Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

История
Шнеер Арон Ильич
Латвийские евреи в годы Второй мировой войны

    ...Им дам Я в доме Моем и в стенах Моих место

    [память] и имя, которые не изгладятся вовеки...

    Ис. 56:5

      

       Яд-Вашем (ивр. "память и имя") -- так называется Национальный институт памяти жертв Катастрофы и героизма в Иерусалиме. Сбором, хранением и обработкой индивидуальных сведений о погибших занимается один из отделов мемориала -- Зал имен, сотрудником которого я являюсь.

       Эти сведения фиксируются на специальном бланке даф-эд -- листе свидетельских показаний, заполняемом родственниками, знакомыми, а порой даже чужими людьми на каждого погибшего еврея. Лист даф-эд является индивидуальным символическим памятником каждому погибшему в *Холокосте, а Яд-Вашем -- мемориалом всем евреям, погибшим в годы Второй мировой войны.

       Листы даф-эд -- это важный источник информации, так как через индивидуальные сведения о погибших появилась возможность во всех аспектах представить жизнь и смерть как конкретного еврея, так и всей еврейской общины в том или ином населенном пункте. Часто даф-эд являются не только существенным дополнением к уже имеющимся архивным документам, но и порой единственным, уникальным свидетельством.

       Познать и понять исчезнувший мир латвийских евреев, кроме общеизвестных официальных и неофициальных исторических источников, нам могут помочь листы даф-эд.

       Сегодня в компьютерном банке данных Зала имен содержится 2 млн 100 тыс. имен погибших евреев. Из этого числа немногим более 50 тыс. составляют имена евреев Прибалтики. Из них на конец сентября 2001 г. сведения о евреях Латвии содержатся в 25 196 листах свидетельских показаний, которые написаны на пяти языках: иврите, идише, русском, английском и немецком. К сожалению, в Зале имен увековечены имена лишь около трети погибших евреев Латвии, и тем не менее благодаря этим материалам мы можем получить широкое поле для исследовательской работы.

       Какие же сведения могут послужить основой для научных изысканий?

       I. Довоенная жизнь:

       1) генеалогические и лингвистические;

       2) статистические и демографические;

       3) социально-политические;

       4) география проживания евреев -- общая и конкретная: город, местечко, деревня, адрес местожительства.

       II. Война -- оккупация, эвакуация, участие в боевых действиях:

       1) география проживания во время войны;

       2) география мест гибели;

       3) проблема даты гибели как индивидуума, так и целой общины или группы евреев;

       4) конкретные обстоятельства смерти в условиях оккупации, в эвакуации, на фронте;

       5) взаимоотношения между евреями и неевреями на оккупированной территории, в эвакуации и на фронте;

       6) обстоятельства эвакуации.

       7) сведения о мобилизации, месте призыва, порядок прохождения службы.

       III. Различные приложения к даф-эд.

       Важным источником являются и различные приложения к листам свидетельских показаний, включающие документы и фотографии. Причем это не фотоархив, а составная часть даф-эд. Все приложения классифицируются как официальные и неофициальные и имеют особую классификацию внутри названных разделов.

       Постараюсь проиллюстрировать подробнее некоторые из к перечисленных положений.

      

Довоенная жизнь

      

       1. Генеалогические сведения, которые включают личные данные о погибшем: фамилия и имя, имена родителей, включая девичью фамилию матери или погибшей, если речь идет о замужней женщине. Я остановлюсь только на именах. Эти сведения расширяют представления о еврейских фамилиях и именах, их производных и о трансформации в разнокоренные имена в *иврите, что создает почву для лингвистических исследований. Например: Григорий -- Герш -- Цви, Владимир -- Велвел-- Вольф -- Зеев, Михаил -- Бер -- Дов, Полина - Перл -Пнина; не говоря уже об однокорневых производных именах: Абрам -- Абраша -- Авраам -- Аврум -- Авром, Исаак -- Исак -- Ицхак -- Изя -- Исай, Роза -- Рейзе -- Рейзел.

       Листы даф-эд могут помочь исследовать степень распространения имени и фамилии в разных странах и областях, их зависимость от года и места рождения, проживания и социального положения. Можно классифицировать распространенность еврейских имен в зависимости от времени, географии, миграционных процессов, влияния политических и культурологических факторов. Например, религиозно-библейские: Авраам, Исаак, Яков, Соломон, Давид, Симон, Сара, Рахиль, Лия и др.; идишисткие: Мендель, Борух, Мейер, Файбуш, Лейба, Носон, Зуска, Тойба, Песя; западноевропейские: Фридрих, Бернхард, Карл, Золтан, Зигмунд, Теодор, Тадеуш, Том, Гарри, Сюзанна, Анна, Бетти, Дженни, Маргарита; восточноевропейские, славянские: Борис, Гриша, Саша, Таня, Люба, Вера.

       Кроме того, анализ имен позволяет сделать вывод, что судьбы латвийских евреев после революции 1917 г. и обретения Латвией независимости в 1920 г. коренным образом отличаются от судеб евреев, оказавшихся в Советском Союзе. Так, у рожденных до революции в границах Российской империи вплоть до начала 20-х гг., типичные еврейские имена: Герш, Исаак, Израиль, Хая, Двора, Гися. Однако начиная с 20-х гг. в Советском Союзе картина меняется: появляется множество русифицированных имен, что свидетельствует об ассимиляционных процессах, максимально поощряемых государством: чаще -- Петр, Александр-Саша, Владимир, реже -- Алексей; встречается даже Иван. Особенно это характерно для евреев, родившихся в конце 20-х -- 30-е гг., жителей крупных городов. В местечках этот процесс менее заметен, но тенденция намечается.

       Все это свидетельствует о социальных и культурных переменах, потере еврейской самоидентификации, стремлении приспособиться к реалиям времени: Марлен, Вилен.

       В среде латвийских евреев заметно европейское, точнее немецкое влияние, о чем свидетельствует отмеченное 55 раз имя Герман, причем 28 раз это имя встречается в листах погибших евреев из Риги и 6 раз -- из Лиепаи, причем, даже у рожденных в 1941 г. В изученных листах 15 раз отмечено имя Адольф, 9 из этих людей родились и жили в Риге. Лишь один из 5 Арнольдов родился за пределами Риги -- в Чехословакии. Все 4 отмеченных Куртов родились и погибли в Риге. Встречаются (4) имена Генрих, по одному разу -- Карл, Август, Фриц, Янка.

       Интересно отметить, что у всех носителей нееврейских имен как в России и СССР, так и в независимой Латвии, родители, как правило, носили традиционно еврейские имена. И все же в первой Латвийской Республике, предоставившей евреям национально-культурную автономию, евреи очень мало подверглись ассимиляции и в большинстве своем сохранили традиционные имена вплоть до своей гибели в 1941 г.

       В послевоенный период латвийские евреи, спасшиеся в годы войны и возвратившиеся в Латвию, чаще всего дают своим детям еврейские имена своих погибших родственников. Однако я не специалист по генеалогии и лингвистике, поэтому это только заметки к теме.

       2. Демографические сведения о еврейской семье. Указываются пол, точный или примерный возраст погибшего, количество членов семьи убитого -- листы заполняются на всех погибших независимо от возраста.

       3. Сведения о профессиональных занятиях. Известно, что имеющаяся довоенная статистика, например последняя перед войной перепись населения Латвии 1935 г., дает также общую картину еврейской жизни в государстве. Однако сведения, имеющиеся в листах даф-эд, также позволяют судить о профессии, политической принадлежности, общественной и религиозной деятельности латвийских евреев.

       Изученные материалы свидетельствуют, что не только имена, но и повседневная жизнь и деятельность евреев в Латвии более соответствовали традиционным еврейским укладу жизни и патриархальности, чем в СССР. Такому положению способствовала и внутренняя политика Латвийского государства, сдерживавшего не только хозяйственную, но в куда большей степени общественно-политическую активность евреев. Евреи практически не имели права занимать должности в государственных учреждениях. Особенно это стало заметно после 15 мая 1934 г. Государство сознательно запирало евреев в рамках национальной политической активности, поощряя их сионистскую деятельность, направляя тем самым их интересы и стремления за пределы Латвии. Эмиграция евреев из Латвии вполне соответствовала внутренней политики мягкого решения еврейского вопроса. Социальное и материальное положение большинства евреев Латвии не способствовало массовому получению ими высшего образования, освоению современных специальностей.

       Мною изучено 21 948 листов свидетельских показаний. Среди них листы на 11 429 женщин и 10 549 мужчин, в том числе на 4742 ребенка в возрасте 1--14 лет. Из них в графе "профессия" названо 752 школьника и 204 студента. Таким образом, при подсчете экономически активного еврейского населения учитывалось около 17 206 человек. Однако во многих листах профессии не указаны.

       Исследованные свидетельства говорят о том, что для большинства латвийских евреев были характерны типичные дореволюционные еврейские профессии. Одна из них -- торговля. Среди погибших род занятий -- торговец указан у 1802 мужчин и 261 женщины. Владельцы различных магазинов не входят в это число, а выделены в отдельную категорию. Среди них 214 мужчин и 101 женщина . Владельцы лавок -- 316 человек. Отдельно указана специальность продавец -- 129 человек. В отдельную категорию выделена и профессия мясник, вероятно, он же и владелец мясного магазина, либо лавки. Таковых 68 человек.

       Подсчет свидетельствует, что непосредственно торговлей были заняты 2891 человек. Но в это число не входят некоторые производители товаров -- ремесленники, сами занимавшиеся и реализацией своей продукции: пекари, кондитеры, шапочники (33 человека) , бондари, столяры (35), портные. Таким образом, число занятых в торговле возрастает.

       Далее значительное количество неожиданно составили служащие без указания профессии. Таковых оказалось 348 человек, в том числе 246 мужчин и 102 женщины. Возможно в это число вошли и евреи, которые после июня 1940 г. получили возможность работать не только на частных предприятиях, как это было ранее, но и теперь уже занимать должности в различных государственных учреждениях.

       О высоком уровне образования среди евреев свидетельствует количество специалистов. Так, учителей оказалось 275 человек (в их числе 120 мужчин и 155 женщин), врачей различных специальностей --267, среди них 11 стоматологов (3 мужчин, 8 женщин); 2 фельдшера, 20 медсестер, 10 акушерок. К ним примыкают фармацевты-аптекари -- 147 человек (79 мужчин и 68 женщин).

       Среди указанного числа погибших 6 инженеров.

       Евреи традиционно занимались различного рода ремеслами. 23 погибших названы ремесленниками без указания специальности. Выделяется такое традиционное для евреев ремесло, как портняжное. Всего портных в листах указано 426 человек (233 мужчин и 193 женщины). Парикмахеров было 86.

       Среди ремесленников высокой квалификации выделяется традиционная для евреев специальность -- ювелир (30 человек). Далее идут профессии связанные с металлообработкой: слесари -- 29 человек, кузнецы -- 20 человек, за ними следуют связанные с обработкой кожи: кожевенники -- 18, сапожники -- 11, 10 -- меховщики и скорняки, переплетчики -- 5 человек. Обращает на себя внимание то, что ремесленные специальности чаше всего были семейным делом: иногда им были заняты три поколения -- дед, отец, сын.

       Среди обладателей современных технических специальностей было 19 механиков, 15 электриков, 15 фотографов (3 женщины и 12 мужчин), 4 шофера (один из них в Малте -- Товия Шехат), 2 машинистки.

       Среди указанного выше числа погибших было много лиц так называемых свободных профессий: 20 профессиональных музыкантов (13 мужчин и 7 женщин), 17 журналистов, 17 юристов (адвокаты и нотариусы), 1 вокалист -- солист Латвийской оперы (баритон) Яков Иоффе.

       Латвийские евреи не подвергались атеистической пропаганде, как в советском союзе, и Латвийское государство не препятствовало отправлению иудейского религиозного культа. Поэтому среди евреев Латвии было значительное число лиц, род занятий которых связан с иудаизмом. Заполнены даф-эд на 75 раввинов, 3 руководителей *иешив, 5 преподавателей *Торы -- *меламедов, 17 *хазанов (канторов), 1 *габая -- старосту синагоги, 6 *шамесов -- синагогальных служек, 43 *шойхета --резника.

       Среди погибших и те, кого, вероятно, не успели выслать во время массовых сталинских репрессий 14--15 июня 1941 г. Речь идет о так называемых представителях "эксплуататорских классов". это 33 владельца каких-то (без указания специализации) предприятий, 4 владельца типографий, 1 владелец лесопилки, владельцы машин для перевозки оборудования.

       Интересно отметить, что листы даф-эд в некоторых случаях позволяют проследить изменение социального статуса евреев после 1940 г. Так, Вульф Розе из Лиепаи до 17 июня 1940 г. был владельцем магазина, а потом стал слесарем.

       При сопоставлении профессий советских и латвийских евреев в период с 1920 по 1940 г., разумеется, заметно, что советские евреи имели гораздо больше возможностей для профессионального выбора и реализации своих способностей и устремлений. Старшее поколение советских евреев сохранило традиционные ремесленные специальности: возчик, грузчик, торговец, шапочник, сапожник, переплетчик и др., хотя практически исчезли торговцы. Однако для молодых советских евреев, родившихся после 1905, а особенно после 1910 г., т.е. для тех, кому в начале 20-х гг. было от 10 до 15 лет, характерен бурный рост уровня образования, и наряду с традиционными появляются и преобладают новые специальности, которые были недоступны латвийским евреям вследствие национальной, профессиональной и политической дискриминации, а также их материального положения. Среди этих специальностей, кроме высококвалифицированных рабочих, в первую очередь выделяются воинские: офицеры различных специальностей и рангов -- от лейтенанта до генерала армии; многочисленные преподаватели вузов, работники милиции, органов безопасности и прокуратуры; административно-хозяйственные руководители разных уровней -- от директоров заводов и институтов до руководителей - министров; партийно-комсомольские работники -- от пионервожатых и комсоргов, до секретарей обкомов и ЦК партии.

       Конечно, за это была уплачена высокая цена -- ассимиляция. Но фактом является то, что в период с 1920 по 1940 г. евреям Советской России (с 1922 г. -- Советского Союза) были предоставлены все возможности для учебы и профессионального роста. По количеству студентов евреи в СССР выходят на первые места. К примеру, на Украине в 1926 г. евреи составляли 26 % студенчества всех вузов, а в медицинских -- почти половину всех студентов (46 %).

       С другой стороны, даф-эд на евреев Советского Союза свидетельствуют о том, что там происходило массовое исчезновение активных носителей и учителей еврейской религиозной традиции, служителей культа: раввины, меламеды, габаи, хазаны, шамесы, шойхеты -- все эти люди становятся чрезвычайно редкими.

       Среди как латвийских, так и советских евреев старшего поколения абсолютное большинство женщин -- домашние хозяйки. Этот род занятий отмечен у 2138 погибших женщин. Однако, если у молодых советских евреек заметно резкое повышение уровня образования и приобретение современных профессий, то бросается в глаза, что большинство замужних молодых женщин-евреек в Латвии продолжают заниматься домашним хозяйством.

       Даф-эд свидетельствует также о сионистской деятельности некоторых из погибших. Так, Залман Брилович, погибший в Лиепае, был членом *Гашомер-Гацаир.

       4. География довоенного проживания евреев, причем речь идет не только о крупных городах или местечках, но и о сельских поселениях. Указание точного адреса проживания позволяет определить места компактного расселения евреев, в городах, местечках и сельской местности. Разумеется, в архивах Латвии имеются домовые книги, однако даф-эд дают возможность исследователю возможность как бы наблюдать живого человека.

       В Даф Эд указывается улица, номер дома, квартиры как в довоенное время, так и в годы оккупации, что иногда позволяет уточнить границы гетто или, наоборот, выяснить, что не все евреи проживали в гетто.

       Янкель и Этти Фридманы жили в Риге по улице Заубес, 5, Бетти Брауер жила в Лиепае по ул. Томас. Вульф Розе до войны жил в городе Руиене по ул. Валдемара, 2, последние месяцы перед войной -- в Липае по ул. Виенибас-Гатве, 2, затем был переселен в гетто и до 15 декабря 1941 г. проживал по ул. Тиргу (Тикла), 8. Хелена Розе до оккупации Лиепаи немцами проживала на ул. Витолу, 11, а во время оккупации до 15 декабря 1941 г. -- в квартире по улице Тикла, 8. Михаэль Чентов до войны проживал в Риге в доме по улице Сколас, 36а, кв. 10, затем был выселен в гетто.

       Названные выше четыре группы сведений позволяют провести социально-демографический анализ: представить структуру населения некоторых населенных пунктов -- половую, возрастную, профессиональную и социальную, правда, если имеется достаточное количество количестве листов даф-эд из этого населенного пункта, сопутствующие документы фотографии, письма и другие архивные материалы.

      

Война

      

       1. Эвакуация: ее обстоятельства и география проживания во время войны. Отмечены причины смерти по дороге в эвакуацию и в самой эвакуации: бомбежка, болезнь (конкретизируется, какая: тиф, воспаление легких, нервное истощение и др.), голод, даже отмечено такое психологическое состояние приведшее к смерти (тоска по погибшим родственникам -- детям, родителям), тяжелый труд, погодные условия, случайные причины (загрызли волки, удар копытом лошади, удар электрическим током на строительстве оборонных предприятий, замерз в пути...).

       Отмечены трудности перехода границы из западных областей Советского Союза в восточные: Хая Шафир в июле 1941 г. бежала из Резекне, была задержана на границе Латвии и России и расстреляна. В первых числах июля 1941 г. попали под бомбежку и погибли бежавшие из Абрене Эстер Табак, ее муж и 6-летняя дочь.

       Существенно расширяются и представления о географии проживания во время эвакуации. Узбекистан -- Ташкент, Вабкент; Казахстан -- Джамбул и многочисленные поселки и колхозы; Горький (ныне Нижний Новгород), Горьковская и Кировская и области -- Бутурлино, Смагино, Кстово; Сибирь -- Кемеровсая область, город Юрга и десятки других мест в разных республиках и областях бывшего СССР -- таковы пути-дороги беженцев из Латвии.

       Условия жизни в эвакуации были тяжелыми независимо от места эвакуации. Голод и болезни сопровождали беженцев. Это подтверждают и листы свидетельских показаний.

       В Ярославль, затем в Горький, а оттуда в Джамбул -- таков путь Мотеля Тейтельмана, проживавшего в Риге по улице Авоту, 16. Его жизнь оборвалась от голода в декабре 1941 г. в Джамбуле. Бежавшие из Крустпился Велвл Галзбанд, 56-летний рабочий, и его жена Хейна оказались в колхозе им. Клары Цеткин Фроловского района Сталинградской (ныне Волгоградская) области где оба скончались от болезни и голода в 1943 и 1944 гг. В Ташкенте от голода в 1943 г. умерли бежавшие из Риги Иосиф и Добра Табак.Там же в 1944 г. умерла от голода беженка из Лудзы Хая-Этель Столбова. В городе Вабкенте в 1944 г. умер от голода рижанин Моисей Шперлинг. В Горьком в январе 1942 г. умерла Дора Иоффе и лиепайчанка Ида Блехман. В Кстово Горьковской области в январе 1943г. скончалась от голода проживавшая до войны на ул. Базницас рижанка Сара Майзель. Согласно заполненным листам, в Горьковской области умерли 10 евреев, бежавших из Латвии. 9-летний Боря Силин из Резекне умер от туберкулеза в городе Юрга Кемеровской области, 11- летний Азриэль Меламед из Лудзы умер 28 ноября 1941 г. в удмуртском селе Кибья. Осенью 1941 г. в Красноярске умер от голода рижанин Исраэль Хас.

       2. Оккупация. География мест гибели на оккупированной территории. Эти сведения существенно дополняют архивные материалы и другие источники, в которых не всегда имеется точное географическое или топографическое название места гибели. В последнем случае речь идет о конкретном, местном названии места гибели: улица, здание, лес, река, овраг, и т.п.

       В поместье Адамово, в нескольких километрах от Резекне по Псковскому шоссе, расстрелян вместе с женой и двумя детьми торговец мануфактурными товарами Пинхус Нагля. В Нирзе Лудзенского района в августе 1941 г. местными полицейскими убиты муж и жена -- 77-летний Нафтали и 75-летняя Сара Гасуль, 82-летний Иосель, 79-летний Файвуш и 36-летний Идель Фонаревы.

       Во многих листах, заполненных на евреев Лудзы, запись "расстрелян в Лудзе" не точна: на самом деле -- на армейском стрельбище у деревни Цирма, в 5 км от Лудзы.

       3. Конкретные обстоятельства смерти в оккупации -- от общих (оккупация, гетто, лагерь, тюрьма, гестапо) до более конкретных деталей гибели (избиение, расстрел, повешение, указание национальностей убийц, их имен и фамилий, званий и должностей полицейских, принадлежности к айзсаргам, членам организации "Перконкрустс").

       Фотограф Яков Нагля был насмерть забит палками в Резекне. В Дагде был повешен Барух Израэлит, а неподалеку от Резекне -- Фолька Борц. В изученных листах приведены 44 случая сожжения заживо, как правило, в синагогах. Например, в Риге в июле 1941 г. в синагоге на улице Стабу, 63, была сожжена семья Красник: Двора, Мирьям, Хене и Фейга. В синагоге на улице Пелду, 31, вместе с другими евреями был сожжен Мордехай Ильян, а среди сотен евреев, сожженных в синагоге на улице Гоголя, были 6-месячный Шмуэль Шофер и Юдифь Скороход с двумя детьми. Доктор Эммануил Баг вместе с 27 женщинами и детьми был сожжен в молельне Cтарого еврейского кладбища в Риге 29 августа 1941 г. (возможно, дата в листе указана неточно). Сжигали заживо не только в Риге. В Вайноде были сожжены Шимон и Бренеле Неймансоны, в Прейли в синагоге были сожжены Нахман и Фейга Сегалы. В Кулдиге 1 января 1942 г. в синагоге, вероятно, вместе с другими евреями была сожжена Маша Коган. В Данкере (ныне в составе города Плявиняс) в Новой синагоге 7 августа 1941 г. были сожжены Элла и Липман Фридманы, Нисан, Израиль и Авраам Берены, Сара Белла и Авраам Каценелебоймы. В августе 1941 г. в Виесите был зверски замучен и сожжен в сарае Мотель Вассерман. 10-летняя Мирьям вместе с матерью Фаней (девичья фамилия Табак), были зарыты заживо во дворе своего дома в Огре.

       Среди погибших отмечено 19 случаев самоубийств -- форма сопротивления и протеста. В Ливаны сами ушли из жизни Рахиль Левинштам и Мина Трейзон, семья Кушак в составе трех человек: Роза, Малка и Леон; в Резекне -- семья Гасулей: Моисей, Израиль, Ася. 14 декабря в Лиепае покончил с собой Меер Замуэльсон. 15 декабря 1941 г. в ночь перед расстрелом в Лиепае в доме на улице Тиклу, 8, приняли снотворное, легли на пол в кухне и открыли газ семь членов из семьи Вульфа Розе.

       Из листа на Сашу Грушко, заполненного его женой Ингеборг из Сиднея в 1984 г., известно, что Саша находился в Рижском гетто с 17 февраля 1942 г. до 15 августа 1943 г., а затем бежал и скрывался до 2 ноября 1943 г. При аресте он убил одного из полицейских, а потом застрелился. При побеге из Лиепайского гетто был убит Нахум Сморгонский. Иехезкиель Рафалович в 1942 г. бежал с друзьями из Рижского гетто - беглецы погибли по пути к партизанам. Семилетний Файвеш Хармач из Даугавпилсского гетто выбрался за его пределы, чтобы достать еду для своих младших братьев, и был убит немецким патрулем.

       Янкель Фридман, проживавший в Риге, на улице Заубес, 5, был убит 1 августа 1941 г. членами "Перконкрустса". В августе 1941 г. вместе с сестрой и матерью в Риге, в штабе "Перконкрустса" по улице Валдемара, 19, был убит 4-летний Абрам Минкин.

       Песя Кирш была застрелена в Даугавпилсе латышами на пороге своего дома. Над Давидкой Залгалером, бежавшим из Риги к родным в Акнисте, местные убийцы за день до расстрела "особенно издевались: сначала обрезали нос, затем уши".

       4. Взаимоотношения между местным населением и евреями на оккупированной территории. Евреев в Латвии убивали не только немцы, но чаще всего -- земляки, знакомые, соседи. Война разделила мир на людей и нелюдей, на евреев и неевреев, на убийц и тех, кто помогал и спасал обреченных на смерть. И вовсе не классовый принцип, как учили в советское время, лег в основу этого деления, а элементарные человеческие качества -- честность и порядочность.

       Гирш Борц скрывался в деревне неподалеку от Резекне, но был выдан его знакомым Агаповым и расстрелян полицейскими. 85-летнюю Хаву Файнман-Гинцбург несколько месяцев скрывала в Придайне ее невестка графиня Бутурлина. Однако соседи выдали Хаву, и она была расстреляна. Скрывавшийся Дмитрий Файнман в 1942 г. был опознан на улице и выдан кем-то из своих сокурсников по университету. 8-летнюю Мирьям Иоффе в Смилтене скрывала латышская семья. Фамилия этих праведников неизвестна. Однако соседи выдали ее. "Убита латышскими фашистами там же", -- гласит запись в листа даф-эд.

       Сведения из даф-эд в который раз развенчивают сознательно культивируемый некоторыми историками миф о том, что убийцами были только члены "команды Арайса". К великому сожалению, это не так. Практически во всех расстрелах в городах и сельской местности принимали непосредственное участие полицейские и айзсарги из местных жителей.

       К листам на 11 своих родственников, убитых в Акнисте, Шмуэль Комрас приложил письмо от 5 декабря 1944 г. бойца Латышской дивизии Красной армии, которому жители Акнисте рассказали о гибели евреев. В письме описаны детали трагедии. Всех евреев Акнисте, около 175 человек, расстреляла группа местных полицаев. Инициаторами расстрела были учитель Вальдман и местный портной Розитис (интересно отметить, бывший социал-демократ). В том же Акнисте, как и повсюду, местные жители принимали участие в грабежах и присвоении имущества убитых. Конкретно назван некий Буйкис, который, угрожая пистолетом, отобрал лошадь и другое имущество у Шнеера Шнейки, который позднее был расстрелян.

       Один из листов даф-эд частично раскрывает судьбу 45- летнего рижанина Бернхарда Гольдберга. До начала октября 1944 г. он, участник борьбы за независимость Латвии (1918--1920 гг.), ходил со звездой по Риге, а потом исчез. Интересен сам факт: возможно, евреи -- участники борьбы за независимость, пользовались какими-то, пусть временными, льготами.

       4. Фронт. Участие латвийских евреев в боевых действиях. По материалам Зала имен, в рядах Красной Армии погибли 1289 латвийских евреев, в Книге памяти, составленной С. Ароловичем, указаны имена 2166 человек. В даф-эд указаны и обстоятельства смерти фронтовиков. Многие листы заполнены очевидцами гибели своих товарищей. Среди указанных причин: гибель в бою или при бомбежке; пропал без вести; окружение; плен; покончил с собой, чтобы не попасть в плен; штрафбат; минное поле; разведка; смерть от ран и т.д. Часто указаны звания и воинские специальности погибших.

       Из листов можно также узнать не только о факте мобилизации, но и сведения о месте призыва, месте прохождения службы (в каких частях, в каком роде войск).

       *

       Интересные сведения содержат листы, заполненные на людей, не причисляемых к жертвам Катастрофы. Речь идет о погибших от сталинских репрессий, однако в годы войны. Таких листов в Зал имен поступает довольно много.

       Израиль Цал, торговец из Риги, арестованный 15 июня 1941 г., "вывезен чекистами в Соликамский лагерь Свердловской области, умер... от воспаления легких на руках рижского врача, известного сиониста доктора Вассермана". В Енисейской тюрьме 13 марта 1942 г. расстрелян Носон Алтгаузен из Лудзы. Лист заполнил проживающий в Беер-Шеве (Израиль) его брат Борис. В марте 1943 г. в Тюменской тюрьме умер руководитель *"Бетара" в Латгалии Калман Энтин. Его не успели арестовать во время массовых арестов, однако с началом войны он 28--29 июня 1941 г. сражался с немцами на набережной Даугавы в Риге. Ушел из города с частями Красной армии, однако желания жить в СССР не имел. Он добрался до Ашхабада и там вместе с выходцем из Резекне Израилем Цемахом пытался перейти границу с Ираном. Как сказано в документах следствия, "решение о побеге за границу обусловлено недоброжелательным отношением местного населения, а также желанием сражаться с немецкими войсками в составе *Еврейского легиона". Приговорен к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях.

       Однако все листы подобного рода, т.е. заполненные на людей, не являющихся жертвами Холокоста, Зал имен возвращает.

      

       Приложения к листам:

    документы -- официальные и неофициальные

      

       Среди такого рода документов можно выделить следующие группы:

       -- свидетельства о рождении и смерти, аттестаты и дипломы, различные удостоверения, наградные свидетельства, свидетельства о присвоении званий, продовольственные аттестаты, справки о прохождении воинской службы и ранениях, справки из воинских частей и архивов, похоронные извещения, запросы родственников и ответы на них, вырезки из газет и т.п.;

       -- семейная переписка фронтовиков, письма друзей и товарищей, открытки, солдатские письма-треугольники, конверты, марки;

       -- фотографии: семейные -- одиночные и групповые, любительские и профессиональные. Так, к листу на Рафаэля Пителя приложена фотография класса *ивритской школы в Риге (какой -- не указано). Однако возможно, что это единственная фотография, запечатлевшая погибших одноклассников. По фотографиям мы можем судить о гардеробе и моде ушедшего времени: гражданская одежда -- праздничная и повседневная, профессиональная, форменная. На фотоснимках запечатлен быт погибших, жизнь взрослых и детей -- сельская и городская, культурная, религиозная, спортивная, общественная, школьные будни и праздники, торжества, свадьбы, рабочие места. Военные фотографии -- одиночные и групповые снимки фронтовиков, сцены боевых действий, тела погибших, виды мест уничтожения, памятники и мемориалы. Интерес представляют также надписи на фотографиях.

       В Зале имен имеется 1622 фотографии погибших евреев Латвии.

      

Заключение

      

       Следует отметить, что даф-эд практически не введены в научный оборот. Лишь мною при работе над книгой о евреях Лудзы -- "Лудза --моя память и боль" использовано 130 листов даф-эд -- все, что к тому времени имелось о Лудзе в фондах Зала имен. Они дополнили составленный мною список 700 евреев Лудзы, расстрелянных в 1941 г. Главы из книги публиковались в Израиле в 1988--1989 гг.

       Все это позволяет сделать вывод, что при соответствующей критической оценке представленных сведений листы свидетельских показаний даф-эд и прилагаемые к ним различные документы и фотографии являются исключительно интересным источником и предоставляют новые возможности не только для изучения различных аспектов истории евреев Латвии, но и могут вызвать интерес у специалистов других научных направлений.

      

      

    ПРИМЕЧАНИЯ

      

       Зал имен Яд-Вашем, даф-эд N 5557127, 560949, 62974.

       Там же, N 5577123, 557471, 6688140, 528565.

       Там же, N 2530202, 6886123, 4341242.

       Там же, N 5102188, 6417187, 417891.

       Там же, N 688642, 3171286, 7392262, 5766295, 5189121.

       Там же, N 5634251, 6402169, 4653153, 571968, 5686180.

       Там же, N 6574220, 4142164, 6822132.

       Там же, N 680576.

       Там же, N 5711306.

       Там же, N 5711307.

       Там же, N 1050604, 1696292, 1009427.

       Там же, N 591532, 024733.

       Там же, N 072245, 1385188.

       Там же, N 5736174, 5578216.

       Там же, N 03581109, 112684.

       Там же, N 1017126, 099550, 597189, 5666123.

       Ceturt? tautas skait?šana Latvij? 1935. gad?. R., 1937.

       Имеется в виду антиконституционный государственный переворот, совершенный латышскими национально-консервативными силами во главе с К. Ульманисом, в результате которого в Латвии установился этнократический авторитарный режим. -- Ред.

       Зал имен Яд-Вашем, даф-эд, N 1390144.

       Там же, N 681844, 2457269.

       Там же, N 666859.

       Там же, N 540321.

       Там же, N 6937127.

       Там же, N 5766287, 5178211.

       Там же, N 162835.

       Там же, N 5899183.

       Там же, N 412597.

       Там же, N 0170311.

       Там же, N 5766287, 5178211.

       Там же, N 728281.

       Там же, N 434710.

       Там же, N 125011, 6535209.

       Там же, N 6640144.

       Там же, N 3013134.

       Там же, N 445621.

       Там же, N 54462.

       Там же, N 0929367.

       Там же, N 7441150.

       Там же, N 440047.

       Там же, N1237232.

       Там же, N 0939270. (Семья Думеш из Даугавпилса -- кожевенники.)

       Там же, N 534951.

       Там же, N 165133.

       Там же.

       Там же, N 5807999.

       Там же, N 629482.

       Там же.

       Там же, N 003734.

       Там же, N 0584142.

       Там же, N 0369208.

       Там же, N 1680132.

       Там же, N 162842.

       Там же, N 0914305.

       Там же, N 129271.

       Там же, N 7234242.

       Там же, N 6966165.

       Там же, N 5429172.

       Там же, N 0075112.

       Там же, N 5034128.

       Там же, N 4410149.

       Там же, N0186409.

       Там же, N 7380147.

       Там же, N 5278318.

       Стат. материалы по евр. демографии и экономике. 1930. Янв. N 6. С.62.

       Зал имен Яд-Вашем, даф-эд N 1005196.

       Там же, N 5278318.

       Там же, N 5278323.

       Там же, N 442236.

       Там же, N 1185741.

       Там же, N 5837146.

       Там же, N 545795, 545796.

       Там же, N5 834318, 665785.

       Там же, N 14053.

       Там же, N 539825.

       Там же, N 173880.

       Там же, N 4195218.

       Там же, N 5686162.

       Там же, N 5460202.

       Там же, N 693170.

       Там же, N 0989315.

       Там же, N 2128906, 2128908, 2128909, 2128910.

       Там же, N 736436, 128017, 128018.

       См. прим. 00 на с. 00.

       См. прим. 00 на с. 00.

       Зал имен Яд-Вашем, даф-эд N 2128907.

       Там же, N 01682259.

       Там же, N 5807198.

       Там же, N 589515, 589516, 589517, 589518.

       Там же, N 2277805.

       Там же, N 580414.

       Там же, N 458199.

       Там же, N 4122199.

       Там же, N 4335146, 4335143.

       Там же, N 4572194, 4572204.

       Там же, N 1408008.

       Там же, N 5524155, 5524157.

       Там же, N7392258.

       Там же, N5524172, 5524170.

       Там же, N 718839.

       Там же, N 58114129, 5837145.

       Там же, N 5774212, 551931.

       Там же, N 5766287, 5766288, 5766286.

       Там же, N 5102177, 5102183, 5102186.

       Там же, N 5663205.

       Там же, N 5278318, 5278323, 5278328. (По свидетельству их сына -- Лео Розе).

       Там же, N 4280261.

       Там же, N 1736211.

       Там же, N 1397347.

       Там же, N 1777988.

       Там же, N 4656201.

       Дом на улице Валдемара, 19, в Риге до начала 1940 г. принадлежавший еврейскому банкиру Шмуляну, а в годы нацистской оккупации служил штабом "Перконкрустс" (см. прим. 00) и стал одним из основных мест пыток и издевательств над евреями. -- Ред.

       Зал имен Яд-Вашем, даф-эд N 1503286.

       Там же, N 5197191.

       Там же, N 5050213. (Прил. к даф-эд.)

       Там же, N 5807199.

       Там же, N 5055146.

       Там же, N 5055144.

       Там же, N 536357.

       См. прим. 00 на с. 00.

       Зал имен Яд-Вашем, даф-эд N 5050213. (Прил. к даф-эд.)

       Там же, N 1708821.

       Латвийские евреи-воины, погибшие в борьбе с нацизмом, 1941--1945: Книга памяти / Сост. С. Аролович. Рига, 1997. С. 95.

       По всей вероятности, в документе ошибка: Соликамск находится в Пермской (в то время Молотовская) области. -- Ред.

       Зал имен Яд-Вашем, даф-эд N 4664197.

       См. прим. 00 на с. 00.

       Зал имен Яд-Вашем, даф-эд N12500 (вход.).

       Там же, N 36300 (вход.).

Число просмотров текста: 3612; в день: 0.99

Средняя оценка: Отлично
Голосовало: 7 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0