Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Документация и справочники
Брокгауз и Эфрон
Энциклопедия Брокгауза и Эфрона - О

Оазы или оазисы

(греч. Uasis и Auasis, древн. егип. Uit, копт. Uah, араб. Wah) - покрытые растительностью и иногда населенные полосы земли в пустынях. Орошаются озерами и ручьями, образующимися из вод, выпадающих в виде дождей, или из бьющих ключей. Типичной древесной растительностью в оазисах сев. Африки является финиковая пальма, которая в некоторых О., благодаря насаждением и уходу, представляет целые рощи. Флора в сев. Африке, за исключением насаждений обязанных человеку, та же, что развивается в сахарских вади в дождливое время; карликовая пальма, тамариск, фисташковая пальма, встречаются и значительные кустарники Zizypbhus spina Christi, Retama, но преобладают несколько видов из крестоцветных и каперсовых. Оазисы с древнейших времен определяли направление караванных путей в пустыне, служили местом отдыха для путников и пунктами, где они могли запасаться водою и провизией. В древности известны были оазис Юпитера Аммонского и Ауджила (как места ссылки), также Большой О. (Харге и Дахель) и Малый О. (Фарафра и Baxapиe) на З от Египта. Более значительные О. в сев. Африке: Феццан, Туат, Тибести, Бильма, Аир, Адрар. В новейшее время французы со времени завоевания Алжира, чрез бурение артезианских колодцев, образовали новые оазисы.

Обвинение

перед уголовным судом - т. е. выяснение фактических оснований к уголовному преследованию обвиняемого и всех обстоятельств, влияющих на определение признаков преступления и меры виновности обвиняемого в совершении его - возбуждается и поддерживается или в интересах частного лица, или в интересах публичных. В первом случае частное лицо, потерявшее от преступления, является полным распорядителем О. и может или вовсе не возбуждать О., или отказаться от него в дальнейшем ходе процесса. В древности такой порядок О. был нормальным; даже самые тяжкие преступления преследовались в интересах частных лиц. Затем количество преступлений, преследуемых в порядке частного обвинения, мало помалу уменьшается и в настоящее время этот порядок применяется лишь к незначительному числу уголовных дел, которые возбуждаются не иначе, как по жалобе потерпевшего, и могут оканчиваться примирением. Во втором случае государство преследует преступления не в интересах частного лица, а в интересах публичных, принимая на себя борьбу с преступником независимо от воли потерпевшего; самое возбуждение О. и обличение обвиняемого пред судом возлагается при этом или на частное лицо, как обязанность по отношению к государству, от исполнение которой нельзя отказаться, или на органы правительства. В обвинительном процессе О. возлагается обыкновенно на частных лиц и только в делах, непосредственно затрагивающих интерес государства - на органы правительства. В розыскном процессе О., как во время предварительного производства, так и при рассмотрении дела судом, возлагается на суд. Наконец, в современном следственно состязательном процессе О. возбуждается или частным лицом, или органом правительства; в период предварительного следствия доказательства, подтверждающие обвинение, собираются следователем; а представитель обвинительной власти только наблюдает за его действиями и делает ему необходимые указания; в период предания суду и судебного разбирательства О. поддерживается представителем обвинительной власти. Новейшими процессуальными кодексами Западной Европы (напр. в Австрии) введены институт субсидиарного О.: потерпевшему предоставляется право участия в О. наряду с государственным обвинителем, и сверх того - право возбуждать и поддерживать обвинено в тех случаях, когда государственный обвинитель не возбуждает преследования или отказывается от О. См. Le Sellyer, "Action publique et privee"; Mangin, "Action publique"; Jauka, "Slaatliches Klagmonopol".

А. С. Л.

Обвинительный акт

(indictment, Anklageschrift, acie d\'accusation) письменное изложение предъявляемого суду обвинения, по которому подсудимый предается уголовному суду. Сообразно устройству в уголовном процессе органов обвинении отношении их к органам судебной власти изменяется характер О. акта, его содержание, а также порядок его составления. В уголовных процессах, давших наибольшее развитие обвинительным формам (Англия, Шотландия, Америка, Австрия), О. акт служил выражением требования обвинителя о судебном разрешении возбуждаемого им обвинения, посредством постановки уголовного приговора. Сообразно этому О. акт является единственным формальным основанием для предания заподозренного суду и определяет пределы исследования дела на судебном (главном) следствии. В уголовных процессах французского типа, ограничивающих свободу действий органов обвинительной власти и подчиняющих их, в отношении деятельности по преданию суду, органам власти судебной. О. акт является не единственным основанием предание суду; по делам наибольшей важности для признания за ним процессуальной силы требуется определение о предании суду, постановляемое органом судебной власти (судебной палатой). Содержание О. акта обнаруживает большое разнообразие. Так, в Англии, О. акт заключает в себе только сущность тех действий обвиняемого, в которых выразилась его преступность, с указанием его прозвища и профессии, имени потерпевшего, времени и места совершения преступного деяния; затем указывается, что подсудимый за нарушение мира королевы предается суду такого-то суда. Так как в английском О. акте не излагаются основания обвинения и подсудимый может быть им обвиняем только в одном преступном деянии, то краткость неизбежное его свойство, несколько нарушаемое дозволением употреблять различные варианты, определяющие преступное действие (напр. предъявляется обвинение в краже или в присвоении). Как на особенность, характеризующую О. акте в Англии, следует указать еще на то, что, в противность французской системе, по англ. праву одна и та же группа деяний может послужить поводом к составлении нескольких обвинительных актов. напр. в случае одновременного учинения подсудимым, по отношению к разным лицам, убийства, покушения на убийство и причинения телесных повреждений. Содержание О. акта по французскому праву значительно шире. Он составляется генеральным прокурором, после постановления палаты о предании подсудимого суду, и должен заключать в себе обозначение:

1) свойства преступного деянии, служащего основанием обвинения и

2) события и всех обстоятельств, служащих к увеличению или уменьшению наказания, при чем заподозренный должен быть поименован и описан с надлежащей ясностью.

Заключением О. акта служит формула: такой-то обвиняется в совершении такого-то преступления, сопровождавшегося такими-то обстоятельствами. Французские О. акты часто составляются прокуратурою с пренебрежением к правам и интересам подсудимого и носят на себе следы страстности, под влиянием которой обвинение излагается обыкновенно как вполне доказанное, а подсудимый изображается вполне изобличенным. Не мало обращается при этом внимания и на самое изложение О. акта: посредством соответствующей группировки собранного предварительным исследованием материала, а также картинностью изложения составители рассчитывают самым чтением его произвести благоприятное, в смысле обвинения, впечатление на судей. В австрийском процессе О. акт составляется обвинителем, которыми и вносится прямо следственному судье, производившему следствие, а если оно не производилось - то президенту совещательной камеры, от которых затем и получает дальнейшее движение, или поступает, путем обжалования, во вторую судебную инстанцию. О. акт, независимо от указания личности подсудимого и суда, рассмотрению которого подлежит дело, должен, по австрийскому праву, заключать в себе:

1) изложение всех обстоятельств дела, относящихся к предмету обвинения и могущих влиять на квалификацию деяния,

2) квалификацию деяния и

3) законы, под которые подводится деяние и которыми определяется подсудность. Германский устав уголовного судопроизводства по вопросам о предании суду поставил лиц прокурорского обвинения в большую зависимость от суда, чем австрийский устав уголовного судопроизводства; это оказало влияние и на деятельность прокуратуры по составлению О. акта. В Германии не прокуратура, а суд, по окончании предварительного следствия, решает вопрос о том, должно ли быть открыто главное производство, или же обвиняемый должен быть освобожден от преследования. Прокурор только предлагает суду об открытии главного следствия, посредством внесения О. акта. В О. акте означается поставляемое в вину обвиняемого деяние, с указанием законных его признаков и применимого к нему уголовного закона, а также доказательств и суда, в котором должно иметь место главное следствие. По уголовным делам, подлежащим производству в имперском суде, в суде присяжных или в ландсгерихте, в О. акте приводятся, кроме того, существенные результаты произведенный, исследований. Наши судебные уставы 20 нояб. 1864 г., приняв в основных чертах французскую систему предания суду, установили и в отношении О. акта порядок вещей, близко подходящий к французскому.

По уставу уголовного судопроизводства (ст. 520), в О. акте должно быть означено:

1) событие, заключающее в. себе признаки преступного деяния;

2) время и место совершения его, насколько это известно;

3) звание, имя, отчество, фамилия или прозвище лица обвиняемого;

4) сущность доказательств и улик и

5) определение по закону, какому именно преступлению соответствуют признаки рассматриваемого деяния.

К обвинительному акту прилагается составленный прокурором список лиц, вызываемых со стороны обвинения к судебному следствию (ст. 521). По делам, производящимся в порядке частного обвинения, О. акт заменяется жалобою частного обвинителя (ст. 526). У единоличных наших судей особого обряда предания суду не существует и никакого О. акта не составляется. Постановления закона нашли дальнейшее развит в разъяснениях сената, который, между прочими, высказал, что для предания суду достаточно фактов. выясняющих "вероятность" вины (69, 877), что при составлении его надлежит избегать излишних подробностей дела (68, 829) и что в нем надлежит означать только род преступления, а не вид его и степень (67, 263). В нашей литературе процессуальное значение О. акта определяется тем, что через посредство его подсудимый узнает окончательно формулированное против него обвинение и таким образом ставится в необходимые условия для дальнейшей состязательной борьбы. Велико также процессуальное значение О. акта для деятельности обвинителя и суда. Для обвинителя О. акт установляет пределы обвинения, далее которых он не может идти в своих требованиях, а для суда и его председателя определяет границы судебного следствия и приговора. Хотя, в уклонение от этого, наш действующий процессуальный кодекс и дозволяет суду ставить вопросы о не предусмотренных в О. акте преступных деяниях, но лишь настолько, насколько вновь обнаруженные деяния подвергаются по закону наказанию не более строгому, чем деяние в О. акте определенное (ст. 752). О. акт у нас (в отличие от французского порядка) не допускает отдельного обжалования и может быть обжалован только совместно с состоявшимся приговором. Ср. К. К. Арсеньев, "Предание суду" (1870); Н. Буцковский, "О деятельности прокурорского надзора вследствие отделения обвинительной власти от судебной" (1867); ст. В. Жуковского в "Журнале Гражданского и Уголовного Права" (1876, ј 5).

В. С - ий.

Обезьяны

(Anthropoidea, Primates, Pitheci, Simiae) - составляют высшую группу в классе млекопитающих, к которой, по мнению большинства современных зоологов, относится в качестве представителя особого семейства (Hominidae) и человек. Систематическое значение этой группы различными зоологами определяется неодинаково: по большей части соединяют в один отряд под названием приматов (Primates) полуобезьян (Lemuroidea) и человекообразных (Anthropoidea), т. е. O. в тесном смысле слова и человека, причем О. вместе с человеком составляют лишь особый подотряд; другие сохраняют название приматы (Primates) лишь за О. и человеком, которые и составляют особый отряд; наконец, по мнению некоторых (мало распространенному в настоящее время; представителями его была напр. Кювье, Оуэн) человек должен быть выделен в особый отряд, причем, следовательно, О. в тесном смыслы слова составляют другой отряд. Отличия, заставляющие некоторых натуралистов выделять человека из группы О. и считать его представителем особого отряда, относятся главным образом к области психической его жизни, анатомические же различия между человеком и О. весьма несущественны и во всяком случае до своему строению человек не больше отличается от высших О., чем эти последние от низших. Общая характеристика группы (включая и человека): млекопитающие с полной зубной системой, с 2/2 примыкающими друг к другу резцами с каждой стороны, с противопоставляющимся большим пальцем на передних (редко он недоразвит или вовсе отсутствует), а по большей части и на задних (кроме Hapalidae и человека) конечностях, с ногтями, редко (у Hapalidae на всех пальцах за исключением первого пальца задних конечностей) с когтями, с глазничными впадинами, отделенными от височных ямок и обращенными вперед, с двумя сосками, находящимися на груди. Кожа покрыта волосами, но на более или менее значительной части тела они могут быть развиты слабо; лицо более или менее голое; у многих О. Старого Света ягодицы покрыты голой утолщенной ярко окрашенною кожею. Череп отличается значительным развитием черепной коробки по сравнению с лицевою частью; затылочное отверстие лежит на нижней (а не задней) стороне черепа; решетчатая кость принимает участие в образовании стенки глазниц; межчелюстные кости срастаются (рано или поздно) с верхнечелюстными; передние рога подъязычной кости развиты слабые задних. Ключицы всегда есть, локтевая и лучевая кость подвижны относительно друг друга и допускают поворачивание кисти ладонью вверх и вниз. Большой палец как передних, так и задних конечностей способен противополагаться остальным (лишь у Hapalidae большие пальцы вообще не противополагаются, а у человека не противополагается большой палец задних или нижних конечностей). Полушария большого мозга, покрытые по большей части извилинами, хорошо развиты и, благодаря сильному развитие затылочных долей, прикрывают не только четыреххолмие, но и мозжечек (по большей части вполне). Зубов 32 или 36, именно: резцов 2/2, клыков 1/1, коренных зубов 5/5 или 6/6 (при том или ложнокоренных 3/3, коренных 2/2 - у Hapalidae, или ложнокоренных 3/3, коренных 3/3 - у Cebidae, или. наконец, ложнокоренных 2/2, коренных 3/3 - у остальных). Полагают, что два резца каждой половины челюсти О. и человека соответствуют наружному и внутреннему резцу других млекопитающих. Клыки по большей части сильно развиты и (за исключением человека) отделены промежутком в верхней челюсти от резцов, в нижней - от ложнокоренных зубов. У некоторых из О. Старого Света рот снабжен защечными мешками. Желудок простой, за исключением Соlobus и Semnopithecus, у которых он подразделен на три отдела; слепая кишка у семейств Simiidae и Hominidae снабжена червеооразным отростком. У многих гортань снабжена сильно развитыми гортанными мешками. Матка простая, послед дискообразный. два сосца на груди. Penis висячий, testiculi в мошонке. Группу Anthropoidea делят на несколько семейств, именно по новейшей классификации (Flower and Lydekker, Forbes): Hapalidae (когтистые О.), Cebidae, Cercopithecidae, Simiidae и Hominidae (человек); некоторые выделяют из Simiidae в особое семейство гиббонов (Hylobalidae). Здесь будут рассмотрены перечисленные семейства за исключением Hominidae; к семействам этим и относятся О. в тесном смысле слова. Как по величине (от Hapale pygmaea, длиною 6 дм., до гориллы, достигающей приблизительно 6 фт. высоты), так и по внешнему виду вообще О. представляют большое разнообразие.. Форма головы может быть очень различной в зависимости от отношений между лицевою частью и черепной коробкой. Наиболее развита лицевая часть у павианов, что и придает их голове большее сходство с собачьей (отсюда название собакоголовые О.). У высших О., особенно в молодом возрасте, лицевая часть развита относительно слабо. То же замечается и у некоторых маленьких низших О. и особенно у Chrysothrix, у которой мозговая коробка достигает наибольшей относительной величины из всех О. У больших О., особенно у оранга и гориллы, выпуклая форма черепа сильно затемняется (особенно у самцов) благодаря большим гребням на поверхности черепа. Лицевой угол Клоке (т. е. образуемый линией, проходящей через наиболее выпуклое место лобной поверхности и верхний край верхних резцов, и линией, соединяющей верхний край верхних резцов со срединой ушного отверстия), который служит выражением степени выступания нижней части лица, равен у молодого шимпанзе 51º, у взрослого 38, 6º, у гориллы 32, 2º, у оранг-утана 28, 5º (у человека он 72º у белой расы и minimum 56º у негров). Относительная длина конечностей представляет большие различия; так, у гиббонов передние конечности гораздо длиннее задних, которые тоже очень длинны, у оранга передние длинны, задние коротки, у Hapalidae и некоторых Cebidae задние ноги длиннее передних, у части Cercopithecidae обе пары приблизительно равной длины. Хвост у некоторых очень длинен (у Ateles в три раза длиннее тела), у. Simiidae его вовсе нет. У большинства Cebidae он на нижней стороне голый и представляет весьма совершенный и сильный хватательный орган. Глаза всегда направлены вперед, у ночных О. (Nyctipithecus) они очень велики. Ушные раковины вообще хорошо развиты, обыкновенно задний и верхний угол их заострен. У гориллы есть зачаток мясистой нижней дольки, характерной для ушной раковины человека. Нос, обыкновенно, мало выдается, но у носатой О. (Nasalis larvatus) достигает чрезвычайного развития; у гиббона гулок (Hylobates hoolock) он имеет форму "орлиного". Ноздри у О. Старого Света разделены узкой перегородкой, у О. Нового Света носовая перегородка широкая и ноздри направлены кнаружи. У всех О. большая часть тела покрыта волосами; у Cercopithecidae и гиббонов ягодицы покрыты утолщенной голой мозолистой кожей; наибольшего развития эти голые места достигают у павианов. У многих О. волоса на некоторых частях тела сильно удлиннены, таковы наприм. борода самца оранг-утана, дианы, чертовой О. (Pithecia satanas), длинные волоса на боках тела гверезы (Colobus guereza) и некоторых других видов Colobus, длинные волосы на плечах гамадрила (Cynocephalus gamadryas) и т. д. За исключением длинного хвоста, свойственного большинству О. скелет их представляет большое сходство со скелетом человека. Главнейшие особенности черепа указаны выше. У шимпанзе и некоторых других представителей семейства Simiidae, а также у павианов замечается более или менее выраженная Sобразная кривизна позвоночного столба, характерная для человека. Спинных позвонков от 11 до 15 (у гориллы и шимпанзе 13, у оранг-утана- 12), поясничных 4-7 (у Simiidae 4 или 5). Крестец у Simiidae состоит из 5 или 6 позвонков, у низших О. из 2 - 3, иногда 4. Число хвостовых позвонков, за исключением Simiidae и Macacus inuus, всегда больше 4 и может достигать 33 (у Ateles).

Головной мозг О. высокоразвит и очень похож на мозг человека; лишь у игрунок (Hapale) он гладкий (имеет лишь одну борозду, соответствующую Сильвиевой), у остальных же он покрыт извилинами и вообще более развит в тем большей степени, чем крупнее животное; наиболее развиты извилины у шимпанзе, гориллы и оранг-утана. За исключением гиббона Hylobates syndactylus и ревунов (Myceles) полушария большого мозга вполне прикрывают мозжечок, благодаря сильному развитию затылочных долей. Емкость черепной коробки у гориллы, самой крупной из О., обыкновенно 520 кб. стм. и достигает 621 (у человека от 1060 до 2075 кб. стм. и более). Гортань у многих О. снабжена мешкообразными выростами, которые варьируют у разных видов по числу, величине и положению. Органы дыхания, пищеварения и кровообращения представляют вообще много вариаций второстепенного характера, вообще же органы эти, а равно и органы выделения очень сходны с соответственными органами человека. О. распространены главным образом в тропических и подтропических странах, но некоторые виды значительно выходят за пределы их; в Старом Свете Macacus inuus водится на Гибралтаре, Маcacus tihetanus и Semnopithecus roхеllanae западном Тибете, Macacus speciosus в Японии; в Америке Aletes доходит на С до 19º (и может быть несколько севернее). На Ю область распространения О. доходит в Африке до Капской. колонии, в Азии до Малайского архипелага и Тимора, в Америке (в Бразилии и Парагвае) до 30º. Очень многочисленны О. в эфиопской, индейской и неотропической областях (от Панамы до южн. Бразилии), а также на Цейлоне, Суматре, Яве и Борнео. Их вовсе нет на Вестиндских островах и в Австралии. Семейства Simiidae и Cercopithecidae свойственны исключительно Старому Свету, Hapalidae и Cebidae - исключительно Новому. Древнейшие ископаемые остатки О. известны в среднем миоцене Европы, но так как остатки эти принадлежат О. близким к высшим типам этой группы, то, конечно, О. произошли гораздо раньше. Все ископаемые остатки О. Старого Света могут быть отнесены к сем. Simiidae и Cercopithecidae, что указывает на весьма древнее отделение О. Старого Света от О. Нового. Громадное большинство О. живет главным образом или исключительно на деревьях, сравнительно немногие виды живут на земле в гористых местностях. Сильно развитые конечности почти всегда с большими пальцами противополагаемыми остальным; а у многих Cebidae и цепкий хвост делают этих животных чрезвычайно совершенными представителями древесных животных. Вообще О. представляют животных в высокой степени одаренных в физическом и умственном отношении. По большей части О. живут стадами под предводительством старых самцов, реже малыми семьями. Пища их состоит главным образом из плодов и других растительных веществ, но они питаются также насекомыми, пауками, птичьими яйцами, мелкими птицами и т. п. Многие приносят значительный вред, опустошая сады и плантации, тем более, что умеют довольно искусно избегать опасности. Польза, приносимая О., совершенно ничтожна: употребляются в дело кожа и мясо некоторых.

О. в общем легко приручаются и выучиваются делать весьма различные, более или менее сложные действия, почему в большом числе содержатся в неволе. О. делят на 4 семейства: когтистых (Hapalidae, Aictopitheci), куда относятся игрунки, широконосых (Cebidae), куда относятся ревуны, саки, сапажу, дурукули и др., мартышек в широком смысле слова (Cercopithecidae), куда относятся мартышки, макаки, павианы и др., и высших О. (Simiidae), куда относятся гиббоны (выделяемые некоторыми в особое семейство - Hylobatidae), шимпанзе, горилла, оранг-утан.

Н. Kнипович.

Обелиск

- четырехгранный, кверху суживающийся столб, увенчанный заострением в виде пирамиды. Он служил у древних египтян символом постоянства и олицетворением солнечных лучей. Слово О. - греческое, и означает собственно копье; египтяне же называли памятники этого рода "техами". О. большею частью высечены из гранитного монолита и испещрены иероглифами: они ставились попарно, преимущественно перед пилонами храмов, а также при входе в гробницы древнего царства. Большая часть этих памятников возникла в эпоху 18-й и 19-й династий, но существует немало О., относящихся к более поздним, греческим и римскими временами О. особенно нравились римскими императорам, любившим украшать ими площади и улицы Рима; так, напр., при Августе, после покорения Египта, два похищенные из Гелиополиса О. были поставлены в цирке и на Марсовом поле. Из дошедших до нас О., самый древний находится около дер. Метариэ, на месте, где был расположен древний Гелиополис, а наиболее высокий воздвигнут при фараоне Тутмозисе III, в г. Фивах, и ныне находится в Риме, перед церковью San Giovanni in Laterano. О. александрийского времени - так наз. Иглы Клеопатры. Форма О. из Египта перешла в Эфиопию, где найдено немалое число этих памятников. Что О. были небезызвестны и азиатским народам, доказывает находящийся в настоящее время в британском музее О. найденный при раскопках близ Нимруда. Этот памятник сделан из черного базальта и достигает до трех аршин вышины; на высоком, несколько суживающемся кверху пьедестале лежат три яруса уступов; сам пьедестал покрыт 5 небольшими барельефами, изображающими царя, который принимает приношения от своих подданных.

А. А. С.

Обертоны

(Obertone, Les harmoniques) - так называются высшие гармонические тоны, сопровождающие основной тон и обусловливающие собою так назыв. оттенок или тембр звука. Выделить их из сложного звука можно посредством особых резонаторов, усиливающих тон только некоторой определенной, соответствующей им высоты. При навыке можно их расслышать и непосредственно в сложном звуке, после того как данный О. был воспроизведен предварительно на каком-нибудь инструменте.

Обет

- на языке христианского нравственного учения есть данное Богу обдуманное обещание какого-либо доброго дела, зависящего от свободной воли христианина. Обыкновенно различают О. в обширном и в тесном смысле слова. К первым относят О., даваемый при крещении быть верным Й. Христу и его учению, О. добросовестного служения обществу в какой-либо должности и т. п. К О. в тесном смысле относятся обещание совершить какое-либо особое дело, напр., по вполне успешном окончании какого-либо предприятия, уделить ту или другую часть полученных выгод на построение сельского храма, школы или иного благотворительного учреждения. Еще разделяют О. на личные (напр. О. поста, воздержания и т. п.) и вещественные (О. материального пожертвования на доброе дело), на пожизненные (О. монашеские), временные и т. д. Против О. возражают (протестанты), что христианин обязан и без О. делать добро; на сколько достанет сил, что исполнение О. имеет характер как бы платы Богу за благодеяние и т. п. На это отвечают, что добрые дела, совершаемые по О., служат свободной жертвой угождения Богу, возникающей не из сознания обязанности только, но и из более сильного, чем обязанность, чувства к Богу; вместе с тем они являются нравственно-дисциплинарною и педагогическою мерой, полезною для приобреретения навыка в добре. В этом смысле учение об обетах обосновывается на советах Св. Писания (1 Кор. 7, 8, 38; Ис. XIX, 21; Псал. 75, 12 и др.) и на содержащихся в нем примерах. С О. в сущности тождественны "добрые намерения", твердо и открыто выраженные пред обществом, напр. намерение соблюдать трезвость и т. п. Содержание О. должны быть нравственно и физически возможно и не должно быть противно каким бы то ни было обязанностям дающего О. Предметом О. должно и может быть все, относящееся к области христианской добродетели в обширном смысле. Лицо, дающее обет, должно иметь право располагать собою и своею собственностью. Неисполнение свободно данного О. составляет тяжкий грех пред Богом (Второз. XXIII, 21 - 22; Лев. XXVII; Еккл. V, 3 - 4 и др.). Обет может быть прекращен или приостановлен исполнением, когда, по обстоятельствам, исполнение его становится невозможным, или когда он перестает быть средством к осуществлению добродетели, когда не существует более цели О., когда давший О. разрешен от него, в установленном порядке, церковною властью, в интересах личного духовного блага давшего О. или в интересах церкви и нравственности вообще. См. архим. Серий, "Об обетах" ("Прибавление к твор. св. отцов", 1858, т. XVII).

Н. Б - в.

Облепиха

(Hippophae L.) - род растений из сем. лоховых (Elaeagnaceae); это - кустарники, большею частью колючие, до 3- 6 м. высотою; листья у них очередные, узкие и длинные, серовато-белые с нижней стороны от густо покрывающих их звездчатых чешуек. Цветки появляются раньше листьев); Они однополые мелкие, невзрачные и сидят скученно при основании молодых побегов, по одному в пазухе кроющей чешуйки; растения двудомные. Околоцветник простой, двураздельный; в мужском цветке цветоложе плоское, в женском - вогнутое, трубчатое; тычинок четыре (очень редко 3); пестик один, с верхнею, одногнездою, односеменною завязью, и с двураздельным рыльцем. Плод ложный (костянка), состоящий из орешка, одетого разросшимся, сочным мясистым, гладким и блестящим цветоложем. Известно два вида, из них Н. rhamnoides L. наиболее обыкновенен. Это - обыкновенная (крушиновидная) О. (восковуха, дереза, ивотерн), растущая по берегу моря, по берегам ручьев и пр. В диком состоянии распространена в сев. и средней Европе, в Сибири до Забайкалья и на Кавказе. Разводится в садах и парках, главным образом - как декоративное растение. Красота этого растения обусловливается преимущественно линейно-ланцетными листьями, верхняя поверхность которых зеленая и мелкоточечная, а нижняя, как и молодые ветви серебристо-серая или ржавозолотистая от звездчатых чешуек. Цветки невзрачные, появляются раннею весною. Плоды мясистые, оранжевые, величиною с горошину; идут на настойки и (в Сибири) варенье. Известно несколько разновидностей (angustifolia и др.), особенно ценятся женские экземпляры, так как они под осень становятся очень красивыми от покрывающих их мясистых плодов. Разводится О. на песчаной почве; размножается корневыми отпрысками и черенками. Другой вид, Н. salicifolia D. Don., растет на Гималайских горах и в культуре мало известен.

С. Р.

Облигация

- О. называются процентные бумаги, выпускаемый частными, общественными или правительственными учреждениями. О. представляют собою долговые обязательства этих учреждений; при посредстве выпуска О. совершается привлечете ссудного капитала или совершается заем. Долговой или заемный характер О. есть их главное отличие от акций, представляющих собою капиталы, внесенные в предприятие самими его владельцами. Нормальным обеспечением О. является акционерный или складочный капитал, внесенный по акциям или только еще подлежащий внесению, по обязательствам акционеров. или пайщиков. В действительности, однако, нередко бывает, что облигационный капитал, составившийся путем выпуска облигаций или займа, превышает складочный и потому является необеспеченным. В законодательствах разных стран существуют различный определения условий и размера выпуска облигаций. напр. не более всего акционерного складочного капитала, или лишь в размере суммы именных акций, но не акций на предъявителя. Для акционерных предприятий выпуск облигаций или, что тоже, заключение в этой форме займов представляет большой соблазн: если предприятие может приносить на весь капитал (без различия его происхождения, т. е. собственный или складочный и занятый, облигационный), положим 10 %, а по О. приходится уплачивать лишь 5 %, то остальные 5 % получаются как бы даром - на чужой капитал. Облигационный капитал должен представлять собою долг, подлежащий выплате, т. е. погашению, следовательно заем срочный; только государственный О. могут быть бессрочными, так как лишь государство может рассматриваться как вечное по своей идее учреждение. В действительности, однако, и частные промышленные предприятия нередко имеют займы не только очень медленно погашаемые, но даже прогрессивно растущие. О. нередко выпускаются под другими названиями, представляя собою более скрытую форму займа, напр. в виде так называемых первичных или привилегированных акций, по которыми обязательно уплачивается доход, т. е. в сущности процент, между тем как акции должны приносить только прибыль или дивиденд, т. е. доход, колеблющийся в зависимости от успешности хода предприятий.

Обморок

быстро, иногда даже внезапно, без всяких предвестников, наступающее состояние сильного угнетения деятельности сердца, сосудистой и психической сферы, доходящее иногда почти до полной приостановки кровообращения, дыхания и функций головного мозга. Очень высокой степени О. были известны в старой медицине под именем синкопе, асфиксии, ныне понимаемый в совершенно другом смысле. Непосредственным фактором появления О. нужно считать резкое малокровие полушарий головного мозга, вызванное прямым или рефлекторным путем: сотрясениями тела, толчками в область желудка, неприятными зрительными, обонятельными или осязательными ощущениями, сильными болями, резкими душевными волнениями. Малокровие мозга, представляя одну из частностей ненормального распределения крови по артериям тела, в свою очередь может зависеть или от страданий, связанных с самым сердцем (пороки его) или только действующих на него непосредственно и посредственно. Так, напр., предрасположение к О. может наступить при давлении на сердце различных опухолей, при кровоизлияниях в полость плевры или околосердечной сумки, при тугом шнуровании и т. п. Наконец, на сердце может оказать воздействие сама кровь (поносы, малокровие, большие потери крови после ранений, родов); раздражение может быть передано со стороны нервной системы; резкие, душевные волнения: испуг, радость, горе, боли, особенно у невропатов и ослабленных истерических субъектов, пребывание в слишком высокой температуре, в душном помещении и т. п. В общем все причины О. сводятся к следующим 4 группам: болезни органов кровообращения и дыхания, болезни мозга, рефлекторные причины и воздействия ядовитых веществ. Особенное значение имеют болезни сердца: пороки клапанов или жировое перерождение его, сопровождающееся ослабленною деятельностью и последовательным малокровием, могут иногда дать повод к смертельным обморокам. Смертельные обмороки при некоторых инфекционных болезнях также, вероятно, зависят от присущих им болезненных изменений сердечных мышц. В наиболее легких случаях приступ ограничивается незначительными головокружением, мерцанием перед глазами, шумом в ушах; лицо и видимые слизистые оболочки бледнеют, появляется тошнота, даже рвота; пульс и дыхание слабеют, но сознание остается. Такими же симптомами начинаются и более тяжелые случаи: пульс уменьшается, учащается, делается неправильным дыхание - реже, поверхностнее, так что едва-едва заметно. Сознание совершенно теряется, больные лежать неподвижно, безжизненно, с искаженными чертами лица. В самых тяжелых случаях исчезают все видимые признаки жизни. Тело принимает совершенно вид трупа; пульс и дыхание отсутствуют и при продолжительном выслушивании сердца иногда только удается уловить некоторые отдельные тоны его. Такое состояние может длиться от нескольких секунд до часу и более, редко оканчиваясь смертью. Смерть наступает обыкновенно или потому, что больной долго не получал помощи, или же потому, что болезнь, вызвавшая О., опасна сама по. себе, как, напр., хронические страдания сердца, инфекционные болезни, отравления, сильные кровотечения. Как правило, большинство больных вскоре оправляется: ранее всего возобновляется деятельность сердца и дыхание; затем возвращается сознание; больные жалуются на слабость, головную боль и на чувство давления в подчревной области. Иногда приступы О. очень часты, что представляет большую опасность, так как они содействуют образованию свертков в желудочках и смерть может наступить даже тогда, когда сознание уже вернулось. Если О. кончается смертельно, то при вскрытии трупа, помимо малокровия мозга, находят сокращение или всего сердца, или хотя бы левой половины его. В большинство случаев распознавание О. не представляет труда, хотя он может быть смешан с некоторыми страданиями мозга, шоком, синкопе, асфиксией, апоплексией и т. д. Гораздо труднее и подчас важнее быстро определить причину О. так как от этого зависит род немедленной помощи, как, напр., при внутреннем кровотечении, тугой шнуровки корсета и т. п. Высшие степени обморока, доходящие иногда до состояния мнимой смерти, требуют тщательного отличия их от истинной смерти. Лечение имеет первой задачей восстановление деятельности сердца; часто столь же важна и вторая задача - устранение причинного момента, что не всегда удается сделать немедленно. В видах первой задачи ранее всего нужно озаботиться о свежем воздухе, освободить больного от стесняющего платья и обуви, положить его горизонтально, особенно если он потерял много крови. при чем больного даже подымают за ноги, чтобы содействовать приливу крови к мозгу. Обрызгивают его холодной водой, дают нюхать сильно пахучие средства - нашатырь, уксус, жженное перо, эфир: раздражают зев, равно как подмышечную впадину и подошву. Если сохранилась способность глотания - вино, эфир. Впрыскивают под кожу эфир, камфорное масло; раздражают кожу, растирая ее особенно на ладонях и подошвах - твердыми щетками; капают на нее кипящую воду, даже горячий сургуч или расплавленный воск. Раздражающие клистиры (особенно с уксусом и солью), прибегают к искусственному дыханию, электризуют грудобрюшный нерв; иногда приходится прибегать к переливанию крови, дают вдыхать кислород и пр.

Г. М. Г.

Обоняние

- особое специфическое чувство, вызываемое действием пахучих веществ на верхнюю часть слизистой оболочки носа. Органом обоняния служит, следовательно, нос и специально обонятельная часть его слизистой оболочки, в которой разветвляются окончания обонятельного нерва (nеrvus olfactorius). Специальные периферические элементы, возбуждаемые пахучими веществами, состоят из особых удлиненных веретенообразных клеточек, снабженных двумя длинными отростками, из коих периферически проникает между эпитедиальными клетками слизистой оболочки вплоть до открытой поверхности носовой полости, где и заканчивается свободно тупыми концами, а у птиц и амфибий ресничками, так наз. обонятельными волосками; другой же глубокий отросток обонятельных клеточек вскоре переходит в нервные нити обонятельного нерва. Так как такие окончания наблюдаются только в верхней трети слизистой оболочки носовой полости, то только эта часть и обладает обонятельной функцией. Возбуждение летучими частицами пахучих веществ периферических нитей обонятельных клеточек, передаваясь далее через обонятельный нерв нервным обонятельным центрам мозговых полушарий, заложенным в Gyrus hyppocampi и в Gyrus uncinatus и fornicatus, переходит здесь в сознательные обонятельные ощущения. У человека для О. служат исключительно верхние участки носовой перегородки и поверхности верхней и средней раковин (также в верхней части), обращенные к носовой перегородке. Некоторые качественные стороны обонятельных ощущений, характеризуемый словами: "колющий, жгучий, щиплющий" запах, относятся не столько к области О., сколько осязания и обязаны своим происхождением возбуждению в слизистой оболочки носа нервных окончаний тройничного нерва. Чтобы хорошо слышать запах, надо вдохнуть через нос пахучий воздух настолько сильно, чтобы он проник в верхнюю обонятельную область (regio olfaotoria) носовой слизистой оболочки или что еще лучше - прибегнуть к приему обнюхивания состоящему в повторных коротких и быстрых вдыханиях. Этот факт делает весьма вероятным предположение, что пахучие вещества, носящиеся в воздухе, воспринимаются О. только при движении воздуха по обонятельной поверхности и каждый из личного опыта знает, что стоит приостановить дыхание, чтобы вовсе не слышать запаха в воздухе, несомненно пропитанном пахучими веществами. При выдохе мы запаха не слышим, не смотря напр. на несомненную пахучесть вдохнутого перед этим воздуха: очевидно, что выдыхаемый воздух не попадает в верхнюю обонятельную область носа, а, минуя ее, прямо направляется к выходным носовым отверстиям. Одним из необходимых условий возникновения обонятельных ощущений считалось по сие время то, что пахучие вещества должны находиться в раздробленном, летучем виде в воздушной среде и что, будучи вводимы в нос в растворенном в жидкостях виде, они неспособны вызывать обонятельных ощущений (Е. Weber). Такое мнение однако, было опровергнуто Аронсоном, доказавшим, что при вливании в нос нагретых до темп. тела жидких растворов пахучих веществ и при том в согнутом вперед положении тела, легко возникают обонятельные ощущения в момент прохождения жидкости по обонятельной области. Весьма характерно еще и то, что при такой форме опыта даже непахучие вещества, как растворы едкого натра, фосфорнокислого, сернокислого и углекислого натрия, сернокислой магнезии и др. также вызывают обонятельные ощущения. Очевидно, что этими солями возбуждаются специальные окончания обонятельного нерва, вызывающие обонятельные ощущения. Предельная чувствительность носа к растворам пахучих веществ в воздухе и в воде почти одинакова: так, для паров брома она определяется в обоих случаях приблизительно в 1/20000 объема. Для вызова обонятельных ощущений жидкими растворами пахучих веществ, следует последние поддерживать в движении. Установка этого факта делает более понятным механизм возникновения обонятельных ощущений у водных животных - рыб и так далее, получающих пахучие вещества в водных растворах или смесях (проведение в обонятельную область гальванического тока при помощи безразличных растворов вызывает особый характерный запах анода и катода). Прикосновение жидкостей, даже дистиллированной воды, к слизистой оболочке обонятельной области, вредно действуя на конечные нити обонятельных клеточек, вообще притупляет их обонятельную восприимчивость до полного ее исчезновения на время. Поэтому привычка промывать водой насквозь носовые полости не заслуживает поощрения. О. зависит не только от формы, в какой вводятся пахучие вещества в носовую полость, но и от величины, извилистости всей обонятельной области (regio olfactoria) носа и величины обонятельных долей мозговых полушарий. Животные, у которых эти части сильно развиты, как напр. у собаки, в особенности охотничьей, отличаются поразительно тонким О. Цивилизованный человек в тонкости О. далеко уступает представителям диких некультурных рас, наприм. негров, различающих до такой степени тонко запахи, что по ним они узнают был ли тут или там знакомый им человек и т. д. Замечательна вообще тонкость О. по отношению к некоторым пахучим веществам. Так, мускус в размере 1/2000000 мгр. доступен нашему О., мы слышим запах меркантана уже от 1/460000000 мгр. и т д.Так как физиологическое действие всех этих веществ на обонятельные клеточки, как полагают, чисто химического характера, то обонятельный аппарат является самым чувствительным химическим реактивом из всех известных нам. Начало понюхивания дает самое сильное ощущение, затем оно падает и требуется после короткой паузы новое, вдыхание в нос, чтобы вновь ощущать живо запах; оставаясь же продолжительное время в атмосфере, насыщенной запахом, мы под конец перестаем его слышать. Все это прямые эффекты утомления обонятельного аппарата. Весьма интересны последние исследования Никольса и Байлея над колебаниями остроты обонятельного чувства, при чем мерой остроты служили бутылочки, наполненные точно определенными растворами таких пахучих веществ как гвоздичное масло, чесночный экстракт, синильная кислота и др. Многочисленные опыты показали, что обонятельное чувство подвержено резким индивидуальным колебаниям и что оно у мужчин гораздо тоньше нежели у женщин. Как ни одна из 39 женщин не могла обонять синильной кислоты в растворе 1: 20000, тогда как большинство мужчин слышало эту же кислоту в растворе 1: 100000. Тоже с запахом лимона, который мужчинами различается еще в растворе 1: 250000, тогда как женщины начинали слышать этот запах в вдвое более концентрированном растворе этой же кислоты, т е. 1: 125000. Со всеми остальными пахучими веществами получились аналогичные результаты. Причины столь резких различий в остроте О. у обоих полов остаются по сие время неизвестными. Обонятельные ощущения характеризуются более чем другие малой наклонностью к объективированию, т. е. к переносу их наружу и крайней неопределенностью, вследствие трудности различения входящих в состав их отдельных элементов ощущения. Последнее зависит, вероятно, от того, что простого запаха, подобного простому цвету или простому вкусу не существует, так как все пахучие вещества издают сложные запахи; разложить же эти последние на составляющие их простые элементы, подобно тому, ката мы призмой разлагаем белый свет, или резонаторами разлагаем сложный звук, мы не имеем пока возможности. Поэтому ни на одном языке не существует выражений для качественного различения специфических обонятельных ощущений, без отношения к предмету, издающему тот или другой запах. Нет для различения запахов выражений, соответствующих выражениям для отдельных цветовых ощущений (красный, зеленый и т. д.) или для отдельных вкусовых ощущений (соленый, сладкий, кислый и т. д.), и все они именуются по веществам, издающим данный запах, как-то: розовый, гвоздичный, шафранный, чесночный и т. д. запахи. Слабая же объективируемость обонятельных ощущений зависит от того, что в развитии их очень малое участие принимают произвольно-двигательные иннервации, служащие главным источником развития пространственных представлений. Несмотря, однако, на эту субъективность и неопределенность обонятельных ощущений, они имеют важное значение в материальной, телесной жизни организма, а именно в явлениях питания и размножения (это последнее у животных). В развитии же духовных сторон человека О. почти не имеет никакого значения, так как встречающееся иногда полное отсутствие О. ничуть не отражается пагубно на интеллектуальном развили человека. Известно, что вкус блюд утрачивается при насморке и аппетит резко падает. Запах является сильным возбудителем отделения пищеварительных соков и, кроме того, доказано, что обонятельные ощущения отражаются на игре сосудистого и дыхательного аппаратов. Запахи различных веществ могут вызывать рефлекторное сокращение кровеносных сосудов, поднимать кровяное давление, учащать и усиливать деятельность сердца и, следовательно, ускорять и усиливать кровообращение, а вместе с тем и общее питание тела. Что касается значения О. в размножении, то это видно из того, как много пользуются им животные при отыскивании самок и в период течки. Среди даже с виду нормальных людей наблюдаются субъекты с частичным поражением О.; одни не слышат зловонных запахов, другие ароматических веществ и т. д. Эти уклонения, подобно явлениям дальтонизма, должны зависеть от частичных поражений определенных периферических аппаратов обонятельной области и указывают, что окончания обонятельных нервов одарены специфической способностью воспринимать отдельные основные обонятельные впечатления, и это подтверждается еще тем, что при утомлении органа О. для какого-нибудь определенного запаха, он остается восприимчивым к остальным запахам (Аронсон). Известны случаи (истеричные) крайне повышенной обонятельной восприимчивости, в коих субъекты не выносят малейших следов какого-нибудь запаха, напр. яблока, земляники и т. д. и уже чуют противный им запах там, где никто его не подозревает. В сфере О. наблюдаются и галлюцинации, и иллюзии.

Ив. Тарханов.

Образцов Василий Парменович

- современный терапевт. Родился в Вологде в 1851 г. и по окончании курса дух. семинарии в 1870 г. поступил в военно-мед. акд., откуда вышел лекарем в 1875 г. и поступил на службу земским врачем. С 1877 по 1879 гг. военный врач; по выходе в отставку отправился для усовершенствования за границу, где занимался преимущественно в Берлине у профессора Вирхова и др. В 1880 г. защитил дисс. "К морфологии образования крови в костном мозгу у млекопитающих". Спустя некоторое время избран прив.-доц. а ныне состоит проф. клиники внутренних болезней в киевском унив. О., кроме диссертации, напечатал ряд работ, преимущественно по диагностике.

Обратная сила закона

Применение закона к действиям, совершенным до обнародования закона, по принципу не допускается законодательствами. Закон не имеет обратной силы и не может нарушать приобретенных прав - это положение многими юристами считается повелением права естественного; оно занесено в некоторые конституции и почти во все гражданские кодексы. Смысл правила, однако, представляется спорным. Вся общественно-юридическая жизнь есть результат действий членов общества, наличных или прежде живших; каждое право каждого члена общества приобретено его деятельностью или деятельностью его предшественников, на основании действовавших во время его возникновения законов. С этой точки зрения каждый новый закон, изменяющий основания существующих правоотношений, затрагивает чьи-нибудь приобретенные на старых основаниях права. Само собою разумеется, однако, что допустить обратную неприменимость законов в таком смысле значило бы отказаться от всякого юридического прогресса и удерживать течение жизни в одних и тех же рамках. Следует ли, в виду этого, отказаться от принципа или, признав его в основе, создать ряд исключений; в интересах развития жизни? Старая школа юристов, признавая принцип незыблемым по отношению ко всей сфере юридической жизни, как политической, так и гражданской, пыталась установить состав допускаемых законом исключений, основывая их или на естественном праве, или на усмотрении законодателя. Шталь развил крайнюю консервативную политическую теорию, основанную целиком на начали неизменности приобретенных прав, и доказывал принципиальную неотменимость политических и сословных привилегий, равно как и гражданских прав личности; для крайних случае в, когда государству приходится прибегать, по неизбежности, к отмене этих привилегий, он требовал выкупа их у обладателей. В его учении принцип, являющийся одною из основных гарантий свободы личности, сделался тормозом ее развития. Савиньи, изучая "исключения" из общего правила, допускавшиеся законодателями и судами, нашел необходимым различать приобретение прав на основании существующих норм и самое существование норм, определяющих возможность приобретения прав. Обратная сила закона, по его мнению, неприложима только к первому. Поскольку закон не затрагивает нормы, определяющей права, или не отменяет самого института, при наличности которого норма имеет силу, постольку действия лиц и последствия этих действий не могут быть затронуты новым законом; но как скоро закон отменяет самый источник прав, норму - тот институт, с наличностью которого связывалось существование данных прав, - то вместе с его уничтожением уничтожаются и его последствия. Лассалю принадлежит, наконец, заслуга нахождения общего принципа, к которому может быть сведено и различение Савиньи. Господствующее учение об обратной силе закона стоит теперь на точке зрения Лассаля. Правило об обратном бессилии закона является выражением основного начала, определяющего положение личности по отношению к государству. Оно обеспечивает неприкосновенность прав, приобретенных, по воде лица, на основании существующих узаконений. Закон отводит лицу определенную долю свободы. Если лицо, пользуясь такой свободой, заключило юридическую сделку, последствия которой связывались старым законом с соблюдением известных условий, а затем новый закон изменяет эти условия, сохраняя, однако, последствия сделки, то судья должен оценивать сделку по моменту ее заключения и признать за ней силу, не смотря на изменение условий (тата например, бесформенная сделка, заключенная до издания закона об обязательной форме для подобных сделок, остается действительной и при действии нового закона); иначе легальные действия членов общества, направленные на приобретение законных прав, были бы опорочены, не смотря на дальнейшее признание существования самых прав. Иное дело, когда изменяются права и последствия прав. Лицо не вольно установлять нормы и создавать институты права; это - задача государства и закона. Если государство изменяет существо института или видоизменяет последствия правоотношения, то этим оно затрагивает не субъективные права отдельного члена общества, признаваемые законом, а самые пределы свободы лица в установлении субъективных прав. Оно осуществляет здесь лишь свое право, перед которым отступает право личности. Если, напр., закон, признававший прежде правило об обязательственном характере договора найма (Kauf bricht Miethe), заменяет его потом вещным (Kauf bricht nicht Miethe), то этой новой норме подчиняются и все ранее заключенные договоры найма. Точно также при изменении сроков совершеннолетия все сделки лиц, считавшихся совершеннолетними до нового закона, остаются в силе, как совершенные на основании раньше признававшейся законом дееспособности, но все совершеннолетние по старому закону в момент издания нового становятся несовершеннолетними, раз что наступление совершеннолетия для них отдалено. В сфере уголовного права все деяния, бывшие ненаказуемыми, след. дозволенными, и совершенные до издания нового закона вводящего их наказуемость, должны считаться не подлежащими его действию; иначе свободе лица, выражением которой является право поступать в пределах закона по своему усмотрению, грозила бы опасность. Точно также деяния, подлежавшие по старому закону более мягкому наказанию, не могут быть наказаны по новому, более строгому закону, если совершены до его издания. Наоборот, деяния, прежде подлежавшие каре, но по новому закону освобожденные от ее, или подлежав прежде более тяжкому наказанию, чем установленное новым законом, подводятся под действие нового закона, хотя бы и были совершены до его издания; в противном случае обратная сила закона была бы не гарантией свободы, возрастающей от смягчения угол. закона, а ее ограничением, стеснением вновь приобретенного права. Наконец, во всей остальной области публично-правовых отношений О. сила закона имеет полное применение, так как здесь дело идет об изменении не прав личности, а государственного устройства. Когда; напр., новые суды становятся на место старых, то лица, вчинившие иски в старых учреждениях, не могут ссылаться на право суда в этих учреждениях, как на приобретенное право: где и как должен быть веден процесс, как должны быть устроены суды - все это решает государство, а не воля сторон.

В русском праве правило об О. бессилии закона включено в число основных законов: "закон действует токмо на будущее время; никакой закон не имеет обратного действия и сила оного не распространяется на деяния совершившиеся до его обнародования (ст. 60). Правило это было формулировано в законодательстве Екатерины II и с тех пор проводилось последовательно. "Поелику Свод Законов - сказано было при издании Свода - заключает в себе одни токмо ныне действующие законы, в производстве же дел иногда встречаются случаи, кои, обращаясь на прошедшее, должны быть судимы и разрешаемы не по законам настоящими, но по тем, кои действовали во время, когда случаи сии возникли, то во всех делах сего рода приводить те самые указы и постановления, кои им приличны" (2 Полн. Собр. Зак. ј 7654). Из общего правила, установленного ст. 60 закон. основн., ст. 61 приемлет следующие случаи: 1) когда в законе именно сказано, что он есть токмо подтверждение и изъяснение смысла закона прежнего, и 2) когда в самом законе постановлено, что сила его распространяется на времена, предшествовавшие его обнародованию. Оба исключения вызывают возражения. Многие юристы находят, что законодательное изъяснение закона, т. е. его аутентическое толкование, есть по существу новый закон, если оно издано вопреки установившемуся в практике пониманию закона, и потому также не должно иметь применения к старым случаям. Еще более несправедливо второе исключение, дающее законодателю возможность отступать от основного начала современной юридической жизни и разрушать легальность действий граждан, построенных на прежней воде того же законодателя. Историческая справка показывает, что второе исключение основано на отдельном случай старой административной практики, не дававшем основания к возведено его в общее правило и закон. На практике, впрочем, ошибка кодификаторов подала повод только к незначительному, сравнительно, числу отступлений от общего начала. Ср. Градовский, "О действии законов во времени" ("Журн. Гражд. и Угол. права" 1873, 4) и "Начала русск. госуд. права" (и, 82 - 94); Цитович, "Курс русского гражд. права", 13 - 19 (О., 1878); Lassalle, "System der erworb. Bechte" (I, Лпц., 1861); Laurent, "Principes de droit civil francais" (I, 141 cл.); Unger, "System des Osterreich. Privatrechts" (I, 20 cл.); Regelsberger, "Pandekten" (I, 47 - 48, Лпц., 1893).

В. Н.

Обрезание

- составляет весьма распространенный обычай, получивший у некоторых народов важное религиозное и национальное значение. Мы встречаемся с обычаем О. во всех частях света, в Австралии, Полинезии, Африке, Америке, на Малайском архипелаге, в древнем Египте и Мексике, у евреев и магометан. У большинства народов О. совершается над мальчиками и юношами 10 - 17 лет (в древнем Египте - на 14-м году) и составляет как бы посвящение в мужчины, официальное признание половой зрелости. У магометан О. не составляет догмата, а только традиционный обычай (соннат), унаследованный, по-видимому, от эпохи до Магомета. Турки совершают О. над мальчиками 8 - 13 лет, персы - над 3 - 4 летними, магометане Малайского архипелага - над 10 - 18 летними арабы городские на 5 - 6 году, деревенские - на 12 - 14 году. В Африке обычай О. мог распространиться из древнего Египта (где он существовал уже за 1500 лет до Р. Хр.), но возможно, что он был известен издревле или был усвоен с вост. берега. По данным, собранным Заборовским, О. в Африке стоит в связи с распространением древних культурных растений, проса и сорго, а в некоторых местностях - и с распространением; сравнительно недавним, культуры риса. В Австралии О. соединяется иногда с варварскими операциями, результатом которых является невозможность оплодотворения со стороны мужчины. Среди племен американских индейцев О. встречается лишь спорадически. В Полинезии и Меланезии О. ограничивается обыкновенно только надрезом praeputii; на некоторых островах, напр. Новой Зеландии, оно неизвестно. Андрэ определяет все число практикующих О. людей приблизительно в 200 милл. = 1/7 всего человечества. Обыкновенно племена, разделяющие этот обычай, смотрят презрительно на "необрезанных". Совершение О. сопровождается обыкновенно празднествами, отчасти религиозного характера (как у евреев и магометан), отчасти только знаменующими наступление половой зрелости у одного из членов семьи; для выполнения операции приглашается у первых духовное лицо (раввин), у других - врач-знахарь. Производится О. у некоторых народов еще кремневыми или обсидиановыми ножами; тоже было, по-видимому, в древнем Египте и у евреев, что указывает на древность обычая. У некоторых народов О. имеет характер жертвы богам; так, на островах Вити или Фиджи, в целях облегчения от трудной болезни, приглашают жреца и приводят еще необрезанного мальчика, над которым и совершают операцию, принося затем отрезанную плоть и другие дары божеству. Весьма невероятно, чтобы в деле О. играли какую-нибудь роль санитарные цели, как это пытались некоторые доказывать. Кое-где, напр. в Африке, у арабов и т. д. практикуется и О. девочек (удаление clitoris, малых губ), иногда в связи с так наз. инфибуляцией; но этот варварский обычай вызывается другими целями, в частности - предупреждением возможности полового сношения.

Д. А.

Взгляды врачей на гигиеническое значение О. диаметрально противоположны. В то время как одни смотрят на О. как на печальный атавизм, лишенный всякого научного значения (Португалов), многие, и весьма компетентные исследователи (Нуrtl, Malgaigne, Tilmans. Erichsen, Reverdin, Lalemand и др.), признают за О. весьма важную в профилактическом и терапевтическом отношении меру и рекомендуют распространение операции в более широких сферах населения. Действительно, операция О. устраняет целый ряд заболеваний, возможных лишь у необрезанных. У некоторых субъектов, как известно, отверстие крайней плоти бывает крайне узко, такой прирожденный порок развития (фимоз), сопровождаясь обыкновенно частичными сращениями крайней плоти с головкой, влечет за собой многочисленные болезненные явления. Скопляющаяся при этом в препуциальном мешке смегма своим механическим и химическим раздражением вызывает воспаление головки или причиняет зуд и щекотанье, заставляющее детей чесаться, что служит обыкновенно первым толчком к онанизму. При несоответствии наружного отверстия мочеиспускательного канала с отверстием крайней плоти могут встретиться затруднения и при мочеиспускании, с задержанием мочи в препуциальном мешке и расширением пузыря. В раннем детском возрасте узость крайней плоти и сращения последней с головкой представляют почти физиологическое явление и констатируются, по наблюдениям Бокая, Зейделя и Парка, у 80 % детей, хотя, с возрастом последних, сращения эти постепенно уничтожаются. В детском возрасте даже сравнительно незначительные периферические раздражения вызывают нередко различного рода нейрозы как в двигательной, так и в чувствительной сфере, чем и объясняются многочисленные, описанные у детей случаи столбняка, эпилепсии, истерии и параличей, устраненных обрезанием. Этим, может быть, отчасти объясняется, почему, детская смертность, особенно в первые месяцы жизни, у евреев и магометан меньше, чем у христиан. По Веселовскому, на первом году жизни в России умирают: у евреев 14, 69 % всех родившихся, у магометан 17, 53, у христиан 21, 26; в великом герцогстве Баденском, за период времени от 1864 до 1873 гг., в первый месяц жизни у католиков умирало 10, 71 - 11, 21 % детей, у протестантов 7, 93 - 8, 26 %, у евреев 5, 73 - 6, 73 %. Заражения, per coitum, сифилисом распространено среди христиан несравненно значительнее, чем среди евреев и магометан. Среди 3214 больных (из них 1734 христиан и 1480 евреев), пользованных д-ром Минором (в Москве) от различных нервных болезней, % христиан, в анамнезе которых был сифилис, равнялся 16, 8, а евреев лишь 3, 5. Медико-хирургическое общество в Лидсе и международный конгресс в Париже (в 1865 г.) признали за "обязательным О." одну из важных профилактических мер против заболевания сифилисом. О. производится на 8 день после рождения. Оператор отсекает крайнюю плоть острой бритвой по всей окружности; во избежание рубцового сужения отверстия ее, разрывает внутренний слизистый листок крайней плоти, захватывает губами новообразованную рану, отсасывает и выплевывает кровь, после чего весь половой орган обсыпается толстым слоем мелко истертого порошка перегнившего дерева или так наз. пульвером (semen lycopodii). С санитарной точки зрения практикуемая по традиционным методам, выработанным много веков тому назад, операция далеко не всегда представляется безопасной (заболевания туберкулезом или сифилисом после О.). Для упорядочения еврейского обряда О., как в различных государствах Зап. Европы, так и у нас (общество охранения народного здравия в СПб., в 1890 г.), проектированы были различные меры, которые, щадя религиозные чувства массы, имели целью лишь обезопасить обряд. Представители еврейского духовенства, при обмене мыслей с врачами, нашли возможным допустить употребление особых высасывающих приборов в роде употребляемых для отсасывания молока из грудей. Еврейские консистории многих городов Зап. Европы требуют, чтобы правом на производство операции пользовались лишь лица, после предварительного испытания в теоретическом и практическом знакомстве с операцией и послеоперационным лечением, согласно современным воззрениям хирургии, сама же операция должна производиться в присутствии врача. В настоящее время в более интеллигентных сферах еврейства О. производится врачами, с соблюдением всех приемов асептики. Ср. Ploss, "Geschichtliches und ethnologisches ub. Knabenbeschneidung" (Лпц., 1885); В. Португалов, "О. у евреев" ("Медиц. Обозр." 1884, с. 1065); М. Конельский, "Обряд О. у евреев с точки зрения современной медицины" ("Врач", 1887, ј 33, 34 и 35); Погорельский "О еврейском обряде О."; Вермель ("Врач". 1890, ј 37); "Журнал Рус. Общ. Охранения Народ. Здравия" (1891, ј 8 и 9); Грузенберг, "Реальная энциклоп. медиц. наук" (т. XIII); Минкевич, "О. у древних колхов" ("Медиц. Сборн. Кавказского Медиц. Общества", 1896).

М. Б. К.

Обренович

- сербская королевская (прежде княжеская) династия; ее основателем был Милош, принявший фамилию О. по имени Обрена, у которого работал в качестве пастуха и приказчика. Младшие его братья, Ефрем и Иоанн, тоже назывались Обреновичами. Первый из них, превосходивший образованием неграмотного Милоша, управлял западными округами Сербии; умер эмигрантом. в Валахии. После отречения Милоша (1839), несколько месяцев правил Сербиею его больной, слабый и нерешительный сын Милан II О. (умер 1839), при котором фактически управляли Сербиею честолюбивый интриган Ефрем О., Петрониевич и Вучич; потом власть перешла к второму сыну Милоша, Михаилу III О.; с 1842 по 1859 г. О. жили в эмиграции. В 1859 г. в Сербию вернулся и вновь занял престол Милош О.; в 1860 г. ему наследовал Михаил III О. После смерти последнего (1868) княжеская корона перешла к усыновленному им его двоюродному племяннику, Милану IV О., внуку Ефрема О. После принятия королевской короны Милан отказался от обычая своих предшественников нумероваться не по имени, а по фамилии, и стал называть себя не князем Миланом IV О., а королем Миланом I. Сын его и Наталии - Александр и, нынешний король Сербии с 1889 г. См. Cuniberti, "La Serbia e la dinastia degli O. 1804 - 1893" (Турин, 1893).

В. В - в.

Оброк

- Этот термин встречается в древнерусских памятниках вместе с термином "дань"; поэтому старые финансисты наши думали, что "под О. разумеется всякий налог), собираемый натурою, или доход, получаемый с известного предмета" (Гагемейстер). Уже гр. Д. А. Толстой не соглашался с этим определением и полагал, что "О. была подать с разных угодий и вообще плата правительству взамен разнородных повинностей, деньгами или какою другою однообразною ценностью". Новейшие исследователи, гг. Лаппо-Данилевский и Милюков, установили, что "в своем происхождении О. противоположен государственной подати, как доход, вытекающий из договорных, частноправовых отношений". Под словом О. понимали в древности то, что в настоящее время разумеется под словом аренда, т. е. срочное или бессрочное пользование каким-либо недвижимым имуществом, вытекающее из договора найма. Частноправовой характер О. выступает особенно ярко в случаях отдачи "на О. из наддачи", т. е. с публичных торгов, городских торговых мест, лавок, харчевен, перевозов, кузниц, мельниц и других промышленных заведений, а также бобровых гонов, рыбных ловель, бортных ухожьев и других угодий, государством и монастырями. Уже в XVI в. бывали случаи отдачи "на О." (в аренду) целых деревень, с живущими в них крестьянами, при чем арендатор, обязываясь уплачивать определенную сумму О., принимал на себя и платеж всех государственных податей и повинностей "по сошному разводу". На ряду с этим уже в XV в. слово "О. " употребляется в значении государственной подати. Весьма вероятна догадка, что такое смешение понятий произошло в виду распространения приемов дворцового хозяйства и на черный волости, при отсутствии резкого различия между государственным и дворцовым управлением. О. являлся взамен тягла в двух случаях: 1) когда земля выходила из тягла (вследствие бегства или смерти тяглеца и т. п.) или еще не бывала в тягле, правительство отдавало запустевшую или порожнюю землю на О. до настоящих тяглецов; 2) когда необходимо было облегчить временно самих тяглецов или упростить их податные обязанности, оброком заменялась одна, или несколько, или все подати, входившие в состав тягла. Когда на О. переходила целая община, то для уплаты он раскладывался, как и тягло, на доли сошного письма и таким образом совершенно утрачивал свой первоначальный характер. В сфере отношений между крестьянами и помещиками или вотчинниками оброку можно противопоставить "изделие", хотя О., в виде платы денежной или продуктами, постоянно встречается на ряду с "изделием", т. е. уплатой повинностей работами.

И. Н. М.

Обручев Владимир Афанасьевич

- ген.-от-инф. (1795 - 1866); вовремя кампаний турецкой (1828 - 29) и польской был дежурным генералом; в 1842 г. назначены командиром отдельного оренбургского корпуса и оренбургским ген. губернатором. Здесь им предпринимаемы были экспедиции: в 1846 г. на вост. берег Каспийского моря; в 1847 г. - вглубь степей, до р. Сыр-Дарьи, где он возвел укрепление Раимское. В 1851 г. О. назначен был сенатором, в 1859 г. - председателем генерал-аудиториата.

Обры

- славянское летописное название авар. По нашей летописи О. стали владеть некоторыми славянскими племенами после гуннов, с начала VI в. Летопись сохранила память о насилиях О. над дулебскими женами, которые служили им вместо лошадей и волов. По летописному описанию, они были велики телом и горды умом и за свою гордость были истреблены Богом все до одного. Есть поговорка на Руси и теперь: "погибли как обры". Царство О. было уничтожено в VII в. отчасти вождем чехов Само, отчасти франками.

Обскуранты

(от латин. оbscurus) - название партии противников свободы, просвещения и прогресса.

Обструкционизм

(лат. obstructio) - название одного из видов борьбы парламентского меньшинства с большинством, состоящего в том, что оппозиция всеми доступными ему средствами старается затормозить действия большинства. Для этой цели служат длинные речи членов оппозиции, затягивающие заседания, бесконечные поправки, предлагаемые к каждому законопроекту большинства, интерпелляции и спешные предположения, мешающие рассматривать очередные дела, требование поименных голосований по незначительным вопросам и т. п. Заставляя большинство палаты употреблять слишком много времени на обсуждение законопроектов, О. имеет в виду возбудить в избирателях недоверие к его силам и тем вызвать поворот в общественном мнении в пользу оппозиции. При слишком упорном О., мешающем какому бы то ни было решению парламента, терпит ущерб всякая парламентская деятельность, могущая оказаться совершенно бесполезною. - Обструкцианистами стали называться прежде всего ирландские члены парламента с Парнеллем во главе, которые в 1879 г. старались компенсировать этим путем свою численную беспомощность. Действия их привели к коренному изменению всего делопроизводства палаты (1887). В Соед. Штатах противники отмены шермановских законов о серебре (1893) путем О. привели к крушению этой меры. В 1897 г. О. немецкой либеральной партии против клерикально-славянского большинства привел к закрытию сессии австрийского рейхсрата.

Общая собственность

(русские законы называют ее и общим владением) нераздельная собственность нескольких лиц на одну и туже вещь (donimium plurium рro indiviso). В отличие от индивидуальной, О. собственность не устанавливает непосредственного и исключительного господства каждого из обладателей над объектом обладания. Воля сособственников в отношении пользования, владения и распоряжения вещью связана взаимным соглашением их между собою; единоличному усмотрению подлежат лишь те права, осуществление которых не затрагивает интересов других собственников. Объектом О. собственности является, поэтому, не непосредственно самая вещь и не реальная или, как обыкновенно думают, идеальная часть ее, а определенная доля выгод и доходов, приносимых вещью. Римское право предоставляло каждому сособственнику самостоятельное право распоряжения своей частью; он мог передать свое право на вещь, заложить ее и предоставить пользование принадлежащими ему доходами и выгодами постороннему, без согласия других сособственников. Право владения и непосредственного доступа к вещи, поскольку это согласуется с правами других сособственников, также принадлежало каждому сособственнику, и всякое противодействие со стороны других лиц в этом отношении могло быть парализовано или владельческими исками, или иском об убытках, или, наконец, иском о разделе общего имущества. Каждый из сособственников имел право совершать необходимые для охранения вещи действия и производить необходимые для того издержки даже без согласия других сособственников, ставя на их счет причитающееся с них, по соразмерности, части этих издержек. Переделки вещи, ее улучшения и вообще заботы о ней, не вызываемый опасением погибели вещи или ухудшения ее состояния, могли быть предприняты лишь с общего согласия всех сособственников, по единогласному их решению. Последнее требовалось вообще во всех делах, касающихся интересов всех совладельцев, и рассматривалось римским правом как единственная справедливая гарантия каждого сособственника от поглощения его прав правами большинства. Господство последнего допускалось лишь при общем обладании в форме юридического лица. В случае невозможности достигнуть единогласия, О. собственность должна была распасться, по иску о разделе со стороны одного или нескольких соучастников; принудительное сохранение общности обладании по римскому праву не допускалось. Защита против нарушения прав О. собственности со стороны третьих лиц принадлежала каждому собственнику, независимо от соглашения с другими и с возложением на них издержек в соответственной части. По римскому праву, таким образом, союз сособственников. образованный вследствие общего обладания имуществом, ни в чем не ограничивал прав отдельных совладельцев, сохраняя за каждым из них значение самостоятельного субъекта прав на вещь, не подчиненного воле других совладельцев. О. собственность возникает из отношений добровольного товарищества, создаваемых для определенных торговых, промышленных и иных целей и влекущих за собой приобретение вещей в О. собственность, затем из общих предприятий и приобретений, отказов по завещанию нескольким лицам одной и той же вещи, случайного соединения (смешения, слития, confusio) вещей, принадлежащих разным лицам, - вообще из отношений, не связывающих сособственников в какой-либо принудительный союз, не создающих между ними корпорации. Отсюда и независимость положения каждого сособственника. История и современный быт Западной Европы знает целый ряд иных союзов т где обладание в форме О. собственности осложняется вмешательством элемента, видоизменяющего независимое положение сособственников, но не возвышающего их обладания до формы юридического лица. Особенность этих видов О. собственности состоит во 1-х в том, что не разграничиваются точно доли каждого из собственников в общем владении, так что размер обладания каждого остается или неопределенным, или изменчивым: во 2-х, в целом ряде отклонений от постановлений римского права, главным образом - от начала единогласия в некоторых видах распоряжения вещью. От обладания в форме юридического лица эти виды О. собственности отличаются связью имущественного обладания с личностями членов союза, как в области пользования, так и в ответственности по обязательствам, возникающим из общего имущества. Отсутствие разграничения долей обладания встречается по преимуществу в той исторической форме, которая известна в Германии под именем О. руки (Gesammte Hand) - название, происходящее от обычая при заключении юридических следок браться за руки, для выражения мысли, что все участники сделки действуют, как один человек. Распространенная в средние века как между аллодиальными, ленными, дворянскими, так и между крестьянскими владельцами земель, эта форма обладания на первых порах представляла собою коммуну, где О. пользование имуществом соединялось с совместной жизнью под одним кровом и едой за общим столом (соучастники имеют ein Brod, einen Rauchfang). Поздние довольствовались общим владением и пользованием имуществом. Обладание было О. в том смысле, что ни один из членов не мог самостоятельно распоряжаться своей долей в пользу третьих лиц без согласия всех остальных членов. Он мог, однако, потребовать раздела, если раздел был возможен до свойству имущества; размер долей определялся при этом, главным образом, количеством наличных владельцев. В случай смерти члена, ему наследовали его нисходящие (или вообще семейные, состоящие под его властью), но не в его долг, а становясь самостоятельными членами общины и претендуя на право общности наравне с другими. Раздел и выход из общины был невозможен в тех союзах, которые имели принудительный характер (общность имущества мужа и жены, общность семейная, где члены связаны подчинением власти домовладыки, и другие союзы, сложившиеся по этому типу); но здесь являлось уже ограничение личной правоспособности отдельных членов и форма обладания теряла гражданско-правовой характер. В новое время отношения, слагавшиеся прежде по типу О. руки, уступили место тому виду О. собственности, при котором различаются доли каждого совладельца, но запрещается раздел общности, в виду целей союза, рассчитанного на долгое существование. Каждый сособственник может распоряжаться своей частью (продавать, закладывать, дарить, отказывать по завещанию и т. д.), но другим членам предоставляется право преимущественной покупки или выкупа. Пользование вещью и вообще распоряжение ее субстанцией производится по большинству, но не наличного числа членов, а долей, на которые разделено обладание; меньшинству предоставляется право требовать обеспечения невыгод, могущих произойти от принятого решения, или уничтожения общности, или судебного рассмотрения правильности решения большинства по существу. Ответственность за долги падает не только на имущества, состоящие в общем обладании, но и на остальное имущество сочленов, которое иногда несколько еще лет после выхода члена из общности продолжает служить обеспечением сделок, заключенных при его нахождении в составе союза (прусск., австр. и итал. улож.). Некоторые юристы (Безелер, Блунчли, в настоящее время Гирке) видят в указанных видах общей собственности особые образования национально-германского происхождения и называют их корпоративными товариществами (Genossenschaften), в отличие от чистой формы общей собственности с одной стороны и юридического лица с другой; но выставленная ими теория подлежит большому спору. Новейшие германские законодательства (сакс. и общегерм. уложение) в отделе О. собственности дают предписания более близкие к римскому типу, рассматривая видоизменения ее по описанному выше образцу как особые формы союзов или возведения их на степень юридических лиц.

Русская организация О. собственности (ст. 543 - 556 т. X ч. 1) по своему общему характеру ближе к римской, так как требует единогласии в распоряжении имуществом и в случае несогласия предоставляет только право требовать раздела, если имущество подлежит разделу (закон различает О. собственность на раздельные и нераздельные имущества), распоряжение сособственников своими долями ограничивается, подобно германской общей собственности, правом предварительной покупки со стороны других участников, "по справедливой оценке", так как принятие нового члена в общность требует "общего согласия" (ст. 555 и 548). практика, однако, ограничивает эти постановления закона, расширяя права отдельного сособственника. Остзейское право тожественно, в этом отношении, с русскими законами (ст. 938 - 933). Русскому праву известны также особые формы О. собственности, близкие к упомянутым выше германским.

Литература. Windscheid, "Lehrb. der Pandekten" (169); Dernburg, "Lehrb. der preuss. Privatrechts" (I; 222 - 4); Puntschart, "Moderne Theorie des Privatrechts" (12, Лиц., 1893); Gierke, "Handb. d. deutsch. Privatrechts" (I,

75 - 76); В. фон-Зелер, "Учение о праве О. собственности по римскому праву" (Харьк., 1895); Анненков, "Система русского гражданского права" (II, 89 сл., СП б., 1895); Дювернуа, "Из курса лекции по гражданскому праву" (гл. II, изд. 1895).

В. И.

Общественное мнение

- одна из сил, действующих на правительство, а также на отдельных лиц, не будучи, в то же время, властью. Зародилось О. мнение весьма давно; еще у Гомера есть ясные указания на страх перед О. мнением (Одиссей после убийства женихов), на его влияние, на стремление правящих лиц привлечь его на свою сторону. "Это говорил всякий, обращаясь к своему соседу", - так несколько раз описывается проявление О. мнения в Илиаде. Позже, в демократиях древней Греции, а также в Риме, О. мнение не составляло самостоятельной силы, так как общественные группы, принимавшие участие в его выработке, держали власть непосредственно в своих руках и имели возможность приводить в исполнение свои желания; но оно несомненно существовало и сказывалось с особенною яркостью в институте остракизма. Быстро сменяющиеся настроения демоса, составляющие в каждый отдельный момент О. мнение, дали обильную пищу сатире Аристофана. В последние годы римской республики и во время римской империи, по мере кодификации права, О. мнение нередко приходило, по частным вопросам, в столкновение с писанным законом, и тяжущиеся стороны очень хорошо знали, что судьи в весьма значительной степени подчиняются влиянию первого, в ущерб авторитету второго. В средние века роль О. мнения была сведена до минимума: общество, раздробленное на отдельные сословия, при противоположности их интересов, не имело органа, посредством которого О. мнение могло бы формироваться и проявляться. И тогда, однако, существовало некоторое подобие О. мнения в каждой отдельной общественной группе. Сильно развилось О. мнение в новое время, после изобретения книгопечатания и в особенности после приобретения обществом, в большей или меньшей мере, права сходок, собраний и т. п. О. мнение играет сравнительно скромную роль в государствах самодержавных, где нет свободы печати и общество не имеет никакого предусмотренного и определенного законом влияния на правительственную политику; но и здесь значение О. мнения далеко не ничтожно. Объявление войны, способ ее ведения, заключение мира весьма часто обусловливаются, в большей или меньшей мере, именно О. мнением. Если не начало отечественной войны 1812 г., то замена Барклая де Толли Кутузовым была прямым результатом известного настроения О. мнения, точно также как и народное движение 1813 г. в Германии против Франции. Турецкий султан, при всей легальной неограниченности своей власти, беспрестанно принимает свои решения из страха перед О. мнением. В таких странах, как Соед. Штаты, при широком распространении грамотности и интереса к политическим делам, при неограниченном господстве всеобщего голосования, президент, губернаторы, даже судьи являются как бы прямыми органами О. мнения. Развитие ежедневной прессы, обилие политических и иных обществ, частые митинги служат доказательством его существования, а появляющиеся в прессе статьи и произносимые на митингах речи, иногда гораздо более содержательные, чем речи в законодательных собраниях, свидетельствуют о том, что для политических деятелей гораздо важнее склонить на свою сторону О. мнение, чем законодательные собрания. Иначе стоит дело в Зап. Европе. Здесь, при неполном господстве, а иногда при отсутствии всеобщего голосования, О. классы, принимающие участие в выработке О. мнения, не всегда и не вполне совпадают с классами, избирающими законодательные собрания, а последние, при продолжительности их полномочий, приобретают гораздо более, самостоятельное и независимое значение; этому же содействует большая разница в степени образована и политического понимания между народными массами и людьми, принимающими активное участие в политической деятельности, а также отсутствие или недостаточное развитие органов местного самоуправления, играющих в Америке роль промежуточного звена между высшим правительством и народною массою. Вследствие всех этих условий, О. мнение весьма часто не совпадает с мнением избранных законодательных собраний, и тем не менее оказывает на них непосредственное и серьезное влияние, даже там, где они являются избранниками не всего общества, а только его привилегированных классов (как в Англии до парламентской реформы). Нужно заметить, однако, что не всегда и не везде весь народ принимает участие в выработке О. мнения. Неграмотная или полуграмотная масса, далекая от политической жизни, стоит обыкновенно вне его, принимая в нем участие только в исключительные моменты (войны, революции). В прошлом столетия и в первой половине текущего носителями О. мнения были по преимуществу средние и высшие классы; в последние десятилетия О. мнение быстро демократизируется, все глубже и глубже захватывая новые слои народа. В Англии, напр., госуд. люди, независимо от парламентской деятельности, стремятся влиять прямо на общественное мнение даже тогда, когда сочувствие парламента за ними обеспечено, а тем более тогда, когда в парламенте они остаются в меньшинстве. Палата лордов, тормозя деятельность палаты общин, ссылается (основательно или неосновательно) на О. мнение; будто бы несогласное с палатой общин. О. мнение, и притом именно О. мнение классов, чуждых по закону политической жизни, вынудило у парламента избирательные реформы 1832 и 1867 г., которые (особенно первая) были весьма мало желательны как парламенту, так я тем О. классам, которые он в то время представлял. Еще резче это сказалось в Бельгии, в 1893 г., когда О. мнение вынудило буржуазный парламент на крайне ему нежелательную радикальную реформу избирательной системы. Характерным примером влияния О. мнения может служить также отставка, данная в 1892 г. в Пруссии королем Вильгельмом II министру Цедлицу, когда внесенный им школьный законопроект вызвал всеобщее негодование; отставка была дана не смотря на то, что прусская конституция вовсе не обязывала короля к такому решительному шагу. О. мнение влияет не только непосредственно на политических деятелей: государственный кредит, денежная система находятся от него в теснейшей зависимости. На уголовное право О. мнение имеет влияние через посредство приговоров присяжных; этим путем в Англии была завоевана фактическая свобода прессы, не смотря на наличность сохраняющихся и поныне весьма стеснительных законов против печати. О. мнение имеет большое влияние на судьбу частных лиц; в некоторых кодексах (напр. германский, ст. 186, 187, 189) диффамация и клевета прямо определяются, как попытка унизить лицо в О. мнении. О. мнение является весьма важной инстанцией в оценке произведений литературы и искусства, даже музыки; успех часто создается для них не суждением знатоков; а именно О. мнением. Не смотря на такую крупную роль О. мнения, часто бывает весьма трудно распознать и определить его. Показания прессы - главного органа О. мнения и в то же время силы его формирующей - не всегда безошибочны; причиною этому служит неравномерное распространение грамотности и состоятельности, а затем недостаточная приспособляемость прессы ко всем изгибам и переменам О. мнения. Нередко законодательная мера, восхваляемая большинством газет в стране, отклоняется всеобщим голосованием, и наоборот; заем, поддерживаемый печатью, не находит сбыта, а еще чаще бывает обратное. В оценке О. мнения взгляды сильно расходятся. Одни видят в О. мнении "глас Божий", другие (напр. Гегель) считают его достойным презрения, Вследствие его неосновательности и переменчивости, и в независимости от него видят доказательство умственного и нравственного величия. Первое мнение находит сочувствие преимущественно в демократическом и либеральном лагере, последнее - в аристократическом и консервативном. Вообще можно сказать, что О. мнение - сила, действующая разумно и плодотворно при благоприятных условиях (распространение образования, отсутствие стеснений для правильной выработки О. мнения, наличность его органов, существование известных задержек и противовесов ему и т. д.), неразумно и вредно - при неблагоприятных. Последнего взгляда держится наиболее глубокий исследователь О. мнения, Джемс Брайс, в книге: "Американская республика" (т. III., М., 1890). См. также Гольцендорф, "О. мнение" (СП б., 1895).

В. В - в.

Объект

(предмет) - соотносительно с понятием субъекта (подлежащее) означает вообще то, что дано в познании, или на что направлена познавательная деятельность. Противоположение между О. и субъектом есть чисто относительное и диалектическое, поскольку сам субъект становится О., когда обращает на. себя познавательную деятельность (в самосознании), а с другой стороны то, что является для нас как внешний О. может иметь субъективное бытие для себя. Хотя слово О., кроме познания, употребляется также и относительно других душевных деятельностей, но определенный О. дается воде, чувству и т. д. лишь посредством познания. В средневековой схоластической философии термин субъективный означал внутреннюю действительность существа, а объективный лишь бытие в представлении или идее. В обыкновенном словоупотреблении, напротив, объективный значит имеющий основания в природе вещей, независимо от познающего субъекта. Для наивного реализма все, что дано в чувственном опыте, имеет такую независимую от субъекта реальность и признается в этом смысле объективным. Критически идеализм возвращается отчасти, хотя другим путем, к терминологии схоластической. Так как с точки зрения Канта все, что мы находим в познаваемом, заранее вложено туда познающим субъектом, в виде присущих ему априорных способов или форм познавательной деятельности, то все данные О. суть, по содержанию своему, лишь представления субъекта; хотя и обусловленные чем-то вне его. Особое значение имеет вопрос о независимом от субъекта и в этом смысле объективном характере идей, определяющих достоинство бытия, каковы добро, истина, красота.

Вл. С.

Объектив

(предметное стекло) - то стекло зрительной трубы или микроскопа, которое обращают к предмету, при рассматривании его названными оптическими приборами; также - совокупность оптических стекол фотографической камеры. О. имеют различное устройство, смотря по тому, для какого из названных приборов они назначаются.

Объем

- вместимость геометрического тела, т. е. части пространства, ограниченной одною или несколькими замкнутыми поверхностями. Вместимость или емкость выражается числом заключающихся в О. кубических единиц. Вычисление величины О. производится помощью приемов, излагаемых в геометрии и интегральном исчислении. Приводим здесь формулы, выражающие величины объема некоторых геометрических тел:

Выражения О. правильных многогранников, в которых а означает длину ребра, R - радиус описанного шара, r - радиус шара вписанного.

Тетраэдра Куба Октаэдра Додекаэдра Икосаэдра

Обычаи

- в обширном смысле всякая подробность или особенность жизни (кроме чисто физиологической или патологической), повторяемая, постоянно, периодически или при известных случаях, сознательно или бессознательно (по привычке, преданию, и т. д,) , большей или меньшей группой лиц или даже одним лицом, как нечто неизбежное, необходимое, полезное или приятное. В этом смысле можно говорить об обычаях племен и народов, а у отдельного народа - об О. тех или иных его подразделений, сословий, классов, полов, обществ, профессий, лиц, об О. религиозных, военных, правовых, торговых, промышленных, санитарных, модных и т. д. соответственно тем категориям, на которые распадаются жизнь и быт. В более тесном смысле О., однако, отличается от закона, обряда, моды и означает, главным образом, такие особенности народного быта, которые, сложившись в более или менее отдаленные времена, переходят от поколения к поколению, как правила жизни, налагаемые силой общественного мнения и часто продолжающие существовать и тогда, когда уже утратилось сознание их первоначального значения и смысла. С изменением условий быта и с распространением новых воззрений и понятий, старые О. мало помалу приходят в упадок. перестают соблюдаться, видоизменяются или заменяются новыми. Во всяком случае, О. руководит всеми людьми, в большей или меньшей степени, на всех ступенях культуры, начиная с первобытной и кончая высшими; мы встречаемся с ним как у дикарей, так и в цивилизованных обществах. На низших стадиях культуры О. является регулятором жизни, умеряющим произвол отдельных лиц в интересах общины. "Давление со стороны общественного мнения, - замечает Тейлор, принуждает людей действовать согласно О., который дает правила относительно того, что должно и чего не должно делать в большинстве случаев жизни. Исследователи диких стран иногда слишком смело заключали, что дикари живут без стеснений, следуя каждый своему собственному произволу. На самом деле жизнь у дикарей на каждом шагу скована цепями О.". Во многих случаях очевидно, что О. возник ради блага общества или того, что считалось благом. Например, в нецивилизованных странах вообще считается похвальным и даже необходимым оказывать гостеприимство всем проходящим, так как каждый знает, что когда-нибудь он сам может иметь в том нужду. У некоторых племен Австралии обычай запрещал молодым охотникам пользоваться известною дичью и лучшими частями крупных зверей, которые предоставлялись старикам. Нет сомнения, что это делалось для общего блага, потому что опытные старики, неспособные к тягостям охоты, могли приносить пользу племени в качестве хранителей народной мудрости и почетных советников. Однако, при суждении об "общем благе", необходимо иметь в виду соответственную стадию культуры и ближайшие потребности данных условий существования. У бродячих дикарей, напр., еще и теперь существует местами обычай убивать стариков, неспособных следовать за племенем в его перекочевках и добывать себе пищу охотой. Предания доказывают, что О. этот был некогда значительно распространен, даже у предков народов, ставших впоследствии культурными. У дикарей убийство своих сограждан есть преступление, но по отношению к рабам, детям, дряхлым старикам оно теряет это значение, а по отношению к врагам, даже иноплеменникам вообще, является доблестным, хотя бы это были безоружные люди, женщины, дети. У многих дикарей считается позорным красть друг у друга или нарушать данное слово, но похищение чего-либо у чужих вызываете только похвалы, в особенности когда оно сопряжено с трудностями и опасностями. Весьма распространенный на низших стадиях культуры (а отчасти и на более высоких) О. кровной мести имел первоначально, по мнению Тейлора, известную. разумность и пользу, так как удерживал людей от насилия на той ступени, когда еще не существовало особых судей и палачей. Многие О. менее культурных народов - напр. общее владение землей, раздел продуктов охоты или имущества после смерти, перекочевки (у скотоводов), левират, побратимство, экзо- или эндогамия, организация каст, классов, цехов и т. д. - имели некогда важное значение и были существенно полезны, в том или ином отношении, для племени или его отдельных групп. Польза других обычаев не достаточно ясна, а некоторые даже прямо вредны, но утверждение их объясняется воображаемою их пользою или стоит в связи с общим мировоззрением и религиозными обычаями. Таковы, напр., различные О. самоуродования и самоистязания, О. свадебные и погребальные, празднества, имеющие характер вакханалий и сатурналий, и т. п. С течением времени первоначальный смысл многих О. забывается или они получают иное значение, но тем не менее народ часто упорно их держится, чтя в них завет мудрой старины и проявление национальной самобытности. Изучение народных обычаев, часто являющихся пережитками отдаленного прошлого, представляет большой интерес как с точки зрения истории культуры и этнологии, так, отчасти, я в смысле практическом, для уяснения условий и нужд народного быта.

Д. А.

Обь

- одна из величайших рек Сибири, орошающая две губернии - Томскую и Тобольскую, образуется в Бийском округе Томской губ., из слияния pp. Бии и Катуни. и впадает в Обскую губу Сев. Ледовитого океана. От места своего образования О. протекает на ЗЮЗ до устья р. Чарыша, отсюда она направляется к С до устья р. Зудиловой у с. Белоярского, при чем ниже г. Барнаула до р. Кислухи разливается на несколько проток, образуя низменные, заросшие травой, кустарником и лесом острова. От Белоярского река протекает извилистым течением на З до с. Крутой, откуда до с. Камня течет на ЗСЗ, далее делает крутой поворот на ССЗ и затем протекает к СВ, но, не доходя устья р. Берди, вновь поворачивает на С и ССЗ до д. Орский Бор, где снова отворачивает к С В до устья р. Иксы у с. Кругликова. Отсюда, до впадения в нее справа р. Томи, течет на С и ССВ. От р. Томи до устья р. Шагарки река в общем имеет сев. направление и сев. зап. до впадения в нее р. Чулыма. Вниз от последнего О. делает крутое колено в ЮЗ до р. Тятом, откуда течет до г. Нарыма на СЗ, а ниже последнего на ССЗ, но между д. Подъельником и Мизюркиными юртами делает крутой поворот к ЮЗ, образуя много побочных протоков, точно также между Тогурским устьем р. Кети и Нарымским той же р. О. разбивается на множество проток, соединяющихся нередко с нижним течением р. Кети побочными рукавами. Далее р. О. в общем до впадения в нее Иртыша протекает к СЗ, делая местами изгибы, колена и повороты к СВ и ЮЗ и даже к Ю. Уже выше г. Сургута О. разбивается снова на много проток более или менее значительных (Полой, Пиго, Старая) и в таком виде она протекает по всей своей долине до устья Иртыша и далее, хотя многие из этих проток и русл летом, в особенности в засуху, вовсе обсыхают. От впадения Иртыша до устья р. Чамаш-ягана О. имеет сев. зап. направление. Отсюда О. опять разливается на множество проток, образуя целый архипелаг наносных, в большинстве плоских островов. Главное же русло держится правого нагорного берега, хотя и некоторые левые протоки также представляют значительные речные русла. В общем река до Обдорска имеет сев. и отчасти сев.-вост. направление. От Обдорска до впадения своего в Обскую губу, на параллели мысов Ямасол и Жертв, река имеет вост. отчасти даже юго-восточное направление. В низовьях своих от Обдорска и при впадении своем в Обскую губу река покрыта множеством больших и малых низменных, песчано-глинистых островов и распадается на несколько рукавов, из которых главными считаются Большая О., близ правого берега речной долины; Малая О. к средине и Хаманельская О. у левого берега долины, из коих ныне самою глубокою и более судоходною считается последняя. Длина р. О. от ее образования до впадения в Обскую губу 3450 - 3500 в., от начала р. до Барнаула 250 в., от которого до Обдорска 3000 верст и от Обдорска до губы около 250 верст, при чем на Томскую губ. приходится несколько более. 1200, остальное - на Тобольскую. В первой губернии она орошает Бийский, Барнаульский и Томский (Нарымский край) округа, во второй - Сургутский и Березовский и отчасти Тобольский округа. Ширина О. у гор. Барнаула 350 саж., у гор. Коловани 800 саж., в Нарымском крае, где река разбивается многочисленными островами - до 3 верст; в Тобольской губ. от 11/2 до 21/2 и до 31/2, верст, а там, где разделяется на многочисленные рукава и протоки, ниже устья речки Чамашягана - 30 до 40 верст, причем главные рукава, Большая О. - от 11/2 до 2 в., малая О. - от 200 до 300 саж. при впадении в губу - от 5 до 20 вер. Глубина реки в верховьях до 2 саж., ниже Иртыша глубина достигает от 10 до 15 саж. но в низовьях, ниже Обдорска глубина, Большой О. изменяется от 4 до 8 сажень и более. Глубина Хаманельской О. - от 4 до 7 саж. и местами более, на баре глубина до 9 фут. Нередко даже на самом фарватере попадаются отмелые места, в особенности в межень и засуху. В верхней части течения дно р. каменистое и нередко встречаются каменные переборы и мели, в межень мешающие судоходству; последний каменистый перебор находится близ устья р. Томи. Далее дно становится песчаным и песчаноглинистым. Ниже Томи судоходство не встречает препятствий; даже до г. Барнаула пароходы без особого труда совершают свои рейсы; от Барнаула до Бийска пароходство в межень становится несколько затруднительным, по недостаточной глубине реки на переборах, зато сплав леса здесь играет довольно видную роль. До Барнаула во всю навигацию могут ходить по р. суда, поднимающая от 15 до 16000 пуд. груза. Весною, в конце апреля или в первой половине мая, О. выходит из берегов и разливается местами, у плоских берегов, на десятки верст в ширину. Лишь во второй половине июня вода начинает убывать, обнажая луговые поймы, окаймляющие берега и, наконец, входит в свое обычное русло. Течение р. до устья р. Томи, в особенности в верховьях, довольно быстрое, далее становится медленным, а в Тобольской губернии, в Березовском округе тихое, что зависит от малого падения р. в низовьях. Высота Барнаула в среднем не превышает 347 фт. над ур. м.. Длина О. от этого города до устья - около 3250 верст. От впадения р. Чарыша О. течет в неширокой долине и крутых берегах, причем правый покрыт густым бором. От Чарыша до Белоярского левый берег возвышенный. Между устьями pp. Чумыша в Берди О. огибает, обширною дугою, западную и сев. оконечность Садаирского горного хребта, почему правый берег значительно возвышен, а близ д. Крутихи О. течет в крутых, лесистых берегах. Ниже р. Чумыша река значительно расширяется и протекает между низкими болотистыми, лесистыми берегами; далее, вниз от Томи, левый, а местами и правый берег становятся холмистыми, но в большинство эти холмы вскоре уходят от реки, которая вплоть до Иртыша течет в невысоких ярах, не превышающих одной-двух саж. высоты. Ниже Иртыша, в особенности ниже устья Чемаш-ягана, где река разбивается на рукава, соединенные между собою протоками, О. образует обширные острова, низменные, необитаемые и поросшие кустарником и травой. В этой части своего течения река орошает страну богатую сенокосами, при чем правый берег Обской долины возвышен, покрыть лесом; в обнажениях береговых глин не мало окаменелостей и раковин. Под влиянием течения, в водополье довольно сильного, русло О. ежегодно меняется, причем в пределах южной части Томского округа уклоняется на З, подмывая нагорный левый берег и занося правый илом и песком. О. покрывается льдом обыкновенно в верхней и средней частях своего течения во второй половине октября, ниже, в Березовском округе, в начале октября; вскрывается в половине апреля в верхней части течения, в конце апреля - в средней, в первой половине мая - в нижней части течения. В Барнауле О. свободна от льда до 198 дней в году, в Обдорске - 180 дней. Во время весенних разливов вода подымается до 14 фт. и разливы достигают в Тобольской губ. обширных размеров, затопляя острова реки и давая ей, ниже устья Иртыша, ширину от 30 до 40 в. - Зимою вода реки в нижнем ее течении под льдом, обыкновенно в конце января приходит в гнилой застой, становится красноватой и делается негодной к употреблению, по местному выражению "замирает" (причины - неизвестны); в это время даже рыба не живет в реке, а уходит в море или же дохнет. Это явление свойственно не одной О., но и прочим полярным сибирским рекам, имеющим как низовья О., чрезвычайно тихое и медленное течете. Известно только, что "замор" идет сверху реки и обратно живая вода тоже приходит сверху весной. Рыбою река чрезвычайно богата, в особенности ее низовья: ежегодно добывается не менее полумиллиона пд. рыбы, икры и вязиги. Все лучшие рыболовные пески по средней О. находятся в руках томских, нарымских и сургутских рыбопромышленников, а низовые - тобольских, березовских и отчасти обдорских. Пески эти сдаются их владетелями-инородцами, остяками, часто почти задаром или по низкой цене; все эти инородцы закабалены промышленниками и жестоко эксплуатируются как ими, так и местными торговцами. Главные породы рыб, который со вскрытием реки, в начале 1 юня, поднимаются в ее верховья суть: осетр, стерляди, налим, максун, сырок, шокур и сельдь. В устьях О. добывают также дельфинов (белух). Рыбу ловят преимущественно неводами, инородцы - острогой и колыданом, вроде большого сачка. Весною по О. начинается охота на водяных птиц, уток, гусей и лебедей. Судоходство по О. довольно значительно, в особенности сильно развилось пароходство, как грузовое, так и пассажирское. В настоящее время по О. и ее притокам ходят до 120 пароходов, с 240 баржами; из них около 20 занимаются перевозкой пассажиров и пенной клади, прочие буксируют баржи с хлебом и другими товарами, идущими из Сибири или в Сибирь. Грузовое движение превышает 10000000 пд. в лето, ценность перевозимых грузов до 20 милл. рублей. Главные пристани - Бийск, Барнаул, Томск, Сургут, Березов, Обдорск; много второстепенных, преимущественно хлебных пристаней, напр. Быстроистокая, Бердская. Кривощоковская, Усть-Чарышская. - Из многочисленных притоков О. назовем более важные, впадающие справа: Чемровка, Большая, Бобровка, Зудилова, Повалихина, Чумыш, Иня, Сузун, Бердь, Тоя, Икса, Томь, Чулым, Кеть, Тым, Асезон, Вах, Аган, Пим, Лямин, Назым, Там-вом-тор, Чамаш-яган, Казым, Куновать и Полуй; левые Песчаная, Анюй, Чарыш, Алей, Барнаулка, Касмала, Юдиха, Алеус, Орда, Чемь, Чик, Конда, Шагарка, Тотош, Ягодная, Чая, Парбюга, Парабель, Васюган, Ельяг, Дар-яган, Куль-оген, Большой Юган, Салым, Иртыш, Юнь-яга, Выспуголь, Ендырь, Чупур-яган, Сосва, Сынья, Войкор, Собь и Щучья.

П. Л.

Овес

Avena L. - род растении из сем. Злаков. Однолетние и многолетние травы. Соцветие - метелка, состоящая из крупных колосков с большими кроющими чешуями, нередко замыкающими цветы, которых в каждом колоске от 2 до 3; из них верхний обыкновенно недоразвит, а нижний несет на спинке внешней цветочной чешуи. прямую или согнутую коленом, внизу скрученную ость. Нижняя цветочная чешуя на. верхушке более или менее надрезана, цветочные пленочки раздвоены. Завязь на верхушке волосатая; перистые рыльца выступают из основания или из середины колосков. Плод (зерно) плотно обвернут кожистою цветочною чешуею и снабжен по большей части продольным желобком. Сюда до 40 видов, распространенных преимущественно в умеренных странах Старого Света, в северной и южной Америке очень мало. Разные авторы разделяют этот род различно. Самый важный вид есть A. sativa L., обыкновенный или кормовой О. Это однолетник, с раскидистою метелкой; кроющие чешуи длиннее цветочных; колоски содержать от 2 до 3 цветков; ость голая или под нижним цветком пушистая; внешние цветочные чешуи туповато-двузубые, в ости не продолжаются; ость имеется только при нижнем цветке и внизу скрученная; иногда ее вовсе нет. Этот вид дал множество разновидностей. Отечеством его считается страна, простирающаяся от нижнего течения Дуная (в Венгры) и далее на ЮВ до Кавказа включительно; хотя за Кавказом его мало разводят. Он на почву неприхотлив и родится на всякой, исключая излишне песчаной и известковой. Удается после всяких хлебов, но еще лучше после картофеля или клевера. Склонен к перерождению и потому полезно менять семена каждые 5 лет.

А. Б.

Овидий

Публий Овидий Назон - один из самых даровитых римских поэтов, род. в 43 г. до Р. Хр. (711 по основании Рима) в г. Сульмоне, в стране пелигнов, небольшого народа сабелльского племени, обитавшего к В от Лациума, в гористой части Средней Италии. Место и время своего рождения О. с точностью определяет в своей автобиографии (Trist., IV, 10). Род его издавна принадлежал к всадническому сословию; отец поэта был человеком состоятельным и дал своим сыновьям блестящее образование. Посещая в Риме школы знаменитых учителей, О. не чувствовал никакого влечения к ораторскому искусству, а с самых ранних лет обнаруживал страсть к поэзии: из-под его пера невольно выходили стихи и в то время, когда ему нужно было писать прозой. По желанию отца, О. вступил на государственную службу, но, прошедши лишь нисколько низших должностей, отказался от ее, предпочитая всему занятия поэзией. Рано, также по желанию отца, женившись, он скоро должен был развестись с своей женой; неудачно и непродолжительно было его и второе супружество, и только третья жена его, из рода Фабиев, осталась с ним связанною навсегда. Вероятно, она и подарила его дочерью Периллой, которая также писала стихи (Trist., III, 7, 11). Дополнив свое образование путешествием в Афины. Малую Азию и Сицилию и выступив на литературном поприще, О. сразу был замечен публикой и снискал дружбу выдающихся поэтов, напр. Горация и Проперция. Сам О. сожалеет, что ранняя смерть Тибулла помешала развитию между ними близких отношений и что Вергилия (который обыкновенно не жил в Риме) ему удалось только видеть. Первыми литературными опытами О., за исключением тех, которые он, по его собственным словам, предавал огню "для исправления", были "Героиды" (Heroides) и любовные элегии. Героидами озаглавливаются в изданиях О. любовные послания женщин героической эпохи к своим мужьям или возлюбленным, обозначаемый в сочинениях самого поэта просто именем посланий, "Epistulae" (Epistolae). Изобретателем этого рода поэтических произведений был сам О., как он об этом и заявляет в своей "Науке любви" (III, 346). Заглавие "Героид" явилось впоследствии и встречается у грамматика VI стол. Присциана (X, 54: Ovidius in Heroidibus). Taких любовных посланий или "Героид" с именем О. до нас дошло двадцать одно; но они далеко не все могут считаться подлинными. Сам О. в одной из своих любовных элегий ("Amores", 11, 18, 21 след.) поименовывает только восемь "Героид" (значащихся под јј 1, 2, 4, б, 6, 7, 10 и 11). Но это не значит, что все остальные "Героиды" подложны, хотя Лахман и утверждал это. Очень вероятно, что подложна 15-я "Героида", так как ее нет в древнейших списках О.; но несомненно подложны лишь шесть последних, заключающая в себе переписку между героями и героинями, они явно подделаны под стиль О. да и своим характером переписки резко отличаются от того, как задуманы и исполнены несомненно принадлежащая перу О. послания. По своему поэтическому достоинству не все"Героиды" одинаковы; некоторые из них, и именно те, на которые указывает сам О., обличают руку мастера, с необыкновенною легкостью входящего в положение и настроение избранных им лиц, живо, остроумно и в удачных выражениях воспроизводящего их мысли, чувства и характеры. Любовные послания героинь, высказывающихся в чертах, свойственных индивидуальности каждой из них, тоску и страдание от долгой разлуки, являются, в известной степени, плодом риторического образования О.; это - как бы увещательные речи (suasoriae), в составлении которых на вымышленные темы любили упражняться в риторских школах у римлян и которые у О., по свойству его дарования, принимали, как это заметил еще слышавший его школьные декламации ритор Сенека, поэтическое выражение. Яркость поэтического дарования О. высказывается и в "Героидах", но наибольшее внимание римского общества он обратил на себя любовными элегиями, вышедшими, под заглавием "Amores", сначала в пяти книгах, но впоследствии, по исключению многих произведений самим поэтом, составившими три книги, которые и дошли до нас, заключая в себе 49 стихотворений. Эти любовные элегии, содержание которых в той или другой степени несомненно основывается на любовных приключениях, пережитых поэтом лично, связаны с вымышленным именем его подруги, Коринны, которое и прогремело на весь Рим, как об этом заявляет сам поэт (totam cantata per Urbem Corinna). В этих более или менее сладострастных произведениях О. удалось проявить в полной силе яркое дарование, уже тогда, т. е. в очень молодые годы его жизни, сделавшее его имя громким и популярным; оканчивая последнюю из этих элегий, он воображает себя столько же прославившим свой народ. пелигнов, сколько Мантуя обязана своей славой Вергилио, а Верона - Катуллу. Бесспорно, поэтического дарования, свободного, непринужденного, блистающего остроумием, естественностью и меткостью выражения, в этих элегиях очень много, как много и версификаторского таланта, для которого, по-видимому, не существовало никаких метрических трудностей; но все-таки поэт, выпустив в свет свои "Amores", не имел достаточного основания ставить себя на одну доску не только с Вергилием, но и с Катуллой. Он не превзошел здесь ни Тибулла, ни Проперния, у которых, как и у самого Катулла, он делает даже не мало дословных или почти дословных заимствований (см. Zingerle, "Ovidius und sein Verhaltniss zu den Vorgangern und gleichzeitigen Romischeu Dichtern", Инсбрукк, 1869 - 71).

Не менее шума наделало в свое время и то произведете О., о приготовлении которого он возвещал своим читателям еще в 18-й элегии II книги и которое в рукописях и изданиях О. носит заглавие "Ars amatoria" ("Любовная наука", "Наука любви"), а в сочинениях самого поэта - просто "Ars". Это - дидактическая поэма в трех книгах, писанная, как и почти все сочинения О.; элегическим размером и заключающая в себе наставления, сначала для мужчин, какими средствами можно приобретать и сохранять за собой женскую любовь (1 и 2 книги), а потом для женщин, как они могут привлекать к себе мужчин и сохранять их привязанность. Сочинение это, отличающееся во многих случаях крайнею нескромностью содержания - нескромностью, плохо оправдываемою заявлением, будто он писал эти наставления лишь для публичных женщин, solis meretricibus (Trist., II, 303), -в литературном отношении превосходно и обличает собою полную зрелость таланта и руку мастера, которая умеет отделать каждую подробность и не устает рисовать одну картину за другой, с блеском, твердостью и самообладанием. Написано это произведение в 752 - 753 (2 - 1 г. до P. Хр.), когда поэту было 41 - 42 года от роду. Одновременно с "Наукой любви" появилось к тому же разряду относящееся сочинение О., от которого до нас дошел лишь отрывок в 100 стихов и которое носит в изданиях заглавие "Medicamina faciei". На это сочинение, как на готовое, указывает женщинам О. в III книге "Науки любви" (ст. 205), называя его "Medicamina formae" ("Средства для красоты") и прибавляя, что оно хотя и не велико по объему, но велико по старанию, с каким написано (parvus, sed cura grande, libellus, opus). В дошедшем отрывке рассматриваются средства, относящиеся к уходу за лицом.

Bскоре после "Науки любви" О. издал "Лекарства от любви" ("Remedia amoris") поэму в одной книге, где он, не отказываясь и на будущее время от своей службы Амуру, хочет облегчить положение тех, кому любовь в тягость и которые желали бы от нее избавиться. Он исполняет и эту задачу рукою опытного поэта, но, сравнительно с "Наукой любви", "Remedia amoris" представляют скорее понижение таланта, не обнаруживающего здесь того богатства фантазии, той непринужденности в образах и даже той живости изложения, какими блистает "Ars amatoria". В направлении, которого О. до сих пор держался, ему дальше идти было некуда, и он стал искать других сюжетов. Мы видим его вскоре за разработкой мифологических и религиозных преданий, результатом которой были два его капитальных сочинения: "Метаморфозы" и "Фасты". Но прежде, чем он успел эти ценные труды довести до конца, его постиг внешний удар, коренным образом изменивший его судьбу. Осенью 9-го г. по Р. Хр. О. неожиданно был отправлен Августом в ссылку на берега Черного моря, в дикую страну гетов и сарматов, и поселен в г. Томах (нын. Кюстенджи, в Добрудже). Ближайшая причина столь сурового распоряжения Августа по отношению к лицу, бывшему, по связям своей жены, близким к дому императора, нам не известна. Сам О. неопределенно называет ее словом error (ошибкой), отказываясь сказать, в чем эта ошибка состояла (Trist., II. 207: Perdiderint cum me duo crimina, carmen et error: Alterius facti culpa silenda mihi est), и заявляя, что это значило бы растравлять раны кесаря. Вина его была, очевидно, слишком интимного характера и связана с нанесением ущерба или чести, или достоинству, или спокойствию императорского дома; но все предположения ученых, с давних пор старавшихся разгадать эту загадку, оказываются в данном случае произвольными. Единственный луч света на эту темную историю проливает заявление О. (Trist. II, 5, 49), что он был невольным зрителем какого-то преступления и грех его состоял в том, что у него были глаза. Другая причина опалы, отдаленная, но может быть более существенная, прямо указывается самим поэтом: это - его "глупая наука", т. е. "Ars amatoria" (Ex Pont. II, 9, 73; 11, 10, 15), из-за которой его обвиняли как "учителя грязного прелюбодеяния". В одном из своих писем с Понта (IV, 13, 41 - 42) он признается, что первой причиной его ссылки послужили именно его "стихи" (nоcuerunt carmina quondam, Primaque tam miserae causa fuere fugae). - Ссылка на берега Черного моря подала повод к целому ряду произведений, вызванных исключительно новым положением поэта. Свидетельствуя о неиссякаемой силе таланта О. они носят совсем другой колорит и представляют нам О. совсем в другом настроении, чем до постигшей его катастрофы. Ближайшим результатом этой катастрофы были его "Скорбные Элегии" или просто "Скорби" (Tristia), которые он начал писать еще в дороге и продолжать писать на месте ссылки в течение трех лет, изображая свое горестное положение, жалуясь на судьбу и стараясь склонить Августа к помилованию. Элегии эти, вполне отвечающие своему заглавию, вышли в пяти книгах и обращены большею частью к жене, некоторые - к дочери и друзьям, а одна из них, самая большая, составляющая вторую книгу - к Августу. Эта последняя очень интересна не только отношением, в какое поэт ставить себя к личности императора, выставляя его величие и подвиги и униженно прося прощения своим прегрешениям, но и заявляющем, что его нравы совсем не так дурны, как об этом можно думать, судя по содержанию его стихотворений: напротив, жизнь его целомудренна, а шаловлива только его муза - заявление, которое впоследствии делал и Марциал, в оправдание чудовищно-грязного содержания многих из своих эпиграмм. В этой же элегии приводится целый ряд поэтов греческих и римских, на которых сладострастное содержание их стихотворений не навлекало никакой кары; указывается также на римские мимические представления, крайняя непристойность которых действительно служила школой разврата для всей массы населения. За "Скорбными элегиями" следовали "Понтийские письма" (Ex Ponto), в четырех книгах. Содержание этих адресованных разным лицам писем в сущности тоже, что и элегий, с тою только разницею, что сравнительно с последними "Письма" обнаруживают заметное падение таланта поэта. Это чувствовалось и самим О., который откровенно признается (I, 5, 15), что, перечитывая, он стыдится написанного и объясняет слабость своих стихов тем, что призываемая им муза не хочет идти к грубым гетам; исправлять же написанное - прибавляет он - у него не хватает сил, так как для его больной души тяжело всякое напряжение. Тяжесть положения отразилась, очевидно, на свободе духа поэта; постоянно чувствуемый гнет неблагоприятной обстановки все более и более стеснял полет его фантазии. Отсюда утомительная монотонность, которая, в соединении с минорным тоном, производить в конце концов тягостное впечатление - впечатление гибели первостепенного таланта, поставленного в жалкие и неестественные условия и теряющего свое могущество даже в языке и стихосложении. Однако, с берегов Черного моря пришли в Рим два произведения О., свидетельствующие о том, что таланту О. были под силу и предметы, обработка которых требовала продолжительного и серьезного изучения. Первым из таких произведений были "Метаморфозы" (Превращения), огромный поэтический труд в 15 книгах, заключающий в себе изложение относящихся к превращениям мифов, греческих и римских, начиная с хаотического состояния вселенной до превращения Юта Цезаря в звезду. Этот высокий по поэтическому достоинству труд был начат и, можно сказать, окончен О. еще в Риме, но не был издан по причине внезапного отъезда. Мало того: поэт, перед отправлением в ссылку, сжег, с горя или в сердцах, даже самую рукопись, с которой, к счастью, было уже сделано несколько списков. Сохранившиеся в Риме списки дали О. возможность пересмотреть и дополнить в Томах это крупное произведение, которое таким образом и было издано.

"Метаморфозы" - самый капитальный труд О. в котором богатое содержание, доставленное поэту главным образом греческими мифами, обработано с такою силою неистощимой фантазии, с такою свежестью красок, с такою легкостью перехода от одного предмета к другому, не говоря о блеске стиха и поэтических оборотов, что нельзя не признать во всей этой работе истинного торжества таланта, вызывающего изумление. Недаром это произведение всегда много читалось и с давних пор переводилось на другие языки, начиная с греч. перевода, сделанного Максимом Планудом в XIV ст. по Р. Хр. Даже у нас есть немало переводов (как прозаических, так и стихотворных); четыре из них появились в свет в течение семидесятых и восьмидесятых годов текущего столетия. Другое серьезное и также крупное не только по объему, но и по значению произведете Овидий представляют "Фасты" (Fasti) - календарь, содержащий в себе объяснение праздников или священных дней Рима. Эта ученая поэма, дающая много данных и объяснений, относящихся к римскому культу и потому служащая важным источником для изу чения римской религии, дошла до нас лишь в 6 книгах, обнимающих первое полугодие. Это - те книги, который О. удалось написать и обработать в Риме. Продолжать эту работу в ссылке он не мог по недостатку источников, хотя не подлежит сомнению, что написанное в Риме он подверг в Томах некоторой переделке: на это ясно указывает занесение туда фактов, совершившихся уже по изгнании поэта и даже по смерти Августа, как напр. триумф Германика, относящийся к 17 г. по Р. Хр. В поэтическом и литературном отношении "Фасты" далеко уступают "Метаморфозам", что легко объясняется сухостью сюжета, из которого только Овидий мог сделать поэтическое произведение; в стихе чувствуется рука мастера, знакомая нам по другим произведениям даровитого поэта. Есть в числе дошедших до нас сочинений Овидия еще два, которые всецело относятся ко времени ссылки поэта и стоят, каждое, особняком от других. Одно из них называется "Ibis" (известное название египетской птицы) и есть сатира или пасквиль на врага, который после ссылки О. преследовал его память в Риме, стараясь вооружить против изгнанника и жену его. О. посылает этому врагу бесчисленное множество проклятий и грозит ему разоблачением его имени в другом сочинении, которое он напишет уже не элегическим размером, а ямбическим, т. е. со всею эпиграмматическою едкостью. Название и форму сочинения О. заимствовал у александрийского поэта Калдимаха, написавшего нечто подобное на Аполлония Родосского. Другое сочинение, не имеющее связи с остальными, есть дидактическая поэма о рыболовстве и носит заглавие "Halieutica". От него мы имеем только отрывок, в котором перечисляются рыбы Черного моря и указываются их свойства. Это сочинение, на которое, по специальности его сюжета, ссылается Плиний в своей "Естественной истории" (XXXII, 5), не представляет в литературном отношении ничего замечательного. Для нас было бы несравненно интереснее, если бы вместо этих двух маловажных произведений, до нас дошла трагедия О., под заглавием "Медея", которая хотя и была произведением юности поэта, но считалась в римской литературе одним из лучших образцов этого литературного вида. На ней с удовольствием останавливается Квинтилиан (X, 1, 98), о ней упоминает и Тацит, в "Разговоре об ораторах" (гл. 12). Не дошло до нас и еще нескольких сочинений, писанных частью в Риме, частью в Томах и в числе последних - панегирик Августу, писанный на гетском языке, о чем извещает в одном из своих понтийских писем (IV, 13, 19 и сл.) сам О., все еще не теряя надежды на облегчение своей участи, если не на полное помилование. Но этим надеждам сбыться не было суждено. Не только Август, но и Тиберий, к которому он также обращался с мольбами, не возвратил его из ссылки: несчастный поэт скончался в Томах в 17 г. по Р. Хр. и погребен, в окрестностях города. О. был последний из знаменитых поэтов Августова века, со смертью которого окончился золотой век римской поэзии. Злоупотребление талантом в период его наибольшего развития лишило его права стоять наряду с Вергилием и Горацием, но ключом бившее в нем поэтическое дарование и виртуозность его стихотворной техники делали его любимцем не только между современниками, но и во все время римской империи; и бесспорно О., как поэту, должно быть отведено одно из самых видных мест в римской литературе. Его "Метаморфозы" и "Фасты" до сих пор читаются в школах, как произведение образцового по языку и стихосложению латинского писателя. Наиболее употребительное издание всех сочинений О. есть издание Меркеля (последнее издание, под редакцией Эвальда, вышло в 1834 - 88 гг. в Лейпциге).

В. Модестов.

Издания и переводы Овидия в России: Я. Смирнов и В. Павлов, "Избранные басни из "Метаморфоз", с словарем и примечаниями (М., 1869, 4-е изд. 1878); А. Фогель, "Избранные элегии О." (Киев, 1884). Стихотворные переводы "Метаморфоз": О. Матвеева (М., 1876), Б. Алексеева (СПб., 1885), А. Фета (М., 1837) - лучший русский перевод. Стихотворные переводы "Скорбей": А. Фета (М., 1893) и К. Н - ского ("Журн. М. Н. Пр.", декабрь, 1884); Снегирев, "О источниках превращений О." (Ученые Записки Моск. Университета", VIII, 1835); Мизко, "Овидий в русской литературе" ("Москвитянин", 1854, т. 11); П. Безсонов, "Фасты Овидия" ("Пропилеи", т. IV, стр. 81 - 165); Р. Фохт, "О годе ссылки О." ("Журнал М. Нар. Пр.", февраль, 1876 г.).

Оводы

Oestridae - небольшое семейство мух из группы Brachycera, из отдела ее Schizophora, заключает всего ок. 70 видов, разделенных на 17 родов, из которых около 25 видов и 10 родов свойственны европейской и азиатской фаунам. Имеют полушаровидную, хорошо развитую голову, с голыми глазами, у самок раздвинутыми на затылке шире, чем у самцов; простых глазков - три. Усики помещаются в ямке на лбу, короткие, членистые, с голой или до половины перистой щетинкой; у самки 3 членик значительно больше, чем у самца. Хоботок у американской группы Cuterebridae довольно большой, роговой, коленчатый, втянут в ротовую щель и снаружи малозаметен, без щупальцев; у европейских О. (Oestridae typicae), исключая Oestromyia и Pharyngomyia, ротовые части совсем недоразвиты, так что голова снизу совершенно цельная и только иногда имеет зачатки хоботка и двух щупальцев в виде трех бугорков. Туловище крупное, широкое, с поперечным швом на спинке. задние ноги - часто сильно удлиненные. Чешуйки большей частью большие, с длинными ресничками. На крыльях очень мелкие поперечные морщинки; жилкование их того же типа, кань у настоящих мух (Muscidae). третья продольная жилка всегда простая, четвертая иногда резко к ней загибается, образуя поперечную жилку и в таком случай первая внутри крайняя ячейка бывает замкнутой; дискоидальная ячейка большей частью имеется, анальная - коротка, почти незаметная; до края крыла жилки большей частью не доходят (исключая Gastrophylus). Все тело О. часто покрыто густыми короткими волосками, иногда ярко окрашенными; некоторые, почти голые и безволосые, с весьма характерной окраской. Из последних особенно замечательны Oestrus и Cephalomyia, дающие примеры интересной мимикрии: Ceph. maculata Wied. и Oestr. purpureus Br. любят сидеть спокойно на камнях и других, возвышающихся над землею, предметах. и в этом состоянии поразительно точно уподобляются кучкам высохшего (U. purpureus) или свежего (С. maculata) помета насекомоядных птиц, которые любят садиться на эти камни, высматривая свою добычу. Другой вид рода Oestrus, овечий О. (О. ovis L.), уподобляется цвету тех скал и камней, на которые садится и потому имеет неопределенную, непостоянную окраску. Иного рода мимикpия наблюдается у волосатых О.: эти формы, благодаря волосистости и общей форме тела, очень напоминают шмелей (Bombus); сходство еще более усиливается тем, что окраска их также чрезвычайно сходна с видами шмелей, живущих в той же местности ила живших в ней в прежние времена. Так, напр., лосиный О. -Hypoderma tarandi L., личинки которого живут под кожей северных оленей Европы и Азии, чрезвычайно похож по своей окраске на северного шмеля Bombus lapponicus; Gastrophilus nasalis L., личинка которого живет в кишечнике лошади, очень похож на распространенного по всей Европе Bombus agrorum и вместе с ним любит посещать цветы различных сложноцветных; бычачий О. - Hypoderma bovis De G. - очень похож на альпийские виды шмелей: Bombus caucasicus и В. niveatus, которые никогда были распространены по всему материку Европы, а теперь сохранились только в горах. Все О. в личиночном состоянии являются паразитами млекопитающих животных, преимущественно копытных и грызунов, реже попадаются у сумчатых, хищных и обезьян и, наконец, как случайные паразиты, нападают и на человека. Личинки безголовые и безногие; тело их состоит из 12 члеников, из которых два первые часто бывают так мало обособлены, что насчитывается только 11 члеников; многие имеют пояски хитиновых шипи ков, а иногда (Cepbalomyia) мясистые отростки; между первым и вторым сегментами расположена пара очень мелких, едва заметных перед них двигательных отверстий; на заднем конце последнего сегмента находится пара задних, более крупных стигмат, которые являются или в виде двух втяжных трубочек. или в виде двух хитинизированных, полулунных или почковидных, пластинок, лежащих иногда в особом углублении, края которого смыкаются как губы, и бывают снабжены особыми мясистыми отростками. У всех молоденьких личинок имеются ротовые части, состоящие из двух выставляющихся челюстных крючков, между которыми расположены два прямых острия; и то, и другое у некоторых впоследствии исчезает. Над ротовым отверстием сидят два зачаточных усика; внутри ротовое отверстие переходит в глотку, приспособленную к принятию жидкой пищи. Заднепроходное отверстие очень мало, лежит ниже задних стигмат. С возрастом личинки линяют два раза и проходят три стадии развития. В первых двух стадиях личинки очень похожи друг на друга и только после второй линьки приобретают признаки, дающие возможность с точностью различать их роды. В третьей стадии личинка покидает хозяина, уходит в землю и окукливается в ложном, боченкообразном, коконе. В связи с паразитизмом личинок находится и географическое распространение О. между ними есть виды, расселенные почти по всему земному шару; так, наприм., бычачий О., Hypoderma bovis De G., который был находим в Европе, Азии, Африке и Америке; столь же широко распространены и прочие виды, паразитирующие в наших домашних животных, повсюду развезенные вместе со своими хозяевами. Как на эндемичные формы, можно указать на группу Cuterebridae, заключающую в себе исключительно американские роды: Cuterebra, Dermatobia и Rogenhofera; кроме того, род Anlacocephala найден только в южной Африке и на Мадагаскаре; Therobia - в Бенгале.

Всех О. разделяют на две неравные группы: Oestridae typicae, куда относится большая часть их родов и видов, и Cuterebridae. Представители первой группы характеризуются во взрослом, окрыленном, состоянии отсутствием или крайним недоразвитием ротовых частей и всегда голою щетинкой на усиках; у личинок (3-й стадии) последний членик тела, несущий дыхательную ямку, свободный, не втянут в предыдущий. Cuterebridae имеют развитой втяжной хоботок, без щупальцев, явственное ротовое отверстие и голую или до половины перистую щетинку усиков; у личинок последний членик тела втянут в предпоследний, образующий дыхательную ямку, передние стигматы крупные, помещаются между 2-м и 3-м кольцами. Дальнейшее разделение основано главным образом на особенностях их паразитизма, с чем, впрочем, совпадают и некоторые особенности внешности. Первую группу разделяют на 3 отдела.

1) Gastricolae - у взрослых вдоль середины лица проходить желобок; 4-я продольная жилка доходит до края крыла; поперечной вершинной жилки нет; чешуйки малы, едва прикрывают жужжальцы; брюшко самки кончается яйцекладом, направленным вниз и вперед. При помощи его самка укрепляет яички по одному на волоски обитаемого животного. Личинки имеют два крупных ротовых крючка, с двумя прямыми остриями меж них; на передних кольцах тела двойные ряды бугорков с шипиками. Через ротовое или заднепроходное отверстия личинка проникает в кишечник и прикрепляется здесь к слизистой оболочке.

2) Cavicolae - желобок выпуклого лба у взрослых малоразвит; вершинная поперечная жилка есть; чешуйки большие. Самка живородящая, без яйцеклада, выбрызгивает с капелькой жидкости, непосредственно из полового отверстия, личинок в носовые отверстия или в глаза обитаемого животного; личинки проникают в полости головы и зева, усеяны хорошо развитыми шипиками и снабжены парою крупных ротовых крючков.

3) Cuticolae - середина лица у взрослых имеет вид плосковыпуклого щитка, вершинная поперечная жилка есть, 4-я продольная не доходит до края крыла, чешуйки крупные.

Самка с длинным яйцекладом, направленным прямо и назад; кладет яйца на волоса. Личинки проникают в подкожную клетчатку, ротовых крючков не имеют (в 3-й стадии), шипики на теле очень мелки и тонки. На коже хозяина, в месте обитания каждой личинки, постепенно образуется вздутие или опухоль с отверстием на вершине, через которое сочится гной и по временам показывается задний конец тела личинки. Высасывая организм хозяина, они обессиливают его, причиняют невыносимые мучения и доводят нередко до смерти; кроме того, продырявливая шкуру животного, обесценивают его кожу. В этом отношении внимания заслуживают те из них, которые паразитируют в домашних животных. Рабочий скот в таком случае делается негодным к работе; откармливаемый на мясо дает его самого плохого качества; удойность молочного скота сильно падает. На рогатый скот нападают Hypoderma bovis De G. - бычачий О., называемый также строкою, 13 - 15 мм. длины, густо волосистый, черный, с грязновато-белыми волосками на лице, на передней половине туловища, на щитке и на втором членике брюшка; конец же брюшка ржаво-красный; крылья дымчатые, у основания более светлые. Летает на пастбищах в жаркие часы дня, с июня по сентябрь. Кладет яйца на спину быков и коров, чаще молодых. Опухоль на месте нахождения личинки образуется в течение зимы и делается заметною лишь в феврале. Личинка достигает до 28 мм., сначала белая, потом от принятой пищи буро-красная, перед оставлением хозяина черно-бурая; стигматы темные, почковидные, лежат открыто; кончают развитие в мае-июле. Отверстия в коже, на месте покинутых личинками опухолей, впоследствии зарубцовываются, но так как число их на одном животном может быть очень велико (насчитывали до 400 отверстий на одной шкуре), то и кожа такая ценится уже значительно ниже здоровой, ибо из нее не выделывают высоких сортов кожаных товаров, наприм. машинных ремней. Убытки, доставляемые таким образом строкою хозяевам и фабрикантам кожаных изделий, очень значительны.

Подобным же образом вредит в Новой Гренаде Dermatobia noxialis Goudot. На лошадей, ослов и мулов нападает Gastrophilus equi Fabr. - лошадиный О., 12 - 14 мм. длин., желто-бурый, с темными пятнышками, шелковисто-волосистый; лицо атласисто-белое, под усиками буроватое; задняя половина спинки черная, передняя с серовато-белыми волосками; на середине крыла дымчатая поперечная полоска, у вершины. два таких же пятнышка. Летает с июня по октябрь. Приклеивает яички на лету, по одному, на волоса передних ног, груди и шеи животного. Одна самка откладывает до 500 яиц. Яички 11/4 мм. дл., белые и потому на темной лошади хорошо заметные. Через 4 - 5 дней (но Joly - через 25 дней) вылупляются личинки, которые производят зуд на коже и тогда слизываются лошадью языком и попадают таким образом в ее полость рта; но, и помимо того, могут самостоятельно добираться до рта, цепляясь за волоса своими шипиками и крючками; с пищею личинки проходят в кишечник и там укрепляются с помощью своих ротовых крючков в слизистой оболочке глотки, пищевода или желудка, собираясь таким образом в одной лошади сотнями и даже тысячами. Каждая личинка обрастает на своем переднем конце опухолью прилежащих тканей, которая плотно охватывает при этом шипики ее тела, и прочно удерживает так. образом на месте в течение всей зимы. Весною, примерно в мае она достигает 20 мм. дл., сбрасывает шкурку, удерживавшую ее в ране, приобретает мясо красную окраску и вместе с испражнениями выпадает наружу; коконируется в земле или в навозе и через месяц окрыляется.

В 12-перстной кишке лошади скопляются личинки Gaslr. nasalis - которые также выпадают наружу с испражнениями и тогда бывают желтого, как воск, цвета. В прямой кишке живет личинка краснохвостного О., Gaslr. haemorrhoidalis L., у которого конец брюшка покрыт оранжево-желтыми волосками, а прочее тело черными и грязновато-желтыми; крылья без пятен. Кладет яйца на волоса около губ и ноздрей, а также вокруг хвоста лошади; личинки проникают в кишечник через рот или заднепроходное отверстие и сначала поселяются в желудке и 12-перстной кишке, а позднее укрепляются в прямой кишке и в это время меняют светло-красную окраску на грязно-голубую или зеленоватую. Выходит наружу в течение лета самостоятельно, не с испражнениями, и потому в кучках испражнений их редко находят. Точно также близ заднепроходного отверстия лошади долгое время держатся кровяно-красные личинки Gastr. pecorum Fbr.

Наконец, в носовой полости, в лобных пазухах и в гортани лошади паразитирует личинка белоголового О. - Rhynoestrus purpureus Brauer, от которого особенно страдают у нас лошади в Семипалатинской обл. и на Алтае. Этот О. вбрызгивает своих личинок с налету в ноздри и в глаза животных; нападает еще на овец и на человека; дальнейший образ жизни личинок не исследован. Взрослый до 10 мм. дл.; голова большая, лицо белое, ротовые части и три полоски на затылке черные; туловище пурпурово-бурое, с черными рубчиками на спине; брюшко серебристое, с пурпуровым оттенком местами, тупое; крылья прозрачные. Овцы страдают от нападений овечьего О. - Oestrus ovis L., который имеет до 10 мм. в длину, большую голову, желтоватое лицо, с бурыми ротовыми частями; туловище и брюшко желтовато-серые, с черными бугорками и серебристыми волосками; на конце брюшка длинные щетинки; крылья прозрачные. В июле и в августе, в жаркие часы дня, откладывает своих личинок в ноздри овец, откуда личинки проникают в лобные пазухи, в полости костей верхней челюсти и в основании рогов, поселяясь по 3 - 6 в одной овце, и остаются здесь в течение зимы. Овца во время налета О. пригибает голову к земле, прячет ее между передними ногами ив то же время перебирает ими, чтобы отогнать О.; для той же цели они собираются в тесные кучки и стоят повернувшись друг к другу опущенными головами. Пораженные овцы вскидывают постоянно головы и чихают, а из ноздрей их течет гнойная слизь; они перестают есть, начинают страдать судорогами и нередко погибают; иногда в лобной пазухе образуется нарыв, открывающийся в полость черепа, и тогда, вместе с гноем, личинки проникают в мозг и производят болезненные явления, подобные вертячке, кончающиеся обыкновенно смертью. Личинки вырастают до 30 мм. в длину и через носовые отверстия выходят наружу; в течете суток коконируются в земле и через 11/2 - 2 месяца окрыляются. Кроме этого О. на овец нападает у нас, в Киргизских степях, Rhynoestrus purpureus Br. В носовых полостях верблюда и буйвола паразитируют личинки Cephalomyia maculata Wied., а в гортани сев. оленя - Cephenomyia Trompe Fbr., под кожей последнего развивается Oedemagena tarandi L. На животных, составляющих предмет охоты, каковы: лось, олень и дикая коза, паразитируют: Hypoderma Actaeon Вr. и Н. Diana Br. - под кожей оленя, а последняя и у дикой козы; в гортани и носовой полости лося живет Cephenomia Ulrichi Br., у дикой козы. slimulator Clk., у оленя - С. rufibarbis Wd. и Pharyngomyia picta Mg. Последние, особенно на диких козах, размножаются иногда такими массами, и личинки их скопляются в таком больном количестве в гортани животного, что лишают их возможности дышать и местами причиняют почти полное их вымирание. Наконец. из О. паразитирующих у диких животных, заслуживают внимания виды американского рода Cuterebra, живущие под кожею грызунов, такова например С. emasculator Fitch, развивающаяся в мошонке (scrotum) американских белок (Tomias Listeri Richds); под кожей зайца живет С. cuniculi Clk., а у нас на Алтае - Oeslromyia leporina Plls. В кишечнике слона паразитирует Cobboldia elephantis Brau., а у двурогого африканского носорога - Gastrophilus Rhinocerontis Ow., известные пока лишь в форме личинок.

На человека О. нападают большею частью как случайные паразиты. В тропической Америке известны под назв. Ver macaque и moyoclul личинки Dermatobia noxialis Goudot., живущие в коже человека и производящие на ней крупные опухоли или желваки с отверстием на. вершине; они же паразитируют на собаках и на рогатом скоте, причиняя такие же повреждения; кроме того, описано еще несколько фирм личинок О. из человеческой кожи, во взрослые, окрыленные их формы, пока неизвестны. У нас, в Семипалатинской обл. и на Алтае, очень часто белоголовый О. (Rhin. purpureus) вбрызгивает своих личинок в глаза людей, для чего подлетает к не спящему, спокойно сидящему с открытыми глазами человеку, и с налету ударяет его в глаз; немедленно после того личинки входят под веки и в глазу ощущается легкий укол и щемящая боль; если не принять меры к умерщвлению личинок, то покровы глазного яблока и глазной впадины сильно повреждаются, а в иных случаях глаз вытекает совсем.

Меры борьбы.

Для предохранения домашних животных от нападения на них О. стараются во время лета последних, т. е. в жаркие часы дня, держать животных в стойлах и под навесами, пуда О. обыкновенно не залетают, и почаще чистить их кожу, для удаления с нее яичек прежде выхода из них личинок. При необходимости выгонять в это время скот на пастбища или на работу советуют смазывать их кожу мазями, запах которых отгоняет О., таковы: смесь керосина, мыла и воды, или рыбий жир, скипидар и серный цвет, также: свиное сало (20 ч.) и карбол. кислота (1 ч.) и, наконец, какой-нибудь жир и серный цвет; смазывание производится один или два раза в неделю и тогда О. не трогают смазанного скота. Для отпугивания живородящих носовых О., например, овечьих, смазывают морды овец льняным маслом (2 фунта), в котором растворен при кипячении воск (1 фунт) и после охлаждения прибавлена карболовая кислота (4 унции), или делают мазь из равных частей дегтя и жира. Тех овец, которые уже заражены, следует отбирать и убивать на мясо, при чем головы их необходимо хорошенько проваривать, чтобы умертвить личинок в лобных пазухах. Личинок, находящихся в опухолях кожи рогатого скота и лошадей, умерщвляют, вводя в опухоль, через ее отверстия, комочки какого-нибудь жира, который закупоривает дыхальцы личинки и тем ее умерщвляет; вкладывают также комочки серой ртутной мази или вливают туда керосин, который, хотя производит при этом острую боль, но также умерщвляет личинок; можно и просто вынимать их пальцами, расширив предварительно отверстие опухоли надрезами, без чего личинку, которая очень прочно держится на своем месте, трудно бывает ухватить; умерщвление личинок производится в конце зимы, когда опухоли сделаются хорошо заметными. Для умерщвления личинок белоголового О., попадающих в глаз человека, местные киргизы впускают в глаз, немедленно после заражения, водный настой табачных листьев, который производит при этом сильную боль, но за то быстро убивает личинок, а боль проходить, как только промоют глаз водою.

Литература. Brauer, "Monographie der Oestriden" (Вена, 1863); его же, "Nachtrage zur Monographie der Oestriden" ("Wiener Entom. Zeitung", 1886 и 1887); Judeich und Nitsche, "Lebrbuch d. mittereurop. Forstinsektenkunde" (Вена, IV, 1895, стр. 1151 - 1166); G. Pruvot, "Contribution a l\'etude des larves de Dipleres trouvees dans le corps humain" (Париж, 1882); Raph. Blakchard, "Sur les Oestrides americains dont la larve vit dans la peau de l\'homme" ("Ann. Soc. Ent. Fr.", 1892, 109 - 54 и 1894, 142 - 60); Osborn, "Insects affecting Domestic Animals" (Вашингт., "Bull. U. S. Dep. Agric.", 1896, 302); Scheiber, "Vergleichende Anatomie und Physiologie d. Oestriden-larven" ("Wien. Sitzbr. Math.-naturw. Cl.", 41 т. 1860, 409 - 496, и 45 т., 1862, 7 63); Порчинский, "Шмелеобразные двукрылые" ("Труды Русск. Энтом. Общ.", X, 102 - 198); Линдеман, "О насекомых, вредящих домашним животным" (Москва, 1895); Суворцев, "О белоголовой мухе" ("Тр. Русск. Энтом. Общества", проток. XXIII, стр. 17 - 19 и XXX, стр. 13).

Ив. Шевырев.

Овсяннико-Куликовский Дмитрий Николаевич

- историк культуры и критик. Родился в помещичьей семье Таврической губ. в 1853 г., учился в симферопольской гимназии и новороссийском унив. Пробыв 5 лет заграницей, защитил в московском унив. pro venia legendi этюд: "Разбор ведийского мифа о соколе, принесшем цветок Сомы" (М. 1882) и стал приват-доцентом в новороссийском унив. В 1885 г. защитил в Харькове диссертацию на магистра: "Опыт изучения вакхических культов индоевропейской древности. Часть I. Культ божества Soma в древней Индии в эпоху вед" (Одесса, 1884). В 1887 г. защитил в новороссийском унив. диссертацию: на степень доктора "К истории культа огня у индусов в эпоху вед" (Одесса, 1887; излож. по франц. в "Revue de l\'histoire des religions", 1889, под загл. "Les trois feux sacres du Rig-Veda"). В же году назначен профессором в казанский унив.; в 1888 г. переведен в харьковский унив., где преподает сравнительную грамматику индоевропейских языков и санскрит. Состоит редактором "Записок Имп. Харьковского Университета". Кроме названных выше, О.-Куликовскому принадлежат еще следующие труды: "К вопросу о "быке" в религиозных представлениях древнего Востока" (Одесса, 1885), "Ведийские этюды. Indra-viсvacarsani" ("Журн. Мин. Нар. Пр.", 1891, ј 3), "Религия индусов в эпоху вед" ("Вестник Европы", 1892, апрель - май) "Ведийские этюды. Сыны Адити" ("Ж. М. Н. Пp.", 1892,. ј 12), "Зачатки философского сознания у древних индусов" ("Русское Богатство", 1884), "Очерки истории мысли" ("Вопросы Философии и Психологии", 1889 и 1890), "Лингвистика, как наука" ("Русская Мысль", 1888), "Потебня, как языковед-мыслитель" ("Киев. Старина", 1893), "Язык и искусство" (СПб., 1895, брошюра), "Очерки науки о языке" ("Русс. Мысль", 1896, декабрь), "Из синтаксических наблюдений. К вопросу об употреблении индикатива в ведийском санскрите" (сборник "Caristhria", изданный в честь проф. О. Е. Корша, Москва, 1896), "Синтаксические наблюдения. К вопросу о составном сказуемом" (печатается в "Журнале Мин. Народного Просвещения") "Культурные пионеры" ("Слово", 1878 и 1880), "Самоубийцы и Нирвана" ("Слово", 1880), "Провинциальная печать" ("Слово", 1881), "Секта людей божьих" ("Слово", 1880), "Тургенев и Толстой" ("Сев. Вестник", 1894 97). Статьи о Тургеневе изданы отдельно: "Этюды о творчестве И. С. Тургенева" (Харьков, 1896). Книга о творчестве И. С. Тургенева, прекрасно написанная, стоящая на эволюционной точке зрения, является одною из первых попыток в нашей литературе научной критики. Лучшие ее страницы посвящены оценке тургеневского пессимизма, выразившегося в "Довольно". В брошюре о языке и искусстве О. Куликовский делает попытку популяризировать современные общие положения лингвистики об участи языка в подготовлении понятий, о значении и роли в языке художественного образа и внешней формы. Обширная статья об А. А. Потебне, как языковеде-мыслителе, представляет талантливую популяризацию и свод основных положений знаменитого ученого. Филологические труды А. А. Потебни, по содержанию и изложению, принадлежат к числу книг, трудно читаемых и мало доступных; ясное и систематическое изложение основных их положений в передачи О.-Куликовским делает его брошюру весьма полезной.

Н. Сумцов.

Овсянки

(Emberiza) - род певчих птиц (Oscines) из группы конусоклювых (Conirostres), семейства вьюрковых (Fringillidae) или, по другим, особого семейства овсянковых (Emberizidae), которое отличается от вьюрковых собственно тем, что края клюва при закрытом клюве посередине не соприкасаются и угол при основании нижней челюсти хорошо развит. К семейству овсянковых относятся, кроме О., из наших птиц - подорожники. У О. (Emberiza) верхняя половинка клюва уже нижней, клюв короткий и толстый (но длиннее и тоньше, чем у подорожников), крылья средней величины, из маховых 3 первых приблизительно одинаковы, четвертое немного короче; коготь заднего пальца сильно согнут и короче пальца (отличие от подорожников). О. мелкие птицы, водящиеся в палеарктической области; они держатся преимущественно в кустарниках и по опушкам, по земле движутся прыжками, гнездятся низко над землею или на земле. Пища их состоит летом преимущественно из насекомых, которыми выкармливаются и птенцы, осенью и зимою - из семян. Пение их очень простое и несовершенное. В фауне Европейской России вместе с Кавказом насчитывается до 15 видов О. Собственно овсяночка (Е. citrinella L) сверху рыжеватого цвета с темными пятнами, голова, шея и нижняя сторона желтого, у самца летом с немногими буроватыми пятнами и грязно-оливковым зобом, надхвостие ржавого цвета, два наружных рулевых с большим белым пятном на внутренней бородке, клюв голубоватый, ноги красновато-желтые. Окраска самки более грязная и пятна гораздо многочисленнее; после осеннего линяния - концы желтых перьев и у самца получают бурые пятна; длина 17 стм., хвост 7 стм. О. в качестве гнездящейся птицы водятся в большой части Европы (до 70º с. ш. в Скандинавии и 68º в Лапландии), на Кавказе и в западной Азии до водораздела Оби и Енисея и Алтая; в южной Европе, Малой Азии и в большей части южн. России появляется лишь зимой; в сев. части области гнездования О. перелетна, южнее оседла или кочует. О. держится преимущественно в кустарниках и по опушкам, любит селиться в возделанных местах; гнездится низко над землею или на земле, делая гнездо из сухих растительных веществ и выстилая его конским волосом; выводить птенцов по большей части два раза в лето. Первая кладка (из 5 6 яиц) в средней России в мае, вторая (из 3 - 5) в июне; яйца фиолетово-белые с фиолетово-бурыми и серыми пятнами и черточками. По выводе птенцов О. собираются в стаи и начинают кочевать, приближаясь часто к населенным местам. Садовая, ортолан (Е. hortulana L.) длиною 16 стм., хвост 7 стм. У самца голова, задние и боковые части шеи, нижняя часть зоба и часть груди желтовато-серого цвета, горло, зоб, полоски у клюва желтые, преобладающая окраска верхней стороны ржавая с черно-бурыми серединами перьев, нижняя сторона ржавого цвета, на двух крайних рулевых белые пятна, клюв и ноги красные. Цвета самки бледнее и буроватее с бурыми пятнами, выводит птенцов в большей части зап. Европы, в Европейской России преимущественно в южной половине, также в зап. Сибири до Алтая, реже в сев. Африке, зап. Азии и Туркестане. Гнездится всегда на земле. Выводить птенцов 1 или 2 раза, прилетает в Poccию в апреле. Просянка (Е. mirialia L.) сверху преобладающего серо-буроватого цвета с черно-бурыми пятнами, снизу сероватобелого с темно-бурыми; без белых пятен на хвосте; окраска обоих полов сходна; клюв несколько изогнут; длина 19 стм., хвост 7 стм. Гнездится в большей части зап. Европы на сев. до южн. Скандинавии, в южн. и юго-зап. части Европейской Poccии, Закаспийской области, Туркестане, сев. зап. Африке. Держится на открытых местах, полях и лугах, поросших редкими кустами, гнезда делает на земле, птенцов выводить 2 раза. В зап. Европе ее в значительном количестве ловят сетями или бьют из ружей. Подобно садовой О., просянка постепенно все более и более распространяется в зап. Европе. Камышовая О., болотный воробей, тростниковый воробей (Е. schoeniclus L.) сверху рыже-бурого цвета с желтоватыми краями перьев, снизу беловатого с темными продольными черточками, надхвостье серое с темными пятнами, 2 наружных рулевых с белыми пятнами; у самца верхняя часть головы, щеки и передняя часть шеи черные, у самки бурые с белым горлом. Длина 23 стм., хвост 5, 5. Водится в качестве гнездящейся птицы почти во всей Европе, России кроме тундр вне пределов лесной растительности, в зап. Сибири (до Енисея) и в большой части зап. Европы. В Африке, Малой Азии, Закавказье и Туркестане по большой части лишь зимует. Держится около воды в камышовых, тростниковых и кустарных зарослях. Гнездится на земле или низко над землей; в южн. России выводит птенцов 2 раза, в средней 1 раз. Прилетает в центральную Россию в начале апреля.

Н. Кн.

Овцы,

бараны (Ovis) - род жвачных из сем. бычачьих или полорогих (Bovidae s. Cavicornia). Вместе с близким родом коза, козел (Сарrа) О. составляют особое подсемейство (Ovidae s. Caprinae). Род овцебык, мускусный бык (Ovibos) соединяет это подсемейство с быками собственно (Воvinae) и причисляется то к тому, то к другому подсемейству. О., подобно козам, отличаются от быков собственно меньшей величиною, покрытым шерстью концом морды, коротким хвостом и двумя сосками (за исключением некоторых домашних); от коз они отличаются отсутствием бороды на подбородке, спирально загнутыми бугроватыми рогами, которые обыкновенно покрыты более или менее резко выраженными поперечными возвышениями, плоским или вдавленным лбом, присутствием на всех ногах копытных желез, а по большей части и присутствием слезных ямок. Сюда относится около 12 видов; некоторые из них трудно различимы и более или менее сомнительны. Виды различаются главным образом по строению рогов, величине, окраске, развитию слезных ямок, иногда также по длинным волосам на некоторых частях тела. За исключением домашней О., которую разводят как в горных местностях, так и в равнинах, все виды живут исключительно на горах, некоторые до 6 и 7 тыс. м. над ур. моря. Они превосходно лазают и прыгают, очень сильны, живы, чутки и осторожны, питаются летом травою, зимой - сухими травами, лишаями, побегами и древесной корою; летом они держатся в самых диких, высоких частях гор, зимою спускаются несколько ниже. Живут по большей части небольшими стадами под предводительством старого самца. Между самцами в период размножения происходят жестокие бои. Самки рождают (по большей части после 20 - 25 недельной беременности) 1 - 2 детенышей (домашние О. иногда 3 и даже 4), которых очень любят и заботливо защищают. Дикие виды легко приручаются и размножаются в неволе. От некоторых получались плодовитые помеси с домашними О. Происхождение домашних О. не выяснено; неизвестно, произошли ли они от какого-либо из ныне живущих видов или от скрещивания различных, или, наконец, от каких-либо видов, уже вымерших. Дикие О. водятся главным образом в Азии; в Европе, сев. Африке и Сев. Америке живет лишь по одному виду. В геологическом смысле слова, О. представляют группу сравнительно молодую, по крайней мере до сих пор не найдено остатков их даже в третичных отложениях. - Гривистый баран, аруи, аудад, (О. tragelaphus Desm.) по отсутствию подглазничной железы и слезной ямки, а также по относительно гладким рогам, составляет, отчасти, переход к козлам. Наиболее характерная особенность его длинная густая грива, свешивающаяся с нижней стороны шеи и продолжающаяся до груди и передних ног; на боках брюха шерсть несколько удлинена, на верхней стороне шеи и затылке волосы тоже удлинены и торчат; сложение очень плотное; хвост с длинной кистью; рога дугообразно загнуты кнаружи и назад, а концы их несколько внутрь и вниз; общий цвет чалорыже-бурый, отчасти - буро-желтый, местами черноватый. Длина взрослого барана 1,8 - 1,9 м., из которых на хвост 25 стм., высота плеч 95 - 100 стм., длина рогов по изгибу до 70 стм.; самка меньше, дл. ее 1,55 м., вышина 90 стм., длина рогов 40 стм., грива ее короче. Водится на горах сев. Африки, особенно на Атласских. Кроме времени спаривания, живут поодиночке. Делались попытки акклиматизировать его в Европе.

Бгарал (О. nahura) тоже представляет переход к козлам; слезных ямок нет, поперечных складок на рогах почти вовсе нет. Цвет его от буровато-серого до каштаново-бурого; дл. тела более 1 м., хвоста ок. 20 стм. Водится на Гималайских горах. - Качкар (О. роli), самый крупный вид; дл. взрослого барана, по Северцеву, может достигать 2,15 м., из которых хвост занимает 11 стм., высота плеч до 1,2 м.; громадные рога, покрытые поперечными валиками, изогнуты, образуя полный круг и затем загибаясь концами назад и наружу; длина их по изгибам до 1,5 м., при основании обхват их до 50 стм.; рога самки гораздо меньше - длиною 40 стм. Шея покрыта гривой из грубых волос, длиною 13 - 14 стм.; общий цвет светло-бурый, морда, нижние части тела, ноги, задняя часть бедер и хвост чисто-белые. Живет на Тянь-Шане, в сев. Тибете и на других горах Внутренней Азии. Держится выше пояса лесной растительности. Обыкновенно встречается стадами в 5-15, реже 25 - 30 штук, с 2 - 3 баранами, из которых один играет роль вожака. В период спаривания (поздняя осень) между самцами, как и у других диких О., происходят жестокие бои. По-видимому, при этом бараны нередко падают с крутых обрывов, чем и объясняется, что у подножия их находят множество черепов взрослых самцов. Качкары очень осторожны и охота на них крайне трудна, тем более, что они отличаются чрезвычайной выносливостью и живучестью. Мясо молодых вкусно. - Аргали, аркар (О. argali s. аmmon) несколько меньше; вся длина 1,93 м., из которых хвост 11 стм., высота плеч 1,12 м.; рога покрыты поперечными валиками. при основании соприкасаются, изгибаются назад и кнаружи, потом вниз и в сторону, концами снова назад и вверх. Волоса ости несколько удлинены лишь на подгрудке и за шейке; преобладающий цвет серый, переходящий, отчасти, в более темный буро-серые, отчасти - в серовато-белый. Самка меньше и с менее развитыми рогами. Аргали широко распространен в горах вост. Азии от гор Акмолинского окр. до юго-вост. склона Азиатского плоскогорья, держится преимущественно на высоте 600 - 1000 м., избегая густых. лесов и значительных высот. В период размножения аргали собираются в небольшие стада (10 - 15 штук), в остальное время самцы держатся отдельно от самок, первые по 2 - 3 вместе; вторые обыкновенно поодиночке. Мясо вкусно.

Единственный американский вид толсторогий баран, бигхорн (О. canadensis s. montana) водится на Скалистых горах и других соседних возвышенностях. Самец достигает длины 1, 9 м., из которых хвост 12 стм., самка 1,4 - 1,5 м. Рога самца толстые, не сжатые с боков, как у аргали, поперечная складчатость их развита слабее, длина рогов до 70 стм.; у самки рога маленькие, похожие на козлиные. Слезные ямки мало развиты. Цвет серо-бурый с белым. От этого вида получали помесь с домашней О. С толсторогим бараном сходен водящийся на Камчатке и Становых горах О. nivicola с более слабо развитыми рогами. Европе. вид диких О. - муфлон.

Домашняя овца (О. aries) с незапамятных времен принадлежит к домашним животным, но в Америке она появилась лишь после завоеваний испанцев, в Австралию тоже ввезена. Подобно другим домашним животным, О. представляют множество пород, различающихся величиною, сложением, качеством шерсти, цветом, формой и степенью развития рогов (которых может вовсе не быть у самок или у обоих полов, а может быть и 4, и даже 8), особыми жировыми скоплениями на ягодицах, в хвосте и на других частях тела. У некоторых сосков 4 вместо 2.

Н. Кн.

Овцын Дмитрий Леонтьевич

- капитан 2-го ранга, исследователь севера; в службу вступил в 1726 г.; участвовал в экспедиции 1733 г., для описи сев. берега России; в 1734 г. вошел в состав экспедиции, имевшей целью отыскать проход по морю из Оби в Енисей; в 1737 г. достиг устья Енисея и поднялся до Туруханска. Отправившись в 1738 г. с отчетом о своих изысканиях в СП б., он был арестован и предан суду за дружеское обращение с ссыльным в Березове кн. Долгоруковым. Разжалованный в матросы, участвовал в экспедиции Беринга, в 1741 г. получил снова чин лейтенанта и затем до 1757 г. командовал судами в Балтийском море. За время плавания у сев. берегов Сибири произвел подробную опись Обской губы. от Обдорска вдоль вост. берега, всей Тазовской губы и Енисейского залива от мыса Овцына до мыса Зверева.

В. Р - в.

Овчарки

- несколько самостоятельных пород брудастых пастушьих собак, сохранившихся в наиболее чистом виде лишь у некоторых кочевых народов: к О. принадлежат: азиатские малоисследованные породы и южнорусская О. От последней происходят, вероятно, венгерские и немецкие брудастые О., куцые английские О. (bobtail) и, наконец, французская О. - chien de Brie. Все вообще О. отличаются умственными способностями; главная обязанность их - помогать пастухам и удерживать овец, а иногда и крупный скот на определенном, предназначенном для пастбища, участке: О. постоянно бегают вокруг стада и, по приказанию пастуха, загоняют овец, перешедших назначенную границу; тоже они делают при прохождении стада по узкой дороге среди пашни. Благодаря большой силе, О. оберегают стада и от нападений волков, с которыми смело вступают в драку. Признаки русской О. заключаются в огромном росте (до 18 врш.), удлиненном вальковатом туловище, круглой морде, густо обросшей длинною шерстью, небольших, с висящими кончиками, ушах, почти совершенно прикрытых шерстью; псовина (шерсть) на всем теле имеет большое сходство с овечьим руном и обладает свойством сваливаться войлоком; масть, преимущественно белая, также грязно-серая и серо-пегая. Русские О. крайне злобны и чутки. См. "Русская О." ("Охотничья Газета", 1895, јј 3 и 19); "Старинная английская О." (там же, 1895, ј8); Л. Сабанеев, "Пастушьи собаки" (там же, 1895, ј 39); Фр. Крихлер "Породы собак" (СПб., 1895).

С. Б.

Огарев Николай Платонович

- известный поэт (1813-77); родом из богатой дворянской семьи Пензенской губ. Получив превосходное домашнее воспитание, поступил вольнослушателем в московский университет. Важнейшим фактором юношеских лет О., а затем и всей его жизни, является теснейшая, восторженная дружба с дальним родственником его, Герценом, который говорил, что он и О. - "разрозненные тома одной поэмы" и что они "сделаны из одной массы", хотя и. "в разных формах" и "с разной кристаллизацией". В 1831 г. О. должен был оставить унив., за участие в студенческой истории. Высланный к отцу в Пензу, он через 2 года вернулся в Москву, но в 1834 г. был привлечен, вместе с Герценом и Сатиным, к известной истории об университетских кандидатах, певших, на пирушке, антиправительственные песни и разбивших бюст государя. Ни О., ни Герцен участие в пирушке не принимали, и суровое наказание; постигшее действительных ее участников, их миновало; но захваченные при обыске у них бумаги показали, что они очень интересуются французскими социальными системами и особенно сенсимонизмом - и этого было достаточно, чтобы признать и их виновными. Герцен был сослан в Пермь, Сатин - в Симбирск, О. же, из внимания к его отцу, пораженному апоплексическим ударом - в Пензу. Здесь он с жаром отдался чтению по всем отраслям наук и приступил к целому ряду статей и исследований, не пошедших, однако, дальше предисловий и черновых набросков. Особенно много и относительно усидчиво работал он над своей "системой", составляющей главный предмет его обширной переписки с Герценом и другими друзьями, напеч. в 90-х гг. в "Русской Мысли". Несколько раз менялись основы "системы"; в последнем своем фазисе Огаревское "мироведение" объясняло происхождение вселенной по закону тройственности - сущность, идея и осуществление идеи в жизни человечества. О. брался "показать в каждой отдельной эпохе, в каждом народе, в каждом моменте древности и христианства тот же закон тройственности". Он набрасывал также планы общественного устройства, в котором эгоизм должен был гармонично сочетаться с самопожертвованием. Чтобы не огорчать близких, О. стал бывать довольно часто в пензенском "свете" и в этой неподходящей для него среде нашел себе жену в лице родственницы пензенского губернатора Панчулидзева, М. Л. Милославской, женщины, оказавшей роковое влияние на всю жизнь О. Бедная сирота, она должна была сама себе пробивать дорогу - и это совершенно извратило ее нравственную природу, не лишенную хороших задатков. Умная и интересная, она на первых порах очаровала не только самого О., но и проницательного Герцена и других друзей мужа. Быстро поняв общий душевный строй О. и его кружка, она сумела сделать вид, что понимает жизнь исключительно как подвиг и стремление к идеалу. Но стоило ей только побывать в столицах, где она выхлопотала О. освобождение, и присмотреться к соблазнам столичной жизни, чтобы в ней проснулись порочные инстинкты. Огромное состояние, полученное О. в конце 30-х годов, окончательно разнуздало ее страсти, и вскоре она, уехав с О. заграницу, покрыла позором его имя рядом скандальных похождений. О. был бесконечно снисходителен, согласился даже признать прижитого женой ребенка, давал ей беспрекословно десятки тысяч ежегодно, но жизнь его была разбита, и в нем навсегда заглохли личные интересы и стремление к личному счастью. В конце 40-х гг. он нашел подругу в семье пензенских помещиков Тучковых и обвенчался с нею в средине 50-х гг., после смерти первой жены.

В 1856 г. О. окончательно покинул Россию и, вскоре примкнув к деятельности Герцена, вместе с ним стал во главе русской эмиграции. Огромное состояние его к тому времени почти растаяло. Получив наследство, заключавшееся в населенных имениях, О. тотчас же решил освободить своих крестьян на самых льготных условиях. Ему досталось, между прочим, громадное село на Оке, Белоомуты, с 10000 десятин строевого леса. Между белоомутцами было несколько управляющих по откупам, предлагавших О. по 100000 р. за вольную. Но О. не захотел воспользоваться своим правом и устроил выкуп всех белоомутцев на столь выгодных для них и столь невыгодных для него условиях, что общая выкупная сумма за село, стоившее по меньшей мере 3 - 4 миллиона, составила едва 500000 р. Самое печальное в этой сделке было то, что она не достигла цели, ради которой О. приносил такую жертву: выгодами выкупа воспользовались только богачи, державшие в кабале бедных сельчан, которые теперь попали в еще худшее положение. Очень большое и после выкупа Белоомутов состояние исчезало быстро, как вследствие мотовства жены О. и беспорядочности его самого, так и вследствие пожара бумажной фабрики, устроенной им для блага крестьян других своих имений. Деятельность О. в качестве эмигранта не ознаменована ничем выдающимся; его вялые статьи в "Колоколе" и экономические поэмы ничего не прибавляли к влиянию газеты Герцена. В эпоху упадка влияния Герцена многие действия последнего, на которые он шел неохотно, были предприняты под влиянием О., не смотря на свое добродушие всегда поддававшегося самым крайним теориям. Так, под влиянием О. состоялась странная попытка союза русской свободомыслящей эмиграции с румынскими старообрядцами, и О. стал во главе выходившего в начале 60-х гг. "Веча". Под давлением О. Герцен, против своего желания, отдал глубоко ему антипатичному Нечаеву капитал, предоставленный одним русским в распоряжение Герцена для революционных целей.

Конец жизни О. был очень печален. Больной, без всяких средств, запутавшись в своих отношениях и со второй женой, отчасти став в ложное положение по отношению к Герцену, он жил на небольшую пенсию, сначала от Герцена, а после смерти последнего - от семьи его. Человек крайне скромный, застенчивый, хотя и полный веры в свое призвание, Огарев неотразимо действовал на всякого, кто был чуток к душевной красоте. Вокруг него всегда создавался особый "Огаревский культ", в его присутствии люди становились лучше и чище. Герцен говорил, что "жизненным делом О. было создание той личности, какую он представлял из себя". Человек обширного энциклопедического образования, О. действовал на своих знаменитых друзей и умственным богатством своим. В значительной степени напоминая всею своею личностью Станкевича, О., мало продуктивный в печати, влиял личной беседой, делясь богатым запасом своих знаний, давая широкие обобщения, высказывая яркие мысли и притом часто в очень ярких образах. Отсутствие выдержки и усидчивости, беспредметная мечтательность, лень и привычка к жизни изо дня в день, без определенной цели, помешали творчеству О. развернуться в полном объеме. Тем не менее, небольшая книжка его стихотворений отводит ему очень видное место в ряду второстепенных поэтов наших. О. поэт совсем особого рода - в одно и тоже время и глубоко искренний, и совершенно лишенный непосредственности. Он представитель исключительно рефлективной поэзии, того, что немцы называют Grubeleien. Стих его музыкален и мелодичен: О. был страстный музыкант и всегда томился желанием выразить сладко наполнявшие его душу неопределенные "звуки" ("Как дорожу я прекрасным мгновеньем! музыкой вдруг наполняется слух, звуки несутся с каким-то стремленьем, звуки откуда-то льются вокруг. Сердце за ними стремится тревожно, хочет за ними куда-то лететь, в эти минуты растаять бы можно, в эти минуты легко умереть"). Но и музыкальность О. тоже не непосредственная, а рефлективная, потому что составляет результат высокой душевной культуры. О. - поэт без молодости, без настоящего, живущий исключительно воспоминаниями и тоскою по безвозвратно прошедшему. У него едва ли можно найти с пол десяток стихотворений без помыслов о прошедшем. Можно ли смотреть на тоску О. по прошлому как на результат его разбитой жизни? Только отчасти. Одно из известнейших стихотворений О. - "Мы в жизнь вошли с прекрасным упованьем" - есть своего рода отходная, где поэт себя и друзей сравнивает с кладбищем и говорит, что их лучшие надежды и мечты, как листья среди осеннего ненастья, попадали и сухи и желты". Но когда написана эта отходная? Во время пензенской "ссылки", когда автору было двадцать с небольшим лет, а самое "несчастье", его постигшее, было вовсе не тяжкое.

Один из счастливейших моментов жизни О. нашел себе отклик в стихотворений: "Много грусти" - и вот его заключительные слова: "А я и молод, жизнь моя полна, и песнь моя на радость мне дана, но в этой радости как грусти много". Грусть, тихая и почти беспричинная, является основным тоном поэзии О. Он далеко не безусловный пессимист, ему не хочется умереть ("Проклясть бы мог свою судьбу", "Когда встречаются со мной"), он оживает, когда сталкивается лицом к лицу с природой и этим обязан лучшим своим вдохновением ("Полдень", "Весна", "Весною"); минувшее всегда рисуется ему в самых светлых очертаниях, жизнь вообще, "универсально", как он выражался, ему ничуть не кажется юдолью горя и плача - но индивидуально он способен отзываться почти исключительно на грустное и меланхоличное. Его внимание привлекает всего чаще вид разрушения и запустения ("Старый дом", "Стучу, мне двери отпер", "По тряской мостовой", "Опять знакомый дом", "Зимняя дорога"), уходящий вечер ("Вечер"), догорающая свеча ("Фантазия"), ночь в пустом доме (Nocturno), тускло освещенная снежная поляна ("Дорога"), тоскливо унылый звук доски ночного сторожа ("Деревенели сторож"), чахоточная, приближающаяся к смерти ("К подъезду"), старики, потерявшие дочь ("Старик как прежде"), забытая любовь ("Забыто", "Обыкновенная повесть"), мертвое дитя ("Младенец", "Fatum"). Роскошь Юга вызывает в нем желание быть "на севере туманном и печальном"; пир его не веселить: "он не шлет забвенья душевной скорби; судорожный смех не заглушает тайного мученья" ("В пирах безумно молодость проходить, "Домой я воротился очень поздно"); "что год, то жизнь становится скучней" ("Праздники"), скука страшная лежит на дне души" ("Бываю часто я смущен"). Поэту кажется, что "вся жизнь пройдет несносною ошибкой" ("Ночь"). что он живет "в пустыне многолюдной" ("Портреты"): он себе представляется затерянным "в море дальнем", где вечно "все тот же гуд, все тот же плеск валов, без смысла, без конца, не видно берегов" ("За днями идут дни"). Лишь изредка "еще любви безумно сердце просить", но "тщетно все - ответа нет желанью", "замолкший звук опять звучать не может" ("Еще любви безумно сердце просит").

Один только раз женственная лира О., самая может быть нежная во всей русской поэзии, взяла несколько бодрых и даже воинственных аккордов - в последнем из небольшого цикла четырех превосходных стихотворений, озаглавленных "Монологи". Но это черта чисто биографическая: О. был в то время (1846) заграницей, слушал лекции, чувствовал себя вновь "школьником", и ему на мгновенье показалось, что его дух "крепок волей", что он наконец "отстоял себя от внутренней тревоги". Его прельстил "дух отрицанья, не тот насмешник черствый и больной, но тот всесильный дух движенья и созданья, тот вечно юный, новый и живой; в борьбе бесстрашен он; ему губит отрада, из праха он все строит вновь и вновь, и ненависть его к тому, что рушить надо, души свята, так, как свята любовь". Эта мимолетная и случайная вспышка находится в полном противоречии с проникающим всю поэзию О. чувством всепрощении глубокой резиньяции, как говорили в 40-х годах любимым выражением столь любимого тогда Шиллера. В прощальном стихотворении к жене (К ***), он говорит женщине, разбившей его жизнь: "о, я не враг тебе... дай руку"! и спешит уверить ее, "что не смутят укором совесть тебе отнюдь мои уста"; он признательно помнит только светлое прошлое: "благодарю за те мгновенья, когда я верил и любил". Не только в личной жизни полон О. такого всепрощения и покорности судьбе. Лира этого поэта, всю жизнь составлявшего предмет внимания политической полиции, почти не знает протестующих звуков. В собрании стихов О., изданных в России, найдется не более 4 - 5 пьес, где затрагиваются, и притом самым мимолетным образом, общественные поэмы. "Кабак" заканчивается возгласом обиженного отказом парня: "эх, брат, да едва ли бедному за чаркой позабыть печали"; "Соседка" - словами: "да в нашей грустной стороне скажите, что ж и делать боле, как не хозяйничать жене, а мужу с псами ездить в поле"; наконец, "Дорога" - четверостишием: "я в кибитке валкой еду да тоскую; скучно мне да жалко сторону родную" -вот и весь "протестующий" элемент поэзии будущего главаря русской эмиграции. Самым полным выражением огаревской резиньяции является уже названное стихотворение "Друзьям", писанное во время ссылки: "мы много чувств, и образов, и дум в душе глубоко погребли... И что же? Упрек ли небу скажет дерзкий ум? К чему упрек?... Смиренье в душу вложим, и в ней затворимся без желчи, если можем".

Очень неполное собрание стихотворений О., вышедшее в 1856 г.. имело в России 3 изд. (М., 1856, 1859 и 1863). Лондонское изд. 1858 г. гораздо полнее, хотя и не вследствие цензурных причин; значительное большинство напечатанных здесь впервые стихотворений вполне цензурно. Но и это издание весьма неполно. Много стихотворений О. напечатано в воспоминаниях Татьяны Пассек и второй жены О, Тучковой-Огаревой, также в "Русской Старине" 1890-х гг. и в переписке О. ("Из переписки недав. деятелей"), в "Русской Мысли" 1890-х гг. Ср. Герцен, "Былое и думы"; Анненков, "Идеалисты 30-х годах" (в кн. "П. В. Анненков и его друзья"); Т. Пассек. "Из дальних лет"; Тучкова-Огарева, "Воспоминания" (в "Русской Старине" 1890-х гг.); Е. Некрасова, в "Почине" (т. 1): Ап. Григорьев, "Сочинения" (т. 1); Чернышевский (СПб., 1896); Дружинин, "Сочинения" (т. 7); Щербина, в "Библиотеке для Чтения"; В. Чуйко, "Современная поэзия"; П. Перцов, в книге "Философские течения русской поэзии".

С. Венгеров.

Оглашенные

- лица, ознакомленные с учением церкви и имеющие право на крещениe.

Огненная Земля

- архипелаг, состояний из, 11 больших и более 30 маленьких островов, в общем занимающий поверхность в 72000 кв. км. О. Земля находится у южной оконечности Южной Америки, между 53 - 56º южн. шир. и 63 - 65º зап. долг., на границе между Атлантическим и Тихим океанами. От материка отделяет О. Землю Магелланом пролив. Самый большой из островов - Южная Земля Короля Карла (4723 кв. км.), равно и прочие острова, по устройству поверхности напоминают соседний материк: западный берег скалистый и весь изрезан бухтами и небольшими заливами (фиорды); восточный берег, наоборот, низменный, без деревьев, но покрытый низкорослыми кустами и травой, которою питаются стада гуанако. Горы поднимаются высоко за снежную полосу, лежащую здесь на высоте около 1400 м. Ледники в трещинах гор спускаются вплоть до фиордов. На склонах гор на верху растет торфяной мох, а внизу горы покрыты сплошными. девственными лесами, простирающимися до высоты 500 м. Самые высокие горы находятся на юго-западной стороне главного острова: горы Дарвин 2072 м. и Сармиенто 2100 м. высоты. На небольших. островах. горы достигают высоты от 750 до 900 м. Главный остров отделен от прочих островов узким, окруженным величественной природой, длинным (180 км.) каналом Beagle, открытым в 1830 г. Более значительные острова: Наварин (2480 кв. км.), Госте (6600 кв. км.), с полуостровом Гарди, которого южная конечность называется "ложный м. Горн"; Гордон, Лондондерри и Стюарт. К З от главного острова находятся острова: Дайсон (13200 кв. км.), Кларенс (2750 кв. км.) и о-ва св. Инессы. О-в Наварин на Ю проливом Нассау отделен от о-ва Волластон (459 кв. км.), южнее которого за проливом Франклина лежит группа овов, известная под именем Гермите и состоящая из островов: Гершель, Галль, Гермите (2200 кв. км. с вершиной Катер-пик, 565 м. выс.) и Горн (16 кв. км.). Ов Горн - самый южный из о-вов О. Земли, отделенный от о-ва Галль и о-ва Гермите узким проливом С.-Францис, представляет почти перпендикулярно стоящую, на 150 м. над уровнем воды поднимающуюся, голую, черную скалу, совершенно не посещаемую даже морскими птицами. Остров этот назван м. Горн по месту рождения голландца Вильгельма Шутена, первого путешественника, приставшего к его берегу. Несколько к ЮЗ, под 56º37\'ю. ш., лежит группа небольших островов Диего-Рамирец, которую едва ли можно причислить к о-вам О. Земли. Самый восточный остров этого архипелага, о-в Штатов (640 кв. км.), отделен от юго-вост. края главного о-ва узким проливом Ле-Мер (Lе Maire), по которому плавание сопряжено с большими опасностями, как и при объезде с Ю м. Горн. Остров этот обозначается еще как владение англичан, потому что они основали здесь поселение Гопаррос для удобства при охоте на китов. Климат архипелага морской и влажно-холодный; в течение целого года или льют дожди ручьями, или падает снег; иногда температура падает и до 9º ниже нуля, но морозы продолжаются недолго и не бывают так жестоки, как в Великобритании. Острова О. Земли имеют своеобразную флору, напоминающую больше флору Великобритании, чем соседней Патагонии или нагорную растительность Андов. Для них очень характерны вечно зеленые растения. Леса состоят главным образом из бука с листвой, напоминающей листву березы (Fagus antarctica и Forsteri) и деревьев Drymis Winteri которые никогда не теряют, своих коричнево-зеленых, несколько желтоватых листьев, чем и придают и без того темному ландшафту более тусклый колорит. Между ними цветут фуксии, вероники с древесными стволами, барбарис, смородина, лютиковые растения. фиалки, первоцветы и дикая гвоздика. Дикий сельдерей и ложечник единственные съедобные растения, если не считать губчатых наростов на деревьях, которые тоже употребляются жителями О. Земли в пищу. Пресмыкающихся здесь совершенно нет; насекомые попадаются редко. Из наземных животных можно здесь встретить только собаку и гуанако; колибри, попугаи, ястребы и коршуны - все наземные птицы. В водах много водится китов, разных пород тюленей и черепокожных животных; много водяных птиц: уток, диких гусей, чаек и куриц особой породы. Жителей на О. Земле около 2000; они состоят из аборигенов и переселенцев. Аборигены - фуегийцы - живут на З и Ю; переселенцы - она, аонас или "великий народ" - живут в восточной части О. Земли. Племена эти низкорослы, лишены растительности на лице и с длинными волосами на голове; кожа - цвета ржавчины; они стоят на очень низкой ступени развития и мало способны, чем отличаются от родственных им великанов патагонцев. Первые европейцы предполагали, что они людоеды, но при ближайшем ознакомлении, это оказалось неверным. Всех жителей О. Земли называют общим именем "печереп" (что означает друзья), так как это слово они часто употребляют в разговоре. Между ними свирепствуют тиф, чахотка и оспа, от которых вымирают дочти целые племена. Жители теперь стали заниматься скотоводством). У Магелланова пролива важный пункт для ввоза и вывоза Пунто-Аренас, чилийская колония для преступников; около него золотоносные месторождения.

Огурцы

(Cucumis sativa) культура О. ведет свое начало из теплых местностей Азии - Китая, Индии, может быть и Туркестана; была известна уже грекам, от которых перешла к римлянам, и в эпоху Карла Великого была распространена уже по средней Европе. Каким путем и когда попали О. в Россию неизвестно. Ныне культура О. распространена повсеместно и дает множество разновидностей и сортов. в русских хозяйствах пользуются сравнительно немногими сортами. Лучшими считаются Муромскиe О., пригодные для гряд и парников, очень плодовитые; поспевают раньше других, зато довольно скоро прекращают свое плодоносие. Все растение малоросло, плоды многосемянные, до 2 - 3 д. длины, иногда шаровидной, обыкновенно коротко цилиндрической формы. Вкус приятный, цвет ярко зеленый, с белой кожицей на верхушке, расходящейся радиусами по бокам. Разводятся по преимуществу в северных и средних губ., на юге теряют свою прочность и уступают место сносливому к засухам крымскому или малороссийскому О. Сорт также очень плодовитый, распространен на нашем юге, в Крыму, но хорошо удается и под Москвой. Молодые плоды с большими буграми на ребрах - темно-зеленые, крепкие, хорошего вкуса, пригодны для соления (под именем нежинских привозятся массою в столицы). В зрелости достигают 5 дм. длины и окрашиваются тогда в темно-бурый цвет, с тонкими прямолинейными трещинками. Близко к муромским стоят О. боровские, сорт хотя менее плодовитый и ранний, но более крупный. Плоды темно-зеленого цвета, шероховаты, величиной в 3 - 4 врш. Еще более крупных размеров достигают вязникoвскиe, почти не теряющие своего зеленого цвета, почему и предназначающиеся главным образом для соления, и павловские - наиболее крупный сорт, очень выносливый в климатическом отношении: особенно удается в открытом грунте, но поспевает поздно; на юге особенно часто разводится по бахчам и баштанам. Из сортов с продолжительным плодоношением указывают на аксельские, очень сходные с муромскими, длиною до 3 – 3 1/2 врш. пригодные больше для средних и северных губ. Для ранней выгонки хороши - китайский, зеленый и белый, голландский и полуголландский - тех же цветов и афинский цилиндрический. Последний представляет собою переходную форму к тепличным или парниковым сортам, к которым относятся очень много разновидностей, с чрезвычайно тонкими и длинными (до 75 стм.) плодами. Все они поздноспелы. Чтобы препятствовать изменению в форме плода, этот сорт часто размножается черенками, которые приносят плоды недели через 3 - 4 после посадки. По отношению к О., как и ко всякому другому овощу, применяется двоякого рода культура парниковая и грядовая. Парниковый или тепличный О. очень нежен, сочен, в нем больше мякоти, меньше семян, пригоден больше для салатов и вообще для употребления в свежем виде, но малопрочен в лежке; по причине излишней водянистости, не заготовляется впрок. При парниковой культуре О. нужна температура от 18 до 20º Р. Земля берется дерновая, при ранней выгонке более легкая, чем летом. Семена высеваются обыкновенно уже проращенные в сыром песке, опилках и т. п. Когда растение укоренится и выкипеть 3 - 4 листа начинается систематическое прищипывание конечных почек, чтобы заложить 4 - 8 основные плодоносные ветки или плети, который могли бы быть равномерно распределены по поверхности земли в парнике. После прищипывания поливают 2 - 3 раза в неделю. В период цветения, если стоит теплая погода, парники открывают, чтобы движением воздуха, переносящего пыльцу, достигнуть опыления; в противном случае производят его искусственным образом. Для этого цветневая пыль переносится на рыльце рисовальною кисточкою или собирают мужские цветки и, оторвав у них лепестки, кладут пыльники на рыльца, где они остаются до наступления опыления. Парниковая культура дает ранние О., сбываемые в столицы и больше города по высокой цене: разведениe их в большом количестве может дать очень хороший доход, но только в очень населенных пунктах.

Грядная культура гораздо распространеннее, О. разводит почти всякий крестьянин, имеющий свой огород. Обыкновенно сеют О. на участке огорода, бывшем под капустою, т. е. на второй год после удобрения, так как О. любит землю питательную. но не слишком жирную. Свежий навоз или золото придают О. горьковатый вкус и вызывают пятнистость, поэтому, если нужно удобрить землю, то навозь кладут обыкновенно с осени. Участок, назначенный под О. пашут или копают на штык, после чего делают гряды до аршина шириною, на низких местах довольно высокие. Время cевки - не раньше мая, так как О. очень боится морозов. Грядной посев производится сухим или проращенным семенем или, наконец рассадой; последний способ дает возможность получить довольно ранние О. В наших степях, на бахчах, обыкновенно сеют сухими семенами, к северу же, в местностях более влажных, удобнее сеять проращенные семена. При разведении рассадой семена высевают в плошках или в особых горшочках и, дав им развиться до 3-го листа, в теплый день пересаживают в грунт, с расстоянием друг от друга вершка на 3 - 4. Когда начинает показываться на грядных О. 3 лист, то советуют сделать прищипку (только не муромских О.). Следствием такой операции являются два-четыре боковые побега, дающие впоследствии основание плодоносным ветвям. Появляющиеся время от временя в основании этих плетей цветы и завязи нужно ощипывать. Время от времени полезно разрыхлять почву около корней растения и покрывать землю мелким навозом или соломенной сечкой. Такая покрышка предохраняет почву от высыхания и вместе с тем служить удобным ложем для плодов, предохраняя их от соприкосновения с сырой землей, на которой О. грязнятся, иногда загнивают или покрываются пятнами. Поливы в начале посадки довольно частые, после выкидывания 3-го листа производится не более 2 - 3 раз в неделю, и обязательно по вечерам. Обыкновенно семена берут 2 - 4-летние или, за неимением таковых, свежие, но предварительно просушенные в русской печи. С десятины получают в среднем от 1000 до 2000, наибольшее 4000 мер, что при переводе на вес дает от 1000 до 3000 пд., а числом от 30 до 100 тыс. штук. Обыкновенно О. собираются в полуспелом состоянии, но для получения семян оставляют их на грядах до полного созревания, пока их плети не завянут и не засохнут, а самые плоды из зеленых не сделаются оранжево желтыми. Созревшие семенные экземпляры раскладывают на солнце или в теплом месте, где они делаются мягкими. Затем их разрезают, выдавливают семена в посуду и промывают последние в нескольких водах. Лучше всего просушивать сперва на солнце, а затем на русской печи. после чего, ссыпав в мешки, хранить в сухом прохладном месте. Способность к прорастанию сохраняется у огуречных семян до 10 лет, но лучшими считаются 3 - 5 летние. Центрами производства огуречных семян и О. считаются у нас Владимирская губ. (уу. Муромский и Вязниковсмй), Боровский у. Калужской губ., Ростовской у. Ярославской губ., Клинский у. Московской губ., село Аксель и гор. Краснослободск Пензенской губ. и некоторые др. местности. В комнате на окнах разводится особый сорт О., известный под именем рытовских комнатных (по имени М. В. Рытова). Начиная с Перми и Урала по всей Сибири, как в городах, так и в деревнях, со второй половины зимы высаживают огуречный семена (из сортов китайских. сибирских) в продолговатые, наполненные хорошей землей ящики, поставленные на подоконниках и направляют вырастающие плодоносные плети вверх по особой решетке (стеллажу). При постоянном солнечном освещении развитие растения идет быстро и в результате на окнах вызревают xopoшиe плоды. Опыление конечно искусственное. Комнатная культура может удаваться лучше в климате континентальном, с большим числом ясных солнечных дней. Тот же незамысловатый способ может быть применен и к другим сортам О., кроме рытовских, и при том не в комнате, а даже в саду, если воспользоваться для этого сильно нагреваемыми солнцем южным, юго-вост. и юго-зап. сторонами зданий. Узкую полосу земли вдоль такой стены нужно старательно перекопать, очистить от сорных трав, удобрить и засадить рассадой или семенем и при помощи шнура или проволоки направить плети растении вверх или вдоль стены. Таким образом и дают плоды сорта О., свойственные только южному климату. Та и другая культура возможны, впрочем, только в небольших размерах. Можно также устраивать стеллажи и на грядах; выгода от них заключается в том, что О. не гниют даже в сырую погоду. -Кроме сырости (в парниках) и морозов молодым О. вредят еще некоторые насекомые, как пузыреножка Heliotrips, сосущая листья, Теtrawychus telarius L., клещ, вызывающий сухотку листьев, гусеница полевого слизня, совки-гаммы и др., поедающие листья и семядоли. На взрослых растениях появляется мучнистая роса, в виде мелких чернобурых узелков (нужна посыпка серным цветом); также бурые cyxие пятна и мелкие черные точечки, сидящие в пятнах в зависимости от грибков Gloeosporium orbiculare и Phoma decorticans. Ср. Шредер, "Русский огород питомник и плодовый сад" (СПб, 1893, 5 изд.); В. Пашкевич, журн. "Деревня" (1896, ј 1 и 2); М. В. Рытов, "Руководство к огородничеству" (1896 г.; автор произвел исследование различных сортов О., разводимых в России).

Е. Каратыгин.

Огуречная трава

(Borago officinalis L.) - однолетнее травянистое растение из сем. бурачниковых (Boraginaceae); у нас - в одичалом состоянии по огородам, сорным местам; разводится в огородах как овощ. Молодые листья этого растения, имеющие вкус и запах огурцов, идут в салат под именем "О. травы", "огуречника". В южной Европе, северной Африке и в Малой Азии О. трава растет дико. На ветвистом, раскидистом стебле ее развиваются довольно крупные листья; нижние из них яйцевидно продолговатые, суженные в черешок; верхние - продолговатые, сидячие, стеблеобъемлющие; стебель и листья покрыты жесткими, щетинистыми, оттопыренными волосами. Довольно крупные, голубые, редко белые цветки собраны по нескольку в завитках, снабженных верхушечными листьями. Чашечка разделена на пять узколинейных лопастей; венчик тарельчатый о пяти яйцевидно заостренных долях; у зева его находятся пять голых тупых чешуек. Тычинок пять; нити их несут под пыльником шиловидный придаток; остроконечные пыльники сходятся конусом под основанием венчика. Пестик один, с четырехорешковою завязью. Плод - четыре продолговатых, вдоль морщинистых, крупно бугорчатых орешка. О. трава употребляется также в медицине и разводится на пчельниках, как любимое пчелами растение.

С. P.

Ода

(от греч. wdh, сокращение от aoidh, песнь) - принадлежит к роду так наз. хоровой лирики, развившейся преимущественно у дорийцев. Лирика этого рода исполнялась танцующим хором, под аккомпанемент флейт и лир, на общественных празднествах, преимущественно в честь богов. О. была предназначена для большого круга слушателей и должна была отличаться серьезным содержанием, объективностью, торжественным тоном; в этом ее отличие от эолийской лирики, выражавшей более субъективные настроения поэта и рассчитанной на интимный круг почитателей. Дорическая лирика отличалась от эолийской и формою: вместо коротких, куплетных строф она создала строфы величавые, длинные, из которых каждая распадалась на три части (строфу, антистрофу и эпод: первые две слагались из одинакового числа стихов, а эпод был короче), соответственно движению хора вправо, движению влево и остановке, после которой движение возобновлялось с новой строфы. Содержанием О. были Бог, религия, природа, искусство, истина, отечество и тому подобные, обязательно грандиозные сюжеты. По своему содержанию О. распадалась на собственно О., гимн и дифирамб. Несомненно, что древнегреческая О. создалась под влиянием восточной цивилизации. О. в виде гимна, славословящего божество - излюбленный род древнееврейской поэзии (Давидовы псалмы в Псалтири, песнь Моисея в Исходе, гл. 15, гимн Деворы в Книге Судей Израильских, гл. 5 и т. д.). Греческая ода, в тесном смысле слова, предполагала, в отличие от гимна и дифирамба, известную долю рассудочного, дидактического и философского элемента, хотя и не может быть отнесена к роду дидактической поэзии. Лучшими одописцами древней Эллады считаются: эолиец Алкей, наиболее известный своими патриотическими О., воспевающими храбрость, ненависть к тираннии, прелести свободы, горе изгнания; дориец Алкман, прославившийся своими "парфениями" (песнями для девичьих хоров) религиозно-чувственного содержания и хоровыми песнями, посвященными политическим событиям; иониец Симонид, писавшим хвалебные песни в честь победителей на общественных играх (эпиникии). Высшее развитие эти песни получили у Пиндара (VI в. до Р. Хр.), соединившего в себе серьезность дорийской поэзии с образностью эолийской и грацией ионийской школы. Гимны и дифирамбы существовали и в древнейшей народной латинской поэзии, в виде жреческих песен (песни Арвальских братьев, жрецов Салиев), но не получили литературного развития, так как вся лирическая поэзия последующего времени подражает греческим образцам. Пиндару подражал Гораций, в наиболее торжественных из своих О. и в своей "Песне столетию" (Carmen Saeculare); О. эпикурейского характера, составляющие в сборнике Горация большинство, вызваны подражаниями Алкею, Сапфо, Анакреону и выходят за пределы понятия О. в тесном смысле слова. Форма Горациевых О. не столь строга и величава, как у Пиндара; его строфа обыкновенно четверостишная (Фету было удобно переводить эти О. четверостишными куплетами); он пользовался, большею частью, короткой строфой алкаической, сапфической и асклепиадской. С эпохой Ренессанса возродилась и О.; виднейшим представителем О. в Италии в XVI - XVII вв. был Киабрера, бросивший форму сонета, излюбленную последователями Петрарки, и вернувшийся к строфообразному построению лирики; образцами его были Пиндар и Гораций, и он стал основателем школы "пиндаристов".

Насадителем латинской О. во Франции явился в XVI в. Ронсар с друзьями (так наз. "Плеядой"), сочинявший О. "горациевские", "анакреонтические", "пиндарические" и т. п. И Kиабpepa, и Ронсар пользовались элементами народности: Kиабpepa нашел "строфу" в народно-итальянских песнях, а Гонсар мог найти задатки оды в отголосках творчества трубадуров, создавших торжественную политическую песню (например на крестовые походы - chanson d\'outree). В Англии, где особенным расположением народа пользовалась лирикоэпическая песня, воспевавшая подвиги Робина Гуда, героическая О. возрождения получила право на существование благодаря поэтам XVII в. Коули и в особенности Драидену. написавшему знаменитую О. в прославление патронессы музыки, св. Цецилии - "Alexander\'s feast" (положена на музыку Генделем). В XVIII в. О. получила особенно сильное развитие во всей европейской литературе, после того как авторитет Буало возвел подражание древнеримским формам и родам на степень высшего идеала поэзии. Поэтические образчики придворной, льстивой О. дал еще в XVII в. Малерб, воспевающий Людовика XIII, Ришелье и знатных гостей отеля Рамбулье; ему случалось целый год трудиться над одной О., чтобы достигнуть ясности, точности и виртуозности стиха. Подражателей у Малерба было очень много; из них более известен Жан Батист Руссо. Клопшток идеализировал упавшую было, О., наполнил ее религиозным содержанием и усердно культивировал ее в Германии. В зап.-европейской лирической поэзии XIX в. О. уже не играет видной роли; она оттеснена более мелкими и популярными "песенными" формами романтиков. Великие лирические поэты, совмещавшие в себе энтузиазм и силу фантазии с философским образованием, прибегали, тем не менее, к О., хотя и не держались ее традиционных метрических форм; таким образом О. писали в Германии - Гёте, в Англии - Шелли, во Франции - Виктор Гюго, в Италии Манцони и т. д. Многие из этих одописцев, как романтики, тщательно избегают устарелого "псевдоклассического" слова "О.". Масса новейших стихотворении на случай" носят характер и строфообразное строение О. - В русской народной поэзии характером О. отличаются так наз. "духовные стихи" или старческие песни - поэтические думы народа о высших вопросах жизни, а также часть обрядных песен, поскольку они касаются языческих божеств, часть хороводных (песня Царь слава": "Слава Богу на небе" и т. д. может служить хорошим примером народной О.). Первые попытки искусственной О. принадлежат Кантемиру; на манер западноевропейской О. написаны его "песни" (напр. песня "В похвалу наук", изложенная шестистишными строфами). В более торжественном тоне (строфами по десяти стихов), с применением всего излюбленного одописцами XVIII в. мифологического арсенала метафор и уподоблении, написана Третьяковским "Ода торжественная о сдаче города Гданьска, 1734" (на взятие Данцига); стих в ней (тоничесый 4-стопный хорей) правильнее силлабических виршей Кантемира, во содержание представляет собою лишь перепевы мотивов Буало и Малерба. Первыми вполне литературными по форме и оригинальными по содержанию русскими О. были О. Ломоносова, в которых, с непосредственностью и живостью только что пробудившегося литературного гения, выражается патриотический энтузиазм (О. в которых воспевается Петр Вел.) или религиозно-философский пафос (О. на тему из книги Иова, начинающаяся словами: "О ты, что в горести напрасно на Бога ропщешь, человек!) . Новую и высшую стадию в развитии русской О. представляет собою поэтическая деятельность Державина, внесшего в содержание своей О. необычайное разнообразие: ему одинаково удавался и простодушный, задушевный тон реалистической О. ("Фелица", в которой Державин подражал Горацию); и пиндарический пафос, в соединении с деистическими идеями новой философии ("Бог"), и О. описательная ("Водопад"), и О. сатира ("Властителям и судьям"). Державинская О. "Бог" может считаться едва ли не знаменитейшим из всех европейских произведений в этом роде: она была переведена на множество языков. Державинский тип О. надолго стал руководящею нормою; влияние ее на литературу продолжается до самого Пушкина. Пушкин новыми формами романтической поэзии и всем своим художественным реализмом окончательно вывел из моды старую О. насмешки над которой начинаются уже со времен И. И. Дмитриева, осмеявшего одописцев в "Чужом толке".

Вс. Ч.

Одензе

- гл. гор. датского о-ва Фионии, на судоходной р. Одензе-Аа, соединяется с Одензефиордом каналом О. (7 км. длины, 7 м. ширины, 3 м. глубины). 30268 жит. Памятник Фридриху VII, музей, собор с мощами св. Кнута и гробницами королей Иоанна и Христиана II (замечателен резной алтарь Клауса Берга, 1500 г.); библиотека, архив; промышленность развита; оживленная торговля.

Один

- старший и высший из богов севера, олицетворение всепроникающей, всеодухотворяющей мировой силы, сотворивший, вместе с Вили и Вэ, вселенную, а с Лодуром и Генером - первых людей. О. называют Альфадером, как наместника Альфадера (всеотца, отца всего) и отца богов, и Вадьфадером, т. е. отцом павших на поле брани, а также многими другими именами, которых насчитывается в сев. мифологии и сев. поэзии до 200. Он представляется высоким одноглазым старцем, с длинной бородой и пытливым, выразительным лицом; на голове у него широкополая шляпа, на плечах полосатый плащ, в руках копье Гунгнер, всегда попадающее в цель и наводящее непреодолимый страх на того, на кого направлено; на пальце чудесное кольцо Дрёпнер, каждую девятую ночь отделяющее от себя, как капли, восемь таких же колец; на каждом плече О. сидит по ворону (один Хугин, т. е. мысль, другой Мугин, т. е. воспоминание), которые ежедневно облетают мир и затем докладывают О. обо всем виденном; у ног его лежать два волка, Гере и Фреке (алчный и жадный); О. отдает. им всю пищу, которая ставится перед ним в чертогах богов. По воздуху О. переносится на восьминогом коне Слейпнере, на зубах которого начертаны руны. Обитает О. в светлом чертоге Валаскьяльф, восседает на золотом троне Лидскьяльф, с которого окидывает взглядом всю вселенную. Есть у него еще особая палата, Валгалла, в которой он пирует с эйнгериями. Питается О. одним виноградным вином, тогда как прочие боги довольствуются медом. О. мудрее всех богов, так как каждый день пьет из источника мудрости, охраняемого великаном Мимером; последний взял с О. за разрешение пить из этого источника драгоценный залог - один глаз; оттого-то О. одноглаз. О. владеет также чудным напитком, сообщающим дар поэзии - так назыв. "медом скальдов" - и называется "отцом поэзии"; он же изобретатель и хранитель священных рун, покровитель истории, с богиней которой, Сагой, ведет долгие беседы, и вообще - отец всякого знания. Имя О. сохранилось во множестве названий местностей на севере.

П. Г - н.

Одиссей

или Улисс (Odusseuz, Ulixes, Ulyxes, Ullyxes) - любимый герой древнегреческого эпоса, сын Лаерта и Антиклеи, супруг Пенелопы. Он царствовал на Кефалленийских островах, в группу которых входили Итака, Зама, Закинф, Дулихий, а также на Левкадском побережье, и считался одним из славных патриархальных царей древности. Прежде чем отправиться на троянскую войну, он принимал участие в походе на Мессению, где заключил дружбу с Ифитом, получив от него в подарок Евритов лук; на Тафе он получил от Анхиала для стрел яду, приобретя таким образом оружие, которое впоследствии не раз выручало его. Еще при жизни отца он принял власть над своим народом. Едва родился у него первенец, Телемах, как Агамемнон, с Менелаем прибыли в Итаку, чтобы пригласить О. принять участие в походе на Трою. Не смотря на предсказание итакийца Галиферса, что лишь через двадцать лет удастся ему вернуться из похода, О. отплыл на 12 кораблях из Итаки, передав заботы о доме другу своему Ментору, сыну Алкима. Прежде чем двинуться общим походом под Трою, О., вместе с Менелаем, отправился к Приаму с требованием выдачи Елены, но получил отказ. В греческом лагере под Троей Одиссей занимал среднее место, между отрядами Ахилла и Аякса; здесь происходили собрания и творился суд, на которых О. играл видную роль, как умный и изворотливый оратор. Он убедил колеблющуюся рать греков, на 10-м году войны, остаться под Троей; заключил перемирие с троянцами; участвовал в примирительном посольстве, отправленном к разгневанному Ахиллу. Не меньше помогала ему отвага, хитрость и сообразительность; так, ночью он прокрался в троянский лагерь, схватил лазутчика Долона и угнал коней Реза. В сражениях и разных предприятиях он действует обыкновенно с Диомедом и Нестором; из богинь ему сопутствует всюду Афина, сохраняющая его во всех опасностях. По смерти Ахилла он получил, по решению войска, доспехи героя, как первый после него по уму и отваге. Особенные услуги он оказал грекам накануне взятия Трои; он находился в числе засевших в чреве деревянного коня, один из первых вышел из коня в город и подал сигнал к кровопролитию, убив третьего супруга Елены, Деифоба. По разрушению Трои, О. с Нестором и Диомедом отправился к Тенедосу, но скоро вернулся, чтобы вместе с Агамемноном отплыть в Грецию. Однако, случилось так, что он отплыл один, со своими 12 кораблями. Бури долго носили его по морю, заставляя блуждать по неведомым странам. Он посетил землю киконов, лотофагов, киклопов, Эола, лэстригонов, о-в Ээю, где жила волшебница Кирка (Цирцея), о-в Сирен, спускался в подземное царство; миновав Скиллу и Харибду и о-в Тринакрию, он попал на о-в Огигию, где нимфа Калипсо держала его в неволе восемь лет; от Огигии он был занесен бурей, на обломке корабля, к феакам и только на 20-й год достиг своего родного острова.

Возвратившись на родину, он нашел в своем дворце до 100 знатных юношей, которые, считая О. умершим, неотступно просили руки жены его Пенелопы, расточая имущество отсутствующего господина. Переодевшись нищим, О. пришел к пастуху Эвмею, где нашел Телемаха, только что вернувшегося с Пилоса, и открылся им обоим. Обдумав план мести, они пришли во дворец и перебили всех женихов Пенелопы. На этом оканчивается древнейшая легенда об О., насколько она известна из двух греческих эпопей - Илиады и Одиссеи. Позднейшие сказания являются распространениями древнейшей легенды, при чем основной характер героя был дополнен новыми чертами. О. Гомера представлен умным, красноречивым, ловким, изворотливым, отважным, терпеливым героем; О. позднейших мифографов - трусливый, лживый и коварный человек. Этиология связала основную черту его характера коварство - с происхождением от Сизифа, который считался, по этой версии мифа, незаконным отцом героя (отсюда О. имеет прозвание Сизифид и Эолид). По рассказам мифографов, когда Паламед прибыл в Итаку за О., последний притворился сумасшедшим; его нашли пашущим поле и сеющим соль. Чтобы испытать, действительно ли О. сумасшедший, Паламед велел положить под плуг сына его Телемаха; увидев сына в опасности, О. бросил плуг в сторону и тем выдал себя. За это впоследствии О. отомстил Паламеду, оклеветав его, вследствие чего Паламед поплатился жизнью. На о-ве Скиросе О. открыл Ахилла, скрывавшегося в женской одежде среди дочерей Ликомеда. Когда греческое войско находилось в Авлиде, благодаря хитрости О. была привезена в Авдиду из Микен Ифигения, которая обречена была на жертву Артемиде. Благодаря хитрости он овладел доспехами Ахилла, взял в плен Гелена; ему принадлежала идея деревянного коня. По позднейшим сказаниям, О. убил собственный его сын Телегон.

Н. О. - кий.

Однодомный

(Monoicus) - употребляется разными ботаниками различно. Одни названия растения, у которых мужеские и женские цветы находятся на одной и той же особи (plantae monoicae), напр. береза, дуб, бук и пр.; другие наз. двудомными самые цветы, распределенные, как сказано.

Одночлен

Алгебраическое выражение, состоящее из отдельных частей, связанных между собою знаками "плюс" или "минус", называется многочленом. Каждая такая часть с предшествующим ей знаком называется членом. Выражение, состоящее из одного члена, называется О.

Одоевский кн. Александр Иванович

- поэт (1803 - 1839). Получив прекрасное домашнее образование, О. служил в лейб-гвардии конном полку. За участие в событиях 14 декабря 1825 г. был сослан в Сибирь (Читинский и Петровский острог, с 1833 г. на поселении в Ишиме), в 1837 г. переведен на Кавказ рядовым в нижегородский драгунский полк и здесь через два года умер, оплакиваемый не только товарищами, но и всеми знавшими его рядовыми и горцами. Лермонтов почтил его память прелестным стихотворением, живо характеризующим личность О.: "Я знал его: мы странствовали с ним"... Он имел репутацию умного, образованного и благородного человека; некоторые называли его даже "христоподобною" личностью. Он был очень дружен с Грибоедовым, на которого имел значительное влияние. О. принадлежит к второстепенным поэтам Пушкинского периода; почти все его стихотворения относятся ко времени после 1825 г. и потому носят элегический характер; в них слышатся скорбь о страданиях человека, призыв к милосердию и любви. Сам поэт смотрел на поэзию, как на "ангела-утешителя", и черпал в ней "все радости, усладу скорбных дней" ("Поэзия"). Хотя О. свои стихотворении только говорил, и большею частью экспромтом, а записывали их его друзья, но многие из них отличаются гладкостью стиха и художественностью образов, все искренностью чувства. При его жизни в печати появилась только пьеса "СенБернард" ("Современник", 1838, Х т.), а все остальные - после его смерти, в разных журналах. В 1862 г. были напечатаны в Лейпциге его стихотворения (17) отдельною книжкой. В 1883 г. барон Розен предпринял новое издание и внес в него до 46 пьес, включив сюда и самое крупное произведение О., изображающее русскую старину - поэму "Василько", впервые напечатанную в "Русском Архиве" (1882, XXXIII т.). В этом же издании помещена и биография поэта. См. также ст. А. Н. Сироткина, "Князь А. И. О." ("Исторический Вестник", 1883, ј 5).

В. Р - в.

Одуванчик

(Paraxacum Hall.) - род растений из сем. сложноцветных (Compositae), отдела Cichoriaceae. Известно до шести видов этого рода, растущих в северном умеренном климате. Это - травянистые растения, с прикорневыми листьями и с безлистною цветочною стрелкою; листья удлиненные рассеченные; растение богато млечным соком. Цветочные головки средней величины или крупные, одетые цилиндрическим или колокольчатым покрывалом, возникают по одиночке на стрелке. Наружные листки покрывала более короткие, оттопыренные или отогнутые; внутренне почти одинаковые: вверх стоячие, расположенные в один ряд, а после плодосозревания отвороченные. Цветоложе голое; семянки сплюснуто-четырехгранные, с продольными ребрышками. В Европейской России встречаются три вида О.; из них самый обыкновенный Tar. officinale Wigg. (О., дикий цикорий, русский цикорий) - многолетняя трава, снабженная толстым отвесным корнем, переходящим вверху в короткое ветвистое корневище; листья собраны розеткою у самой поверхности земли; они ланцетные, суженные к основанию, выемчато-зубчатые или глубоко перистонадрезанные, или раздельные, с треугольными, иногда зубчатыми, назад обращенными долями; из центра розетки вырастает тонкая, иногда довольно длинная, полая безлистная стрелка, несущая крупную желтую цветочную головку. Наружные листки покрывала линейно-ланцетные, отвороченные, внутренние линейные; цветки язычковые, краевые из них с синеватыми полосками на наружной стороне. Семянки слегка сжатые, верхушка вытянута в длинный носик. несущий зонтиковидную летучку. Одуванчик растет на лугах, полях, огородах, садах, представляя очень надоедливую сорную траву. Доходит он далеко на север, до Новой Земли; встречается во всей Европе, Сибири и в Северной Америке. В народной медицине О. употребляется в виде декокта от каменной болезни, от боли в животе, при мучительных родах и вместо слабительного. В Таврической губ. его курят от кашля. В научной медицине употребляются корни (radix) и листья (berba Тагаxaci), а также декокт из корней (Extractum Taraxaci).

С. P.

Ожирение

(obesitas) - О. называется патологическое отложение жира в теле. Резкой границы между здоровой полнотой и патологическим ожирением провести нельзя. Приблизительно можно сказать, что вес тела в 200 фн. для мужчины и в 160 для женщины и выше - обыкновенно указывает уже на патологическое О. Количество жира в теле здорового взрослого человека составляет обыкновенно 1/20 общего веса тела, а у новорожденных детей около 1/10. Выше этого отношения начинается уже патологическое О. Ожирение очень часто бывает наследственным. Иногда оно развивается чрезвычайно рано; известны случаи, что 4 - 5 летние дети весили 3 - 4 пуда. Но чаще всего О. развивается в пожилом возрасте. Несомненно существует индивидуальное предрасположение к О., состоящее в прирожденном и приобретенном ослаблении окислительных процессов. Весьма возможно, что недостаточное содержание гемоглобина в красных кровяных шариках, понижающее их способность поглощать кислород, может служить одной из причин такого ослабления окислительных процессов, а, следовательно, и О., тем более, что у малокровных субъектов, кровь которых, следовательно, также бедна гемоглобином, весьма часто наблюдается О.; известно также, что после значительных кровотечений иногда быстро развивается О. Однако, главная причина О. все-таки заключается в ненормальном питания и образе жизни. Ненормальность питания заключается не только в нерациональном составе пищи, но и в чрезмерном ее количестве. Неподвижный сидячий образ жизни - одна из главных причин частоты О. у женщин; расстройства менструации, бесплодие и другие расстройства женских половых органов, считаемый иногда за одну из причин О. суть скорее его последствия. Флегматический темперамент также является одним из предрасполагающих моментов. Источником образования жира в организме могут быть как белки, так и жиры и углеводы пищи. Наиболее благоприятствует образовании жира, по Фойту, комбинация обильного количества белка и жира. Довольно существенную роль играет также употребление алкоголя, замедляющего обмен веществ. Отложение жира происходит главным образом в подкожной клетчатке и в брыжжейке. На брюшных покровах, в седалищной области и на грудных железах отложение жира может достигнуть громадной степени. Но в то же время происходит увеличение количества жировой ткани и в полости грудной и брюшной; особенно важно в клиническом отношении обрастание жиром околосердечной сумки и самого сердца, могущее повести к серьезным сердечным расстройствам. Переполнение жиром брюшной полости, а также обильное отложение жира в грудной полости в так назыв. средостении, между легкими, стесняет как дыхание, так и кровообращение, особенно в легких. Высокая степень О. предрасполагает к развитию хронического воспалению сосудов, к венозным застоям и даже хроническим воспалением почек, таким же венозным застоям в кишках и в печени, к жировому перерождению печени и хроническим катарам кишок. Очень часто О. сочетается с другими аномалиями обмена веществ, подагрой, сахарным мочеизнурением и т. д.

Лечение О. состоит главным образом в регулировании диеты и в употреблении соответствующих минеральных вод. Главные диетические методы лечения О. - Бантинга, Эбштейна и Эртеля. Способ Бантинга основан на ограничении употребления жира и крахмалистых веществ и замене их избытком белка. Здоровый, умеренно работающий мужчина требует, по Фойту, 118 гр. белка, 56 гр. жира, 600 гр. крахмалистых веществ в сутки, между тем, по Бантингу, больные получают в сутки 172 гр. белка, 8 гр. жира и 81 гр. крахмалистых веществ. Но этот избыток белка, как он ни велик, не в состоянии, однако, поддерживать нормальный состав тела, и организм при такой диете принужден расходовать часть своего белкового запаса. Это выражается значительной физической слабостью, нервной раздражительностью, бессонницей и т. д. Кроме того чересчур обильная белковая пища нередко расстраивает пищеварение и отбивает аппетит, а это может довести больного до истощения. В виду всего этого лечение по способу Бантинга требует большой осторожности. Способ Эбштейна основан на общем уменьшении всего количества пищи, следовательно, в том числе и белков. Эбштейн разрешает сравнительно обильное употребление жиров, ограничивая насколько возможно употребление крахмалистой пищи. Диета Эбщтейна содержит приблизительно 102 гр. белка, 85 гр. жира, 47 гр. крахмалистых веществ. Преимущество этой диеты заключается в том. что она пригодна не только в виде временной меры, но может быть усвоена на всю жизнь; кроме того обезжирение организма при этой диете происходит медленнее, тогда как быстрое обезжирение по способу Бантинга иногда бывает не совсем безопасно. Эртель придает большое значение ограничению питья, так как обильное питье ведет к переполнению сосудистой системы и увеличивает работу сердца, которое поэтому легко ослабевает. Вместе с тем Эртель придает весьма важное значение усилению общего обмена веществ и укреплению сердечной мышцы путем строго размеренных физических упражнений, особенно восхождений на горы. Не подлежит сомнению, что каждый из этих трех методов лечения при тщательном применении может повести к цели. Из минеральных вод наибольшей славой пользуются при лечении О. Карлсбад, Мариенбад, Тарасп-Шульс (воды глауберовой соли) и Наугейм, Висбаден, Киссинген (воды поваренной соли), но одновременное строгое регулирование составляет необходимое условие благотворного действия этих вод.

А. Л - н.

Ожог

(мед.) - повреждение тканей тела действием высокой темп. (свыше 60º). Различаются три степени О. При первой степени происходит только гиперемия ткани, при второй степени образуются пузыри, а при третьей омертвение (гангрена); это деление принято у нас и в Германии, во Франции - пять степеней. О. от лучистой теплоты - обыкновенно первой степени, редко второй. При О. газом (взрывах) получаются сложные повреждения - ушибы и т. п. При О. жидкостями имеют значение их теплоемкость и продолжительность действия. Весьма тяжелые О. дают кипящие при высоких темп. жиры, но наиболее тяжелые получаются от непосредственного соприкосновения с раскаленными плотными телами (уголья, горящее платье и т. п.). Краснота и опухоль при О. первой степени увеличиваются в течение нескольких часов при сильных жгучих болях, а затем постепенно вместе с ними исчезают. Через несколько дней эпидермис слущивается большими лоскутами и обнажается молодая, весьма чувствительная кожа. Пузыри обыкновенно образуются спустя 1/4 - 1/2 часа после действия высокой темп.; верхняя кожица приподнимается янтарного цвета жидкостью, причем полость пузыря разделяется перегородками на отдельные камеры. Без воздействия лекарств сыворотка свертывается, жидкость испаряется и всасывается, а через 5 - 6 дней пузырь отпадает. Боли при О. второй степени вначале очень сильны. О. третьей степени, вследствие полного разрушения подлежащих тканей, вначале менее болезненны. Образовавшийся струп через 5 - 6 дней начинает отделяться по краям. После полного отделения его, поверхность раны очень болезненна. Затем развивается из соединительной ткани рубец, влекущий за собой разнообразные обезображивания. В зависимости, главным образом, от О. развиваются расстройства общего состояния. О., хотя бы первой степени, занимающие больше 1/3 поверхности тела, влекут в большинстве случаев к смертельному исходу. Для объяснения причины смерти предложено несколько теорий (прилив крови к внутренним органам; прекращение деятельности кожи; сгущение крови вследствие огромных потерь жидкости; образование ядовитых веществ в крови; рефлекторное понижение тонуса сосудов и т. д.). Если не удается сделать рану вполне асептичной, то больные могут подвергнутся всем случайным заболеваниям от ран. Лечение, в случаях распространенных О., должно быть направлено на устранение коллапса, затем произвести подкожное вливание 800 - 1000 куб. стм. теплого 0, 7 % раствора поваренной соли. Местное лечение состоит прежде всего в борьбе с инфекцией (в случае надобности под хлороформом вымыть кожу щетками с мылом, вытереть эфиром, сулемовым и др. дезинфекцирующим раствором и асептическая или антисептическая повязка). Вместо них при обширных ожогах можно оставить больного на продолжительное время в водяной теплой ванне. В дальнейшем - соответствующее хирургическое (пересадка кожи, удаление рубцовой ткани, массаж, надрезы и т. п.) лечение.

А.

Озера

- так называются находящиеся на поверхности суши более или менее замкнутые водовместилища, различной величины, начиная от малых и мелких, разбросанных часто в большом числе в долинах рек, по берегам морей, среди морен горных ледников и т. д., и кончая обширными и глубокими водоемами, носящими название морей и отличающимися от последних лишь отсутствием непосредственного сообщения с океаном. Величайшее О. - Каспийское море (438700 кв. км.), но оно является исключительным по своим размерам, так как следующие за ним уже во много раз ему уступают. Верхнее О., в Северной Америки, имеет лишь 80000 кв. км. поверхности; Виктория-Нианца (в Центр. Африке), Аральское море, Мичиган и Гурон - каждое около 60000 кв. км, Танганайка (в Африке) и Байкал - по 35000 кв. км., а Ладожское О., величайшее в Европе, уже почти вдвое меньше Байкала (18000 кв. км.), хотя в свою очередь почти в 30 раз превосходит по величине самые обширные О. Зап. Европы, как Женевское или Леман (682 кв. км.) и Боденское (538 кв. км.). Все пространство, занятое О., равно, приблизительно, 21/2 милл. кв. км., что составляет только 1, 8 % всей поверхности суши. Встречаясь во всех зонах, на всех материках и на большей части островов, О., однако, образуют местами большие скопления, тогда как в других областях являются сравнительно редкими. Вообще говоря, О. встречаются чаще к С от 40º с. ш. и к Ю от 40º ю. ш. чем в тропической и субтропических зонах, за исключением, впрочем, тропической Африки, где имеется ряд. О. в области верховьев Нила, а также и далее к Ю и З. Замечательное скопление О. мы встречаем в Сев. Америке; где известна группа больших О. - Верхнее, Гурон, Мичиган, Эри и Онтарио, продолжающаяся на СЗ О. Винипег, Атабаска, Невольничьим и др. В штате Миннезоте насчитывают всего до 10000 О.; еще более их имеется в Канаде. В Европе О. изобилует Швеция, Финляндия ("страна тысячи О."поэтов), Олонецкая губерния (кроме Ладожского и Онежского, еще многие сотни других, занятая коими площадь занимает 19 % всей поверхности губернии); но много О. встречается также в Новгородской, Тверской, Псковской, Витебской, Виленской, Ковенской; Сувалкской губ., образуя широкую озерную зону, продолжающуюся в так наз. "Seenplatte" Пруссии, где их также насчитываются тысячи. Обилие здесь (равно как и в Сев. Америке) О. обусловливается характером рельефа и геологической историей области, бывшей не когда покрытой великим северным ледником, который оставил после себя неравномерно отложившуюся толщу моренного наноса (валунных глин и суглинков), понижения (впадины) которой и послужили ложами для образовавшихся, после отступления ледника, О., отчасти превратившихся впоследствии в болота или подвергшихся стоку через реки и занесению наносами и принявших вид расширенных частей речных долин. О. моренного происхождения встречаются также в горах, на различных уровнях, при чем обыкновенно они небольших размеров и в каждой горной системе сосредоточены преимущественно в зоне известной высоты; так напр. в восточных Альпах их всего больше (ок. 1000), в зоне между 2000 - 2500 м. выс., в перуанских Андах - между 4300 - 4600 м. выс., в Норвегии - между 1000 - 1600 м. вые. и т. д. Но, кроме О. моренного происхождения, а также возникших от преграждения течения рек в горных долинах (лавинами, обвалами, ледниками, выносами отложений), во многих горах обыкновенны еще О. тектонического образования, т. е. ложа или впадины которых обязаны своим возникновением сдвигам и изгибам земной коры, иногда при последующем содействии водной или ледниковой эрозии, или, как принимает напр. Гейм для больших О. Альпов (Женевское, Четырех кантонов и т. д.), - оседанию всей горной системы после ледникового периода, при чем многие бывшие долины получили местами обратный уклон, т. е. превратились из долин в котловины или так наз. "ванны". В других горных системах напр. в Гималаях и на Кавказе, таких больших горных О., однако, нет, хотя, по-видимому, они и существовали там некогда, но были впоследствии занесены мощными отложениями горных потоков. Тектоническими процессами объясняется, вероятнее всего, происхождение больших изолированных О., особенно в горных областях, каковы напр. О.: Титикака (в Южной Америке), Тсана (в Абиссинии), Байкал; Иссык-Куль и др. Большие О. плоскогорий, напр. Танганайка, Ньясса, О. Рудольфа и др. в Африке или Мертвое море в Палестине обязаны, вероятно, своим происхождением подобным же причинам (сдвигам или сбросам, образовавшим расселины и углубления), тогда как существование многих О. в Тибете и Памире объясняется скорее недостаточным размывом, скудостью атмосферных осадков и стоящей с ней в связи невыработанностью речных долин. При малом уклоне поверхности слабые потоки не в состоянии проложить себе постоянных русл и, разливаясь в понижениях, образуют О. Указанный О. плоскогорий (напр. Бол. Каракуль на Памире, Куку-Нор и другие О. Тибета) расположены на высоте от 4 до 5 тыс. м. и принадлежат к высочайшими по своему положению, но О. встречаются и на всех других ступенях высот до уровня моря и даже ниже последнего. Так, Каспийское море лежит на уровне - 26 м., а Мертвое море даже - 394 м.; существование таких "депрессий" обусловливается сухостью климата, скудного атмосферными осадками. К О. высоких уровней относится большинство О. в горах и на плоскогорьях, а также в кратерах потухших вулканов; к О. низких уровней: а) расположенные в долинах рек, особенно так называемый "заводи" или "старицы", представляющие собою части прежних русл реки, проложившей себе новое русло, при чем эти прежние русла, занесенный наносами у своих концов, и образовали О., а также существующие местами при владениях в большие реки притоков, напр. на Нижнем Дунае, Красной реке (в Америке) и др.; б) О. речных дельт, образованные насчет моря, посредством выдвигания кос и охватывания ими прилегающих к дельте частей его (напр. в дельте Нила и др.), также посредством отделения растущей дельтой части морского залива, напр. О. Акис на Малоазиатском берегу, отделившееся вследствие занесения передней части Латмийского залива дельтой р. Меандра, нынешнего Мендереса; О. эти составляют переход к в) О. морских побережий, образующимся из бухт и лиманов путем отложения перед ним кос или пересыпей пли остающихся при понижении морского уровня, т. е. при отступании моря, в более глубоких впадинах его дна. К О. морского происхождения относятся Каспийское море и многие мелкие О. его окружающая, хотя южная, более глубокая впадина первого, по всей вероятности, тектонического происхождения, а некоторые соленые О. в низовьях Волги образовались от выщелачивания почвы и находящихся в них залежей каменной соли. О. морского происхождения называют также "остаточными" или "реликтовыми", вследствие нахождения в них остатков, реликвий морской фауны (некоторые виды ракообразных, рыб, червей, моллюсков, также тюленей). Но, как показал Креднер, одно присутствие нескольких морских форм еще не может служить доказательством морского происхождения О., так как подобные формы были найдены и в некоторых горных и кратерных О., очевидно, не бывших никогда частями моря. Морские организмы могут приспособляться к пресной воде и проникать в О. по рекам; или туда могут переноситься их яйца (ракообразных, рыб) птицами и т. д. Деление О. на морские и континентальные может быть удержано, но причисление к первым должно основываться не на одних биологических, но и на геологических данных.

Разделяют еще О. по способу образования их впадин, на котловинные - во впадинах, возникших от размыва, провала, извержения, тектонических дислокаций, оседания почвы и т. д., и плотинные - осязанные своим происхождением поперечной или кольцевой плотине или валу, напр., моренам, дюнам, косам, лавовым потокам, отложениям поперек долин и т. д. Далее, О. могут быть разделяемы на глубокие и мелкие. К самым глубоким относятся Каспийское море и Байкал (более 1000 м.), затем многие альпийские О., напр. Комо, Женевское и др.; из русских же - Ладожское имеет глубину до 250 м., Онежское до 132 м.; но это - наибольшие глубины, средняя же глубина тех же озер значительно меньше. Между величиной площади и глубиною О. не существует определенного соотношения. Многие большие О., как Чудское, Ильмень, сравнительно очень мелки (не глубже 14 м.), тогда как иные маленькие альпийские или даже некоторые небольшие О. Псковской губ. (напр. Бросно, Долотце) представляют глубины втрое большие. Уровень О. подвергается, вообще, меньшим колебаниям, чем рек, но есть О. у которых эти колебания весьма значительны и который по временам совершенно осушаются. Такие О. называются "перемежающимися"; они встречаются в областях с водопроницаемым грунтом; в котором (напр. в крупнозернистых известняках) вода может прокладывать себе путь и уходить; если же отверстия в дне, вследствие занесения осадками, временно закроются, то вода будет задерживаться и уровень О. на некоторое время повышаться. Такие О. свойственны особенно областям так наз. карстового ландшафта, напр. Крайне (Циркницкое О.), Грации (Копаидское О.), но подобные известны и в России, напр. в Олонецкой, Нижегородской и др. губ. По свойствам наполняющей озерные впадины воды, можно различать О. пресные и соления, первые обыкновенно проточные, вторые непроточные, впрочем, в этом отношении есть и исключения. Соленые О., получая сток, могут превращаться в пресные, и наоборот, с прекращением стока пресные могут становиться солеными, впрочем, лишь до известной степени, так как настоящие соленые О. питаются солеными ключами или получают соли от просачивания и испарения морской воды или от выщелачивания соленосной почвы. Процентное содержание солей в разных О. весьма различен: 33 % и более, напр. в Красном О. у Перекопа; 28 - 24 % - в Элтоне, Баскунчакском, Индерскоми. О., в зал. Кара-Бугас Каспийского моря; 24 21 % - в Мертвом море, Урмии; 18, 5 % - в Большом Соленом О. штата Юта; 1 - 2 % - в Каспийском море, Аральском и др. Из солей преобладает поваренная соль (хлористый натр), но в Мертвом море - хлористая магнезия, в других - углекислый натр (сода), в третьих - бура.

Из соленых О. важное экономическое значение представляют самосадочные, отлагающие ежегодно слой соли (новосадку) поверх слоев прежних лет; они могут быть разделены на соленые, горько-соленые (отлагающие кроме поваренной соли и горькие сернокислые) и горькие (в которых поваренная соль находится лишь в виде малой примеси). В Европейской России самые богатые самосадочные озера: Элтон (площадь 100 кв. в.) и Баскунчакское в Астраханской губ.; масса соли в них превышает 300 миллиардов пд. Но, кроме того, имеют еще значение крымские соленые О. и Индерское (за Уралом, 40 в. в окружности). О. представляют также различие по цвету и прозрачности воды (некоторые альпийское отличаются красивым голубым цветом и большою прозрачностью, тогда как наши - чаще грязно-желтоватого цвета и мало прозрачны), по распределению в них температур и т. д. Температура О. отличается от темп. рек большими колебаниями с глубиной, что зависит от отсутствия или слабости течения, от более значительной глубины и от вертикальной циркуляции, благодаря которой частицы поверхностного слоя воды, охлаждаясь и становясь тяжелее, опускаются вниз, покуда не достигнут слоя одинаковой темп. и плотности; наоборот, частицы более глубокого, но более теплого слоя, подымаются кверху, покуда не охладятся и не станут снова опускаться. Но так будет только при температуре воды 4º, и более так как известно, что пресная вода имеет наибольшую плотность при 4º Ц. Зимою пресные О., постепенно охлаждаясь, приобретают во всей массе своей воды темп. = 4º, а затем, с дальнейшим охлаждением, получается уже обратное распределение темп., т. е. на дне 4º, а выше 3, 2, 1, 0º, покуда на поверхности не начнет образовываться ледяная кора. Известный исследователь О. Форель предложил следующую термическую схему пресноводных О.: 1) озера тропические, к ним относятся также и О. более теплых стран средних широт. Температура всегда выше 4º; зимою она одинакова сверху до низу, летом в верхних слоях и глубоких О. значительно выше, а на дне та же что зимою. Всего лучше исследовано Женевское О., к ним же относятся большие О. к Ю от Альп, Виктория-Нианца, Танганайка и т. д. в Африке; Никарагуа, Валенция, Титикака в Америке. 2) Озера умеренных стран, в глубоких температура на дне 4º или около того близ поверхности. Летом значительно выше, зимою ниже; на них образуется лед. К ним относятся Ладожское, Онежское, Саймское, Венер, большие альтиста О. Кроме вышеупомянутых теплых, 5 Канадских О. в С. Америке и т. д. 3) Озера полярные, в более глубоких температура ниже 4º даже и детом. К ним относится Байкал, где над большими глубинами летом температура около 3, 5 сверху до низу. В глубоких соленых О. более холодных стран темп. на дне ниже, чем в пресноводных, так как с увеличением % солей понижается темп. наибольшей плотности. Понижение темп. с глубиною летом бывает выражено резче в глубоких О.; чем в мелких, где темп. на дне часто лишь немногим - ниже чем на поверхности; при этом понижение темп. следует обыкновенно не постепенно, а с некоторым скачком на известном уровне (на 6, 8, 10 м. глубины), напр., с падением на 2, 5 - 4º на протяжении 1 м. (так наз. "Sprungschicht", "слой скачка" немецких) географов, объясняющийся вертикальной циркуляцией). Нагреваясь и охлаждаясь медленнее рек, О. замерзают зимою и вскрываются весною позже последних; поэтому большие О. способны оказывать заметное влияние на климат прилегающих местностей. Вообще говоря, О. выказывают стремление к уменьшению и исчезанию. В сухих странах этому содействует перевес испарений над притоком, во влажных - углубление русл рек, занесение осадками, развитие и болотной растительности. Процесс усыхания О. проявился в широких размерах на западном плоскогорье Соед. Шт. Сев. Америки, в Аралокаспийской низменности, Зап. Сибири и т. д. Впадающие в О. реки постепенно заносят их своими отложениями; О., расположенные по течению рек, уменьшаются со временем в своих размерах и превращаются в расширенный части речных долин; стоячие мелкие О. подвергаются заболочению и превращению (вследствие медленного процесса обугливания растительных остатков) в торфяники. Впрочем, условия неблагоприятные для развитию рек, могут благоприятствовать появлению О.; река, пересыхая в различных участках своего течения, разливается на ряд О.; точно также, не имея силы проложить себе дорогу к морю, она бывает вынуждена разливаться в О. или болото, как реки Тарим, Чу, Или и мн. др. В глубокой древности, в некоторых странах Западной Европы (Швейцарии, юговосточной Франции, Ирландии. некоторых местностях Германии и Австрии) О. привлекали к себе по преимуществу население, которое строило в них многочисленные постройки на сваях (вблизи берегов) и жило в них в течение многих столетий (в период каменного, бронзового, а отчасти и железного веков), отдавая, по-видимому, предпочтение этому способу расселения по причине его большей безопасности или больших удобств (для рыболовства и т. д.). Случайное открыт остатков свай на дне многих швейцарских О. (в 50-х годах) повело к находкам в иле между этими сваями множества костей животных, каменных, постоянных и металлических орудий, обугленных семян, плодов и т. д. и других отбросов и остатков от пожарищ, которые позволили восстановить быт населения этих "свайных построек" в различный эпохи, от каменной до железной. Население это, занимаясь охотою, было знакомо уже с домашними животными и земледелием, и некоторые исследователи видят в нем первых представителей арийской расы в Зап. Европе. Таким образом, с О. оказывается связанным в Европе известный период истории культуры. Замечательно, что и в Америке древние культуры Перу (инков) и Мексики (ацтеков) связаны с О., на которых возникли высшие святилища и культурные центры этих стран).

Д. А.

Озимь и ярь

(озимые и яровые растения) - названия двух групп сельскохозяйственных растений, различающихся временем посева. Семена вносятся в почву, главным образом, весной или осенью. Весной производится посев яровых растении или "яри", не выносящей зимних холодов, требующей для своего развития периода времени в несколько месяцев, падающих на весну, лето и осень одного и того же года. Озимое же растение или "Озимь", высевается в конце лета или осенью, развивается некоторое время до наступления зимних холодов, в продолжение которых находится в покое, затем вновь оживает весной следующего года, совершает большую часть своего развития в этом году, к концу которого, или немного раньше, приносить плоды; деятельность всего периода не превосходит одного года. На этом основании озимые и яровые растения должны быть причислены к группе растений однолетних. Резкого морфологического различия между О. и ярью не замечается; и та, и другая весьма часто относятся к одному роду, виду и разновидности. Неодинаковое же отношение их ко времени сева объясняется приспособлением к климатическим условиям тех стран, в которых эти растения долгое время разводились. Приобретенные ими свойства сохраняются довольно стойко, так что при посеве озимых весною колосья появляются весьма редко, а ярь, высеянная до зимы. совсем пли большею частью вымерзает в это время года. Но эта привычка или способность может быть и утрачена и, если делать в благоприятном климате посев озимых с постепенным запозданием, а посевы яровых производить все раньше и раньше, то озимое перейдет в яровое, рядом с этим и яровое изменится в озимое растение. Различие во времени посева кладет все-таки некоторый отпечаток на размеры производительности тех и других растений: озимые считаются обыкновенно более урожайными. Озимые поставлены; сравнительно с яровыми, в более выгодные условия: в течение времени от посева до зимнего покоя они запасаются большим количеством питательных веществ и задерживают их в корнях до весны. Главную роль среди этих запасных веществ играют нитраты, дающие им перевес над яровыми с ранней весны. Так напр. озимая пшеница начинает весну с запасом азота в половину всего сухого вещества урожая. Затем озимые кустятся больше яровых, что опять обусловливается временем года, так как осенью, при температуре воздуха и почвы постепенно понижающихся, рост стеблей не имеет места, а развитию подлежат только листья. Весной, с возрастанием теплоты, начавшееся кущение перевешивается ростом стеблей и выходом их в трубку и вследствие этого прекращается. Яровые кустятся только весною, при чем прохладная и влажная погода наиболее благоприятствует продолжительности этой фазы. С другой стороны некоторые яровые растения превосходят соответственные озимых качеством своего урожая. Таковы наши яровые пшеницы, расцениваемые гораздо выше озимых. Большинство хлебов является в виде озимых и яровых растений: из числа их у нас известны главным образом пшеница и рожь. Озимые сорта пшеницы распространены в центре России, в местностях на З и С от черноземной полосы, на Ю же России преобладают яровые. Рожь известна преимущественно озимая, яровая рожь, "ярица", возделывается в Финляндии и на крайнем севере. Овсы и ячмени, за ничтожным исключением - у нас яровые растения. Озимый ячмень разводится почти исключительно на Кавказе и удается изредка в ЮгоЗап. крае. Озимые сорта известны также среди некоторых масличных (рапс). Большинство остальных наших культурных однолетних растении принадлежит к яровым и почти всегда высевается весною; изредка же высевают их и осенью (что относится преимущественно к семенам трудно прорастающим), с целью дать им возможность приступить к своему развитию возможно ранней весною; такой посев также называется озимым (применяется с успехом к таким растениям как свекловица, подсолнечник, морковь и некот. др.), хотя существенно отличается от посева настоящих О., которые должны до начала зимы успеть развиться до известной степени.

Г. К.

Океан

(WceanoV, Oceanus) - по Гомеру был древнейшим богом водной стихии, праотцем богов моря, рек, источников и т. п. Оставаясь в сказаниях родоначальником водных божеств, О. не смог создать себе культа, в силу неясного и общего характера своего Облика, и был забыт в позднейшей мифологии, уступив место Посейдону, который, вследствие рельефности и определенности своего образа, сроднился с религиозными представлениями греков и при разделе мира воцарился над водной стихией. О. живет на дальнем Западе, где находятся начала всех вещей, но род его распространен по всей земле в тысячах рек, ручьев и источников. С именем О. древние связывали представление громадной реки, окружающей кольцом всю землю. На В из его лона выходят звезды и солнце, чтобы в час заката погрузиться в западные его волны; только одно созвездие Медведицы остается всегда на небесном своде, не погружаясь в О. На южн. берегу О. живет чудесное племя пигмеев. По пoзднейшим сказаниям, бог солнца со своими конями огибал по О. полуокружность земного шара, начиная с З и через сев. полюс приходя к В. На зап. берегу земли находилась элизийская равнина, по другую сторону - царство мрака, страна киммерийцев; там же жили грей, горгоны и геспериды. Неподалеку от дальнего берега О. был о-в Эрифия, где пастух Эвритион пас стада Гериона. До Гезиодовской феогонии, О. был титаном, сыном Урана и Геи, братом Кея, Гипериона, Крона, Реи, Фемиды и др. От него произошло многочисленное поколение водяных божеств, составивших особый водный Олимп в греческой мифологии. Ср. Ploix, "L\'Ocean des anciens" ("Revue Arcbeol.", 1877); Keightley, "Mythology of ancient Grece and Italy" (1831); Decharme, "Mythologie de la Grece antique" (1886); Preller, "Griechische Mythologie" (I, 1894).

Н. О.

Океания

- название, применяемое к большинству о-вов Тихого океана. Обыкновенно не причисляют к О. о-вов, находящихся в расстоянии до 600 км. от берегов Сев. и Южн. Америки, напр. Галапогосские, Хуан-Фернандес и т. д., а также Новую Гвинею, о-ва между нею и Филиппинскими (Халмахера, Джилоло и т. д.), Филиппинские о-ва, Формозу, Лиу-Kиу и Японию. Эти острова и Австралийский материк обозначают зап. границу О. На Ю и В границами служат огромные пространства океана, совершенно лишенные островов. Самый южн. О-в О. - о-в Антиподов, к Ю от Новой Зеландии (50º ю. ш., 178º в. д.), самый восточный - о-в Салас и Гомес к В от о-ва Пасхи (26º ю. ш., 106º а. д.), а на СВ последняя группа Гавайские или Сандвичевы о-ва. В половине XIX ст. было принято деление О. по племенам, ныне почти оставленное, на Меланезию, к которой причисляли Новую Гвинею, арх. Луизиаду, Бисмарков арх., Нов. Гебриды, Нов. каледонию, Соломоновы о-ва и о-ва Фиджи; Микронезию, к которой причисляли о-ва Mapианскиe, Варолинские, Гильбертовы и т. д., вообще ова к С от экватора и к З от 180º, и Полинезию, заключавшую в себе вост. часть О. Главный группы последней - о-ва Гавайские, Маркизские, Низкие или Туамоту, о-ва Товарищества (Таити и т. д.), о-в Тубуай, группы Тонга и Самоа, наконец далеко на Ю Новая Зеландия. Если исключить последнюю и Новую Гвинею, то все названные о-ва О. - настоящие океанические, т. е. никогда не бывшие частями материков. Они разделяются на две категории высокие, вулканические и низкие коралловые. Отсутствием осадочных формаций, сходных с находимыми на материках, опровергается мнение, бывшее довольно распространенным до 70-х годов, что О. - остаток материка, в течение долгих лет опускавшегося, так что остались над водою только вершины прежних гор. Высокие острова имеют более роскошную и разнообразную растительность, благодаря плодородию почвы и разнообразию поверхности. Вследствие того, что О. никогда не была частью материка и что большинство о-вов очень отдалены от материков, растительная и животная жизнь бедна видами и отличается эндемизмом. Наземных млекопитающих до сношений с европейцами не было; птиц по направлению к В становится все менее и менее. Более значительные о-ва были населены уже до приезда европейцев: о-ва так наз. Меланезии - папуасами, остальные малайским племенем, при чем самое рослое и красивое население было на высоких о-вах, особенно на Ю (Новая Зеландия) и В (Маркизские о-ва). Более крупные о-ва О. имеют или могут иметь значение для возделывания многих тропических продуктов; затем многие острова имеют хорошие гавани и могут играть немалую роль для торговли и военного флота, особенно на перепутье между вост. и зап. берегами Тихого океана. Уже теперь существуют большие пароходные линии между Калифорнией и Китаем, с заходом на Гавайские о-ва, между о-вом Ванкувер и Австралией и Новой Зеландией. После прорытия канала Никарагуа О. приобретет еще гораздо большее значение. Понятно, поэтому, что морские державы Европы и Соединенные Штаты обратили особое внимание на О. Великобритания получила наибольшую долю, Франция и Германия имеют значительные власти и протектораты, а Северо-Америк. Соединенные Штаты завладели в 1897 г. Гавайскими (Сандвичевыми) островами.

А. В.

Окольничий

- старинный дворцовый чин. Самые древние указания на О. встречаются в памятниках XIV в. (договорная грамота вел. кн. Симеона Гордого с братьями и жалованная грамота вел. кн. рязанского Олега Ивановича Ольгову монастырю). Судя по московским памятникам XVI и XVII вв., О. поручались те же дела по управлению, что и боярам с тем только различием, что они везде занимали второе место после бояр. О. сидели в приказах, назначались наместниками и воеводами, бывали послами и членами государевой думы. Первоначально, как видно из разрядных книг, их служба заключалась:

1) в устройстве всего необходимого для путешествия князей и царей ("устраивать путь и станы для государя" - значило быть О.) и

2) в встрече и представлении государю иностранных послов, которым они также устраивали и помещение.

Число О. сначала было очень невелико. По смерти Василия Темного оказался на лицо 1 О.; очень долго при его преемник было не более 3 О. К концу царствования Иоанна III число их стало возрастать: он оставил сыну 6 О. При Грозном часто назначалось по 4 - 6 О. При Дмитрии Самозванце их было 14. При Василии Шуйском - 17, при Михаиле Федоровиче - от 9 до 17. Алексей Михайлович оставил сыну 12 О. Последним пожалован в это звание А. А. Юшков, в 1711 г. С увеличением числа О. обязанности их все более расширялись. В О. возводились обыкновенно люди из менее родовитых фамилий, средних боярских родов. Нередко назначались в О. для приближения к царю и затем возводились в боярство люди неименитые, напр. Адашев, Басмановы, Годуновы, Стрешневы, Матвеев, Нарышкины, Хитрово. В XVII в. среди О. появляются ближние или комнатные О., которым иногда давалось место даже впереди бояр неближних. Денежное жалованье О. зависело исключительно от усмотрения государя; вначале оно было не более 300 руб., а концу XVII в. иногда доходило до 800 руб. Уложение Алексея Михайловича определяет О. только размер поместного оклада в Московском у. (150 четей); но этот оклад давался не всегда, а по особому государеву указу. Были случаи отказа от пожалования в О. (П. П. Головин). Самое слово "окольничий" Карамзин производил от "около" и думал, что О. - чиновник, находящийся около государя; Татищев правильнее связывал слово окольничий с словами "околичность" и "окольный", что оправдывается до некоторой степени и нахождением в древних актах слова "околичники", употребляемого вместо О. Ср. Калугин, "Окольничий" ("Архив ист.-юридич. сведений", Н. В. Калачова, т. II) и Сергеевич, "Русские юридич. древности" (т. I).

В. Р - в.

Окружность

- кривая линия, все точки которой находятся на одинаковом расстоянии от одной внутренней точки, называемой центром. Прямые, проведенный из центра к точкам О., называются paдиуcaми. Прямая, проходящая чрез две точки О. и ограниченная этими точками, называется хордою. Хорда, проходящая чрез центр, называется диаметром. Дуга - часть О. ограниченная двумя ее точками. О. имеющие один общий центр, называются концентрическими. Длина окружности равна 2pR, где R радиус, p особое число, равное приблизительно. О. большего круга в шаре назыв. О., полу чаемая в сечении шара плоскостью, проходящею чрез его центр.

Н. Д.

Оксфорд

(Oxford) - город в англ. графстве того же имени, на слиянии pp. Изис и Черуаль; место нахождения одного из двух старейших университетов Англии. Город поднимается амфитеатром и представдяет живописный вид, с своими колокольнями и куполами. Главные улицы - High street и Broad street. Собор О., соединенный с коллегией Christ Church здание различных стилей, XII и XVI вв., со шпилем в 146 фт. высоты. Из других церквей замечатедьны: Св. Марии, с колокольней в 180 фт. выс., св. Мартина, св. Петра (старейшая из церквей О.), св. Иоанна, Всех Святых, св. Магдалины. Кроме коллегий, главнейшие здания города: ратуша, музыкальный зал, тюрьма в готическом стиле, рынок, больница Радклифа, дом трудолюбия. Много приходских и правительственных школ, благотворительных учреждений; несколько банков. О. был центром учености уже во времена Эдуарда Исповедника и резиденцией нескольких саксонских и датских королей. Жит. 45742 (1891).

Октава

- восьмая ступень диатонической гаммы, повторение ее тоники, а также расстояние или интервал между тоникой и ее повторением, заключающее в себе пять тонов и два диатонических полутона. Октава считается совершенным консонансом и чистым интервалом. От хроматического повышения верхней ее ноты или понижения нижней, О. расширяется и становится увеличенной. От хроматического понижения верхней ноты или повышения нижней, О. суживается и называется уменьшенной. От перемещения нижней ее ноты на О. вверх, или верхней на О. вниз, О. превращается в унисон. Так как между нотами О. заключаются все применяемые в музыке звуки, повторяемые во всех высших и низших областях звукоряда, то последний делится на О. В гармонии и контрапункте при сочетании голосов, их движение параллельными октавами не допускается. Скрытия О., т. е. ход двух голосов при прямом направлении из какого-нибудь интервала в О., тоже запрещаются при не сродных гармониях и при скачках в голосах, образующих скрытый О. Допускаются преднамеренные О., т. е. удвоение мелодии в О. В человеческом голосе (басе) октавой называются самые низкие ноты, которыми певец может на О. ниже удваивать басовую партию. В католич. церкви О. называются также богослужения с музыкой в продолжение восьми дней, связанные с большими праздниками, напр. рождественская О.

Н. С.

Октет

(otteto, итал.) - музыкальное сочинение для восьми инструментов или голосов.

Октябрь

(англ. и голл. October; венгер. mindszent hava, oszho, october; греч. decatoz mhn; дат., нем. и швед. oktober; исп. octubre; итал. ottobre; лат. mensis October; франц. octobre; церковнослав. листопад, рюен, паздерник, грудень; древне-украинское козаперск, оброцник; древнесерб. и хорват. листопад; сербск. паздерник; хорутанск. козаперск; лужицк, вински; словин. колоперск; болгарск, паздерник; древнечешск, руен; чешск. rуеn; польск. пазьдзерник; малорусск. жолтень; старорусск. октоврий; великорусск. народное назвате грязник) - десятый месяц года и второй месяц осени; имеет 31 день. Название свое получил от лат. оcto - восемь, так как в древнеримском календаре был восьмым месяцем. У римлян О. посвящен был Марсу, которому в октябрьские иды приносилась в жертву лошадь (October equus), победившая на предшествовавших конских ристалищах, также установленных в честь Марса. Различные подробности этого обряда, как выяснили Гримм и Маннгардт, во многом сходятся с обще-арийским (напр. саксонским, тюрингенским) земледельческим культом; сопоставление этого жертвоприношения с троянским конем ошибочно. У немцев О. назывался в старину Weinmonat - месяц вина. В древней Руси О. был восьмым месяцем, а с XV в. до 1700 г. - вторым. Народные поговорки про О.: всем бы О. взял, да мужику ходу нет; ох ты, батюшка октябрь! только и добра в тебе, что пивом взял; в октябре и изба с дровами, и мужик с лаптями, а спорины все нет; в октябре мужик живет с оглядкою. 14 О. - грязнихи; от этого дня крестьяне отсчитывают четыре седмины до появления зимы, если 14 О. будет "полная" осенняя грязь. 22 О. - празднование Казанской иконы Божией Матери: пошел бы на Казанскую дождь, а то будет зима на дворе с сугробами; коли на Казанскую дождь пойдет и все луночки нальет, то и зима пойдет. 29 О. - день Настасьи-стригальницы, овчарь; с этого дня начинают стричь овец; в степных губерниях - праздник пастухов. В О. солнце вступает в знак Скорпиона. Средняя температура О. в Архангельске 1, 4º, в СПб. 4, 5º; в Москве 4, 3º; в Христиании 5, 4º; в Берлине 9, 4º; в Штуттгарте 10, 1º; в Вене 10, 4; в Лондоне 10, 6º; в Париже 11, 2º; в Константинополе 16, 5º; в Мадриде 13, 6º.

Окуляр

- глазное стекло - то стекло зрительной трубы или микроскопа, к которому нужно приблизить глаз при рассматривании предметов чрез названные инструменты.

Окунь

(Реrса) - род рыб из семейства Окуневых. Отличительные признаки рода: все зубы щетинистые, сидят на небных костях и сошнике, язык без зубов, два спинных плавника - первый с 13 или 14 лучами; заднепроходный плавник с 2 шипами, преджаберная и предглазничная кости зазубрены; чешуя мелкая; голова сверху гладкая, жаберных лучей 7, позвонков более 24. Жаберные крышки с 1 шипом, чешуя сидит крепко, щеки покрыты чешуею. Насчитывают три вида, которые водятся в пресных (и отчасти солоноватых) водах северного умеренного пояса. Обыкновенный О. (Perca fluviatilis L.) сверху темно-зеленого цвета, бока зеленовато-желтые, брюхо желтоватое, поперек тела тянутся 5 - 9 темных полос, вместо которых иногда бывают темные неправильные пятна; первый спинной плавник серый с черным пятном, второй - зеленовато-желтый, грудные красно-желтые, брюшные и заднепроходный красные, хвостовой, особенно внизу, красноватый. Цвет значительно меняется, смотря по цвету грунта; кроме того в период размножения цвета половозрелых экземпляров отличаются большей яркостью цветов (брачный наряд). Самка от самца по цвету не отличается. Форма тела тоже подлежит значительным. колебаниям, встречаются О. с очень высоким телом (сильно горбатые). Длина обыкновенно не превышает 30 - 35 стм., но может быть и вдвое более. Обыкновенно вес не превышает 2 - 3 фн., но встречаются экземпляры по 5 - 7 фн., даже по 8 (в Онежском озере), 10 (в Чудском), 10 - 12 (в озерах Екатеринбургского уезда) и говорят, еще более крупные. Очень крупные О. отличаются не столько длиною, сколько вышиною и толщиною (при длине до 3/4 арш., вышина до 6, толщина до 4 врш.).

О. принадлежит к числу наиболее обыкновенных рыб наших стран; область распространения его обнимает всю Европу до 69º с. ш., кроме Испании и некоторых островов (Оркнейских, Шотландских), большую часть Сев. Азии и Сев. Америки. Он населяет реки, озера, пруды (даже непроточные, но с достаточно свежею водою), некоторые солоноватые озера, устья рек, впадающих в море, и малосоленые моря. У нас он водится почти во всей Европейской России на С до Кольского полуострова включительно (но редок в Печоре), на Кавказе, кроме бассейна Кури, в Финском заливе и по берегу Балтийского м., в лиманах Черного моря и по близости от них, в пресноводных частях Каспийского моря и Аральского, в Туркестанском крае (кроме Аральского моря также в низовьях Сыр-Дарьи и Аму-Дарьи), в большей части. Сибири до бассейна Лены и вероятно в Байкале. О. держится преимущественно в местах с тихим течением, мелкие и средние летом - преимущественно на небольшой глубине, в местах сильно заросших водяными растениями, откуда они бросаются на мелкую рыбу, крупные О. всегда держатся в более глубоких местах. В некоторых озерах, напр. Онежском, Боденском, они держатся. даже на глубине 40 и более саж., так что, при вытаскивании, их плавательный пузырь сильно раздувается, выдавливая желудок в глотку или даже лопаясь. О. держатся обыкновенно небольшими стайками, но перед нерестом и в конце дета собираются в большие стаи. О. крайне хищны и прожорливы и поедают всевозможных животных, какие только им под силу: мелких рыбок, рыбью икру, насекомых, червей, головастиков, ракообразных, особенно бокоплавов, а крупные - и речных раков. Половая зрелость наступает на 3-м году (длина О. в это время врш. три). Нерест в Южной России, в устьях pp. Черного и Каспийского бассейна происходить в марте (старого стиля), даже в конце февраля, в средней России в апреле или начале мая, в северной - в середине или конце мая. Раньше всего происходить нерест в небольших речках, позднее всего в непроточных озерах, при чем разница для одной и той же местности достигает 7 - 10 дней. Для нереста О. собираются большими стадами, тем более многочисленными, чем моложе нерестящиеся рыбы. Самцов видимо меньше, чем самок. Икра выбрасывается в виде длинных (1 - 2 м.) студенистых лент, преимущественно на подводные растения, затонувший хворост и т. п. О. весьма плодовит: уже 1/2 фунтовой может заключать 200 - 300 тысяч икринок, у крупных же число яиц может превышать миллион. Большое количество икры гибнет: поедается птицами, рыбами, насекомыми, выбрасывается на берег; местами ее собирают рыбаки и употребляют в пищу. Нерест происходить рано утром и иногда перед закатом, оканчивается он в 2 - 3 приема. Мальки выходят из яиц недели через 2 или несколько позднее (смотря по погоде), сначала питаются преимущественно мелкими ракообразными (циклопами, дафниями), с середины лета - личинками насекомых, а к концу, когда они достигают длины в 1/2 - 1/3 врш., - и мальками других рыб. С наступлением холодов О. переходят в глубокие места и все реже и реже покидают их, но в начале зимы охотятся еще за добычею; здесь они и зимуют, собираясь иногда десятками тысяч; в феврале (в Средней России) они выходят уже из полусонного состояния и снова начинают кормиться. По своей крайней хищности и прожорливости при сильной плодливости О. может приносить значительный вред в прудах и озерах с более ценными породами рыб (карпами, лещами, судаками, форелями): они истребляют сначала часть икры, а потом мальков и могут сделать разведение данной рыбы невозможным. В этих случаях приходится прибегать к истреблению О. путем вылавливания их частыми неводами или вылавливания икры. Напротив, в водах с малоценными породами рыбы разведение О. может доставить выгоды. Окуни истребляются водяными птицами, скопою, крупными хищными рыбами; иногда много их гибнет, при замерзании прудов, от недостатка воздуха. Несмотря на свою многочисленность, О. не имеет большого промыслового значения; потребляется он преимущественно в свежем, менее в мороженом виде, в меньшем количестве - в малосольном.

Н. Кн.

Олеандр

(Nerium L.) - род растений сем. кутровых (Apocynaceae). Кустарники, растущие в более теплых климатах Старого света, на сырых, влажных местах, по берегам рек и пр. Обыкновенный О. (N. Oleander L.) кустарник, дикорастущий в южной Европе, где он достигает 7 - 8 метр. высоты. Длинные, ланцетовидные листья супротивные или располагаются кольцами (по три листа). С июня по сентябрь появляются крупные цветы; у диких экземпляров они кармино-розовые, а у разводимых - различных оттенков, розового, белого и желтого цвета. Цветки обоеполые, собранные щитками на конце ветвей; чашечка пятилопастная, много короче венчика; венчик ворончатый, отгиб его о пяти косых, налегающих друг на друга лопастей; зев прикрыт рассеченными или зубчатыми чешуйками, образующими придаточный венчик; тычинки прикрепляются к венчику; пестик один, с нитевидным столбиком, оканчивающимся туповатым рыльцем, с многогнездною, многосемянною завязью. Плод - коробочка, семена с летучкою. Душистый О. (Nerium odorum Ait.) - трудно отличим от предыдущего вида кустарник, родом из. Индии, цветки у него крупные, белые, розовые или мясисто-красные, при том душистые; трубочка венчика покрыта 15 пурпуровыми линиями, а придаточный венчик состоит из длинных и тонко расщепленных чешуек. О. принадлежит к излюбленным культурными растениям, разводимым ради красивой постоянной зелени и прекрасных цветов. Любит питательную землю, солнечное, хорошо вентилируемое помещение; летом обильная поливка, иногда с примесью навозной жижи; пересадка - возможно редкая; для получения цветков, следует срезать вновь появляющиеся, под цветочными почками, побеги; также возможно чаще мыть листья.

С. Ростовцев.

Олег

- первый князь киевский из рода Рюрика. Летопись говорит, что Рюрик, умирая, передал власть родственнику своему О., так как сын Рюрика, Игорь, был в то время малолетним. По предположению Соловьева, О. получил власть не как опекун Игоря, а как старший в роде. Три года оставался О. в Новгороде, а затем, набрав войско из варягов и подвластных ему племен чуди, ильменских славян, мери, веси, кривичей, двинулся на Ю. Сначала он занял Смоленск и посадил там своего мужа, потом перешел в землю северян и здесь, в Любече, также посадил мужа. Добровольно ли покорились О. эти племена или после сопротивления, летопись не говорит. Когда О. достиг Киева, там уже княжили Аскольд и Дир. Летопись рассказывает, что О. хитростью вызвал их из города и умертвил, а сам завладел Киевом и сделал его своей столицей, сказав: "се буди мати градом русским". Он строил города, с целью удерживать в своих руках покоренные народы и защищать их от нападений кочевников. Им была наложена дань на ильменских славян, кривичей и мерю. Новгородцы должны были платить по 300 гривен ежегодно на содержание дружины из варягов. После этого О. начинает расширять пределы своих владений, покоряя племена, живущие на В и З от Днепра. В 883 г. покорены были древляне, находившиеся во вражде с поляками; на них была наложена дань по черной кунице с жилья. Северяне платили дань хазарам; О. сказал им: "я враг хазарам, а вовсе не вам" - и северяне, по-видимому без сопротивления, согласились платить дань ему. Радимичей О. послал спросить: "кому дань даете?". Те отвечали: "хазарам". "Не давайте хазарам, а давайте мне" велел сказать им О., и радимичи стали платить дань ему по два шеляга с рала, как раньше платили хазарам.

Не все, впрочем, племена подчинялись так легко: по счету летописца, потребовалось 20 лет, чтобы покорить дулебов, хорватов, тиверцев; а угличей О. так и не удалось покорить. В 907 г. О. предпринял поход на греков, оставив в Киеве Игоря. Войско О. состояло из варягов, ильменских славян, чуди, кривичей, мери, полян, северян, древлян, радимичей, хорватов, дулебов и тиверцев. Ехали на конях и кораблях. По словам летописи, кораблей было 2000, а в каждом корабле по 40 человек; но, конечно, придавать абсолютное значение этим цифрам нельзя. Летопись украшает рассказ об этом походе разного рода легендами. При приближении русских к Константинополю, греки замкнули гавань и заперли город. О. вышел на сушу и стал опустошать окрестности, разрушать здания и храмы, мучить, избивать и бросать в море жителей; велел затем поставить лодки на колеса и, при попутном ветре, двинулся к городу. Греки испугались и просиди не губить города, соглашаясь давать дань, какую только О. захочет. Задумали они затем избавиться от О. отравой, но О. догадался и не принял присланных ему греками кушаний и напитков. После этого начались переговоры. О. послал к императору послов Карла, Фарлофа, Велмуда, Рулава и Стемира, которые потребовали по 12 гривен на корабль и уклады на города Киев, Чернигов, Переяслав, Полоцк, Ростов, Любеч и другие, так как в этих городах сидели мужи О. Русские послы требовали, затем, чтобы Русь, приходящая в Царьград, могла брать съестных припасов сколько хочет, мыться в банях, для обратного пути запасаться у греческого царя якорями, канатами, парусами и т. п.

Византийский император принял эти условия с некоторыми изменениями: русские, пришедшие не для торговли, не берут месячины; князь должен запретить русским грабить греческие села; в Константинополе русские могут жить только у св. Мамы; император посылает чиновника переписать их имена, и тогда уже русские берут свои месячины - сначала киевляне, затем черниговцы, переяславцы и т. д.; входить в город они должны без оружия, в количестве не более 50 человек, в сопровождении императорского чиновника, и тогда уже могут торговать беспошлинно. Императоры Лев и Александр целовали крест при заключении этого договора, О. же и мужи клялись, по русскому обычаю, оружием, богом своим Перуном и скотьим богом Волосом. Летопись передает, далее, что О., возвращаясь домой, велел русским сшить паруса шелковые, а славянам - полотняные, и что воины, в знак победы. повесили свои щиты на вратах Царьграда.

О. возвратился в Киев с золотом, дорогими тканями. овощами, винами и всяким узорочьем. Народ дивился ему и прозвал его "вещим", т. е. кудесником, волхвом: "бяхо бо людие погани и невеголоси", заключает летописец. В 911 г. О. послал своих мужей в Константинополь утвердить договор, заключенный после похода. Были посланы 5 мужей, присутствовавших при заключении первого договора, и, сверх того, еще 9: Инегельд, Гуды, Руальд, Карн, Фрелав, Рюар, Актеву, Труан, Бидульфост - имена, большею частью звучания не по-славянски и показывающие, что дружина состояла тогда в большинстве из скандинавов. Послы, от имени О., других князей, бояр и всей русской земли, заключили с византийским императором такой договор: при разборе дела о преступлении, нужно основываться на точных показаниях; если кто заподозрит показание, то должен поклясться по обрядам своей веры, что оно ложно; за ложную клятву полагается казнь. Если русин убьет христианина (т. е. грека) или наоборот, то убийца (если будет застигнут) должен быть убит на месте, где совершил убийство; если он убежит и оставит имущество, то, за выделом из него части следующей, по закону, жене, все остальное поступает родственникам убитого; если бежавший имущества не оставит, то он считается под судом до тех пор, пока не будет пойман и казнен смертью. За удар мечем или чем-нибудь другим виновник, по русскому закону, платить 5 литр серебра; если заплатить всей этой суммы он не в состоянии, то должен внести столько сколько может, снять затем то платье, в котором ходит, и поклясться, по обрядам своей веры, что у него нет никого, кто бы мог за него заплатить; тогда иск прекращается. Если русин украдет у христианина или наоборот, и вор будет пойман на месте, то хозяин украденного, в случае сопротивления вора, может его убить безнаказанно; если же вор отдастся без сопротивления, то его следует связать и взять с него втрое за украденное. Если кто-нибудь из русских или христиан станет кого-нибудь мучить, допытываясь, где имущество, и насилием возьмет что-нибудь, то должен заплатить за взятое втрое. Если греческий корабль будет выброшен на чужую землю, а там случатся русские, то они должны охранять корабль с грузом, отослать его в землю христианскую, провожать чрез всякое страшное место, пока он не достигнет места безопасного; если корабль сядет на мель или его задержат противные ветры, то русские должны помочь гребцам проводить его в землю греческую, если она окажется близко; если несчастье это случится вблизи земли русской, то корабль проводят в последнюю, груз продается и вся вырученная сумма приносится в Царьград, когда русские будут идти туда для торговли или с посольством; если же кто окажется на корабле том убитым, или прибитым, или что-нибудь пропадет, то виновники подвергаются указанному выше наказанию. Если русскому или греку случится быть в какой-нибудь стране, где будут невольники из русских или греков, то он должен выкупить их и доставить в их страну, где ему будет выплачена выкупная сумма; военнопленные также возвращаются на родину, а взявший их в плен получает обыкновенную цену невольника. Русские могут добровольно поступать на службу к греческому императору. Если русские невольники будут приведены на продажу к грекам или наоборот, то они продаются по 20 золотых и отпускаются на родину. Если раб будет украден из Руси, сам уйдет или будет уведен насильно, а господин его станет жаловаться, и жалоба будет подтверждена самим рабом, то последний возвращается на Русь; гости (купцы) русские, потерявшие раба, могут искать его и взять обратно; кто не дает у себя делать обыска, тот тем самым проигрывает дело. Если кто-нибудь из русских, находящихся на службе у византийского императора, умрет, не распорядившись своим имуществом, то оно отсылается к родственникам его на Русь; если распорядится, то оно поступает к тому, кому завещано, причем наследник получает имущество от земляков, ходящих в Грецию. Если взявшийся доставить имущество утаит его или не возвратится с ним на Русь, то, по жалобе русских, он может быть насильно возвращен в отечество (Профессор М. В. Владимирский-Буданов эту статью толкует иначе: если преступник убежит, избегая наказания, из Русии в Грецию, то да будет возвращен; когда в таком случае Русь заявит жалобу греческому правительству, то это последнее должно схватить его и возвратить силою на Русь. В летописи это место передано так: "аще злодей возвратится в Русь, да жалуют Русь христьянскому царству, и ять будет таковый и возвращен будет не хотяй в Русь". Мы придерживаемся перевода С. М. Соловьева.). Так точно и русские должны поступать относительно греков.

После заключения договора, император визант. одарил русских послов золотом, одеждою, тканями и, по обычаю, приставил к ним мужей. которые водили их по церквам, показывали богатства и излагали учение Христовой веры. Затем послы были отпущены домой, куда и возвратились в 912 г. Осенью того же года, по сказанию летописи, О. умер и похоронен, в Киеве на Щековице ("П. С. Р. Лет.", I, 16). Место погребения О. занесено в летопись по преданию, не вполне достоверному; есть и другое предание, по которому О. умер во время похода на север и похоронен в Ладоге (Архангел, лет., стр. 10 - 11). Со смертью О. связано в летописи известное сказание, послужившее мотивом для стихотворения Пушкина: "Песнь о вещем О.". По счету летописца, О. княжил 33 года, с 879 (год смерти Рюрика) по 912 г.; но хронология первых страниц начальной летописи крайне спутана и неточна. Критическую оценку летописных сведений об О. см. у Соловьева, Иловайского и Бестужева-Рюмина. Договоры русских князей с греками вызвали обширную литературу, которая указана у М. Ф. Владимирского-Буданова, в "Хрестоматии по истории русского права" (вып. 1й).

Н. В - ко.

Олени, оленевые

(Cervidae) - семейство жвачных. Отличительные признаки семейства: рога, которые имеются у большинства видов, но по большей части лишь у самцов, представляют сплошные костяные выросты лобной кости; верхние клыки по большей части есть у обоих полов и иногда достигают у самцов большой величины; нижние клыки, как и других истинных жвачных, сходны с резцами и примыкают к ним (резцов 0/3); коренных 6/6 (3/3 ложнокоренных и 3/3 истинных); по крайней мере первый коренной зуб каждой челюсти короткий; слезные ямки настолько развиты, что слезные кости не соединяются с носовыми; боковые пальцы имеются почти всегда на задних и передних ногах; часто есть и нижние концы пястных и плюсневых костей; за исключением мускусной кабарги (Moschus), которую многие выделяют в особое семейство Moschidae, желчного пузыря нет. Характерную особенность представителей этого семейства составляют рога; рогов вовсе нет у Moschus и у Hydropotes, у северного оленя (Rangifer tarandus) рога имеются у обоих полов, у остальных представителей семейства рога свойственны лишь самцам. Рога О. периодически (в определенное время года) вырастают из концов особых выростов лобной кости; сначала они мягки и одеты кожею, богатою кровеносными сосудами и покрытой короткой шерстью, но когда процесс окостенения выросшего рога заканчивается, кожа отмирает и отваливается; по прошествии некоторого времени костяное вещество в основаниях рогов разрушается и рога отпадают. Рога могут быть простые, утончающиеся к концу, но обыкновенно они более или менее сильно разветвлены, причем с возрастом рога становятся больше и сложнее. Замечательно, что ископаемые представители семейства представляют ряд форм параллельный возрастным изменениям рогов у современных О. Древнейшие представители семейства (из нижнего миоцена) вообще не имеют рогов, О. среднего миоцена имеют простые рога не более как с 2 ветвями и лишь в плиоцене и плейстоцене встречаются О. с так же роскошно развитыми рогами, как у некоторых из современных. Многочисленные виды этого семейства населяют всю Европу и Азию, а также Америку от северного полярного круга на юг до Чили. Живут они парами или стадами преимущественно в лесистых местностях, некоторые на равнинах и горах (кабарга). Питаются травою, но также листьями и корою деревьев, чем иногда приносят вред лесам. Служат предметом охоты ради мяса, кожи, рогов, копыт; кабарга доставляет ценный мускус. Особенное значение имеет для человека северный О. и именно для жителей крайнего севера Старого и Нового света. Многие виды разводятся в полудомашнем состоянии. Семейство Cervidae в принятом здесь широком смысле слова подразделяется на 2 подсемейства (которые многими считаются за отдельные семейства): Moschinae, к которому относится одна только кабарга (Moschus moschiferus), и Cervinae (олени - в тесном смысле слова), куда относятся все остальные представители.

Н. Книпович.

Олефины

(хим.). - До недавнего времени под О. подразумевались вообще углеводороды общей формулы СnН2n. Получение триметилена и других полиметиленовых углеводородов показало, что между ними возможны вещества, обладающие характером, который до известной степени напоминает характер углеводородов ряда СnН2n + 2, а потому теперь определяют О., как замещенные этилены С2Н4-mRm, где R = СnН2n + 1, a m = 1, 2, 3 и 4. О. образуются:

1) очень часто при сухой перегонке органических веществ, напр. при перегонке парафина под давлением (Торпе и Юнг), при сухой перегонке каменного угля (почему О. находятся в светильном газе) и т. п.;

2) при отщеплении элементов воды от предельных спиртов СnН2n+2О под влиянием водо-отнимающих веществ, каковы, например, фосфорный ангидрид Бейльштейн и Виганд), серная кислота, хлористый цинк: СnН2n + 2O - Н2О = СnН2n (о ходе реакции - см. ниже);

3) при перегонке сложных эфиров жирных кислот с большою частицей, каковы кислоты пальмитиновая, стеариновая:

СnН2n + 1 (O.OC. C17H34) = СnН2n + (HO) OC. C17H34 (Краффт);

4) при отнятии спиртовой едкой щелочью галоидоводорода (предпочтительно йодист. водорода) от галоидангидридов одно атомных спиртов: СnН2n + 1J + KOH + СnН2n + KJ + H2О; реакция дает малые выходы О. при первичных йодюрах, образующих главным образом смешанные эфиры: СnН2n + 1J + КОН + С2Н6O = СnН2n + 1. O. C2H6 + KJ + H2O (Лябен и Росси), но до известной степени то или другое направление ее зависит от крепости спирта (А. Бутлеров); спиртовая щелочь может быть заменена накаленной негашеной известью или окисью свинца (Эльтеков);

5) из солей b-галоидозамещенных (преимущественно бромозамещенных) предельных кислот, например: CH3. CHBr. СН (СНз).СО2Nа = СН3. СН: СН. СН3 + NaBr + CO2 (Фиттиг, Эрленмейер);

6) при нагревании выше точки кипения (в запаянных трубках) некоторых кислот ряда СnН2n - 1. СО2Н: напр. (СН3) 2С: СН. СО2Н = (СН3) 2С: СН2 + СО2 (Горбов. Кесслер), c2h5.c (co2h):сн.сН3 = с2Н5.сН: сн.сНз + СО2 (Германн);

7) при сухой перегонки (Фиттиг) некоторых двузамещенных гомологов параконовой кислоты,

8) при перегонке под уменьшенным давлением бариевых солей некоторых высших кислот ряда СnН2n - 2О2 в присутствии метилата натрия (Май): С21Н41. СО2Н = С21Н42 + СО2

9) из бромосоединений СnН2nBr2, при действии натрия или лучше цинка (цинковой пыли) в присутствии спирта: С3Н6Br2 + 2Na = С 3Н6 + 2NaBr (Реакция применима и для получения полиметиленовых углеводоров (Фрейнд, Густавсон, Демьянов));

10) при нагревании соединений СnН2nJ2 (CH2J2 и С2Н4J2 не разлагаются при нагревании; от CH2J2 йод можно отнять медью, причем образуется этилен: CH2J2 + 2Cu + CH2J2 = CH2: CH2 + 2CuJ2 (Бутлеров)) , в которых атомы J находятся при соседних углеродных атомах, напр.: CH3. CHJ. CH2J = C3H6 + J2 (распадение носит почти взрывчатый характер; Мальбо);вместо йодозамещенных углеводородов можно брать бромозамещенные и нагревать их с HgJ2, или PbJ2: CnH2nBr2 + HgJ2 = CnH2nJ2 + HgBr2 = СnН2n + J2 + НgВr2;

11) из некоторых тиозамещенных предельных алдегидов при нагревании с медью: СН3. СНS + 2Сu + SCН. СН3 = СН3. СН: СН. СН3 + 2CuS (Эльтеков);

12) из некоторых галоидозамещенных продуктов CnH 2n - 1Br (J) при действии натрия (в присутствии влажности): СН2: СНВr + 2Nа + Н2О = СН2: СН2 + NaBr + NaOH; (СН3) 2С: СНВr + 2Na + H2O = (CH3) 2C: CH2 + NaBr + NaOH (Пржибытек);

13) от низших галоидозамещенных О. можно переходить к высшим реакцией Вюрца, напр.: СН2: СН. СН2J + JСН3 + 2Na = СН3. СН: СН. СН3 + 2NaBr (Вюрц, Эльтеков);

14) наконец, от низших О. можно переходить к высшим, нагревая их с йодистым метилом и окисью свинца (Эльтеков) или негашеной известью (Лермонтова): C5H10 + CH3J = С6Н12 + HJ. Из перечисленных реакций сравнительно чаще, как реакции получения О., применяются 2 и 4, т. е. отнятие элементов воды от спиртов CnH2n + 2O и элементов йодистого водорода от йодюров CnH2n + 1J. Обе однако, только в некоторых случаях дают однородные продукты; а именно дегидратрация спиртов сопровождается довольно сложными перегруппировками [напр. из изобутилового спирта (СH3) 2СH. CH2OH при дегидратации его нагреванием с серной кислотою (Пюшо), в присутствии талька (Д. Коновалов), образуются, наряду с нормальным продуктом реакции изобутиленом (СН3) 2С: СН2, еще псевдобутилен СНз. СН: СН. СН3 (Ле Бель и Греен, Д. Коповалов) и нормальный бутилен CH3. CH2. CH: CН2 - Фаворс^й и Дебу], а отнятие элементов йодистого водорода может идти одновременно, как показал в сравнительно недавнее время Е. Вагнер, в двух направлениях: (СН3) 2СJ. СН2. СН3 - HJ = (СН3) 2С: СН. СН3 и СН2: С (СН3).СН2. СН3 (Вагнер и Гильдебранд), так что чистых общих методов получения О. до сих пор не имеется. Физические свойства О. в общем меняются так же, как меняются свойства углеводородов СnН2n + 2; именно низшие члены ряда газообразны (до С4 включительно), за ними следуют жидкие и, наконец; твердые кристаллические углеводороды. Газообразные О. несколько растворимы в воде, по мере же увеличения частицы эта способность падает, а зато возрастает (и довольно значительно) растворимость в спирте и эфире. Горят О. коптящим пламенем. В химическом отношении от парафинов О. отличаются очень значительно своею способностью к разнообразным реакциям, из которых наиболее для них типичною является способность вступать в прямое соединение с многими веществами и особенно легко с галоидоводородными кислотами и галоидами (преимущественно с бромом). Из галоидоводородных кислот наилегче О. соединяются с йодистым водородом, за которым довольно близко следует бромистый водород; хлористый водород соединяется наиболее трудно; реакция с HJ и НВr очень часто идет при обыкновенной температуре, в других случаях ее ускоряет небольшое нагревание; продуктами ее являются галоидангидгриды предельных спиртов, при чем наблюдается та правильность, что галоид всегда становится к наименее гидрогенизированному углеродному атому (правидо Марковникова-Зайцева; благодаря этому, от О. можно перейти к гадоидангидридам только вторичных и третичных спиртов (единственным исключением является этилен, который дает йодангидрид винного, первичного спирта: СН2: СН2 + НJ = CH3. CH2J): СН2: СН. СН3 + HJ = СН3. СНJ. СН3 (Эрленмейер), (СH3) 2С: СH2 + HJ = (СН3) 3. CJ (Бутлеров). С хлором, особенно под влиянием рассеянного света (при сильном солнечном свете реакция Сl на О направляется исключительно в сторону замещения и наряду с хлористым водородом образуется уголь: СnH2n + nCl2 = Cn + 2nHCl), О. реагирует с большим выделением тепла и между тем как некоторые прямо с ним соединяются, напр.: CH2: CН2 + Cl2 = CH2Cl. CH2Cl (Дейман, Трооствик, Бонд и Лауверенбург; CH2Cl. CH2Cl хлористый этилен известен под названием "масла голландских химиков"), СН3. СН: СН. СН2 + Сl2 = СН3. СНСl. СНСl. СН3 (Шешуков); другие образуют продукты, которые, по всей вероятности, должны быть рассматриваемы как продукты прямого замещения, напр.: (СН3) 2С: СН2 + Сl2 = СН2: С (СН3) (СН2Сl) [хлористый изобутенил; Шешуков, Горбов и Калецкий] + НСl. С бромом О. соединяются необыкновенно легко: СnН2n + Вr2 = СnН2nВr2; при этом реакция замещения отходит отчасти на задний план, благодаря тому, что образующиеся (в силу замещения) монобромосоединения обладают такою же способностью к дальнейшему соединению с бромом, как и исходный углеводород, и потому продуктом реакции является главным образом двубромосоединение СnН2nВr2, но на ряду с ним образуются: трибромосоединение СnН2n - 1Вr3 и бромангидрид предельного спирта СnН2n + 1Вr. С йодом дает более постоянное соединение только этилен: CH2: CH2J2 = CH2J. CH2J (ср. выше об обратной реакции). Из других реакций присоединения важны: 1) реакция присоединения элементов воды с образованием обратно спиртов ряда СnН2n + 2О, напр.: СН2: СН2 + Н2О = СН3. СН2 (ОН) (Бертело), (СН3) 2С: СН2 + Н2О = (СН3) 3: С (ОН) (Бутлеров); присоединение происходит и прямо, но оно требует в таком случае нагревания углеводорода с водою до высокой температуры и гораздо легче идет, если действовать на углеводород разбавленною серною кислотою на холоду (см. ниже о полимеризации О.); продуктами реакций являются (за исключением реакций соединения этилена с водою: СН2: СН2 + Н2О = СН3. СН2ОН) всегда спирты вторичные и третичные, т. е. и гидроксил присоединяется к наименее гидрогенизированному углеродному атому; 2) реакция окисления О. на холоду слабым раствором марганцево-калиевой соли, ведущая к образованию гликолей СnН2n + Н2О + О = СnН2n (ОН2), (Е. Вагнер); 3) реакция соединения О. с хлорноватистой кислотою, дающая (Kaриус) хлоргидриных гликолей: СnН2n + НСlO = СnН2nCl (ОН); 4) реакция О. (при нагревании) с органическими кислотами, ведущая к образованию сложных эфиров, напр.: (СН3) 2С: СН. СН3 = Н2ОС. СН3 + (СН3) 2. С (О2С. СН3).СН2. СН3 (Коновалов, Нернст); 5) реакция О. с водородом при нагревании до высокой температуры (Бертело), или же при более низкой температуре под влиянием губчатой платины (де-Вильд,) , ведущая к образованию углеводородов ряда СnН2n + 2, напр.: СН2: СН2 + Н2 = СН3. СН3 и 6) наконец, реакция полимеризации О. под влиянием различных конденсирующих средств, каковы: крепкая серная кислота, хлористый цинк, фтористый бор (этилен и в этом отношении занимает отдельное положение, так как он не полимеризуется под влиянием перечисленных и др. под. средств) (Бертело, Бутлеров); благодаря особенности состава О. (все О. СnН2n можно считать полимерами неполученного до сих пор метилена СН2) продуктами полимеризации являются О. же; напр. 2C4Н8 = C18H16, 3С4H8 = C12H24 и т. д. Кроме указанных общих реакций существует еще много частных характерных реакций для различных членов ряда О.; некоторые напр. соединяются с азотным ангидридом N2О5 (Демьянов), с двуокисью азота NO2 (Гyтри, Валлах), с хлористым нитрозилом NOCl (Toнниес, Валлах); с хлористой серой SCl2 (Гутри), даже с некоторыми галоидными солями металлов, напр. FеВr3, PtCl2, PtBr2 и т. д., но все подобные реакции еще слишком мало изучены и не могут служить для классификации О. на более узкие подгруппы. -Что касается номенклатуры О., то названия их образуются из названия соответственных предельных углеводородов заменою слога "ан" на "илен", напр. этан - этилен, пропан - пропилен и т. д.; частные названия изомеров до последнего времени образовывались на основании отношений данного О. к этилену; так напр. (CH3) 2C: CH2 назывался несимметричный диметилэтилен, (СН3) 2С: СН (СН3) - триметилэтилен и т. д. Женевский съезд 1892 г. сократил слог илен в слог ен и установил нумерацию отдельных углеродных атомов на тех же основаниях, как и предельных углеводородов.

А. И. Горбов. D.

Олигархия

или олигократия (от греч., oligoi и arch или kratia, правление немногих) - форма государственного устройства, в которой власть принадлежит немногим. В системе Аристотеля О. противополагается аристократии, как ее извращенная форма; в аристократии управляют немногие, но ставя задачей своего управления общее благо; в О. - также немногие, но преследующие своекорыстные цели. Есть четыре вида О.: в первом доступ к правительству дается гражданам с не очень высоким имущественным цензом; во втором правительство замещает вакантные места по собственному избранию, причем ценз, дающий право выбора, значительно повышается; в третьем правительственные должности наследственны; в четвертом не существует никакого общего порядка и закона, а царить грубый произвол захвативших власть; эта форма О. хуже всех и приближается к деспотии. Пример О. последнего вида по Аристотелю ("›AJhnaiwn Politeia", XXXV) - правление тридцати, затем десяти в Афинах. Во всех классификациях древности и средних веков О. занимала свое место, но так как ее определение не представляет вполне объективных отличительных признаков, то подведение тех или иных государств под эту рубрику довольно произвольно. Как наиболее типический пример О. в позднейшее время всего чаще приводят средневековые итальянские республики, в особенности Венецию, с ее советом 10. Из классификаций нового времени О. исчезла, как самостоятельная государственная форма, но довольно часто и ныне говорят об олигархии, когда желают обозначить группу лиц, захвативших власть и произвольно ею пользующихся - все равно, в монархии, или в республике.

В. В - в.

Олимп

- название гор, часто встречающееся в Греции и Малой Азии; замечательнейшие из них: 1) на северной границе Фессалии, в турецком вилайете Салоники; на ЮВ отделяется от гор. Осса Темпейской долиной, простирается на С в македонскую область Пиерию, на З соединяется посредством Камбунских гор с Лакмоном. главным горным узлом северных греческих гор. Главная вершина О. (9000 фт.) почти всегда окутана облаками, но нет вечного снега. Склоны гор или покрыты лесами, или рассекаются горными ручьями. О. еще в глубокой древности считался колыбелью греческих племен, которые, при переселении с С на Ю, должны были переходить эту границу. Благодаря этому гора, в предании, считалась священной и сделалась местопребыванием эллинских богов и центром мифологических сказаний. 2) Мизейский О. - горный хребет, на СВ Малой Азии, на границе Мизии, Фригии и Вифинии (2500 м. высоты у гор. Бруссы).

Олимпиада

(›OlumpiaV) - так называлась у греков единица времени, состоявшая из 4 лет, между двумя последовательными празднованиями олимпийских игр. Эрою греческого времясчисления была первая О., падающая на 776 г. до Р. Хр. Тимей Сицилийский (около 264 г. до Р. Хр.) первый распределил все важнейшие исторические события по именам олимпийских победителей, с которыми он сопоставил современных им афинских архонтов, спартанских эфоров и аргивских жриц. Вслед за ним Полибий, Диодор Сицилийский, Дионисий Галикарнасский и др. утвердили этот способ времясчисления древней истории, причем упоминались имена победителей в беге, а не в других родах состязаний. Отдельные годы О. одними писателями обозначаются, другими нег. Чтобы перевести порядок время счисления по О. на наш порядок по годам до Р. Хр., надо числительное, определяющее О., уменьшить на 1, умножить на 4 и вычесть из 776, с прибавлением 1, 2, 3, смотря по тому, берется ли 2 или 3, или 4-й год О. Если событие произошло во 2-ю половину аттического года (начало которого падало на 1 число месяца Гекатомбеона, т. е. на средину поля), то из полученного в конечном результате числительного следует вычесть 1.

Олимпийские игры

(›ta ›Olumpia) - величайшие из эллинских национальных празднеств. Они происходили в Олимпии и, по древнейшему сказанию, возникли еще во времена Кроноса, в честь Идейского Геракла. По этому сказанию, Рея передала новорожденного Зевса Идейским Дактилам (Куретам). Пятеро из них пришли с Критской Иды в Олимпии), где был уже воздвигнут храм в честь Кроноса. Геракл, старший из братьев, победил всех в беге и был награжден за победу венком из дикой оливы. При этом Геракл установил состязания, которые должны были происходить через 5 лет, по числу прибывших в Олимпию идейских братьев. Существовали еще и другие сказания о возникновении национального праздника, приурочивавшие его то к той, то к другой мифической эпохе. Несомненно, во всяком случае, что Олимпия была древним святилищем, давно известным но крайней мере в Пелопоннесе. Первый исторически факт, связанный с олимпийскими играми - это возобновление их царем Элиды Ифитом и законодателем Спарты Ликургом, имена которых были начертаны на диске, хранившемся в Гереоне (в Олимпии) еще во времена Павзания. С этого времени (по одним данным год возобновления игр - 884, по другим - 828) промежуток между двумя последовательными празднованиями игр составлял четыре года или олимпиаду; но, как хронологическая эра, в истории Греции был принять 776 до Р. X. Возобновляя О. игры, Ифит установил на время их празднования священное перемирие (ekeceiria), которое объявлялось особыми герольдами (spoldojoroi), сперва в Элиде. затем в остальных частях Греции; месяц перемирия назывался ieromhnia. В это время нельзя было вести войну не только в Элиде, но и в друг. частях Эллады. Пользуясь тем же мотивом святости места, элейцы добились у Пелопоннесских областей согласия считать Элиду страною, против которой нельзя было открывать военных действий. Впоследствии, однако, элейцы сами не раз нападали на соседние области.

В праздничных состязаниях могли участвовать лишь чистокровные эллины, не подвергнувшиеся атимии; варвары могли быть только зрителями. Исключение было сделано в пользу римлян, которые, как хозяева земли, могли изменять по своему произволу религиозные обычаи. Не пользовались правом смотреть на игры также женщины, кроме жрицы Деметры. Число зрителей и исполнителей было очень велико; очень многие пользовались этим временем, чтобы совершать торговые и другие сделки, и поэты и художники - чтобы знакомить публику с своими произведениями. От разных государств Греции посылались на праздники особые депутаты (Jewroi), которые соперничали друг с другом в обилии приношений, для поддержания чести своего города. Праздник происходил в первое полнолуние после летнего солнцестояния, т. е. падал на аттический месяц Гекатомбеон, и длился пять дней, из которых одна часть была посвящена состязаниям (agwn ›OlumpiakoV, aeJlwn amillai, crisiV aeJlwn), другая часть - религиозным обрядам (eorth), с жертвоприношениями, процессиями и общественными пирами в честь победителей. Состязания состояли из 24 отделов; в 18 принимали взрослые, в 6 - мальчики; никогда все отделы не исполнялись зараз. Павзаний (5, 9, 1 - 2) оставил нам следующий список состязаний: бег на трех различных дистанциях, борьба, кулачный бой, ристания на колесницах, запряженных четверкой или парой коней или мулами, скачки, бег в оружии, скачки, при которых наездник должен был спрыгнуть на землю и бежать за лошадью, состязание герольдов и трубачей. По словам Павзания, до 472 г. все состязания происходили в один день, а позднее были распределены на все дни праздника. Судьи, наблюдавшие за ходом состязаний и присуждавшие награды победителям, назывались ›Ellanodikai; они были назначаемы по жребию из элейцев и заведывали устройством всего праздника. Элланодиков было сперва 2, затем 9, еще позднее 10; с 103 олимпиады (368 г. до Р. Хр.) их было 13, по числу элейских фил, в 104-ую олимпиаду число их было уменьшено до 8 и наконец с 108-ой олимпиады до Павзания их считалось 10 человек. Они носили пурпуровую одежду и имели на стадии особые места.. Под их начальством состоял полицейский отряд alutai, с alutarchV во главе. Прежде чем выступить перед толпой, все желавшие принять участие в состязаниях должны были доказать элланодикам, что 10 месяцев, предшествующих состязанию, были посвящены ими предварительной подготовки (progumnasmata) И дать в том клятву перед статуей Зевса. Отцы, братья и гимнастич. учителя желающих состязаться должны были также поклясться в том, что они не будут виновны ни в каком преступлении. За 30 дней все желающие состязаться должны были в О. гимназии предварительно показать свое искусство перед элланодиками.

Порядок состязаний объявлялся публике посредством белой вывески (leucwma). Перед состязанием все желающие участвовать в нем вынимали жребий для определения порядка, в каком они будут выходить на борьбу, после чего герольд объявлял во всеуслышание имя и страну выходящего на состязание. Наградою за победу служил венок из дикой оливы (kotinoV); победителя ставили на бронзовый треножник (tripoV epicalkoV) и давали ему в руки пальмовые ветви. Победитель, помимо чести для себя лично, прославлял еще и свое государство, которое ему предоставляло за это разные льготы и привилегии; с 540 г. элейцы разрешали ставить статую его в Альтисе. По возвращении его домой, ему устраивали триумф, сочиняли в честь его песни и награждали различными способами; в Афинах О. победитель имел право жить на казенный счет в Пританее. См. Krause, "Оlympia" (В., 1838); Botticher, "Olympia" (Б., 1886); Forster, "De hellanodicis Olympicis" (Лпц., 1879); Dissen, "Ueber dieAnordnung der Olympischen Spiele" ("Kleine Schriften"); Mommsen, "Ueber die Zeil der Olympien" (Лпц., 1891); Forster. "Die Sieger in den Olynipischen Sрielen" (Цвиккау, 1891 - 92); Gardner a. Jevons, "A manual of Greek antiquities" (Л., 1895); Латышев, "Очерк греческих древностей" (ч. II, 1889).

H. О.

Олимпия

- место, где происходили знаменитые в древнем мире олимпийские игры, в средней части Элиды, называвшейся Писатидою, в красивой долине, в 18 верстах от морского берега. О. никогда не была городом; в ней находились лишь постоянные жилища жрецов, стекавшийся же сюда на время празднеств народ размещался где попало, преимущественно под открытым небом, в палатках. Б О., одном из наиболее священных мест Эллады. было сосредоточено множество великолепных произведений греческого искусства всех племен и эпох, храмов. алтарей, изображений богов и победителей на олимпийских играх. а также обетных даров. По рассказу Плиния Старшего, в его время в О. находилось еще около 3000 статуй. Благодаря неприкосновенности О., здесь хранились также разные важные государственные и частные документы. Священная роща О., Альтис (›AltiV), представлялся собою обнесенный стенами четырехугольник, около 104 саж. длины и 49 саж. ширины. С северной стороны она граничила рядом холмов, один из которых, наиболее южный - Кронион, - был в древности украшен святилищем Кроноса; с южной стороны роща простиралась до реки Алфея, которая в этом месте была весьма глубока и достигала 28 саж. ширины. На Западе, за пределами рощи, находились гимназии, палэстра и монкадеон; с этой стороны О. про. стиралась до берегов Кладея. В восточной части О., равным образом за стенами рощи, были устроены ристалище и стадион. Со времени прекращения, в конце IV ст. по Р. Хр., олимпийских игр, все эти сооружения пришли в упадок и затем были окончательно уничтожены, отчасти человеческими руками, отчасти землетрясениями и наводнениями: слой песку, толщиною в 4 - 7 арш., похоронил под собою развалины О.; из него выступало наружу лишь несколько кирпичных построек позднеримской эпохи. Местность О. оставалась пустынною и неисследованною до 1829 г., когда французскою экспедициею были открыты здесь часть фундамента храма Зевса Олимпийского и фрагменты скульптурных украшений на метопах этого храма, хранящиеся в настоящее время в Луврском музее. Систематические и детальные раскопки Альтиса были организованы германским правительством, по почину берлинского профессора Kypциyca. Они были начаты 4 октября 1875 г., причем, в силу заключенного с Грецией договора, все находки должны были составлять собственность этой страны, Германии же было предоставлено лишь право их обнародования и снятия с них копий. Эти раскопки, на которые германским рейхстагом были ассигнованы весьма значительные средства, произведены в шесть пртемов (по конец 1881 г.) и имели результатом не только открытие большого числа скульптурных произведений, частей зданий и весьма важных в историческом и лингвистическом отношении надписей, но и полное выяснение топографии священной рощи и находившихся в ней святилищ и других сооружений. Некоторые из памятников архитектуры открыты в более или менее хорошо сохранившихся развалинах, другие же могли быть изучены благодаря тщательному обмеру их фундаментов. В О., кроме престола Олимпийского Зевса, главного и наиболее древнего предмета культа, открыты храмы Зевса, Геры и Матери богов - все три дорического стиля, а также окруженное низкою стеною место, посвященное Пелопсу. В северо-западной части О. обнаружено круглое здание ионического стиля (древнейшее из дошедших до нас сооружений этого рода); возведенное македонским царем Филиппом, а на север от него - здание Пританейона. У самого холма Кроноса, возле храма Геры, оканчивался красивою нишею (экседрою) водопровод, устроенный во II ст. по Р. Хр. Иродом Аттиком; от этой ниши до входа на стадион были расположены 12 сокровищниц, построенных, в виде небольших храмов, отдельными греческими племенами. С восточной стороны Альтист заканчивался галереею, посвященною Эхо. С южной стороны находилось судилище (булейтерион) элейцев четырехугольное здание с двумя боковыми продолговатыми апсидальными пристройками. Отсюда, образуя несколько правильных улиц, тянулся ряд статуй, местонахождение которых отчасти может быть определено по сохранившимся пьедесталам, на которых они стояли.

Период процветания О., относящийся к V и IV вв. до Р. Хр., повторился, по-видимому, в первом веке Римской империи. Из скульптурных произведений, открытых в О., первое место должно быть отведено 21 более или менее хорошо сохранившимся фигурам, украшавшим собою оба фронтона храма Зевса и занимавшим на каждом из них пространство в 25 м. длины и 3 м. вышины (в средине фронтонов). Группа восточного фронтона, изваянная Пэонием, изображала приготовления Пелопса и Эномая к состязанию на колесницах пред лицом Зевса, а группы на зап. фронтоне, исполненная Алкаменом битву лапифов и кентавров в присутствии Аполлона. Эти скульптуры относятся к средине V ст. до Р. Хр. К несколько более поздней поре должна быть отнесена статуя Нике, Пэония - обетный дар мессенцев после одержанных ими побед. Главною находкою в Олимпии считается статуя Гермеса, держащего на руках своих юного Диониса - работа Пракситедя, находившуюся в храме Геры. Кроме этих больших скульптур, в Олимпии найдено много бронзовых и терракотовых произведений меньшего размера, служивших, главным образом, для декоративного убранства зданий. Многие из них принесены греческим правительством в дар берлинскому музею. Впоследствии Греция сама продолжала производить раскопки в О., преимущественно на участках, прилегающих к Альтису. Ср. "Die Ausgrabungen zu O." Kypциyca, Адлера, Гиршфельда, Трея, Дёрнфельда (с фотографическими снимками, т. I - VI, Б., 1877 - 1880); "O., das Fest und seine Statte", A. Бёттихера (Б., 1883); "O. und Umgegend" (с двумя картами и ситуационным планом, Кауперта и Дёрпфельда, 1882).

Олифа

- Многие растительный масла, оставаясь на воздухе, под влиянием света и теплоты, густеют, а в тонком слое высыхают, превращаясь в полутвердую массу. Это характерное свойство присуще тем растительным маслам, в состав которых входит жирная кислота, называемая линолеиновою (льняно-масляною). Чем больше содержится ее в масле, тем оно обладает большею способностью высыхания. Масла, не содержащие линолеиновой кислоты, не высыхают. Наибольшим содержанием глицеридов линолеиновой кислоты отличаются масла: льняное - с содержанием их до 80 % и конопляное - с содержанием до 70 %. Другие масла, как подсолнечное, маковое, ореховое, содержащие от 30 до 50 % глицеридов линолеиновой кислоты, высыхают слабее и медленнее. Растительные масла: сурепное, оливковое и др., содержащие только следы линолеиновой кислоты, лишены способности высыхания. О. есть высыхающее масло, в котором способность высыхания усовершенствована искусственно; на практике лучшими сырыми материалами для приготовления О. следует считать масла: льняное и конопляное. Другие масла, которые к тому же довольно дороги, для приготовления О. применяются редко. Льняное масло (отстойное) состоит из смеси глицеридов: линолеина, пальмитина, олеина, миристина и следов стеарина; преобладающий глицерид - линолеин - более 80 % веса масла; остальные составляют, вместе около 15 %; кроме того сырое льняное масло содержит в растворе белковые вещества и воду - около 4 %. В сыром натуральном виде льняное масло проявляет свою способность высыхания весьма медленно: высыхание происходит за счет поглощения кислорода воздуха. Масло, высыхая и уменьшаясь в объеме, увеличивается в весе, а анализ высохшего продукта подтверждает прибыль кислорода в составе. Если на масло действовать избытком кислорода и высокою температурою, способною разлагать составные части масла, препятствующие его высыханию, то ускоряется процесс окисления масла и получается продукт более способный к высыханию. Способностью некоторых металлических окислов действовать окислительно, пользуются для приготовления искусственных высыхающих масел, которые в торговле называются О. и которые должны быть способны, в тонком слое, при доступе воздуха, света и теплоты, высыхать быстро и в течение 10 - 20 часов превращаться в прозрачную, блестящую, бесцветную каучукообразную пленку. Это свойство О. дает ей обширное применение в малярном, литографском и типографском деле, в производстве масляных лаков и пр. О., обладающая вышесказанными свойствами, служит незаменимым материалом в приготовлении масляных красок для малярных целей, где в красочном слое образующееся из нее твердое вещество является цементом, прочно и однородно соединяющим частицы сухих красок, и дает плотную, эластичную и однородную оболочку, блестящую и устойчивую против сырости, действия воздуха и пр. Процессом превращения масла в. О. достигается выделение и частью разложение глицерина, удаление воды, выделение белковых веществ в виде осадка и, наконец, насыщение свободных жирных кислот основными окислами таких металлов, которых соли или мыла могли бы легко растворяться в окисленной линолеиновой кислоте или выделяться в виде нейтральных твердых осадков. Для приготовления О. следует предпочитать старое, сухое, отстойное льняное масло. В последнее время производство О. ведется заводским способом и достигло больших размеров, в особенности на маслобойных заводах, где О., как обработанный и пользующийся широким спросом продукт, содействует более обширному сбыту масла. Кустарное производство О. с каждым годом падает и вытесняется заводским; в наст. время оно почти превратилось в фальсификацию и практикуется малярными подрядчиками.

Заводское производство О. представляет собою следующие три главный операции: 1) отстойка масла; 2) масловарение и 3) отстойка О. Часто отстойка масла усложняется его отбелкою. Отстойка масла производится обыкновенно в железных баках, форма которых не играет роли, а размеры и количество зависят от размеров производства. Если производство О. ведется круглый год непрерывно, то запас отстойного масла должен отвечать двухмесячной потребности. Специальные приспособления баков ограничиваются размещением трех выпускных кранов по высоте баков; верхний кран устанавливается на половине высоты, средний на 1/5 высоты, считая от дна бака, и нижний кран помещается на уровне самого дна; он служит для спуска масляной грязи, которая собирается в отдельный бак сборник для дальнейшего, более продолжительного отстоя. Масляные отстойные баки должны быть размещены в отапливаемых помещениях, где температура зимою желательна не ниже 12º P. Отстойка начинается с верхних слоев масла, спуск которого возможен после 5 - 6 дней верхними кранами; через следующие 5 дней спускается порция средним краном, после чего бак может быть наполнен новым маслом. После каждых 4-х отстоев следует спускать масляную грязь и очищать бак. Отстойное масло поступает в другое отделение - масловарку, где установлены масловарочные котлы. Переливку масла из баков в котлы производят помощью насосов и системы труб. Варение масла практикуется двояко: на голом огне и перегретым паром. Второй способ применяется обыкновенно на маслобойных заводах, тогда как первым пользуются на специальных олифных заводах, потому что О., вареная на голом огне, отличается лучшими качествами и пользуется лучшим спросом. Варка масла на голом огне производится в медных котлах, вмещающих за раз от 50 до 100 пудов масла. Котлы имеют цилиндрическую форму с выпуклыми днами и выпуклыми крышками, герметически закрывающими верхнюю часть котлов. Каждый котел имеет отдельную печь, куда вмазывается до верхнего края; печь устроена так, что дымоходы винтообразно обхватывают значительную боковую поверхность котла; топка ведется дровами, продукты горения поступают в общий для всех печей боров, отводящий газы в заводскую трубу. Круглое отверстие в крышке, достаточное для засыпки нужных химических препаратов и плотно закрывающееся отверстие для термометра, отверстие в центре крышки котла, чрез которое проходит ось механической мешалки, трубка, приводящая масло в котел, и трубка 3 - 4 дм. в диаметре, отводящая газы, выделяющиеся во время варки масла - составляют всю арматуру масловарочного котла, помещающуюся в верхней его части, т. е. в крышке самого котла, которая снимается только в случаях очистки котла или его ремонта. Дно котла имеет свою трубку с наружным краном для спуска готовой, сваренной О. в холодильный сборный бак. Газы, выделяемые маслом во время варки, отводятся в дымовую трубу. Мешалка, которою снабжается котел, состоит из железной оси, одним концом упирающейся в дно котла, снабженное для этой цели гнездом, другим концом проходит крышу котла и оканчивается коническою шестернею. По оси мешалки, внутри котла, расположены крылья перпендикулярно оси по всей ее длине. Вращательное движение мешалки уравнивает температуру внутри котла и препятствует как пригоранию масла, так и образованию осадков.

Варка масла на голом огне продолжается 4 - 5 час., причем поддерживается температура от 260 до 280º П. Общеупотребительными химическими препаратами для приготовления О. служат: окислы и соли свинца, окислы и соли марганца, соли цинка, железа и меди. Применением упомянутых препаратов легко уяснить процесс превращения масла в О. При варке масла с металлическими окислами и солями происходит не только обогащение масла кислородом, но и нейтрализация жирных кислот. Кислород, соединяясь с линолеиновою кислотою, образует, по Мульдеру, линоксин, который, по мере образования, растворяется в линолеиновой кислоте и делает ее более восприимчивою к поглощению кислорода воздуха высокая температура разлагает глицерин, обугливает и свертывает белковину; жирные кислоты, освобождаясь от глицерина, соединяются с металлическими основаниями и образуют жирные соли, мыла, легко растворимые в остальной массе измененного по составу масла. Таким образом металлические соли входят химически в состав вареного масла - О., и своим присутствием могут влиять на ее свойства и прочность. Избыток содержания металлических солей вредить достоинству О. и потому злоупотреблять ими не следует; только известная, определенная пропорция может быть полезною. Свинцовый соли дают с маслом твердые мыла, которые, высыхая, делаются хрупкими; избыток этих солей уменьшает эластичность слоя высохшей О. Кроме того, О., содержащая в растворе свинцовое мыло, весьма чувствительна к сернистому водороду, в малых количествах обыкновенно присутствующему в воздухе; а в красках, имеющих в составе серу, такая О. изменяет и грязнит колер. Железные соли с маслом дают темно-коричневое мыло, которое, растворяясь в О., темнит последнюю и может влиять на цвета красок, чувствительных к железу. Марганцовые и цинковые соли дают белое мягкое мыло, не влияющее на свойства О.; медное мыло окрашивает О. в зеленый цвет, который в тонком слое О. почти не заметен. Медное мыло мягко и эластично, подмесь его не только безвредна, но улучшает качества высохшего олифного слоя; последний, будучи пропитан медною солью, обладает замечательною устойчивостью против разрушительных влияний атмосферы. Свойства медных солей в отношении к О. послужили поводом к новому изобретению, металлизированной О. Металлизация О. и масляных лаков основана на насыщении масла солями меди во время варки; такая О. обладает замечательною прочностью в красочном высохшем слое и как бы теряет свой органический характер, что и послужило поводом изобретателю назвать ее металлизированною, в отличие от обыкновенной малярной О. Для варки обыкновенной О. в большинстве случаев применяют свинцовые окислы и соли: сурик, белила, зильберглет и свинцовый сахар. Это самый скорый и дешевый способ; чтобы этими средствами получить возможно хорошую О., надо соблюдать известную пропорцию: обыкновенно берут на 10 пд. сырого масла 1 - 11/2 фн. свинцового сурика или зильберглета и 1/2 фн. свинцового сахара. Скоро высыхающую О. можно приготовить только на свинцовых окислах, увеличивая их пропорцию; такая О. должна высыхать в течете 12 час. Более быстрое высыхание свидетельствует об избытке примеси свинца и вредно отражается на качестве высохшего олифного слоя. Медленное высыхание О. представляет другие важные неудобства, оно замедляет работу и затрудняет располагать временем производства наружных покрасок, что является весьма невыгодным условием при исполнении работ. Способность окислов и солей других металлов, при варке масла содействовать скорости его высыхания, можно представить в следующем порядке: масло вареное на окислах марганца высыхает в 24 - 28 час.; на солях меди - сохнет 40 - 48 час.; на окиси цинка требует 4 суток времени для полного высыхания, на солях ртути - сохнет 8 суток. Эти данные объясняют необходимость комбинации указанных препаратов, чем на практике и пользуются; так, например, соли свинца, смешанные с солями марганца, дают О., высыхающую в течение 14 час.; на солях меди готовится О. высыхающая в 24 часа, и т. п. В иностранной технической литературе встречаем многие наставления и рецепты приготовления О., не имеющие в наше время практического значения, напр. Винклер советует варить масло с окисью цинка, прибавляя немного окиси свинца; Милдер предлагает обрабатывать масло соляною кислотою, а Ионас дает рецепт обработки масла азотною кислотою до начала варки и т. д. Все вещества, способствующие высыханию масла, в малярной технике называются сиккативами.

Кустарное производство О. совершается обыкновенно на голом огне, в небольших открытых котелках, железных или медных, вмещающих за один раз 3 - 5 пудов масла. Такой котелок наполняется маслом до половины своего объема и ставится на очаг. Нагревание идет со дна, поэтому во время варки необходимо постоянное перемешивание. Такие котелки снабжаются петлями, помощью которых возможно их, по мере надобности, снимать с очагов или вновь устанавливать. Такая варка О. далеко не совершенна и никогда не дает однородной О. Производство О. помощью перегретого пара существенно отличается тем, что здесь масловарочные котлы имеют двойные стенки, в промежуточное пространство которых впускается перегретый пар; арматура котлов та же самая, что и в котлах для варки масла на голом огне. Паровая варка обыкновенно сопровождается вдуванием воздуха в нагреваемое масло; эта операция производится посредством дырчатого змеевика, расположенного внутри котла на его дне и вдоль боковых стенок. Воздух накачивается нагнетательным насосом во все время варки и обильными тонкими струйками проникает всю массу варимого в котле масла; избыток воздуха вместе с газами, выделяемыми маслом, уходить в верхнюю особую трубу. Здесь воздух как бы пополняет температуру, которая в паровой варке не превышает 120º Ц. Эта температура далеко недостаточна для разложения и удаления глицерина и надлежащего действия содей, вводимых в масло. Поэтому глицерин остается свободным в О., делая ее гигроскопичною и замедляя высыхание.

Последняя операция в производстве О. состоит в ее охлаждении и отстаивании. Для охлаждения устраивают сборные резервуары, куда обыкновенно спускают несколько варок масла; такие резервуары помещаются в земле; они делаются из тонкого котельного железа, снабжены трубами для впуска и выкачивания О., имеют круглое отверстие вверху, запираемое крышкою, и вытяжную трубку, отводящую пары и газы, выделяемые горячею О. В таких резервуарах-баках во время остывания совершается первый отстой О., поэтому высасывающая трубка не доходит до дна на 1/4 аршина, а собирающийся отстой время от времени вычерпывается из баков. Остывшая до 70º Ц. О. перекачивается в отстойные баки-резервуары, устройство которых и установка совершенно одинаковы с баками маслоотстойными. Отстаивание О. продолжается около 10 - 20 дней, при температуре помещения в + 20º Р.; более низкая температура замедляет отстаивание. Спуск О. в бочки начинается с верхнего крана, средний кран способен давать отстойную О. лишь через 12 дней после наполнения бака. Часто для приготовления светлой и белой О. масло подвергают предварительной отбелке, которая производится несколькими способами. Самый лучший, но самый медленный способ состоит в действии солнечного света на масло. Для этого устраивают плоские лари (железные) со стеклянными крышами, расположенными наклонно и своей поверхностью обращенными к югу. Такие лари видом весьма сходни с садовыми парниками. Масло, налитое в лари, остается под действием дневного света от 1 до 2 месяцев. Состояние погоды, конечно, влияет на срок отбелки. Этим путем достигается лучшая белизна масла без нарушения его способности высыхания. Из других способов можно указать на взбалтывание масла с теплою водою, подкисленною серною кислотою, в стеклянных бутылях, которые выставляются на свет для отстоя; взбалтывание повторяется несколько раз с новыми порциями теплой подкисленной воды до полного осветления. Беление масла также достигается взбалтыванием его со слабой серною кислотою, с соляною кислотою, с растворами сернокислых солей и пр. Все химические способы отбелки масла, хотя дают скорые результаты, но влияют отрицательно на способность высыхания. Свойство О. давать блестящую, эластичную и прозрачную, после высыхания, пленку - неоценимо в деле лакового производства, при ее важной способности растворять твердые смолы. Масляные лаки в состав которых как растворитель, входит О., считаются самыми прочными и наиболее применимыми в деле лакирования. Приготовление О. литографской и типографской возможно только на голом огне. Для этого устраиваются очаги с круглыми отверстиями. куда вставляются подвижные масловарочные котелки. Котелки эти, объемом в 5 - 6 ведер, должны быть медные или железные, внутри эмалированные и открытые. Масло берется чистое льняное, без следа подмесей, совершенно отстоянное и сухое. Вся операция состоит в уваривании масла при температуре до 350º Ц. Подмесь сиккативов не допускается. При такой температуре уваривание продолжается от 3 до 6 часов, при постоянном перемешивании. Отличают О. слабую, среднюю и крепкую, которые разнятся только степенью густоты; все три сорта применяются в литографском и типографском деле. Уловить момент остановки варки масла в приготовлении требуемого сорта О. дело навыка и описанию не поддается. Было сделано много попыток производства малярной О. холодным способом, но все они оказывались безуспешными.

И. С. Occoвецкий.

Олово

(хим.; лат. Stannum; франц. Etain, нем. Zinn; химическое обозначение Sn) - принадлежит к числу металлов, известных человечеству в глубокой древности. Египтяне знали его за 3000 - 4000 л. до Р. Хр. и о нем говорится в Библии. В природе О. находится главным образом в виде кислородного соединения SnО2 - оловянного камня, реже встречается в виде сернистого О. в соединении с сернистым железом или медью. О. имеет серебристо-белый цвет, но темнее серебра. Оно немного тверже свинца и очень тягуче - при вальцевании дает чрезвычайно тонкие листы, но проволока из него легко рвется. В обыкновенных условиях оно имеет ясно кристаллическую структуру. При сгибании палочки О. слышится характерный звук, который объясняется разрывами в кристаллической массе. Хорошо образованные кристаллы О. легко получить, разлагая слабым током, напр. раствор хлористого О. в воде (см. ниже); проще получаются они, если на крепкий раствор хлористого О., подкисленный соляной кислотой, налить осторожно воды (так, чтобы она не смешалась с раствором) и погрузить сюда оловянную пластинку - на ней начнут расти кристаллы около слоя, разделяющего жидкости. По мере образования. кристаллов, пластинка в нижней части будет растворяться. Кристаллы, по-видимому, принадлежат к правильной системе. О. плавится при 228º - 232º, а перед тем (ок. 100º) становится хрупким, кипят от 1460º до 1600º по разл. данным. Коэфф. расшир.: лин. между 0º и 100º=0, 00002193 (Кальверт-Джонсон), куб. - V = V0 (l+ 0, 000061t + 0, 0000000789t2) (Маттисен); уд. в. кованного O. = 7, 3; кристаллического = 7, 18. Теплоемкость 0, 05623 (Реньо). Теплопроводность 14, 5 - 15, 4 (для серебра = 100). Электропроводность = 11, 45 при 21º (Маттисен) (для серебра == 100). Интересно действие на О. низкой температуры. В Сибири было замечено, что в большие морозы на оловянной посуде появляются серые пятна, которые постепенно растут. В этих местах О. делается ломкими, легко продырявливается. Фричше охлаждал О. до - 35º и показал, что при этом кристаллическая структура его изменяется и теряется связность между его частицами. При нагревании (у Фричше до 35º) такое О. переходит в обыкновенное. Уд. вес измененного О. = 5, 952 (Фричше), так что перемена состояния сопровождается большим увеличением объема; теплоемкость найдена 0, 0545 (Реньо) тоже меньше, чем для обыкновенного О. При обыкновенной темп-ре. О. почти не изменяется в сухом или влажном воздухе; растворы солей и очень слабые кисл. мало на него действуют; благодаря этому его и применяют для предохранения других металлов. При нагревании О. дает окись SnО2 пары его горят белым пламенем. Крепкая соляная кислота, в особенности при нагревании, легко растворяет О. с выделением водорода и образованием хлористого О. SnCl2 растворение идет лучше в присутствии платины вследствие образования гальванической пары. Серная кислота тоже растворяет О., при этом, в зависимости от крепости кислоты, нагревания и пр. происходит раскисление кислоты: выделяется сернистый газ, сероводород, сера, но получается и водород. Азотная кислота, очень крепкая, на О. не действует, более слабая, напр. уд. веса 1, 4, энергично окисляет его: выделяются окислы азота и образуется нерастворимая метаоловянная кислота; если азотная кислота слаба и действие происходить медленно и на холоду, то О. переходит в раствор - образуется азотнокислая соль О., аммиак и гидроксиламин. Хлор, бром, йод прямо соединяются с О., с металлами оно дает сплавы. При накаливании О. разлагает воду. Атомный вес О. ок. 118 (Мейер-Цейберт считают 117, 37; Ван дер Плаатс - 118, 07 и пр.). В периодической системе элементов О. помещается в IV группы, в нечетном ряду, вместе с кремнием, германием и свинцом. Подобно им, оно дает главным образом два ряда соединений вида SnX2 и SnX4; здесь также закись SnО имеет характер слабого основания и окись SnО2 - характер слабой кисл. Для О. известны соединения и промежуточного типа, Sn2X6, а с кислородом О. дает также и SnО3.

Закись О. SnO получается из гидрата закиси олова, который, в свою очередь, получается в виде белого аморфного осадка при разложении щелочами или их углекислыми солями хлористого О. SnCl2 Гидрат закиси О. при нагревании или при кипячении с водой выделяет очень легко воду и переходит в черный аморфный порошок SnО. Закись О. легко получается в кристаллическом виде, когда такое разложение гидрата закиси происходить в присутствии щелочей (но не аммиака), слабых кислот, напр. соляной, уксусной, некоторых солей, например нашатыря. Гидрат закиси олова легко растворяется в щелочах Na (HO) и К (НО); из таких растворов благодаря меньшей растворимости SnО в щелочах, при стоянии выделяются темные блестящие кристаллы SnО с уд. в. до 6, 7. Быстрота обезвоживания гидрата зависит от концентрации щелочи и температуры. В очень концентрированных растворах или при кипячении происходит дальнейшая реакция: выделение металлического О. и образование окиси О. SnО2, которая дает со щелочью соль, напр. 2SnO + 2KHO = Sn + K2SnO3 + Н2О. Получение кристаллической закиси О. при действии слабой соляной кислоты на гидрат объясняется (Ditte) таким образом, что сначала образуется некоторое количество хлористого О. SnCl2 (определяемое степенью диссоциации его); оно дает хлорокись О. и последнее, разлагаясь водой, дает SnO. Также действует и нашатырь. Закись О. - в особенности в аморфном виде легко окисляется в окись; нагретая на воздухе горит; при накаливании без доступа воздуха выделяет металл. О. тоже переходит в окись: 2SnО = Sn + SnO2. Гидрат закиси О. имеет различный состав, в зависимости от высушивания. Указывают на существование Sn (НО) 2 + Н2О, 3SnО + 2Н2О и проч. О получении его сказано выше. Закись О. растворяется в щелочах, образуя малопрочные соединения; в то же время она образует с кислотами соли и имеет характер слабого основания. Соли закиси О. малопрочны, легко разлагаются водою, переходя в основные. Азотная кислота легко растворяет гидрат закиси О.; растворяя его при 0º и охлаждая затем до - 20ºполучают кристаллы, напоминающие по виду бертолетову соль состава Sn (NO3) 2 + 20H2O. При выпаривании растворов получается густая масса, которая начинает разлагаться с выделением окислов азота и образованием основных солей, они разлагаются водой, при нагревании до 100º взрывают. С серной кислотой закись О. дает SnSO4; она получается тоже при растворений гидрата в H2SO4, кристаллизуется без воды в виде иголочек, при нагревании выделяет сернистый газ. Известны и основные соли. Соли закиси О. легко дают двойные соли с солями щелочных металлов, напр. двойные сернокислые SnSO4K2SO4 или 2SnSO4K2SO4 и пр.

Окись О. SnО2 получается в аморфном виде при горении О. или окислении расплавленного О. на воздухе, при прокаливании гидратов окиси О. и пр. Она представляет желтоватый порошок, трудноплавкий, уд. веса 6, 89 7, 18; растворяется в щелочах при сплавлении и в крепкой серной кисл.; в технике употребляется для получения молочного стекла и легкоплавкой эмали. В природе встречается в виде кристаллов оловянного камня, обыкновенно окрашенных следами железа, марганца и пр. Искусственно кристаллы получаются при накаливании аморфной SnO2 в струе хлористого водорода, при пропускании водяного пара через хлорное О. SnCl4 при накаливании и пр. Окись О. имеет характер малоэнергичных окислов, но кислотный характер в ней яснее развит, чем основной. Ей отвечают две кислоты, оловянная и метаоловянная, довольно резко отличающиеся между собой, но способные переходить одна в другую, и два ряда содей. Для SnО2 нужно было ожидать нормального гидрата вида Sn (HO) 4; он и известен; известен, кроме того, гидрат вида SnO (HO) 2 и много других промежуточных между SnO2 и нормальным гидратом. В этом отношении у О. большое сходство с кремнием; однако, нужно заранее указать, что различие в свойствах оловянных кислот не зависит, вероятно, от того, имеется ли гидрат с одним содержанием воды или с другим; состав их может быть один и тот же, и здесь имеется, вероятно, случай настоящей изомерии. Оловянная кислота получается при разложении свежеприготовленного раствора хлорного О. SnCl4 аммиаком, щелочами, содой, мелом, углебариевой солью и пр., также прямо при кипячении растворов SnCl4 достаточной крепости; и при разложении кислотами отвечающих ей содей, напр. оловянно-натриевой Na2SnO3, Метаоловянная кислота получается главным образом при действии крепкой азотной кислоты на О., а также из ее солей. Как та, так и другая кислота имеет вид белой, рыхлой массы, в обыкновенном состоянии нерастворимой в воде. Различие их:

1) оловянная кислота (во влажном состоянии) легко растворяется в азотной кисл. Такой раствор мало помалу выделяет оловянную кисл. в виде студенистых комочков; при нагревании до 50º он свертывается; если этот сгусток обработать аммиаком, то он снова растворяется в HNO3. Метаоловянная кислота не растворяется в этих условиях.

2) Оловянная кислота растворяется в серной кислоте даже разбавленной и при кипячении не выделяется. Метаоловянная в слабой H2SO4 не растворяется, а в крепкой разбухает; однако, вода вымывает кислоту.

3) Оловянная кисл. растворяется в соляной кислоте. Метаоловянная нерастворима; однако, она частью соединяется с соляной кислотой. Это соединение нерастворимо в растворах НСl, но растворимо в чистой воде.

4) Оловянная кисл. растворима в Na (HO) и при избытке его; метаоловянная как из щелочных, так и кислотных растворов осаждается избытком Na (HO) в виде натровой соли, которая нерастворима в едком натре, но растворима в воде. Метаоловянная кислота переходит в оловянную, напр., если ее обрабатывать крепкой соляной кислотой и выпаривать. Количество измененной кислоты зависит от продолжительности обработки, количества соляной кислоты и пр.; если метаоловянную кислоту нагревать с большим количеством КНО или NaHO, то образуется соль оловянной кислоты. Переход оловянной кислоты в метаоловянную происходит, напр., если ее высушить при обыкновенной или повышенной температуре, даже при хранении под водой. Раствор хлорного О. SnCl4, если он свеж, дает, как сказано, оловянную кислоту; при долгом хранении из него получается метаоловянная кислота; при кипячении с большим количеством НСl он тоже дает ее. Чем объясняется различие оловянных кислот, - в точности неизвестно; одни видят в них различные полимеры, напр. для оловянной кислоты гидрат SnO2, а для метаоловянной гидрат Sn5O10; другие, что они образованы различными гидратами, и пр. Обыкновенная оловянная и метаоловянная кислоты в воде нерастворимы, но для них известны и растворимые видоизменения, подобно растворимой кремнекислоте. Если раствор SnCl4 разложит едким натром или к оловянно-натриевой соли прибавить НСl и подвергнут диализу, то образовавшаяся вначале студенистая масса, по мере удаления солей, мало-помалу растворяется; последние следы щелочи удаляют, прибавив несколько капель одного раствора. Полученная растворимая оловянная кислота при нагревании дает метаоловянную кислоту. Они имеют все свойства растворимых коллоидов, свертываются от ничтожной прибавки НСl и многих солей и пр. Соли оловянной кислоты (обыкновенно вида M2SnO3 по большей части хорошо кристаллизуются; щелочные соли растворимы в воде и легко приготовляются растворением оловянной кислоты в щелочах. Других металлов соли по большей части нерастворимы и получаются двойным разложением со щелочными. Соли метаоловянной кислоты очень плохо кристаллизуются. Как те, так и другие мало прочны и легко разлагаются самыми слабыми кислотами. Для техники представляют большую важность оловянно-натриевая и калиевая соли. Натриевая соль Na2SnO3 из концентрированных растворов выделяется с ЗН2О в виде ромбоэдров, из слабых - с 10Н2O. На 100 ч. воды при 0º растворяется 67, 4 ч. ее, при 20º - 61, 3 ч.; в спирту нерастворима. Она имеет применение в технике, как протрава. Калийная соль К2SnО3 + ЗН2О сходна с натриевой, которую иногда заменяет. Она более растворима (в 100 ч. воды при10º - 106, 6 ч.). Окись О. как промежуточный оксид образует также соли, с кислотами. Известны соединения ее с азотной кислотой, серной, фосфорной, мышьяковой и пр. При растворении оловянной кислоты в серной и выпаривании получается Sn (SO4) 2 + 2Н2O и основные, напр. Sn (HO) 2SO4 и пр. Подобным же образом получается и азотнокислая соль окиси олова. Действуя на крепкий раствор хлористого О. SnCl2 (с соляной кислотой) перекисью бария ВаО3, Спринг получил мутную жидкость, которая при диализе дала над-оловянную кислоту Н2О (SnO3) 2. При нагревании выше 100º она выделяет кислород.

Галоидные соединения О. С хлором О. дает главным образом SnCl2 и SnCl4. Хлористое О. SnCl2 образуется при нагревании О. в струе НСl, при нагревании с сулемой или каломелью и проч. SnCl2 - бесцветное вещество, плавится при 250º, кипит 617 - 628º. Определение плотности пара В. Мейером до1113º указывает на существование в парах смеси SnCl2 и Sn2Cl4, причем с повышением темп-ры количество последнего уменьшается. При высокой температуре происходит небольшое разложение с выделением хлора. SnCl2 хорошо растворяется в воде, которая слегка разлагает его, при кристаллизации таких растворов получается гидрат SnCl2 + 2Н2О в практике наз. "оловянной солью" и употребляется в крашении для протрав. Она получается и прямым растворением О. в соляной кислоте; плавится при 37, 7º. Раствор SnCl2 обладает большой способностью к реакциям восстановления и легко поглощает кислород; азотная кислота и хромовая действуют на него окислительно; ртутные, серебряные, золотые соли восстановляются им до металла и пр. SnCl2 способно соединяться со многими веществами. Прежде всего оно дает множество хлорокисей типа nSnCl2mSnO + qH2O. Они получаются при разложении водой SnCl2. Кроме того SnCl2 дает многочисленные двойные соли с хлористыми металлами, напр. SnCl2 + 2NH4Cl + H2O, SnCl2. 2КСl + Н2О, SnСl2ВаСl2 + 4Н2O и пр. Хлорное О. SnCl2 образуется при действии хлора на "станиоль" (реакция сопровождается большим выделением тепла), при соединении хлора с SnCl2 и пр. Это тяжелая бесцветная жидкость уд. веса (0/4) 2, 28, кипит около 114º, затвердевает около - 33º. На воздухе она дымит (алхимики ее называли Spiritus fumaus Libavii). SnCl4 для многих тел служит прекрасным растворителем. SnCl4 может рассматриваться как полный хлорангидрид Sn (HO) 4; с водой он жадно соединяется и образует целый ряд гидратов SnСl4 + ЗН2O, SnCl4 + 4H2O, SnСl4 + 5Н2O и пр. Растворы его получаются при действии царской водки на. О. С этиловым и амиловым спиртом SnCl4 образует кристаллические соединения. Подобно SnCl2 хлорное O. образует ряд хлорокисей, которые дают то оловянную, то метаоловянную кислоту, Они могут рассматриваться, как продукты замещения в различных оловянных кисл. водных остатков хлором. SnCl4 дает и многочисленные двойные соли подобно тому, что указано для SnCl2. Оно соединяется с PCl5, азотистым ангидридом, цианистым водородом, аммиаком и пр. С бромом О. дает SnBr2 и SnBr4; получаются они подобно тому, как указано при SnCl2 и SnCl4. По свойствам, они напоминают SnCl2 и SnCl4. То же можно сказать про йодистые соединения О. SnJ2 и SnJ4, и про фтористые SnF2 и SnF4. Фтористое О. SnF2 получается растворением во фтористо-водородной кислоте SnO, а фторное SnF4 растворением SnO2. При выпаривании растворов SnF4 оно разлагается, но оно дает прекрасно образованные двойные соединения К2SnF6 + H2O, SnBaF6 + 3H2O и пр. Эти соли изоморфны с соответственными солями кремнефтористо-водородной кислоты, а это дало возможность установить формулу кремнекислоты SiO2 подобно оловянной кислоте SnO2 Существуют также соединения О., где одновременно встречаются хлор и бром, или хлор и йод и т. п.

Сернистые соединения О. Параллельно SnО и SnО2 О. дает с серой SnS и SnS2. Односернистое олово SnS получается при действии паров серы на "станиоль", причем происходит очень энергичная реакция с воспламенением; при нагревании оловянных стружек с серой; так как реакция, идет с поверхности, то полученную массу измельчают и вновь нагревают с серой; для очистки от следов серы или О. продукт возгоняется в токе водорода, SnS получают также, осаждая растворы закисных соединений О. сероводородом и высушивая полученный осадок. При сплавлении осадка с SnCl2 и при дальнейшей обработке водой SnS получается в хороших кристаллах. В воде SnS нерастворимо; водяной пар при накаливании разлагает его; аморфное, оно легко окисляется азотной кислотой; кристаллическое даже при кипячении очень трудно. НСl - газ разлагает его при нагревании; соляная же кислота при обыкн. темп. в зависимости от концентрации. Серн. калий мало растворяет SnS при слабой концентрации, при большей (больше 20 ч. соли на 100) происходит переход SnS в SnS2, который соединяется с K2S, при этом выделяется О. Действие его сходно с действием КНО на SnО. В чистом сернистом аммонии SnS не растворяется, но с многосернистым переходит в раствор в виде соединений, отвечающих SnS2 Щелочи разлагают его, напр. SnS + 2KHO = SnO + K2S + H2О. При действии Н2S на нейтральные или слабокислые растворы закисных соединений О. получаются гидросернистые соединения, при высушивании легко дающие SnS. Двусернистое О. SnS2 получается при действии серы на О., если не дать реакции идти бурно. Берут обыкновенно 12 ч. О., 6 ч. ртути. 7 ч. серы и 6 ч. нашатыря, кладут в баллон и нагревают на песчаной бане, пока не перестанут выделяться белые пары. Нагревание должно быть в меру - не высоко и не слабо, иначе цвет SnS2 получается плохой. При осаждении солей окиси О. сероводородом, в присутствии соляной кислоты, получается осадок гидросерного О., который при высушивании тоже дает SnS2. Двусернистое О. в безводном состоянии имеет красивый золотисто-желтый цвет; оно носит название сусального золота и идет для дешевой позолоты дерева. SnS2 при накаливании выделяет серу. Хлор при нагревании разлагает его, образуя хлоросернистые соединения. При накаливании на воздухе переходит в SnО2. Двусернистое О., полученное при осаждении сероводородом растворяется в крепкой соляной кислоте при нагревании; на безводное ни соляная, ни азотная кислота не действуют. Оно растворяется в царской водке. Щелочи едкие, углекислый и сернистые растворяют SnS2. Подобно тому, как SnО2 дает соли вида M2SnO3 так и SnS2 образует сульфосоли вида M2SnО3 Селен и теллур образуют подобные же соединения с О. С металлами О. дает многочисленные сплавы, в особенности известны сплавы с медью. Многие из них замечательны тем, что плавятся при очень низкой температуре. напр. сплавь д\'Арсе (2 ч. висмута, 1 ч. О. и 1 ч. свинца), плавится при 90º; сплав Розе (8 ч. висмута. 3 ч. Sn и 8 ч. свинца) - при 95º; наконец, Вуда (15 ч. висмута, 4 ч. Sn, 8 ч. свинца, 3 ч. кадмия) - при 68º и пр. При анализе О. определяется в виде SnО2.

С. П. Вуколов.

Металлоорганические соединения О. (оловянно-органические или станнорганические соединения, станналкиды) отвечают типам SnX2 и SnX4, соответственно закиси и окиси О. и, сверх того, еще промежуточному типу Sn2X6. Являясь по форме в типах SnX4 и Sn2X6 аналогами соответственных соединений углерода и кремния, соединения О. обнаруживают явственные отличия, обусловленные металлическою натурою этого элемента, и по-своему характеру приближаются к настоящим металлоорганическим соединениям. В самом деле, в них уже нет той прочной связи атома Sn с углеродными атомами, какая наблюдается для кремния в его органических соединениях, так что при действии свободных галоидов вместо замещения водорода углеводородных остатков, как это имеет место в соединениях кремния, в оловянных соединениях происходит отщепление самых остатков, напр.:Sn (CH3) 4 + J2 = Sn (CH3) 3J + CH3J. То же самое, хотя и труднее, происходит даже при нагревании с крепкою соляною кислотою, напр.: Sn (C2H5) 4 + НСl = Sn (C2H5) 3Cl + C2H5. Образуются станналкилы при действий йодистых алкилов на О., взятое в виде тонкого порошка, или на сплавы О. с натрием или цинком. При действии на чистое О. или на О. с малой примесью натрия преимущественно получаются соединения с двумя углеводородными остатками, вида Sn (R)2J2, напр. Sn (C2H5) 2J2. В присутствии большого количества натрия образуются соединения Sn (R3) J и Sn (R)4. Последние весьма удобно получаются также при действии цинкоорганических соединений на хлористое О., напр.: 2SnCl2 + 4Zn (C2H5) 2 = Sn (C2H5) 4 + Sn + 4ZnCl (C2H5). Действуя цинкоорганическими соединениями на вышеупомянутые йодистые соединения, можно, между прочим, получать станналкилы с различными углеводородными радикалами в составе, напр. Sn (C2H5) 2J2 + Zn (CH3) 2 = Sn (C2H5) 2 (CH3) 2 + ZnJ2. Станнтриэтил Sn2 (C2H5) 6 или (C2Н5) 3Sn - Sn (C2H5) 3 получается при действии натрия на Sn (C2H5) 3J по уравнению: 2Sn (C2H5) 3J + 2Na = (C2Н5) 3Sn. Sn (C2H5) 3 + 2NaJ; станндиэтил [Sn (С2H5) 2]x - при действии цинка на соединения Sn (C2H5) 2X2 в водном растворе или, вместе с Sn2 (C2H5) 6, при действии йодистого этила на сплав О. с большим избытком Na. Станнтетраэтил, кроме вышеуказанных способов, получается еще при нагревании до 150º станндиэтила: 2Sn (C2H5) 2 = Sn (C2Н5) 4 + Sn. Высшие соединения О. SnR4 представляют тяжелые, бесцветные, с слабым эфирным запахом жидкости, перегоняющиеся без разложения и не растворимые в воде. Станнтетраметил Sn (CH3) 4 кипит при 78º, уд. вес 1, 314 (0º). Станнтетраэтил Sn (C2Н5) 4 кипит при 181º, уд. вес 1, 187 (23º). Одно-йодистые соединения Sn (R)3J также жидки, бесцветны и летучи, обладают острым запахом и еще большим уд. весом. Sn (CH3) 3J кипит при 170º, уд. вес 2, 143 (0º). Sn (C2H5) 3J кипит при 231º, уд. вес 1, 833 (22º), немного растворимо в воде. При действии щелочей они дают гидраты окисей Sn (R)3 (OH), кристаллические вещества, летучие с парами воды, растворимые в воде с сильно щелочной реакцией и с кислотами способные образовать соли. Sn (C2H5) 3 (OH) кипит при 272º и плавится при 44º. Из отвечающих им солей [Sn (CH3) 3]2SO4 легко растворима в воде, Sn (C2H5) 3Cl представляет застывающее на холоду масло пронзительного запаха. Sn (C2H5) 3Br кипит при222 - 224º, [Sn (C2H5) 3]2SO4 - трудно растворимые в воде бесцветные призмы. При перегонке одно-йодистых соединений с этилатом натрия получены производные, отвечающие простым эфирам, напр. Sn (C2H5) 3 (OC2H5), кипящее при 190 - 192º. Дву-йодистые соединения Sn (R)2J2 кристалличны, растворимы в воде, особенно в горячей. Sn (CH3) 2J2 - призмы желтого цвета, плав. при 30º, кип. При 228º, Sn (C2H5) 2J2 - бесцветные призмы, плав. при 44, 5º, кип. при 245º. При действии аммиака они дают белые, аморфные, нерастворимые в воде осадки окисей Sn (CH3) 2O и Sn (C2H5) 2O, которые с кислотами (соляной, серной, уксусной и др.) дают растворимые в воде и хорошо кристаллизующиеся соли, напр. Sn (CH3) 2. Cl2 (плав. 90º, кип. 188 - 190º), Sn (C2H5) Cl2 (кип. при 220º), sd (c2h5) 2.so4, Sn (CH3) 2 (C2H3O2) 2. Станнтриэтил Sn2 (C2H5) 6 представляет пронзительного запаха жидкость, уд. веса 1, 412 (0º), кипящую при 270º, нерастворимую в воде. Плотность пара ее отвечает написанной формуле. Как вещество промежуточного типа, станнтриэтил легко переходит в соединения высшего типа, соединяясь с галоидами, кислородом, а также при действии соляной кислоты, причем происходит разрушение связи между оловянными атомами, напр.: (C2H5) 3Sn. Sn (C2H5) 3 + J2 = Sn (C2H5) 3J + Sn (C2H5) 3J. Станндиэтил [Sn (С2H5) 2]x представляет густое, тяжелое, желтоватое масло, нерастворимое в воде, на воздухе быстро окисляется, образуя Sn (C2H5) 2O, а с галоидами тотчас соединяется, переходя в соответствующие соединения высшего типа. Соединения О. с другими радикалами (C3H7, С4Н9, С5Н11) также получены и изучены Кагуром, Демарсэ и Гриммом. Изучение вышеописанных соединений принадлежит Кагуру, Франкланду, Ладенбургу, Лёвигу, Буктону, Штреккеру и др.

П. П. Рубцов.

Ольга св.

в крещении Елена - русская княгиня, жена Игоря Рюриковича. О происхождении ее делалось много предположений. В начальной летописи упоминается только, что Олег в 903 г. привел Игорю жену из Плескова (Пскова?), именем О. На основании известия одной позднейшей летописи, Плесков отожествляли с болгарским городом Плискувой и О. считали болгарской княжной; но это предположение, хотя оно и объясняет многие факты древней русской истории, нельзя считать доказанным. По смерти Игоря, О. стала управлять Киевской землей за своего малолетнего сына Святослава. По летописному рассказу, она жестоко отмстила древлянам, убившим ее мужа, и установила в древлянской земле "уставы и уроки", т. е. дань и натуральные повинности; затем пошла в Новгородскую землю и здесь устроила погосты, т. е. административные центры, и определила дани и оброки в пользу князя. В 955 г., по летописному счислению, О. отправилась в Константинополь, где и крестилась; но греческий император Константин Порфирородный рассказывает о пребывании О. в Константинополе в 957 г. и вовсе не упоминает о ее крещении там. Вероятно, О. крестилась раньше поездки в Константинополь, в Киеве, где уже тогда было много христиан-варягов. По известиям (сомнительным) западных летописцев, в 959 г. О. отправила посольство к германскому королю Оттону I с просьбой прислать епископа и священников, что и было исполнено, но посланный епископ должен был возвратиться ни с чем. Попытки О. обратить в христианство сына своего Святослава были, по летописному известию, безуспешны. Умерла О. в 969 г. в глубокой старости, завещав похоронить ее по христианскому обряду. Она причтена церковью к лику святых; память ее празднуется 11 июля. О происхождении О. см. арх. Леонид, "Откуда родом была св. великая княгиня русская О.?" ("Русс. Старина", 1888, кн. 7) и И. И. Малышевский, "Происхождение русской великой княгини О. св." ("Киевская Старина", 1889, 7 и 8 и отд.). Жития О.: проложные (см. "Чтения в ист. общ. Нестора лет.", II, и Макария, "История русской церкви"), в Четье минее Макария и в Степенной книге, в переработке - у Филарета, "Русские святые", под 11 июля.

Е. К.

Ольгерд

- великий князь литовский (1341 - 1377), сын Гедимина, брат Кейстута. После смерти Гедимина литовско-русское государство оказалось раздробленным между 7 его сыновьями и братом Воином. Младший из сыновей Гедимина, Явнутий, сидел в стольном городе Вильне, но, по мнению В. Б. Антоновича, он не был великим князем: все сыновья Гедимина сохранили полную самостоятельность и никто из них не пользовался старшинством. пока О. и Кейстут, придя к соглашению, не взяли на себя руководящей роди в литовском государстве. Поводом к этому соглашению послужило усиленное стремление крестоносцев, со времени смерти Гедимина, овладеть Литвою. Раньше О. владел городом Крево в собственной Литве, землями, тянувшими к нему до р. Березины, и княжеством Витебским, доставшимся ему в качестве вена за женой, витебской княжной Марьей Ярославной. В начале 1345 г. О. и Кейстут решили двинуться на Явнутия; Кейстут осадил Вильну, захватил Явнутия и посадил О. на великокняжеский престол. Братья заключили договор, по которому все они должны повиноваться О., как великому князю; О. и Кейстут должны сохранять тесный союз и дружбу, все новые приобретения делить поровну. Явнутию был назначен Заславль Литовский. Новый порядок не встретил серьезного сопротивления со стороны удельных князей, кроме неудачных попыток Явнутия и Наримунта, убежавших в Москву. Партизанскую борьбу литовцев с крестоносцами вел, главным образом, Кейстут; О. все свои усилия направил на то, чтобы расширить пределы литовского государства за счет русских земель и усилить свое влияние в Новгороде, Пскове, Смоленске. В первых двух это ему удалось лишь отчасти; только в год смерти О. псковичи приняли на княжение сына его Андрея. С новгородцами О. приходилось воевать, но в конце концов в Новгороде образовалась литовская партия, уступавшая в значении и влиянии партии московской, но все же представлявшая ей значительный противовес. Гораздо большее влияние приобрел О. в Смоленске. Он выступает защитником смоленского князя Ивана Александровича, обязывая его действовать заодно с ним. Сын Ивана Александровича, Святослав (1358 - 86), становится уже в положение совершенно зависимое от литовского князя: он обязан и сопровождать О. в походах, и давать смоленскую рать для борьбы с крестоносцами. Малейшее уклонение Святослава от этих обязанностей влекло поход О. на Смоленскую землю и опустошение ее. Около 1355 г. О. "повоевал" Брянск, после чего ему подчинились и многие другие из уделов, на которые распадалось чернигово-северское княжение. Все чернигово-северские земли О. разделил на три удела: сыну своему Дмитрию он дал Чернигов и Трубчевск, Дмитрию-Корибуту младшему - Брянск и Новгород Северский, племяннику Патрикию Наримунтовичу - Стародуб Северский. В 1349 г. литовский князь отправил посольство в орду, предлагая хану Чанибеку заключить союз против московского князя Симона; но это не удалось. Тогда О. в 1350 г. заключил мир с моск. князем и женился во второй раз на свояченице последнего, княжне Ульяне Александровне Тверской.

Когда возник спор между кашинским князем Василием Михайловичем и его племянником Всеволодом Александровичем Холмским, сторону первого держал вел. кн. моск. Димитрий, второго - О. В 1368 г. О. вторгся в моск. пределы и подошел к самой Москве, но не пытался взять ее, а, простояв три дня, воротился назад. Следствием этого похода было временное устранение влияния Москвы на тверские дела. В 1370 г. О. опять ходил на Москву, но заключил перемирие на полгода и возвратился обратно в Литву. Поход 1372 г. кончился неблагоприятным для литовцев перемирием в Любутске, по которому тверской князь Михаил должен был возвратить Дмитрию все занятые им московские города; О. не должен за него вступаться; все жалобы на тверского князя должны быть решены ханским судом. После этого перемирия влияние Литвы на Тверь окончательно упало. В 1362 г. О. разбил на берегах р. Синие Воды трех татарских князей, управлявших Подольскою землей; орда, после этого, удалилась в Крым или Добруджу, а в руках О. оказалось обширное пространство земли вся левая половина бассейна Днестра, от устья р. Серета до моря, весь бассейн Южного Буга, Днепровские лиманы и пространство вверх по Днепру до впадения реки Роси. Покорение Киева произошло без борьбы: О. сместил княжившего там сподручника орды, князя Федора, и отдал Киев в управление своему сыну Владимиру. Подольскую землю он отдал племянникам своим, сыновьям брата его Кориата. За обладание Волынью О. пришлось выдержать упорную борьбу с польским королем Казимиром III. Долголетний спор был закончен лишь в 1377 г., при преемнике Казимира, Людовике. При посредстве Кейстута между О. и Людовиком был заключен договор, по которому уделы Берестейский, Владимирский и Луцкий были признаны за Литвой, а Холмская и Белзская земли отошли к Польше. Летописи Быховца и Густынская говорят, что О. принял православие еще до женитьбы своей на Марии Ярославне, т. е. до 1318 г.; но есть известие, что он был крещен и затем принял схиму лишь пред смертью. В. Б. Антонович ("история литовского княжества", 98) принимает известие Быховца и Густынской летописи, с толкованием Кояловича ("Historia Lithuana"), что О. старался придать своему переходу в православие не государственный, а частный, а потому и негласный характеры. См. Stadnicki, "Synowie Giedymina, Olgerd i Kiejstut"; В. Б. Антонович, "Монографии по истории Зап. России" (т. 1, Киев, 1882).

Н. В.

Ольха

(Alnus) - установленный Гертнером (1791) род семейства березовых, из группы сережчатых, представители которого исключительно деревянистые растения. Однодомные цветы О. собраны сережками, которые образуются к осени и зимуют на дереве, распускаясь рано весною, до появления листьев. Мужские цветы сидят по 3, редко по одному, на щитовидно расширенных цветоножках, спирально усаживающих стержень сережки; околоцветник простой, обыкновенно 4-листный или 4-надрезный; четыре тычинки имеют короткие нити и крупные двугнездные пыльники. Женские цветы сидят попарно в пазухах мясистых чешуй, которые ко времени созревания плодов деревенеют и образуют характерную для О. шишку, напоминающую шишку хвойных деревьев. Отдельный цветок лишен покровов и состоит из двугнездной завязи с двумя нитевидными столбиками. Плоды односемянные орешки, сплюснутые и окруженные узеньким крылышком, созревают к осени, по выпадают из шишки часто лишь на следующую весну. Виды О. распространены в северном полушарии. Для России имеют значение: A. glutinosa L., черная О. - крупное, наиболее широко распространенное дерево с широкими, выемчатыми на вершине, блестящими темнозелеными листьями; A. incana L., белая или серая О. - небольшое дерево, чаще крупный кустарник с гладкою корою ствола и синевато или серовато-зелеными листьями, заостренными на вершине; A. cordifolia Ten. и A. orientalis DC. встречаются в Закавказье, где первый вид развивается в виде довольно крупного дерева, второй же - небольшое деревцо. A. viridis DC., зеленая О. - небольшое деревцо, встречающееся на горах средней Европы, в Сибири и в Сев. Америке; отличается от названных выше видов тем, что у ее боковые почки сидячие (как у всех лиственных пород), у первых же они на особых черешках. Лесоводственные свойства черной и белой О. существенно различны, начиная с района географического распространения. Черная О. обыкновенна во всей Европе, в средней и южной России и поднимается на горах до 260 - 300 м. в Норвегии и до 1500 м. в Пиренеях; вторая свойственна северо-вост. Европе (особенно часто белая О. встречается в наших остзейских провинциях), в средней же находится главным образом на горах, поднимаясь на Альпах до 2000 м. Еще более различно отношение этих пород к почве: черная О. лучше всего растет на мокрых почвах с застаивающейся водою (черноольховые трясины), где образует, благодаря непригодности этих почв для произрастания других древесных пород, чистые насаждения и достигает толщины в 8 врш. при высоте до 10 саж.; на сырых и свежих почвах, где черная О. встречается в смеси с другими породами, как хвойными, так и лиственными, рост ее также удовлетворителен; но на сухих почвах она развивается медленно, кустится и рано засыхает. Белая О. также хорошо растет на свежих почвах, но никогда не достигает крупных размеров; кроме того она, при достаточно влажном климате, может расти и на сухих почвах, также на песчаных, где она встречается вместе с сосною. Вследствие различной степени светолюбия обеих О., различен и характер смешения их с другими породами: черная О. как более светолюбивая, встречается по опушкам, окраинам дорог, берегам рек, и ручьев и т. п., внутри же насаждений принимает участие, обыкновенно, впрочем, довольно скромное, в образовании верхнего яруса; более теневыносливая и слабее развивающаяся белая О., наоборот, встречается иногда и в виде подлески, напр. в сосновых лесах, что не мешает ей, впрочем, поселяться и по опушкам.

Обе О. способны весьма легко возобновляться порослью, но сохраняют неодинаково долго побегопроизводительную способность (черная - лет до 40, белая же, иногда, лишь до 15); черная О. при этом дает исключительно поросль от пня, белая же, преимущественно - корневые отпрыски, хотя и на пне у ее появляются побеги. По отношению к размножению или возобновлению семенами, обе О. находятся в одинаковых, притом весьма благоприятных условиях: плодоношение начинается рано (у деревьев семенного происхождения - лет с 15 - 20, у поросли же лет уже с 10), урожаи семян повторяются почти каждый год, мелкие семена далеко разносятся ветром и, попадая весною на влажную еще почву, легко прорастают, так как семенной покой их не велик (1 - 3 недели). Поэтому О. часто появляются на вырубках, вместе с березою, осиною и ивами; впоследствии их вытесняют другие породы, вполне или отчасти. Древесина О. не отличается прочностью, но имеет довольно равномерное строение, облегчающее обработку, и красивый красноватый цвет. Более ровные и толстые стволы, поэтому, идут на поделки, для столярных и токарных изделий, но главная масса ольховой древесины идет в дрова, ценимые обыкновенно на 10 - 30 % дешевле березовых. Древесина О. долго сохраняется под водою и потому находить применение для мелких подводных сооружений. Ольховый уголь ценится для изготовления охотнич. пороха.

В. Д.

Оманский залив

или море - большой залив Индийского океана, между 22 ё и 27 ё сев. шир. и 54 ё и 59 ё зап. д. Он омывает тропические страны Аравии, Бедуджистана и Индостана; соединяется с Персидским зал. посредством Ормудзского прол. и с Красным м. посредством прол. Баб-эль-Ман-дебского. Между заливами О. и Персидским высится скалистый мыс Мезандум, очень опасный для кораблей. О. зал. часто посещался моряками в древнее время, так как чрез него лежал путь, которым индийские купцы направлялись в Европу. Этим путем путешествие на кораблях в Европу и обратно во времена римской империи длилось около пяти лет. Позже, во времена владычества португальцев на о-ве Ормудзе, О. зал. тоже был очень оживлен. С изгнанием португальцев и открытием нового пути в Европу (из Персидского зал. прямо в Красное м.) О. зад. потерял свое прежнее значение.

Омар ибн-Хаттаб из дома Адиев

- 2-й мусульманский халиф. Род. в конце VI в., царствовал от 22 авг. 634 г. до 3 ноября 644 г. Сперва был ярым врагом ислама; потом, около 615 или 616 г., уверовал в пророка и стал его ревностным и деятельным помощником, может быть даже руководителем. Многие европейские историки находят, что настоящим основателем ислама следует считать именно О., а не Мохаммеда; А. Мюллер, оспаривая такое мнение, признает однако, что без О. ислам пал бы. Когда Мохаммед умер и исламу грозила гибель, О. добился, чтобы халифом был избран не мединец Саад и не слабохарактерный зять пророка, Алий, а умный Абу-Бекр. Последний, умирая, взял с товарищей клятву, что его преемником будет О., хотя это было нарушением прав Алия. В халифство О. власть арабов распространилась за пределы Аравии. Первые набеги на владения византийцев и персов начались еще при Абу-Бекре, направляясь на южную Палестину и на низменность Евфрата. Персия, где в малолетство Ездигерда II господствовала полная неурядица, не могла оказывать арабам упорного сопротивления. В правление Омара в 636 г. был взят Халидом (выдающимся араб. полководцем) Дамаск; решительный бой Халида с соединенными, но несогласными между собой силами греков, христианских арабов и армян состоялся несколько раньше сдачи Дамаска, 20 авг. 636 г., у р. Ярмука (Иеромакса), и византийское войско было почти все истреблено. Одновременно возобновившаяся война с Персией ознаменовалась блистательной победой арабов при Кадисии, близ Хиры (637), где Саад ибн-Ваккас разбил соединенное персидское войско, бывшее под начальством храброго Рустема, но страдавшее отсутствием единодушия вождей. В том же 637 г. завоевана была вся Вавилония, с Ктезифоном (Медаином), столицей царя Ездигерда, до самых Мидийских гор. В 638 - 640 г. покорены одна за другой сильные сирийские крепости (из них Цезарея в 640 г. взята Моавией лишь вследствие измены одного Иудея). О., въехав в Иерусалим, обратил храм Соломона в мечеть; в то же время заняты были Месопотамия и Хузистан. В 640 -641 гг. арабы (Амр) овладели Египтом, куда их призвали монофизиты-копты, ненавидевшие православных греков, и подчинили себе Мосуд, ограждавший с севера Месопотамию. В 642 г. взята штурмом Александрия (позднейшее известие о сожжении Омаром библиотеки безусловно неверно). Египет был соединен посредством канала с Черным морем; совершены дальнейшие завоевания на запад, до Барки (Киренаика); в это же время перейдены мидо-персидские пограничные горы и рассеяны последние значительные силы персов при Нихавенде, к Ю от Экбатаны. В 643 г. Персия была занята до Рея (Тегерана) и совершено вторжение в Азербейджан (Персидскую Армению); в сев. Африке взят Триполис (643 или 644). В 644 г. занять Испаган, а на СВ арабские владения дошли до границ Хорасана. К концу своей жизни О. повелевал; кроме самой Аравии, северо-восточным берегом Африки, Египтом., Сирией,. Месопотамией, Вавилонией и зап. половиной Персии (на В Ездигерд держался еще до 651 г.). Жители покоренных стран или принимали ислам, или должны были платить подать поголовную и поземельную, подвергаясь известным ограничениям в правах.

Чтобы не допустить смешения мусульман (в частности арабов) с иноверцами, О. запретил мусульманам иметь земельные владения в покоренных странах (в последующие времена закон этот пришел в забвение); с той же целью из Аравии были изгнаны Иудеи и христиане и был учрежден (637) самостоятельный мохаммеданский календарь. Завоевания доставили мусульманам огромную добычу, которую нельзя было сразу разделить по рукам, и богатый государственный доход. Для упорядочения финансового дела, О. учредил казначейство и диван (мин. финансов или верховную финансовую камеру). Подражал он при этом образцам византийским и персидским, да и вообще он, где можно было, старался сохранить хорошо заведенную бюрократическую машину персов и византийцев: даже счетные книги велись в Сирии и Персии на прежних языках, монеты чеканились с греческими и персидскими надписями, на них оставлены были даже кресты и прежние изображения. В каждой провинции был поставлен арабский наместник, с мусульманским войском (неверные вообще лишены были права носить оружие); ему принадлежала также власть судебная, но рядом с нам О. поставил и специальных судей, "кадиев". Во всех своих начинаниях О. руководился интересами ислама, которому он был глубоко предан, но этого нельзя сказать о массе арабоввоинов; не фанатизм, а разбойничья жадность влекла большую их часть к завоеваниям. После кадисийкой битвы О. велел излишек добычи раздать тем выдающимся храбрецам, которые знают наибольше мест из Корана; оказалось, что они знают только формулу: "нет Бога кроме Бога, и Мохаммед его пророк", или еще: "во имя Господа милостивого, милосердного", не больше. В своем образе жизни доходивший почти до аскетизма, О. старался, чтобы мусульмане не уклонялись от предписаны Корана, и строго наказывал за их нарушение (в том числе даже своих родных). Память О. до сих пор чтится суннитами; напротив, шииты проклинают О. за нарушение прав Алия. О. был убит, в своей столице Медине, персом Абу-Лулу Фирузом (христианским рабом), за неудовлетворение жалобы на куфского наместника (644). Имя убийцы священно у шиитов.

А. Крымский.

Омела

(Viscum album L.) - вечно зеленое кустарниковое растение из сем. Loranthaceae, паразитирующее на очень многих древесных растениях: тополях, кленах, соснах, ивах, березах, лжеакациях и на разнообразных плодовых деревьях. Поселяясь на верхушке дерева или ни его ветвях и разрастаясь зеленым, в большинстве случаев густым кустом, О. является в виде так называемой "метлы ведьмы". В распространении О. принимают участие птицы, преимущественно дрозды. Поедая ее ягоды, они пачкают клейкою ягодною массою свой клюв, и затем, перелетая с дерева на дерево и очищая клюв о ветви, пачкают ветви этим клейким веществом, так называемым висцином, в котором находятся зародыши О., а также выбрасывают их с испражнениями. Висцин на ветви подсыхает, приклеивая к ней зародыш, который через некоторое время начинает прорастать; сначала вытягивается его подсемянодольное колено, которое загибается к ветви и прикладывается кончиком корня к ее поверхности; в это время кончик корня расширяется в кружок, при помощи которого молодое растеньице прикрепляется к дереву. Из центра кружка отходит тогда небольшой стержневидный отросток, который прободает кору ветви и через ее камбий дорастает до древесины; отросток этот служит главною или первичною присоскою; при помощи его О. вытягивает из растения пищу. Как только присоска дорастет до древесины, так ее верхущечный рост прекращается, но сама присоска, по мере нарастания древесины, продолжает вытягиваться в длину при помощи вставочного роста, сосредоточенного в том участке присоски, который находится в камбие ветви; нарастая, древесина ветви обрастает присоску, так что она под конец оказывается внедренною в древесину и тогда по числу слоев, пронизанных как бы присоскою, можно судить о возрасте присоски. От основания главной присоски во все стороны по коре ветви отходят корнеобразные тяжи зеленого цвета и без чехлика на кончике; это так назыв. ризоиды; от них в радиальном направлении отходят в древесину стержневидные отростки - вторичные присоски. Эти последние растут и окружаются древесиною подобно главной присоске; они появляются на конце ризоид по одному ежегодно. Образовав одну присоску, ризоид растет дальние и образует новую присоску и т. д. На ризгидах иногда возникают придаточные почки, которые, разрастясь, дают начало новым воздушным побегам О.; эти побеги, прободая кору ветви, выходят наружу. Раз поселившись на дереве, О. может жить на нем десятки лет и причиняет ему значительный вред; поэтому следует уничтожать О., срубая зараженные ею ветви. О. имеет вильчаторазветвленные стебли, с гладкою желтовато-зеленою поверхностью; листья продолговатые, тупые, с неясными параллельными жилками; желтовато-зеленые цветки скучены по 5 - 6 в развилинах стебля; цветки однополые, растения двудольные; в мужском цветке четырехраздельный венчик и четыре тычинки; в женском цветке четыре лепестка в виде толстых чешуек, один пестик с сидячим рыльцем. Плод - шарообразная, белая ягода, с клейким. веществом (висцином), в котором находятся 2 - 3 зеленых зародыша (семянопочки срастаются с стенками завязи в одну мясистую массу, и оттого семян собственно у омелы нет). В России О. встречается в более южных губерниях и в Царстве Польском.

С. Р.

Омоним

(греч.) - слово, которое имеет с другим одинаковое произношение, но разное значение, напр. нос (часть тела, часть корабля, географический термин), коса, пол. Ср. И. Соснецкий, "Опыт омонимов в русском языке" (М., 1874).

Омофор

(wmojorion, от wmoV плечо и jerw ношу), иначе нарямник облачение, носимое на плечах; отличие архиерея. Это - длинный и широки плат, с изображениями креста, одеваемый поверх других архиерейских одежд и опускающийся одним концом спереди, другим сзади. Он изображает собою заблудшую овцу, которую добрый пастырь (Лук., XV, 4 - 7) возложил на плеча и принес в дом, что означает спасение Иисусом Христом рода человеческого. В западной церкви омофору соответствует паллиум, который там составляет принадлежность не каждого епископа. В древности тот и другой носили и другие названия: aureus clavus, chrisoclavum, aurifrigium. Ср. И. Мансветов, "Омофор" (в "Древностях Моск. Археол. Общ.", т. III).

Омск

- областной город Акмолинской обл., административный центр степного ген. губернаторства и с 1895 г. центр церковного управления Акмолинской, Семипалатинской областей и округов Тарского и Ишимского Тобольской губ., соединенных в одну омскую епархию. Лежит на высоте 261 фт. над ур. моря, на правом берегу Иртыша, при впадении р. Оми. Местоположение ровное, почва песчаная и сухая. Почти со всех сторон город окружен березовыми рощами. климат умеренный, воздух чистый, но сухой; быстрые переходы от низкой температуры к высокой, частые продолжительные ветры, зимою производящие снежные бураны, а летом вздымающие тучи пыли. По наблюдениям последних 10 - 12 лет замечаются ранние холода осенью и весенние морозы. Средняя темп года - 0, 1; января - 20, 5; марта - 9, 3; мая 9, 7; июля 19, 7; октября 2, 1; крайние температуры: максимум + 36, 4º, минимум - 41, 1º; осадков 309 мм. в году, всего более в июне и июле. Вскрытие Иртыша бывает между 20 и 21 апреля, а замерзание - около 27 октября. Город состоит из старинной крепости, застроенной казенными зданиями и окруженной валом, теперь уже отчасти срытым, и шести форштатов. Некоторые части города хорошо обустроены, но вообще внешним благоустройством О. не отличается: он имеет один только деревянный мост через Омь, пересекающую город почти во всю его длину; улицы летом пыльны, весною и осенью грязны. Городских садов два. Из 3300 строений только 74 каменных; лучшие из них - 5 церквей, дом ген. губернатора, сибирский кадетский корпус, женская гимназия, областное правление, интендантство. К С от города, по берегу Иртыша, довольная обширная, тенистая огородная роща; здесь летом иногда устраиваются народные гулянья. К Ю от города тенистые березовые рощи, с бараками для лагерной стоянки кадетского корпуса и омского резервного батальона. Через Иртыш перекинут грандиозный железнодорожный мост, в 3/4 в. длиною. Жит. в О., по предварительному подсчету данных переписи 1897 г. (в самом городе) 37470 (20106 мжч. и 17364 жнщ.). По сведениям за 1895 г. (в гор. и предм.) было 43226 жит. (22115 мжч. и 21111 жнш.): дворян 1122, духовного звания 185, почетных граждан и купцов 982, мещан 22045, военного сословия 8468, крестьян 10312, прочих сословий 112; православных 40602, раскольников 468, католиков 425, протестантов 282, евреев 978, магометан 310, прочих исповеданий 161; русских 99, 18 %, киргиз 0, 7 %, среднеазиатцев - 0, 06 %, иностранных подданных - 0, 06 %. Казаки и мещане занимаются отчасти торговлей и скотоводством, но главным образом - земледелием, для которого арендуются земли у казаков и крестьян смежной Тобольской губ. (границ ее проходит в 3 в. от городской заставы). 31 фабрично-заводских заведений: 4 кирпичных зав., 3 гончарных, 1 паровой мукомольный, 3 пиво-медоваренных, 1 водочный, 1 дрожжевой, 1 табачная фбр., 7 маслобойных зав., 8 салотопенных, 4 овчинных и 3 мыловаренных, с оборотом до 1/2 милл. руб. С проведением железной дороги О. становится складочным местом европейских товаров для Семипалатинской обл. и Тобольской губ,; в городе открываются новые магазины, устраиваются оптовые склады. Городской общественный банк, с основным капиталом в 100000 руб. и с оборотом до двух милл. руб.; отделения сибирского торгового и государственного банков. 14 обществ, посвященных отчасти благотворительности, как например благотворительное общество, общество попечения взаимопомощи жителей Акмолинской обл., общество приказчиков, общество помощи переселенцам. Благотворительное общество, существующее с 1861 г., располагает капиталом в 70 с лишком тыс. рублей и содержит два приюта (118 призреваемых об. пола) и народную чайную. Общество попечения о начальном образовании, открытое в 1834 г. и имеющее девизом: "ни одного неграмотного", устроило две школы, классы рукоделий для девочек, детский сад, бесплатную народную читальню и склад дешевых книг для народного чтения. Учащимся оказывается пособие одеждой, обувью и выдачей учебников, а за беднейших учеников уездного училища вносится плата за право учения. При обществе комиссия для ведения народных чтений. Общества медицинское и драматическое, отделение музыкального общества, западносибирский отдел Императорского русского географического общества. Клубы гражданский, военный и при обществе правильной охоты. Кадетский корпус, училища духовное, военное и уездное гимназии мужская и женская. Ежегодно ярмарки, с общим оборотом до 1 милл. руб. Предметы торговли обнимают все потребности хозяйств оседлого и кочевого. Доходы города (1895) 95612 р., расходы 114675 р., в том числе на общественное городское управление 8750 руб., на народное образовано 19896 руб., на врачебную часть 3180 р.

Омский уезд

в сев.-вост. части Акмолинской обл., занимает пространство в 41048, 9 кв. в. и представляет однообразно низменную равнину, составляющую часть Иртышской низменности; почва, большей частью глинисто-солонцоватая, служит ложем довольно значительных горько-соленых озер: Сары-денгиз, Теке, Улькун-карой и др. По свойствам почвы, недостатку пресноводных источников. скудости лесной растительности (за исключением сев. части уезда, где лесов, благодаря, главным образом, насаждениям, достаточно), территория О. у. является во многих местах малопригодною не только для сельскохозяйственных культур, но даже для обитания кочевых киргизов. Подпочва у. состоит из разных осадков новейшего образования: Cyrene fluminalis Mull., Cyclas asiatica Mart., Cyrene rivicola Leach, и др., свидетельствующих о том, что климат О. у. в эпоху образования поверхностных пластов плиоценовой формации был несравненно более умеренный. Орошение у. проточными водами довольно скудное; реки принадлежат к системе Оби, каковы Иртыш и приток его Омь, но в ирригационном отношении значение этих рек невелико, так как Иртыш протекает только на протяжении около 200 в. по сев.-вост. окраине О. у. и, за исключением Оми, не принимает в себя на этом пространстве ни одной значительной реки, а р. Омь принадлежит у. лишь своим низовьем на 10 в. Другой значительный левый приток Камочиловка, не смотря на 50 в. течения, несет в своем русле негодную к употреблению горько-соленую воду. Р. Иртыш, для О. у., единственный удобный водный путь сообщения с отдаленнейшими местами Тобольской и Томской губ., а также и с Семипалатинскою обл. К Иртышу прилегают наиболее плодородные, казачьи земли, на его берегах расположено 16 поселений с 42 тыс. жит. В пределах у. русло Иртыша шириною от 100 до 200 саж., глубина 1 - 3 саж.; много островов, благодаря песчано-глинистому дну. Климат суровый, континентальный; сухие знойные ветры, резкие колебания температуры, бураны, зимой снежные, летом - песчаные. Средняя годовая температура меньше + 1º (+ 0, 3º P. в Омске и окрестностях). Зима продолжается 6 мес. Морозы свыше 20º продолжаются 1/3 зимы; снега очень обильные, но, по причине безлесья, ветер часто сдувает снег на огромных пространствах и обнаженная почва подвергается обледенению. Раннею весною и позднею осенью случаются оттепели, обнажающие землю от снега, а наступающие вслед затем морозы покрывают поверхность почвы ледяной корой; при этом образуется гололедица (по-киргизски "джут" и "чарым") - страшное народное бедствие. Скот киргизский и казачий круглый год в степи (в особенности гулевой и холостой); сена заготовляется на зиму лишь незначительное количество, а потому во время "джута" скот, за невозможностью пробить копытами ледяную кору, гибнет от голода тысячами. Реки замерзают обыкновенно в конце октября, вскрываются в середине апреля. В конце мая нередко наступает жара (20 - 25º Р.), и засуха губит молодую растительность. В этом же месяце бывают страшные холода или дожди, задерживающие рост хлебов. Лето большею частью бездождное; жара доходит до 30º Р. Осень - лучшая часть года: дни теплые, влажные, растительность оживает и снова зеленеет; поправляется и скот. Начало колонизации О. у. положено в 1716 г. В средине прошлого века была учреждена Пресно-горьковская или Ишимская казачья линия, которая тянется узкою (30 в. ширины) полосою вдоль границы Тобольской губ. от гор. Омска до поселка Сибирского на границе Оренбургской губ. Сельскохозяйственная жизнь сосредоточилась на этой казачьей линии; казаки являются преобладающим населением у. Из общей площади у. в 4275833 дес. пахотной земли 200 тыс. дес., сенокосной 30 тыс., леса 37 тыс, усадебной и выгона 126 тыс., неудобной земли 62 тыс. дес. Киргизам принадлежит около 70 тыс. дес. земли. Колонизация свободных земель крестьянами и переселенцами очень слаба, вследствие недостатка удобных для поселения земель, а главное - недостатка пресной воды. До 1890 г. в у. не было ни одного крестьянского поселения. 27 казачьих селений, 3 крестьянских; дворов 5605; аулов 32, в них кибиток 661. Весь у. разделен на 10 станичных юртов. Жителей в у. (без города) 65889: дворян 48, духовного звания 165, почетных граждан и купцов 21, мещан 317, крестьян 24342, киргизов-кочевников 40797, прочих сословий 199; православных 20586, раскольников 1881, католиков 129, протестантов 74, евреев 292. магометан 42814, прочих исповеданий 113. В 1896 г. в у. насчитывалось 71 тыс. лошадей, 55 тыс. год. крупного рогатого скота, 651 верблюда, до 100 тыс. простых овец, до 1 тыс. коз и 720 свиней. Сельское хозяйство ведется по переложной системе, Засевают рожью 2360 дес., пшеницею 5640 дес., овсом 2500 дес., ячменем 330 дес., просом 245 дес., картофелем 400 дес. Собирают ржи 65000 пд., пшеницы 210500 пд., овса 135600 пд., ячменя 21300 пд., проса 12000 пд., картофеля 100000 пд. Развито огородничество (особ. в окрестностях О.), табаководство, бахчеводство. За последние 10 лет развилось рыболовство в Иртыше и сделаны попытки искусственного разведения рыб в озерах. 42 фабр. и зав., при 439 рабочих, с производством на 210 тыс. руб. В 1894 г. из 2676 детей школьного возраста (1306 мальч. и 1370 девоч.) обучалось в 24 школах 434 мальч. и 140 девоч.: на 1 школу приходилось 111 детей. Из 6170 казаков грамоту знали 2842 чел., а из 6186 казачек - 739 чел. Торговля в О. у. стала развиваться со времени открытия Велико-Сибирской ж. д., прорезывающей у. с З на В.

Л. Вейнберг.

Омуль

(Coregonus omul) - рыба из рода сиг (Coiegonus), имеющая промысловое значение в Сев. Сибири и Печорском крае.

Онанизм

(онания, мастурбация, хейромания, рукоблудие - от имени Онана, сына Иуды; Бытие, XXXVIII, 9) - порочное удовлетворение полового чувства неестественным путем, чрезвычайно распространенное между детьми, особенно учащейся молодежью обоего пол а в закрытых учебных заведениях, нередко сохраняемое в годы половой зрелости и даже в преклонных летах. О. - весьма вредный и опасный для здоровья порок, более вредный, чем половые излишества; при О. чувство похоти и сладострастия вызывается произвольно, силою воображения, т. е. неестественным возбудителем. Степень вреда О., по словам проф. Тарновского ("Половая зрелость, ее течение, отклонения и болезни", СПб., 1886), зависит от более или менее сильного, продолжительного и часто повторяемого искусственного возбуждения сладострастного чувства, его напряжения и общего нервного потрясения. Вред тем сильнее и ощутительнее, чем моложе субъект и чем более, в силу рождения, воспитания или предшествовавших болезней, он расположен к нервным заболеваниям вообще. Вместе с тем напряжение сладострастного чувства вызывает усиленную деятельность сердца, учащение дыхания, повышение tё тела на 1 - 2º Ц., сокращение мышц, особенно таза и нижних конечностей, обильное отделение пота, которым обыкновенно и оканчивается акт, оставляя состояние изнеможения, мышечной слабости и морального угнетения. Все перечисленные явления оказывают прямое и косвенное влияние на организм, содействуя выработке вполне определенного болезненного типа "привычного онаниста". Врачи различают случайный и привычный О. Привычный О. является уже порочной привычкой, представляющий громадный вред для субъекта, так как вызывает ряд местных и общих болезненных явлений. Первые играют второстепенную роль. Гораздо важнее общие явления, сводящиеся, главнейшим образом, на развитие нервной слабости, так наз. нейрастении, всего заметнее проявляющейся расстройствами со стороны зрения, половой деятельности, психической сферы, особенно самочувствия, при упадке общего питания. Изменения со стороны зрения чаще всего выражаются мельканием перед глазами светлых точек или кругов, особенно резко наступающим при малейшем утомлении; в более тяжелых случаях развиваются даже спазмы век; острота зрения часто ослабевает. Резче выражены отклонения в половом направлении. У мужчин они обусловливаются постоянным возбуждением фантазии, направленной преимущественно на соблазнительные картины, непрерывно поддерживающие больного в возбужденном состоянии, с соответствующим возбуждением полового чувства. Вследствие постоянного пребывания в сфере психического возбуждения, нормальные возбудители перестают действовать, и привычные онанисты лишаются способности нормального отправления полового чувства. Чрезмерный, а тем более практикуемый многими годами О. оказывает влияние на умственную и психическую сферу, причем изменения всего скорее наступают у юношей, от рождения предрасположенных к болезненным отклонениям нервной деятельности. Ранее всего замечается быстро наступающее утомление и ослабление памяти, соображение делается не столь быстрым, усвоение затрудняется, сила мышления падает. Является трудность сосредоточиться, неспособность к усидчивым занятиям, равнодушие ко всему окружающему, наклонность постоянно размышлять о себе, о своей печальной судьбе, предстоящих болезнях, переменчивость настроения, склонность к уединению, стыдливость, трусливость, полный упадок духа предприимчивости, отваги и мужества, присущих здоровому, молодому организму. Развивается сильнейшая, особенно мучительная для больных, мнительность, что обычно поддерживается чтением легковесных популярных книжек. У лиц, предрасположенных к нервным заболеваниям, могут развиться душевные расстройства.

К означенным явлениям нередко присоединяется спинномозговая нейрастения: приступы усиленного сердцебиения, одышка и стеснение в груди, шум и звон в ушах, головокружение, потемнение в глазах, неспокойный сон, постоянно возрастающее ощущение слабости, разбитости и усталости, плохое пищеварение, попеременно запоры и поносы, потеря способности противодействовать внешним вредным влияниям, а потому и легкая заболеваемость и т. д. Подобная приобретенная ненормальная общая слабость организма может отразиться даже на потомстве передачей последнему невропатической конституции. Лечение О., особенно в профилактическом отношении, находится в тесной связи вообще с вопросом о преждевременном развитии половой зрелости и о нормальных условиях воспитания детей, и таким путем тесно соприкасается с вопросами педагогии. Так как повышенное половое чувство и преждевременное наступление его часто обусловливается различными механическими причинами (запорами, глистами, камнями мочевого пузыря, страданиями прямой кишки и т. под.), то устранение их часто дает весьма осязательные результаты, если только О. не сделался привычным пороком. Маленьким детям, привыкшим во сне играть своими половыми частями, рекомендуют завязывать ручки в кулачки или прикреплять их к краям постели (Ульцманн).

Г. М. Г.

Ондатра

мускусная крыса (Fiber zibethinus) - единственный представитель особого рода грызунов из сем. (по другим подсемейства) полевок. Главные особенности О. - длинный, сжатый с боков, покрытый чешуйками и короткими редкими волосками, хвост, передние конечности с 4 развитыми пальцами и неразвитым бородавкообразным большим (все с когтями), гораздо более длинные пятипалые задние с короткими плавательными перепонками. Голова большая, сплюснутая сверху, с раздвоенной верхней губою, длинными усами и короткими, мало выдающимися, округленными ушами, тело плотное, мех состоит из нежного подшерстка и блестящей длинной прилегающей ости, около половых органов у обоих полов большая железа, выделения которой обладают сильным мускусным запахом. Цвет меха сверху темно-бурый, иногда с желтоватым оттенком, снизу серый, местами с красноватым оттенком; хвост и ноги черные. Длина 58 стм., из которых почти половина приходится на хвост. О. чисто водяное животное; она водится по берегам пресных вод Сев. Америки, между 30 и 69º сев. шир., превосходно плавает и ныряет, питается корнями, стеблями листьями и плодами водяных и прибрежных растений, а также моллюсками, иногда поедает также овощи в соседних огородах. Она селится семьями, иногда образует большие поселения. О. строит два рода жилищ: вырывает подземные логовища с многими ходами, ведущими в воду, и строит куполообразные или конические гнезда, выдающиеся из воды, из тростника, травы в ила, с выходом к поверхности воды; внутренняя камера такого жилища шириною 40 60 стм. На зиму собирает в боковых глухих ходах запасы водяных растений. Образ жизни ее ночной. Число детенышей 3 - 6. О. иногда приносить вред, прорывая норы в плотинах. Ради меха (которого ежегодно поступает в торговлю 2 - 4 милл. шкурок, ценою по 0, 8 - 2, 5 марок) за О. ревностно охотятся; для этого ставят ловушки с приманкой на берегу или у выходов из ее жилищ, или колют животное в жилищах сквозь их стенки, или подкарауливают у выходов из них. Мясо сильно пахнет мускусом и употребляется в пищу только индейцами.

Н. Кн.

Онежское озеро

- обширный пресноводный водоем, расположенный в Олонецкой губ., первый после Ладожского по своей величине в Европе. Площадь его с островами, по Стрельбицкому, равняется 8563, 9 кв. в. (9751, 1 кв. км.); оно в полтора раза превосходит самое большое западноевропейское озеро - Венер и в 18 раз - Женевское. О. оз. лежит между параллелями с. ш. 60º53\' и 62º55\' и меридианами в. д. от Гринича) 34º44\' и 36º30\' в 125 в. к СВ от Ладожского. Озеро вытянуто по линии сев.-сев.-зап. и наибольшая длина его между Черными песками на юге и устьем р. Кумсы на сев. доходит до 210 в., а наибольшая ширина от Логм-озера до Пудожского погоста - 85 в. Высота озера, по А. Тилло, около 125 футов (43 м. + 6 м.). По характеру строения, Онежское озеро можно разделить на две части линией, идущей от Петрозаводска к устью р. Водлы. Вся южная часть озера представляет один обширный бассейн с мало извилистой береговой чертой, тогда как северная имеет характер шхер: здесь озеро разветвляется на множество узких и длинных заливов, сохраняющих общее направление от ССЗ к ЮЮВ. Такой характер берегов значительно увеличивает длину береговой черты озера, доходящую до 1200 в. Берега, большею частью возвышенные, в северной и западной его частях покрыты лесом, южная часть берегов низменна и болотиста, особенно поблизости устья р. Вытегры: восточный берег в южной и средней части песчаный, образован отложениями самого озера; здесь можно проследить в глубь страны три террасы; далее к северу восточное побережье озера становится возвышенным и сложено из твердых пород. Характер строения сев.-зап. части озера, с его узкими заливами, вытянутыми с СЗ к ЮВ и разделенными такими же узкими и длинными кряжами, служит одним из подтверждений распространения здесь в ледниковую эпоху обширного ледникового покрова, деятельностью которого и обусловился орографич. характер местности, наблюдаемый нами теперь. На основами имеющихся данных надо признать, что О. озеро в ближайшие геологические периоды не составляло части пролива, соединявшего Балтийское море с Белым (одним из фактов, подтверждающих этот взгдяд - отсутствие в О. оз. тюленя, так как в Ладожском озере он водится, а также найдены признаки его существования в каменный век и в озерах к С от Онежского). Онежское оз. принимает ряд притоков, из которых наиболее значительные вливаются в него с ЮВ и В это р. Водла, Андома и Вытегра. Принимая кроме того еще много рек и речек, служащих истоками целой массы озер, окружающих О. оз., последнее образует обширный водный бассейн, занимающий до 58328 кв. в. (по Стрельбицкому). Единственным истоком всей этой массы вод служит р. Свирь, вытекающая из юго.-зап. оконечности озера и впадающая в Ладожское, входя вместе с последним в систему бассейна р. Невы. О. озеро, занимая промежуточное положение между Ладожским оз. и Белым морем могло бы играть большую роль в деле внутреннего водного пути между Балтийским и Белым морями, если бы существовало судоходное соединение его с последним. В настоящее же время, несмотря на полную возможность плавания по озеру, здесь, кроме местного движения, другого не существует. Транзитное движение грузов, существующее на южн. оконечности озера по Мариинской системе, целиком обходит озеро по Онежскому каналу.

Береговая линия резко различается по своему характеру в южной и сев. его частях. Как уже указано было выше, в первой части берега мало изрезаны и сколько-нибудь глубоко вдающихся заливов там нет. Напротив того, сев. и сев.вост. части озера изобилуют заливами, полуостровами и островами, совершенно также, как это замечается и на Ладожском. Особенно большая извилистость береговой черты начинается у Петрозаводска и заканчивается у Повенца. На этом протяжении берега расположены все самые значительные заливы; из них наиболее примечательны следующие шесть: 1) К СЗ от Петрозаводска протягивается обширная губа того же имени, которая вместе с озером Логмо, составляющим ее продолжение, доходит до 17 в. длины; при входе она имеет около 7 в. ширины; около входа расположено с Ю и с С по нескольку островков. 2) Далее к С расположена большая губа Кондопажская, водящая в глубь материка верст на 30. Ширина входа около 7 в., но он суживается до 5 в. о-вом Суйсари. Подобно Петрозаводской губе и Кондопажская имеет своим продолжением озера, вытянутые по тому направлению. В зап. часть губы впадает р. Суна, на которой известный водопад Кивач. 3) Лижемская губа - узкий и длинный залив, вдавившийся в материк вер. на 35; ширина ее при входе около 5 в., местами суживается до нескольких сот сажен между островами, которых довольно много. В нее впадает р. Лижма. 4) Уницкая губа, длиною до 45 в. и шириною от 6 в. до нескольких сот саж. Губа занята целым архипелагом о-вов. 5) Губа Великая, вдающаяся верст на 20 в полуостров Заонежье; ширина при входе в губу достигает 9 - 10 в. В юго-зап. более широкой части расположено несколько о-вов. 6) Повенецкий залив - так называется вся сев.-вост. часть озера, отделяющая полуо-в Заонежье от материка. Наибольшая ширина его против г. Повенца, где она доходит до 20 вер. От этого залива отделяются еще три очень узких и длинных губы (длина до 20 в., шир. - 2 в. и меньше), далеко уходящие в глубь сев.-вост. части полуострова Заонежье.

Полуострова и острова. Благодаря длинным и узким заливам сев.-зап. части озера, там нет недостатка и в полуостровах. из которых самый значительный лежит между губою Уницкою и Повенецким зал. Длина его, считая от вершины Уницкой губы - до 70 в., а наибольшая ширина - до 32 в.; ширина перешейка, связывающего его с материком около 10 в. Кроме Великой губы и трех других, отделяющихся от Повенецкого зал., внутренность полуо-ва прорезана еще несколькими узкими и длинными озерами, вытянутыми параллельно всем заливам этой части озера. Островов на О. озере много, но все они расположены в северной его части: самый большой из них Климецкий, у юго-восточной оконечности Заонежья. Он длиною около 24 вер. и шириною около 7. Из других замечательны: Киж, Керк, Оленьи, Сенногубский, Суйсари. Некоторые о-ва, особенно Климецкий, довольно густо заселены.

Рельеф дна. Согласно только что законченными гидрографическим работам, линия 10-ти саж. (шестифутов, морск. саж.) глубины, следуя в общем довольно близко очертанию берегов, значительно от них удаляется на юго-зап. оконечности озера, Затем эта линия оставляет совершенно в стороне: губу Уницкую, пролив между о-вом Климецким и Заонежьем, губу Великую и. среднюю часть Повенецкого залива. Внутри этой изобаты в сев. части южной, широкой половины озера, обширное пространство занято бассейном с глубинами от 30 - 40 саж., посреди которых встречается несколько мест с глубинами, доходящими до 47 - 48 саж. Наибольшие глубины встречаются к С от линии Петрозаводск - устье р. Водлы. Здесь находится наибольшая глубина в 68 саж. (124 м.) и далее к С еще несколько впадин с глубинами в 53, 55 и даже 63 саж. Эти глубины находятся между Заонежьем и материком. Следует заметить, что все впадины с наибольшими глубинами как в сев., так и в южн. частях озера вытянуты по характерному для О. озера направление от ССЗ к ЮЮВ. Затем значительные глубины еще встречаются в самой сев. оконечности Повенецкого залива, где они доходят до 44 саж.

Уровень воды и течение. Во время гидрографического обследования озера произведена по берегу его нивеллировка, связавшая нули футштоков, установленных на разных береговых точках, как то в: с. Черные Пески, Вознесении, Пeтpoзавoдcке, Повенце, на Бесовом поле и при устье р. Вытегры. Правильные ежегодные колебания уровня О. озера незначительны: самая большая разность уровней, до сих пор измеренная (в 20 лет), равна 6 футам (самая высокая вода. как и в Ладожском озере, была в конце 1879 г.). Исследования эти не показали существования в озере каких либо правильных течений. В средней, пелагической частя они зависят от направления дующих ветров, постоянный характер течения принимают только у устьев впадающих в озеро рек и против устья р. Свири - истока озера.

Вскрытие и замерзание. Наблюдений по этому вопросу собрано очень немного: по Рыкачеву у Вознесения среднее вскрытие бывает 5 мая, у Петрозаводска - тоже, а замерзание у Вознесенья 22 декабря, у Петрозаводска 26 ноября. Среднее число дней свободной от льда поверхности для первого пункта - 231, для второго - 205. Зимою озеро покрывается сплошным ледяным покровом. по котором существует сообщение поперек озера. Продолжительность навигации конечно несколько меньшее чисел дней свободных от ледяного покрова.

Развитие пароходства на озере повело к значительному уменьшены числа парусных судов. Наибольшее парусное судно - это галлиот, тип вывезенный еще Петром I из Голландии, длиною от 80 - 100 фт., при 35 фт. ширины; грузоподъемная сила около 20000 пд., стоимость до 3000 руб.; две мачты; скорость при попутном ветре до 10 вер. в час. Гуккар и доншкот, несколько иного вида, поднимают до 40000 пд. груза, обходятся: гуккары от 9 до 17 тыс., доншкоты - от 2 до 6 тыс. руб. Соймы представляют старинный русский тип, еще новгородских времен; они бывают грузовые, берущие до 8000 пд. и обходящиеся около 600 руб., и живорыбные, стоящие всего до 300 р., потому что строятся на живую нитку. Последние служат для доставления живой рыбы в Петербург. Затем идет ряд разных других меньших судов: мариинок, полулодок, баржей, ботов и т. п. Постройка всех этих судов идет без всяких чертежей, по навыку. По переписи 1890 г., на О. озере было судов непаровых - 138, с подъемною способностью в 2972000 пд.; наибольшее судно поднимало 54000 пд.; всего больше судов (111) было с подъемною силою от 10 до 20 тыс. пд. Наибольшее число навигаций - 17, обыкновенно - от 5 до 10. Паровых судов 23 (винтовых только три), из них: товаропассажирских - 4, буксиропассажирских - 2, буксирных - 14, казенных - 3. Команды на паровых судах было - 336 чел., на непаровых 504. Общая стоимость паровых судов - 820000 руб., непаровых - 367500 руб.

Грузовое движение. Главнейшие пристани на озере: Брусно, Шокша, Петрозаводск, Соломино, Суйсари, Кондапожская губа, Ват-Навалок, Лижма, Уницкая губа и Повенец. В 1894 г. ко всем пристаням озера прибыло 168 судов, а отправлено - 227; плотов 300; отправлено было 4825000 пд. грузов, прибыло 1394000 пд.; ценность первых 151000 руб., вторых 390000 р. В с. Вознесенье, лежащее у устья р. Свири, в 1894 г. пришло с озера 336 судов, а ушло на озеро 330. В 1894 г. привезено: муки пшеничной 87000 пд., ржи 42000 пд., муки ржаной 961000 пд., овса 33000 пд., пшена 42000 пд. - итого хлебов 1165000 пд.; керосину 9000 пд., чугуна 2000 пд., железа и стали 30000 пд., соли 55000 пд. Отправлено: овса 27000 пд., чугуна не в деле 38000 пд., дров на судах, в плотах и на плотах 2609000 пд., лесных строительных материалов на судах, на плотах и в плотах 2029000 пд. Галлиоты и гуккары зарабатывают в лето 500 - 1000 р., полулодки - 400 - 300 р., соймы - 50 - 400 руб. Пассажирское пароходное движение поддерживается судами двух обществ, а отчасти и буксирными пароходами.

Обстановка и освещение озера. Для облегчения плавания по озеру на нем имеется 17 огней и маяков и 7 знаков, указывающих подходы к разным местам или ограждающих плавание по фарватерам.

История О. озера. Первыми русскими, появившимися на озере, были, вероятно, новгородцы. При Петре Вел. О. озеро приобрело значение, как соединительное звено пути из Архангельска в Неву. В 1702 г. два фрегата, построенные в Архангельске. были доставлены из гавани Нюкчи в О. заливе, на расстоянии около 200 вер., по разным рекам и, отчасти, волоком в О. озеро и через Свирь далее вниз. Несмотря на этот пример, вопрос об устройстве непрерывного водного пути между морями Белым и Балтийским остается нерешенным и до сих пор. В 1800 г. Армстрон и мещанин Жданов заявили о необходимости устроить канал между Белым морем и О. озером: тогда же местность между ними была осмотрена строителем Мариинского пути, ген. Деволаном. В 1824 г. куп. сын Антонов предлагал соединить озеро у Повенца с р. Выг; в 1832 г. Лешевич-Бородулин составил описание и карту проектированного им водного пути от озера до pp. Выг и Телекинской; проект был проверен кап. 1 ранга Казарским, составившим подробное описание пути. Б 1858 г. архангельский губернатор Арендаренко представил проект, соединения озера с О. заливом, но новое исследование этого водного пути осталось без последствий. В 1886 г. особой экспедицией министерства путей сообщения были произведены изыскания водного пути между О. озером и О. заливом, показавшие, что путь по pp. Повенчанке, Телекинской, озерам Долгое, Марсо, Выг-озеро и р. Выг будет иметь общую длину от г. Повенца до с. Сороки 219 вер., из которых. 129 вер. и теперь, в естественном состоянии, вполне судоходны, остальные же 90 вер. подлежат углублению и расчистке. Однако, и до сих пор этот водный путь продолжает быть только проектом. Несмотря на большое значение озера для внутреннего судоходства, исследование его в гидрографическом отношении началось только в 1870 г. В 1873 г. была назначена, под начальством полк. корп. флот. штурм. Андреева, съемка для обследования озера, закончившая свои работы в 1894 г. Гидрографические работы состояли в съемке берегов озера (в масштабе 2000 саж. в дюйме), промере глубин его, составлении меркаторских карт для плавания, изготовлении проекта полного освещения озера и ограждения его предостерегательными знаками и выводе среднего уровня. Ввиду затруднительности производства триангуляции на южн. берегу, вследствие болотистости и лесистости местности, работы там были основаны на астрономических пунктах. В сев. части озера; до устья р. Водлы на В и Петрозаводска на З, работы были основаны на триангуляции. При береговом промере глубины измерялись с промежутками от 5 - 20 саж., при судовом по параллельным линиям поперек озера, с расстоянием до 2 верст. Для решения вопроса о среднем уровне озера были установлены постоянные водомерные наблюдения: в след. местах: с. Черные Пески, с. Вознесенье, Петрозаводск, Повенец, с. Бесов Нос и устье р. Вытегры, а для связи нулей этих футштоков произведена нивеллировка вокруг всего озера, продолжавшаяся 8 лет, По данным нивеллирных работа, оказалось, что уровень озера на параллели Петрозаводска на зап. и вост. берегах разнится всего на 0, 5 фт., а между Повенцом и с. Черные Пески - в 1 фт.; обе эти величины вполне. объясняются накоплением ошибок при нивеллировке. Для нанесения на карты склонения компаса были произведены магнитные наблюдения: в 1883 г. лейтенант. А. Вилькицким - в Повенце; в 1885 г., им же - в устье. р. Водлы, с. Тамбицы, Повенце и с. Кулмаксы; в 1892 - 93 гг. лейт. Дриженко там же наблюдения произведены в 17 местах вокруг всего озера. Все наблюдения произведены магнитными теодолитами Ленца и инклинаторами Гамбея. Кроме того, по просьбе Имп. рус. геогр. общ., на многих пунктах определялось магнитное склонение более простым. способом. Результатом всех работ является составление 34 меркаторских карт озера и лоция его, который в скором времени имеют быть изданы мин. путей сообщения. Водятся в озере: лососи, сиги (известные чёлмужские сиги большого размера), налимы, щуки, судаки, угри, окуни, ряпушка и др. О состоянии промысла рыболовства см. Олонецкая губ. См. А. Тилло, "Абсолютная высота озер: Ладожского, О. и Ильменя" ("Инженер", кн. 1-я, 1886); Н. Крылов, "Эконом. значение Беломорского канала" (1889); "Речной флот Европ. России по переписи 1890 г." (изд. статист. отд. мин. пут. сообщ., 1893); "Сведения о движении товаров по внутр. водным путям в 1894 г." (изд. мин. пут. сообщ. 1896); "Сведения о внутренних водных и шоссейных путях сообщ. за 1894 г." (изд. мин. пут. сообщ. 1896); Рыкачев, "Вскрытие и замерзание вод Европ. России" (СПб., 1886); Поляков, "Физико-географическое описание юго-вост. части Олонецкой губ." ("Записки Имп. Русск. Географ. Общ.", т. XVI, вып. 2, 1886); Отчеты отдельной съемки О. озера (архив главн. гидрограф, упр. морск. мин.); Дриженко "Гидрографическое описание О. оз." ("Известия Имп. Pyccк. Географического Общества", 1695).

Ю. Шокальский.

Онтарио

(Ontario) самое малое и самое восточное из 5 Великих озер Сев. Амер. Штатов и Канады, образующее границу между шт. Нью-Йорком и британской провинцией О. Наибольшая длина с В на 3 320 км.. с С на Ю шир. 97 км., имеет окружность в 870 км. и занимает площадь в 19645 кв. км. О. лежит на высоте 72 м. над ур. моря, наибольшая глубина его 225 м., средняя 90 м. Берега низки, прекрасно облесены с отличными гаванями, особенно на С, где лежат: Торонто, Кингстон и Гамильтон. Озеро никогда не замерзает, но подвержено бурям. Лучшая гавань на южн. берегу - Саккет Харбор в шт. Нью-Йорке. О. соединяется с оз. Эри, р. Ниагарой; суда проходят из одного оз. в другое посредством Велландского канала, который находится в Канаде и имеет 45 км. дл. С Атлантическим океаном оз. соединятся р. Св. Лаврентия, вытекающею с вост. стороны озера. Кроме Ниагары в О. впадают Дженесси, Освиго и Бляк. Группа о-вов - так наз. 1000 о-вов - стесняет заливообразный выход р. Св. Лаврентия; это потребовало, для соединения О. с океаном; устройства нескольких каналов. Освигский канал соединяет озеро с р. Гудзоном; канал Ридо - с р. Оттавой.

Онтогения, онтогенез, онтогенезис

О. называется история развития индивида в противоположность истории развития вида (или рода, семейства или иной систематической группы), которая носит название филогении, филогенеза, филогенезиса. Между явлениями онтогенетическими и явлениями филогенетическими существует тесная связь, позволяющая, на основании первых делать заключение о филогенезе данной формы. О. животного обнимает все его развитие, т. е. как эмбриональное (в яйце), так и постэмбриональное (в периоде развития, протекающем по оставлении оболочки яйца или тела матери).

Онтология

(ontologia) - вообще учение о сущем; в особенности так обозначается основная, формальная часть философии в системе Христиана Вольфа, который, следуя Аристотелю, называет ее также "первою философией". Здесь рассматриваются понятия нечто и ничто, возможное и невозможное, определенное (или действительное) и неопределенное, количество и мера, качество, порядок и истина (определяемая формально, как единство многообразного или согласие различного), свойства и условия действительного бытия - пространство, время, движение, форма, происхождение из другого и переход в другое; наконец, излагается учение о простых единицах реального бытия или монадах (обладающих силою сопротивления, но без способности представления).

Вл. С.

Опал

- минерал; состоящий из аморфного кремнезема SiO2; с различным содержанием воды, количество которой колеблется обыкновенно в пределах от 3 до 13 %, но иногда восходить до 20 %, и более. Вода опалов легко выделяется при нагревании. Как примеси, в О. находят некоторые количества Аl2O3, Fe2O3, Mg2O, CaО и др. В щелочах О. легко растворяется, почти нацело. Тверд. 5, 5 - 6, 5. Уд. вес 1, 9 - 2, 3. Излом обыкновенно раковистый. Блеск стеклянный или жирный, реже перламутровый. Прозрачность в различных степенях. О. образует различного рода натечные формы или желваки; нередко образует псевдоморфозы по различным минералами; также пропитывает различные животные и особенно растительные остатки. Иногда встречается в виде землистых масс или тончайшего порошка. В зависимости от свойств: цвета, блеска, прозрачности, твердости и пр., различают довольно значительное число разновидностей О.

1) Благородный О. отличается красивою игрою цветов. Окраска, большею частью, молочно-белая или желтоватая, голубая и даже черная. Просвечивает или полупрозрачен. Благородный О. принадлежит к драгоценным камням; лучшие образцы ценятся очень дорого. Крупнейший О. Hoниyca, величиною с большой орех, по современной оценке, стоит более миллиона рублей. Самая богатая коллекция благородных О. принадлежит имп. венскому минералогическому кабинету. Большинство благородных О. добывается в разрушенном трахите Червеницы в Венгрии. Они известны также в Мексике, Австралии и у нас в России в Херсонской и Киевской губ. и Нерчинском крае, но, вследствие непрочности; русские О. на вставки почти не употребляются.

2) Огненный О. имеет цвет от гиацинтово-красного до винно-желтого; прозрачен. Камчатка, Мексика, и др.

3) Обыкновенный опал не имеет игры цветов. Прозрачность в различной степени. Иногда бесцветный, но, большею частью, окрашен в различные неяркие цвета. Красивые образцы шлифуются и считаются полудрагоценными камнями. Восковой О., восково-желтого цвета, и др. О. образуются из кремнезема выветривающихся силикатных пород, выполняя трещины и пустоты в них или проникая их массу. В таком случае получаются нечистые О., к которым относятся: полуопал, мутный, с жирным блеском, белого, серого, желтого, красного и бурого цветов; опаловая яшма окрашена примесью значительного количества окислов железа в красный или бурый цвет. От пропитывания древесных остатков получается деревянистый О., имеющий строение дерева. Пористые, ноздреватые разности, образовавшиеся из горячих источников, называются кремнистым туфом и кремнистою накипью. Землистые, рыхлые отложения микроскопических организмов, главным образом диатомей, называются трепелом, полировальным сланцем и пр. Из них в настоящее время особенное значение получил трепел, как материал для приготовления динамита.

К О., сверх сего, принадлежат:

4) гиалит, водяно-прозрачный, образует корки, гроздовидной наружности, на различных породах; иногда облепляет собою мхи и лишаи. Богемия, Силезия и др.

5) Гидрофан, порист; пропитываясь водою, становится полупрозрачным и обнаруживает красивую игру цветов, подобно О. Саксония, Венгрия.

П. З.

Опекушин Александр Михайлович

- скульптор, род. в 1840 г., образование получил под руководством проф. Д. Иенсена, после чего занимался в Имп. акд. худ., которая, в 1864 г., присудила ему звание неклассного художника за скульптурные эскизы "Велизарий" и "Амур и Психея". Из этого звания он был повышен, в 1869 г., в классн. художники 2 ст., в 1870 г. - в классн. художники 1 ст., за бюст гр. Шуваловой и за семь колоссальных фигур, вылепленных для спб. монумента имп. Екатерине II и, наконец, в 1874 г. - в академики, за бюст цесаревича Николая Александровича и статую Петра Великого. Из работ О., сверх упомянутых, наиболее известны: памятники адмиралу Грейгу, в Николаеве, моделированный по проекту М. Микешина, А. Пушкину, в Москве, и М. Лермонтову, в Пятигорске. В первую пору своей деятельности 0. произвел немало орнаментальных лепных работ для петербургских зданий и был одним из главных сотрудников М. Микешина в его трудах по осуществлению сочиненного этим художником проекта вышеупомянутого монумента Екатерине II.

Опенок

(Agaricus melleus L.) - пластинчатый базидиомицетный гриб из сем. Agaricaceae, группы Agaricinei. Плодовые, шляпочные тела его появляются осенью кучками у основания деревьев, большею частью хвойных, а также на лесной почве, богатой перегноем. Шляпка, от 6 до 8 стм. шириною, сидит на центральном пеньке (до 12 стм. высотою), несколько утолщенном к основанию и снабженном пленчатым кольцом; шляпка плоская, в центре несколько углубленная, с верхней поверхности светло-бурая, с нижней беловатая; споры белые. О. - съедобный гриб. Растет он как сапрофит на мертвых корнях и пнях лиственных и хвойных деревьев, на всякой гниющей древесине (мостах, подпорках), а также в почве, богатой перегноем и, как паразит, главным образом на хвойных деревьях (сосне, ели, пихте и проч.), которым он причиняет довольно опасные болезни (смолоистечение, земляной рак). Грибница у О. двоякого рода: 1) в виде черных или буро-черных, ветвистых, похожих на корни, тяжей, распростирающихся в земле и облекающих поверхность мертвых и живых корней, а иногда заходящих и в их кору: раньше эти образования принимались за самостоятельный гриб, Rhizomorpha, теперь же доказано, что это грибница О., ее склероций; 2) в виде белой пленки; разрастающейся под корою и на старых живых корнях поднимающейся иногда до трех метров высоты от почвы. Оба рода грибницы находятся во взаимной связи. Шнуровидная грибница растет на своем кончике, где находится молодая нежная ткань, клеточки которой вытягиваются в длину и делятся поперечными перегородками. Разрастаясь в земле, грибница встречает здоровые корни дерева и поражает их, так что болезнь передается от дерева к дереву через землю при помощи грибницы. Кончик грибницы покрыт многочисленными тонкими гифами, торчащими свободными концами наружу. Как только грибница коснется корня, гифы, прибивая кору, входят в сердцевидные лучи и в смоляные ходы. Из сердцевидных лучей они проникают в элементы древесины, разрушают их, образуя так наз. "белую гниль". Разрастаясь же по смоляным ходам, гифы разрушают выстилающие их паренхиматические клеточки, результатом чего появляется изобилие терпентина, стекающего вниз и потом вытекающего у основания дерева наружу через трещины убитой грибницею и подсохшей уже коры ("смолоистечение"). Пораженное дерево страдает, мало помалу сохнет и отмирает, почему О. должен считаться опаснейшим паразитом для наших хвойных лесов. Для предупреждения распространения болезни советуют удалять больные и отмершие экземпляры, зараженные участки окапывать канавками, перерубая все корни: появляющиеся в канавке плодовые тела О. следует уничтожать.

С. Р.

Опера

(opera - итал., Орег - нем., opera - франц.) художественно-драматическая форма театральных представлений, в которой речь, соединенная с музыкой (пение и аккомпанемент), и сценическое действие имеют преобладающее значение. Зародыш такой драматической формы следует искать в Италии, в мистериях, т. е. духовных представлениях, в которых эпизодически вводимая музыка стояла на низкой степени. Духовная комедия: "Обращение св. Павла" (1480), Беверини, представляет уже более серьезный труд, в котором музыка сопровождала действие с начала до конца. В пол. XVI стол. большой популярностью пользовались пасторали или пастушеские игры, в которых музыка ограничивалась хорами, в характере мотета или мадригала. В "Anfiparnasso", Оpaцио Векки, хоровое пение за сценой, в форме пятиголосного мадригала, служило для сопровождения игры актеров на сцене. Эта "Commedia armonica" была дана в первый раз при Моденском дворе в 1597 г. В конце XVI столетия попытки ввести в такие сочинения одноголосное пение (монодию) вывели О. на тот путь, на котором ее развитие пошло быстро вперед. Авторы этих попыток называли свои музыкально-драматические произведения drama in musica или drama per musica; название О. стало применяться к ним в первой половине XVII стол. В последнее время некоторые оперные композиторы, напр. Рихард Вагнер, опять вернулись к названию: музыкальная драма. Цель 0. - усилить и углубить, с помощью музыки, действие драматического произведения. Хотя музыка в О. имеет преобладающее значение, тем не менее успех ее находится в зависимости от текста, который должен иметь интересный, ясный сюжет, сжатую, красивую литературную форму, жизненность и выразительность речи. Сюжет должен давать возможность к разнообразному выбору голосов (сопрано, меццо-сопрано, альт, тенор, бас) и к участию хора. Задача О. - не эффектность, а полная выразительность. О. отклонилась от этой задачи у итальянцев в XVIII стол. и в первой половине XIX стол.; ради эффектной вокальной виртуозности они почти превратили О. в концерт в костюмах. В последнее время виртуозность отступила на второй план или совсем изгнана из О., но явился другой недостаток - слишком сильная и сложная инструментовка, заглушающая пение и препятствующая слову, этому важному фактору в О., доходить до слушателя с полной ясностью. В настоящее время взгляд на правильное соотношение музыкальной формы и текста далеко еще не установился.

Большинство композиторов склоняется к системе Вагнера, придерживавшегося в своих позднейших О. речитатива и ариозного пения; меньшинство, не отрицая полезности этих форм, вводит в свои О. также арии и ансамбли, т. е. номера, имеющие определенную форму. Представителями последнего направления пользования речитативом, ариозо или округленными формами совершенно рационально ставится в зависимость от требования текста. Первый оперный театр для публичных представлений был открыт в 1637 г. в Венеции; ранее О. служила только для придворных развлечений. Первой большой О. можно считать "Дафне" Пери, исполненную в 1597 г. О. скоро распространилась по Италии, а затем и по остальным странам Европы. В Венеции со времени открытия публичных зрелищ в продолжение 65 лет появилось 7 театров; для них написано разными композиторами (числом до 40) 357 О. Первыми оперными пионерами были: в Германии Шютц ("Дафне", 1627), во Франции Камбер ("La pastorale", 1647), в Англии Пypцель; в Испании первые О. появились в начале XVIII стол.; в России Арайя первый написал "Цефал и Прокрис" на самостоятельный русский текст (1755). Первая русская 0., написанная в русских нравах - "Танюша или счастливая встреча", музыка Ф. Г. Волкова (1756). Разновидности О.: большая О. (opera seria - итал., tragedie lyrique, позднее grand-opera - франц.), полукомическая (semiseria), комическая О. (орега-buffa - итал., opera-comique - франц., Spieloper - нем.), романтическая опера, на романтический сюжет. В комической О., немецкой и французской, между музыкальными номерами допускается диалог. Есть и серьезные О., в которые вставлен диалог, напр. "Фиделио" Бетховена, "Медея" Керубини, "Волшебный стрелок" Вебера. Отпрыском комической О. следует считать оперетту, которая получила особенное распространение во второй половине XIX стол. О. делится на акты, картины, сцены, номера. Перед актами бывает пролог, в конце О. - эпилог. В состав О. входят: солисты, хор, оркестр, военный оркестр, орган, в оперную музыку - речитативы, apиозо, песни, арии, дуэты, триo, квартеты, ансамбли и т. д., из симфонических формувертюра, интродукция, антракты, пантомима, мелодрама, шествия, балетная музыка.

Н. С.

Операции военные

Известный проф. стратегии, Г. А. Леер дает им следующее определение: "Каждая война состоит из одной или нескольких кампаний, каждая кампания - из одной или нескольких О., представляющих собою известный законченный период, от стратегического развертывания армии на исходной линии О. до окончательного решения О. путем победоносного боя на поле сражения, если бою предпослано было окружение разбитой армии, а в противном случае - путем энергической эксплуатации одержанной победы преследованием на поле сражения и на театре военных действий". В состав О. входит и подготовка ее: организация армии, устройство основания действий (операционной базы), сосредоточение на нем запасов и войск (стратегическое развертывание армии), подготовка театра военных действий в инженерном отношении. Наконец, О. обнимает, в виде существенного ее дополнения, устройство тыла армии в административном и боевом отношении, т. е. устройство промежуточных (вспомогательных) баз и коммуникационной линии. Главным центром О. служит правильная выработка основной ее идеи, или, выражаясь технически - правильный выбор операционной линии. По мере осуществления основной идеи О., по мере удаления армии от своей базы, операционная линия обращается, в тылу армии, в питательную ее артерию (коммуникационную линию) и в путь спасения ее на случай неудачи. Вопрос об операционной линии является, таким образом, главным, центральным вопросом стратегии: он все обнимает, все определяет. Отправными точками для решения вопроса о выборе операционной линии служат следующие основные условия: 1) она должна вести к достижению важной цели (предмет действий, объект), какой; в большинстве случаев, является уничтожение или крайнее ослабление неприятельской армии; 2) она должна быть удобнейшей по отношению ко всей обстановке О., т. е. О. должна быть ведена в направлении, наиболее богатом по последствиям, и 3) она должна быть безопасной, как путь наступления, отступления и подвозов.

Оперетта

- небольшая опера, в которой отдельные муз. номера связаны не речитативами, а диалогами. В О. все музыкальные номера меньше по размеру, проще по форме и по фактуре, чем в опере. О. состоит из одного, двух или трех актов, не более. Сюжет О. - исключительно комический. Хотя итальянскую opera-buffa нельзя вполне считать О., но она генетически связана с нею. Первой формой operabuffa было веселое интермеццо, исполнявшееся между актами серьезной оперы, чтобы путем контраста возвысить художественное действие серьезной оперы. Выдающимися композиторами в этой области были Лагрошино, Пиччини, Галуппи, Паизиелло, Чимароза, позднее Россини, Доницетти. Opera-buffa есть продукт XVIII ст. После изгнания итальянской opera-buffa из Парижа, там явилась французская оперетта: "Comedie а ariettes". Первое сочинение в этом роде, " Les troqueurs", написал Антуан д\'Оверн (1754); затем О. писали во Франции Дуни, Филидор, Монсиньи, Гретри, д\'Алейрак, Госсек, Катель, Николо Изуар. У позднейших композиторов О. скорее переходит в комическую оперу (Буалдьё, Адам, Мегюль, Обер). Позднейшая О. во Франции получила у Герве, Оффенбаха, Лекока и мн. др. характер музыкальной сатиры. В Германии О. зародилась в начале второй половины XVIII стол. Первая О.: "Der Teufel ist los", с музыкой Штандфуса, была дана в Лейпциге, в 1752 г. О. писал еще Адам Гиллер. В Вене О. появилась годом раньше, чем в Лейпциге: "Der Krumme Teufel" написана Иосифом Гайдном в 1751 г. В 1768 г. Моцарт (отец) написал "Bastien und Bastienne". Для Вены оперетты писал еще Карл Диттерс фонДиттерсдорф. В Мюнхене в этой области действовал Винтер, в Мангейме - Гольцбауэр, в Берлине - Андре, Иоган Шульц. Писали еще О. Цумштеег, Бенда и др. Под влиянием новейшей франц. О. развилась новейшая немецкая, представителями которой являются Зуппе, Иоганн Штраус, Миллекер, Целлер. В Англии во второй половине XIX стол. О. стала пользоваться особенными симпатиями; из композиторов ее особенно известны Сюлливан и Осмонд Карр. Хотя в Poccии иностранная О. пользуется yспехом, но до сих пор попытки в области русской О. оказывались ничтожными. Названиe "О." установилось в середине прошлого столетия. К области легких сценических представлений с музыкой относится и водевиль.

Н. С.

Опиум

(хим.). - Под этим названием в продаже известен высушенный млечный сок, добываемый из семенных коробочек мака (Papaver somniferum). С химической точки зрения О. представляет смесь весьма многих веществ, при чем количественные отношения их, по-видимому, изменяются в зависимости от места происхождения товара. Наиболее важную составную часть О. представляют алкалоиды (12 - 19%) и меконовая кислота (около 5%); остаток от указанных веществ состоит из меконина, смолистых веществ (около 11%). клетчатки и частью растворимых, частью нерастворимых в воде минеральных солей, среди которых, между прочим, находятся сернокислые соли. До сих пор, из О. выделено 20 алкалоидов. Среди них в преобладающем количестве находится морфин (8 - 16%) и затем наркотин (2 - 2, 5%), количество же всех остальных алкалоидов не превышает 1 - l, 5%. Все эти растительные щелочи, вероятно, представляют производные бензил-изохинолина или продуктов его распада (гидрокотарнин). Выделены след. алкалоиды О.: 1) морфин C17H19NO3 и его производные: кодеин C18H21NO3, псев доморфин (С17H18NO3) 2. 2) Алкалоиды, стоящие, по-видимому, в весьма тесной связи с морфином: лауданин C17H16NO (OCH3) 3, лауданидин C17H16N (OCH3) 3, лауданозин C17H15N (OCHЗ) 4, кодамин C18H19NO2 (OCH3) 2 и тебаин C17H15NO (OCH3) 2 3). Алкалоиды, строение которых доказано и которые представляют производные бензилизохинолина или продуктов его распада: наркотин C22H23NO7, папаверин C21H21NO4, нарцеин C23H29NO9, гидрокотарнин C12H15NO3. 4) Алкалоиды весьма мало исследованные для того, чтобы установить их генетическую связь с предыдущими: криптопин C21H23NO5, протопин C20H19NO5, лантопин C23H25NO4, оксинаркотин C22H23NO8, меконидин С21Н23NО4, гноскопин C22H23NO4,папаверозин (формула неизвестна) и ксантамин C37H36N209. Для выделения главнейших алкалоидов из О. поступают следующим образом: водный раствор соляно-кислых оснований разбавляют до тех пор, чтобы он содержал не более 1/6% нарцеина и, прибавив избыток уксусно-натровой соли, оставляют при обыкновенной темп. на 24 часа. Образовавшийся осадок, состоящий из солей папаверина и наркотина, растворяют в разбавленной соляной кислоте, разбавляют водой до образования 1/4% раствора наркотина и осаждают папаверин красной солью Гмелина. Фильтрат от первоначального осадка папаверина и наркотина сильно сгущают и оставляют стоять, при чем осаждается нарцеин. Из жидкости, отфильтрованной от нарцеина салицилово-натровой солью осаждают салицилово-кислый тебаин. Далее, салициловую кислоту удаляют из раствора соляной кислотой и последующим выщелачиванием хлороформом; в кислом же водном растворе роданистым калием осаждают кодеин и по отфильтровании последнего - амиком морфин.

Д. А. Хардин.

Важнейший из алкалоидов О., морфин, впервые найден в О. Сертюрнером; кристаллизуется (лучше всего из сивушного масла) в мелких ромбических призмах с l паем воды, который теряет при 120º, очень трудно растворим в воде, почти не растворим в эфире и бензоле, довольно хорошо растворяется в винном и древесном спирте; вращает плоскость поляризации влево; обладает (в спиртовом растворе) сильно щелочной реакцией и, как одноатомное основание, образует с кислотами большею частью хорошо растворимые в воде, хорошо кристаллизующиеся и очень горького вкуса соли, напр., С17Н19NO3. HCl.3H2O (шелковистые нити), (C17H19NO3)2. H2SO4.5H2O, хлороплатинат (С17Н19NО3. НСl) 2РtСl4, желтый осадок, кристаллизующийся из воды с 6Н2О. В то же время морфин растворяется в едких щелочах, что вместе со способностью его солей давать синее окрашивание с хлорным железом указывает на присутствие в нем фенольного характера. Далее, морфин показывает способность обменивать 2Н на кислотные радикалы при нагревании с кислотами, их ангидридами и хлорангидридами, образуя напр. с уксусным ангидридом соединение С11Н17 (С2H3О2) NO3, (Wright, Hesse). При нагревании с иодистым метилом и этилатом натрия, морфин дает кодеин, который таким образом представляет метиловый эфир морфина C17H18 (OCH3) NO2. H2O (Grimaux). Подобным же образом получаются и другие эфиры морфина. При сплавлении с едким кали морфин дает протокатеховую кислоту и метиламин (Wertheim, Barth, Weidel), который образуется также, вместе с аммиаком, пирролом, пиридином и фенантреном, при перегонке морфина с цинковой пылью (Cerichten, Schrotter). При нагревании морфина (также кодеина) с хлористым цинком, с крепкой соляной или разбавленной серной кислотой, получается (Matthiessen, Wright, Mayer) апоморфин C17H17NO2=C17H19NO3-H20 (при кодеине и соляной кисл. образуется еще хлористый метил: C17H18 (OСH3) NO2+HCl=C17H17NO2 +CH3Cl + Н2O), основание, имеющее вид белой аморфной массы и дающее соли, действующие как сильное рвотное. Морфин окисляется очень легко (в аммиачном растворе) даже прямо кислородом воздуха, при чем переходит в псевдоморфин (2С17Н19NO3+ 0=С34Н36N2О6+Н20), который образуется также при окислении морфина азотистой кислотой, хамелеоном и (в щелочном растворе) красной солью. Азотная кислота (70%), окисляя морфин, дает между прочим кислоту C10H9NO9, которая при обработке дымящей азотной кислотой образует пикриновую кислоту C6H2 (OH) (NO2) 3. Легкая окисляемость морфина обуславливает его воcстановительное действие на серебряные растворы и на иодноватую кислоту, из которой он тотчас выделяет свободный иод, что применяется как одна из качественных реакций на морфин (Serullas, Dupre) и даже служит для количественного его определения колориметрическим путем (Procter, Stein; 1871), растворяя выделившийся иод в хлороформе или сернистом углероде.

Производство О. возможно во всех странах с мягким и субтропическим климатом и не слишком большим количеством осадков, но не везде оно выгодно. В настоящее время оно ведется лишь в Малой Азии, Персии, Индии и Китае, а в небольших размерах - в Египте и в Европейской Турции. О., добываемый во многих местностях Европы (в Вюртемберге, на Рейне, в Силезии, под Берлином, в Австрии, Франции), в Алжире, Сев. Америке и Австралии, имеет для торговли лишь ничтожное значение, хотя в общем европ. О. богаче алкалоидами, чем азиатский. В Малой Азии мак разводится преимущественно мелкими земледельцами. Одна коробочка мака дает 0, 02 гр. О. Малоазиатский О., производимый в количестве около 300000 кгр. в год, поступает в торговлю через Смирну и Константинополь и считается лучшим сортом. Смирнский О. имеет вид сплюснутых или почти шарообразных лепешек, весом до 0, 75 кгр., реже продается брусками, весом в 1-3 кгр. В свежем состоянии лепешки эти несколько мягки, внутри бледно-коричневого цвета, и состоят из мелких зерен, которые в разрезе видны простым глазом; высушенные, они становятся темнее, в изломе блестящего красно-коричневого цвета. Значительные количества О. идут на производство морфия и других алкалоидов, всего же больше он употребляется, как опьяняющее средство, главным образом, курительное, но О. также едят, проглатывая в виде пилюль. Это особенно распространено на Востоке, у турок, греков, персов, главным же образом - у китайцев, в заметной степени также в Сев. Америке и Англии. Турки относятся с презрением к лицам, которые не курят, а едят О., называя их териакидами. Мак принадлежит к числу древнейших лекарственных растений; указание на его снотворное действие восходят к глубокой древности. В Малой Азии он, по-видимому, разводился уже во времена Гомера. Теофраст знал О. под названием mhcvnion. Диоскорид и Плиний также описывают производство О.; тогда различали spsx, высушенный сок из коробочек мака, от mhkwneton, не столь сильнодействующего экстракта всего растения. Арабы, для которых О. отчасти служил суррогатом запрещенного им вина, распространили О. под именем Afiun. В Европе, в средние века, О. или особая кашка с большим содержанием О. были известны под именем Theriaka или Turiaga, но употребление его не было распространено. Злоупотребление О., как возбуждающим средством, впервые распространилось, по-видимому, в Персии. В Санскрите нет названия для О.; на Востоке повсеместно приняты названия, производные от греч. spsx. В Индии культура мака упрочилась прежде всего в Мальве. В начале XVI в. О. был в передней Индии весьма дорог. Китайцы получали в то время из Индии много О., но только как средство лекарственное; курение О. вошло в Китае в употребление лишь во второй половине XVII в. Английская остиндская компания ввела производство О. в Бенгалии и монополизировала его, а с 1773 г. стала ввозить О. в Китай, в количествах, постоянно возраставших. В 1820 г. китайское правительство запретило ввоз О., но это привело лишь к организации англичанами контрабандной торговли им, наконец, к "войне из-за О." с Англией. После вторичной войны с Англией китайское правительство, в силу тянь-цзиньского договора 1858 г., официально допустило ввоз О., который затем был урегулирован чжи-фуской конвенцией 1870 г., дополненной протоколом 1885 г. В силу последнего, в Китае взимается с О., сверх таможенной пошлины, лишь однократный заставный акциз, высший размер которого установлен этим договором. Внутри страны торговлею О. могут заниматься лишь китайцы. В Индии существуют казенные фабрики О. в Патне и Газипуре, производящие ежегодно около 40-50000 ящиков О. (по 68 кгр.) В 1873-74 финансовом году в Индии было произведено 6358495 кгр. опиума, из которых в Китай и другие страны с китайскими поселенцами вывезено было 6144132 кгр.; две трети этого производства принадлежат Бенгалии, остальная треть - Бомбею и Мальве. За последние пять лет вывоз О. из Индии уменьшился, а цены на него значительно возросли. В 1891-92 финанс. году из Индии вывезено 6182410 кгр. О., на сумму 95622608 рупий, а в 1895-96 г. - лишь 4315155 кгр., на сумму 84593364 рупий, в том числе 3129382 кгр., на 63538183 рупий, в Китай и 933196 кгр., на 17293283 рупий, в британские владения на полуострове Малакке (Straits Settlements). Одновременно с этим замечается поразительно быстрый рост производства О. в Персии, где оно в последние годы вытесняет даже производство зернового хлеба, который вследствие этого дорожает. Главными центрами производства О. в Персии являются Испагань, Иезд и Шираз. Из Персии О. вывозится в Китай и Лондон через порты Персидского залива, главным образом через Бушир; стоимость этого вывоза определяют в 20 милл. кран в год. Курительный О. составляет главный предмет значительной контрабандной торговли Харассана с Закаспийской областью, Бухарой и Хивой. Наряду с производством О. усиливается и потребление его населением, и притом не одной только Персии, но и соседних областей России. С 1853 г. О. производится и в самом Китае, в количестве 20-30 тысяч ящиков в год. Ввоз опиума в Японию воспрещен. Начало распространения потребления курительного О. в Англии относится к 1840-м гг. и совпало с усилением общественного движения в пользу трезвости. В Северной Америке, помимо китайских поселенцев, курение О. получило значительное распространение с 1870-х гг.; лишь в 1876 г. оно проникло в крупные города Востока - Чикаго, Сан-Луи, Нью-Оpлеан, позднее в Нью-Йорк. В настоящее время в Соед. Штатах едва ли существует хоть один город, особенно на Западе, где не было бы курильщиков О. и специальных для них курилен. В Британской Индии, где весьма сильно распространено курение конопли, в больших размерах потребляется и О., но не в виде курения, а в виде еды. Ср. Copke, "The seven sisters of sleep" (Л, 1860); Vignet., "Etude sur l\'opium" (П., 1875); Held, "Les alcaloides de l\'opium" (П., 1895); Christlieb, "Der indo-britische Opium-handel" (Гютерсло, 1878); Kane, "Opium-smoking in America andl China" (Hью-Йорк, 1881); Wiselius, "De opium in Nederlandsch-en in Britisch-Indie" (Гаага; 1865); извлечения из донесений русского консула в Харассане (в "Вестнике Финансов", 1897, ј 5) и итальянского консула в Тегеране (во французском "Moniteur officiel du commerce", 1897, ј 734).

Оплодотворение

- О. в широком смысле слова называется слияние клеточек, животных или растительных, после которого они получают или восстанавливают способность нормально размножаться делением. В этом смысле слова под О. понимаются как процессы типического О., свойственного многоклеточным животным, а также семенным и многим споровым растениям, так и процессы конъюгации и копуляции одноклеточных организмов и некоторых многоклеточных растений. О. в тесном смысле слова состоит в соединении двух клеточек, яйцевой и семенной, при чем протоплазма сливается с протоплазмой, ядро с ядром и центрозома с центрозомой, так что при последующем делении оплодотворенной яйцевой клеточки получают составные части обеих слившихся. Процесс О. в той или иной форме широко распространен в органическом мире и хотя известны некоторые организмы, обладающие, по-видимому, способностью безгранично размножаться без О., но правилом мы должны считать периодически наступающую необходимость слияния между собой клеточек, без которого дальнейшее размножение этих организмов или становится невозможным, или идет ненормально и скоро прекращается окончательно. Значение процесса О. в органическом мире очевидно уже по громадной массе таких анатомических, физиологических и биологических особенностей различных организмов, которые обеспечивают возможность О. Необходимость для одноклеточных организмов О. (которое здесь совершается в виде конъюгации или копуляции) с особенной очевидностью доказана исследованиями Moпa (Mopas) над ресничными инфузориями. Оплодотворенная путем конъюгации особь этих животных размножается путем деления, но после известного числа поколений, большего или меньшего, смотря по виду инфузории, а отчасти и по внешним условиям, между инфузориями данной культуры возникает потребность конъюгации, наступает "эпидемия конъюгаций", при чем почти все индивиды данной культуры оказываются в состоянии конъюгации. У Leucorhys patula потребность конъюгации обнаруживается путем простого деления, у Onychodromus grandis - после 140, у Stylonychia pystylata после 130. Если же конъюгации в течение известного периода не произойдет, то наступают явления, которые Moпa назвал "старческим вырождением"; способность деления сохраняется, но получаются индивиды ненормальные, которые через несколько поколений вымирают, при чем даже запоздавшая конъюгация не спасает их. У некоторых простейших организмов бесполое размножение правильно чередуется с конъюгацией, после которой снова начинается такой же цикл развития. При этом способность размножаться может в колониальных организмах быть свойственна каждой клеточке, в других случаях (напр. у Volvox) лишь некоторым клеточкам колонии. У некоторых групп высших животных единственным способом размножения является размножение с помощью оплодотворенных яиц (напр. у позвоночных, моллюсков); но во многих группах животных и растений на ряду с размножением с помощью клеточек, нуждающихся в О., происходит и размножение без О., при чем или развиваются клеточки, соответствующие нормальным яйцевым, но не нуждающиеся в О., (напр. партеногенетически развивающиеся яйца, споры), или же от организма отделяются целые группы клеточек (почки), или, наконец, весь организм подвергается процессу деления. В этих случаях размножение с помощью оплодотворяемых яиц чередуется с другими формами размножения полового (партеногенетические яйца) или бесполого (почкование, деление), при чем размножение без О. может или чередоваться с размножением без О. совершенно правильно, ил же такой правильности нет и число поколений, размножающихся без О., может быть неопределенно большим; наконец, иногда из яиц одного поколения некоторые оплодотворяются, другие нет, хотя и те, и другие подвергаются дальнейшему развитию.

Процесс О. в типических его формах лучше всего изучен на яйцах некоторых животных (иглокожих и Arcasis) и на зародышевом мешке семяпочек некоторых растений. Процессу О. у иглокожих предшествует выделение направляющих или путеводных телец по выделении их яиц, окруженные студенистой проницаемой для сперматозоидов оболочкой, выводятся из тела материи. Сперматозоиды проникают в студенистую оболочку и - навстречу тому из них, который проник глубже всего, образуется на поверхности яйца выступ; с этим выступом сперматозоид сливается и вместе с ним втягивается внутрь яйца, которое одевается на поверхности новой оболочкой (желточной); после образования последней проникновение внутрь яйца новых сперматозоидов становится невозможным. Вхождением сперматозоида оканчивается внешняя часть процесса О. Головка сперматозоида, принимая в себя жидкость из протоплазмы яйца, превращается в небольшой пузырек (мужское ядро), окруженный светлым полем, который и движется внутрь яйца по направлению к ядру яйцевой клеточки (женскому ядру). Как около мужского, так и около женского ядра можно заметить при этом по особому маленькому тельцу (центрозом, центральному тельцу). Протоплазма вокруг ядер получает лучистое строение. Мужское и женское ядро сближаются между собой и,наконец, сливаются в одно ядро яйца, которое и подвергается затем делению при процессе дробления. Центрозомы делятся каждая на две части и части эти сливаются между собой так, что половина мужской центрозомы сливается с половиной женской; таким образом получаются две центрозомы, которые и являются центрами при последующем делении яйца. Процессом слияния центрозом и заканчивается 0. Особенности в О. яйца Ascaris megalocephala сводятся, главным образом, к следующему: образование направительных пузырьков происходит после вхождения в яйцо сперматозоида; мужское ядро проходит в центр яйца и к нему затем движется по окончании процесса выделения направляющих пузырьков женское ядро; слияния мужского ядра с женским не происходит непосредственно по их сближении; лишь когда яйцо подготовляется к первому делению, половина ядерного вещества мужского ядра сливается с половиной вещества женского, давая ядра двух первых бластомер. Процесс О. у цветковых растений не отличается существенно от описанного процесса О. у животных. Роль яйца играет яйцевая клеточка зародышевого мешка, роль сперматозоида - клеточка цветневой трубочки; содержимое цветневой трубочки проходит в зародышевой мешок и ядра мужское и женское, а равно и центрозомы (по 2 при каждом ядре) сливаются между собой. В случаях, хорошо изученных, можно убедиться, что количество ядерного вещества в каждом из сливающихся ядер уменьшено вдвое по сравнению с обыкновенными ядрами клеточек тех же организмов, притом количество ядерного вещества в мужском и женском ядре (как можно убедиться, следя за изменениями в распределении хроматина) одинаково и вообще оба ядра должны считаться эквивалентными друг другу. Что касается роли частей сливающихся половых клеточек, то в этом отношении существует разногласие: одни считают слияние ядер, центрозом и протоплазм обеих клеточек за процессы в равной степени важные и необходимые, другие придают слиянию протоплазм лишь второстепенное значение, считая существенным лишь слияние ядер и центрозом. Эквивалентность яйца и мужской половой клеточки и одинаковое содержание в них ядерного вещества (различие в величине между мужским и женским ядром зависит от количества содержащихся в них жидких частей) наглядно обнаруживается, по Гертвигу, в развитии яиц и живчиков лошадиной аскариды до момента О. В первичных половых клеточках как самцов, так и самок этой аскариды ядро содержит по 4 хроматиновых нити, затем число их удваивается. Далее у самцов клеточка подвергается двум последовательным делениям, при чем удвоения числа хроматиновых нитей не происходит и ядро каждой из 4 образующихся таким образом семенным клеточек,, из которых каждая развивается в сперматозоид, содержит по 2 хроматиновых нити. В женских половых клетках после стадии с 8 хроматиновыми нитями наступает выделение направляющих пузырьков (т.е. в сущности деление яйцевой клеточки с той лишь особенностью, что при одном из новых ядер отделяется лишь незначительная часть протоплазмы). При образовании первого пузырька ядро яйцевой клеточки теряет 4 хроматиновых нити, при выделении 2-го - еще 2 и, следовательно, яйцо, готовое к О., заключает в ядре 2 хроматаиновых нити, как и сперматозоид. Что касается направительных пузырьков, то первый из них, содержащий 4 хроматиновых нити, делится на 2 (каждый с 2 хроматиновыми нитями). Таким образом, как первичная мужская половая клетка, так и женская дают по 4 клеточки с половинным числом хроматиновых нитей, но между тем как все 4 мужские клетчатки способны к О., из женских оказывается способной к О. лишь одна (яйцо), а три остальных (направляющие пузырьки) дальнейшего развития не получают и гибнут, представляя собой как бы недоразвитые, абортивные яйца. Способность половых элементов к О. продолжается обыкновенно более или менее короткое время, по прошествии которого способность эта утрачивается. В некоторых случаях половые клеточки сохраняют, однако, способность к О. сравнительно весьма долгое время: так семя, сохраняющееся в семеприемнике пчелы матки, весьма долгое время способно оплодотворять яйца. у некоторых млекопитающих напр. у некоторых летучих мышей, козули - семя целые месяцы остается в теле самки и лишь после того оплодотворяет яйца. При О. в яйцо проникает обыкновенно лишь один сперматозоид, которого ядро и сливается затем с ядром яйцевой клеточки. В некоторых случаях наблюдается, однако, явление проникания внутрь яйца многих сперматозоидов - так называемая полиспермия. Различают полиспермию истинную, когда несколько мужских ядер сливаются с женским ядром, результатом чего является всегда неправильное и скоро останавливающееся дальнейшее развитие (при этом случается, что с женским ядром сливаются 2 мужских и яйцо начинает затем дробиться, но не на 2, 4 и т. д. бластомер, а сразу на 4, 8 и т.д.; иногда женское ядро при полиспермии распадается на несколько частей и каждая из них сливается с особым мужским ядром), и полиспермию ложную, когда из многих вошедших в яйцо сперматозоидов лишь один сливается с женским ядром (неслившиеся с женским мужские ядра могут при этом подвергаться делению в протоплазме яйца). Утверждают, что ложная полиспермия у некоторых животных (земноводных) явление весьма обыкновенное. Описанному процессу О. у высших животных и растений соответствует конъюгация и \'копуляция одноклеточных животных и многих как одноклеточных, так и многоклеточных растений).Особенное сходство с явлениями О. у высших животных представляет конъюгация ресничных инфузорий. Конъюгирующие индивиды прикладываются друг к другу частью поверхности тела и здесь между телами обеих особей устанавливается непосредственная связь. Как известно, у ресничных инфузорий наблюдается два рода ядер: большое главное ядро. макронуклеус (Macronucleus, Hauptkein немецких авторов) и меньшее (одно или несколько) придаточное или зампшающее ядро, микронуклеус (MicronucIeus, Nebenkern, Ersatzkern). При конъюгации первое из них распадается на части, и части эти растворяются или выбрасываются из тела - словом, главное ядро погибает. Придаточные ядра подвергаются процессу деления, часть получившихся таким образом ядер погибает подобно главному ядру, часть остается в теле животного, часть переходит в тело другой из конъюгирующих особей. Ядра, переходящие в другую особь, сливаются в ней с остающимися там, получается новое ядро из слившихся частей ядер обеих особей и затем такое ядро снова делится, давая новое главное и придаточное ядро. У Paramaecium canudatum конъюгирующие особи прикладываются друг другу ротовыми поверхностями и здесь соединяются между собой, главное ядро начинает разрушаться, придаточное делится на 2, потом на 4 части, из которых 3 в каждом неделимом разрушаются (сходство с образованием направляющих пузырьков), остающееся делится еще раз (причем происходит, по исследованиям Р. Гертвига, такое же уменьшение вдвое числа хроматиновых элементов, как в яйцах перед О.; одно ядро (стационарное) остается в теле особи, другое (блуждающее) переходит в тело другой, где и сливается со стационарным ядром ее. После этого обмена ядрами (которые в противоположность стационарным женским можно считать мужскими) и слияния их, обе особи оказываются как бы взаимооплодотворенными. Деление ядер, происшедших путем слияния, ведет к образованию в каждой особи главного и придаточного (или придаточных) ядер, а конъюгировавшие особи после обмена ядер разделяются. У некоторых сидячих ресничных инфузорий, напр. сувоек Vorticella, у Epistylis, наблюдается несколько иной процесс: часть особей делится, образовавшиеся мелкие особи отделяются от ножек и конъюгируют с крупным; внутри их происходят те же явления, как и у других инфузорий, но малая особь не получает способности дальнейшего развития и в конце концов вполне

сливается с крупною. Здесь мелкие особи,очевидно, соответствуют мужским элементам (более подвижным и сливающимся с женскими, которые одни сохраняют способность дальнейшего развития). Конъюгация в различных группах животных и растений может совершаться весьма различно: иногда между сливающимися особями (двумя или несколькими - напр. у некоторых корненожек) не наблюдается никакой разницы. В других случаях для конъюгации (или копуляции) служат особые подвижные клеточки, снабженные мерцательными жгутиками (такие подвижные клеточки свойственны и животным и весьма многим водорослям); эти клеточки могут быть одинаковы или разной величины; наконец, во многих растениях лишь одна из сливающихся половых клеточек подвижна (мужская), другая же (женская) лишена каких-либо органов движения. Как показывает,особенно, конъюгация у низших животных и растений, которую мы бесспорно должны считать за простейший, наиболее примитивный акт О., между мужскими и женскими оплодотворяющими и оплодотворяемыми половыми элементами не существует никакого коренного специфического различия; если же у многоклеточных животных и многих растений половые продукты представляют резкое различие по своему виду, величине и строению, то различие это является лишь результатом разделения труда между половыми клеточками: одни получили форму элементов весьма подвижных (активно или пассивно), другие отличаются обильным отложением запасных питательных веществ, относительно велики и неподвижны. Первые и являются мужскими элементами, вторые - женскими.

Оппозиция

(от лат. Oppositio - противопоставление). - Слово О. обозначает, вопервых, противодействие, борьбу против какой-либо господствующей силы; вовторых, ту группу или группы людей, которые ведут эту борьбу. Объектом О. могут быть господствующие в обществе религиозные, философские, политические, литературные и всякие другие идеи; нередко говорят также об О. в акционерных и др. обществах. Всего чаще слово О. употребляется как термин государственного права. Во всяком государстве существуют элементы, недовольные господствующим направлением правительственной деятельности; эти элементы составляют О. правительству. В государствах деспотических О. не допускается; всякое ее проявление преследуется более или менее суровыми карами, и она выражается лишь в скрытом недовольстве, в более или менее систематическом, обыкновенно пассивном противодействии распоряжениям правительства; иногда в бунтах. Явления этого рода иногда отказывают в наименовании О., но его применяет к ним Гастон Буасье. в изв. книге: "L\'opposition sous les Cesars" (русск. перевод, СПб. 1896). В современных конституционных государствах конституции отмежовывают О. известную область, в пределах. которой она может действовать свободно, даже под охраной государственных властей; ей предоставлено право свободной критики правительственных мероприятий в печати, в представительных собраниях, на народных митингах и т. д., но вместе с тем всякое неисполнение требований закона, всякое противодействие правительству, выходящее за указанные законом пределы, даже призыв или подстрекательство к нему преследуются и подвергаются каре. Легализированная таким образом О. приняла совершенно новые формы. Центром ее деятельности являются теперь, во-первых, парламенты, во-вторых - печать. Все члены парламента, противодействующие политике министерства, являются О. в наичаще употребительном ныне смысле этого слова; вся периодическая печать, более или менее враждебно критикующая деятельность правительства, называется оппозиционною печатью. По распространенному ныне в западноевропейских государствах убеждению, такого рода О. в общем не только не вредна, но является необходимым условием мирного, здорового прогресса, хотя конечно иногда может тормозить самые благие начинания, дискредитировать наиболее прогрессивные или благонамеренные правительства. Тем не менее в большинстве случаев партии, стоящие у власти, крайне враждебно смотрят на наличную О. и иногда даже нарушают конституцию, чтобы ослабить ее: в новейшей истории Европы нередки судебные и административные преследования органов печати или политических оппозиционных деятелей по совершенно недостаточным (с точки зрения существующего закона) и не всегда даже фактически верным основаниям (громкие процессы такого рода: гр. Арнима в Германии, ген. Буланже во Франции, Омдадины в Австрии и т. д.). К этой же категории явлений можно отнести некоторые случаи отмены Habeas Corpus Act\'a в Ирландии. Вообще положение О. весьма разнообразно в различных государствах: в одних (Германия) она только терпится, и то неохотно; в других к ней относятся с большим уважением (Франция); наконец, в Англии, и только в ней одной, О. сделалась необходимым институтом госуд. права. Там она призвана к постоянному участию в делах управления: посредством запросов правительству, участие в обсуждении ответного адреса на тронную речь и т. п. она дает правительству возможность действовать в пределах закона, и правительство было бы поставлено в весьма неудобное положение, если бы на выборах в палату общин прошли исключительно его сторонники и оно осталось бы в палате без О. Поэтому в Англии говорят не только о "правительстве Ее Величества", но, с тем же основанием, и об "О. Ее Величества" (термин этот редко употребляется в других странах; в Германии социал-демократы иногда насмешливо говорят о "всеподданнейшей О. его величества", желая обозначить этим умеренный характер оппозиции свободомыслящих). В частности положение и характер О. значительно различаются в зависимости от того, является ли государственный строй представительным или парламентарным. В государствах представительных (напр. в Германии) О. не надеется сделаться правительством; вследствие этого ее деятельность приобретает характер более принципиальный, более радикальный, но вместе с тем более отвлеченный и менее практический. Напротив того, в государствах парламентарных (наиболее типическим образцом которых является Англия), О. имеет право выражать недоверие министерству; если на ее стороне окажется большинство, министерство обязано выходить в отставку, и глава государства (король или президент республики) обращается к признанному вождю О. с предложением сформировать новое; таким образом вчерашняя О. становится правительством, вчерашнее правительство делается О., или; как обыкновенно говорят, переходит в О. Естественно, что в таких государствах борьба между правительством и О. принимает более практический, деловой, иногда мелочной характер. О. пользуется всяким поводом, чтобы свергнуть правительство - но вместе с тем, опасаясь ответственности, которая на нее ляжет, когда она сделается правительством, она обыкновенно опасается давать слишком большие обещания. В одних государствах О. состоит обыкновенно из одной, двух или вообще весьма немногих партий; так, в Англии в течение почти всего XIX в. выдающееся значение имели две партии - консервативная и либеральная, поочередно бывавшие О.; только в последние два десятилетия рядом с ними стала играть крупную роль ирландская партия, обыкновенно являющаяся, О. всем, как либеральным, так и консервативным правительствам. Напротив того, во Франции и в Германии О. состоит из разнообразных, даже диаметрально противоположных по воззрениям партий; при этом во Франции, как в стране парламентарной, эти партии заключают между собой коалиции для низвержения правительства, что в Германии оказывается невозможным. В О. чаще всего бывают партии либеральные, радикальные и социалистические, но нередко также партии консервативные и реакционные; так, во Франции монархисты находятся в О. наряду с радикалами и социалистами. - О. существует не только в парламентах, но и в думах, графских советах, провинциальных сеймах и других органах местного самоуправления.

Оппортунисты

(от лaт. opportunitas - удобство) - политическая партия во Франции, возникшая в конце 1870-х гг. Ее основателем считается Гамбетта. Сам Гамбетта называл свою политику политикой результатов. "Чтобы удержаться у власти, говорил он в Марсели 7 января 1878 г., республиканская партия должна сделаться партией министерской. Год власти плодотворнее, чем 10 лет самой героической оппозиции". Ради намеченной в этих словах цели Гамбетта отказался от своей прежней радикальной программы, сохранив из нее лишь один существенный пункт - выборы по спискам (scrutin de liste), от которого его последователи впоследствии отказались, когда эта система выборов оказалась удобной для их врага, ген. Буланже. Враги Гамбетты из крайнего левого лагеря называли его политику оппортунистской, т. е. политикой приспособления к обстоятельствам. Постепенно эту кличку стали усваивать и те, к кому она прилагалась: в 1890 г. один из видных представителей О. партии, Жозеф Рейнах, назвал сборник своих статей: "Polilique opportuniste" (П., 1890), в предисловии, что он не считает нужным более отказываться от имени О., хотя ни Гамбетта, ни ближайшие его последователи не употребляли этого выражения. После Гамбетты оппортунистская партия все более и более склонялась направо, привлекая к себе элементы из лагеря консервативных республиканцев, а потом даже из присоединившихся монархистов. Ее программа все более и более теряла прогрессивный характер и обращалась в программу консервативно-буржуазную. О. протестовали против пересмотра конституции в демократическом духе, против отделения церкви от государства, против подоходного налога, против фабричного законодательства; они были сторонниками колониальной политики, протекционизма; во время стачек оппортунистские министерства всегда были на стороне фабрикантов. Окончательный толчок направо дало О. радикальное министерство Буржуа (1895-1896), сплотившее все радикальные элементы и заставившее сплотиться элементы умеренные и консервативные; впрочем, как раз с этого времени название "оппортунизм" понемногу выходит из употребления. Со времени министерства Гамбетты (1881) власть, с короткими перерывами (министерства Флоке и Буржуа), постоянно была в руках О. разных оттенков; к ним принадлежали президенты республики Карно, Перье и Фор. Наиболее видные представители О. после Гамбетты - Ж. Ферри, Вальдек Руссо, Бюрдо.

Опричнина

- Этим именем назывался; во-первых, отряд телохранителей, на подобие турецких янычар, набранный Иоанном Грозным из бояр, детей боярских, дворян и др.; во-вторых - часть государства, с особым управлением, выделенная для содержания царского двора и опричников. Эпохой О. называется время приблизительно от 1565 г. до смерти Иоанна Грозного. Когда, в начале февраля 1565 г., Иоанн воротился в Москву из Александровской слободы, он объявил, что вновь принимает на себя правление, с тем, чтобы ему вольно было казнить изменников, налагать на них опалу, лишать имущества без докуки и печалований со стороны духовенства и учредить в государстве О. Это слово употреблялось сначала в смысле особого имущества или владения; теперь же оно получило иное значение. В О. царь отделил часть бояр, служилых и приказных людей и вообще весь свой "обиход" сделал особым: во дворцах Сытном, Кормовом и Хлебенном был назначен особый штат ключников, поваров, псарей и т. п.; были набраны особые отряды стрельцов. На содержание О. были назначены особые города (около 20), с волостями. В самой Москве некоторые улицы (Чертольская, Арбат, Сивцев Вражек, часть Никитской и пр.) были отданы в распоряжение О.; прежние жители были переселены на другие улицы. В О. было набрано также до 1000 князей, дворян, детей боярских, как московских, так и городских. Им были розданы поместья в волостях, назначенных на содержание О.; прежние помещики и вотчинники были переведены из тех волостей в другие. Все остальное государство должно было составлять "земщину": царь поручил его земским боярам, т. е. собственно боярской думе, и во главе управления им поставил князя Ив. Дм. Бельского и кн. Ив. Фед. Мстиславского. Все дела должны были решаться по старине, при чем с большими делами следовало обращаться к боярам, если же случатся дела ратные или важнейшие земские - то к государю. За подъем свой, т. е. за поездку в Александровскую слободу, царь взыскал с Земского Приказа 100 тыс. рублей. После учреждения О. начались казни; многие бояре и дети боярские были заподозрены в измене и сосланы в разные города. Имущество казненных и сосланных отбиралось на государя и раздавалось опричникам, число которых скоро возросло до 6000. Набирались О. из молодых дворян и детей боярских, отличавшихся удалью; они должны были отрекаться от всего и всех, от семьи, отца, матери, и клясться, что они будут знать-служить только государю и беспрекословно исполнять только его приказания, обо всем ему доносить и с людьми земскими не иметь сношений. Внешним отличием опричников служили собачья голова и метла, прикрепленные к седлу, в знак того, что они грызут и метут изменников царю. На все поступки опричников царь смотрел сквозь пальцы; при столкновении с земским человеком опричник всегда выходил правым. Опричники скоро сделались бичом и предметом ненависти для народа, царь же верил в их верность и преданность, и они действительно беспрекословно исполняли его волю; все кровавые деяния второй половины царствования Грозного совершены при непременном и непосредственном участии опричников. Скоро царь с опричниками уехал в Александровскую слободу, из которой сделал укрепленный город. Сам он завел нечто в роде монастыря, набрал из опричников 300 чел. братии, себя назвал игуменом, кн. Вяземскаго - келарем, Малюту Скуратова - параклисиархом, вместе с ним ходил на колокольню звонить, ревностно посещал службы, молился и вместе с тем пировал, развлекал себя пытками и казнями; делал наезды на Москву; где казни иногда принимали ужасающий характер, тем более, что ни в ком царь не встречал противодействия: митрополит Афанасий был слишком слаб для этого и, пробыв два года на кафедре; удалился на покой, а преемник его Филипп,. смело говоривший правду парю, скоро был лишен сана и жизни. Род Колычевых, к которому принадлежал Филипп, подвергся преследованию; некоторые из его членов были казнены по приказу Иоанна. В это же время погиб и двоюродный брат царя Владимир Андреевич. В декабре 1570 г., подозревая новгородцев в измене, Иоанн, в сопровождении дружины опричников, стрельцов и других ратных людей, выступил против Новгорода, грабя и опустошая все на пути. Сначала была опустошена Тверская область; опричники брали у жителей все, что можно было унести с собой, и уничтожали остальное. За Тверью подверглись опустошению Торжок, Вышний Волочек и другие города и села, лежащие на пути, при чем опричники без милосердия избивали бывших там крымских и ливонских пленников. В начале января русские войска подошли к Новгороду и опричники начали свою расправу с жителями: людей забивали до смерти палками, бросали в Волхов, ставили на правеж, чтобы принудить их к отдаче всего своего имущества, жарили в раскаленной муке. Пять недель продолжалось избиение, тысячи народу погибли. Новгородский летописец рассказывает, что были дни, когда число убитых достигало до полутора тысяч; дни, в которые избивалось 500 - 600 чел., считались счастливыми. Шестую неделю царь провел в разъездах с опричниками для грабежа имущества; были разграблены монастыри, сожжены скирды хлеба, избит скот. Военные отряды посылались даже в глубину страны, верст за 200-300 от Новгорода, и там производили подобное же опустошение. Из Новгорода Грозный отправился к Пскову и готовил ему ту же участь, но ограничился казнью нескольких псковичей и грабежом их имущества и возвратился в Москву, где снова начались розыски и казни: искали сообщников новгородской измены. Были обвинены даже любимцы царя, опричники Басмановы отец с сыном, князь Афанасий Вяземский, печатник Висковатый, казначей Фуников и др. Вместе с ними в конце июля 1570 г. было казнено в Москве до 200 человек: думный дьяк читал имена осужденных, палачи-опричники кололи, рубили, вешали, обливали осужденных кипятком. Сам царь принимал участие в казнях, а толпы опричников стояли кругом и приветствовали казни криками "гойда, гойда". Преследованию подвергались жены, дети казненных, даже их домочадцы; имение их отбиралось на государя. Казни не раз возобновлялись и впоследствии погибли: князь Петр Серебряный, думный дьяк Захарий Очин-Плещеев, Иван Воронцов и др., причем царь придумывал особые способы мучений: раскаленные сковороды, печи, клещи, тонкие веревки, перетирающие тело, и т. п. Боярина КозариноваГолохватова, принявшего схиму, чтобы избежать казни, он велел взорвать на бочке пороха, на том основании, что схимники - ангелы, а потому должны лететь на небо. В 1575 г. Иоанн поставил во главе земщины крещенного татарского царевича Симеона Бекбулатовича, бывшего раньше касимовским царевичем, венчал его царским венцом, сам ездил к нему на поклон, величал его "великим князем всея Руси", а себя государем князем московским". От имени великого князя Симеона всея Руси писались некоторые грамоты, впрочем не важные по содержанию. Симеон оставался во главе земщины не более двух лет: затем Иоан дал ему в удел Тверь и Торжок. Разделение на О. и земщину не было, однако, отменено; О. существовала до смерти Грозного (1584), но самое слово вышло из употребления и стало заменяться словом двор, а опричник - словом дворовый, вместо "города и воеводы опричные и земские" говорил и "города и воеводы дворовые и земские". Соловьев старается осмыслить учреждение О., говоря: "О. была учреждена потому, что царь заподозрил вельмож в неприязни к себе и хотел иметь при себе людей вполне преданных ему. Напуганный отъездом Курбского и протестом, который тот подал от имени всех своих собратий, Иоанн заподозрил всех бояр своих и схватился за средство, которое освобождало его от них, освобождало от необходимости постоянного, ежедневного общения с ними". Мнение С. М. Соловьева разделяет К. Н. Бестужев-Рюмин. В. О. Ключевский также находит, что О. явилась результатом борьбы царя с боярством, борьбы, которая "имела не политическое, а династическое происхождение"; ни та, ни другая сторона не знала, как ужиться одной с другой и как обойтись друг без друга. Они попытались разделиться, жить рядом, но не вместе. Попыткой устроить такое политич. сожительство и было разделение государства на О. и земщину. Е. А. Белов, являясь в своей монографии: "Об историческом значении русского боярства до конца XVII в." апологетом Грозного, находит в О. глубокий государственный смысл. Карамзин, Костоларов, Д. И. Иловайский в учреждении О. не только не видят политического смысла, по приписывают его проявлению тех болезненных и вместе с тем жестоких чудачеств, которыми полна вторая половина царствования Грозного. См. Стромилов, "Александровская слобода", в "Чтениях Москв. Общ. Истории и Древн." (1883, кн. II). Главным источником для истории учреждения О. является донесение пленных литовцев Таубе и Крузе курляндскому герцогу Кетлеру, напечатанное у Эверса в "Sammlung Russisch. Geschichte" (X, 1, 187-241); См. также "Сказания" кн. Курбского, Александровскую летопись, "Полное Собрание Рос. Летописей" (III и IV).

Оптика

I. Содержание этой науки. - О. представляет собой отдел физики, в котором рассматриваются световые явления; подразделяется на следующие части: а) геометрическая О., b) физическая О. и с) физиологическая О. Основание геометрической О. составляют опытом найденные законы прямолинейного распространения, отражения и преломления света, а также закон квадратов расстояний и понятие о луче; ни критика тех опытов, на основании которых заключили о существовании этих законов, ни рассмотрение тех возможных и вероятных физических причин, из которых эти законы являются простым математическим, т. е. логическим следствием, в область геометрической О. не входят. Геометрическая О. ставит своей задачей математическое исследование хода световых лучей при различных условиях; эти исследования могут иметь целью: или найти путь лучей, когда заданы свойства и форма тех прозрачных средин, по которым лучи должны проходить; или обратно - разыскать свойства (оптические) и форму прозрачных средин, при которых пути лучей удовлетворяли бы некоторым заранее поставленным требованиям; при всех этих вопросах законы движения по различным средам и законы перехода из одной в другую предполагаются известными. Главное и единственное средство, при помощи которого геометрическая О. получает свои результаты, есть чистая математика. Физическая О. занимается разысканием условий, необходимых для того, чтобы те или другие световые явления совершались, а также законов. связывающих количественную сторону совершающихся световых явлений с количественной стороной других физических явлений, которые являются или причиной рассматриваемых световых явлений, или сопровождают их, или суть непосредственные следствия их. Не ограничиваясь только разысканием вышеуказанных условий и связей - физическая О. старается и объяснить их, делая различные гипотезы о сущности световых явлений; исходя из этих гипотез, выраженных математически, стараются показать необходимость тех, уже из опыта известных, законов, которым световые явления подчиняются. также стараются получить указание на существование новых оптических явлений, на законы, по которым они должны совершаться, и на ту опытную обстановку, при которой они могут быть наблюдаемы. Получив такие указания, стараются подтвердить предсказанное опытом. Следовательно, гипотезы и развивающиеся из них теории служат не только для систематизации громадного опытного материала, относящегося к световым явлениям, но и служат указателями того в каком направлении и при какой обстановке нужно работать далее; благодаря таким теоретическим наведениям и указаниям найдены такие поразительные явления, как коническое лучепреломление, некоторые особые случаи дифракции, явления Герца и др. Главным средством физической О. служит опыт, математика и механика, при чем решающая роль принадлежит опыту. Физиологическая О. занимается исследованием ощущений, вызываемых в наблюдателе светом, попадающим на сетчатку глаза.

II. Исторический очерк развития О. Выше указанное разделение О. образовалось только с накоплением достаточного опытного и теоретического материала; постепенный рост этого материала в общих чертах следующий: за 300 лет до P. Хр. Евклид устанавливает факт прямолинейного распространения света и законы отражения, чем и кладет основание геометрической О., но рассмотрение отражения света от зеркал плоских и сферических сделано только в 1 в. по Р. Хр. Птоломеем в его трактате об О.; в этом же веке (50 лет по Р. Хр.). Клеомед устанавливает качественно законы преломления, т. е., что при переходе луча из среды менее плотной в среду более плотную он приближается к перпендикуляру, и наоборот; Птолемей пытался найти количественную связь между углами падения и преломления, но это ему не удалось: его измерения привели к неверному заключению, именно - углы преломления пропорциональны углам падения. Около 1000 лет по P. Хр. Алхацен показывает, что от каждой точки светящегося предмета идут лучи к глазу, высказывает мнение, что свет не может распространяться мгновенно, рассматривает отражение от цилиндрических и конических зеркал и, исследуя преломление света, находит неверность закона Птолемея, но точного закона ему найти не удается; разбирая преломление при прохождении лучей через прозрачный шар показывает, что солнечная теплота и лучи собираются в некотором расстоянии от шара. В XIII в. по Р. Хр. Роджер Бакон, рассматривая преломление через сферические поверхности, указывает, что, благодаря преломлению, кажущиеся размеры предметов могут быть увеличены, так что, следовательно, возможно"... читать мельчайшие буквы с огромных расстояний...", но опытом этого не подтверждает; кроме этого Бакон разбирает параболические зеркала и показывает существование сферической аберрации в сферических зеркалах; в этом же веке изобретены очки, но имя изобретателя неизвестно. В XVI в. Мавродик открывает сферическую аберрацию в чечевицах, объясняет действие очков и изображения через малые отверстия, Делла Порта изобретает камеру-обскуру; к концу XVI и началу XVII вв. почва для изобретения микроскопа и зрительной трубы оказывается вполне подготовленной, так что оба эти громадной важности прибора изобретаются, но имена первых устроителей этих приборов с достоверностью нам неизвестны. XVII век особенно богат прекрасными оптическими открытиями: Кеплер находит и объясняет полное внутреннее отражение, разбирает ход лучей в стеклах и трубах, дает планы новых зрительных труб, при чем истинный закон преломления ему неизвестен; он пытался его найти, но не удачно, поэтому при всех своих оптических работах пользуется законом приближенным; истинный закон преломления был найден Снеллем (1626), но опубликован только (самостоятельно) Декартом; Кирхер описывает явления фосфоресценции и флуоресценции; Кавальери, приняв показатель преломления равным 3/2, дает выражения для фокусных расстояний чечевиц; Марци предлагает получить спектр на экране в темной комнате и утверждает, что раз преломленный луч сохраняет при последующих преломлениях один и тот же цвет (но опытов не делает); Гримальди открывает явление дифракции света и высказывает идею о волнообразной теории; Гук тоже намечает теорию волнения и даже высказывает мысль, что колебания должны быть поперечные относительно направления распространения их; кроме того Гук занимается исследованием цветов тонких пластинок, применяет зрительную трубу для измерения углов; Ремер из наблюдений над затмениями спутников Юпитера открывает и определяет скорость света: Смит, Джюрин, Бюффон разрабатывают физиологическую О.; Гюйгенс исследует законы двойного преломления в исландском шпате, дает способ построения хода преломленных лучей, поддерживает теорию волнения и на основании ее объясняет большинство оптических явлений, но совершенно забывает мысль Гука о поперечности колебаний и считает их продольными, и, наконец, Ньютон открывает цветное светорассеяние, исследует цвета тонких пластинок, разрабатывает явления дифракции, устраивает первый зеркальный телескоп, развивает теорию истечения и благодаря своей гениальности так удачно и хорошо приспособляет эту теорию ко всем известным тогда оптическим явлениям, что все его ученики становятся на его точку зрения и в начале игнорируют, а потом и совсем забывают идеи Гука и Гюйгенса о воднообразной теории света, вследствие чего теория истечения остается господствующей и всеми принятой до 1800 г. В 1800 г. Юнг вновь выдвигает забытую теорию волнения и в 1801 - 1802 гг. окончательно становится на ее сторону; он устанавливает принцип и факт интерференции света, ею объясняет цвета тонких пластинок, вычисляет длины световых волн, но нападки противников, накопление новых фактов, которые не могли быть объяснены из-за непринятия поперечности колебаний, заставили Юнга почти потерять веру в правильность его идей. В это время открытия быстро следовали одно за другим: Мадюс (1808) открывает поляризацию света отражением, в 1810 г. показывает, что двойное преломление сопровождается поляризацией обоих преломленных световых пучков, одновременно с Био в 1811 г. открывает поляризацию простым преломлением; в том же году Арого открывает хроматическую поляризацию, которая дальше разрабатывается Брюстером; в тоже время Биo очень остроумно приспособляет теорию истечения к этим явлениям; что же касается Юнга - то он не может выяснить роли поляризации во всех этих явлениях и только высказывает мысль, что все они могут быть объяснены интерференцией света; теория истечения снова начинает брать верх, но уже ненадолго. В 1818 г. Френель представляет парижской академии наук свой знаменитый мемуар о дифракции света, соединяет принцип элементарных волн с принципом интерференции, выясняет прямолинейное распространение света, приводит новые случаи интерференции, совместно с Арого устанавливает законы интерференции поляризованных лучей, на основании которых приходит к заключению о поперечности колебаний, но такое заключение представляется ему в таком противоречии с представлениями о природе колебаний упругих жидкостей, что он не решается принять это заключение, так что Юнг, познакомившись с работами Арого и Френеля, опубликовывает гипотезу поперечности раньше самого автора. Многим математикам эта гипотеза кажется чудовищною, нелепою, но в мемуаре о поляризации света (1821) и о двойном лучепреломлении Френель показывает, с какой легкостью из этой гипотезы вытекают объяснения всех в то время известных явлений поляризации, далее дает теорию двойного преломления, вводит гипотезу об эллиптической поляризации и всем этим заставляет большинство физиков принять его сторону; когда же в 1832 г. Гамильтон теоретически, на основании формул Френеля, предсказал существование конического лучепреломления а Ллойд подтвердил предсказанное опытом, и затем в 1850-х годах Физо и за ним Фуко определили скорость света в воздухе и в воде и нашли ее согласной с теорией волнения и противоречащей теории истечения, тогда первая была окончательно принята всеми. При детальной разработке теории волнения пришлось убедиться, что хотя громадное большинство оптических явлений хорошо объясняется этой теорией, но для объяснения многих явлений приходится делать различные допущения относительно свойств эфира и его связи с телами; благодаря таким допущениям явились, так сказать, варианты и дальнейшие развития Френелевской теории (теории Грина, Неймана, Мак-Куллага, Коши, Бусинеска, Гельмгольца и др.) и, наконец, в конце 1860-х и начале 1870-х годов явилась новая, так называемая электромагнитная, теория света, данная английским ученым Максвелем. Эта теория до конца 1880-х годов (до опытов Герца над распространением электромагнитных колебаний) не пользовалась успехом, но после названных опытов начала обращать на себя

внимание и в настоящее время начинает приниматься большинством. Параллельно с разработкой теоретических вопросов О. в нашем веке совершается ряд блестящих открытий в экспериментальной части. Волластон открывает, Фрауэнгофер (1814-1815) в подробности изучает темные линии в солнечном спектре и (1821 - 1822) получает спектр от дифракционных решеток. Гершель (1822-29) исследует спектры некоторых тел, за ним Тальбот указывает на возможность оптического анализа; но ни тот, ни другой не устанавливают факта зависимости определенных линий в спектре от присутствия соответственного элемента в пламени. Hиeпсь и Дагерр (1829 - 85) кладут начало фотографии, Кирхгоф и Бунзен (1859) создают спектральный анализ. Установка соотношения между спектрами поглощения и испускания влечет за собою множество новых работ: открываются спектральным анализом новые тела (цезий, рубидий, талий), им же пользуются для изучения строения небесных светил и, пользуясь принципом Доплера, применяют спектральный анализ к открытию движения небесных светил. Ле-Ру (1862), Христианзен (1870) открывают аномальное светорассеяние, Кундт его обстоятельно исследует и, наконец, начиная с 1888 г., благодаря исследованиям Герца, появляется громадное количество работ, имеющих целью показать, что все известные нам оптические явления могут быть повторены с лучами электромагнитными, Опыт поразительно подтверждает как предсказанную Максвелем аналогию лучей обоего рода, так и некоторые явления, вытекающие как следствие из электромагнитной теории, заставляя этим поставить эту теорию света. на первое место.

Помощь, оказанная различными оптическими открытиями другим наукам, громадна: зрительная труба позволила астрономии открыть множество невидимых невооруженному глазу светил, точно координировать их положение и определять координаты места наблюдателя. на земной поверхности; микроскоп ввел биологию в новый мир микроорганизмов, невооруженному глазу недоступный; спектральный анализ дал возможность судить о строении небесных светил, о движении их в том случае, если их расстояние от наблюдателя настолько велико, что наблюдаемое положение светила на небесном своде кажется постоянным, о присутствии в пламени или электрической искре тех или иных тел в таких малых количествах, определение которых химическому анализу недоступно; сахариметры дали возможность быстро определять количество сахара в растворах и, наконец, фотография (успехи которой зависели также и от химических изысканий) дает способ закрепить все, что видимо в трубу, в микроскоп, в спектроскоп или невооруженным глазом на пластинке и сохранить этот беспристрастный документ на неопределенно долгое время.

Оптимизм

(от лат. optimas - наилучший) - воззрение, по которому существующий есть лучший из возможных и все в нем совершающее ведет к добру. Принципиально О. требуется учением о Боге, как Всеблагом, Премудром и Всемогущем Творце и Промыслителе мира. Доказать О. с этой точки зрения составляет особую задачу оправдания Божества или Теодеции: самый значительный образчик такого исследования дан в известном сочинении Лейбница. Главная трудность задачи состоит в фактическом существовании зла и страдания в мире, что дает видимую основу для противоположного О. Сама возможность оценки мира в смысле добра и зла предполагает утверждение за человеческой личностью и ее сознанием принципиального значения в жизни вселенной, - признание, что мир имеет цель, и что эта цель человек. Поэтому в воззрениях натуралистических, не придающих такого значения человеку, и тем более в воззрениях, отрицающих в мире всякую целесообразность (механический материализм), спор между О. и пессимизмом не имеет никакого смысла. О. может опираться на признание постоянного прогрессивного характера мировой жизни; но само понятие прогресса нуждается в дальнейшем философском оправдании, которое с известных точек зрения, напр. механической, не может быть проведено до конца. От О., как общей теории, следует различать О. как господствующее личное настроение (в зависимости от свойств темперамента), побуждающее человека видеть во всем хорошую сторону и не унывать в несчастии. Теоретический и житейский О. далеко не всегда совпадают между собой.

Оптина пустынь

- Введенская-Макариева мужская заштатная (с 1764 г.) Калужской губ., Козельского у. По преданию, основана еще в XIV в. бывшим предводителем шайки разбойников, Оптою (в иночестве Макарий). До 1499 г. в пустыни жили совместно иноки и инокини; в 1724 г. иноки переведены в Белевский-Спасский м-р; спустя два года пустынь восстановлена; при ней Иоанна Предтечи скит. Особенно чтимы иконы Усекновения главы Иоанна Предтечи и Казанской Божьей Матери.

Опунция

(Opuntia L.). - родовое название растений из семейства кактусов; всего известно около 150 видов этого рода, растущих преимущественно в Мексике, Перу и Чили, в Соединенных Штатах (до 50º с. ш.), а также в Южной Америке. Некоторые виды встречаются в одичавшем состоянии на Канарских островах на юге Европы, в Африке и в Азии. О. характерное растение: стебли его состоят из мясистых, сплющенных, более или менее овальных, листовидных члеников; иногда развиты мощные, цилиндрические стволы и на них сплющенные пластинчатые членистые ветки в виде листьев; настоящих листьев обыкновенно не бывает; они появляются только на очень молодых побегах, в виде цилиндрических или призматических палочек; живут они очень короткое время и скоро сваливаются. Вместо листьев на стеблях появляются крупные и мелкие иглы, располагающиеся обыкновенно пучками. Цветки появляются по одиночке или пучками из центра пучка игол по краю или на верхушке члеников; они правильные, тарелчатые или более ворончатые; лепестки свободные или только слегка склеенные, многочисленные, наружные из них чашечковидные, иногда мясистые и острые, внутренние - покрашенные. Тычинки короче венчика; они прикрепляются к вогнутому в виде чаши цветоложу. Завязь булововидная, яйцевидная, коническая или цилиндрическая, снаружи покрытая чешуйками, в пазухе чешуек находятся пучки игол. Плод коническая или шарообразная ягода, со многими или несколькими семенами. Ягода многих видов съедобна и обладает способностью окрашивать мочу в кроваво-красный цвет. Самый обыкновенный вид О. - Opuntia vulgaris Mill., вывезенный из Америки и теперь одичавший по всему югу Европы и на севере Африки. Плоды этого вида употребляются в пищу туземцами, под именем "индийской фиги". Карликовая разновидность другого вида, О. Ficus indica Mill. var. nana, встречается в одичавшем состоянии в южной Швейцарии и в Тироле. В Америке в южной Испании, в Сицилии и в Алжире возделывается особый вид О., так назыв. кошенильный кактус (O. coccinellifera Mill.), отличающейся своими красными цветками и длинными тычинками; возделывается он из-за травяной вши, так наз. кошенили, живущей на его стеблях. Ради этой же цели возделывается другой вид, O. Тuna. Впрочем, за последнее время этот промысел стал падать. В оранжереях и комнатах разводят как декоративные растения и другие виды О. Размножаются они легко черенками; требуют песчаной почвы и малой поливки.

Опухоли

(Tumores, Neoplasmata, Pseudoplasmata) - являются одной из форм патологических, ненормальных новообразований. Новообразованием наз. как процесс образования новых тканевых элементов, так равно и продукт подобных процессов, а потому оно может быть как физиологическим. в пределах нормы, так и патологическим процессом, т. е. обнаруживать порочность в смысле повышенного созидания организованной материи. Примером нормального новообразования служит так наз. "регенерация". Что же касается патологического новообразования, то оно основано на размножении клеток при ненормальных условиях. Морфологический признак такого рода прогрессивных процессов двоякий: клетка и ее производные (волокна и пр.) или просто увеличиваются в объеме - гипертрофия, или же клетка размножается и делится - гиперплазия. Все гипертрофические процессы, с точки зрения этиологии и клинического течения, могут быть двояки: или они являются реакцией живых тканей на какое либо внешнее вредное или разрушающее воздействие, а потому обнаруживаются настолько, насколько это необходимо для пополнения вызванных потерь (возрождение тканей), или гипертрофические процессы, возникающие под влиянием каких либо внутренних причин, характеризуются отсутствием физиологической законченности и целесообразности и не только не полезны организму, но вредят ему - О., уродства и т. п. Увеличение числа клеток происходит по типу физиологического деления их. Прежде предполагали, что клетки образуются из бесформенной бластемы, но уже Вирхов установил знаменитый закон "omnis cellula е cellula". Но так как в настоящее время главным центром деятельности при делении клетки признано ядро. то еще точнее утверждать: "omnis- nucleus e nucleo". В настоящее время признано беcспорным положение, что всюду, где имеет место действительное новообразование тканей, существует кариомитотический тип клеточного деления. Сходство процесса размножения при патологических условиях с физиологическими обнаруживается также в том, что производные клетки всегда соответствуют типу производящих клеток. В различные периоды жизни стремление клеток к росту и размножению обнаруживается не в одинаковой степени. Можно различать 4 главнейших периода:

1) время наивысшей энергии новообразования, совпадающее с эмбриональным развитием,

2) период роста, соответствующий юношескому состоянию клетки, когда в новообразовании накопляется избыток, сравнительно с расходом, идущий на дальнейшее развитие;

3) период, следующий за окончанием прогрессивного развития тела после родов, в течение которого новообразование уравновешивается потреблением; и

4) период обратного развития.

В первые 3 периода энергия размножения клеток зависит от их внутренних свойств. Всего энергичнее в этом отношении эпителиальные ткани (пример - быстрое восстановление надкожницы), всего слабее - ткань мышечная и особенно ткань нервных узлов. На проявление энергии оказывает влияние и приток питательных материалов. Кроме того нужно признать существование особых клеточных раздражений, вызывающих их наклонность к дальнейшим образовательным (формативным) процессам. Все эти особенности обнаруживаются и по отношению к О. Под О. подразумевается нарост (neoplasma, pseudoplasma), вследствие прогрессивного расстройства питания, увеличенной продуктивной деятельности тканевых элементов; по своему же наружному виду, равно как по характеру роста, она всегда отличается атипическим развитием (в отличие от гипертрофии и гиперплазии), хотя в ней никогда не встречаются элементы, чуждые организму. Анатомически О. выражается появлением наростов на поверхности органов или гнезд внутри них, более или менее резко отграниченных и отличающихся от нормальных, окружающих их частей. "Эта обособленность и некоторая самостоятельность О. отличают их от других новообразований", хотя О. иногда обнаруживается в виде язвы, дефекта ткани. О. представляют чрезвычайное разнообразие по своему гистологическому строению, анатомическим формам и клиническому течению, они могут появляться в самых разнообразных частях организма, как внутри, так и в толще плотных органов, на поверхности их, на коже, на всех слизистых и серозных оболочках. Развиваясь в глубине какого-либо органа, она в начале не изменяет внешней формы его и открывается только при разрезе, причем представляется в виде гнезда круглого или неправильного очертания, отличающегося от окружающей ткани органа своим цветом, плотностью, неодинаковостью уровня с поверхностью разреза самого органа. Развиваясь дальше, О. своим эксцентрическим давлением увеличивает объем органа, изменяет его форму и, наконец, выпячивается над поверхностью. Появляясь в периферических частях органов или поверхностных слоях оболочек, О. выдается в полость, канал или на поверхности тела. Поверхностно растущая О. может представляться в виде более или менее развитого утолщения кожи или слизистой оболочки, одиночного или нескольких, слившихся вместе бугров, бугорка или милиарного узелка. При дальнейшем росте О. может отделяться от окружающей ткани, оставаясь с ней в соединении посредством ножки или стебелька - грибовидный нарост; если ножка очень тонка, получается полип. Иногда О. дают многочисленные отпрыски, подобные сосочкам кожи или ворсинкам кишок - получается сосочковое новообразование или ворсистая 0. - папиллома. Если О. подвергается распадению, то образуется часто язва, идущая более или менее далеко в глубь в виде кратера, получается так называемая разъедающая язва - Ulcus rodens, с плотными, бугристыми краями. Величина О., начинаясь микроскопическим узелком, может дойти до небольшого просяного зерна или горошины, другие же достигают иногда 100 и более фн. О. с бедной сосудистой системой имеют малые размеры; новообразования, которые построены по типу нормальных тканей и богаты сосудами, могут принять громадные размеры. О. безвредные для организма могут принимать более крупные размеры, между тем как опасные для него часто убивают достигнув незначительной величины. Где О. встречает мало препятствий для своего роста, как напр. в коже и подкожной клетчатке, в брюшной полости (благодаря податливости передней стенки), там она принимает большие размеры и т. д. Далее О. могут быть одиночные, множественные и сложные (слившиеся между собою). При множественных О. каждая из них может самостоятельно развиться или, напротив, от первоначальной образуются вторичные узлы (метастазы - переносы), получается так наз. генерализация. Плотность их также различна: от мягких, студенистых, мозговидных до костной твердости. Бессосудистые или бедные сосудами О. имеют белый, синеватый или желтоватый цвет; чем О. богаче сосудами, тем более цвет их приближается к красному; состоящие из слизистой ткани бесцветны и прозрачны, из жировой - желтого и т. д. Характер опухоли определяется почти исключительно микроскопическим путем. Из внешних признаков важны для оценки значения организма следующие признаки: место развития, рост, отношение ее к окружающим тканям, плотность, изъязвление, вторичные узлы.

Строение. Прежде О. считались паразитическими образованиями, чуждыми организму, но в настоящее время окончательно установлено, что О. устроены исключительно из элементов, присущих организму в различные периоды его развития, и по тем же законам и типам, по которым развиваются нормальные ткани. Разница лишь в том, что в каком-либо месте организма происходит или количественное увеличение массы ткани, свойственной этому месту - гомология, гетерометрия, или развивается ткань, не присущая данной местности - гетерология, гетеротопия и, наконец, О. состоит из тканей, не свойственных данному возрасту организма, а более раннему, даже - эмбриональному; это составит гетерохронию. Сама О. может состоять из одной, вполне развитой типической ткани, напр. жировой, костной - гистиоидные простые О.; из нескольких простых тканей, расположенных без всякого взаимного отношения - смешанные О.; из простой незрелой ткани, остановившейся на той или другой ступени эмбрионального развития, напр. из эмбриональной соединительной ткани - эмбриональные; из ткани, соответствующей по строению и происхождению воспалительному новообразованию грануляционные; из нескольких с правильным взаимным расположением их на подобие какого-либо простого органа, напр. железы - сложные или органоидные О.; из многих тканей, так что в состав О. входят целые системы и сложные органы (кости, ткань нервных центров, части кишечного канала и пр.) - тератоидные О. или тератомы; наконец, из элементов, свойственных нормальным тканям, но с неправильным расположением этих элементов, не встречающихся в физиологическом состоянии - атипические О. Кроме основной ткани, О. обладают еще стромой, состоящей большей частью из волокнистой соединительной ткани, кровеносных сосудов, артерий, вен и капилляров; лимфатических сосудов, иногда и нервов. В настоящее время господствует взгляд, что О. происходят из эмбриональных элементов, сохранившихся от ранних периодов зародышевой жизни среди тканей, достигших полного развития. Последующий рост совершается по общим законам и типам развития нормальных тканей. Клеточки увеличиваются в числе путем пролиферации и вырабатывают надлежащие промежуточные вещества. Далее рост О. идет различно. При так назыв. центральном росте О. растет сама из себя, на счет продолжающегося размножения составляющих ее клеточных элементов; при периферическом росте - окружающие ткани тоже принимают активное участие в развитии новообразования, при чем это выражается весьма различно: все новообразования получают свой питательный материал из окружающих частей, так как сосуды О. развиваются из отпрысков сосудов окружающих тканей. Самые благоприятные условия для роста О. представляет рыхлая соединительная ткань, так как она легко оттесняется в сторону по мере увеличения их. Напротив, компактная волокнистая и эластическая ткани представляют значительное препятствие росту новообразований; сухожилия, апоневрозы долго противостоят им, не подвергаясь почти никаким изменениям, а только механически отодвигаясь в стороны растущей О. Тоже можно сказать и про хрящевую ткань. Меньше препятствий представляет костная ткань, в которой появляются вдавления и продыравления. Поперечно-полосатые мышцы и нервная ткань легко подвергаются жировому перерождению. Всего больше противостоят артерии.

Течение и исходы. О. обыкновенно растет безостановочно, что является существенным отличительным признаком их. Быстрота роста частью зависит от свойств О., причем клеточковые образования низшей организации растут быстрее О., построенных по типу стойких тканей. Иногда замечаются перерывы роста. Достигший полного развития, О. иногда обнаруживает процесс дегенерации, в основе которого лежит расстройство питания от нарушения кровообращения в ней: чаще всего наблюдается жировое перерождение, реже - творожистое, слизистое, коллоидное, стекловидное или гиалиновое и даже амилоидное. Наконец, наблюдалось известковое пропитывание или омеление их и ороговение. Результатами таких регрессивных продлений могут быть: уменьшение объема О., как равномерное, так и частное; остановка роста, изъязвление, воспаление, омертвение и, наконец, переход одного вида новообразования в другой (метаплазия), в пределах тканей, принадлежащих к одному общему типу. По значению, для организма различаются О. доброкачественные и злокачественные. Первые, от начала до конца своего существования, представляют исключительно местное поражение, хотя, вследствие случайных обстоятельств, и могут быть иногда причиной общих расстройств организма. Злокачественное новообразование имеет характер местного заболевания только в начале развития; в дальнейшем же течении оно становится источником общего поражения, выражаясь ранее всего явлением заражения ближайшей местности их - диссеминацией, т. е. в ближайшем соседстве с О. появляются новые узелки вскоре достигающие более значительных размеров и сливающиеся с первым узлом. В дальнейшем течении болезни появляются новые, вторичные, узлы в различных, более и менее отдаленных органах и тканях, так назыв. метастазы, т. е. переносы элементов О., способных к дальнейшему размножению, занесению механическим путем по кровеносным и лимфатическим сосудам. При наиболее злокачественных формах в последние периоды болезни метастазы появляются в громадном количестве во всех органах и тканях, за исключением бессосудистых; происходит так назыв. генерализация процесса. Всякая О., состоящая из клеток, способных к продуктивной деятельности, может сделаться источником общего заражения. Если оно наступило - неизбежное следствие - общий упадок питания организма, кахексия, выражающаяся в резко выраженном малокровии, обеднении крови плотными составными частями (гидремия), общее исхудание (исчезание жира) и атрофия разных органов, заканчивающаяся смертью. Значение доброкачественных О. исключительно местное и обусловливается чисто механическим влиянием их на окружающие ткани и органы. Развиваясь на поверхностных частях тела, по направлению к периферии, они могут достигнуть громадных размеров и причинять затруднения своей тяжестью, препятствовать движение. Появляясь во внутренних органах, они могут сдавливать или оттеснять прилежащие к ним органы, сосуды и т. п. Злокачественные О., производя по существу такие же местные изменения, отличаются более быстрым ростом; давая метастазы, они нарушают нормальное питание многих тканей и органов.

Причины О. Некоторые О. появляются при определенных и ясных условиях; так, напр., ретенционные мешетчатые образования от закупорки или прижатия выводного отверстия какой-либо железы, которая вследствие того растягивается накопляющимся в ней секретом в виде шарообразного мешка или кисты; другие обусловливаются чисто механическим раздражением (мозоли). О., устроенные по типу воспалительного образования, являются или результатом местного раздражения, или же последствием заражения (инфекционные гранулемы); третьи - представляют собой расстройства во время утробной жизни (тератоидные О.). Что касается других О., а именно гетерологических, то до сих пор не имеется верных, основанных на бесспорных фактах и обнимающих все явления, объяснений.

Г. M. Г

Опыт

(в философском смысле) - означает как отдельные состояния сознания, испытываемые или испытанные субъектом, так и совокупность таких состояний у единичных людей и у всего человечества. О. есть первичный источник наших знаний, дающий материал для всякого другого познания. С различных точек зрения О. разделяется на прямой и косвенный, внутренний и внешний, житейский и научный. Состояния, переживаемые и пережитые самим данным субъектом, составляют его прямой или непосредственный О.; достоверное свидетельство о чужих опытах есть для него О. косвенный. Чьи бы то ни было знания об Америке суть во всяком случае опытные (по происхождению своему), так как ни путем чистого мышления, ни путем откровения свыше мы таких сведений не получаем; но для небывавшего в Америке всякое эмпирическое знание о ней очевидно, получается лишь косвенным образом, через усвоение чужих опытов. С прогрессом личной и собирательной жизни О. обоего рода возрастает неравномерно: косвенный несомненно перевешивает. Различие между внешним и внутренним О. обусловлено участием или неучастием органов чувств - зрительного, слухового и т. д. То, что нами испытывается с ближайшею помощью этих органов, называется внешним О., а то, в чем они не действуют определяющим образом (каковы душевные волнения, решения воли, размышления), относится к внутреннему О. Такое обозначение, строго говоря, неверно, так как все без исключения испытываемое нами есть непременно наше внутреннее состояние, и выражение: внешний О. есть соntradictio in adjecto. О самых органах так называемых внешних чувств мы можем знать лишь через наши собственные ощущения. Почему, однако, некоторые из испытываемых нами состояний сознания принимаются как; свидетельства о чем-то другом, кроме нас самих, и в какой мере и на каких основаниях такое свидетельство может быть признано достоверным - этот гносеологический вопрос стал первенствующим в философии с прошлого века; решительная его постановка составляет отличие философского критицизма от догматизма, относящегося к нему без достаточной определенности и последовательности. Более или менее широкое обобщение переживаемых событий через более или менее отчетливо действующую рефлексию выражается в житейском или жизненном О., который можно различать на личный и исторический. Систематическая обработка опытного материала посредством правильной рефлексии образует О. научный в общем смысле, от которого следует отличать особый специальный прием, применяемый в некоторых науках и состоящий в создании искусственных условий для явлений, с целью проверки относящихся к ним обобщений; этот прием также называется О., но, во избежание недоразумений, лучше обозначать его словом: эксперимент. Иногда говорят о религиозном О., как особом роде О., на ряду с указанными; но это неправильно, так как испытываемые религиозные состояния лишь по своему содержанию и значению для жизни отличаются от всех прочих данных так называемого внутреннего О.; формальных признаков установить здесь невозможно, по существу же религиозный О. входит в сферу жизненного О.

Вл. С.

Оракул

(лат. oraculum) - в древности одно из средств, с помощью которых человек старался вступать в непосредственное общение с божеством. Изречения О. считались откровениями божества; они получались вопрошающими в определенном месте, через известных посредников, большею частью жрецов данного божества, являвшихся и истолкователями полученного откровения. Все О. могут быть подведены под три категории: предсказания получались или в виде сентенций, или в виде символов, или в виде сновидений. В знаменитейшем из всех О. - дельфийском - одуряющие пары, выходившие из расщелины скалы, приводили пророчицу в состояние ясновидения; в Додоне о воле божества судили по движениям листьев на священном дубе, по звукам, исходившим от металлических сосудов, по журчанью священного источника, в Делосе следили за шелестом лавра. в О. Зевса Аммонского в Ливии - за известными явлениями на изображении божества, составленном из драгоценных каменьев; в Риме, по повелению сената и в присутствии магистрата, раскрывали сивиллины книги. Трудно судить, насколько сами жрецы убеждены были в истинности откровений; во всяком случае усматривает в О. один лишь сознательный обман со стороны жрецов было бы суждением односторонним и лишенным исторической перспективы. Даже туманная форма ответов, особенно характерная для дельфийского О., сама по себе не свидетельствует о сознательном обмане, хотя нельзя отрицать, что жрецы часто обеспечивали свою непогрешимость двусмысленностью ответов, подходящих для любого случая. Возникновением О. данное место было обязано или благодетельному источнику, с которым греческая мысль обыкновенно связывала близость божества, или явлением природы (пары из горячего источника и т. п.), вызывавшим состояние экзальтации. Возникали О. и в местностях, где. покоились останки какого-нибудь знаменитого ясновидца. В последнем случае вопрошающие обыкновенно лично подвергались одухотворяющему действию божества; так напр., в О. Амфиарая вопрошающий, после трехдневного воздержания от вина и однодневного поста, должен был заснуть в храме, чтобы ему в сновидении открылась воля божества. Назначение О. состояло не в том только, чтобы раскрывать будущее, но и в том, чтобы от имени божества руководить жизнью народа в тех исключительных случаях, когда человеческая мудрость оказывалась несостоятельной. К О. прибегали и государственные люди, когда их личный авторитет оказывался недостаточным для проведения той или другой меры. Для известных периодов греческой истории О. получают, поэтому, значение политических институтов. О., совета которых испрашивали во всех важных начинаниях, много содействовали поддержанию среди разрозненных греков сознания национального единства и осуществлению общегреческих предприятий. Они покровительствовали сельскохозяйственной культуре, колонизации новых земель и т. п. Древнейшим из всех О. считался О. в Мероэ, в Египте, а за ним непосредственно следовали О. в египетских Фивах и О. Зевса Аммонского. В Греции величайшим авторитетом пользовался О. в Додоне, позднее - О. в Дельфах. Кроме того Зевс имел своих О. еще в Элиде, Пизе и на Крите, Аполлон - в Кларосе близ Колофона и на Делосе. О. Бранхидов в Милете посвящен был Аполлону и Артемиде. О. героев были О. Амфиарая в Оропосе, О. Трифония и Геракла - в Буре, в Ахайе. О. с вызыванием духов усопших существовали в Гераклее Понтийской и на Авернском озере. К О. должны быть причислены и изречения так наз. сивилл, особенно эритрейских и (в Италии) кумейских. У римлян существовали О. Фавна и Фортуны в Пренесте, О. Паликов; но они охотно обращались и к греческим, и к египетским О. В Греции О. потеряли свое значение лишь после полного падения свободы и независимости греков, но и затем, лишенные всякого авторитета, они влачили свое существование до царствования Феодосия, когда окончательно были закрыты. Ср. F. A. Wolf "Vermichhte Schriften" (Гале, 1802), Wirkemann "De variis oraculorum generibus" (Марб., 1835); Dohler, "Die Orakel" (Б., 1872); Karapanos, "Dodone et ses ruines" (П., 1878); Hendess, "Oracula graeca" (Галле, 1877); Bouche-Leclercq, "Histoire de la divination dans lantiquite" (П., 1879-91); Buresch, "Klaros" (Лпц., 1889); Diels, "Sibyllinische Blatter" (Б., 1890).

Орангутан

оранг, маясь или меясь туземцев (Simia satyrus L.), неправильно называемый орангутангом - крупная человекообразная обезьяна Азии, по всей вероятности единственный представитель рода Simia. Отличительные признаки рода: череп вытянутый на макушке кверху, массивное тело и конечности, передние конечности достающие до ступней, присутствие в запястье центральной кости (os centrale), очень маленький большой палец задних конечностей, 12 грудных и 4 поясничных позвонка, отсутствие мозолистых утолщений на ягодицах. Взрослый самец достигает вышины в 1, 35 м., при расстоянии между концами распростертых рук в 2, 4 м. и обхвате тела до 1, 15 м. Голова сильно вытянута кверху на макушке, губы толстые, вздутые и сильно выдающиеся вперед, нос совершенно плоский, глаза и уши маленькие и похожие на человеческие; по бокам лица у старых самцов большие кожные складки, Передние конечности очень длинные, достающие до ступней, большой палец на них короток (не достает до конца пястной кости указательного пальца); задние конечности сравнительно очень короткие, большой палец на них очень мал (достает лишь до середины первой фаланги ближайшего пальца, лишен часто не только ногтя, но и последней фаланги. Шерсть длинная, жесткая, рыже-бурая, редкая; она особенно редка на нижней стороне тела, несколько гуще на боках. На голове и предплечьях она направлена вверх, на остальных частях - внизу самца на лице значительно развита борода; лицо и ладони голые, грудь и тыльная сторона пальцев почти голы; голые части синеватого или сероватого цвета. Самцы отличаются от самок большим ростом, бородой и кожными наростами по сторонам лица. Череп О. отличается значительно развитой короткой черепной коробкой; сагиттальный гребень сильно развит и выпукл; бровные дуги развиты умеренно и не выдаются так сильно, как у гориллы. Клыки у самцов велики, коренные отличаются сложным строением бугорков и многочисленными складками на жевательной поверхности. Присутствие в запястьи центральной кости сближает О. с гиббонами и низшими обезьянами и отличает от гориллы, шимпанзе и человека. Полушария большого мозга снабжены сильно развитыми извилинами и мозг О. вообще более походит на мозг человека, чем мозг других обезьян. Гортань замечательна тем, что желудочки ее дают большие боковые выросты, которые у взрослого О. достигают громадного развития и соединяются между собой перед дыхательным горлом, образуя большой мешок. О. живут на Суматре и Борнео; на последнем острове они многочисленные. Они держатся исключительно в обширных непрерывных лесах, растущих на болотистых низменностях и почти никогда не спускаются на землю, переходя с дерева на дерево по ветвям. При ходьбе О. опирается на сжатые кулаки передних конечностей и наружные края ступни задних; на одних задних он не ходит и может сделать разве несколько шагов. Пища О. состоит из плодов различных деревьев, а также листьев, почек и молодых побегов, вообще пища исключительно растительная. Для ночлега он устраивает на деревьях из сучьев плоские гнезда. Животное это весьма безобидное, хотя доведенное до крайности может сильно защищаться. Туземцы считают О. очень сильным животным, с которым не может бороться никакое другое. Название орангутан значит - лесной человек. Обезьяны эти легко приручаются, но в европейских зоологических садах плохо переносят климат, вялы и скоро

погибают.

Н. Книпович.

Орарь

(vrarion) - принадлежность облачения иподиакона, диакона и архидиакона, род длинной ленты, которую первый носит крестообразно через плечи, второй - на левом плече, а за литургией, после "Отче наш" третий крестообразно опоясуется на левом плече, имея концы его соединенными под правой рукой. Лишь в Воскресенском ("Новый Иерусалим") монастыре дьякон носит О. по подобию архидьякона, как это практикуется в Иерусалиме. Первоначально, в древней церкви, О. был плат, надевавшийся на плечи и служивший принадлежностью всех христиан во время молитвы, как подражание еврейскому обычаю пользоваться во время молитвы покрывалом; это доказывается сличением изображения Захарии, отца Предтечи (в "менологии" Василия), с фресковым изображением ап. Петра и Павла в Риме. Предполагают, что эта именно одежда разумеется в апокалипсисе, когда говорится о старцах, молитвенно простершихся перед Агнцем и имевших на себе ризы белы. В относящихся сюда художественных изображениях в римских катакомбах эта одежда представлена покрывающей не только плечи, но и руки; такой вид имели молящиеся в древности и у язычников (как видно из свидетельств Овидия и Плавта, а также из изображения, в Ватикане, гаваонитских послов, упоминаемых книгой Судей). Неизвестно, когда именно О. сделался облачением исключительно священнослужителей; в этом качестве он упоминается уже у древнейших писателей, под именем то oraium, то stola. Первоначально в мире языческом orarium употреблялся в смысле sudarium, strophium, linteolum, т. е. в смысле ручного платка. Св. Амвросий упоминает об О. в этом же смысле, когда говорит, что христиане его времени клали О. на могилы Гервагия и Протасия, через что эти О. получали целебную силу. Во времена гонений христиане напояли О. кровью мучеников, чтобы эта святыня не оставалась на земле (Понтий, в биографии Киприана). Само слово О., по толкованию Вальсамона и Властаря, происходит от sraw - video, observo - и свидетельствует о том, что лица, имевшие О., были обязаны наблюдать за ходом богослужения и указывать, что должен был делать, в тот или другой момент его, присутствовавший в церкви народ. Другие производят wrarion от vra - хранение, попечение (о душах верующих). Западные археологи, останавливаясь на латин. слове orariumi, производя его от orare - молиться. Четвертый толедский собор, Беда Достопочтенный, Рабан Мавр и др. производят orarium от oro в смысле говорить, проповедывать, предполагая, что О. составлял принадлежность священнослужителей, как церковных учителей.

Н. Б - в.

Opaтория

(oratorium, лат., oratorio итал.) - духовная музыкальная драма на сюжет из Св. Писания, с пением соло и хора под инструментальный аккомпанемент. О. зародилась в конгрегации ораториан. Собрания их, в которых пелись "Laudes spiriluales". происходили в отдельном помещении при церкви, называвшемся oratorium. Это название перешло и на музыку, исполнявшуюся в этом помещении. О. развилась одновременно с оперой и была задумана в виде противовеса последней, с ее нехристианскими сюжетами; но главное назначение О. - не сцена, а эстрада. Старейшей О. считается "Rappresentazione di anima е di согро", Эмилио дель Кавалиере (1660). Выдающимися композиторами в области старинной О. были Лео и Гассе. Старинная О. делилась на две части, в отличие от оперы, делившейся на три акта. Хоровая часть в О. имела большое значение, хотя допускалось и пение соло. О. давали именно в те дни, когда оперные представления были запрещены. О. получила новый характер при Генделе; не говоря уже о внешней форме (деление на три части), в особенности увеличилось число арий. Духовные музыкальнодраматические произведения Шютца и И С. Баха, возникшие в протестантской церкви, не схожи по форме с О., возникшей в церкви католической, но тем не менее многие их называют О. К авторам О. относятся еще Граун, Эмануил Бах, Моцарт, Гайдн, Бетховен, Мендельсон, Рубинштейн и др. В позднейшее время явилось название светской О., напр. музыкально-драматические произведения Шумана, не предназначенные для сцены ("Странствование розы", "Рай и Пери"). В настоящее время О. удалилась от своего первообраза и понятия о ней стали неопределенными. Cм. Bohme, "Geschichte des O." (1887); Kretzschmar "Fuhrer durch den Konzertsaal" (1890) Н. С.

Орбита

путь небесного светила в пространстве. Если раcсматривать только два тела, притягиваемые по законам всемирного тяготения, то одно из них двигалось бы около другого по одной из кривых второго порядка, т. е. по эллипсу, параболе или гиперболе (в частных случаях по кругу и по прямой). Система планет, притягиваемая одним солнцем, и система спутников, притягиваемых одной планетой, нарушает правильность движения, и потому орбиты отдельных тел в системе представляют более сложные кривые; однако, притягательные действия отдельных планет и спутников в нашей солнечной системе незначительны по сравнению с притяжением главного тела, и потому в первом приближении они описывают почти правильные конические сечения. О. планет и спутников суть эллипсы с весьма малыми эксцентриситетами, а О. комет - эллипсы с большими эксцентриситетами: приближающиеся к параболам; О. двойных звезд обыкновенно эллиптичны. Для полного знания О. необходимо определить из наблюдений ее элементы: большую полуось, эксцентриситет, наклонность к эклиптике, долготу восходящего узла, долготу перигелия, время прохождения через перигелий и массу светила. В частных случаях достаточно определить меньшее число элементов; напр., для вычисления О. вновь открытой кометы обыкновенно считают ее параболой (эксентр. =0), а массу за о и ищут лишь прочие 5 элементов. Определение элементов О. из наблюдений составляет предмет теоретической астрономии; задача эта представляет значительный трудности во-первых потому, что наблюдения производятся с земли, непрерывно движущейся в пространстве, а во-вторых потому, что небольшие ошибки наблюдений могут быть причиной значительных погрешностей в вычисленных элементах. При определении О. спутника центральная планета считается неподвижной, точно так, как, при определении О. планеты, солнце считается неподвижным. На самом деле как планеты, так и само солнце передвигаются в пространстве, и, следовательно, истинные О. разных светил представляют в пространстве чрезвычайно сложные и еще мало изученные кривые.

В. В. В.

Органы

(от слова organon - орудия) - части тела животных и растений, выполняющие те или другие деятельности, из совокупности которых слагается жизнь животных и растений. Так как тело живых существ состоит из О.; то как животные, так и растения носят общее название организмов. О. получают название смотря по производимой ими деятельности (напр. органы движения, пищеварения и т. д.). Если какая-либо деятельность организма выполняется целой группой О., то совокупность их получает название системы О. или аппарата (напр. О. измельчения, переваривания и всасывания пищи составляют систему О. пищеварения или пищеварительный аппарат). Одна и та же часть тела может выполнять различные деятельности (функции), а, следовательно, представляют собой различные О.; особенно резко это выражено у простейших, где, напр. у корненожек, протоплазма является органом движения, восприятия внешних раздражений, пищепринятия, пищеварения, дыхания, выделения и т. д. О. разных животных или разных растений могут соответствовать друг другу или физиологически, т. е. по деятельности (функции), или морфологически, т. е. по происхождению из первоначально одинаковых частей. В первом случае О. называются с аналогичными, во втором гомологичными. Так напр. крыло птицы и крыло насекомого О. аналогичные, так как и то, и другое представляют О. летания, но они не гомологичны, так как первое представляет видоизмененную переднюю конечность позвоночного второе - складку кожи; напротив, рука человека, передний ласт тюленя, крыло птицы не аналогичны, так как функция их совершенно различна, но они гомологичны, так как представляют видоизменения одного и того же свойственного позвоночным органа - передней конечности.

И. Кн.

Орган

organum - лат., organo - итал., Urgel - нем., orgue - франц., organ - англ.) - большой музыкальный духовой хроматический клавишный инструмент с мехами, трубами, трубками (металлическими, деревянными, без язычков и с язычками) различных тембров. По звуковому богатству и обилию музыкальных средств О. занимает первое место между всеми инструментами и считается царем инструментов. Вследствие своей выразительности, он давно сделался достоянием церкви. Зародыш О. можно видеть в флейте Пана (Syrinx), а также в волынке (Sackpfeite). Евреи применяли при богослужениях род О. - магрефа; у греков было тоже нечто в роде О. (Hydraulikon). У римлян был комнатный О. (Hydraulis). Изображение этого инструмента имеется на одной монете или жетоне времен Нерона. О, больших размеров появились в IV ст., более или менее усовершенствованные О. - в VII и VIII ст. Папа Виталиан (VII ст.) ввел О. в католическую церковь. В VIII стол. Византия славилась своими О. Искусство строить О. развилось и в Италии, откуда в IX ст. они выписывались во Францию. Позднее это искусство развилось в Германии. Наибольшее и повсеместное распространение О. начинает получать в XIV ст. В 1470 г. немец Бернгардт в Венеции ввел в О. педаль, т. е. клавиатуру для ног. Старинные О., в сравнении с современными, были грубой работы; ручная клавиатура, напр., состояла из клавиш шириной от 5 до 7 дм. Расстояние между клавишами было в пол-дюйма. Ударяли по клавишам не пальцами, как теперь, а кулаками. В XVI и XVII ст. уменьшены клавиши и увеличено число трубок. В настоящее время наиболее знаменитым строителем О. считается Вилькер в Лудвигсбурге. Об О. писали: Bedos de Celles; "L\'art du facteur d\'orgues" (1766 - 78); Antony, "Geschichtliche Darstellung der Enulstehung und vervolkommnung der O." (Мюнстер, 1332); Hopkilis, "The organ; its history and construction" (Л., 1855); Seidel, "Die O. und ihr Bau" (4 изд., Лпц., 1887); Wangemann, "Die O. ihre Geschichte und ihr Bau" (3 изд., ib., 1887); Topfer, "Lehrbuch der Orgel baukunst" (Вена, 3 изд. 1888); Frenzel, "Die O. und ihre Meister" (Дрезд., 1894). Усовершенствованные О. достигли огромного числа труб и трубок; напр. О. в Париже в церкви St. Sulpice имеет 7 тыс. труб и трубок. В О. бывают открытия с обеих сторон трубы и трубки следующих величин: в 1 фт. (Piccolo) ноты звучат тремя октавами выше писанных, в 2 фт. - ноты звучать двумя октавами выше писанных, в 4 фт. - ноты звучат октавой выше писанных, в 8 фт. - ноты звучат как пишутся, в 16 фт. - ноты звучат октавой ниже писанных, в 32 фт. - ноты звучат двумя октавами ниже писанных. Если эти открытия трубы закрыть с одной стороны, то их звуки понизятся на октаву. Не все О. имеют трубы больших размеров. По величине самых больших труб в О. он получает свое название, напр. - в 4 фт.; или в 8 фт., или в 16 фт. Клавиатур в О. бывает от 2 до 5; называются они мануалами. Хотя каждая клавиатура О. имеет объем в 41/2 октавы, но, благодаря трубам, звучащим на две октавы ниже или на три октавы выше писанных нот, объем большого О. имеет 91/2 октав. Каждый набор труб одинакового тембра составляет как бы отдельный инструмент и называется голосом (Stimme, Jeu). Каждая из выдвигаемых или вдвигаемых кнопок или регистров (находящихся над клавиатурой или по бокам инструмента) приводит в действие соответствующий ряд трубок. Каждая кнопка или регистр имеет свое название и соответствующую надпись, с обозначением длины труб этого регистра. Название регистра и величина труб обозначаются на нотах над тем местом, где известный регистр должен быть применен. Регистров в О. от 5 до 100 и более. Все регистры распадаются на две категории: 1) регистры с трубами без язычков (Jeux de fond, Labialpfeifen J. К этой категории принадлежат регистры открытых флейт, регистры закрытых флейт (bourdons), регистры призвуков (jeux de mutation или mixture), в которых каждая нота имеет несколько (более слабых) гармонических призвуков. 2) Регистры, у которых трубы с язычками (Jeux d\'anche, Rohroder Schnarrwerke). Соединение регистров обеих категорий вместе с микстурой называется plain jeu. Клавиатуры или мануалы расположены в О. террасой, один над другой. Кроме них существует еще клавиатура педалей (от 5 до 30 клавиш), преимущественно для низких звуков. Партия для рук пишется на двух системах, в ключах и, как для фортепиано. Партию педалей пишут чаще отдельно на одном системе. На клавиатуре педалей, называемой просто "педаль", играют обеими ногами, пользуясь попеременно каблуком и носком. О. без педали называется positiv, маленький переносный О. - portativ. В наиболее употребительных церковных и концертных О. три клавиатуры для рук (мануалы) и одна для ног. Нижний мануал - самый близкий к играющему - называется первым мануалом (Grandorgue), следующий за ним выше - вторым мануалом (positif, expressif), верхний мануал - третьим (recit; expressif). Облегчениями для играющих и средством для усиления или ослабления звучности служат: a) Coppula - механизм, с помощью которого связываются две клавиатуры, при чем выдвинутые на них регистры действуют одновременно. Coppula дает возможность играющему на одном мануале пользоваться выдвинутыми регистрами другого, b) 4 под ножки над клавиатурой педалей (Pеdale de combinaison, Tritte), из которых каждая действует на известную определенную комбинацию регистров. с) Boite d\'expressioт - прибор, состоящий из дверец, закрывающих и открывающих все помещение с трубами разных регистров, вследствие чего происходит crescendo и decrescendo. Дверцы приводятся в движение подножкой (Schwelltritl). Так как регистры в разных О. разных стран не одинаковы, то в органной партии они не обозначаются подробно: выписывают над тем или другим местом органной партии только мануал, обозначение труб с язычками или без них и величину труб. Остальные подробности предоставляются исполнителю. О. соединяется с оркестром и пением в ораториях, кантатах, псалмах, а также в опере, преимущественно как аккомпанемент молитвы.

Органы чувств

- органы, посредством которых животные воспринимают внешние раздражения. У простейших (Protozoa) внешние раздражения, какова бы ни была их природа (механические, тепловые, световые, химические), воспринимаются протоплазмою, которая и отвечает на них движениями. То же самое происходит в сущности и у губок, с тем различием, что воспринимаемое раздражение может здесь передаваться далее от клеточки к клеточке. У остальных многоклеточных животных с появлением обособленных чувствительных клеточек, нервной системы и мускулатуры происходит разделение труда, ведущее к большему совершенству процессов восприятия внешних раздражений и реагирования (ответы) на них. При этом чувствительные клеточки обнаруживают повышенную раздражимость (возбудимость), полученное раздражение быстрее проводится по нервам и подвергается в нервных клеточках более сложным и совершенным процессам переработки в импульсы к деятельности, направляемые к различным органам. В то же время и так называемая способность различения, в силу которой на различные раздражения животное отвечает различным образом и которая свойственна в известной степени и простейшим, получает дальнейшее развитие. Для различения и служат особые органы, в состав которых входят чувствительные клеточки (или соответствующие им по функции простые нервные окончания) - О. чувств. Отдельное восприятие раздражений является следствием того, что отдельные раздражения воспринимаются отдельными чувствительными клеточками и проводятся к центральной нервной системе по отдельным путям (нервам) и что разные раздражения воспринимаются различными (специфическими) О. чувств. Специфические О. чувств приспособлены к восприятию раздражений определенного рода (механических, световых и т. д). Это достигается тем, что 1) их чувствительные клеточки обнаруживают повышенную возбудимость по отношению к известному роду раздражений и, напротив, малую по отношению к другим (так напр. осязательные О. не чувствительны или мало чувствительны к свету) и 2) О. чувств устроены так, что другие раздражения не достигают (или едва достигают) до чувствительных клеточек (напр. слуховые О. устроены так, что легко доступны лишь для звуковых колебаний). Однако, чувствительные клеточки специальных О. чувств обладают известной степенью чувствительности и к другим раздражениям; так механическое раздражение глаза воспринимается чувствительными клеточками сетчатки (или зрительным нервом) и именно вызывает впечатление световое. Какое впечатление будет вызывать в подобных случаях данное раздражение, зависит от отношений данного органа к центральной нервной системе. У многих низших животных (кишечнополостных, некоторых червей) чувствительные клеточки кожи одного рода, а между тем с помощью их воспринимаются и механические, и тепловые, световые, химические раздражения - кожа представляет при этом примитивный, неспециализованный О. чувств, О. так называемого кожного чувства. О. кожного чувства являются или в виде отдельных чувствительных клеточек, связанных с нервами, или же в виде особых групп их, одетых клеточками, кроющими - это так называемые чувствительные почечки или луковочки (Sinneskaospen). Специальные О. чувств делятся на органы осязания, обоняния, вкуса, зрения и слуха В биологическом отношении одни О. чувств могут в известной степени заменять другие: так развитое обоняние может заменять для животного слабо развитое у него зрение, у животных слепых или с крайне слабо развитым зрением часто наблюдаются чрезвычайно развитые О. осязания и т. д.

Н. Кн.

Оргии

orgiaa ta - так назывались в древнегреческой религии богослужения в честь Деметры (в Гомеровском гимне богиня обещает научить людей священнодействиям: orgia d›auth egvn upouhdomai). Термин О., в приложении к культу Деметры - синоним другого более распространенного термина, мистерии, а также третьего термина, teleth. Позднее, когда культ Деметры сблизился с культом Диониса и вообще распространились тайные культы, за священнодействиями в честь Деметры установилось название мистерий, оргиями же по преимуществу стали называться экстатические, восторженные священнодействия в честь Диониса. Легенды об индийском Дионисе перешли в Грецию из Малой Азии (Фригии и Лидии) и принесли с собой оргиастические обряды, на которые мы имеем указания в отрывках (fr. 2, 3 по изд. Аренса) Эсхиловской трагедии Hownoi (2-я пьеса из тетралогии Lukourgia) и в дошедшей до нас трагедии Еврипида Bakcai. Дионис азиатских легенд - не аттический бог винограда, а женственное божество, символ чистого, беззаветного восторга, очищающего человеческую душу. Греческие женщины и вообще греки приняли новый культ с восторгом, учредив в честь бога ночные О. на Кифероне и Парнасе, в Коринфе, Мегаре, Аргосе и т. д. Женщины. участвовавшие в оргиях (MainadeV, QuiadeV, Bakcai, Lhnai), увенчивали себе голову плющом, дубовыми и тисовыми (smilax) листьями, набрасывали на плечи оленью шкуру, в одну руку брали тирс, в другую факел, и в бешеном восторге носились по священной местности, переходя от экстаза к созерцательному покою и оцепенению. Подобно мистериям, Дионисовы О. были таинством, к которому допускались только посвященные; целью их, как и мистерий, было очищение души религиозным восторгом. Особенно хорошо иллюстрирует opгаистический культ Диониса Еврипид, в своей трагедии "Вакханки". Вакховы О. существовали и в Риме (так наз. Bacchanalia), но, вследствие их крайней распущенности, были запрещены в 186 г. до рождества Христова.

Ордин-Нащокин Афанасий Лаврентьевич

- ближний боярин, один из предшественников Петровской реформы. Сын небогатого псковского помещика, обученный своим отцом языкам немецкому и латинскому и математике, О. начал свою блестящую дипломатическую и административную деятельность еще при Михаиле Федоровиче. В 1642 г. он ездил на шведскую границу для осмотра и исправления пограничной линии по pp. Меузице и Пижве и для принятия, на основании столбовского договора, пограничных земель, неправильно захваченных шведами. Уже тогда о нем говорили в Москве, что он знает "немецкое дело и немецкие нравы". В самом начале царствования Алексея Михайловича О. обратил на себя внимание молодого царя своею распорядительностью во время псковского бунта (1650). С открытием шведской войны он, будучи друйским воеводой, показал себя отличным полководцем и дипломатом; сильно восставал против грабежей русских войск и особенно казаков, которые не щадили даже своих и тем отвращали ливонцев от русского подданства; настаивал на полном преобразовании войска и замене дворянской конницы "новыми конными и пешими полками"; убедил курляндского герцога Иакова признать покровительство России и заключил с ним договор (1658), за что пожалован в думные дворяне и сделан шацким наместником. Высоко ценивший его службу царь Алексей писал ему: "а служба твоя забвенна николи не будет". Почти единоличными трудами О. было заключено перемирие со шведами (1658 г.), сохранившее за Россией все завоевания ее в Ливонии. Важнейшим делом О. Нащокина было заключение андрусовского мира 3 января 1667 г., который даже поляки приписывали уму и стараниям О. "Гремевшая в Европе слава тринадцатилетнего перемирия, которого желали все христианские державы", говорит один современник поляк, "воздвигает Нащокину благороднейший памятник в сердцах потомков". Он был пожалован званием ближнего боярина и дворецкого и получил в управление посольский приказ, с титулом "царственные большие печати и государственных великих посольских дел оберегателя"; затем ему были вверены смоленский разряд, малороссийский приказ, чети новгородская, галицкая и владимирская и некоторые другие отдельные управления. Состоя в 166566 гг. воеводой во Пскове, О. ввел ряд реформ в городском управлении (самоуправление, выборное начало), допустил беспошлинную торговлю с иностранцами, устроил торговые компании и вольную продажу вина. Хотя все эти нововведения продержались там очень недолго, но взгляды О. на торговлю нашли применение в "Новоторговом уставе" и в устройстве торговых дворов для беспрепятственной торговли в Швеции и России. Он способствовал учреждению почты в Курляндию и Польшу, сделал безопасным путь в Москву для среднезиатских купцов, установил, посредством перевода векселей, заграничный денежный курс на Россию; с его именем связывается также распространение и улучшение садоводства в России и устройство кораблей на Западной Двине и Волге. Не смотря на безграничное доверие к нему царя, О. приходилось вести постоянную борьбу с канцелярской рутиной дьяков и с противниками - боярами (Б. М. Хитрово, И. Д. Милославским и друг.); тем не менее он успел сделать многое для улучшения международных сношений (между прочим завел газеты-куранты) и отстоял в 1670 г. Киев, который, по ардрусовскому договору, был приобретен Россией всего на 2 года. В 1672 г., как бы уступая свое место

новому царскому любимцу, А. С. Матвееву, Ордын-Нащокин удалился в Крыпецкий монастырь, постригся здесь под именем Антония и много занимался делами благотворения. Умер в 1680 г., однажды только, за год до смерти, потревоженный светским делом - ведением переговоров с польскими послами. О. - Нащокин был самым образованным и передовым человеком своего времени (в чем согласны почти все иностранцы), постоянно указывавшие на неотложность реформ, совершенных впоследствии Петром Вел.; он был тверд в своих убеждениях, весьма деятелен и совершенно неподкупен.

Подробная биография его написана В. Иконниковым ("Русская Старина", 1883, ј 10 и 11); новейшие данные см. во II т. "Актов Московского государства". Сын его Воин, получив образование под руководством иноземцев, начал службу в посольском приказе, но в 1660 г., недовольный московскими порядками, убежал за границу, "уворовал, презрев неизреченную к нему милость великого государя". Побывав в Германии, Франции, Голландии и Дании и прослужив несколько лет у польского короля, он в 1665 г. вернулся в Россию, с соизволения государя, разрешившего ему жить в отцовской деревне. Через год он был сослан в Кириллов-Белозерский м-рь, "под крепкое начало", и освобожден только по заключении андрусовского договора. В 1678 г., будучи стольником, послан был воеводою в Галич-Костромской. Умер, не оставив потомства.

Орел

- губернский город, на высоком берегу реки Оки, при впадении Орлика, в 110 саж. над ур. моря и 40 саж. над ур. р. Оки. Каменных домов 1683, деревянных 4797 (1892), в том числе частных жилых домов 945 кам. и 4165 дерев. Лавок 540 кам., 458 дерев. и 46 бол. каменных магазина. Церквей и соборов 28, l монастырь, 7 часовен, 1 единоверческая церковь, 1 римско-католическая, 1 лютеранская, l раскольничья моленьня, 1 еврейский молитвенный дом. Жителей по предварительным данным переписи 1897 г. 68557 (36319 мжч. и 3223 жнщ.). К 1 янв. 1896 г. жителей считалось 70898 (35966 мжч. и 34932 жнщ.): православных 65420, раскольников 1168, католиков 1992, протестантов 1055, евреев 1155, магометан 92, прочих исповеданий 16. Дворян 3463, духовного звания 283, почетных граждан и купцов 3113, мещан 42679, военного сословия 6843, крестьян 13584, иностранных подданных 663, прочих сословий 270. Ремесленников мастеров - 2148, рабочих - 2262, учеников 1045. Фабрики и заводы: 3 салотопенных, с производством на 26 т. р., 5 мыловаренных 105 т. руб., 2 сально-свечных - 2 т. руб., 1 костопальный - 14 т. руб., 1 свечно-восковой - 111, 5 тыс. руб., кондитерские заведения - 109 тыс. руб., маслобойня - 81 тыс. руб., 1 водочный завод - 12 тыс. руб., крупорушка - 18 тыс. руб., пенькотрепальный - 306 тыс. руб., пивоваренный - 79 тыс. руб., пенькопрядильня - 162 тыс. руб., табачн. 10, 6 тыс. руб., мукомольный - 1, 8 т. руб., рогожный - 3 тыс. руб., меловой - 3, 6 тыс. руб., чугунно-литейный 3 тыс. руб., кирпичный - 5 тыс. руб., механический - 11 тыс. руб., алебастровый - 2 тыс. руб., экипажный - 11 тыс. руб., земледельческих орудий - 39 тыс. руб.; всего 150, с оборотом в 1136303 руб.; рабочих 1215. Городские доходы за 1895 г.

- 285471 руб., расход - 274618 руб., в том числе на содержание городского общественного управления 25850 руб., на народное образование 6985 руб., на врачебную часть 1542 руб. Рост городских доходов по пятилетиям: 1849 - 53 гг., в среднем, 42500 руб., 1858 - 64 гг. 45300 руб., 187074 гг. 118100 руб., 187579 гг. 156700 руб., 1880 - 1884 гг. 192400 руб. Отделение государственного банка, отделение государственного дворянского земельного банка, отделение крестьянского земельного банка, коммерческий банк, отделение технического комитета при департаменте неокладных сборов, биржевой комитет. Мужская гимназия, Александровское реальное училище, Николаевская женская гимназия, частная женская гимназия, Александринский женский институт, орловский Бахтина кадетский корпус, духовная семинария, епархиальное женское училище, два духовных училища, городские училища, женское 2-классное и мужское 3-классное, начальных училищ мужских 4, женских 4, обоего пола 3, частных учебных заведений 5, церковноприходских школ 5. Попечительство о бедных духовного зв., православное петропавловское братство, отд. общества Красного Креста, губернский благотворительный комитет, орловское благотворительное общество, орловское медицинское общество, общество охотников конского бега, вольное пожарное общество, комитет народных чтений. Станции метеорологическая и опытная сельскохозяйственная. Больниц 15, на 557 кров. 38 врачей, 2 дантиста, 4 ветеринара, 4 аптеки, 4 аптекарских магазина. Приют для бедных мещанских мальчиков, Троицкая мужская богадельня для престарелых мещан г. О., Архангельская и Сергиевская женские богадельни, детский приют ведомства имп. Марии, Мариинский приют для девочек, богадельня для старух. 10 книжных магазинов, 3 библиотеки, 7 типографий и литографий, 5 фотографий. Газеты: "Орловские Губернские Ведомости" (522 подписчика), "Орловский Вестник" (1266 подписчиков), "Епархиальные Орловские Ведомости" (869 подписчиков).

Н. К.

История. О. построен в 1564 г., в качестве оплота от вторжений крымских татар, но важного стратегического значения никогда не имел, так как вскоре после него были основаны более южные крепости - Ливны, Курск, Кромы и др. Населенный казаками, О. одним из первых перешел в 1604 г на сторону Лжедимитрия и оставался в руках то мятежников, то поляков до конца 1612 г. Разоренный в Смутное время, О. стал ничтожным городом и редко даже упоминался в разрядных списках до 1636 г., когда был вновь отстроен. В течение XVII в. город много потерпел от нападений крымцев (1645, 1650, 1659 и 1662 гг.) и от пожара 1673 г., после которого был даже перенесен на другое место; сгорели 4 церкви, 6 городских башен и более 2000 домов. Возобновленный после пожара город долго уступал прежнему. В 1755 г. в нем числилось 1741 дв., в 1781 г. - 2872 дома и 7762 жит. В 1708 г. О., в качестве провинциального города, был приписан к Kиевской губ., в 1728 г. - к Белгородской; губернским гор. сделан в 1778 г., сначала Орловского наместничества, а потом (1796) и губернии. Самостоятельная орловская епархия образована в 1778 г., но до 1818 г. епископы жили в Севске. Ср. Г. Пясецкий, "Исторические очерки гор. Орла" (в "Орловских Епархиальных Ведомостях", 1872); ст. А. Пупарева в "Орловских Губернских Ведомостях" (1876, ј 1 - 7); его же, "Историко-этнографические и статистические очерки гор. Орла и губернии" (1876); "Труды орловской ученой архивной комиссии" за 1889, 1891 и 1892 гг.

В. Р - в.

Оренбург

- губ. гор. Оренбургской губ., в 1660 в., от Москвы, на правом возвышенном берегу р. Урала. Первоначально, в 1735 г., О. был основан на устье р. Ори, при впадении ее в р. Урал; он предназначался для защиты от кочевников и был укреплен. Башкиры продолжали, однако, свои грабежи и, наконец, явно восстали против правительства. Находясь в низменной, открытой местности, город не внушал страха бунтовщикам. В 1739 г. решено было перенести О. на новое место (Красную гору), в 180 в. ниже по течению, с сохранением прежнего названия; старый город, под именем Орской крепости, продолжал существовать (теперь это гор. Орск). Новое место, избранное для О., также оказалось неудобным. При самой закладке было замечено, что урочище Красная гора бедно строительным материалом и мало пригодно в климатическом отношении; поэтому в 1742 г. О. был заложен в третий раз Неплюевым), в 70 в. от Красногорского урочища, на том месте, где ранее находилась Бердянская крепость, перенесенная на р. Самару. Город, выстроенный на Красной горе, продолжал существовать под названием сперва Красногорской крепости, а позднее Красногорской станицы. При образовании Оренбургской губ., в 1744 г., О. сделан губ. гор.; в 1782 г., при учреждении уральского наместничества, он был назначен областным городом, но уже в 1797 г. вновь переименован в губернский. В 1802 г. административный центр был перенесен в Уфу, а. О. остался уездн. городом и, до 1862 г., крепостью 2-го класса. В 1865 г. последовало преобразование Оренбургской губ., причем О, вновь сделался губернским гор. По мере того, как наши владения в Средней Азии расширялись, Оренбургская крепость теряла свое стратегическое значение и в настоящее время сохранила лишь исторический интерес. Она овальной формы и длиной, по окружающему ее валу, 2700 саж. Укрепления состоят из 11 бастионов и оборонительной казармы. К городу примыкают несколько слобод и станица (Оренбургская), с которыми: он постепенно сливается. В 2-х верстах от города, за. р. Уралом, в степи, находится так наз. "Меновой Двор", выстроенный в виде крепости. Торговое значение этого двора огромное: большие караваны верблюдов и лошадей стекаются сюда из Бухары, Хивы, Кокана, Ташкента, Акмолинской и Тургайской обл. Обнесенный высокими каменными стенами, с несколькими рядами лавок, складов, служб, меновой двор представляет собой тип восточных базаров. Киргиз пригоняет партию скота, выбирает место и ждет покупателя, не справляясь ни с существующими ценами, ни с количеством пригнанного скота. Меновой торг в последнее время стал постепенно переходит в денежный, но эксплуатация киргиз торговцами из татар продолжается; часть цены обыкновенно уплачивается товаром низшего разбора. Кроме скота, на меновой двор привозятся кожи, шерсть, хлопок, разные восточные товары. Торг идет большей частью в розницу, редко оптом; в последнем случае скот приобретается гуртовщиками, занимающимися транспортировкой скота и животных продуктов на рынки внутренней России. Торг на меновом дворе открывается l-15 мая и в сентябре или октябре закрывается. Обороты его достигают многих миллионов рублей. Закупленный на меновом дворе скот формируется в небольшие партии: крупный рогатый скот поступает частью на местные бойни, но главным образом транспортируется, живым на рынки внутренних губерний. Овцы редко транспортируются живыми, а откармливаются на полевщине, осенью убиваются и потом, в виде продуктов - сала, мяса, овчин - направляются внутрь России. Точных данных о движении скота и животных продуктов на оренбургском меновом дворе не имеется; число лошадей колеблется в 1890 - 96 г. между 16 и 82 тысячами, число голов крупного рогатого скота - между 42 и 75 тыс., число овец между 450 и 730 тыс. На внутренние рынки России направлялось живыми по жел. дор, в 1887 - 95 гг., от 6329 до 42450 голов крупного рогатого скота, от 37 до 5600 овец и баранов. Доставка живого скота на большие расстояния сопряжена с значительными неудобствами и расходами, вследствие чего уже с 1880 г. делаются опыты перевозки парного и замороженого мяса со станции О. в центры потребления. Это вызвало постепенный рост убойного дела на местах откорма и сокращение количества скота, транспортируемого живым. Небольшая часть живого скота направляется на местные ближайшие рынки, вблизи которых гурты выпасываются и зимой убиваются на мясо или распродаются мелкими партиями на ярмарках. Главная масса крупного рогатого скота и овец убивается на бойнях в О. До 1894 г. убой производился на частных бойнях, крайне неудовлетворительных в санитарном отношении. В 1894 г. открыты городские центральные бойни, некоторые из частных боен сожжены, а часть оставлена. Центральные бойни устроены по образцу московских; главный их корпус (каменный) соединен рельсами с магазином, в который; смотря по надобности, передвигаются мясные туши для хранения. В настоящее время на оренбургских бойнях имеется 15 убойных камер для всех видов животных и соответствующее число сараев и магазинов; площадь, занимаемая этими постройками - 16000 кв. саж. В среднем, ежегодный убой на городских скотобойнях достигает: крупного рогатого скота 30000 - 35000, мелкого (овец, телят) 20000 - 25000, свиней 2000 - 3000 штук. На частных бойнях убивается овец в среднем до 150 тысяч штук в год. Главными поставщиками убойного скота являются губ. Оренбургская и Самарская, области Уральская, Тургайская, Акмолинская, Семипалатинская, Семиреченская. Набрав в городах Оренбургской губ. ситцев, чая, сахара, халатов, сапожного товара, прасолы направляются в кочевья или зимовые стойбища киргизов для меновой торговли. За фунт плохого чая киргиз иногда отдает барана, за ситец на рубашку - ягненка годовалого, за сапоги - теленка. В среднем по жел. дорогам из О. перевозится ежегодно мяса конского 1300 2000 пд., мяса от крупн. рогатого скота: мороженого 154000 - 700000, соленого 7000 - 30000, баранины соленой и мороженой 34000 - 200000, бараньих ножек 2000 - 2500, языков и потрохов 200 - 250, кишек соленых 11000 - 12000, животных остатков 2000 - 2500, бульона мясного 100 - 200, окороков 400 - 500, ветчины 400 - 800, колбасы 300 - 400, масла коровьего 15000 - 18000, сыра 20002500, птицы битой 6000 - 8000, дичи битой 13000 - 15000, сала разного 300000 - 500000, мясной эссенции 100 150 пд. Эти продукты отправляются также гужем по тракту на Самару и Симбирск, где они распродаются на местных ярмарках. Местом назначения отправляемых по ж. д. продуктов являются: для мяса разного рода дороги Моск. Рязанская и Николаевская, для следования в Москву и в СПб., для мороженой и соленой баранины - Воронежская, Тамбовская и Орловская губ., а также местности, примыкающие к Моршанско-Сызранской жел. дор. На оренбургском рынке видную роль играет так называемое "сибирское топленое масло", получаемое путем обычной крыночной переработки молока. Главный район производства этого масла в Оренбургской губернии - уезды Челябинский, Орский и Оренбургский, где оно перекупается у крестьян и казаков мелкими скупщиками, которые в О. перепродают его агентам крупных фирм. Сбывается это масло частью на нижегородскую ярмарку, частью в Москву, Петербург и на Ю России, откуда попадает с одной стороны в Турцию, с другой - в Германию. Всего на О. рынок поступает масла около 50 тыс. пд. Торговля салом в О. достигает громадных размеров. Для перетопки сала при городских бойнях О. устроена паровая салотопня, с галереей для хранения сырого сала и для остывания перетопленного. Весьма велико также количество других животных продуктов, поступающих на оренбургский рынок. Ежегодно отправляется из О. пудов: кож невыделанных до 450 тысяч, овчины невыделанной до 400 тыс., каракуля до 12 тыс., мерлушки 2 тыс., козлины невыделанной 50 тыс., шерсти до 650 тыс., шерстяных оческов до 1 тыс., волоса конского до 10 тыс., грив конских до 1200, хвостов и косиц до 550 пд., пуха козьего до 3 тыс., щетины до 3 тыс., перьев птичьих до 2 тыс., пуха птичьего до 200, копыт до 2 тыс., рогов до 1 тыс., роговых обрезков до 200, кости простой (не в деле) до 75 тыс., кости жженой до 6 тыс., муки костяной до 800 пд. По предварит. сведениям народной переписи 27 янв. 1897 г. в О. 72740 жит. (37813 мжч. и 34927 жнщ.): дворян 1533, духовных лиц 370, почетных граждан 634, купцов 749, мещан 31435.

Ореол

- латинск, aureolus, итальянск. aureola, франц. aurеole) золоченый или золотистого цвета диск, которым живописцы (а на Западе Европы иногда и скульпторы) окружают или увенчивают головы изображаемых ими святых, эмблематически обозначая через то их небесную славу. В русском языке слову этому равносильно "сияние". В христианскую иконографию О. перешел из искусства античного мира, которое снабжало им олицетворения богов и героев, происходящих от Юпитера. У христианских художников О. был в начале атрибутом изображений только самого Спасителя, но потом они стали придавать его также ликам Богородицы, апостолов, ангелов и святых, даже символическим предметам христианского культа.

Л. С - в.

Opecт

(OresthV) - сын Агамемнона и Клитемнестры. Матереубийство, совершенное О. в отмщение за насильственную смерть отца, его душевные муки, разлад его с богами и умоисступление, под тяжестью сознания вины все это много раз служило для афинских драматургов сюжетом трагедии. Трилогия Эсхила ("Агамемнон", "Несущие возлияние девушки" и "Евмениды") носит название Орестии. Преследуемый призраком убитой матери и гонимый фуриями, О. Эсхилу, находит примирение с совестью и с богинями мщения только при участии богов - Аполлона, Афины, Зевса. В композиции Эсхила господствующая мысль - неизбежность божеского возмездия за преступления. В трагедии Софокла "Електра" О. является убежденным в правоте своего дела карателем Клитемнестры и Эгисеа, за невинно погибшего героя Агамемнона; сам Аполлон призывает его ко мщению. У Еврипида, в трагедии "Орест", центр тяжести переносится в сферу душевных состояний, непосредственно следующих за погребением убитой матери. О. бессилен освободиться от терзающего сознания своей вины; ум его помрачен; "подобные ночи три женщины", его преследующие, представляются самому герою голосом возмущенной совести; он шесть дней не принимает пищи, не обмывает тела; временами сознание О. проясняется, и он плачет; при малейшем напоминании о матереубийстве он испытывает тревогу, видит грозные призраки, верит в их реальность; в такие моменты он заклинает Електру не выпускать на него женщин с кровавыми глазами, с змеями в волосах; он гонит от себя сестру, принимая ее за одну из фурий, требует лук Аполлона, чтобы стрелами отразить страшных Эринний. Только сон, чуткий и тревожный, приносит О. кратковременное успокоение. Он убежден, что пожирающая его болезнь - не более, как муки совести; он умоляет Пилада скрыть от него могилу матери; при виде отца Клитемнестры, Тиндарея, в нем пробуждается мысль о матери, и он уверен, что сам отец, за которого он мстил, заклинал бы его, если б мог, не убивать матери. Сам акт матереубийства, как он изображен Еврипидом в трагедии "Електра", совершен Орестом против воли, по настоянию сестры; он вонзил нож в материнскую грудь закрыв лицо плащом, подталкиваемый Електрой, в укоряет сестру за то, что она принудила его совершить такое злодеяние. В конце трагедии Диокуры осуждают божество за его поведение, обращенное к детям Агамемнона и Клитемнестры, и одного Аполлона называют ответственным за все случившееся. Судьба О. послужила сюжетом нескольких новейших трагедий (Кребильона, Вольтера, Альфиери, Суме и др.). Ср. Раtin, "Etudes sur les tragiques grecs" (II и III); Мищенко, "Опыт по истории рационализма в древн. Греции" (R., 1881).

Ф. Мищенко.

Орех

- принадлежит к сухим, нераскрывающимся плодам. Отличается деревянистым околоплодником, внутри которого помещено одно свободнолежащее семя. Таков, напр., плод Coryllus Avellana - лесной орех. Плод же грецкого О. и миндаля представляет собой костянку, наружная мясистая часть (epicarpiuin) которой более или менее постоянно уничтожается, вследствие чего косточка (в общежитии - орех) делается свободной.

Ореховка

- кедровка (Nucifraga caryocatactes Bris.), птица из семейства вороновых (Corvidae). Признаки рода Nucifraga: клюв длиннее плюсны, с угловатыми при основании краями; в длинных острых крыльях 4-ое и 5-е маховое самые длинные; хвост округленный, гораздо короче тела, прикрыть крыльями не более как до половины, клюв и ноги черные. Несколько видов, водящихся в палеарктической области. О. шоколадно-бурого цвета с белыми пятнами, за исключением темени и затылка, где пятен нет; хвост черный с белым концом, маховые черные. Длина 36 стм., хвост 12 стм. В качестве гнездящейся птицы живет в горных лесах средней Европы, в Скандинавии и северной лесной полосе Европейской и Азиатской России до Тянь-Шаня и Японии. Во время вывода птенцов держится в глухих лесах и очень осторожна. Гнездо строится на ветвях хвойных деревьев из покрытых лишаями сучьев, веточек, мха, травы и т. п.; кладка состоит из 3-5, реже до 7 голубовато-белых или желтовато-белых яиц с оливково-бурыми и фиолетово-серыми пятнами. После вывода птенцов О. переселяются в менее глухие места, а с наступлением осени совершают перекочевки, часто приближаясь к человеческим жилищам; в некоторые годы они появляются громадными массами и переселяются очень далеко. Пища их состоит из семян различных хвойных деревьев, особенно кедров, также из орехов, различных других семян, ягод, насекомых и их личинок, иногда и из мелких позвоночных.

Н. Кн Орешник или лещина (Corylus L.) - род из группы Coryleae, входящий в состав сем. плюсконосных (Cupuliferae). Некоторые ботаники возводят Coryleae, к которым, кроме Corylus L. относятся еще 3 рода: Ostrya Scop., Ostryopsis DC. и Carрinus L. (граб) в самостоятельное семейство - лещиновых (Corylaceae). Лещины - кустарники или небольшие деревья, с круглыми или широкоовальными, довольно большими листьями. Цветы однополые, однодомные, Мужские - собрано густыми цилиндрическими сережками, располагающимися на коротких веточках, развиваются еще осенью, перезимовывают и распускаются рано весной до появления листьев. Они сидят по одиночке в пазухах прицветников-чешуй; околоцветника не имеют совершенно и снабжены лишь двумя чешуйками. Тычинок 4 - иногда они раздвоены, как у обыкновенного О. или лещины, так сильно, что кажется будто их 8. Пыльники на верхушке имеют пучок волосков. Женские цветы собраны соцветиями в виде почек и сидят по два в пазухах прицветников. Каждый женский цветок имеет очень слабо развитый околоцветник. Завязь нижняя, двугнездая, с одним яичком (семяпочкой) в каждом гнезде; столбик очень короткий с двумя рыльцами, в виде красных ниточек, которые весной высовываются из почки - соцветия. Вследствие недоразвития одного яичка, плод получается односемянный с деревянистым окодоплодником - всем известный орех. Каждый орех окружен трубчатым надрезанным покровом, так наз. плюской (cupula), произошедшей из прицветника и двух прицветничков (предлистий) женского цветка. Семя без белка, с толстыми, богатыми маслом семядолями, которые при проростании семени остаются в земле. Известны 7 видов О., которые широко распространены в умеренных странах северного полушария, из них 2 - североамериканских, остальные принадлежат Старому Свету. - О, обыкновенный или лещина (Corylus Avellana L.) - высокий кустарник, с серой корой на ветвях и с железисто-шершавыми молодыми веточками; листья у него очередные, короткочерешчатые, округло-обратно-яйцевидные, снизу пушистые; плюска немного длиннее ореха, наверху раскрытая. Растет в лесах и между кустарниками. Цветет на Ю в феврале, около Петербурга в конце апреля или начале мая. Орехи созревают в сентябре или октябре. Существует множество разновидностей, возникших в культуре. Обыкновенный О. распространен почти по всей Европе. В Норвегии он доходит до 66º, затем северная граница его распространения спускается в юго-вост. направлении - идет через южную Финляндию, Петербургскую, Вологодскую, Вятскую и Пермскую губ. до 57º сев. шир. Южная граница его проходит через Армению, Малую Азию, Алжир и Испанию. С. Colurna L. (mypeцкий или медвежий О.) небольшое дерево с длинно-черешчатыми листьями; плюска двойная (двурядная), гораздо длиннее ореха. Дико растет в Закавказье, Малой Азии и на Гималаях. С. tnbulosa Wild., Ламбертов О. - родом из Южной Европы С. americana L. встречается на Востоке С. - А. Соед. Шт. и в Канаде, а С heterophylla Fisch. - в Даурии, Амурской обл. и Японии. Подробн. см. F. Goescke, "Die Haselnuss, inre Arten und Kultur" (1887, подробное описание сортов О. и их культуры, с 76 табл.); L. Dippel, "Handbuch der Laubholzkunde" (2-й т., 1892); более кратко у И. П. Бородина, "Дендрология" (лекции, 1885).

Г. Н.

Opиeнтирование

- определение стран света или горизонта (от Orient восток). Простейшим инструментом для О. в незнакомой местности служит компас. Компас с разделенным горизонтальным кругом и прямолинейным краем коробки называется оринтир-буссолью, которая употребляется для О. мензульной доски. Если дано направление на известный предмет, то О. может быть произведено и по этому предмету; такой способ точнее, потому что О. по компасу делается вообще грубо (до 1/4º) и при том требует знания склонения магнитной стрелки для точки наблюдения в данное время. Под ориентировочными предметами разумеют предметы, легко бросающиеся в глаза на местности, каковы отдельные здания, одиноко стоящие деревья, столбы, кучи камней и т. п. Если подобные предметы изображены на плане, то на нем легко ориентироваться. т. е. определять на местности точку, указанную на плане и обратно находить на плане место стояния.

В. В. В.

О. у древних народов. Следы сознательного употребления О. при сооружении построек, состоящие в сообщении последним определенного направления от одной из главных стран горизонта к другой, археологи находят уже в отдаленную эпоху свайных построек. У египтян О. при сооружении храмов было не только обусловлено строгими законоположениями, но и успело уже к известным нам эпохам приобрести мифическую окраску. Определение юго-сев. линии или меридиана, закладываемого храма производилось иногда самим царем. В надписи одного из храмов от лица царя, при котором он был построен, говорится: "Взяв деревянный колышек и ручку колотушки; я держу веревку вместе с богиней Сафех (богиня библиотек и повелительница закладки зданий). Мой взор следит за движением звезд. Как только мой глаз достигнет созвездия Большой Медведицы и пройдет назначенное мне число часов, я поставлю на угловую точку твоего Божьего дома". Помещенный под этими словами рисунок изображает царя и стоящую против него богиню Сафех вбивающими в землю по длинному колышку помощью находящейся у каждого в правой руке дубины. В действительности место богини Сафех занимал, конечно, один из гарпедонаптов (в переводе "натягивающий веревку"), членов класса египетской жреческой касты, специальностью которого были между прочим все знания, относящиеся к построению храмов. После определения северо-южной линии с помощью наблюдения над появлением созвездия Большой Медведицы направление перпендикулярной к ней востоко-западной линии могло быть уже найдено всяким плотником с помощью простого инструмента, который употребляется в плотничном ремесле и в новейшее время. Проверка правильности построения перпендикуляра при сооружении храмов могла быть производима гарпедонаптами с помощью прямоугольного треугольника, имеющего стороны, пропорциональные числам 3, 4, 5. В дошедших до нас памятниках древней греческой литературы не содержится описаний способов О., употребляемых греками. Для ознакомления с ними, хотя и из вторых рук, мы должны обратиться к литературе римлян. Восточно-западная и юго-северная линии назывались у римских писателей соответственно decimanus и cardo. Проводили их при закладке храмов и обыкновенных зданий жрецы авгуры. Произведенные в недавнее время исследования над направлением этих линий показали; что иногда они значительно отклонялись от определенных астрономически истинных направлений. Способов построения восточнозападной линии, употребляемых римлянами и описанных жившим около 100 г. по Р. Хр. римским землемером Гигинусом, было три, но один из них, как требующий основательного знания стереометрии, мог перейти от греков к римлянам только незадолго до времени жизни самого Гигинуса и потому едва ли пользовался скольконибудь значительным распространением. Из остальных двух древнейший и более простой состоял в визировании с помощью землемерного инструмента или громы точки горизонта, в которой восходило солнце. Линии визироваяния принималась за восточно-западную линию. Другой более сложный способ пользовался прибором (sciotherum), состоявшим из вертикального стержня, установленного на гладкой горизонтальной подставке, в плоскости которой около основания стержня, как около центра, описывался круг радиусом,. меньшим длины наибольшей отбрасываемой стержнем тени. Направление восточно-западной линии на этом приборе выражалось прямой линией, соединяющей две точки круга, с которыми до и после полудня совпадал конец тени стержня. Можно думать, что к употреблению первого способа Италия пришла самостоятельно, а не заимствовала его от греков. Если принять во внимание описание второго способа, находящееся в сочинении Витрувия, около 15 г. до Р. Хр., а с другой - его близость к солнечным часам, появившимся в Риме не позже 263 г. до Р. Хр.; то придется заключить, что он был введен в Риме задолго до Гигинуса, хотя и едва ли ранее 250 г. После проведения восточно-западной линии авгуры проводили перпендикулярную к ней юго-северную с помощью составляющих главную часть названной выше громы двух прикрепленных друг к другу под прямым углом линеек. Построением этих линий должны были заниматься также и римские землемеры; потому что у римлян земельные участки, для какой бы цели они не отмежевывались, всегда должны были иметь форму прямоугольников со сторонами, параллельными восточно-западной и юго-северной линиям. Более чем какой-нибудь из известных нам древних народов заботились о точности производимого с религиозными целями О. - индусы. По их верованиям, приносящий жертву только тогда мог рассчитывать на принятие ее божеством, когда, при построении жертвенника ребра его были строго перпендикулярны к смежным с ним и когда не существовало никакой ошибки в 0. по указанным в законе странам горизонта. Определение восточнозападной линии у индусов производилось по способу, совпадающему со вторым из описанных выше двух, употребляемых римлянами. Построения прямого угла при какойнибудь из точек восточно-западной линии производилось следующим образом. По направлению восточно-западной линии протягивалась веревка длиной в 36 падас, каждый из двух концов которой отмечался вбитым в землю колышком. К колышкам прикреплялись концы другой веревки, которая при общей длине в 54 падас была разделена узлом на части в 15 и 39 падас. Если, взявшись за этот узел, держать веревку на земле в натянутом состоянии, то меньшая часть ее составит с восточнозападной линией прямой угол. У соседних с индусами китайцев способ определения восточно-западной линии или, по выражению одного древнего китайского математического сочинения (Tcheou pei), точек востока и запада почти вполне совпадал с Индусским, чего, однако же, далеко нельзя сказать об определении югосеверной линии или точек юга и севера. Точки востока и запада обозначались у китайцев концами теней, отбрасываемых вертикальным шестом при восходе и заходе солнца. В то же время точки севера и юга указывались концами прямой, происшедшей от соединения основания шеста с серединой прямой, соединяющей концы отбрасываемых теней. Таковы были раскрытые новейшими исследованиями способы О. в древности.

В. В. Бобынин.

Оркестр

(orchestra - греч.) - в современном театре помещение для музыкантов исполнителей, между сценой и зрительной залой. Это название перешло на исполнителей инструментальной музыки, а также на состав инструментов, на которых играют участвующие в О. Оркестровать или инструментовать - значить писать сочинение для оркестра. О. бывает большой и малый. В большой современный симфонический оркестр входят все оркестровые инструменты, в настоящее время употребляемые; в малый О. входят струнная группа, флейты, кларнеты, гобои, фаготы, валторны и литавры. Бывает еще струнный О., составленный исключительно из струнных инструментов. Военный О. заключает в себе только духовые и ударные инструменты. Говорят также об О. XVII ст., О. Генделя, Бетховена и т. п., для означения характера и состава О. и оркестровки того или другого времени, того или другого композитора. В состав О. XVII ст. входили, напр., лютни, цимбалы, арфы, которые впоследствии были из него исключены. При Франческо Кавалди начинается подъем значения скрипок, как инструментов руководящих. Совершенно новое значение получил О. при Иосифе Гайдне и позднейших композиторах.

Н. С.

Орланы

- мopские орлы (Haliaetus) - род крупных хищных птиц из семейства coкoлиныx (Falconidae). Клюв их высокий и длинный, с сильно развитым крючком на конце; крылья острые, по большой части почти достигающие конца хвоста; цевка вверху оперена, внизу голая и покрыта щитками, а па бокам усажена бородавками; пальцы свободные с сильными очень крючковатыми когтями; перья на голове и затылке заостренный. Различают до 9 видов, водящихся в Европе, Азии, Африке и Сев. Америке. О. - белохвост, морской орел (Н. albicilla Gray) бурого цвета с белым хвостом и желто-бурой окраской головы и шеи; клюв, восковица и когти желтые. Длина его 85-95 стм., хвост 30-32 стм., размах крыльев почти 2, 5 м. Цвет подлежит сильным возрастным изменениям и окончательная окраска достигается лишь после нескольких (4-5) линяний в возрасте 8-10 лет. Первое оперение сравнительно однообразное бурое, второе отличается значительным развитием белого цвета и вследствие этого большой пестротой, третье составляет переход к окончательному. Область распространения обнимает Гренландию, Исландию, Европу и большую часть Азии, простираясь на юг до сев. Африки и бассейна Инда. О. - белохвост гнездится в Гренландии, Исландии, Шотландии, Норвегии, на балтийском побережье Германии и Дании, в северной, средней и большей части Южной Европейской России, Сибири, Китае, части Монголии, в Дунайской области, на Балканском полуо-ве, в Малой Азии, Персии и части бассейна Инда. О. белохвост живет преимущественно по морским берегам или недалеко от рек и озер. Живущие на севере зимой, вследствие недостатка пищи, перекочевывают на юг, вообще же эти птицы оседлы. Пища белохвостов состоит в значительной степени из падали, а кроме того из рыб. птиц, преимущественно водяных, зайцев, различных других грызунов и т. д.; рыб они хватают на поверхности воды. Иногда вредят домашней птице и мелким домашним млекопитающим. Полет их вынослив, но не особенно быстр. Гнезда строятся по большей части на деревьях, реже в камыше или просто на земле. Основу гнезда составляют толстые ветви, верхняя часть его состоит из более тонких веток, а лоток выстлан травой. Одно и тоже гнездо служит парочке по многу лет (до 20-30 лет); оно может, благодаря постоянным надстройкам, достигать значительной ширины (до 2 м.) и вышины. Яйца откладываются в средней России в начале апреля. Кладка состоит из 2, реже из 3 яиц, чисто белых или покрытых пятнами. Высиживание продолжается 30 дней. Некоторое время по выводе птенцов белохвосты держатся семьями, потом живут отдельно, а старые парами; лишь при перекочевках они собираются иногда по несколько вместе. В центральной, западной и южной Азии на запад до Уральской области водится другой вид О. долгохвост, тюленятник (Н. leucoryphus Pall.), отличающийся более стройным сложением, более длинным хвостом, значительно выдающимся за концы крыльев (прибл. на 6 стм.), несколько меньшей величиной и окраской, которая сверху темно-бурая, на голове и шее более светлая желтоватая, снизу рыже-бурая, на хвосте белая с черной полосой. Этот вид в общем сходен по образу жизни с предыдущим, но питается в большой степени рыбой и избегает падали.

H. Кн.

Орловы

- графский род, происходящий от Владимира Лукьяновича О., губного старосты Бежецкого верха в 1613 г. Правнук его Григорий Иванович (ум. 1746) был под конец жизни новгородским губернатором. Его сыновья Иван, Григорий, Алексей, Федор и Владимир. Григорий Григорьевич - граф, князь римской империи (1734-1783) - воспитывался в шляхетском кадетском корпусе; военную службу начал в семилетнюю войну был ранен при Цорндорфе. Служа в СПб. в артиллерии, он стал центром и вождем недовольных Петром III. В перевороте 28 июня 1762 г. О. сыграл видную роль и стал любимцем императрицы: был возведен в графское достоинство и назначен генерал-адъютантом, генерал-директором инженеров, генерал-аншефом и генерал-фельдцейхмейстером; носились слухи о браке его с Екатериной II. Влияние его возросло еще больше после открытия заговора Хитрово, покушавшегося на жизнь всех Орловых. Выдающимся деятелем О. не был, но, обладая умом чутким к вопросам дня и добрым сердцем, он был полезным советником императрицы и участником всех наиболее симпатичных начинаний первого периода ее царствования. Едва заговорили при дворе об улучшении быта крестьян, О. является во главе движения, основывает, вместе с другими, патриотическое, потом экономическое и, наконец, вольное экономическое общество, принимает на себя первоначальные расходы по обществу и председательство в нем, во время которого предлагает задачу на премию: "полезно ли даровать собственность крестьянам". Заступником крестьян является О. и в комиссии 1767 г. Он один из первых высказал мысль об освобождении греков от турецкого владычества. В 1771 г. он был послан в Москву "с полной мочью" для прекращения чумы. Удачное исполнение этого поручения императрица увековечила золотой медалью, на лицевой стороне которой изображен портрет О., а на другой - Курций, бросающийся в пропасть, с надписью: "и Россия таковых сынов имеет", и сооружением в Царском Селе триумфальных ворот с надписью: "Орловым от беды избавлена Москва". Вскоре по возвращении из Москвы О. был отправлен первым полномочным послом на фокшанский конгресс, но в виду упорства турецкого уполномоченного Османа-эфенди, только затягивавшего переговоры, самовольно в 1772 г. вернулся в Петербург. Здесь милостями императрицы пользовался уже Васильчиков, и влиянию О. наступил конец. После возвышения Г. А. Потемкина (1774) О., утративший всякое значение при дворе, уехал заграницу, женившись на двоюродной сестре своей Зиновьевой, и вернулся в Москву лишь за несколько месяцев до смерти, страдая упомешательством с самого дня смерти жены (1781). О. отличался любовью к физике и естественным наукам и покровительствовал Ломоносову и Фонвизину. Но словам Екатерины "Г. Г. О. был gеnie, силен, храбр, решителен, mais doux comme un mouton il avait le coeur d\'une poule" ("Дневник" Храповицного, СПб., 1874). M. M. Щербатов, не любивший О., отдает, однако, справедливость его доброте. Потомства он не оставил. Биографию его см. в сборнике А. П. Барсукова: "Рассказы из русской истории XVIII в." (СПб., 1885). Брат его, гр. Алексей Григорьевич генер.-аншеф (1737 - 1808). Известный атлетическим сложением и ловкостью, О. сыграл в 1762 г. не менее выдающуюся роль, чем его брат Григорий; он отвез Петра III в Ропшу. В 1770 г. назначен главнокомандующим флота, посланного против Турции; под Чесмою истребил турецкий флот и тем открыл путь к завоеванию Архипелага. О-ва Тенедос, Лемнос, Митилена, Парос и др. были покорены в самое короткое время; многие корабли египетские, тунисские и др., спешившие на помощь туркам, были захвачены русскими. В 1774 г. О. был награжден титулом Чесменский, в том же году он вышел в отставку и поселился в Москве. Соединением пород арабской и фрисландской он образовал славящуюся до сих пор породу орловских рысаков, а арабской и английской - верховую породу. Любимыми забавами его были народные гулянья, цыганское пение и кулачный бой. В 1806 - 1807 гг. командовал земской милицией пятой области, снаряженной почти исключительно на его средства. По словам Гельбига, О. оставил 5 милл. р. и 30 т. крестьян. Об участии его в судьбе кн. Тaракановой. Ср. "Сподвижники Екатерины II" ("Русская Старина", 1873, ј 8); "Памятники новой русской истории" (1871, т. I); А. Петров, "Война России с Турцией" (т. V); Ушаков, "Жизнь гр. О." (Спб., 1811); Коптев, "Столетний юбилей в честь гр. О. Чесменского, в память основания им пород лошадей верховой и рысистой в 1775 г." (М., 1876). - Дочь его, графиня Анна Алексеевна (1785-1848), после смерти отца, воспитанная в роскоши и фрейлина двора, отправилась в паломничество по монастырям и вскоре, под влиянием иеромаха Амфилохия, епископа Иннокентия и особенно архимандрида Юрьева монастыря Фотия, отказалась от светской жизни, поселилась в Юрьевском монастыре и из своих обширных средств благотворила монастырям, преимущественно Юрьевскому. Об ее отношениях к Фотию много говорилось в печати. Жизнь добровольной затворницы, не принимавшей пострижения, описана Н. Елагиным (СПб., 1853). - Граф Федор Григорьевич О. (1741-1796) участвовал в семилетней войне; в 1762 г., вместе с братьями, был главным участником переворота, после чего назначен обер-прокуром сената. В турецкую войну, находясь на эскадре адмирала Спиридонова, отличился при взятии крепости Короны; под Чесмою один из первых прорвал линию турецкого флота; при о-ве Гидра обратил в бегство 18 турецких судов. Все эти подвиги О. увековечены Екатериной II поставкой в Царском Селе колонны в 5 саж. вышины, украшенной корабельными носами. С 1775 г. был в отставке. Женат не был, но имел пять "воспитанников", которым Екатерина II в 1796 г. даровала потомственное дворянство и фамилию Орловых. - Гр. Владимир Григорьевич О. (1743-1831). Получил образование в лейцигском унив. Назначенный директором академии наук, он вел оживленные сношения с учеными и писателями, устраивал научные экспедиции (Палласа), много заботился о русских молодых людях, обучавшихся заграницей, принимал меры к распространению в переводах произведений классических писателей, предпринял вместе с другими труд составления словаря русского языка.; так как он не знал латинского яз., то они составлялись на нем. яз. Сопровождал императрицу в ее путешествии по Волге, о котором оставил записки и во время которого перевел одну главу Мармонтелева "Велизария". В. Орловым-Давыдовым (Спб., 1878), помещена его переписка и дневники путешествий его в Киев и заграницу. Гр. Владимир имел одного бездетного сына, сенатора Григория Владимировича (1777-1826), жившего большей частью в Париже. Он написал: "Memoires historiques, politiques et literaites sur le royaume de Naples" (1819-25), "Essai sur l\'histoire de la peinture en Italie" (1823), "Voyage dans une partie la France" (1824), "Fables de Kryloff" (1825) и др. Одна из дочерей гр. Владимира Григорьевича О. была замужем за Петром Львовичем Давыдовым; сын последней, Владимир Петрович Давыдов (1809-82), получил в 1856 г. титул и фамилию графа О. и стал именоваться О. Давыдовым. Род гр. Давыдова внесен в V часть родословной книги Московск. губ. (Гербовник, I, 23 и 24).

Орлы

- О. в широком смысле слова называют хищных птиц из сем. соколиных (Falconidae), принадлежащих к нескольким различным родам, каковы собственно О. (Aquila), орланы (Haliaetus), гопии (Thrasaetus), хохлатые О. (Spizaetus) и др. Их соединяют иногда в особое подсемейство орлиных (Aquilinae), но границы его довольно неопределенны и возбуждают много разногласий. Сюда относятся самые крупные хищные птицы, не считая грифов, но также и виды средней величины, прилагаемые таблицы изображают О. в этом широком смысле слова; на них изображены представители родов Aquila, Thrasaetus, Pandion, Spizaetus и Haliaetus. У собственно О., т. е. рода Aquila, клюв большой, высокий, длиной равный половине головы, с округленным выступом на краю верхней челюсти, но без зубца, с загнутой, начиная от основания, спинкой; уздечка покрыта волосовидными перьями; в заключенных, сильно развитых, крыльях 4 и 5-е маховые самые длинные; хвост средней длины, широки, прямой, лишь у A. audax ступенчатый; цевка спереди вполне оперена; перья на затылке и шее удлинены. Сюда относятся крупные или средней величины птицы, во всех частях света, кроме Южн. Америки; в русской фауне различают до 13-ти видов (подробнее см. Мензбир: "Птицы России", М. 1895). Беркут (А. поbilis Pall.) сверху и снизу темно-бурого цвета, все малые перья с белыми основными частями, внутренние опахала маховых с белыми основаниями, верхняя сторона головы, затылок, бока и задняя часть шеи ржавого цвета с белыми основаниями и бурыми серединами перьев, хвост округленный, рулевые перья окрашены в серый, черный и белый цвета, распределение которых с возрастом меняется, клюв сине-рогового цвета, лапы и восковица желтого. Молодые птицы подвергаются длинному ряду изменений окраски и достигают окончательного цвета лишь через несколько лет. Длина самца около 80-91 стм., самки 93-100 стм., размах крыльев самки до 2, 3 м. В Европ. России гнездится на Ю до 50 и 48 1/2º сев. шир., на С до Лапдандии и, кроме того, на горах Крыма, в Зап. Европе на З до Рейна, на С до южн. Швеции, но в Зап. Европе он сильно преследуется и почти везде редок; в Азии водится в зап. и вост. Сибири и в Туркестане. Беркут живет в гористых местностях или среди обширных лесов. Это очень сильный хищник, питающийся птицами от мелких до самых крупных и всевозможными млекопитающими от мышей до зайцев, лисиц, молодых серн, ягнят и т. п. Охотится беркут на открытых местах. По силе, смелости и хищности он приносит значительный вред дичи, стадам и домашней птице, а иногда похищает и детей. Охотно питается также падалью. Живет парами. Гнездится на высоких деревьях или скалах; гнездо в нижних частях состоит из очень толстых ветвей, выше из тонких и выстлано травой; яйца кладутся, обыкновенно, в апреле, числом l-3, но выводится не более двух птенцов; цвет яиц белый с красно-бурымии лилово-серыми пятнами. Во время выкармливания птенцов беркуты, как и другие О., приносят особенно большой вред, истребляя громадное количество животных. В степях Азии беркута употребляют для охоты на птиц и млекопитающих до лисиц и волков включительно и хорошие беркуты высоко ценятся. Холзан, неправильно называемый иногда беркутом (A. cbrysaеtos L.), стройнее и немного меньше беркута; преобладающий цвет верхней стороны темнобурный, нижней - смесь темно-бурого с ржавым; перья с боков головы, затылка, боков и задней стороны шеи ржаво-желтые с бурыми основаниями; большая часть мелких перьев с бурыми основаниями, внутренние опахала маховых без белого цвета; хвост серый с поперечными тонкими черноватыми полосками и широкой черной полосой у конца, форма его усеченная. Холзан распространен от Скандинавии до Тихого океана, в Европ. России гнездится от сев. границы лесной полосы на Ю местами до 50 и 52º сев. шир. Очень сходен по образу жизни с беркутом, но живет преимущественно в глухих лесах. Холзан и беркут иногда дают помеси. Могильник (A. impеriales s. heliaca) меньше предыдущих; длина самки до 86 стм. Цвет темный черно-бурый; затылок, ушная область, бока и задняя сторона шеи охристо-рыжие с бурыми полосками, на плечах обыкновенно белое пятно. Хвост серый с черными полосками. Окраска молодых и здесь подвергается ряду изменений и окончательный цвет имеет лишь 4-е оперение, получаемое на 7-й год. Хвост могильника сравнительно короток и концы крыльев выдаются за него. Водится в качестве гнездящейся птицы в двух полосах: от Дуная и Балканского полуо-ва до Монголии и от сев.-вост. Африки до вост. окраин Гималайских гор. Питается преимущественно мелкими млекопитающими: сусликами, молодыми сурками, а также зайцами, птицами, особенно молодыми, и падалью. Монее осторожен, чем беркут и холзан. Во время переплета иногда собирается значительными стаями. Лодорлик большой (A. clanga Pall.) чернобурого цвета с более светлой головой и шеей и желтоватым горлом; молодые пестрые, но пестрина постепенна исчезает и с пятой линькой птица получает окончательную окраску. Длина самца приблизительно до 70, самки до 76 стм. По образу жизни сходен с могильником; держится особенно в лиственных лесах около рек и озер. Гнездится в большей части Европ. России на С приблизительно до 60º сев. шир., на Кавказе, в Галиции, Трансильвании, в Киргизской степи и Туркестанском крае.

Н. Кн.

Орнамент

- исполненное в одной плоскости, выделенное рельефно или резанное вглубь, одноцветное или иллюминованное красками изображение, служащее в архитектуре украшением различных частей зданий (полов, потолков, карнизов, фризов, капителей колонн, самых стен и пр.), а в художественно-промышленных производствах употребляемое для придания красивого вида изделиям всякого рода (вазам и другим сосудам, ювелирным вещам, коврам, материям для одежд и комнатного убранства, обоям, мебели и т. д.). Из самого назначения О. вытекают главные требования, которым он должен удовлетворять: необходимо, чтобы он не имел самостоятельного значения, какое представляет напр. картина, но был вполне подчинен украшаемому им предмету, сколь возможно более соответствовал ему по стилю и величине, согласовался с его материалом, не затемнял собой его общей формы и расчленении, а только скрывал их наготу, уничтожал их монотонность и через то возвышал эстетическое достоинство предмета. Художник, занимающийся сочинением О., или, как его обыкновенно называют, орнамеитист, обязан постоянно подчиняться этим требованиям. Ему необходимо помнить разницу между его задачей и задачей живописца или скульптора в строгом смысле слова и постоянно иметь в виду, что напр. О, прекрасный для пола, непригоден для потолка, что основание вазы нельзя орнаментировать точно так же, как ее корпус или крышку, что обрамление окна, как бы оно ни было изящно, не может быть целиком превращено в раму для картины, что те украшения, которые как нельзя лучше идут к ювелирному изделию, теряют всякую прелесть в керамике, и т. д. При всем том, орнаментисту открыт широкий простор при выборе мотивов для его композиции. Их доставляют ему в изобилии два источника - геометрия и природа. Прямая и всевозможные кривые линии, ломаясь под различными углами, изгибаясь, пересекаясь одни с другими и образуя в промежутках разнообразные фигуры - треугольники, квадраты, ромбы, многоугольники, звезды, круги, эллипсы, мениски и пр. - дают несчетное множество комбинаций, из которых художник, наделенный изобретательностью и вкусом, может составлять весьма изящные и сложные узоры. Красоту подобного О., называемого "линейным" или "геометрическим", обусловливают, главным образом, ритмичность и плавность движения образующих его линий и соразмерность частей этих последних. К числу простейших форм геометрического О. принадлежат зигзаги, меандры, кружки, синусоиды, циклоиды, волюты, спиры, посты и пр. Что касается до природы, то в ней элементы для О. доставляет преимущественно растительный мир. Формы этого мира - ветви, листья, цветы и плоды тех или других растений, - переходя в О., воспроизводятся либо с возможной близостью к действительности, либо в упрощенном и измененном виде. В первом случае, растительный О. называется "естественным", а во втором - "стилизированным". Последний, возникший еще в древности и породивший, между прочим, в античном искусстве пальметы, розетки и аканфовые капители, по своему характеру приближается к геометрическому О. и потому весьма часто употребляется в соединении с ним. Естественный растительный 0. был любим преимущественно в эпохи, пристрастные к блеску и роскоши, и доныне играет важную роль в орнаментации многих произведений. Особенно благодарные результаты получаются через его сочетание с чисто-геометрическими мотивами. Животное царство, с своей стороны, представляет неисчерпаемое обилие форм, которые, в известных случаях, способствуют к оживлению и уразноображению орнаментальной композиции. В нее могут входить все породы живых существ, млекопитающие, птицы, рыбы, гады, насекомые, моллюски и даже человеческая фигура, коль скоро они в ней уместны и не нарушают общих требований от О. Воспроизводить их в совершенно натуральном виде, со всеми деталями, допускается только тогда, когда своей реалистичностью они не убивают прочих составных частей данного О., приведены в прямую связь и согласие с ними, не вредят общему впечатлению. В большинстве случаев, формы животного царства получают в О. упрощенный вид, изображаются лишь в главных чертах, без выделки подробностей, и более или менее сфантазированными. Таким образом, на ряду с натуральными детскими, мужскими и женскими фигурами, лошадьми, птицами, бабочками, явились небывалые крылатые гении, сирены, тритоны, гиппокампы, грифоны; человеческие лица превратились в чудовищные или комические маскароны, торс мужчины или женщины стал изображаться выступающим из середины цветка, как бы его приростком, и т. д. Наконец, ингредиентами О. могут быть всякого рода неодушевленные предметы, каковы напр. воинские доспехи, принадлежности религиозного культа, музыкальные инструменты, орудия искусств и ремесел, изображаемые группами (так наз. трофеи) или отдельно, в значении символов и эмблем. По способу исполнения, орнамент бывает троякого рода: 1) впалый, т. е. резанный или гравированный вглубь на гладкой поверхности, 2) плоский исполненный чертами, одним каким-либо тоном или многими красками (полихромный О.) на плоскости, и 3) рельефный. Впалый О. может быт превращен в плоский, если его углубления будут заполнены каким-нибудь стекловидным сплавом, как напр. в ячеистой эмали и чернети, или веществом другого рода, чем фон, как напр. в деревянной и металлической инкрустации. Плоский О. находит обширное применение в особенности при росписи стен зданий, при живописи на вазах, при украшении тканых изделий и обоев узорами, при вышивках, плетении кружев, иллюстрировании книг и т. п. Он является также в мозаике как штучной, так и наборной. Преимущество рельефного О. перед прочими состоит, главным образом, в эффекте игры света и теней, производимой возвышенными и углубленными местами изображения, а потому он употребляется тогда, когда этот эффект может оживлять ту или другую часть в архитектуре здания, то или другое пространство в художественно-промышленном изделии, не подвергаясь при этом порче от трения и прикосновения к ним чего бы то ни было. Он очень хорош для стенных и дверных панно, для фризов антаблемента, для колонных капителей, но не годится для полов и стенных панелей, - превосходно идет к картинным рамам, обрамлению зеркал, фигурным резным алтарям и ларцам, многим произведениям золотых дел мастерства. наружности сосудов, но совершенно неудобен для украшения внутренности последних. Изображение в О. этого рода может значительно выдаваться над фоном и даже представлять собой как бы настоящее скульптурное произведение, обходящееся без фона, или же оно может возвышаться над фоном весьма немного. В первом случае О. называется высокорельефным, во втором - низкорельефным или полурельефным. Иногда О. образуется только двумя поверхностями, из которых одна служит фоном, а в другой находится изображение; такому О. присвоено название плоскорельефного и полурельефного (mezzorilievo).

Видоизменение и постепенное усовершенствование 0. шли в тесной связи с развитием образных искусств вообще, самые простые орнаментальные формы мы находим на глиняных сосудах и на орудиях, дошедших до нас от так наз. доисторической эпохи. Это - ломаные прямые линии, образующие зигзаги или взаимно пересекающиеся, волнообразные кривые, извивающиеся полосами, маленькие кружки, спирали и пр. Почти такой же незатейливый О. представляют нам изделия более поздних времен, принадлежащие племенам. еще не вышедшим из состояния дикости. Много общего с ним имеет также орнаментация предметов, открытых при раскопках остатков древней Трои, в Микенах, Тиринее и на о-ве Кипре. Однако, еще в эту младенческую пору искусства делаются попытки вводить в линейный О. фигуры животных, начерченные грубо и сухо, лишь с слабым намеком на действительность, попытки, благодаря которым мало-помалу развивается животный О. древнейших греческих ваз. У ассирийцев, на ряду с линейным О., употреблялся растительный, господствующими мотивами которого были розетки, распустившиеся и нераспустившиеся цветы, пальмовые ветви, кедровые шишки и пр. Равным образом и египтяне очень любили растительный О., при чем брали для него формы из своей отечественной флоры, преимущественно формы лотоса и других водяных растений; кроме того, в их орнаментистике важную роль играли стилизированные воспроизведения животных, каковы напр. скарабеи, змеи-уреи, ибисы и т. д.; узоры же египетских тканей имели по большой части геометрический характер. Искусство классической Греции, получив элементы О. из Азии, развило их блестящим образом и создало в высшей степени изящный, оригинальный стиль орнаментики, отличающийся строгой систематичностью - стиль, в котором каждый 0. подчиняется украшаемому предмету, соразмеряется с ним, соответствует его характеру, отличается в одном случае простотой, в другом - сложностью. Особенность греческой орнаментики составляют полное стилизирование растительных форм, приведение их к прочно установленному типу и употребление выработанных таким образом мотивов согласно определенным правилам. Главные элементы линейной и растительной орнаментики греков - меандр, пальмета и аканфовый лист. Греческий О. перешел к этрускам и римлянам. Первые внесли в него, вместе со своим народным оттенком, некоторую сухость и грубость; вторые развивали его постепенно, и в эпоху императоров довели до поразительной роскоши. Мотивы архитектурной орнаментации у римлян остались почти совершенно так же, что и у греков, но только разрабатывались с большей пышностью; для украшения же стенных пространств и полов, римляне гораздо обширнее пользовались растительными формами, совсем не стилизируя или мало стилизируя их, и любили включать в композицию фигуры человека и животных. Римские мозаики и декоративные стенные фрески нередко представляют центральное изображение, светло рисующееся на красном, черном, желтом или ином цветном фоне и обрамленное гирляндами цветов и плодов, полосами извивающихся ветвей, или бордюром, в состав которого входят фигурки человека и разных животных, небывалые чудовища, части фантастических зданий, лабиринты и пр. Как на образцы этой роскошной орнаментации можно указать на остатки стенной росписи; уцелевшие в развалинах Помпеи, римских термов, загородных вилл и колумбариев. Христианское декоративное искусство в начале было сколком с языческого, даже пользовалось его эмблемами и символами для выражения идей новой религии; но по перенесении столицы всесветной империи из Рима в Константинополь, образовался в орнаментике, точно так же как и в архитектуре, особый византийский стиль, в котором к унаследованному от греко-римского искусства примешалось много восточного. Характерные черты этого стиля - довольствование лишь геометрическими и растительными мотивами, пристрастие к бьющей в глаза полихромии, стремление производить впечатление блеском золота, серебра и дорогих камней; сильным контрастом ярких красок. Из античных и византийских элементов сложилось декоративное искусство последователей ислама - азиатских и африканских арабов, испанских мавров, персов, турок и племен Средней Азии. Основанием арабского и вообще мусульманского О. служат комбинация кругов, многоугольников, трапеций, треугольников, менисков и других геометрических фигур, с примесью сильно офантазированных растительных мотивов. Поклонники Магомета, при живости своей фантазии, тем усерднее возделывали этот геометрический и растительный О., тем замысловатее изобретали его формы, тем больше увлекались эффектами красок, что религия воспрещала им изображать живые существа. Этому воспрещению не покорялись только персияне О. которых, в начале близкий к арабскому, в конце средних веков подвергся влиянию Индии и Китая. Византийский О. лег также в основание древнерусского, заимствовавшего, кроме того, немало элементов из Центральной Азии и от финских племен, населявших наше отечество; в него проникло также коечто с европейского Запада. От греко-римской орнаментики произошла романская, господствовавшая в Европе с X по XIII стол. Не довольствуясь усвоением античных элементов, которые в ней значительно исказились, она обратилась к прямому наблюдению природы, извлекла из ее новые мотивы и в своих композициях отводила особенно видное место фантастическим фигурам животных. В готическом О., явившемся на смену романского, преобладающее значение получили снова растительные формы, сперва в сильно-фантастической, а потом в натуралистической обработке, которая под конец превратилась в капризную игру вычурностями и пустую забаву. В XV ст. итальянское Возрождение возвратило О. к простоте и благородной стильности долго забытых и заброшенных памятников греко-римского декоративного искусства, которые приобрели теперь значение образцов, единственно достойных подражания. Художники Италии пересадили призванный снова к жизни стиль во Францию и Германию. Первая из этих стран долго следовала ему неуклонно, порой внося в него черты, обусловливаемые национальным вкусом; вторая разрабатывала его более свободно, в натуралистическом духе, с припоминанием готических преданий. Дальнейшее уклонение в сторону натурализма и, вместе с тем, усиленное стремление к роскоши представляет нам орнаментика позднего Возрождения; эпоха стилей барокко и рококо, следовавших один за другим. Гоняясь за пышностью и блеском, О. барокко нередко впадает в неосмысленную обремененность и крайнюю напыщенность, тогда как стиль рококо отличается причудливостью и игривостью форм, не лишенных однако, своеобразной грации. Реакцией против разнузданности этого стиля явилась сперва чопорная и некрасивая орнаментика так наз. париковского стиля, а потом мнимо-близкое, но на самом деле манерное подражание античным образцам, характеризующее стиль первой французской империи. Царство этого стиля окончилось вскоре после падения Наполеона. В орнаментике 1815 - 70 гг. наблюдаются неустойчивость, опутанность принципов, робость и холод. Только после того, как художники, благодаря новейшим успехам образованности и в особенности распространению специальных училищ и изданий, стали, с одной стороны, более внимательны, чем их предшественники, к памятникам своего старинного искусства, а с другой более основательно знакомы с художественными произведениями чужих стран и античного мира, - архитектура и орнаментика вступили на широкий, свободный путь. Стили всех эпох - Возрождения, барокко, рококо, империи, византийский, арабский, романский, готический и пр. применяются к делу, смотря по роду задачи, по большей части уместно, правильно, без примеси элементов, нарушающих их характер, при чем внимание, главным образом, обращается на общий эффект декоративной композиции, основанный столько же на рисунке, сколько и на вкусных сочетаниях красок. Современная орнаментика не гнушается даже, когда это может содействовать упомянутому эффекту, почерпать для себя данные из самородного искусства крайнего Востока-Китая и особенно Япопии, которая с незапамятных времен создала у себя декоративный стиль, нисколько не похожий на все европейские ни по принципам, ни по формам и краскам, но тем не менее чрезвычайно живой и изящный. Ср. С. Semper, "Der Stil in den technischen und tektonischeu Kunsten" (2 изд., Мюнхен, 1879, в 2-х ч.); Jacobsthal, "Grammatik der Ornamente" (2 изд., Берлин, 1879); Owen Jones, "The grammar of ornament" (Лондон, 1856; нем. изд. Лейпциг, 1865); Racinet, "L\'Ornement polychrome" (Париж, 1881-87); Lievre, "Les arts decoratifs а toutes les epoques" (Париж, 1873); Ch. Blanc, "Grammaire des arts decoratifs" (Париж, 1882); Kanitz, "Katechismus der Ornamentik" (4 изд., Лейпциг, 1891); Riegl, "Stilfragen, Grundlegungen zu einer Geschichte der Ornamentik" (Бepлин, 1893); H. Mayeux, "La composition decorative" (Париж, 1884), F. S. Meyer, "Systematisch geordnetes Handbuch der Oruamentik" (Лпц. 1895).

А. С - в.

Оранментика

(ornamenti) - украшение мелодии трелью, форшлагом и проч.

Орнитология

- наука о птицах, часть зоологии.

Ортопедия

Определение и история. О. - наука распознавания, предотвращения и лечения искривлений человеческого тела, т. е. стойких уклонений отдельных частей последнего от их нормальной формы и направления. Она, в отличие от тератологии, ограничивается изучением только обезображиваний, выражающихся аномалиями положения и формы частей скелета. Уже Гиппократ оставил несколько сочинений с подробным описанием искривлений позвоночного столба, который он лечил специально приспособленными аппаратами, косолапости, врожденных вывихов тазобедренного и голеностопного сочлений и др. Гаден использовал различные виды горбатости бинтованием грудной клетки; Антилл (в конце III стол. по Р. Хр.) перерезывал сухожилия при анкилозах и контрактурах. Затем О. была совершенно забыта и только арабские врачи (особенно Албуказем в начале XII ст.) продолжали заниматься ей. Вновь она возродилась лишь в XVI ст., благодаря преимущественно французским хирургам, выведшим ее из забвения. Знаменитый Амбруаз Паре в своей книге об уродствах, не только описывает искривления, но предлагает также остроумные протезы и аппараты для косолапости. Он первый издал сочинение о причинах и лечении искривлений позвоночника и рекомендовал для удержания тела в прямом положении корсеты из продыравленной жести. Одновременно с ним испанский хирург Арцеус лечил косолапость специальными аппаратами. В начале XVII ст. Фабриций Гильданус устранял искривления позвоночного столба особыми, им придуманными машинами. Большое влияние на успех изучения причин искривлений оказало появившееся в 1660 г. сочинение английского врача Глиссона о рахитизме, в котором не только описываются все рахитическим изменения, но и способы лечения их гимнастикой и поддерживающими аппаратами. До него, в 1652 г., Миниус в одном случае кривошеи перерезал грудино-ключично-сосковую мышцу (musc. sterno-cleidomostoideos) - операция, которая не производилось со времен Антилла. Но как цельная наука, учение об искривлении существует лишь с 1741 г., когда англичанин Андри сгруппировал весь накопившейся до него материал, прибавил к нему собранный им лично и издал книгу: "искусство предотвращать и улучшать обезображивания тела у детей". Он же первый дал этой науке название О. (от orJoV - прямой и paiV - дитя), термин, до настоящего времени удержавшийся на практике (были предлагаемы названия: ортоморфия, ортозоматия, opтпораксия). Первое ортопедическое заведение было основано в 1780 г. швейцарским врачом Венелем. Наиболее прославился ортопедический институт Гейне в Вюрцбурге (с 1812). Гейне, исходя из того, что в О. может найти себе применение только механика, усовершенствовал и сам изобрел всевозможные аппараты и механические приспособления, так что, благодаря ему, О. все более и более переходила в руки инструментальных мастеров, что вызвало реакцию со стороны других врачей, доказывавших с успехом, что в деле ортопедического лечения не должны быть забыты ни массаж, ни гимнастика, ни различные оперативные приемы. В 1825 г. возник первый специальный орган по О.: "Journal clinique sur les difformitуs dans le corps humain est susceptible". Почти в тоже время успешно начала развиваться оперативная О. введением подкожной перерезки сухожилий и мышц, которой некоторые врачи увлекались до невозможных злоупотреблений. В 1826 г. американский врач Реа-Бортон произвел первую остеотомию при анкилозе: в 1827 г. Эстерлен усовершенствовал остеоклазию. В 1837 г. в Лондоне основался Королевский ортопедический госпиталь, давший богатый материал для научного усовершенствования О. Громадные. заслуги, признанные всеми, оказал научной О. наш знаменитый хирург Н. И. Пирогов своими, появившимися в 1840 г., важными гистологическими исследованиями тенотомии. В настоящее время О. процветает особенно в Америке, где существуют многочисленные ортопедические госпитали и где она достигла необычайного совершенства в техническом отношении. Точно также блестящие успехи достигнуты в Германии Англии и везде, где очень высоко стоит уровень современной хирургии. В России первое ортопедическое заведение возникло в 1859 г. в СПб. Широкое развитие дано ей д-ром К. К. Рейером и целым рядом его учеников проф. Вельяминов, Тернер, д-р Хорн и др.).

О. имеет дело с различными искривлениями человеческого тела: подобные уклонения встречаются очень часто, но в легких степенях развития не обращают на себя внимания и потому ускользают от врачебного наблюдения. Так, напр., из осмотренных в течение 1893-94 г. 2254 воспитанниц спб. женских институтов 825 (36, 6%) оказались настолько неправильно сложенными в отношении позвоночного столба, что им назначена была врачебная ортопедическая гимнастика ("Медиц. Отч. по Ведомству Имп. Марии", СПб., 1896, стр. 34). В моск. институтах в том же году из общего числа 1684 воспитанниц искривления различного рода были найдены у 481 (281/2%; ibid., стр. 44). Но обращаются за врачебной помощью весьма немногие. Так, напр., из 67919 больных, обращавшихся в течение 1879-1889 гг. в мюнхенскую хирургическую поликлинику, было 1444 (2, 13%) с искривлениями. При этом замечен тот любопытный факт, представляющий громадную важность для школьной гигиены, что громадное большинство случаев искривления приходится на первое десятилетие жизни (почти 42% всего числа больных); уже гораздо меньше поражаются лица от 10-20 лет (33, 3%), и вообще частота искривлений с возрастом убывает. Из тех же данных оказалось, что большинство искривлений (88, 7%) приобретено при жизни и только девятая часть врожденных. Что касается распределения искривлений по причинам их происхождения, то вюрцбургский проф. Гоффа предлагает следующую классификацию их:

I. Врожденные искривления:

А. Первичные врожденные искривления а) Обусловленные расстройствами эмбрионального зачатка, б) Обусловленные задержками развития

Искривления обусловливаются:

В. Вторичные врожденные обезображивания

1) Плод сам по себе нормально развит

а) Травмами.

б) Патологическими состояниями водной оболочки: 1) Сращение зародыша с водной оболочкой. 2) Недостаточное отделение околоплодной жидкости (внутриматочные искривления вследствие отягощения).

с) Патологическим изменением или положением пуповины.

2) Плод представляет патологические изменения

а) Травмы.

б) Внутриутробный рахит.

с) Заболевания центральной нервной системы.

II. Приобретенные искривления.

А. Первичные внутриутробно-приобретенные искривления: Травматические искривления, вследствие неправильно заживших вывихов.

В. Вторичные внутриутробно-приобретенные искривления

А) Искривления вследствие отягощения:

1) Привычные.

2) Вестиментарные.

3) Воспалитенльно-остеопатические.

4) Артропатические.

5) Статические.

Б) Контрактуры

1) Дерматогенные.

2) Десмогенные.

3) Миогенные.

4) Нейрогенные.

5) Артрогенные.

С) Анкилозы.

1) Соединительно-тканные.

2) Хрящевые.

3) Костные.

Врожденные, обуславливаясь внутренним либо внешними причинами, разделяются на первичные или идопатические врожденные, и вторичные. Первичные представляют такие аномалии развития, причины которых лежат в самом зародыше, без внешнего повода, и кроются либо в расстройстве процессов оплодотворения, либо в ненормальных свойствах семенной или яйцевой клетки; сюда относятся, напр., Косолапая стопа или косолапая кисть, возникающие от врожденного отсутствия некоторых костей (ладьевидной, большой берцовой, лучевой и т.д.). Подобные аномалии встречаются иногда повторно в каких-либо семействах наследственно или атавистически (приобретенные уродства наследственно не передаются). Вторичные врожденные обезображивания возникают под влиянием внешней силы, в течение развития плода с первоначально нормальным зародышем. Внешнее насилие может подействовать как на нормально развитый плод, так и на плод, подвергнувшийся заболеванию в какой-либо период внутриутробного развития. Всякие сотрясения, а тем более травмы могут вредно отразиться на развитие зародыша. Иногда последний нормален, но отношение его к окружающим частям, особенно к водной оболочке, ненормально: плод может срастись с ней; при недостаточности околоплодных вод маточные стевки тесно прилегают к плоду; при позднем появлении их первый рост зародыша задерживается. Полость матки может быть сужена и, следовательно, влиять на рост зародыша при различных новообразованиях в ней. Результатом может явиться кривошея, врожденные вывихи, косолапость, внутриутробные переломы членов и т. п. При образовании перемычек или тяжей в водной оболочке отдельные члены зародыша могут отшнуровываться. Иногда ненормальное давление на плод производится узлами пуповины. Искривления, приобретаемые в течение внеутробной жизни, также бывают первичные или вторичные. К первичным относятся преимущественно травматические повреждения - переломы костей, неправильно сросшиеся, вывихи, неправильно или совершенно невправленные и. Т. Д. Гораздо чаще наблюдаются вторичные формы внеутробно приобретенных искривлений, причины которых гораздо разнообразнее и сложнее. Признаки их обнаруживаются исподволь, при чем им всегда предшествует какое-либо первичное страдание. Обыкновенно к нему должна присоединиться какаянибудь внешняя сила, чаще всего сила тяжести, давления, Влечения, чтобы вызвать обезображивания, при чем, само собой разумеется, что все эти насилия могут обусловить те или другие искривления, когда часть тела, на которую они действуют, сохраняет постоянное положение, благоприятствующее развитию обезображиваний. Таким образом, принято распределять последние на искривления вследствие отягощения, т. е. Действия тяжести, сведения (контрактуры) и анкилозы (сращение суставов). Всего чаще приходится наблюдать искривления вследствие отягощения, что обусловливается законами статики человеческого тела, при этом изменяются кости, участвующие в образовании суставов. Согласно так наз. Закону трансформации выработанному хирургом Вольфом, внутренняя архитектура костей соответствует законам статики как при нормальном, так и патологическом состоянии их, а именно точно соответствует линиям сильнейшего давления и тяги, которым подвержен орган. Костные перекладины губчатого вещества кости проходят только по направлениям сильнейшего давления и тяги, чем достигается наивозможная прочность при минимальной затрате материала. Вольф считает, что искривления представляют не что иное, как функциональные приспособления формы кости к патологическим измененным статическим условиям. Но причиной искривлений может явиться и сам сустав, так как форма его точно рассчитана на присущую ему функциональную деятельность и на отягощение, которое он должен выдерживать при нормальных условиях. Взаимное давление суставов друг на друга соразмерено для всевозможных положений данного члена, а потому всякое уклонение от нормального давления повлечет неравномерный рост суставных концов. В той части их, где давление усилено, рост задерживается; где уменьшено - рост совершается свободнее. Где хрящи не соприкасаются, они погибают. Аналогично внутрисуставному давлению действует и сила тяги, которой подвергаются суставные концы при посредстве связочного аппарата. Если в течение периода роста нормальное суставное давление почему-либо изменяется, если тяжесть тела, т. е. Отягощение сустава вышележащими частями, распределяется неравномерно на суставные концы, То результатом является неравномерный, нессиметрический рост суставных концов и притом тем легче, чем моложе данный субъект и чем быстрее он растет. При этом искривления образуются не без участия окружающих сустав мышц и связок, также оказывающих сопротивление различным отягощениям, действующим на кость. Если мышцы почему-либо скоро утомляются, то их способность сопротивления обезображивающему насилию значительно понижается; отягощению подвергаются одни кости, при чем развиваются так наз. Привычные искривления. К числу их относятся также так наз. "профессиональные искривления", как напр. У носильщиков, сапожников, дровосеков и особенно у учащихся. Субъекты, мышцы которых не вполне способны к функциональной деятельности, инстинктивно выключают участвующие в данном акте мышечные группы, придавая своим суставам такое положение, при которых фиксация последних в соответственном направлении совершается лишь при посредстве физиологических тормозов движения. При этом трансформирующая сила направлена всецело на связочные органы и на суставную сумку. Связки растягиваются и, вследствие усиленной работы, значительно утолщаются. Вестимептарные обезображивания суть те, которые возникают вследствие отягощения какой-либо части тела нецелесообразной одеждой и обувью. Воспалительно-остеопатическими обезображиваниями называются обусловленные первично-воспалительными заболеваниями костей (напр.. Горба ость после воспалительного процесса в позвонках). Если страдание первично возникает в суставах, то может получиться артропатическое обезображивание. Но особого внимания заслуживают статические обезображивания, возникающие вследствие отягощения, типичным примером которых могут служить искривления позвоночного столба и таза, при неодинаковой длине ног. Искривления от контрактур, от анкилозов Сочленения. Искривления обусловливают субъективные и объективные припадки; первые иногда могут даже отсутствовать; но при более значительном развитии анормальности больные жалуются на быстрое утомление или на чувство напряжения в пораженном месте, при чем иной раз чувствительность здесь повышена, а иногда здесь существует настоящая боль. Зачастую увеличивающаяся при давлении или появляющаяся при перемене погоды. Боль эта вызывает иногда рефлекторную контрактуру суставов, а, следовательно, и характерные функциональные расстройства, которые могут также зависеть от известной слабости или паралича деформированной части. В других случаях искривление, само по себе, вызывает соответственное расстройство функций. Так напр. При обезображивании какого-нибудь сустава нормальные тормоза его движений смещаются или совсем уничтожаются а вследствие этого движения в данном суставе либо слишком рано задерживаются, либо наоборот, они переходят за пределы нормы.

Объективные признаки выражаются в нарушении нормальной внешней формы, определяемой осмотром, ощупыванием и измерением, и в расстройствах всего организма. Так, например, нередки расстройства органов пищеварения и дыхания вследствие непосредственного смещения или давления на них. Редко развившееся искривление излечивается без вмешательства врачебной помощи. Напротив, с течением времени оно все более и более усиливается, пока не достигнет значительной степени и не сделается стойким. Но в начальных стадиях, при надлежащем лечении, все искривления, за исключением обусловливаемых аномалиями развития, излечимы. Но еще важнее профилактика, т. е. Предотвращение их развития. Так, напр., При лечении переломов и вывихов необходимо, тотчас дав члену правильное положение и форму, заботиться о сохранении их до полного выздоровления. Если неизбежно развитие анкилоза, то данному члену с самого начала надо придать такое положение, при котором он оказывается наиболее полезным для больного в функциональном отношении. Дети, одержимые английской болезнью, при первых признаках ее должны быть освобождены от всякого ненормального отягощения. Быстро растущие, слабые дети, имеющие наклонность к искривлениям, должны быть ограждены от нецелесообразного положения при письме и слишком продолжительного сидения (в спб. Женских институтах ведомства имп. Марии такие дети ежедневно в промежутках между уроками лежат на полу 5 - 10 мин. - прием, заслуживающий полного подражания).

При врожденных искривлениях задачи профилактики ограничиваются тем, чтобы препятствовать дальнейшему усилению их и приступить к лечению как можно раньше. При пользовании не всегда приходится довольствоваться одним лишь местным лечением; нередко нужно заботиться о надлежащем питании и режиме больных: чистый воздух, уход за кожей, методическая гимнастика, водолечение, иногда внутренние лекарства - также играют существенную роль. Местное лечение, составляющее особенность О. Должно стремиться к восстановлению нормальных статических условий, пользуясь главным образом присущей организму трансформационной силой. Восстановив форму, нужно заботиться о восстановлении функций обезображенных частей. Восстановление правильных статических условий и, вместе с тем, нормальной формы искривленной части тела называется выпрямлением или редрессированием их. Оно может быть достигнуто кровавым и бескровным путем. Из некровавых или ортопедических способов лечения искривлений, массаж, гимнастика и редрессирующие приемы составляют механотерапию. Она играет двоякую роль в О.:

1) стремится к достижению известных лечебных эффектов и

2) имеет целью предотвратить дурные последствия, наступающие при применении других методов лечения.

Редрессирующие манипуляции обозначают движения, производимые врачом на деформированных частях тела с целью исправления формы. При этом применяется известное насилие и мгновенным восстановлением правильной формы стараются препятствовать приспособлению связок и костей к ненормальной установке. Такими приемами постепенно преодолеваются моменты, противодействующие редрессациии, если лечение начато достаточно рано, ими одними удается иногда достигнуть исцеления. Но при резче выраженных искривлениях они являются только подготовительным средством к механическим приспособлениям, для сохранения правильных статических условий, известным под общим именем механической хирургии. Последняя пользуется ортопедическими повязками и ортопедическими аппаратами. Ортопедические повязки накладываются соответственно общим правилам десмургии. Для ортопедических целей пользуются обыкновенными бинтовыми повязками, повязками из липкого пластыря и затвердевающими (гипсовыми, из жидкого стекла, клея, деревянных стружек, картона, гуттаперчи, войлока). Главнейшее значение имеют последние, неподвижные повязки, накладываемые различными способами, смотря по потребностям данного случая. Особенное значение получили они благодаря тому, что их начали делать съемными. Кроме удержания редрессированной части в нормальном положении, повязки, служат нередко и для вытяжения, которое достигается посредством тяжестей. Последнее заключается в том, что к вытягиваемому члену, приклеивают петлю из липкого пластыря, к которой прикрепляют шнур с привязанным к нему грузом. Вытяжение может быть также достигнуто посредством шин и аппаратов, из которых некоторые очень сложны, так как на ряду с вытяжением производят и противовытяжение. Так, напр., При лечении врожденного вывиха тазобедренного сустава употребляется шинно-гильзовый аппарат. Что касается ортопедических аппаратов, то их различают:

1) редукционные, возвращающие искривленным частям тела их нормальное положение;

2) удерживающие, которые предназначены для поддержания того или другого члена, или части тела, или для Освобождения их от отягощения. А также для воспрепятствования к принятию ненормальной формы или положения;

3) заменяющие, т. е. протезы.

Все эти аппараты могут быть портативные, т. Е. Больной может носить их на ходу, или же для пользования ими необходимо пребывание в постели (укладывающие аппараты). Для какой бы цели они не служили, они должны удовлетворять известным требованиям: аккуратно приложены к искривлению, наивозможно просто устроены, так, чтобы сам больной и его окружающие были знакомы с действием и наложением его; наивозможно незначительного веса, чтобы как можно меньше задерживал естественные движения; плотно прилегать к члену, не препятствуя, однако, кровообращению в нем и не производя давления на нервы. Его необходимо каждый раз приспособлять ко все улучшающейся установке члена. Больной должен к нему привыкать лишь постепенно. В видах этого раньше приготовления его необходимо иметь точную модель его. Чтобы аппарат допускал известные движения члена, отдельные шины его должны быть соединены друг с другом с помощью шарнирных и шарообразных сочленений с таким устройством, чтобы имелись приспособления для ограничения этих сочленений до известных пределов. Наконец, О. Пользуется для лечебных целей различными хирургическими операциями (оперативная О.), Кровавыми и некровавыми, производимыми как на мягких частях, так и на скелете. Так, напр., При сведениях, обусловленных обширными рубцами, последние вырезываются и на раневой поверхности производится пересадка кожи по одному из предлагаемых хирургией способов. При контрактурах мышечного происхождения часто производится подкожная миотомия (перерезка мышцы) или тенотомия (перерезка сухожилия) посредством тенотома, т. е. маленького, узкого, тупоконечного, прямого или слегка искривленного ножа. Вслед за операцией, спустя некоторое время, разошедшиеся концы сухожилия или мышцы спаиваются вновь развившимся рубцом. Из операций на скелете заслуживают внимания brisement forcе, т.е. Насильственное растяжение и разрывание анкилозированных частей, после которого накладывается повязка; остеоклазия, остеотомия, ортопедические резекции, при которых из кости удаляются части ее в виде клина или сегмента круга. Иногда приходится прибегнуть к артродезу, т.е. К искусственному анкилозированию суставов. Для этой цели сустав вскрывается, суставные концы его освежаются и непосредственно соединяются между собой при посредстве. Серебряной проволоки или вколачиванием длинных никкелированных штифтиков или гвоздей из слоновой кости. При ортопедической хирургии обязательно соблюдение общих хирургических правил по отношению асептики и антисептики.

Г. М. Г.

Оружейная палата

- упоминается впервые в актах с начала XVI в.; Обнимала собой мастерские, производившие оружие, одежды, украшения, сосуды и пр. Вещи для царя (Государева Мастерская Палата) и Царицы (Царицына Мастерская Палата). Были особые мастерские для царевен и царевичей. В мастерских были мастера алмазных. Дел, резных дел из кости, сканщики, портные, кружевники, посошники, чеботники, картузники, белильники и т. П. До конца XVII в. Мастерские палаты составляли особое управление и были обыкновенно в ведении постельничего. Петр Вел. Соединил все старинные приказы дворцового управления в одно ведомство, под названием "Мастерская и О. Палата" и главным ведением сената, для хранения сокровищ и управления московскими дворцами и волостями. К этому учреждению причислены были и все мастерские, соединенные в одну. В 1806 г. Мастерская и О. Палата, с постройкой нового здания и появлением правил для управления ею и хранения находящихся в ней предметов, приобретает уже отчасти характер музея, а в 1831 г., С упразднением присутствия "Мастерской О. Палаты" и передачей в ведомство моск. Дворцовой конторы, окончательно обращается в музей, под именем О. Палаты.

В. Pв.

Орфей

(›OrjeuV). - Имя О. Связано как с ранней историей греческой литературы: в которой он занимает место как мифический поэт фракийского происхождения, так и с историей греческой религии, в которой он является установителем особого вероучения и религиозных обрядов и учредителем секты, названной по его имени сектой орфиков. О. Считался сыном фракийского царя Эагра, бога реки, и музы Каллиопы; жил в до гомеровскую эпоху. Его лира издавала такие чудные звуки, что дикие звери выходили из своих логовищ и следовали за ним; деревья и скалы сдвигались со своих мест, чтобы послушать его дивную игру. Из мифологических сказании об О. Особенным распространением пользовался миф о спуске певца в подземное царство за женой своей Евридикой ("KatabasiV eiV Aidou" - Стихотворение, приписывавшееся Геродику Перинфскому, по другим Продику; в римской литературе прекрасные поэтические изложения этой легенды у Виргилия, "Gеorgiс.", 454-527, и у Овидия "Metamorph", X, 1-85). Окончательно потеряв Евридику, О. Влачил жизнь в одиночестве, чуждаясь женщин или, по некоторым сказаниям, перенеся свою любовь на юношей.. По сказаниям позднейших мифографов, О. Участвовал в экспедиции аргонавтов в Колхиду; при звуках его лиры море не шумело; двигавшиеся симплегады остановились на, месте, чтобы пропустить корабль Арго, и с тех пор остались прикованными на своих местах; благодаря его игре был усыплен дракон, стороживший золотое руно в Колхиде, и выполнена трудная задача аргонавтов - достать это руно. По некоторым сказаниям, О. Был сыном Аполлона (Pind. Pyth. IV, 176-177), его учеником и учредителем в честь его культа. По одним сказаниям, О. умер от тоски по Евридике; его могилу подзывали в Пиерии, возле Пимплейского источника; фракийцы рассказывали, что соловьи, свившие гнезда возле могилы О., Пели приятней и громче прочих соловьев. По другому сказанию, О. Был растерзан менадами или за непочтение к культу Вакха; или за ревность к памяти Евридики. Овидий рассказывает (Metam. XII, l-66), что менады, убив О. Своими тирсами, растерзали его труп, раскидали части его по долине Гебра, а голову и лиру бросили в реку, которая вынесла останки певца в море и принесла к Лесбосу; здесь, в Антиссе, был поставлен в память О. жертвенник.

Это сказание аллегорично изображает переход первоначальной фракийской поэзии на Лесбос и острова Эгейского моря. Есть еще предание, вероятно сложенное орфиками, что О. Был убит молнией Зевса за то, что открыл людям священные таинства. В этом сказании слышится отклик мифа о Прометее; О. Является здесь создателем особой религии и провозвестником учения и мистерий Диониса. Продолжателями орфеевой поэзии во Фракии считались Филаммон, Фамприд, Евмолп и Музей. Как создатель секты орфиков и орфического учения, О. - Эпоним мифического певца. Распространившийся в первых десятилетиях VI в. Тайный культ Диониса вызвал целую литературу, произведения которой составителями сборников при Писистрате были приписаны Орфею, получившему откровения от Диониса. Вера в действительное существование О., Как автора этих произведений, глубоко укоренилась в секте орфиков; трезвое мнение Аристотеля, что О. Никогда не существовал, не могло поколебать этой веры. Поэт Ономакрит, живший в Афинах при Писистрате, считался автором орфических стихотворений, напр. teletai (религиозные таинства) и titanograjia, вероятно тождественного с Jeogonia, и редактором орфического сборника. Одновременно с ним работали Орфей Кротонский и Зопир Гераклейский. Происхождение этих двух поэтов из Южной Италии, а также тот факт, что некоторые орфические стихотворения приписывались южноитальянским и сицилийским авторам (Kerkwy, TimoklhV, NikiaV, OrjeuV, KrotwniathV и др.), Свидетельствуют о том, что орфическое учение было известно в конце VI в. В Южной Италии, где в это время господствовал пифагореизм. Взаимное влияние пифагореизма и орфизма несомненно, особенно в вопросе о переселении душ. Вероятно, Ономакрит воспользовался готовым учением секты, сложившимся в Италии, и перенес его в Афины (см. E. Rohde, "Psyche", стр. 400). Учение орфиков проводило обряды Дионисова культа в практическую жизнь, в связи с идеями душевного очищения, аскезы и освобождения от земной греховности. Оно представляло собой практическую мораль, с целым катихизисом правил и установлений. Нравственному учению предшествует космогония и феогония, созданная по Гезиоду и несколько видоизмененная в деталях, при чем утрачена вся целостность образов греческой религии: орфические боги - скорее отвлеченные понятия. В орфической теогонии господствует тенденция привести политеизм к монотеизму или так назыв. Теокразия; орфики признают лишь Зевса, Персефону и Диониса Загрея. Это учение было выражено в орфической поэме Qeogonia, которую отожествляют с поэмой ieroi logoi, в 24 рапсодиях. Содержание орфической космогонии и феогонии вкратце следующее. Праначало мира (cronoV, Aiwn) породило из себя хаос и эфир, от которых произошло мировое серебряное яйцо. Когда яйцо это лопнуло, из него появился перворожденный (prwtogonoV) бог FanhV, называвшийся еще MhtiV, ›EriV, ›HrikapatoV, и заключавший в себе семя всех богов. Из половинок яйца образовались земля и небо. FanhV был гермафродитом и имел головы и аттрибуты различных животных. От него произошла Ехидна или Ночь, а от ее - Уран и Гея. Дальнейшая феогония идет по Гезиоду вплоть до Зевса. Когда Зевс овладел Престолом, он поглотил Фанета, после чего, заключив в себе семена всех вещей, произвел всех богов последнего поколения и мир. От Персефоны и Зевса родился Дионис Загрей, которому Зевс Доверил управление миром. Титаны, враги Зевса, растерзали Загрея, принявшего, во время преследования имя, форму быка. Афна спасла сердце Загрея и принесла его к Зевсу, который поглотил его и вновь произвел на свет Диониса от Семелы, возродив в нем Загрея. Этиологически это сказание, признанное всеми орфиками, связано с обрядом растерзания быка в дионисовых ночных оргиях, существовавших во Фракии и перенесенных в Афины. В этом сказании выразилась идея, что единое, благодаря злому началу (титаны), раздроблено на множество вещей, но снова приведено к единому. Когда Дионис Загрей был возрожден к жизни, титаны были уничтожены и из праха их произведен человеческий род. С этих пор начинается мировой период. Так как человек создан из злого начала, то, чтобы вернуться к богу, часть которого в нем все же живет, он должен очиститься и пройти целый ряд подвигов воздержания и очищения. Об обязанностях, целях и судьбах человека, ищущего очищения, и говорит, главным образом, орфическое учение. Душа человека, находясь в теле, испытывает рабство; она пребывает в темнице, и чтобы выйти из нее, должна пройти длинный путь освобождения. Естественная смерть, перенося на время душу из царства жизни в подземное царство, освобождает ее лишь на время. Душе предстоит пройти еще долгий "круг необходимости", путем переселения в другие тела, чтобы, наконец, "освободиться от круга и вздохнуть от зла". Это освобож дение приносит 0. И его вакхические посвящения; средством освобождения является орфическая жизнь, полна аскетизма и воздержания от всего, что ведет к смерти и похоти тела. Временное существование по смерти проходит для посвященных (osioi) в обществе богов, за вечными пирами (sumposia osiwn, meJh aivnioV), между тем как непосвященные пребывают в грязи (borboroV), а презрители культа испытывают несказанные ужасы. Для неуспевших очиститься на земле, однако, есть еще возможность достигнуть очищения впоследствии, благодаря подвигам потомков, которые могут искупить грехи предков. По окончании этого временного заточения в подземном царстве душа поднимается к свету и входит в новое тело, чтобы продолжать путь освобождения: в этих бесконечных переходах - наказание грешника. Если, наконец, душа очистилась, то она выходит из цепи земного бытия - а это, по учению орфиков, цель всей человеческой жизни. Бессмертная душа, очистившись от греха, должна победить смерть, а так как на земле - царство смерти, то чистой душе суждено переселиться в царство богов, на луну и звезды. Таково, в общих чертах, учение орфиков, заимствованное у фракийцев, среди которых, насколько позволяют судить отрывочные сведения, был распространен аскетизм. Посвященным возбранялось употреблять в пищу мясо, бобы, носить иные одежды кроме белых; умерших обертывали в льняные покровы. Кровавые жертвы были исключены из культа. Литература орфиков получила особое распространение в III-IV вв. По Р. Хр., Когда язычество, борясь с христианством, черпало в ней для себя вдохновение и доказательства своей силы. До нас дошел сборник орфических поэм: ›Orjika или Ta eiV ›Orjea anajeromena. Сюда вошли, между прочим 1) мифолог. Эпопея ›Argonautika, в 1384 гексаметра, относящаяся к позднейшему времени греческой литературы, 2) LiJika - теургический эпос в 768 стих., в котором О. рассказывает Приамиду Феиодаму об удивительной силе камней. 3) ›ѓmnoi (числом 88) - литургические стихотворения, обращенные к различным божествам и олицетворенным силам природы. Остальные сочинения орфиков дошли до нас только в отрывках. Заглавия некоторых из них имеют особое значение; так, напр., Стихотворение krathr (чаша) озаглавлено так

для проведения мысли, что разнообразие вещей в единстве мира подобно смеси в чаше, куда наливается вода и вино. В аллегорическом смысле даны также заглавия ПeploV (одежда), diktuon (сеть). Орфические поэмы читались публично на рапсодических состязаниях, рядом с произведениями Гомера и Гезиода; некоторые стихотворения употреблялись в качестве молитв на мистериях во Флиунте и Элевзине. Много занимались их исследованием и собиранием александрийские ученые.

Литература. Hermann, "Orphica" (Лпц., 1805); Tyrwhitt, "Lithica" (Л., 1781); Mullach, "Fragm. Philos. Сrаес." (II., Didot, 1860, т. L, 166): Abel, "Orphica et Procli hymn." (Прага, 1885); его же, "Orphei Lithica" (1881); Lobeck, "Aglaophamus sive de theologiae mysticae Graecorum Causis" (Кенигсб., 1829; капитальное сочинение); Schuster, "De veteris Orphicae theogoniae indole atque origine" (Лпц. У 1869); Buchsenschutlz, "De hymnis Orphicis" дисс. 1851); Cron, "De Orpheo" (1839); Goettling, "De Ericapaeo Oi\'phicorum numine" (Иена, 1862); Kern, "De Orphei, Epimeuidis, Pherecydis theogoniis quaestiones criticae" (Б., 1888); Luebbert, "De Pindaro theologiae Orphicae censore" (1888); Susemihl, "De Theogoniae Orphicae forma antiquissima" (1891); Riese, "Orpheus etc." ("Neue Jahrhucher fur Philologie", 4 вып., Т. CXV); Zeller, "Die Philosophie der Griechen" (1892, т. L); Rohde, "Psyche, Seeleocult und Unslerblichkeitsglaube der Griechen" (Фрейбург, 1890-94, стр. 395-428), Christ, "Geschichte der Griechischen litteratur" (Мюнхен, 1890); Croiset, "Histoire de la litterature Grecque" (т. II, стр. 446-454); Kuhnert, "Orpheus in der Unterwelt" ("Philol.", LIV, 2 p., 193-204); Maass, "Orpheus. Untersuchungen zur Griechischen, Romischen, Altchristlichen Jenseitsdichlung u. Religion" (Мюнх., 1895); Holwerda "De theogonia Orphica" ("Mnemosyne", XXII); Martigny, "La presentation d\'Orphee sur le monuments chretiens" (П., 1875).

H. О.

Орхидеи

(орхидеи, яртышниковые, Orchidea или Orchidaceae) - обширное семейство однодольных растений, состоящее из многолетних трав различного вида с весьма своеобразными цветами. По образу жизни О. бывают сапрофитные, наземные и эпифитные. Первые наиболее простого строения; их стебель - простой побег, без листьев, покрытый лишь чешуйками, желтоватый или красноватый; он оканчивается кистью цветов, но часто развивается всего один цветок. Эти О. не содержат хлорофила и питаются органическими веществами, находящимися в перегнойной почве. Их подземное коралловидное корневище не производит корней, но всей своей поверхностью поглощает воду с растворенными в ней питательными веществами. Таковы Epipogo, Corallorhiza, Neottia nidus avis содержит немного хлорофилла и имеет корни; она является формой уже не вполне сапрофитной, а переходной к наземным О., обладающим обыкновенными зелеными листьями, каковы наши орхисы или кукушкины слезы (Orchis). Впрочем, таких листьев бывает у некоторых немного, напр. у Nervilia всего один, у Listera - два. Все орхисы и близкие к ним О. - невысокие травы до 1/2 м. вышиной, тогда как некоторые тропически наземные О. растут высокими кустами в несколько метров. Один из О. этой категории имеют подземное корневище, от которого отходят корни (Cephalanthera, Epipactis), другие (Orchis, Ophis, Platanthera, Gymnadenia) снабжены подземными корневыми шишками. Корневище обыкновенно долго (годами) сохраняется, корневые же недолговечны. Молодая шишка перезимовывает и на следующий год из нее вырастает новый побег с цветами, а сбоку она приносит новую шишку. Корневые шишки бывают круглые, овальные, лапчато-раздельные и так далее. Какова бы не была, впрочем, форма шишек, назначение их одно и то же: они служат хранилищами запасных веществ (преимущественно крахмала с бассорином). По мере того, как эти вещества потребляются развивающимися растениями, шишка съеживается и наконец осенью, исполнив свое назначение, совсем погибает. - 3-я биологическая группа О. - эпифиты. Они селятся на деревьях, прикрепляясь к их коре своими воздушными корнями, но пищу добывают из окружающей атмосферы; дерево же, на котором они растут, служит им лишь опорой, удобным местом прикрепления, хорошо освещаемым солнечными лучами. Некоторые эпифитные О., ваниль (Vanillf planfolua Andr.) или Epidendron radicans Pay. высоко взбираются на деревья, подобно плющу, цепляясь воздушными корнями. Свешивающиеся вниз пряди длинных серебристо-белых воздушных корней, вместе с крупными причудливыми цветами, придают эпифитным О. оригинальный вид. Большинство живущих на деревьях О. обладают особыми утолщениями ствола, на подобие клубней, которые служат резервуарами и хранилищами для воды и органических веществ. Эти воздушные клубни - их называют также ложными луковицами (pseudobulbi) - в одних случаях состоят из нескольких, в других всего из одного стеблевого колена, что сильно влияет на облик растения. Клубни бывают сплюснутые, шарообразные, овальные, булавовидные и т.п., округлые или многогранные; поверхность их обыкновенно гладкая и блестяще-зеленая. Величина их может достигать почти размеров головы ребенка (Peristeria elata Hook.), не более чечевичного семени, как у Bolbphyllum minutissimum F. v. M. Листья у О. всегда цельные и цельно крайние, по крайней мере с боков, обыкновенно параллельно-нервные и без заметного черешка. У большинства эпифитных форм листья сочлененные и могут сбрасываться, у орхисов же и некоторых других они не имеют сочленения, и потому не опадают, а на месте со стеблем засыхают или сгнивают. У огромного большинства О. листорасположение двурядное, очередное. Соцветие - всегда кисть или колос. Верхушных цветов не бывает и ось соцветия оканчивается слепо. Одиночные цветы бывают также, но очень редко (Calypso borealis). При цветах находятся обыкновенно прицветники. Цветок обоеполый, зигоморфный (неправильный двусимметричный), построенный в основе по обыкновенному трехчленному пятикруговому типу однодольных, но с сильными последующими изменениями и редукциями. Околоцветник венчиковидный, состоит из 6 листочков, располагающих в два кружка, из коих наружный считают чашечкой, внутренний - венчиком. Из 3 лепестков обыкновенно два боковых поменьше сходны между собой, третий же отличается не только большей величиной, но и иной формой и окраской - его называют губой (labellum). В почке губа обращена кверху, при распускании же цветка, вследствие закручивания (ресупинации) нижней завязи на 180º, она перемещается и обращается книзу. Из двух кружков тычинок вполне развивается только одна тычинка, именно средняя в наружном кружке; кроме того существуют зачатки двух боковых тычинок внутреннего кружка в виде зубчиков или лопастей, так. назыв. стаминодиев; редко бывает обратный случай (напр. у Cypripedium), когда вполне развиваются две внутренние боковые тычинки, а средняя наружная недоразвивается; еще реже (у Neuwideia) развиваются все три упомянутые тычинки. Нить тычинки сростается со столбиком пестика в гиностемии или колонку, на вершине которой находятся пыльник, а под ним

сейчас же и рыльце. Пыльник двугнездый, иногда он разбивается перегородками на 4-8 отделений. Пыльца (цветень) редко порошковатая (Cypripedium), обыкновенно пылинки склеены по 4 (тетрады), кроме того обыкновенно все пылинки в каждом гнезде пыльника склеиваются висцином (особым клейким веществом) в комочки или пыльцевые массы - поллинии (pollinia). Завязь нижняя, одногнездая, состоящая из 3 плодолистиков, с 3 стенными глубоко, раздвоенными семяносцами. Из трех лопастей рыльца вполне развиваются только две боковые, тогда как третья (средняя или верхняя) обыкновенно не доразвивается или превращается в так наз. клювик или носик (rostellum).В носике через дезорганизацию ткани образуются один или два чрезвычайно клейких комочка - прилипальца (grandulae или retinacula). В эти прилипальца упираются своими ножками (caudiculae), состоящими из отвердевшего висцина, поллинии. Поллиний с ножкой и прилипальцем образует поллинарий (pollnarium); все вместе является приспособление к перекрестному опылению. Опыление почти всегда происходит при посредстве насекомых, самоопыление же крайне редко. Это объясняет, почему в наших оранжереях без искусственного опыления О. почти никогда не дают семян. Насекомых привлекает яркая окраска цветов и запах, часто приятный, иногда необычайно сильный, одуряющий, но некоторые цветы (например Bolbophyllum Beccari Rchb. f.) издают отвратительный трупный запах, привлекающий только мясных (падальных) мух. Насекомые прилетают лакомиться нектаром, выделяемым в шпорах или других частях губы, либо извлекают из цветов иную пользу. Форма и окраска цветов бесконечно разнообразны. Некоторые О. поражают оригинальной формой цветов, подчас напоминающих собой животных насекомых, пауков, и т.п.; напр. различные виды Oprhys, благодаря именно этой особенности, получили свои видовые названия: О. musccifera, bombieera, araneifera и т.д. У О. встречаются полиморфные цветы. Особенно резко выражен полиморфизм у Castasetum. Эта орхидея приносит мужские, женские и обоеполые цветы - порознь на отдельных особях или все вместе на одной; цветы настолько отличаются друг от друга, что раньше их относили к трем различным родам: Catasetum, Myantthus и Monachanthus. Плод у О. - сухая, одногнездая коробочка, раскрывающаяся 6 продольными щелями на 6 лопастей, из коих 3 широких, несущих семяносцы, и 3 узких. лопасти остаются соединенными на верхушке и у основания коробочки. Только у очень немногих О., как у ванили (Vanilla), плоды не сухие, а сочные, раскрывающиеся с верхушки на 2 лопасти. Круглые или продолговатые семена О. необычайно мелки и в то же время чрезвычайно обильны, напр., в крупных коробочках Stanhopea считаются миллионами. Семена без белка, с тоненькой нежной, рыхлой кожурой и с слабо или совершенно недифференцированным зародышем. В простейшем случае - у Listera, напр. зародыш является в виде маленького микроскопического шарика, состоящего из немногих клеток. Очень редко у зародыша имеется одна продолговатая зеленая семядоля (Platyclinis). Благодаря своей легкости (семя Dendrobium antennatum вести, по Бекарри, приблизительно 1/200 мгр.), семена О. легко разносятся О. в коробочках находятся особые гигроскопические волоски-пружинки, способствующие рассеванию семян. Число известных родов О., по Бентаму и Гукеру, 334, число видов от 4500 до 5000; другие определяют число видов в 6000-10000. Огромное большинство О. - тропические растения. Многочисленные эпифитные О. составляют одну из характерных особенностей девственных тропических лесов. Наземные О. встречаются в большом количестве вне тропиков, в странах вообще богатых луковичными и шишковатыми растениями - при Средиземном море, на мысе Доброй Надежды. Из 334 родов (по Бентаму и Гукеру) около 160 приходятся на Америку, в Азии около 130, в Африке 60, в Австралии - 40, всего меньше в Европе - около 25 родов. В Европейской России насчитывают 17 родов, из них Orchis наиболее богат представителями (другие русские роды: Ophys, Cypripedium, Cephalanthera, Eoipactis, Listera и др.). Вообще по направлению от тропических стран к полярным число О. быстро уменьшается. Одна из наиболее северных форм (встречается Calypso borealis Salib. Руководствуясь особенностями, представляемыми пыльником и поллинариями, Бентам и Гукер делят семейство О. сначала на 2 главных группы: I. Diandrae - обе боковые или редко все тычинки внутреннего кружка развиты вполне, средняя тычинка наружного кружка недоразвита (в виде стоминодия) или (редко) также развита; все 3 лопасти рыльца приблизительно одинаковы и способны воспринимать опыление. II. Monandre: обе боковые или все тычинки внутреннего кружка отсутствуют или в виде стаминодиев: крайне редко они вполне развиты: вполне развита только средняя тычинка наружного кружка и только боковые лопасти рыльца способны воспринимать опыление, средняя же - рудиментарна или превращена в носик. Вторая группа - к ней принадлежит огромное большинство О. - распадается далее на две подгруппы: M. basitonae и M. actrotonae. Basitonae: поллинии развивают ножки по направлению к основанию пыльника, ножки упираются к прилипальца носика: нити тычинок очень короткие и широкие: пыльники не спадают. Acrotonae: поллинии без ножек или развивают ножки по направлению к верхушке пыльника: нити тычинок большей частью нежные и тонкие, пыльники обыкновенно легко спадают. Среди других однодольных О. стоят довольно особняком, всего ближе к ним Burmanniaceae и Triuridaceae. Польза, приносимая человеку О., очень невелика. Корневые шишки многих видов Orchis доставляют салеп, Vanilla planifonia Andr. - ваниль. Многие экзотические виды составляют одно из лучших и ценнейших украшений оранжерей: некоторые из них очень высоко ценятся любителями, напр. одна Laelia elegans Turneri была продана за 1000 герм. марок, a Vanda coerulea даже за 1900. Литература об О. чрезвычайно обширна: существует несколько дорогих, специально им посвященных периодически изданий. Обстоятельный список литературы и подробности касательно морфологии и систематики О. см. E. Pritzer, "Orchidaceae" в Engler und Prantl, "Die naturlichen Pflanzenfamilien" (II ч., 6 отд., 1889 и дополн., там же, Lief. 1578, 1887); для первоначального ознакомления с морфологией и основами систематики О. см. проф. Бекетов: "Курс ботаники. Однодольные" (2 изд., 1889).

Осадки

(метеор.). - Этим названием принято обозначать ту влагу, которая падает на поверхность земли, будучи выделена из воздуха или из почвы в капельно-жидком или твердом виде. Такое выделение влаги происходит каждый раз, когда водяные пары, постоянно находящиеся в воздухе, накопятся в нем в количестве, значительно превышающем то, которое нужно для полного его насыщения при данных условиях. Выделение (конденсация) паров в воздухе, обыкновенно ими не насыщенном, может начаться или под влиянием непосредственного охлаждения воздушных масс, или благодаря притоку в местности с низкой температурой более теплого и влажного воздуха, или, наконец, благодаря смешению массы теплого и влажного воздуха с массами более холодного; словом, - прямо или косвенно, но конденсация паров является результатом быстрого и резкого понижения темп. В массе достаточно влажного, хотя и ненасыщенного воздуха. Раз такая конденсация паров произошла, то нередко может случиться, что капельки жидкости или кристаллики льда достигнут такой величины, при которой они уже не в состоянии поддерживаться в воздухе в равновесии; тогда начинается медленное, постепенно все более и более ускоряющееся падение их на поверхность земли. При этом капельки воды или кристаллини могут быстро нарастать, достигая иногда довольно значительных размеров. Когда из облака падают вниз более или менее крупные капли воды, то этот вид О. Носит название дождя. Если выделение влаги происходит при достаточно низкой температуре, то образующаяся вода переходит, замерзая, в твердое состояние и падает на земную поверхность в виде снега, крупы или града. В некоторых случаях конденсация паров может начаться около поверхности земли и выделяющаяся, в виде весьма мелких капелек влага, держится в воздухе во взвешенном состоянии - такое явление носит название тумана. При охлаждении самого низшего, непосредственно прилегающего к земной поверхности слоя воздуха или самой поверхности почвы может произойти конденсация паров, выделяемых поверхностью почвы или растениями; этот случай конденсации стоит совершенно особняком и может произойти независимо от конденсации паров в воздухе. В этом случае О. Носят название росы. Вследствие достаточного понижения температуры на поверхности почвы роса может замерзнуть и перейти в иней. Этим же последним названием обозначают и тот случай О., когда, при понижении температуры воздуха после сравнительно теплой и влажной погоды, из него выделяются на стенах строений, деревьях, столбах и т. п. Кристаллы льда, длинными, пушистыми иглами или столбиками, плотно усаживающие покрываемые ими предметы. От инея различают изморозь, которая наблюдается при наступлении оттепели после более или менее продолжительных морозов; в этом случае стены строений (особенно каменные) также покрываются ледяным слоем, который, однако, не имеет такого правильного, кристаллического строения, как иней. Наконец, существует еще один вид О., наблюдаемый зимой - иногда даже и при ясной погоде, когда по воздуху реют, ниспадая, мелкие кристаллики льда, имеющие форму небольших иголочек; явление происходит вследствие медленного, при понижениях температуры, выделения небольших избытков влаги из воздуха и носит название ледяных игол. Измеряются О. посредством дождемера, причем, согласно установленному между центральными метеорологическими учреждениями соглашению, сутки считаются от 7 ч. у. До 7 ч. у. И измеренное количество О. заносится на предшествующий день.

Г. Л.

Осака

или Оосака - второй по населению и торговле гор. Японии, в южной части главного о-ва Нипона, близ впадения р. Иодогава в залив О. 483 тыс. жит. Соединен жел. дор. С Древней столицей Kиото и гаванью Кобе. О. - один из 7 японских портов, открытых для иностранной торговли, но иностранные суда редко заходят сюда вследствие мелководья реки. Очень деятельное судоходство по реке и каналам; по множеству последних О. прозвана японской Венецией. О. - торговый центр юго-зап. Ниппона; он поддерживает деятельные сношения с зап. Берегом Ниппона (на Японском море), откуда привозится рис, и о-вами Иecco и Сахалином, откуда привозятся рыба и морская капуста. Промышленность О. значительна; главным образом производятся дешевые товары - бронзовые изделия, лаки, ткани, зонтики и т. д. Развалины замка, игравшего большую роль в истории Японии с XVI стол. До 1868 г. часть его обращена в казарму. Обширный монетный двор, по европейскому образцу. Много буддийских и синтоистских храмов.

Осел

(Asinus). - О. составляет лишь особый подрод в роде лошади (Equus). Он отличается от подрода собственно лошади отсутствием мозолистых утолщений на задних ногах и хвостом, покрытым при основании короткими волосами, а от третьего подрода тигровых или полосатых лошадей (Hippotigris) - отсутствием полосатой окраски. Сюда относится обыкновенный О. (Equus [Asinus] asinus L.), Две диких африканских формы, считаемые за разновидности того же вида: африканский степной, нубийский О. (Equus asinus var. Africanus s. E. Taeniopus) и сомальский О. (Equus asinus var. Somalicus) и дикие азиатские О., Которых некоторые зоологи считают за три разных вида: сирийский дикий О. (Equus hemippus), джигетай или кианг (Equus bemionus) и онагр (Equus onager), другие за два или за один. Некоторые исследователи считают кианга (под названием A. Kiang) безусловно отличным от джигетая. Вообще, какого-либо общепринятого взгляда на виды подрода О. В науке еще не установилось. Предками обыкновенного домашнего О. считаются дикие африканские. Обыкновенный О. серого цвета, подлежащий, впрочем, значительным различиям от почти белого до буроватого, вдоль спины и перпендикулярно к ней через плечи тянется по темной полосе, на ногах нередко заметны поперечные полосы. Нубийская разновидность (Е. Asimus africanus) имеет ясные продольную и плечевую полосы, но полосы на ногах часто неявственны; у сомалийской (Е. Asinus somalicus) спинная полоска неясна, плечевой нет, но полосы на ногах резко выражены и многочисленны, кроме того этот О. отличается более крупным ростом и более длинной гривой. Первая разновидность водится в степях верхней Нубии до Черного моря и часто попадается около Атбары и в земле Барка, вторая живет в Сомали. Дикие африканские О. живут небольшими стадами, состоящими из самца и 10-15 самок, и по образу жизни не отличаются от других диких лошадей; они также дики, быстры и крайне осторожны. Домашний О. представляет значительные различия по виду и свойствам, в зависимости от климата и ухода. Холодный и сырой климат влияет очень дурно, в виду этого - О. Южных стран вообще несравненно лучше среднеевропейских: они крупнее, красивее, покрыты гладкой шерстью, сильны, живы и не ленивы. Весьма важное значение имеет при этом также уход и забота о поддержании и облагорожении породы. Лучшие О. Разводятся в Египте, Персии, Туркмении и Аравии, и высоко ценятся. Для облагорожения породы прибегают иногда к случке с дикими О., как азиатскими, так и африканскими. В качестве вьючных и верховых животных О. являются весьма важными домашними животными в средней и южной Европе, западной и южной Азии; сев. И средней Африке и Южной Америке. Кроме значительной силы и выносливости О. весьма ценны по своей крайней неразборчивости в пище; они питаются охотно такими растениями, которых не трогают ни лошади, ни рогатый скот. Ходячее мнение о слабых умственных способностях О. в значительной степени ошибочно; оно совершенно не приложимо к хорошим южным О. и лишь отчасти верно по отношению к испорченным дурным уходом и неблагоприятными климатическими условиями среднеевропейским О. Весьма важными домашними животными особенно в гористых странах являются помеси О. с лошадьми: мулы и лошаки.

Н. Кн.

Осетровые рыбы

(Acipeuseridae) - семейство рыб из отряда (по другим подкласса) ганоидных (Ganoidei), подотряда (по другим отряда) Chondrostei. Характеризуются следующими признаками: тело вытянутое в длину, почти вальковатое, с 5 продольными рядами костяных щитков; морда вытянутая в длину, почти лопатообразная или коническая, с небольшим поперечным беззубым ртом, который лежит на нижней стороне головы и может выдвигаться; на нижней стороне морды, кпереди от рта, 4 усика, расположенных в виде поперечного ряда; вертикальные плавники спереди с одним рядом fulcra; спинной и заднепроходный плавники приближены к хвостовому; жаберные перепонки сливаются на горле и прикреплены к зеву; жаберных лучей нет; жабер 4, есть также 2 придаточных жабры; плавательный пузырь большой, простой, имеющий сообщение со спинной стороной пищевода. К осетровым рыбам относятся два рода: осетр (Acipenser) и скафиринх (Scaphirhyncus) - всего около 25 видов, водящихся исключительно в умеренном поясе северного полушария: в Европе, Азии и Северной Америке. 4 вида относятся к роду Scaphirhynchus,

остальные к роду Acipenser. Сюда относятся 2 вида европейского осетра, осетры Сибири и Китая, несколько видов осетров Сев. Америки, белуга, стерлядь, севрюга, шип. Сюда относятся по большей части крупные рыбы; белуга является самой крупной из рыб, встречающихся в пресных водах. Голова покрыта панцирем из костяных щитов, одевающим хрящевой череп; кожа на остальном теле имеет пять продольных рядов костяных щитков, имеющих по продольному ребру, с более или менее выступающей в виде бугра или шипа верхушкой. Один ряд тянется по средней линии спины, два по бокам, два по сторонам брюха, благодаря чему тело получает более или менее заметную (смотря по степени развития щитков) пятигранную форму. Остальная кожа или покрыта неправильными мелкими щитками, придающими ей шероховатость, или голая. У Scaphirbynchus задний конец тела сильно утончается и здесь ряды больших щитков примыкают друг к другу. Усики на нижней стороне головы являются органами осязания, а по всей вероятности играют также роль других органов чувств; на них найдены нервные окончания типа луковочек или почек, вероятно служащие при отыскивании пищи. Рот окружен мясистой губой и способен значительно выпячиваться при схватывании добычи. Все О. рыбы или проходные или пресноводные; для метания икры проходные, а равно и живущие в озерах входят в реки. О. рыбы в высшей степени плодовиты и число яичек у крупных особей определяется в несколько миллионов. Кроме весеннего хода в реки для нереста, О. рыбы входят местами в реки также осенью для зимовки. Держатся эти рыбы преимущественно у дна, питаются различной животной пищей: рыбой, моллюсками, червями, насекомыми. О. рыбы (именно представители рода осетр - Acipenser) имеют важное промысловое значение. Мясо их высоко ценится, еще более ценный продукт составляет икра; кроме того, плавательный пузырь дает ценный клей, спинная струна употребляется в пищу под названием вязиги. В ископаемом состоянии О. рыбы известны лишь с эоцена. В зоогеографическом отношении весьма интересен род Scapbirhynchus, представители которого водятся с одной стороны в Туркестане, с другой в Сев. Америке, что заставляет видеть в современных видах этого рода остатки прежде широко распространенной фауны.

Н. Кн

Осина

(Populus tremula L.) - древесное растение из сем. ивовых (Salicaceae), распространенное по всей Европе, сев. Африке, Малой Азии, Маньчжурии и Японии. В России О. доходит на С до Архангельска, местами образуя леса и встречаясь как примесь к другим древесным видам. О. стройное дерево, отличающееся быстрым ростом и способностью давать многочисленные корневые поросли. Кора у нее серая; листья широкоугольные, заостренные, к основанию слегка серцевидные, по краю выемчато-зубчатые; молодые листья покрыты редким шелковистым пушком, взрослые голые, нижняя поверхность у них серо-зеленая, верхняя бледно-зеленая; листья снабжены длинным тонким, в верхней части сплюснутым с боков черешком, оттого листья весьма подвижны, при малейшем ветерке, колеблются. Цветет О. ранней весной, до появления листьев. Цветки мелкие, весьма простые, однополые, собранные в густые (однополые) сережки. Растения двудомные. В мужском цветке цветоложе расширено в блюдчатый, косой околоцветник; тычинок 8; в женском цветке околоцветник ворончатый косой, окружающий большую часть пестика; рыльце сидячее, четырех-пяти раздельное, пурпурное. Цветки прикрыты темно-бурым пальчаторассеченными, волосистыми прицветниками. Плод - коробочка, вскрывающаяся двумя створками; семена волосистые.

С. Р.

Осирис или Озирис

(›OsiriV) - наиболее популярное египетское божество. Относящиеся к нему мифы записаны Плутархом в трактате: "De lside" и подтверждаются бесчисленными намеками в иероглифических текстах. Популярность О. объясняется, главным образом, его отношением к загробному миру и заупокойному культу. Сын земли (Кеба) и неба (Нут), О., по удалении своих родителей, царствовал над Египтом вместе со своей сестрой и супругой Исидой, с которой он вступил в брак еще до рождения. Заметив, что их подданные, не смотря на продолжительные царствования предыдущих царей-богов, все еще оставались в глубоком варварстве, О. и Исида учили их земледелию и оседлой жизни, врачебному искусству, строили города, вводили браки, установляли культ. В этом им содействовал главным образом Тот - олицетворенная премудрость. Затем О. предпринял поход в Азию, для политических и, еще более, культурных завоеваний. После победоносного возвращения О., брат и противник его, Сет, принес на пир прекрасной работы сундук и обещал подарить его тому, на чей рост он придется. Таким образом удалось заключить в него О. и бросит ящик в Нил, который, через Танисское русло, выбросил его в Финикийский Библ; там выросшая эрика покрыла его своим стволом, а царь, срубив ее, сделал одной из подпорок крыши во дворце. Исида долго искала труп, наконец явилась в Библ, сделалась сначала воспитательницей царевича, а потом открылась и выпросила себе ствол дерева с гробом О., который и отнесла в Египет. Сет нашел его и разрубил на 14 частей. Исиде удалось собрать почти все, и на месте нахождения каждой она воздвигала гробницу; поэтому большинство египетских номов считали себя местом упокоения бога или одного из его членов. Это известие, вероятно, более позднего происхождения и образовалось для объяснения местных культов и преданий; весьма многие провинциальные боги-покровители были сопоставлены и отожествлены с О. - напр. "великий бог, предводитель западных" (т. е. покойников) в Абидосе. Этот город и его Тинитский ном имели гербом находившийся у них реликварий с головой О., с незапамятных времен привлекавший богомольцев; отсюда Манефон выводит Начало египетской монархии. Уже в текстах пирамид, где миф О. и его цикла оказывается сложившимся, эта местность упоминается на каждом шагу. Сойдя в царство мертвых, О. Сделался богом преисподней и загробным судьей, каковым он и выступает в Книге мертвых. Каждый покойник должен был записаться в число его последователей и даже принять его имя, которое сделалось в этом случае нарицательным ("Осирис NN правогласый"= тоже, что у нас "покойный NN"). Осирис является добрым началом (отсюда его эпитет "Уннофру" = Онуфрий = благой) и первым человеком; миф его объяснял происхождение зла и смерти, а также борьбу плодородия - с разрушением, Нила - с пустыней. Отсюда сопоставление О. с Гани, богом Нила, а также введение его в круг солнечных божеств, то в виде вчерашнего солнца, временно побежденного мраком, то в виде ночного светила - луны, то, наконец, в виде верховного божества, особенно в позднейшие времена египетской культуры, когда его почитание сделалось всеобщим и стало оттеснять другие божества. В честь О. происходили во всех храмах мистерии в ноябре и конце декабря; особенно торжественно справлялись они в Филэ, Дендера, Абидосе. Из животных О. были посвящены птица феникс и бык Апис; в форме Сераписа его культ перешел далеко за пределы Египта. Изображался О. в виде мумии, с различными головными уборами, с бичом и жезлом в руках. Во всех музеях масса его бронзовых статуэток; весьма часты его изображения, заимствованные из 125 главы Книги мертвых и представляющие бога на троне, в виде загробного судьи. Как бог луны, О. изображался иногда с ее диском на голове и назывался в таком случае "ОсирисИах" (месяц). Лучшее изд. Трактата Плутарха "De lside" - Parthey (Б., 1850). См. Letebure, "Le mythe Osirien" (Пlap., 1875); Brugsch, "Das Osiris-Mysterium von Тentyra" ("Aegypt. Z., 1881); Loret, "Les fеtes d\'Osiris au mois de Khoiak" ("Recueil", III, IV и V).

Б. Т.

Ослябя Роман

(в монашестве Родион) - боярин, инок Троице-Сергиевой Лавры. По сказаниям о Мамаевом побоище, сопровождал, вместе с иноком Пересветом, вел. Князя Димитрия в походе против татар, по повелению св. Сергия, и принимал участие в Куликовской битве, где и убит. Могила О. Близ Симонова м-ря под Москвой.

Осман, сын Аффана

зять Мохаммеда, третий халиф (644-656), один из пяти лиц, которым доверил выбор халифа умирающий Омар. При нем арабы, продолжая начатые Омаром завоевания, покорили область Карфагена (648), о-в Кипр (649) и докончили покорение Персии (к 651 г.). Внутри халифата при О. Усилилась рознь между искренними мусульманами и людьми светского направления мыслей; принявшими ислам (как напр. Омейады) лишь по необходимости и ради выгод. Семидесятилетний, бесхарактерный О., при всей своей набожности, подчинился влиянию своих ближайших родственников, Омейядов и постепенно роздал все важнейшие и доходнейшие военноначальнические и гражданские места жадным и неверующим мекканским аристократам, обижая ближайших родственников пророка и его старейших сподвижников. В 653 г., Во время войны с Арменией, обнаружилось различие чтений Корана в иракском и сирийском войске. О. велел Зейду ибн Сабиту собрать все суры и установить одну окончательную редакцию. Куфийцы, среди которых жил знаток корана Абдоллах ибн Масуд, обиженный, что не ему поручено было это дело, обвинили халифа (неосновательно, впрочем) в подделке и воспользовались этим случаем, чтобы возмутиться против наместника О. Наступило брожение и в других городах, тайно поддерживаемое Алием, Аишей, Амром (смененным наместником Египта), Мохаммедом, сыном Абу-Бекра, Тальхой, Зобейром и др. В середине 655 г. О. созвал в Медину провинциальных наместников, для совещания об опасном положении государства, но съезд этот не привел ни к каким результатам. В апреле 656 г. к Медине подошла тысячная толпа египтян, куфийцев и басрийцев, с сыном Абу-Бекра во главе, требуя, чтобы халиф переменил образ правления. О. обещал сместить Омейядов, но по бесхарактерности, ничего не сделал. Бунтовщики возвратились в Медину и, когда О. отклонил небеcкорыстный совет Алия отречься от престола, осадили его дом. Через 10 недель, получив известие о приближении к Медине омейядских войск Моавии из Сирии и ибн Амира из Басры, бунтовщики ворвались в дом О., убили его за чтением Корана (17 июня 656 г.) И, сообща с мединцами, возвели на престол Алия.

А. Крымский.

Осмий

(хим.; Osmium; Os=190, 3[0=15, 96], К. Зейберт, 1891) принадлежит к семье платиновых металлов, один из тяжелых членов ее; по атомному весу он легче иридия, а по удельному Немного тяжелее его. По всем свойствам он занимает в VIII группе периодической системы место под железом и рутением; подобно последнему, образует летучий высший окисел типа RO4, осмиевый ангидрид, который получается весьма легко - при прямом сжигании металла в кислороде или воздухе, к чему рутений неспособен. Открыт О. одновременно с иридием (Теннант, 1803), потому что главный минерал, в котором он находится, есть осмистый иридий, встречающийся вместе с другими платиновыми металлами и отделяемый от них весьма легко при обработке царской водкой, в которой он нерастворим. Способ обработки осмистого иридия: накаливают (Фреми) минерал, помещенный в фарфоровой трубке, в струе кислорода (или воздуха), который предварительно пропущен через серную кислоту ради осушения и очищения от пыли, и уловляют OsO4 в виде кристаллов в хорошо охлажденном приемнике, а небольшое количество несгустившегося пара поглощается в другом приемнике раствором едкого кали. Осмивый ангидрид OsO4 - большие бесцветные призмы; при нагревании рукой он делается мягким, как воск, при 40º плавится, а при l00º кипит, превращаясь в бесцветный пар, плотность которого 128, 4 (H = 1, при 246º-285º - Девилль и Дебрэ) вполне подтверждает приведенную формулу, OsO4 сильно и неприятно пахуч (отсюда название металла от osmh - запах) даже при обыкновенной температуре, напоминая запах хлористой серы; пары его ядовито действуют на глаза и органы дыхания. Растворимость в воде значительная, хотя растворение совершается медленно; раствор не имеет кислой реакции и обладает запахом ангидрида; этот запах пропадает, если прибавить щелочи очевидно, вследствие образования соли; но осмивая кислота столь слабая кислота, что вытесняется; в растворе, даже углекислотой, при чем запах ангидрида снова появляется; соли ее некристалличны и при нагревании ангидрид из них обыкновенно улетает, за исключением щелочных солей; растворы солей окрашены в красно-желтый цвет. OsO4 растворяется в эфире и спирте, но такие растворы постепенно выделяют металлический О., причем растворитель окисляется. Вообще OsO4 легко восстанавливается разными, способными окисляться веществами, вследствие чего и необходимо при получении его избегать пыли; по этой же причине осмиевая кислота употребляется для окрашивания гистологических препаратов в черный цвет (порошкообразным О.). Если к щелочному (КОН, а также NaOH) раствору OsO4 прибавить немного спирта, то происходит разогревание, сопровождаемое появлением запаха алдегида и изменением красного цвета жидкости в фиолетовый; из такого раствора спирт осаждает кристаллы осмистокислого калия, состава K2OsO4.2Н2O, которые могут быть получены в более крупном виде, если сильно щелочной раствор OsO4 смешать с азотистокислым калием и дать стоять (Фреми). Та же соль получается, особенно при нагревании, и из раствора OsO4 просто в избытке крепкого КОН, при чем, конечно, должен выделиться кислород (Клаус). Соответствующая осмистая кислота H2OsO4 получается (Морат и К. Бишин, 1893) при разложении водой калиевой соли в присутствии спирта и в струе водорода, так как при доступе воздуха образуется OsO4; эта кислота обладает цветом сажи и нерастворима в воде; серная кислота на нее не действует, соляная на холоде слабо действует, а азотная легко, превращая в OsO4; способ получения:

K2OsO4 + 2Н2О= H2OsO4 + 2КОН

Показывает, что это тоже очень слабая кислота; ангидрид ее OsO3 неизвестен. Если нагревать металлический О. В струе хлора, то получаются хлористые соединения - одно более летучее высшего типа OsCl4, возгон которого представляет темно-красный порошок, другое, менее летучее, низшего типа OsCl2, возгоняющееся в виде темно-зеленых игол. Оба соединения в небольшом количестве воды растворимы с желтым или зеленым цветом, но избытком ее разлагаются, при чем образуются осмиевая и соляная кислоты и металлический О.; вода не производит разложения, если присутствует хлористый калий, с которым соединения обоих типов дают двойные соли, напр. OsCl4.2KCI, которая в порошке по цвету напоминает сурик или образует темно-бурые октаэдры. Двойная соль особого типа OsCl3.3KCl.3Н2O, темно-красные кристаллы, получается, если к раствору OsO4 в едком кали прибавить аммиаку (для восстановления) и затем насытить его соляной кислотой. Соответственные кислородные соединения OsO, Os2О3 и OsO2 получаются при нагревании солей с содой в токе углекислоты. В низших типах своих соединений О. играет роль металла. В парах серы О. горит; растворы хлористых его соединений осаждаются сероводородом (Берцелиус); из раствора K2OsO4 сероводород осаждает не OsS3, a OsS2, и в растворе образуется многосернистый калий (Фреми); H2OsO4 легко реагирует с сероводородом - продукт, бурый порошок, имеет состав Os2O3S2H2 (Морат и Вишин) и с серной кислотой выделяет сероводород; подкисленный соляной кислотой раствор OsO4 дает при осаждении сероводородом гидрат OsS4 - этот осадок нельзя сушить при высокой температуре, так как при этом он загорается; сернистые соединения О. нерастворимы ни в щелочах, ни в сернистых соединениях щелочных металлов или аммония. При действии аммиака на раствор OsO4 в едком кали осаждается особая соль, так называемый осмиамовокислый калий (Фритче и Струве, 1847); она кристаллизуется в светло-желтых октаэдрах и имеет состав (Жоли, 1891). OsNO3K, образуясь по уравнению:

OsO4 +КОН + NH3 = OsN3K + 2Н2О.

Осмиамовая кислота OsNO3H, известна только в растворе; получены кристаллические соли аммонийная, серебряная, бариевая. При осторожном нагревании (350º), калиевая соль выделяет азот и превращается в смесь OsO2 и K2OsO4. При ударе и при быстром нагревании эти соли разлагаются со взрывом. Есть основание полагать, что осмиамовая кислота может быть отнесена к разряду нитрозосоединений О: Os (NO).OH и, следов., принадлежит к типу OsX4, а быть может, она содержит группу (N: N) " и выражается такой формулой: HО. O2Оs. N: N. OsO2OH, где О. шестиэквивалентен. Металлический О. разными способами может быть получен из OsO4. Вокелен восстановлял цинком солянокислый раствор ангидрида. Берцелиус пропускал смесь паров его с водородом через накаленную трубку, где и происходило восстановление. Девилль и Дебрэ пользовались для той же цели окисью углерода. Во всех этих случаях металл получался порошкообразный или в виде губчатой массы, смотря по температуре, при которой велась операция. Сплавляя О. с оловом в угольном тигле и удалив по охлаждении олово из королька соляной кислотой, Девилль и Дебрэ получили (1876) кристаллический О., уд. в. 22, 477; кристаллы представляли очень маленькие кубики синевато-белого цвета с фиолетовым отливом. Сплавление с пиритом точно также приводит к кристаллическому О. Это самый трудноплавкий металл; в пламени гремучего газа вполне сплавить его не удается, а только в электрической печи (Жоли, 1893); сплавленный О. блестящ, синеватосерого цвета, чертит стекло и кварц и сам чертится топазом; уд. в. 22, 48. По удельному весу О. тяжелее всех металлов. Порошкообразный О. окисляется уже при обыкновенной температуре, пахнет ангидридом и, подогретый в одной точке, горит, как трут; сплавленный совсем не окисляется при обыкновенной температуре. При температуре плавления иридия О. летуч. Чистый О. не имеет никаких практических применений, но О. иридий. Вследствие своей неизменяемости и твердости, употребляется для концов стальных перьев, так. наз. "вечных", и для приготовления цапф и остриев в компасах, потому что он и немагнитен.

С. С. К.

Осмос

- своеобразная форма явлений диффузии, приобретшая весьма важное значение в теории растворов. Явления О. наблюдаются, когда жидкости приходят в взаимодействие через перепонки. Если взять сосуд, в котором вместо дна - перепонка, напр. пузырь, наполнить сосуд соляным раствором и погрузить в воду, то, по мере того, как будет происходить диффузия через перепонку, уровень жидкости в сосуде будет повышаться, обнаружится явление О. В данном примере это будет эндосмос, при обратном нарушении уровней - эксосмос. Первые опыты с О. принадлежат Нолле, дальнейшие исследования - Дютроше, Брюкке, Фирорту и др. О. весьма часто встречается и играет весьма важную роль в явлениях, происходящих в организмах. Траубе указал способ искусственно образовать перепонки, приводя осторожно в прикосновение растворы таких двух тел, от взаимодействия которых образуется нерастворимый, аморфный осадок; погружая каплю клея в раствор таннина, он приготовляет таким образом искусственную клеточку, т.е. каплю раствора, облеченную тонкой оболочкой нерастворимого соединения клея с таннином, и через эту перепонку происходили явления О. Значительный шаг вперед в изучении явлений О. сделан был Пфеффером. Он вызывал образование перепонки внутри стенок сосуда из пористой глины и этим путем достиг возможности измерять те большие разности давлений, которыми сопровождаются явления О. Пфеффер приготовлял свои сосуды обыкновенно таким образом: сосуд из пористой глины смачивался водой, наполнялся раствором красной соли и погружался в раствор медного купороса, при этом в порах сосуда образовывались пленки нерастворимой железосинеродной меди. Таким путем приготовлены были "полупроницаемые стенки". Явления О. происходят от того, что диффузионный ток происходит через перепонку в двух противоположных направлениях не с одинаковой скоростью. Перепонка выдерживает в большей или меньшей степени диффузию одной из составных частей, вследствие этого и происходит поднятие уровня жидкости по ту сторону перепонки, где находится или преобладает эта худо диффундирующая через данную перепонку составная часть раствора. Пфефферу удалось достигнуть предельного случая, т. е. условий, при которых скорость диффузии через описанную стенку растворенного в воде тела была ничтожно мала. Тогда происходила односторонняя диффузия, диффундировала только вода, а стенка являлась полупроницаемой. При помощи таких сосудов Пфеффер произвел целый ряд измерений осмотического давления, т. е. давления, которое возникает вследствие разности уровней, вызываемой О. через полупроницаемую стенку. Если в сосуд с полупроницаемой стенкой поместить раствор, напр., сахара и погрузить сосуд в воду, то вода до тех пор будет проникать через полупроницаемую стенку к раствору, пока уровень в сосуде не достигнет известной высоты; стенка будет испытывать тогда изнутри определенное осмотическое давление. Если раствор сразу подвергнуть этому давлению, то О. не происходит; если же приложить большее давление, то, вместо эндосмоса, будет происходить эксосмос, движение воды из сосуда от раствора через стенку. Раствор, заключенный в полупроницаемую оболочку и погруженный в этой оболочке в воду, уподобляется, следовательно, газу: оболочка испытывает определенное давление и, если она ему уступает, то происходить увеличение объема от проникания воды и, вместе с тем, уменьшение крепости раствора (концентрации). При помощи полупроницаемой стенки, пользуясь явлением О., можно изменять крепость раствора давлением так же, как и плотность газа. Осмотическое давление раствора данного тела зависит только от температуры и от крепости раствора, т. е. от содержания в единице объема раствора непроникающей через оболочку его составной части (напр. в приведенном примере от концентрации сахара) и не зависит от природы оболочки, которая влияет лишь на скорость О. Осмотическое давление возрастает при увеличении крепости раствора и при повышении температуры. Теоретическое значение приема "полупроницаемой стенки", законы, управляющие величиной осмотического давления, а также связь между осмотическим давлением и другими свойствами растворов указаны Вант-Гоффом (см. "Zeitschrift fur Physikalische Chemie", 1887). Пользуясь наблюдениями Пфеффера над величинами осмотического давления и производя соответствующие расчеты Вант-Гофф, пришел к нижеследующему чрезвычайно важному выводу: "осмотическое давление равно тому давлению, которое обнаруживалось бы, если бы тоже количество растворенного тела в состоянии газа наполняло бы объем, равный объему раствора. Напр., по опытам Пфеффера, осмотическое давление раствора сахара, заключающего 1 гр. сахара в 100, 6 куб. стм. (однопроцентный раствор) при 15, 5º равно 0, 684 атмосферного давления; принимая же вес частицы сахара согласно формуле С12Н12О11 равным 342, находим газовое давление для вещества с частичным весом 342, при температуре 15, 5º и при содержании его 1 гр. В 106, 5 куб. стм., равным:

Осмотическое давление может быть, следовательно, заранее вычислено, если известен частичный вес растворенного вещества, крепость и температура раствора. В основании расчета лежит положение: "осмотическое давление, как и газовое, управляется законами Бойля-Мариотта, Гей-Люссака и Авогадро". Осмотическое давление прямо пропорционально крепости раствора, обратно пропорционально величине частичного веса растворенного тела и возрастает на каждый градус Цельсия на 0, 00367. Если раствор во всех своих частях имеет одну и ту же температуру и одинаковую крепость, то и осмотическое давление во всех точках одинаково. Если же нарушено равенство температуры, то нарушится и равенство величин осмотического давления; составные части раствора придут в движение, начнется диффузия, ведущая к неодинаковости состава раствора, тогда как при одинаковости температуры диффузия стремится привести раствор к однородности состава во всех частях. В согласии с этим, наблюдения Соре показали, что, если раствор в верхних слоях нагревать, а нижнюю часть охлаждать, то раствор, первоначально совершенно однородный, становится вверху, в нагретой части, слабее, а внизу крепче. Напр. раствор медного купороса по истечении значительного промежутка времени показывал в верхней нагретой до 80º части 14, 3%, а в нижней, имевшей темп. 20º - 17, 332%. Раствор относится вполне аналогично газу и в отношении неравенства температуры. Зная температуру обоих слоев раствора и крепость одного, можно вычислить крепость другого совершенно так же, как плотность газа в случае неодинаковости температуры в разных его частях. Для вышеприведенного примера расчет по Вант-Гоффу дает для 14, 3% вместо найденных 14, 03%. Непосредственные измерения величины осмотического давления сопряжены с значительными трудностями, приготовление полупроницаемой стенки осуществимо в редких случаях, и не вполне. Есть возможность, однако, вычислять величину осмотического давления из других свойств растворов. Сам прием полупроницаемой стенки дает возможность, найдя соотношение между осмотическим Давлением и другими свойствами раствора, тем самым установить зависимость этих свойств между собой. Это относится до тех свойств растворов, при помощи которых может быть изменяема их крепость, как то замерзание или испарение растворителя, выделение растворенного тела. Раствор данной крепости характеризуется определенной температурой замерзания, определенной упругостью его пара. Вымораживая растворитель или испаряя его, можно изменять крепость раствора; того же можно достигнуть путем полупроницаемой стенки, пользуясь осмотич. давлением. Каждая из этих операций в отдельности может быть совершаема в форме обратимого процесса, а воспроизведенные последовательно они могут являться частями обратимого процесса. Соотношение между величинами, характеризующими эти операции, устанавливается тогда легко на основании формул термодинамики и одну из этих величин можно вычислить, когда известны остальные. Этим же путем можно найти соотношение между растворимостью и осмотическим давлением, вводя в обратимый процесс выделение растворенного тела. Осуществление этих расчетов требует знания точных законов, управляющих зависимостью между крепостью раствора, температурой и каждой из названных величин, а простые отношения между ними устанавливаются указанным путем при условии приложимости к осмотическим давлениям простых законов газообразного состояния. Это имеет место при малой плотности вещества, т. е. в случае растворов слабых, таких, при разбавлении которых не обнаруживается заметного теплового эффекта. Крепкие растворы обнаруживают, как и сильно сжатые газы, значительные отступления от этих простых законов. Согласие вычисленных результатов с действительностью для слабых растворов весьма полное, и таким образом аналогия между газообразным состоянием и состоянием вещества в разбавленном растворе опирается, благодаря изысканиям Вант-Гоффа, на точные количественные отношения. Осмотическое давление в немногих случаях удается измерять непосредственно; но вычисление его величины по данным для растворимости, замерзания и испарения растворов дает вполне между собой согласные результаты. Не измеряя осмотического давления непосредственно, но пользуясь приемом полупроницаемой стенки, теоретически можно вычислить осмотическое давление по величинам, гораздо более доступным точному измерению, чем осмотическое давление. Таким образом, в весьма большом числе случаев осмотическое давление можно считать известным. Хотя приведенная выше характеристика осмотического давления для слабых растворов является общим законом - осмотическое давление равно газовому, в значительном числе случаев - однако, наблюдаются отступления: величины осмотического давления оказываются аномальными. Аномалии осмотического давления характеризуются величиной, которая показывает во сколько раз осмотическое давление больше или меньше того, которое обнаруживалось бы, если бы данное количество вещества в состоянии газа наполняло бы объем, равный объему его раствора. Основанием для объяснения этих аномалий, как и при объяснении резких аномалий плотностей газов, служит положение: осмотическое давление определяется числом частиц растворенного тела в единице объема и потому аномальные величины осмотического давления в слабых растворах вызываются теми явлениями, которые изменяют число частиц в растворе. Если частицы соединяются между собой, если происходит полимеризация, осмотическое давление уменьшается, i - меньше единицы; если растворенное тело разлагается, если происходит диссоциация в растворе, осмотическое давление увеличивается, i - больше единицы. Такая точка зрения послужила основанием теории "электролитической диссоциации". Помимо гипотетической стороны предмета, существует следующее, выведенное из опыта соотношение между гальванопроводностью и величиной осмотического давления: в слабых растворах величина оказывается больше единицы только в тех случаях, когда раствор обладает гальванопроводностью, т. е. когда мы имеем дело с раствором электролита; в электролитах, разлагающихся на два иона, как HCl, величина i часто достигает двух при достаточном разведении раствора; при большем числе ионов, как в случае BaCl2, K4FeC6N6, i бывает больше двух. Аномально большие величины, свойственные растворам электролитов, осмотического давления обнаруживаются не только косвенно вычислением, путем, указанным выше, но и непосредственными наблюдениями. Де-Врис собрал значительное число данных касательно величины осмотического давления, пользуясь свойством протоплазмы клеточек сжиматься и расширяться в растворах. Клеточка обнаруживает здесь явления, наблюдаемые с помощью полупроницаемой оболочки: сжатие или расширение протоплазмы обусловливается явлениями О. и зависят от того, движется ли вода из клеточки к раствору, или наоборот. Пользуясь данным образчиком протоплазмы можно подобрать такой ряд водных растворов разных веществ, в которых протоплазма не будет изменяться в объеме; это будут растворы, обладающие одинаковой величиной осмотического давления. Этим путем также доказано, что растворы электролитов могут обладать большей величиной осмотического давления, чем растворы неэлектролитов при равном числе частиц в единице объема раствора. Фактически несомненно существует связь между величиной осмотического давления и гальванопроводности. Прием полупроницаемой стенки весьма упрощает также вывод формул для химических равновесий в растворах. Теория О. находится в начальной стадии развития. Основанием ее служит положение о тождестве состояний тела в слабом растворе и в форме газа. Осмотическое давление рассматривается, как следствие ударов частиц растворенного типа, задерживаемых полупроницаемой оболочкой, тогда как растворитель свободно через нее проходит. С другой стороны осмотическое давление вызывается движением растворителя внутрь к раствору и величина осмотического давления определяется разностью живых сил движения растворителя к раствору и от раствора. Почему величина осмотического давления в нормальных случаях равна величине газового давления? Какова роль в явлении полупроницаемой стенки? Эти вопросы составляют предмет разработки в настоящее время, обсуждая вопрос о величине осмотического давления нельзя оставлять в стороне растворителя прежде всего потому, что частицы растворенного тела движутся не в пустоте, а в пространстве, заполненном растворителем. Попытку дать теорию осмотическому давлению представил в недавнее время ван-дер-Ваальс, принимая во внимание растворитель и вводя дополнительные величины эмпирического характера в свою общую формулу для газов и жидкостей. Пока мы не имеем законченной теории осмотического давления в нормальных случаях, приведенные выше объяснения аномальных величин осмотического давления должно рассматривать как предположения гипотетического характера, не заключающие в себе данных для суждения о химической стороне явлений растворения. Действие полупроницаемой стенки лишь в грубом виде может быть представляемо как роль сита, через которое проходят частицы растворителя, а задерживаются частицы растворяемого тела. Явление обусловливается абсорбцией растворителя, образовавшем между ним и материалом полупроницаемой стенки непрочного соединения, рода раствора, и движение растворителя через стенку совершается так же, как транспирация газов.

Д. Коновалов.

Основание

(хим.). - Под именем О. (Bases salifiables) понимаются вещества, обладающие известной химической функцией: вещества, дающие с кислотами соли, таким образом вопрос, что такое О., связывается с вопросом, что такое кислота и что такое соль. В истории химии эти три понятия (о кислоте, соли и О.) неразрывно связаны между собой и дополняют одно другое; изменение в одном неизбежно влекло изменение в остальных. В конце прошлого столетия и в начале нынешнего О. определяли ближе таким образом: О. образуются соединением кислорода с металлами, как кислоты (ангидриды) образованы соединением кислорода с металлоидами. Но не всякое соединение такого рода могло назваться О.: еще Лавуазье допускал, что при избытке кислорода здесь могут получаться кислоты. Типическими представителями О. могли считаться щелочи и щелочные земли. Загадочным исключением здесь являлся аммиак, обдающий всеми характерными химическими свойствами щелочи, но состоящий из соединения азота и водорода, как нашел Бертолет. Уверенность в необходимости присутствия кислорода для образования щелочей была так велика, что Дэви и Берцелиус произвели многочисленные и остроумные исследования для открытия кислорода в аммиаке. Получив при действии тока на раствор аммиака в воде в присутствии ртути амальгаму аммония, Берцелиус указывал на полную аналогию в этом случае с получением амальгам щелочных металлов! Когда Гей-Люссак и Тенар показали, что здесь происходит не раскисление аммиака, а соединение его с водородом, то Берцелиус стал даже сомневаться в элементарном составе азота. В 1819 г. Он высказал гипотезу, что азот состоит из соединения в равных частях еще неизвестного элемента, который он назвал Nitricum, и кислорода. Вопрос наконец, мог считаться решенным, когда высказано было мнение, что аммиак в водном растворе находится в соединении с водой, являясь в виде гидрата окиси сложного металла аммония, и представляет таким образом сходство с другими щелочами. При господстве электрохимических воззрений Берцелиуса О., как соединение металла с кислородом, являлись при образовании солей электроположительной половиной, а кислота (ангидрид) электроотрицательной. Когда было указано, что кислород не является необходимым условием для образования кислот и что существует множество соединений, имеющих все характерные признаки солей и не содержащих кислорода, напр. сульфосоли и проч. - простое определение О. должно было сильно усложниться, в особенности, когда найдены были многочисленные классы органических О. Не представляя никакого однообразия в составе, О. могут быть теперь только определены, как вещества, дающие с кислотами соли.

С. Вуколов.

Осока

(Carex L.) - Род растений из семейства осоковых, заключающий более 500 видов, растущих в холодных и умеренных странах обоих полушарий. Многолетние травы, растущие кустами или дерновинами по болотам, сырым лугам, иногда в воде, редко на песчаных местах (Carex arenaria L.), имеют корневище; стебли у них трехгранные, листья, располагающиеся 3 рядами, большей частью скучены у основания стебля. Цветы однополые, мужские и женские собраны в одном колоске (C. Vulpina L.) или в разных (C. Sylvatica Huds.),некоторые О. двудомны (С. Dioica L.). Колоски, то сближены, то отодвинуты друг от друга; соединяются в сложный соцветия в виде колосьев или кистей. Пестик окружен пузырчатым предлистьем - мешечком (ultriculus) Г. H.

Осока

(сел. хоз.) - Самое типичное растение влажных лугов. Обыкновенно причисляется к числу плохих кормовых растений, а для овец считается вредной; крупный рогатый скот ест хорошо своевременно убранную О. В Финляндии О. считается хорошим молочным кормом для коров. Перестоявшая О. годна лишь на подстилку. Большинство видов О. характеризуют почву с избытком влаги [только вид О. Avenaria (песчаная О.) употребляется для укрепления песков]. О. часто зарастают кочковатые возвышения, образовавшиеся на влажных лугах, вследствие вытаптывания последних животными. При помощи своих сильных корневищ О. пронизывает эти кочки, скрепляет их и тем способствует постепенному их увеличению.

Г. К.

Осот

- под этим именем известно несколько сложноцветных растений, относящихся к родам Cardaus, Cirsium, Sonchus и др.; в большинстве случаев, однако, О. называют растения, принадлежащие к роду Sonchus L. Всех видов этого рода известно до 25; они дико растут, преимущественно как сорные травы, в Старом и Новом свете. Многие виды - однолетние или многолетние травы и только немногие виды - полукустарники. Узнается О. по листьям, усаженным по краю острыми колючими иглами, и по плодикам (семянкам): они сплюснутые, ребристые, с хохолком из простых белых шелковистых волосков на притупленной верхушке. Головки средней величины, колокольчатые или яйцевидные, с черепичатой обверткой и голым ложем. Все цветки в головке язычковые, плодущие, обыкновенно желтого цвета, редко синего или голубого. В Европейской России наиболее часто встречаются четыре вида О.; из них два - многолетние травы: Sonchus arvensis L. полевой О. и S. paluster L. - болотный О., и два - однолетние травы: S. oleraceus L. - огородный О. и S. asper Vill., - жесткий О. S. arvensis растет по лугам, полям; листья у него струговидные, перисто-надрезные или раздельные, верхние (реже все) цельные, при основании сердцевидные; головки собраны шитком или почти зонтиком; цветки ярко-желтые; семянки темно-бурые, на плоскостях с 5 поперечно-морщинистыми ребрышками. S. paluster растет по болотистым местам; листья мелко зубчатые, реснисчатые, нижние выемчато-раздельные, с 4-6 отстоящими друг от друга ланцетными долями; верхние цельные, узколанцетные, при основании стреловидные, с острыми расходящимися ушками; цветки светло-желтые; семянки продолговатые, почти четырехгранные, желтоватые, с 2-3 ребрами на плоскостях. S. oleraceus - сорная трава по огородам, садам и около жилья. Листья перистораздельные или лировидные, нижние суженные в крылатый черешок, верхние сидячие, с острыми ушками при основании; головки собраны щитком; цветки желтоватые; семянки с тремя тонкими ребрышками на плоскостях, и в промежутках между ребрышками поперек морщинистые. S. asper растет на полях и по сорным. местам; листья цельные или выемчатонадрезанные, с острыми, назад обращенными надрезами, слегка жесткие; верхние листья сидячие, с округлыми ушками, прижатыми к стеблю; семянки без морщинок между тонкими ребрышками. Практического значения виды О. не имеют.

С. Р.

Осот

(сельскохоз.) - сорная трава из семейства сложноцветных, из родов Sonchus и Cirsium, появляющаяся главным образом на почвах плодородных. Полевой О. (S. arvensis, С. aiveuse), чаще всего в пшенице - многолетнее растение с глубокими корнями и особыми на них придаточными почками, легко выгоняющими новые побеги. Огородный О. (S. оleraceus) однолетнее растение, причиняющее вред яровым посевам. Главные меры против них: выкапывание корней, культура пропашных, посевы клевера и люцерны. В молодом возрасте О. представляют довольно питательный корм, особенно любимый лошадьми.

Г. К.

Occиан

(кельт. Oisin; ирланд. Ossin или Osein) - вместе со своим отцом, Фин МакКуммалом, стоит в центре обширного цикла кельтских сказаний. Согласно преданию, они жили в Ирландии, в III в. нашей эры. Как Фин Мак-Куммал, так и его сын Оссин управляли "финиями или "фениями", которые составляли в древней Ирландии постоянную армию (фианну), пользовавшуюся огромными привилегиями. Доступ в нее был обставлен разными трудностями; желающий получить звание финия должен был обладать не только военной доблестью, но также быть поэтом и знать все "12 книг поэзии". Страна много страдала от такого привилегированного сословия, заявлявшего притязания даже на ограничение королевской сласти. В конце III в. ирландский король Карб вступил в открытую борьбу с фианной, во главе которой стоял Оссин. Битва при Гобаре в 274 году подорвала господство фианны, но вместе с тем нанесла тяжелый удар военным силам Ирландии и изменила весь строй древней ирландской жизни. Последний из финиев, переживший битву при Гобаре, был Оссин или О. Народная фантазия последующих веков наделила его и его отца сказочномифическим ореолом. Оба они сделались любимейшими героями народных песен и сказаний: Фин Мак-Куммал - как представитель блестящего прошлого, Оссин, слепой и несчастный - как последний его обломок. Народная фантазия заставляет О. прожить гораздо дольше возможной человеческой жизни и дожить до появления св. Патрика, в лице которого христианство нанесло еще более решительное поражение старому языческому миру Ирландии. Но другим версиям, О. вернулся из страны вечной юности (Елисейские поля языческой Ирландии) уже после победы христианства и встретился со св. Патриком. Об их свидании существует масса легенд, сказок, песен и т. п. Через пятнадцать веков после битвы при Гобаре, в 1760 г., появилась в Эдинбург книга под заглавием: "Fragments of ancient poetry, collected in the Highlands and translated from the gaelic or erse language by James Macpherson". Никому до тех пор неизвестный Джеймс Макферсон в предисловии к своему изданию называет себя простым переводчиком старинной рукописи, сохранившей поэзию барда О., жившего в Горной Шотландии в III в. Сначала вышло всего 15 поэм; но общество богатых шотландских патриотов, польщенное в своей национальной гордости успехом этой книги, дало Макферсону средства на новое путешествие в Шотландию, следствием которого явилось новое издание песен, значительно пополненное, а в 1765 г. появилось и третье, заключавшее в себе 22 поэмы и предисловие Блэра, профессора риторики и литературы в эдинбургском университете. Поэмы были переведены на все европейские языки; ими зачитывались все, и сначала никто не сомневался в их подлинности; в О. видели такое же прямое отражение народной поэзии, как в Илиаде и Одиссее. В 70-х годах начали возникать некоторые сомнения относительно подлинности поэм; поэт Юнг посоветовал Макферсону показать рукопись, с которой он переводил, каким-нибудь специалистам, чтобы они могли констатировать верность перевода. Макферсон не только не исполнил совета Юнга, но вообще совсем не отвечал на нападки своих противников, всецело предоставляя борьбу с ними своим друзьям, и только в 1779 г.. после резких выходок критика Джонсона, заявил, что выставить свои оригиналы у книгопродавца Беккера в Эдинбурге; но обещание это так и не было исполнено. Разгоравшийся все более и более спор усложнился еще и национальным вопросом: до Макферсона никто не оспаривал ирландского происхождения финианских героев, и ирландцы были уязвлены в своей национальной гордости. В 1797 г. была созвана комиссия для расследования вопроса о подлинности Макферсоновского О.; она работала 8 лет, но результаты ее работ оказались весьма незначительными: прошло больше 30 лет со времени появления поэм О., многое изменилось в Горной Шотландии, куда проникла и книга Макферсона, и старое так смешалось с новым, что не было возможности разобраться; никаких древних рукописей не было найдено. Бумаги, опубликованные после смерти Макферсона, еще более запутали дело: у него нашлось только 11 песен на гэльском наречии и две большие эпопеи, "Фингал" и "Темора", переписанные рукой самого Макферсона. В виду этого подложность поэм О. была признана всеми, и о ней до сих пор говорят в учебниках истоpии литературы. В настоящее время, однако, это обвинение не должно ставиться так резко: не смотря на поднятую критикой бурю, вопрос о подложности О. далеко еще не может считаться решенным. Никто в настоящее время не оспаривает ирландского происхождения О., но не подлежит сомнению и то, что жители Ирландии и сев. Шотландии принадлежали к одному племени и сохраняли до позднего времени свои национальные черты, так как находились в постоянных между собой сношениях и не были романизированы; весьма вероятно, что жители Горной Шотландии были выходцы из Ирландии. Никто не оспаривает и того, что Оссиановская легенда имеет своим отечеством Ирландию, но столь же достоверно, что и Шотландия имеет свою Оссиановскую легенду. Это доказывается найденным не так давно "Лесморским Сборником" 1555 г., в котором есть песня, приписанная О. и до такой степени схожая в тоне и сюжете с поэмами Макферсона, что не остается сомнения в их ближайшем родстве. В виду этого сборника падает и обвинение Макферсона в том что меланхолический тон его поэм есть продукт культуры XVIII в.; мы знаем теперь, что этот тон присущ шотландской легенде. По всей вероятности, Макферсон во время своей поездки в Горную Шотландию, куда, как теперь известно, его сопровождали два знатока местного наречия (Александр Макферсон и Морисон), собрал и записал устные предания и издал их в литературной обработке, при чем внес далеко не так много своего личного, как полагают; в этом несомненно убеждает изучение эпитетов в его поэмах. Личное участие Макферсона заметно, главным образом, в туманных описаниях природы, в пристрастии к лунным ночам, к обросшим мохом замкам и т. п. Все поэмы Макферсона можно разделить на 3 группы. Поэмы первой группы или были записаны тщательнее, или же в основу их действительно лег какой-нибудь письменный памятник: они ярче отразили народное творчество. Из эпитетов, встречающихся в этой группе поэм, есть очень характерные и ничем не напоминающие ни романтическую поэзию, ни Гомера; встречаются также и двойные сравнения, напр. "руки битв" (воины). Другая группа песен носит следы свода, но вряд ли этот свод мог сделать Макферсон; вероятнее, что сделан он кем-нибудь ближе стоявшим к народу. Эта группа могла бы иметь очень большое значение для изучения кельтской народной поэзии, как сохранившая следы образования эпопей и представляющая собой единственный образчик третьего фазиса в развили кельтского эпоса; но значение ее почти уничтожено самим Макферсоном, и вопрос остается неразрешенным. К третьей группе принадлежат поэмы совершенно искусственные, с деланными, вычурными описаниями, изобилующие гомеровскими эпитетами, совершенно не свойственными кельтскому народному творчеству: "быстроногий, лучезарный" и т. п. Как бы мало ни было значение Макферсоновского О. для истории развития эпоса, произведение это сыграло очень большую роль в истории всемирной литературы; влияние его не переставало чувствоваться до половины нашего столетия, не смотря на полное убеждение в его подложности. В Англии Вальтер-Скотт, поэты Озерной школы даже Байрон отразили на себе это влияние, но нигде не было оно так прочно, как в Германии, где Клопшток, Гердер, геттингенские барды, поэты Sturm und Drang\'a явились его верными адептами, и даже Гете заставил своего Вертера сказать: "О. вытеснил из моего сердца Гомера"! Влияние О. легко проследить и у нас, до Пушкина включительно. Подобно тому, как в средние века кельтские сюжеты получили широкое распространение в lais и романах круглого стола, теперь, благодаря Макферсоновскому О., они вновь обошли всю Европу, при чем в обоих случаях имели значение не только сюжеты, но и идеи и стиль: в романах круглого стола - идеал благородного рыцаря, культ женщины, в поэмах Макферсона - элегический колорит, любовь к необычайному и чудесному, одним словом все то, что понимается под выражением "Оссианизма". На рус. яз. имеется два перевода О.: Кострова, "О., сын Фингалов, бард III в.: гальские стихотворения" М., 1792; и Балобановой, "Поэмы О. Джемса Макферсона" (исследование, перевод и примечания, СПб., 1891). Ср. Talvy, "Die Unechtheitd. Lieder Ossians" (Ann., 1840); Windisch, "Die altirische Sage und die Ossianfrage" ("Verhandl der Philologenversain zu Gura", 1878); Blackie, "The language and literature of the Scottish Highlands" (Эдинбург, 1876); O\'Curry, "Manners and Customs ot the ancient Irish" (Лонд., 1876).

E. Балобанова.

Осташков

- уездн. г. Тверской губ., на полуострове в южн. части оз. Селигера. Климат сырой, холодный и нездоровый; за 49 лет (1830 - 78) число смертей в О. превышает число рождений на 1152. Не смотря на это, число жителей О. растет: в 1783 г. их было 6393, в 1851 г. - 9270, в 1896 г. - 12158 (6167 мжч. и 5991 жнщ.). Общественная жизнь в О. сравнительно высоко развита: многие общественные учреждения основаны здесь ранее, чем в каком-либо другом уездном городе России. Воспитательный дом (1773), после столичных самый старый в России, богадельня (1735), городское училище (1772), духовное училище (1751), общественный банк Савина (1819), запасной хлебный магазин (1805), вольная пожарная команда (1843), городская больница (1800), городская публичная библиотека (1833), с 12000 тт., городской общественный театр (1805). Значительная часть города вымощена еще в 1830 г. 2 общественных сада, бульвар. Домов каменных 316, деревянных 1427, церквей православных 3, монастыри мужской и женский. Фабрик и заводов в 1895 г. 30, с 612 рабочими и производством на 1461000 руб., в том числе 20 кожевенных зав. Из ремесел и кустарных производств развиты кузнечество (земледельческие орудия), шитье сапог - "осташей" из конины, для чернорабочих и рыболовов, сапожничество (до 460 тыс. пар), выделка рыболовных сетей, лодочное производство. Рыболовством в оз. Селигере занято до 280 мещанских семей. Торговых заведений 437. Пароходство по оз. Селигеру. В 1895 г. город имел доходов 25911 руб., израсходовал 20998 руб., в том числе на школьное дело 6189 руб.

История. Время возникновения О. в точности неизвестно. Под 1500 г. упоминается Тимофеевская слобода дер. Осташевской. С 1587 г. в О. были свои собственные воеводы. В этом же году жители О. возвели небольшое укрепление, сильно пострадавшее в Смутное время. В 1651-1653 гг. в О. построена новая крепость, сгоревшая в 1676 г., скоро возобновленная вновь сгоревшая в 1711 г. и с тех пор не возобновлявшееся; О. стал называться слободой. В 1770 г. О. возведен на степень города и город приписан к Новгородской губ., а в 1775 г. - к Тверскому наместничеству. Ср. В. Покровский, "Историко-стастистическое описание г. О." (Тверь, 1880).

Д. Р.

Оствальд

(Wilhelm Ostwald) - современный немецкий химик, род. в 1853 г. в Риге, в 1875 г. окончил курс в дерптском (ныне юрьевском) университете. С 1882 г. он состоял профессором в рижском политехникуме. В 1887 г. приглашен был в Лейпциг, где по настоящее время состоит во главе химического института лейпцигского университета. Своими трудами О. всесторонне содействовал разработке физической химии, широкое развитие которой за последние десятилетия в значительной степени - результат его деятельности. В 1835-1887 гг. О. издал капитальный труд "Lehrbuch der allgemeinen Chemie" (2 т., Лпц.). В настоящее время уже разошлось второе, хотя еще и незаконченное издание (1891-1897) и готовится третье. В 1894 - 1897 гг. О. напечатал другой капитальный труд: "Elektrochemie. Ihre Geschichte u. Lehre" (Лпц.). В 1887 г. вместе с вант-Гоффом О. основал периодическое издание, посвященное вопросам физической химии: "Zeitschrift fur physikalische Chemie" (Лпц.). Этот журнал сосредоточил в себе все наиболее выдающиеся работы по физической химии и в широкой степени способствовал развитию этой отрасли знания. Из собственных научных исследований О. первое (1876-78) имело предметом изменения объемов при химических процессах в водных растворах. Значительная часть дальнейших работ посвящена была коренному вопросу химической механики, измерению химического сродства, таковы: скорость распадения сложных эфиров (1883); скорость инверсии сахара (1884) в присутствии кислот для определения коэффициента сродства кислот; скорость обмыливания сложных эфиров (1882) - для определения коэффициента сродства оснований; зависимость постоянной сродства кислот от состава и строения последних. Позднейшие исследования служили главным образом для разработки диссоциационной теории растворов. Важнейшие отдельные труды О., кроме названных выше - "Lehrbuch" и "Elektrochemie" - следующие: "Grundris der allgemeinen Chemie" (Лпц., l изд., 1889; II изд., 1890; русск. перев.: "Основания теоретической химии", под ред. И. Каблукова, М., 1891); "Hand-u. Hilfsbuch zur Ausfuhrung phys. chem. Messungen" (Лпц., 1893), "Die wissenschaftlichen Grundlagen der analytischen Chemie" (Лпц., 1894; русск. перевод: " Научные основания аналитической химии", Рига, 1896). С 1889 г. О. положил основание изданию: "Классики точных наук" ("Ostwald\'s Klassiker d. exakten Wissenschaften"). Кроме того, О. принадлежит ряд брошюр и речей по различным коренным вопросам науки; на русск. яз. переведены "Энергия и ее превращения" (1890), "О растворах" (1889), "Несостоятельность научного материализма" (1895). Последняя речь (изданная отдельно), где О. развивает крайние энергетические воззрения, вызвала интересную оживленную полемику, в которой приняли участие главным образом Гольцман, Фитцджерадьд, Столетов и др. Научные работы О. с 1887 г. все печатались в "Zeitschrift fur physikalische Chemie".

С. С.

Остготы

Ocтготское королевство. - О. (Ostrogothi) или грейтунги (Greutungi) составляли восточную ветвь готского народа, распавшегося с конца IV в. по Р. Хр. на вестготов и остготов. Границей между ними в IV в. был Днепр; О. жили в песчаных степях между Днепром и Доном. Основателем О. могущества был Германрих, происходивший из царского рода Амадов, когда-то владевшего всеми готами. Будучи конунгом одного племени, он соединил под своей властью соседние финские и славянские племена. По Иорнанду, владения Германриха (Эрманариха) простирались от Тиссы до Волги и устьев Дона, от Черного моря до Балтийского или даже до Белого. Соседи уважали его за храбрость; в народных преданиях он занимает видное место. Ему было более ста лет, когда появились гунны и бросились на богатые владения остготов. Он храбро повел войска против гуннов, но был разбит два раза. Не желая пережить своего стыда, Германрих закололся (373 г.). Его преемник Винитар отчаянно сражался с гуннами, но был разбит и пал на поле битвы. Алатей и Сафрах отступили, с уцелевшими остготами и маленьким сыном Винитара, к Днестру, под прикрытие лагеря вестготов; остальные покорились гуннам, которые оставили их жить на прежних местах. Многие остготские военачальники и даже потомки амалов встречаются потом среди полководцев Аттилы, который совершал свои походы вместе с остготами. При Феодосии часть остготов была поселена в Лидии и Фрипи. После смерти Аттилы его государство рушилось, и остготы поселялись в Паннонии, восстав против гуннов под предводительством трех храбрых братьев из рода амалов, Валамера, Теодемера и Видемера. В 454 г. произошла решительная битва в Паннонии, при реке Нетаде; сын Аттилы, Эллах, пал и гунны были разбиты. Остготы часто нападали на Иллирию, требуя уплаты дани. Они заключили союз с Гензерихом для нападения на восточную римскую империю. В 454 г. любимая наложница Теодемера, Эрелива (Евсевия или Елиена), родила сына Теодориха, впоследствии прозванного Великим. В детстве он был отправлен заложником в Константинополь, где получил воспитание и образование. Возвратившись к отцу лет 18, он наследовал ему около 476 г., а в 481 г. сделался единым королем всех остготов. С согласия императора Зенона, Теодорих отправился в поход против Италии, где царствовал тогда Одоакр. Зимой 488 г. готы собрались с Паннонских равнин в Нову, столицу королевства Теодориха, и двинулись, в числе до 250 тыс., на Италию. Благодаря крепкой Равенне, Одоакр несколько лет защищался, но в 493 г. с ним был заключен мирный договор, по которому Теодорих и он вместе должны были править Италией. Через несколько времени Теодорих убил Одоакра и остался единственным повелителем Италии, а также Норика, Реции, Тироля.

Мечтой Теодориха было слить остготов и римлян в один народ, объединить римский элемент с германским, насадить римскую культуру среди германцев и подчинить варваров. Но Теодорих не был императором: он был наместником империи (dominas rerum) и готским королем. Его отношения к Византии были фальшивы. Ему необходимо было жить в мире с ней, но в то же время он хотел быть независимым правителем. Внешняя политика Теодориха имела мирный характер; он был старшим между всеми королями варваров. Он смотрел на себя и остготов, как на посредников между античным миром и варварским. Семейство Теодориха получило римское образование. Будучи арианином, он отличался веротерпимостью, но религиозный антагонизм готов-ариан и католиков-римлян был главным препятствием успеху его стремлений. При дворе Теодориха жили Симмах, Боэций, Кассиодор; появился у остготов и национальный историк Иорнанд. Религиозные распри служили поводом к столкновениям с Византией; это ожесточило Теодориха, и под конец жизни он стал преследовать римских сенаторов и католиков. В 526 г. Теодорих умер, и с этого времени начинается быстрый упадок О. королевства, которое при Теодорихе достигло высшей степени процветания. Сначала правила дочь Теодориха Амаласунта (526-534), как опекунша своего малолетнего сына Аталариха. Умная и образованная, она не пользовалась любовью готов, потому что покровительствовала римлянам. Она возвратила детям Боэция и Симмаха конфискованные имения их отцов, руководилась в своей деятельности советами Кассиодора, а своего сына Аталариха заставляла заниматься науками. Когда умер ее сын, Амаласунта пыталась сохранить королевсую власть путем замужества, предложив своему двоюродному брату Теодогаду сделаться ее мужем, но управление предоставит исключительно ей. При помощи реакционной арианоготской партии Теодагад свергнул Амаласунту (353), которую скоро убили. Юстиниан еще при жизни Амаласунты был в сношениях с остготами, думая вернуть Италию; теперь он взял на себя роль мстителя за Амаласунту. Сардиния и Корсика были снова присоединены к Византии. В 536 г. Велизарий, полководец Юстимана, взял Неаполь, покорил Кампанию, и за ней всю Южн. Италию. Теодагад не умел отстоять своего королевства; поэтому остготы провозгласили королем храброго воина, незнатного человека, Витигеса, а Теодогад был убит (536 г.). Витигес женился на дочери Амаласунты и стал готовиться к войне. Собрав около 150000 войска и обратившись за помощью к франкам, которым обещал уступить Прованс, Витигес энергически стал осаждать Рим (537 - 538). Искусство и вероломство Велизария заставили остготов, после года осады, отступить и поспешно удалиться в Равенну; Велизарий овладел почти всей Средней Италией, взял, при помощи хитрости, Равенну (декабрь 539 г.), и возвратился в начале 540 г. в Константинополь, вместе с пленным Витигесом, который обратился в православие, получил богатые имения в Малой Азии, сан сенатора и титул патриция. Однако остготы не прекратили борьбы. Они избрали королем Ильдебальда (540-541), храброго полководца, племянника вестготского короля Тевдеса. Он удачно сражался с мелкими отрядами врагов, но был убит. Королем был выбран Эрарих (541 г.), который, через 5 месяцев, был убит за отношения с Юстинианом. После его смерти остготы выбрали королем Тотилу, сына брата Ильдебальда. Тотила, стянув к себе разброданные отряды остготов, перешел Апеннины, взял Беневент, Кумы и Неаполь и занял всю Южн. Италию, а в 546 г. вступил в Рим. Юстиниан вторично послал Велизария в Италию, но у него не было достаточного количества военных запасов, а в 549 г. он должен был удалиться из Италии. Остготы завладели Сицилией и Корсикой, грабили Корциру и берега Эпира. Юстиниан, однако, не согласился на мир, который ему предлагал Тотила, и готовился к большой войне. Узнав об этом, приморские города Анкона, Кротон, Центумпеллы, еще не взятые остготами, стали обороняться энергичнее. Близ Анконы произошла битва; готский флот был разбит. Новый главнокомандующий визант. войск в Италии, Нарзес, двинулся к Равенне. При Тагинах (в Этрурии), в июле 552 г., произошла решительная битва с остготами; Тотила был смертельно ранен и умер, остготы были разбиты. Собравшись в Павии, они выбрали королем Тею (Тейяс), отважного полководца Тотилы: это был последний король остготов. С небольшими остатками остготов Тея отправился из Павии на помощь к осажденному его брату Алагерну. На берегу рч. Сарна, впадающей в Неаполитанский зал., он встретился с Нарзесом. Голод заставил остготов вступить в отчаянный бой. Три дня мужественно сражались они; Тея был убит, часть остготов отправилась в Павию, другие разбрелись по Италии. Брат Теи, Алагерн, долго защищал Кумы, где находилась королевская казна. Остготы думали, при помощи франков и аллеманов, вернуть Италию, но были разбиты Нарзесом на берегу Вольтурны, у Казилина (554 г.). Оставался еще отряд остготов 7000 чел., который засел в горной крепости Кампсе, хорошо снабженной продовольствием. Через несколько месяцев, однако, и этот отряд сдался Нарзесу О. королевство пало после геройской двадцатилетней борьбы; Италия, вскоре после того, перешла в руки других варваров - лангобардов. Ср. Manso, "Geschichte des Ostgothischen Reiches in Italien" (Бреславль, 1824); Deltuf, "Theodoric, roi des Ostrogothes et d\'Italie" (П. 1869); Dahn, "Die Konige der Germanen"; Wietersheim, "Geschiche der Volkerwanderung" (1880); "Urgeschichte der germanischen und romanischen Volker" (в сборнике Онкена); Кудрявцев, "Судьбы Италии"; Грановский, "Италия под владычеством остготов"; Виноградов, "Происхождение феодальных отношений в лангобардской Италии".

П. Конский.

Остерман Генрих-Иоганн или Андрей Иванович

- знаменитый русский дипломат (1686 - 1747). Родился в семье пастора, в мет. Бокуме, в Вестфалии, учился в Иенском унив., но из-за дуэли должен был бежать в Амстердам, оттуда с адмиралом Крюйсом приехал, в 1704 г., в Россию. Быстро выучившись русскому языку, О. приобрел доверие Петра и в 1707 г. был уже переводчиком посольского приказа, а в 1710 г. - его секретарем. В 1711 г. О., которого русские называли Андреем Ивановичем, сопровождал Петра в прутском походе; в 1713 г. участвовал в переговорах с шведскими уполномоченными; в 1721 г. добился, вместе с Брюсом, заключения ништадтского мира, за что был возведен в баронское достоинство. Ему же принадлежит и заключение в 1723 г. выгодного для России торгового договора с Персией, доставившего ему звание вице-президента коллегии иностранных дел. Он был постоянным советником Петра I и в делах внутреннего управления: по его указаниям составлена "табель о рангах", преобразована коллегия иностранных дел и сделано много других нововведений. С вступлением на престол Екатерины I, О., как сторонник императрицы и Меншикова, назначается вице-канцлером, главным начальником над почтами, президентом коммерц-коллегии и членом верховного тайного совета. Выбранный в воспитатели Петра II, на котором, однако, мало имел влияния, он остался, после удаления Меншикова, во главе управления. Уклонившись в 1730 г., в силу своего иностранного происхождения и болезни ног, от участия в замыслах верховников и даже не подписавшись под "кондициями", О. примкнул к шляхетству, стал, вместе с Феофаном Прокоповичем, во главе партии, враждебной верховникам, и переписывался с Анной Иоанновной, давая ей совет. С вступлением на престол Анны Иоанновны, наградившей О. графским достоинством (1730), для него открывается обширнейшее поприще деятельности. Будучи главным и единственным вершителем дел внешних, он являлся для Бирона и лучшим советником во всех серьезных делах по внутреннему управлению. По мысли О. был учрежден кабинет министров, в котором вся инициатива принадлежала ему и его мнения почти всегда одерживали верх, так что О. всецело следует приписать тогдашние действия кабинета: сокращение дворянской службы, уменьшение податей, меры к развитию торговли, промышленности и

грамотности, улучшение судебной и финансовой частей и мн. др. Им же были улажены вопросы голштинский и персидский и заключены торговые договоры с Англией и Голландией. Он был против разорительной войны с турками, закончившейся заключенным им белградским миром. При Анне Леопольдовне О., сохраняя прежние звания и обязанности, был сделан ген. адмиралом и после удаления Миниха оставался во главе правления. Через шпионов он знал о заговоре сторонников Елизаветы Петровны, но его предостережения были оставлены правительницей без внимания. После воцарения Елизаветы О. был арестован и предан суду. Следственная комиссия взвела на него множество разных обвинений: подписав духовное завещание Екатерины I и присягнув исполнить его, он изменил присяге; после смерти Петра II и Анны Иоанновны устранил Елизавету Петровну от престола; сочинил манифест о назначении наследником престола принца Иоанна Брауншвейгского; советовал Анне Леопольдовне выдать Елизавету Петровну замуж за иностранного "убогого" принца; раздавал государственные места чужестранцам и преследовал русских; делал Елизавете Петровне "разные оскорбления" и т. п. За все это он был приговорен к колесованию, но императрица заменила эту казнь вечным заточением в Березове, где О., с женой, и прожил пять лет, никуда не выходя и никого не принимая, кроме пастора, и постоянно страдая от подагры. Сдержанный, последовательный и трудолюбивый, О. ничем не был связан с Россией и смотрел на нее, как на арену для своего честолюбия, но не был корыстолюбив и не запятнал себя казнокрадством. К русскому народу он относился свысока и, как человек худородный, презирал родовитых людей, пользуясь ими для своих целей. В виду его "политики" действовать через других и за спиной других А. П. Волынский считал его за человека, "производящего себя дьявольскими каналами и не изъясняющего ничего прямо, а выговаривающего все темными сторонами". В деятельности по внешнему управлению О. строго следовал начертаниям Петра. Фридрих II, в своих "Записках", характеризует его так: "искусный кормчий, он в эпоху переворотов самых бурных верною рукою управлял кормилом империи, являясь осторожным и отважным, смотря по обстоятельствам, и знал Россию, как Верней - человеческое тело". Ср. С. Шубинский, "Гр. А. И. Остерман", биографический очерк ("Северное Сияние", 1863, т. II); Корсаков, "Воцарение Анны Иоанновны"; П. Каратыгин, "Семейные отношения Остермана" ("Исторический Вестник", 1884, ј9); "Древняя и Новая Россия" (1876, т. 1,. ј3; прошение и явочное челобитье Остермана 1711 г.); "Сборник Отделения pусск. языка и слов. Имп. Акд. наук", т. IX (перевод с записки гр. А. И. Остермана о переговорах, веденных с гр. М. Головиным и другими лицами, об утверждении наследования российским престолом в потомстве принцессы Брауншвейг-Люнебургской Анны Леопольдовны); Ал. Ск., "Генерал-адмирал А. И. Остерман" ("Морской Сборник", 1857, ч. XXX); Гельбиг, "Pyccкие избранники и случайные люди в XVIII в. ("Русская Старина", 1886, ј 4).

В. P - в.

Ост-Индская торговая компания

- I. До открытия морского пути в Индию торговый обмен между Востоком и Европой совершался караванным путем. Из Индии, Персии и Аравии товары шли к городам Леванта; здесь их покупали итальянские, провансальские и каталонские купцы и через Венецию, Марсель и Ганзейские города развозили по всей Европе. Португальцы, открыв морской путь мимо мыса Доброй Надежды, в течение XVI в. владели морскими сношениями с Ост-Индией почти без конкуренции. Устроенные ими по всему пути фактории давали им возможность укрепить за собой господство над ним. Кроме ряда стоянок на вост. берегу Африки, португальцы владели важными торговыми пунктами в Персии (Ормуз, Маскат), в Остиндии (Гоа, Диу, Бомбей, Каликут, Кочин), несколькими укрепленными пунктами на Цейлоне и на полуо-ве Малакке, о-вом Терната (из Молуккских), в Китае г. Макао (1585). Торговая система португальцев заключала в себе, однако, зародыши быстрого разложения. Фискальный гнет не давал развиться свободным торговым сношениям. Перевозка товаров допускалась только на королевских судах, за пользование которыми взимались огромная плата. Единственным складочным пунктом для товаров назначены были казенные склады в Лиссабоне (Casa de la Mina, позже Casa di India), где за хранение товаров взимались также большие пошлины. Так как Лиссабон был только складочным пунктом, а настоящим центром, откуда товары раскупались во все страны, сделался Антверпен, то двойные издержки (провоз и таможенные сборы) чрезмерно поднимали цены. Число кораблей было очень ограничено (отправлялось, средним числом, до 8 судов в год). На Востоке португальцы, вступая в смешанные браки с туземным населением, быстро теряли предприимчивость и впадали в свойственные тем странам лень и апатичность. В 1580 г. Португалия., вместо со всеми своими колониями, была присоединена к Испании, которая ничего не изменила в португальской торговой системе. Морское могущество Испании было кратковременно; с гибелью Аманды ему наступил конец.

II. Нидерландские О. компании. В течение XVII в. нидерландцы получали

пряности через Лиссабон и Антверпен. Позже значение Антверпена пало и антверпенские купцы, опытные в торговле пряностями, рассеялись по разным городам. Когда стало обнаруживаться падение морского могущества Испании и в то же время сношения нидерландских купцов с Лиссабоном стали; по политическим обстоятельствам, затруднительны, нидерландцы стали искать прямых сношений с Индией. Для этой цели была учреждена сначала Compagnie van Verre (т. е. далеких стран), снарядившая, в 1595 г., экспедиции в Индию, под начальством Гоутмана. Вслед за этим образовался ряд компаний для торговли с Индией; в течение 4 лет до 1601 г.) отправлено было 15 экспедиций (более 65 судов) и хотя некоторые из них потерпели крушение, тем не менее голландцы стали твердой ногой в Индии и стали вытеснять португальцев. Когда конкуренция отдельных компаний едва не погубила О. торговлю Нидерландов, в 1602 г. была утверждена привилегия соединенной О. компании. В первое время дивиденды компании иногда достигали 75%; средний их размер за 200 лет - 22%. Ежегодно снаряжалось 30-40 судов, с экипажем до 7000 чел. Компания являлась, вместе с тем, сильной политической корпорацией, служившей для Генер. штатов орудием борьбы с Испанией и Португалией. Она содержала военный флот, ссужала деньгами нидерландское правительство, сокращая через это свой оборотный капитал. К 1641 г. испанцы и португальцы были вытеснены из Индийского архипелага (за исключением Филиппинских о-вов). Голландцам удалось окончательно монополизировать торговлю пряностями. Центром их торгового могущества была Батавия, основанная в 1619 г, а также Моллуские острова. Самыми опасными соперниками компании были англичане. Сначала с ними пришлось вступить в соглашение (1619), позволив им вести торговые сношения с нидерландскими факториями; но скоро возникли столкновения, приведшие сначала к избиению англичан (в Амбонне, в 1623 г.), а потом к войне. С туземцами компании часто приходилось вести войны. Хотя обращение голландцев с туземцами не отличалось кровожадной алчностью португальцев, тем не менее и они не стеснялись в выборе средств, чтобы утвердить свое торговое могущество. Жалобы на злоупотребления компании оставались без последствий, так как места директоров с течением времени сделались наследственными в немногих богатых и влиятельных фамилиях. В контрабандной торговле, принявшей чрезвычайные размеры, участвовало значительное число должностных лиц компании и правительственных чиновников. Эпоха процветания компании оканчивается с XVII в. Потребность европейских рынков в пряностях, составлявших почти исключительный предмет торговли компании, стала сильно падать; высшая администрация компании оказалась неспособной открыть новые предметы сбыта. Англичане стали отвоевывать у нидерландцев пункт за пунктом. Подавление восстания китайцев на Яве в 1740 г. привело компанию в критическое положение. Войны времен революции и империи лишили Голландию всех ее колоний на материке Ост-Индии. В 1825 г. была объявлена свобода торговли с нидерландской Индией, но фактически она была в руках общества Nederlandshe Handelsmaatschappy, и Амстердам и Роттердам долго оставались мировыми рынками для некоторых продуктов (кофе, индиго, тростниковый сахар, хинная корка и др.). Сильные нападки на эту систему со стороны фритредеров привели к тому, что в новейшее время общество Maatschappy лишилось части своих привилегий, и только тогда иностранцы могли развить свои торговые сношения с нидерландской Индией.

III. Английская ост-индская компания. Первая ост-индская Кº в Англия учреждена в 1600 г. Она получила право монопольной торговли со всеми странами Индийского и Тихого океанов между Магеллановым проливом и мысом Доброй Надежды. В 1615 г. она уже владела факториями на о-вах Яве, Суматре, Банда, Борнео, Целебесе, в Японии, Сиаме, на полуо-ве Малакке, Малабарских и Коромандельских берегах, а также в государстве великого Могола. Центром торговли был сначала Бантам (на о-ве Ява), потом Сурат (в государстве великого Могола). Непопулярная в начале, торговля с Индией скоро приобрела большое значение, хотя общественное мнение продолжало еще на первый план ставить торговые сношения с Европой (Нидерландами и Германией). В парламенте компанию часто обвиняли в вывозе огромных количеств звонкой монеты в Индию, в лесоистреблении (постройкой многочисленных больших судов), в опасности для Англии отвлечения компанией больших контингентов моряков. Кромвель враждебно относился к привилегии Кº; монополия ее фактически перестала существовать; английские товары в Индии, вследствие конкуренции, упади в цене, туземные, наоборот, поднялись; англичане, лишенные покровительства, подвергались оскорблениям и нападениям. Дошло до того, что администрация Кº объявила на лондонской бирже (1657) о намерении продать свою xapтию и инвентарь с публичного торга. Это вызвало реакцию: в конце того же года (1657) К0 получила новую хартию. После реставрации Стюартов курс акций поднялся на 250%. В 1681 г. Кº опять подверглась сильным нападкам: английские фабриканты ситцевых и шелковых тканей жаловались на ввоз готовых индийских тканей. Главная причина недовольства заключалась в том, что ост-индская торговля, составлявшая часть всех оборотов английской торговли, находилась в руках незначительной горсти людей (около 550 человек, но большая часть прибыли делилась между 40 акционерами; высшая администрация принадлежала 10-12 лицам). Курс акций возрос до 500% и в продаже появлялось их очень ограниченное количество. Тем не менее, по новой хартии 1686 г., Кº получила право чеканки монеты. В 1669 г. Кº завладела Бомбеем, который с 1687 г. заменил Сурат, как центр ост-индской торговли. При Вильгельме III правительство, нуждаясь в деньгах, разрешило торговлю с Индией 4 товариществам, но скоро вернулось к монополии. В 1702 г. была организована новая Кº: United Company of Merchants of England trading to the East Indies. Кº дала в долг правительству сумму, равную своему основному капиталу (2 милл. фн.) и затем еще 1, 2 милл. фн., из 5%. Торговля Кº была освобождена от всяких пошлин и таможенных осмотров, монета Кº признана законным платежным средством. В 1726 г. Кº получила право суда в своих индийских владениях. Великий могол даровал Кº разные привилегии. С этих пор Кº делается могущественной политич. силой и вступает в ожесточенную борьбу с туземцами и французами. Историю этой борьбы и постепенного завоевания Ост-Индии. С 1720 до 1760 г., не смотря на политический рост Кº, дивиденд на акции ее уменьшился, в среднем., с 10% до 6%. Это обусловливалось огромными расходами на войны и администрацию и частыми ссудами английскому правительству, которое пользовалось всяким удобным случаем, чтобы убавить проценты. Когда в 1766-67 гг. дивиденд опять возрос до 10% и 12,5% и началась спекуляция акциями Кº, парламент запретил выдавать дивиденд выше 10% и предписал часть доходов с новых владений Кº обращать в казну. В 1770 г. правительство, сделав у Кº новый заем, определило максимум дивиденда в 12,5%. К 1772 г. дивиденд опять упал до 6%, но Кº поправила свои дела развитием собственных плантаций и понижением пошлины на чай, положившим предел контрабандному его привозу. В 1783 г. Фокс предложил управление Индией передать отчасти в руки правительства; законопроект его прошел в нижней палате, но, вследствие происков "королевских друзей", не был принять верхней. После падения Фокса Питт провел свой законопроект о реформе в управлении Индией, состоявший, главн. образом, в введении правительственного контроля. По мере того как росло политическое могущество Кº, торговая ее деятельность падала. Контрабанда приняла громадные размеры. Чтобы облегчить борьбу с ней, Кº разрешила сначала своим офицерам, потом всем своим служащим перевозить за собственный счет товары на судах Кº. Позже тоже право было представлено всем английским подданным. Таким образом фактически Кº отказалась от своих монопольных прав. Между тем финансовое положение Кº становилось затруднительным. Постоянные войны поглощали огромные капиталы. Основной капитал вырос до 6 милл. фн., но был недостаточен, чтобы покрыть затраты на военные надобности: а так как акционерам не было никакой выгоды увеличивать основной капитал, то пришлось прибегать к займам, сумма которых к 1809 г. достигла 31 милл. фн. Проценты по займам и армия поглощали все доходы Кº, продолжавшей, тем не менее, выдавать ежегодные дивиденды до 10% и несколько раз прибегавшая к помощи правительства, чтобы избежать кризиса (180810). В 1814 г. окончился срок хартии 1793 г. Торговля с Индией была объявлена свободной; Кº предоставлена была временно (до 1833 г.) монопольная торговля с Китаем. Управление торговыми делами отделено от управления колониями. Торговая деятельность Кº продолжала падать, как видно из следующей таблицы вывоза из Великобритании на Восток (кроме Китая), в фн. стерлингов.

Компания Частные лица

1814 г. 826558 1048132

1823 г. 458550 2957705

1832 г. 149193 3601093

В 1833 г. торговая деятельность Кº прекратилась. Колониальные владения Кº продолжали расширяться и к 1858 г. составляли 1200000 англ. кв. миль. Долг Кº равнялся 72 милл. фн. В 1853 г. правительство стало назначать 3 директоров, а в 1858 г., после индийского восстания. управлениe Индией всецело перешло к правительству. Огромное значение Кº в истории Англии несомненно. По мнению Рошера, Индия могла быть завоевана Англией только путем частной предприимчивости, руководимой не политическими, а торговыми интересами. Еще в XVIII веке парламент боялся покорением страны с сотнями миллионов жителей нарушить равновесие внутренних политических сил и классов Англии, и только во второй половине XIX столетия Англия оказалась способной управлять из метрополии этой разноплеменной многомиллионной колонией. В наиболее смутные эпохи XVIII и XIX вв. ост-индская Кº сыграла еще роль клапана, давая выход из метрополии множеству недовольных и опасных элементов. Местная администрация Кº, часто подвергалась справедливому осуждению, но не была хуже правительственной администрации в других колониях, наприм. в северо-американских.

Торговые ост-индские Кº в других государствах не получили значительного развития. Кроме перечисленных в ст. Индия (XIII, 148) франц., датск., шведск, и 2 прусских Кº, существовала еще Кº, утвержденная австрийским правительством в Остенде, в 1723 г. Она имела некоторый успех, но в 1727 г. Карл VI, чтобы получить согласие Англии на прагматическую санкцию, закрыл эту Кº.

Литература. Semler, "Allg. Geschicbted. Ost-u. Westindischen Handlungsgesellschaften in Europa" (1764); Macpherson, "History of the European commerce with India" (1812); Saalfeld, "Geschichte d. portug. Kolonialwesens in Ostindien" (1810); его же, "Gesch. d. hollandischen Kolonialwesens in Ostindien" (1812); van der Chijs, "Geschiedenis der slichting van de vereenigde O. J. Compagnie" (1857); De Jonge, "De opkomst van bet Nederlandsbgezag in Ost-Indien" (1862); Laspeyres, "Gesch. der volks. wirtsch. Anschaungen d. Niederlander" (1863).

М.

Остия

(Ostia, Wstia, \'Оstia) - город в древнем Лации, при устье Тибра; гавань Рима, позднее колония; заложена Анком Марцием. С увеличением благосостояния и ростом Рима совпадало и процветание О., главного торгового центра римской торговли. Как место стоянки кораблей, О. была неудобным пунктом: частые заносы русла реки песком и илом требовали постоянных забот об устройстве фарватера. В виду этого Цезарь задумал построить искусственную гавань в О., но только при Клавдии был устроен новый бассейн, с углублением русла и проведением канала. Траян увеличил сооружения гавани, вследствие чего она стала называться Portus Augusti (Traiani). Торговля О., однако, падала, и к концу империи она представляла собой незначительный городок. В О. были богатые солеварни.

Н. О.

Остракизм

(ostrakismoV, ostrakojoria) - был введен в Афинах Клисфеном как мера против сторонников низвергнутой тирании, которых в городе оставалось еще много, а главным образом против Пизистратида Гиппарха, сына Харма, который в 496 г. был выбран в архонты, а в 488 г. был первой жертвой Клисфенова нововведения. Значение этой меры заключалось в том, что граждане, выдававшиеся над прочими и тем самым угрожавшие принципу равенства, изгонялись на время из государства, причем изгнание это продолжалось столько времени, сколько считалось нужным в видах угрожавшей опасности (обыкновенно - 10 лет). Подобные меры применялись также в Аргосе, Мегаре, Сиракузах, Милете и Ефесе. Процесс этого народного суда состоял в следующем. Ежегодно во время главного народного собрания опрашивали народ, желает ли он кого-нибудь осудить О. причем выступали ораторы и говорили за и против. Если народ решал прибегнуть к О., то назначался для этого день. Всякий обладавший правом подачи голоса гражданин писал на черепке (ostraco) имя того гражданина, который, по его убеждению, опасен для народа. Черепки складывались в урны и потом разбирались членами совета и архонтами. Если какой-нибудь гражданин осуждался по крайней мере 6000 голосов, то он должен был не позже 10 дней оставить город. Иногда цель О. не достигалась. Так, Никий и Алкивиад были предположены к изгнанию; тогда они заставили своих приверженцев написать на черепках имя демагога Гипербола, Клеонова преемника, и достигли того, что вместо них изгнан был Гипербол, ничем не заслуживший подобной чести. С этих пор институт О. существовал лишь формально, а на деле применялись другие меры, напр. привлечение к суду, штрафы, конфискация имущества и даже смертная казнь. Изгнанные О. не лишались прав гражданства и собственности; по истечении срока изгнания они вновь вступали в обладание своим имуществом, которое, за время их отсутствия, должно было оставаться неприкосновенным. Бывали случаи (напр. перед нашествием Ксеркса), когда изгнанному О. позволялось на время вернуться на родину; для этого требовалось народное постановление, принятое по крайней мере 6000 голосов. Случаев применения О. было немного; к числу изгнанных О. принадлежали: Мегакл (487), Ксантипп (468), Андротион, Аристид, Каллий, Дамон (учитель Перикла), Менон. В Сиракузах вместо черепков употребляли оливковые листья - petaia, почему и самое изгнание называлось petaismox. Ср. Gilbert, "The Constitutional antiquities of Sparta and Athens" (Л., 1895); Schoemann, "Griechische Altertumer" (Б., 1894); Lugebil, "Ueber das Wesen und die historische Bedeutung des Ostracismus in Athen" ("Jahrbucher f. class. Philol.", Suppi., IV, стр. 135, 1860); Valeton, "De Ostracismo" (журнал "Mnemosyne", т. XV, 1887); Латышев, "Очерк греческих древностей" (ч. 1, 1897).

Н. О.

Островский Александр Николаевич

- создатель русской бытовой комедии, род. в Москве 31 марта. 1823 г. Дед и мать его принадлежали к духовному званию; отец его хотя и окончил курс в духовной академии, но посвятил себя службе гражданской и приобрел потомственное дворянство. Окончив курс в московской губернской гимназии (ныне 1-ая), О. поступил на юридический факультет московского унив., но, вследствие неприятностей с одним из профессоров, вышел уже со 2-го курса и тогда же (1843) определился канцелярским служителем в московский совестный суд, а два года спустя перешел на такую же должность в коммерческий суд, с жалованием 4 руб. в месяц, которое через несколько времени возросло до 15 руб., причем от отца О. получал квартиру и стол. Занятия служебные нисколько его не интересовали; в нем быстро созревал драматург - и с самого начала с теми именно особенностями, которые наложили такую яркую и совершенно своеобразную печать на все его драматическое творчество. Независимо от врожденной и все сильнее развивавшейся любви к театру, развитию таланта О. в значительной степени содействовала и житейская его обстановка. И на службе, где ведались дела преимущественно купеческого сословия, и в доме отца, клиентуру которого, как адвоката, составляло главным образом тоже замоскворецкое купечество, О. находил обильный и благодарный материал. 14 февраля 1847 г. О. прочел в доме Шевырева свои первые драматические сцены: "Картина семейного счастья", из этого дня, по его собственным словам, стал считать себя русским писателем, без сомнений и колебаний поверив в свое призвание. За этими сценами, тогда же напечатанными в "Московском Городском Листке", появились в том же году и в той же газете "Очерки Замоскворечья" (не драматической формы) и одна сцена из комедии "Банкрот", а в 1850 г. эта комедия (под заглавием: "Свои люди, сочтемся") была напечатана в "Москвитянине" в полном виде и сразу установила за Островским репутацию весьма крупного и совершенно самобытного дарования. Шевырев назвал его "новым драматическим светилом в русской литературе", Хомяков признал пьесу "превосходным творением", Давыдов восторженно провозгласил автора "помазанником", а чуткий князь Одоевский писал: "этот человек талант огромный. Я считаю на Руси три трагедии: "Недоросль", "Горе от Ума", "Ревизор"; на "Банкроте" я поставил нумер четвертый". Пьесу читали всюду, во всех слоях общества; читал ее в разных "салонах" и сам автор, но попасть на сцену ей суждено было еще не скоро. Влиятельное московское купечество, обиженное за все свое сословие, пожаловалось "начальству"; автор был уволен от службы и вместе с тем, как "неблагонадежный", отдан под надзор полиции (снятый с него, в силу Высочайшего манифеста, уже по воцарении Александра II), а пьеса появилась перед публикой только десять лет спустя, да и то с измененным окончанием (появление квартального, как символа торжества добродетели и наказания порока). С этих пор деятельность О. шла безостановочно уже до самой смерти его, то вызывая восторженное поклонение критики (напр. А. Григорьева, не затруднявшегося восклицать: "нет бога кроме О. и пророка его выше Садовского"!) , то порождая ожесточенные распри между славянофилами и западниками, оспаривавшими О. друг у друга, то подавая повод к едким нападкам и насмешкам. Добролюбов ярко выставил на вид ее чисто-общественную, социальную сторону. Вслед за небольшими сценами: "Утро молодого человека" (1850), в 1852 г. появилась (в "Moсквитянине") комедия "Бедная невеста", а год спустя (там все) комедия "Не в свои сани не садись", которая была первым из произведений О., удостоившимся - как он писал - попасть на театральные подмостки. Пьеса имела большой успех, чему в значительной степени содействовало и превосходное исполнение. По счастливому и для самого О., и для русского театра совпадению обстоятельств, О. пришлось и начать, и долго продолжать свою работу для нашей сцены в ту пору, когда она (в Москве) блистала целой плеядой первоклассных талантов: Щепкина, Садовского, Сергея Васильева, Никулиной-Косицкой и мн. др. Уже одной роли Любима Торцова ("Бедность не порок", 1854) в художественном исполнении Садовского было достаточно для того, чтобы эта пьеса надолго сделалась одной из самых любимых в русском репертуаре. В один год с "Бедность не порок " написана народная драма: "Не так живи, как хочется"; к 1856 г. относятся комедии "В чужом пиру похмелье" и "Доходное место". В том же году О. совершил путешествие по Волге, для исследования, по поручении великого князя Константина Николаевича, "быта жителей, занимающихся морским делом и рыболовством". По свидетельству С. В. Максимова, плодом этого путешествия О. собственно в этнографическом отношении явилось "поражающее количество собранных на верхней Волге разнообразных материалов", которые покамест (за исключением начала отчета, напечатанного в "Морском Сборнике" 1859 г.) "сохранились лишь в сыром виде, но из груды которых все-таки ясно просвечивает выработанная система и изумительная до мелочей исполнительность всех задач программы". Вместе с. тем это путешествие дало 0. новые материалы для его творчества и вызвало появление в нем новых черт и направлений, чему определительное свидетельство находится в дневнике автора (еще не напечатанном), сведения из которого сообщены С. В. Максимовым в его статье: "Литературная экспедиция" ("Русская Мысль", 1890). Под впечатлением этой поездки, поставившей О. лицом к лицу с памятниками и воспоминаниями русского прошлого, совершился у него переход от современной бытовой комедии к исторической хронике, хотя тут играли роль и другие обстоятельства, именно разлад 0. с дирекцией Императорских театров, вызвавший в одном из его писем слова, к счастью неоправдавшиеся: "до сих пор я не добился, чтобы меня хоть мало отличили от какого-нибудь плохого переводчика; буду писать хроники, но не для театра", В промежуток от 1857 до 1868 г. написаны историч. хроники "Минин" (1862), "Дмитрий Самозванец" и "Тушино" (1867) трагедия на историческом фоне "Василиса Мелентьева" (1867, в сотрудничестве с Гедеоновым собственно по части исторических фактов), полуфантастическое, на том же историческом фоне, произведение, сюжет которого, по свидетельству проф. Тихонравова, заимствован О. из рукописной народной комедии, и обстановку которого могла дать лишь Волга старого времени, в одно и то же время и богомольная, и разбойная, сытая и малохлебная. Рядом с пьесами этого рода шли и такие, в создании которых в путешествие автора или играло только случайную, косвенную роль, или оставалось совершенно непричастным: к первым относятся знаменитая "Гроза" (1860), некоторые частности которой были навеяны бытовыми исконными особенностями жизни г. Торжка, и комедия "На бойком месте: ", обязанная своим происхождением одному забавному дорожному эпизоду; ко вторым "Праздничный сон до обеда" (1857), "Не сошлись характерами" (1858), "Воспитанница" (1859), "Старый друг лучше новых двух" (1860), "Свои собаки грызутся, чужая не приставай" (1861), "Женитьба Бальзаминова" (1861), "Тяжелые дни" (1863), "Грех да беда на кого не живет" (1863), "Шутники" (1864), "На бойком месте", "Пучина" (1866). Дальнейшая производительность Островского, не прекращавшаяся до самой его смерти, выразилась в следующих, появлявшихся почти без перерыва, произведениях (перечисляемых здесь в хронологическом порядке): "На всякого мудреца довольно простоты" (1868), "Горячее сердце" (1869), "Бешеные деньги" (1870), "Не все коту масляница" (1871), "Лес", с его типическими фигурами Счастливцева и Несчастливцева (1871), "Не было ни гроша, вдруг алтын" (1872), "Комик XVII ст. " (1873) - нечто в роде драматич. хроники, вызванное двухсотлетней годовщиной возникновения русского театра), "Снегурочка" (1873, единственная пьеса, заимствованная О. из русского сказочного мира), "Поздняя любовь" (1874), "Трудовой хлеб" (1874), "Волки и овцы" (1875), "Богатые невесты" (1876), "Правда хорошо, счастье лучше" (1877), "Последняя жертва" (1878), "Бесприданница" (1879), "Добрый барин" (1879), "Сердце не камень" (1880), "Невольницы" (1881), "Таланты и поклонники" (1882), "Красавец-мужчина" (1888), "Не от мира сего" (1885) - последняя пьеса О., напечатанная им за несколько месяцев до кончины. Сверх того, в сотрудничестве с Н. Я. Соловьевым написаны комедии: "Женитьба Белугина" (1878), "На порог к делу", "Светит, да не греет" (1881) и "Дикарка" (1880); в сотрудничестве с П. М. Невежиным "Блажь". Перу О. принадлежит также перевод десяти "интермедий" Сервантеса, комедии Шекспира "Укрощение своенравной" (он перевел и "Антония и Клеопатру", но эта работа осталась ненапечатанной), комедии Гольдони "Кофейная", комедии Франка "Великий банкир", драмы Джакометти "семья преступника ("La morte civile") и, наконец, неудачная переделка на русские нравы плохой итальянской пьесы "Le pecorelle smarite" (под загл. "Заблудшие овцы") и не менее плохой французской "Les maris sont esclaves" (под заглавием "Рабство мужей").

Служа русской сцене своим дарованием, О. вместе с тем посвящал ей свои силы, как энергический радетель о ее материальных и нравственных интересах. В 1874 г. по его инициативе образовалось в Москве, и оставалось под его председательством до самой смерти его, общество русских драматич. писателей и оперных композиторов, которое по первоначальной мысли О., не осуществившейся не по его вине, должно было сделаться средоточием нравственного содействия на писателей в интересах развития репертуара, иметь центральную специальную библиотеку по драматургии и опере, устраивать чтения по сценическому искусству, выдавать премии за лучшие драматические сочинения и т. п. В 1881 г. О. принимал деятельное участие в образованной в Петербурге, под председательством директора Имп. театров, "комиссии для пересмотра законоположений по всем частям театрального ведомства", выработавшей, между прочим, новое положение о вознаграждении драматических писателей. Когда в том же году была уничтожена монополия казенных театров, которую Островский всегда считал великим злом для развития сценического дела, он подал императору Александру III записку об основании в Москве русского народного театра, получившую Высочайшее одобрение, и составил, для осуществления задуманного предприятия, проект устава товарищества на паях с капиталом в 750 т. р. Несколько крупных моск. капиталистов согласились войти пайщиками, город обещал дать место, но полученное О. в конце 1886 г. предложение принять в свое заведывание Имп. московский театр, в качестве начальника репертуара и директора театрального училища, отвлекло его деятельность в эту сторону. Самым энергичным образом принялся он за дело, задумал ряд широких преобразований - и успел сделать только подготовительные работы: смерть пресекла его деятельность в самом разгаре ее. Здоровье О., и само по себе слабое, давно уже было расшатано неустанной и непосильной работой в течение стольких лет - работой, которая, помимо естественной творческой потребности писать, вызывалась в значительной степени и нуждой; сделавшись спутницей О. уже в самые молодые годы его, которые он сам называл в этом отношении "тяжелым временем", она не оставляла его и до последнего дня и - как видно например из воспоминаний о нем его личного секретаря г. Кропачева ("Русское Обозрение", 1897, ј 6) - принимала иногда просто невероятные размеры, не смотря на то, что его пьесы делали хорошие сборы (особенно в провинции) и что в 1883 г. император Александр III пожаловал ему ежегодную пенсию в 3 тыс. руб. Весной 1886 г. 0., измученный неприятностями по его новой должности, уехал в свое имение, сельцо Щелыково, Кинешемского у. (Костромской губ.), и там 2 июня скоропостижно скончался. Похоронили его там же, при чем на погребенье государь пожаловал из сумм кабинета 3 тыс. р., повелев вместе с тем назначить вдове, нераздельно с 2 детьми, пенсию в 3 тыс. руб. и на воспитание 3 сыновей и дочери - 2400 руб. в год. Московская дума устроила в Москве читальню имени А. Н. Островского.

Все, хорошо знавшие О. как человека, согласятся с характеристикой его в этом отношении, сделанной одним из самых близких к нему людей, С. В. Максимовым, и представляющей его "по истине нравственно-сильным человеком", в котором "сила соединялась со скромностью, нежностью, привлекательностью". По свидетельству того же писателя, "никогда ни один мыслящий человек не сближался с О., не почувствовав всей силы этого передового человека; он действовал, вдохновляя, оживляя, поощряя тех, кто подлежал его влиянию и избранию". Коренная, так сказать органическая сущность дарования О. обозначались сразу, в первом же крупном его произведении ("Свои люди сочтемся"), и если затем подвергалась видоизменениям, то это были (имея в виду только лучшие его создания, которыми только и определяется его литературная физиономия) видоизменения более внешнего характера, в связи с содержанием пьес, средой, которая изображалась в них и т. п. Творчество О. оставалось постоянно художественным быто-писательством, т. е. глубоким проникновением в главные основы народной жизни и воспроизведением ее с одной стороны посредством изображения нравов той или другой среды общества, с другой посредством создания типов, именно типов, а не отдельных индивидуальностей. С этой точки зрения чаще всего напрашивается на ум, при чтении произведений О., сравнение с Мольером.

В "Свои люди - сочтемся" О. взял предметом своего изображения только купеческую среду, но как в Гоголевском "Ревизоре" картина исключительно чиновничьего общества, при кажущейся узкости и определенности рамки, раздвинулась гораздо шире и пустила корни гораздо глубже, так и в "Свои люди - сочтемся" за картиной отдельного слоя русского общества виднеется целый мир, из которого произошел этот слой и откуда он получает свое питание. Среда собственно купеческая, независимо от близкого знакомства с нею автора, была взята им и по другой, более глубокой общей причине (в свое время верно указанной одним из критиков О., Эдельсоном): купечество, как чрезвычайно обширный и деятельный класс, находится, по самому роду своих занятий, в беспрестанных столкновениях со всеми прочими слоями общества; в нем встречаются все формы жизни и обычаев, выработавшихся в России; при таких условиях здесь как бы откладываются и выходят наружу все коренные народные черты, как подвергшиеся влияниям разносторонней цивилизации, так и сохранившиеся в своей первобытной простоте. Вот почему купечество в значительной степени сохранило за собой первенствующую роль и в последующих главных созданиях О. В "Своих людях" он подошел к нему с чисто отрицательной стороны, быть может, под влиянием Гоголя; в произведениях последующих, особенно в тех, которые являются скорее драмами (в глубоком жизненном, а не "учебническом" значении этого термина), чем комедиями, жизнь не только купечества, но и всех других слоев, ими захватываемых, берется уже с обеих сторон положительной и отрицательной, в их взаимодействии, в их необходимых столкновениях, в окончательных победах то одной, то другой. Вряд ли справедливо существовавшее и отчасти существующее мнение, что появление этой положительной - другими словами, идеальной - стороны в созданиях О. было результатом его перехода в славянофильский лагерь. Думать так, значит сильно умалять значение О., как художника, и придавать характер простой случайности тому, что было следствием чисто художественного внутреннего процесса: по самому свойству своего таланта, Островский никогда не был сатириком в общепринятом и безусловном значении этого слова. Этот же самый художественный процесс, в соединении с живым отношением к окружающему социальному строю (которое неосновательно приписывали только влиянию знаменитых критических статей Добролюбова), был причиной и расширения сферы изображения в пьесах О. Вслед за купцами, или, вернее, в перемежку с ними, выступали в разных проявлениях и фазисах своей внутренней и внешней жизни - часто представляя собой типы, бытовые и вместе с тем психологические - чиновники, помещики, дворяне, мелкий торговый люд, современные дельцы и т. д. Значительная часть этих пьес - преимущественно тех, которые были написаны после 1870-х годов - страдают, правда, многими недостатками и значительно ниже большинства сочинений предшествовавших, но вовсе не потому, что талант автора истощился, что он, как говорили, "исписался": в них постоянно встречаются отдельными разбросанными штрихами те красоты юмора и языка, которые делают О. одним из своеобразнейших не только русских, но и европейских писателей. Причина их неудовлетворительности - в том, что О. писал большую их часть, повинуясь минутным течениям и интересам времени, как бы на известные задачи, и таким образом сходит с пути истинного художественного творчества. О. сделался создателем русского бытового театра, взяв русский быт в его самых разнообразных условиях и отношениях, проследив существенные его проявления - напр. и в особенности самодурство, эту характернейшую черту русской жизни, на всех ее ступенях, во всех фазисах, от просто забавного до глубокого горестного. Воспроизведя моменты и полнейшего нравственного падения, и могучего торжества человеческого достоинства О. создал целую галерею типов, представляющих любопытные данные для изучения склада нашего общества и в тоже время остающихся типами, в большинстве случаев, общечеловеческими. Совершил все это О. благодаря чисто художественному миросозерцанию, выразившемуся в объективном, доходившем до крайних пределов беспристрастия, но вместе с тем глубоко-гуманном отношении к людям, - изумительному знанию русской жизни, соединению неистощимого комизма, вернее - юмора (напр. в "Женитьбе Бальзаминова") с потрясающим трагизмом (Напр. в "Грозе"), наконец, благодаря необычному, можно сказать гениальному чутью (не говоря уже о знании), черпавшему драгоценнейшие жемчужины из сокровищницы народного языка. Если не смотря на соединение всех этих свойств, О., создав русский бытовой театр, не создал школы, которая продолжала бы его дело, то это - не его вина, потому что он именно из тех писателей, которые создают школы: все дело в отсутствии личностей, способных идти по такому же пути. В итоге литературной деятельности О. довольно значительное место занимают пьесы исторического характера, но они, за исключением "Василисы Мелентьевой" и "Воеводы" (пьес - впрочем, не строгоисторических, а больше поэтических на исторической почве) - скорее почтенный, чем истинно-художественный вклад в эту деятельность и во всяком случае не прибавляют ничего ценного и своеобразного к характеру О., как писателя вообще и драматурга в частности.

Первое собрание соч. О. вышло в 1859 г. в 2-х томах; 4-е полное собрание сочинений вышло в Спб. 1885 г. в 10 томах; 9-е изд - М., 1890; 10-е изд. - М., 1896-97. Отдельно изданы еще "Драматические переводы" О. (Спб., 1886). DurantGreville перевел на франц. язык "Chefs-d›oevres dramatiques de A. N. Ostrovsky" (Пар., 1889). Биография О. до сих пор находится в крайне неудовлетворенном состоянии или скудости сведений, или по неряшливости, а также неверности, с которой сообщаются относящиеся к ней факты. Ср. биографический очерк А. Носа в последнем (1897) изданий сочинений О., "Воспоминания" С. В. Максимова в "Русской мысли" 1897 г., Кропачева в "Русском Обозрении" 1897 г. Лучшие критические статьи об О. принадлежат Добролюбову ("Темное царство" и "Луч света в темной царстве"), Боборыкину ("Островский и его сверстники" в журнал "Слово", 1878) и Эндельсону (в "Москвитянине" 1854 и "Библиотеке для Чтения" 1864). не были бы лишены ценности и статьи А. А. Григорьева (в "Москвитянине" и др. журналах), если бы не их крайняя туманность и не менее крайнее увлечение. Ср. еще "Критические очерки", изд. Н. Чернышевского (СПб., 1895); А. Незеленов, "О. в его произведениях" (Спб., 1888); П. Естафьев, "Новая русская литература в отдельных очерках замечательных деятелей: А. Н. О." (Спб., 1887).

П. Вейнберг.

Острог

так называли в древней Руси ограду из острых кольев и плетня, устраиваемую во время осады неприятельских городов. Начиная с XIII века, состоял из тына, отвесно вкопанного и сверху заостренного (стоячий О.), тына наклонно вкопанного (косой О.) и так называемых тарас, т. е. бревенчатых венцов. Деревянная ограда для О. помещалась на местности горизонтальной или на вершине небольшого земляного вала и была окружена с наружной стороны рвом. О. большей частью имел вид четыреугольника; по углам его - башни; сообщение с полем - через проезжие башни. Высота стены - от 2 до 3 саж. О. или острожками назывались в летописи и употреблявшиеся при осаде подвижные городки или башни с воинами, из которых стрелки очищали путь к городу для подвигавшегося сзади войска. Иногда О. назывался и весь укрепленный стан.

В. Рв.

Остромирово Евангелие

- один из древнейших памятников церк.-славянск. письменности и древнейший памятник русской редакции. Писано в 1056-57 г. для новгородского посадника Остромира (в крещении Иосифа) дьяконом Григорием. Остромирово Евангелие - отлично сохранившаяся пергаментная рукопись красивого письма (длина 8 врш., ширина немного менее 7 врш.) на 294 лист., из которых на трех помещены живописные изображения евангелистов Иоанна, Луки и Марка, а два остались незаписанными. Евангельский текст писан в 2 столбца, по 18 строк в каждом, крупным уставом; средним уставом писаны оглавления евангельских чтений и календарь, мелким - послесловие. О. - апракос (недельное); евангельские чтения расположены в нем по неделям, начиная с Пасхи. Надпись "Евангелие Софейское апракос" указывает на то, что О. Евангелие принадлежало новгородскому Софийскому собору. Около 1700 г. оно хранилось в Воскресеннской ризнице мастерской Оружейной палаты; в 1720 г. было вытребовано в СПб. и в 1806 г. было найдено Я. В. Дружининым в покоях Екатерины II. Александр I повелел хранить его в Имп. Публичной Библиотеке. Первое известие в печати об О. Евангелии появилось в журн. "Лицей" (1806, ч. 2). С 1814 г. О. Евангелие стал изучать Востоков. До издания О. Евангелия источниками для изучения церковно-славянского языка были сборник Клоца, изданный Копитаром, и Фрейзингенсие статьи. В вышедшем в 1820 г. знаменитом "Рассуждении о славянском языке" Востоков впервые привлек к изучению филологические данные Остромирова Евангелия и уяснил, руководствуясь им, значение юсов в древне-церковно-славянском языке. - Оригинал О. Евангелия, по всей вероятности, был юго-славянского происхождения. Русский переписчик отнесся к своему труду с замечательной аккуратностью; этим объясняется большая выдержанность правописания памятника, которое Григорий старался сохранить; в О. Евангелии мало заметно влияние русского говора. В виду этого, О. Евангелие долго играло первостепенную роль при обнаружении свойств старо-церковно-славянского яз.; но даже и теперь, с открытием других современных О. Евангелию памятников церковно-славянской письменности, так называемой "паннонской редакции" (как Евангелия Зографское, Мариинское), значение его в филологическом отношении велико. То обстоятельство, что переписчик очень тщательно отнесся к употреблению юсов, к несвойственному русскому языку начертанию ръ, лъ, рь, заставляет думать, что далеко не все особенности, отличающие О. Евангелие от современных ему других старославянских памятников, могут быть отнесены на счет русского влияния. К несомненно древним особенностям О. Евангелия, бывшим в его оригинале, относятся: 1) сохранение глухих ъ и ь, которые пропускаются очень редко; 2) употребление ть в 3 единств и множ. чисел в спряжении глаголов; 3) постоянное употребление эпентетического л (земли приступль). С другой стороны, по сравнению с "паннонскими памятниками", О. Евангелию незнакомо, напр., употребление простого и сложного нетематического аористов. Число руссизмов в правописании и в формах О. Евангелия невелико; сюда принадлежат 1) немногие ошибки против употребления юсов и замена их через у, ю, я; 2) смешение е и h; 3) употребление ж вместо жд; 4) написание ър, ъръ и т. п.; 5) 3 случая полногласия, из которых два приходятся на послесловие и только один на сам текст 0. Евангелия. Миниатюры, изображающие апостолов, принадлежат скорее всего руке приезжего грека; они не вклеены, а исполнены на том же пергаменте, что и само О. Евангелие. Художник усвоил и внес в свои изображения технику так называемой инкрустированной эмали, бывшей тогда в исключительном употреблении в Византии; быть может, эти миниатюры - только копии византийских миниатюр. переписчику (а не художнику) принадлежит исполнение ряда заставок и многочисленных заглавных букв. В первый раз, по поручению академии наук, О. Евангелие издано Востоковым ("О. Евангелие, с приложением греческого текста евангелий и грамматических объяснений", СПб., 1843). Издание Ганки (Прага, 1853) в научном отношении неудовлетворительно. Есть два факсимилированных издания И. Савинкова ("О. Евангелие, хранящееся в Имп. Публ. Библ. ", 1-е изд. СПб., 1883; 2-ое СПб., 1889). О языке О. Евангелия писали: Востоков (в изд. 1843; перепеч. в книге "Филологич. наблюдения" Востокова, СПб., 1865); И. И. Срезневский, "Древн. славянск, памятники нового письма" (СПб., 1868); M. M. Козловский, "Исследование о языке О. Евангелия" (в "Исследов. по русс, яз.", изд. акад. наук, т. 1, СПб. 1895, и отд. СПб., 1886). А. А. Шахматов и В. Н. Щепкин (дополнения по языку О. Евангелия к "Грам. старославянского яз." Лескина, пер. с нем., М.1890). О "Миниатюрах О. Евангелия" см. ст. К. Герца в "Летописях рус. литературы" 1860, т. III.

Л. Лященко.

Остроумов Алексей Александрович

- проф. терапевтической госпитальной клиники моск. унив.; образование получал в том же унив., где за диссертацию "О происхождении первого тона сердца" (М., 1873) удостоен степени доктора медицины; в 1879 г. назначен доцентом, а в 1880 г. проф. терапевт. клиники (в моск. унив.). Напечатал: "Тимпаничесмй звук легких" ("Моск. Врачебный Вестник", 187475), "Инервация потоотделительных желез" (ib., 1876), "Случай рака желудка" ("Протоколы физ. мед. общества", 1877), "О двух случаях цирроза печени вследствие задержания желчи" ("Проток. моск. мед. общества", 1879), "О происхождении отека под влиянием нервов" (ib., 1879, ј7), "Случай трудной диагностики Брайтовой болезни" (ib., 1881) , "О лечении катарра желудка" (ib., 1882), "Острое заболевание почек, при одновременном увеличении сердца в утолщении артериальных стенок" (ib., 1884) и др.

Осушение почвы

- производится для целей земледельческих, санитарных или строительных. Почва, постоянно пропитанная водой, не допускающей свежего воздуха к корням растений, производит лишь тростник, осоку и другие водяные растения, и большой избыток влаги, не имеющей стока, превращает поверхность земли в болото. В таких случаях почва должна быть освобождена искусственным О. от избытка влаги, для улучшения ее производительности. Задача О. земли в санитарном отношении заключается в предотвращении застоев воды на поверхности, способствующих гниению органических остатков и заражению воздуха, что служит причиной развития различных болезней. Этой же цели служит отведение сырости от фундаментов и стен жилых строений. Но, кроме того, вода во многих случаях является врагом для оснований сооружений, размывая рыхлые породы грунта, выщелачивая растворы и производя пучины в грунте и даже разрушение камней вследствие увеличения в объеме при замерзании воды, забравшейся в поры и щели. Поэтому О. оснований сооружений весьма часто имеет существенное значение для обеспечения их устойчивости. В зависимости от причин застоя воды и скопления излишних ее количеств и от рода задачи, преследуемой О., гидротехнические работы при этом бывают направлены или к радикальному удалению и спуску накопившейся влаги с целью обнажения затопленного пространства, или же к регулированию стока, для достижения правильного обмена влаги, в интересах культуры и оздоровления местности. При О. оснований сооружений приходится разрешать первую из указанных задач, при чем принимаются также меры, препятствующие дальнейшему притоку воды к тому месту, где она может действовать разрушительно. При земледельческих же осушительных работах обе эти задачи обыкновенно сливаются, т. е. вместе с уменьшением количества влаги, покрывающей местность или пропитывающей почву, необходимо бывает создать условия для равномерного, соответственно потребностям возделываемых растений, удаления воды, скопляющейся из атмосферы или притекающей из вышележащих местностей. Простейшая, хотя иногда и наиболее трудная, задача по количеству работ представляется при необходимости осушить озеро или котловинное болото, т. е. скопление воды в естественной впадине, не имеющей стока. Для этого болота перерезываются системой открытых канав, в которых скопляется вода, и от самой пониженной канавы спускают воду в ближайшую лощину, прорезав глубокой выемкой возвышенность, окружающую котловину. Если же этого нельзя сделать, то воду, собранную канавами, отводят в самую пониженную местность котловины, где образуется пруд, откуда воду выкачивают с помощью машин. Иногда под непроницаемым слоем, образующим дно такого пруда, может залегать на небольшой глубине другой слой, способный поглощать воду. В этих случаях вырывают так наз. поглощающие колодцы до проницаемого слоя, куда вода и просачивается. Если болото должно быть уничтожено исключительно для санитарных целей, то в случае трудности полного спуска воды можно отказаться от О. его, а для устранения застоя воды выкопать в болоте пруд, куда будет скопляться вода, и провести к нему воду из какой-нибудь реки, чтобы вода в пруде постоянно возобновлялась. Если притом проточная вода влечет значительное количество наносов, то с помощью осаждения этих наносов можно постепенно возвысить почву болота и таким образом совершенно его уничтожить (кольматаж). Озера, имеющие низменные берега, выступая из них при высоких паводках, затопляют окрестные пространства и постепенно их заболачивают. Для О. таких мест необходимо понизить уровень воды в озере устройством поглощающих колодцев, или посредством прокопов спустить верхние слои озера, а иногда и всю воду в другие нижележащие озера или в ближайшие реки и лощины. Древнейший пример подобного рода предприятий мы видим в сохранившихся до нашего времени остатках водоотводов для О. озера Копаис в Беотии. Подземные водоотводные каналы образовали искусственную систему, через которую высокие воды озера спускались сквозь толщу его берегов в соседние долины. Сооружение этих спусковых каналов приписывают древнейшим обитателям этой страны, минийцам, трудами которых окрестности озера Копаис, где расположен был город Орхомен, превращены были в цветущую плодородием область. Во времена Александра Македонского сточные каналы озера закупорились, и, по поручению царя, халкидец Крат, весьма искусный техник, приступил к очистке подземных каналов и осушил значительную часть площади озера. Работы эти возобновлены были лишь в 1883 г., когда образовавшееся для этого французское общество с капиталом в 18 милл. франков проступило к осушке озера, согласно полученной от греческого правительства концессии. В 1886 г. закончен был первый туннель, по которому часть воды спущена в Ликерийское озеро. Предприятие это в 1889 г. перешло в английские руки, и в настоящее время значительная часть воды из озера спущена, а для регулирования стока в осушенной местности по дну озера проведены, по разным направлениям, водоотводные каналы. Благодаря произведенным осушительным работам, по всей окрестности озера заметным образом ослабела свирепствовавшая здесь раньше эпидемия лихорадки. По исчислениям французского инженера Дюран-Клея, утилизация осушенной площади (около 25000 гектаров) даст около 6 миллионов фр. в год дохода. Случается, что озеро естественным путем прорывает себе выход через окружающую его возвышенность и выливается в другое, нижележащее озеро, как было, например, в 1818 г. с озером Сувандо в Финляндии, прорывшим себе выход в Ладожское озеро. Морские болота, образующийся позади дюн при морях с приливами и отливами (например, так наз. моэры во Франции близ бельгийской границы), осушаются проведением системы водосборных канав, из которых скопляющаяся вода отливается при помощи машин в главную отводную канаву для спуска ее в море во время отлива. Для осушения морских болот, образовавшихся вдоль возвышенного речными наносами берега вследствие заграждения стока нагорных вод в море, с успехом употребляется кольматаж (О. тосканских маремм). Морские озера осушаются подобным же образом, как и морские болота. Замечательный пример подобного О. представляет Гарлемское озеро в Голландии. Широкий пролив; сообщавший это озеро с морем, был засыпан и затем с помощью черпательных машин осушена была вся площадь озера, длиной около 20 и шириной около 10 км. В настоящее время в Голландии приводится в исполнение еще более грандиозная задача, состоящая в О. части морского залива Зейдерзее. Речные болота, происходящие от затопления низменных берегов реки весенними водами или паводками, при чем вследствие отсутствия сколько-нибудь значительного склона вода застаивается, можно уничтожить устройством системы канав и каналов для более скорого стока воды в реку. Примером обширных работ по О. речных болот может служить О. Полесья, начатое в 1874 г. Местность эта (Пинские болота) заключает до 8000 дес. земли и обнимает 5 уездов Минской губ., 4 - Волынской, 3 Гродненской, l - Могилевской и 1 - Киевской. На всем этом пространстве, до производства осушительных работ, пригодных для поселения сухих мест было не более 2 милл. десятин. около 3 миллионов десятин занято было мокрыми лесами, а остальная площадь, до 3 миллионов десятин, представляла непроходимые на значительном протяжении болота, выделявшие вредные для здоровья миазмы. Экспедицией генерала Жилинского в этой местности прокопана была целая сеть каналов, посредством которых открыт был выход застоявшимся водам в ручьи и реки и образованы новые пути для стока воды, не вмещающейся в естественных руслах. Проведение канализационной сети магистральных и боковых каналов повлекло за собой осадку всего болота и уплотнение его почвы. Низменные местности освободились от постоянной излишней влаги, что заметным образом отразилось изменением растительности. На месте болот появились прекрасные сенокосные луга, которые дали возможность развиться местному скотоводству. От осушенных, прежде бездоходных болот казна теперь получает значительные выгоды сдачей земли в аренду местному населению. Площадь казенных болот, дававшая до производства О. 1640 руб. дохода, после осушительных работ дала в 1892 г. 62916 руб., не считая наделов, отрезанных из этой же земли многочисленной лесной страже. С О. болот, разъединявших населенные пункты, оказалось возможным проложить между селениями новые дороги. Местность также заметно оздоровилась и привлекает теперь многих поселенцев из соседних окрестностей. Посредством канализации в Полесье осушено до 2670000 десятин земли, с расходом на это до 3, 5 милл. руб. Кроме Полесья разрозненные О. работы производились в Новгородской, Псковской и С.-Петербургской губерниях и в настоящее время эта деятельность распространена также на Олонецкую, Вологодскую и Вятскую губернии. В 1894 г. особой экспедицией приступлено к осушительным работам в Зап. Сибири, именно в Барабинской степи, вдоль линии Сибирской жел. дор., где одновременно с общим оздоровлением местности имеется в виду, путем О., открыты новые значительные пространства под заселение и культуру. Поле, освобожденное системой открытых водоотводов и канав от поверхностных застоев воды, все еще может страдать избытком влаги в почве, вследствие слабой водопропускной способности грунта, при чем эта задержка сырости может быть пагубна для растений. Для достижения более энергической циркуляции воды в ближайших к поверхности слоях почвы прибегают к дренажу. Кроме земледельческих и санитарных целей дренаж применяется также для удаления воды, могущей расстраивать земляные сооружения образованием пучин (в насыпях железных дорог) или обвалов и сплывов (в откосах выемок, обделанных берегах рек и т. д.). При необходимости О. местности для производства строительных работ, например, при заложении оснований для каменных опор мостов, место работ окружается перемычкой, и вода из огражденного пространства отливается при помощи сильных насосов. При работах на большой глубине и в случае проницаемого грунта на дно опускается открытый снизу железный ящик, из которого вода вытесняется давлением воздуха, так что рабочие могут в ящике работать беспрепятственно.

А. Т.

Осы

Термин О. употребляется в двух разных значениях. В более широком смысле слова О. называются жалоносные перепончатокрылые из семейства Vespidae (О.), Crabronidae (песочные О.) и Pompilidae (дорожные О. или помпилиды). О. в тесном смысле слова (Vespidae s. Diploptera) составляют большое (около 1000 видов) семейство, распространенное во всех частях света. Наиболее характерная особенность их та; что передние крылья в покое складываются вдвое вдоль. Тело их обыкновенно почти голое, сяжки обыкновенно коленчатые, у самцов более утолщенные к концу и более длинные, чем у самок; сложные глаза почковидные, глазки явственные; переднегрудь доходит по бокам до основания крыльев. По своему образу жизни О. распадаются на общественных и одиночных. У первых есть самцы, самки и рабочие (недоразвитые самки), у вторых рабочих нет. Самцы лишены жала и снабжены на конце брюшка клещевидным совокупительным аппаратом, самки и рабочие имеют жало. Одиночные О. строят гнезда из глины и т. п. веществ, прикрепляя их свободно к различным предметам, или же устраивают их в норках вырытых в глине или песке или различных пустотах, надстраивая к ним иногда придаточные части (трубку) из минеральных веществ. В такое гнездо помещается запас пауков или личинок различных насекомых, которых О. парализуют ужалением в нервные узлы; такие парализованные животные весьма долго остаются живыми и служат запасом свежей пищи для личинки О., выходящей из яйца, положенного в гнездо. Некоторые одиночные О. (из подсемейства Masaridae) кладут яйца в гнезда других перепончато-крылых. У общественных О. материалом для построек гнезд служат главным образом изгрызанные и смешанные со слюной растительные вещества: частички дерева, коры, мха и др. Из разгрызанного и смешанного со слюной дерева или коры они приготовляют вещество, очень похожее на грубую бумагу или картон. Некоторые тропические формы употребляют для построения гнезд также минеральные вещества (напр. глину) и навоз. Из этих веществ общественные О. строят шестигранные или цилиндрические ячейки, несколько расширенные обыкновенно к свободному концу, которые располагаются друг около друга в один слой, образуя простые (не двойные, как у пчел) соты. Соты располагаются горизонтально один над другим, отверстиями ячеек вниз, и прикрепляются к различным предметам с помощью того же бумагообразного вещества, из которого построен и сам сот. Гнезда могут быть открытые, т. е. лишенные общей наружной оболочки, или покрытые, окруженные однослойной или многослойной наружной оболочкой. В частностях покрытия гнезда представляют большое разнообразие, но в них можно различать два главных типа: стелоциттарий когда соты не прикреплены к наружной оболочке гнезда, соединены между собой столбиками бумажного вещества и не имеют отверстий для прохода из одного этажа в другой (для этого служит свободный промежуток между краями сотов и наружной оболочкой), и фрагмоцитарий - когда соты плотно прикреплены к наружной оболочке, не соединены между собой столбиками и имеют в центре или ближе к краю сотов отверстия для прохождения из одного этажа в другой, или же имеют соты сплошные, но тогда в боковой стенке гнезда есть особые отверстия, ведущие к каждому из сотов. Покрытия гнезда европейских О. относятся исключительно с стелоциттариям. Форма гнезд очень разнообразна: фрагмоциттарии чаще удлиненные, цилиндрические, стелоциттарии - округлые, овальные и т. д. Гнезда могут быть или свободно подвешенными, или находиться в дуплах, под землей и т. д. Постройки общественных О. - однолетние (это относится не только к О. умеренных поясов, но и к тропическим). Перезимовывают лишь оплодотворенные самки и каждая такая самка устраивает небольшое гнездо, сначала с одним сотом и немногими ячейками, кладет в них яйца и выкармливает личинок, из которых развиваются рабочие О., освобождающие самку от забот о дальнейшем построении гнезда, добывании пищи и уходе за потомством (по некоторым наблюдениям, самка и после выхода рабочих принимает участие в уходе за потомством). Пищей О. служат различные сахаристые вещества (соки цветов, плодов и т. д.); личинок они кормят отчасти тоже сладкими веществами, а главным образом насекомыми, за которыми и охотятся для этой дели.

Достигшая полного развития личинка закрывает отверстие ячейки белой выпуклой оболочкой из шелка и превращается в куколку. По мере увеличения общины гнездо О. увеличивается, при чем не только прибавляются новые ячейки по краям прежнего сота, но строятся новые соты под прежними. Размеры гнезд могут быть весьма значительны (у некоторых тропических форм футов до 6 длиной) и число особей в общине может доходить до нескольких тысяч (в этом отношении между разными общественными О. существуют резкие различия). Осенью появляется поколение, состоящее из самцов и самок, происходит оплодотворение и затем вся община гибнет, кроме оплодотворенных самок, которые зимуют и весной основывают новые гнезда. Семейство Vespidae делится на три подсемейства, отличающиеся как по строению, так и по образу жизни. Подсемейство общественные О. (Sociales) отличается широкими верхними челюстями с 3 зубцами, округленным с боков первым члеником груди, брюшком, обрубленным при основании или снабженным треугольным основным члеником, двумя шипами на голенях средней пары ног, а также некоторыми особенностями в жилковании крыльев, тремя формами особей и общественной жизнью. У рода оса (Vespa) задний край груди и передний почти конического брюшка как бы обрублены. Гнезда покрытые, типа стелоциттарий, висячие, в дуплах или подземные. Для человека О. вредны ужалениями, поеданием плодов и иногда (шершни) обгрызанием коры молодых стволов и ветвей деревьев; некоторую пользу они приносят истреблением насекомых. Шершневая О. или шершень (V. crabro L.) буроватого или красно-бурого цвета, с буровато-желтым рисунком на голове и брюшке и желтоватыми крыльями; длина самки 30 мм., самца 24, рабочей 22 мм. Широко распространены в Европе. Гнезда строит в дуплах из хрупкой, ломкой бурой массы. Развитие продолжается около 28 дней (5 дней развития в яйце, 9 дней жизни личинки и 14 - куколки.

Ужаление очень болезненно и может быть опасным. У рода Polistes брюшко веретенообразной формы с треугольным основным члеником, заднегрудь сзади покатая, сяжки самца загнуты на конце; гнезда непокрытые, состоящие из одного или двух сотов, прикрепленных на стебельке. Polistes gallica Fabr. - французкая бумажная О. черного цвета с желтым рисунком, длиной 11-13 мм., водится в средней и южн. Европе, общины ее невелики (к осени 60-130 особей). К подсемейству Solitariae s. Eumenidae (стенные О.) относятся формы одиночные, имеющие лишь самцов и самок и строящие гнезда из минеральных веществ. Челюсти их узкие и длинные с 3-5 зубцами, переднегрудь по бокам угловатая или с шипиком, средние голени с одним шипом. Пища состоит из парализованных пауков или личинок насекомых. К подсемейству Masaridae относятся формы с крыльями не вполне складывающимися вдоль, они тоже одиночные, но (по крайней мере некоторые из них) кладут яйца в гнезда других перепончатокрылых. Водятся в теплых и жарких странах.

Н. Кн.

Осязание

- представляет особое чувство, вызываемое прикосновением кожи к различным твердым и жидким телам. Кожа в этом случае играет роль специального органа чувства. К О. относят чувства прикосновения, чувства давления, составляющие в совокупности то, что принято называть тактильными ощущениями; так как эти последние осложняются обыкновенно тепловыми ощущениями (холода или тепла), то в связи с чувством О. излагают обыкновенно и температурное чувство, хотя между ними в качественном отношении не существует ничего общего. Мало, того, прежнее мнение о том, что тактильные и температурные ощущения возникают, благодаря игре одних и тех же периферических нервных аппаратов, ныне уже опровергнуто, так как путем тонких исследований доказано, что одни точки кожи воспринимают исключительно тактильные впечатления, другие впечатления холода, третьи - тепла (Герцен, Бликс и Гольдшейдер). Хотя нам известно существование в коже целого ряда различных нервных окончаний, как то - осязательных телец, телец Краузе, Фатеровских и Пачиниевых телец, свободных нервных разветвлений в эпидерме Лангерганса и др., тем не менее пока у нас нет основания приписывать той или другой из этих форм нервных окончаний какое-нибудь специальное назначение в деле восприятия только определенных по качеству впечатлений; поэтому мы не в праве говорить о чисто тактильных или термических нервных окончаниях и верно только то, что места кожи, одаренные высокой осязательной чувствительностью, в то же время отличаются обилием осязательных телец. Гольдшейдер, однако, исследований под микроскопом кусочки собственной кожи, утверждает, что в точках кожи, одаренных осязательной и термической чувствительностью, он не находил вовсе осязательных телец, а только пучки безмякотных нервных волокон, направляющиеся к периферии кожи быть может к эпидерму. Вопрос этот, как видно, требует серьезной проверки. путем О. в связи с доставляемыми кожей ощущениями давления и температуры мы ориентируемся во внешнем мире, оцениваем форму предметов и многие физические свойства их шероховатость, гладкость, остроту, тупость, твердость, мягкость и в некоторых пределах даже тяжесть их. Форма предметов, конечно, средней величины, могущих быть обнятыми нашей осязающей поверхностью, определима потому, что мы выработали уже заранее представление о взаимном положении чувствующих точек поверхности кожи, задеваемых предметом при его прикосновении; другими словами, кожа обладает чувством места. Когда же предмет велик, то для определения его общей формы человек прибегает к передвижению осязающей руки по поверхности тела в различных направлениях и на основании испытываемых им при этом указаний мышечного чувства и О. выстраивает представление о форме предмета. Насколько О. в связи с мышечным чувством может служить точным орудием определения формы предметов, доказывают известные случаи слепых скульпторов, прекрасно делавших бюсты известных лиц. Впрочем, к движению осязающей поверхности мы прибегаем не только с целью определения формы предметов, но и других свойств тел - гладкости, шероховатости, тяжести. Чтобы лучше определить степень гладкости или шероховатости предметов, мы водим рукой по поверхности их - при этом разница тактильных ощущений от тех и других выступает особенно рельефно; при определении же твердости тела мы пользуемся чувством давления, вызываемым в глаз сопротивлением тела напору на него с нашей стороны. При суждении о тяжести предметов, мы не столько руководствуемся О., сколько мышечным чувством, сопровождающим усилие, делаемое нами для преодолении препятствия и возникающее не столько в коже, сколько в мышцах, сухожильях, суставах, участвующих в движении. Только температурное чувство при своих определениях не нуждается в содействии мышечного чувства. Кроме всех этих указаний, доставляемых О. в связи с мышечным и температурным чувствами о свойствах среды, в которой приходится жить организму и населяющих ее предметов. кожное чувство играет важную роль в психологическом акте разграничения своего "я" от окружающего мира и в акте координации сложных локомоторных движений. О. потому помогает уму развивающегося младенца определять границы его "я", его собственного тела, что всякое прикосновение его члена, напр., руки, ноги к точкам его же тела дает всегда двойственные осязательные ощущения, как от прикасающегося члена, так и касаемой части тела, чего не может быть при дотрагивании до чуждых ему предметов внешнего мира, дающих только одиночное осязательное ощущение. Что касается до участия кожного чувства в локомоции, то оно уже прямо доказывается тем, что анестезия кожи, наблюдаемая при многих нервных заболеваниях, уничтожает возможность производства правильных, целесообразных движений, напр., в актах ходьбы, беганья, поднесения стакана или ложки ко рту и т. п. Чувствующие импульсы, несущиеся при этом из кожи к нервным центральным механизмам, являются необходимым фактором их правильной, сочетанной деятельности, хотя это участие чувственных моментов в этих актах, в силу механической заученности их, и перестает сознаваться нами. Обратимся теперь в отдельности к некоторым деталям различных форм кожных ощущений, а именно к топографии и количественной стороне их.

I. Тактильные ощущения - чувства прикосновения и давления. Эти формы чувствительности распределены очень неравномерно в различных местах кожи. Наиболее утонченными в этом отношении местами являются кожа лба, виска и предплечья. Здесь ощущаются давления, не превышающие 0, 002 гр., тогда как кончики ручных пальцев начинают чувствовать давления не менее как в 0, 10 гр., а места покрытые ногтями только в 1 гр. Бликс показал, что тактильные ощущения возникают вследствие раздражения определенных строго ограниченных точек кожи между которыми лежат полоски кожи, вовсе не дающие этих ощущений. На мягких кончиках пальцев этих тактильных точек так много, что между ними не остается индифферрентных полос. Точки эти в местах, покрытых волоска, скопляются в больших количествах у самого места прикрепления волоса; даже фолликулы волос содержат несколько таких тактильных точек. Вот почему различные волоски могут играть роль осязательных органов. Малейшее прикосновение к волоску передается его корню, который своим движением раздражает тактильные точки. Чрезвычайная тактильная чувствительность лба, виска, носа сравнительно с чувствительностью ладонной поверхности кончика ручных пальцев и как раз зависит от присутствия волосков на лбу, виске, носу и полного отсутствия их на ладонной поверхности пальцев. Лучше всего можно обнаружить эту тактильную роль волосков, покрывающих кожу след. любопытным опытом: если водить слегка конным волосом или бородкой пера по поверхности человеческой кожи, то там, где кожа покрыта волосками, напр. на щеках, на лбу, на тыльной поверхности рук, это раздражение ощущается очень ясно и даже сильно, тогда как места, лишенные волосков, напр. ладонная поверхность кончиков ручных пальцев, не смотря на богатство ее тактильными точками, совершенно тупа к этой форме раздражения т. е. к легкому касанию до нее волоском. У многих млекопитающих осязательные усики играют очень важную роль в О. Благодаря этим же осязательным волоскам крыльев, ослепленные летучие мыши могут летать свободно в комнате, обходя всякие препятствия, даже натянутые во всех направлениях нити (Спалланцани). Так как осязательные ощущения возникают только при раздражении чувствующей поверхности кожи, а раздражение обнаженного нервного ствола напр. лучевого или локтевого не дает ничего подобного, а вызывает или боль, или чувство беганья мурашек, относимые нами к периферии нерва, то О. является специфической функцией определенных только нервных окончаний в коже. Одним из условий возникновения чувства О. это то, чтобы касающееся или давящее тело было приложено к ограниченному месту поверхности кожи; давление же однородное и распространенное на широкую поверхность не ощущается как таковое и сознается нами только на границе, отделяющей свободную поверхность кожи от сдавленной. Так, рука, опущенная в ртутную ванну, ощущает давление ртути, только на уровне кольца, соответствующего поверхности ртути. То же приблизительно ощущает человек, погрузившейся в водяную ванну - после некоторого промежутка он ощущает прикосновение воды только на границе ее свободной поверхности. Осязательные ощущения и ощущения давления оставляют след, длящейся некоторое время и по удалении раздражающего тела, и след этот, что касается чувства давления, тем продолжительнее, чем сильнее было давление. Слабые же давления оставляют короткий след, что видно напр. из того, что касания вращающегося зубчатого колеса до мякоти ручных пальцев или колебания струны, дотрагивающейся до пальцев, перестают различаться отдельно О. лишь тогда, когда достигают скорости 1500 касаний в сек. Тактильные ощущения достигают своего максимума очень быстро после своего начала, а затем постепенно ослабевают. Чем внезапнее увеличивается давление, тем сильнее получаемое ощущение, а крайне постепенное нарастание давления может достигнуть высоких степеней без вызова какого-либо ощущения. Вообще О. усиливается на любом месте вследствие контраста с соседними площадями кожи, не подвергающимися давлению.

Чувство О. очень склонно к притуплению и длительное, однообразное тактильное раздражение одного и того же участка кожи под конец перестает различаться нами. Для определения чувствительности к прикосновению и к давлению прибегают к особым аппаратам: барэстезиаметру Эйленбурга, эстезиаметрической игле Бони и к пульсирующей эластической трубке Гольца. Вообще доказано, что кожей ладонной поверхности кончика ручных пальцев можно различать давления двух тяжестей, относящихся между собой как 9 к 10. Кожа представляет "осязательное поле", состоящее из отдельных тактильных площадей, подобно тому, как зрительное поле состоит из зрительных площадей или единиц. И в осязательном поле мы легко учимся различать два соседних тактильных впечатления и, комбинируя как одновременные, так и последовательные впечатления, производимые одним и тем же предметом или несколькими, мы составляем себе представление о величине предмета, форме, свойствах поверхности, отдалении различных точек предмета или двух различных предметов между собой и т. д. Следов. О., подобно зрению, доставляет нам элементы для суждения главным образом о пространственных отношениях между предметами, для образования пространственных представлений, и вот почему между О. и зрением существуют компенсаторные отношения, т. е. почему у слепых в высокой степени бывает развито О. Способность пространственных определений кожей находится в прямой зависимости от степени ее осязательной чувствительности, т. е. от богатства ее отдельными осязательными площадями, действующими в качестве единиц, доставляющих изолированные осязательные ощущения. В этом отношении различные участки кожи резко отличаются между собой. Одни участки бедны осязательными площадями и последние очень отдалены друг от друга, как это наблюдается на спине, затылке, бедрах и плечах; другие же, напротив, очень богаты ими, как это видим на ладонной поверхности третьей фаланги ручных пальцев и др. Лучшим способом определения остроты О. может служить способность различения двух одновременных прикосновений к коже, напр. двумя ножками циркуля Вебера: при помощи последнего определяется минимум расстояния между его ножками, при котором получаемые ощущения локализируются еще в соответственные две точки, а не сливаются в одно ощущение. Вот таблица Вебера, дающая в миллиметрах для различных участков кожи этот минимум расстояния.

Ладонная поверхность последней фаланги пальцев........ 2, 2 мм.

Ладонная поверхность второй фаланги пальцев........... 4, 4 мм.

Кончик носа...................6, 6 мм.

Белая часть губ........8, 8 мм.

Тыльная поверхность второй фаланги пальцев............11, 1 мм.

Кожа над скуловой костью....15, 4 мм.

Тыльная поверхность ручной кости.........29, 8 мм.

Предплечье............39, 6 мм.

Грудина.............44, 0 мм.

Спина..............66, 0 мм.

Бедра и плечи..........67, 6 мм.

В членах таким образом острота О. падает от конца их к основанию. Упражнение сильно повышает остроту О. и способность различения минимальных расстояний при исследованиях циркулем Вебера. Факт этот следует объяснять более точным разграничением площадей ощущений в сфере нервных центров черепного мозга: усовершенствование осязательной чувствительности и способности различения двух касаний на минимальных расстояниях, вызванное упражнением, напр. пальца левой руки, вызывает такое же усовершенствование и в соответствующем пальце другой руки, хотя и вовсе не упражнявшейся в это время. Способность различения двух касаний на минимальных расстояниях бывает выше при последовательном касании, чем при одновременном. Осязательные ощущения считаются человеком одними из самых надежных, достоверных ощущений, к коим он прибегает с целью проверки показаний, доставляемых другими органами чувств. Ни один орган чувств не дает таких резких приемов разграничения я от не я, как О., о чем уже сказано выше и, следовательно, 0. дает первые главные элементы для развития самосознания и ориентирования в пространстве. Не смотря на это, и осязательные ощущения ведут при известных условиях к ошибочным суждениям. Пример - аристотелевский опыт: если, закрыв глаза, перекрестить один палец руки над другим и поместить между ними шарик так, чтобы он прикасался к лучевой стороне одного и к локтевой стороне другого, то мы ощущаем присутствие двух шариков, хотя знаем, что шарик один. Этот невольный обман зависит от того, что при обыкновенных условиях один и тот же предмет не может прикасаться в одно и то же время к названным поверхностям кожи пальцев и в результате вывод, что мы прикасаемся не к одному, а к двум шарикам. Интересно, что удар по локтевому нерву на месте локтя выражается беганьем мурашек в малом и безымянном пальцах, т. е. соответственно с местом распространения этого нерва; точно также проецируются на периферию и ощущения, развивающиеся в культе ампутированной конечности и такие люди говорят, что у них зудит или чешется палец ступни, которая уже давно была отнята. Плод в течение последних месяцев утробной жизни весьма чувствителен к прикосновению и давлению, и реагирует на них рефлекторными движениями.

Хотя кожа и главный орган О., тем не менее и слизистые оболочки, в особенности на незначительном расстоянии от входных отверстий в различные проходы и полости тела, обладают тоже О. Сюда относятся слизистые оболочки губ, рта, языка, век, носовой полости, влагалища, прямой кишки и т. д. Слизистые же оболочки, выстилающие сами проходы или полости, как то: пищеварительный канал, мочевой пузырь, матку и т. д. лишены тактильной чувствительности. Кончик языка одарен высокой осязательной чувствительностью и при исследовании циркулем Вебера различает двойные прикосновения на расстоянии даже 1,1 мм.

II. Температурные ощущения, т. е. ощущения холода или тепла, источником своим имеют колебания температуры кожи и слизистых оболочек естественных отверстий тела. Всякий предмет, температура коего выше температуры кожи, будет вызывать в ней ощущение тепла и, наоборот, тело менее нагретое, чем кожа, будет вызывать при прикосновении к ней ощущение холода. В случае же равенства температуры кожи и касающегося к ней предмета, температурное чувство отсутствует. Кончик языка наиболее всех других мест тела одарен температурным чувством, затем следуют веки, щеки, туловище и только в конце стоят конечности (Э. Вебер). Из этого перечня ясно, что топография температурных точек кожи не отвечает ее осязательным участкам и Бликс и Гольдшейдер доказали опытным путем, что в коже находятся очень отчетливо ограниченные точки (отличные от осязательных точек), из которых одни при термическом, электрическом, механическом раздражении дают всегда ощущения тепла - это теплые точки, а другие при тех же условиях вызывают ощущения холода - это холодные точки. Точки эти сгруппированы в местах, одаренных высокой термической чувствительностью, и в частности там, где нервные пучки в виде лучей проникают в кожу, направляясь к местам прикрепления волос. Таким образом, тактильные ощущения, ощущения холода и тепла представляют три различных формы специфической энергии чувств, предназначенных для восприятия и проведения качественно различных раздражений. Согласно с этим, Герцен показал, что на периферии некоторых органов тела есть целые участки, лишенные осязательной чувствительности, а также и чувствительности к холоду, но одаренных тепловой чувствительностью; кроме того, впечатления от холода быстрее проводятся к нервным центрам, нежели от тепла, и в пользу этой специфической разобщенности анализируемых нами ощущений говорят еще данные, представляемые оцепеневшей (отерпшей), вследствие неловкого положения во время сна, рукой: кисть руки при этом совершенно лишена О., чувствительности к холоду, но чувствует прекрасно прикосновение теплых предметов. Все дело тут сводится к сдавлению нервного ствола, при чем нервные проводники осязательных возбуждений и возбуждения от холода бывают временно парализованы. В учении о рефлексах приведены новые доказательства разобщенности в спинном мозгу путей, проводящих тактильные возбуждения от термических. Температурные точки кожи, подобно осязательным, также служат нам для пространственных определений, хотя и в более слабой степени (почти в 10 раз слабее). Общие ощущения холода и тепла, испытываемые человеком, по Веберу, не зависят от абсолютной температуры кожи; во всякое данное время кожа обладает таким нулевым пунктом температуры, при котором она не вызывает в сознании нашем никаких термических ощущений - это индифферентная точка ее. Всякое положительное колебание тепла кожи над этой точкой обусловливает чувство тепла, всякое же отрицательное - чувство холода. Но так как эта индифферентная или нулевая точка соответствует чрезвычайно изменчивым температурам, смотря по той температуре, в которой наиболее всего находилась кожа и к которой она уже приспособилась, то и восприимчивость к теплу или холоду должна представляться крайне разнообразной и среда, казавшаяся очень теплой, напр., может, смотря по перемещению индифферентной точки кожи, казаться совершенно холодной, как это наблюдается, напр., при вылезании из теплой ванны в теплый сам по себе воздух комнаты и т. д. Все эти соображения Геринга следует иметь в виду при так наз. "закаливании" людей к холоду. Термическая чувствительность кожи определяется на основании принципа улавливания едва заметных температурных разниц. Берутся для этого маленькие сосуды с металлическим дном, наполненные нагретой водой и снабженные термометром. Эти сосуды приставляются металлическим дном к исследуемым участкам кожи и определяются минимальные, уловимые человеком разницы температуры этих двух сосудов. Термическая чувствительность находится в обратном отношении к этим разницам (Нотнагель). Термическая чувствительность кожи играет весьма видную роль в регуляции животной теплоты, в особенности теплокровных животных при колебаниях внешней температуры. Плод в утробной жизни и новорожденные весьма восприимчивы к теплу и холоду. Как тактильные, так и термические ощущения происходят в известных пределах действия как механических, так и термических влияний, т. е между определенными минимум и максимум действия их. Ниже известного минимума ощущение исчезает; выше же максимума ощущение начинает утрачивать свой специфический характер - касания или давления, холода или тепла и приобретает болевой оттенок, переходя под конец в чистое болевое ощущение. Высокие степени тепла, холода, давления вызывают прямо боль. Последняя является сигналом, извещающим человека и животных о грозящей им опасности и вызывающим в них ряд актов самозащиты - удаления от раздражений или устранения их. Благодаря боли, действие на тело механических и термических влияний допускается только в определенных физиологических границах.

И. Тарханов.

Ответчик

- по общему правилу тот из тяжущихся, против которого начат гражданский процесс предъявлением иска (по определению дореформенных наших законов О. есть тот, кто должен дать в суде ответ на поданное истцом прошение). Первоначально под О. разумелось лицо, которое должно ответствовать по иску и которое предполагалось как бы виновным. На это отчасти указывает немецкое название "Beklagter" - лицо, на которое падает обвинение, и русское "О." - как будто лицо, ответственное перед истцом. В древности, при простоте общественных и частных отношений, иск редко мог возникнуть против лица невинного, так что сам иск был как бы основанием для обвинения (таков смысл иска и в нашем древнем праве в "Русской Правде"). С течением времени, при других условиях быта, такое представление постепенно исчезает. В современном праве под О. разумеется не тот, кто предполагается ответственным, а тот, кому предстоит защищаться; этому понятию более соответствует выражение французского права "defendeur". В случае предъявления ответчиком встречного иска, истец по первоначальному иску становится О. по встречному иску. В процессах о разделе наследства или общего имущества и в судебно-межевых делах каждое из участвующих в процессе лиц является одновременно и истцом. и О., ибо суд, поверяя права каждого из них, присуждает ему и отсуждает от него часть общего имущества. О. может быть и тот, кто, не оспаривая собственно прав истца, фактически не исполняет его требования (не платит, не доставляет алиментов, не очищает помещения и т. п.). О. может быть одно или несколько физических лиц (Iitis cousortium), или же юридическое лицо (напр. казна, общество, конкурсное управление и т. п.). По делам о правах состояния может и не быть в виду О.; в этом случае его заменяет прокурор; на которого возлагается собрание надлежащих доказательств к опровержению неправильных требований истца (уст. 1339 и 1344). Положение О. в процессе оборонительное: защищаясь против нападения истца, он желает только сохранить существующее состояние. Современные законодательства признают каждого способным к процессу (способным "отыскивать и защищать свои права"). Из этого общего правила допускаются исключения для нескольких категорий лиц (напр. юридические лица, несостоятельные должники), которые не в праве или не могут вести процесс лично (относительно неправоспособные, в отличие от безусловно неправоспособных - напр. лишенных всех прав состояния). За них действуют на суде их законные представители. Наш устав перечисляет категории лиц, неспособных к ведению процесса (ст. 17-27, 1284, 1285). В виду того, что основания процессуальной неправоспособности относятся к области гражданского права, новейшие уставы, напр. австрийский устав гражд. суд. 1895 г., ограничиваются общим положением, что способным самостоятельно отыскивать и защищать свои права на суде признается лицо, которое в праве самостоятельно вступать в обязательство. Возможно также предъявление иска к лицу умершего собственника, когда нет в виду наследников (Уст. ст. 215 уст.); в этом случае для защиты интересов наследственной массы или эвентуальных наследников назначается опекун или попечитель. Если О. делается неспособным к процессу во время производства дела (смерть, сумасшествие, лишение всех прав состояния), то дело приостанавливается производством до назначения опекуна, добровольно вступающего в процесс или вызываемого противной стороной к продолжению дела (уст. 681, 687). Если О. в течение процесса перевел спорное имущество или платеж долга в третьи руки или на третье лицо, то истец может заменить первоначального О. новым или привлечь последнего к делу в качестве третьего лица. От такого сингулярного преемства в процессе на стороне 0. отличается преемство по наследству или по несостоятельности (successio universalis). Перемена в лице О. по этому последнему основанию для истца обязательна.

Г. Вербловский.

Отек

- Если давление в кровеносных (венозных) сосудах повышается выше известного уровня вследствие затруднения оттока венозной крови, паралича сосудодвигательных нервов, расстройства лимфообращения или вследствие сочетания нескольких из этих условий, или, наконец, если проницаемость сосудистых стенок увеличивается вследствие различных болезненных влияний, то сквозь сосудистые стенки пропотевает водянистая жидкость, содержащая большую или меньшую примесь белых кровяных шариков. Ткани, пропитанные этой водянистой жидкостью, называются отечными. Общий О. подкожной клетчатки назыв анасаркой, скопление отечной жидкости в полости брюшины называется брюшной водянкой или асцитом. Образование О. наблюдается при болезнях сердца, ведущих к ослаблению его деятельности и застою крови в венах; при болезнях почек, обусловливающих увеличенную проницаемость сосудистых стенок, при болезнях печени, значительно затрудняющих кровообращение в сосудах брюшной полости и, наконец при глубоком истощении и упадке общего питания (напр. при раке, чахотке и т. д.), так как при этом страдает также и питание стенок сосудов и они становятся более проницаемыми (марантические О.). О., зависящие от болезней сердца, начинаются обыкновенно с лодыжек, почечные же О. очень часто, хотя и не всегда, начинаются с лица, особенно с век. О., зависящие от болезней печени, обыкновенно локализуются исключительно в полости брюшины и лишь в редких случаях распространяются на лодыжки. Кроме О. механических и марантических существует еще О. воспалительный, развивающийся вокруг воспалительных фокусов; быстро достигая значительных размеров, он может быть иногда опасен для жизни (О. гортани, мозга).

А. Л-н.

Откровение

проявление Высшего Существа в нашем мире, с целью сообщить нам более или менее полную истину о себе и о том, чего оно от нас требует. В О. совмещаются, таким образом: 1) факт богоявления (теофании), посредством которого открывается нам Божество, и 2) религиозно-нравственное содержание этого факта, т. е. то, что в нем открывается. Присутствием первого элемента О. отличается от чисто человеческих учений и систем, а присутствием второго - от тех иррациональных проявлений предполагаемых божественных или демонических сил, какими полна история всех религий. Различение О. личного от всенародного не может быть выдержано, так как вообще О. получается отдельными лицами, но не для них исключительно, а для более или менее широкого распространения. Более определенным образом различается в учении церкви О. в собственном смысле, формально признанное вселенским церковным авторитетом и обязательное для всякого верующего, от частных О., не имеющих такого обязательного характера, но допускаемых или даже рекомендуемых по причине их назидательности (таковы, напр., популярные во всем христианском Востоке О. св. Феодоры относительно будущей жизни. Как историческое явление, О. ограничивается областью религий Моисея и христианства и, как продукта совместного влияния обоих - ислама. В других религиях понятие высшего существа таково, что не допускает действительного О. или по своей излишней отвлеченности (браманизм, буддизм, даосизм), или, напротив, по своей излишней материальности (все религии натуралистические или мифологические). Исключение, представляемое маздеизмом или парсизмом - только кажущееся, ибо о первоначальном виде этой религии (во времена Ахеменидов) нам почти ничего положительного неизвестно, а позднейший или восстановленный парсизм (времен Арсакидов и Сассанидов), равно как и его обособившаяся отрасль - манихейство, образовались несомненно под влиянием еврейских и христианских идей. Во всяком случае, самый ясный и полный тип О. представляет нам развитие еврейско-христианской религии. Здесь (с христианской точки зрения) различаются три главные степени или фазиса: подготовительное О., памятник которого есть Ветхий Завет, центральное, содержащееся в Новом Завете, и окончательное, имеющее совпасть с исходом мирового процесса. В христианстве открылась совершенная истина о Боге и дана совершенная нравственная заповедь или норма жизни, но о будущих судьбах человечества даны только предварительные общие указания. "Не открылось, что мы будем", говорит ап. Иоанн, а ап. Павел указывает на будущее "О. славы сынов Божьих", которого с томлением ожидает вся тварь. Новый Завет оканчивается пророческой книгой, которая под именем О. (Апокалипсис) содержит символические картины будущего. В средние века нетерпеливое ожидание конца мира породило, при произвольных толкованиях Апокалипсиса, ложное учение о наступлении третьего окончательного О., относящегося к Новому Завету так же как тот относится к Ветхому. Это лжеучение первоначально связанное с именем южноиталийского аббата Иоахима De Floris (XIII в.) и с мифическим "Вечным Евангелием", продержалось, в разных видоизменениях, до начала новых времен и далее.

Вл. С.

Открытое море

в древности разъединявшее страны и полагавшее предел их сношениям, в настоящее время, благодаря успехом техники мореплавания, является, наоборот, главным нервом международного общения и обмена. Огромные естественные богатства моря делают его источником разнообразных промыслов, растущих вместе с развитием науки и техники. Отсюда заинтересованность всех государств в установлении правильных отношений по поводу обладания и пользования морем. История международного права дает целый ряд фактов, указывающих на попытки отдельных государств определить эти отношения на чале исключительного или преобладающего господства над О. морем тех или других держав, хотя принцип свободы О. моря был формулирован еще римскими юристами, уравнивавшими общее право всех на морскую воду с правом каждого на воздух. Последнего права не признавали уже сами римские императоры, претендовавшие на всемирное господство ("›egv men tou kosmou kurioe o de nomoe thV ualasshV"), а по их примеру и в качестве их преемников и императоры "священной римской империи". Практическое значение подобного рода притязания получили в эпоху великих открытий и изобретений, когда отдельные государства заявили свои права на ряд новых земель и островов, лежащих по пути в Америку и в ней самой. Испания, на основании буллы папы Александра VI (1493), заявила свои права не только на все открытые Колумбом, но и на все имеющие быть вновь открытыми земли и острова, лежащие на Запад от меридиана, проходящего через Зеленый мыс, а Португалия - на земли и острова, лежащие на восток от этого меридиана. В споре за господство над теми или иными частями О. моря участвовали затем Генуя - по отношению к Лигурийскому морю, Венеция - по отношению к Адриатическому, основывая свои притязания на обязанности республики защищать морскую торговлю от сарацин и пиратов, позднее Турция, по отношению к Черному морю. Король Эрих датский и норвежский уже в 1432 г. заявил королю Англии, что никто не имеет права с древних времен на рыбную ловлю и торговлю в водах Норвежского моря без дозволения короля. Это право Дании и Норвегии нашло со стороны Англии признание в том, что она выговаривает для себя пользование норвежским морем в целом ряде договоров. Сама Англия наиболее последовательно и упорно держалась принципа исключительного верховенства сперва над "mаге Anglicanum circumquoque", позднее и над всем океаном, в качестве первой морской державы. Карл I поддерживал силой оружия свои права, на Северное море; Кромвель категорически заявил, что Англия не может терпеть, чтобы без ее разрешения на океане развивался какой-либо иной флаг, кроме британского. Фактически эти притязания выражались в преследованиях и захватах иностранных кораблей, в обложении их пошлинами, в подчинении юрисдикции, в салютах при встрече, спуске флага и т. д. В XVII ст. происходили оживленные споры из-за морского церемониала между Англией и Нидерландами. Те же требования предъявляла к Нидерландам и другим державам Франция, отказавшаяся от них лишь в ordonanсе de la Marine 1633 г. Бесконечные споры и взаимные неудобства, обусловливаемые этими притязаниями, и соединенные с невозможностью фактически везде и всегда поддерживать их силой даже по отношению к слабым морским державам, приводят, однако, в XVIII в. к признанию необходимости иного принципа свободы моря. Право всех организованных государств на пользование этой свободой формулировано еще в XVII в. Гуго Гроцием в его книге "Mare liberum" (1609). О. море по своей природе недоступно исключительному частному обладанию. Признание права собственности одной державы не дало бы ей возможности одной исчерпать все богатства моря и содействовать международному общению, ради отвлеченного права одной остальные державы лишились бы выгод, на которые они имеют право вследствие неравного распределения между ними естественных благ. Самой природой море определило служить взаимному общению народов, а это общение возможно лишь при свободе моря и доступности его всем нациям. Аргументы противника Гроция, английского писателя Сельдена ("Маге clausum", 1635), на которых основывались притязания Англии, опровергнуты историей. В настоящее время встречаются лишь непризнаваемые большинством держав притязания отдельных держав на некоторые моря, прилегающие к их границам. Таковы притязания Турции на Черное и Мраморное море, Англии на окружающие ее моря и т. д. Современное международное право признает права отдельных государств лишь на береговое море. Из принципа свободы О. моря вытекают следующие последствия. О. море свободно для судоходства и сообщений всех народов. Ни одному народу не может быть воспрещено заниматься в нем рыболовством и другими мирными промыслами. Ни одно государство не может подчинять другие своим законам относительно условий и пределов пользования О. морем, подвергать чужие суда своему суду, пошлинам, или задерживать и осматривать иностранные корабли. Все суда, находящиеся в море, подлежат юрисдикции своих государств. Последние отвечают за действия своих подданных, совершенные в О. море. В виду этого каждое государство обязывается принять меры к тому, чтобы морские сношения, рыболовство и иные промыслы, производимые в море, велись его подданными правильным и безобидным для других народов образом. Подробности каждого вида пользования О. морем и возникающих отсюда отношений регулируются специальными постановлениями так называемого морского права. О юридическом характере отношений отдельных держав и всех их вместе в литературе очень много спорят. Не будучи обладателями ни права собственности, ни исключительного верховенства на О. море, державы пользуются им, однако, и не вполне независимо друг от друга, как никому не принадлежащей вещью, они стоят между собой по отношению к О. морю в некотором союзе, определяемом нормами морского права, и не допускают к свободному пользованию им представителей неорганизованных государств, требуя от каждого корабля указания его национальности и принадлежности к определенному государству, как основания для свободного плавания. Ср. Мартенс, "Современное международное право цивилизовааных народов" (т. l); L. Hollzendorff, "Handbuch des Volkerrechts" (II, 92 ел, Гамб., 1887); Perels, "Das internationale offentl. Seerecht" (В., 1882); Couchy, " Le droit maritime inlernationale" (H., 1862).

В. Н.

Откуп

государственных доходов частными лицами, вносящими государству эквивалент стоимости их и получающими, взамен этого, право непосредственного сбора с плательщиков, представляется явлением довольно распространенным в государствах с недостаточно выработанными системами администрации, как напр. большинство государств Востока. Как определенный способ сбора государственных доходов, О. встречается и в обеих классических странах древности. Во всех государствах древней Греции сбор доходов отдавался на О. частным лицам. В Афинах откупщики часто образовали большие компании на паях. Сбор производился либо самими откупщиками, либо через наемных слуг или рабов. За контрабандой следили сами откупщики и в предупреждение ее могли производить обыски, вследствие чего не пользовались любовью населения. За неплатеж в срок откупщики лишались гражданства, подвергались аресту и могли подвергнуться конфискации имущества. В Риме О. был столь же распространен. С древнейших времен большая часть налогов отдавалась здесь на откуп с торгов, происходивших ежегодно на формуле, под водруженным копьем (hasta - знак аукциона или торгов). Откупщики или публиканы (publicani, от риblica - государственные доходы) могли просить сенат (позже - иногда и народ) отменить торги и назначить новые, если цифра, которую они должны были платить, была несоответственно велика. О. требовал значительных денежных средств, вследствие чего оказывался под силу лишь капиталистам всаднического ценза, особенно с тех пор, как сенаторам было воспрещено заниматься денежными делами. Когда недостаточно было капиталов одного лица, составлялись компании (societates), бравшие в Италии и провинциях на О. разные доходы; впервые они упоминаются в 217 г. до Р. Хр. Один член компании, от лица всех, заключал условие О.: он назывался manceps. Во главе компании стояли ежегодно сменявшиеся magistri. Число низших и второстепенных служащих было очень велико; это были, большей частью, вольноотпущенники и рабы, но не гнушались этим занятием и граждане. Откупщики и податное население иногда заключали между собой условия, но в общем О. сильно угнетал провинциалов и даже жителей Италии; апелляция в Риме приносила мало пользы, тем более, что наместники провинций, обыкновенно должники публиканов, всячески покровительствовали им. Будучи силой в государстве, публиканы легко добивались смещения неугодных им лиц. В императорское время сохранились те же неустройства, хотя наместником дано было право налагать на публиканов административные наказания. Под конец империи на О. стали сдаваться лишь таможенные пошлины. В средние века в большей или меньшей мере мы встречаем О. государственных доходов почти во всех западных государствах. Широко развился и выработался в целую систему финансовой администрации он лишь во Франции, где еще с XIII р. сбор большей части налогов был отдан частным лицам во всех частях королевства. Условия О. не подлежали никаким общим нормам; в большинстве случаев король даже не знал, как доходны отдельные статьи, сдававшиеся на О. Первая попытка упорядочить О. сделана была министром Сюлли при Генрихе IV. Он соединил по группам схожие предметы О. и отдельные группы стал сдавать с торгов; эти меры дали чрезвычайно благоприятные финансовые результаты. В это время составились 4 группы отдававшихся на О. доходов: 1) таможни (cinq grosses fermes). 2) акциз на напитки (aides), 3) соляной налог (gabelles) в большей части Франции и 4) соляной налог в Лангедоке. Было еще 18 небольших местных статей О. Кольбер закончил, в 1681 г., реформу Сюлли, передав обществу 40 финансистов, за ежегодную сумму в 56670000 ливров, права, раньше принадлежавшие отдельным откупщикам. Окончательно организована была компания откупщиков при министре Флери (1726); решено было, что в число откупщиков не мог входить никто помимо имевших грамоту короля на звание fermier general. В 1755 г. число откупщиков было доведено до 60, а в 1780 г. понижено до первоначальной цифры. Компания, в виде гарантии, должна была вносить в казначейство аванс в 90 милл. Все сношения с правительством велись через наемное лицо, которое подписывало договор и именем которого производились иски; затем оно уступало все свои права компании и сходило со сцены, довольствуясь пенсией в 4000 ливров. при каждом возобновлении 0. бралось другое подставное лицо. Торги, с 1681 г., возобновлялись каждые 6 лет. Цена 0. в 1788 г. возросла до 91 миллиона, в 1763 г. до 124 милл., в 1774 г. достигла 162 милл. Между откупщиками и казной велся постоянный текущий счет дебета и кредита, причем казна большей частью вперед лишала себя права на ежегодные получки, заставляя компанию производить платежи за счет казны; каждые шесть лет производился окончательный подсчет и, если оказывался излишек против суммы, уплаченной в течение этого времени в счет О., то государство участвовало в дележе его, получая половину всей суммы: остальную делили между собой члены компании. Компания откупщиков сама ведала всю администрацию сбора доходов с населения. В начале она прибегала к системе вторичного О., но контрактом 1755 г. все вторичные О., число которых доходило до 250, были упразднены. Центральное управление О. имело местопребывание в Париже. В каждой области компанию представляли 1 или несколько директоров, ежегодно присылавшие в Париж отчет по делам О. в своем районе. Под начальством директоров состоял многочисленный персонал "приказчиков" по де лам О., изъятый от всяких государственных повинностей и пользовавшийся особым королевским покровительством, чтобы не встречать помех в исполнении своих служебных обязанностей. "Приказчики" (commis) присягали в присутствии интенданта и за утайку собранных денег подлежали строгими наказаниям, даже смертной казни. В общем организация О. была очень сложная и стоила больших денег. Доходы генерального откупщика состояли в 1775 г. из жалованья в 24000 ливров, 10% с внесенного в казну миллиона, 6%, с остальной внесенной суммы (560000) и подарков. К этому следует прибавить еще часть получавшуюся при дележе лишков, напр. в 1774 - 80 г. равнявшуюся 250000 ливров. Королевское правительство не уменьшало доходов откупщиков, так как король, министры и придворные имели также свою часть в них: двор пользовался ежегодными подарками от откупщиков в 210000 ливров; многим придворным назначались пенсии из средств генеральных откупщиков и т. д. Этот порядок вещей, разоблаченный одним из приказчиков О. при министре Террэ, не мог не вызывать в обществе озлобления против О., и без того находившего себе пищу в высокомерном и заносчивом поведении многих из откупщиков; публицистика выражала лишь общее мнение, представляя всю компанию откупщиков как синдикат грабителей, делящих свою добычу с двором. Наиболее сильно, однако, возбуждал неудовольствие сам характер налогов, сдававшихся на О, внутренние таможни, отделявшие провинцию от провинции, назойливость и наглость шпионов, содержавшихся откупщиками для выслеживания контрабандистов, строгие наказания контрабандистов (их ссылали на галеры, приговаривали к смерти и т. д.). Тюрго уничтожил подарок в 100000 ливров, который до него делался генеральному контролеру при возобновлении контракта; он добился также постановления, чтобы больше не назначались пенсии из средств откупщиков. Неккер сохранил О. лишь для таможен, соляного акциза и табачной монополии; налог на напитки и земельные сборы были отданы на О. 2 другим компаниям (regie general и administration generale des domaines). Эта реформа подняла к 1786 г. доход с непрямых налогов до 242 миллионов; ограничению числа откупщиков дало, кроме того, возможность удалить из их среды самые дурные элементы. Революция не удовлетворилась этими полумерами. Учредительное собрание объявило генеральные О. упраздненными; 6 комиссаров были назначены к ликвидированию дел по О. В 1793 г. была назначена новая комиссия для рассмотрения дел по О.; она нашла нужным всех откупщиков, за время последних трех контрактов, подвергнут аресту. Один из них, знаменитый Лавуазье, написал мемуар в оправдание действий своих коллег, но доводы его не имели успеха. 19 февраля 11 г. революционный трибунал приговорил всех откупщиков (числом 31) к смерти, кроме одного, вычеркнутого Робеспьером из списка, и приговор был приведен в исполнение. Приговоренные обвинены были в том, что составили заговор против французского народа, помогали врагам нации, примешивали вредные примеси к жизненным припасам, удерживали в своих руках средства, необходимые для государственной обороны. Уже через год стали раздаваться голоса, что откупщики осуждены безвинно и что конфискация их имуществ неправильна. В 1795 г. назначена была комиссия, которая, после многолетних расследований, пришла к заключению, что откупщики не только не были должны казне 130 миллионов, как утверждали их обвинители в 1793 г., но, напротив, выдали казне вперед 8 милл. (решение 1 мая 1806 г.). Ср. De Nervo, "Les finances francaises sous l\'ancienne monarchie, la republique et l\'empire" (П., 1863); A. Lemoine, "Les derniers fermiers gеnеraux" (П., 1873); Bouchard, "Systеme financier de l\'ancienne monаrchie" (П., 1891).

A. M. Л.

Отлучение

от союза религиозного тех его членов, которые нарушают его законы, существовало еще в языческом мире. Так, жрецы в Афинах, по рассказу Плутарха, подвергли "О." Алкивиада; у галлов. по сказанию Юлия Цезаря, друиды отлучали от богослужения. У древних евреев О. (cherem) выражало пожелание, чтобы отлучаемый погиб. Такому О. подвергнут был Иисус Христос (Лук., VI, 22; Иоан., XVI, 2; XII, 42). В более позднее время О. у евреев имело три вида: выговор (nesifa), малое О. (nidui, chamta) и великое О. (собственно cherem, peticha). После "выговора" виновный не мог выходить из своего дома в продолжение 30 дней. Малое О. также полагалось на 30 дней, в продолжение которых отлученный не мог стричь волос и не имел права носить сандалий; указанный срок мог быть увеличен или уменьшен. Великое О. лишало отлученного гражд. прав; к нему никто не мог подходить ближе четырех локтей; он не мог ни присутствовать в собрании, ни есть и пить вместе с кем-либо, ни наниматься, ни нанимать в работу, ни учить, ни быть учеником, не мог мыться, надевать праздничную одежду; дети его не допускались к обрезанию; в религиозные собрания он имел доступ через особый вход. По смерти его могилу забрасывали камнями. При произнесении вел. О., с целью придать ему более устрашающий характер, при свете едва мерцающих огней, разрывали меха, наполненные воздухом. В христ. церкви О. существовало уже на самых первых порах, как видно из слов Иисуса Христа о преслушавших церковь, которые должны сделаться для нее "яко же язычнии и мытарь". Ап. Павел повелевает (l Кор., V, II) членам церкви не есть и не пить (т. е. не иметь общения) с блудниками, лихоимцами, идолослужителями, злоречивыми. пьяницами, хищниками. Апостольское 72-е правило узаконивает О. для похищающих церковный воск или елей. Последствия христианского О. состояли в исключении отлученного от участия в общественном богослужении, вечерях любви и таинствах; имена отлученных вычеркивались из диптихов, христиане не называли их братьями и не давали им братского лобзания. Действие О. в первобытной церкви не лишало отлученного гражд. прав. Общение с отлученным рассматривалось как преступление, наказываемое также О. Отлученный в одной церкви не мог быть принимаем в общение другой (21 прав. соб. халкедонского и 8-е

- собора карфагенского). Второй вселенский собор запретил принимать от отлученных жалобы на епископов по делам их духовной юрисдикции, но не по делам частным, например об имущественной собственности. Со времени Константина Вел., когда император выступил в качестве "внешнего епископа по делам церковным", область применения церковного О. сократилась. Преступления против веры - ереси и расколы - получили значение преступлений против государства, и те лишения и ограничения прав состояния, которым подвергались еретики, не были последствиями церковного О. Многие преступления против заповедей церковных также перешли в область гражданской подсудности (волхвование, прелюбодеяние, похищение женщин, азартные игры и др.). В недрах самой церкви О. было. в большинстве случаев, заменено церковным публичным покаянием. Относительно О. в древней церкви существовали следующие правила: 1)

епископ "не должен быть скор к извержению, но осторожен" (Постан. апост. II, 21); основанием для О. мог быть только тяжкий грех, явный и несомненно доказанный, 1-й вселенский собор (прав. 5) постановил, чтобы на областных соборах было исследуемо о каждом О., не по малодушию ли или личному произволу епископа оно состоялось. 2) О. произносилось только в случае окончательной нераскаянности и имело силу только до тех пор, пока отлученный не раскаялся. 3) О. должно было падать только на самого отлученного, но отнюдь не на его семейство. Нарушением этого правила в первые века церкви были О., произнесенные римской церковью на целые другие поместные церкви, напр. папой Виктором - Поликарпа Смирнского с его церковью, папой Стефаном - церкви карфагенской. Были случаи О. от церкви умерших (Ориген, Федор Мопсуэтский). Собор карфагенский (прав. 92) назначает анафему и после смерти тому епископу, который завещает свое имение родственнику еретику или язычнику, а не церкви. В настоящее время на Востоке специальный закон относительно О. существует лишь в церкви греческой, где в 1852 г. постановлено, что епископ и целый синод могут подвергать О. лишь клириков и монахов; миряне могут быть подвергаемы О. лишь с разрешения гражданского правительства. В западной церкви, со времени отделения ее от восточной, О. относится не к священнодействию покаяния, а к юрисдикции судебной, которая может быть отправляема не в силу только епископской власти, а, по делегации (delegato) и по поручению (mandalo), лицами нижних церковных инстанций, могущими не иметь даже пресвитерского сана. Средневековые католические канонисты стали различать два вида великого О.: простое (excommunicatio major simplex) и торжественное (exc. major solemnis); последнему усвоено специально название анафемы. Первое стало функцией низших церковных судей, второе - епископата. Существовало еще малое О. (exe. minor), которое не исключало из церкви и лишало только участия в таинствах. Оно носило название врачующего (medicinalis), в противоположность великому, которое называлось смертоносным (mortalis). Во времена констанцского собора отлученные делились на ехсоmmunicati tolerati, над которыми не было произнесено судебного приговора в смысле поименного О., и excommunicati vitandi, sea non tolerati, подвергшиеся О. поименно. Подвергшийся анафеме лишался "права уст", т. е. лобзания и разговора и всякого другого способа (письменного или знаками) общения с верными. С ним нельзя было вместе молиться, трапезовать, спать или жить. Анафематствованный не мог быть ни судьей, ни истцом по собственным даже делам, ни свидетелем, ни адвокатом, ни нотариусом, не мог ни вступать с кем-либо в договоры, ни составлять завещание. Пипин Короткий постановил презрителя церковного отлучения предавать гражданским наказаниям. По законам Людовика Св. отлученный в течение года и одного дня оставался неприкосновенным для светского суда; но если в течение этого времени он не получал разрешения, то светский суд имел право конфисковать его имущество и заключить его самого в оковы. По закону Фридриха II отлученный, пробывший в О. более шести недель, если затем в продолжение года он не освобождался от О., то формально становился "вне закона". В настоящее время в католической церкви О. малое, как относящееся к сфере чисто церковной жизни, практикуется повсеместно согласно церковным правилам; что же касается О. великого или анафемы, то гражданские правительства, а также свободномыслящие католические богословы (Гиншиус, Фридберг и др.) часто высказываются против его применения, на том основания, что оно касается более или менее гражданского состояния отлучаемого. Против такого мнения сильно полемизировали ультрамонтанские католические богословы и канонисты. В Пруссии применение великого О. считается воспрещенным. У протестантов великое О. в католическом смысле было отвергнуто еще Лютером; удержано лишь О. малое (excommunicalio minor), при чем на первых же порах произошло по этому предмету разногласие между лютеранами и реформатами. Первые считали его функцией духовенства, вторые - функцией церкви, как общины. С учреждением консисторий у лютеран О. отнесено к кругу их деятельности. При безуспешности мер увещания лиц, живших в грехах, пастор негласно отлучал их от причащения, восприемничества и венчания; это считалось О. малым. Если оно оказывалось недействительным, то грешник вовсе отлучался от церковного общения (кроме слушания проповеди), а также от общения с чадами церкви в общежитии (за исключением деловых отношений); это считалось О. великим. С течением времени О., как и публичное покаяние, выходит у протестантов из церковной практики. В русской церкви, в период допатриаршеский, О. (извержение, проклятие, клятва, запрещение) изрекалось за ересь, за "преобидение" церкви Божьей, ее суда и ее священнослужителей, а со времени "собирания русской земли" - также против тех, кто действовал против московского правительства (позже против государственных преступников, начиная с Гришки Отрепьева и кончая Пугачевым). При Петре I закон о престолонаследии был издан под угрозой не только смертной казни, но и "церковной клятвы" его нарушителям. Митрополиты древней Руси произносили О. иногда на князей и на целые области (см., "Истор. Русской Церкви", т. V, стр. 86). По правилу митрополита Иоанна О. подвергаются державшиеся идолопоклонства, виновные в многоженстве, одновременном и последовательном, продающие своих слуг-христиан поганым, кровосмесники, не причащавшиеся, употребляющие мясо в великий пост. О. состояло в признании отлученного чуждым церкви, пока он не оставит грех свой. Правило митрополита Кирилла лишает отлученного, после его смерти, молитв иepeйских и погребения близ церкви; оно грозить отлучением держащимся бесовских обычаев, в праздники творящим позоры с свистанием и кличем, бьющимся дреколием до смерти и т. п. Стоглавый собор понимал О. в смысле недопущения к богослужению и отказа в принятии каких-либо приношений для церкви от отлученных. При патриархах возник на Руси новый вид О. - О. вседомовное, которому священник мог подвергать своего прихожанина, со всем его домом, за обиды церкви Божьей, т. е. за нарушение прав храма и причта. Иногда такому О. подвергался целый приход, при чем сам храм закрывался. "Духовный регламент" Петра I различает О. великое (анафему) и малое. О. великое назначалось после безуспешных священнических увещаний, за открытое хуление имени Божья, Св. Писания, церкви, за уклонение от причащения в течение более года, и состояло в том, что, по определению синода, отлученному запрещался вход в церковь и общение ее таинств; если бы он силой или хитростью проник в храм, то, доколе он в нем находился, богослужение приостанавливалось. Письменный или печатный текст О. прибивался к дверям приходской церкви или всех церквей епархии. В случае окончательного отказа отлученного раскаяться, он передавался в распоряжение светской власти, которая, по истечении шести недель со дня публикации о учиненном О., поступала с ним, как с "шельмованным", который, по военным артикулам того времени, ни в какое дело, ниже в свидетельство не принимался и не мог даже требовать суда; если кто его ограбит, ранит, побьет; лишь за убиение его виновный подвергался законной ответственности. "Подвергнутый анафеме подобен есть убиенному", выражается регламент. Малое О., по регламенту, мог произнести и священ ник своей личной властью, не донося синоду. Постановления регламента относительно О. применялись в церковной практике лишь в первое время существования синода; позже, в продолжение всего XVIII в., практикуется вновь "О. вседомовное", хотя оно и было отменено указом Петра I. Обыкновенно по изречении вседомовного О., синод распоряжался о закрытии церкви, а священника и причт назначал на другие места. Случаи вседомовного О. со времени учреждения синода встречались, впрочем, очень редко; они вызывались, большей частью, самодурством средних и низших органов гражданской администрации. С исчезновением подобных фактов из русской жизни исчезает и вседомовное О., как исчезает, еще в XVIII в., и церковная анафема на государственных преступников с поименным их перечнем. Личное церковное отлучение и в настоящее время, однако, признается в принципе, в действующем государственном законодательстве. Ст. 83 и 371 Устава гражд. судопроизводства говорят о недопущении к свидетельству лиц, отлученных от церкви духовным судом, ст. 95 и 706 Устава угол. судопр. - о недопущении таких лиц к свидетельству под присягой. В церковно-судебной практике настоящего времени О. совершенно неизвестно. См. Н. Суворов, "Объем дисциплинарного суда и юрисдикции церкви в период вселенских соборов" (Ярославль, 1884); его же, "О церковных наказаниях" (СПб., 1876; здесь указана и иностранная литература предмета).

Н. Б - в.

Оттава

Ottawa, прежний Байтаун: 1) гл. гор. Канадских владений в Сев. Америке, в пров. Онтарио, на правом берегу р. О. Огромные лесопильные заводы, пользующиеся водяной силой водопадов и производящие лесного материала на 5 милл. долларов в год. Национальная галерея, рыболовная выставка, нормальная школа, университет (с 500 студентам и католиками), 17 церквей; 5 ежедневных газет. Жителей 44154 (1891 г.). 2) Два мст. в Сев. Ам. Штатах, в Иллинойсе и Канзасе.

Оттон I Великий

(912-973) - германо-римский император, сын немецкого короля Генриха I (Птицелова) и второй его жени Матильды. Еще при жизни отца, с обходом старшего брата Танкмара, назначен был преемником Генриха 8 авг. 936 г избран в Аахене представителями всех немецких племен и коронован архиепископом майнцским. Решительный и энергичный; внушительный по наружности, ловкий во всех рыцарских состязаниях, благочестивый в духе своего времени, милостивый и обходительный с народом, верный к друзьям и легко примирявшийся с врагами, Оттон много содействовал возвышению авторитета германской нации и усилению государства внутри и извне. С самого же начала ему пришлось бороться с большими затруднениями. Чехи и венды восстали против него; в Баварии сыновья герцога Арнульфа, после смерти отца, самовольно завладели герцогскими правами. О. подчинил их себе, лишил их власти и подавил также восстание своего брата Танкмара (938) и герцога Эбергарда Франконского. Продолжительнее была борьба О. с младшим его братом, Генрихом, вступившим в союз с Эбергардом Франконским, Гизельбертом Лотарингским I Фридрихом Майнцским и пользовавшимся поддержкой французского короля О., победил противников при Биртене в 939 г.; оба герцога погибли при Андернахе, вскоре должен был сложить оружие и Генрих. В 941 г. он еще раз покушался на жизнь брата, но был прощен и с тех пор оставался верным сторонником короля. О. отдал Лотарингию своему зятю Конраду Рыжему, Баварию - брату своему Генриху, Швабию - своему сыну Лудольфу; Франконию и Саксонию он удержал за собой, но в 961 г. отдал последнюю Герману Биллунгу. Брата своего Бруно он поставил архиепископом кёльнским. Он правил строго, но справедливо, держал вассалов в повиновении, сделал свой блестящий двор центром государства, увеличил коронное имущество и сумел найти опору в духовенстве. В 950 г. ему удалось снова подчинить себе вендов и чехов; в 947 г. предпринял победоносный поход против датчан. Основанием многочисленных епархий он стремился укрепить и распространить христианство на С и В Германии. Сделав империю свою могущественнейшей из всех христианских государств, он в 951 г" призванный на помощь Адельгейдой, вдовой Лотаря (XVIII, 27), перешел через Альпы, женился (первая жена его Эдита умерла в 946 г.) на Адельгейде и принял титул короля Италии. Подавив еще восстание своих сыновей Лудольфа и Конрада Рыжего в 953-954 гг. и отняв у них герцогства, О. 10 авг. 955 г. в долине р. Леха близ Аугсбурга, одержал блестящую победу над венграми, у которых отнял баварскую вост. мархию. В 961 г. он снова направился в Италию, прогнал Беренгара, завладевшего королевской властью, 2 февр. 962 г. был коронован римским императором и, таким образом, основал священно-римскую империю германской нации. Этим он указал своим преемникам путь к мировому господству и запутал их в борьбу, которая хотя и содействовала развитию культуры, но причинила много вреда самой Германии. Два восстания римлян он подавил и отнял папскую власть у Иоанна XII и Бенедикта II. Не удалось ему только завоевание Нижней Италии. Он умер в Тюрингии и похоронен в основанном им магдебургском соборе где ему поставлена была конная статуя. Наследовал ему сын его Оттон II. Ср. Vehse, "Kaiser Olio der Grosse und sein Zeitalter" (3 изд., Лпп., 1817); Kopke und Donniges, "Jahrbucher des Deutschen Reichs unler Otto I" (Б., 1838-39); их же, "Kaiser Otto der Grosse" (Лпц., 1876).

Отшельники

аскеты, христианские подвижники, отшедшие, т. е. удалившиеся от общества в места уединенные, чтобы с большим удобством предаваться подвигам аскетизма. Ср. Анахореты и Монашество. См. П. Казанского, "История монашества на Востоке" (М., 1854-1857); об отшельничестве в России - "Историю русской церкви" митроп. Макария. Ряд рассказов об отшельниках русских, в особенности нового времени, помещен в "Душеполезном Чтении", "Страннике", "Христианском Чтении" и др. духовных журналах.

Оуэн Роберт

Owen - один из первых социальных реформаторов XIX в. (1771-1858). Сын бедного торговца в Валлисе, О. учился в элементарной школе, потом был приказчиком в торговом доме и посвящал все свои досуги чтению и поискам "истинной религии". В Манчестере он сошелся со многими членами местного философского и литературного общества, особенно дружил с доктором Парсивалем, которым впервые была высказана мысль о необходимости рабочего и санитарного законодательства. Сам О. читал в этом обществе несколько докладов о рабочем законодательстве. В это время он страстно увлекался химией. Весь мир представлялся ему как химическая лаборатория, а на человека он смотрел, как на сложнейшее химическое соединение. Найдя новые способы для обработки грубого американского хлопка, О. на 20 году сделался управляющим хлопковой мануфактуры. Женившись на дочери фабриканта Дэля, он стал его партнером, а затем владельцем нью-ланаркской фабрики, где и проработал большую часть своей жизни. Здесь окончательно сложились его взгляды на человечество и на необходимые социальные преобразования. Первоначально он действовал, как просвещенный фабрикант и благотворитель. На своей нью-ланаркской фабрике он ввел все усовершенствования в отношениях к рабочим, которые впоследствии были вынуждены от других фабрикантов тяжелой борьбой и воплотились в фабричном законодательстве. Примером своей фабрики он хотел показать высшим классам, что обязанность заботиться о низших классах вполне совпадает с их интересами, что, лучше обращаясь с своими "живыми машинами", они могут спокойно пользоваться своим богатством и разлить вокруг себя благосостояние, культуру и искреннюю благодарность На основании собственного опыта он выработал систему "патроната", которую он теоретически впоследствии развил в сочинении: "Essay on the Formation of Character" (1812), доказывая, что человек составляет продукт внешних окружающих его условий и воспитания; чем выше последние, тем более облагораживается и совершенствуется человеческая природа. В первое десятилетие этого века нью-ланаркская фабрика привлекала к себе толпы посетителей, равно удивлявшихся коммерческому ее успеху и благосостоянию ее рабочих. Посетил эту фабрику и вел. кн. Николай Павлович, будущий император всероссийский.

Удивленный успехом О., слыша со всех сторон о бедствиях рабочего населения, которое тогда все объясняли чрезмерным его размножением, он предложил О. взять с собой два миллиона излишнего британского населения и переселиться в Россию, но О. категорически отказался. Убедившись, что проповедь примером и словом не вызывает подражания, О. начал деятельную агитацию в пользу фабричного законодательства, стараясь опереться на монархическую власть и земледельческую аристократию и борясь с теорией невмешательства государства. Но надежды его и в этом направлении не оправдались. Тогда О. решил обратиться непосредственно к промышленному классу и побудить его к образованию производительных ассоциаций, задача которых, по словам О., "заключалась в организации всеобщего счастья при посредстве системы единства и кооперации, основанной на всеобщей любви к ближнему и истинном познании человеческой природы". Теоретические основания, которые вызывают необходимость образования таких ассоциаций, он изложил в двух сочинениях: "Explanation of the causes of distress in which pervades the civilised World" (1823) и "The New Moral World". Практически он разработал план организации ассоциаций в "Report to the County of Lanark". В начале О. думал об устройстве ассоциаций или колоний только для не имеющих работы, но затем пришел к мысли о необходимости полного преобразования промышленной системы. Он явился первым социалистическим ее критиком. Современная промышленная система, по О., построена на трех ложных началах: на детальном разделении труда, которое ухудшает расу, на соперничестве, которое создает всеобщее противоречие интересов, и, наконец, на получении прибыли, возможной только тогда, если спрос равен или превышает предложение; реальный же интерес общества требует, чтобы предложение товаров было всегда больше спроса. До изобретения машин еще можно было поддерживать такое ненормальное положение, но с тех пор и промышленная система находится и будет находиться в критическом положении, приводя к разорению фабрикантов и голодовке рабочих. Устранение всех бедствий произойдет только тогда, когда отдельные группы производителей, пользуясь производительными силами, почти безграничными на почве новых усовершенствований, соединятся в кооперации, для производства, при помощи собственного труда и капитала, и для удовлетворения собственных потребностей. На английской почве О. не удалось практически приложить свои планы. Его стали считать опасным мечтателем, в особенности с того момента, когда он в 1817 г. затеял борьбу со всеми религиями. В 1825 г. О. покупает в Америке 30 тыс. акров земли и организовывает здесь в штате Индиане, на р. Вабах, коммунистическую производительную колонию из совершенно случайно сошедшихся людей. В этом деле ему содействуют филантропы Маклюр и Петр Нааф, занимающиеся воспитанием; сам О., с особым выборным комитетом, ведет все дела колонии; но попытка сразу пересоздать природу людей путем преобразования внешних условий оканчивается неудачей, и колония исчезает бесследно. Значительная доля состояния О. пропадает даром, но энергия его не падает.

В 1832 г. он затевает в Англии новое дело, которое то же оканчивается неудачей, но имеет большое социальнополитическое значение: он делает попытку организации "Биржи трудового обмена". Желая уничтожить всякую торговую прибыль и посредничество денег, О. устраивает в Лондоне биржу, куда всякий производитель может доставлять товары, получая за них трудовые билеты, по расчету шести пенсов за каждый час труда, вложенный в продукт. Первоначально успех биржи был очень велик; в первую неделю сюда было доставлено более чем на 10000 фн. ст. товара, и трудовые билеты стали приниматься во многих магазинах как деньги; скоро, однако, начались затруднения. Купцы посылали на биржу свои залежавшиеся товары и торопливо разбирали с биржи все наиболее ценное; биржа скоро была завалена товарами, не имеющими надежды на сбыть. Оценка товаров по часам труда и по шести пенсовой норме постоянно возбуждала недоразумения и споры. С нагромождением на бирже никому ненужных товаров, трудовые билеты потеряли всякую цену и биржа кончила банкротством. Не смотря на все свои неудачи, О. навсегда останется памятным в истории умственного развития Европы. Он дал первый толчок фабричному законодательству, указал на необходимость вмешательства государства и ясно поставил задачу борьбы с безработицей; его же можно считать отцом той теории кризисов в промышленности, которая объясняет их несоответствием производства с потребительными бюджетами масс или, что тоже, с незначительностью потребительной доли богатства, которая достается массам при системе соперничества. Он был духовным творцом кооперативного движения, ставящего своей задачей сделать потребителя производителем и устранить торговую прибыль, основная ошибка его состояла в том, что он хотел частными усилиями отдельных выдающихся личностей и единичными попытками преобразовать народное хозяйство и природу людей, которые, составляя продукт долговременного исторического процесса, эволюционируют медленно и могут изменяться лишь в закономерной последовательности. Писал О. плохо, неясно и с бесконечными повторениями для истории важны не его сочинения, а вся его личность и его практическая деятельность, стремившаяся к водворению мира между классами и к благу человечества. В конце жизни О. сильно увлекался спиритизмом. Ср. Sargant, "R. Owen and his social philosophy" (1860, самая лучшая биография); L. Jones, "The life of R. O." (Л., 1890), "Роберт Овен" (Биографич. Библиотека Павленкова). Переведено на рус. язык: "Об образовании человеческого характера" (3-е изд., СПб., 1893). О Роб. О. писал Н. Добролюбов.

Офицеры

- Личный состав войска распадаются на две неравные половины: одна, большая, непосредственно выполняет функцию силы, другая, меньшая, направляет действия первой. Первая, подкомандная масса - нижние чины, вторая, элемент командующий - офицеры. В древности идея предводительствования в бою не требовала для своего осуществления сложной организации. При малочисленности армий, сходившихся на поле битвы, и при простоте боевых операций роль вождя выпадала на долю одного лица. Частных начальников, в современном смысле, не было; командовавшие отрядами, не имея никакой личной инициативы, только передавали приказания и команды, и наблюдали за их исполнением. По окончании войны войска распускались, и деятельность этих второстепенных начальников прекращалась. Естественно, что корпуса О., как особого класса в войске, тогда образоваться не могло. Начало его образования относится к периоду вербовочных войск. В постоянных армиях является иерархия офицерских чинов - полковников, капитанов, лейтенантов, являющихся более или менее самостоятельными начальниками в бою и руководителями дела мирного обучения. Порядок замещения офицерских должностей бывал различен: по выбору нижних чинов или лица, которому поручалась вербовка полка, путем продажи патентов или, позднее, по назначению короля: во всяком случае важно было то, что, независимо от порядка замещения, создалось обособление известной категории лиц по свойству их обязанностей. Впрочем, полной обособленности О. от начальствующих из нижних чинов, до половины XVIII в. - во Франции и до начала XVIII в. - в Пруссии, еще не было. Она появилась лишь после того как занятие офицерских должностей стало исключительной привилегией дворянства. Выдвинувшаяся, с развитием техники военного дела, необходимость научной подготовки для О. способствовала еще большему их обособлению. Сословный принцип весьма скоро укрепился и стал основной чертой отличия О. от нижних чинов. Последним доступ к строевым офицерским должностям был закрыт вовсе. Ныне сословный строй жизни повсеместно поколебался и в войске, как принцип, преобладает другое начало: право каждого нижнего чина, при образовательном цензе и при соблюдении других установленных условий, достигнуть офицерского звания. Фактически, однако, и теперь корпус офицеров, в громадном большинстве, комплектуется дворянами (напр. в Пруссии); у нас еще сравнительно очень недавно О. из не-дворян составляли ничтожное исключение (особенно в флоте, среди флотских собственно О.), да и теперь доступ для не-дворян в кадетские корпуса, дающие главную массу О., крайне ограничен. В настоящее время принципиальное отличие службы О. от службы нижних чинов определяется совокупностью двух признаков:

а) О. служат добровольно, посвящая себя бессрочно военному делу, нижние же чины исполняют лишь срочную обязанность и

б) офицерской службе предшествует предварительная специальная подготовка.

Внешние черты отличия - в обмундировании, в снаряжении, в порядке прохождения службы, в способе довольствия (О. на удовлетворение всех своих потребностей получают денежные оклады, нижние же чины довольствуются натурой), в размещении (нижние чины размещаются казарменным порядком, О. живут в особых квартирах) и т. п. Служа по призванию, О. суть носители идеи военной чести, представители войска, как особого сословия в государстве, и основание всего военного устройства. "Каковы О., такова и армия", справедливо замечает бар. фон-дер-Гольц, повторяя изречение Рюхеля. - Сложность современных боевых операций, при чем роль частных начальников все более и более приобретает выдающееся значение, и громадность численного состава армий - с одной стороны, краткие сроки службы и трудность подготовки надлежащего кадра начальников из нижних чинов (унтер-офицеров) - с другой выдвинули на первое место вопрос о численности офицеров и о соотношении числа их с числом нижних чинов, как в мирное; так и в военное время. По данным, приводимым А. Редигером, в Германии за 1891 г. было О. действительной армии - 17621, резервных - 9225, ландверных - 10899; во Франции, за 1889 г., действ. армии - 20449, резервных - 9461, территориальной армии 17129. В общем, численность О. в кадрах мирного времени признается достаточной, но в военное время, по признанию всех военных авторитетов, их должен оказаться большой недочет. Относительно России в 1885 г. было опубликовано (циркуляр главного штаба 1885 г., ј 10), что против мобилизационной потребности одних обер-О. пехоты и кавалерии недостает 8074. Вследствие этого в Германии, в 1877 г., решено приглашать для замещения офицерских должностей в запасных и ландверных войсках и в ландштурме отставных унтер-О., с присвоением им особого звания фельдфебель-лейтенантов. В России введены так наз. прапорщики запаса и установлено производство при мобилизации унтер-О. в зауряд-О. Все эти меры, однако, имеют паллиативный характер и в будущей европейской войне всем армиям несомненно придется считаться с недостатком вполне годных, по научной подготовке и по нравственным качествам офицеры делятся на три категории: генералы; штаб-О. и обер-О. Главное назначение О. - строевая служба, но нередко, особенно в России, О. замещаются и такие должности, которые имеют исключительно административный характер. - См. А. Редигер, "Комплектование и устроение вооруженной силы"; И. Маслов, "Научные исследования по тактике"; фон-дер-Гольц, "Вооруженный народ"; L. Stein, "Die Lehre vom Heerwesen".

К.-К.

Оффенбах

(Jacques Offenbach) - изв. композитор (1819-80) евр. происхождения. В Париже, куда О. переселился в 1842 г. из своего родного города Кельна, в продолжение многих лет он не мог пробить себе дороги, только в 1847 г. получил место капельмейстера в Theatre-Francais. К этому времени относятся его небольшие легкие ариетки, написанные на сюжеты из басен Лафонтена ("La Cigale et la Fourmi", "Le corbeau" и др.). В 1855 г. О. открыл маленький театр, под названием "Bouffes-Parisiens" и написал для него целый ряд опереток, из которых "Les deux aveugles", "Tromb-AI-Cazas", "Le mariage aux lanternes" имели огромный успех. На более обширной сцене (в пассаже Choiseul) он поставил "Orphee aux enfers", "Monsieur Choufleury", "La chanson de Fortunio" и пр., впоследствии получившие огромнейшую популярность. В театре Varietes были поставлены самые блестящие оперетты О.: "Belle Hеlеne", "Barbe-bleue", "La grandeduchesse de Gеrolstein". Всех оперетт О. написал 102. Из них пользуются известностью еще "Les brigands", "Madame l\'Archiduc", "La Creole", "Perichole", "Madame Favart". После его смерти оперы "Les contes d\'Hoffman" и "Belle Lurette" остались неоркестрованными; во второй недостает нескольких номеров. Успеху многих оперетт О. значительно способствовали остроумные либретто, написанные Мельяком и Галеви. Кроме вышепоименованных опер, О. начал "Le cabaret des lilas".

Н. С.

Охлократия

(греч. - господство черни или толпы) - в системе Полибия форма государственного устройства, являющаяся выродившейся демократией, как олигархия - выродившейся аристократией. У Аристотеля О. описывается под именем демократии, как полибиевская демократия - под именем политии. О. или, по Аристотелю, демократия, как форма извращенная, не представляет строго объективных признаков, и причисление к ней того или иного государства является всегда результатом субъективно-отрицательного отношения к нему. Аристотель описывает Афины при Перикле и позднее (с перерывом во время правления 400, потом 30 и 10), как демократию, ибо тогда господствовала чернь; люди знатного происхождения систематически устранялись от участия в делах управления, при назначении на должность решающую роль играла жеребьевка; неизбежным результатом такой системы являлся деспотизм по отношению к союзникам и беспорядки в управлении. Между тем другие писатели видят в Афинах образец чистой демократии (в позднейшем смысле этого слова). Признаки О. можно найти в римской империи, где армия возводила на престол и свергала с него по усмотрению, хотя государственные учреждения тогда были монархическими. Многие указывают как на охлократию на парижскую коммуну 1871 г.; но правильная система всенародного голосования, господствовавшая там, делает это указание в значительной степени произвольным, хотя несомненно, что отдельные факты. как расстрел ген. Леконта и Тома, были актом воли неорганизованной толпы. С большим основанием можно назвать О. государственное устройство Франции в некоторые моменты великой революции и в первые дни после революции 1648 г., когда неорганизованная толпа выбирала всех важнейших должностных лиц. Вообще О., в наиболее точном смысле слова, может существовать только весьма непродолжительное время, при чем всего чаще является промежуточной формой в бурные времена после падения старого порядка и до замены его новым, более или менее правильно организованным.

В. Водовозов.

Охотское море

- обширный бассейн, расположенный на С-В Азии, принадлежащий к Тихому океану. Оно заключено между параллелями 44º и 62º 16\' с. ш. и меридианами 135º 16\' и 163º 15\' в. д. Наиболее растянуто море по меридиану; так от Пенжинской губы до южн. границы расстояние ок. 2400 в., по параллели же оно имеет наибольшую ширину между устьем р. Уды и мыс. Лопатка - около 1400 в.; по Крюммелю, поверхность моря=1507609 кв. в. С З и С море граничит с берегами Азии; с С-В - берегом полуострова Камчатки, начиная от южн. оконечности которой (м. Лопатка) границу его составляет Курильская гряда ов-ов, протягивающаяся на расстоянии 1115 в. от мыса Лопатка до острова Иecco, самого сев. из Японских. Наконец, с Ю-З границу моря образуют берега о-ва Сахалина. О. море многочисленными проливами между Курильскими о-ми соединяется с Тихим океаном; с Японским морем оно соединяется двумя проливами: Лаперуза - между южной оконечностью Сахалина и Иecco и Татарским - между Сахалином и материком. Общая длина береговой линии О. моря ок. 8000 в., из этого числа более половины приходится на берег материка. Насколько известно, характер берегов моря таков: восточный, начинаясь от мыса Лопатки в широте 51º с., сперва низмен, а затем повышается до р. Опалы, откуда к В на протяжении более чем 350 в., берег низменный. Здесь, около устья р. Гыг, лежит узкий и длинный залив Чканыгичь, отделяющийся от моря узкой косой. Далее, к С от соединенного устья р. Тылусы и Шеагача, на протяжении 150 в., до р. Белоголовой горист, здесь впадают в море значительные реки. Далее к С до устья р. Тигиль берег скалист и обрывист, а в море расположены местами скалистые острова, иногда выступающие верст на 20 от береговой черты. Подобный же характер берегов сохраняется и далее на С до входа в Пенжинскую губу (60º с. ш.), восточный берег которой очень изрезан и скалист, напоминая собой шхеры; далее вглубь губы берега, оставаясь скалистыми, менее изрезаны, но круто поднимаются из воды и покрыты лесом. От устья р. Пенжины начинается сев. - зап. побережье О. моря, образованное здесь Тайгоносским полуом, разделяющим Пенжинскую и Гижигинскую губы. Берега полуо-ва высоки и сложены из кристаллических пород. От устья р. Гижиги, впадающей в верховье губы, берег последней высок и горист; на Ю губа заканчивается значительным заливом Ямская губа, в которую впадает большая р. Яма. Эта губа с Ю граничит с Пьягиным полуоом. Начиная от мыса Пьягина до мыса Алевина берег идет по прямой линии и почти по параллели, оставаясь гористым. Далее к З от мыса Алевина береговая черта отступает к С и образует обширную Тауйскую губу, имеющую протяжение с Ю на С около 80 в., а с З на В - 200 в. В эту губу впадают значительные реки: Ола, Арман, Кова. При входе в губу, ближе к вост. берегу, лежит большой высокий о-в Ольский, а ближе к зап. берегу - о-в Коровий. Начиная от Дугинского мыса, зап. границы Тауйской губы, берег до самого гор. Охотска идет почти прямолинейно по параллели, на этом расстоянии встречается только одна более значительная губа Еринейская. От гор. Охотска линия берега довольно круто поворачивает к Ю-З и сохраняет это общее направление до устья р. Уды. Все это прибрежье гористо и обладает довольно большим числом небольших бухт и заливов; по-видимому не представляющих особенных удобств для стоянки судов; наилучшая - залив Алдомский (56º 50\' с. ш.), защищенный от С, С-В и В полуо-м Пурки, якорная стоянка здесь открыта только для юго-вост. ветров. На 50 в. южнее выдается в море мыс ЛонгдарНегошни, между юго-зап. берегом которого и материком вдается залив Аян, где и порт Аян, довольно хорошая стоянка, но открытая для юго-вост. ветров. Далее к Ю лежит обширный Удский залив, заключенный между мысом Борисовым и островом Рейнеке (ок. 200 в. между ними, в свою очередь состоящий из трех заливов. В верхнюю часть Удской губы впадает большая р. Уда. Западный берег губы высок, также и южный, образованный выступом материка. За мысом Большой Дуганджа - берег круто поворачивает на Ю и образует зап. высокое побережье зал. Тугурского, в верховье которого впадает р. Тугур. Зап. побережье сперва низменно, а затем опять высоко и скалисто; оно образовано полуо-вом, имеющим по середине очень узкую и низменную перемычку; сев. часть его высока и оканчивается мысом Сегнекин. Начиная отсюда к Ю простирается сперва зал. Вел. Кн. Константин, а затем далее к Ю зал. Ульбанский. В юго-зап. углу первого есть обширная и довольна глубокая бухта. Наконец, на вост. берегу, при начале зал. Ульбанского, расположен вход в узкий и длинный зал. Св. Николая, вдавшийся в материк верст на 40, почти по меридиану. Начиная от мыса Мухтеля до о-ва Рейнеке берег идет почти по параллели и довольно высок. По середине Удского зал., перед входом в Тугурскую губу, расположена группа Шантарских о-вов, самых значительных во всем море. Далее к В, между о-вом Рейнеке и мысом Елизаветы (сев. оконечность Сахалина), образуется нечто в роде обширного залива, в глубине которого расположен вход в лиман р. Амура (так наз. сев. часть Татарского пролива). Вост. берег Сахалина образует далее к Ю побережье О. моря, южн. и юго-вост. границы которого составляют берега Иecco и Курильская гряда. Посреди моря существует только один о-вок Св. Ионы; он лежит почти на параллели Аяна и на меридиане Охотска.

Рельеф дна мало исследован. До сих пор большая часть измеренных глубин относится к прибрежной полосе и главным образом только около якорных стоянок; для средней же части моря имеется очень мало достоверных измерений. С 1865 г. Старицким и Онацевичем были измерены 21 глуб.; присоединяя сюда измерения Крузенштерна и других мореплавателей начала нынешнего столетия, все же имеется материала слишком мало, чтобы составить себе ясное понятие о рельефе дна этого моря. Насколько можно судить, зап. берега моря приглубы: здесь в нескольких милях 30-40 саж. (морских), а немного далее и 60-70 саж., затем около о-ва Св. Ионы глубина доходит до 120 морск. саж.; к Ю-В от него она еще увеличивается и здесь на ЗСЗ от Сахалина в 115 милях (морск.) найдена Старицким глубина в 350 саж.; далее же к С-В глубина, по-видимому, опять уменьшается и доходит до 80 саж., как бы указывая на существование посреди сев. части моря более мелких глубин, так как далее на С-В, у входа в Пенжинскую и Гижигинскую губы, глубины снова увеличиваются и доходят до 130 и даже 217 саж. (Онацевич). В части моря, которая заключена между Сахалином и Курильскими о-ми, измерены Онацевичем глубины 382, 378 и даже 470 с. Температура воды. Насколько известно, в середине августа средняя часть моря между Сахалином и Камчаткой обладает на поверхности температурой от 11º-12º Ц.; к Ю-З эта температура постепенно увеличивается и по близости Иecco доходит до 16º-17º Ц. В проливах между Курильскими о-ми в тоже время постоянно наблюдается очень низкая температура на поверхности, от 5º-6º на Ю и до 3º-2º на С гряды; адмир. Макаров полагает, что это можно объяснить перемешиванием воды в проливах сильными приливо-отливными течениями, причем нижние, более холодные слои охлаждают поверхностные. Середина северной части моря в это время года занята довольно теплой водой, около 14º Ц,. По обе стороны этой области лежат два пространства с более низкой температурой, одно к Ю-З - между Шантарскими о-ми и сев. оконечностью Сахалина с температурами ниже 8º Ц.; такое понижение температуры воды здесь может быть приписано скоплению льдов в этом море, что подтверждается многими наблюдателями. Другое холодное место находится при входе в Пенжинскую губу у берега материка и, по-видимому, температура воды на поверхности здесь опускается в августе до 3º Ц. В самой же губе температура на поверхности около 9º-10º Ц. Температура на глубинах О. моря в его южной части около 2º, 4º Ц., поблизости восточного берега Сахалина между глубинами 14-160 морск. саж. встречается промежуточный слой холодной воды, с темп. до -1, 0º Ц. Такой же слой холодной воды заполняет до дна котловину моря между Аяном и Сахалином; здесь на глубинах встречаются температуры до 1, 6º Ц. Вода с температурой ниже 0º (до -1, 4º Ц.) встречается на глубинах и к Ю от Охотска. По мнению адмир. Макарова, холодная вода на глубинах вероятно образуется на месте зимой, когда вода охладившись в то же время получает и большую соленость, вследствие выделения при образовании льда некоторой части солей, в ней содержащихся. Все это вместе делает ее тяжелее и заставляет опускаться вниз. Такой взгляд подтверждается наблюдаемыми удельными весами воды низкой температуры на глубинах. Вскрытие и замерзание моря и состояние его ледяного покрова зимой мало известны. Вскрытие моря происходит в конце мая, а замерзание в конце октября (стар. ст.). Вероятно, даже и зимой море не замерзает сплошь, а остаются полыньи; с наступлением лета льды, уменьшаясь в объеме, всетаки продолжают существовать, - их встречали даже в августе в юго-зап. углу моря, где они постоянно держатся. Также очень поздно очищаются от льдов губы Удская и Тугурская. Удельный вес воды О. моря, по середине его около 1,0245 - 1,0250; к берегам он уменьшается. На глубинах удельный вес увеличивается: на 400 морск. саж. встречается вода с удельным весом 1,0261. Течения О. моря впервые были описаны Шренком; по его мнению, в О. море существуют три холодных течения: одно идет из Пенжинской губы вдоль зап. берега Камчатки и Курильских о-вов на Ю; другое пересекает море от Пенжинской губы к сев. оконечности Сахалина и у Шантарских о-вов образует водоворот против часовой стрелки, часть же его течет на Ю по восточную сторону Сахалина, а часть через Татарский пролив у берега материка; наконец, третья ветвь из того же сев. - вост. угла моря обходит берег материка на Ю-З до Удского зал. Теплое течение вступает в О. море через пролив Лаперуза и частью подымается вдоль Сахалина до зал. Терпения. На основании новейших данных по этому вопросу адмир. Макаров предполагает, что вряд ли существуют холодные течения вдоль Камчатки и поперек моря к сев. оконечности Сахалина, также как и теплое от прол. Лаперуза к зал. Терпения. Вероятнее всего, что в О. море существует круговое движение вод против часовой стрелки, которое, по-видимому, у Шантарских островов образует круговорот, на существование которого указывают все китобои, посещавшие море. Ветра в О. море с октября по март преобладают из сев. части компаса вдоль сев. и зап. берегов; у берегов же Камчатки в это время господствуют зап. ветра. Свежие погоды с вост. и юго-вост. ветрами господствуют у зап. берегов с октября по декабрь, при сев. и сев-зап. ветрах бывает тихо. В апреле и мае ветра бывают умеренные у зап. и сев. берегов моря, обыкновенно имея характер бризов, ночью сев., а днем южн. С июня по август преобладают умеренные юго-вост. ветры. В сентябре наблюдаются опять бризы, дующие свежо от З и СЗ ночью и умеренно от Ю днем; по временам они прерываются южными штормами. У берегов Камчатки летом дуют ветра слабые, от СВ или ЮВ с частыми штилями. Зап. ветра зимой часто дуют очень свежо, но летом эти ветра сопровождаются здесь ясной и тихой погодой. У Курильских о-вов зимой часто случаются штормы от СЗ. С апреля по июнь преобладают юго-вост. ветры с частыми штилями. С июля по сентябрь дуют ветры из южн. половины компаса; в сентябре же устанавливаются до зимы зап. ветра. Туманы часто случаются у Курильских островов, особенно в конце лета; да и другие части О. моря, например Шантарские острова известны своими сильными туманами, которые вместе с неудовлетворительностью карт увеличивают затруднительность плавания.

Вообще климат О. моря, не смотря на его сравнительно южное положение (44º-62º с. ш.), совершенно походит на климат полярного бассейна и может быть сравнен с климатом Гудзонова зал. Суровость климата объясняется нахождением моря у вост. берега обширнейшего континента, охватывающего его почти со всех сторон. При том же прилегающая часть Азии принадлежит к холоднейшим странам земного шара; здесь не особенно далеко к С расположен полюс холода. Ввиду всего этого не удивительно, что бассейн О. моря играет для Тихого океана в некотором роде роль полярного бассейна. Приливы и отливы довольно велики в О. море и местами доходят до 24 фт., как напр. в Гижигинской губе, и до 20 фт. в Удской губе, у Аяна - 10 фт., в Охотске - 15 фт., у берегов Камчатки (Тигиль) до 20 фт. Приливные течения местами у Шантарских о-вов достигают скорости 3 - 4 узлов в час, а в некоторых проливах между Курильскими о-вами даже до 4-5 узлов в час. Не смотря на суровость климата, флора и фауна О. моря очень богаты. Разных водорослей до сих пор найдено до 53 видов, также много разных моллюсков, что обусловливает в свою очередь богатство и другими более высшими животными; так, здесь много трески, кеты, мальмы, дельфинов, тюленей и встречаются три породы китов. Все это давно уже привлекало сюда промышленников и китобоев, сперва - исключительно иностранцев, главным образом американцев. Китовый промысел здесь начался, повидимому, в 1846 г. и в 60-х годах промышляло уже до 200 судов, в том числе и 2 финляндских, последние с 1851 г. Насколько известно, за период времени от начала промысла (1846) до 1862 г. китового уса и жира вывезено на сумму около 130 милл. долларов. С 1864 г. начала промышлять китов бывшая российско-американская компания, а с 1866 г. появилось еще одно русское предприятие, компания Линдхольма.

Первые исследования О. моря относятся ко времени Петра Великого, когда О. служил исходным пунктом для экспедиций, долженствовавших открыть (вторично) Берингов пролив. Первая экспедиция 1719 г. геодезистов Евреинова и Лугина описала часть берега Камчатки и Курильских о-вов; в 1738-39 гг. капитаны Шпанберг и Вальтон описали те же места, а штурман Елагин берег Камчатки от мыса Лопатки до Большерецка. В 1743 г. лейт. Хметьевский дал первое описание О. моря и в том же году геодезист Ушаков описал берег Камчатки от Большерецка до Тигила, а лейт. Хметьевский от Охотска до Гижигинска и в 1761-62 г. губы Гижигинскую и Пенжинскую. В 1789-93 гг. в О. море работал кап-лейт. Сарычев и описал значительную часть его берегов, а в 1787-89 г. кап-лейт. Фомин описал берега от Альдомы до китайской границы, а Елистратов берега Камчатки от Тигиля до Пенжинска. В 1790 г. Гвилев описал Курильские острова, а в 1803-1806 гг. Крузенштерн, описал между прочим Шантарские острова и часть Курильских. В 181719 гг. лейтенант кн. Шаховской произвел ряд описей О. моря и дал в 1820 г. первую порядочную карту моря. В 1829-30 г. работал в О. море лейтенант Козмин, производя промеры около устьев р. Уды и Шантарских о-вов. В 1843 г. снят берег от Аяна до Охотска. В течение 1845-48 гг. продолжаются работы в разных частях О. моря, а в 1848-51 гг. лейтенант Невельской открывает Татарский прол. После занятия побережья Японского моря главная гидрографическая деятельность переносится на его берега и исследование О. моря затихает. В 1866-71 гг. лейтенант К. С. Старицкий определил астрономически положение нескольких пунктов по берегам О. моря и сделал несколько промеров больших глубин с определением температур на глубинах. Эти работы были продолжены лейтенантом Онацевичем в 1875 г. В последующее время производились небольшие работы в разных местах О. моря офицерами военных судов. Однако, и до сих пор полного обследования этого моря как в гидрографическом, так и вообще в физико-географическом отношениях мы далеко еще не имеем. Лучшая карта издана главным гидрографическим управлением морского министерства.

Литература. Головнин, "Путешествие росс. шлюпа "Диана".... 1807-9 гг."; его же, "Сокращенные записки о плавании на "Диане"...": Крузенштерн, "Путешествие вокруг света в 1803-6 гг......."; Словцов, "Историч. обозрение Сибири"; Миддендорф "Путешестие..."; "Записки гидрографического Департамента" (т. IV); "Записки Главного Гидрографического Управления" (1888); "Морской Сборник" за разные годы (статьи: К. С. Старицкого, Онацевича и др.); Онацевич, "Собрание наблюдений, произведенных во время гидрографической командировки в Восточный океан, 1874-7 гг." (СПб., 1878); "China Sea Directory" (т. IV, 3 изд., 1894): С. О. Макаров, "Витязь" и Тихий океан" (СПб., 1894); Kaulbars, "Apercu des travaux geographiques en Russie" (СПб., 1889); Рыкачев, "Вскрытие и замерзание..."; Шренк, "О течениях Охотского, Японского..." (СПб., 1874); его же, "Очерк физич. географии Сев. Японского моря" (СПб., 1869).

Ю. Шокальский.

- уездн. гор. Ферганской обл., на горной речке Ак-бура, в юго-вост. углу Ферганской долины, у северных предгорий Алайского хребта, на высоте около 3330 фт. над ур. моря. Над старой частью О. возвышается гора Тахт-и-Сулейман, до 4 тыс. фт. вышиной, сложенная из палеозойских известняков с выходами диабаза; у подошвы ее мавзолей с гробницей Соломона, который, по туземному преданию, был основателем города. О. разделяется на две части, туземную и русскую; вторая обсаженная тополями и другими деревьями, отличается сравнительным благоустройством. Жителей в О. к 1 янв. 1896 г. 34445 (18331 мжч.): 388 православных и 34015 мусульман, остальные католики, протестанты, евреи и проч. Лошадей 730, ослов 455, рогатого скота 5065 голов, овец 4050; есть и верблюды. О. довольно важный пункт по торговле с Китаем и средоточие путей к китайской границе и на Памиры. 1 пивоваренный зав., с производством на 1200 р., 1 стеклянный - на 1970 р., 1 кирпичный на - 900 р. В 1895 г. торговых свидетельств выдано 1145. Город. доходы в том же году 41885 р., расходы - 27213 р., в том числе на народное образование 478 р. и на врачебную часть 3380 р. Больница на 15 кроватей с амбулаторией, местный лазарет; врач, 2 фельдшера и 3 оспопрививателя; церковно-приходское училище, русско-сартское училище, 4 мусульманских школы.

В. М.

Ошкуй

местное название белого медведя.

Число просмотров текста: 24561; в день: 6.88

Средняя оценка: Плохо
Голосовало: 4 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

1