Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Документация и справочники
Брокгауз и Эфрон
Энциклопедия Брокгауза и Эфрона - Сл-Сю

Слабоумие

В соответствии с разговорным значением слова "С.", оно в психиатрии служит техническим выражением для обозначения таких состояний душевного расстройства, при которых главный, выдающийся симптом заключается в ослаблении умственных способностей. Эта сторона душевной деятельности выражается преимущественно в умении правильно воспринимать внешние впечатления, перерабатывать их в представления и понятия, запоминать и своевременно воспроизводить их, связывать их в известном порядке согласно законам ассоциации идей и логики. Перечисленные психические отправления, определяющие собою интеллект в тесном смысле, могут нарушаться при душевных болезнях косвенным путем вследствие весьма разнообразных условий, напр. вследствие потери или помрачения сознания, или в зависимости от обманов чувств, или при вторжении бредовых идей в сознание; кроме того, умственные способности окажутся нарушенными, если последовательная смена представлений будет расстроена, напр. замедлена, как это бывает при меланхолии, или чрезмерно ускорена, как при мании. Однако, мы говорим о С. лишь тогда, когда имеем дело с непосредственным нарушением интеллектуальных отправлений, приводящим к недостаточности их. Слабоумным называют того, кто при ясном сознании, при отсутствии обманов чувств и бредовых идей, при более или менее ровном настроении, обнаруживает потерю или явное ограничение способности воспринимать внешние впечатления, перерабатывать их в мыслительный материал и пользоваться этим материалом для целесообразной деятельности. Конечно, С. может сопровождаться бредом, галлюцинациями, буйством и проч., но последние сами по себе не обусловливают того своеобразного состояния умственных способностей, которое зависит от непосредственного поражения их. Во многих случаях указанные симптомы помешательства при С. отсутствуют, и тогда одержимые им субъекты отличаются от нормы лишь постольку, поскольку их способность понимания ограничена. Иногда это ограничение обнаруживается лишь при близком знакомстве, при продолжительном наблюдении или при таких обстоятельствах, которые требуют от субъекта особого напряжения ума; при поверхностных столкновениях с людьми и при обычных условиях текущей жизни, известная степень С. может оставаться совершенно незаметной. Отсюда ведут постепенные переходы к таким степеням С., при которых субъект не может обходиться без постороннего руководства, и наконец к таким, где он не понимает самых элементарных вещей и производит впечатление бессознательного существа.

Конкретные проявления С., независимо от степени его, чрезвычайно различны, смотря по тому, составляет ли оно прирожденную болезнь или приобретается субъектом, который был первоначально здоров и успел достигнуть нормального развитая. В первом случае, когда ребенок рождается на свет с какой-нибудь неправильностью мозга, или когда таковая возникает в очень раннем возрасте, то развитие умственных способностей задерживается. Если задержка полная, то получается картина идиотизма, если же она неполная, то мы имеем дело с детьми, которые мало способны воспринимать воспитательные влияния и плохо поддаются школьному обучению. В зависимости от свойств и размеров мозгового недостатка, получается большая или меньшая степень отсталости от нормального развития, причем иногда не только мыслительные способности, но также речь сохраняют навсегда детский характер. Для прирожденного С., составляющего таким образом ряд переходных ступеней между идиотизмом и нормальными умственными способностями, обыкновенно употребляется техническое выражение "тупоумие" (imbecillitas). Другая обширная категория обнимает те случаи, где субъект от роду был здоров и затем впал в С. по болезни. Здесь иногда, сравнительно редко, С. возникает непосредственно, в виде остро развивающегося душевного расстройства. Эта форма помешательства носит название первичного излечимого С. (dementia primaria curabilis), ввиду того, что здесь мы имеем дело с душевным расстройством, поражающим здорового человека и обыкновенно проходящим спустя несколько месяцев, после чего умственные способности возвращаются. В громадном же большинство случаев приобретенное С. является вторичным, последовательным (dementia secundaria, consecotiva), а именно оно, составляет последствие, исход какойнибудь другой формы помешательства. Общее правило, допускающее сравнительно мало исключений, заключается в том, что если душевное расстройство не излечивается, то оно по истечении некоторого времени, нескольких месяцев или лет, приводит к упадку умственных способностей, в С. Последнее таким образом составляет исходную стадию неблагоприятно протекшего помешательства и остается уже на всю жизнь. Громадное большинство хронически-помешанных одержимо в большей или меньшей степени таким "вторичным С.". При этом С. могут надолго и даже навсегда сопутствовать другие симптомы той формы помешательства, которая имелась первоначально, но ввиду выступающего на первый план упадка умственных способностей эти симптомы - бред, галлюцинации, болезненное настроение и проч. - теряют свое значение.

Обыкновенно вторично-слабоумных делят на две категории - апатичных и беспокойных, хотя они представляют большое разнообразие, определяемое тем, насколько они сохраняют или теряют свой прежний умственный и нравственный облик, насколько их способность к логическим операциям только понижается или совсем извращается, насколько у них сохраняются сознание, память, прежние привычки и т. п. Одни вторично-слабоумные отличаются от того состояния, в котором они были до развития душевной болезни, лишь равнодушием, потерею энергии, ослаблением интереса к своим делам и своим близким, понижением сообразительности, но при этом внешнее поведение их не представляет заметных уклонений от нормы, и они могут быть еще полезными работниками при надлежащем руководстве. Другие же становятся совершенно инвалидными, неопрятными, теряют память обо всем, не узнают никого, не сознают даже своей личности и требуют постороннего ухода, как малолетние дети. Переходы между такими крайностями видоизменяются еще примесью других симптомов перенесенной формы помешательства. Анатомическая причина вторичного С. заключается в атрофических, разрушительных изменениях микроскопических элементов мозговой коры, причем разрушенные элементы не возмещаются новыми, и ослабление умственных способностей, наступившее как исход неизлечённого помешательства, остается навсегда. Есть еще несколько разновидностей С., отличающихся некоторыми особенностями. А именно, при различных заболеваниях головного мозга, т. е. таких, которые распространяются на более значительную область мозговой ткани, преимущественно при поражении мозговой коры, совместно с нарушением определенных мозговых отправлений (параличами, судорогами, расстройством речи и пр.) часто наблюдается упадок интеллекта с ослаблением памяти, сообразительности, умственной энергии и вообще со всеми атрибутами С. Но в этих случаях С. не сопровождается теми проявлениями помешательства, которые примешиваются к нему при рассмотренном выше вторичном С., потому что субъект был психически здоров до появления мозгового страдания. Поэтому такое С. легко различается от вторичного и выделяется в особую категорию под названием "С. на почве органического поражения мозга" (dementia е laesione cerebri organica). Оно наблюдается вслед за мозговым ударом, если поражение мозговых сосудов, вызвавшее последний, распространяется дальше; затем при опухолях мозга, сифилитических процессах. в мозгу, размягчении мозга и т. п. При хроническом разлитом воспалении мозговой коры, лежащем в основе прогрессивного паралича, упадок умственных способностей составляет столь постоянный и выдающийся симптом, что для этой болезни принято также равнозначащее название "паралитическое С.".

Наконец, как особая форма помешательства различается еще так назыв. "старческое С.". Особенности этой формы заключаются в том, что под влиянием старческого возраста в психической сфере, а также в мозгу, происходят некоторые изменения, причем душевные расстройства у стариков получают оттенок, не свойственный тем же самым формам в молодом или зрелом возрасте. Особенно характерно для старческого С. расстройство памяти: новые впечатления, воспринимаемые больным старческим мозгом, почти сейчас же забываются, а воспоминания о давно прошедшем сохраняются, но неправильно локализируются во времени. Поэтому такие больные живут как бы в фантастическом мире, сочетанном из отрывочных воспоминаний прошлого, переносимых в настоящее, причем реальная действительность, кроме того, извращается обманами чувств и бредовыми идеями преследования и величия. Старческое С. также обусловлено органическими изменениями мозговой ткани и не поддается исцелению.

П. Розенбах.

Славки

(Sylvia) - род славковых птиц (Sylviidae), характеризующийся округленным, слабым клювом, слегка закругленными крыльями, первое маховое перо которых значительно короче половины второго, хотя ясно выдается из-за верхних кроющих перьев, а третье и четвертое маховые перья - длиннее остальных. Хвост двенадцатиперый, широкий, округленный. Из 23 довольно бледно и однообразно окрашенных видов С. большинство живет в палеарктической области, в лесах и садах, как перелетные птицы. Гнезда вьют всегда в кустарниках, низко над землею, из сухих стебельков, корней трав и растительного пуха, часто с выстилкою из конского волоса, иногда и без всякой выстилки. За хорошее пение часто держатся в клетках. Неволю переносят обыкновенно хорошо и привыкают к разнообразному корму. Восемь видов встречаются в Европе. Крупнейший из них, ястребиная С. или пересмешник (у спб. птицеловов - S. nisoria), распространена в средней и южной Европе; держится в местностях, покрытых невысокими кустарниками. С. ястребиная сверху серого цвета, снизу - светлая с серыми поперечными пятнами у старых птиц; наружные рулевые перья с белою каймою. Ноги желтые. Дл. 18 стм. Кладка из 5 сероватых яиц с более темными пятнышками.

Пение С. ястребиной хуже пения других С. В свою песню она обыкновенно вводит отдельные строфы из песней других птиц, особенно лучше, чем она, поющих - черноголовой и серой С., держащихся в тех же местностях (отсюда и название "пересмешник"). Серая С. (S. cinerea) распространена больше. Она встречается повсеместно в Европе, кроме северных окраин, также в Алтае, Туркестане, Кавказе, Персии и Малой Азии. Серая С. коричнево-серого цвета, голова более чистого серого, горло белое; нижняя сторона тела светлая, с винно-розовым оттенком на груди и рыжеватым на боках. Ноги желтые. Кладка из 5 желтоватых, зеленоватых или голубоватых яиц с серыми пятнами. Дл. 15 стм. Черноголовая С. (S. atricapilla) одна из лучших певчих птиц европейских садов и светлых лесов. Отличается интенсивно черною у самцов и красно-бурою, у самок и молодых птиц, шапочкой на голове. Остальное оперение серого цвета, более светлое на нижней стороне тела. Ноги серые. Дл. 15 стм. Кладка из 5 блестящих, обыкновенно розоватых яиц с темными бурыми пятнышками и черточками. Два другие обыкновенные среднеевропейские вида: садовая С. (S. hortensis; сверху оливко-серого цвета; дл. 16 стм.) и С. замрушка или С. пересмешка (S. corruca; сверху светлого буровато-серого цвета с пепельно-серою головою; дл. 14 стм.). Ю. В.

Слепни

- название насекомых из отряда двукрылых, относящееся или к целому семейству Tabanidae, или в более узком смысле к одному из родов в этом семействе  - Tabanus. Сем. С. принадлежит к подотряду короткоусых (Brachycera) и заключает в себе мух большой или средней величины. Голова С. короткая, спереди выпуклая; довольно длинные усики имеют кольчатый последний членик; хоботок самок с 4 сильно развитыми колющими щетинками, при помощи которых С. прокалывают кожу животных, кровью которых они питаются; у самцов С., как у многих других двукрылых, напр. комаров, колючие щетинки бывают неразвиты и поэтому они питаются не кровью, а соком растений и нектаром цветов. Глаза С. блестящие и переливают различными цветами; название С. произошло, вероятно, вследствие того, что в то время, когда они сосут кровь, их можно снимать руками с животных, так что они кажутся как бы слепыми. Довольно длинное и широкое брюшко состоит из 7 члеников; на крыльях 3-я продольная жилка является разветвленной.

Личинки С. удлиненные, с мясистыми бородавками на брюшных кольцах представляющими рудиментарные брюшные ноги. Одни из личинок живут в воде, другие в земле и под корой деревьев, главным образом в ходах личинок различных жуков, которых они поедают; личинки, живущие в воде, питаются, по всей вероятности, главным образом моллюсками (Planorbis и др.). Местопребывание С. связано, вследствие образа жизни личинок, с водой и лесом; взрослые насекомые любят посещать лужи с водой и забирают при помощи хоботка капельки воды. В некоторых местностях С. представляют собой страшный бич для скота и людей; кроме того, известно, что при укусе С., так же как и другие мухи, могут ввести в кровь животного яд сибирской язвы и т. п. Семейство С. заключает в себе очень большое число видов, водящихся во всех широтах, хотя на юге число видов больше, чем на С. Центральный род Tabanus имеет следующие характерные признаки: усики такой же длины, как голова или чуть длиннее и имеют на третьем членике боковую вырезку; брюшко такой же ширины или немного шире груди; крылья в покое остаются полураскрытыми. С. бычачий (Tabanus bovinus), один из обыкновенных и крупных видов С., достигает длины 24 мм., темно-бурого цвета с грудью, покрытой желтоватыми волосками и черноватыми полосками; сегменты брюшка сверху с белым треугольником посредине и окаймлены сзади красно-желтой полоской; крылья слегка буроватые. Олений С. (Tab. tarandinus), водящийся в тундрах сев. России, является настоящим бичом для северных оленей. Другие виды рода Tabanus, а также близких ему родов - дождевки (Haematopota) и златоглазки (Chrysops) сходны по образу жизни с бычачьим С. Лучшим средством для предохранения скота от нападения С. служит обмазывание животных ворванью; в последнее время был предложен способ уничтожения С., основанный на том, что С. любят посещать лужи с водой и набирать воду; на поверхность луж наливают слой керосина, вследствие чего С. прилипают к поверхности лужи и погибают или даже, если и бывают в состоянии улететь, то скоро гибнут, так как керосин смачивает их и проникает в тело через дыхальца (см. Порчинский, "С. и простейший способ их уничтожения", 1898).

М. Римский-Корсаков.

Слизистая оболочка

выстилающая полость рта, глотки, пищевода и всего желудочно-кишечного канала, полость желчного пузыря, носа, дыхательных путей и пр. и пр. Она то кажется гладкою, то образует целый ряд продольных или поперечных складок, или же складки, пересекаясь друг с другом, составляют сеть. Свободная поверхность С. оболочки, смотря по характеру того или другого органа, представляется гладкою, или она усажена небольшими выпячиваниями, сосочками (papillae), или же покрыта большими, заметными невооруженным глазом, конической или цилиндрической формы придатками, ворсинками (villi). Поверхность С. оболочки постоянно выстлана эпителием, который может быть или в виде многослойного мостовидного эпителия, или в форме цилиндрического однослойного и многослойного мерцательного эпителия, или, наконец, имеет вид простого однослойного цилиндрического эпителия. Сама С. оболочка состоит из соединительной ткани и обыкновенно подразделяется на собственно С. оболочку и так назыв. подслизистую оболочку. Первая образуется тоненькими пучечками соединительнотканных фибриллей, которые то переплетаются друг с другом в разных направлениях, то идут преимущественно в одном каком-либо определенном направлении и составляют более или менее плотную ткань. Между пучками соединительнотканных фибриллей в большинство случаев помещаются сети тонких эластичных волокон, а равно различного рода клетки соединительной ткани и лейкоциты. В некоторых органах, в языке, тонкие пучки соединительнотканных фибриллей, переплетаясь между собою, образуют род сеточки (reticulum). Собственно С. оболочка постепенно переходит в подслизистую оболочку, в состав которой входят те же элементы. Промежутки между пучками соединительнотканных фибриллей занимает полужидкое, не дифференцированное основное вещество. Толщина самой С. оболочки, а равно и каждого ее отделов, в разных органах бывает различна. В ткани С. оболочки помещаются особенные железистые аппараты (железы), приготовляющие различного рода секреты (богатые белком или слизью жидкости, желудочный и кишечный соки и пр.), смотря по функции того органа, который выстилает означенная оболочка. Выводные протоки (трубки) желез открываются небольшими отверстиями на свободную поверхность С. оболочки, куда и попадает прежде всего вырабатываемый железами секрет. Ввиду того, что в большинстве случаев в состав секрета, выделяемого железами, входит слизь, которая, кроме того приготовляется еще известными (слизистыми) клетками эпителия, покрывающего поверхность С. оболочки некоторых органов (желудка, кишек и пр.) означенная оболочка и получила свое название. Кроме железистых аппаратов, в С. оболочке различных органов имеются то постоянные, то лишь временные скопления лимфоидных телец (лейкоцитов). Такие скопления их или просто располагаются между пучками соединительнотканных фибриллей С. оболочки, не отграничиваясь резко от окружающих частей, или же ими составляются резко отграниченные образования, известные под названием лимфатических узелков, фолликулов, или "солитарных желез" прежних авторов. Обыкновенно лимфатические узелки располагаются в собственно С. оболочке или, помимо того, занимают еще большую или меньшую часть подслизистой оболочки, причем верхушка их достигает самого эпителия С. оболочки, который в таком случае является пронизанным лейкоцитами, выселяющимися в полость органов. Нередко в одном каком-либо месте С. оболочки скопляется много лимфатических узелков, вследствие чего сама С. оболочка в означенном месте кажется более или менее утолщенной. Подобные места находятся в С. оболочке кишек в полости рта и пр. Кроме того, в С. оболочке некоторых органов часто располагаются, на границе между собственно С. и подслизистой оболочками, один или два тонких слоя гладких мышечных волокон, составляющих так назыв. "muscularis mucosae". С. оболочка всех вообще органов содержит значительное количество кровеносных, лимфатических сосудов и нервов, которые распределяются в ней различно, смотря по строению и функции означенного органа. В большинстве случаев сети кровеносных капилляров помещаются непосредственно под эпителием С. оболочки, а лимфатические капилляры располагаются более глубоко, под сетью кровеносных капилляров. Нервы относятся к симпатическим нервным волокнам, к которым примешивается, сравнительно, незначительное количество цереброспинальных волокон, причем по ходу симпатических стволиков располагаются симпатические ганглии и отдельные клетки. Симпатические волокна снабжают своими концевыми разветвлениями гладкие мышечные волокна и железы С. оболочки, а цереброспинальные волокна оканчиваются чувствительными аппаратами под эпителием и между клетками самого эпителия.

А. Догель.

Слизни

или слизняки - представители двух семейств наземных легочных моллюсков (Stylommatophora), а именно Limacidae и Arionidae. Тело их лишено наружной раковины, но под мантией имеется рудиментарная не спиральная раковина в виде известковой пластинки или, у некоторых Arionidae, - нескольких известковых зерен. Челюсти у Limacidae без ребрышек, у Arionidae с сильно развитыми ребрами. Представители этих семейств живут во всех поясах обоих полушарий, держатся преимущественно в сырых местах и питаются как растительными, так и животными веществами. Пожирая растения (овощи, ягоды и т. п.), некоторые С. могут приносить ощутительный вред. Наиболее обыкновенны из сем. Limacidae роды Limax и Amalia; у первого заостренное на конце тело не имеет на спине гребня позади мантии, которая покрыта концентрическими линиями, у второго на спине сильно развитый гребень. К первому относится напр. С. большой (Limax mаximus L.), cеpого или желтовато-белого цвета, с продольными черными полосками или пятнами, с мантией, испещренной черными пятнами, и всегда одноцветной серой или желтосерой подошвой. Достигает в длину 6 дюймов; водится в Европе и на Мадейре, а также завезен в Соед. Шт. Северной Америки. Мало подвижен; потревоженный, втягивает голову под мантию. Выделяет обильную тягучую слизь, на нитях которой может подвешиваться. Яйца откладываются кучками. С. полевой (L. agrestis L.), с морщинистой кожей и коротким гребнем на узком хвосте, от беловатого до краснобурого цвета, одноцветный или испещренный бурым, с бледной, посередине сероватой ногою, длиною до 3 дюймов; водится в Европе и на соседних островах, на Кавказе, в Алжире и Соединенных Штатах Сев. Америки (куда завезен). Сравнительно с предыдущим очень подвижен, отличается сильным размножением и причиняет большой вред огородам. Подобно некоторым другим С. может спускаться с ветвей на слизистой нити. К роду Amalia относится, напр., A. marginata Drap., от желтоватого до бурого цвета с черными пятнами и с одноцветной подошвой, длиною 2  - 2 1/2 дюйма; водится в Средней и Южной Европе. К роду Arion из сем. Arionidae относится A. rufus L. s. empiricorum Fer., толстый, морщинистый, несколько закругленный на обоих концах, одноцветный или полосатый, цвет обыкновеннно красно-бурый с черноватой головой, подошва с темными краевыми зонами, длина 4 - 5 дюймов. Водится в Европе и на соседних островах. Сильно вредит огородам; кроме растений поедает и всякие разлагающиеся животные вещества. Многочисленные яйца откладываются поодиночке в землю.

Н. Кн.

Словообразование

(нем. Wortbildung) - то же, что "морфология": отдел грамматики, трактующий о формальном составе слов.

Сложноцветные

(Compositae, Synanthereae) - название самого обширного семейства растений, заключающего в себе более 11000 видов, т. е. около 1/10 всех цветковых растений. Главный отличительный признак этого семейства состоит в том, что у него, как показывает самое название, цветы как бы сложные, т. е. то, что в общежитии называется цветком, представляет на самом деле целое соцветие из мелких цветочков. Эти цветочки сидят на общем ложе, то есть расширенном конце цветоножки, имеющем плоскую, вогнутую или выпуклую поверхность и окружены общей обверткой, т. е. как бы общей чашечкой, состоящей из одного или нескольких рядов прицветников. Отдельные цветочки обыкновенно очень невелики, иногда чрезвычайно мелкие, всего в 2 - 3 мм. длиною. Они состоят из нижней завязи, одногнездой и односемянной, на верхушке которой прикреплен сростнолепестный венчик. У основания этого последнего обыкновенно находят ряд волосков или щетинок, или несколько зубчиков, или хотя бы перепончатую кайму. Эти образования соответствуют рудиментарной чашечке. Самый венчик представляет два наиболее распространенных типа: трубчатый, с правильным пятизубчатым отгибом, и неправильный, так называемый язычковый, причем все пять его долей срастаются в одну пластинку, отогнутую в одну сторону. У очень многих растений описываемого семейства головки состоят только из трубчатых цветочков, как, напр., у васильков, лопуха, волчеца, артишока и др., вообще у всего отдела Суnагеае. У других же, как одуванчика, козельца, скорзонеры, латука, цикория и др., которых соединяют в особую группу Ligulifloraae, все цветы язычковые. Наконец, у третьих в каждой головке находятся цветы двоякого рода, именно по окружности язычковые, а в центре трубчатые, как это мы видим у подсолнечника, астры, георгины, ноготков, бархатцев, ромашки и пр. Можно упомянуть еще про третий тип венчика, именно двугубый, в котором три доли венчика направлены в одну сторону, а две остальные в другую. Этот тип свойствен группе мутизиевых (Mutisieae), которые распространены главным образом в Андах Южной Америки. Впрочем, один вид из этой группы (Gerbera Anandria Schultz-Bip.) встречается в Восточной Сибири. Тычинок у всех С., за редкими исключениями, пять; они прирастают своими нитями к трубке венчика, а пыльниками срастаются в одну полую трубку, окружающую столбик. Последний кончается двураздельным рыльцем различного устройства. У всех цикорных (Liguliflorae) и большей части артишоковых (Cynareae) все цветки обоеполые, т. е. заключают в себе и тычинки и пестик. У некоторых видов из последней группы, однако, крайние цветочки делаются бесплодными, как, напр., у василька (Centaurea). У остальных С. краевые язычковые цветы бывают, вследствие недоразвития тычинок, женскими, а иногда, вследствие атрофии завязи, совсем бесполыми. Средние же трубчатые цветочки в большинстве случаев обоеполы, иногда же, от недоразвития завязи, превращаются в мужские. Наконец, у некоторых видов, как напр. у южноамериканского рода Leptocarpha, все краевые цветочки бесполы, а все средние трубчатые на одних экземплярах превращаются в мужские, а на других в женские.

Опыление С. обыкновенно совершается посредством насекомых. Пыльники трескаются продольными щелями, открывающимися внутри пыльниковой трубки. В это время столбик скрыт еще внутри венчика, достигая своей верхушкой лишь основания пыльников. Затем он начинает быстро удлиняться и своим верхним концом, или особыми волосками, одевающими его, подобно шомполу, вычищает всю внутреннюю поверхность пыльниковой трубки и всю пыльцу выносит наружу. Здесь пыльца прилипают к ножкам насекомых, посещающих цветы и разносится ими на другие головки. У некоторых видов этот процесс облегчается еще сильной раздражимостью тычиночных нитей, как напр. у василька, видов чертополоха и пр. Когда насекомое, стремясь проникнуть к нектарию, скрывающемуся на дне трубки венчика, прикасается хоботком к нитям тычинок, то они сильно сокращаются; таким образом пыльниковая трубка сама быстро надвигается на конец столбика, который и выносит пыльцу наружу. Весьма немногие виды С. опыляются посредством ветра. Плод С. представляет так называемую семянку, т. е. одногнездный односемянной, нерастрескивающийся орешек с кожистой или деревянистой оболочкой. При этом те волоски или щетинки, которые окружали основание венчика, превращаются в хохолок, служащий как бы парашютом и позволяющий семянкам далеко разноситься по ветру. У других же видов на конце семянки развиваются два или три шипика с обращенными назад зубцами (как у череды, т. е. Bidens). Посредством этих шипиков семянки прицепляются к шерсти животных или платью человека и таким образом разносятся на далекое расстояние. Сравнительно у немногих видов С. нет никаких особых приспособлений для разноса плодов. Семена С. всегда без белка, с очень маслянистыми семядолями. К С. принадлежат главным образом травянистые растения, однолетние или многолетние, реже кустарники или деревца. Листья у них очередные, весьма редко супротивные. С. распространены по всему земному шару, но особенно важную роль они играют в Северной Америке. Также в средней Азии и по всей южной Европе они обитают в значительном количестве, но по направлению к северу число их видов значительно убывает. Многие виды С. принадлежат к важным культурным растениям. Среди них первое место занимает подсолнечник (Нelianthus annuus), родом из Мексики, отличающийся самыми крупными головками из всего семейства С. (иногда до 30 стм. в диаметре). Его семена идут на приготовление масла, а также употребляются как лакомство. Подсолнечник разводится в большом количестве в черноземных степных губерниях России, в средней же России сажается только в огородах. Другой вид этого же рода, Helianthus tuberosus, топинамбур или земляные груши, разводится ради своих подземных клубней, которые употребляются, как овощ. Сафлор (Carthamus tinctorius) возделывается для двоякой цели: из семян его выжимают очень хорошее масло, а из венчиков добывают ценную желтую краску. Мадия (Madia sativa) разводится для семян, из которых добывается масло. В огородах разводятся из С. козелец (Tragopagon porrifolius), скорзонер (Scorzonera hispanica), латук (Lactuca sativa), эндивий (Cichorium endivia), цикорий (Cichorium intybus), артишоки (Cynara scolymus), кардоны (Cynara cardunculus) и др. В цветниках: георгины (Dahlia variabilis), астры (Aster chinensis), маргаритки (Bellis perennis), циннии (Zinnia elegans), кореопсис (Coreopsis tinctoria), бархатцы (Tagetes, несколько видов), ноготки (Calendula officinalis) и нек. др. Многие виды С., вследствие горького вкуса и ароматических веществ, употребляются в медицине, как напр. полынь (Artemisia), один вид которой (Artemisia absinthium) дает известный абсент, Artemisia cina дает цитварное семя, известное противоглистное средство; Artemisia dracunculus дает известный овощ - эстрагон. Тысячелистник (Achillaea Millefolium), ромашка (Matricaria chamomilla), римская ромашка (Anthemis nohiгs) и арника (Arnica montana) принадлежат к известным лечебным растениям. Персидская ромашка (Руrethrum roseum) дает так называемый персидский или далматский порошок, получающийся от растирания в мелкий порошок цветочков и употребляющийся от насекомых. С. Коржинский.

Слоновая кость

(Ivory, Ivoire) - с древних времен составляла драгоценный материал для выделки предметов роскоши. Древние греки делали даже колоссальные статуи из С. кости: остатков этих произведений искусства до нас не дошло, но есть предположение, что они были из дерева и лишь покрыты С. костью (Quatremiere de Quincy, "Le Jupiter Olympien", Пар., 1815). В настоящее время материал этот становится год от году все более и более редким, и употребляется лишь на мелкие вещи и украшения, благодаря способности легко поддаваться резцу и полировке. Главным источником С. клыков служит Африка: лучший сорт вывозится из Гвинеи; он в свежем виде полупрозрачен, тверд и менее других желтеет со временем. С восточного берега, чрез Абессинию и порты Черного моря вывозят частью прямо в Европу, частью через Бомбей, сорт похуже - мало прозрачный, цветом потемнее, часто в поломанном и растресканном виде и более способный желтеть. Из Индии и Индо-Китая С. кость вывозится больше в Китай; дамская С. кость считается самым лучшим, но редким сортом. Клыки, поступающие в продажу, достигают 2, 5 м. длины и веса в 90 кгр., хотя преобладают штуки весом менее 10 кгр. Обыкновенно клыки изогнуты по дуге круга, хотя попадаются, и двоякой кривизны, наподобие бычачьего рога; у основания, почти на половину длины, они трубчатые, но пустота постепенно суживается, а стенки ее утолщаются, к острому концу. Разрез обыкновенно приблизительно эллиптичесий (5: 4); строение напоминает дерево; кора обыкновенно мм. 3 толщиною и мало отличается от массы, но иногда бывает толще и темная. Свежеразрезанный клык также ссыхается как и дерево, но заметное изменение размеров происходит и вдоль волокон; высушивание необходимо производить очень медленно, иначе получаются трещины. Распиливают С. кость очень тонкой пилою с довольно крупными, но мало разведенными зубцами, смачивая водою, потому что нагревание пилы вызывает трещины в материале. Материал этот так дорог, что все обрезки собирают, а при обработке на токарном станке стараются не обращать лишнее в стружки, а отрезывать кольца. Режущие инструменты при обработке С. кости должны скорее скоблить, чем резать стружку, из опасения испортить дорогой материал.

Шлифуют С. кость хвощем, с водою, затем отмоченной пемзою с водою, на войлочной "кукле" для гладких поверхностей и щетке - для гравированных. Для полировки употребляют трепел или мед на тряпке, с мыльной водою. С. кость легко окрашивается с помощью анилиновых красок и других обычных красильных веществ, причем протравою служит оловянная соль, квасцы и т. п. Лучшим клеем для С. кости служит рыбий клей, распущенный в слабом винном спирте, к нему часто прибавляют цинковых белил, чтобы шов не отличался цветом. Все средства размягчить С. кость портят ее: она содержит, как и простая кость, фосфорнокислую известь, но в меньшей пропорции, от 56 - 59%, и органическое вещество, дающее желатину при кипячении с водою. Поэтому, в разбавленной азотной кислоте или лучше в фосфорной кислоте 1,13 уд. вес. С. кость размягчается вследствие растворения части извести и становится полупрозрачной. В таком виде ее можно сгибать и формовать, а затем по удалении кислоты, в горячей воде, она опять становиться подобной своему прежнему виду, но далеко не вполне. Чтобы выбелить пожелтевшую С. кость, надо выставить ее в течение нескольких дней на свет, погрузив в стеклянный сосуд со скипидаром; иногда на дне выделяется при этом водянистая жидкость, разъедающая кость, поэтому отбеляемые предметы надо класть на подставки. Суррогатов С. кости довольно много: почти ничем не отличается от нее ископаемая мамонтовая кость, добываемая в тундрах Сибири, на берегах Лены. Клыки моржей несравненно меньше и желтые, но, по свойствам своим, очень близки к С. кости. Клыки и другие зубы гиппопотама покрыты очень твердой эмалью (которая отсутствует на бивнях слона), так что ее приходится сошлифовывать или скалывать, но внутренняя масса очень похожа на С. кость, только белее, с синеватым оттенком и тверже. Она идет на приготовление искусственных зубов. Зубы кашалота, в виде небольших эллипсоидов, тоже дают желтоватую и твердую С. кость, годную для мелких поделок. Зубы слона и других больших животных слишком неоднородного строения, хотя тоже изредка идут в дело. Искусственная С. кость удачно приготовляется из соответственно подкрашенного целлулоида, но отсутствие характерного строения и способность электризоваться и притягивать легкие клочки бумаги легко позволяют отличить ее от настоящей. Другой род искусственной С. кости приготовляется обработкой картофелин сырною кислотою такой крепости, что клетчатка обращается в бумажный пергамент; подробности производства этого пока не опубликованы. Ср. Holtzapffel, "Turning and mechanical manipulation" (т. 1); Ander, "Die Verarbeitung der Horner, Elfenbein..." ("Hartitebens Ch.-Tech. Bibl.", гл. XVI).

В. Лермантов.

Слоновая кость обращается на всемирном рынке с незапамятных времен, но большого промышленного значения не имеет. Под именем С. кости в продаже встречаются не только клыки слона, и клыки и зубы других крупных животных, как, напр., мамонта, гиппопотама, нарвала, моржа и др.; она состоит из 24% животных веществ, 11% воды, 64% фосфорнокислой извести с примесью небольшого количества углекислой извести. С. кость употребляется для приготовления искусственных зубов, мелких токарных изделий, ценных украшений и пр.; поставляется она на всемирный рынок преимущественно из западного берега Африки (одна его часть даже называется Берегом С. Кости) и из Индии; Сибирь поставляет мамонтовую кость; клыки морских млекопитающих идут главным образом из Великобритании, Канады, Швеции и др. мест. Обработка С. кости сосредоточивается преимущественно в Антверпене, Лондоне и Ливерпуле; в последнее время Соединенные Штаты также начинают пользоваться С. костью для разных подделок. Западный берег Африки дает в год около 500 тонн С. кости на сумму около 6 милл. фр. В 1897 г. оттуда вывезено 504 т., в том числе из Судана 32 т., Конго - 317 т., Габона и Камеруна - 43, из Мозамбика и германских владений - 101 т. и пр. Европа получает в год около 600 т. С. кости; около половины этого количества идет в Великобританию, а другая половина распределяется по континенту. В 1897 г. продано в Лондоне 246 тонн С. кости, в Ливерпуле - 50 и в Антверпене - 280 т. Цена на С. кость падает довольно быстро, благодаря тому, что настоящая С. кость на рынке встречает сильную конкуренцию со стороны более дешевых суррогатов - так назыв. искусственной С. кости и растительной С. кости. Десять лет тому назад С. кость животного происхождения в среднем продавалась в Антверпене по 24 фр. за кило, а теперь цена ее понизилась до 10 фр. В 1898 г. в Англию ввезено С. кости 500 т. на 410 тыс. фн. ст., а в Соединенные Штаты 135 т. на 628 тыс. долл. Под именем растительной С. кости известно в продаже чрезвычайно похожее на животную кость белое твердое вещество, получаемое в Перу из семян одного растения, известного на месте под именем "головки негра" (Cabeza di negro). Каждый плод дает по четыре зерна, величиною с голубиное яйцо. Из растительной С. кости приготовляются преимущественно пуговицы, запонки и пр. В Соединенные Штаты в 1898 г. ввезено 5000 тонн растительной С. кости, на сумму 115 т. дол. В среднем этот товар ценится около 75 коп. за пуд. С. Г.

Слоны

(Elephantidae) - единственное из двух известных семейств отряда хоботных млекопитающих (Proboscidea), имеющее представителей и в современной фауне. К нему принадлежат 2 рода: Elephas с двумя современными видами (Е. indicus и Е. africanus) и многочисленными ископаемыми, из которых дольше всего существовал в Европе мамонт (Е. primigenius) и вымерший род Mastodon (мастодонт) с 50 приблизительно видами. Громадные животные с массивным и коротким туловищем, прямыми столбообразными толстыми ногами, короткой шеей и большой, но довольно пропорциональной головой. Толстая кожа покрыта у современных С. только редко рассеянными волосами; мамонт обладал длинной шерстью с густым подшерстком. Нос вытянут в подвижный хватательный и осязательный орган хобот; он разделен вдоль перегородкой на два канала, ведущие в носовые полости, и несет на своем конце наружные носовые отверстия, а над ними особый пальцеобразный придаток, с помощью которого может захватывать мелкие предметы. Глаза маленькие, уши большие, висячие. Между глазами и ухом с каждой стороны по височной железе, выделяющей во время течки пахучую жидкость. Ноги заканчиваются пятью сросшимися друг с другом пальцами и опираются на землю, кроме 5 плоских копыт, еще и небольшой лежащей позади них подошвой. Сосков два, на груди.

Череп взрослого С. отличается при относительно небольшой длине значительной высотой. Сравнительно с размерами черепа черепная полость очень невелика и далеко не выполняет его. Черепные кости громадной толщины и содержат между наружной и внутренней пластинками плотного костного вещества обширные воздушные полости, превосходящие местами высоту черепной полости. Такие воздушные пространства имеются кроме костей черепной крышки в носовых костях, в челюстных в межчелюстных, во всех костях, образующих твердое небо и ось черепного дна, в непарной носовой (mesethmoidale) и в сошнике; особенно развиты лобные пазухи (sinus frontalis), которые продолжаются через теменные и височные кости до затылочных мыщелков. В очень молодом возрасте, когда кости не так толсты и воздушные пространства в них не развиты, черепная полость имеет уже почти такие же размеры, как у взрослого животного. С возрастом она очень мало увеличивается; нарастают только наружные размеры черепа и притом преимущественно в высоту; швы между отдельными костями почти все зарастают и первоначально отдельные воздушные полости вступают друг с другом в сообщение. Носовые отверстия расположены очень высоко и обращены вверх и наружу; они вытянуты справа налево и сплющены сверх вниз. Межчелюстные кости ограничивают их снизу. Скуловые кости образуют только среднюю часть скуловых дуг., а передняя часть их образована верхнечелюстными костями. Нижняя челюсть отличается длиною восходящих ветвей; передние сросшиеся концы ее обеих половин (Symphisis) вытянуты у р. Elephas в заостренный выступ. Резцов у р. Elephas только два в верхней челюсти; они превращены в длинные бивни, не имеют корней и обладают неопределенным ростом; вещество их (слоновая кость) состоят из особенно плотного дентина; эмалевый слой имеется у современных только на самой вершине бивня, но у некоторых вымерших он продолжается оттуда вдоль бивня в виде полос незначительной ширины. У многих видов мастодонтов имелась пара бивней и в нижней челюсти, только значительно менее развитых. Бивни имеют своих молочных предшественников небольших размеров и очень рано выпадающих. Клыков нет. Коренных с каждой стороны сверху и снизу по шести, но одновременно функционируют 1 или 2; стирающиеся передние зубы последовательно замещаются задними. Молочных, т. е. вертикальных, предшественников коренные зубы не имеют. Они построены по типу так наз. сложных зубов, т. е. состоят из многочисленных поперечных пластинок (складок) дентина, покрытых эмалью и спаянных цементом. Исходной формой, из которой постепенно выработалось такое строение зубов, являются зубы мастодонтов. У древнейших видов жевательная поверхность их покрыта поперечными рядами бугров, одетых толстым слоем эмали. - У более новых форм число поперечных рядов бугорков становится больше; сами бугорки, сливаясь друг с другом, превращаются в поперечные складки, их эмалевый слой утончается, а в углублениях между ними отлагается цемент. Подобное же строение имеют зубы некоторых ископаемых С.; у других, а также у современного африканского С. складки дентина становятся выше, оставаясь сравнительно немногочисленными и широкими; наконец, у азиатского С. и некоторых ископаемых, в том числе у мамонта, складки дентина наиболее узки, высоки и сближены друг с другом и число их достигает своего maximum.

Позвонков у р. Elephas 7 шейных, 19 - 21 спинных, 3 - 4 поясничных, 4 крестцовых и 26 - 33 хвостовых. Ключиц нет. Бедренные и плечевые кости отличаются своей длиной сравнительно с остальной частью конечностей. При спокойном положении животного они имеют вертикальное направление. Локтевая и лучевая кости вполне самостоятельны так же, как и большая и малая берцовые; локтевая массивнее лучевой и перекрещивается с нею. Кисть и стопа коротки; наиболее развит 3 палец; число фаланг полное, за исключением первого пальца, состоящего из 1 фаланги; число копыт не всегда отвечает числу пальцев (5). Головной мозг по форме своей напоминает мозг грызунов; большие полушария имеют много извилин; они не прикрывают мозжечка. Верхних полых вен две. С обеих сторон имеется по надартериальному бронху. Желудок простой, печень небольшая без желчного пузыря, слепая кишка чрезвычайно сильно развита. Семенники остаются в брюшной полости. Матка двурогая. Плацента зонарная (поясная) с отпадающей оболочкой (decidna). Остатки древнейших представителей рода Elephas найдены в верхнем миoцене Остиндии (Е. insignis, Е. cliftii); по строению коренных зубов они приближаются к мастодонтам. В Европе появились в плиоценовую эпоху С., напоминающие строением зубов современного африканского (Е. meridionalis в Италии и Франции). Среди плиоценовых форм Индии Е. planifrons соответствует европейскому Е. meridionalis, тогда как другие (Е. hysudricus) представляют точное родство с современным азиатским С. В четвертичный период появляются формы, коренные зубы которых построены по типу азиатского С.: Е. primigenius, Е. armeniacus в Старом Свете и Е. columbi в Америке. Рядом с ними продолжают существовать в Европе и формы типа африканского С. (Е. antiquus, Е. mnaidriedsis, Е. melitensis), но они сосредоточены в области Средиземного моря, тогда как формы азиатского типа (Е. primigenius) пользовались широким географическим распространением по всему европейско-азиатскому материку. Формы африканского типа вымерли раньше форм азиатского. Мамонт и родственные формы (Е. columbi) были в ледниковую эпоху современниками доисторического человека в Европе и в Америке. Д. Педашенко.

Слон

(Elephas) - единственный современный род отряда хоботных (Proboscidea) млекопитающих с двумя видами Е. indicus (азиатский С.) и Е. africanus (африканский С.). Азиатский слон. Длина тела от конца хобота до конца хвоста 7 метров, из которых 2 приходятся на хобот и 1, 5 на хвост; высота у загривка до 3 метров. Вес крупных экземпляров до 4000 килогр. Сложен массивнее африканского. Ноги толсты и сравнительно коротки. Широкий лоб, вдавленный посередине и сильно выпуклый с боков, имеет почти отвесное положение; его бугры представляют высшую точку тела. Уши средних размеров, неправильной четырехугольной формы, с несколько вытянутым кончиком и завороченным внутрь верхним краем. Бивни значительно меньше, чем у африканского С., длиною до 1, 6 метр., весом до 20 килогр. Они развиваются только у самцов, редко у самок. Копыт на передних ногах 5, на задних 4. Водится к югу от Гималайского хребта и на о-вах Цейлоне, Суматре, Борнео. С. Суматры несколько отличаются от материковых и, может быть, представляют особую разновидность. В Индии различают 3 породы или вернее 3 сорта особей, так как они встречаются все вместе в одном стаде и находятся друг с другом в кровном родстве. Наиболее ценится "Кумириа", который отличается массивным телосложением и толстой кожей, широкой грудью, сильным хоботом, плоской, понижающейся назад спиной и короткими ногами. Наименее - "Мирга", легче сложенный, с узкой грудью, маленькой головой и слабым хоботом, выпуклой спиной и длинными ногами. Особи "Двазала" занимают середину по своим наружным признакам и своим качествам и составляют во всех стадах громадное большинство (до 90%). Рассказы о белых слонах представляют вымысел. Альбиносы составляют среди С. большую редкость и служат в Cиаме до известной степени предметом культа. Обыкновенно они только немного светлее и имеют несколько еще более светлых пятен. Лучшие экземпляры их были бледного красновато-бурого цвета с бледножелтой радужной оболочкой и редкими белыми волосами на спине.

Африканский С. гораздо крупнее азиатского и достигает до 5 метров высоты. Тело его относительно короче и покоится на более длинных ногах, грудь узкая. Лоб суженный кверху и скошенный назад, благодаря менее сильному развитию воздушных полостей в лобных костях. Спина выпуклая. Кожа голубовато-аспидного цвета и образует более крупные складки. Громадный плоские уши неправильной пятиугольной, почти полулунной формы прикрывают шею и плечи и почти касаются друг друга как на затылке, так и под горлом. Бивни гораздо крупнее, чем у азиатского С. и большею частью развиваются и у самок, но у них они несколько меньших размеров, чем у самцов. Вполне развитые бивни имеют обыкновенно от 2 до 2, 5 метров длины, при 30 - 50 килогр. веса. Самые длинные из доставленных в Европу бивней имели до 3 метров длины при сравнительно незначительном весе (44 килогр.), благодаря их тонкости; самые тяжелые - весили до 144, 5 килогр. при 2, 27 метров длины. Копыт на передних ногах 4, на задних 3. Водится в тропической Африке к югу от Сахары от озера Чад до озера Нгами. С. населяют большие леса и держатся преимущественно поблизости воды. Они любят тепло и влагу, но не боятся и холода. Питаются исключительно растительной пищей; они не только объедают на деревьях листья и почки, но даже молодые ветви и кору. Живут стадами обыкновенно в несколько десятков голов, и по рассказам путешественников - и до 1000. Вожаком стада всегда служит самка. Громадное количество необходимой С. пищи (до 365 кило свежей зелени и до 16 ведер воды) заставляет их постоянно кочевать с места на место; при этом их не останавливают ни высокие горы, в которых они отыскивают самые удобные перевалы, ни реки, которые они легко переплывают, ни песчаные равнины. Обыкновенным шагом С. проходит 4 - 6 килом. в час и легко пробегает 15 - 20 километр. Продолжительность жизни С. предполагают около 150 лет. Вполне вырастает С. в 25 лет, но половая зрелость наступает у самца в 20 лет, у самки в 16. Беременность длится 18 - 22 месяца. Новорожденный имеет около 90 стм. высоты.

Основные душевные качества С. - добродушие и трусливость. Ожесточенных битв между самцами не наблюдали. Пойманные С. делают только слабые попытки освободиться, вовсе не соответствующие их громадной силе. Рассказы об уме С. страдают преувеличениями; в этом отношении С. далеко уступают обезьянам. Они легко приручаются и чрезвычайно послушны. Результатом этих качеств являются многие из тех поступков, в которых хотят видеть проявление ума. Во всяком случае в диком состоянии С. обнаруживают гораздо меньше находчивости, чем в прирученном. Только в период течки прирученные самцы становятся неукротимы и опасны. В Индии С. держат главным образом в качестве домашних вьючных животных. Взрослый С. может нести до 1000 килограммов. Ловят С., оцепляя целое стадо на пространстве нескольких километров и загоняя его затем в наскоро выстроенный из бревен и кольев загон. Для ловли пользуются также помощью дрессированных самок, которые, под руководством вожаков, подходят к дикому самцу, окружают его и не отстают от него в течение нескольких дней, если им только не удается увлечь его за собой. Самца стараются утомить и когда он засыпает - вожаки связывают ему задние ноги и привязывают их к дереву. Приручение состоит в том, что пойманное тем или другим способом животное держат на привязи, пока оно не привыкнет к ручным слонам и к человеку. Это требует немного времени и измученный невольник вполне отдается во власть вожака. В Индии сравнительно мало охотятся на С. для добывания слоновой кости. Эта охота процветает в Африке и так как она имеет хищнический характер, то С. здесь несомненно близятся к полному истреблению. Из 868000 килогр. слоновой кости, поступившей на мировой рынок в 1879 - 83 годах, Африка доставила 848000, что по разным расчетам соответствует 47000 - 65000 животным. Средний вес бивней при этом все больше и больше понижается (с 10, 3 килогр. в 1881 г. до 7, 6 килогр. в 1886). Большие бивни становятся редки. Д. Педашенко.

Служебник

- название употребляемой священником и диаконом в правосл. церкви книги, содержащей в себе главные церковные службы - литургии (св. Иоанна Златоуста, Василия Вел., преждеосвященных даров), отчего эта книга также носит название "литургиарион". Кроме того, в С. иногда помещается "устав, како служити диакону со священником великую вечерню и утреню", обыкновенно печатаемый в других книгах церковных (Типиконе и в двух первых главах Октоиха). Наконец, С. содержит в себе чинопоследования, совершаемые вместе с богослужениями дневными, именно: чин благословения колива, чин над кутиею, чин литии по усопшим, молитвы по причащении. В С. помещаются также некоторые изменяемые части вечерни, утрени и литургии, именно отпусты, прокимны апостолов, алилуиарии и причастны. Так как отпусты должны содержать в себе поминовение имен святых, чествуемых в данный день, то при С. печатается церковный месяцеслов, к которому присоединяются прокимны, аллилуарии, причастны из месячной Минеи, Минеи Общей, Триоди и Октоиха. В конце С. печатается "учительное известие" священнику и диакону на бедственные, внезапные и вообще недоуменные случаи, могущие возникнуть неожиданно во время богослужения. В русской церкви С. был одною из первых книг богослужебных. Древние наши С. не всегда были согласны между собою. Этим было вызвано исправление С. на соборе 1665 г. Исправление продолжалось и позже, и состояло главным образом в изменении словосочинения и в замене слов менее употребительных более употребительными.

С. архиерейский. Так как каждый архиерей на совершаемой им литургии может совершать свойственные лишь ему священнодействия (посвящения в церковные степени, освящение антиминса и т. п.), то имеется особая книга, в которой к главному содержанию С. общего присоединяются молитвословия, не существующие в других богослужебных книгах, почему этот С. называется также "чиновник архиерейского священнослужения".

Слух

- С. есть специальная функция уха, возбуждаемая колеблющимися телами в окружающей среде - воздухе или воде. В слуховом аппарате мы имеем дело с нервом специального чувства - слуховым нервом; с конечными органами, приспособленными к восприятию звуковых колебаний, расположенными во внутреннем ухе, т. е. в лабиринте. Это Кортиев орган в улитке и эпителиальные приспособления с maculae и cristae acusticae в преддверии и ампулах полукружных каналов и, наконец, с вспомогательным аппаратом, усиливающим полезность этого органа чувства - это ушная раковина, наружный слуховой проход, барабанная перепонка с системой слуховых косточек и управляющих ими мышц. Ствол слухового нерва не способен возбуждаться звуковыми колебаниями воздуха или воды и для этого снабжен периферическими нервными окончаниями во внутреннем ухе, воспринимающими эти колебания и переводящими их в форму возбуждения слухового нерва; но и это не повело бы ни к чему, если бы слуховой нерв не доводил этого возбуждения до специальных слуховых центров мозга, где оно перерабатывалось бы в форму слухового ощущения. Сущность вопроса лежит следовательно в процессах, протекающих в периферической и центральной части органа С. Вопрос о физиологии С. сосредоточивается на функциях периферического слухового аппарата, самые деятельные части которого лежат в глубине, в слое эндолимфы, под охраной костных частей основания черепа. Звуковые волны могут достигать эндолимфы лабиринта или путем прямого проведения через черепные кости, или через специальные для этого проводящие пути слухового аппарата, а именно через барабанную перепонку с ее придатками. К таким придаткам относятся наружное ухо с ушной раковиной и наружным слуховым проходом, проводящими звуковые колебания воздуха до барабанной перепонки и среднее ухо, с системой С. косточек, передающих дрожания барабанной перепонки эндолимфе лабиринта.

Ушная раковина собирает звуковые волны и направляет их в наружный слуховой проход. У человека ни форма ушной раковины, ни сравнительная неподвижность ее не позволяют ей играть роль собирательной воронки и она имеет лишь значение в определении направления звуков. Гораздо большее физиологическое значение имеет наружный слуховой проход; он передает звуки к барабанной перепонке через заключенный в нем столб воздуха и кроме того через свои хрящевые и костяные стенки проводит звуковые колебания к костям черепа и через них к эндолимфе лабиринта. Выделяемая серными железами слухового прохода так наз. ушная сера служит, по-видимому, тому, чтобы задерживать посторонние тела, проникающие в слуховой проход, мешать засорению его и повреждению барабанной перепонки. Той же цели служат вероятно в известной степени и крупные волоски, находящиеся при входе в слуховой проход. Достигающие до барабанной перепонки звуковые волны приводят ее в колебание. Барабанная перепонка, имея воронкообразную форму, центр которой вдавлен, а боковые части слегка выпуклы наружу, и будучи натянута, представляется особенно впечатлительной к звуковым колебаниям. Своими колебаниями барабанная перепонка приводит в движение цепь слуховых косточек, соединенную с ними перепонку овального отверстия, далее эндолимфу ушного лабиринта, а через нее колебания передаются нервным окончаниям слухового нерва.

Самый механизм передачи движений барабанной перепонки жидкости лабиринта по цепи слуховых косточек производится следующим образом: из анатомического расположения слуховых косточек (молоточка, наковальни, чечевички и стремечка) видно, что они составляют не прямой, а ломаный рычаг, точка опоры которого находится на месте прикрепления связок короткого отростка наковальни к задней стенке барабанной полости, точка приложения силы в конце рукоятки молоточка, упирающемся в барабанную перепонку, а точка сопротивления в месте приложения подошвы стремени к перепонке овального окошечка. Когда воздушный толчок двигает барабанную перепонку внутрь, то стремечко идет в том же направлении, но делает меньший размах; но в силу законов рычага потеря в амплитуде колебаний стремечка вознаграждается нарастанием силы его действия. Сочетанием слуховых косточек в рычажную систему вполне обеспечивается проведение звуковых волн извне в полость лабиринта и без изменений их силы, высоты и тембра. Но существуют еще нервно-мышечные придатки, усиливающие остроту С. - это слуховые мышцы. Весьма вероятно, что мышца, напрягающая барабанную перепонку, находится в беспрерывном, слабом тоническом возбуждении и поддерживает известную степень вогнутого состояния барабанной перепонки, повышающего ее чувствительность к падающим на нее звуковым волнам; но выгоды временных натяжений и расслаблений перепонки этой мышцей не исчерпываются сказанным; так как с натяжением любой перепонки увеличивается число ее колебаний, то понятно, что сокращение мышцы, напрягающей барабанную перепонку, уменьшая амплитуду ее колебаний, должна настраивать ее на восприятие более высоких звуков, т. е. с большим числом колебаний, и наоборот; это своего рода аккомодационный механизм уха к звукам различной высоты. Эта же мышца может действовать также и в качестве заглушителя при падении на нее слишком сильных звуков, напр. при пушечных выстрелах, и тем предохранять ее от возможных разрывов. Наконец, она может препятствовать усиленному выпячиванию барабанной перепонки наружу при сильном повышении давления в барабанной полости. Мышца, напрягающая барабанную перепонку, иннервируется веткой тройничного нерва. Мышцы, расслабляющей барабанную перепонку, не существует и за нее принимали часть связочных поддержек молоточка. Стремянная мышца (m. stapedins) управляет движениями стремени так, что мешает его основанию сильно углубляться в овальное окно при сильных колебаниях барабанной перепонки. Она иннервируется веткой личного нерва. Огромное значение для нормальной деятельности барабанной перепонки имеет Евстахиева труба, поддерживающая равновесие между давлением наружного воздуха и тем, которое существует в барабанной полости. Несмотря на все это, разрушение барабанной перепонки, а также и слуховых косточек, за исключением только стремени, не уничтожает совершенно С., а лишь значительно притупляет его. Когда же разрушается и стремя наступает полная глухота: это происходит потому, что разрушение стремени столь близко связанного с перепонкою овального окошка обыкновенно сопровождается и разрывом этой перепонки и вытеканием жидкости лабиринта, без коей немыслимо звуковое возбуждение нервных окончаний слухового нерва в лабиринт.

Внутреннее ухо (лабиринт и нервные окончания). Колебания, передаваемые стременем жидкости лабиринта, должны распространяться из преддверия в оба главных аппарата лабиринта, т. е. в улитку и в полукружные каналы, а именно волна распространяется из преддверия по Scala vestibuli улитки и спускается по Scala timpani и ударяется о перепонку круглого окна. На этом пути эти колебания жидкости лабиринта приводят в соколебание основную перепонку с лежащим на ней Кортиевым органом и внутренними и наружными волосяными клеточками, в которых заканчиваются отдельные нити улиточной ветки слухового нерва. С другой стороны, колебания жидкости преддверий, распространяясь по нем и полукружным каналам, вызывают колебания слуховых волосков в maculae и cristae ампул полукружных каналов и перепончатого мешка преддверия, а через них возбуждаются связанные с ними нити преддверной ветви слухового нерва. Эти ветви заканчиваются в периферическом аппарате, причем в maculae и cristae вся толща выступов состоит из плотной массы лежащих вперемежку клеток нервных и цилиндрического эпителия, кончающихся на свободным конце твердым волоском, а другим глубоким концом переходящим в нить слухового нерва. Поверх волосков лежит тонкая пленка, а на ней в мешке песчинки из углекислой извести, так назыв. отолиты. Таким устройством гарантируется чувствительность нервных окончаний в maculae и в cristae к звуковым колебаниям и быстрое прекращение этих колебаний перепонкой с лежащими поверх нее отолитами, играющей вероятно роль заглушителя. Кортиев орган, в котором заканчиваются волокна улиточного нерва, состоит из волокон основной перепонки, играющих, по-видимому, роль струнного аппарата, Кортиевых дуг, составляющих опорный аппарат для концевых разветвлений улиточного нерва, и специальных нервных окончаний улиточного нерва. Основная перепонка (membrаnа basilari), сильно натянутая по направлению радиусов улитки и более свободная в продольном направлении, т. е. вдоль спирали улитки, состоит из ряда лучисто-расположенных полос. Она представляет своеобразный струнный аппарат, резонирующий различными своими волокнами на звуки различной высоты, причем отдельные волокна отвечают созвучными колебаниями только на определенные внешние звуки, число колебаний коих отвечает собственным колебаниям этих волокон. Основная перепонка с своими волокнами была бы таким образом своеобразным анализатором звуков, разлагающим сложные звуки на составляющие их простые тоны, на основании законов резонанса или созвучных колебаний. Вызываемые при этом колебания волокон основной перепонки действуют на наложенные на нее образования, т. е. на Кортиевы дуги и периферические окончания улиточного нерва, т. е. волосяные клетки, и вызывают возбуждение слухового нерва, дающее в результате слуховые ощущения. Кортиев орган устройством своим крайне приспособлен для поддержки в раздельном виде периферических разветвлений улиточного нерва. Так, задние и передние столбики Кортиева органа, имеющие вид кровельных стропил с отростками, направленными вперед и назад по всей длине улиточного хода, плотно прилегают друг к другу и оставляют между собою отверстия, через которые идут нервные волокна. Таким образом из прилегающих друг к другу Кортиевых дуг образуется род туннеля, через который перекинуты нервные волокна, направляющиеся к самым последним окончаниям улиточного нерва.

Наиболее существенной, воспринимающей частью слухового аппарата являются нервные волосистые клетки, в которых заканчиваются волокна улиточного нерва. Нижними отростками своими они связаны со струнами основной перепонки, причем один ряд этих клеток лежит позади Кортиевых дуг, а три других  - впереди от них. Верхний же конец этих нервных клеток усажен волосками, прикрытыми сверху толстой крышечной перепонкой, играющей, по всей вероятности, роль заглушителя. Всех этих волосистых нервных клеток имеется в каждой улитке человека от 16000 до 20000, причем основанием для клеток служит не одна, а три струны. Если принять 12000 за наименьшее число нервных волосистых клеток и считать, что для восприятия одного тона предназначены 4 клетки, лежащих на одной и той же струнной единице, то улитка человека была бы способна улавливать по меньшей мере 3000 тонов. Если Кортиев орган во всей его совокупности представляет у высших млекопитающих и человека специальный орган для воспринятая сложных звуков, то в устройстве его должны быть даны все те механические условия, какими определяется все три основных свойства звуков: их сила, высота и тембр. Первая, т. е. сила звука обусловливается амплитудой колебаний волокон основной перепонки; чем сильнее вызванные внешним звуком колебания этих волокон, тем сильнее должны раздражаться волосяные клеточки, а вместе с ними окончания в них слухового нерва и тем сильнее будет возбуждение, а чрез это и слуховые ощущения. Для восприятия тонов различной высоты дана довольно длинная шкала струн основной перепонки различной длины, рассчитанная на восприятие не менее 3000 звуков различной высоты; наконец, в том же струнном аппарате основной перепонки даны условия для возникновения тембра звуков; так как с одной стороны тембр звуков зависит от примеси к основному тону звуков различных обертонов, а с другой - струнный аппарат Кортиева органа, как резонирующий анализатор, воспроизводит колебания, соответствующие не только основному тону, но и обертонов, то этим даны все условия для возникновения в слуховом ощущении и той стороны его, которая характеризуется словом тембр.

Главным условием для образования слухового ощущения является то, чтобы колебания звучащего тела повторялись не менее чем 30 раз в секунду; более медленные колебания можно чувствовать, но не слышать, если только эти колебания простые, т. е. дают чистый тон. Когда же этот основный тон, в сущности не слышимый, сопровождается обертонами, то можно слышать последние и ошибочно утверждать, что слышим основный тон.

Тон от органной трубы, делающей 33 колебания в сек., дает ощущения низкого жужжания, а с 40 колебаний в секунду тон делается совершенно ясным и способность различать высокие тоны прекращается приблизительно для большинства людей при 16000 колебаний в секунду. Способность различать один тон от другого неодинакова у различных людей; в то время как музыкальное ухо, т. с. люди с чутким наупражнявшимся ухом, замечают разницу, зависящую от полу или четверти вибраций в секунду, другие с тупым С. не различают тонов с разницею даже в несколько целых вибраций в секунду.

Таковы условия возбуждения слухового ощущения в периферическом слуховом аппарате; что же касается превращения возбуждения окончании слухового нерва в осмысленное слуховое ощущение, то это является для нас совершенно таинственным актом полушарий головного мозга.

Слуховые следы, слияние слуховых ощущений. Опыт доказывает, что вызываемое каким-нибудь коротким звуком ощущение длится некоторое время в виде следа уже по прекращении внешнего вызвавшего его толчка. Поэтому два достаточно быстро следующих друг за другом звука дают одиночное слуховое ощущение, являющееся результатом их слияния. Но слуховые следы оказываются более кратковременными, нежели зрительные: в то время как последние сливаются уже при десятикратном повторении в секунду, для слияния слуховых ощущений требуется повторение их не менее 130 раз в секунду. Другими словами, световой след длится 1/10 сек., тогда как слуховой около 1/130 секунды. Слияние слуховых ощущений имеет огромное значение в области восприятия звуков и в вопросах о консонансе и диссонансе, играющих такую огромную роль в музыке.

Энтотичесткие явления. В силу закона и специфической энергии органов чувств, нам известно, что каким бы способом ни раздражать любую из частей слухового аппарата, в результате получаются слуховые ощущения той или другой силы и характера. Следовательно, к этому могут вести всякие формы раздражения как периферического слухового аппарата и слухового нерва, так и самих слуховых центров в серой коре мозговых полушарий; к этим влияниям могут быть отнесены нарушения кровообращения в сфере слухового аппарата, катаральные, воспалительные состояния различных его частей, давления опухолью или костяными наростами, тетонические и прерывистые сокращения внутренних слуховых мышц, вызывающих движение слуховых косточек, а через это - колебания в перилимфе лабиринта и даже колебания барабанной перепонки. Отсюда - различные шумы, звуки в ушах без всякой внешней объективной причины, звуки чисто субъективные, энтотические. На этой же почве развиваются различные слуховые иллюзии и даже галлюцинации, в особенности, когда ко всему этому присоединяется еще центральное раздражение слуховых центров.

Проецирование наружу слуховых ощущений. Как бы ни возникали слуховые ощущения, мы относим их обыкновенно во внешний мир и поэтому причину возбуждения нашего С. мы всегда ищем в колебаниях, получаемых извне с того или другого расстояния. Эта черта в сфере С. выражена гораздо слабее нежели в сфере зрительных ощущений, отличающихся своей объективностью и строгой пространственной локализацией и, вероятно, приобретается также путем долгого опыта и контроля других чувств. При слуховых ощущениях, способность к проецированию не может достигнуть столь высоких степеней, как при зрительных ощущениях благодаря особенностям строения слухового аппарата: а именно: 1) звучащему в самом внутреннем ухе струнному аппарату Кортиева органа и 2) недостатку подвижности всего слухового аппарата, резко ограничивающего его способность к пространственной локализации. Первое условие должно поневоле несколько затруднять свободу проецирования звуков наружу, отделения их от действительно звучащих струн Кортиева органа в самом ухе. Второе же, являясь прямым последствием анатомического расположения слухового аппарата и недостатка в нем мышечных механизмов, лишает его возможности точных пространственных определений, так как известно то огромное значение, какое играет мышечное чувство во всех пространственных определениях. Всем этим легко объясняется почему объективирование и пространственная локализация в сфере С. далеко отстает от того, что наблюдается в сфере зрения.

Суждения о расстоянии и направлении звуков. Наши суждения о расстоянии, на котором издаются звуки, являются весьма неточными, в особенности при завязанных глазах, когда не видишь источника звуков. Это в особенности относится к неизвестным нам звукам; знакомые же звуки представляются нам тем более близкими, чем они громче, и наоборот. Опыт показывает, что мы менее ошибаемся в определении расстояния шумов, нежели музыкальных тонов. Относительно суждения о направлении звуков, то и эта способность оказывается у человека ограниченной; не имея подвижных и удобных для собирания звуков ушных раковин, он в сомнительных случаях прибегает к движениям головы и ставит ее в положение, при котором наилучше различаются звуки и локализирует звук в том направлении, с которого он слышится сильнее и яснее. И. Тарханов.

Случай

(casus) - в гражданском праве событие, которое наступает не в силу направленной на него воли лица и не может быть предусмотрено при данных условиях и требуемой правом заботливости относительно чужих вещей и исполнения своих обязанностей. С. в праве противополагается вина лица; от него отличают также понятие силы неопределимой. Так как по общему и основному принципу устройства современного гражданского общества каждый член его действует на свой страх и риск, как относительно своей личности, так и своего имущества, то никто не может быть обязан к возмещению ущербов, причиненных случаем. Отсюда старый принцип ответственности, выражаемый словами: Casum sentit dominus (ответственность за С. падает на собственника имущества), или теперь более точно: Casus a nullo praestantur (за С. никто не ответствен). Однако последовательное проведение этого принципа встречает препятствие в современной организации ответственности по обязательствам из двусторонних договоров. Взгляд на двусторонние договоры, как состоящие из двух самостоятельных договоров и обязывающие, след., кредитора к уплате должнику вознаграждения, несмотря на то, что со стороны последнего исполнение невозможно, считается в настоящее время несправедливым не только для договоров, в которых вознаграждение должно быть уплачено по выдаче вещи или оказании услуги (римск., франц., прибалт.), но и для всех остальных (общегерм.). При применении этого взгляда возмездный по принципу двусторонний договор обратился бы в сущности в безвозмездный. Перелагая, поэтому, страх за потерю вещи на должника, новые законодательства обращают в его пользу и выгоды, от потери происшедшей (напр. страховую премию), что уравновешивает до известной степени тяжесть ответственности. Составители русского проекта об обязательствах отрицают при этом право, предоставляемое кредитору общегерманским уложением, по которому кредитор может, уплатив полное или частичное по соразмерности вознаграждение, взять себе выгоды, связанные с погибшим предметом, или его остатки. В силу начала взаимности, проникающего современные двусторонние договоры, невозможность исполнения обязательства одною стороною должна повлечь за собою разрушение обязанностей и прав другой. Составители русского проекта обязательственного права, при случайной гибели предмета, отказывают, поэтому, должнику в праве на вознаграждение с кредитора и обязывают первого к возврату полученного. При частичной гибели предмета кредитору предоставляется право требовать исполнения обязательства в другой части, с соответствующим вознаграждением. Действующее русское право не содержит специальных постановлений об ответственности за С. при двусторонних договорах; но из общей конструкции последних и признания моментом перехода собственности акта совершения купли-продажи следует, что у нас должно было бы строго действовать правило casum sentit dominus. Судебная практика, однако, не держится по-видимому, этого вывода, связывая страх за гибель с моментом возможности непосредственного воздействия на вещь со стороны кредитора (реш. 1875 г. ј 954). - Кроме двусторонних договоров, общее правило: casus a nullo praestantur может подлежать отмене по специальному соглашению сторон, когда одна берет на себя страх за гибель, обыкновенно лежащий на противнике, а также по договорам, имеющим специальной целью возмещение ущерба, причиненного случайной гибелью или повреждением вещей (страхование). По закону ответственность за С. налагается, в виде наказания, при промедлении в исполнении обязательства и при обязанности возвратить вещь, полученную незаконным путем. Особые правила установлены по отношению к вознаграждению за вред и убытки, причиненные железными дорогами, пароходными сообщениями и предпринимателями вообще; здесь существует ответственность за случай, за исключением непреодолимой силы. См. ст. Casus в "Rechtslexicon" Holtzendorf\'a и объяснения к 24 русского проекта об обязательствах (т. 1).

В. Н.

Случевский Константин Константинович

- известный поэт. Род. в 1837 г. в дворянской семье. Окончив курс в 1-м кадетском корпусе, служил в гвардии, затем поступил в академию генерального штаба, но в 1861 г. оставил военную службу и отправился за границу. Несколько лет учился в Париже, Берлине и Гейдельберге, где в 1865 г. получил степень доктора философии. Вернувшись в Россию, служил по минист. внутр. дел и госуд. имуществ. С 1891 г. главный редактор "Правительственного Вестника". Состоит также членом совета главного управл. по делам печати и имеет придворное звание гофмейстера. Литературную деятельность начал в "Общезанимательном Вестнике" 1857 г., затем помещал стихи в "Иллюстрации", а в 1860 г. появляется с целым рядом стихотворений в "Современнике" и "Отеч. Записках". Они сразу обратили на себя большое внимание. Мнение критики в оценке произведений молодого поэта разделились. Таких выдающихся эстетических ценителей, как Тургенев и Аполлон Григорьев, они привели в восторг. Эти восторги вполне понятны, потому что к числу первых стихотворений С. принадлежат "Статуя", "Весталка", "Мемфисский жрец" и др., до сих пор остающиеся лучшими произведениями С. Звучный, красивый стих, пластичность образов, ясность настроения давали основание надеяться, что из дебютанта выработается серьезная поэтическая сила. Аполлон Григорьев, с свойственным ему отсутствием меры, превозносил талант С. в таких преувеличенных выражениях, что вызвал столь же неумеренные нападки влиятельной тогда "Искры", которая начала выуживать у С. неудачные выражения и сделала его мишенью злых и остроумных насмешек. Гонение "Искры" болезненно подействовало на поэта: он исчезает со страниц журналов и только в 1866 г. выпускает три полемические брошюры против теорий Чернышевского и Писарева, под общим заглав.: "Явления русской жизни под критикою эстетики" (СПб., 1866 - 67). На стихотворное поприще С. возвращается только в 1878 г., выпустив особым приложением к новогоднему ј "Нового Времени" поэму: "В Снегах". Успех поэмы, в которой есть красивые места, (встреча 12 витязей-месяцев у костра), поднял настроение автора, и он деятельно начинает печатать в разных журналах лирические стихотворения, поэмы, мистерии, баллады и др., которые были собраны в 4 книжках (СПб., 1881 - 90), а затем вошли в состав "Сочинений К. К. Случевскаго", изд. А. Ф. Марксом, в 6 т. (СПб., 1898).

С. написал также ряд повестей и рассказов, собр.. в книжках "Виртуозы" (СПб., 1882), "Застрельщики" (СПб., 1883), "33 рассказа" (СПб., 1887), "Профессор бессмертия" (СПб., 1892), "Историч. картинки" (СПб., 1894) и в 5 и 6 т. "Собр. Сочинений". Наиболее известен "Профессор бессмертия" - смесь беллетристики, не особенно яркой, и чисто отвлеченных рассуждений на религиозно-философские темы.

Совершив несколько поездок по России в свите вел. кн. Владимира Александровича, С. описал их в соч.: "По северу России. Путешествие Их Имп. высоч. вел. кн.. Владимира Александровича и вел. кн. Марии Павловны" (СПб., 1888) и "По северозападу России" (СПб., 1897). Для сцены С. написал "Город упраздняется" (в сотруд. с В. А. Крыловым) и "Поверженный Пушкин" (1899). Кроме того он напеч. "Книжки моих старших детей" (М., 1890 - 92), брошюры: "Историч. значение св. Сергия" (М., 1891), "Государств. значение св. Сергия и Троицко-Сергиевской лавры" (М., 1889 и СПб., 1892) и др. Поэзия С. до сих пор вызывает такое же разделение мнений, как и сорок лет тому назад. Группирующийся около С. кружок поэтов (редакция юмористич. листка "Словцо" и альманаха "Денница") ставит его очень высоко, называет "королем" современной русской поэзии (Платон Краснов), посвящает ему особые книги (Аполлон Коринфский, "Поэзия К. К. Случевского", СПб., 1900) и т. д.; но значительная часть журналистики относится к С. холодно, а подчас и насмешливо. При присуждении в 1899 г. Пушкинских премий Н. А. Котляревский, которому II отд. академии наук поручило разбор стихотворений С., высказался за назначение маститому поэту награды 1-го разряда - полной премии, но большинство голосов постановило ограничиться почетным отзывом.

Неодинаковому отношению критики к С. вполне соответствует неровность поэтических достоинств его стихотворений. Ни у одного из наших поэтов с именем нет такого количества слабых стихотворений. Недостатки доходят подчас до курьезов (хор в мистерии "Элоа", начинающийся словами: "Была коза и в девушках осталась"; введение в русскую речь французского апострофа - "Ходят уши настр\'жа и мн. др.). Самый стих Случевского, в начале его деятельности звучный и красивый, с годами стал тяжел и неуклюж, в особенности в стихах полуюмористического и обличительного характера, (напр. "Из дневника одностороннего человека"). В стихотворениях и поэмах мистического характера ("Элоа" и др.) символизм и отвлеченность переходят иногда в непонятность. Но вместе с тем, у С. есть несомненные и незаурядные достоинства. Первое место в ряду их занимает полная самостоятельность. У С. почти нет перепевов; все, что он пишет, носит отпечаток собственной его душевной жизни. Стихотворением, поставленным во главе собрания его сочинений, он сам называет себя поэтом "неуловимого", которое "порою уловимо". В этом отношении он, в наиболее удачных из своих "дум", напоминает Тютчева. Он ищет в "земном творении" "облики незримые, глазу незаметные, чудеса творящие"; он убежден, что "не все в природе цифры и паи, мир чувств не раб законов тяготенья, и у мечты законы есть свои". Это дает ему в лучшие моменты творчества истинную внутреннюю свободу и поднимает на большую высоту его лирическое настроение. В ряду лирических стихотворений С. выдаются последние по времени произведения его музы  - "Песни из уголка", интересные по свежести чувства и бодрости духа, черпающего свою бодрость именно в том, что "жизнь прошла", что поэт "ни к чему теперь негоден", что "мгла" "своим могуществом жестоким" его не в силах сокрушить, что "светом внутренним, глубоким" он может "сам себе светить".

С. Венгеров.

Слюды

(минер.) - этим именем называют группу минералов, характеризующуюся необыкновенно совершенною спайностью: С. легко делятся на чрезвычайно тонкие листочки. Гибкость и упругость отличают их от других минералов, сходных по спайности со С., как напр. гипс, хлориты. Твердость С. незначительна 2 - 3; уд. вес 2,7 - 3. Цвет весьма различный. Крупные кристаллы весьма нередки, но грани образованы несовершенно, что мешает точному определению углов между ними. От того кристаллическая система С. сначала была определена неправильно. Общий вид кристаллов приближается к ромбической или гексагональной системе, к которым С. и были относимы. Точные оптические исследования показали, что все С. принадлежат одноклиномерной системе. У всех С. плоскость оптических осей почти перпендикулярна к плоскости спайности, идущей параллельно третьему (основному) пинакоиду [001]. К этой же плоскости почти перпендикулярно идет острая биссектриса, от того пластинки С. в сходящемся поляризованном свете обнаруживают выходы оптических осей. Угол расхождения оптических осей весьма различен (от 0 до 75º). Относительно других граней пл. оптических осей у С. располагается двояко: в одних она перпендикулярна второму пинакоиду (клинопинакоиду) [010] - так называемые С. 1-го рода, у других она параллельна той же плоскости - С. 2-го рода. Вследствие того, что при ударе пластинки С. каким-нибудь острием на ней получаются трещины (в виде шестилучевой звезды), из которых одна всегда параллельна плоскости [010], - является полная возможность определить род С. и в тех случаях, когда не имеется кристаллографических очертаний. В химическом отношении С. суть алюмосиликаты главным образом - калия, магния, лития, натрия, реже извести, железа. Кроме того в них содержится небольшое количество, воды, а в некоторых представителях - фтор. Несмотря на многочисленные анализы, до сих пор не установлены точные химические формулы С. По своему составу, с которым находятся в связи оптические свойства С., делятся на следующие роды: а) калиева С. или мусковит, b) литинистая С. или лепидолит, с) магнезиальная С. или мероксен (также биотит), d) натровая С или парагонит и е) известковая С. или маргарит (также жемчужная С.). Мусковит по химическому составу приближается к формуле: К2O.2Н2O.3Аl2O36SiO2 (45,3% кремнезема, 38,4 глинозема, 11,8 кали и 4,5 воды). Уклонения от этой формулы могут быть объяснены примесями силикатов магнезиальной, натровой и других С. - Кристаллы мусковита обыкновенно имеют форму шестиугольных таблиц; реже встречаются пирамидальные. Нередки двойники, причем неделимые срастаются друг с другом своими боками (по некоторой плоскости, лечащей в зоне [001]: [110] и перпендикулярной к [001], или накладываются одно на другое плоскостями [001]. Отношение кристаллических осей а: b: с = 0,5774:1:2,217; p = 84º55\'. Кристаллы встречаются как вросшими, так и наросшими на породе; в последнем случае они соединяются в друзы. Кроме того, мусковит находится в скорлуповатых, листоватых, чешуйчатых агрегатах. Бесцветен, белый, желтоватый, сероватый, красноватый и др., но вообще слабой окраски; прозрачен. В оптическом отношении мусковит принадлежит С. 1-го рода. Угол оптических осей колеблется от 40 до 70º. Мусковит пользуется большим распространением в природе. Он составляет существенную часть гранитов, гнейсов и слюдяных сланцев. Спорадически встречается в других кристаллических сланцах, в зернистых известняках и доломитах. Известен также в жилах. Характерным является его отсутствие в новых изверженных породах. Лучшие кристаллы находятся на С. Готтардте, о-ве Утё, Корнваллисе, штатах Мэй, Массачусет и др. В России отличными штуфами мусковита славятся: д. Алабашка и Ильменские горы на Урале, pp. Слюдянка и Онон в Нерчинском окр., о-в Паргас в Финляндии. Мусковит нередко образует псевдоморфозы по различным минералам, содержащим в своем составе глинозем и кремнезем: андалузиту, дистену, полевому шпату, скаполиту, гранату, корунду и многим другим. При выветривании горных пород, содержащих мусковит, последний изменяется весьма мало, почему и входит в состав многих обломочных пород: песков, песчаников, глин, суглинков и пр. В некоторых случаях мусковит может образоваться в обломочных породах позднее, при превращении полевого шпата, если таковой в осадочной породе находился. Мусковит весьма устойчив по отношению к химическим реагентам; кислоты действуют на него весьма слабо. Точно также он хорошо противостоит действию высокой температуры, почему и употребляется вместо стекла в отверстиях печей, развивающих высокую температуру; из мусковита приготовляют также цилиндры для ламп. розетки, покровные пластинки для микроскопа и проч. Особенно больших размеров пластинки мусковита, обращающиеся в торговле, происходят из Сибири и Остиндии. Магнезиальная слюда изоморфна с калиевой С. Состав ее может быть представлен (приблизительно) в виде смеси двух силикатов: HK2Al3Si3O12 (мусковит) и 3Mg2SiO4; кроме того часть Mg может замещаться Fe и Аl трехэквивалентным Fe. Магнезиальная С. чаще других С. встречается в хорошо образованных кристаллах. Нередки и двойники по тем же законам, как и у калиевой С. В оптич. отношении магнезиальная С. является слюдою 2-го рода. Угол между оптич. осями очень мал, хотя иногда достигает до 56º (видимый в воздухе). Окраска в общем темнее мусковита: бутылочно-зеленый, темно-зеленый, бурый и даже черный. В разрезах, прошедших наклонно к базису, наблюдается резко выраженный плеохроизм. Магнезиальная С. плавится легче калиевой, особенно более окрашенные разновидности. Точно также и кислотами магнезиальная С. разлагается легче калиевой. Магнезиальная С. еще более распространена, нежели калиевая. Она входит в состав тех же пород, что и последняя; но кроме того есть немало пород, которые лишены калиевой С., но содержат магнезиальную, как напр. сиениты, порфиры и особенно новейшие изверженные породы - андегит, трахит и др. Лучшие кристаллы магнезиальной С. встречаются в вулканических бомбах Везувия, также в Албанских горах и Лаахерском озере. Встречается также как вторичное образование. Известны псевдоморфозы С. по скаполиту, гранату, особенно по авгиту и роговой обманке. В породах осадочного происхождения магнезиальная С. встречается гораздо реже калиевой, что объясняется ее более легкою разлагаемостью сравнительно с последней. Кроме собственно магнезиальной С. или биотита к той же группе принадлежат: флогонит, большей частью красного или красно-бурого цвета, кристаллографически и оптически тождествен с бютитом; аномит - магнезиальная слюда 1-го рода (исключение из всех магнезиальных С.), и др. Менее распространены остальные из указанных выше С.

Лепидолит или литиниевая С. в хорошо образованных кристаллах не известен; образует чешуйчатые агрегаты. Цвет розовый или кровяно-красный от присутствия небольшого количества марганца. Химический состав может быть выражен формулой F2KLAI2Si3O9 [49,3 кремнекислоты, 27,8 глинозема, 12,8 кали, 4,1 лития, 10,4 фтора; причем литий отчасти замещается натрием, а фтор (НО)]. Известен в немногих местах в гранитах совместно с другими фторосодержащими минералами - топазом, турмалином и проч. Местонахождение: Эльба, Моравия, Урал. Сюда же относится цинвальдит. Натровая С. или парагонит до сих пор найдена только в тонко чешуйчатых и плотных аггрегатах, со свойствами мусковита. Состав аналогичен последнему: NaH2Al3Si3O12. Месторождения: Тессинский кантон, Тироль, Верхнее озеро, Урал. Известковая или жемчужная С. также не известна в ясных кристаллах; образует мелкие таблички снежно-белого цвета с перламутровым блеском. Листочки хрупки. Состав: H2СаАl4Si2O12; кроме того входят некоторые количества натрия. Месторождения: Тироль, Шемонт, Урал (изумрудные копи). Ср. Tschermack, "Sitzungsber. Ak. Wien" (1 отд., т. 76 и 78); "Zeitsch. Kryst. " (т. 2 и 3);Bauer, "Zeitschr, geol. Gesellsch." (т. 26); Rammelsberg, "Ann. Chem. Phys." (N. F., т. 9); H. Кокшаров, разные тома "Материалов для минер. России" и в "Мемуарах Импер. Акад. Наук"; Г.

Лебедев, "Учебник минералогии" (1890, вып. 1). П. З.

Слюда

(техн.) - В технике слюда употребляется главным образом как очень хороший изолятор электричества, не теряющий свои свойства при нагревании даже до закаливания. Благодаря мягкости и гибкости листков слюды, их можно разрезать ножницами и при помощи штампования. Такими способами приготовляют прокладки для коллекторов динамо-машин и других частей; листы слюды служат для измерительных конденсаторов (микрофарадо), а из измельченных обрезков в смеси с шеллаком приготовляют искусственную изолирующую массу, так наз. "миканит". Прозрачность и огнеупорность С. позволяет пользоваться ею для керосиновых и коксовых печек: через пластинку С., вставленную в трубу или заслонку, можно наблюдать за огнем не нарушая правильность тяги. Мелко истертая С., будучи примешана к краскам, придает им особый бархатистый вид: это так наз. "брокатные краски", идущие на некоторые сорта обоев и тому под. предметов. В смеси с коллодионом, порошок С. служит для покрытия гипсовых фигурок, получающих от этого особый серебристый оттенок, напоминающий перламутр.

Л. Лермантов.

Смерть

- может быть рассматриваема как прекращение жизнедеятельности организма и как прекращение жизнедеятельности клеток, его составляющих, и наконец, как исчезновение из современной фауны целого вида. Таким образом мы должны отличать: С. индивидуальную, С. тканей организма и С. вида. С. индивидуальная есть прекращение функций, общих для всего организма, но отдельные элементы его могут еще сохранять жизнедеятельность долгое время. Так, белые кровяные клетки обнаруживают в известных условиях способность к амёбоидному движению весьма долгое время спустя после удаления их из организма. Реснички мерцательного эпителия, выстилающего дыхательные пути дышащих воздухом позвоночных и служащих для удаления мелких посторонних тел (пыли), попавших туда, продолжают свои движения иногда несколько дней после того как сердце перестало биться. Вырезанные мышцы, сердце - особенно у животных с непостоянной температурой крови, сохраняют сократимость вне организма, при известных условиях, весьма долгое время и т. п.

С. вида, или вымирание его, наступает или вследствие неблагоприятных условий, или вследствие победы других видов в борьбе за существование. Изменение климатических условий, напр. наступление ледникового периода, играло весьма важную роль. Примером истребления одного вида другим может служить истребление первобытным человеком мамонта, волосатого носорога, живших в умеренном и даже холодном климате, а равно и многих других гигантских животных. Обладает ли каждый вид возрастными изменениями, т. е. проходит ли он фазы молодости, зрелого возраста и неизбежной старости - как думают некоторые, не выяснено. Но мы знаем, что одни виды являются, так сказать, конечными, и вымирают, не оставив генеалогического потомства; другие, по мере изменения условий, лишь видоизменяются и дают начало новым видам. Первые виды названы неадаптивными.

Как С. особи, так и клетки, может быть естественная, вследствие старения, и искусственная, вследствие внешних воздействий, инфекций и т. п. причин. Говоря о С., как общем явлении, мы будем иметь ввиду С. естественную. У одноклеточных животных С. индивида и С. клетки - его составляющей, явления не только одновременные, но и тождественные. Одноклеточные организмы размножаются делением и собственно ни одна существенная часть их не погибает естественною С., если дело идет нормальным порядком. Однако, и здесь, некоторые части организма, напр. раковинка, часть ядра (макронуклеус), стебелек у стебельчатых инфузорий могут не принимать участия в образовании нового поколения, но части эти не являются существенными и важными. Однако, в колонии простейших Volvox, как при половом, так и при девственном размножении, лишь некоторое число клеток дает начало будущему поколению, а прочие клетки погибают. Первые клетки являются половыми (в широком смысле слова), вторые - клетками тела или соматическими. Также и у всех многоклеточных: соматические клетки погибают, а половые дают начало будущим поколениям. Таким образом соматические клетки предназначены для С., а половые - для дальнейшей жизни. Многие думают, что половые клетки для дальнейшего развития нуждаются неизбежно в обновляющем действии оплодотворения, если не в каждом поколении, то через известное число поколений. Между одноклеточными лишь немногие организмы, напр. бактерии, размножаются бесконечно делением, а большинство также нуждается в обновляющем действии конъюгации, без которой они вырождаются и гибнут. С этой точки зрения, основанное на наблюдениях Бючли (Butschli), Moпa (Maupas) и др., С. соматических клеток есть неизбежное следствие их неспособности к обновлению путем конъюгации. Вейсманн (Weismann) думает, что С. вовсе не есть неизбежное следствие самих жизненных явлений и постоянного размножения клеток, а процесс выработавшийся вследствие приспособления в интересах вида: если бы С. не уносила ослабленные и больные организмы, то вид превратился бы в совокупность калек и уродов, что, конечно, отразилось бы на его успехе в борьбе за существование. На причины, которые препятствуют обновлению соматических клеток путем конъюгации, смотрят различно и специализации соматических клеток придают наибольшее значение. Существуют и другие воззрения на причины неспособности соматических клеток к обновлению: Бючли допускает присутствие в половых клетках особого фермента, обусловливающего их способность к дальнейшей жизнедеятельности, и исчезновение этого фермента в клетках соматических. По Сабатье, соматические специализированные клетки теряют способность уподоблять себе окружающих их вещества и созидать новые количества протоплазмы, тогда как половые клетки сохраняют эту способность, называемую Сабатье аморсной.

Но в конце концов все эти предположения мало объясняют сущность процесса и часто являются лишь перифразами одно другого. Новый взгляд на старение и его последствие - С. высказал Мечников. По его мнению, ближайшей причиной этого процесса являются два довольно сходных явления: во-первых, разрастание соединительной ткани в ущерб более деятельным тканям, играющим более важную роль в организме; во-вторых, атрофия органов, а именно наиболее деятельных их частей, сопровождающаяся поеданием этих частей при помощи фагоцитов. Вообще соединительная ткань и белые кровяные клетки являются наиболее стойкими частями организма и по мере ослабления прочих, менее стойких, но более важных для отправления организма, частей - берут перевес над последними. Интересно при этом отметить, что при борьбе с заразными болезнями главную роль играют многоядерные лейкоциты, а при атрофии органов зернистые лейкоциты, которые могут сами видоизменяться, по мнению некоторых, в клетки соединительной ткани, а также и фагоциты иного происхождения. Так, при атрофии мышечной ткани участки саркоплазмы с ядрами, заключенные в мышечных волокнах, получают самостоятельность и поедают прочие части волокон. У низших позвоночных при атрофии яичек в яичниках роль фагоцитов берут на себя окружающие их фолликулярные клетки. При атрофии частей нервной системы происходит усиленное разрастание опорной ткани (невралгии).

Впрочем, в последнем случае, по наблюдениям Нюнья (Pugnat), лейкоциты и соединительная ткань также играют важную роль, а при атрофии в яичниках высших позвоночных (по наблюдениям Отрошкевича), в том числе и у человека, также происходит разрастание соединительной ткани в ущерб яйцевым фолликулам. Атрофия органов происходит отнюдь не вследствие ухудшенного питания. Многие органы начинают атрофироваться в весьма раннем возрасте, когда организм полон сил, как напр. грудная или зобная железа человека, атрофия которой начинается со 2-го года. Яички в яичниках атрофируются в течение всей жизни. Из 36000 яичек, находящихся в яичнике 18-летней женщины, по вычислению Генле, только 1/200 выйдет в матку, а прочие атрофируются вместе с их фолликулами на месте. Органы, по Мечникову, защищаются от фагоцитов выделением некоторых веществ, отталкивающих эти фагоциты. С прекращением этого выделения органы поедаются фагоцитами, хотя бы они и продолжали жить. Мы не можем покуда противодействовать прекращению защитительных выделений, но, может быть, применив метод лечения вытяжками, будем в состоянии обуздать фагоциты. Тогда органы, хотя и ослабленные, будут жить долее и старость удлинится, что даст возможность развиться "инстинкту С.". К концу дня человеку хочется спать и к концу жизни должно придти если не желание смерти, то примирение с ней. Если этого не происходит, то потому, что люди умирают ранее, чем следует, когда инстинкт С. не успеет развиться. Такова мысль Мечникова. Несомненно, что во многих случаях, напр. при склерозе сосудов, соединительная ткань, действительно, разрастается, а в почках и печени в ущерб деятельным железистым частям, а равно несомненно участие фагоцитов при атрофии многих органов. Но можно думать, что оба эти явления в сущности вторичные и обусловливаются ослаблением деятельных частей организма, коего причины мы точно не знаем. Затем, перерождение тканей начинается и идет часто независимо от деятельности фагоцитов. Так, при старческом изменении кожи и легких перерождению (коллоидному) подвергаются эластические волокна соединительной ткани, и вообще соединительно-тканный слой кожи тоньше у стариков, чем у молодых. Перерождение обыкновенно, с отложением извести и жира - общее явление в старости, а фагоцитоз явление сопровождающее. Отчасти указывает на это и то обстоятельство, что органы, производящие лейкоциты, как селезенка и лимфатические узлы, в старости не увеличиваются, как бы следовало ожидать при возрастающей роли лейкоцитов в этом возрасте, а уменьшаются и атрофируются подобно прочим органам. Затем, если бы и удалось нам обуздать и усмирить фагоциты, то является вопрос, не отозвалось ли бы вредным образом на организме накопление тех продуктов перерождения, которые поедаются фагоцитами при нормальном ходе дела. Таким образом, если мы можем приблизительно определить причины С. в каждом отдельном случае, то причины С. как общего явления остаются покуда неразгаданными. Ср. Butschli, "Gedanken uber Lebеn und Tod" ("Zool. Anz.", 1882); Maupas, в "Arch. de Zool. experimentale" (1888 и 1889); Weismann, "Ueber d. Dauer des Lebens" (Вена, 1882); его же, "Ueber Leben und Tod" (Вена, 1884); Сабатье, "Жизнь и С." (перев. с франц., 1808). Мечников дает резюме своих взглядов в "Annee Biologique" (за 1897, 1899); Шимкевич, "Старческое вырождение низших животных и С. высших" ("Вестн. Естествозн.", 1893).

В. Шимкевич.

Смерчи

- Под названием смерчей (также - тромбы или торнадо) известен особый род вихрей, наблюдаемых в теплое время года в нижних слоях атмосферы и отличающихся особыми разрушительными действиями. С. образуются в присутствии особых темных и низких облаков, по своему внешнему виду очень сходных с грозовыми тучами. На нижнем крае такого облака наблюдаются обыкновенно опускающиеся вниз хоботообразные выступы или придатки, вихреобразно крутимые сильным ветром. Перед возникновением смерча или тромба один из таких придатков начинает удлиняться и вытягивается книзу. Если такое облако проходит над морем или другими водами, поверхность воды под таким удлиняющимся придатком начинает волноваться, море как бы приходит в кипение, уровень воды здесь поднимается и в поднимаемой воде наблюдается вихреобразное движение; столб воды растет вверх и, наконец, соединяется с опускающимся из облака выступом в одно целое. Образовавшийся таким образом смерч представляет собою как бы две туманные, слившиеся своими узкими концами воронки, обращенные отверстиями одна - вверх, другая - вниз. Смерч на суше по внешнему виду не отличается от образовавшегося на море; только нижняя его часть в таком случае состоит из поднятой вихрем на большую высоту почвы, пыли и различных мелких предметов, встреченных на пути вихрем. Поступательное движение такого вихря сравнительно медленно: он следует всегда за облаком, из которого образовался. Размеры вихря зависят от того, где смерч образовался; на море С. имеют обыкновенно диаметр нижней части не больше нескольких метров, на суше же они достигают диаметра в 100 - 200 м. и даже больше. Кроме, сравнительно, медленного поступательного движения, С. еще обнаруживают гораздо более сильное, вихревое, вращательное движение масс воздуха вокруг оси вихря. Движение это, - также, как и в вихрях, более крупных по своим размерам, циклонах, совершается в сев. полушарии обратно часовой стрелке, в южном - наоборот, хотя изредка наблюдаются и исключения из этого правила. Скорости такого вихревого движения вообще очень велики; иногда вблизи центра вихря они достигают 40 - 50 м. в секунду, а некоторые наблюдения в Америке дали скорости свыше 100 м. в секунду. По мере удаления от центра вихря скорости вращательного движения быстро убывают. Разрушительные действия, вызываемые такими огромными скоростями движения воздуха около центра вихря, наблюдаются обыкновенно в сравнительно неширокой полосе, на суше не превосходящей 100 - 200 м. На море С. не сопровождаются, по большей части, ни дождем, ни электрическими явлениями; на суше иногда наблюдается вместе со смерчем и то, и другое.

Наблюдения метеорологических станций, снабженных самопишущими приборами, дали возможность констатировать, что прохождение смерча через место наблюдения сопровождается весьма быстрым падением барометра, который затем не менее быстро снова повышается до прежней высоты; все колебание барометра длится несколько секунд. Колебание барометра может достигать весьма значительной величины: так 18 июня 1897 г. в Aньеpе (Asnierеs), близ Парижа, при прохождении смерча, барометр в несколько секунд упал на 9,5 мм. и затем также быстро вернулся к прежней высоте; но, так как чрез Аньер прошел не центр вихря, то есть основание думать, что действительное колебание барометра в центре вихря было еще более. Ни на температуру, ни на влажность воздуха, судя по записям самопишущих приборов, С. не оказывают заметного действия. На суше обыкновенно С. наклонены верхнею частью вперед по направлению движения. С. сопровождаются шумом, напоминающим грохот железнодорожного поезда или тяжелой повозки с камнями по плохой мостовой. Вырванные с корнем и разломанные в щепы деревья, сорванные крыши, разрушенные дома - обычное следствие прохождения смерча. Нередко наблюдаются явления переноса весьма тяжелых предметов на довольно значительные расстояния, притом иногда без разрушения. Так, одним смерчем в Соедин. Штатах жилой дом оказался сорванным с фундамента и перенесенным на расстояние 100 м.; в другом случае повозка, весом в 1600 килогр., поднята на воздух и через изгородь, высотою в 1,8 м., перенесена без повреждения на 18 м. расстояния. Наблюдались также случаи переноса людей, без вреда для них, на значительные расстояния. Явления разрушения или срывания крыш легко могут быть еще объяснены силою ветра или очень быстрым уменьшением давления; явления же поднятия на воздух и переноса тяжелых предметов и людей до сих пор вполне объяснены быть не могут. Не подлежит сомнению, что вихри эти - явление местное, наблюдаемое на ограниченном пространстве, - обыкновенно на окраинах более крупных вихрей, - циклонов или барометрических минимумов. Так как образование подобных вихрей идет сверху вниз и постепенно распространяется до земной поверхности, то вероятнее всего, что причиною возникновения С. является встреча двух воздушных потоков, обладающих различными скоростями. В этом случае, особенно, если встреча происходит под очень острым углом, - всегда возможно возникновение вихревого движения; особенно легко образуются вихри там, где отделяющиеся от одного потока полосы или струи врезаются в другой. Раз зародившись, такой вихрь или воздуховорот (совершенно аналогичный тем водоворотам, которые образуются у концов весел движущейся лодки.) может развиться далее и легко дойти до земной поверхности; условия, при которых наблюдаются С., будут только способствовать развитию вихря. В самом деле, образование облаков, подобных тем, из которых развиваются С., - облаков грозовых, - есть следствие возникновения весьма сильного восходящего потока очень теплого и влажного воздуха. Ниже такого облака мы найдем таким образом всегда очень теплый и влажный воздух. В самом облаке, вследствие быстрого поднятия и расширения, - а следовательно, и ненормально быстрого охлаждения воздуха, условия равновесия воздушных масс могут быть очень неустойчивыми и способствовать образованию всяких воздушных потоков. Если на нижней границе такого облака образуется вихревое движение, то уже и при слабом вихревом движении развивающиеся центробежные силы создадут разрежение воздуха близ центра вихря. Это уменьшение давления, в свою очередь, приведет к конденсации паров, близких к точке насыщения ниже облака. Этим процессом еще более будет уменьшено давление, и вихрь еще более усилится. Разрастаясь постепенно в вертикальном направлении и поднимая теплый и влажный воздух из более низких слоев вверх, вихрь будет быстро этот поднимаемый воздух приближать к точке насыщения; пары, перейдя точку росы, будут выделяться в капельно-жидком состоянии. Отсюда - тот туманный вид, который всегда имеет смерч издали; отсюда же и те потоки воды, которые изливаются всегда в момент разрушения или распадения смерча. Частицы воздуха при вихревом движении описывают спиралеобразные траектории, постепенно приближающиеся к оси вихря. По мере приближения к оси вихря, скорости движения воздушных частиц должны очень быстро возрастать, так как чем ближе массы воздуха подходят к оси вихря, тем меньше становится сечение последнего, а следовательно и тем большие массы воздуха должны в единицу времени пройти через каждую единицу поверхности сечения вихря. Если принять еще во внимание те огромные величины барометрического градиента, какие наблюдаются при С. (на 100 - 200 м. расстояния изменение барометра доходит до 15 - 20 мм. В смерче, прошедшем чрез Аньер, барометр упал на 9,5 мм. и затем снова поднялся до прежней высоты; след. полное его колебание было при прохождении смерча 19 мм.), то становятся понятными при этих условиях необычайные скорости ветра в С. Наконец, в быстром возрастании вертикальной слагающей движения воздушных масс по мере приближения к оси вихря лежит, может быть, причина тех трудно объяснимых действий С., о которых была речь выше. Опыты и наблюдения Вейера и Феттина, которым удалось искусственно воспроизвести в малых размерах образование С., подтверждают приведенные взгляды на происхождение этих вихрей.

От рассмотренных С. надо отличать песчаные С., наблюдаемые в пустынях (Египет, Сахара); в отличие от предыдущих, последние называются иногда тепловыми С. Сходные по внешнему своему виду с настоящими С., песчаные С. пустынь ни по размерам, ни по происхождение, ни по строению и действиям ничего общего с первыми не имеют. Возникая под влиянием местного накаливания песчаной поверхности солнечными лучами, песчаные С. представляют собою настоящий барометрический минимум в миниатюре. Уменьшение давления воздуха под влиянием нагревания, вызывающее приток воздуха с боков к нагретому месту, под влиянием вращения земли, а еще более - неполной симметрии такого восходящего потока, образует вихрь, постепенно разрастающийся и иногда, при благоприятных условиях принимающий довольно внушительные размеры. Увлекаемые вихревым движением, массы песка поднимаются восходящим движением в центре вихря на воздух и таким образом создается песчаный столб, представляющий подобие смерча. В Египте наблюдались такие песчаные С. до 500 и даже до 1000 м. высотою при диаметре до 2 - 3 м. При ветре С. эти могут перемещаться, увлекаемые общим движением воздуха. Продержавшись некоторое время (иногда - до 2 часов), такой вихрь постепенно ослабевает и рассыпается. См. Angot, "Traite elementaire de meteorologie" (П. 1899); Sprung, "Lehrb. d. Meteorologie" (Гамб., 1885); Лачинов, "Основы метеорологии и климатологии" (СПб., 1895).

Г. Любославский.

Смирдин Александр Филиппович

- известный книгопродавец и издатель (1795 - 1857). На 13 году поступил мальчиком в книжную торговлю Ширяева; в 1817 г. перешел к петербургскому книготорговцу Плавильщикову, который вскоре доверил ему ведение всех своих дел. В 1826 г. Плавильщиков умер и книжный магазин его, вместе с библиотекой и типографией, перешел к С.; он расширил торговлю, перебрался из Гостиного двора к Синему мосту, а потом и на Невский просп. В это время у С. были завязаны уже знакомства со многими писателями и новоселье его было отпраздновано в присутствии Жуковского, Пушкина, Крылова и др.; по этому же случаю был издан сборник "Новоселье" (1833). В 1834 г. С. основал "Библ. для Чтения", которая, благодаря щедрости издателя, не жалевшего средств, положила начало так называемым "толстым" журналам. Одновременно С. издавал сочинения большинства современных писателей, а в конце 40-х годов предпринял "Полное собр. соч. русских авторов", начиная с Ломоносова, Тредьяковского и т. д. Издания С. сначала шли ходко, но затем дела его пошатнулись. Главною причиною этого была необычайная щедрость С.: так, Пушкину он платил за каждую строку стихов по "червонцу", а за стихотворение "Гусар", напечатанное в "Библиотеке для чтения" 1834 г., уплатил 1200 р. Бескорыстие С. и доверчивость его при отпуске книжного товара довели его, в конце концов, до полнейшего разорения; невзирая на поддержку со стороны правительства, разрешившего ему устройство лотереи для разыгрывания книг, С. был объявлен несостоятельным должником. После его смерти петербургскими книгопродавцами был издан "Сборник литературных статей", посвященных русскими писателями его памяти. Кроме "Библ. для Чтения", С. издавал "Сын Отеч.", с 1838 г., под редакциею Полевого и Греча. Большую ценность имеет составленная Анастасевичем "Роспись российским книгам для чтения из библиотеки А. Смирдина" (1828 32).

Смит Вилльям

(Smith, 1769 - 1839), прозванный "отцом английской геологии" - геолог, автор полной геологической карты Англии, открывший принцип тожественности слоев по включенным в них органическими остатками (поэтому его называют также "Stratum Smith"). Восьми лет от роду лишился отца, способного механика, и остался на руках дяди, который мало был доволен геологическими наклонностями племянника. С. сделался гражданским инженером и с тех пор посвятил себя изучению различных слоев и видов почвы. 5 лет он готовил свой "Order of the Strata, and their ombedled Organic Remains, in the Neighbourhood of Bath, examined and proved prior to 1799". С этого времени до 1812 г. он готовил свою большую "Geological Map of England and Wales, with part of Scotland", появившуюся в 1815 г. на 15-ти листах; в 1819 г. таже карта была издана в меньшем виде, а с 1819 по 1822 г. была издана карта отдельных областей, составившая "Geological Atlas of England and Wales". Его биография (Memoirs), изданная профессором Джоном Филлипсом, появилась в 1844 г.

Смоленск

- губ. гор., в 114 с. над ур. моря, на пересечении 3-х жел. дорог: Моск.-Брест., Риго-Орлов. и Данково-Смол. и на обоих берегах Днепра, имеющего здесь ок. 60 саж. шир. и 3 - 6 фут. глуб. Берега р. соединены в 1897 г. каменным мостом, выше которого находится старый деревянный мост. Главная часть гор. лежит на лев. крутом берегу Днепра, на 4-х холмах, разделенных 6 глубокими оврагами, из которых текут 3 ручья. В этой части города, богатой садами, находятся присутственные места и учебные заведения; она обнесена каменной, местами разрушенной, с башнями, стеной. Окраины города носят название слобод (Офицерской, Солдатской, Рачевской, Свирской). В Заднепровской части находятся ст. жел. дор., тюремный замок, военный лазарет и земская больница. Несколько артезианских колодцев, глуб. от 34 - 35 саж. С. принадлежат 5167 дес. земли, из которых 1032 дес. занимает собственно город, 2448 дес. находятся под выгонами, а остальные 1687 дес. - под лесными дачами. 10 площадей, 139 улиц, 2628 деревянных и 633 каменных зданий, в том числе 203 кам. и 213 дер. магазинов и лавок; 16 гостиниц и трактиров. Православных церквей 32, монастырей 3, рим.- катол. црк. 1, лютер. 1, часовен 6, еврейских молелен 2. Жителей по переписи 1897 г. 46899 (26539 м. и 20360 ж.), а в 1899 г. 56389, в том числе: пот. дворян 4,9%, личных 8,0%, духовенства 1,9%, почетн. граждан и купцов 5,2%, мещан 26,3%, крестьян 25,3%, регулярных войск 13,9%, запасн, ниж. чинов 8,8%, отставн. нижн. чинов 3,7%, проч. сословий 2,0%. Правосл. 84,6%, катол, 5,7%, лют. 1,5%, евр. 8,1%, магомет. и раскольников 0,1%. В последние годы замечается значительный рост города: так, в 1895 г. дано было разрешений на постройку новых зданий 126, а в 1896 г. - 223; в особенности заметно увеличение еврейского населения, которого в 1896 г. было 4651 чел. Из исторических памятников заслуживает внимания городская стена (1596 - 1600 гг.). Первоначально она имела 9 ворот и 29 башен, с устроенными в три яруса бойницами; наверху стены, имевшей до 2-х саж. шир., по обе стороны возвышались каменные зубцы, на которых укреплена была железная кровля, так что стена представляла широкую галерею, в которую вход был из каждой башни; до 1812 г. по крепостной стене совершались крестные ходы. Дл. стены 5 вер. 80 саж., выш. 7 саж. В настоящее время от этого сооружения, носившего название "дорогого ожерелья России", уцелело 17 башен и 3 ворот: Днепровские с надворотною церковью, в которой помещается чудотворная икона Смоленской Божией Матери, Молоховские, также с церковью, и Никольские. В Иверской башне, взорванной в 1812 г. и возобновленной в 1815 г.. устроена церковь; из остальных уцелевших башен в некоторых хранятся архивы. В состав крепостных укреплений входили огромные земляные валы, сохранившиеся местами по настоящее время. В воспоминание войны 1812 г. воздвигнут в 1841 г., памятник. За Молоховскими воротами памятник подполковнику Н. Энгельгарду, поставленный в 1836 г.. на месте, где он был расстрелян французами. Памятник композитору М. И. Глинке открыт в 1885 г. Из православн. храмов замечательны: Успенский собор, оконченный в 1772 г., на месте древнего каменного собора, построенного в 1101 г. и взорванного во время войны в 1611 г. (в соборе много церковных древностей); Св. Петра и Павла (1146 г.), Иоанна Богослова (1180 г.), Св. Архангела Михаила или Свирская (1191 - 1194 гг.).

Учебных заведений в 1898 г. было 33, с 4379 учащ. (2480 м. и 1899 дев.): духовная семинария, с образцовой при ней школой (310 уч.), духовное учил. (163), мужская гимназия (524), женская гимназия (448), Александровское реальное учил. (374), епарх. жен. учил. (303), ремесленное (109), 2 городских (516), двухклассное жен. начальное учил. (204), 4 начальный город. для об. пола (337 мал. и 276 дев.), одно начальное город, для дев. (252), детский приют (71 дев.), 11 частных учил. для об. пола (70 мал. и 52 дев.), 5 евр. хедеров (94), училище для слепых (27), воскресная жен. шк. (305). На народное образование город тратит 22732 руб. (1897 г.) и земство 7940 р. 3 библиотеки: город. публичная, заднепровская и частная; кроме того библиотеки при разных учебных заведениях и собраниях. 2 книжн, лавки. Истор. археолог. музей (осн. в 1888 г.) содержит немало интересных предметов древности, преимущественно местных находок.

Церковно-археологический комитет. До 20 разных благотворительных обществ и учреждений: благотворительное общество содержит бесплатную лечебницу и дом трудолюбия для нищенствующих (1888); в ведении Красного Креста находится "Община сестер милосердия" (12 лиц), а с 1898 г. устроена амбулатория, с больницей на 8 кроватей; общество для вспомоществования беднейшему учащемуся юношеству; общество помощи учащимся в епархиальном жен. учил.; братство преп. Авраамия, заботящееся о церк.-прих. школах и шк. грамоты; общ. исправительных приютов, устроившее в 1894 г. колонию для несовершеннолетних преступников; общ. спасания на водах, имеющее на Днепре спасательную станцию; общ. миссионерское и палестинское; общ. вольнопожарное; общ. сельск. хоз., имеющее склад земледельческих орудий и машин; попечительство о народной трезвости, открытое в 1897 г.; бесплатный ночлежный дом на 75 чел. В 1898 г. выстроен народный дом (театр), в 1899 г. открыта чайная с читальней; общ. попечения о детях открыло детский сад (Пушкинский) и ясли. Общ. вз. вспомоществования учащим и учившим в учебн. зав. С. губ.; С. отд. попечительства о слепых; С. губ. попечительство о детских приютах. Городское общ. взаимного от огня страхования имеет капитал в 300000 руб.; на страх. взято 978 имуществ, на сумму в 4317500 р.

Общ. потребителей. С. отделение имп. росс. общества садоводства устраивает выставки и имеет свои питомники и цветочный павильон на Блонье. Вспомогательное общ. купеческих приказчиков; общ. врачей, содержащее бесплатную лечебницу; общ. охотников конского бега; литературно-драматич. общ. Клубов 4. Городские сады: Блонье - в центре города, Лапатинский сад (ресторан, летний театр, зимою на пруду каток), Эрмитаж, с летним театром. Смоленская комиссия голубеводства содержит голубиную станцию. Метеорологич. станция 2-го разряда. Водопровод. Телефон. Периодич. издания - "Смол. Вестн.", "Губ. Вед." и "Епарх. Вед.". 5 типографий, 1 хромолитография. 40 врачей, 27 фельдшеров, 7 фельдшериц, 12 повив. бабок, 6 аптек, 6 аптек. магаз., 8 больниц с 484 кроват., 2 частные лечебницы по женск. болезням. Земская губ. больница, с отдел. для умалишенных, для подкидышей, для малолетних бродяг, родовспомогательным и мужской богадельней (на 12 чел.). Содержание губ. больницы с ее отдел. обошлось в 1898 г. в 189728 руб. 3 богадельни: женская (40), мещанская (20) и для престарелых вдов и сирот дух. звания (30 призрев.). Торговля и промышленность слабо развиты. В 1898 г. лиц занимающихся ремеслами, было 3631, в том числе 804 мастера, 1567 подмастерьев и 1260 учеников; из 7 цехов наибольший - портняжный содержит 1243 ремеслен., булочно-малярный сложный 702, сапожный 431, кузнечный 400, столярный 368, печной 287, серебряный 200. Извозчиков легковых 715 (летних 288) и ломовых 223 (летних 141). Ярмарок 2, обе незначительны; еженедельные базары. По Днепру прибыло в С. 1088 плотов; с 2-х городских пристаней отправлено груза 51210 пд. Сумма годовых оборотов по торговым предприятиям равняется 61/2 милл. руб., а промышленным - 520000 руб. (1892 г.). По жел. дор. в 1897 г. отправлено из С. грузов 2195 тыс. пд., прибыло 3853 тыс. пд. Отд. госуд. банка, дворян, и крестьянского позем. банка, город. банк Пестрикова и Ланина, общ. вз. кред., отдел. моск. междунар. торг., спб. тул. зем. и 3 банкирские конторы. В городе и его окрестностях в 1898 г. было 40 фабрик и заводов, с 1081 рабоч. и производством на 1461680 руб. Из них по сумме производства первое место занимают 2 изразцово-кафельные зав. (63 рабоч., производ. на 480000 руб.), 2 пиво и медоваренные зав. (138 рабоч., на 340000 руб.) и 6 кожевенн. (45 рабоч., на 100000 руб.). Городские доходы в 1898 г. 233891 руб., расходы 221745 р., остатков от прежних лет 47993 руб. Рост городских доходов по пятилетиям, в среднем: в 1880 - 84 гг. 105351 руб., в 1885 - 89 гг. 141100 руб., в 1890 - 1894 гг. 220000 р.; главные расходы - на содержание город. управления 27128 руб., на учебные заведения 22732, на благотворительность 3500, на пожарную часть 14211, на содержание полиции 15732 руб.

Из окрестностей С. достойны внимания: Шеин вал  - земляная насыпь, откуда Шеин в 1632 г., а в 1812 г. Наполеон громили городские стены; следы укрепления, воздвигнутого Шеиным при осаде и носящего название Шеин Острог; гора, носившая в древности название "Молодецкой", где в 1632 г. находился укрепленный лагерь Шеина. На противоположном, правом берегу реки, на горе, омываемой р. Писварихой, находился в 1654 г. укрепленный лагерь царя Алексея Михайловича. В 5 вер. от С., по Московской дороге, находится Валутина гора; здесь, в 1812 г., происходил 10-часовой бой с французами, для прикрытия отступления нашей армии.

История. С. принадлежит к числу древнейших городов России. Современник Новгорода, Пскова, Киева, он был главным городом Кривичей и играл выдающуюся роль в русской истории: в течение многих столетий под его стенами происходили кровавые столкновения Литвы и Польши с Москвою. Аскольд и Дир, спускаясь в Киев по Днепру, не решились, по преданию, занять С., вследствие его многолюдства. В 882 г. Олег без сопротивления подчинил город малолетнему Игорю, оставив здесь наместника с дружиной. По смерти великого князя Ярослава I С. достался в 1054 г. князю Вячеславу и с этого времени образуется особое Смоленское княжество. В 1395 г. великий князь литовский Витовт хитростью завладел городом и посадил своих наместников; но смоляне, недовольные управлением литовцев, вызвали в 1401 г. из Рязани князя Юрия. В 1404 году Витовт вновь явился под стенами С. и овладел городом 24 июня. С этого времени С. составлял в течение 110 лет владение Литвы. Витовт даровал городу магдебургское право, свободу вероисповедания и разные льготы; это была пора мирного развития города.

В 1440 г. часть горожан, недовольная наместником Савовичем, восстала и избрала себе князем Андрея Дорогобужского, а за отказом его - Юрия Мстиславского; но вел. кн. литовский Казимир осенью 1441 г. подступил к городу, Юрий бежал и литовцы выжгли третью часть С. В 1501 году Иоанн III тщетно пытался овладеть С. После трех походов и троекратной осады (в 1513 и 1514 гг.) С. взят был 1 августа 1514 г. русскими войсками и находился под властью московских царей 96 лет. С. целью возвратить город литовцы безуспешно ходили под С. в 1535, 1564 и 1579 гг.; походы их оканчивались только разорением городских предместий. 16 сентября 1610 г. под стенами С. явилось польское войско Сигизмунда III; осада города продолжалась 20 месяцев, и только вследствие измены полякам удалось сделать пролом в стене и ворваться в город (3 июня 1611 г.). Часть граждан заперлась в соборе, который был взорван, причем погибло более 3000 человек. С. присоединен был к Польше, владевшей им с 1611 по 1654 г. В 1613 - 1615 гг. стояли под С. русские войска, но взять города не могли; по Деулинскому перемирию 1618 г. он остался за Польшей. В 1632 г. московское войско, под начальством М. Б. Шеина, осадило С.: осада продолжалась более года и город готов был сдаться, но появление польск. короля Владислава, 28 авг. 1633 г., изменило ход дела и Шеин, окруженный свежими и более значительными силами, вынужден был 1 февраля 1634 г. положить оружие. В 1651 г. поляки, боясь смут, выселили из крепости всех православных. 3 окт. 1654 г. С., после двухмесячной осады, взят был царем Алексеем Михайловичем. По Андрусовскому договору (1667) он уступлен был на 131/2 лет России, а в 1686 г. присоединен к ней навсегда, причем отменено было Магдебургское право, введены русские порядки и Смоленская область обращена в воеводство. С утратой своего значения, как пограничного и международного пункта, С., несмотря на наступившее продолжительное мирное время, остался малонаселенным и незначительным городом: в 1600 г. в городе числилось до 80000 жителей и до 8000 домов, кроме находившихся в крепости, не уступавшей, будто бы, в населенности городу - а в 1780 г. в С. было всего 11491 д. об. пола, при 2875 постройках.

При Петре Вел. в 1706 г., на правом берегу Днепра, против Фроловских городских ворот, устроен был земляной кронверк, от которого остались едва заметные следы. Во все время своего существования С., помимо военных невзгод, неоднократно подвергался разного рода бедствиям: в 1194, 1308, 1340, 1415 и 1722 гг. он погорал, в 1230, 1308, 1352, 1364 и 1415 гг. страдал от моровой язвы, в 1222, 1436, 1601, 1733 - 34, 1766 и 1802 гг. - от голода, в 1230 и 1801 гг. - от землетрясений. Всего больше он потерпел в 1812 г., когда уничтожено было огнем 45 каменных и 1568 дерев. домов, 69 каменн. и 248 дерев. лавок; убытки были исчислены в 6599504 руб. Из 12 холерных эпидемий наиболее сильна была холера 1848 г., от которой в городе умерло 2423 чел.

Литература. Никитин, "История г. Смоленска" (1847); С. П. Писарев, "Памятная книжка г. Смоленска" (1898); И. Сперанский, "Очерки истории Смоленской семинарии и т. д. " (1892); Д. Н. Жбанков, "Краткий очерк положения общественного призрения в Смоленской губ." (1895); историческое и географическое описание гор. С. в "Памятной книжке Смоленской губ. на 1898 г.". Ф. Шперк.

В русской военной истории С. приобрел особую известность по кровопролитному сражению во время Отечественной войны 1812 г. 3 августа город был занят корпусом ген. Раевского и дивизией ген. Неверовского, под прикрытием которых должно было совершиться (на лев. берегу Днепра) соединение обеих наших армий, отступавших перед Наполеоном. Вечером того же дня перед С. показались передовые части франц. войск; 4-го числа неприятельская армия продолжала свое сосредоточение, и дело ограничилось канонадою и небольшими стычками. Между тем русский главнокомандующий, решив дальнейшее отступление, возложил временную оборону С. на корпус Дохтурова, дивизию Коновницына и 6-й егерский полк (в общем - не более 20 тыс., а с прибывшими потом подкреплениями - 30 тыс.). К утру 5 авг. франц. армия (140 тыс.) сосредоточилась у С. и охватила его широкой дугой. Бой завязался в 8 час., но до 3 час. пополудни ограничивался канонадой и перестрелкой; затем неприятельские войска двинулись на штурм, подготовленный огнем 150 орудий. Дохтуров, продержавшись 2 часа в предместьях, отступил за городскую стену. В исходе 5-го часа пополудни неприятель предпринял решительную атаку, ворвался в Малаховские ворота, но был отброшен подоспевшими подкреплениями. Наполеон, прекратив атаки, выдвинул 100 орудий, которые громили город в течение всего вечера, но наши войска продолжали стойко держаться в объятом пламенем С. Возобновленный в 7 ч. вечера штурм был тоже отбит; в 10 час. канонада смолкла. Стойкость защитников дала возможность армии кн. Багратиона вытянуться на Московскую дорогу; Наполеон, потеряв до 12 тыс. чел., не достиг никаких положительных результатов (наша потеря: 6 - 7 тыс.). Ночью рус. войска, по приказанию главнокомандующего, отступили из города, уничтожив за собою мосты на Днепре.

И. О.

Смоленский Степан Васильевич

- известный знаток православного церковного пения. Будучи преподавателем в казанской учительской инородческой семинарии, С. исследовал так называемую соловецкую библиотеку, находящуюся при казанской духовной академии. Подробное описание старинных певческих рукописей этой библиотеки С. поместил в 1887 г. в "Православном Собеседнике". В том же году он напечатал курс хорового пения. В 1888 г. он издал азбуку знаменного пения Александра Мезенца, изложив при этом крюковую систему и перевод крюков на линейные ноты. Это издание проливает свет на церковную музыку, начиная с XII века. Кроме того, С. издал описание старинного знаменитого ирмолога, принадлежащего Воскресенскому монастырю (1887), и "Главнейшие песнопения Божественной литургии, молебного пения, панихиды и всенощного бдения" переложение для мужского хора, помещенное в приложении к "Церковным Ведомостям". В настоящее время С. состоит директором московского синодального училища церковного пения.

Н. С.

Смоленская земля и С. княжество

- В Х в. С. земля, населенная кривичами, занимала пространство большее, чем нынешняя губерния; на СЗ она охватывала все среднее течение р. Москвы, и даже то место, где теперь стоит г. Москва, входило в ее состав. Наибольшие пределы С. земля имела в XII - XIII вв., когда она на С начиналась от южн. берега оз. Селигера, на Ю последним ее городом была Зара, на р. Ипути, на В границею были р. Исма (приток Протвы) и р. Пахра, на З - г. Жидчичи, на р. Чернейке. С XIV в. это обширное пространство стало урезыватъся и к началу XV уменьшилось до пределов нынешней Смоленской губ. Сначала С. земля находилась в зависимости от киевского князя, ставившего там своих посадников. Первое ясное указание на обособление ее, как отдельной политической единицы, относится к 1054 г., когда Ярослав I поставил там князем своего сына Вячеслава. Через три года он умер, и старшие его братья по общему соглашению отдали С. землю в удел младшему Игорю; но и последний пробыл здесь всего три года, после чего братья его разделили С. удел на три части. В 1073 г. им овладел один Всеволод Ярославич и отдал в удел сыну своему Владимиру Мономаху, посадившему потом здесь своих сыновей Мстислава и Изяслава. В 1095 г. Смоленском овладевает Давид Святославич, но через два года город переходит к Святославу Владимировичу, после которого княжил в Смоленске его брат Вячеслав (с 1113 до 1116 г.). С 1116 г. до смерти Владимира Мономаха там сидели его посадники. К концу XI и началу XII в. относится ряд неудачных попыток полоцких князей присоединить С. землю к своим владениям.

Три года спустя после смерти Владимира Мономаха на смоленский стол вступает внук его Ростислав Мстиславич (1128), положивший основание политической отдельности С. земли и поставивший её на высшую степень политического могущества. Ему, между прочим, С. княжество обязано весьма важным документом - уставной грамотой смоленской епископии (1151 г.), которую он учредил в 1137 г. Когда Ростислав занял Киев, в Смоленске княжил, с перерывами, Роман Ростиславич (1161 - 80). При его жизни С. княжество оставалось сильным и важным в политическом отношении, но с его смертью оно раздробилось на несколько мелких уделов. В 1180 - 1197 г. в Смоленске княжил Давид Ростиславич, после него Мстислав-Борис Романович (до 1214 г.), которому принадлежит первая попытка оформить взаимные отношения смолян и немцев, Владимир-Дмитрий Рюрикович (до 1219 г.) и Мстислав-Федор Давидович (до 1230 г.), ко времени княжения которого относится деятельность Ральфа из Касселя и Тумаша Михайловича из Смоленска, выработавших Смоленскую Торговую Правду (1229 г.). При названных князьях С. земля, несмотря на споры и борьбу князей за великокняжеский С. стол, играла выдающуюся политическую роль, приобрело сильное влияние на Новгород и Полоцк и значительно расширила свою западную торговлю. В 1230 г. Смоленск постиг голод и затем мор, истребивший в нем 23900 человек; после этого начались набеги литовских князей, из которых один занял Смоленск и пробыл там несколько времени; наконец, после двухлетней борьбы, вокняжился Святослав Мстиславич (до 1238 г.). Уже при нем и особенно при его преемниках, Всеволод Мстиславич, Ростислав Мстиславич, Глеб Ростиславич и Михаил Ростиславич ( умер 1279), начинается падение С. княжества: прекращается связь с Киевом, утрачивается влияние на Полоцк и Новгород. В 1274 г. С. княжество впервые подчиняется татарскому хану (в 1238 г. татарское нашествие его миновало, а прибывшие под Смоленск в 1242 г. татарские войска были отбиты). До 1297 г. княжил Федор Ростиславич до 1313 г. Александр Глебович, который, желая поддержать старые отношения между смолянами и немцами, написал в Ригу письмо, подтверждавшее старую Смоленскую Торговую Правду; при нем происходило наибольшее дробление на уделы и борьба за них. С Ивана Александровича начинается заметное влияние на смоленские дела великих князей литовских; Святослав Иванович был одним из самых энергичных князей; все время его княжения прошло в непрестанной борьбе то с Москвой, то с Литвой; он и его сын употребляли геройские усилия, чтобы спасти самостоятельность Смоленского княжества, но безуспешно: они погибли в сражении под Мстиславлем. В 1386 г. великий князь литовский Витовт посадил смол. князем Юрия Святославича, но, недовольный его самостоятельностью, заместил его в 1392 г. Глебом Святославичем. В 1395 г. Витовт "лестию" захватил всех С. князей, разогнал их и в Смоленске посадил своих наместников. В 1401 г. недовольные смоляне, при помощи рязанского князя, убили литовских наместников и посадили на С. столе Юрия Святославича. В том же году осенью Витовт осадил Смоленск, но взял его только в 1404 г., отрезав всякое сношение смолян с Рязанью. Тогда-то окончательно и пала независимость С. княжества, ставшего владением литовцев. - См. Довнарь-Запольский, "Очерк истории Кривичской и Дреговичской земель до конца XII в." (Киев, 1891); С. Писарев, "Смоленск и его история. Княжеская местность и храм князей в Смоленске" (Смоленск, 1894); его же, "Прошлое и настоящее г. Смоленска" (Смоленск, 1899); Н. Голубовский, "История Смоленской земли до начала XV в." (Киев, 1895). В. Р - в.

Смородина

(Ribes) - род растений из сем. камнеломковых (Saxifragaceae), отличающийся следующими признаками: кустарники с очередными, большей частью дланевидно-лопастными листьями. Цветы расположены в кистях. Цветочное ложе вогнутое, сросшееся с завязью и переходящее по краям в 5, обыкновенно зеленоватых чашелистиков. Лепестков также 5, свободных. Тычинок столько же. Завязь одногнездая, многосемянная. Столбика 2. Плод - ягода. Сюда относится до 50 видов, распространенных в Европе, Азии и Сев. Америке, причем некоторые спускаются к Ю по Андам до Магелланова пролива. В равнине Европ. России дико растут 3 вида, на Кавказе 6, большее число их растет в Сибири, особенно восточной. Наиболее известны виды С.: черная С. (Ribes nigrum) и красная (R. rubrum), которые обе дико растут в сев. Европе и в Сибири. Отличие между ними, кроме цвета ягод, заключается еще в том, что у черной С. листья и ягоды чрезвычайно душисты от эфирного масла, заключающегося в особых железках, покрывающих особенно густо нижнюю поверхность листьев. Из сока черной С. (пофранц. Cassis) делают также разные сиропы и ликеры. В большом количестве разводят крыжовник (Ribes Grossularia), который также принадлежит к роду С. От него известно несколько сот сортов, возникших в культуре. От многих других видов С. ягоды также употребляются в пищу, но в небольшом количестве и собираются они с диких экземпляров. Некоторые же виды, как Ribes aureum, floridum и sanguineum разводятся в садах ради своих цветов.

С. Коржинский.

Сорта С. - от Ribes rubrum получены многочисленные разновидности с красными, розоватыми, белыми и полосатыми ягодами. Назовем главнейшие.

А. Красные сорта: 1) обыкновенная садовая а grappe rouge (красная голландская), не особенно крупноплодная, особенно пригодная для приготовления вина. 2) Boulogne - с крупными ягодами. 3) Брусковая огромный куст при большой плодовитости, вкус кисловатый. 4) Вишневая - с маленькой кистью и небольшой плодовитостью. 5) Imperialе rouge - из новых сортов, с крупными кистями и ягодами и высоким кустом. 6) Бессемянные - с кистями средней величины. 7) Knights сладкая, с ягодами слегка кисловатыми. 8) Prince Albert - плодородный сорт с ягодами отличного вкуса. 9) Ruby Castle - высоко плодородная с кисловатыми ягодами. 10) Roem v. Harlem (иначе кавказская) - крупные ягоды, большой куст. 11) Скороспелая, la hative - ягоды поспевают раньше других сортов, средней величины, отличного вкуса. 12) Versailles - ягоды крупные, кисловатая, при высокой плодородности. 13) Грушевидная - с крупными яйцевидными ягодами. 14) Выставочная  - с очень крупными шаровидными ягодами приятного вкуса, ягоды держатся в совершенно свежем виде до опадания листьев. –

В. Розовые сорта: 1) голландская розовая - с длинными кистями и небольшими ягодами хорошего вкуса. 2) Champagner  - с короткими кистями и крупными кисловатыми ягодами.

С. Белые сорта: 1) белая вишневая - с большими кистями и крупными ягодами. 2) Blanche transparente - громадной плодородности при средней величине ягод. 3) Imperiale jaune - чрезвычайной плодовитости, при крупных кистях и ягодах. 4) Perie blanche - желтоватые ягоды отличного качества. –

D. Полосатые сорта: Gloire des Sablons - ягоды бледно-розового цвета с красноватыми полосками. 2) Полосатая жемчужная (Perle strie) - с длинною кистью и ягодами белыми с красными полосками.

Черной С. (Ribes nigrum L.) известны следующие видоизменения: 1) Bong up black - английского происхождения крупноплодный сорт. 2) Ogdens black curant - сходный с предыдущим. 3) Неаполитанская, Cassis de Maples - превосходный сорт. 4) Русская крупноплодная огородная - выносливое растение, но с ягодами средней величины. 5) Victoria - с мелкими ягодами. 6) Желтоплодные ягоды, наиболее пригодные для наливки. 7) Борцоволистная - с крупными ягодами и глубокоросеченными листьями. 8) Пестролистная - с мелкими ягодами и крупными, испещренными белыми полосками, листьями декоративное растение Р. Шредер.

Почва и месторасположение. - Наилучшей почвою для С. считается черноземный суглинок, но удается С. и на других почвах как легких, так и плотных, лишь бы почва была плодородна и влажна; для соблюдения первого условия легкие и малоплодородные почвы хорошо удобряют через 2 - 3 года и, кроме того, в течение лета поливают жидкими удобрениями; чтобы сохранить влажность в почве, в сухой местности следует высаживать С. не на грядах, а в канавках (красная и белая С. легче переносят сухость почвы, чем черная). Одновременно с удобрением, производят глубокую обработку почвы на 10 - 12 вершк.; между растениями же земля разрыхляется каждый год. Некоторые советуют на лето поверхность гряд покрывать слоем навоза. Что же касается местоположения, то необходимо сажать кусты С. на открытом, освещенном солнцем месте. С той же целью расстояние между кустами должно быть не менее 1 1/2 арш., чтобы они не затеняли друг друга, иначе получаются мелкие и щуплые ягоды.

Размножение. - С., как и крыжовник, размножают 1) черенками, 2) отводкой ветвей; черенки обыкновенно срезают осенью, по опаданию листьев, с сильных кустов, под самым глазком, затем складывают их на зиму в погреб и весной высаживают, как только оттает земля, в тенистом месте. В теплом климате черенки сажают и осенью. Размножение травянистыми отводками производят в июле, предварительно надрезав кору. Посадка С. производится лучше всего в августе в грядки или канавы, наполненные смесью земли с навозом. После посадки, если погода сухая, производится 2 раза в неделю поливка, не менее 1 ведра на куст. Поверхность почвы покрывается навозом и слоем соломы. Обрезка (весной) состоит в укорочении молодых ветвей на 5 - 6 глазков и удалении старых ветвей. Каждый куст должен иметь самое большее 10 - 15 ветвей различных возрастов. Старые ветви надо удалять, потому что самые крупные ягоды получаются на 3 - 5 летних ветвях. Оставлять более старые ветви можно лишь на штамбах. Обыкновенно С. разводят в виде куста, посредством обрезки молодых растений на уровне 4 вершк., но иногда красную С. (но отнюдь не черную), ради внешнего вида, выгоняют в полуштамбовой или штамбовой форме (первая имеет ствол до 3/4 арш. высоты, вторая - до 1 1/2 арш.). Последняя форма выводится прививкою (копулировкою) на американской желтой С. (Ribes aureum Pursh) или, в редких случаях, на черной С. В северных губерниях опасно выводить штамб выше 16 вершк. Кроме употребления ягод С. непосредственно в пищу, из них приготовляют варенье, компот, желе, пастилы, мармелад, сиропы и смородинное вино. См. "Русский огород и плодовой сад" Р. Шредера; "Ягодные растения", изд. Э. Иммера и С.; "Ягодные кустарники" Е. Аверюевой; "Смородина" П. В. Ростовцева; "Смородина" Э. Регеля; "Приготовление консервов" Л. А. Черноглазова и А. И. Онуфровича.

Сморчок

(Morchella) - шляпочные грибы из отдела сумчатых (Ascomyceteae) семейства строчковых (Helvellaceae). Плодоносец на вертикальной ножке в виде более или менее правильной колокольчатой или конической шляпки, сросшейся краями с ножкой. Верхняя поверхность шляпки вся покрыта продольными и поперечными ребрами и составляет так называемый гимениальный, слой, состояний из вертикально расположенных цилиндрических сумок, содержащих по 8 одноклеточных, бесцветных, эллипсоидальных спор. Между сумками находятся многочисленные нитевидные парафизы. Этот род грибов содержит несколько десятков видов плохо разграниченных, так что критическая их обработка очень желательна. Все они встречаются главным образом в умеренном поясе, ранней весной, тотчас после таяния снега в лесах, на песчаной или болотистой почве. Все виды С. съедобны и доставляют хорошую, хотя не особенно удобоваримую пищу. Необходимо только пользоваться молодыми грибами и избегать старых, подвергающихся разложению, так как у этих последних, при разложении, образуются различные птомаины, имеющие, как известно, в высшей степени ядовитые качества. До изготовления их в пищу С. следует постоянно тщательно обмывать в воде, для удаления песчаных крупинок, легко пристающих к складкам шляпки, и насекомых. Самые обыкновенные виды С.: М. esculenta (С. съедобный), с округлой шляпкой в 3 - 6 стм. в диаметре, желтоватого или буроватого цвета, М. conica (С. конический), с конической шляпкой.

Снегирев Владимир Федорович

- проф. акушерства и женских болезней в моск. университете, медицинское образование получил в моск. университете, степень доктора медицины в 1873 г за дисс. "Об определении и лечении позадиматочного кровоизлияния". Ему принадлежит ряд работ по акушерству и гинекологии: "Два случая удаления внутриматочных полипов" (1882), "О новом способе оперативного лечения фиброидов матки" ("Моск. Мед. Газ.", 1875), "Три случая овариотомии" (1876), "О современном состоянии лечения рака матки" (1881), "Операция искусственного бесплодия" (1882), "Маточные кровотечения, их этиология, диагностика, терапия" (М., 1884; несколько изданий) - капитальный труд; "Новое кровоостанавливающее средство - пар" (1894): этим сообщением С. ввел в медицинскую практику важное лечебное средство, которым можно пользоваться и при операциях на богатых кровью органах, как печень. С. ввел в своей клинике и развил субъективное исследование больных по методу проф. Захарьина.

Снегирь

(Pyrrhula) - род конусоклювых певчих птиц из сем. вьюрковых или зябликовых (FringiIlidae), характеризующийся очень вздутым клювом с почти одинаково развитыми надклювьем и подклювьем, причем длина первого равна его ширине у ноздрей. Ноздри покрыты щетинистыми перышками. У округленных, недлинных крыльев третье и четвертое маховые перья длиннее остальных. Хвост слабо вырезан. Боковые пальцы неодинаковой длины. Известно около 10 видов, распространенных в палеарктической области. С. обыкновенно называют два близких вида Pyrrhula: восточный более крупный вид (дл. - 19 стм.), Р. coccinea, и западный, более мелкий (дл. - 17 стм.), P. vulgaris. Оба вида окрашены сходно, но черная шапочка у первого развита больше и захватывает затылок. Спина у самцов пепельно-серая, у самок - буровато-серая; нижняя сторона тела самцов киноварно-красная, самок - серая. Хвост, крылья и клюв - черные. На крыльях серая поперечная полоса. P. coccinea распространена преимущественно в Евр. России и в Сибири; P. vulgaris - преимущественно в зап. Европе. Питаются семенами и насекомыми. Гнезда, свитые из прутиков, стебельков и корешков и выстланные обыкновенно волосом, вьют на деревьях. Кладка из 4 - 5 зеленовато-голубых яиц с черными и красно-бурыми точками и черточками. Зимою небольшими стайками С. перекочевывают из сев. Европы в среднюю. Легко приручаются и при хорошем уходе подолгу выживают в неволе. В горах средней Германии молодых С. вынимают из гнезд и обучают пению. С. легко выучиваются насвистывать различные мелодии. Отсюда торговцы птицами доставляют обученных С. в большие города Европы. В Сибири, кроме P. coccinea, водится местный вид С. серый или сибирский С. (P. cineracea), у которого оба пола окрашены сходно, - именно похожи на самцов европейских С., но грудь не красная, а серая, как у самки P. coccinea.

Ю. В.

Ловят С. осенью, когда они прилетают с севера; их кроют сетями на точках, устраиваемым преимущественно на просеках вблизи леса, с заводными на присадах и подвязными под сетью; кроме того, С. ловят и в западню, в которую сажают ручную самку; кроют также лучком. С. держат в клетке, главным образом, из-за их красоты и кроткого, доверчивого характера. Из Тюрингена вывозятся в Берлин, Варшаву, Петербург, Амстердам, Лондон, Вену и даже в Америку С. малой разновидности, умеющие насвистывать симпатичным флейтовым голосом одну или две небольшие песенки; такие С. называются любителями их "минаветными" С.

Снорри Стурлусон

(Snorri или Snorre Sturluson, 1179 - 1241) выдающийся исландский скальд и политический деятель, игравший очень важную роль и в скандинавской литературе, и в истории своей родины. Происходил от одного из древнейших родов в Исландии, Стурлунгов; достиг высокого положения в олигархическом управлении Исландией и несколько раз занимал должность законодателя. В междоусобной войне Стурлунгов (о которой рассказывает "Sturlungasaga") он принимал участие, и не всегда красивое. В 1237 г. он бежал от своего брата Сигвата и его сына в Норвегию, к герцогу Скули, с которым подружился еще в свое первое пребывание в Норвегии, в 1218 г. Там он составил план подчинения Исландии норвежским герцогам, чтобы самому утвердиться в Исландии и отомстить своим врагам Торгильскарду и Гизуру. В 1239 г. С., вопреки запрещению короля Гакона, вернулся в Исландию. Гакон, подозревавший С, в соучастии с восставшим герцогом Скули, объявил С. изменником, и С. был убит Гизуром, своим же зятем. Как писатель, С. занимает первое место в литературе своего отечества: он и великий историк, и великий поэт-скадьд. Из прозаических произведений С. особенно замечательна (названная так первым издателем, И. Перингшельдом, по начальным словам произведения) "Heimskringla" ("Земной круг"), т. е. история норвежских королей ("Noregs-Konunga Sogur") от древнейших времен до конца XII стол. Она состоит из 16-ти саг о норвежских королях, начиная с шведских и норвежских Инглингов (пролог и "Ynglingasaga"), как предшественников норвежских королей, и кончая королем Магнусом Эрдингссоном (умер 1184). "Heimskringla" имеется в рукописях "Kringlia" и "Jofraskiuna" (обе сгорели в Копенгагене в 1728 г. почти без остатка, но сохранились в списках), и в "Eirspennill" и "Frissbok" (изд. Унгером в 1871 г.), где помещена еще сага Стурла Тордгарсона о Гаконе Старом и выпущена сага об Oлафе Святом. Относительно участия С. в этом сборнике мнения расходятся; вероятнее всего, что он пользовался уже написанными сагами, и главная его заслуга - в критической проверке и обработке имевшегося материала. "Heimskringla" издана Реringskjold\'ом (Стокл., 1697), Schoning\'ом и Sk. Thorlacius\'ом (Копенгаг., 1777 - 1783), Unger\'ом (Христ., 1868) и (с критическими примечаниями) Финнуром Ионссоном (Копенг., 1893); немецкие переводы дали Wachter (Лпц., 1835 - 36), Monicke (Штральз., 1835 - 37), датские - Grundvig (Копенгаген, 1818 - 22), Aall (Христ., 1838 - 39), G. Storm (ib., 1896), шведские - Richert (Стокг., 1816 - 29) и Н. Hildebrand (Oerebro, 1869 - 71). Затем, по древним свидетельствам (древнейшее - Упсальская рукопись 1300 г.), С. принадлежат старейшие части позднейшей Эдды, которая потому и называется "Snorra-Edda". Кроме заключенного в ней "Hattatal", состоящего из 102 строф и стольких же различных размеров панегирического стихотворения в честь короля Гакона и ярла Скули, С. сочинил так наз. "drapa" на вдову ярла Гакона Галина, Христину, на епископа Гудмунда Арасона и др. Следует ли считать известное под именем Сэмунда Мудрого стихотворение "Noregs Коnungatal" юношеским произведением С. - весьма сомнительно. Писательская деятельность С. относится, вероятнее всего, к 1220 - 37 гг. Ср. Р. Е. Muller, "Undersogelse от Kilderne tie Snorros Heimskringla" (Эребро, 1823), (G. Storm, "Snorre Sturlassons Histories Kriening" (Копенгаг., 1873); Boesen, "Snorri Sturlusson" (ib., 1879), Rosselet, "De Snorrone Sturlaeo" (Берл., 1853).

Coбеский Ян

- король польский, род. в 1624 г., учился в Кракове, вместе с братом своим совершил продолжительное путешествие по Европе. Военное поприще начал в звании коронного хорунжего (1656), затем был маршалком вел. коронным, гетманом польским, с 1668 г. - гетманом великим коронным; в 1665 г. женился на вдове Замойского, Марии-Казимире, рожд. маркизе д\'Аркьен. На избирательном сейме шляхта, находившаяся под обаянием только что одержанной С. блестящей победы над турками под Хотином, провозгласила его королем (21 мая 1674 г.), несмотря на сильное противодействие австрийской партии, с Пацами во главе. В наследие от Михаила Вишневецкого перешла к С. нерешенная борьба с турками, тянувшаяся, с незначительными перерывами, все время его правления. В августе 1674 г. С. двинулся в Подолию, которую опустошали турки, взял Немиров, Могилев, Брацлав и привлек на свою сторону казаков обещанием льгот. После тщетных переговоров с ханом, С. дал генеральную битву под Львовом соединенному турецко-татарскому отряду (24 авг. 1675 г.) и нанес ему полное поражение. Короновавшись 2 февр. 1676 г. в Кракове, С., пользуясь временным затишьем со стороны турок, занялся вместе с сеймом упорядочением некоторых внутренних дел (установление новых податей для содержания войска). 17 окт. 1676 г., после непродолжительных военных действий, С. удалось заключить мир с турками (в Журавне), по которому две трети Украины возвращены Польше, а остальная часть оставлена казакам под опекой турок. Согласившись на эти условия лишь в силу необходимости, С. не переставал думать о возвращении Подолии, вел переговоры с иностранными дворами относительно всеобщей войны с Турцией и на целом ряде сеймов ставил вопрос, не лучше ли возобновить войну с Турцией, чем жертвовать богатыми землями. Проект этой войны привел С. к союзу с Австрией, находившейся в тяжелых условиях вследствие восстания венгров, поддерживаемых турками. Французский двор употребил все усилия, чтобы расстроить этот союз, но, несмотря на личные симпатии С. к Франции, австрийская партия восторжествовала. Немало помогло этому личное нерасположение королевы Марии-Казимиры к Людовику XIV за то, что он отказал отцу ее в звании герцога, и также разоблачение интриг французского посланника де Витри. Известие о громадных вооружениях султана ускорило заключение союза с Австрией (31 марта 1683 г.), после чего С. начал деятельно готовиться к войне. Между тем султан Магомет IV, узнав о договоре, немедленно двинул в Австрию вел. визиря Кара-Мустафу, с громадным войском. Хотя военные приготовления Польши далеко не были окончены, С. поспешил к Вене, осажденной турками, принял главное начальство над всей союзной армией и 2 (12) сентября 1683 г. одержал над турками победу, покрывшую имя его блеском и составившую одну из славнейших страниц польской истории. Чтобы обеспечить себе успех в дальнейшей войне с Турцией, С. вступил в переговоры с Москвой, убеждая ее примкнуть к союзу, и для этой цели заключил с ней вечный мир (26 апр. 1686 г.). Борьба с Турцией продолжалась до конца жизни С. с переменным успехом. Последние годы правления С. были омрачены разными внутренними неурядицами, частью вследствие борьбы при польском дворе двух партий (австрийской и французской), заявлявших притязание на руководительство внешней политикой, частью вследствие интриг и происков некоторых влиятельных фамилий (Пацы, впоследствии Сапеги и др.), замышлявших лишить С. короны. Росло неудовольствие против короля и среди шляхты, обеспокоенной слухами, будто бы С. хочет ограничить ее привилегии, сделать трон наследственным и т. д. Сеймы проходили бурно, часто были срываемы, королю приходилось иногда выслушивать самые оскорбительные речи; слышался громкий ропот на королеву, которая, пользуясь своим неограниченным влиянием на мужа, раздавала различные должности за деньги. К довершению всего возник раздор и в королевской семье: С. любил более других старшего сына Якова, к которому не расположена была Мария-Казимира. Все это увеличивало мучения короля (С. несколько лет страдал подагрой и каменной болезнью): он падал духом и относился с совершенным равнодушием к государственным делам. Ум. 17 Июня 1696 г. По отзыву современников, личность С. представляется в привлекательном свете: он был доступен, приветлив и ласков с низшими, уважал науку и просвещение. Блестящий полководец, он не обладал государственным умом: победы его не принесли Польше выгоды. Сделав так много для славы своего отечества, С. в то же время ничего не сделал для его пользы.

Литература. Salvandy, "Histoire de Jean S." (П, 1827); Coyer, "Histoire de Jean S." (Амстердам, 1761); "Archivum francuskie do Jana III" (Wyd. Walizewski, Краков, 1879); Vanderlinde, "Vita et res gestae Joannis S." (Амстерд., 1685); Szajnocha, "Opowiadanie о Janie III"; "Listy krola Jana III pisane do krolowey Maryi-Kazimiry w ciagu wyprawy pod Wieden w r. 1683" (Wyd. prz. Raczynskiego, Варш., 1824); "Acta Jana S." (Wyd. Kluczycki, 1880); "Bibl. Myszkowskich. Listy Jana III" (Wyd. Helcel, 1862).

К. Ч.

Соборы церковные, синоды

(sunodoi, concilia) - в обширном смысле так называются собрания представителей церкви для обсуждения и разрешения вопросов и дел вероучения, религиозно-нравственной жизни, устройства, управления и дисциплины вероисповедных христианских обществ. В праве каждой христианской вероисповедной церкви в понятие о С. вносятся особые специальные признаки, указывающие на личный его состав и объем ведомства. Так, в православной и армяно-грегорианской церквах соборами в точном смысле именуются собрания пастырей и учителей церкви, составляющиеся, согласно церковным правилам и законам государства, для утверждения истин веры, для благоучреждения дел церковных, для установления, поддержания и развития порядка и дисциплины в церкви; в римско-католической - соборами епископов, прелатов и докторов под председательством митрополита, примаса и патриарха, или папы, или уполномоченных от него - для регулирования дел веры, религиозной жизни и дисциплины; в протестантских церквах - собрание пасторов и представителей от общин церковных и правительства для совещаний по вопросам религии и церковной жизни. Синоды или соборы существовали в церкви во все времена или в виде временных собраний, или - в некоторых самостоятельных церквах - в форме постоянных учреждений. Они существуют и в настоящее время в различных странах и вероисповедных церквах. Основание для существования в строе церкви соборов заключаются в вероучении основателя церкви (Матф. XVIII, 18, 15 - 20; Иоан. XVII, 17, 21 - 26), в примере апостолов, составлявших собор в Иерусалиме (Деян. гл. XV), в природе церкви, как вероисповедного общества, в принципах исторического развития устройства церкви, и в том, что многие вопросы, возникающие среди членов церкви из религиозных верований, не могут быть иначе разрешены, как через посредство С. Самое слово - sunodoi, по-русски - С., по-латыни concilium, отсюда concile, Concilien и проч., означает путь, по которому вместе приходят к одной цели. В истории христианской церкви различаются две главные категории С.: вселенские и поместные. Такое различие и разделение в настоящее время принимается церквами православною, римско-католическою, армяногрегорианскою и др.; но каждая из этих церквей признает неодинаковое число С. с значением вселенских, и не все С., признаваемые такими в одной из них, принимаются с тем же значением в прочих церквах. Поместными ( topicai sunodoi) или частными (S. particulares) С. в православных, римско-католической, армяногрегорианской и в других издавна существующих вост. церквах называются собрания епископов и других иерархов какой-либо одной местной, самостоятельной (автокефальной) или вероисповедной церкви, или какой-либо определенной ее области (страны, государства, местности, провинции), составляющиеся для разрешения вопросов и дел, возникающих в ее пределах касательно вероучения, строя, управления и дисциплины. Деление вселенской христианской церкви на поместные и вероисповедные, а равно каждой поместной и вероисповедной церкви на области, совершалось в истории по условиям времени, места и обстоятельств политической, народной и религиозной жизни населения христианского и разнообразилось в различных странах мира и в различные времена; вместе с тем разнообразились и формы устройства и управления отдельных церквей и церковных областей и их учреждений. С. или синоды, как церковные учреждения, удерживались в строе поместных и вероисповедных церквей, но не в одинаковом виде, подвергаясь в разных странах и церквах и в разные времена в своих частных названиях, в организации, в значении и объеме ведения разнообразным видоизменениям, но с сохранением начала коллегиальности. Посему во вселенской христианской церкви, как и в каждой поместной православной и каждой вероисповедной церкви, С. имеют свою историю, исходным началом которой служит законодательство вселенской церкви первых девяти веков христианства.

С. называются по городам, в которых они происходили (антиохийский, сардикийский, арелатский, московский, базельский и т. п.), по географическому положению церквей, представители которых в них участвовали (С. восточной црк., западной црк.), по названиям церквей, в строй которых они входили (С. константинопольской церкви, антиохийской, римской, карфагенской и т. п.), по именам стран, где собирались (испанские, малоазийские), по народностям (С. русской, сербской, румынской церквей), по вероисповеданиям (С. православной, римско-католической, армяно-грегорианской, лютеранской церквей), по титулам председателей или церковных учреждений (митрополитанские, патриаршие, областные, монастырские, епархиальные), по составу членов (архиерейские, народно-церковные, смешанные), по их числу (великие, малые, большие, меньшие), по продолжительности (временные, постоянные). В древней России были временные С., называвшиеся по городам, где собирались (киевские, московские); в XVII в. при патриархах различались С. великие и "из прилучившихся" архиереев в Москве; при Петре вместо временных С. учрежден был при местоблюстителе "освященный С." постоянный, а в 1721 г. - св. прав. синод. Созывание временных С. с 1721 г. прекратилось; лишь в новейшее время созывались в Казани и Киеве епископы некоторых епархий для совещаний, но без авторитета С.; сохранилось лишь за административным учреждением лавр название "духовного С.". В армяно-грегорианской церкви, в пределах России, высшее церковно-правительственное учреждение именуется эчмиадзинским синодом. По уставу ев.- лютеранской церкви в России, существуют синоды в округах пробстских и консисториальных и генеральный синод ев.- лютеранский. В праве римско-католической церкви, кроме вселенских, различаются С. национальные, провинциальные и епархиальные (diocesanae synodi). Организация церковных С. устанавливалась обычаями и правилами церкви вселенской (1 всел. 5 и др.) и поместных, а в некоторых странах, в новые времена - светскими законодательствами, при участии органов церковной власти. По действующему праву во всех странах, строй церковных С., объем власти и круг предметов ведения их определяются правилами, узаконениями и статутами каждой местной церкви, изданными и применяемыми с одобрения, санкции или, по меньшей мере, с ведома государственной власти; но принципиальные правила вселенской церкви относительно С. поместных церквей и ныне сохраняют авторитетное значение источника права почти во всех христианских странах, в особенности с населением православного, римско-католического и армяно-грегорианского исповеданий. Соборам церквей поместных, вероисповедных и территориальных присваивается, в определенных местным законодательством церковным или государственным пределах, власть устроить, развивать и поддерживать порядок в местной церкви, во всех сторонах ее устройства и управления, в частности издавать правила, составлять проекты правил для представления правительству, обсуждать, устранять и исправлять учения, несогласные с общим церковным учением, в высшей инстанции разрешать споры и пререкания касательно прав, отношений и предметов церковных, судить высших иерархов, иметь высший надзор в церкви и в православных странах избирать и доставлять епископов и других высших иерархов.

Распределение видов власти между соборными учреждениями в разных церквах в настоящее время весьма разнообразно. В русской и элладской православных церквах постоянным синодам предоставлены все виды высшей церковной власти в стране; в церквах константинопольской, сербской и румынской в австрийских владениях законодательная церковная власть принадлежит народно-церковным С., судебная - архиерейским С., административная особым учреждениям. В римско-католической церкви судная власть в высших инстанциях получила еще в средние века организацию, отдельную от соборной власти. В немецких протестантских территориальных церквах синодам в новейшие времена дана определенная организация, с предоставлением им права составлять и обсуждать проекты относительно церковного устройства и управления, для представления правительству; административная и судная власть оставлена за церковными советами и консисториями. Постановления С. поместных и вероисповедных церквей имели, как и в настоящее время имеют, обязательное значение лишь в той области, из представителей которой состояли ее члены. Правила некоторых поместных С. древней церкви, выразившие общецерковное правосознание, были, однако, приняты православною, римско-католическою и армянскою церквами в состав общецерковного законодательства и потому признаются и в настоящее время источником права. Во всех православных поместных и в армянских церквах таким авторитетом пользуются правила поместных С.: анкирского (314 - 315 гг.), неокесарийского (315), гангрского (ок. 340), антиохийского (341), лаодикийского (364), сардикийского (347), карфагенского (318), константинопольских 394, 864 и 879 гг. В римско-католической церкви таким же авторитетом пользуются первые семь из перечисленных С. и еще С. ельвирский (в Испании, ок. 300 г.). Историческое значение местных С. в развили церковного права каждой вероисповедной и поместной церкви оценивается по степени их влияния на церковную жизнь. В каждой почти стране и вероисповедной церкви существуют сборники соборных правил и литературные исследования о С. Ср. Турчанинов, "Историческое исследование о С. русской церкви" (М., 1829); Григорович, "О С. русской церкви" (М., 1866); Zhishman, "О С. восточных церквей" (1867); Hefele, "Conciliengeschichte".

М. Горчаков.

Совет министров

- учрежден в 1861 г., по мысли кн. Горчакова, для рассмотрения дел, которые требуют не только Высочайшего утверждения, но и личного присутствия Государя при обсуждении их. Учреждение С. министров вызвано было усилением значения личных докладов министров, приведшим к нарушению единства в управлении. С. министров является особою формою коллективного доклада, имея тот же характер, какой, по учреждению министерств 1802 г., должен был иметь комитет министров. Это отражается как на составе, так и на компетенции С. министров. С. министров составляется, под личным председательством Государя Императора, из всех министров и главноуправляющих, пользующихся правами министров, а также других лиц, по непосредственному Высоч. назначению. При всех заседаниях С. присутствует государственный секретарь, для представления по законодательным вопросам сведений из дел государственного совета. Компетенция С. носит совершенно факультативный характер. Все дела вносятся в него не иначе, как по особому каждый раз Высоч. разрешению. Заведывание делами С. министров возложено на управляющего делами комитета министров, к которому все дела, назначенные Государем к обсуждению в С. министров, препровождаются за три дня до заседания. Заседания С. не имеют определенных сроков; они назначаются каждый раз по Высоч. усмотрению. Дела докладываются в С. самими министрами и только в случае невозможности - заведующим делами С. Резолюция может быть постановлена немедленно по окончании прений: в таком случае она излагается или министром, на его докладе, или, при многосложности дела и резолюции, заведующим делами, по соглашению с министром. Дела, особо важные и сложные, могут быть обращаемы Государем к новому рассмотрению вне Высоч. присутствия; рассмотрение это поручается особой комиссии, из членов С. и др. лиц. Результаты совещания представляются Государю в виде краткой мемории через заведующего делами С. Высоч. резолюция по делу, рассмотренному в С. министров, имеет силу Высоч. повеления, состоявшегося по личному докладу министра. Дела законодательные, по предварительном рассмотрении их в С. министров, обязательно вносятся в государственный совет. Об исторических мотивах к образованию С. министров см. "Пособие к изучению русского госуд. права", А. В. Романовича-Словатинского, вып. 2-й.

Советов Александр Васильевич

- известный русский ученый агроном и общественный деятель, сын священника, род. в 1826 г. Первоначальное образование С. получил в вифанской духовной семинарии, высшее - в горыгорецком земледельческом институте, откуда, по окончании курса в 1850 г., был сначала командирован для изучения сельского хозяйства в некоторые внутренние и прибалтийские губернии, а позднее заграницу, где занимался в гогенгеймской земледельческой академии и затем изучал выдающиеся хозяйства в Бельгии, Германии и др. По возвращении, С. получил сначала кафедру сельскохозяйственной технологии в горыгорецком земледельческом институте. В 1859 г. защитил в московск. унив. магистерскую диссертацию: "О разведении кормовых трав". Задача, избранная С. для разработки, была вполне своевременна для русского земледелия, вступавшего тогда в новые условия по случаю приближавшейся крестьянской реформы. В этой книге впервые обстоятельно доказана настоятельная необходимость и возможность разведения кормовых трав не только в нечерноземной, но и в черноземной полосе России, и указаны для последней самые травы. Кроме того, в 1885 г. С. написал краткое "Наставление к разведению кормовых трав" для комитета грамотности. В 1859 г. спб. университет избрал Советова на кафедру сельского хозяйства. Здесь в 1867 г. С. защитил докторскую диссертацию "О системах земледелия". Главной задачей автор поставил исследовать связь между первобытными и современными формами земледелия, что и удалось ему после тщательного изучения многих исторических памятников древнерусского земледелия - летописей и законодательных актов. Книга "О системах земледелия" не лишена интереса и для практических хозяев, так как в ней впервые дано ясное представление о различии главнейших систем земледелия и их постепенном развитии и уделено много внимания характерным явлениям русской хозяйственной жизни. С. является учителем большинства современных агрономов. Из его учеников многие занимают самостоятельные кафедры в наших высших учебн. заведениях. Продолжительна и плодотворна и общественная деятельность С., которая протекла главным образом в среде вольного экономического общества. Одновременно с занятием кафедры в спб. университете, С. был избран председателем 1-го сельскохозяйственного отделения общества и это звание нес в течение почти 30 лет.

Главная заслуга С., как председателя, в том, что он умел привлекать в среду общества свежие силы, в лице молодых ученых, и располагать их к разработке разных сельскохозяйственных вопросов, которые вносились, в виде докладов, в отделение и, подвергаясь обсуждению, вызывали интерес в членах общества. В том же 1860 г. С. был избран редактором "Трудов" общества и вел это трудное дело 26 лет. Вольное экон. общ. избрало С. своим почетным членом, поднесло ему благодарственный адрес, присудило большую золотую медаль. Его избрали своим почетным членом ученый комитет министерства земледелия и государственных имуществ, Императорское московское общество сельского хозяйства, новоалександровский институт сельского хозяйства и лесоводства и другие учреждения. Кроме того, С. более четверти века состоял секретарем петербургского собрания сельских хозяев. По его инициативе, собрание, в память десятилетия своего существования, учредило при спб. унив. по физико-математическому факультету две стипендии, из которых одна, магистерская, присуждается лучшему из окончивших курс по разряду естественных наук, заявившему желание продолжать научные и практические занятия по агрономическим наукам, и вторая - одному из студентов 3 или 4 курса, который, кроме естественных наук, изберет для своих занятий и агрономию. С 1888 по 1900 г. Советов состоял деканом физико-математического факультета спб. университета. Кроме названных выше диссертаций, С. напечатал много статей, из которых назовем только некоторые: "Картофельное производство" (1860); "Агрономические заметки из путешествия по Англии летом 1862 г."; "Всероссийская выставка в Москве в 1864 г."; "О хищничестве в сельском хозяйстве" (1864); "Какие севообороты применимы в той или другой местности России" (1865); "О плодосменности в природе" (1867); "О русских артельных сыроварнях" (1867); "О значении естественных наук для сельского хозяйства" (1868); "Красный клевер в смеси с другими травами" (1868); "О природе картофеля (1868); "Вторая балтийская сельскохозяйственная выставка" (1871); "Кормовая трава козлятник" (1874); "Сельскохоз. выставка в Варшаве в 1874 г. "; "К характеристике устройства подмосковных имений прежнего времени" (1875); "Краткий очерк агрономического путешествия по некоторым губерниям центральной черноземной полосы России в течение лета 1876 г. "; "Кормовые травы из семейства злаков" (1877); "Конкурс плугарей, сортировок и запашников на щигровской земской выставке" (1878); "О значении русского хлеба, как вывозного продукта" (1879); "О важнейших железнодорожных вопросах, имеющих связь с интересами сельского хозяйства" (1880); "Развитие земледельческой химии со времен Либиха" (1881); "О сельскохозяйственном отделе бывшей в Москве художественно-промышленной выставки" (1882); "О русском черноземе" (1884); "О породах крупного рогатого скота в сев. губерниях России" (1886); "По поводу постоянных жалоб русских хозяев на безвыгодность земледелия" (1886); "Об искусственных удобрениях" (1888); "О значении клеверных растений в полевой культуре" (1890); "Мелиорационный кредит и состояние сельского хозяйства в России и иностранных государствах (1891); "Об исследовании окрестностей Петербурга в сельскохозяйственном отношении" (1891); "Агрономическое путешествие по некоторым из северных губерний" (1891); "О мерах, предпринимаемых в Лифляндии к улучшению скотоводства" (1893). Отдельные издания: "Пивоваренное производство" (1861); "Публичные лекции о сельском хозяйстве, читанные в Императорском вольном экономическом обществе" (1861); "Свинья, ее природные свойства, породы и проч. " (1870); "Наставление к разведению кормовых трав" (1885). Перевел несколько важных иностранных сочинений по сельскому хозяйству, между ними: "Письма Либиха о нынешнем состоянии сельского хозяйства"; "Навозы и прочие животные удобрения" Жирардена. С 1885 г. С. издает с Н. П. Адамовым: "Материалы по изучению русских почв", по одному выпуску в год. С 1896 г. Советов состоит редактором сельскохозяйственного отдела в "Энциклопедическом Словаре" Брокгауза и Ефрона, где помещены, между прочим, составленные им монографии "Льна", "Пшеницы", "Сахарной свекловицы" и мн. др. статьи.

Совки

(Noctuinas, Noctuidae s. Noctuаe) - подотряд или семейство бабочек; в прежнее время всех принадлежащих сюда бабочек соединяли в одно семейство Noctuidae; в новейшее же время С. разделены на много семейств и составляют довольно естественный подотряд (Noctuinass. Noctuae) в отряде бабочек. С. называются также ночницами, совиноголовками и свиноголовками. Большая часть С. представляет собой бабочек средней величины и темной окраски. Брюшко С. большей частью заостренное; на груди и брюшке густой волосистый покров, образующий иногда хохлы и пучки различной формы. Крылья в покое бывают сложены кровлеобразно. На передних крыльях находится обыкновенно характерный рисунок, так наз. рисунок С. Он состоит из 3 поперечных полосок: половинной или полуполоски, проходящей у основания или корня крыла, передней и задней, затем из волнистой краевой линии, находящейся на внешнем крае крыла и образующей часто фигуру S, и из 3 пятен - круглого, почковидного и конического или клиновидного; пятна эти лежат между передней и задней поперечными полосками в среднем поле крыла. Усики длинные, щетинковидные или нитевидные, большей частью одинаковые у самцов и самок (только у некоторых видов самцы имеют гребенчатые усики). Глаза голые или покрытые волосами; простые глазки почти всегда существуют. Хоботок сильно развит; щупальца нижней губы торчат перед головою, второй членик их сильно волосистый. Гусеницы С. большею частью 16-ногие, но у некоторых родов передних брюшных ног не достает, так что гусеницы являются 14 или 12-ногими; в этом случае передвижение их напоминает гусениц пядениц. Гусеницы С. большей частью голые или покрытые редкими волосками; только у немногих С. они покрыты густым покровом волосков и напоминают поэтому гусениц шелкопрядов. Гусеницы С. ведут большей частью очень скрытый образ жизни, прячась днем под листьями, камнями, в земле и т. п.: многие живут постоянно в земле, питаясь корнями растений. Некоторые из них являются хищными, т. е. поедают других гусениц или даже гусениц того же вида, что представляет явление довольно редкое среди бабочек. Окукление происходит в громадном большинстве случаев в земле, у некоторых видов между листьями или под корой деревьев и т. п.; гусеницы свивают обыкновенно только легкий кокон или совсем его не делают, за исключением некоторых видов, вьющих плотный кокон. К С. принадлежит громадное число видов бабочек, определить которое с точностью невозможно (в 80 годах число их превышало 2500, но в настоящее время известно гораздо большее число видов); С. водятся во всех частях света и под всеми широтами. Большинство из них летает в сумерках или ночью и прячется днем на стволах деревьев, заборах, под камнями, листьями и т. п.; но есть некоторые виды, летающие днем. Многие виды С. являются очень вредными в сельском хозяйстве, а некоторые наносят вред лесам.

Совы

(Striges) - подотряд хищных птиц, обнимающий собою 180 видов с 23 родами крупных и средней величины, по большей части ночных птиц, распространенных во всех странах света. По своим анатомическим признакам и по оперению С. резко отличаются от дневных хищных, и поэтому некоторыми орнитологами выделяются в самостоятельный отряд. К особенностям скелета С. относятся существование отростков основной кости, своеобразное тройное сочленение нижней челюсти с черепом, очень короткие фаланги третьего пальца, подвижность наружного пальца, который может загибаться назад, наконец, существование у большинства видов (исключение представляют сипухи) выемки на заднем краю грудной кости. Оперение очень редкое и мягкое; отдельные перья тела - большие, закругленные на концах; вокруг глаз пять рядов более жестких, рассученных перьев образуют лучистый венчик, так назыв. лицевой диск. Маховые перья широких крыльев широки, округлены на концах и загибаются к телу; наружные опахала первых трех перьев нередко бахромчаты или пилообразно зазубрены; третье и четвертое перо - длиннее остальных. Рулевые перья обрезанного или округленного, обыкновенно короткого хвоста также загнуты книзу. Ноги оперены обыкновенно до основания когтей. Острые, длинные когти их сильно загнуты. Клюв С., загибающийся начиная от самого основания, не имеет по краям никаких вырезок и оканчивается коротким крючком, при помощи которого С. могут производить характерное щелканье, выражающее сильное возбуждение или раздражение. Короткая восковица всегда прикрыта щетинистыми перьями. Глаза С. очень велики и смотрят прямо вперед, соответственно положению глазниц на передней стороне лицевых частей черепа. Зрачок сильно суживается и расширяется не только при изменении освещения, но и при каждом вдыхании и выдыхании. Как зрение, так и слух С. чрезвычайно тонки. Наружное ухо сравнительно громадно и может прикрываться, оперенною снаружи, подвижною складкою кожи; лучистые перья, сидящие вокруг отверстия уха, образует как бы наружную раковину уха. Большая часть С. окрашена тускло; обыкновенно по основному серому или ржавчинному фону более или менее густо разбросаны черные пятна, полоски и пестринки; но эта окраска С. всегда гармонирует с окружающим фоном и вполне скрывает их в сумерки. Некоторые С., однако, охотятся днем, как напр. из наших сов - С. белянка (Nyctea nivea), сыч-воробей (Glaucidium passerinum) и С. ястребиная (Surnia ulula), некоторые другие, как сыч (Athene noctua), охотятся одинаково как днем, так и ночью. Большинство С. - настоящие ночные птицы и многие из них свободно летают даже в совершенно темные ночи, о чем можно судить по их крику. Полет С. вполне беззвучен и позволяет им совершенно незаметно подлетать к спящим птицам. На охоте С., проносясь неслышно над землею, издают время от времени резкий крик, вспугивающий своею неожиданностью добычу. По-видимому, С. этим пользуются, чтобы заметить последнюю. Обычную пищу С. составляют мелкие грызуны; более мелкие виды С. питаются преимущественно крупными насекомыми, а некоторые - рыбами. На птиц С. нападают мало и поэтому должны в отличие от дневных хищных птиц (именно - соколиных) считаться полезными птицами. Большая часть С. держится в лесах или в лесистых местностях и только немногие, как болотная С. (Asio accipitrinus) предпочитают открытые места. Некоторые С., как сыч (Athene noctua) или сипуха (Strix flammea) - охотно селятся под крышами и на чердаках домов. Гнездами в большинстве случаев служат дупла старых деревьев, причем яйца кладутся обыкновенно без всякой подстилки. Яйца С. сравнительно малы, всегда белого цвета и имеют характерную почти шарообразную форму. Из С. в европ. России встречаются следующие роды: Glaucidium (сыч-воробей), Athene (ястребиная С., близкий род к Nyctea, отличающийся от последнего между прочим длинным хвостом и более широкою головою), Scops ( Совка), Bubo (Филин), Asio (С. ушастая), Nyctala (Сыч), Syrnium (Неясыти) и Strix (Сипуха).

Ю. Вагнер.

Сова белая

(Nyctaea nivea), иначе - С. снежная, у поморов - белый филин - единственный представитель кругополярного рода сов, гнездящегося к северу от полярного круга. Зимою, перекочевывая с места на место, залетает далеко к югу, доходя в Европ. России до берегов Черного и Каспийского морей. Основной цвет оперения - белый. У старых птиц снежно-белая окраска прерывается лишь немногими черными пятнышками на темени. Молодые птицы как на верхней, так и на нижней стороне тела испещрены черными или черно-бурыми крапинками, полосками и пятнами. Клюв и когти темного рогового цвета, радужница - желтая. С. по своей величине уступает только филину. Длина самки равна 70 стм., самец немногим меньше. Гнезда устраиваются в конце мая и начале июня на земле и представляют простое углубление, выстланное мхом, листьями и перьями. Полная кладка состоит из сравнительно большого числа белых яиц (до 10). Обычною пищею служат мелкие грызуны, в особенности лемминги; а также и белые куропатки. С. является одною из характернейших полярных птиц и представляет ряд приспособлений к условиям жизни на дальнем севере. К таким приспособлениям относится прежде всего ее окраска, которою она резко отличается от всех С., затем значительное число яиц одной кладки, наконец, дневной образ жизни. Последняя особенность стоит, очевидно, в связи с продолжительностью летнего полярного дня. От близких родов С. отличается, кроме своей окраски и величины, зачаточными пучками ушных перьев, сравнительно небольшою, более узкою, головою, широким и коротким, округленным хвостом, нижние кроющие перья которого доходят до его вершины, и длинным густым волосистым оперением плюсны и пальцев.

Ю. В.

Сова лесная

(Syrnium aluco) - один из видов неясытей.

Сова ушастая

(Asio - род сов, отличающийся большими ушными пучками перьев, очень большим отверстием уха, диаметр которого превышает диаметр глаза, полным лицевым диском и сравнительно узким лбом. 7 видов, относящихся к этому роду, распространены во всех зоогеографических областях, за исключением австралийской. В Европе России встречаются два вида

1) болотная С. (Asio accipitrinus) с короткими ушными пучками перьев, состоящими лишь из 3 - 4 перьев. Сверху ржавчинного цвета с темными и беловатыми продольными пятнами, снизу - светлее, с простыми темно-коричневыми стержневыми пятнами. Дл. 36 стм. Распространена повсеместно, за исключением жаркого пояса. Гнездится в низменных влажных местах, обыкновенно по окраинам болот. Гнездом служит углубление в почве, выстланное иногда мхом. Кладка - в апреле (для средней России) состоит из 3 - 6 белых, шарообразных яиц. Пищею С. болотн. служат мелкие грызуны, болотные и водяные птицы, насекомые и даже рыба.

2) Обыкновенная ушастая С. (Asio otus) отличается от болотной С. большими ушными пучками, состоящими из 6 перьев, более коротким первым маховым пером (короче четвертого) и окраскою. Общий тон окраски - тот же, но темные пятна верхней стороны тела не сливаются в продольные полосы, как у болотной С., а стержневые пятна на нижней стороне тела вытянуты в поперечном направлении, так что в общем образуют 4 - 6 довольно ясных поперечных полос. Размеры тела те же или немногим меньше. Обыкнов. ушастая С. держится исключительно в лесах, предпочитая хвойный лес чернолесью, так как здесь она менее заметна по своей окраске. Область ее гнездования обнимает Европу и сев. Азию; зимует - в сев. Африке. Гнездится преимущественно в дуплах. Кладка (в конце марта и апреля) обыкновенно из 4 - 5 шарообразных белых яиц. Главную пищу ее составляют мелкие грызуны, преимущественно мыши и полевки, также насекомые, во время гнездования - и птицы.

Ю. В.

Согласные звуки

(лат. consonantes). - Ходячее определение, унаследованное еще из античной грамматической теории и выраженное в латинском термине, получившем в переводе всеобщее употребление у разных новоевропейских народов (рус. согласный, нем. Mitlaut, фр. consonne, польск. spolgloska и т. д.), гласит, что С. звуками называются те звуки человеческой речи, которые не могут образовать самостоятельных слогов, вне сочетаний с так называемыми гласными звуками. Школьная грамматика до сих пор неуклонно повторяет это определение, давно уже окончательно сданное в архив научным языкознанием. Многочисленные факты из жизни разнообразных языков самым категорическим образом опровергают приведенное определение, указывая на существование слогообразующих С. или сонантов, способных носить на себе слоговое ударение вне сочетаний с гласными звуками. Таким образом не только с логической точки зрения данный термин является неправильным, ибо обращает внимание на признак вполне случайный (употребление звука при слогообразовании), но и фактически не отвечает действительности. Тем не менее нельзя отрицать, что древние бессознательным чутьем правильно разделили известные им звуки речи на два больших класса гласных и С. Члены каждого из этих классов действительно обладают известными общими физиологическими признаками, отличающими один класс от другого. С физиологической точки зрения, единственной возможной и логически необходимой при классификации звуков речи, звуки С. безусловно отличаются от гласных звуков. Древние бессознательно чувствовали это, но дали своему делению неправильную мотивировку, которую и выразили в своей ошибочной терминологии. Физиологически С. звуки, тем отличаются от гласных, что при первых наблюдаются такие тесные сближения органов речи между собою, доходящие до полного затвора, каких никогда не наблюдается при гласных. В результате этих сужений при С. звуках весьма часто образуются немузыкальные шумы, лежащие в основе огромного большинства С., тогда как все гласные звуки представляют из себя чистые музыкальные тоны. Если некоторые из С. и имеют в своей основе чистый музыкальный тон (голосовой), без примеси шума (немногочисленные соноры), то все же они образуются при таких близких сужениях органов речи, какие найдем только у настоящих С. Так, носовые С. м и н, подобно гласным звукам, представляют собой чистой голосовой тон, без примеси немузыкальных шумов, только окрашенный в известный тембр той или другой формой нашей естественной надставной трубы - полости рта, плюс носовой тембр, обусловленный резонансом голосового тона в полости носа. Тем не менее артикуляция губ для м и кончика языка на верхних зубах при н совершенно тожественны с артикуляцией губ для б, п и кончика языка на зубах для д, м, - звуков, которые и древние не колебались признавали за безусловно отличные от "гласных" звуков. Точно также С. л, с акустической стороны представляющий из себя чистый сонор, физиологически, по артикуляции кончика языка на верхних зубах, весьма близок к согласной д. Все звуки речи, образующиеся при подобных сужениях, древними были выделены в особый класс, названный ими неправильно С. При классификации этих звуков необходимо иметь в виду следующие физиологические факторы:  

А.. Участие голосовых связок. В результате той или другой их деятельности получаются: 1) звонкие С., 2) шепотные, 3) глухие и т. д.

Б. Участие той или другой надставной трубы (полостей рта или носа): 1) С. ротовые; 2) носовые.

В. Величина и форма надставной трубы, полости рта: a) надст. труба безразличная (согласные без особого резонансового оттенка, так называемые твердые: б, п, т, д, к, г и т. д.); b) надставная труба суженная в губах (лабиализованные С.); g) надст. труба, суженная между серединой языка и неба (С. палатализованные); d) надст. труба, суженная одновременно и в губах, и между срединой языка и нёба (одновременная лабиализация и палатализация).

Г. Акустический состав звуков С.: 1) музыкальные тоны (соноры) и 2) немузыкальные шумы ("шумные" С.).

При классификации самих шумов, образуемых в полости рта при шумных С. звуках и лежащих в основе последних, необходимо обращать внимание на:

1) способ образования шума: а) тесное сужение органов речи при спирантах или щельных С., б) полное смыкание их при смычных.

2) Органы, образующие шум и место его образования: а) С. губные, б) губно-зубные, в) переднеязычные интердентальные или междузубные, г) переднеязычные зубные, д) переднеязычные альвеолярные, е) переднеязычные передненебные (какуминальные или церебральные), ж) среднеязычные средненебные, з) заднеязычные задненебные, к) язычковые, и) гортанные в настоящем значении этого слова.

3) Форму органов, производящих шум: а.) С. дорсальные, б) корональные. Результаты деятельности вышеупомянутых факторов могут являться обособленными, простыми С. или сливаться для ограниченной нашей слуховой восприимчивости в сложные или слитные С., иначе называемые аффрикаты (русские С. ц, ч, польск. dz, dz, dz).

Наконец, если обращать внимание на длительность С. (С. "длительные" и "мгновенные" - термины, тожественные с приведенными уже терминами "спиранты" и "смычные" и уже почти совсем оставленные, в виду их малой определенности), то придется установить С. долгие и краткие, определяя, первые, как результат артикуляции, удерживаемой в течение более продолжительного промежутка времени. С этой точки зрения согласные с, к, т в словах роса, как, то - будут краткими, а в словах масса, Мокка, Отто - долгими (Школьная грамматика неправильно называет долгие С. "двойными", смешивая звуки с буквами.).

С. Б - ч.

Содом

- один из пяти городов в цветущей долине Сиддим, при устье р. Иордана. Жители его - хананеи - отличались крайним развращением нравов, доходившим до чудовищных противоестественных пороков, чем и навлекли на себя вместе с жителями других четырех городов (Гоморры и др.) страшный гнев Божий: город сожжен был спавшим с неба огнем и провалился в бездну (Быт. XIX, 1 - 29). Много делалось попыток открыть остатки С. под водами Мертвого моря, но изыскания доселе остались безрезультатными.

А. Л.

Созвучие

или консонанс - С. в приме при равном числе колебаний, сопровождается особенным явлением, коль скоро это равенство будет несколько нарушено. Так, если из двух камертонов один делает 128 колеб., а другой 127 или 129 колебаний в секунду, то С. остается полным, но сила тона усиливается и ослабевает по одному разу в каждую секунду. Если числа колебаний двух камертонов различаются на 2, 3 и т. д., то происходит по 2, по 3 и т. д. усилений и ослабеваний в каждую секунду, т. е. тон С. делается дрожащим. По числу дрожаний (battements) можно определить разность между числами колебаний обоих камертонов, а наклейкой воска на один из них или подшлифовыванием другого можно привести камертоны к полному С. Это способ Шейблера. Если расположить оба камертона взаимно перпендикулярно и луч, отраженный плоскою полированною наружною частью ветви одного камертона, отразить соответственной частью другого камертона, то на подставленном белом экране или в поле зрения зрительной трубки можно видеть светлые следы движущего луча, так назыв. фигуры Лиссажу. При полном С. получится прямая линия или эллипс, во все время опыта сохраняющая свое положение. При разности в числе колебаний в 2, 3.... в секунду каждая из названных фигур, переходя через другие, опять принимает прежнюю форму столько же раз в секунду. Пользуясь этими фигурами можно камертоны привести к полному С. (способ Лиссажу). Ф. П.

Сойка

(Garrulus) - палеарктический род из сем. воронообразных, отличающийся от других воронообразных тупым, почти прямым, коротким клювом с едва развитым конечным крючком, короткими, сильно округленными крыльями, пятое и шестое маховые перья которых длиннее остальных, довольно длинным, почти прямым хвостом и мягким пушистым оперением. С. лесные, оседлые птицы, держащиеся почти все время на ветвях деревьев в одиночку, парами или небольшими стайками (семьями). Летают мало. Питаются как растительными, так и животными веществами. Гнезда вьют на ветвях, невысоко над землею. Кладка - один раз в год из 5 - 7 пестрых яиц. Из 15 видов этого рода 4 встречаются в России. Из них более известны желудковая С. (Garrulus glandarius) и ронжа (G. infaustus). Желудковая С. красиво оперена. Оперение верхней части тела ее винно-бурого цвета с серым налетом, особенно ясно выраженным у самок. Перья лба и темени образуют небольшой хохолок с черными пятнами; окаймленными голубым цветом. Крылья и хвост - черные, но мелкие кроющие перья на сгибе крыла покрыты по черному фону белыми и голубыми поперечными полосками. Нижняя сторона тела значительно светлее, горло и надхвостье - белые. Радужница голубая, ноги бурые. Длина - 34 стм. Желудковая С. принадлежит к числу вреднейших лесных птиц, так как разоряет множество гнезд мелких птиц, выпивая их яйца и поедая птенцов. Она нападает также на всех взрослых птиц и млекопитающих, которых может одолеть. Питается также насекомыми, ягодами, желудями, орехами, почками деревьев и проч. Птенцы выкармливаются преимущественно насекомыми. Гнездо вьет в начале весны на деревьях из тонких прутьев, стебельков и корешков растений. Крик С. резкий и неприятный. Иногда ее голос напоминает мяуканье кошки; она легко, однако, подражает всевозможным звукам и крику различных птиц. Из сочетания этих звуков и состоит ее песня. Другие два русские вида соек: С. рыжеголовая (G. brandtii, кукша - у сибиряков), распространенная главным образом в южном Урале и в южной половине Сибири, и С. черноголовая (G. krynickii, водящиеся в Крыму, на Кавказе и в Малой Азии, в общем напоминают желудковую С.

Ю. Вагнер.

Соколов Дмитрий Иванович

(1788 - 1852) - минералог и геогност, воспитывался в горном кадетском корпусе; по окончании курса, в 1805 г., оставлен был при том же заведении преподавателем горных наук. С 1822 по 1844 г. состоял профессором спб. унив. по кафедре минералогии и геогнозии. С. напечатал: "Руководство к минералогии" (СПб.. 1832), "Курс геогнозии" (СПб., 1839; первый по этому предмету на русс. яз. и в 1842 г. вновь переработанный под загл. "Руководство к геогнозии"). С. помещал статьи в "Горном Журнале" и др.

Сокол

(Faico) - род хищных птиц, отличающийся коротким (короче половины длины среднего пальца с когтем), очень сильным клювом, на краю верхней челюсти которого, находится острый зубец, входящий в соответственную вырезку нижней, - далее, узким голым кольцом вокруг глаз, сетчатой плюсной, длинным округленным хвостом и, наконец, длинными острыми крыльями, достигающими обыкновенно конца хвоста. Из маховых перьев самое длинное - второе. С. в числе около 30 видов распространены по всей земле, за исключением островов южного полушария. Все С. ведут сходный образ жизни, все они относятся к типичным хищникам и охотятся исключительно за летящими птицами.

Ю. В.

Соколы подразделяются в соколиной охоте на три главный группы: 1) на больших С., 2) на С. средних и 3) на малых С.; название "сокол" означало в русской охоте исключительно самку первой группы, а самцов называли "челигами сокольими" (как и вообще самцов всех ловчих птиц называли "челигами", "чегдиками" или "чоглоками", дополняя определения видовыми названиями); средних С. называли "черняями", а меньших или малых "копцами". Представителем соколов первой группы служит наш обыкновенный или странствующий С. (F. peregrinus, communis), иногда называемый сапсаном. К средней группе относится черняй (F. Eleonorae), а к последней копчик (F. subbuteo) и дербник. Все вообще С. принадлежат к ловчим птицам высокого полета.

С. Б.

Сократ

(469 - 399) - представляет центральную фигуру в греческой философии; его жизнь, согласовавшаяся с его учением, заслуживает такого же внимания, как и его философия. Несмотря на то, что С. является лицом вполне типичным и, по-видимому, точно охарактеризованным, воззрения на него, на его жизнь и учение отличаются большим разнообразием. Происходит это от того, что С. сам ничего не писал, посему мы о его учении и о его целях узнаем из вторых рук, из источников, несогласных между собою во взглядах на роль, сыгранную С. Источники для биографии и учения С. следующие: Диалоги Платона, "Воспоминания" Ксенофонта, сочинения Аристотеля, глава о Сократе у Диогена Лаэрийского, Плутарх "О Демоне С." и др. Из этих источников Платон и Ксенофонт, наиболее важные, существенно расходятся во взглядах на С. Ксенофонт старается дать фотографически верный снимок с облика философа, но в действительности, вероятно, принижает С., Платон идеализирует его и вкладывает в его уста идеи, принадлежащие самому Платону. Рассказывают, что С., слушая чтение диалога молодого Платона, воскликнул: "сколько этот юноша налгал на меня! " Вопрос о том, какому источнику следует более доверяться при изображении С., рассматривался часто и различно решался; последний, писавший по этому воду Doring ("Die Lebre des Socrates als sociales Reformsystem", Мюнхен, 1895), решает его односторонне в пользу Ксенофонта, в противоположность мнению Шлейермахера; с этим можно согласиться лишь насколько вопрос идет о внешнем облике философа и его учения; самый же дух сократической философии, без сомнения, лучше схвачен в диалогах Платона; исследователь должен, однако, обладать большим чутьем, чтобы, пользуясь Платоном, уметь отличить Сократовское от Платоновского.

С. - сын малоизвестного скульптора Софрониска и повивальной бабки Фэнареты, называл себя аутодидактом (autorgoV). Отец обучил С. искусству ваяния, и впоследствии показывали фигуры 3-х харит, изготовленные С. Чтение сочинений Анаксагора произвело на С. глубокое впечатление; спиритуалистические тенденции Анаксагора нашли себе в С. благодарную почву. Земными благами С. не обладал, если не считать жены Ксантиппы. Злая жена и сопряженные с нею семейные невзгоды не помешали, однако, С. выполнить гражданств долг по отношению к своей родине. Пламенный патриотизм С. ("Отечество почтеннее и матери, и отца, и всех предков" Критон) выразился в известной его мысли - что он бы афиняном еще в утробе матери и желает умереть им - ответ, которым С. отклонил бегство из темницы, предложенное ему друзьями. С. участвовал в трех походах в Делион, Потидею и Амфиполис и проявил величайшее мужество в том, что, будучи эпистатом пританов, противодействовал возбужденному народу в деле об осуждении победителей при Аргенузах (406 г.), воспротивился запрещению тридцати тиранов вести беседы с юношеством и не последовал приказанию им привести Леона Саламинского в Афины. Древние указывают на наружность С., походившего на силена, как характерный признак победы внутренней духовной красоты над внешним безобразием. Любопытный анекдот доказывает силу борьбы С. со своими наклонностями: физиогномист Зопир, встретив однажды С., беседующего с учениками, стал утверждать, рассмотрев черты лица философа, что он родился с дурными наклонностями. Ученики С. рассмеялись, но С. остановил их словами, что он действительно появился на свет с дурными наклонностями, но силою своей воли поборол их.

Учительская деятельность С., состоявшая в беседах со всеми, кто его хотел слушать, кончилось для него весьма трагично: его борьба против софистов и всевозможных проявлений софистических учений не спасла его от того, что его же приняли за главу софистической школы и обвинили во вредной, антигосударственной деятельности и "мудрейший из греков", по определению дельфийского оракула, погиб от обвинения трех малозамечательных лиц: Мелита, ритора Ликона и демагога Анита (последний из них поддерживал Тразибуда, изгнавшего тридцать тиранов). Обвинение заключалось в том, что С. развращает юношество, не верит в богов, признаваемых городом Афины, и вводит новые божества. В подтверждение первого пункта приводили, что Крития, один из тридцати тиранов, и дядя Платона - Хармид, равно и Алкивиад принадлежали к числу учеников Сократа. Новое божество, коему, якобы, покланялся С., это его демон, о котором С. часто упоминает в своих беседах; говорит он, впрочем, не о демоне, а о демоническом (to daimonion).

Обвинение С. в безбожии с точки зрения афинян имело некоторое основание (ср. исследование Freret, "Memoire de l\'Acad." (XLVIl, т. 1, 1809), ибо С. был монотеистом, и не признавал антропоморфные божества Гезиода и Гомера; менее основания имело обвинение в том, что С. вводит "новых демонов - daimonia caina), потому что учение о демонах можно найти как в греческой религии, так и в философии (ср. Bouche-Leclercq, "De lа divination dans l\'antiquite" и LimbourgBrower, "Histoire de la civlisation moral, et relig. des Grecs", т. Vl и др.). Что касается в особенности представления С. о своем демоне, который, по словам Платона, удерживал С. от дурного, а по словам Ксенофонта побуждал С. и к добру, то этот демон являлся Сократу с помощью звука и знака, притом с самого детства и до конца жизни и не может быть истолкован ни в смысле простого голоса совести - Дидеро решается даже говорить о шарлатанстве С. (см. "De l\'interpretation de la nature"), - ни в смысле мономании (Lelut, "Le demon de Socrate"); все заставляет думать, что С. верил в существование реальных, хотя и невидимых существ, представляющих посредствующее звено между Богом и человеком: следуя увещанию своего демона, С. отказался от политической деятельности и занялся философским анализом.

Процесс С., на которого демократическая партия взвела обвинение в упадке народной нравственности, смешав его учение с софистическим - еще ранее Аристофан изобразил С., как главу софистов, - кончился его осуждением благодаря гордому поведение самого С. (ср. "Апологию" Платона и "Апологию" Ксенофонта). Исполнение приговора, вследствие делосских празднеств, было отложено на один месяц. В мае 399 г. до Р. Хр. С. выпил кубок цикуты. Пребывание С. в темнице и его предсмертные беседы с друзьями описаны в знаменитом диалоге Платона "Фэдон". Мнение, что афиняне вскоре раскаялись в приговоре С. не имеют исторической достоверности. Еще теперь в Афинах показывают темницу С., рядом с Пниксом; сооружение, как кажется, позднейшей, римской эпохи.

Смысл и значение Сократовой философии понимались различно, но уже древность смотрела на C., как на истинного родоначальника философии, от которого началось развитие главнейших философских систем в Греции. Цицерон называет С. "отцом философии" и в особенности родоначальником нравственной философии, Fonillee ("La philosophie de Socrate"; П., 1874) смотрит на С. глазами Платона и видит в первом как бы предтечу идеализма второго; это воззрение нашло себе более раннее выражение у Шлейермахера ("Ueber d. Werth des Socrates als Philosophen"), Диссена, Риттера и Целлера. Перечисленные ученые видят центр тяжести Сократовой деятельности в его теории и в особенности в его гносеологических воззрениях, считая его реформатором знания. Другое воззрение на С. утверждает, что С. был. главным образом, социальным реформатором и теоретической философией пользовался лишь как орудием воздействия на умы, с целью подготовки нравственного возрождения (Doring). Защитники этого воззрения считают главным источником для изображения исторического С. воспоминания Ксенофонта. В русской литературе этот взгляд на С. был проведен в статье Н. Маркова, "Значение С., как философа-педагога" ("Жур. Мин. Нар. Пр.", 1871 г.). В пользу второго взгляда можно многое сказать и ему вовсе не противоречит то обстоятельство, что деятельность С. оказалась в результате гораздо более плодотворной в сфере теории, чем в самой жизни; Афины С. не спас от политической гибели, а философии он дал толчок, который чувствуется во всей греческой философии до ее исхода. Деятельность С., имевшая целью нравственное возрождение общества, неминуемо должна была направиться против софистов, субъективизм которых начинал вырождаться в скепсис и отрицание твердых основ жизни. Серьезная сторона софистики была современникам менее заметна, чем те скороспелые и опасные выводы, к которым пришли младшие представители софистики. Отпор софистам мог состоять лишь в том, чтобы их субъективизму противопоставить веру в абсолютное начало и показать ложность их учения, исходя из их собственных принципов. С этой задачей блистательно справился С.; его критика софистики была настолько имманентной, стояла настолько на почве самой софистики, что С. могли принять за главу софистов и не заметить, сквозившую чрез внешние софистические приемы, веру в безусловное.

С. ничего не писал, он вел беседы с людьми самого различного социального положения, стараясь вызвать в уме собеседника правильное понимание того дела, которого касалась беседа. Эти беседы и искусство направлять их к определенной цели С. называл меэвтикой или родовспомогательным искусством, так как оно помогало собеседнику родить правильное понимание. Беседы С. касались всевозможных житейских случаев, которые служили ему для выяснения нравственных понятий; он беседовал с полководцами, но не гнушался и беседой с куртизанкою, которой старался внушить правильное понимание искусства нравиться. В беседах проявлялась ирония С (eirwneia), состоявшая в том, что он заставлял своих собеседников логическим путем, благодаря удачно поставленным вопросам, придти к сознанию собственного непонимания и в тоже время указывал им путь к лучшему построению понятий; для этой цели С. прибегал к приведению ad absurdum, к косвенным доказательствам и лишь в редких случаях излагал прямо свою мысль и поучал; применяя иронию к самому себе, С. делал вид, что в беседе сам желает учиться, что предмет беседы для него самого не ясен и, в противоположность софистам, утверждавшим, что они знают все, С. любил повторять "я знаю только то, что я ничего не знаю". Дельфийское "познай самого себя" (gnwJi sauton) прекрасно выражает сущность сократовского метода, который он называл наведением (epagwgh); Сократовское наведение не имеет ничего общего с индукцией в современном значении этого слова; оно есть дедуктивный прием, состоящий в определении понятий путем исключения. Исходя из частного случая, С. стремится к такому общему определению, которое охватывало бы все частные случаи. В зародыше в приемах С. замечается диалектический метод Платона и даже его учение об идеях. Призвание свое С. видит в исследовании себя и других людей (exetazein eauton cai touV allouV). В применении логических приемов определения, коими пользовался С., было столько индивидуального, что мы вправе говорить об особом "Сократическом методе".

Главный предмет С. философии была нравственность, но, отождествляя ее со знанием и истиной вообще, С. должен был обратиться к исследованию основ знания. В противоположность софистам, он защищает науку, безусловное знание от мнения (doVa), т. е. защищает объективный характер познания. Истинное знание заключается, по мнению С., в правильно образованных понятиях, которые имеют объективное значение, а не только субъективное, т. е. для этого времени и в этом месте. Главный признак истины есть ее общегодность, вытекающая из общих логических законов разума. Индивидуальному человеку, предмету исследований софистов, С. противопоставляет общую духовную основу и организацию всего человечества; в этом заключается и ограниченность теоретической философии С., ибо желая показать объективную истину, он фактически пришел лишь к общегодной, но не объективной истине; ограничение, которое Платон старался устранить своим учением об идеях. Это ограничение объясняется отчасти, тем, что С. придавал исключительное значение исследованиям человека, как существа нравственного, считая философию природы не только излишнею, но даже опасною (ср. Ксенофонт "Memorab.", IV, гл. II). Вырвав человека из его связи с целым, С. не мог уже найти обоснования истины ни в чем ином, кроме самого человека, и не воспользовался для этой цели своими теологическими воззрениями, которые развивал тоже лишь по отношению к человеку, не указывая ближайшим образом корней человеческой природы в божестве. Рассматривая теологические воззрения С., нельзя не признать и в этом отношении его заслуг. Политеизм и антропоморфизм греков подвергся впервые критики со стороны элеатской школы: Ксенофан и Парменид впервые провозгласили среди греков идею единого, вечного неизменного Бога, но их пантеистическое воззрение не допускало мысли о Боге, как нравственном начале. С. первый (из философов) понял Божество как начало нравственное, и это представление о божестве противопоставил скепсису Протагора, утверждавшему, что он о Боге ничего не знает. Божественное начало в природе С. усматривает в телеологии, которую он понимает, впрочем, в довольно поверхностном смысле; божественное провидение печется о мире и, в особенности, о человеке. С. указывал на сродство души с божеством и на вероятность бессмертия души и, очевидно, что в его теологических воззрениях заключалось возможное обоснование гносеологии и цельного, объективного мировоззрения. Однако, теология для С., по-видимому, не имела самостоятельного значения, а служила лишь обоснованием этических принципов: в Боге он видел источник как добродетели вообще, так и справедливости в частности. Самое характерное положение Сократовской этики заключается, однако, не в ее теологической основе, а в утверждении тождества знания и добродетели и в сведении различных добродетелей (мудрости, храбрости, умеренности и справедливости - четыре основных добродетели общенародного греческого сознания) к одной основной мудрости, в этом положении выразился общий рационалистический характер греческой философии, ценившей в человеке разум выше всего.

Сократовское положение о единстве знания и добродетели и следствия из него были усвоены позднейшей греческой философией, правда, с некоторыми ограничениями (напр., у Аристотеля признание этической добродетели, основанной на привычке, на ряду с дианоэтической). Из отожествления знания и добродетели вытекали два существенных вывода: 1) никто не зол по доброй воле, а лишь по незнанию; знающий, не может поступать дурно; и 2) всякий может стать добрым, приобретя знание, развивши свой интеллект (ср. диалог Платона "Протагор"). Великое значение принципа С., столь противоположного нашему миропониманию, притом может быть и не вполне согласного с фактами психической жизни, заключалось в духовной свободе, которая была провозглашена этим принципом, в возможности для каждого человека освободиться от темного природного основания, полученного в удел при рождении. Действительно, если в этом интеллектуализме С. можно видеть некоторый психологический детерминизм, то с другой нельзя не усмотреть в нем и торжества разума над неразумной волею. На этой стороне понимания принципа С. постоянно настаивал, указывая на необходимость для человека властвовать над своими страстями, подчинять их разуму, не избегая, впрочем, наслаждений, так как наслаждения составляют существенный элемент человеческого счастья. С. вовсе не был аскетом, но он никогда не дозволял страстям брать верх над разумом, почему именно С. стал идеалом мудреца и его имели в виду различные греческие философские школы, когда изображали портрет мудреца.

Систематического изложения различных видов добродетели и выведения их из одного общего принципа - знания, С. не дал; это, может быть, объясняется тем обстоятельством, что С. всегда исходил из частного случая, его рассуждение велось ad hoc и не могло поэтому иметь ввиду требования систематичности. Это же обстоятельство, а может быть и необходимость, применяться к уровню слушателей, заставляли С. прибегать к грубому утилитаризму и эвдаймонизму (ср. "Memorab." Ксенофонта), столь несвойственному по существу духу его учения. Нельзя думать, что определение, блага как то, что полезно человеку. и утверждение относительности красоты, встречающееся у Ксенофонта и даже у Платона (Протагор), выражало истинную мысль С. и не было лишь педагогическим приемом; эвдаймонизм не был основною тенденцией Сократовской этики, а входил лишь в качестве составного элемента в его этические воззрения. В применении своих этических принципов к государственной жизни С. был вполне последователен. Он и здесь настаивал на необходимости знания и требовал, чтобы правителями были люди знания, т. е. высказал то требование, которое Платон развил в своем идеальном государстве. В противоположность софистам, С. смотрел на государство, как на порядок, обоснованный божественным планом, не являющийся продуктом эгоистического произвола. Цицерон приписывает С. космополитические тенденции, без сомнения неосновательно, ибо вся греческая этика, не исключая и С., была национальною, и космополитизм является лишь у стоиков, по преимуществу у римских стоиков. Специально сократическая черта - это уважение к работе и физическому труду.

Значение философии С. следует рассматривать с двух точек зрения: с отрицательной и положительной. С отрицательной точки зрения философия С. есть протест против субъективизма софистов, главн. образом, против теории относительности нравственных понятий. С точки зрения положительной философии С., не заключая в себе систематического проведения его воззрений на Бога и человека, содержала в зародыше столько новых плодотворных мыслей со стороны метода и содержания, что могла послужить точкою отправления для последующего развития греч. мысли. Противоположные направления могли одинаково черпать из рассуждений С. именно благодаря тому, что у него не было одностороннего и систематичного проведения их. Наконец, великое значение имела и личность философа, явившая своею жизнью и своею смертью редкий пример полного согласия теории с практикою. Литература приведена в тексте, полнее - у Zeiler, "Philosophie d. Griechen" (II т.); Ueberweg, "Geschichte d. Philosophie" (I т. последнее издание), а также в отчетах Zeller\'a по греческой философии, помещенных в "Archiv fur Geschichte d. Philosophie" (все тома).

Э. P.

Солдат

(от римск. Soldus, Solidus - монета, которою платилось жалованье римским воинам времен Северия; воины эти назывались Solidarius; отсюда произошло франц. Soldat и немецкое Soldner), в современном смысле - нижний воинский чин. В Своде воен. пост. 1859 г., ч. III, кн. 1 (наказ войскам), содержится официально не отмененное широкое определение слова С.: "С. есть имя общее, знаменитое. С. называется и первейший генерал, и последний рядовой". В уставе о внутренней службе, в который вошли главные постановления наказа, это определение не повторено и вообще нигде в законе оно не проводится. В Россию слово С. было перенесено с Запада, одновременно с заимствованием зап. войсковых порядков. Полки, учрежденные при Михаиле Федоровиче и Алексее Михайловиче по иностранному образцу с иностранными офицерами, были названы солдатскими. С образованием регулярной армии все нижние чины стали именоваться С. По рекрутскому уставу, рекрут получал это звание по прослужении известного числа лет; оно сохранялось за ним и по увольнении в отставку и сообщалось жене и детям. Так образовалось сословие С., солдатских жен и детей. С изданием устава о всеобщей воинской повинности, на основании коего призванные на военную службу сохраняют свою принадлежность к обществам и сословиям, сословное значение слова С. утратилось само собою.

Солдатенков Козьма Терентьевич

(род. в 1818 г.) - московский негоциант, приобрел широкую известность как покровитель искусства и бескорыстный издатель ряда ценных сочинений. С. изданы: соч. Белинского, Кавелина, "Всеобщая история" Вебера (пер. Чернышевского 14 т,); Вейс, "Внешний быт народов" (5 частей); Брайс, "Американская республика" (I - III т.); Гиббон, "История упадка Римской империи" (7 т.); Грин, "История английского народа" (4 т.); Дройзен, "История эллинизма" (3 т.); Зибер, "Очерки первобытной экономич. культуры"; Каррьер, "Искусство в связи с развитием культуры" (4 т.); Момсен, "Римская история" (5 тт.); Тикнор, "История испанской литературы"; Тренделенбург, "Логические исследования"; Фрикен, "Римские катакомбы" (4 ч.); Фриман, "Историческая география"; Шмидт, "История педагогики" и мн. др. капитальные произведения, преимущественно по истории. Все издания С. вышли в Москве, где находится и картинная галерея его.

Солипсизм

(solus-ipse-sum) - фил. термин, обозначающий такую точку зрения, согласно которой несомненна одна реальность моего сознания; существование же помимо моего сознания внешнего мира и других одушевленных существ подлежит сомнению. На такую точку зрения становится Декарт, распространяя свое doute metodique на все объекты познания, но С. у Декарта лишь методологический прием, а не конечный вывод теории познания. Декарт признает одушевление других людей, хотя и отрицает его у животных. В немецкой философской литературе в XVIII в. входит в употребление слово эгоизм, эгоист в смысле "С.", "солипсист". Пфаф в сочинении: "Oratio de Egoismo nova philosophica Haeresi" (1722) утверждает, что термин изобретен Вольфом. Кант (в "Антропологии" и в "Метафизике", изданной Пэлицом) также пользуется термином "эгоизм", для обозначения точки, зрения, подвергающей сомнению реальность чужого одушевления. В новейшей философской литературе вопрос о теоретической состоятельности С. подвергается специальному исследованию в брошюре проф. А. Введенского: "О пределах и признаках одушевления", в которой автор склоняется в пользу теоретической неопровержимости точки зрения, отрицающей существование объективных признаков одушевления. Горячим противником С. выступает Фолькельт в статье: "Das Denken als Hulfvorstellungs-Thatigkeit und als Anpassungsvorgang. Beitrage zur Kennzeichnung des Positivismus" (см. "Zeitschrift fur Philos. und Ph. Kritik", 1889), где он оспаривает взгляды Кейбеля. Фолькельт, наряду с термином С., употребляет в том же значении выражение эгоцентризм. Во Франции противником "эгоцентризма" выступает Фуйллье, критикуя "кантизм". Брошюра проф. Введенского вызвала возражения проф. С. Н. Трубецкого, Н. Грота, Лопатина, М. М. Филиппова и С. А. Аскольдова.

Соло

(Solo) (итал. - один) - исполнение музыки одним лицом. Если при совокупном исполнении (напр. в хоре, оркестре) один голос получает преобладающее значение в смысле мелодии, то над ним в партитуре ставят слово С. В оркестре в партии струнного инструмента, выделенного из всей группы остальных инструментов, надписывается Solo obligate. Так, напр., для скрипки пишут Solo violino obligato, остальные же партии скрипок называются ripieni.

Соловецкие острова

- Архангельской губ., Кемского у., в Белом море. Группу этих о-вов составляют о-ва Соловецкий, к СВ от него Анзерский, Большой и Мал. Муксальмы, близ вост. берега первого, и Заяцкие, в 1 вер. от юго-зап. края С. о-ва. К С от Заяцких, у юго-зап. берега С. о-ва, расположены небольшие островки Парусный, Сенные и Песьи; эти мелкие острова покрыты кустарниками. Проливы между островами Соловецким, Анзерским и Муксальмой называется Анзерской Салмой, между Соловецким о-вом и обеими Муксальмами - Железными воротами, между Соловецким и Заяцкими островами - Печалковской Салмой. Около островов много мелей и подводных камней. Глубина моря чем далее к С., тем более: близ северных берегов С. и Анзерского островов 10 саж., а в 10 милях - от 30 до 50 саж. В проливах между островами глубина от 10 до 30 саж. У берегов С. о-ва производятся рыбные и звериные промыслы, отчасти монахами и богомольцами, отчасти крестьянами из селений Летнего берега; одна треть или даже половина добычи поступает в монастырь. На Анзерском о-ве два монастырских скита, Анзерский и Голгофа: в первый ссылаются под строгий надзор провинившиеся из монастырской братии. О-в Бол. Муксальма соединен с С. каменной дамбой и постоянным мостом. Как на Анзерском о-ве, так и на Бол. Муксальме, косят для монастыря сено. На Бол. Муксальме скотный монастырский двор.

С. о-в, наибольший в группе С. о-вов, имеет в длину от С к Ю 23 в., в ширину 15 вер.; вся его окружность по береговой линии 175 вер. Берега его низменны, песчано-каменисты; только нижняя часть о-ва оканчивается гранитным утесом, мысом Печак в 4 саж. высоты, близ которого возвышается песчано-каменистая того же имени гора, имеющая до 20 саж. высоты. Поверхность острова, равняющаяся 250 кв. вер., неровная, гористая, но без крутых подъемов; высшая точка (до 40 саж.) - песчано-каменистая Секирская гора, покрытая лесом; на ее вершине скит с церковью, на колокольне которой устроен маяк. Горный кряж, называемый Гремячими горами, высотою не ниже Секирской горы; прочие холмы и горы имеют высоту до 20 саж. Почва о-ва состоит из крупного песка и таких же гранитных валунов; верхний землистый ее слой более или менее тонкий. Поверхность о-ва покрыта озерами, болотами и лугами, а также кустарниками и лесами, преимущественно сосновыми и березовыми. Одних озер на о-ве до 300; из них самое большое Белое, имеющее до 5 вер. в длину и до 1 вер. в шир., затем Святое, у самых стен монастыря. Лугов до 20000 дес.; образованием своим они обязаны искусственной культуре, произведенной монастырем, который провел на о-ве немало осушительных канав и устроил прекрасно содержимые дороги. Сена ежегодно накашивается до 50 тыс. пд. По суровости климата земледелия на о-ве нет, но огромный монастырский огород дает обильную жатву овощей, благодаря искусственному удобрению почвы и защите овощей от холодов. Произрастающий на о-ве лес годен лишь на дрова; строевой лес привозится с материка. На о-ве растут черная и красная смородина, малина, можжевельник, черемуха, рябина, морошка, брусника, черника, голубика, вороника, клюква. Из животных, кроме домашнего скота, водятся лисица, зайцы, белка и дикие олени, привезенные на о-в митрополитом Филиппом. Озера не особенно богаты рыбою. Птиц на о-ве довольно много, в особенности чаек, совершенно не боящихся человека и как бы совсем прирученных, хотя на зиму они и покидают о-в. Берега о-ва изрезаны многочисленными заливами и бухтами; более других замечательны Соловецкая, в сев. зап. углу которой расположен С. м-рь, Сосновая - на сев. берегу и Долгая - на вост. берегу. Около Соловецкой губы вода имеет зеленый цвет и прозрачна почти на 3 саж. Климат о-ва сырой, холодный, переменчивый и не особенно благоприятный для здоровья. Зима начинается с половины октября, весна - в половине апреля, лето продолжается всего 21/2 месяца. В декабре на о-ве царит почти непрерывная ночь или сумерки, зато в мае и июне совсем нет ночей. Средняя годовая температуру немного более 1º. Самый теплый месяц - июль, самый холодный - январь. До основания на о-ве монастыря он был совершенно пустынен и посещался лишь летом рыболовами и зверопромышленниками.

Соловецкий ставропигиальнынй монастырь

(Соловки) - Архангельской губ., Кемского у., на юго-зап. берегу С. о-ва, при глубоко врезывающейся, прикрытой от всех ветров бухте и гавани Благополучия, на перешейке между этою бухтою и Святым оз. Монастырь окружен стеной, которую начали класть в 1584 г. и над которой трудились монахи и монастырские крестьяне 12 лет. Стена сложена из громадных камней дикого булыжника и гранитных глыб, в виде неправильного пятиугольника; окружность ее 510 саж., высота ее 5 - 6 саж., ширина 3 саж. На стенах 8 громадных башен; в амбразурах некоторых башен стоят старинные пушки, из которых стреляют в царские дни. В стене 7 ворот; из них главные Святые, выходящие на набережную бухты; над ними церковь Благовещения. Всех церквей в монастыре внутри стен 9; из них главная - Троицкий собор, где находятся в серебряных раках мощи основателей монастыря, преподобных Зосимы и Савватия. Преображенский собор - самый большой и великолепно отделанный монастырский храм; под ним церковь препод. Германа, с его мощами. Под церковью Николая Чудотворца монастырская ризница, в которой много драгоценных даров царей московских, начиная с Иоанна III, и других жертвователей. Здесь же хранятся палаш кн. Михаила Скопина-Шуйского и сабля кн. Пожарского. Близ Преображенского собора часовня с мощами препод. Иринарха. Главная колокольня имеет 28 саж. высоты и 35 колоколов, из коих в наибольшем 1100 пд. весу; под другой колокольней, "Царской", сложена пирамида из бомб и ядер, которыми англичане в 1854 г. обстреливали монастырь. Вне монастырских стен на братском монастырском кладбище црк. св. Онуфрия. Часовен 6. Всех каменных строений 17, из них 8 для братии; в числе остальных больница (с доктором, фельдшером и аптекой), богадельня и тюрьма, в которой некогда содержались сосланные в монастырь лица. За стенами монастыря, на берегу Святого оз., много хозяйственных строений, казармы для рабочих, огороды, конный двор. На юге от монастыря имеется док для починки и осушки судов. Монастырская библиотека, хотя в 1854 г. много из ее было вывезено драгоценного в Казань, до сих пор довольно богата. В монастыре начальное училище и иконописное заведение.

При монастыре заводы салотопенный, свечной, гончарный, кирпичный, лесопильный и кожевенный, мукомольная мельница, мастерские сапожная, портняжная, серебряных дел, малярная, столярная, слесарная, переплетная, корзинная, санная, колесная, экипажная, обширная кузница, литейное и механическое заведение, смолокурня и др. Прекрасно устроенное водоснабжение, начало которому положил еще святитель Филипп, управлявший монастырем в 1561 г. и соединивший Святое оз. посредством каналов с 52 озерами: ныне оно соединено уже с 70 озерами. Не менее хорош для такой холодной местности монастырский огород, разведенный на 40 десятинах. Молочная ферма. Монашествующих в монастыре теперь 230 чел. (в XVII в. их было до 370 - 450), в том числе 45 монахов, 30 дьяконов и около 60 послушников. Крестьян между монахами 140, мещан 40, купеческого звания 7; духовн. 18, прочие - разных сословий. В монастыре проживают даровые работники из богомольцев, так называемые "трудники" (так называются лица, добровольно обрекшие себя на безвозмездную работу по указанию монастырского начальства; получают от монастыря жилище, одежду и пишу.) до 500 чел., и другие вольнонаемные служащие и рабочие; всего в монастыре проживает круглый год от 800 до 850 чел. Женщин проживающих постоянно нет; приезжающие летом на богомолье живут вне монастырских стен, в течение 3 дней. Богомольцев, посещающих летом монастырь, бывает от 11 до 12 тыс., иногда и более. Монастырь имеет значительные доходы как от богомольцев, так и от других своих хозяйственных статей, архангельского подворья, пароходов, рыбных и звериных ловель и проч., всего от 160 до 170 тыс. руб. в год. Расходы монастыря составляют ежегодно от 150 до 155 тыс. руб.

Монастырь имеет несколько парусных судов и 4 парохода, экипаж которых состоит из монашествующих, трудников и вольных рабочих. Пароходы ходят в Архангельск и посад Суму, перевозя богомольцев и монастырские грузы. Монастырю принадлежат лошадей 180 голов, рогатого скота 80, овец 150. Управляется монастырь настоятелем, в сане архимандрита, и монастырским собором, состоящим из наместника, казначея, ризничего, благочинного и духовника. С. монастырь играл видную роль на севере, как его колонизатор, просветитель и защитник. Первыми поселенцами С. острова, дотоле пустынного, были иноки Кирилло-Белозерского монастыря Герман и Савватий, прибывшие на остров в 1429 г. и поселившиеся под Секирною горою, где и прожили вдвоем 6 лет. В 1435 г. Савватий, отправившись на материк, дорогою заболел и умер в дер. Сороке, где и был похоронен. После того к Герману прибыл инок Зосима, уроженец с. Толвуя. Оба эти отшельника, с помощью нескольких других, построили небольшую церковь и испросили игумена во вновь устроенный монастырь у новгородского архиепископа, так как вся тогдашняя Беломорская страна зависела от Новгорода. При третьем игумене, Ионе, монастырь выхлопотал у Великого Новгорода дарственную грамоту на вечное владение всеми С. островами. Грамота эта, с "вислыми" оловянными печатями, доныне хранится в монастырской ризнице. Владение это подтверждено было Иоанном III.

В 1450 г. новгородская боярыня Марфа Посадница пожертвовала м-рю свои беломорские волости Суму и Кемь. В 1471 г. мощи преподобного Савватия перенесены были из с. Сороки в С. монастырь. В 1478 г. представился преподобный Зосима, который с 1452 г. управлял монастырем в звании игумена; в 1484 г. умер и преподобный Герман, управлявший монастырем после Зосимы. В 1485 и 1557 гг. монастырь погорал. С 1558 г. при игумене Филиппе (впоследствии митрополите московском) началась постройка каменного монастырского здания. В 1571 г. было неудачное на монастырь нападение шведов, вследствие чего в монастырь был прислан воевода Озеров, со стрельцами. Озеров поставил деревянный острог с пушками. В 1584 г. началась по плану, составленному монахом Трифоном, постройка каменной стены и были выстроены остроги в монастырских селениях Кеми и Суме. Войска как в монастыре, так и в острогах содержались на монастырский счет, и С. игумен фактически был их главным начальником. С. монастырь сделался важным стратегическим пунктом, из которого исходила защита всего сев. Поморья; лишь только где появлялся враг, С. войска бились с ним до прибытия подкреплений из Москвы. Так, напр., в 1582 г. они разбили шведских воевод Магнуса и Иварстона. В 1596 г. С. войско состояло из 1000 чел. стрельцов и в отмщение за нападения финляндцев опустошило г. Каяну и соседнюю с ним страну. Монастырь заботился о разоренных войною крестьянах и достиг того, что в начале XVII в. на С. монахов стали смотреть как на единственных защитников крайнего севера. Иностранные соседи видели в С. настоятеле главного сев. воеводу, сносились с ним по делам и даже заключали с ним перемирия. В 1611 г. шведы разбойнически напали на монастырские волости и подступили к монастырю, но были отражены с уроном. В 1613  - 15 гг. воровские казаки разорили монастырские поморские волости, но не могли взять Кемских и Сумских острогов. В то же время шведы потребовали от игумена сдать Сумской острог, но получили отказ. Монахи так освоились с военным делом, что в 1637 г. последний С. воевода сдал С. настоятелю все письменные дела, крепостные ключи, воинские запасы и отбыл в Москву. Во время ливонско-шведской войны при царе Алексее монастырские стены с сев. и южн. сторон, откуда был единственный удобный доступ к монастырю, были окопаны рвом; монахи насыпали земляной вал, на стенах поставили 90 пушек и снабдили монастырь боевыми и хлебными запасами; вся братия, в числе 454 чел., призвана была к оружию, что составило с стрельцами до 1500 чел. В 1667 г. началось С. возмущение: иноки не хотели принимать нотопечатных книг и стали отстаивать старую веру; это повело к осаде монастыря, длившейся 7 лет. Монахи геройски защищали свою обитель и успешно отражали все приступы воеводы Мещеринова; только измена монаха Феоктиста, указавшего тайный проход в монастырь, открыла, после жестокой сечи, ворота монастыря. Мещеринов круто расправился с побежденными: все защитники м-ря, кроме 14 чел., были казнены или разосланы по тюрьмам.

После этого разгрома монастырь долго не мог оправиться, но благодаря энергии и трудолюбию иноков уже к началу XVIII в. опять пришел в довольно цветущее положение. Царь Петр в 1694 и 1703 гг. посетил монастырь и пожаловал ему 200 пд. пороху. Для охраны монастыря, в северную войну прислана была воинская команда. В 1781 г. С. войско, в числе 110 чел., было передано в распоряжение архангельского губернатора. В 1796 г. в Соловках был установлен штат местной команды в 33 чел., при офицере. 7 июля 1854 г., при архимандрите Александре, произошло нападение на м-рь двух английских военных пароходов. В монастыре было 50 чел. воинской команды, восемь небольших орудий на стенах и два трехфунтовых полевых орудия. Англичане потребовали немедленной сдачи монастыря, но архимандрит отказал, после чего был открыт по монастырю огонь из 35 орудий. Бомбардировка продолжалась целых 9 час.; оба полевые орудия, под прикрытием берегового холма, отвечали на неприятельский огонь. Вечером, в 6 час., англичане удалились, разрушив лишь здание выстроенной на берегу гостиницы, да попортив кое-где стены и Преображ. собор: ни убитых, ни раненых в монастыре не было. В девяностых годах нын. века прекращена была ссылка в монастырь. Из числа сосланных и умерших в монастыре были знаменитый советник Ивана Грозного священ. Сильвестр, известный келарь Троицко-Сергиевской лавры Авраамий Палицин, касимовский царь Симеон Бекбулатович. В числе С. иноков был и патриарх Никон, из-за новшеств которого так тяжко пришлось пострадать С. обители. Богатство монастыря до издания монастырских штатов при императрице Екатерине II было огромное: он имел 5000 душ крестьян и владел почти всем южным поморьем Белого моря (до 1640 кв. вер.), со многими рыбными ловлями, соловарнями и другими угодьями. И в настоящее время его земельные владения не малы; кроме того он обладает денежным капиталом более чем в 1/2 милл. руб., приносящим ежегодно 22000 руб. До 1900 г. здесь находилась зоологическая станция, на которую ежегодно летом командировались ученые исследователи моря, с несколькими студентами. Теперь станция эта переведена в новый город Александровск, при Екатерининской гавани. В голодные годы С. монастырь не раз приходил на помощь беломорскому бедному населению. Духовный надзор над монастырем принадлежит московской синодальной конторе.

Н. Л.

Соловей

(Erithacus) - род мелких певчих зубоклювых птиц из сем. дроздовых (Turdidae). К С. относят несколько (около 9) видов, из которых общеизвестны два европейских вида: обыкновенный или восточный С. (Е. philomela), распространенный по всей Европе кроме северных окраин ее, и западный С. (Er. luscinia), гнездящийся во всей Западной и центральной Европе. Оба вида зимуют в Африке. И тот, и другой вид окрашены сходно: верхняя сторона тела их - буровато-серая, нижняя - грязно-белая, хвост бурый с ржавым оттенком, но у восточного С. окраска в общем темнее и верхняя сторона тела с ясно выраженным оливковым оттенком. Восточный С., кроме того, крупнее (Е. philomela - 19 стм., Е. luscinia - 7 стм.), главное же отличие его заключается в том, что у него первые маховые перья относительно гораздо короче, чем у западного С. Все соловьи питаются исключительно насекомыми и преимущественно личинками их, отыскивая их на земле и в кустах. Кустарники, живые изгороди тенистых садов, опушки светлых рощ вблизи прудов и озер и вообще недалеко от воды - суть любимые места, в которых держатся С. Гнезда С. вьют довольно небрежно в кустах над самой землей, причем главным материалом для постройки гнезд служат старые побуревшие листья деревьев. Полная кладка (1 раз в лето) состоит из 5 шоколадно-зеленых одноцветных яиц. В период гнездования, т. е. с начала лета и до конца июня, песнь самца раздается каждую ночь.

Ю. Вагнер.

Песня восточного С. короче чем западного, исполняется с малыми паузами между коленами, сильно и торжественно, причем отдельные колена отличаются звонкостью, полнотою и силою звука; песня западного С. исполняется медленнее, с довольно продолжительными паузами, причем в звуке чувствуется нежность и мелодичность. Вообще, местность, состояние погоды и, главным образом, пример старых. певцов имеют огромное влияние на песню С.; там, где случайно появилось несколько хороших певцов, можно ожидать встретить в течение известного периода времени наилучше поющих С. Этим объясняется, что одно время славились курские С.; потом вошли в моду киевские (собственно бердичевские); в Московской губ. особенно хорошие С. принадлежат Богородскому уезду, тогда как собственно московские плохи. В песне С. различают, в сравнении с другими певчими птицами, наибольшее число колен, доходящее у лучших экземпляров до 25. Каждое колено соловьиной песни носит особое название; напр., по Тургеневу: пульканье, клыканье, дробь, раскат, пленканье, лешева дудка, кукушкин перелет, гусячек, юлиная стукотня, почин и т. п. Более подробные названия приведены в заметках о С. - Дементьева ("Прир. и Охота", 1880, IX) и Рябинина (там же, 1881, II). Но такие С., в песне которых есть все колена, чрезвычайно редки и ценятся очень дорого, иногда сотнями рублей. У хорошего С. каждое колено выходит длинно, отчетливо, сильно; самая песня отличается полнотою и имеет склад. По времени пения С. делятся на дневных, ночных и боевых (поющих и днем и ночью, но ночью не полно и отрывисто); по господствующему тону различают мажорных и минорных (меланхолических) С. На свободе С. начинают петь тотчас по прилете, в апреле, сперва тихо, а потом, особенно во время вывода птенцов, сильно и громко; оканчивают пение в июне, когда дети вылетают из гнезда; комнатные С. начинают петь после Рождества (и позже) и кончают также в июне. Ловля С. производится весною, различными снастями: наволочными сетями, которыми окутывают кусты, лучками "на подвязную", с помощью свистка, что называется "на драку", самоловами и другими западнями; кроме того, во второй половине июня вынимают из гнезд молодых С. Только что пойманным С. связывают крылья и сажают в клетку с полотняными дном и верхом. С. промысел до последнего времени был развит, преимущественно, в окрестностях Бердичева; добытых С. промышленники немедленно сдавали промышленникам, без пробы голосов, причем птицы, пойманные в первые 2 - 3 дня прилета, ценились гуртом по 50 - 60 коп.; дальше цена на них спускалась до 20 коп. Промысел этот почти прекращен новейшими законами об охоте 3 февраля 1892 г., воспретившими весеннюю ловлю С.; в губ. Царства Польского, а также в Курляндской губ. ловля С. вовсе воспрещена.; см. И, С. Тургенев "О С. " ("Полн. Собр. Соч. ", 1898, т. XII); И. Крылов, "Для чего женился человек" (М., 1851).

С. Б.

Сологуб Федор

- псевдоним современного поэта-символиста и беллетриста, обратившего на себя внимание помещенными в "Северн. Вестнике" 1890-х гг. повестями "Тени", "Червяк" и др. (отд. СПб., 1896), романом "Тяжелые сны" (отд. СПб., 1896) и стихотворениями (отд. СПб., 1896). Написанные в стиле наиболее "мучительских" произведений Достоевского и "сатанинских" романов Гюисманса, повести и роман С. свидетельствуют о несомненном таланте, принявшем, однако, совершенно болезненное направление в погоне за необычайностью ощущений. Герои и сюжеты С. - смесь садизма с так назыв. в психиатрии навязчивыми идеями.

Солома

- в тесном смысле - так называют стебли сладких злаков, а в хозяйстве это название применяется и ко многим другим возделываемым ради зерен растениям, напр. к бобовым (горох, вика и др.), гречихе, рапсу и т. д. Некоторые называют и льняные стебли С., но правильнее именовать ее тресетою. Различают С. - озимую и яровую. К первому типу относятся С. ржаная и пшеничная по преимуществу, ко второму - овсяная, ячменная, просяная, гороховая, гречишная и др. С. считается главным подстилочным материалом. Но не меньшее - если не большее - значение в хозяйстве С. имеет как кормовое средство. С. причисляется к объемистому или грубому корму; кроме того, С. вместе с мякиной называют кормами гуменными, так как в большей части России хлеба поступают для просушки в овинах, а затем обмолачивают их на гумнах. На корм в лучших хозяйствах поступает преимущественно яровая С., которая содержит больше переваримых питательных веществ, но у нас и озимая в большом употреблении и притом не только в виде резки с посыпкою мукою, отрубями или дертью, но и в цельном виде. Впрочем, и яровые С., хотя они считаются питательнее озимых, в хозяйстве существенно отличаются одна от другой. Так, практика издавна ставит на первом ряду - С. просяную, затем ячменную и, наконец. овсяную. Просяную С. в средней полосе России считают равноценною сену. Она отличается мягкостью и поедается животными с особой охотой, но встречается только на черноземе. Ячменная С. также очень ценится хозяевами, но вообще ячмень разводится, за исключением некоторых местностей, в довольно ограниченном количестве. Остается, поэтому, из яровых С., особенно для северной полосы России  - С. овсяная, которая наравне с ячменной охотно поедается скотом. Кукуруза, где она возделывается, дает солому, также охотно съедаемую скотом, оставляющим нетронутыми только самые грубые части растения; но лучше употреблять ее в виде резки, и притом молодую и не засохшую. Из С. бобовых растений наиболее употребительна виковая, которая получается обыкновенно в смеси с овсяною. Вика с овсом больше скармливается в зеленом виде, но иногда и обращается в сено, хотя приготовление из нее сена довольно затруднительно. Виковая С. получается при возделывании этого растения на семена; будучи высушена, она издает довольно сильный запах, к которому скот скоро привыкает. Она беднее всех С. бобовых растений протеиновыми (белковыми) веществами и, наоборот, богата клетчаткою. Много вкуснее для скота и питательнее виковой соломы - С. чечевичная. Последняя может заменять для молодняка даже луговое сено. Гороховая С., особенно высушенная на овине, очень жестка и гороховые стебли очень трудно отделяются одни от других, что представляет затруднение при разделе ее на порции; при скармливании лучше ее обращать в резку; в таком виде она составляет хороший корм, так как белковых веществ содержит вдвое больше, чем С. злаковых (6,5 против 3,5 %), хотя ее белковые соединения все-таки перевариваются довольно трудно. По составу, к С. бобовых близка С. гречихи. Тем не менее гречишною С. не кормят скота, а большею частью употребляют ее в виде подстилки (наоборот гречишная мякина причисляется к очень хорошим кормам.). Причину этого полагают, между прочим, в том, что стебли гречихи очень сочны, трудно внутри просыхают, вследствие чего могут покрываться плесенью, что сопровождается образованием неприятного вкуса и производит при скармливании отек головы и ушей и зуд кожи, особенно у овец с белой шерстью. С. рапсовая слишком груба, хотя она по питательности не ниже С. озимых хлебов; ее могут "перебирать" только овцы.

На питательность соломы, как кормового средства, имеют влияние и следующие обстоятельства: 1) почва, на которой росли растения. Чем богаче почва питательными и удобоусвояемыми веществами, тем, понятно, питательнее будут и стебли выросших на ней растений. Кроме того, на хорошей почве, в особенности еще при благоприятствующей погоде, растения сильно кустятся, дают много побочных стеблей и листьев, а в последних содержится (по отношению к ячменю и ржи) вдвое больше азотистых веществ, чем в стеблях. 2) Время уборки. Хлеб, убранный в прозелень, дает С. более питательную, чем перестоявший на корню. В первом случае будет больше белковых веществ и клетчатка нежнее, отчего легче пережевывается, а во втором - наоборот. Кроме того, при уборке растений в неблагоприятную погоду питательность С. уменьшается, особенно С. бобовых, главным образом, вследствие потери более нежных частей, а также путем выщелачивания. Тоже самое имеет место и при хранении С. в открытом, не защищенном от дождя месте. Наконец, не остается без влияния на качество С. и способ ее сушки, а также большая или меньшая засоренность полей. Разницы в химическом составе, а следовательно и в питательности С. овинной и сыромолотной ожидать нельзя; но физические свойства первой хуже: она жестче, суше, и кроме того, прокапчиваясь дымом, издает не совсем приятный, хотя и не вредный запах. Засоренность полей может иметь существенное значение, так как улучшает достоинство С. как корма. При переложной системе, напр., в хлебах, появляется иногда так много пырея, что такая "проросшая" С. мало чем уступает хорошему сену. За последнее время, с переходом к машинному сену, стали замечать некоторое различие в качестве С. рядового и разбросного посевов, именно, что при первом роде посева С. сильно грубеет: известно, что растения, произрастающие в густоте, имеют более нежную клетчатку и наоборот; а при посеве в рядах всегда семян берут меньше. С. задают или в цельном виде, или в виде резки. В последнем случае С. обсыпается мукой, отрубями, жмыхами и т. п. и заливается горячей водой, после чего дают массе несколько часов попреть, а когда она несколько охладится, задается скоту. В крупных хозяйствах запарка резки производится с помощью пара, для чего ставятся небольшие паровые котлы. В некоторых губ. употребляются для этой цели так называемые самовары, которые состоят из больших чанов, стянутых железными обручами; в них на дно из котельного железа вставляются топки с поддувалами, соединяемые с широкой трубой из листового железа. Топливо забрасывается сверху. Вообще, для запарки С. предложено много приборов, деревянных или железных, с печью внутри прибора или снаружи и пр. Кроме пареного из С. приготовляется еще так называемый корм самопрелый, при помощи брожения, для усиления которого прибавляют сенной трухи, муки или отрубей. Благодаря брожению, в корме повышается температура, отчего он делается мягче, но не питательнее. Вообще, последний способ требует большого умения и сравнительно редко употребляется.

Все рассмотренные здесь способы подготовки С. имеют большое практическое значение, в особенности это касается грубых кормов, подвергнувшихся той или другой степени порчи. Так или иначе, подготовленная С. становится для скота вкуснее, мягче и охотнее им поедается, чем С. сырая. Скотоводы-практики того мнения, что подготовленные корма становятся питательнее и удобоваримее, но опыты показали, что на самом деле не достигается ни то, ни другое; в случае же приготовления самопрелого корма, переваримость С. даже уменьшается по отношению к сырому протеину. А. Советов.

Соломон

(евр. Шеломо, араб. Сулейман) - третий и величайший царь израильского народа. Второй сын Давида от Вирсавии, С. еще при жизни отца был назначен ему преемником и вступил на престол 16-тилетним юношей. Воспитанник пророка Нафана, С. был от природы одарен светлым умом и проницательностью. Прежде всего он позаботился водворить внутренний мир вокруг престола и окружить себя доверенными лицами, с помощью которых он мог свободно вести и внутреннюю, и внешнюю политику. Царствование его сделалось синонимом мира и народного благоденствия. Египетский фараон выдал за него, свою дочь, за которой С. получил в приданое важный город Газер, командовавший равниной Филистимской - этой большой дорогой между Египтом и Месопотамией. Быстро развилась торговля, много содействовавшая обогащению как двора, так и всего народа. В Иерусалиме скапливалось так много драгоценных металлов, что золото и серебро, по библейскому выражению, сделались как бы равноценными простому камню. Устроив внутренние дела государства, С. приступил к сооружению храма, который впоследствии сделался знаменитейшим из храмов не только по его внутреннему значению, но и по внешнему великолепию и красоте. При этом С. пользовался добрыми услугами своего соседа - царя тирского, Хирама, который снабжал его как лесом и другими строительными материалами, так и первоклассными художниками и архитекторами. Храм (начатый в 480 г. после исхода из Египта, следовательно около 1010 г. до Р. Хр.) закончен был в 7 1/2 лет, после чего было совершено торжественное его освящение. Соседние государи предпринимали путешествия издалека, чтобы повидать еврейского царя, слава о мудрости и делах которого успела распространиться по всему востоку. Таково было посещение царицы Савской. Роскошь С. требовала огромных средств, которые и доставлялись быстро развивавшейся мировой торговлей. Особенно важен был в этом отношении союз с Тиром, главным городом Финики, тогдашней владычицы Средиземного и других морей. К нему стягивалась торговля из всех стран Азии, но так как все главные азиатские торговые рынки находились в подчинении у С., то и вся торговля по необходимости проходила чрез его владения, и самый Тир был лишь как бы богатейшим портом Палестины, находясь в полной зависимости от нее и в продовольственном отношении, так как она была главной и почти единственной житницей финикийских городов. Чтобы стать еще независимее от финикиян, С. завел свой собственный флот, корабли которого делали далекие плавания и привозили как золото, так и редкие произведения. Корабли С. доходили до Геркулесовых столбов. Торговля давала казне С. большой ежегодный доход в 666 талантов золота (1 тал. = 125000 руб. зол.). В эту лучшую пору своего царствования С. вполне воплотил в своем лице идеал того "царя мира", о котором мечтал миролюбивый народ и память о котором впоследствии сохранялась в предании. Но окружавшая его восточная роскошь не замедлила оказать на С. свое развращающее влияние. Подобно другим восточным деспотам, он предавался неумеренному сладострастию, завел огромный гарем ("и было у него 700 жен и 300 наложниц"); под влиянием иноземных жен-язычниц, он ослабел в своей ревности к вере отцов и в самом Иерусалиме, к ужасу народа, построил капища для культов Молоха и Астарты. Усилившиеся до крайности налоги стали обременять народ, который роптал и жаловался; блистательное царствование С. закончилось грозными признаками внутреннего разложения. История не говорит, как повлияли на него все эти испытания и тревоги, но оставленные им книги и особенно "Екклесиаст" дополняют картину его жизни. Тут мы видим человека, который испытал все удовольствия жизни и до дна испил чашу земных радостей, и все-таки остался неудовлетворенным, и в конце концов с грустью восклицает: "Суета сует, все суета и томление духа"! С. умер в Иерусалиме на 40 г. своего царствования (1020 - 980 г. до Р. Хр.). История его жизни излагается в 3 книге Царств и 2 кн. Паралипоменон. См. Лопухин, "Библейская История при свете новейших исследований и открытий", т. II.

А Лопухин.

Соломоновы о-ва

также архипелаг Новой Георгии, расположены в Тихом океане, между 5 - 11º южн. шир. и 154º40\' и 162º30\' вост. д. от Гринвича. Группа С. о-вов состоит из 7 больших и множества малых о-вов и в общем занимают около 43900 кв. км. Острова гористы (высшие точки Бальби, 3067 м., на о-ве Бугенвиле и Моунт-Ламмас, 2440, на о-ве Гвадалканаре). На о-ве Саво - действующий вулкан. Острова покрыты богатой растительностью (сандаловое и черное деревья; кокосовые пальмы; бананы, сахарный тростник). Разнообразные виды пернатого царства (попугаи, медососы, голуби, ласточки и др.). Ловля трепанга. Население, ок. 176 тыс. меланезийцев, занимается земледелием и охотой. Судоходство, вследствие множества коралловых рифов, затруднено. С 1886 г. сев. часть группы (крупные о-ва Бука, Бугенвиль, Шуазель, Изабелла и др. малые), всего 22200 кв. км. и 90 тыс. жит., принадлежит германской сфере влияния, а южн. часть (Новая Георгия, Гвадалканар, С.- Христобаль и др.) британской (21700 кв. км. и 87 тыс. жит.). Ср. Gruppy, "The Solomons island" (1887).

Солон

(Solwn) - знаменитый афинский реформатор и законодатель, один из "семи мудрецов", элегический поэт. По отцу принадлежал к знатному эвпатридскому роду Кодридов, а по матери был родственником Пизистрата. Год рождения С. точно неизвестен. Вообще, большая часть дошедших до нас биографических данных о С. отличается сомнительной достоверностью; в них много легендарных украшений. Отец С. не обладал большими средствами и не пользовался влиянием, так что С. принадлежал к людям среднего круга. Уже в молодости он стал заниматься торговлей, к чему его побудили расстроившиеся денежные дела его дома. По торговым делам он много путешествовал. Во время путешествий С., по преданию, приходил будто бы в соприкосновение со знаменитейшими мудрецами того времени (Периандром Коринфским, Фалесом Милетским, Анахарсисом). По широко распространенному в древности воззрению, опиравшемуся на существование среди Солоновых элегий элегии о Саламине, С. приобрел известность завоеванием у мегарян острова Саламина. Вследствие нескольких неудач, которые понесли афиняне в борьбе с мегарянами из-за Саламина, предложения, клонившиеся к возобновлению борьбы за "желанный" остров, были, будто бы, запрещены под страхом смертной казни. Тогда С. притворился помешанным и прочел на площади свою элегию. Воодушевленные ею афиняне начали войну и, под начальством С., завоевали остров. Этот рассказ представляет легенду: остров Саламин был завоеван, вероятно, позднее, Пизистратом (к тому времени относится, может быть, и знаменитая элегия). Другой заслугой, стяжавшей С. широкую славу, предание считало возбуждение им греков к священной войне против г. Кирры, жители которого обижали дельфийское святилище. Наконец, С. приписывалось участие в разрешении дела о лицах, виновных в святотатственном избиении приверженцев Калона: С. будто бы убедил виновных подчиниться суду тридцати. Говорили, что он подружился с очищавшим город критским жрецом Эпименидом. Вероятнее всего, что действительной причиной возвышения С. и его широкой популярности была его поэтическая деятельность. С. писал преимущественно элегии, темами для которых он брал нравственные, социальные и политические вопросы. По сохранившимся (главным образом у биографов С., напр. у Плутарха, и у Аристотеля в "Афинской политии") отрывкам его элегии мы можем составить себе понятие о его личности и нравственной философии.

Подобно другим "мудрецам" того времени, С. интересовался преимущественно вопросами практической морали. Он был врагом несправедливости и всяких крайностей: ему приписывалось изречение: mhden agan = "все в меру". Благодаря своим элегиям, С. приобрел популярность, как сторонник необходимых реформ, выказывавший сочувствие угнетенному демосу. Внутреннее состояние Афин было в то время (в конце VII и в начале VI в. до Р. Хр.) очень печально; масса находилась в невозможных экономических и политических условиях. Болышая часть земли принадлежала немногим эвпатридским родам, так как к ним переходило много крестьянских участков, вследствие задолженности массы крестьян. Многие попадали в положение гектемориев, т. е. наемных рабочих, обрабатывавших земли знатных за шестую часть урожая, т. е. долю, слишком незначительную. Многие за долги попали в личную кабалу, некоторое были проданы за границу. Наконец, в руках эвпатридов находились всецело и управление, и суд (четвертая глава Аристотелевской "Афинской политии" подложна: рисуемый ею политический строй не мог существовать до С.). Кроме богатой знати и приниженной массы бедняков, существовал уже довольно многочисленный средний класс, созданный новыми экономическими факторами: торговлей и промышленностью. Этот класс, вместе с бедняками, был заинтересован в реформах - и на него должен был опираться С., равно как и на наиболее благомыслящую часть эвпатридов. Социальная рознь грозила опасной борьбой, результатом которой могла быть тирания. По преданию, некоторые убеждали С. стремиться к тирании, но он отказался, потому что "тиран гибнет сам и губит свой дом" - мотив отказа, очень характерный для греческой морали того времени. Наконец, эвпатриды сделали уступку: С. был по общему соглашению выбран примирителем и архонтом, с полномочием произвести необходимые преобразования (594 - 593 г.). С. начал свою деятельность с облегчения экономического положения массы, с "сейсахфии (сисахтии) ". Сейсахфия была мерой радикальной: она состояла в отмене всех долгов, которые обеспечивались землей или личностью должника (некоторые думают, что были уничтожены все вообще долги, но это сомнительно). Те, кто за долги попал в личную зависимость, были освобождены. С. принял меры и к тому, чтобы возвратить на родину по возможности всех, кто за долги был продан за пределы Аттики: их выкупали, но на какие средства - неизвестно. Затем С. запретил заключать долговые сделки, в которых долг обеспечивался бы личностью должника.

Сейсахфия расчистила почву для дальнейших реформ. После нее С. преобразовал государственное устройство, так как прежний строй уже не соответствовал новым условиям. Сейсахфия была единственной радикальной мерой С.; во всей остальной реформаторской деятельности он выказывает склонность к "золотой середине", к умеренности, к возможному примирению новых требований с сохранением старого. Законодательная деятельность С. не ограничилась сейсахфией и реформой госуд. устройства: он реформировал все афинское право, за исключением уголовного, которое С. оставил в том виде, как его установил Дракон. С. внес изменения, во-первых, в семейное и родовое право (законы о сиротах-наследницах, очень важный закон о наследовании, дозволивший при отсутствии детей распоряжение имуществом по завещанию, чем нанесен был удар родовой замкнутости, и др.). Он ограничил приобретение земли (чтобы воспрепятствовать скоплению ее в немногих руках), регулировал отношения соседей по землевладению (напр., запретил затенять посадками на границе землю соседа), пользование источниками воды, установил некоторые правила, касающиеся торговли (запретил вывоз из Аттики сельскохозяйственных продуктов, кроме масла), преобразовал меры, вес и монету (ввел в Афины эвбейскую систему), допустил свободу ассоциаций для религиозных, торговых и других целей, принимал меры против роскоши (и в частности против роскоши женщин). Из других законов С. важное значение имело дозволение каждому приносить жалобы на несправедливость, причиненную даже лицу, совершенно постороннему для жалобщика, и требование, чтобы во время волнений и междоусобия каждый примыкал к одной из борющихся парий; кто не исполнял этого, подвергался атимии (цель этого закона - предохранить город oт продолжительных смут и от захвата власти энергическим меньшинством, опирающимся на политический индиферентизм массы). Законы С. были написаны на деревянных таблицах (кирбах), заключенных в рамы, поворачивавшиеся на оси. Так как подлинный текст этих законов не сохранился, то трудно определенно указать, какие из них действительно были изданы Солоном и какие лишь впоследствии приписаны ему. Реформированное С. право оказалось живучее установленного им политического строя и оказало влияние на некоторые позднейшие законодательства (напр., на римские законы XII таблиц). С. назначил изданным им законам столетний (по другим известиям - десятилетний) срок и уехал из Афин. Он имел ввиду свои торговые дела и желал избежать последствий неудовольствия, которое он возбудил во многих своими реформами: в отрывке одной из элегий он сам говорит, что многие были недовольны им, так как он не произвел передела всей земли, на который они надеялись; другие (знатные) думали, что и так он зашел слишком далеко. Полагали, что С. посетил тогда Кипр, Египет и Лидию (известный легендарный рассказ о его пребывании при дворе Креза). Возобновившаяся в Афинах борьба партий в конце концов привела к установлению тирании Пизистрата, которой С. пытался противодействовать. Когда тирания утвердилась, С. все-таки остался в Афинах, где, по-видимому, вскоре и умер.

Литература о С. до 1885 г. приведена у Бузольта ("Griechische Geschichte", т. 1, стр. 436 и сл.), После этого важнейшим новым источиком стала Аристотелева "Афинская полития", главы V - XII, где приведены еще фрагменты С. элегий (известные ранее фрагменты у Bergk, "Fragm. lyr. Graec. ", II). См. Bruno Keil, "Die Solonische Verfassung in Aristoteles Verfassungsgeschichte Athens" (Б., 1892); Ed. Meyer, "Gecshichte des Alterthums" (Штуттг., 1893, II т.); В. Бузескул, "Афинская полития Аристотеля и т. д. " (Харьков, 1895); Штерн, "Солон и деление аттическ. граждан на классы" (сборн. в честь проф. Ф. Е. Корша, М., 1896); М. Хвостов, "Сисахтия С. и разложение эвпатридского землевладения" ("Филологич. Обозр. ", 1897). Д. К.

Сольдо

- итальянская счетная и медная монета, 1/20 лиры. Название С. происходит от латинского Solidus ( S. aurous - римская золотая монета); первоначально Sol, откуда - французское Sou.

Сольминизация

- при Гвидоне Аретинском так называлось искусство петь гаммы и всякие мелодии по гексахордной системе, при которой впервые появились названия нот ut, re, mi, fa, sol, la. После того как была введена седьмая нота si и установилась наша октавная система, С. в коронном ее смысле потеряла свое значение. В настоящее время С. называется чтение нот по октавной системе, причем ноты только называются, а не поются. Ритм сольмизируемой мелодии должен передаваться с точностью.

Сольфеджио

- начальные вокальные упражнения в чтении нот без текста. При пении мелодии С. каждая ее нота называется. С., как упражнения, располагаются в сборнике с постепенным переходом от более легких к более трудным. С. пишутся во всех тональностях мажорных и минорных и во всех ключах для разных голосов как женских, так и мужских. Преимущественно пишутся С. одноголосные, но бывают двух и трехголосные, которых цель состоит в приучении поющего петь самостоятельно свою партию, не сбиваясь вследствие исполнения остальных партий другими голосами. В консерваториях на С. обращается особое внимание, как на вернейший способ для развития слуха и способности скоро и верно читать всякого рода музыку.

Н. С.

Сомовые

(Siluridae) - сем. костистых рыб из отряда отверстопузырных (Physostomi). Характеризуется следующими признаками: кожа голая или с костяными щитками, но без чешуй; усики всегда есть; верхнечелюстные кости рудиментарны и почти всегда служат опорой для усика; край верхней челюсти образован лишь межчелюстными костями; подкрышечной кости (suboperculum) нет; плавательный пузырь обыкновенно имеется; он соединен со слуховыми органами посредством слуховых косточек; жировые плавники имеются не всегда. С. составляют большое семейство с многочисленными родами и видами (более 550), сильно варьирующее по внешнему виду и по строению плавников. Кожа некоторых совершенно голая, у других имеется состоящий из костяных щитков покров головы или/и тела, иногда образующий полный панцырь, одевающий все тело. Плавники чрезвычайно варьируют по величине и положению; у многих спинной и грудные плавники вооружены сильно развитыми шипами. С. живут в пресных водах поясов умеренных и жаркого, как медленно текущих или стоячих, так и в быстрых горных речках; немногие посещают море, но держатся поблизости от берегов. Все хищны; по-видимому, усики играют роль при привлечении добычи. Некоторые роды обладают своеобразными придаточными аппаратами, стоящими в связи с нормальным жаберным; так, у остиндского рода Saccobranchus от жаберной полости тянутся по бокам тела и хвоста по мешку, наполняемому из жаберной полости водою, которая от времени от времени выбрасывается сокращением мускулов. Виды родов Doгas, Oxуdoras, Rhinodoras, Callichthуs тропической Америки в жаркое время, когда бассейны, где они живут, начинают высыхать, предпринимают переходы по суше, иногда на значительные расстояния, в поисках больших водовместилищ; такие переходы совершаются иногда массами рыб и индейцы, захватив их на переходе, добывают сразу большие количества рыбы. Те же рыбы представляют еще и ту биологическую особенность, что устраивают гнезда, в которые откладывают икру; такие гнезда заботливо охраняются обоими родителями.

Водящиеся в реках тропической Африки виды рода Malapterurus (электрический сом) напр. М. electricus, водящийся в Ниле, Сенегале, Конго и др. реках обладают лежащим под кожей на всем теле электрическим аппаратом и могут наносить добыче или врагу более или менее сильные, но для человека не опасные, удары. В ископаемом состоянии представители сем. С. известны в третичных отложениях Остиндии и Сев. Америки. В водах России из С. водятся два вида рода Silurus - S. glanis L. и S. asotus Pall.. 2 вида рода Macrones - М. calvarius Bazil. и М. ussuriensis Dyb. и Exostoma oschanini Herzenst. Род Silurus, распространенный в числе 5 видов в умеренном поясе Европы и Азии, отличается отсутствием жирового плавника, очень коротким и лишенным острого шипа спинным плавником, длинным заднепроходным, округленным хвостовым, 4 или 6 усиками, из которых 2 сидят на верхней челюсти, удаленными друг от друга ноздрями, мягкой, лишенной щитков кожей, положением спинного плавника кпереди от брюшных.

Обыкновенный сом (SiIurus glanis. L) принадлежит к крупнейшим из пресноводных рыб. Голова широкая, плоская, с огромной пастью, вооруженной многочисленными очень мелкими зубами, с 2 длинными усиками на верхней и 4 сравнительно короткими на нижней челюсти, с маленькими глазами, лежащими очень близко к верхней губе. Цвет варьирует в зависимости от местопребывания, возраста и времени года. Вообще спина почти черная, бока черновато-зеленые с оливково-зелеными пятнами, брюхо желтовато-белое или красноватое, обыкновенно с голубоватыми крапинками; плавники темно-синие, парные с желтоватой полоской. Озерные сомы темнее и брюхо их сероголубоватое. Молодые ярче. Сом водится в Зап. Европе на западе до Рейна и особенно распространен в реках Черноморского и Аралокаспийского бассейна; в водах Балийского бассейна сомы менее многочисленны и мелки, попадаются в Финляндии до Тавастгуса и в Онежском оз.; в бассейне Белого моря и Ледовитого ок. сом не известен. Область распространения сома видимо продолжает расширяться. Наиболее крупные сомы водятся у нас в Днепре (был пойман экземпляр более 2 сажень длиною и 18 пудов весом), Днестре (до 20 пудов); в бассейне Днепра, Дона и Урала теперь попадаются экземпляры до 10 - 12 пудов. Сом держится оседло, преимущественно в глубоких ямах дна рек и по большей части не удаляется оттуда значительно, кроме весны. Зимы проводит в спячке. Нерест начинается в мае. Сомы разбиваются на пары, которые затем охраняют выметанную икру. Число икринок определяется в 100000, диаметр их 3 мм. В Вост. Сибири и Средней Азии водится другой вид сома (Silurus asotus Pall.) темного цвета, с 4 усиками, длиною более 1/2 метра. В бассейне Амура водятся два вида рода Масгоnes (усиков 8, спинной плавник с шипом и сидит спереди от брюшных, жировой плавник развит) - М. fulvidraco Rich., длиною до 300 мм., и М. ussuriensis Dyb., длиною до 1 м., с очень длинным цилиндрическим телом. В Туркестане в горных речках водится Exostoma oschanini Herzenst. (усиков 8, спинной плавник с шипом, но сидит не спереди от брюшных, жировой плавник есть, голова и передняя часть тела утолщены, жаберная щель мала вследствие того, что жаберные перепонки приросли к коже нижней стороны головы), длиною около 200 - 300 мм.

Н. Книпович.

Сом

в промысловом отношении имеет для России весьма важное значение, встречаясь в Каспийском бассейне (р. Урал, Волга, Кура) в громадном количестве. По сведениям за 1897 г., этой рыбы поймано на каспийско-волжском рыболовстве 562570 шт., в том числе 540830 штук в реках и 21740 штук в море. Уральское рыболовство дает 6000 - 7000 пуд. этой рыбы. С. Наибольшее значение С. имеет в рыбном промысле южного Каспия и впадающих в него рек, особенно в реке Куре, где в глубоких ямах ниже Божьего промысла (Сальяны) С. набирается многими тысячами на зимние лежбища (с осени), где и вылавливается в большом количестве. Кроме перечисленных мест, С. в промысловом количестве ловится в Аму-Дарье, в р. Дону, Днепре и Днестре. С. крайне прожорливы, что при его величине, силе. и громадной пасти, усаженной мелкими зубами делает его не безопасным даже для людей. Известны случаи, что крупные С. хватали и топили купающихся детей. Истребление же домашней водяной птицы (гусей, уток), особенно в омутах близ мельничных плотин - явление самое обыкновенное. С. питается преимущественно рыбой, которую не только хватает ртом, но и убивает ударом хвоста, "плеском". Хищничество этой рыбы особенно вредное проявляется с первого же года его жизни: сомята 4 - 6 месяцев, как выяснено посредством вскрытий их желудков, питаются преимущественно молодью севрюги, отчасти белуги. Таким образом молодые сомята представляют злейших врагов наиболее ценной красной рыбы. Способ лова сомов весьма разнообразен: их ловят неводами, баграми, и т. п. Наиболее оригинальным и весьма добычливым способом лова является так называемое "клоченье" С. Лов этот производится с лодки ручной донной удочкой, называемой лягушкой. Непременной принадлежностью этого лова является так наз. "клок" - деревянная колотушка с выдолбленной в ней ямкой. Удар этого клока на поверхности воды производит особенно характерный звук, на который С. подходит к месту лова и берет за лягушку. Мясо С. крайне жирно и цена на него стоит обычно выше, чем на сазана, жереха и др. частиковых рыб р. Волги. В Москве нередко С. сходит за красную рыбу. В продажу тело С. поступает (в соленом виде) обычно без головы и с обрубленным хвостом. Из плавательного пузыря приготовляется "сомовий клей", идущий отчасти в замену более дорогого рыбьего клея осетровых пород.

Н. Б - н.

Соната

(не следует смешивать с сонатной формой). До конца XVII С. называлось собрание инструментальных пьес, а также вокальный мотет, переложенный на инструменты. С. разделялись на два рода: камерную С. (sonata da camera), состоявшую из прелюдий, ариозо, танцев и пр., написанных в разных тональностях, и церковную С. (sonata da chiesa), в которой преобладал контрапунктический стиль. Ряд инструментальных пьес, написанных для многих оркестровых инструментов, назывался не С., а большим концертом (concerto grosso). Позднейшая С. состоит преимущественно из четырех частей: первая часть в скором темпе в сонатной форме, вторая часть в медленном темпе, в простейшей форме рондо, третья часть - менуэт, введенный Гaйднoм, или скерцо, введенное Бетховеном, в форме песни с трио, и финал, в более сложной форме рондо или в сонатной форме. Прием С. встречается не только в С. для фортепиано или для фортепиано и скрипки или виолончели, но и в трио для фортепиано, скрипки и виолончели, квартетах, секстетах, октетах для струнных инструментов, квартетах, квинтетах, секстетах, септетах для фортепиано со струнными, септетах, октетах, нонетах, децетах для струнных с духовыми. Все эти сочинения относятся к области камерной музыки. С. применяется и в концертах для сольного инструмента с оркестром, а также в симфониях. В С. вводили иногда поэтический программный элемент, напр. Кунау (первая половина XVIII ст.), Бетховен ор. 71 (Sonate caracteristique: les adieux, l\'absence et le retour). В позднейшее время собрание пьес в одно целое получило название С., потому что некоторые из этих пьес написаны в сонатной форме.

Н. Соловьев.

Сонатная форма

- При возникновении С. формы, до XVII ст., каждая пьеса, предназначавшаяся для исполнения на инструменте, называлась сонатой (от sonare или suonare - звучать), а для пения - кантатой (cantare - петь). Вокальные пьесы, переложенные на орган или клавикорд, носили тоже название. В таких пьесах украшение фиоритурами составляло необходимый прием. Кроме того, для оживления их прибегали к сопоставлению контрастов их, причем одна часть мелодии инструментальной пьесы разукрашивалась фиоритурами, а другая часть сопровождалась лишь сдержанными аккордами. Для контраста прибегали иногда к исполнению одной части forte, а другой piano. С. форма с двумя самостоятельными темами, контрастирующими между собой, является у Доменико Скарлатти, считающегося основателем С. формы, получившей в конце XVIII ст. полное развитие. Установившаяся С. форма начинается с главной партии (период) в главной тональности, побочной партии с новой темой (преимущественно период), в тональности по квинтовому направленно вверх с главной. Если главная партия в миноре, то нередко побочная партия пишется в параллельной мажорной тональности. За побочной следует в той же тональности заключительная партия (предложение, реже период), с новой темой. Этим заканчивается первый отдел сонатной формы, который повторяется. Второй отдел состоит из разработки тем первого отдела. Вся тема или ее часть (мотив) повторяется на разных ступенях. В этот мотив вносится новый элемент. Мотив дополняется, немного видоизменяется ритмически, иногда расширяется, затем переходят к другой теме первого отдела, прибегают к полифоническим приемам, делая имитацию из мотива темы. Нередко в разработке прибегают к секвенциям. Вообще, разработка скорее должна напоминать тематический материал первого отдела, чем представлять точное его повторение. Принцип разработки - новое музыкальное строение на основании предыдущего материала. В разработке преобладают модуляции в тональности преимущественно по квинтовому направление вверх от главной тональности первого отдела, причем не касаются тональностей тем первого отдела или долго на них не останавливаются. В конце разработки пользуются органным пунктом на доминанте главной тональности, после чего переходят к третьему отделу, составляющему повторение первого, с той только разницей, что все три партии - главная, побочная и заключительная - пишутся в той же главной тональности. В С. форме в минорной тональности побочная партия пишется в третьем отделе или в главной тональности, или в одноименном мажоре. То же делают и с заключительной партией. С. форме предшествует нередко вступление в медленном темпе, состоящее из цепи ходообразных предложений, модулирующих в тональности близкие, а иногда более или менее удаленные от главной тональности сонатной формы. Цель вступления подготовить слушателя к главной тональности. В конце приписывается кода - род тематической разработки (преимущественно в темпе С. формы), модулирующей в тональности по квинтовому направлению вниз от главной и многократно возвращающейся к ней. Кода заканчивается в главной тональности. С. форма расширяется вставкою, партии так называемой переходной или связующей между главной и побочной партиями, а также между побочной и заключительной. В первой части эта переходная партия может иметь новое тематическое содержание. Находясь между главной и побочной партиями, она не пишется в тональности квинтой выше главной. В третьей части переходные партии являются весьма полезными, так как, модулируя в ближайшие тональности, они вводят освежающий элемент между тремя партиями, написанными в той же главной тональности. Иногда после побочной партии как в первом, так и в третьем отделах ставится еще новая побочная партия, в тональности предшествовавшей побочной. Такой прием применяется, если первая побочная партия недостаточно развита и содержательна.

Сонатинная форма есть уменьшенная сонатная: все партии менее развиты и имеют более легкое содержание. Разработка во втором отделе очень малая или ее заменяют небольшим ходом в ритме первого отдела. Нередко второй отдел в сонатине вовсе выпускается. Характерный признак сонатины заключается в том, что побочной партии в первом отделе предшествует половинная каденция в главной тональности и побочная партия начинается с того же трезвучия, каким закончилась половинная каденция. Как сонатная, так и сонатинная формы пишутся обыкновенно в скором темпе, гораздо реже - в медленном. Сонатинная форма развилась благодаря трудам Джованни Самартини (первая половина XVIII стол.), Боккерини (конец XVIII стол.), Моцарта, Гайдна и в особенности Бетховена. С. форма - самая совершенная и обширная; она составляет принадлежность наилучших инструментальных произведений как для фортепиано, так для скрипки и для оркестра. В фортепианных сонатах, струнных квартетах, трио, секстетах, октетах, симфониях, увертюрах, концертах эта форма встречается в первой части этих сочинений, нередко в последней и реже в средней части (в медленном темпе). С. форма применялась и в вокальной музыке при Моцарте, Бетховене, но в сокращенном виде, напр. в операх Моцарта "Свадьба Фигаро".

Н. Соловьев

Сони

- (Myoxidae) - семейство млекопитающих отряда грызунов (Rodentia s. Glires) подотряда Simplicidentata. Небольшие животные, напоминающие белок по своему образу жизни на деревьях. Голова вытянутая с заостренной мордой, большими глазами и широкими закругленными ушами. Ноги короткие и тонкие; передние имеют 4 пальца и бородавку со сплющенным когтем вместо пятого, задние - 5 пальцев. Хвост длинный и большего частью густо покрытый длинными волосами. Мех пушистый и мягкий. Череп без заднеглазничных отростков и сужен в лобной области; по форме приближается к черепу крыс. Нижняя челюсть отличается длинным и узким венечным отростком. Резцов 1/1, ложнокоренных 1/1, коренных 3/3. Коренные и ложнокоренные зубы имеют ясно выраженные корни и жевательная поверхность их покрыта невысокими поперечными складками эмали. Защечных мешков нет. Ключицы хорошо развиты. Большая и малая берцовые кости отчасти срастаются друг с другом. Слепой кишки вовсе нет, в отличие от всех остальных грызунов. Ведут большею частью ночной образ жизни. Питаются преимущественно растительной пищей, но более крупные представители истребляют яйца птиц и нападают на птенцов. Зимой впадают в глубокую спячку. Населяют палеарктическую и эфиопскую области. К этому семейству относятся 5 родов: Муоxus (Европа), Eliomus (эфиопская и палеарктическая область), Graphiurus (эфиопская область), Claviglis (зап. Африка), Muscardinus (Европа), из которых только последний безусловно самостоятелен, тогда как остальные 4 могут быть соединены в один род Myoxus. Наиболее известны:

1) полчок (Муоxus glis). Распространен по всей южн. Европе до Волги и Кавказа. Длина тела 16 стм., хвоста - 13 стм. Мех сверху пепельно-серого цвета; на животе, на внутренней стороне ног, на нижней части морды, на щеках и горле белого. Перистый с пробором посредине пушистый хвост, переносье и верхняя губа буроватосерого цвета. Ложнокоренной и задний коренной зубы меньше обоих передних коренных. В конце апреля полчки спариваются. После 6-недельной беременности самка мечет 3 - 6 голых и слепых детенышей. Гнезда свои полчки устраивают в скрытых местах, в дуплах деревьев и в расщелинах скал и т. п. Отличаясь чрезвычайной прожорливостью, полчки к осени сильно жиреют. В горных странах уже в августе они устраивают себе на зиму гнезда и собирают туда пищевые запасы. Во время периода спячки, который длится 6 - 8 месяцев, они изредка просыпаются и едят. За полчками охотятся как ради меха, так и ради их мяса. Римляне разводили и откармливали их.

2) Садовая С. (Eliomys nitella) водится в умеренной полосе зап. и средн. Европы и в русских прибалтийских губерниях, преимущественно в лесах гористых местностей. Длина тела 14 стм., хвоста 9,5 стм. Мех сверху красновато-серо-бурый, брюшко белое. Хвост у корня покрыт короткой прилегающей шерстью серо-бурого цвета, а на конце длинной, с верхней стороны черной, а с нижней белой. Гнезда строит на открытых местах или пользуется старыми гнездами ворон, дроздов и белок. Беременность длится 24 - 30 дней; детенышей 4 - 6. Наносит страшный вред фруктовым садам.

3) Лесная С. (Eliomys dryas), быть может, разновидность садовой С. Родиной ее считается южная Россия, откуда она распространилась на запад до Венгрии, южной части Австрии и Силезии. Длина тела с хвостом 17 стм. Цвет меха сверху красновато-бурый или буровато-серый, на животе белый.

4) Орешниковая С. или мушловка (Muscardinus avellanarius). Водится в средней Европе от Швеции и Англии до Тосканы и северной Турции; Галиция и Венгрия представляют восточную границу ее распространения. Общая длина тела 14 стм., из которых половина приходится на хвост. Цвет меха желтовато-рыжий, только грудь и брюхо белого цвета. Держится преимущественно в ореховых рощах. Искусно строит гнезда из листьев, мха, травы, шерсти и т. п. в густых кустарниках на высоте 1 метра над землей. Спариваются в середине лета. После 4-недельной беременности самка мечет 3 - 4 детенышей, голых и слепых. Для зимовки устраивают гнезда в норах под сухими листьями и располагаются здесь целыми семьями.

Д. Педашенко.

Сопка

- русское народное название для уединенных более или менее крутых гор с каменистой вершиной, распространяемое и на отдельные возвышенности, выдающиеся в горном хребте или массиве. Особенно употребительно на Урале и в Сибири, где горой по большей части называется только более или менее крутой подъем местности. В Камчатке название С. применяется, по-видимому, преимущественно к вулканам. В побережьях Черного и Каспийского морей С. или блеваками называются грязные вулканы. В. Л.

Сопло

- так называются сходящиеся конические насадки, по которым дутье поступает из воздухопровода в печь (через "фурмы"). Часто С. называют не только самую насадку, но и всю трубу, идущую от воздухопровода печи до фурмы. Угол конусности С. обыкновенно 6º. Делается оно чаще всего из чугуна и лишь при небольших количествах холодного воздуха из железа. Во время хода доменной печи приходится менять положение С., прекращать дутье из него, отодвигать его от печи и т. д. Поэтому и воздухопровод, и самое С. делают из нескольких частей.

Сопорозное состояние

(Sopor) или спячка - болезненное состояние угнетения сознания - средняя степень, которая может перейти в полную потерю сознания. С. может предшествовать сонливость (somnolentia). Это расстройство наблюдается как при болезнях головного мозга, так и при различных общих болезнях. Так: при всех болезнях, оканчивающихся смертью, за короткое время перед нею. При лихорадочных заразных болезнях - на высоте их развития; при уремии; при сахарном мочеизнурении состояние называется диабетической комой. При многих отравлениях: алкоголем, морфием, хлороформом, хлоралгидратом и окисью углерода, а также при самоотравлениях, наблюдаемых при расстройствах пищеварении (ацетонурия, ацетурия), при эпилептическом приступе и истерическом припадке, а также при поражениях головного мозга: кровоизлиянии, размягчении, ушибах, опухолях и менингите наблюдается С. Лечение сопорозного состояния должно быть причинным прежде всего: возможное удаление яда (при отравлениях), затем даются возбуждающие средства; против приливов крови к мозгу холод на голову и т. п. Если бессознательное состояние длится несколько дней, то обращается особенное внимание на чистое содержание рта и постели и поддержание сил кормлением через желудочный зонд.

А.

Cорго

(Sorghum Pers.) - родовое название растений из сем. злаков (Graminea); известно до 13 видов, дикорастущих в теплых странах. Это однолетние или многолетние высокие травы, с сильно ветвистыми метелками, колоски одноцветковые, парные по сторонам ветви и тройчатые на конце ее; сидячие колоски обоеполые, прочие мужские; колосковые чешуйки при женском колоске выпуклый, пленчатые, при мужском - менее широкие, травянисто-кожистые; цветочные чешуйки перепончатые, нижняя остистая, верхние решетчатые. Зерно крупное, яйцевидное или почти шаровидное.

С. (сел. хоз.). - Различают (Вернер) 3 разновидности С.: 1) С. развесистое (Sorghum effusum), с раскидистою метелкою, 2) С. пониклое или комовое (S. contractum) и 3) комовое пониклое или джугару (S. cernuum); последняя разновидность отличается от других видов С. сжатой, собранной в комок, поникающей вниз метелкой и почти матовыми белыми зернами. Многочисленные сорта названных разновидностей С. возделываются, смотря по местности, то в качестве зерновых или кормовых, то в качестве технических растений. Из разновидностей второй группы особенно известно сахарное С. Оно представляет собою также ценное кормовое растение. Из сортов первой группы некоторые культивируются для приготовления щеток и метелок; такой промысел, кроме Китая и Алжира, развит в Южной Европе, а в особенности, в Сев. Америке. Как зерновое хлебное растение С. имеет в Европе ограниченное значение: его сеют понемногу только в южн. Тироле, Венгрии, Балканском полуострове; зато в Азии (отчасти у нас в Туркестане) и в Африке эта культура очень развита; там С. - важнейшее хлебное растение, которым питаются (лепешки) туземные жители. Благодаря сильно развитой корневой системе, С. переносит жару и засуху лучше кукурузы. Приведенная особенность С. позволяет думать, что в местностях субтропических, где не растет сахарный тростник и куда не может проникнуть культура сахарной свеклы, роль сахарного растения может быть занята сахарным С., тем более, что путем селекции и применения надлежащих приемов возделывания, процент кристаллического сахара в С. может быть еще повышен (теперь 18%), а количество глюкозы, вообще затрудняющей выработку сахара, понижено. В соответствии с сильно развитою корневой системой стоит и сильное развитие надземных органов, высота которых доходит в тропических странах до 6 - 7, а в Туркестане (джугара) до 2 - 3 м., и требованию в отношении глубины разделки почвенного слоя, который должен быть проницаем для корней не менее как на 4 фт. Период роста довольно продолжителен - от 154 до 168 дней; поэтому в Европ. России С. может быть возделываемо, за исключением редких благоприятных годов, почти только как кормовое растение. Опыты по культуре С. (джугара) на юге России (Херсонск. губ.) были произведены Измаильским; им же было обращено внимание и на другой сорт С. - гаолон.

Сороки

(Pica) - птица из группы Oscines dentirostres, из семейства вороновых (Corvidae). От всех вороновых С. отличается своим длинным ступенчатым хвостом. Из 9 палеарктических и неоарктических видов этого рода в России встречаются два: 1) обыкновенная С. (Pica caudata), 2) белокрылая С. (P. leucoptera), распространенная от центральной России к востоку, через всю Сибирь и северную часть Туркестана, и отличающаяся от обыкновенной более узким первым маховым пером и более белыми первостепенными маховыми вообще. В остальном и по образу жизни - оба вида между собою сходны. У взрослых птиц верхняя часть тела, зоб и часть груди - блестяще-черного цвета: плечи и нижняя часть тела - белые. Крылья и хвост - черные, с красивым сильным металлическим отливом; маховые - с белыми пятнами. Питаются С. одинаково как растительными, так и животными веществами. Весною разоряют гнезда других птиц, а при недостатке корма - становятся настоящими хищниками и нападают на взрослых лесных птиц. С. очень подвижная и умная птица. Там, где ее не трогают, она не боится человека и отыскивает свою пищу на дворах и на улицах. Вообще же С. - лесная птица, которая вьет свои гнезда всегда на деревьях, невысоко над землею из прутьев и корешков растений, скрепляемых глиной. Гнездо С. интересно тем, что закрыто сверху и имеет только одно боковое отверстие. Кладка (в апреле) обыкновенно из 6 зеленых яиц с мелкими буровато-серыми крапинками и черточками. Зимою С. часто держатся небольшими стайками, но никогда не образуют таких больших стай, как галки и некоторые другие вороновые птицы, Крик С. - всем известное, резкое стрекотание. В неволе С. выучивается, однако, выговаривать отдельные слова и насвистывать простые мотивы. Преследуют С. только ради ее красивых перьев.

Ю. В.

Сословия

- Понятие С. по терминологии действующего законодательства весьма неопределенно: в Своде Законов термин этот встречается всего несколько раз и притом употребляется в разных значениях: иногда под С. разумеются юридические лица вообще (Св. Зак. том Л, ч. 1, изд. 1887 г., Зак. Гражд., ст. 415: "имущества частные суть все те, кои принадлежат частным лицам и сословиям лиц, как то: компаниям, товариществам и конкурсам"; ср. ст. 406 и 698 Зак. Гражданских и заголовок отделения IV, главы 1, раздела II, книги 1 Законов о состояниях, Св. Зак. том IX); иногда же сословием называются государственные учреждения вообще. Так, сословием назван государственный совет (Учреждение Госуд. Совета, ст. 1); в указе 4 апреля 1803 г. (1 Полн. Собр. Зак., ј 20701) С. назван виленский университет; в указе 3 марта 1814 г. - синод и сенат; существовавший при Павле Петровиче государственный совет тоже назывался С. (Арх. Госуд. Сов., том II, стр. 7). Нередко наименованию государственного совета С. придают особое значение, видя в этом наименовании стремление императора Александра Павловича придать этому установлению особую важность или даже самостоятельность (гр. Корф, "Жизнь гр. Сперанскаго", 1, стр. 119; Пыпин, "Общественное движение при Александре 1", 146), но, как видно из приведенных примеров, термин С. едва ли имел в эпоху составления "Образования Государственного Совета" (1810) какой-либо политический оттенок.

Обыкновенно термином "сословие" обозначают отдельную группу подданных, своим юридическим положением каким-либо определенным образом отличающихся от остального населения, причем отличия эти передаются по наследству. В нашем законодательстве этому понятию соответствует термин "состояние"; изредка, впрочем, в законе и в этом смысле тоже употребляется термин "сословие" (Св. Зак., т. IX, ст. 3). Наука государственного права долгое время не различала С. от классов населения; понятия эти смешиваются еще Р. Молем. Резко обособлены были эти понятия Л. Штейном, который под различием отдельных классов понимал фактически существующие различия по имущественному положению, а под С. понимал те же имущественные классы, но уже признанные государством и получившие от него различные, по наследству передаваемые права. Впоследствии в учение Штейна были внесены некоторые поправки: различие классов начали усматривать не только в различии имущественного положения (различие профессий, образования, иногда происхождения); было установлено, что роль государства не ограничивается лишь признанием существующих различий отдельных классов и в санкционировании этих различий законодательством, но что государственная власть нередко и сама создавала сословные различия, совершенно произвольно соединяя в одну группу людей; по своим бытовым условиям представляющих весьма мало общего. Из всех европейских государств роль правительства в создании С. была наиболее видною в России: наши С. сложились преимущественно не только под влиянием, но и по инициативе государственной власти.

Глубокие сословные различия, составляя отличительную черту средневекового государства, продолжали играть весьма видную, но и весьма печальную роль в строе всех европейских государств вплоть до конца прошлого века (в некоторых государствах, напр. в Швеции, в Австрии и в Венгрии сословное начало не утратило юридического и политического значения и до сих пор), но в настоящем столетии сознание бесполезности С. в государственном отношении и несомненный вред в социальном отношении устанавливаемых ими наследственных различий распространяется все более и более. Все западноевропейские законодательства стремятся или ослабить значение перегородок между еще существующими С., или вовсе уничтожить следы бывших сословных различий. Во всех государствах Европы, а также во всех внеевропейских государствах, образовавшихся из европейских колоний, совершенно уничтожены сословные различия духовенства, горожан и крестьян. В значительном большинстве государств исчезли также всякие преимущества дворянства; это произошло во всех республиках, кроме Франции, а из монархий - в Бельгии, Болгарии, Норвегии, Румынии и Сербии. Но и те преимущества дворян, которые еще сохранились, носят главным образом характер почетных отличий.

В России сословный строй покоится на реформах Екатерины II, главным образом на жалованной грамоте дворянству и грамоте на права и выгоды городов (1785). Организуя С., императрица Екатерина гораздо более руководилась западноевропейскими политическими учениями (Монтескье), чем фактическими условиями русской жизни того времени. Последовательно проведенные реформы Екатерины II положили сословное начало в основу всего местного управления и судоустройства, сообщив, таким образом, С. огромное государственное значение. Значение это было ими сохранено вплоть до того времени, когда правительство сознало необходимость приступить к коренной реформе суда и местного управления. В суде, построенном согласно техническим требованиям процесса, в полиции, отвечающей государственным потребностям, в местном управлении, преследующем интересы всего населения, а не определенных групп его, наконец, в войске, соответствующем потребностям государственной обороны, сословному началу места не оказалось. Судебные Уставы. 20 ноября 1864 г., реформа уездной полиции 1862 г. земское положение 1 января 1864 г., городовое положение 16 июня 1870 г., устав о воинской повинности 1 января 1874 г. уничтожили государственное значение прежних С. Единственною крупной реформой, по необходимости носившею сословный характер, было освобождение крестьян; созданные 19 февраля 1861 г. органы крестьянского самоуправления, волости и сельские общества, были построены на узкосословном начале. Такой характер этих учреждений, к которым, в особенности к волости, правительство постоянно вынуждено прибегать, как к низшему органу общегосударственного управления, вызывает ряд практических неудобств, давно всеми сознаваемых, так что, по-видимому, отрешение волостного управления от строго сословного, крестьянского, характера, т. е. создание всесословной волости  - не более, как вопрос времени. С проведением этой реформы у нас уже не будет учреждений общегосударственного управления, построенных на сословном начале. Но и независимо от крестьянских учреждений, общее значение сословного начала в нашем государственном строе еще весьма велико; так, Свод Законов 1832 г. был всецело основан на сословном делении всех подданных, и этот основной характер Свода не мог утратиться в тех частях его, которые подвергались только кодификационной переработке и которых не коснулась ни одна коренная реформа. Такими частями Свода, проникнутыми сословным духом, являются напр. устав о службе правительственной (Св. Зак. т. III, гл. 1) и устав о земских повинностях (Св. Зак. т. IV). Строгосословный характер всей системы, всей концепции Свода Законов нередко придает сословную окраску и таким включаемым в состав Свода законодательным актам, которые по замыслу своему этой окраски были совершенно лишены (переселенческое законодательство). В 80-х годах вопрос о сословном начале снова был поднят, главным образом в виде вопроса о необходимости материально поддержать дворян-землевладельцев и предоставить им большее значение в местном управлении. Этими стремлениями объясняются создание 3 июня 1885 г. госуд. дворянского земельного банка, выдающего потомственным дворянам ссуды под залог земли на условиях более льготных, чем это позволяли бы общие условия денежного рынка. Положение о земских участковых начальниках 12 июня 1889 г. и Положение о земских учреждениях 12 июня 1890 г. имели целью передать главную роль в делах местного управления, и отчасти суда, в руки дворянства.

Реформы Екатерины II-й создали четыре "главных рода людей": дворян, духовенство, городских обывателей и сельских обывателей. Свод Законов и в издании 1899 г. (т. IX, ст. 2) кладет тоже деление в основу нашего сословного законодательства, но в действительности это начало в нем не проведено, и большинство из указанных в закон главных родов людей в настоящее время не составляет какого-либо определенного целого: дворянство делится на потомственное и личное, имеющие между собою весьма мало общего, духовенство разделяется по вероисповеданиям, городские обыватели делятся на 5 состояний, весьма различных по своему юридическому положению. В действительности, практически существенным является существующее в действующем законодательстве деление С. на "податные" и "неподатные". Различие это некогда обусловливалось тем, что часть населения империи подлежала рекрутской повинности и подушной подати и в фискальных интересах была подвергнута ряду правоограничений. С отменою рекрутской повинности (1874) и подушной подати (1883 - 1886) это различие потеряло главное свое значение, а вместе с тем утратили обоснование и все те ограничения (главным образом, свобода передвижения и выбора места жительства), которым ранее были подвергнуты лица"бывших податных состояний" (крестьяне и мещане). Тем не менее, большинство правоограничений еще продолжает существовать для "бывших податных состояний". С. Екатерины II были в общем построены на принципе наследственности сословных прав и на начале корпоративной организации каждого С. В настоящее время оба эти начала значительно видоизменялись, благодаря тому, что дворянство личное, личное почетное гражданство, купечество и духовное состояние не наследственны. Духовное состояние и купечество даже непожизненны. Права, ими сообщаемые, подходят скорее под понятие профессиональных, чем сословных прав. Наконец, некоторые С., напр. цеховые, не удовлетворяют основному требованию сословности: им не присвоено никаких личных прав. Требованию корпоративного устройства большинство С. в настоящее время тоже не удовлетворяет. Личные дворяне, почетные граждане, потомственные и личные, духовенство и по закону не имеют никакой корпоративной организации. У остальных С., вроде дворян и крестьян, корпоративная их организация фактически находится в полном упадке.

Л. Лазаревский.

Сосна

(Pinus) - род растений из сем. хвойных (Coniferae). Сюда относятся вечнозеленые, богатые смолой деревья, обыкновенно очень крупный, реже мелкие, иногда почти кустарники. Листья игольчатые, сидят пучками по 2 - 5 вместе и окружены у основания пленчатыми влагалищами. Мужские цветочки собраны колосом у основания молодых веточек. Пыльцевые мешочки раскрываются продольной трещиной. Женские цветы в шишках, расположенных в верхней части дерева. Шишки яйцевидные или продолговатые, обыкновенно поникшие, а при зрелости отпадющие целиком. Они состоят из черепичатосложенных плодовых чешуй, деревянистых или кожистых, утолщенных на конце в виде граненого щитика. Эти чешуи сначала плотно сомкнуты, при полной же зрелости расходятся, обнажая семена, которые находятся по 2 против каждой чешуи. Семена большею частью крылатые, реже без крыла, с твердой оболочкой в виде орешка. Зародыш о 4 - 15 семядолях. К роду С. относится до 70 видов, которые рассеяны по всему северному полушарию до поворотного круга. В умеренном и холодном климате они образуют леса на равнинах, в теплом обитают в горах. В южном полушарии видов С. не встречается. Из видов, растущих дико в России, больше всего заслуживает внимания обыкновенная С. (Pinus silvestris L.). Это большое дерево до 40 м. высоты с кроной - в юности пирамидальной, в старости же зонтикообразной. Иглы хвои сидят по 2 вместе, снизу темно-зеленого, сверху голубовато-зеленого цвета, большею частью 4 - 5 стм. длины. Кожа красно-бурая. Шишки (молодые) конической формы, щиток их чешуй ромбической формы. Семена с длинным крылом. С. чрезвычайно распространена по всему северу России и большей части Сибири и образует то чистые леса, то в смеси с елью и другими породами. Сосновые боры особенно типичны для песчаной почвы и скалистого субстрата. К югу от линии, проходящей через г. Киев, затем по р. Оке до устья Цны, затем через Казань и вдоль Камы и Белой до г. Уфы С. встречается очень редко и спорадически, образуя небольшие рощи на известковых и меловых склонах, а также на песках. Предполагают, что в этой области некогда С. была распространена более, чем теперь, но затем стала вымирать вследствие вековых изменений климата. К югу от Каменец-Подольска, Екатеринослава, Саратова и Оренбурга в степях С. не встречается, но появляется вновь на Кавказе, где она растет во многих пунктах. Она встречается спорадически также в северном Туркестане, в горах Кокчетау, Каркаралы и др., к востоку же по Сибири доходит почти до Тихого океана.

Другой вид С., распространенный главным образом в Сибири, называется сибирским кедром (Pinus Cembra L.). Это крепкое дерево с серовато-бурой корой. Иглы его длинные, сидят по 5 вместе. Шишки яйцевидные, крупные, сначала фиолетовые, а затем коричневые. Семена крупные, без крыльев. Это дерево встречается в средней Европе, именно в субальпийской области Альп и Карпат, затем, минуя огромное пространство, появляется в Приуралье и особенно за Уралом. В Западной Сибири кедр очень распространен от 66º с. ш. до южной границы Сибири, как в равнине, так и в горах. В Восточной Сибири граница его спускается к югу и проходить через г. Олекминск, от которого идет прямо к югу к верхнему течению Амура. В Амурской области появляется третий вид С., близкий к предыдущему, именно кедр маньчжурский (Pinus mandshurica Rupr.), с более вытянутыми шишками и семенами. В Восточной же Сибири, от Забайкалья до Камчатки и от Колымы до Амурской области, чрезвычайно распространен один мелкий вид С., представляющий как бы кедр в миниатюре. Это кедровый сланик (Pinus pumila Rgl.). Он очень близок к сибирскому кедру, но все его органы гораздо меньших размеров. Ростом он не выше аршина. Он образует огромные заросли в горах и равнинах восточной Сибири и растет так густо, что путешественники ходят и ездят на оленях по кронам этого деревца, сливающимся в одну плотную массу. Из южных видов С. можно упомянуть про Pinus Laricio Poir. Это - крымская С., образующая рощи в горах Крыма и кое-где встречающаяся на Кавказе. Итальянская пиния (Pinus Pinea L.), очень характерная по форме своей кроны, обитает в области Средиземного моря от Мадейры до Кавказа. В Крыму растет только культурная С. Семена ее тоже употребляются в пищу как лакомство. Горная С. (Pinus montana Mill.) растет в субальпийской области гор от Пиренеи до Кавказа. В Северной Америке очень распространена Веймутова С. (Pinus Strobus L.), похожая на сибирский кедр, но более стройная и с более нежной хвоей. Это дерево достигает 50 метров в вышину. Оно обитает от Канады до Аллеган. Pinns Lambertiana Dougl., отличающаяся огромными шишками, распространена в западной части Северной Америки. Смола этого вида богата сахаром, почему его называют в Америке сахарной С. Характерные виды Америки составляют также Pinus Coulteri Don., P. Sabiniana Dougl., P. ponderosa Dougl. и нек. др.

С. Коржинский.

Обыкновенная сосна (P. silvestris L.) - является в лесах России безусловно главнейшею и самою распространенною, как в географическом отношении, так и по количеству доставляемой древесины, древесной породой: если судить по казенным лесам, для которых имеются статистические данные, то оказывается, что она доставляет более трети всей производимой лесами древесины и более половины поделочного, более ценного, леса. Часть этого последнего идет в круглом виде, в виде бревен, на постройки, часть обтесывается в брусья, главным образом для заграничного отпуска, часть же распиливается на доски. Древесина С. отличается смолистостью, прочностью и твердостью, в особенности эти качества присущи центральным частям ствола, превращающимся в так назыв. ядро. Это ядро отличается от наружных слоев заболони более интенсивной окраской, изменяющейся в довольно широких пределах, в зависимости от условий роста дерева. По цвету ядра в северной Poccии отличают обыкновенно кондовую С., имеющую мясо-красное или желтовато-красное ядро, и мяндовую, ядро которой окрашено в бледно-желтоватый цвет. Кондовая С. растет на более возвышенных местах, отличается мелкослойностью и ценится гораздо выше мяндовой, древесину которой иногда расценивают наравне с еловою. Кроме древесины, С. служит для добывания смол, которые получаются или посредством сухой перегонки древесины, главным образом пневой, так назыв. осмола, или посредством подсочки, дающей так назыв. живицу. С. принадлежит к числу весьма светолюбивых древесных пород, но тем не менее часто образует чистые насаждения. Причина этого заключается в том, что она является одной из наименее требовательных к почве древесных пород и потому может расти на таких малоплодородных почвах, на которых рост других деревьев оказывается почти невозможным. Такими типичными для чистых сосновых насаждений, почвами являются сухие песчаные, на которых и заселяются сосновые боры. Характерною особенностью таких боров является их одновозрастность, объясняемая тем, что даже в наименее населенных местностях они сильно страдают от лесных пожаров и, легко обсеменяясь после каждого из них, вырастают вновь в виде одновозрастных насаждений. На типичных боровых местах к С. изредка подмешивается береза, белая ольха, некоторые ивы; на более низких местах, с более свежей почвой, является более значительная примесь различных лиственных пород, при еще большей влажности почвы к С. примешивается, часто в весьма значительных количествах, ель, а в сев. лесах и другие хвойные породы. Наконец, С. встречается и на моховых болотах, где она, однако, растет лишь крайне медленно и в столетнем возрасте представляет небольшое деревцо, со стволиком всего в какой-нибудь вершок толщиною. На более плодородных почвах, из которых для С. лучшими являются свежие пески и супеси, она растет весьма быстро, являясь одною из быстро быстрорастущих хвойных пород. С., как хвойная порода, возобновляется только семенами и потому пригодна лишь для высокоствольного хозяйства; чаще всего в ее насаждениях применяют обороты рубки от 80 до 120 лет, лишь изредка понижая их до 60 или повышая до 150 лет. Возобновление происходит естественным путем или производится искусственно. Вырубленные в семянной год неширокие, саж. до 20, лесосеки обыкновенно хорошо обсеменяются и возобновление их оказывается обеспеченным, если не произойдет заглушения появившихся всходов травой; опасность такого заглушения особенно велика на более свежих почвах, но может быть ослаблена уменьшением ширины лесосеки и защитой ее стеною старого леса с южной стороны. При несовпадении года рубки лесосеки с урожаем семян, площадь вырубки часто успевает зарасти травою, после чего появление сосновых всходов оказывается затруднительным, даже в том случае, если на лесосеке, как это часто делается, были оставлены семенные деревья в достаточном количестве. На типичных боровых местах густой травянистый покров держится недолго: он скоро редеет и в конце концов оказывается состоящим из невысоких многолетних злаков, которые уже не представляют препятствия для появления всходов С., если только семена ее могут налетать на данную площадь. Но если задернелые вырубки не охраняются от пастьбы скота, то появление прочных дернин на них оказывается невозможным, и такие площади легко превращаются в сыпучие пески, облесение которых представляет известные трудности. На более свежих почвах травянистый покров своевременно не обсеменившихся вырубок держится дольше и обыкновенно уступает место различным лиственным породам, среди которых преобладает береза. Под тенью этих лиственных пород заселение С. снова становится возможным и она обыкновенно появляется после более или менее значительного промежутка времени.

Значительные по площади вырубки в сосновых борах, кроме вреда от пастьбы скота, часто испытывают значительный вред от личинок майского жука, который особенно охотно откладывает яйца на освещенных местах с песчаною почвою. Присутствие этого непрошеного гостя также может повлечь за собою образованию сыпучих песков. На узких затененных лесосеках этот враг появляется редко. Ведение постепенных рубок в насаждениях С. кое-где практикуется, но сравнительно редко. Выборочное хозяйство в сосновых насаждениях не может вести к хорошим результатам, ввиду значительного светолюбия этой породы. Искусственное возобновление С., весьма обыкновенное в Германии, производится посредством посева или посадки. Посевы применяют в тех случаях, когда для них не требуется обработки почвы, напр. на гарях и слабо задернелых песках, или при возможности подготовлять почву дешево стоящим проведением плужных борозд, причем самый посев производят с помощью сеялок, дающих возможность сильно уменьшить количество высеваемых семян; иногда практикуется также посев С. с сельскохозяйственными растениями. Невыгода посевов С. обусловливается, с одной стороны, сравнительной дороговизной семян этой породы, с другой густотой получаемых при этом насаждений, невыгодной для столь светолюбивой породы. Весьма часто, поэтому, прибегают к возобновлению и разведению С. посредством посадки, для которой служат обыкновенно однолетние или двулетние сеянцы: посадка более крупных растений является неудобной вследствие того, что С. в молодости развивает длинный стержневой корень, который трудно вынуть без повреждений, а в повреждением корня эта порода, подобно другим хвойным. довольно чувствительна. Сосновые сеянцы высаживают обыкновенно под кол, в количестве от 10 до 20 тыс. шт. на десятину; такое количество, при не слишком плохих условиях роста, обыкновенно оказывается достаточным для получения молодняка, начинающего смыкаться на 6-м, самое позднее - на 10-м году. В посадных молодняках С. развивается сравнительно быстро, причем сильно ветвится; это обстоятельство давало некоторым авторам повод нападать на этот способ возобновления и признавать его принципиально непригодным для данной породы. Несмотря на эти нападки, число сторонников разведения сосны посадкою продолжает расти и этот способ в настоящее время является в Германии едва ли не наиболее распространенным. - Способность С. расти на сухих песчаных почвах делает ее незаменимой породой для укрепления сыпучих песков, которые образуются или как наносы по берегам морей и рек, или же являются результатами неправильного хозяйства в сосновых борах. См. Миглинский, "Культура сосны" (Москва, 1896); Колесов, "Посадка сосны на песчаных почвах" (Харьк., 1893; 2-е изд., 1900).

В. Д.

Сосницкий Иван Иванович

- знаменитый актер (1794 - 1877). Отец его, по-видимому, был капельдинером. С. отдан был в театральное училище 6-ти лет и уже 13-и лет выступал на большой сцене, в драме Крюковского "Пожарский". Наибольшее участие в сценической карьере С. принял князь Шаховской, когда в 1811 г. устроил, так называемую, молодую труппу, в которую С. и был в том же году выпущен. Первый большой успех С. имел в пьесе Шаховского: "Липецкие воды или урок кокеткам". С тех пор почти все роли повес и вертопрахов перешли к С.; многие авторы стали даже специально переводить для него с французского пьесы с ролями его амплуа (между прочим, и Грибоедов комедию в стихах "Молодые супруги"). Но постепенно роли его становились все разнообразнее. Первенствующее положение С. приобретает с появлением на сцене "Горя от ума" и "Ревизора". В "Горе от ума" (1829) С. играл и Чацкого, и Загорецкого и Репетилова; последняя роль - одно из лучших созданий артиста - осталась за ним на всю жизнь. В "Ревизоре" (1836) С. создал роль Городничего, вполне удовлетворив автора. Главным образом, однако, С. приходилось создавать свои типы в водевилях, заменявших тогда веселую комедию, в драмах Кукольника и Полевого, и лишь изредка в классических переводных пьесах ("Тартюф", Полоний - в "Гамлете", Арнольф - в "Школе женщин", Вурм - в "Коварстве и любви"). Театр Островского С. мало ценил и даже восставал против него. Ocтровский появился, когда С. шел уже шестой десяток лет и артист был обойден в этих пьесах. Он, однако, не хотел признавать своей старости и в письмах в близким знакомым много жалуется на то, что ему не дают новых ролей. В новом русском репертуаре С., все же, еще успел и в старческие годы создать несколько типичных лиц (в пьесах А. Потехина - "Мишура" и "Виноватая"; Н. Потехина - "Доля-горе", Пальма - "Благодетель", Устрялова - "Разрыв", Манна - "Паутина" и др.). Последняя сыгранная им роль была в комедии Минаева "Либерал"). Белинский не сразу оценил С.; во время приезда его в Москву, он написал даже довольно ядовитую статью, озаглавив ее именем С. и наговорив в ней много про других актеров, но ни слова про С. Впоследствии, в Петербурге, Белинский отдал вполне справедливость С. и писал о нем: "Сосницкий превосходен, невозможно требовать большего отречения от личности, - это перерождение, подобное Протею. В этом его превосходство над Щепкиным". С. был тоже превосходным учителем сценического искусства. Ему всецело обязана своей карьерой знаменитая Варвара Асенкова, сестры Самойловы и др.

В 1861 г. торжественно праздновался пятидесятилетний юбилей С. и в 1871 г. - шестидесятилетний. В частной жизни С. отличался добродушным характером. Жена артиста С.,. Елена Яковлевна, дочь певца Воробьева была очень красива собой, выступила на сцену в 1814 г. сначала в опере "Иван Сусанин" (роль Алеши), Шаховского и Кавоса. Впоследствии отличалась художественной разработкой тонких комических ролей. Одна из лучших ролей С. - роль Сусанны в "Свадьбе Фигаро". С годами артистка постепенно меняла свое амплуа, исполняя постоянно с одинаковой разработкой и успехом свои роли. В последние годы жизни одним из блестящих созданий ее было исполнение роли Кауровой, в ком. Тургенева "Завтрак у предводителя". Умерла в 1855 г., жертвой своего ревнивого отношения к своей сценической деятельности; не желая уступить роль Ланской, она играла больная и болезнь обострилась. Ср. брошюру по поводу юбилея С. (СПб. 1861 г.). Статьи в "Художественн. Листке" Тимма и "Портретной галерее" Мюнстера; "Летопись русск. театра" Арапова; "Хроника Спб. театра" Вольфа (с ошибками). Письма С. к Читау ("Русск. Вестн. ", 1882, ј 8), "Русская Старина" (1880, т. XXIX), "Записки П. Каратыгина" (1880); статьи по поводу юбилея и некрологи: "Петерб. Вед. " (1861), "Всемирная Иллюстр.", "Иллюстр. Газета", "Петербургский Листок" (1871), "Ежегодник импер. театров" за 1892 - 1898 гг. В. К.

Сосуды кровеносные

(анатом.) О болезнях кровеносных С. приведем здесь, ввиду огромного значения для всего организма случаев заболевания кровеносных С., некоторые подробности. Заболевания С. могут быть местные и более или менее равномерно распространенные по всей сосудистой системе (разлитые, диффузные). Первые обусловливаются повреждениями, переходом воспалительного процесса с соседних частей, воздействием бактерий или их токсинов, занесенных с более отдаленного пункта, напр. с клапанов сердца, на внутреннюю оболочку (intima) С.; поражения более крупных С. могут быть вызваны также изменениями в С. (vasa vasorum), питающих их самих и проходящих в их наружной оболочке (advontitia). Разлитые заболевания С. главным образом зависят от механических процессов, длительно повышающих кровяное давление, вследствие чего затрудняется приток артериальной крови к периферии и отток венозной крови к сердцу. Воспаление артерий может быть острым (острый артериит), но чаще принимает хроническое течение. Как причину острого воспаления, появляющегося отдельными гнездами (гнездный артериит), важно отметить острозаразные болезни, как тиф, инфлюэнца, дифтерит, скарлатина, острый суставной ревматизм; изменения на артериях в большинстве случаев остаются незамеченными, а между тем могут иметь печальные последствия в виде омертвения, гангрены пораженного участка, если своевременно не успело образоваться обходное (коллятеральное) кровообращение; ввиду этого надо рекомендовать выздоравливающим после этих острозаразных болезней возможно долго щадить себя, особенно лицам, у которых уже и без того вялое кровообращение и измененные С., каковы старики, алкоголики, подагрики, диабетики. Из хронических форм артериита остановимся главным образом на артериосклерозе (артероматоз). Артериосклероз встречается преимущественно в более зрелом возрасте (после 40 лет). Более раннему его появление и сильному развитию благоприятствуют: алкоголизм, сифилис, подагра, хроническое воспаление почек, суставной ревматизм и хроническое свинцовое отравление. В некоторых фамилиях замечается наследственное предрасположение к артероматозному перерождению; мужчины более предрасположены, нежели женщины. Артероматозный процесс ведет к тому, что С. утрачивают свою эластичность и вследствие этого менее могут противостоять кровяному давлению; поэтому при артериосклерозе нередко развиваются расширения артерий. Далее, неподатливые склерозированные С. представляют больше препятствий для кровяного тока, увеличивают работу сердца, что ведет к его гипертрофии. Артерии становятся жесткими и извилистыми, что можно наблюдать на более поверхностно лежащих артериях, как лучевая (на которой обыкновенно ощупывается пульс) и височная. Большая хрупкость артерий и повышенное кровяное давление при артериосклерозе объясняют частые кровоизлияния в мозгу (апоплексический удар). Далее артериосклероз может повести к изменению почек (сморщенная почка), к так наз. старческой гангрене нижних конечностей и ко многим другим расстройствам. Излечить этот процесс мы не в состоянии, мы можем его только удерживать в известных границах; поэтому важнее профилактика в смысле устранения вышеупомянутых этиологических моментов.

Еще одна форма хронического артериита заслуживает нашего внимания, это сифилитическая. В поздних стадиях сифилиса развиваются нередко в стенке мелких артерий ограниченные маленькие опухоли (сифиломы) или же воспаление внутренней оболочки С. (эндартериит), которое ведет к постепенному закрытию его просвета (облитерации). Так как эти изменения часто образуются на мозговых артериях, то они ведут к опасным последствиям, как-то: эпилептическим и апоплексическим припадкам, потере речи, параличу одной половины тела и пр. Для предупреждения этого заболевания требуется старательное лечение ранних стадий сифилиса, далее правильный образ жизни и избегание всего того, что производит приливы крови к центральной нервной системе, т. е. физического и умственного переутомления, психических возбуждений, злоупотребления алкоголем и табаком и т. д.

Заболевания вен чаще встречаются, нежели заболевания артерий, уже по одному тому, что вен больше (каждую артерию сопровождают две вены); кроме того, они обладают более нежными стенками, лежат менее защищенно и более поверхностно. С болезнями вен чаще обращаются к врачу, так как они чаще причиняют страдания, нежели болезни артерий. Из заболеваний вен упомянем об их воспалении и расширении. Воспаление венной стенки (флебит) может произойти вследствие распространения на нее воспалительного процесса с соседних тканей извне или вследствие воздействия бактерий изнутри. В том и другом случае происходит свертывание крови на пораженном участке (тромбоз) и вена обыкновенно закупоривается до места впадения ближайшей крупной ветви. Последствием этого является отек соответственной области: появляются боли, имеющие часто невралгический характер, чувствительность при давлении на воспаленном месте, лихорадка. В случае отрыва кровяного свертка последний может быть занесен, через правое сердце в легочный круг кровообращения (эмболия) последствием чего бывает моментальная смерть. Лечение состоит в покое и соответственном положении пораженной части; при сильных болях применяют пузырь со льдом или Лейтеровский охлаждающий аппарат. Всякие втирания должны быть оставлены ввиду опасности раздробления кровяного свертка и последующей эмболии. Расширение вен (варикозные узлы) чаще всего встречается на нижних конечностях у людей, которым по роду их занятия приходится долго стоять, у женщин под влиянием стесняющей одежды, особенно тугих подвязок, под влиянием повторных беременностей; на тазовых венах подобные расширения (геморроидальные или почечуйные узлы) также часты вследствие сидячего образа жизни, хронических запоров. Последствием расширения вены являются расстройства питания и отравления соответственной области, напр., при расширении ножных вен наблюдается быстрое уставание ног и даже перемежающаяся хромота; далее, появляются боли, иногда невралгического характера, зуд. Под влиянием расчесов или других незначительных травм развиваются на этих местах упорные экземы, фурункулы, трудно заживающие язвы. Иногда варикозные узлы лопаются и дают кровотечение, особенно часто это наблюдается при геморрое вследствие сильного натуживания при дефекации. Лечение требует прежде всего устранения механических моментов, обусловливающих затруднение венозного оттока. При расширениях вен на ногах иногда помогает ношение эластического чулка; при геморрое нередко показано оперативное удаление венных узлов.

В. М. О.

Сотня

или сто (стар.) - древнерусская сословная единица, на которую делилось городское купечество. С. была в роде купецкого союза или купецкого цеха. По названию, различались С. гостинная и суконная. Члены ее, обыкновенно менее крупные капиталисты, выбирались на должности целовальников или голов на кружечные и таможенные дворы в незначительных городах. Название "сотня" имело номинальное значение. В С. бывали более и менее 100. Так, например, в 1649 г. в гостинной С. было 158 человек, в суконной - 116, из которых "у государева дела" могли служить только 42 человека, а остальные были несостоятельны и ждали очереди исключения. В зависимости от числа лиц в С. находилась и самая служба, заключавшаяся в выборах для казенных поручений через 2 - 6 лет. За свою службу торговцы гостинной и суконной С. пользовались известными правами. Подобно гостям, они пользовались питейной привилегией и получали возвышенную плату за "бесчестие" сравнительно с простыми горожанами, которая, впрочем, была несколько ниже платы за "бесчестие" гостей. Но "крестьян купити и держати", говорит Котошихин (гл. X, 2), "им заказано". Эти С. образовались в Москве очень рано; еще в XIV в. существовали сурожане (торговцы, ведшие дела с г. Сурожем) и суконники. Торговцы же и промышленники из посадского населения Москвы носили общее название торговых людей черных сотен и слобод и занимали известные улицы, которые и доселе называются по их именами (Мясницкая, Сретенская и др.). Каждая черная С. составляла особую местную корпорацию, управлявшуюся, подобно сельскому обществу, своим старостою или сотским. Черные слободы отличались от черных С. тем, что состояли из торговцев и ремесленников, приписанных во дворцу и служивших по дворцовому хозяйству. Разбогатевшие торговцы черных С. и слобод выбирались в торговых людей двух высших сотен и даже гостей.

Сотрясение мозга

- Мозг заключен в неподатливой костяной коробке черепа, причем он со всех сторон окружен слоем так назыв. цереброспинальной жидкости. Вследствие этого удары по черепу, ушибы головы, падение на голову и тому подобные механические повреждения во многих случаях нисколько не отражаются на состоянии мозга. Однако, при известной интенсивности их, С., вызванное механическим повреждением черепных костей, распространяется также на вещество мозга. Это происходит обычно при таких сильных ударах, которые приводят к перелому черепных костей, но нередко и при таких, от которых целость кости не нарушается. Иногда С. мозга наблюдается даже и при таких ушибах головы, напр. при падении, при ударе о твердый предмет, которые вызывают лишь ничтожное повреждение наружных, мягких покровов. Проявление С. мозга стоят в зависимости от степени его. Если оно незначительно, то наблюдается только кратковременная потеря сознания, вроде обморочного состояния, длящегося несколько секунд или минут. При большей интенсивности наступает продолжительное беспамятство в течение нескольких часов и вместе с тем наблюдается замедление пульса (удары его становятся ненормально редкими, до 50 и менее в минуту) и повторная рвота. Наконец, при весьма сильном С. мозга бессознательное состояние с замедлением пульса может в короткое время перейти в смерть, без осложнения другими симптомами. В этих случаях вскрытие обнаруживает весьма незначительные анатомические изменения в мозговой ткани, и ввиду этого, а также ввиду того, что больные после легких и средних степеней С. вслед затем остаются свободными от признаков мозгового страдания, нужно принять, что в основе С. мозга лежат такие болезненные изменения, которые доступны быстрому исправлению. Но всей вероятности, мы здесь имеем дело преимущественно с быстрым перемещением жидкости, заключающейся в мозгу. Благодаря мягкой консистенции мозговой ткани при этом должно произойти внезапное нарушение кровообращения, распространяющееся быстро по всему мозгу. Если перемещение жидкости произойдет чересчур бурно, то оно может причинить местами разрыв мозговых сосудов, и если этот разрыв совершится в области продолговатого мозга, где лежат центры дыхания и сердечной деятельности, то даны условия для быстрого смертельного исхода.

П. Розенбах

Софийский монастырь

или Спасо-Софийский - мужской монастырь в Киеве, ныне собор св. Софии. Еще в 1037 г. Ярослав I основал в Киеве церковь св. Софии, вскоре предназначенную для погребения киевских князей. В монастырь церковь обращена не ранее 1637 г.; митрополит киевский Гедеон (князь Четвертинский) дал монастырю новое устройство в конце XVII в. В 1787 г. киевский кафедральный монастырь переименован в киевский С. собор, с учреждением при нем главного народного училища киевского наместничества. В соборе покоятся мощи св. митрополита Макария (убитого татарами в 1497 г.) и части мощей св. Владимира и великомученицы Варвары.

София

(болгарск. Средец, турецк. София) - столица Болгарского княжества, занимает весьма выгодное положение вблизи центра Балканского полуострова, посреди целой сети проезжих дорог, из которых вдоль главной теперь уже проложена жел. дорожная линия Константинополь-Адрианополь-Белград с ветвью на Перник (Кюстендил), на широкой плодородной горной возвышенности, орошаемой р. Искером и ограничиваемой с сев. Этропольским Балканом, а с юга - Витошскими горами, причем на В и З открываются удобные проходы в Вост. Румелию и Сербию. Город расположен на низком склоне Витоша, на берегу р. Бояны, впадаюцией в Искер, на высоте 566 метр. над поверхностью моря. С. состоит из двух частей, или городов: старого, угловатого, с кривыми старыми улицами, рядом с которыми тянутся и вновь проложенные улицы, причем главным наиболее оживленным местом его является базар, и утопающего в зелени, виллоподобного нового города с княжеским дворцом на Александровской площади, с городским садом, дворцом юстиции, болгарским национальным банком, военным министерством, новым театром, ратушей и т. д.

На самом высоком месте города виднеются развалины разрушенный землетрясением церкви св. Софии, от которой и весь город получил свое название. Кафедральный собор болгарской "митрополии"; 1 католическая, 1 протестантская церкви и 1 синагога; несколько мечетей, из которых наиболее замечательная в архитектурном отношении Бэюк-Джами. Большие бани около мечети Баши-Джамиси с теплыми источниками; княжеский дворец с парком, национальная библиотека, казенная типография, казармы, здание болгарского парламента (собрание), национального банка и т. д. Университет с 3 факультетами, 44 преподавателями и более 300 слушателей, мужская и женская гимназии, реальное, военное и земледельческое училище и др. Между Львиным мостом и вокзалом находится цыганский квартал. Население С. в 1881 г. было 20501 чел., в 1887 г. 30428 чел. (в том числе 5000 евреев, 2000 турок и 1000 цыган), для 1888 г. показывается то же самое общее число 30428 чел., но с другим распределением по народностям ( 2/3 всего числа составляли болгары, 1/6 евреи, а турок показано всего 335 человек, что едва ли верно), а к 1893 г. население возросло до 46593 чел. София ведет значительную торговлю шкурами, которые идут во Францию и Австрию, кукурузой и пшеницей; но промышленность в ней развита слабо: выделываются полотна, сукна, шелковые ткани, кожи, спирт.; вышивание, гончарные работы, изготовление ковров, филигранные серебряные изделия домашнего производства. С. стоит на месте древнего римского города Serdica или Sardica, получившего свое имя от фракийского горного народа сердов или сардов. С. уже в древности служила важным торговым пунктом и военным постом, принадлежала сначала к провинции Фракии, а потом, со времен Аврелиана, под именем Ulpia Serdica, был главным городом провинции Дакии, затем со времени Диоклетиана и Константина - главным городом провинции Dacia Mediterranea, где и состоялся в 344 г. известный собор. В 441 г. С. была опустошена гуннами, в 809 г. завоевана болгарами и получила от них название Средец (Sredez), от византийцев Triaditza, от крестоносцев Stralicia. В 1382 г. С. попала в руки туркам; летом 1443 г. город был разграблен и сожжен поляками и венграми Владислава III. 22 декабря 1877 г. город был взят русскими, под начальством Гурко, причем большая часть мусульманского населения бежала.

София Алексеевна

- третья дочь царя Алексея Михайловича, родилась в 1657 году. Воспитателем ее был Симеон Полоцкий. После смерти Федора Алексеевича на престол был избран Петр I (1682 г.). Вместе с этим возвышалась партия Нарышкиных, родственники и приверженцы матери Петра I Натальи Кирилловны. Партия Милославских, родственников первой жены царя Алексея Михайловича, во главе которой стала царевна С. Алексеевна, воспользовалась происходившими тогда волнениями стрельцов, чтобы истребить главнейших представителей партии Нарышкиных и парализовать влияние на государственные дела Натальи Кирилловны. Результатом явилось провозглашение 23 мая 1682 г. двух царей, Иоанна и Петра Алексеевича, которые должны были править совместно, причем Иоанн остался первым царем а Петр - вторым. 29 мая, по настоянию стрельцов, за малолетством обоих царевичей, правительницей государства была провозглашена царевна С. С этой поры и до 1687 г. она сделалась фактически правительницей государства. Была сделана даже попытка провозгласить ее царицей, но она не нашла сочувствия среди стрельцов. Первым делом С. было усмирить волнение, поднятое раскольниками, которые, под предводительством Никиты Пустосвята, добивались восстановления "старого благочестия". По распоряжению С., главные предводители раскольников были схвачены; Никита Пустосвят казнен. Против раскольников были приняты суровые меры: их преследовали, били кнутом, а наиболее упорных предавали сожжению. Вслед за раскольниками были усмирены стрельцы. Начальник стрелецкого приказа, кн. Хованский, приобретший большую популярность среди стрельцов и обнаруживавший на каждом шагу свое высокомерие не только по отношению к боярам, но и к С., был схвачен и казнен. Стрельцы смирились. Начальником стрелецкого приказа был назначен думный дьяк Шакловитый.

При С. был заключен вечный мир с Польшей в 1686 г. Россия получила навсегда Киев, уступленный раньше по Андрусовскому миру (1667) только на два года, Смоленск; Польша окончательно отказалась от левобережной Малороссии. Тяжелые обстоятельства, нападения турок, принудили Польшу заключить такой, невыгодный для ее, мир. Россия обязалась за него помочь Польше в войне с Турцией, которую Польша вела в союзе с немецкой империей и Венецией. Вследствие принятого Россией на себя обязательства, любимец С., кн. В. В. Голицын, два раза ходил в Крым. Эти так наз. Крымские походы (в 1687 и 1689 г.) окончились неудачей. Во время первого похода была зажжена степь. В этом обвинили малороссийского гетмана Самойловича, не сочувствовавшего вообще походу. Он был низложен, а на его место был избран Мазепа. Русское войско принуждено было вернуться. Во второй поход русские дошли уже до Перекопа, Голицын начал было переговоры о мире; переговоры затянулись, войско ощущало сильнейший недостаток в воде, и русские принуждены были воротиться, не заключив мира. Несмотря на эту неудачу, С. наградила своего любимца, как победителя. С Китаем в правление С. был заключен Нерчинский договор (1689 г.), по которому оба берега Амура, завоеванные и занятые казаками, были возвращены Китаю. Договор этот был заключен окольничим Федором Головиным и вызван постоянными столкновениями с китайцами, угрожавшими даже настоящей войной.

Правление С. продолжалось до 1689 г., пока Петр I занимался потехами. В этом году ему исполнилось 17 лет и он задумал править самостоятельно. Враждебно настроенная против С. Наталья Кирилловна говорила о незаконности правления С. Шакловитый вздумал поднять стрельцов в защиту интересов С., но они не послушались. Тогда он решился погубить Петра и его мать. Замысел этот не удался, так как Петру донесли о намерениях Шакловитого, и царь уехал из Преображенского, где он жил, в Троицко-Сергиевскую лавру. С. уговаривала Петра возвратиться в Москву, но безуспешно посылала с этой целью бояр, наконец, патриарха. Петр не поехал в Москву, не возвратился и патриарх Иоаким, лично не расположенный к С. Видя неуспех своих просьб, С. отправилась сама, но Петр не принял ее и требовал выдачи Шакловитого и известного Сильвестра Медведева и других ее сообщников. С. не выдала их сразу, а обратилась за помощью к стрельцам, к народу, но никто ее не слушал; иноземцы, с Гордоном во главе, ушли к Петру; стрельцы принудили С. выдать сообщников. В. В. Голицын был сослан, Шакловитый, Медведев и состоявшие в заговоре с ними стрельцы были казнены. С. должна была удалиться в Новодевичий монастырь; оттуда она не переставала разными таинственными путями поддерживать сношения со стрельцами, которые были недовольны своей службой. Во время пребывания Петра за границей (1698 г.) стрельцы подняли восстание, с целью между прочим, поручить правление снова С.. Восстание стрельцов кончилось неудачей, главарей казнили. Петр возвратился из-за границы. Казни повторились в усиленной степени. С. была пострижена в монашество под именем Сусанны. Пред окнами ее кельи Петр велел повесить несколько трупов казненных стрельцов. Сестра С., Марфа, была пострижена под именем Маргариты и была послана в Александровскую слободу, в Успенский монастырь. С. оставалась в Новодевичьем монастыре и содержалась там под самым строгим надзором. Сестрам запрещено было видеться с нею кроме Пасхи и храмового праздника в Новодевичьем монастыре. Умерла С. в 1704 г.

По общему мнению, С. была человек большого, выдающегося "великого ума и самых нежных проницательств, больше мужска ума исполненная дева" - как выразился о ней один из ее врагов. Суждения о ней историков не отличаются беспристрастием и в большинстве случаев далеко не сходны между собою. При Петре и в первое время после смерти Петра к личности С. относились очень враждебно, считали ее врагом петровских преобразований, закоснелой защитницей старины и умственного мрака. Только в конце XVIII ст. делаются попытки снять хоть часть обвинений с Софии. К деятельности ее, как правительницы, с уважением относился Г. Ф. Миллер; Карамзин и Полевой признавали С. замечательной женщиной, ослепленной только властолюбием. Устрялов говорит о С. с негодованием, называя ее русскою Пульхерией. И. Е. Забелин видит в С. воплощение византийских идеалов. В своей деятельности она имела определенную цель, "твердо и неуклонно решилась вести борьбу с мачехою, идти к своей властолюбивой цели; она вела решительный заговор против брата и его семьи". Для Соловьева София - "богатырь-царевна", "пример исторической женщины, освободившаяся из терема, но не вынесшая из него нравственных сдержек и не нашедшая их в обществе". Подобным же образом многое в деятельности С. объясняет и Костомаров. Аристов, в своей книги "Московские смуты в правление царевны С. Алексеевны", старается обелить С. По его мнению, вся причина майского бунта лежит в стрельцах и ни в ком ином. Погодин не идет так далеко, как Аристов, но не решается в стрелецких бунтах винить безусловно одну С. Брикнер считает С. властолюбивой, думает, что она в 1682 году воспользовалась стрелецкими волнениями, как готовым материалом, а в 1689 г. агитировала против Петра. Прежние обвинения С. во всем, по его мнению, строились на шаткой почве, а потому Брикнер отказывается "определить меру преступлений С.". Белов, не оправдывая С., считает виновными и Нарышкиных, видя в них такую же активную силу, какою были Милославские. Проф. Е. Ф. Шмурло примыкает к этому взгляду. По его мнению, С. вовсе не является профессиональной интриганкой, равно как она и не плыла по течению, отдавшись велениям судьбы. "С. домогалась не чего другого, как того же самого, чего домогалась и Наталья Кирилловна. За царскую корону ухватились обе женщины, одна для сына, другая для брата, с тем лишь разве различием, что одна по чувству материнскому желала видеть эту корону на голове сына ради интересов сына же; другая в брате видела орудие интересов личных... Корона досталась Наталье, и вот теперь С. приходилось вырывать ее... В сущности обе стороны стоили одна другой. И если С. очутилась в рядах нападающих, то ведь там, где идет борьба, надо же кому-нибудь нападать и кому-нибудь защищаться".

Литература. Подробный обзор источников и критические замечания по поводу их у Аристова, "Московские смуты во время правления С. Алексеевны" (Варшава, 1871 и в "Варш. Унив. Изв. ", 1871); Устрялов, "История царствования Петра Великого"; Забелин, "Быт русских цариц"; Соловьев, "История России"; его же; Публичные чтения о Петре Вел. "; Костомаров, "Русская история" (т. 1); Погодин, "Семнадцать первых лет в жизни Петра Вел."; Брикнер, "История Петра Великого"; Белов, "Московские смуты в конце XVII в. " ("Ж. М. Н. Пр. ", 1887,. N" 1 - 2); Шмурло, "Падение царевны С." (ib., 1896, ј 1).. Н. Василенко.

София Палеолог

- вторая супруга вел. кн. Иоанна III, сыграла немаловажную роль в истории Моск. государства. Дочь Фомы, родного брата последнего византийского имп. Константина. После падения Византии Фома нашел убежище в Риме; по смерти своей он оставил двух сыновей и дочь Зою (Зинаиду - по Софийскому временнику), впоследствии, в России, получившую имя С. Папа Павел II задумал избрать Зою орудием своих замыслов восстановить флорентийское соединение церквей. Через грека, кардинала Висариона, он начал сношения с Иоанном III: в феврале 1469 г. Висарион отправил в Москву грека Юрия с предложением вел. кн. руки С. Палеолог. Raihald в "Annal. Eccles. " под 1470 г. откровенно рассказывает о намерении Павла II: "папа льстил себя надеждой, что девушка склонит супруга к принятию обрядов римско-католической церкви, в которых она была воспитана у апостольского престола", Иоанну III пришлось по душе предложение породниться с Палеологами и он в следующем же месяце отправил в Рим своего посла итальянца Карла Фрязина, который повел дело очень удачно: он произвел на всех хорошее впечатление и усердно, вдали от Москвы и русских, исполнял в Риме все обряды католич. церкви, скрыв, что сам давно принял православие. Уже в июне 1472 г. С. Палеолог выехала из Рима в Россию, а 1 октября гонец прискакал в Псков с приказом готовиться к встрече будущей государыни. Встреча псковитянами и новгородцами была устроена торжественная, но С. Палеолог, не задерживаясь, спешила в Москву. Ее сопровождал папский легат Антоний и к удивлению русских везде, где ни останавливалась С., кардинал этот облачался в странное красное платье и перчатки, которых не снимал даже для благословения - перед ним же постоянно несли "крыж" - латинский крест. Митрополит Филипп воспротивился этому, говоря, что "неприлично нам и слышать об этом не только что видеть", и легат Антоний должен был въехать в Москву без "крыжа" впереди.

12 ноября 1472 г. С. Палеолог прибыла в Москву и в тот же день состоялось венчание ее с Иоанном. Кардинал приступил к исполнению возложенной на него миссии, но вести с ним споры митрополит возложил на книжника Никиту, до того устрашившего Антония, что тот быстро прекратил диспут, сказав "нету книг со мною"! Таким образом рушились надежды папы и Висариона, возложенные на брак С. Палеолог. Брак этот имел важное влияние на форму Московского государства и на всю внешнюю обстановку власти (Бестужев-Рюмин). Он ускорил процесс "собирания Руси", внеся в Москву традиции империи. Изменились отношения великого князя к князьям других вотчин, изменились его отношения и к дружине. Во всем этом сказывалось влияние С. Палеолог. Опальный боярин Берсень говорит: "Государь наш запершись сам третей у кровати всякие дела делает": - дружина отошла на задний план, вел. кн. думал свою думу с кем хотел. Герберштейн о С. Палеолог писал: "Это была женщина хитрая, по ее внушению князь сделал многое". Летописец утверждает, что под ее влиянием Иоанн покончил с Ордой. Но тот же Берсень говорил Максиму Греку (в княжение Василия) "как пришла сюда мать вел. кн. великая княгиня С. с вашими греками, так наша земля и замешалась и пришли нестроения великие как у вас в Цареграде при ваших царях". Он разумел здесь вражду партий при дворе, дело Патрикеевых и Ряполовских, перемену в выборе наследника и т. д. Кн. Курбский во многом обвинял С. и многое приписывал С. Палеолог, говоря: "В предобрый русских князей род всеял диавол злые нравы, наипаче же женами их злыми и чародейцами, якоже и в израильстех царех паче же которых поимовали от иноплеменников". С. содействовала тому, что Иоанн окружил себя пышностью, завел этикет при дворе и принял герб византийской империи - двуглавого орла. Из Западной Европы были вызваны художники и зодчие для украшения дворца и столицы. Воздвигались новые храмы, новые дворцы. Итальянец Альберта (Аристотель) Фиоравенти построил соборы Успенский и Благовещенский. Москва украсилась Грановитой палатой, башнями кремлевскими, дворцом Тюремным, выстроен, наконец, был и Архангельский собор. Великокняжеская столица готовилась сделаться столицей царской; значительную долю участия в этом нужно прописать племяннице последнего византийского императора. Скончалась она за два года до смерти мужа - 7 апр. 1503 г.

Соцветие

(inflorescentia) - Цветок, как известно, представляет видоизмененную в целях размножения простую, вегетативную почку, ось (стебель) которой приняла форму цветоложа (и цветоножки), а листья превращены в прицветники, околоцветник (чашелистики и лепестки), тычинки и плодолистики. В редких, однако, случаях такое превращение вегетативных органов ограничивается лишь одной почкой; обыкновенно же оно простирается на целую систему почек, т. е. охватывает сложную почку. Этим объясняется то обстоятельство, что лишь у немногих растений, напр. у мака, тюльпана, цветки одиночные, гораздо чаще они собраны в более или менее тесные группы, так назыв. С., резко выделяющиеся среди остальных вегетативных разветвлений стебля. При превращении сложной почки в С., листья ее, содержащие в своей пазухе вторичные почки, превращаются в кроющие листья (bracteae), отличающиеся своей величиной, формой, а иногда и окраской от вегетативных листьев; пазушные же почки превращаются либо в отдельные цветки, либо в собрания их (т. е. в ветви С.). У некоторых растений С. достигает значительной величины и весьма сложного строения. Не всегда, однако, возможно сразу решить, содержит ли данное растение, напр. Anagallis arvensis, одиночные цветки, или собрания их, так как цветки могут находиться вблизи один от другого и производить сообща впечатление С., будучи на самом деле одиночными. В таких случаях надо обратить внимание на присутствие или отсутствие кроющих листьев (bracteae); если таковые имеются, то у данного растения развито С.; если же их нет, т. е. если цветки сидят в пазухе обыкновенных (вегетативных) листьев, то нет и С. Кроющих листьев не бывает в С. только у весьма немногих растений, напр. крестоцветных,. у которых тем не менее С. (кисти) резко выражены. Прицветники же (bracteolae) отсутствуют гораздо чаще. Обыкновенно они являются в виде небольших зеленоватых или пленчатых чешуек, а иногда, напр. у аройниковых и др., достигают значительных размеров, прикрывая в виде так назыв. крыла (spatha) целое, иногда довольно большое С. (початок); в образовании плюски (cupula) у плюсконосных растений (дуба и пр.) прицветники принимают большое участие. С. имеет весьма важное значение в ботанике, так как оно не только определяет собой общий облик растения, но зачастую указывает на принадлежность растения к определенному семейству; напр. для семейства зонтичных характерно С. зонтик, для сложноцветных  - головка, злаков - колосок и т. д. Необходимо поэтому отличать форму С. Соцветие появляется у одних растений на верхушке стебля (и ветвей) верхушечное или конечное С., у других - по бокам стебля в листовой пазухе - боковое или пазушное С. Количество цветков в С. может быть различно, иногда очень незначительное (два и даже один), а иногда чрезмерно большое. На форму С. оказывает сильное влияние способ ветвления главной оси, относительный рост ветвей, количество их, форма цветков и пр. - С. очень разнообразны, но все разнообразие их можно свести к трем более или менее отграниченным группам: простым, сложным и смешанным. Простые С. в свою очередь подразделяются на два типа, на так назыв. ботрические (рацемозные, моноподиальные, неограниченные, бокоцветные) С. и цимозные (симподиальные), ограниченные, верхоцветные) С. Сложные С. состоят из одного какого-либо типа С.: ботрических или цимозных; смешанный - из ботрических и цимозных.

А. Простые С. 1. Ботрические (моноподиальные, неограниченные, бокоцветные) С. характеризуются тем, что главная ось их (стержень, rhachis) растет неопределенно долго, не ограничиваясь в своем росте развитием верхушного цветка; главная ось обыкновенно перерастает свои боковые оси. Развитие цветков и цветораспускание идет в этом случае в акропетальном или центростремительном направлении, т. е. более молодые цветки появляются ближе к верхушке С. Всех ботрических С. насчитывается до 10; исходной формой для них, из которой теоретически можно вывести все остальные, служит колос (spica), наиболее простое С. Общая ось его (так назыв. стержень, rhachis), простая, не ветвистая, покрытая сидячими цветками, снабженными при основании чешуйчатыми кроющими листьями, таково С. у вербены (Verbena officinalis), некоторых орхидей и пр. Иногда (у орхидей) колос бывает колоссальных размеров, а иногда (у злаков) он весьма небольшой и наз. колоском (spicula); в колоске находится обыкновенно несколько чешуйчатых прицветников кроющих листьев, именно внизу колоска развиты большею частью два прицветника, так наз. колосковые чешуйки, затем при каждом цветке, которых в колоске бывает от одного до нескольких, находятся по две цветковых чешуйки из которых нижняя представляет кроющий лист, а верхняя - прицветник, цветки обыкновенно голые. Колос - с удлиненным, слабым, нитевидным стержнем, покрытым многочисленными чешуйчатыми кроющими листьями и не яркими, мелкими, голыми и большей частью однополыми цветками называется сережкой (amentum); таков колос напр. у ивы, тополя и у др. Сережка, по оцветении, сваливается целиком. Колос с мясистым, толстым стержнем и с мелкими цветками, называется початком (spadix); таков колос у кукурузы, аройника, рогоза и у др. Обыкновенно початок бывает окружен одним или несколькими большими прицветниками, так назыв. крыльями (spata), иногда окрашенных в яркий цвет. Колос с твердыми, жесткими, деревянистыми кроющими листьями (чешуйками) называется шишкой (conus), напр. у хвойных. Из колоса, как сказано было выше, можно вывести все другие ботрические С., а именно: кисть, щиток, зонтик, головку (или корзинку). Кисть (racemus или botrys) отличается от колоса тем, что цветки снабжены цветоножками, которые обыкновенно во много раз короче главной оси, остающейся так же удлиненной, как и в колосе. При цветках в кисти находятся почти всегда чешуйчатые кроющие листья; только у крестоцветных их не бывает. Кисти обыкновенно полисимметричны, так как цветки размещаются на них равномерно вокруг оси; но иногда, напр. у ландыша (Convallaria majalis), цветки поворачиваются в одну сторону, так что кисть кажется односторонней (дорзовентральной или билатеральной). Встречаются, однако, и билатеральные кисти, т. е. такие, в которых цветки возникают только на одной стороне; так напр. у мышиного горошка (Vicia Cracca), при развитии цветков, одна сторона соцветия плотно прилегает к стеблю и не развивает вследствие этого цветков; другая же свободная сторона не встречает препятствий для развития цветков. Билатеральные кисти встречаются, кроме того, у видов чины (Lathyrus), Digitaria и у пр.

Некоторые авторы предполагают, что и завитки бурачниковых, относящиеся обыкновенно к цимозным С., представляют собственно билатеральные кисти. Щиток (corymbus) представляет кисть, с неравномерно развитыми цветоножками, а именно цветоножки нижних цветков длинные остальных и притом настолько длинны, что все цветки находятся под конец в одной плоскости. Распускание цветков в щитке, как и надо ожидать, идет в центростремительном направлении. У некоторых растений (напр. у крестоцветных) щитки, по мере распускания цветков, превращаются мало помалу в кисти вследствие того, что междоузлия главной оси вытягиваются в длину и приподнимают более молодые цветки над старыми. Зонтик (umbrella) отличается от щитка тем, что цветоножки в нем более или менее удлинены, а междоузлия главной оси совершенно не развиты, вследствие чего все цветоножки выходят из одного места (верхушки С.) и торчат лучисто во все стороны; цветки же расположены в одной полушаровой поверхности. Цветоножки в зонтике называются лучами. Если цветки зонтика имеют кроющие листья, то эти последние располагаются кружком у основания зонтика и представляют тогда так назыв. покрывало (involucrum); оно может состоять из нескольких листков, а иногда даже из одного Зонтик встречается крайне редко, напр. у сусака (Butomus umbellatus); обыкновенно же зонтики соединяются вместе, образуя сложный зонтик. Зонтик весьма похож на щиток; цветораспускание в нем такое же центростремительное. Головка (capitulum) или корзинка (саlathidium) представляет собственно зонтик, с сильно утолщенной, иногда даже расширенной общей осью (верхушкой С.) и с сидячими или почти сидячими, обыкновенно мелкими цветками, таковы С. у клевера, ворсянки, сложноцветных и др. Общая ось головки, так наз. цветоложе (receptaculum), бывает у сложноцветных плоской (напр. у подсолнуха), углубленной (у Carlina), выпуклой (у Erigeron), конической (у ромашки) и пр.; поверхность ее или гладкая, или ямчатая, чешуйчатая, пленчатая, щетинистая. Цветки в головке у сложноцветных или все одинаковы, или наружные из них язычковые, а внутренние трубчатые. При цветках иногда находятся прицветники и кроющие листья; последние образуют вокруг цветоложа так наз. покрывало или паволоку (involucrum). Своеобразные С. некоторых крапивных (Urticaceae), так наз. coenanthium или hypanthodium, представляют видоизмененную головку. Цветоложе здесь сильно разрастается, становится мясистым; у Dorstenia оно плоское, сверху сплошь усаженное цветками, а у фигового дерева (Ficus carica) оно кувшинчатое, с узким отверстием на верхушке; внутренняя поверхность такого С. усеяна мелкими цветками. При плодосозревании такое С. разрастается и дает соплодие, так наз. фиговую ягоду.

II. Цимозные (симподиальные, ограниченные, верхоцветные) С. отличаются от С. первого типа тем, что главная ось их не растет неопределенно долго в длину; не перерастает боковых осей, так как скоро на своей верхушке производит цветок, ограничивающий рост оси в длину; боковые же ветви (одна или несколько) перерастают главную ось и вскоре также на своей верхушке производят по цветку; от боковых ветвей первого порядка отходят ветви третьего порядка, которые перерастают первые ветви и в свою очередь скоро заканчиваются цветками; далее развиваются ветви первого порядка и т. д.; получается довольно сложное С., в котором молодые ветви перерастают старые, цветораспускание же идет в центробежном направлении, так как более молодые цветки находятся всегда ближе к периферии. Смотря по числу боковых ветвей, развивающихся на главной оси, цимозные С. можно разделить на три группы: однолучевые (monochasium), двулучевые (dichasium) и многолучевые (pleiochasium).

1. Однолучевые С. (monochasium, однолучевой верхоцветник) состоит из оси (симподия), сложенной из осей различных порядков, так как в этом случае из под цветка, заканчивающего собой ось, развивается лишь одна ветвь. В некоторых случаях однолучевой верхоцветник может походить на левостороннюю кисть или колос, но кроющие листья в нем всегда располагаются против цветков, тогда как в кисти или колосе - под цветками. В зависимости от того, как расположены боковые ветви, монохазий принимает различную форму: завитка, извилины или серпа. 1) Завиток (bostrix или cyma unipara helicoidea) получается в тех случаях, когда все боковые ветви возникают на одной стороне С., и при том так, что вся система разветвлений находится в одной почти плоскости; общая ось в таком случае извита спиралью, на выпуклой стороне которой развиваются в акропетальном порядке цветки. Кроющие листья в завитке располагаются все в срединной плоскости ветви. Завиток встречается напр. у Hemerocallis и др. лилейных, ситниковых и пр. 2) Извилина (cincinnus или cyma unipara scorpioidea) происходит в таких случаях, когда кроющие листья помещаются не в срединной плоскости, а по переменно, то справа, то слева от срединной плоскости главной оси; также располагаются и боковые ветви, цветки же, хотя и помещаются на одной стороне общей. оси, но образуют два ряда. Извилина встречается у росянки (Drosera), Helianthemum, Scilla bifolia и у др. Некоторыми ботаниками принимается за извилину и С. бурачниковых (Boraginaceae), тогда как оно представляет билатеральную кисть, ось которой лишь на одной стороне развивает два чередующихся ряда цветков; эта сторона растет сильные противоположной, а потому ось извивается спиралью. 3) Серп (drepanium) происходит тогда, когда последовательные боковые оси располагаются попеременно то справа, то слева, так что общая ось С. изгибается то вправо, то влево, и цветки располагаются в два супротивные ряда (на двух противоположных сторонах общей оси). Такие С. встречаются у растений с двурядными листьями, напр. Gladiolus и у др. касатиковых (Iridaceae).

2. Двулучевые С. (dichasium, двулучевой, верхоцветник) встречаются обыкновенно у растений, с супротивными листьями, напр. у гвоздичных (Caryophyllaceae) и представляют вильчато разветвленную систему осей, располагающихся во взаимно перпендикулярных плоскостях. Главная ось заканчивается в этом случае цветком и производит под цветком справа и слева по одной ветви, которые вскоре также заканчиваются цветками, а под цветком каждая из них производит опять по ветви спереди и сзади и т. п.

3. Многолучевые С. (pleiochasium, многолучевой верхоцветник) отличается от дихазия тем, что боковых ветвей возникает не две, а три и больше. У некоторых растений, однако, количество боковых ветвей высших порядков не остается одним и тем же, а или уменьшается (напр. у молочая), молодила и у других, или увеличивается (периферические ветви у черной бузины). Если в многолучевом, а также и двулучевом верхоцветнике цветоножки не развиваются, то получается особая форма С., так назыв. пучок (tasciculus; это в тех случаях, когда цветоножки очень коротки и цветки расположены на одной высоте, напр. у Dianthus Carthusianorum) или клубочек (glomerulus; когда цветоножки очень коротки и не одинаковой длины и цветки неправильно скучены, напр. у мари, Chenopodium, свеклы, Herniaria, Adoxa и у др.).

В. Сложные С. Сложные С. можно рассматривать как простые, в которых вместо отдельных цветков развиты новые (вторичные) С., при чем все С., как вторичные, так и первичные, одного и того же типа. К сложным С. относятся следующие: 1. Сложный колос - колос, в котором вместо цветков находятся колоски: таков напр. колос пшеницы, ржи, ячменя и пр. 2) Сложный початок у пальм, вместо цветков на початке развиты новые початки; при каждом вторичном початке находится иногда крыло. 3) Метелка или сложная кисть (panicula) - кисть, в которой вместо цветков находятся вторичные кисти, на которых в свою очередь цветки заменены третичными кистями и т. д., так что метелка бывает иногда очень сложной. Как пример метелки приводят обыкновенно метелки злаков (овса, полевицы и мн. др.), но эти метелки - смешанные С., представляющие соединения колоска с кистью. 4) Сложный зонтик, обыкновенно встречающийся у зонтичных, зонтик, где вместо цветов развиты простые зонтики; цветоножки простых зонтиков (umbellula) называются здесь вторичными лучами; кольцо кроющих листьев, находящихся при их основании, - покрывальцем (involucellum); ветви же, несущие простые (вторичные) зонтики, называются первичными лучами, круг кроющих листьев у их основания - покрывалом (involucrum). Не всегда, впрочем, в сложном зонтике развиты покрывало и покрывальца; иногда не бывает то того, то другого, а иногда обоих одновременно. 5) Сложная головка встречается крайне редко, напр. у мордовника (Echinops) из сем. сложноцветных, где весьма мелкие одноцветковые (вторичные) головки собраны в крупную первичную головку.

С. Смешанные С. Смешанные С. могут быть двух родов, во-первых такие, в которых соединены разные С. одного и того же типа (ботрические с ботрическими, цимозные с цимозными) и, во-вторых, разных типов (ботрические с цимозными).

I. К первой категории относятся С., представляющие следующие соединения: 1) колосков с кистью, т. е. такие С., в которых колоски расположены кистью (у Melica nutans, Bromus racemosus), 2) колосков с метелкой ("метелка" многих злаков: мятлика, овсяницы, костра и пр.); 3) головок с кистью (у белокрыльника, Petasites); 4) головок с зонтиком, т. е. головки расположены зонтиком (у тысячелистника, полевой рябинки и у др.); 5) головок с метелкой, т. е. головки расположены метелкой (у полыни); 6) дихазиев и плейохазиев с монохазиями (у Sedum, Sempervivum и др. толстянковых); 7) при взаимном соединении цимозных С. возникают очень запутанные С., из которых одно так назыв. anthela ("букет"; впрочем, меткого русского названия для него нет, представляющее собственно pleiochasium, в котором боковые ветви не представляют определенной конфигурации, так что все С. весьма неопределенной формы; таково С. у некоторых ситников (Juncus lamprocarptus, tenuis, alpinus и др.).

II. Ко второй категории относятся С., в которых 1) головки соединены с pleiochasium, т. е. представляющие такой pleiochasium, в котором отдельные цветки заменены головками (у Scabiosa, Crepis, Hieracium, Anthemis и у мног. друг. сложноцветных); 2) дихазии с сережкой, т. е. в сережке вместо цветков находятся дихазии (сложные сережки березы, ольхи и др.); 3) дихазии и плейохазии с метелкою (так назыв. пирамидка, гроздь, thyrsus, у сирени, винограда, Ligustrum; у названных растений последние ветви метелки обыкновенно образуют дихазии или плейохазий); 4) дихазии или плейохазии с кистью, т. е. такие кисти, где цветки дихазиями или плейохазиями; таковы, напр., С. у губоцветных (Labiatae), напр. у шлемника (Scutellaria), шалфея (Salvia) и у др.; у этих растений цветки располагаются ложными мутовками, образуя на конце стебля и ветвей кисть; сами же мутовки представляют дихазии или плейохазии.

С. Р.

Социальная психология

- В классификации абстрактных наук, созданной Контом и исправленной Миллем и Спенсером, место психологии между биологией и социологией. Если, с одной стороны, новейшая психофизика является наукой, стоящей на рубеже между психологией и биологией, то, с другой стороны, также должна существовать особая научная дисциплина, которая равным образом представляла бы собой связующее звено между психологией и социологией. Индивидуум, как таковой, есть не только организм, но и продукт общества, членом которого он является перед нами. Отдельное я получает извне впечатления не только от окружающей его физической среды, но и от других таких же я, т. е. от общества, которое является для него тоже своего рода средою. В настоящее время в разных социальных науках даже особенно сильна тенденция сводить индивидуум на среду и видеть в индивидуальной психике лишь своего рода продукт психики коллективной. Но и эта последняя понимается, конечно, не в смысле "народного духа" романтиков, которые противополагали народный дух индивидуальной душе, как нечто от нее отличное и независимое. С. психика, как явление реального мира, не существует вне той или другой совокупности индивидуумов и является лишь продуктом психического взаимодействия единиц. Каждый из нас испытывает на себе влияние коллективной психики, приобщаясь к ней чрез непосредственное или посредственное общение с другими людьми, но в то же время такое общение наше с другими оказывает на них свое влияние и тем самым производит то или другое действие на С. психику, хотя бы это действие и было минимальным. Первичным элементом всех явлений, подлежащих изучению в С. психологии, следует считать психическое действие одного индивидуума на другой, которое само может быть весьма многообразным по своим способам (жесты, мимика, речь и т. п.) и не менее разнообразным по своим результатам. Один из первых, начавших систематически изучать этот вопрос - Н. К. Михайловский; он с особым вниманием отнесся к той стороне такого психического движения, которая может быть выражена словом внушение. Помимо того особого значения, какое этот термин получил в гипнотизме, внушение играет громадную роль в психической жизни человека. Сам психический процесс действия индивидуума на индивидуум именно в том и состоит, что мы постоянно бессознательно или сознательно внушаем другим то или другое из нашего внутреннего мира и подвергаемся таким же внушениям со стороны других. Правда, многие внушения проходят совершенно бесследно для нашей психической жизни, но другие вызывают к себе то или другое отношение, т. е. или отрицательное, или положительное. Последнее мы называем подражанием, которое Тард даже делает таким же законом С. жизни, каким является наследственность в жизни органической. Некоторые специальные случаи внушения и подражания давно уже сделались предметом научного исследования, каковы эпидемии морального характера у психиатров и преступления толпы у криминалистов. Результатами психического взаимодействия являются основные отличительные черты, кладущие общий отпечаток на лиц, находящихся между собой в постоянном общении или вообще вращающихся в той или другой среде. Так создаются и народные характеры, что даже дало повод создать особое направление в науке, известное под названием психологии народов. С. психология разработана еще крайне мало.

Н. К.

Сочи

(Даховский пос.) - пос. Черноморской губ., на берегу Черного моря, при устье рч. С. С С и СВ пос. защищен отрогами Кавказского хр., покрытыми густыми лесами. В С. находятся окружное управление, пристань, карантино-таможен. пост. Упрощенное городское управление. Жит. 1309 (жнщ. всего 462), из них: коренных 91, пришлых 1118 и иностранцев 190. Правосл. црк. 1, 145 домов, 55 торгов. завед., бойня, больница на 8 кроват. Благодаря живописному положению и климатическим особенностям, С., как дачное место, развивается, а как климатической станции ему предстоит будущность. Средн. темп. года +13,6º, января +5,1º, апреля +11,2º, июля +22,5º окт. +15,6º; воздух влажен; осадков 2071 мм. (ни один месяц не дает их менее 117 мм.). Морские купанья. В С. и его окрестностях много садов (Хлудова, Гарбе и др.). В 3 1/2 вер. Сочинская сельскохозяйственная и садовая опытная станция, с табачным отделением. В окрестностях С. сернистые источники: Мацеста (в 10 в.) и Агура (в 12 в.) вверх по течению рч. тех же названий. Оба источника посещаются больными туземцами; "Мацеста" исследован М. В. Сергеевым в 1898 г. и найден принадлежащим к весьма сильным сернисто-соленым водам; "Агура", очевидно, того же состава.

А. Ф. С.

С. - зарождающийся климатический курорт с морскими купаньями, весьма пригодный для летнего местопребывания легочных больных и людей, нуждающихся в отдыхе. Море глубокое, дно каменистое. Сезон для климатической станции с 15 апреля по 1 декабря. Температура источников (см. выше) 15º Р. Вода их с сильным запахом сероводорода. Местами жители пользуются ими для купаний при накожных болезнях. Точного анализа вод еще нег. Сообщение с Черноморскими портами пароходами (подробнее см. А. А. Воейков, Ф. И. Пастернацкий и М. В. Сергеев, "Черноморское побережье", СПб., 1899). По климатическим и проч. условиям, С. может быть сравнено с приатлантическими Пиренеями и западной Францией.

А.

Союз

(грамм.). - Под именем С. (sundesmoV) греческие грамматики разумели часть речи, которая поддерживает связь и порядок речи и заполняет в ней пустые промежутки. Таким образом этот термин у греков охватывал все то, что мы разумеем под общим термином частиц. В настоящее время под именем С. conjunctio разумеются только такие частицы, которые служат для соединения двух или нескольких слов в предложении или для соединения предложений между собой. В грамматическом смысле под именем соединения мы разумеем всякое сопоставление двух или нескольких слов или предложений, так что под термин С. подходят не только соединительные частицы (как и, да), но и разделительные (как или, либо), противительные (как а, но) и сравнительные (как, чем). История происхождения С. в индоевропейских языках очень темна. Только С. позднейшего образования поддаются этимологическому объяснению. Так, напр., чем есть несомненно творит. падеж относительного местоимения что, хотя - деепричастие наст. времени глагола хотеть и т. д. Множество союзов образовалось из сложения нескольких частиц, происхождение которых точно неизвестно; так, союз нежели сложен из частиц не-же-ли, или из или и т. д. Гораздо яснее синтаксическое развитие функции С., соединяющих предложения придаточные с главными. В санскритском языке главную массу придаточных предложений составляют предложения относительные, т. е. присоединяемые к главному при помощи относительного местоимения yas - "который". Рядом с этими предложениями существуют и такие, которые соединены с главным С., но большинство этих С. образовано от корня того же относительного местоимения. Во многих случаях мы еще ясно чувствуем и значение такого С.: это еще не С. в собственном смысле, а наречие, образованное от корня относительного местоимения. Это наречие становится С. лишь тогда, когда утрачивает свое наречное значение и превращается в частицу, служащую исключительно для выражения отношения между двумя предложениями. Так, напр., санскритское yatha первоначально обозначает "как"; если придаточное предложение выражает волю или желание говорящего (это выражается сослагательным или желательным наклонением), то yatha, стоящее в таком предложении, уже получает несколько иной оттенок, оттенок цели, который мы можем выразить русским "как бы". И в таких предложениях первоначально заметна еще связь значения С. с наречным его значением, так как в главном предложении мы часто встречаем соответствующее указательное наречие tatha "так". Наречие yatha окончательно становится С. тогда, когда оно начинает употребляться в соединении с такими главными предложениями, где уже невозможно употребление указательного наречия tatha "так". Тогда С. yatha получает значение "чтобы", и функция его сводится к соединению главного предложения с придаточным предложением цели. Совершенно аналогичные процессы возникновения С. происходят и в других языках, при чем замечается то же явление, что и в санскритском языке, т. е. что большинство С. возникает из падежей относительного местоимения или из наречий одного с ним корня.

Таково же возникновение и церк. славянских С. яко, якоже и др. и русских - что, чем, чтобы и др. Функция С. до такой степени может расшириться, что определение его значения оказывается почти невозможным. Он становится в таком случае как бы универсальным С., утрачивая вполне свое первоначальное значение и становясь частицей, служащей исключительно для соединения весьма разнообразных придаточных предложений с главными. Так. напр., русский С. что может вводить так наз. дополнительное придаточное предложение, служащее развитием какого-либо члена предложения (напр. "видит, что съели мыши его живописный портрет", Жуковск.), может вводить предложение причины ("потому, что"), предложение следствия ("злые духи... пугали прохожих так, что не смели и близко к нему (лесу) подходить", Жук.), предложение цели (чтобы = что с сослагательным наклонением; частица бы слилась с С. что в одно слово). Если прибавить к этому обычное народное употребление что в смысле литературного который (напр. "тот, что побольше") и в смысле сравнительного С. ("людская молва, что морская волна"), то получается настолько широкая и разнообразная сфера употребления этого С., что от первоначального его значения (именит. или винит. пад. местоимения) не остается уже ничего, кроме функции соединения предложений. Почти такое же универсальное значение приобрел и готский С. ei (произносится i): он вводит предложения дополнительные, причины, цели и др. Некоторые С. возникают кроме того из таких частиц, которые первоначально не имели функции С. Так греч. mh и латинск. ne первоначально простые отрицания, употребляясь обыкновенно с сослагательным и желательным наклонениями, превратились в С. цели со значением "чтобы не" (ср. выше развитие С. yatha). В С. могут превратиться не только слова, вводящие придаточное предложение, но и некоторые слова главного предложения, указывающие на следующее придаточное предложение. Таким образом возникают такие сложные С., как русское потому что, так что и т. под. (первонач. потому, что; так, что). Вообще возникновение и развитие функции отдельных С. настолько своеобразны и различны в различных языках, что их историю часто невозможно подвести под общую схему. - Ср. В. Delbruck, "Vergleichende Syntax der indogermanischen Sprachen" (т. I, 1893, стр. 5; II, 1897, стр. 497-560; III, 1900, стр. 228-295; 319-359; 428-437; там же указаны и монографии по отдельным вопросам). См. Буслаев, "Историч. грамматика русского яз." Д. Кудрявский.

Соя

(Soja hispida Moench. или Glycine hispida Maxim.) - однолетнее травянистое растение из сем. бобовых (Leguminosae), несколько похожее на фасоль, стебель прямостоящий, сильно ветвистый. Листья тройчатые с маленькими прилистниками, покрыты вместе с черешками и стеблем длинными рыже-бурыми волосками. Цветы в коротких кистях. Венчик мотыльковый, бледно-фиолетовый. Бобы небольшие, плоские, покрыты рыжими волосками, внутри содержат 2-5 семян, отделенных губчатыми перегородками. С. родом из восточной Азии и культивируется в большом количестве в Японии, Китае и Манчжурии (у нас на Амуре) ради своих съедобных семян, очень богатых белками. В Японии и Китае она служит ежедневной пищей для массы людей. Из ее приготовляют массу разных блюд и между прочим, посредством брожения, делают род сыра. Кроме того из муки этого растения с разными приправами делают едкий соус, который также называется С. и употребляется, как приправа к рыбе или мясу. Этот соус в большом употреблении в Японии, Англии и Америке, менее в других странах.

С. Коржинский.

С. (сельск.-хоз.) - китайские бобы, бобы Габерландта, который первый в Европе обратил внимание на это растение (наз. и масличным горохом, pois oligineux). Европ. хозяева стали знакомиться с С. с 1873 г. Габерландт произвел несколько опытов посева С. и полученными урожаями делился с лицами, интересовавшимися культурою этого растения. В числе их был и И. Г. Подоба. С. почти единственное пока растение, состав семян которого приближается к составу мяса животных. По анализам доктора А. Липского, семена С. в среднем содержат: воды - 7,113, жира - 18,633, азотистых веществ - 38,441, без азотист. 30,734 и золы 5,059 %. По исследованиям В. Гиляранского в 100 частях семян С. заключается: воды 9,16, жира - 17,93, белковых веществ - 37,40, клетчатки - 9,70, крахмала, декстрина и пектиновых веществ - 21,84 и золы - 4,78 %; в последней 30,43 % фосфорной кислоты и 44,92 % кали. Питательность С. была проверена многими лицами. Приводимые А. Липским цифры показывают, что усвояемость азотистых и жировых веществ С. такая же, как и в горохе, в белом хлебе и во многих других растительных пищевых продуктах. Из нее главным образом приготовляют особый соус для приправы к различным кушаньям. Как самостоятельное пищевое средство для людей, С. еще не вошла в Европе в употребление вследствие трудности варки и не особенно приятного вкуса бобов: ею пользуются только как прибавкой к пшеничной и ржаной муке для придания хлебу большей питательности или как суррогатом кофе. Напротив, как кормовое средство, она может применяться с большим успехом: ее зерна, особенно размельченные, в виде прибавочной дачи к другим кормам, а также солома, мякина и ухоботье охотно поддается скотом. Количество азотистых веществ в соломе С. равно максимальному содержанию их в соломе вики и гороха, а в среднем она по качеству превосходит последние. Жира и экстрактивных без азотистых веществ в ней также больше, чем в соломе гороха, бобов, вики и люпина. Относительно содержания клетчатки солома С. стоит ниже других бобовых растений. В технике семена сои находят применения для приготовления масла, при чем жмыхи доставляют прекрасный корм; кроме того остатки от технической переработки С. употребляются как удобрительное средство. Гораздо, однако, большего внимания заслуживают корневые остатки С., при культуре ее в большом размере, в смысле обогащения почв азотом и поддержания их естественного плодородия.

Разновидностей и сортов С. имеется очень много. В Японии, напр., различают С. по цвету зерен (белые, черные, красно-коричневые, зеленоватые и пятнистые), по времени созревания (ранние, средние и поздние) и по форме (круглые, эллипсоидальные и сплющенные бобы, идущие в пищу, на соус и на сыр). Для Европы (собственно только для южной, также для южной части России) важны сорта ранние, в виду сравнительной краткости нашего дета. Из двух групп разновидностей С. - Soja tumida (с вздутыми с боков зернами) и Soja platycarpa (с зернами, сжатыми с боков) разновидности первой группы у нас легче возделываются, в особенности 1) С. желтая (S. tumida pollida) и 2) С. черная (S. tumida atrospermum) - сорт более ранний, чем предыдущий. По опытам И. Подобы, С., как по отношению к почве, так и ее обработке, невзыскательна. Но не следует упускать из виду, что обеспечить при наших засухах большой урожай С. может только глубоко и своевременно обработанная почва. Кроме того, не лишне добавить, что С. чрезвычайно богата листвой. Поэтому она много испаряет воды и требует ее во время своего роста в большом количестве (в связи с этим требованием стоит необходимость редкого сева). На черноземе С. не требует удобрения; вообще же она на тучной почве растет хорошо, на почвах не богатых худо кустится и зерно менее мучнисто. Снимать С. можно в апреле, так как всходы ее легче, чем напр. фасоль и кукуруза, переносят утренники. Полки С., а также обрывания верхушек ветвей, когда покажутся первые цветы, что практикуется обыкновенно в Китае у нас не производят. Уборка производится серпом или выдергиванием руками; семена С. но осыпаются. Урожай ее сам 30-40. Замечательно, что в зернах сои не найдено личинок гороховой зерновки (часто встречающихся в зернах бобовых растений) и что само растение почти не поражается паразитными грибками.

Г. К.

Спаниель

- породы длинношерстных легавых собак, происходящие от собак, привезенных кельтами в Англию из Испании за несколько столетий до Р. Хр. Все вообще английские С. разделяются на сухопутных (земляных) и водяных. Между первыми различаются, преимущественно по росту и окраске, суссексы, клумберы, коккеры, норфольки и фильд-спаниели (черные С.); все они представляют коротконогих приземистых собак, сильного сложения, обязанность которых состоит в том, чтобы выгонять птиц (фазанов, серых куропаток) из густых зарослей и других трущоб, недоступных более рослым собакам. Некоторые из С., преследуя дичь, взлаивают; стоек, обыкновенно, не делают, но на следу учащенно махают хвостом. Охота с сухопутными С. весьма распространена в Англии, а отчасти во Франции и Бельгии, постепенно вытесняя охоту с пойнтерами и сеттерами. Водяные С., лишь недавно выведенные от скрещивания сухопутных с пуделями, разделяются на английских и ирландских, они употребляются исключительно для охоты на водоплавающую дичь. К группе С. принадлежат эпаньели. См. Л. Сабанеев, "Собаки легавые" (М., 1896); Э. Беллькруа, "Охота с С." (СПб., 1888).

С. Б.

Спаржа

(Asparagus L.) - родовое название растений из сем. спаржевых; известно до 100 видов, рассеянных по всему свету, преимущественно в более сухих климатах. Наиболее распространенный вид Asparagus officinalis L., обыкновенная С. Одни виды С. травы, другие полукустарники, развивающие подземное корневище и надземные более или менее ветвистые стебли, у многих видов ползучие. Листья мелкие, чешуйчатые или шиповатые; в пазухе их развиваются или удлиненные ветви или пучки укороченных, безлистных, щетинистых или линейных веточек (кладодиев), а у подрода Myrsiphyllum развиваются в пазухе листьев одиночные листовиднорасширенные ветви. В пазухе листьев появляются одиночные цветки или щитковидные или кистевидные соцветия. Цветок правильный, обоеполый или однополый, с простым раздельнолистным или немного спаянным у основания околоцветником о шести листках, расположенных в два круга. Тычинок шесть, с тонкими или пластинчатыми нитями и пыльниками, вскрывающимися на внутренней стороне; пестик с верхнею, трехгнездой завязью, коротким столбиком и трехлопастным рыльцем; плод - ягода, с одним или несколькими семенами, семя с толстой, черноватой кожурой, роговым белком и небольшим зародышем. В Европейской России дико растут около 8 видов С., из них наиболее обыкновенно Asparagus officinalis L., по лугам, между кустарниками - многолетняя трава, перезимовывающая при посредстве подземного корневища и ежегодно развивающая наземные ветвистые стебли, обильно усаженные пучками тонких зеленых веточек (кладододиев); листья мелкие, чешуйчатые, снабженные тонкой и короткой шпорцею; цветки одиночные или парные; плод - красная ягода, величиной с горошину. Молодые стебли - обычная овощ.

С. Р.

Спарта

(Sparth, лат. Sparta) - главный город Лаконии, на правом берегу реки Эврота, между рекой Энус (левый приток Эврота) и Тиазой (правый приток той же реки), также государство, столицей которого была С. По преданию, С. была столицей значительного государства еще до вторжения дорян в Пелопоннес, когда Лаконию населяли будто бы ахеяне. Здесь царствовал брат Агамемнона, Менелай, игравший тайную видную роль в троянской войне. Нисколько десятков лет спустя после разрушения Трои, большая часть Пелопоннеса была завоевана потомками Геракла ("возвращение Гераклидов"), пришедшими во главе дорийских дружин, причем Лакония досталась сыновьям Аристодема, близнецам Эврисфену и Проклу (праправнукам Гилла, сына Геркулеса), считавшимся родоначальниками царствовавших в С. одновременно династий Агиадов и Эврипонтидов. Часть ахейцев ушла при этом на север Пелопоннеса в область, которая по их имени была названа Axaией, оставшиеся были большей частью обращены в илотов. Восстановить, хотя бы в общих чертах, действительную историю древнейшего периода С. невозможно, за недостатком точных данных. Трудно сказать, к какому племени принадлежало древнейшее население Лаконии, когда и при каких условиях совершилось заселение ее дорянами, и какие отношения установились между ними и прежним населением. Несомненно только, что если Спартанское государство и образовалось благодаря завоеванию, то мы можем проследить последствия лишь сравнительно поздних завоеваний, путем которых С. расширялась на счет своих ближайших соседей. Значительная часть их принадлежала, вероятно, к тому же дорийскому племени, так как ко времени образования в Лаконии большого Спартанского государства племенная противоположность между первоначальным населением страны и пришедшими с северо-запада Греции дорянами уже успела сгладиться. Очень вероятно показание Эфора, что после так называемого вторжения дорян Лакония не составляла одного государства, а распадалась на несколько (по Эфору - 6) государств, которые находились в союзе друг с другом. Центром одного из них и была С. Древнейшая Спарта представляла не город, а соединение нескольких открытых поселений. От нее зависела небольшая территория по среднему течению Эврота. В политическом и общественном строе этой маленькой общины не было еще в то время ничего такого, что выделяло бы ее заметно из ряда других греческих общин. Ряд войн привел затем к подчинению С. всей Лаконии. Царям Архелаю и Хариллу традиция приписывала покорение Эгитиды (область на верхнем течении Эврота), преемнику Архелая Телеклу  - завоевание Амикл, Фариса, (оба города на Эвроте) и Геронер (около середины VIII века), его сыну Алкамену - покорение Гелоса. От имени последнего города некоторые ученые производят слово "гелот", так как завоеванное население плодородной ручной долины было обращено в илотов. Жители же гористых кос, вдающихся в море у Тенарона и Малеи, потеряли политическую самостоятельность и стали периэкскими общинами; их обитатели сохранили личную свободу, собственность, местное самоуправление, но не имели политических прав, были обязаны военной службой и подчинялись надзору спартанских гармостов. Некоторый периэкские общины могли образоваться и иначе; в такое положение могло попасть и чисто спартанское население, которое жило вне С., так как впоследствии политическая права могли сохранить лишь те, кто жил в столице, Завоевание Лаконии поставило С. лицом к лицу с сильными соседями: на севере с аркадянями (прежде всего с Тегеей), на сев.-востоке - с Аргосом, у которого С. стремится отнять Кинурию и остров Киферу, на западе - с Мессенией. С ними С. уже очень рано вступает в упорную борьбу. Особенно удачно шла борьба с Мессенией, привлекавшей спартанцев изобилием плодородных земель. Первая мессенская война началась во второй половине VIII века. Упорная двадцатилетняя борьба привела к подчинению Мессении С. Прибрежные поселения получили права периэкских общин, а некоторые из них сохраняли даже некоторое время самостоятельность. Но большая часть Мессении, особенно плодородная долина реки Памиза, была разделена между спартиатами, а мессеняне попали в положение илотов и стали платить новым хозяевам половину дохода.

Вскоре по окончании этой войны в С. возникло движение парфениев, класса людей не пользовавшихся полноправием. Вероятнее всего, что парфении незаконнорожденные дети спартиатов. Заговор парфениев был открыт, и им пришлось выселиться из С. в Южную Италию, где они основали Тарент. Благодаря покорению Мессении С. стала соседкой Элиды, и с пятнадцатой олимпиады спартанцы начали принимать участие в олимпийских играх. Попытка мессенян освободиться от спартанского ига привела, около середины VII в., ко второй мессенской войне. Мессенянам помогли пизаты (под начальством царя Панталеона), аркадяне (царь Аристократ из Орхомена) и аргивяне, а С. - элидяне. Борьба затянулась надолго. Спартиаты, лишившееся благодаря восстанию своих наделов в Мессении, стали требовать передела земли в Лаконии. И на этот раз победа осталась на стороне С., спартиаты возвратили себе земли в Мессении, мессеняне же опять попали в положение илотов. Менее удачно действовали в это время спартанцы на востоке; попытка С. подчинить Кинурию кончилась неудачей. Аргивянам помогали жители восточно-аркадского плоскогория, С. же нашла себе помощь в некоторых аргивских городах, недовольных Аргосом (Тиринф и Азина). Когда эти города были разрушены аргосцами, спартанцы дали жителям их места для поселения. на мессенскоме берегу. При Гизиях спартанцы были разбиты аргивянами (669- 668 г. до Р. Хр.), и лишь в середине VI века им удалось присоединить Фирейскую область и остров Киферу. Завоевания оказали сильное влияние на весь строй спартанского государства. Благодаря им С. стала самым значительным по территории государством греческого мира; она занимала около 2/5 всей поверхности Пелопоннеса, свыше 8000 кв. км. Вероятно, опасность жить среди враждебно настроенного и численно превосходного покоренного населения, заставила большинство свободных полноправных граждан поселиться в С. Так установился взгляд, что полноправные граждане только те, кто живет в С., откуда и название их "спартиаты". Завоевания дали государству возможность хорошо обеспечить землей большинство граждан. Спартиаты получили в наследственное пользование участки земли с явившими на них и обрабатывавшими их илотами. Эти участки были равны и назывались "жребьями" или "долями". Нет никаких данных для признания в С. общинного землевладения; переделов не было, и раз выделенный известной семье участок находился в ее пользовании постоянно. Очень сомнительно, далее, показание, что каждому ребенку старшины фил выделяли особый участок (Плутархов "Ликург", глава XVI). Спартиатские участки были невелики. Величину их можно приблизительно определить на основании показания, что каждый участок должен был давать 70 эгинских медимнов ячменя владельцу, еще 12 медимнов на долю жены и сверх того известное количество вина и масла. Эд. Мейер (во II т. "Истории древности"), принимая двухпольную систему и считая, что морген приносит около 6 эгинских медимнов, высчитал, что участок должен был равняться приблизительно 30 моргенам или шести с небольшим русским десятинам. Принимая же в соображение то обстоятельство, что участок обрабатывался трудом илотских семей, которым надо было с него же кормиться, приходится принимать большую величину участков. Впрочем, вычисления эти основываются на данных, почерпнутых из VIII главы Плутарховой биографии Ликурга, в которой Плутарх приписывает ему передел земли и создание равных участков. А так как рассказ о Ликурговом наделении земли создался под влиянием программы Агиса III и Клеомена III, то, может быть, и приведенные Плутархом размеры дохода относятся к участкам, на которые цари-реформаторы хотели разделить Лаконию. В таком случай, конечно, эти данные не могут служить прочным основанием расчета величины древнейших наделов, хотя все-таки не лишены известного значения, так как они показывают, какой доход считался в С. достаточным для спартиата и способным обеспечить ему возможность участия в сисситиях.

Доказательством происхождения древнейших участков путем государственного наделения служит то, что илоты не считались собственностью хозяев участков, которые не могли ни увеличивать требований с них, ни отпускать их на волю, ни продавать за границу. Участки находились в наследственном пользовании семьи. Нераздельность имущества не была обязательна по закону, но часто встречалась в С. между братьями. Объяснить ее можно как остаток семейной собственности. Нераздельность владения сопровождалась иногда тем, что у всех братьев была одна общая жена. Причиной нераздельности могла быть также трудность раздела земли, населенной илотскими семьями, прочно с нею связанными. Неизвестно, дозволялось ли дробить илотские семьи и хозяйства. Впрочем, если даже дробление и допускалось, оно часто затруднялось экономическими соображениями, напр., невозможностью ведения хозяйства на очень маленьких участках и трудностью раздела при существовании хозяйственного инвентаря лишь в определенном количестве. Спартиатские участки были неотчуждаемы, их нельзя было ни дарить, ни завещать, ни продавать. Дарить и завещать (но не продавать) недвижимую собственность разрешил только закон Эпитадея, изданный уже после пелопоннесской войны. Существование наделов не исключало в С. крупной частной собственности среди знатных родов. Ее существование доказывается упоминанием в источниках "богатых" спартиатов, например, таких лиц, которые содержали лошадей для ристаний, а это заставляет предполагать у них значительные средства. Но несомненно, что после завоеваний, давших государству значительный земельный фонд для наделения значительного числа граждан, преобладание в С. принадлежало уже не знати, а массе экономически обеспеченного рядового гражданства, "равным", служившим в войске гоплитами. Только постепенно целый ряд причин привел к разложению этой массы "равных" и к образованию, с одной стороны, очень крупных землевладельческих состояний, с другой стороны - бедняков. Но это явление развивается уже поздние. Завоеванием объясняется и выработка в С. того особого склада жизни, который так долго привлекал к ней внимание политических теоретиков. Чтобы удержать в повиновении численно превосходную массу илотства и периэков, спартиатам необходимо было развить в себе постоянную боевую готовность. Чтобы не быть захваченными в расплох и перерезанными по одиночке, спартиаты сконцентрировались в городе, а это лишало их возможности заниматься хозяйством. Так утвердился взгляд, что спартиат не смеет заниматься трудом, дающим доход. Подготовка к бою, военная служба и участие в государственном управлении стали считаться тогда единственно достойными спартиата занятиями. Направляя все к одной цели - к выработай из граждан хороших воинов, государство мало-помалу совершенно стесняет личную свободу и подчиняет своему контролю всю жизнь граждан. С тех пор одной из специфических особенностей С. становится поглощение личности государством, стремящимся к сохранению гражданского равенства и простоты в образе жизни, как необходимых условий для развития воинских доблестей. Этими чертами объясняется та симпатия, которой пользовалась С. у некоторых представителей крайних направлений в новое время.

Для достижения своей цели государство начинает отбирать у граждан детей и с 7 лет воспитывает их под надзором выбиравшихся из лучших семей пэдономов в особых "стадах", где все внимание сосредоточивается на физическом развитии детей, на закаливании их и развитии ловкости, находчивости и дисциплины. С 20 дет юноши начинали военную службу, но до 30 лет не вступали в пользование гражданскими правами. Теми же побуждениями объясняется подчинение суровой дисциплине взрослых граждан, которые и в мирное время были организованы по образцу военного лагеря. Граждане образуют группы (по 15 человек), которые обедают ежедневно вместе и вместе сражаются на поле битвы. Стремление сохранить суровую простоту быта привело к ряду искусственных мер, направленных к этой цели, как то, к запрещению чужеземцам пребывания в С., спартиатам выезда заграницу, к попыткам по возможности отрезать С. от экономического общения с другими странами и от проникновения в нее богатства и роскоши, для чего искусственно удерживалась древняя малоценная железная монета и запрещалось частным лицам иметь у себя золото и серебро. Созданные завоеванием условия отразились, наконец, и на политическом развитии С. Устройство С. в древнейший период было таким же, как и в остальных греческих государствах и в существенных чертах, совпадало с изображенным в гомеровских поэмах. Спартиаты делились на родовые филы (числом 3), подобно другим грекам. Впоследствии рядом с ними появляются территориальные филы, подразделяющаяся на обы. Этих фил было 5 (Питана, Лимны, Мезоя, Киносура, Дима) и к ним, по-видимому, перешли политические функции. Управление находилось в руках царя, которому помогала герусия, т. е. совет старейшин, назначавшихся первоначально царем. Народное собрание не имело значения. Первым существенным нововведением было установление двойственной царской власти. Проследить обстоятельства, обусловившие и, сопровождавшие этот переворот, мы не можем, за недостатком данных. Все ученые отвергают традиционное греческое объяснение этого факта, но общепризнанного научного объяснения его нет до сих пор. Одни объясняли двойственность царской власти, как следствие синойкизма двух общин (ахейской и дорийской; по Гильберту, даже трех: дорической, ахейской и минийской), другие, отвергая племенное различие спартанских царских фамилий, думают, что второй царь поставлен был во время политической борьбы для ограничения власти представителей старой династии Агиадов, следовательно, видят в этом факт, отчасти аналогичный тем изменениям, какие переживала царская власть и в других местах, напр. в Афинах.

Как бы то ни было, но несомненно, что двойственность царской власти повела к сильному ограничению ее значения. Мы имеем основания предположить наличность в С. сильной политической борьбы уже в VIII веке, а может быть и ранее. Отголоском ее является так называемая Ликургова ретра: "Воздвигнувши храм Зевсу Селланийскому и Афине Селланийской, установивши деление на филы и обы, поставивши герусию из тридцати с архагетами (царями), время от времени созывать народное собрание (апеллу) между Бабикой и Кнакионом (по Гильберту, реки Энус и Тиаза), так вносить (в апеллу предложения) и отклонять (апелле не нравящиеся ей проекты), у народа же быть власти и силе". Ретра объяснялась очень различно. Гильберт видел в ней договор синойкизма, другие договор, запечатлевши ограничение царской власти аристократией, некоторые же вовсе не признают ретру документом и видят в ней лишь составленное поздно (около 400 г.) "изображение древнего государственного устройства С. в форме изречения оракула" (Э. Мейер).

С последним взглядом нельзя согласиться, тем более, что мы имеем еще древний пересказ этого документа в стихах. Автором последнего считается Тиртей, спартанский поэт VII в., принимавший участие во 2 мессенской войне. Кажется, есть основание утверждать, что ретра и прибавка к ней Полидора и Феопомпа отражают борьбу между царской властью и народом, борьбу, сосредоточившуюся около вопроса о правах апеллы. На это указывает грамматическая форма ретры, в которой три главных предложения касаются народного собрания, а все предшествующие постановления изложены в форме придаточных предложений. Апеллы же касается и приписываемая царям Полидору и Феопомпу (героям 1-ой мессенской войны) прибавка к ретре: "Если же народ примет кривое решение (буквально "криво выберет"), то геронтам и царям воспротивиться (т.е. отменить народное решение, которое они признают "кривым"). В ретре мы видим победу массы начинающих сознавать свою силу "равных" спартиатов. Но продолжительная внешняя борьба (с Мессенией) привела к усилению значения царей, являвшихся во время войны полновластными повелителями, и это усиление нашло себе выражение в прибавке к ретре, сделанной победоносными царями Полидором и Феопомпом. Тот же факт, т.е. борьбу между общиной равных и царской властью, отражает на себе и история важнейшего спартанского учреждения, эфората. Относительно происхождения эфората в древности преобладали два взгляда. По одному, создание его, как и всех спартанских учреждений, относилось к деятельности мудрого законодателя Ликурга, по другому, более достоверному, эфорат появился при цари Феопомпе во время мессенской войны. Эфор сначала был, вероятно, один и назначался царями для замещения их в судебной деятельности. Это было необходимо вследствие увеличения государства и количества дел, а также вследствие продолжительных отсутствий царей во время войны. Эфоры были судьями в гражданских дедах (уголовные разбирались геронтами) и имели право полицейского надзора. Постепенно эфорат освобождается от зависимости от царей и даже сам начинает подчинять себе царскую власть.

С течением времени число эфоров увеличилось до 5 (они составляли коллегию), и выбирать их стала апелла. В эфорах избираемых народом на короткий срок (на год) из всех граждан, можно видеть орган общины "равных". В качестве представителей спартиатской общины эфоры, выступают в известной клятве, которую они и цари приносили каждый месяц: "эфоры за город, а цари за себя"; цари обещались править согласно с законами города, город же (т.е. эфоры от имени его) - сохранять в неприкосновенности царскую власть, если царь будет соблюдать свою клятву. Неизвестно время установления этой любопытной присяги, являющейся формальным договором между царями и общиной. Вообще, отдельной стадии в развитии эфората проследить невозможно, за недостатком данных в первоисточниках. Традиция приписывала особое значение в истории развития эфората эфорам Астеропу и Хилону. Хилон, относимый к числу "семи мудрецов", был первым эфором в 556-555 г., но относительно его деятельности мы ничего не знаем, как и об Астеропе. Шаг за шагом расширяют эфоры свои полномочия. Они наблюдают за периэками и илотами и пользуются по отношению к ним правом жизни и смерти. К ним перешли очень важные функции по надзору за воспитанием молодежи, за соблюдением взрослыми требований того "порядка" жизни, который устанавливается в спартанской общине под влиянием усиливавшейся потребности в сильной военной организации. Они получили право налагать штрафы за проступки и привлекать в важных случаях к суду герусии, ведавшему уголовные деда. Они подчинили своему надзору все остальные власти, даже самих царей, которых они также стали привлекать к ответственности перед герусией и собой. Такое расширение полномочий эфоров можно объяснить, во-первых, тем, что за их спиной стояла община спартиатов, готовая поддержать их притязания против царской власти, так как все, что выигрывали эфоры, косвенно выигрывала выбиравшая их община. Таким образом эфорат является в эту эпоху учреждением, в известном смысле, демократическим.

Конечно, слово "демократия" неприменимо к С., хотя, например, Низе в статье "К истории государственного устройства Лакедемона" и считает возможным утверждать, что С. была древнейшей демократией в Греции. Одинаковое воспитание, однообразный, для всех полноправных обязательный образ жизни, одинаковые обязанности и права (С. не знала ценза при замещении должностей), - все это, конечно, черты демократические. Но настоящей демократией С. не могла сделаться: спартиаты по отношению к массе населения составляли аристократию и стремились сохранить раз установившиеся, выгодные для них, отношения между собой и этой массой. Уже, поэтому, они были консервативны. Они воспитывались в привычке к суровой дисциплине и прекрасно понимали значение ее для них самих, знали что только ею они и сильны. Для развития личного начала в земледельческой, экономически отсталой С. не было тех благоприятных условий, которые были, напр., в Афинах (см. речь Перикла, приведенную у Фукидида, кн. II, 35-46). Поэтому спартанская апелла не развивается, подобно афинской экклезии, а преобладающее значение в делах законодательства и управления сохраняется за состоящей из пожизненных членов герусией и за эфорами. Сама же апелла не имеет ни инициативы, ни права обсуждать вносимые в нее предложения, ни делать к ним поправки, она просто принимает или отвергает их. Одной из важнейших причин возвышения эфората было соперничество царствующих домов. Часто оно приводило к тому, что временно царская власть как бы парализовалась, так как цари могли осуществлять свои державные права лишь в том случае, если один из них не ставил препятствий распоряжениям другого. В случае же распри между царями, естественно, расширялось значение избранных представителей всей общины, эфоров. Как блюстители интересов общины, эфоры уже в VI в. вмешиваются даже в семейную жизнь царей, они заставляют, например, царя Анаксандрида развестись с бездетной женой. Но в эту эпоху они еще вынуждены в важных случаях постоянно опираться на авторитет герусии. Впрочем, и царская власть сохраняла пока громадное значение, особенно во внешних делах. Цари руководят внешними сношениями и имеют право самостоятельно объявлять войну, кому найдут нужным. Во время же похода царь является неограниченным повелителем, имеет право жизни и смерти.

Существование большого числа экономически обеспеченных "равных", с малолетства готовившихся к военной службе, давало С. профессиональных воинов, значительно превосходивших в качественном отношении простые ополчения других греческих государств, состоявшие из людей, только на время войны оставлявших мирные занятия земледельца, купца или ремесленника. Аристотель (в "Политике") говорит, что число спартиатов в эпоху наибольшей силы С. принималось в десять тысяч, но сам он не высказывается категорически за эту цифру. Но хотя их было, вероятно, и меньше, все же они составляли очень значительную силу, которая дала С. возможность создать обширную политическую организацию и встать во главе ее. Со времени второй мессенской войны главными врагами С. являются Аргос и аркадяне, которые обнаруживают вражду к С., давая убежище мессенским беглецам. Но борьба в Аркадии (с Тегеей) шла сначала неудачно для С.: при царях Леоне и Агазикле, в первой половине VI века, спартанцы потерпели нисколько поражений от поддерживаемых другими аркадянами тегеатов. В то же время С. вела борьбу с Аргосом и с жителями Пизатиды. Спартанцы помогли элейцам в продолжительной борьбе их с пизатами, и за это элейцы, вероятно, уже тогда признали гегемонию С. Затем, около 550 г., при царях Аристоне и Анаксандриде, лакедемоняне одержали наконец верх над Тегеей и заключили договор, по которому Тегея обязалась оказывать С. военную помощь, прогнать нашедших в ней убежище мессенян и никого не казнить за дружбу со С. В следовавшие затем десятилетия гегемонию С. признали почти все остальные аркадские общины. (Мантинея, Орхомен и др.). Этим было положено прочное основание пелопоннесскому союзу. С. принадлежала в нем гегемония, но все общие дела решались на сейме, состоявшем из представителей всех союзных государств. С. имела на сейме один голос, подобно другим государствам. С тех пор политическое влияние С. распространяется на все большее и большее пространство. Аргос по прежнему держится враждебно, но Коринф, Эгина и Мегара вступают в союз со С. Благодаря этому она втягивается в очень сложные отношения к различным греческим государствам. Во многих из этих государств шла внутренняя социальная и политическая борьба, в которую часто приходилось вмешиваться и С. В таких случаях С. систематически поддерживает аристократическое устройство и становится опорой консерватизма. Союз с Коринфом и Эгиной вовлек С. в неудачную борьбу с Самосом (около 524 г.), а союз с Мегарой привел к соперничеству с Аттикой, которое стало с тех пор одним из важнейших явлений греческой политической жизни.

Афинская консервативно-аристократическая партия завязывает тесные отношения со С. и получает оттуда помощь. Но вскоре в Афинах верх взяла враждебная С. демократическая партия. Торгово-промышленные Афины, быстро шедшие по пути к полной демократизации, и консервативная земледельчески-дворянская С. расходятся все далее и далее. Греко-персидские войны соединили их на время в одном общем усилии, но затем они же привели к еще большему обострению отношений между ними. В начале борьбы с Персией гегемония принадлежала С., и она оказала важную услугу Греции и всему человечеству. Но ход борьбы с Персией ясно указывал на то, что для обеспечения своей независимости греки должны стать господами на море, а эта задача была не под силу земледельческой С. Создание афинской симмахии дало новую пищу соперничеству С. и Афин. Уже в половине V в. оно привело к вооруженному столкновению, заключенное тогда перемирие оказалось непродолжительным, и в 431 г. вспыхнула пелопонесская война. Дальнейшую внешнюю историю С., историю ее отношений к другим греческим государствам и к Персии. Победа над Афинами дорого стоила Спарте и объяснялась в значительной степени недовольством афинских союзников против Афин, ошибками афинян и помощью С. (особенно денежной) со стороны Персии. Ослабление сильнейшего противника С. нарушило политическое равновесие в Греции и привело самую С. к крайностям, вызвавшим против ее сильное недовольство. В Греции вновь завязалась борьба. Ослабление С., бывшее следствием продолжительных войн и внутренних условий, привело вскоре к возвышению Фив. Борьба с ними сопровождалась тяжелыми последствиями для С.: Мессения была освобождена от власти С., продолжавшейся около трех с половиною столетий. Объем государства сразу уменьшился на одну треть, а между тем С. стали грозить затруднения еще со стороны Аркадии, где образовался обширный союз, во главе которого поставлен был Мегалополь. Не смотря на эти потери, С. считала себя достаточно сильной, чтобы отказать Македонии в признании ее гегемонии. Когда Филипп Македонский после битвы при Херонее образовал общегреческий союз и стал гегемоном греческих сил, С. не пожелала соединиться с ним. Тогда Филипп опустошил Лаконию и отнял у С. некоторые пограничные области: Кинурия и берег Аргосского залива до Заракса отошли к Аргосу, Денфелиатида к Мессении, Скиритида и верховья Эврота - к Тегее и Мегалополю. Так границы С. сузились еще более. Вражда с Македонией привела к тому; что когда Александр Великий двинулся на Восток, С. вступила в сношения с Персией. Между Македонией и С. началась война. Осенью 331 г. македоняне, под начальством Антипатра, разбили спартанское войско около Мегалополя, причем пал сам царь С. - Агис, сын Архидама, внук знаменитого Агезелая.

По смерти Александра начались бесконечные войны между его преемниками, тяжело отражавшиеся на Греции, господство над которой оспаривали чужеземцы. В это время С. видела свою задачу в том, чтобы сохранить свою свободу и по возможности не дать внешней силе прочно утвердить свою власть в Пелопоннесе. Проведение этой задачи сталкивало С. с Македонией. Борьба с ней нисколько раз приводила к поражениям спартанцев. Так, Димитрий Полиоркет разбил царя Архидама IV (преемник Эвдамида, занимавшего престол по смерти Агиса) и сделал вторжение в Лаконию. Впрочем, не смотря на поражения, С. сохраняла свободу и причиняла Македонии значительные затруднения. Так, С. удалось образовать против Антигона Гонаты и его союзников этолян обширный союз. Общая вражда к Пирру временно примирила С. с македонским царем, но по смерти Пирра борьба возобновилась, так как Антигон поддерживал пелопонесских врагов С., именно мегалопольцев, аргосцев и мессенян. К союзу, созданному С., присоединились и Афины. В так называемой хремонидовской войне спартанцы действовали против пелопонесских союзников Антигона. В битве под Коринфом (265-264) погиб спартанский царь Арей (внук Клеомена II, сын Акротата). Такая же судьба постигла и его преемника Акротата, он пал при нападении на Мегалополь, а образованный спартанцами союз вскоре распался. Между тем в Пелопоннесе образовалась новая значительная политическая сила - ахейский союз, с которой пришлось считаться Спарте. Ослабление С., ясно сказавшееся в значительных территориальных потерях и в утрате прежнего политического влияния в Греции, прежде всего объясняется внутренними изменениями, совершавшимися в ней в течение V и IV веков. Целый ряд причин постепенно приводит в С. к разложению массы "равных". Разложение сказывается в образовании крайнего экономического неравенства среди спартиатов. Большая масса земли сосредоточивается в немногих руках, в то время как рядом с этим образуется масса необеспеченного и недовольного спартиатского пролетариата.

Этот процесс совершается довольно быстро. Уже после греко-персидских войн долина Эврота и почти вся Мессения принадлежали (по вычислению Бэлоха, в его "Истории Греции") лишь полутора тысячам собственников, среди которых было известное число очень крупных, большинство же владело небольшими участками. В следующем столетии Аристотель (в "Политике") рисует такую картину экономического состояния С.: земля находится в руках немногих, причем у одних ее очень много, у других совсем мало; около двух пятых всей земли принадлежит женщинам, ведущим роскошную и распущенную жизнь. Наконец, перед реформами Агиса IV и Клеомена III (в начале второй половины III века) в С. оставалось не более семисот спартиатов, в том числе лишь около сотни землевладельцев (не надо, впрочем. забывать, что пространство спартиатской области к тому времени значительно уменьшилось, благодаря потере Мессении, Кинурии и верховьев Эврота). В тесной связи с этим сосредоточением поземельной собственности замечается постоянное уменьшение числа полноправных граждан, обязанных военной службой: к 418 г. способных носить оружие было уже менее 5000 человек, а во времена Аристотеля лишь около тысячи, что заставляет спартанское правительство усиленно привлекать к военной службе периэков и даже илотов; приходилось массами освобождать последних и делать их гоплитами (неодамоды). Причинами концентрации землевладения в С. являются: естественное неравенство рождаемости в разных семьях, законодательные стеснения свободы распоряжения землей, отсутствие у спартиатов занятий, которые давали бы возможность накапливать запасные средства. Семья, в которой было много детей, беднела, не имея денег и возможности прикупить земли, и участки, дробясь, достигали таких размеров, что не могли уже прокормить всех членов семьи и дать совершеннолетним мужчинам возможность делать взносы на сисситии. Рождаемость среди таких экономически необеспеченных семей, затем, неизбежно уменьшалась. С другой стороны, иногда два и более участка сливались: единственный владелец участка, вступая в брак с дочерью-наследницей, соединял в своих руках два участка и т.д. Закон Эпитадея еще более облегчил этот процесс, после его издания явилась возможность давать дочерям земельное приданое при жизни отца и при существовании братьев. Под видом дарения он дал даже возможность продавать земельные участки. Далее, сосредоточению участков в значительной степени помогали войны, в которых гибло множество спартиатской мужской молодежи, что, конечно, учащало случаи единонаследия и женского наследования. Затем, широкая внешняя политика С. и ее политическое господство в значительной части Греции в V и IV вв. косвенно приводили к тому же, сосредоточивая в С., большие денежные капиталы.

При том положении, которое С. занимала тогда в Греции, она не могла удержать у себя преобладание натурального хозяйства и неизбежно перешла к денежному. Посылки больших армий и флотов и содержанию их подолгу вне родины создали нужду в деньгах для спартанского правительства, прежние стеснительные постановления о деньгах потеряли всякий смысл. Деньги в громадном количестве притекали в С. в виде персидских субсидий, военной добычи (особенно много ее доставил Лизандр), в виде взяток спарт. царям, эфорам, гармостам. Затем, капиталы образовывались у крупных землевладельцев от продажи продуктов земледелия и скотоводства. Эти капиталы сосредоточивались в руках того же класса, который имел в своих руках и землю. Земледельческая знать часто помещала деньги в землю, приобретала новые участки, заводила на них крупное хозяйство, давала деньги взаймы и усиливала свое экономическое, а вместе с тем и политическое влияние. При новых условиях стало невозможным сохранение старого спартанского, так называемого "ликурговского" порядка жизни: он был неприятен богатым, а у бедняков не было средств для предписываемой им жизни. Образование значительных состояний естественно привело к развитию в С. роскоши. В роскоши стали жить представители знати и во главе их сами цари, особенно же женщины; как мы видели выше, уже Аристотель жалуется на роскошь спартанских женщин. Тогда сисситии обратились в пиры богачей, ничуть не напоминавшие прежней простоты. Но рядом с классом богатых в С. стоит толпа бедных спартиатов, "меньших", т. е. спартиатов по рождению, которые лишились гражданского полноправия вследствие экономической слабости, невозможности отбывать государственные повинности и участвовать в сисситиях. Многие из них живут в имениях богачей, занимаясь прежде запрещенным спартанцам ручным трудом. Другие поступают в наемники. В С. усиленно развивается наемничество, на Тенароне всегда много лиц, готовых за деньги служить кому угодно, и персидскому царю, и карфагенянам, и самой С., которая является вынужденной для поддержания боевой силы прибегать также и к этому средству. Толпа обездоленных бедняков представляет опасный горючий материал, она дожидается лишь удобного случая для переворота, который бы изменил существующий порядок в ее пользу. Уже в начале IV в. Кинадон делает попытку такого переворота, но она кончилась неудачей и казнью Кинадона и его приверженцев. Указанные глубокие экономические и социальные изменения сопровождались в С. важными политическими последствиями: С. все более и более теряет демократический оттенок, который замечается в ней в VI в. и становится не только аристократией, но настоящей олигархией.

Государственная власть все более сосредоточивается в руках наиболее сильного экономически класса. Герусия и особенно эфорат становятся орудиями этого класса. Значение эфората быстро развивается с V в. Уже Павзаний, победитель при Платеях, чтобы усилить царскую власть, замышляет переворот и для достижения успеха пытается опереться на илотов. Но его замысел был открыт эфорами, Павзаний погиб и выгоду из этого факта извлекли те же эфоры. Были еще случая столкновений между эфоратом и царской властью в эту эпоху. Все они кончались торжеством эфоров. Первенствующее значение эфората нашло видимое выражение в установившемся в С. обычай обозначать год именем первого эфора. Эфоры усиливают надзор над царями и начинают опираться в борьбе с ними на религию: они присвоили право по звездам судить о том, хорошо ли управляют цари, и в случай неудовлетворительного для царей исхода наблюдения эфоры исследовали их поступки и привлекали их к суду, причем осуждение сопровождалось для царя потерей трона и изгнанием. Эфоры все более и более вмешиваются во внешнюю политику, они ведут переговоры, к ним посылают послов, они могут отклонить не нравящиеся им условия мира (как это и было в 404 г.), они приводят в исполнение постановления народного собрания, они держат в своих руках средства страны, производят наборы, распоряжаются деньгами. В конце концов эфоры стали сами объявлять войну, отняв это право у царей, стали посылать в поход того или другого царя по своему выбору и лишать власти полководцев, действий которых они не одобряли. Перед их властью отступает на задний план не только власть царей, но и герусия, и народное собрание.

Принимая во внимание указанную выше крайнюю малочисленность правящего класса в С. в III в., приходится предполагать пристрастность и партийность спартанского управления в IV и III вв.: власти (кроме царей) являются представителями интересов не всего населения, а лишь тесного круга связанных взаимным родством немногих фамилий. В других греческих государствах защитницей интересов угнетаемой аристократией массы являлась тирания, не избегла этой участи и С. Но здесь эта тирания должна была принять нисколько иной характеру так как носителями ее в С. стали цари, власть которых была так принижена знатью, ревниво следившей за ними через эфоров. Внутреннее вырождение С. сильно сказывалось и во внешнем положении ее, которое постепенно ухудшалось. Необходимость реформы стала сознаваться многими спартанцами, и тогда то, по-видимому, создался рассказ о Ликурговом переделе земель, являвшийся перенесением в прошлое требований реформаторской партии. Одним из виднейших представителей этого направления в литературе был Сфэр из Борисфена, с идеями которого были знакомы Агис IV и Клеомен III. Наконец, в начале 2-й половины III в. царская власть взяла на себя чрезвычайно трудную задачу реформ. Около 243 г. на престол Эврипонтидов вступил молодой Агис IV, сын Эвдамида и Агезистраты, одной из богатейших и влиятельнейших женщин в Спарте. Программа Агиса II заключала следующие пункты: уничтожение долговых обязательств, передел земли, который дал бы возможность создать 4500 спартиатских участков и 15000 периэкских, пополнение класса спартиатов необходимым числом свободно воспитанных периэков и иностранцев, восстановление в прежней строгости "Ликурговской" дисциплины, т.е. общественных трапез, общего воспитания и т.д. Этот план страдал коренным недостатком: он не считался с новыми условиями и стремился лишь к восстановлению спарт. старины в том виде, какой придала ей традиция и политическая литература, идеализировавшие так назыв. "Ликурговский" строй. Агис погиб, не сумев осуществить свои планы, но его дело не заглохло, за него взялся сын Агисова противника, царя Леонида, Клеомен III (из дома Агиадов), женатый на вдове Агиса. Клеомен повел дело более осторожно; сначала он приобрел военный авторитет в борьбе с ахейцами, а затем провел реформу. Но его социальная и политическая программа, долженствовавшая усилить С. внутренне и затем поднять ее значение в Пелопоннесе, вооружила против С. ахейцев и Македонию, которой усиление С. казалось опасным для собственного влияния в Греции. Битва при Селлазии (222 г.) погубила дело Клеомена. Победоносная Македония поддержала в С. реакцию против клеоменовых реформ, которые и были устранены, насколько это оказалось возможным. С. вынуждена была заключить союз с ахейской федерацией и с Македонией. Но в ней была сильная партия, заинтересованная в реформе, и поэтому тотчас же начались смуты, сопровождавшиеся кровавыми сценами (убийствами эфоров).

Когда в С. получено было известие о смерти Клеомена (219 г.), царями стали Агезиполь (внук Агисова сторонника Клеомброта) и Ликург (подкупом эфоров добившийся престола, на который он не имел права). Тотчас возобновилась борьба с ахейцами, продолжались и внутренние смуты. Ликург изгнал Агезиполя, но вскоре умер, оставив малолетнего Пелопса, опекуном которого стал Маханид. Маханид также вел войну с ахейцами и с Македонией, причем он соединился с этолянами и римлянами, которые были готовы поддержать в Греции всякую силу, враждебную Македонии. Маханид пал при Мантинее от руки Филопемена (207), после чего был заключен мир. После Маханида власть в С. захватил Набид, которого причисляли к Эврипонтидам. Набид воспользовался смутами в С., устранил Пелопса и занял сам престол. Он явился усердным последователем клеоменовых планов, перебил или изгнал многих богатых людей, а имущество их и даже жен поделил между бедными спартиатами и наемниками, освобождал и наделял землей даже илотов. Опять возобновилась борьба с соседями, с ахейцами и Мегалополем, и опять С. была в союзе с Римом. Но союз этот оказался непрочным: когда римляне положили конец господству Македонии в Греции, Набид поссорился с ними из-за Аргоса (195 г. до Р. Хр.). Римляне едва не взяли самую С., и Набиду пришлось заключить с ними мир, стоивший С. власти над приморскими периэкскими городами. Римляне освободили эти города от многовековой власти С., сделали их полноправными общинами и поручили защите ахейского союза (это так назыв. "элевтеролаконы"). Как показывает найденная в Гифее надпись, элевтеролаконы были очень довольны своим новым положением. Так, территория С. снова уменьшилась, С. стала средней греческой общиной и не могла уже с тех пор играть выдающейся роли. Недовольный невыгодными условиями мира, Набид, опираясь на Антиоха Сирийского, возобновил борьбу с римлянами и ахейцами. В 192 г. он был убит, царем в С. был провозглашен Лаконик, отпрыск царского дома. Вскоре Филопемен принудил С. вступить в ахейсюй союз. Вмешательство чужеземцев вновь сопровождалось в С. внутренней ломкой: Филопемен утвердил в ней преобладание аристократии. Так в течете нескольких лет С. пережила нисколько переворотов, каждый из которых сопровождался казнями, конфискациями имуществ и массовыми изгнаниями, так как на ограниченной территории небольшого города социальная борьба принимала особенно острый характер. Нормальное течение жизни стало в С. надолго невозможным. Филопеменова реставрация повела к новым смутам, причем недовольные созданным им порядком обратились с просьбою о помощи в Рим. Довольно долго ослабленная С. оставалась простым членом ахейского союзе. Наконец, когда спартанцы поссорились с ахейцами, римляне вмешались в распрю, разбили ахейцев и подчинили Грецию. С. вступила тогда в союзные отношения к Риму, она стала civitas foederata. Устройство ее в римскую эпоху значительно отклонялось от веками выработанного строя. Царской власти не было, управление находилось в руках народного собрания, герусии, члены которой избирались теперь ежегодно, и разного рода должностных лиц, в том числе эфоров, впрочем, не имевших уже прежнего значения. Историческая роль С. была окончена. Афины и под римским господством сохраняли выдающееся положение, будучи одним из важнейших культурных центров. С. не могла иметь такого же значения, так как она не принимала в умственной и художественной жизни Греции заметного участия. Она не дала с VII в. никаких замечательных представителей науки и искусства, так как военно-крепостническая организация ее не представляла благоприятной почвы для высокого интеллектуального развития.

Важнейшие источники спартанской истории: отрывки Тиртея, Геродот, Фукидид, Ксенофонт, Аристотель, Полибий, Павзаний, Страбон, Плутарх, Диодор Сицилийский и др.

Спартак

(SpartakoV, Spartacus) - предводитель рабов в так называемой войне гладиаторов в 73-71 гг. до Р. Хр. Фракиец по происхождению, он сначала служил в римском войске, дезертировал и сделался разбойником, но затем попал в плен и был зачислен в гладиаторы. Гладиаторская школа, в которой он содержался, находилась в Капуе и принадлежала Гн. Лентулу Батиату, который так жестоко обходился со своими гладиаторами, что С., приблизительно с 70 товарищами (фракийцами, галлами и германцами), бежал от него и засел около Везувия. Скоро распространилась молва о грабежах, совершенных С. при помощи кельтов Крикса и Эномая, и число беглых рабов и гладиаторов росло с каждым днем. С. был человек энергичный и мужественный и отличался необыкновенной военной опытностью и даже полководческим талантом, так что вскоре ему удалось образовать из этой сбежавшейся толпы хорошо организованное войско, при помощи которого в продолжение 3 лет был грозой для римлян. Победа над претором Варием увеличила число мятежников, которых теперь было не менее 70000. В конце 73 г. почти вся Южная Италия находилась в их руках. В 72 г. против них были посланы консулы Л. Геллий и Корнелий Лентул. С., довольный достигнутыми результатами, хотел было возвратиться на родину, но большая часть войска не соглашалась с этим. Вследствие этого около 30000 рабов под предводительством Крикса отделились от главного отряда, но вскоре были разбиты претором Аррием. С. же не только удалось победить обоих консулов, но идя дальше он одного за другим разбил и проконсула Кассия Лонгина, и претора Гн. Манлия. Никто теперь не мог помешать ему покинуть Италию и возвратиться на родину. Однако, все эти победы до того воодушевили восставших, что они задумали овладеть самим Римом. Подобно Аннибалу, С., однако, нападения на Рим не сделал, а удовольствовался наведением страха на римлян своим появлением и затем отправился в Южную Италию. В этом критическом положении сенат решил обойти вновь назначенных на 71 г. консулов, избрал главнокомандующим претора М. Красса и дал ему 6 новых легионов. Римские солдаты сильно боялись С. Красс, узнав о том, что легат его был разбит С., велел, по жребию, выбрать определенное число солдат и казнить их в присутствии товарищей. Эта строгая мера подействовала на римских солдат. Они мужественно преследовали С. и окружили его со всех сторон на южной части Бруттия. С. пробовал бежать в Сицилию: он вступил в переговоры с морскими разбойниками, чтобы при их содействии иметь возможность переправиться туда. Однако, морские разбойники, получив вперед провозные деньги исчезли. С. вынужден был вступить в переговоры с Крассом и просил о предоставлении ему свободного отступления, Красс резко отказал. Тогда С. сделал отчаянную вылазку и прорвался. Толпа мятежников опять наводнила всю Италию и всюду распространила страх и ужас. Однако, вскоре от С. опять отделился отряд, который немедленно был уничтожен римлянами. С. с остатками своего войска занял сильную позицию около Петелии, но, уговоренный своим отрядом, покинул ее и вступил с римлянами в сражение, в котором был убит. Большая часть мятежников была перебита; 6000 попали в плен и были распяты на всем протяжении дороги от Капуи до Рима; около 5000 бежали в Северную Италию, но были там разбиты Помпеем, который возвращался из Испании. см. Schambach, "Der italische Sklavenaufstand 74-71 v. Chr." (Б., 1872); Hartwig, "Der Sklavenkrieg des Spartacus" (ч. 1, Мейнинген, 1894); F. Munzer, "Der erste Gegner des Spartacus" ("Philologus", т. 55, 1896, стр. 387 cл.).

А. Пр.

Спасо-Нередицкий или Спас на Городище мужской монастырь

- ныне церковь во имя Преображения, Новгородской губ. и уезда. Основан, вероятно, еще в конце XII в. Долгое время состоял приписанным к Юрьеву монастырю и в 1764 г. упразднен. Замечательностью его является храм Преображения, уцелевший с XII в. и сохранивший стенную фресковую живопись того же времени.

Спасо-Евфимиев или Спасский-Суздальский, мужской монастырь

2-го класса монастырь в г. Суздале, Владимирской губ. Основан в 1352 г. Святыня его - старинная икона Корсунския Божия Матери. В м-ре погребены почти все князья Пожарские. До 1664 г. в нем был архимандритом Питирим, впоследствии патриарх. Ср. Л. Сахаров, "Историческое описание Суздальского Спасо-Евфимиева монастыря" (Владимир, 1870).

Спасо-Преображенский мужской м-рь

- ныне архиерейский дом в г. Могилеве. При церкви Преображения с 1447 г. существовали муж. и жен. м-ри. Из грамоты короля Стефана Батория, 1578 г., видно, что архиеп. полоцкий Феофан большей частью пребывал в Могилеве и что поэтому король передал в его непосредственное владение могилевский Спасский м-р с церковью, со всеми именьями, угодьями и доходами. В 1588 г. м-р отнят от Феофана за корыстолюбие и нерадение и передан в ведение могилевских граждан. В 1588 г. монастырь передан во владение архиеп. полоцкому Афанасию Терлецкому. В 1650 г. грамотой короля Яна Казимира отдан православным. В церкви Преображения, достроенной в 1746 г., погребаются архиепископы могилевские.

Сперма

(Sperma) или семенная жидкость - представляет собой вязкую, тягучую, желтовато-бурую жидкость, состоящую из воды (около 82 %), различного рода белковых веществ, жиров, солей (фосфорнокислые, сернокислые и углекислые соли щелочей и земель) и пр., и из особенных форменных элементов, известных под названием семенных нитей (сперматозоидов, сперматозом). В одном куб. микромиллиметре семени человека содержится, приблизительно, около 60000 семенных нитей. С. вырабатывается мужскими половыми железами - тестикулами или яичками; кроме семенных нитей или живчиков, составляющих активный специфический элемент С., в ней содержатся и жидкие продукты, доставляемые придаточными аппаратами мужских половых органов, а именно, предстательной железой, семенными пузырьками и Куперовыми железами. С., вслед за извержением, не представляется однородной, а состоит из непрозрачных белых островков, наиболее богатых семенными нитями и рассеянных в тягучей и светлой жидкости. Запах свежей С. специфичный и напоминает запах свежего глутена и обязан присутствию в С. особого замечательного алкалоида - спермина; вкус С. соленовато-слизистый. После извержения С. свертывается в студенистую массу, которая затем вновь разжижается. Будучи брошена в воду, С. идет ко дну, при чем часть ее растворяется, другая же свертывается в виде упругих и прозрачных хлопьев. Почти прозрачная жидкость, в которой плавают семенные нити, содержит различные белковые вещества, немного церебрина, лейцитина, фосфат спермина и соли, среди которых преобладают: поваренная соль и фосфаты земель. Среди азотистых соединений следует указать на муцин, придающий известную липкость С., и спермин. Последний по многим реакциям отличается от белковых веществ. При медленном выпаривании С., в ней выкристаллизовываются четырехсторонние призмы, с концевыми ромбоэдрическими площадями; но кристаллы эти могут появиться и самостоятельно, несколько часов спустя после извержения С. Они известны под назв. кристаллов Шарко-Лейдена и состоят из фосфата спермина. Трудно разъединить составные части семенных живчиков от того, что принадлежит жидкости, в которой они плавают. Тем не менее на основании микрохимических реакций и косвенных приемов анализа делается весьма вероятным, что головка или тело семенного живчика состоит преимущественно из белковых тел, связанных с лейцитином и церебрином и особенно богата нуклеиновой кислотой. Семенные живчики после прокаливания оставляют около 5 % золы, состоящей в большей части из фосфорнокислых солей. Семенные живчики почти не подвергаются процессам гниения и даже крепкие минеральные кислоты - азотная и серная - не растворяют их вполне; на этом и основан способ их судебно-медицинского определения в сухих подозрительных пятнах. Анализы Келликера свежей цельной С. показали, что в ней содержится 90 % воды, белковых и экстрактивных веществ, извлекаемых эфиром, 6 %; минеральных веществ 4 %. При чем в золе С. содержится до 75 % фосфата извести. Молоки рыб соответствуют С. и потому весьма интересны анализы Мишера, произведенные над молоками лосося: на 100 частей молок приходится нуклеина = 48,68; протамина 26,76; белковых веществ 10,32; лейцитина = 7,47; холестеарина = 2,24 и жира = 4,53.

Об образовании форм и функциях семенных живчиков или сперматозоидов. Образуются они в особых клетках, выстилающих изнутри семенные канальцы, из которых сложены главным образом тестикулы. В клеточках этих заключаются жировые и крахмалистые зерна среди бледной протоплазменной массы. Наиболее внутренние клеточки этих канальцев удлиняются по направлению к просвету канальца и мало помалу превращаются в сперматозоиды, с хвостом, направленным к оси канала. Судя по истории развития сперматозоидов, они представляют преимущественно ядерные образования. Канальцы, в которые попадают прежде всего сперматозоиды, несут их в выводной проток тестикул, а отсюда в семенные пузырьки, служащие резервуаром для С. - С., появляющаяся в начале выводного протока тестикул, представляет густую тянущуюся в нити жидкость, очень богатую сперматозоидами. Она разжижается на счет жидкостей, выделяемых железами самого выводного протока, семенных пузырьков, предстательных желез и желез мочеиспускательного канала, в особенности в момент извержения С. Семенные живчики или сперматозоиды состоят из сократительного вещества, особенно деятельного в слабо щелочной среде, каковой и представляются С. Они во время жизни представляются беспрерывно в движении, при чем головка или тело толкается вперед активными движениями их хвостика; движения эти поддерживаются и даже усиливаются в слабо щелочной реакции и быстро затихают даже при слабо кислой реакции. Наиболее благоприятной tё для их деятельности является tё в 35-40º. Спирт, хлороформ, эфир, ненормальные выделения как влагалища, так и маточной шейки, и сильный щелочи и кислоты совершенно прекращают движение сперматозоидов. Сперматозоид и есть активный агент оплодотворения и предназначен для проникания в женское яйцо. Нормальная С. начинает появляться при наступлении половой зрелости - в нашем климате между 13 и 15 годами жизни; в южных поясах двумя-тремя годами раньше. Отделение С. продолжается до довольно преклонного возраста, в среднем до 70 лет. Около 48 % людей 80-90-летнего возраста способны еще к оплодотворению и могут иметь потомство. С. представляет продукт наружной секреции тестикул в отличие от внутренней секреции тех же органов, выдвинутой последними трудами Броун-Секара над так наз. тестикулярной эмульсией и ее динамогенным действием на организм.

Л. Тарханов.

Сперматозоиды

или семенные нити - относятся к продуктам, образуемым клетками эпителия витых канальцев семенных желез (testes) и у различных животных имеют различную форму и различное строение. В семенных нитях человека можно отличить три отдела: головку, связывающий отдел (шейку) и хвост. Головка, будучи рассматриваема с плоскости, представляется в виде образования овальной формы и кажется несколько сплющенной в передней своей части; длина головки колеблется между 0,003-0,005 мм., а ширина равна 0,002-0003 мм. В профиль головка имеет грушевидную форму, вследствие того, что передний ее отдел тоньше заднего отдела. Главную массу головки образует хроматиновое вещество, а, следовательно, в действительности она должна отвечать ядру других клеток. Более толстая часть головки непосредственно соединяется со связывающим отделом, который имеет цилиндрическую форму и состоит из осевой нити и окружающих его оболочек (наружной, внутренней и спиральной). Осевая нить связывается с головкой при помощи двух небольших утолщений, называемых концевыми пуговками. Последние, как показывает история их развития, должны быть отнесены к центральным тельцам. Длина связывающего отдела почти такая же, как и длина головки, а толщина равна 0,001 мм. Осевая нить среднего отдела непосредственно продолжается в хвост семенной нити, в котором можно отличить главный, более толстый, и концевой, тонкий, отделы; длина первого равна 0,045-0,06 мм., а длина второго достигает 0,006-0,01 мм. Осевая нить, в свою очередь, состоит из тончайших ниточек - фибриллей, склеенных ничтожным количеством межфибриллярного вещества; она окружена на всем своем протяжении протоплазматическим слоем, который отсутствует лишь в концевом отделе хвоста. Кроме того, весь связывающий отдел семенной нити окружает еще особенная тонкая оболочка, которая продолжается затем и на главный отдел хвоста и здесь заметно утолщается. Означенная оболочка у многих животных окружается тонкой спиральной оболочкой. Последняя состоит из спиральной нити и промежуточного вещества и по направлению кзади (к связывающему отделу) переходит в так назыв. замыкающее кольцо. Семенные нити при помощи своего хвоста совершают спиральные сверлящая движения, которые усиливаются от прибавлении различных щелочных жидкостей, между тем как кислоты и растворы металлических солей замедляют и прекращают движение. Они отличаются значительною стойкостью по отношению к влиянию на них различных неблагоприятных условий (высокой или низкой температуры и пр.) и долгое время сохраняют свою способность к движению, оплодотворению и пр.

Спинная сухотка

- болезнь спинного мозга (tabes dorsalis или просто tabes). С учением о С. сухотке связано множество теоретических вопросов, имеющих существенное значение для физиологии спинного мозга. В анатомическом отношении С. сухотка представляет частичное заболевание спинного мозга: при ней с постоянством поражаются задние белые столбы его. Заложенный в них нервные волокна атрофируются, уничтожаются, а на их месте развивается соединительная ткань, не несущая нервных функций. Этот процесс, протекающий весьма медленно, называется перерождением или склерозом, и так как пораженные им отделы спинного мозга принимают серую окраску, то с анатомической точки зрения С. сухотка называется серым перерождением или склерозом задних столбов. Кроме этой основной находки вскрытие больных, страдавших С. сухоткой, обнаруживает также изменения в виде перерождения и атрофии в задних корешках спинного мозга, в межпозвоночных узлах, и весьма часто в сером веществе спинного мозга и в отдельных периферических нервах, преимущественно чувствительных. Обыкновенно наиболее резкие изменения происходят в нижнем отделе спинного мозга, и оттуда они распространяются в восходящем направлении, при чем иногда поражаются также некоторые отделы продолговатого и головного мозга; особое значение имеет распространение процесса на зрительные нервы, поскольку это выражается потерей зрения. Понятно, что при столь обширном анатомическом поражении различных отделов центральной и периферической нервной системы, клиническая картина С. сухотки слагается из весьма разнообразных болезненных явлений. Из них некоторые составляют постоянные, кардинальные симптомы, другие же, хотя и часто встречаются, но не столь существенны. Наиболее важный и характерный симптом С. сухотки есть расстройство сочетания движений, называемое атаксией (ataxie), наблюдаемое прежде всего и во многих случаях исключительно в нижних конечностях. Сущность этого явления заключается в том, что нарушается механизм иннервации мышц, необходимый для правильного выполнения движений и для поддержки равновесия тела. Этот механизм работает автоматически, без участия сознания. Если напр. нам нужно идти, то мы поднимаем ногу, ставим ее вперед, затем поднимаем и передвигаем другую, при чем мы по произволу меняем размер и быстроту шага; но взаимное отношение сокращаемых и расслабляемых мышц, требующееся для определенной ходьбы, устанавливается само собою, бессознательно, и точно также автоматически при каждом шаге совершается целый ряд мышечных сокращений и расслаблений для перемещения центра тяжести туловища. При С. сухотке, вследствие перерождения задних столбов спинного мозга, автоматическая передача импульсов к мышцам, необходимая для правильной игры этого механизма "координации", нарушается, и поэтому возникает своеобразное расстройство стояния, походки и равновесия тела. Желая шагнуть вперед, больной поднимает ногу слишком высоко или бросает ее в сторону; стоя, он не может привести центр тяжести своего туловища в соответствие с опорой ног, и поэтому при сдвинутых ногах шатается и даже падает; когда он идет с широко расставленными ногами и внимательно следить глазами за своей ходьбой, то он кое-как справляется с нарушением координации; в темноте же или при закрытых глазах он передвигается крайне неуверенно. Когда болезнь резко выражена, то к описанному расстройству координации движений присоединяется нарушение или даже полная потеря мышечного чувства: больной не получает ощущений от сокращений мышц, от перемещения своих членов, так что, напр., без помощи зрения он не может отдать себе отчет в том, согнута ли его нога или вытянута. До таких крайних размеров атаксии доходит лишь в последней стадии болезни, иногда спустя много лет после ее начала. Но во всяком случае, постепенное усиление атаксии составляет самый важный и грозный симптом С. сухотки, почему она имеет еще другое клиническое название прогрессирующая двигательная атаксия.

Другой кардинальный симптом С. сухотки заключается в припадках невралгической боли, преимущественно поражающих нижние конечности. Боли эти появляются периодически, в неправильные промежутки, без всякой видимой причины и ощущаются в виде пронизывающих, стреляющих, молниеобразных ударов в ноги, достигая высокой, невыносимой степени. Кроме нижних конечностей, иногда подобные боли ощущаются и в других частях тела - в спине, руках, внутренних органах. Далее, с большим постоянством при С. сухотке наблюдаются расстройства в отправлениях мочеполового аппарата. К менее постоянным, но крайне мучительным симптомам принадлежат так назыв. табетические кризисы, чаще всего поражающие желудок (crises gastriques): без всякой внешней причины у больного вдруг появляется неукротимая рвота со страшными болями в желудке и такое состояние длится несколько дней, затем бесследно исчезает, но по временам опять повторяется. Иногда соответственные кризисы поражают гортань, выражаясь тогда мучительным кашлем и одышкой, или другие внутренние органы. В тех случаях, где табетический процесс распространяется на зрительные нервы, у табетиков падает зрение, при чем это поражение безостановочно прогрессирует, доходя до полной слепоты. Еще нужно упомянуть о субъективных расстройствах чувствительности, появляющихся с большим постоянством уже в ранней стадии болезни: у больных возникают своеобразные ощущения в ногах, в роде онемения; им кажется, что на подошвах надето что-то мягкое, в роде подушки или меха; они ощущают вокруг живота давление, как будто на них надет тесный пояс и т. п. Кроме того, целый ряд симптомов указывает на определенные анатомические изменения центральной нервной системы. Сюда относится, прежде всего, потеря коленного сухожильного рефлекса - при ударе молоточком по сухожилию бедренной мышцы, прикрепляющейся к голени под колонной чашкой, не получается поднятия голени; затем наблюдаются изменения в ширине и подвижности зрачков, далее потеря или ослабление кожной чувствительности на ногах и проч. Обыкновенно различают три стадии болезни, хотя деление это искусственно. Первая стадия называется невралгической, потому что в первые годы болезни атаксия еще не замечается, и главное страдание составляют стреляющие боли. Вторая стадия - атактическая: тут возникает и доходит до полного развития атаксия, а также периодически выступают остальные из перечисленных выше симптомов; этот период длится неопределенно долго, иногда многие годы. Наконец, устанавливается третья, так назыв. паралитическая стадия: атаксия доходит до таких размеров, что больные уже совсем не могут передвигаться, обыкновенно являются расстройства питания мышц, нарушение питания кожи и осложнения со стороны внутренних органов, приводящие к смертельному исходу. Сама по себе С. сухотка не ведет к смерти, и больные иногда живут десятки лет с явными симптомами этого страдания. В известном ряду случаев к С. сухотке присоединяется, спустя несколько лет, прогрессивный паралич, и тогда смерть обусловливается уже последним. Во многих случаях, наоборот, течение С. сухотки бывает благоприятно: атаксия не доходит до крайних размеров и не доводит больных до беспомощного состояния. С другой стороны, до сих пор не найдено средств для полного исцеления от С. сухотки или для остановки ее, раз она проявилась. Она обыкновенно поражает людей в среднем возрасте, от 30-40 лет, редко начинаясь после 50 или до 25 лет. Мужчины страдают значительно чаще женщин.

Что касается причины болезни, то старый взгляд на С. сухотку, как на последствие половых излишеств, несомненно ошибочен. Этот момент скорее приводит к неврастении или душевным расстройствам, чем к С. сухотке, хотя огромное большинство субъектов, заболевающих С. сухоткой, раньше страдали сифилисом - лет за 6, 8, 12 и более. Хотя С. сухотка никоим образом не может считаться сифилитическим поражением спинного мозга и не поддается нисколько противосифилитическому лечению, но нельзя не принять во внимание указанного совпадения ее с сифилисом для оценки ее причин; уже не говоря о том, что всякий человек, не имевший сифилиса, с громадной вероятностью может считать себя обеспеченным от заболевании С. сухоткой. Впрочем, нельзя отрицать значение некоторых других обстоятельств в смысле причин болезни, как, напр., простуда, сотрясения С. мозга и т. п. Относительно лечения С. сухотки достаточно сказать, что к ней применяются вообще все методы, употребительные в современной медицине для борьбы с нервными болезнями - помимо внутренних средств - водолечение, ванны, прижигания позвоночника, электричество, вытяжение позвоночника, подвешивании и др. В новейшее время большие надежды возлагаются на лечение атаксии путем своеобразной гимнастики, направленной на систематическое упражнение больного в сочетании движений. Подробности см. в новых руководствах к болезням спинного мозга.

П. Розенбах.

Спиридов Григорий Андреевич

(1713 - 1790) - адмирал. После производства в мичманы (1732), С. впервые участвовал в морских сражениях против турок в 1737 - 40 гг., находясь адъютантом при адмирале Бредале; во время семилетней войны, при осаде Кольберга, командовал 2-тысячным десантным отрядом. С производством в 1764 г. в вице-адмиралы, С. был назначен главным командиром Ревельского порта, откуда переведен в Кронштадт через два года. В 1769 г., в звании адмирала, отправился в архипелагские воды "первым флагманом русского флота", содействовал здесь восстанию греков и был одним из главных виновников чесменской победы. После Кучук-Кайнарджийского мира (1774) вышел в отставку.

Спиритизм

- верование в возможность необычайных проявлений духов в мире физическом. Начало его относится к глубокой древности. В Библии есть упоминание об аэндорской волшебнице, занимавшейся прорицанием и вызыванием душ умерших людей. По рассказу Григория Двоеслова, медиоланский епископ VI в. Даций, проезжая через Коринф, изгнал из одного дома злого духа, который не давал жить в этом доме, заставляя раздаваться по ночам рычанье львов, мычанье коров, блеяние овец, шипение змей. В нынешнем столетии это верование приняло своеобразную форму. В 1848 г. в штате Нью-Йорке семейство Фокс, состоящее из мужа, жены и двух дочерей, было поражено таинственными стуками в их доме. Одна из дочерей, по имени Кэт, высказала догадку, что звуки производятся каким-то разумным существом. Обратились к таинственному существу с вопросами (оно должно было отвечать постукиваниями). Было условлено, напр., что один удар будет обозначать "нет", три удара - "да". На вопросы попадались целесообразные ответы. Из них узнали, что говорит душа убитого разносчика. Дух продолжал отвечать и тогда, когда спрашивавшие его сестры Фокс оставили родительский дом и поселились у своей замужней сестры. Весть об этих необычайных явлениях быстро распространилась. Они были констатированы различными посторонними лицами. Сестры Фокс были признаны посредницами, или медиумами, через которых живые люди могут входить в общение с душами умерших. Вскоре открылись другие медиумы, через посредство которых стали совершаться другие обнаружения духов. Явились профессиональные медиумы, и вместе с ними сделались необычайные обнаружения духов более многочисленными и разнообразными. К этим обнаружениям относятся прежде всего автоматические движения, происходящие при видимом непосредственном участии медиума. Таковы приподнимание и вращение стола при наложении на него рук медиума; писание и рисование рукой медиума; автоматический разговор в состоянии транса. Вторую группу составляют явления, совершающиеся в присутствии медиума, но без его непосредственного участия и без всякой видимой причины. Сюда принадлежат: стуки, передвижение мебели, игра музыкальных инструментов, появление света, голосов, музыкальных звуков, различных материальных фигур, напр., человеческих рук, лиц или целых фигур, написанных слов и чертежей, фотографий человеческих и других форм, развязывание узлов.

Из Америки в Европу С. был перенесен в 1852 г. профессиональным медиумом Гайденом.

В России первые спиритические сеансы были устроены в начале 70-х годов знаменитым медиумом Юмом. К этим сеансам большинство отнеслось скептически. Но нашлись и горячие сторонники С. Среди них оказались А. Н. Аксаков и профессора А. М. Бутлеров и Н. П. Вагнер. Когда в 1874 г. приехал в Петербург медиум Бредиф, опыты его привлекли к себе общее внимание. Специальностью Бредифа было показывание из-за занавески, позади которой он садился, светящейся руки его умершей приятельницы Жеке. Рука появлялась и в том случае, когда руки медиума предварительно связывались или когда медиуму давали в руки электроды, которые проходили через поставленный на виду публики светящийся гальванометр. Но опыты перестали удаваться, когда, по предложению проф. Боргмана, для устранения возможности обмана, электроды были заменены узкими ванночками, в которые медиум должен был вставлять - средние пальцы рук или металлические пластинки, идущие от надетых на эти пальцы колец. Защитники С. объясняли эти неудачи сложностью контрольного приспособления. Они говорили, что приспособление служит выражением явного недоверия к медиуму и потому действует на него неблагоприятно. Противники, наоборот, в неудачах видели прямое доказательство, что Бредиф - простой фокусник, который ловко развязывает узлы или освобождает руку от электрода, не размыкая тока, и показывает ее публике под видом руки умершей Жеке. Пошли споры. Спиритические опыты сделались злобой дня. Тогда профессор Менделеев обратился к физическому обществу при спб. университете с предложением образовать комиссию для исследования спиритических явлений. "Пришло время, говорил он в своей записке, обратить внимание на распространение занятий спиритическими явлениями в семейных кружках и среди некоторых ученых. Занятия столоверчением, разговором с невидимыми существами при помощи стуков, вызовом человеческих фигур посредством медиумов, грозят распространением мистицизма, могущего оторвать многих от здравого взгляда на предметы и усилить суеверие, потому что сложилась гипотеза о духах, которые будто бы производят вышеупомянутые явления". Предложение Менделеева было принято. Составилась комиссия из 12 человек. Аксаков, Бутлеров и Вагнер изъявили с своей стороны готовность познакомить членов комиссии с литературой С. и с самыми явлениями спиритическими. Аксаков отправился за границу и на свой счет привез из Англии в октябре 1875 г. двух медиумов, братьев Петти. В доказательство медиумической силы последних было представлено комиссии 16 печатных отзывов о них в медиумической литературе. Специальностью бр. Петти было: 1) произведение капель жидкости и 2) вызов звуков колокольчика за занавеской или в запертой клетке. Было устроено 6 сеансов. Результаты получились следующие. Капли жидкости появлялись на верхней поверхности листа бумаги, когда этот лист лежал на столе и на нижней, когда лист держали над головой медиума. Бумага, пропитанная треххлористым железом, получала под влиянием этих капель ту самую окраску, какую производит в ней слюна. Когда медиуму завязывали рот или покрывали его голову скатертью или картонкой, при чем никто во время опыта не говорил, никаких капель не получалось на листе, хотя медиум ударом руки давал знать, что капли должны получиться. Звуки колокольчика в клетке на одном сеансе были слышны, но они, видимо, были произведены рукой медиума, потому что по окончании опыта клетка оказалась сдвинутой и колокольчик опрокинутым. Когда были приняты меры, чтобы медиум не мог коснуться колокольчика, не было слышно никаких звуков. А когда поместили колокольчик позади занавески из двух половинок, которые внизу были сметаны нитками, а вверху заколоты булавкой, послышался шум свалившегося на пол тела. Оказалось, что свалился со стула один из медиумов. В занавеске нашли проруху, а на рукаве свалившегося медиума - часть нитки, которою были сметаны половинки занавески. Обсудив эти результаты, комиссия признала братьев Петти обманщиками.

В январе 1876 г. А. Н. Аксаков привез другого медиума, англичанку Кляйер. Были все основания надеяться, что с этим медиумом дело пойдет хорошо. Кляйер не была профессиональным медиумом. Она поехала в Петербург не ради наживы, а "из любви к истине". Над нею производил опыты ученый Крукс и получил блестящие результаты. В виду того, что специальностью Кляйер было столоверчение при свете, решено было исследовать, какою силой движется и поднимается стол. С этою целью было устроено несколько приборов, в том числе два стола манометрический и пирамидальный. Первый давал возможность видеть, кто из сидящих за столом толкает его, а второй был устроен так, что руками, наложенными на стол, нельзя било ни приподнять, ни наклонить его. Аксаков, Бутлеров и Вагнер должны были присутствовать на сеансах в качестве свидетелей от медиума. Опыты были начаты с обыкновенным круглым столом на тумбочке с тремя лапками. Стол двигался, качался и подпрыгивал. Когда посадили человека под стол для наблюдении за ногами медиума, стол двигался и качался, но не прыгал. Несколько раз для пробы садились за манометрический и пирамидальный стол, но безуспешно. Члены комиссии стали требовать, чтобы опыты с обыкновенными столами были прекращены и производились исключительно с приборами. "Ныне необходимо, говорил Менделеев, присутствующим на сеансе членам комиссии следить за руками, ногами и др. частями тела медиума, за ее платьем и движениями. Приборы могут устранить членов комиссии от этих неудобных и ненаучных приемов. При сеансах со столом сомнение законно, ибо условия опыта допускают возможность обмана. Если бы научные исследователи ограничились одним наблюдением при помощи органов чувств, не было бы опытных наук, была бы возможность заверять и поныне, что солнце ходит, а земля стоит, что есть ведьмы, привидения и пр.". Свидетели от медиума согласились на это, но с условием, чтобы приборы были доставлены им на дом для испытания. Приборы были посланы. Свидетели сначала приостановили заседания, а потом и совсем отказались от продолжения их и удалили медиума. На этом исследование спиритических явлений кончилось. Комиссия составила подробный отчет о своих заседаниях и достигнутых результатах и напечатала его в газете "Голос". Заключение отчета сводилось к тому, что С. есть суеверие.

Занятия комиссии, видимо, оказали влияние на русское общество. Увлечение спиритическими явлениями постепенно стало ослабевать, и спиритические опыты были заброшены. В 1891 г. Н. П. Вагнер сделал попытку оживить в русском обществе интерес к спиритическим явлениям. По его инициативе было образовано при спб. унив. русское общество экспериментальной психологии. Но это общество не привлекает к себе внимания. Спиритические явления объясняются различно. Спириты видят в них обнаружение душ умерших людей. Но весьма большое количество явлений, который первоначально считались действием духов, оказались поддельными. Известен целый ряд медиумов, уличенных в обмане. Очень живое и интересное описание спиритических сеансов, завершившихся блестящим изобличением медиума Бастиана, дано австрийским эрцгерцогом Иоанном в его брошюре "Einblicke in den Spiritismus". В 1880-х годах был устроен в Лондоне особый театр, в котором акробаты-фокусники показывали так наз. спиритические явления и разъясняли, как они их производят. А знаменитый медиум Паркер, когда нажил капитал, сам смеялся над спиритизмом. называя его вековой глупостью. Другие спиритические явления, состоящие в автоматических движениях, удовлетворительно объясняются гипотезой полусознательных движений. Когда, напр., к опытам приступают лица с предвзятыми убеждениями и получают ответы, вполне согласные с убеждениями, ничего другого не происходит кроме полусознательного выражения этими лицами своих убеждений в соответствующих движениях. Весьма характерные и в то же время крайне курьезные примеры опытов подобного рода приводит Карпентер в сочинении "Основания физиологии ума" (СПб., 1877, стр. 255 - 258). Некоторые исследователи постулируют для объяснения спиритических явлений особые, до сих пор неизвестные науке, силы природы. Но эти постулаты могут иметь научное значение лишь тогда, когда будут основываться на тщательном анализе фактического материала. Литература С. чрезвычайно обширна. Заслуживают внимания: Capron, "Modern Spiritualism, its Facts etc." (Бостон, 1855); Stefanoni Luigi, "Storia critica della superstizione" (Милан, 1869); "Материалы для суждений о спиритизме", изд. Менделеева (СПб., 1876); А. Аксаков, "Памятник научного предубеждения" (СПб., 1883); его же, "Анализм и спиритизм" (СПб., 1893, 2 т.) и "Спиритизм и наука. Опытное исследование над психической силой" Вильяма Крукса (СПб., 1871); Бутлеров, "Статьи по медиумизму" (СПб., 1889); Карпентер, "Месмеризм, одилизм, столоверчение и спиритизм" (СПб., 1878); Э. Гартман, "Спиритизм" (СПб., 1878). Из периодических изданий первое место занимает журнал Аксакова "Psychische Studien" (Лпц., с 1874 г.). На русском яз. посвящен спиритическим явлениям журнал "Ребус".

В. С.

Спиритуализм

- философское направление, противоположное материализму. (Некоторые отожествляют С. с идеализмом; спириты тоже иногда свое учение называют С.). Как материализм исходит из фактически данной противоположности явлений материального и духовного порядка и сводит вторые к первым, точно также и С. исходит из той же апории, но решает ее в противоположном духе, т. е. сводит явления материального порядка к духовным. Посредине между С. и материализмом стоит дуализм, признающий субстанциальное значение материи и духа; С. гораздо богаче и разнообразнее, чем материализм; слабые стороны материализма являются доводами в пользу С. и наоборот. В С. можно различить следующие направления: дух (а следовательно и душа) может быть понимаем в смысле субстанциальном или же в смысле динамическом), при чем тело может быть рассматриваемо как чистое явление человеч. сознания, или же телу может быть приписана относительная реальность. Абсолютным С. можно назвать то направление, которое душу рассматривает как субстанцию, а тело как чистое представление. Относительным С., приближающимся к дуализму, можно назвать то направление, которое признает за телом самостоятельное существование, но рассматривает тело как продукт душевной деятельности. Остальные формы С., рассматривающие тело как множественность субстанций однородных с душой, или же как средоточие душевной деятельности, приближаются к монизму, т. е. к признанию единого субстанциального бытия с различными сторонами деятельности, представляющимся познанию противоположными. Примером абсолютного С. может служить учение Беркли. К относительным спиритуалистам следует отнести Аристотеля с его знаменитым определением души как "первой энтелехии физического тела, способного к жизни"; это определение рассматривает отношение души к телу как отношение формы к материи, деятельности к возможности; душа придает форму телу и своею деятельностью создает тело. Формулу Аристотеля повторяет Фома Аквинат (с некоторым, впрочем, приближением к дуализму) и многие из новых психологов, напр. Карус, Шуберт, Бурдах, отчасти Фихте младший и др. Динамическое воззрение на душу выразил Лейбниц, а за ним Гербарт и Лоце. Наконец Фихте старший (и отчасти Шопенгауэр) смотрит на душу как на деятельность, на тело как на представление или явление сознания. Следить за различными формами С. в новой философии значило бы написать целую историю новой философии, ибо вся она более или менее проникнута спиритуалистическими тенденциями, родственными идеализму и враждебными материализму.

В пользу С., как тенденции, можно привести много различных доводов, и выгоды теоретическая и практическая С. весьма значительны. Во-первых, анализ познавательных процессов говорит за С. и против материализма; как бы мы не смотрели на знание, т. е. как на процесс, дающий нам лишь представления, или же как на процесс, знакомящий нас с самими предметами, во всяком случае это процесс, всецело принадлежащий душевной сознательной жизни, ни мало не похожий на механические процессы внешнего мира. Но оставив в стороне гносеологию и становясь на почву самых фактов, придется сказать, что и тут недостаточность механического мировоззрения понуждает перейти на точку зрения телеологическую, вытекающую из С. Процессы жизненные и сознательные, рассмотренные не с внешней точки зрения, заставляют предположить в теле и вообще в природе деятельное начало, созидающее сообразно идеальным началам, а не по внешним причинам. Множество фактов, относящихся к этому вопросу, собрано у Гартмана в его "Философии бессознательного". Наконец, с точки зрения С. можно защищать свободу, как свойство человеческого духа (не в смысле, конечно, свободы выбора) и таким путем найти доступ к решению практических и религиозных вопросов. Вообще говоря С., как теория более широкая и объемлющая, может признать за механическим воззрением некоторое значение, но не наоборот. В детальном проведении взглядов С. нельзя, однако, не отметить существенных трудностей. Если нельзя отрицать возможности спиритуалистического толкования фактов естествознания, то в тоже время нельзя утверждать и необходимости во всех случаях такого толкования, покоящегося на заключении по аналогии: несомненно, что аналогия не полна; явления движения материальных частиц столь же полно объясняются с точки зрения атомистической теории, сколь и с точки зрения монадологии, между тем в выяснении характера внутренних явлений природы сами С. не согласны между собой. Одухотворяя весь мир, С. следует философскому требованию единства; но в эмпирических данных нет достаточных оснований для перенесения на неодушевленный мир понятий, заимствованных из области сознании. Ср. Willman, "Geschichte des Idealismus" (3 т.); Vacherot, "Le nouveau spiritualisme" (П. 1884); Volkmann von Volkmar, "Lehrbuch der Psychologie" (Kemend, 2 изд., 1875); Кюльпе, "Введение в философию" (СПб., 1901); Паулсен, "Введение в философию" (М., 1894).

Э. Радлов.

Спирохета

(Spirochaete Ehrenb.) - род бактерий из сем. Spirillaceae Migula. Тело тонкое, длинное, одноклеточное, винтообразно изогнутое, изгибы мельче, чем у спирилл. Жгутики не обнаружены, передвигаются же С. с помощью змеевидных движений тела. Споры, по-видимому, отсутствуют. Культуры С. до сих пор еще не удались. Известно очень мало видов С. (5), из которых 8, plicatilis встречается в гнилой воде S. dentium Cohn - во рту, S. Obermeieri Cohn - в крови людей больных возвратным тифом, S. anserina Saccharoff - в крови больных гусей. S. Obermeieri открыта Obermeier\'ом в 1873 г.; появляется она в крови во время приступа и по окончании его исчезает. Длина S. Obermeieri превосходит в 1 1/2 - 26 раз величину кровяного тельца, достигая 20 - 30 m ширина 0,4 m. Описана впервые Коном в 1875 г.

Спондилит

- так назыв. воспаление позвонков, вызванное туберкулезным процессом в костях и ведущее обыкновенно к искривлениям позвоночника.

Спора

(у грибов). - В микологии образовалась целая терминология для обозначения различных С., происхождение которых представляет весьма характерные особенности в известных группах. Различные типы плодоносных органов у грибов рассматриваются как видоизменения спорангия, из которого получаются зооспорангии, сумки, конидиальные и базидиальные плодоношения, наконец, половые спорангии. Соответственно этому С., смотря по происхождению, делятся на спорангиальные С., зооспоры, сумчатые С. или аскоспоры, конидии, базидиоспоры и половые С., разделяющиеся на ооспоры и зигоспоры. К конидиям относятся также стилоспоры и спермации. Совершенно иное морфологическое происхождение имеют так назыв. хламидоспоры и оидии (в смысле Брефельда), которые являются как покоящиеся стадии мицелия, заменяющие так сказать собой С. Хламидоспоры составляют у некоторых грибов непременную стадию развития (ржавчинники, головневые) или же появляются случайно при известных условиях (некоторые трутовики). У многих грибов, напр. у мукоровых, под влиянием внешних условий, мицелий распадается на короткие члены (оидии), которые, при прорастании дают либо нормальный мицелий, либо посредством беспрерывного почкования, на подобие дрожжей, бесконечное число таких же оидий. Настоящие С., за исключением зооспор, состоят из содержимого и оболочки. Содержимое представляет из себя протоплазму, с ядром и с жирными веществами в виде округлых более или менее многочисленных капель, сильно преломляющих свет. Изредка можно находить и пигменты, обыкновенно очень слабые. Оболочка состоит из двух частей: внутренняя или эндоспорий, обыкновенно тонкая, бесцветная, целлюлозная, окрашивающаяся хлор-цинк-иодом в синий цвет. Внешняя или эписпорий (также экзоспорий), более толстая, не окрашивающаяся в синий цвет хлор-цинк-иодом, в большинство случаев кутизированная, либо бесцветная, либо более или менее окрашенная в бурый, зеленоватый, фиолетовый или даже черный цвет. Эписпорий весьма часто снабжен снаружи бородавками. щетинками, бороздками и т. п. украшениями.

Наконец у многих С., кроме упомянутой двойной оболочки, замечается еще как бы чехол из студенистого, бесцветного вещества, окружающего всю С. Этот чехол замечается только у аскомицетов и составляется из остающейся в сумках периплазмы. Тоже происхождение имеют и нитевидные, или цилиндрические студенистые придатки некоторых С. у сумчатых. Такие же придатки встречаются и у некоторых конидий, но их происхождение пока еще не исследовано. У многих С. (конидии, базидиоспоры, спорангиальные С.) оболочка настолько тонка, что деления на эндоспорий и экзоспорий проследить нельзя. Такие понятия о С. представляют нам ее как одну, простую клетку. Между тем, на ряду с одноклетными (Valsa, Phoma, Phyllosticta) встречаются также многочисленные С., снабженные одной или несколькими перегородками. В некоторых случаях эти перегородки являются как следствие прорастания С. и не отличаются устойчивостью, но чаще всего следует рассматривать С. многоклетную, как сложную, составленную из известного количества самостоятельных, отдельных, одноклетных С. Этот взгляд подтверждается тем обстоятельством, что многоклетная С. нередко распадается на отдельные члены даже в самой сумке. Даже когда такого распадения не происходит, самостоятельность каждой отдельной клетки составной С. выражается тем, что каждая из них способна прорастать. Иногда некоторые отдельные клетки теряют эту способность и являются в виде придатков, отличаемых своими меньшими размерами, полной бесцветностью и отсутствием содержимого конидия. Прорастание С. происходит 4-мя различными способами: 1) самый простой способ состоит в образовании многочисленных перегородок, при чем из С. составляется прямо вместилище в виде пикниды со стилоспорами (Capnodium). 2) У некоторых фикомицетов С. превращается в зооспорангий, содержимое которого делится на известное количество зооспор (виды Plasmopara, Cystopus, Phytophthora). 3) У многих сумчатых С. выделяет почкованием, на всей своей поверхности, вторичные С., которые в свою очередь подвергаются почкованию на подоле дрожжей. У некоторых видов это почкование происходит уже внутри сумок (Nectria, Tympanis), которые совершенно заполнены вторичными С. 4) Наконец, у большинства грибов, С., при прорастании дает один или несколько ростков (ростковая трубочка, Keimschlauch), дающих начало, при удобных условиях, новому мицелию. Ростки выступают либо из определенных точек, либо безразлично по всей поверхности С.; в первом случае эписпоpий снабжен в известных местах утонениями или отверстиям и (Keimporus), через которые выходит эндоспорий, растягивающийся под влиянием разбухающего содержимого. Во втором случае эписпорий просто лопается и эндоспорий проходит наружу через щель. Многие С. способны прорастать тотчас же после своего образовании, но есть и такие, как например подовые С., которые должны оставаться несколько недель или даже месяцев в состоянии покоя, и тогда уже прорастают. Большинство С. прорастает довольно легко в воде, в влажном воздухе или в соответствующих питательных средах; в простой воде С. дает только короткий росток и вскоре погибает; грибница же образуется только в определенных средах и в искусственных культурах. Брефельду и другим ученым удалось получить от С. полный цикл развития гриба, вплоть до образовании плодов и новых С. Есть впрочем С., прорастание которых до сих пор никак не удавалось наблюдать (многие гименомицеты, между прочим белый гриб, березовый, подосинник, гастромицеты, трюфели, некоторые навозные грибы как Sordaria). Для получения прорастания необходимы особые условия, вероятно, предварительное пребывание в пищеварительных органах травоядных или насекомых. С. сохраняют свою живучесть в течение определенного времени, весьма различного, смотря по видам и по внешним условиям. Тогда как некоторые С. теряют способность прорастать уже через сутки (Phytophthora), для многих других срок живучести определяется в один (Mucor Coprinus, Aspergillus) год или даже два (Реnicillium, Botrytis). Форма, размеры, окраска С. играют очень важную роль в систематике грибов. Саккардо например основал на этих признаках всю свою систему. Ср. De Bary, "Vergleichende Morphologie und Biologie der Pilze" (Лпц., 1884); Tavel, "Vergleichende Morphologie der Pilze" (Иена, 1892).

А. Ячевский.

Справедливость

- является одним из высших принципов взаимных отношений между людьми. В идее С. Спенсер различает два элемента. Положительный элемент ее заключается в признании за каждым человеком права на беспрепятственную деятельность и на пользование теми благами, которые она приносит; а так как люди одарены различно, то и в результате их действий неизбежно неравенство. Отрицательный элемент идеи С. заключается в сознании того, что существуют пределы, обусловливаемые наличностью других людей, имеющих одинаковые права, уважение к которым является необходимейшим условием общественной жизни; в мысли о сферах действия, взаимно ограниченных, заключается понятие равенства. Неуравновешенная оценка этих двух элементов ведет, но мнению Спенсера, к расходящимся нравственным и социальным теориям. Так, в идее С., выработанной греческой философиею, преобладает элемент неравенства. В диалогах Платона справедливым признается "правило о том, чтобы индивидуумы не брали принадлежащего другому, и в свою очередь не лишались принадлежащего им самим"; С. состоит, поэтому, в том, "чтобы каждый человек имел и делал то, что ему принадлежит"; несправедливо браться за занятие другого человека и "пробивать себе путь" из одного класса в другой. Наоборот, в системах утилитаризма (правило Бентама: "каждый должен считаться за одного, никто но должен считаться более, чем за одного") и коммунизма элемент неравенства совершенно исчезает: С. означает равное распределение материальных и нематериальных благ, достигаемых человеческою деятельностью, при чем совершенно не допускается, чтобы доли счастья, достающегося людям, представляли неравенства, сообразно с их способностями или характерами. Истинное понятие о С. получается, по мнению Спенсера, путем надлежащей координации двух указанных элементов, при чем идеи равенства и неравенства применяются одновременно: первая - к границам, вторая - к результатам человеческой деятельности.

В действительности теория Спенсера соответствует лишь мировоззрению капиталистического общества, как оно выразилось в девизе laisser faire, ограничивающем задачи государства одной лишь охраной права. Между тем, требования С., имея неизменную сообразно нуждам времени и места. Эта неизменна основа выраже6на еще в формуле Гиллеля (VIII, 671): "не делай другим того, чего не желаешь себе"- формуле, сводящейся к принципу равноценности всех людей, что далеко не равночуще признанию равенства относительно пределов человеческой деятельности. Об отношении формулы Гиллеля к христианской заповеди любви и совершенства ср. ст. Влад. Соловьева: "Спор о С." ("Вестник Европы", 1894, јј4 и 7). См. Спенсер, "С." (Спб., 1897). Как основной элемент правосознания, С. должна найти выражение в юридических нормах; но положительное право всегда отстает от жизни. Способом приближения первого к последней служит казуальное юридическое творчество, которое ставит себе задачей восполнять и изменять действующее право сообразно особенностям отдельных случаев, а исходным моментом своим и руководящим началом объявляет С. Отсюда дуализм между правом легальным и судебной практикой, проводящей начала С. Так было в древнем Риме (XXVI, 796), где строгому праву (strictum jus) противополагалось преторское право, исходившее из начал "справедливости" (aequitas), которая понималась в самом широком значении и синонимами которой у юристов классической эпохи служили "добрая совесть" (X, 815), "добрые нравы" (boni mores), "честность" (honestas) и др. выражения (pietas, verecundia и т. п.). С. требовала толкования актов по их смыслу и действительным намерениям сторон; она требовала также возмещения всякого неправомерного ущерба, уполномочивала судью на разрешение всякого спора по совести и по внутреннему убеждению. В задачи С. входила также защита родства по крови, в противоположность агнатству. С. положена была и в основу понятия об обмане, явившегося одним из крупнейших орудий преторского права. Ссылка на обман, в виде иска (actio de dolo) или возражения (excepto doli), допускалась как вспомогательное средство, коль скоро обычай добропорядочных и честных людей требовал судебного преследования или судебной защиты, хотя бы в силу строгого права они были неосуществимы. Если претор включал в судебную формулу оговорку об обмане, то такая формула обязывала судью-присяжного разбирать все дело по "совести" (bona fide) и С.

Особая система права С. сохранилась и в Англии, где проводником С. (equity) служит канцлерский суд (XIV, 346). В России попытку введения такого суда С. представляли собой совестные суды Спрос и предложение - два главные фактора, определяющие цены на рынке. Под С. разумеется количество товаров, которое желают купить на рынке лица, обладающие нужными для этой покупки средствами. Предложением называется количество товаров, представленное на рынок для продажи. С. и предложение играют роль в теории меновой ценности, так как от взаимного их отношения зависят рыночные цены. Если С. и предложение равны между собой, цена товара равняется его меновой ценности, определяемой количеством труда, общественно-необходимого для производства. Если С. окажется выше предложения, то рыночная цена будет подниматься и останется на повышенном уровне до тех пор, пока предложение не придет в соответствие со С. При превышении предложения над С. происходит обратное - понижение цены ниже нормальной ценности, опять таки на время, пока с предложением не сравняется С. Существует целая теория, которая ставит образование меновой ценности всецело в зависимость от соотношения С. и предложения, видя в них два единственных фактора образования ценности.

Спрут или осьминог

- В широком смысле слова, С. называют различных представителей головоногих моллюсков из группы осьминогих (Octopoda), принадлежащих к различным семействам: Octopodidae, Eledonidae, Tremoctopodidae, Cirroteuthidae. В более тесном смысле С. называют представителей рода Octopus, а спрутовыми семейство Octopodidae. Тело лишено плавников, длинные ноги снабжены двумя рядами присосков, тело продолговато-округлое. У самцов гектокотилизируется третья правая рука. Насчитывают до нескольких десятков видов этого рода, распространенного во всех морях. С. живут преимущественно среди скал и камней, между которыми прячутся подстерегая добычу. По некоторым наблюдениям, они сами натаскивают камней, делая себе своего рода гнездо. Плавают весьма быстро. Крайне хищны и прожорливы, питаются моллюсками, ракообразными, рыбами. Яйца шарообразной или яйцевидной формы, соединены группами по 8 - 20 штук. Многие употребляются в пищу. С. обыкновенный (O. vulgaris Lam. s. octopodia L.) имеет бородавчатое тело, по три придатка над глазами, руки очень длинные и крайне неравномерной длины. При общей длине 640 мм., имеет тело с головой длиной 135 мм. Цвет, как и у других головоногих, очень изменчив, в зависимости от состоянии животного и цвета окружающей среды. Водится в Средиземном и Красном морях и океанах Атлантическом, Индийском и Тихом. Употребляется в пищу.

Н. Кн.

Спутники

- принадлежащие к солнечной системе тела, обращающиеся около какой-либо планеты, а вместе с ней около солнца. Вместо С. употребляется иногда в нарицательном смысле слово "луны". В настоящее время известны 21 С. У земли - 1; у Марса - 2; у Юпитера - 5; у Сатурна - 8; у Урана 4; у Нептуна - 1. Существование девятого С. Сатурна до сих пор (октябрь 1900) не подтверждено. В XVII и XVIII столетиях многие астрономы, в том числе знаменитые Д. Кассини, Шарт, Горребау, наблюдали С. у Венеры. Теперь трудно решить в чем состояли их промахи, но несомненно, что С. Венеры не существует. Движение С. около планет происходит по законам Кеплера. Орбиты всех С. весьма близки к кругам. Значительный эксцентриситет имеют лишь орбиты Луны и внешних С. Сатурна (особенно Гипериона). Плоскости орбит С. Марса, Юпитера, Сатурна почти совпадают с плоскостью экватора планеты. Этот факт объяснен теоретически: сжатие планеты удерживает С. в плоскости ее экватора. Луна, а также самый внешний С. Сатурна - Япет относительно наиболее удалены от своих планет, и потому составляют исключение из названного правила. По аналогии считают, что орбиты С. Урана и Нептуна совпадают с плоскостями их экваторов (наблюдения не дали еще указаний на положение осей вращения этих планет). Общая плоскость орбит С. Урана близка к перпендикулярности к орбите планеты; кроме того эти С. (точно также как и С. Нептуна) движутся по направлению, обратному тому, по которому движутся остальные тела в солнечной системе. Япет, а также С. Юпитера меняют свой блеск, при чем потускнение наступает всегда в одной и той же части орбиты. Так как это зависит, вероятно, от темных пятен на поверхности этих С., то они, подобно Луне вращаются около своих осей, в тот же самый период времени как обращаются вокруг планеты. Закон равенства времен вращения и обращения распространяют и на все С. Весьма важны для теории движения С. наблюдения их затмений: С. исчезают, попадая в тень, отбрасываемую планетой. Эти наблюдения весьма легки для С. Юпитера; но только в новейшее время удалось пронаблюдать несколько затмений С. Марса и Сатурна. Из сопоставления времени обращения С. с их расстояниями до планеты выводится ее масса. Наиболее исследованы движения первых четырех С. Юпитера. Лаплас указал, что три внутренние составляют весьма интересную систему. Их средние движения находятся в простом соотношении. Они не могут быть одновременно все три по одну сторону планеты. В движении всех трех существует неравенство с периодом в 437 дней. Другое общее периодическое изменение долготы Лаплас назвал либрацией. Движение четвертого, самого удаленного С. аналогично движению Луны. Пятый, вновь открытый С. так близок к Юпитеру, что его движение мало зависит от системы остальных С. Еще более интереса и трудностей, с точки зрения небесной механики представляет система С. Сатурна; он гораздо менее исследован. Преобладающее влияние там имеет Титан, масса которого далеко превосходит массы других С. От его притяжения зависят весьма характерные особенности в движении внешних С. - Гипериона и Япета.

В. С.

Спячка

- подобное сну состояние, в которое впадают многие животные в зимнее время в умеренном и холодном климатах и в летнее - в тропическом. С. характеризуется общим понижением жизнедеятельности организма, что позволяет, в случаях наиболее глубокого сна, оставаться животному в течение более или менее долгого времени без пищи. Несомненно, что С. явление, выработанное подбором, как полезное для вида, так как позволяет животному переносить период бескормицы без вреда для организма. Глубина С. и степень угнетения жизненных процессов различны у различных форм. В С. впадают, вероятно, все зимующие беспозвоночные, но в этом отношении нет достаточных наблюдений. Что касается летней С., то она свойственна главным образом амфибиям и гадам, а также некоторым рыбам и млекопитающим. Из амфибий и рыб впадают в С. главным образом населяющие пересыхающие в период бездождия водоемы (из рыб главным образом представители из сем. сомовых, лабиринтовых, двудышащих). В наших широтах в С. впадают амфибии и гады, многие грызуны (хомяки, суслики, байбаки, зайцы, белки, дикобразы и др.), насекомоядные (ежи), летучие мыши, некоторые хищники (медведи, барсуки и др.). При наступлении С. наземные формы обыкновенно погружаются в норы, водные - закапываются в ил. Дюбуа полагает, что между зимней С. и обыкновенным сном нет принципиальной разницы и вообще невозможно провести резкую границу между животными, подверженными С., и животными, не обладающими этой способностью. Первые при одомашнении, когда их содержат в иных условиях, чем те, которые они находят зимой в природе, утрачивают наклонность к С.; и наоборот, есть много животных, которых состояние зимой, если и не представляет полного сна, то в значительной степени приближается к нему. С. альпийского сурка отличается глубиной и вообще этот сурок может считаться типичным представителем животных, подверженных С. Дюбуа произвел ряд наблюдений над сурками. Сурки ловились в начале зимы и содержались в холодных помещениях с постоянной температурой. С началом зимы периоды обычного сна становились все длиннее и длиннее, а периоды бодрствования все короче и короче. Это состояние длится около 14 дней. Затем следует чередование 3-4 недельных периодов сна с 12-24 часовыми периодами бодрствования. Так продолжается всю зиму, а в конце ее опять протекают 14 дней, в течение которых периоды сна начинают укорачиваться, а периоды бодрствовании начинают удлиняться. Повторные раздражения уменьшают периоды сонного состояния. Во время С. сурок не принимает пищи и это длится около 6 месяцев, но соки желудочные продолжают выделяться и пищеварение, хотя крайне замедлено, но не приостановлено. Желудочный сок спящего сурка представляет некоторое сходство с таковым алкоголиков и людей, подвергшихся действию наркотических веществ. Всасывание в кишках, если происходит, то крайне слабое, а кровообращение замедлено. Кровь во время С. сосредоточивается во внутренних органах и главные сосуды грудной и брюшной областей переполнены кровью, но никогда кровообращение не останавливается вовсе. Мозг и его оболочки, наоборот, весьма бедны кровью во время сна. Если убить сурка во время сна, то сердце его продолжает биться еще в течение трех часов после смерти, как это замечается обыкновенно у животных с холодной кровью, напр. у черепах и др., - тогда как сердце бодрствующего сурка, подобно сердцу всех теплокровных, останавливается сразу после смерти. Вообще же во время сна сердечные сокращения медленны, слабы, редки и совершаются одновременно с дыхательными движениями, тоже чрезвычайно редкими и медленными. Малейшее раздражение тотчас увеличивает число биений сердца и вдыханий, но делает их более короткими, при чем сердце тогда делает уже три сокращении во время одного дыхательного движения. Существенная особенность самого дыхательного процесса во время. С. - это уменьшение потребления кислорода, а именно потребляемое в это время количество падает до 1/30 или до 1/40 того, что потребляется животным во время бодрствования. Отношение между количеством выделяемой углекислоты и потребляемым кислородом тоже становится иным во время С.: выделение угольной кислоты падает еще более, чем потребление кислорода. Это обстоятельство говорит в пользу того, что во время бодрствования организм потребляет более богатые угольной кислотой углеводы, а во время С. преобладает потребление жиров.

Разницы в количестве кислорода во время С. и бодрствования в артериальной крови не было замечено, но венозная кровь делается у спящего беднее кислородом и богаче угольной кислотой. При выпускании крови во время С. вытекает меньшее количество, чем во время бодрствования, и животное не рискует погибнуть от кровотечении. Абсолютное число кровяных шариков уменьшается во время С., а относительное - увеличивается, так как вообще количество крови уменьшается, да и вообще все ткани спящего сурка менее богаты водой. Таким образом это уменьшение количества воды и сгущение крови напоминает состояние, вызываемое холерным ядом, а также наркотическими веществами. Число белых кровяных телец в венозной системе уменьшается. Сходство с состоянием, приобретаемым под влиянием наркоза, выражается и в том, что в печени спящего сурка накопляется гликоген, а кровь совершенно не содержит сахара. С пробуждением весь гликоген печени переходит в сахар крови. Каждые 3-4 недели сурок просыпается, чтобы выделить мочу и кал. Моча во время С. чрезвычайно сгущена и имеет кислую реакцию, как у животных, питающихся мясом, что вполне понятно, так как спящий сурок питается не растительной пищей, а на счет собственного тела, след., становится в те же условия, как и всякое плотоядное животное. Всякое внешнее раздражение, хотя бы оно даже не вызывало не только пробуждения, но даже простого движения, все-таки увеличивает количество накопляющейся мочи и кала. Желчный пузырь у спящего сурка переполнен, желчь - густая. Хотя сначала вес животного вследствие задержания угольной кислоты немного увеличивается, но в общем, во время зимовки, животное теряет 1/5 всего веса. При этом, так как во время кратковременных бодрствовании сурок опрастывается, то потеря в весе за каждый из этих периодов равна потере в весе в течение 3 - 4 недельных периодов сна. Вообще, за 160 дней зимовки организм спящего сурка потребляет столько, сколько голодающий, но бодрствующий сурок потребит в. течение 12 дней. Это показывает, что все процессы обмена во время С. теряют в силе и интенсивности более, чем в десять раз. Впрочем, потеря веса во время С. может быть еще более, если животное прикасается к какому-нибудь хорошему проводнику тепла или если его остричь. Прикосновение хорошего проводника теплоты и удаление шерсти вызывает усиленную потерю теплоты и через это усиленное потребление внутреннего жира и других веществ, чтобы пополнить эту потерю. Вообще же температура тела надает во время С.: вместо 37,5º наблюдаются в прямой кишке всего только 4,6º; а во время периодических пробуждений температура поднимается опять до 36,5º. Это поднятие температуры совершается в 3 - 4 часа, а падание при последующем засыпании совершается в 5 - 6 раз медленные. Передняя часть тела согревается скорее задней. При 0º сурки пробуждаются и долгое время остаются бодрствующими. Наоборот, если летом понизить окружающую температуру до - 10 или - 6, то сурки впадают в С. При очень сильном охлаждении спящий сурок начинает дышать энергичные, сердце его бьется сильные, но потом впадает в коматозное состояние и погибает. Сырость воздуха не имеет никакого влияния на С. Интересно отметить, что сурки с вырезанными полушариями также впадают в С. и могут пробуждаться, но при этом прочие части мозга, как-то четыреххолмие, полосатые тела, зрительные бугры, должны быть целы и не повреждены. Повреждение же этих частей вызывает нарушение ритма дыхания, именно замедление его, падение температуры и т. п. явления. В конце концов Дюбуа приходит к заключению, что С. есть наркотизирование вследствие накопления угольной кислоты. Главное доказательство этого положения состоит в том, что, заставляя сурка дышать воздухом с излишним содержанием угольной кислоты, Дюбуа заставлял его впадать в сон со всеми признаками нормальной С., т. е. с падением температуры, замедлением дыхания и т. п. Во время С. сурок сам производить угольную кислоту и она, задерживаясь в крови, вызывает наркотизацию.

Что касается до других животных, то наблюдения над ними далеко не отличаются обстоятельностью. Укажем лишь на некоторые стороны. Температура, при которой наступает С., для различных животных различна: так соня впадает в С. при +4º или 5º, летучие мыши и ежи при +6º или +7º; суслики при 0º а зайцы, белки, барсуки, медведи, впадают в С. только при низких температурах (барсуки при - 20º). Число сердечных сокращений у различных животных во время С. различно: у сурка - 8 - 10 раз в минуту, у летучей мыши 50 (в нормальном состоянии у первого 90, у второй 200). Некоторые утверждают, что число кровяных шариков у сурков и сусликов падает не только абсолютно, но и относительно, а именно с 7 миллионов на 1 кв. см. падает до 2-х. Число дыханий в минуту также варьирует: суслики делают 1 - 4 дыхания в минуту (бодрствующие 40 - 60); сурок - 7 - 10; еж - 4 - 5; летучая мыть - 5 6; соня - 9 - 10. Разница в температуре тела также существует и стоит в связи с температурой среды. Сурки при окружающей температуре - 10º имеют температуру +7 и +5, суслики при 0º имеют +12º; соня при +3º имеет 31/2º, при +4º имеет - 10º, при 15º - 14º. Вообще же все эти цифры стоят в зависимости от глубины сна, который зависит от внешних условий и общего течения С. В начале и конце С. сон менее глубок, чем в середине. Одни животные во время С. не принимают пищи, другие - принимают во время коротких периодов бодрствования. Замечены у спящих животных некоторые изменения в гистологическом строении эпителия желудка, печени, кровяных телец. Отметим еще, что многие животные, рыбы и некоторые беспозвоночные, для которых С., по-видимому, не является обычным, входящим в жизненный цикл явлением, обладают способностью при понижении температуры впадать в оцепенение и даже замерзать совсем и потом оживать. Интересны данные, полученные Пикте. Рыбы замерзали в компактную хрупкую массу и оживали, но ниже -20º С. не переносили. Лягушки переносили до -28 и гибли при  -30 и -35; но отдельные ткани лягушки, напр., клетки мерцательного эпителия неба, оживали и после - 90. Рачки (Asellus) выносили -40 и 50 и погибли при -90. Садовые улитки в течение нескольких дней переносили температуру -110 и -120, но та, у которой была трещина в крышечке, закрывающей раковину, погибла. Очень низкую температуру переносили некоторые низшие беспозвоночные. Инфузории и коловратки переносили -60 без вреда и большинство погибало при -80 или -90, а при -150 Пикте находил лишь их трупы. Сухие споры, сухие водоросли (диатомовые), бактерии, семена растений, т. е. более или менее защищенные оболочками организмы, выдерживали -200 без вреда. Главные работы по спячке принадлежат Дюбуа. Список и сводка их даны в "Zoologisches Centralblatt" (ј 9, 1897). Ср. Скориченко, "Угнетение жизни" (СПб. 1891); Кулагин, "Зимняя спячка животных" ("Естествознание и География", 1897).

В. Шимкевич.

С. (медиц.) - болезненное состояние, часто встречающееся при тяжких страданиях головного мозга и при некоторых отравлениях. Оно характеризуется полным угнетением мозговых отправлений и вследствие этого полной потерей произвольных движений, чувствительности и сознания. Человек лежит как пласт в полном беспамятстве и никакие болевые раздражения не приводят его в чувство. Обыкновенно имеются также расстройства дыхания, сердцебиения и различных рефлексов. Такая глубокая С. носит латинское название "coma" (коматозное состояние). При меньшей степени иногда удается, путем сильного раздражения кожи, вызывать рефлекторное движение или стон или даже заставить больного проглотить что-нибудь, и тогда мы говорим о сопорозном состоянии (sopor). Полная С. обыкновенно наступает при мозговом ударе вследствие общего сотрясения мозговых полушарий в зависимости от внезапного излияния крови в них или закупорки мозгового сосуда. Больной при этом падает, как пораженный молнией, и может оставаться в коматозном состоянии несколько часов и даже суток подряд; а затем, когда мозг оправится от сотрясения, и кровообращение в известной степени восстановится, угнетение мозговых отправлений проходит, больной открывает глаза, просыпается и ничего не помнит за все время С. Кроме того С. встречается временно или как конечная стадия болезни при других поражениях мозга - размягчении, опухолях, склерозе и проч. Наконец, С. наблюдается при отравлении некоторыми ядами, как-то опием, морфием, алкоголем (глубочайшая степень опьянения), угаром, при самоотравлении организма вследствие задержки мочи (так назыв. уремия) и некоторых других условиях. И из этих состояний возможно возвращение сознания и выздоровление. В неблагоприятных случаях коматозное состояние непосредственно переходит в агонию и смерть.

П. Розенбах.

Средняя Азия

(Центральная Азия) - географический термин, получивший более определенное значение лишь со времени А. Гумбольдта и употребляемый для обозначения внутренних частей Азиатского материка. Принимая за среднюю параллель Азии широту 44 1/2º, Гумбольдт называет С. Азией пространство в 5º широты к С и Ю от этой параллели (39 1/2º с. ш. 49 1/2º с. ш.); западная граница С. Азии совпадает с Каспием, но восточная осталась такою же неопределенной как и прежде. Рихтгофен, в своем труде о Китае, предложил новое, значительно более точное определение. Положив в основание научно-геологические принципы и указывая на характерную особенность этой части Азии - господство замкнутых бассейнов, высохших или высыхающих и не имеющих стока к океану он, под именем Центральной Азии, понимает пространство от Тибета на Ю до Алтая на С, от Памира на З. до Хингана на В. Арало-Каспийская низменность, по Рихтгофену, принадлежит к переходному поясу. В настоящее время все внутренние замкнутые бассейны Азиатского материка назыв. чаще всего Внутренней Азией, при чем восточной части этой огромной области, лежащей к В от Памира, придают по прежнему название Центральной Азии, а западной, занимающей Туркестан, часть Арало-Каспийской низменности и Иран - С. Азии. В более узком смысле под С. Азией разумеют Туркестанский бассейн, т. е. страну между Каспийским морем на З, Памиром на В, Арало-Иртышским водоразделом на С до Копет-дага и Гиндукуша на Ю.

В. М.

Средостение

(mediastinum) - часть плевры, идущая от передней стенки грудной полости к задней и прилегающая к той стороне каждого легкого, которой они обращены друг к другу. Пространство, заключенное между этими двумя листками плевры, называется средостенной полостью (cavum mediastini). Впрочем, термин С. употребляется и в других случаях. Так гайморово тело семенника также называют mediastinum testis.

В. М. Ш.

Сретение Господне

- По закону ветхозаветному, в 40-й день по рождении младенца мужск. пола первенца, мать приносила его в храм иерусалимский, чтобы принести от себя жертву своего очищения, представить младенца Богу и выкупить его, так как по закону Моисея каждый первенец принадлежал Богу. Цена выкупа определена была в 5 сиклей. Пришла в храм по этим побуждениям и Св. Дева Мария с младенцем Иисусом и с двумя горлицами в жертву очищения. При входе в храм ее встретили св. Симеон, которому сказано было, что он не умрет, пока не увидит Христа Господня, и старица Анна, 84 л., обитавшая при храме. Св. Симеон взял младенца на руки и сказал: "Ныне отпущаеши меня, по глаголу Твоему, с миром, ибо очи мои видели спасение Твое, которое Ты уготовал пред лицем всех людей, свет во откровение народам и славу Израиля" (Лук. II, 22-31). Праздник отнесен на 2 февраля, потому что второе февраля есть сороковой день после 25 декабря. В православной церкви этот праздник принадлежит к числу двунадесятых Господних праздников, хотя особые песнопения и молитвы, составленные на этот праздник, чествуют более Пресв. Деву Богородицу, а также и св. Симеона и Анну пророчицу. Словами Симеона: "свет во откровение всем людям и в славу Израиля", объясняется тот факт, что католическая церковь праздник Сретения Господня с незапамятного времени называет Chandeleur, т. е. светильник, а также праздником Симеона. Установление праздника восходит к глубокой древности; о нем ясно упоминают отцы III и IV веков, особенно св. Григорий Нисский (беседы на Сретение Господне). От V века церковь имеет некоторые песнопения на день С., составленные Анатолием, патриархом константинопольским. Собственно торжественное празднование его началось в церкви западной и восточной не в одно время и по разным поводам. Западные писатели приписывают установление празднества папе Геласию (496 г.) или св. Григорию Великому (600 г.), или полагают, что этим путем названные папы имели в виду уничтожить языческий праздник люперкалий, который падал на месяц февраль и в ту эпоху был везде в силе между римлянами. В церкви восточной начало торжественного чествования праздника относится ко времени имп. Юстиниана. В конце 541 г. в Константинополе и его окрестностях появилась сильная моровая язва, продолжавшаяся три месяца. К этому бедствию скоро присоединилось новое землетрясение в Антиохии, разрушившее много зданий и погубившее много народа. По поводу этих бедствий в праздник С. в Константинополя было совершено всенародное торжественное моление об избавлении от зол - и бедствия прекратились. В благодарное воспоминание о том церковью установлено было совершать в этот праздник перед литургией литию в монастырях (вне обителей). В VII в. Андрей Критский, в VIII в. Кузьма Маиумский, св. Иоанн Дамаскин и Герман, патриарх константинопольский, в IX в. Иосиф Студит и другие посвятили празднику С. священные песнопения, и ныне возносимые церковью. В настоящее время праздник С. Господня с предпразднством и попразднством продолжается 9 дней, с 1 по 9 февраля, если не сократит этого срока пост. В последнем случае он празднуется столько дней, сколько остается до поста. Если праздник придется в первую седмицу великого поста, то он совершается в день воскресный, предшествующий четыредесятнице. Лютер занес в свой календарь день принесения Иисуса Христа в храм, но в настоящее время у протестантов этот день не празднуется. См. прот. К. Т. Никольский, "Пособие к изучению устава богослужения правосл. церкви" (5 изд., 1898); П. Лебедев, "Наука о богослужении православной церкви" (ч. II, М., 1890); прот. Г. С. Дебольский, "Дни богослужения православной каолической восточной церкви" (т. 1, СПб., 1882).

Стабат Матер

(Stabat Mater) - духовный католический гимн в честь Божией Матери, скорбящей у креста Распятого; он начинается этими словами и возник в XIV стол. Текст S. Mater вдохновлял композиторов как старинных, так и новейших: Палестрину, Перголезе, Гайдна, Россини, которого S. Маter до сих пор пользуется особой популярностью. Из русских композиторов А. Н. Серов написал музыку на S. Mater, а А. Ф. Львов переложил на оркестр и хор знаменитый двухголосный S. Mater Перголезе.

Н. С.

Ставрида

(Caranx trachurus) - рыба из см. Carangidae, близкого к макрелевым (Scombridae). По бокам лежат по ряду килеватых чешуйчатых щитков каждый с шипом. Два спинных плавника хорошо развиты, придаточных плавников нет, перед заднепроходным 2 свободных шипа, грудные плавники длинные, чешуйки кроме боковых щитков мелки. Цвет сверху голубовато-серый, снизу серебристый, плавники сыроватые. Длина до 30 см. Водится в Средиземном, Черном и Немецком морях, редко заходит в Балтийское. Иногда появляется у берегов громадными стаями. Мясо хуже, чем у макрели, и ценится низко.

Н. Кн.

Ставропигиальные монастыри

- так называются русские монастыри, бывшие некогда под непосредственным управлением самих патриархов и доселе пользующиеся многими правами давних времен. Название ставропигиальный греческое по происхождению (от слов stauroV - крест и phgnumi или phgnuw - утверждаю, вбиваю); это указывает, что в С. монастырях крест водружался патриархами собственноручно. Таких монастырей в России в настоящее время семь: Соловецкий, Ново Спасский, Воскресенский ("Новый Иерусалим"), Симонов, Донской, Спасояковлевский и Заиконоспасский. Сохраняя некоторые давние права, эти монастыри подведомственны московской синодальной конторе или самому святейшему синоду, но ни один из них не зависит от епархиального начальства.

И. В-в.

Ставрополь Кавказский

- губ. г., на верховьях рч. Ташлы, на высоте около 2000 ф., на сильно пересеченной местности. В окрестностях довольно много лесов. Питьевой водой город снабжается из родника посредством водопровода, проведенного в бассейны. Площадь, занимаемая С. вместе с предместьями, равна 25 кв. в., в том числе под поселением города 2514 дес., под общественными садами и бульварами 496 дес. Городской земли 17766 дес., в том числе под пашнями и сенокосом 11414 дес. и под городскими лесами 1493 дес. Жнт. 44679 (22951 мжч. и 21728 жнщ.). Дворов 4293. Главный контингент населения, преимущественно православного, составляют русские, затем следуют армяне, евреи, поляки, немцы и пр. Мещанского сословия 9100 сем., почетных граждан 47, купцов 71, дворянск. фамилий 60. Главное занятие мещан - хлебопашество и огородничество. Заводов 63, с 329 рабочими и с производством на 874895 р.; всего более развито мукомольное производство. Торговых и промышленных заведений 597. Городск. общ. банк, отд. банков госуд., азов.-донск. ком. и харьк. зем., банк. контора, общ. взаим. кред. Церквей 17, монастырь жен. Иоанно-Мариинский. Учебных завед. 55, с 5596 учащ. Муж. гимназия с реальн. отделением (808 ученик.), 2 жен. гимназии (775 уч.), училища город. 6классное (363 уч.), ремесленное (58 уч.), общ. 2-х клас. (69 мальч., 20 дев.). город, одноклассных 10 (297 мальч., 158 дев.), благотворительных 2 (41 мальч., 42 дев.), лютер. 1 (26 мальч.), католич. 1 (11 мальч., 9 дев.), частных учебных завед. 6 (96 мальч., 48 дев.), воскресная школа, вечерних и повторительных курсов для взрослых 11 (359 мжч., 449 жнщ). Духовные учебн. зав.: семинария (293 чел.), училища епарх. женск. (448 чел.) и духовное (303 чел.), образцовых школ 2 (71 мальч., 53 дев.), црк.-прих. шк. 13 (456 мальч. и 343 дев.). Два благотворительных общества: Андреевско-Владимирское братство и общ. для содействия распространению народн. образования. Первое имеет убежище для бесприютных детей (61 дет.), при нем школа (52 чел.), с мастерской, бесплатную народн. библиотеку-читальню, дом для беспомощных престарелых (12 мжч., 25 жнщ.) и при нем 2 школы - для мальч. (65 чел.) и для дев. (50 чел.), бесплатную столовую, книжный склад, снабжающий беднейшие школы учебными пособиями. Второе общество имеет 2 школы (89 чел.) и при них послеобеденные классы (92 ч.), 4 воскресные шк., 2 бесплатн. библиотеки-читальни, 1 дешевую платную библиотеку имени В. Г. Белинского; оно устраивает народные чтения (62), которые в 1899 г. посетило более 5000 чел. Город. обществен. библиотека с 14564 тт., городских бесплатных библиотек-читален 3, книжных магаз. 4, типографий 5; газет издается 3 (одна - частным лицом). Общества: црк. археологич., медицинск., ветеринарное, охотничье, для содействия защиты и воспитания детей, помощи бедным, вспомоществ. беднейшим ученицам С. жен. гимн., вспомоществования недостаточным ученикам С. муж. гимн. Богад. 2, на 70 чел. 5 больниц при учебн. завед., 1 при тюремн. замке, больница прик. общ. призр. на 25 кров., 2 город. лечебницы для приходящих, 1 частн. глазная лечебница, приемный покой при ст. жел. дор. Вольнопрактикующих врачей 14, дантистов 4, аптек 3. По смете 1899 г. поступило город. доходов 190802 руб.; израсходовано 178387 р., в том числе на содержание город. управл. 34936 р., на народн. образование 25339 р., на медиц., ветеринарную и санитарную части 10037 р., на общественное призрение 3915 р., на благоустройство города 25116 руб., на содержание городской полиции 19823 р., на пожарную часть 8715 р. С. составляет конечный пункт Ставропольской ветви Владикавказской жел. дор.

Сталактиты

или капельники - своеобразные натечные образования, спускающиеся на подобие ледяных сосулек с потолка некоторых пещер, образовавшихся в известняках. С., в громадном большинстве случаев, состоят из волокнистого белого или желтоватого известкового шпата, к которому иногда примешивается арагонит; гораздо реже встречаются С. из чистого арагонита (Антипаросская пещ.) и бурого железняка. Известны, однако, случаи, когда С. состояли из чередующихся концентрических слоев кальцита и сернистых металлов: свинцового блеска, серного колчедана, цинковой обманки (Сев. Америка). Происхождение С. в большинстве случаев объясняется тем, что вода, циркулирующая в земной коре и содержащая в растворе углекислоту, проникая по трещинам известняков, растворяет отчасти эти последние и переносит углекислый кальций в растворе. Если трещинки, по которым просачивается такая вода, открываются в потолке пещеры, то выступающие из них капли частью скользят и падают по стенам пещеры, частью стекают по выступам потолка и собираются на их концах, теряют вследствие испарения углекислоту и отлагаюсь здесь часть растворенной в них углекислой извести; затем капельки падают с значительной высоты на дно пещеры, вследствие сотрясения теряют еще некоторое количество углекислоты и выделяют новое количество осадка. В результате, хотя работа каждой отдельной капли ничтожна, в течение столетий отлагается громадное количество осадка, который частью облекает неправильной коркой стены пещеры, образуя на ней причудливые выступы, частью спускается с потолка в виде сосулек, то конусообразной формы, различных размеров, то в виде трубок, заостренных на нижнем конце и изредка полых. Так как капли выступают на потолке по более или менее прямолинейным трещинкам, то трубки или конусы иногда располагаются правильными рядами. С течением времени отдельные трубки такого ряда, постепенно удлиняясь и утолщаясь, сливаются между собой и образуют целые завесы, спускающиеся с потолка пещеры. Этим натекам, нарастающим сверху вниз, и присваивают собственно название сталактитов. Каждому С. точно соответствует на полу пещеры совершенно аналогичная масса осадка, вследствие падения на нее сверху капель возрастающая снизу вверх и получившая название сталагмита. Возрастая непрерывно, в течение веков, на встречу друг другу, С. и сталагмиты сливаются между собой, то образуя причудливой формы столбы или колонны, то даже перегораживая пещеру на отдельные камеры. Вследствие своей крайне разнообразной формы сталактитовые образования придают особую красоту некоторым так называемым сталактитовым пещерам, из которых славятся на Западе Адельсбергская и Аггтелекская пещера в Австро-Венгрии, Лазурный грот на о-ве Капри, Антипаросская пещера в Греческом Архипелаге и некоторые пещеры Крыма, поэтически описанные Марковым в его "Очерках Крыма". Рост С. в одних случаях настолько медленный, что надписи, сделанные на С. некоторых пещер в XIII и XIV веке, с тех пор успели покрыться только тонким прозрачным слоем углекислой извести. В других случаях С. растут довольно быстро и образуются, так сказать, на наших глазах: напр., со сводов каменного моста в г. Юрьеве спускаются С. до 0,3 м. длиною; довольно значительные С. можно видеть также и на нижней поверхности Николаевского моста в С. Петербурге, построенного сравнительно недавно, к сталактитовым образованиям некоторые ученые относят известковые полые трубочки, представляющие результат отложения углекислого кальция в тех канальцах, которые остаются в некоторых горных породах (лёсс) на месте истлевших корней растений. Сюда же могут быть отнесены оригинальные полые натеки бурого железняка шаровидной или неправильной формы, с очень тонкими станками, отлагающиеся около корней растений в некоторых пунктах Закаспийского края и в др. местностях.

Б. И.

Станкевич Николай Владимирович

- глава знаменитого в истории новейшей русской литературы "кружка Станкевича". Род. в 1813 г. в с. Удеревке, Острогожского у., Воронеж. губ., в богатой помещичьей семье. Окончил курс на словесном факультете москов. унив. Время его студенчества (1831-34) совпадает с переворотом во внутренней жизни московского университета, когда с профессорской кафедры, вместо прежнего монотонного чтения старых тетрадок, послышалось живое слово, стремившееся удовлетворить нарождающимся потребностям жизни. Большая перемена происходила и в московском студенчестве: студент из бурша превращался в молодого человека, поглощенного высшими стремлениями. Прежние патриархальные нравы, когда московские студенты более всего занимались пьянством, буйством, задиранием прохожих, отходят в область преданий. Начинается образование среди московских студентов тесно сплоченных кружков, желающих выяснить себе вопросы нравственные, философские, политические. Студенчество нового типа сгруппировалась по преимуществу в двух кружках - Станкевича и Герцена. Оба кружка, хотя и одушевленные одним и тем же жаром высоких и чистых стремлений, почти не имели между собой общения и отчасти даже враждебно относились друг к другу. Они были представителями двух направлений. Кружок Станкевича интересовался по преимуществу вопросами отвлеченными - философией, эстетикой, литературой - и был равнодушен к вопросам политическим и социальным. Кружок Герцена, тоже много занимавшийся философией, отдавал свое внимание не столько литературе, сколько вопросам социального устройства. В состав кружка С., первоначально чисто студенческого, но продолжавшего жить в теснейшем духовном общении и после того, как члены его в 1834-1835 гг. оставили университет, входили: талантливый историк Сергей Строев, поэты Красов и Ключников, известный впоследствии попечитель кавказ. округа Неверов; цвет сообщали кружку прежде всего сам С., затем Константин Аксаков и Белинский. Из не студентов весьма близок был к С. его земляк Кольцов, талант которого С. первый оценил; он же издал первый сборник стихотворений Кольцова. Несколько позже к кружку теснейшим образом примыкают Михаил Бакунин, Катков, Василий Боткин и Грановский. Это были люди различных темпераментов и душевных организаций, но всех их соединяло обаяние необыкновенно светлой, истинно идеальной личности главы кружка. С. представляет собою чрезвычайно редкий пример литературного деятеля, не имеющего никакого значения в качестве писателя и тем не менее наложившего свою печать на целый период русской литературы. С. - автор очень плохой quasi-исторической драмы ("Скопин-Шуйский"), слабой повести, двух-трех десятков стихотворений второстепенного значения и нескольких отрывков философского характера, довольно интересных, но найденных только после смерти С. в бумагах его и напечатанных целых 20 лет спустя. Очень замечательна его переписка с друзьями, полная блестящих мыслей, метких определений и представляющая собой летопись его глубоко искреннего стремления познать истину; но и эта переписка была собрана в одно целое только 20 лет после его смерти.

Весь этот литературный багаж С., вместе с переводами и перепиской, занял небольшой томик (М.. 1857; 2е изд.. без переписки, М., 1890), и не в нем источник первостепенного значения С. Не обладая крупным литературным дарованием, он был очень талантливой личностью просто как человек. Одаренный тонким эстетическим чутьем, горячей любовью к искусству, большим и ясным умом, способным разбираться в самых отвлеченных вопросах и глубоко вникать в их сущность, С. давал окружающим могущественные духовные импульсы и будил лучшие силы ума и чувства. Его живая, часто остроумная беседа была необыкновенно плодотворна. Всякому спору он умел сообщать высокое направление; все мелкое и недостойное как-то само собой отпадало в его присутствии С. представлял собой удивительно гармоническое сочетание нравственных и умственных достоинств. В идеализме С. не было ничего напускного или искусственно приподнятого; идеализм органически проникал все его существо, он мог легко и свободно дышать только на горных высотах духа. Этот высокий душевный строй С. и его кружка раньше всего сказался в восторженном понимании шеллингианства, принявшего в кружке С. окраску скорее религиозного воззрения, чем сухой схемы, тем более, что шеллинговский пантеизм и сам по себе больше заключал элементов поэтических, чем чисто философских. В вопросах искусства настроение С. и его кружка сказалось в необыкновенно высоких требованиях, предъявленных к современной литературе и современному театру, и в вытекавшей отсюда ненависти ко всему фальшивому и пошлому. При нелюбви самого С. к журнальной, да и вообще литературной деятельности, в текущей литературе выразителем духовной жизни кружка явился не он, а Белинский. Параллельное изучение переписки С. и первых томов соч. Белинского, обнимающих 1834 - 37 гг., показывает, что великому искателю истины принадлежит несравненный блеск его вдохновенных статей, но самое содержание новых идей, во имя которых он выступил, раньше было формулировано С. в письмах к друзьям и кружковых беседах.

В 1837 г. начинающаяся чахотка и жажда приложиться к самому источнику философского знания вызвали отъезд С. за границу. Он подолгу живал в Берлине, где вступил в тесное общение с душевно полюбившим его профессором философии, гегельянцем Вердером. В это время в сферу его обаяния попал Тургенев. В 1840 г. 27-летний С. умер в итальянском городке Нови. Ранняя смерть его произвела потрясающее впечатленье на друзей его, но вместе с тем она необыкновенно гармонично завершила красоту его образа. Et rose, elle a vecu се que vit une rose - l\'espace d\'un matin, сказал французский поэт про умершую в цвете дет девушку. Душевная красота С. была тоже своего рода благоуханным цветком, который мог бы и выдохнуться при более прозаических условиях, как выдохся позднее идеализм иных членов его кружка. Теперь же, благодаря трагизму судьбы С. и цельности оставленного им впечатления, имя его стало талисманом для всего поколения 40-х годов и создало желание приблизиться к нему по нравственной красоте. Ср. Герцен, "Былое и Думы"; Анненков, "Николай Владимирович С. и его переписка" (М., 1857); Добролюбов, "Соч." (т. 2); А. Станкевич, "Т. Н. Грановский"; К. Аксаков, "Воспоминания студентства", в "Дне" 1862 г., јј 39 и 40; Тургенев, "Первое собрание писем"; Барсуков, "Жизнь и труды Погодина"; Пыпин, "Белинский"; "Полное Собр. Соч. Белинского" под ред. С. А. Венгерова, примечания к I и III тт.

С. Венгеров.

Стапель

- наклонная плоскость, на которой строят суда; С. блоки деревянные брусья, набранные в форме трапеции известной величины и скрепленные между собою; служат на С. подставками для судна, которое лежит на них килем.

Старов Иван Егорович

(1743 - 1808) - архитектор, в 1755 г. был принят в воспитанники московск. университета, через год переведен из него в гимназию при спб. академии наук и в 1758 г. поступил в ученики академии худ. Окончив в ней курс, с 1762 по 1768 г. путешествовал за границей в качестве пенсионера академии и долее всего оставался в Риме. По возвращении своем в СПб., за проект здания для кадетского шляхетского корпуса, был признан в 1769 г. академиком, в следовавшем затем году занял в академии должность адъюнкт-профессора, из которой в 1770 г. повышен в профессоры и в 1794 г. в адъюнкт-ректоры. Служил, кроме того, при Кабинете Ее Величества и комиссии строения императ. дворцов и садов. Важнейшие из произведенных им сооружений - собор в Александро-Невской лавре (1779 - 91), Таврический дворец в СПб. (оконч. в 1782), собор в Софии близ Царского Села, и дачные дворцы в имениях Демидова, Сиворицы и Пелла, СПб. губ.

А. С-в.

Старообрядство

- есть последование церковной старине в той области, которая касается не существа веры, а внешней церковной жизни, т. е. всего того, что относится до церковного чина и благоукрашения, а равно и до церковных обычаев. С. весьма часто отожествляется с понятием раскола, между тем как это понятия существенно различные. Хотя старые обряды церкви, как двуперстное сложение для крестного знамения, сугубая аллилуия, посолонное хождение, седмипросфорие, чтение "обрадованная" вместо "благодатная", употребление лестовок и подручников и т. д., и являются достоянием раскола, но существенным признаком его служит противление, нарушение церковного мира и единения из-за вопросов, не входящих в область веры. С церковной точки зрения, С. само по себе не есть раскол: церковный взгляд на обряд таков, что последний, как вещь средняя, до существа веры не относящаяся, сам по себе ни свят, ни не свят, не ведет ни к спасению, ни к гибели; в этой области церковь допускает разнообразие, возможность и законность изменений или исправлений при отсутствии "всякого зазора" и при взаимном согласии. Некоторые видят в С. верность русской старине и протест против увлечения новшествами; утверждают, что старые обряды суть обряды народные, что народ является их исконным охранителем и что они должны быть неприкосновенны, как народная святыня; вытекающая отсюда неприкосновенность обрядов как бы отодвигает церковную власть, с присущими ей правами, на второй план. Другие, исходя из той же ней о народности обрядов, видят в этом недостаток и считают обязанностью церковной власти устранение С. и замену его обрядами вселенской церкви. Оба взгляда эти не соответствуют учению церкви. Тем не менее приверженность к старым церковным обрядам сама по себе не есть раскол: так наприм., единоверие "составляет единую с православною святую соборную апостольскую церковь", как это установлено на съезде архипастырей в Казани в 1885 г. и подтверждено св. синодом. Ср. проф. Н. Ивановский, "С. и раскол" ("Странник", 1892, ј 5).

Стасов Василий Петрович

- архитектор (1769-1848). Получив домашнее образование, начал службу в 1783 г. архитекторским помощником при московск. управе благочиния, в 1794 г. поступил унтер-офицером в Преображенский полк, в 1795 г. выпущен из него с чином поручика на гражданскую службу. В 1802 г. был отправлен на казенный счет во Францию, Англию и Италию для усовершенствования в архитектуре. В 1807 г., получил титул профессора академии св. Луки в Риме. Возвратившись в отечество, в 1808 г. определен на службу в собственный Его Имп. Вел. Кабинет. В 1811 г., за планы и фасады памятника русским воинам, павшим в битве под Полтавой, удостоен имп. академией худ. звания академика, а в 1827 г. признан ее почетн. вольн. общником". Главные его работы: постройка по собственным проектам здания Имп. лицея при бол. Царскосельском дворце (1811), казарм л.-гв. Павловского полка, что на Царицыном лугу (1817), зданий и церкви придворного конюшенного ведомства (1817), Нарвских триумфальных ворот (1827), собора Спаса Преображения (1829), Троицкого собора в Измайловском полку (1835) и Московских триумфальных ворот в СПб.; возведение китайской деревни в Царскосельском дворцовом парке (1818), переделка некоторых частей Зимнего и Таврического дворцов (1819), возобновление Царскосельск. больш. дворца после пожара (1820), окончание постройки Собора всех учебных заведений, остававшейся недовершенною после Растрелли (1835) и возобновление одной половины Зимнего дворца, пострадавшей от пожара (1839).

Статус

(Status) (лат.) - положение, состояние; S. quo - положение, в котором лицо или предмет находится или находилось; S. quo ante (bellum) - положение государств, предшествовавшее началу войны. В римском праве S. обозначало также три главных признака лица (persona): свободу (S. libertatis), римское гражданство (S. civitatis) и семейное положение (S. familiae); изменение такого S. влекло за собою capitis deminutio.

Статут

(лат.) - положение, закон; в средние века в Западной Европе так назывались городские привилегии, а также фамильные законы высшей аристократии. В Германии С. называются уставы различных общин, корпораций и акционерных обществ. В Англии С. (Statute) означает законодательный акт, изданный с согласия парламента и короны, в противоположность указу (Ordinance), для которого не требуется согласия обеих палат.

Стафилококк

(Staphylococcus Ogston) или гроздекокк - так названы были те микрококки, которые в препаратах имеют вид кокков, собранных в небольшие кучки и этим отличаются от цепочковидных стрептококков. С ботанической точки зрения С. особого рода бактерий не представляют, так как при известных условиях все микрококки обладают способностью давать формы, подобные С. С медицинской точки зрении С. называются микроорганизмы, принадлежащие к гноеродным микрококкам. Известнейшие из них: S. pyogenes aureus (Rosenbach), S. p. citreus (Passet), S. p. albus (Rosenbach) - гроздекокки золотистый, лимонный и белый. С. весьма распространены в природе - в воздухе, пыли и на поверхности различных предметов, они встречаются как на теле человека, так и в полости рта, кишечника и во влагалище. Живя сапрофитами, они приобретают, при известных условиях, вирулентность и вызывают тогда нагноение и явления воспаления. Фурункул, карбункул, везикулезные воспаления кожи, остеомиелит, а равно и амилоидное перерождение печени, селезенки и почек - вызываются С. В культурах С. развиваются на различных средах. Пигменты С. образуются только при доступе кислорода воздуха, сами же они могут слабо развиваться и в условиях анаэробиоза. Фильтрованные культуры С. содержат токсины.

Б. И.

Стебель

(caulis) - осевой орган растений, растущий неограниченно на своей верхушке и производящий в акропетальной последовательности боковые органы - листья. Верхушка С. большей частью коническая или полусферическая и в противоположность верхушке корня, другого осевого органа растении, голая, т. е. она не одета особой защитной тканью, подобной корневому чехлику, так как она, будучи прикрыта молодыми листьями, густо и плотно налегающими один на другой, достаточно защищена ими от всяких внешних неблагоприятных условий. По мере нарастания стеблевой верхушки в длину возникают новые листья, а старые, раньше образовавшиеся, мало помалу, разрастаясь, расходятся один от другого, отклоняются в сторону и принимают нормальное для данного растения положение. Такое расхождение листьев в значительной степени зависит от того, что участки стеблевой верхушки, находящиеся между двумя последовательными листьями, вытягиваются в длину, благодаря происходящему в них вставочному (интеркалярному) росту; под конец на участке С., прекратившему свой рост в длину, листья находятся иногда на довольно значительном расстоянии один от другого, и С. становится тогда явственно расчлененным на узлы и междоузлия, т. е. С., по мере удлинения междоузлий (т. е. промежутков между листьями), выходит из состояния почки. Стебель в крайне редких случаях (у однодольных, напр. пальм, древовидных папоротников и др.) остается простым, не ветвистым; обычно же он ветвится моноподиально, симподиально или дихотомически; ветвление обусловливается или раздвоением верхушки (дихотомическое), или появлением в пазухе листьев новых почек такого же строения, как и верхушечная почка. Ветви (rami) называются также сучьями, С. второго, третьего и т. д. порядка. От способа ветвления С. зависит общий облик растений. Размеры С. весьма различны; иногда он чрезвычайно мал (у некоторых мхов в несколько сантиметров длины и в несколько миллиметр. толщины), а иногда достигает колоссальных размеров как в длину, так и в толщину, при чем у многолетних двудольных растений и у хвойных он периодически нарастает и в длину, и в толщину. Громадные С. живут по несколько лет, а иногда столетиями и даже тысячелетиями (Taxus baccata, Dracaena Draco и др.); у других растений С. живут год или два (однолетние и двулетние С.). Консистенция С. также различна: у одних растений С. все время остаются мягкими (так наз. травянистые С. у трав, таковые же однолетние С. у многолетних растении, зимующих при посредстве корневищ, клубней, луковиц), у других они со временем становятся плотными, твердыми (так наз. деревянистые С. у кустарников, деревьев); мощный деревянистый С. деревьев называется обыкновенно стволом (truncus). Форма С. обыкновенно цилиндрическая или, правильные, узко коническая, так как к верхушке он всегда тоньше, чем к основанию; но от такой формы наблюдаются различные уклонения; так, у пальм С. большей частью имеет наибольшую толщину по середине, к основанию же и к верхушке он тоньше, у кактусов и некоторых молочаев С. толстый, мясистый, иногда плоский лепешковидный (у Opuntia, напр.), иногда многогранный (у Gereas, различных Euphorbia), шарообразный (у Mamillaria), бочонковидный (у Bombax), плоский лентовидный (у различных лиан); у губоцветных С. четырехгранный и пр.

Поверхность С. также чрезвычайно различная, то гладкая, то шероховатая, то голая, то волосистая, чешуйчатая, покрытая типами, иглами и пр. У многолетних растений поверхность молодых С. значительно отличается от поверхности старых С., так как старые С. утрачивают волоски и обыкновенно на старых С. развивается корка. С. бывает то прямой, вертикальный, то лежачий, приподнимающийся, ползучий по земле. У одних растений он свободно держится в воздухе, у других же опирается на свои воздушные корни, на соседние растения, на различного рода подпорки (камни, стены, скалы и пр.), цепляясь за них при помощи усиков, прицепок и пр.; наконец, С. бывает вьющимся, обвивающимся вокруг подпорок, стеблей других растений то вправо, то влево. Выше очерченная форма С. вполне соответствует его назначению: во-первых выносить листья, главнейшие органы испарения и ассимиляции углерода, в воздух и на свет, т. е. в ту среду, где эти функции могли бы совершаться беспрепятственно; во вторых, поддерживать в воздухе органы размножения - цветки и позже плоды. В то же время С. служит посредником между корнями, поглощающими из почвы воду и растворенные в ней питательные вещества, и листьями, испаряющими воду и перерабатывающими поглощенные, сырые вещества в более сложные. Рост С. вверх обусловливается действием земного притяжения, так как отрицательно геотропичен. Анатомическое строение С. вполне соответствует выполнению назначения этого органа. Так в С. проходят сосудисто-волокнистые пучки, представляющие непосредственное продолжение таких же пучков корней и переходящие прямо в листья. По пучкам этим движутся вода и разнообразные вещества.

У многих растений (двудольных, хвойных) С. в молодом состоянии бывает иначе устроен, нежели в более старом; различают первичное и вторичное строение. (Сначала молодой С. состоит из кожицы, одевающей его со всех сторон, основной ткани и сосудисто-волокнистых пучков. Кожица - обычного строения; основная ткань состоит из паренхимы, в которой для сообщения С. прочности развиваются еще механические ткани: колленхима или склеренхима, в виде сплошных слоев, дуг, отдельных участков и пр.; развиваются в паренхиме еще млечники, масляные, смоляные ходы, воздушные полости; иногда в середине С. вдоль каждого междоузлия паренхима исчезает, заменяясь большой полостью; такой полый С. свойственен напр. злакам и называется соломиной; в узлах соломины серединная полость обыкновенно прерывается прослойками основной ткани. Сосудисто-волокнистые пучки у однодольных растений бывают разбросанными без порядка, скучиваясь больше к периферии; у двудольных же растений и у хвойных они располагаются кругом, так что у таких растений С. явственно бывает расчленен на четыре области: кожицу, кору, сосудисто-волокнистые пучки и сердцевину; прослойки основной ткани между сосудисто-волокнистыми пучками называются сердцевинными лучами. Толщина коры, сердцевины, количество пучков у разных растений различны, различны они у одного и того же растения, смотря по диаметру С. Сосудисто-волокнистые пучки, пробегая вдоль С., ветвятся, соединяются между собою, отходят в листья, в ветви. Первичное строение сохраняется, с весьма ничтожными изменениями, у папоротников, однодольных (исключая только некоторых Agave, Jucca, Dracaena) и немногих двудольных; у большинства же двудольных, а также у хвойных оно изменяется до неузнаваемости. Это изменение обусловливается, во-первых, тем, что с поверхности С., вместо кожицы, развиваются новые кроющие ткани перидерма и позже корка, а внутри С. появляются новые сосудисто-волокнистые пучки, разрастаются старые, так что возникает вторичный луб и вторичная древесина; возникновение их обусловливается деятельностью камбия, залегающего сплошным кольцом между древесиной и лубом. Древесина развивается обыкновенно сильнее, нежели луб, так что ствол состоит главным образом из древесины, где заметны бывают годичные кольца, образующиеся благодаря периодической деятельности камбия. Следовательно, ствол дерева состоит из следующих частей: перидермы (или корки), коры, состоящей из коры собственно и из луба, камбия и древесины, изрезанной сердцевинными лучами; сердцевины же иногда не бывает, иногда она развита весьма мало. Так как камбий состоит из тонкостенных, легко разрываемых клеточек, то перидерма (корка) и кора легко отделяются от древесины. Древесина у одних деревьев сплошь одинакового цвета и одинакового качества, у других растений центральная часть древесины отличается от периферической своим цветом (она темнее), плотностью и прочими качествами; у таких растений древесина разделяется на ядро (центральную часть) и заболонь. Благодаря развитию большой массы древесины, С. приобретает возможность выносить значительную тяжесть множества появляющихся на нем сучьев, веток, листьев и плодов. Не затрудняется в таком С. и проведение питательных веществ от корня к листьям и обратно, так как во вторичном лубе залегают решетчатые трубки, служащие для проведения веществ, вырабатываемых растением, а в молодой древесине (т. е. в заболони) находятся трахеиды и трахеи, по которым проходят вода и вещества, поглощаемые корнем; в старой же древесине хотя и находятся те же элементы, но она имеет назначение чисто механическое, а именно доставлять прочность С.; вот почему дуплистые деревья живут по многу лет, не страдая от недостатка серединной части древесины, пока ветер не свалит их. Вторичная древесина представляет кроме того место, где отлагаются про запас, на зиму, запасные питательные вещества, потому что в состав ее, кроме проводящих элементов (а также механических, т. е. древесинных волокон, так назыв. либриформа), входят паренхиматические клеточки, либо разбросанные среди проводящих элементов, либо сгруппированные в ряде более или менее коротких, более или менее высоких, то толстых, то тонких сердцевинных лучей. Зимой эти клеточки сплошь набиты крахмалом и другими веществами. Таковы внешняя форма и строение С., как органа, поддерживающего в воздухе на свету, листья и плоды. Форма С. имеет большое значение в описательной ботанике.

Кроме указанных форм, вообще С. бывают:  

I. По форме междоузлий и узлов: 1) цилиндрические (обычная форма), 2) нитевидные (когда междоузлия очень тонки и очень длинны), 3) узловатые (когда междоузлия тонки, а узлы вздуты, напр. у зонтичных, гвоздичных и др.), 4) членистые (когда узлы более или менее отделены от междоузлий, так что С. становится ломким, напр. у Salicornia, хвощей), 5) крылатый (когда листья низбегают по С.).

II. По направлению различают: 1) прямые С., 2) изогнутые вправо и влево, 3) коленчатые (когда междоузлия расположены под углом друг к другу, напр. у Alopecurus geniculatus), 4) поникшие, 5) нагнутые, 6) вьющиеся вправо или влево, 7) лазящие, 8) прямостоячие, 9) простертые или лежачие, 10) приподнимающиеся, 11) ползучие. С. второго и пр. порядка, т. е. ветви бывают: 1) прижатые к С., 2) отстоящие (оттопыренные) и тогда либо 3) прямые, либо 4) горизонтальные, либо 5) плакучие.

Наконец, различают еще следующие формы С.: 1) толстый, мощный, одревесневший С. - ствол (truncus); у деревьев (ствол ветвится только наверху), у кустарников (ветвится, начиная с самого низу) и у полукустарников (ствол такой же, как у кустарников, но ветви через год или два отмирают и бывают не длиннее метра). 2) Колонообразный С. (caudex) - толстый, мощный, одревесневший многолетний С. (т. е. ствол), обыкновенно не ветвистый, несущий на верху корону крупных листьев (у саговых пальм, у веерных, перистых пальм, у древовидных папоротников). 3) Травянистый С. собственно (caulis); он называется 1) стрелкой (scapus), если он не ветвистый и несет листья только при корне, а наверху заканчивается цветком или соцветием, 2) плетью (усом, flagellum), если он нитевидный, стелющийся по земле, слабый и укореняющийся в узлах, 3) соломиной (culmus) у злаков. С. имеет иногда иное назначение и, соответственно этому, меняется его форма и его строение. Так, некоторые ветви принимают на себя защиту растения от нападения животных; тогда они становятся безлистными и превращаются в колючки (aculeus), напр. у терна, боярышника; у других растений ветви помогают С. цепляться за подпорку и превращаются в усики или завитки (cirrhi), напр. у винограда, страстоцвета. Служит С. также органом, при посредстве которого растение перезимовывает, и тогда он превращается в клубень (tuberus), напр. у картофеля, шафрана, луковицу (bulbus), напр. у лилии, корневища (rhizoma), напр. у касатика и мн. др. Принимает на себя С. и функции листа и становится тогда плоским, представляя так назыв. кладодии (у спаржи, Ruscus и у др.). С. появляется в растительном царстве довольно рано, а именно у мхов, но у них он бывает весьма небольшим и очень простого строения; так в нем не развивается сосудисто-волокнистых пучков и лишь в центре его находятся вытянутые в длину клеточки - волоконца, которые и служат для проведения питательных веществ.

С. Р.

Стебут Иван Александрович

- заслуженный профессор, общественный деятель, писатель и практик по сельскому хозяйству. Род. в 1833 г. В 1850 г., окончив курс 2-й спб. гимназии, зачислился в студенты Горыгорецкого земледельческого инст. В 1854 г. был оставлен при названном институте преподавателем и помощником управляющего фермой, а осенью 1860 г., по возвращении из заграничной трехлетней командировки, получил там же профессорскую кафедру. Еще раньше, а именно в 1856 г. С. был командирован в Прибалтийские губ. для изучения местных образцовых хозяйств, при чем отчет об этом путешествии был премирован министерством госуд. имущ. За время пребывания за границей, особенно долго оставался в Иене, где занимался изучением естественных наук, главным образом химии под руководством Лемана. В бытность С. за границей, он ознакомился почти со всеми высшими сельскохозяйственными учебными заведениями Германии, Франции, Бельгии и Англии, прослушал там ряд систематических курсов, осмотрел много выдающихся хозяйств, исполнил несколько поручений от своего министерства. Вернувшись в Россию в 1860 г., занял должность младшего профессора института, вел со студентами, кроме того, занятия по политической экономии. На этом поприще С. сказался энергичным деятелем. Желая сделать преподавание более плодотворным и вместе с тем внести живую инициативу в среду учащихся, С. организовал так назыв. "семинарии", на которых читались, обсуждались и критиковались студенческие сочинения. Много сделал также за время пребывании в институте и для пополнения и обогащения сельскохозяйственного музея различными коллекциями, выбранными и приобретенными на лондонской всемирной выставке в 1862 г. В 1868 г., по защите в спб. университете магистерской диссертации "Известь, как средство восстановления плодородия", был переведен на короткое время в спб. сельскохозяйственный институт, но в сентября того же года был уже назначен профессором во вновь учрежденную в Москве Петровскую сельскохозяйственную академию, которой и принадлежит дальнейшая деятельность С., как профессора земледелия.

Совместно с чтением лекций он занялся организацией вспомогательных учреждений при академии - сельскохоз. музея, опытного поля и агрономической лаборатории, приспособленной им для самостоятельных студенческих исследований, деятельно способствовал основанию комитета сельскохоз. консультаций и основанию местного сельскохоз. печатного органа ("Русское Сельское Хоз."), редактором которого был в течение двух лет, явился главным устроителем и работником московской политехнической выставки, выступал лектором в целом ряде публичных чтений, как в Москве, так и в С. Петербурге. Часть таких лекций была обработана впоследствии в книгу "Основы полевой культуры" (изд. 2, т. I и II, М., 1882-84). Летом С. один и с своими учениками посещал разные местности России, изучал положение сельскохозяйственного промысла в разных ее полосах, при чем плодом таких исследований явилась книга "Статьи о русском сельском хозяйстве, его недостатках и мерах к его усовершенствованию" (1857-82; СПб., 1883). С особенной отзывчивостью приходил на помощь отечественному сельскому хозяйству при обсуждении различных вопросов, рассмотрении разных уставов правительственных и земских сельскохоз. школ и, наконец, при составлении общедоступных изданий в помощь хозяевам-практикам, принужденным в корень переустроить свои хозяйства после "Положения" 61 г. В особенности здесь следует остановиться на "Настольной книге", весьма ценном по массе обработанного материала издания, значительная часть текста которого принадлежит его перу. Независимо от сего, в качестве организатора или эксперта, он принимал деятельное участие во всех выдающихся выставках как русских, так и иностранных, на различных конкурсах сельскохоз. машин и орудий, при чем в особенности уделял много внимания конкурсам "плужным". С. не оставлял в стороне и сельскохоз. практической деятельности. Именье "Кроткое" (Тульской губ.), по своему техническому и экономическому благоустройству, представляет тому наглядный пример. Высокое уважение нашего общества к трудам С. выразилось не только избранием его в члены различных ученых и сельскохозяйственных обществ, но и в самых сочувственных приветствиях в день празднования 35-летнего юбилея (21 ноября 1889 г.) ученой и сельскохоз. практической деятельности, при чем инициативу празднования взяла на себя академия. Выйдя, по закрытии академии, в которой он пробыл 30 лет, в отставку, С. не прерывал своих практической сельскохоз. деятельности и литературных работ. Он занялся с особой любовью и настойчивостью пропагандированием специального сельскохоз. женского образования и успел увидеть успехи своих забот по этому предмету: летом текущего 1900 г. были организованы при моск. сельскохоз. учебных заведениях специальные женские сельскохоз. курсы, которыми, надо полагать, положено в России начало высшему женскому образованию в области сельскохоз. знаний.

С начала 1898 г. С. занимает пост председателя ученого комитета мин. землед. и госуд. имуществ, состоя в тоже время членом совета министра и попечителем богородицкого среднего сельскохоз. училища. Кроме упомянутых сочинений, С. напечатал много статей, переводов и переделок иностранных руководств. Приводим названия некоторых: "Гипсование почвы" ("Сельское Хоз. и Лесов.", 1868, ч. 47 и 48); "Сельскохоз. знание и сельскохоз. образование" (М., 1870; 2 изд. М., 1889); "Истощение и удобрение почвы" ("Рус. Сельск. Хоз.", т. II); "О посеве вообще и рядовом в особенности", "Обработка почвы" ("Рус. Сельск. Хоз.", 1871), "Обеспечение скота кормовыми средствами в сев. и на рубеже сев. и средней полосы России" (М., 1871); "Возделывание льна" (М., 1872); "Сельскохоз. школа" ("Вестн. Европы", 1872, XII), "О недостатках современного положения сельскохоз. промышленности" ("Тр. Валуевской Комиссии", 1873), "О мерах к подготовлению хороших управляющих" (1876); "О величине хоз. единицы и обеспечении скота кормовыми средствами в средней черноземной полосе России"; "Из моей сельскохоз. практики" ("Тр. Вольн. Эконом. Общества", 1886 - 87), "Учебник частного растениеводства: полеводство" (СПб., 1888; вып. I); "Нуждается ли русская интеллигентная женщина в специальном сельскохоз. образовании" (СПб., 1891): "Облесение лощин, укрепление оврагов и обсадка полей в с. Кротком" (М., 1895); "О постановке профессионального образования в связи с постановкою общего образования" (М., 1898).

Стейниц Вильгельм

- знаменитый шахматный игрок, род. в 1836 г. в Праге в еврейской семье, в 1900 г. Долгое время жил в Англии, с 1883 г. поселился в Соед. Штатах Сев. Америки. Свою известность в шахматном мире упрочил в начале 1860 годов, а после победы в матче над Андерсеном в 1866 году С. приобрел звание всемирного шахматного короля, но в 1894 г. должен был уступить первенство Э. Ласкеру (XVII, 359). С. вновь внес в игру порядок, метод, правильность, когда эти качества игры начали утрачиваться в стремлении к блеску, введенному Морфи. Громадное количество анализов и соч. "Modern Chess Instructor" (т. I, Нью-Йорк, 1889) - отводит С. первостепенное место и в теории шахматной игры. В Нью-Йорке С. изд. "International Chess Magazine".

Стела

(sthlh) - у древних греков название каменных или мраморных столбов, которые служили или в качестве надгробных памятников, или в качестве плит для вырезывания государственных документов. Надгробные С. бывали или без украшений, или с простым орнаментом, с посвятительными надписями, с изображениями усопших в красках или рельефе, группами или в виде отдельных фигур. С. простейшего вида представляет собой мраморную плиту или колонну с узорным орнаментом по краям и надписью; нередко вырезывались изображения двух розеток. В качестве тем для рельефных изображений брались или эпизоды обыденной жизни, или сцены предсмертного расставания, или пиршественные сцены. Многочисленные образцы дошедших до нас С. представляют большой интерес и достоинство не только по своему содержанию, но и по художественному исполнению. Хотя они вышли из под резцов второстепенных скульпторов, даже ремесленников, однако, в них отражается влияние первоклассных ваятелей. Самые лучшие экземпляры находятся в Афинах и сохраняются или на местах, или в национальном афинском музее. Надписи на могильных С. состояли из имени покойного, имени его отца, названии области или дема; при имени женщины упоминалось и имя ее мужа. Попадаются и метрические надписи, но длинные и старательно сочиненные надгробия редки. Ср. "Die antiken Grabreliefs" (Берлин, 1890, издание германского археолог. института); Le Bas, "Antiquites figures"; Welcker, "Alte Denkmaler" (II т., стр. 232, Геттинген, 1852); Stephani, "Der ausruhende Heracles" (СПб., 1854); Pervanogli, "Das Familienmahl auf altgriechischen Grabstelen" (Лпц., 1872); его же, "Die Grabsteine der alten Griechen" (Лпц., 1863); Hollander, "De operibus anaglyphis"; Salinas, "Monumenti Sepolcrali"; "Mittheilungen des deutschen Instituts zu Athen" (II, стр. 459; IV, стр. 161; VII, стр. 160 и проч.); Pottier, "Etude sur les Le cythes blancs antiques a representations funeraires" (П., 1883); Furtwangler, "Die Sammlung Sabouroff" (Б., 1883); Gardner, в "Journal of Hellenic Studies" (1854, стр. 105 - 142).

Н. О.

Стереоскоп

- общеизвестный оптический прибор, служащий для рассматривании фотографических изображений, представляющихся при этом рельефными, если изображения были сняты с рельефных предметов. Когда мы смотрим на какой-нибудь предмет, то оси обоих глаз направляются на какую-нибудь его точку и на сетчатой оболочке глаза образуются изображения не тожественные, так как правый глаз видит большую часть правой стороны предмета, чем левый глаз и, наоборот, левый глаз видит большую часть левой стороны предмета, чем видит правый. Чем больше расстояние между глазами, тем значительные различия между двумя изображениями и тем сильные ощущение рельефа. Фотографические снимки с действительного предмета делаются при помощи двух рядом стоящих объективов; расстояние между их центрами должно быть, приблизительно, равно расстоянию между глазами. С. имеет вид ящика, подобного биноклю, но вместо объективов на дне ящика лежит двойное фотографическое изображение, а в трубочках С., обращаемых к глазу, помещены половинки разрезанного выпуклого стекла, притом так, что левая половина помещена направо, а правая налево, вследствие чего полу чечевицы обращены тонкими краями друг к другу. Каждая из них действует не только как увеличительное стекло, но и как призма и оттого оси обоих изображений составят между собой угол, подобно тому, как при рассматривании действительного предмета оси глаз составляют между собой угол. С. изобретен Витстоном и построен первоначально в другой форме, а именно за глазными трубочками прибора помещаются два зеркальца, соприкасающиеся ребрами под прямым углом; в правом зеркальце видно изображение предмета, помещенное в приборе на его правой стенке, а в левом - изображение, помещенное налево. В первых С. до изобретения фотографии помещались только чертежи геометрических тел и несложные перспективные рисунки. Если, при снимании изображений для С., расстояния между объективами больше расстояния между глаз, то рельеф будет усиленный и может перейти в безобразный для предметов близких к глазу, но зато облегчается суждение о рельефе предметов отдаленных. На этом основано устройство телестереоскопа Гельмгольца - прибора, назначенного для определения, какие из дальних предметов находятся впереди других. Перед глазными трубочками находятся два зеркальца, как в С. Витстона; на одной линии с ними направо и налево помещены другие два зеркальца, отражающие изображения предметов в первые зеркальца. В каждом из глаз составится изображение отдаленных предметов и если линейка, на концах которой укреплены крайние зеркальца, имеет 1 1/2 - 2 метра длины, то можно судить о том, например, какая из вершин и холмов, рисующихся рядом, ближе к наблюдателю. Айвс (Ives) устроил особенной системы С., в который рассматриваются фотографические изображения, освещенные сквозь стекла: красное, зеленое и (фиолетовое, сумма цветов которых даст все цвета предметов природы, снятых для С. Эти фотографические снимки сделаны так, как то было объяснено выше, но сняты трижды - каждый раз чрез цветное стекло красное, зеленое и фиолетовое, последовательно. Соответственно расположенные зеркала совмещают три изображения для каждого глаза в одно, вследствие чего цвета изображений, налагаясь один на другой, кажутся натуральными и С. дают им рельеф.

Ф. П.

Стерлядь

(Acipenser ruthenus L.) - рыба из рода осетр (Acipenser). От других представителей этого рода, водящихся у нас, С. совокупностью следующих признаков: усики ее бахромчатые, снабженные боковыми отростками, нижняя губа разделена выемкой на две половины; спинных щитков 13-17, они почти треугольной формы, вытянуты на заднем конце в шиповидный отросток и почти соприкасаются между собой; боковых щитков 60-70, они тесно сближены и ромбоидальной формы; брюшных щитков 13-15, они неправильной треугольной формы и не соприкасаются. Кожа между рядами щитков покрыта мелкими гребешковидными костяными чешуйками, а на брюхе зернистыми костяными образованиями. Рыло удлиненное, узкое, заостренное. Цвет спины серо - или темно-бурый, брюхо желтовато-белое, плавники серые. Цвет значительно варьирует, а также и форма рыбы. Попадаются иногда помеси С. с осетром и севрюгой. Длина С. до 12 вершков и вес 3-5 фунтов, но в исключительных случаях попадаются экземпляры до пуда весом и до 2 аршин длины. От других наших представителей рода осетр С. отличается тем, что это чисто пресноводная рыба. Водится она в реках Черного, Азовского и Каспийского морей, в системе Оби и Енисея, а также в системе сев. Двины, куда проникла в 30-х годах этого столетия из Камы через Екатерининский канал и где теперь водится в значительном количестве. Встречается С. также в реках и озерах Балтийского бассейна, но нельзя с уверенностью сказать, поселилась ли она здесь или это случайные экземпляры. Больше всего С. в Волжской системе. Вне России она встречается лишь в Днестре и Дунае. С. держится постоянно на дне, предпочитая глубокие места и лишь вечером и ночью выходит на мелкие места или поднимается на поверхность. Водится преимущественно в реках с чистой и быстротекущей водой и песчаным или хрящевым дном. Она не совершает таких больших передвижений, как наши другие виды того же рода, но все же кочует, а зимой держится в одном месте и иногда в большом количестве залегает в глубоких ямах. При весеннем движении вверх по реке С. идет иногда большими стаями. Главную пищу С. составляют личинки насекомых, особенно комаров и мошек, а также взрослые насекомые (поденки и др.). Нормальные места нереста С. глубокие и быстрые места с дном, покрытым крупным песком, гравием или камнями. Икрометание происходит преимущественно в первой половине мая, но может происходить и в апреле, а в низовьях Волги частью и в начале июня. Число икринок, вероятно, тысяч до 100, они крепко пристают к подводным предметам; развитие идет весьма быстро. С. ловится с помощью плавных и ставных сетей и различной крючковой части (удочек, переметов и т. д.).

Н. К.

С. - Лов С., в виду ее высокой ценности, сделался на Волге настолько интенсивным, что на рынок поступают не только действительно ценимая, но и мелочь (1 четв. общей длины), тело которой состоит лишь из одних щитиков. Она продается по 1-3 рубля за пуд (Саратов), при чем в пуде насчитывается от 300 до 900 экземпляров. Эти двухгодовалые стерлядки губятся соверш. непроизводительно массами. Та же рыба, по достижении 4 лет, имела бы ценность в 20-40 раз большую. С. крупная, живая, составляет предмет гастрономической роскоши и ценится в Петербурге по 5 и более руб. за фунт, так что С. величиною четверти в три уже продают 15 руб. штука. Надо заметить, что та же С. в замороженном виде (снулая) ценится уже копеек 30-40 за фунт. Живая С. с Волги доставляется по воде, в прорезях, вплоть до Петербурга, где поступает в живорыбные садки. Кроме того, С. перевозят в больших ваннах с водой по железной дороге. С. отличается большой живучестью и легко переносит как перевозку, так и переселение в пруды, хотя в последних теряет способность размножаться; но мясо ее в хороших прудах не меняет своего вкуса и С. бывает в прудах даже жирнее. В прудах Никольского казенного завода С., привезенная сюда с Волги, живет вот уже 30 лет, достигнув громадных для этой рыбы размеров. Рыботорговцы весьма часто практикуют выпуск мелкой С. в арендуемые озера, где после того, как она подрастет, ее вылавливают и продают по удесятеренной, против первоначальной, цене. Разведением завозимых таким путем С. занимается в России рыбовод Ковальчуков (Курской губ.). Русские зоологи впервые добились искусственного оплодотворения стерляжьей икры (акад. Овсянников и проф. Вагнер в 1869 г.) и вывели искусственно стерляжью молодь. С тех пор опыты повторялись неоднократно, но практически дело разведения этой, безусловно заслуживающей того, рыбы не налажено, в виду значительных трудностей, связанных с добычей половозрелых экземпляров. Несмотря на заказы оплодотворенной стерляжьей икры из Германии, по которым Имп. общества рыбоводства и рыболовства не раз командировало на Волгу для этого дела рыбоводов, хлопоты не увенчались пока успехом. Общее количество добываемой в районе ведения астраханского рыбного правления (Каспийское море и р. Волга до Камышина) С., по отчетам за 1896 и 1897 гг., определяется от 74000 до 92000 штук. Но так как громадное количество С. ловится по всей Волге и ее притокам, то эта цифра должна быть во много крат увеличена. Икра С. гораздо мельче, чем у других видов осетровых, но все же она приготовляется для продажи из С. более или менее крупных. Из различных разностей С. наиболее славятся своим вкусом двинская и камская С.

Н. Б-н.

Стерн Лоренс

(Sterne, 1713-1768) известный английский юморист; изучал в Кембридже богословие, долго был пастором в деревне. Первый роман, написанный С.: "The life and opinions of Tristram Shandy" (Лонд., 1759-67), доставил автору величайшую популярность; новизна его манеры возбудила всеобщее внимание и С., переехавший в Лондон, сделался любимцем высшего лондонского общества. Этот роман состоит из ряда рассказов, которые излагаются частью от лица Иорика (под которым подразумевается сам С.), частью от лица фантастического Тристрама; все произведение в целом проникнуто оригинальною ученостью и представляет собой скорее гениальные беспорядочные наброски, чем художественное произведение, составленное по известному плану. "Тристрам Шенди" выдержал много изданий и переведен на многие европейские языки (русский перевод под заглавием: "Жизнь и убеждении Тристрама Шенди". СПб., 1890).

Более стройно "Sentimental journey through France and Italy" (Лонд., 1768), написанное С. после действительно совершенного им путешествия: это сочинение, по которому получило название "сентиментальное" направление в литературе", представляет собой изображение любовных похождений путешественника, чередующееся с изложением волнующих его чувств. Кроме того, С. издал много томов "Sermons" (1760 и след.) После его смерти вышли его "Letters to his most intimate friends" (1775) и переписка его с Элизой (Елизаветой Дрэнер) - дамой, с которой С. долгое время находился в близких отношениях. Собрание сочинений С. выходило многократно; последнее издание, с автобиографией С., появилось в 1884 г. На русском языке, кроме вышеуказанного перевода "Тристрама", имеются переводы "Сентиментального путешествия" (1793; новый перевод Д. Аверкиева, СПб., 1891 и 1892); в 1801 г. был издан сборник под заглавием: "Красоты С. или собрание лучших его патетических повестей и отличнейших замечаний на жизнь"; перевод его стихотворения "Без ответа" помещен в "Отечеств. Записках" (1877, ј 4). Ср. Ferriar, "Illustrations of Sterne" (Лондон, 1798); Traill, "Lawrence Sterne" (Лонд., 1882); Fitzgerald, "Life of L. Sterne" (Л., 1864; нов. изд., 1890; здесь рассказывается судьба С. После смерти труп его был вырыт похитителями трупов и продан в кембриджский университет для практических занятий по анатомии); А. Дружинин, "Лекции Теккерея об английских юмористах - (в его "Собр, соч.", т. V).

Стерх

или белый журавль (Grus leucogeranus) - один из видов журавлей, гнездящийся в низовьях Волги, по берегам Сырдарьи, в Киргизских степях, в северной части Туркестана и местами в Сибири. Зимует в северном Китае, в северной Индии и отчасти в Закавказье.

Стетоскоп

- трубка для выслушивания тонов сердца, различных дыхательных шумов и т. д., употребляемая в медицинской практике. Чаще имеет форму полого цилиндра с вогнутой ушной раковиной и делается чаще всего из дерева. Сплошные деревянные цилиндры не лучше полых передают звук. Есть и др. системы С., более сложные.

Стефенсон Джордж

(Stephenson, 1781-1848) - главный изобретатель железных дорог, был сначала простым рабочим, затем возвысился до директора каменноугольных копей лорда Ревонсворта, построил первый локомотив в 1814 г., в 1824 г. устроил машиностроительный завод; по его предложению и указаниям сооружена первая железная дорога, с пассажирскими вагонами, между Стоктоном и Дарлингтоном. Он первый употребил при этом гладкие рельсы и усовершенствовал их конструкцию. Сооружением железной дороги между Ливерпулем и Манчестером он приобрел себе незыблемую славу (1829). Приз за наилучший и наибыстрейший локомотив для этой железной дороги, который должен был везти тяжесть втрое больше собственного веса со скоростью 10 англ. миль в час, не испуская дыма, получила "Ракета" С., которая тащила тяжесть в 5 раз больше собственного веса со скоростью 14-20 англ. миль в час. Этот успех был обеспечен соединением в "Ракете" следующих условий: 1) выпуска отработавшего в цилиндре пара в дымовую трубу, что способствует усилению горения огня в паровозной топке; 2) применением трубчатого котла, изобретенного Бутсом в Англии, благодаря которому большая часть полученной теплоты уходит на парообразование. С этого времени С. руководил постройками важнейших железных дорог в Англии, строил для них машины и часто, для этой же цели, был приглашаем в другие страны. см. Smiles, "The life of George S." (нов. изд. Лонд., 1884).

Стиль

в начертательных искусствах и в их применениях к ремеслам и промышленности - совокупность особенностей общего вида произведения и его деталей, рисунка и расположения его частей, его красок, орнаментации и всего исполнения - особенностей, в которых выражаются дух того или другого народа и господствующий вкус того или другого времени. Так, напр., в архитектуре различаются, в отношении народности, С. египетский, древнегреческий с его дорической, ионической и коринфскою ветвями, этрусский, римский, византийский, мавританский и др.; в отношении времени - С. романский, готический, возрождения, барокко, рококо, империи и пр. С. рождается сам собой в зависимости от требований быта и хода исторической жизни народа, слагаясь из изобретаемого являющимися среди него талантливыми художниками и из заимствований от соседних народов. Когда образовавшийся таким естественным путем С. уже давно отжил свой век, позднейшее художественное творчество нередко возвращается к нему; так, напр., до настоящего времени строятся здания в греческом и других С. прошедшего времени, употребляются орнаменты С. возрождения, рококо и пр., изготовляются предметы комнатного убранства в С. империи в т. п. В подобных произведениях С. бывает "чистым", когда в них нет ничего такого, что не соответствовало бы ему, и все его элементы являются на своем месте, в неизмененном виде и в должном соотношении между собою. Наоборот, С. называется "нечистым", когда в него введены элементы, взятые из других стилей, искаженные или произвольно изобретенные автором произведений. Кроме духа народа и вкуса времени, в каждом художественном произведении отражается индивидуальность его исполнителя и притом тем сильные, чем значительные дарование последнего. Отсюда происходит, что великие и выдающиеся художники создают каждый свои особые С., которым обыкновенно подражают ученики и последователи этих мастеров. Б подобных случаях, вместо слова "С. ", можно употреблять термин "манера".

Стихарь

- священная одежда, прямая, длинная, с широкими рукавами. Наименование свое С. получил от греческого слова sticoV - стих, строка, прямая линия. В древности одежда эта известна была под многими наименованиями, напр.: sticarion, alba, tunica. Почти все эти наименования означали обычную нижнюю одежду, которую в древности носили мужи и жены. Церковь христианская приняла эту одежду в число священных по образцу ветхозаветной священнической одежды, известной под именем хитона или у первосвященников - подира. С. находился во всеобщем употреблении во всех древних церквах. В древности С. изготовлялся из льна и был белого цвета, на что указывает одно из его наименований - alba (белая одежда). Этому цвету С., как цвету одежд ангельских, соответствует и то таинственное знаменование, какое соединяют с ним учители церкви. С. знаменует светлую жизнь облачающихся в него, напоминает о той чистоте и непорочности, с которой служители Божии должны проходить свое высокое служение, и выражает их духовную радость о Господе, внушаемую чистотой жизни. Это знаменование выражается в молитве, читаемой при облачении в С.: "возрадуется душа моя о Господе, облече бо мя в ризу спасения и одеждой веселия одея мя". Эта одежда усвоена всем трем степеням священства, так как от них требуется одинаковая чистота жизни. В нее облачаются также иподиаконы и, по благословению епископа, чтецы и певцы. У архиерея и священников С. делается шире и просторнее дьяконского и называется подризником, так как находится под другими ризами, ими надеваемыми. Иногда нашиваются ленты на боках и рукавах С., знаменующие собой те узы, которыми был связан Спаситель пред Каиафой и Пилатом, и кровь, истекшую из ребра Его. Разрезы под рукавами С. напоминают о прободенном ребре Спасителя. Оплечья на С., из других материй или других цветов, означают язвы от биения на раменах Спасителя. См. В. И. Долоцкий, "О священных одеждах" ("Христ. Чтение", 1848, ч. I); архим. Гавриил, "Руководство по литургике или наука о православном богослужении" (Тверь, 1886); И. Лебедев, "Наука о богослужении православной церкви" (М., 1890); Еп. Нестеровский, "Литургика или наука о богослужении православной церкви" (Курск, 1895).

Сто дней

(Les cent jours) - так называется вторичное царствование Наполеона I во Франции. Живя в изгнании на остров, Эльбе, Наполеон зорко следил за делами Франции, знал о недовольстве, возбужденном в народ и в армии реакционной политикой Бурбонов, а также о раздорах на венском конгрессе. Против Людовика XVIII устраивались заговоры; в разных местах вспыхивали бунты, 26-го февраля 1815 г., во главе маленькой армии (1600 чел., с 80 лошадьми и несколькими пушками), Наполеон направился во Францию и 1 марта высадился на берегу Жуанвильского залива. Поход его скоро превратился в триумфальное шествие. Принимая городское начальство и граждан в Гренобле, Наполеон развернул перед ними свою политическую программу. Он явился "избавить Францию от оскорблений со стороны возвратившихся дворян, обеспечить крестьянам свободное обладание их землями, отстоять добытые революцией социальные приобретения против меньшинства, стремящегося восстановить сословные привилегии и феодальные права прошлого века. Бурбонская монархия доказала свою неспособность отрешиться от своей худшей опоры, - духовенства и дворян. Социальное дело революции может быть упрочено только династией, обязанной своим троном революции". Он отказывался от завоевательных планов, обещал дать Франции мир извне и свободу внутри, покорно склонялся перед стремлением французской нации к конституционному правлению. Провинция ликовала; крестьяне и рабочие переходили на сторону Наполеона, своего "спасителя". 10 марта Наполеон был уже в Лионе, где формально принял титул императора, а вечером 20 марта прибыл в Тюльери. Король бежал в Гент. Возвращение Наполеона соединило против него всю Европу. 13 марта представители держав объявили Наполеона вне закона; был возобновлен шомонский трактат. Курьеры, посланные Наполеоном к европейским дворам, не были приняты. Наполеон принял энергичные меры для защиты: он призвал на службу всех состоявших в отпуску офицеров и солдат.

Подготовка к войне велась параллельно с заботами об организации правительства. Приходилось считаться с требованиями либералов, так как, по словам Наполеона, "слабое, враждебное нации правительство приучило народ к самозащите". 24 марта отменена была цензура, после чего Францию наводняли политические брошюры; отовсюду присылались проекты новой конституции. Было образовано новое министерство, среди которого выделялись имена Фуше и Карно, явных врагов Наполеона. Министром юстиции был Камбасерес, финансов - Годен, канцлером казначейства - Моллиен, военным министром - Даву, морским - Декре, министром иностр. дел - герцог Бассано. Император приблизил к себе Бенжамена Констана, вождя либералов, написавшего против Наполеона, перед самым его приездом в Париж, враждебную статью. Наполеон поручил ему составление конституции, уверяя его в своих либеральных взглядах. Декрет о созвании департаментских избирательных коллегий был подписан Наполеоном еще в Лионе, 13 марта. Составленная Б. Констаном конституция была издана, по желанию Наполеона, как "дополнительный акт" (acte additionnel) к прежним конституциям VIII, Х и XII гг., но она не имела с ними ничего общего. В сущности, она приближалась к хартии 1814 г., утверждая представительное правление и ответственность министров, повторяя фразы о свободе совести, об индивидуальной свободе. Проступки печати представлялись ведению обыкновенного суда присяжных. В общем, новая конституция была встречена враждебно. В особенности были недовольны отменой обещания собрать "майское поле". Чтобы придать своей конституции характер национальной санкции, Наполеон прибегнул к плебисциту, обнародовав 22 апр. "дополнительный акт". 1532572 голоса были поданы за акт, 4802против, но очень многие воздержались от подачи голоса. Общественное мнение было настроено враждебно против диктаторского способа дарования Франции политической свободы. Наполеон решился созвать палаты. На 26 мая в Париже были созваны делегаты от избирательных коллегий для выяснения результатов плебисцита и для присутствия на торжестве "Майского поля". 1 июня состоялось ходульное торжество, вызвавшее своею театральностью негодование массы и насмешки аристократов. 3 июня собралась палата депутатов. На выборы шли неохотно, народ занят был мыслью о войне. В своей тронной речи 7 июня Наполеон заявил, что им "начинается конституционная монархия". Но императору никто не верил, да и сам он, встречая противоречь, постоянно раздражался; в душе он оставался прежним деспотом. Утомление и разочарованность овладели всеми. После поражения при Ватерлоо Наполеон, 21 июня, прибыл в Париж, а 22-го отрекся от престола в пользу сына. См. Н. Houssaye, "1815" Л. К-ий.

Сто дней (воен.). - Военные силы, предназначенные союзниками для действия против Наполеона, составляли до 850 тыс. чел. и образовали 4: армии: 1) голландскую (106 тыс.), из английских, голландско-бельгийских и нассауских войск, под начальством герцога Веллингтона; 2) нижнерейнскую (251 тыс.), из прусских и северогерманских войск, под начальством Блюхера; 3) среднерейнскую (168 тысяч), из русских войск Барклая-де Толли, и 4) верхнерейнскую (254 тыс.), кн. Шварценберга, из австрийских и южно-германских войск; кроме того сформированы были 2 вспомогательные армии (до 80 тыс.), из австро-пиемонтских войск. Силы союзников сгруппировались вдоль границы Франции, для концентрического наступления к Парижу. Наполеон имел в своем распоряжении до 200 тыс. действующих войск и 150 тыс. национальной гвардии. Когда попытки его уладить дело мирным образом не удались, он рушился предупредить союзников наступлением и постараться разбить одну из их войсковых групп до прибытия соседей. Он отрядил 110 15 тыс. к Пиренеям и к итал. границы, 25 тыс. -к Рейну, а главную свою армию (150 тыс.) сосредоточил на линии Мец-Лиль, чтобы вторгнуться в Бельгию между Веллингтоном и Блюхером. К началу июня правое крыло армии Веллингтона упиралось в линию Гент-Ат, левое стояло между Брюсселем и Монсом, а в центре, от Нивеля до Граммона, находился кавалер. корпус. Пруссаки Блюхера (124 тыс.), к концу мая, имели 3 корпуса в 1-й линии, у Шарлеруа, Намюра и Синея; один корпус находился во 2-й линии, у Люттиха. Первоначальный план Веллингтона и Блюхера заключался в том, чтобы 15 июня перейти границу и атаковать Наполеона; но для подготовки этого наступления ничего не было сделано. Между тем Наполеон решил действовать через Живе, по долине Мааса, против центра и левого крыла Блюхера и прорвать центр стратегического фронта союзников. Главный удар он намеревался направить на Шарлеруа, чтобы разъединить армии союзников. 15-го июня франц. армия перешла границу и двинулась к Шарлеруа. Опрокинув слабые неприятельские отряды. французы должны были идти на Сомбреф и Катр-бра. Этим движением Наполеон надеялся заставить Блюхера отойти к Намюру, и затем хотел обрушиться на Веллингтона; но Ней, направленный на Катр-бра, наткнулся на бригаду принца Саксен-Веймарского и. полагая, что имеет дело со всей англ. армией, остановился; войска французского центра тоже не продвинулись вперед. Блюхер еще раньше приказал своим корпусам отходить на Флерюс, Мази, Намюр и Ган. Сведения, собранные к вечеру 15 июня, заставили Наполеона предполагать, что пруссаки намерены сосредоточиться cевернее и восточные Флерюса, а англо-голландцы пытаются стянуться у Катр-бра. На основании этих сведений, Наполеон приказал трем корпусам двинуться на сдедующий день (16-го) на Сомбреф и атаковать Блюхера, а Нею - овладеть Катр-бра и затем направиться против тыла и правого крыла пруссаков. 16 июня произошли бои у Линьи и Катр-бра. События этого дня выяснили совершенно иную обстановку, нежели та, на которой Наполеон основывал свои расчеты. Быстрое сосредоточение пруссаков и неожиданно упорное сопротивление, встреченное французами у Катр-бра, доказали, что союзники вовсе не были застигнуты врасплох. Полагая, однако, что после битвы при Линьи пруссаки в беспорядке отступают к Намюру, Наполеон на следующий день двинул для преследования их часть своих войск (около 30 тыс.), под начальством Груши, а с главными силами направился к Катр-бра, против Веллинттона. Последний, получив известие об исходе боя у Линьи, отступил я остановился на позиции у Мон-Сен-Жан. Авангард следовавших за ним французских войск расположился у Бель-Альянса.

К вечеру 17 числа вся прусская армия сосредоточилась у Вавра. Здесь генер. Гнейзенау, заступивший место раненого Блюхера, получил уведомление от Веллингтона. что французы на другой день вероятно атакуют позицию у Мон-Сен-Жан; поэтому прусский главнокомандующий решил выступить с главными силами из Вавра, чтобы выйти на правый фланг и в тыл противнику. 18 июня произошла роковая для Наполеона битва при Ватерлоо, 19-го июняя Груши нанес безрезультатное поражение корпусу Тильмана к С от Вавра (V, 332), но, получив известие о катастрофе, постигшей главную французскую армию, поспешно отсту пил. 26 июня остатки наполеоновской армии (до 60 тыс.), начальство над которыми принял Груши, собрались у Суассона, с целью прикрыть Париж. Блюхер и Веллингтон, оставив необходимое число войск для осады франц. крепостей, направили 120 тыс. к Парижу. Между тем русская, австрийская и сардинская армии двинулись к франц. границе и вскоре оттеснили неприятельские отряды к Страсбургу, Бельфору, Роне и Тулону. Сдача Парижа, вечером 3 1юдя, разрешила военный вопрос и ускорила разрешение вопроса политического.

Я. О.

Стоглав

- сборник, содержащий описание деяний и постановлений собора 1551 г. Такое название сборника установилось лишь в научной литературе. Описатели XVII в. называли его "Стоглавником", в виду того, что он разделен на 100 глав. Отсюда и сам собор 1551 г. принято называть стоглавым. Он был открыт самим царем. На соборе присутствовали преимущественно представители духовенства: митр. Макарий, 9 архиепископов и епископов, многие архимандриты, игумены, духовные старцы и священники. Были и представители светской власти: в обращении к членам собора царь поименовывает свою братию, всех любимых своих князей, бояр и воинов. По своему значению, это был один из важнейших соборов московского государства. Собор созван был главным образом в виду того, что многие священные обычаи "поисшаталися": многое было учинено в церкви по самовластию, прежние узаконения оказались нарушенными, божественные заповеди оставались в небрежении. В руководство собору царь предложил сначала 37 вопросов, потом еще 32. Царские вопросы и ответы на них собора и составляют главное содержание С. Они затрагивают следующие темы: 1) о церковном богослужении, а именно об уставности и чинности церковных служб, об исправности богослужебных книг, о правилах иконописания, о крестном знамении, о пении аллилуия и о некоторых других церковных обрядах; 2) об упорядочении епархиального управления и суда, путем учреждения новых органов надзора над духовенством, устранения светских архиерейских чиновников от вмешательства в сферу чисто духовного суда и организации контроля над их судебной деятельностью по другим делам, устранения злоупотреблений при взимании различных пошлин и поборов с духовенства и мирян; 3) об устранении злоупотреблений при управлении монастырскими имуществами и доходами и об искоренении разных пороков монашеской жизни; 4) об улучшении различных сторон мирского быта (меры против брадобрития в связи с содомским грехом, против волшебства и колдовства, скоморошества, языческих народных увеселений, игры в зернь и пр.). Были затронуты на соборе и вопросы общегосударственные: царь возвещал собору о своих "нужах и земских настроениях". Он предложил собору рассмотреть судебник и уставные грамоты и, если в них не окажется ничего несогласного с правилами церкви и прежними законами, утвердить своими подписями (гл. 4). Сюда же относятся постановления собора о новом общегосударственном сборе на выкуп пленных (гл. 72); о святительских и монастырских слободах и отношении их к посадам (гл. 98); о несудимых грамотах (гл. 67) и пр. Известно также, что царь имел в виду внести на рассмотрение собора целый ряд весьма важных вопросов: о местничестве, об организации службы, о поместьях и вотчинах, о корчмах, мытах и т. д. но эти вопросы в С. не включены, так что нельзя сказать, обсуждались они на соборе или нет.

Несмотря на такое обилие и разнообразие поставленных вопросов собор дал свои ответы в сравнительно короткое время: заседания, открытые 23 февр., закончились к началу мая, так как до 11 мая соборные постановления сообщены были на просмотр в Троицкий монастырь и возвращены оттуда. Постановления С. представляют богатейший материал для изучения культурного быта московского общества половины XVI в. и до сих пор имеют важное практическое значение, так как служат для старообрядцев одним из главных опорных пунктов в их полемике с представителями господствующей церкви. Самым важным, но и наиболее спорным является вопрос: был ли С. официальным памятником, имел ли он каноническое значение в том виде, как сохранился до наших дней, или нет? Решение этого вопроса затрудняется тем, что до нас не дошло почти никаких, известий о порядке заседаний собора и выработки его постановлений. Сохранилось лишь известие, что собору должны были быть представлены дьяками доклады об указах прежних князей; в самом С. сказано, что все царские предложения и вопросы и ответы на них "писанию преданы" и в записанном виде посылались в Троицкий Сергиев монастырь на просмотр бывшему митр. Иоасафу и другим находившимся там духовным лицам, которые, рассмотрев "царское и святительское уложение", к этому "соборному уложению" присоединились (гл. 99) и сделали лишь несколько к нему примечаний, которые также вошли в состав С. (гл. 100). Указания на запись соборных постановлений и их название подтверждаются целым рядом официальных документов. Так, в промежуток времени от 17 мая 1551 г. по 1560 г. издано до 12 грамот и актов, которыми проводятся новые меры в порядки церковного управления и суда по "новому соборному уложению" или просто "по соборному уложению", иногда именуемому еще соборным уложением митр. Макария, или соборным уложением царя и митрополита совместно, или наконец "царским советом и соборным уложением". Один раз предписано "чинити о всем потому, как в соборном уложении писано". Сверх того довольно обширные извлечения из соборных постановлений, под именем наказов или наказных списков, рассылались митрополитом и епископами по городам и монастырям подчиненных им епархий. До сих пор известны два типа таких наказов (по три наказа для каждого типа): наказы одного типа предназначались для руководства епархиальному духовенству; другого - для монастырей. В грамоте митрополита, при которой послан в июле 1551 г. наказ в Симонов монастырь, сохранилась припись, из которой видно, что с такими же грамотами предписано было разослать и по иным монастырям "поучение, главы из тое же соборные книги выписати". Подобное же указание на существование соборной книги сохранилось еще в записи деяний церковного собора 1553 г., на котором царь с митрополитом и со всем собором рассуждал "о прежнем соборном уложении, о многоразличных делех и чинех церковных, и по книге соборной чли, которые дела исправилися и которые еще не исправилися". Наконец известно, что большой московский собор 1667 г. о соборе стоглавом ("и что писаша о знамении честного креста, сиречь о сложении двою перстов, и о сугубой аллилуии, и о прочем, еже писано нерассудно, простотою и невежеством в книге Стоглаве", и о клятве в соблюдении соборных правил) постановил, что "той собор не в собор, и клятва не в клятву, и ни во что же вменяем, яко же и не бысть".

Совокупность всех этих официальных свидетельств приводит некоторых исследователей к убеждению, что постановления собора 1551 г. получили законодательную силу в кодексе, известном под именем С. (Голубинский). Не смотря на всю авторитетность защитников этого мнения, далеко не все в нем является бесспорным. Подлинная соборная книга с подписями членов собора не сохранилась или до сих пор не разыскана. Списки С. XVI и XVII вв. значительно между собой различаются; между ними отмечают три редакции: пространную, среднюю и краткую. Какую же из них следует считать основной? Лишь относительно средней установилось согласное мнение, что она возникла в XVII в. Относительно двух остальных мнения расходятся: одни, в том числе и защитники официальности С., считают основной краткую редакцию; другие убедительно доказывают неосновательность этой точки зрения и признают подлинными пространные списки. и эти списки, однако, оказываются не тожественными. Не говоря уже о часто встречающихся небольших, а иногда и немаловажных вариантах, недавно стал известен список С. 1595 г. с иным распределением материала по главам; кроме того здесь недостает некоторых статей, напр. о брадобритии, но зато имеются новые вставки в текст. Самое разделение сборника на 100 глав скорее обнаруживает работу частного описателя, так как по главам распределены не только вопросы царя и постановления собора, но и запись о составе собора, предисловие, речи царя к собору, посылка постановлений собора на просмотр бывшего митр. Иоасафа и пр. Само число глав указывает на неудачное подражание Судебнику, разделенному на 100 статей. Распределение материала по главам также вызывает недоумения. В 5-й главе изложены первые царские вопросы, ответы на которые начинаются с 6-й главы и идут до 41-ой, где изложены новые 32 вопроса, с ответами на них в таком порядке, что за каждым вопросом помещен и ответ на него; с 42-й главы опять продолжаются ответы на первые вопросы. Не всегда возможно установить и соответствие между постановлениями собора и царскими вопросами; в числе первых несомненно имеются такие, вопросов на которые в С. нет. Нельзя, однако, утверждать, что они возникли по собственной инициативе собора, так как теперь известны еще царские вопросы, почему-то в С. не включенные, а равно и такие царские предложения, которые хотя и попали в стоглав, но оказались зарытыми в соборных ответах (гл. 49 и 69) и не упомянуты в числе царских вопросов. С другой стороны в числе последних встречаются места, занесенные сюда по ошибке (вопрос 6-й: "а нам пастырем о том небрежении о всем ответь дати"). Как эти, так и другие, более детальные наблюдения над составом С. приводят к заключению, что "в С. мы имеем только извлечение из соборных деяний; в нем сохранились лишь немногие следы тех первоначальных материалов, которые послужили основою для соборных решений. Изборник этот мог и должен был служить исторической основой и материалом для таких чисто законодательных памятников, как царские и соборные наказы и грамоты" (Жданов). Источниками С. послужили, прежде всего, канонические правила и законы византийских императоров; некоторые из них помещены в С. в обширных извлечениях. То же самое следует сказать и о церковно-юридических памятниках русского происхождения, каковы церковные уставы, послания представителей церкви, постановления прежних соборов и пр. Не все эти выдержки и ссылки отличаются каноническою точностью, на что обратил уже внимание собор 1667 г., указавший, что неправильности С. произошли от незнакомства членов собора 1551 г. с греческими и древними харатейными славянскими книгами. Трудно допустить, что указанные источники собиралась по мере надобности уже по открытии собора; многое должно было быть заготовлено ранее. Как в подборе материала, так и в самой постановке вопросов не могли не сказаться те бурные течения общественной мысли, какие волновали московское общество со времени возникновения ереси жидовствующих. Две борющиеся партии в среде духовенства и культурного общества - иосифляне и нестяжатели должны были столкнуться не только на соборе, но и в период приуготовлений к нему. Созыв собора для обсуждения церковных нестроений вовсе не был в интересах иосифлянского большинства. Почин в этом деле скорее всего мог исходить или от митрополита, или из среды парии нестяжателей. Известно, что митрополит написал царю обширный "ответ" в защиту вотчинных прав церкви. Он мог быть составлен только до собора, потому что после постановлений собора о том же предмете такое послание было совершенно излишне. Значит, возбуждались вопросы о секуляризации церковных имуществ и к митрополиту обращались за указаниями, почему он и написал свой "ответ". Поздние (1553 г.) обвиняли троицкого игумена Артемия в том, что он писал царю, убеждая его "села отнимати у монастырей"; Артемий хотя и отрицал такой факт, но не скрыл своей точки зрения на вопрос и в тоже время признал, что о чем-то государю "писал на собор". Далее известна анонимная статья, перечисляющая "многая неисправления, яже есть неугодна Богу и неполезно души"; почти все указания статьи проникли в С. в форме царских вопросов или постановлений собора. Эта статья найдена в сборнике, принадлежавшем члену собора, рязанскому епископу Кассиану, горячему противнику Иосифа Волоцкого и его последователей.

В том же сборнике помещены и другие статьи, вошедшие в состав С., а рядом с ними - знаменитая кормчая Вассиана Патрикеева. На С. оказали влияние и некоторые мысли Максима Грека. Все эти соображения говорят в пользу догадки, что почин созвания собора и его программа исходили из среды нестяжателей, которые, при помощи избранной рады и при содействии митрополита, наметили обширный круг реформ в области церковного и государственного управления. Нестяжатели как бы готовились дать иосифлянам генеральное сражение, но победа осталась на стороне последних; на соборе их оказалось большинство, и по многим спорным вопросам они были поддержаны митрополитом. Такой исход борьбы повлиял и на дальнейшую судьбу немногих влиятельных противников иoсифлян: Артемий и Кассиан лишились своих мест, первый, сверх того, был судим и сослан в заточение. Приводить в исполнение постановления собора выпало на долю тех, кто в этом был совсем не заинтересован, а митрополит, без деятельной поддержки, ничего не мог сделать. Естественно. что при таких условиях "почти все узаконенное собором было забыто и все пошло по старому, как бы совсем и не бывало собора, деяния которого превратились в простой исторический памятник". - Пространная редакция С. издана в Лондоне (1860), в Казани (1862) и Н. Субботиным (1890); средняя Кожанчиковым, в 1863 г.; краткая  - Калачовым, в "Арх. ист. и практ. свед. за 1860 - 61 г.", кн. 5. Ср. Илья Беляев, "Об историческом значении деяний московского собора 1551 г." ("Русск. Бес." 1858, ј 4); его же, "Наказные списки соборного уложения 1551 г. или С." (1863); И. Добротворский, "Дополнительные объяснения к изданию С." ("Прав. Собес.", 1862, ч. 3); его же, "Каноническая книга С. или неканоническая" (там же, 1863, ч. 1 и 2); митр. Макарий, "История церкви", т. 6-й; И. Жданов, "Материалы для истории стоглавого собора" ("Журн. Мин., Нар. Пр.", 1876, јј 7 и 8); Л. Н., "Новооткрытый рукописный С. XVI в."; "Богосл. Вестн.", 1899 г.", јј 9 и 10; Е. Голубинский, "История церкви" (т. 2-й, 771 - 793 и 892).

М. Д.

Стокгольм

(Stockholm, в старину у русских Стекольна) - столица Швеции, под 59º20\' сев. шир. и 18º3\' вост. долг., на озере Мелар, в том месте, где оно посредством небольшого Северного пролива (Norrstrom) и канала со шлюзом Slussen) выносит свои воды в богатый островами залив. Балтийского моря, которое здесь называется Соленым морем (Saltsjon). Средняя за год температура +5,37ºЦ., высшая в поде +16,7ºЦ., низшая в январе - 4º; дождя выпадает в год 422 мм. Берега оз. Мелара с северной стороны богаты лесом и холмисты, с широкими долинами; с южной стороны они поднимаются до значительной высоты, очень круты и представляют только узкие береговые равнины; каменистый грунт их состоит преимущественно из гранита и серого гнейса и потому они на больших пространствах остаются обнаженными. В гигиеническом отношении положение города весьма выгодное, хотя в некоторых местах затруднителен сток излишних вод. Административный район С. занимает 3118 гектаров, из которых 1688 гектар, входят в черту города. Жителей в С. в 1718 г. было 50000. в 1780 г. 75000, в 1850 г. 93000. Во второй половине XIX столетия население начинает расти довольно быстро, в особенности в последние десятилетия: в 1880 г. С. имел уже 168775 жит., в конце 1890 г. - 243500, в 4898 - 1899 гг. - 289000. За десятилетие 1881 - 1890 г. приходилось ежегодно на 1000 жителей 33 живорождения и 23 смертных случая. Строительная деятельность, долго находившаяся в упадке, настолько усилилась, что, число жилых зданий превышает потребности возрастающего населения. Общая стоимость поземельных участков в конце 1890 г. составляла 565 милл. крон. Части города, площади, улицы и здания. С. распадается на три главные части: 1) собственно город, 2) городские части на северн. берегу оз. Мелара и 3) городская часть на южн. берегу оз. Мелара. Собственно город (Staden) лежит в центре, на трех о-вах между оз. Меларом и Соленым морем, и представляет собою древнейшую часть, еще в 1255 г. получившую название города, с узкими, неправильными улицами, небольшими площадями, высокими, массивными зданиями. Этою частью города все более завладевает деловая жизнь. На северном берегу Мелара лежать Norrmalm (Северное предместье) с прекрасными площадями, прямыми улицами и многочисленными роскошными домами; Ostermalm (Восточное предместье), теперь лучшая часть города; Kungsholm (Королевский остров), северозападная часть города, со многими фабриками и заводами и лучшими в городе больницами. На южном берегу оз. Мелара - Sodermalm (Южное предместье), самый бедный квартал города; отсюда прекрасный вид на весь город; в особенности с Mosebacke и ведущего туда длинного моста Екатерининского элеватора.

Из парков наиболее замечательны: Humlegarden, в Восточном предместье, с правительственной публичной библиотекой и памятником Линнею (колоссальная бронзовая статуя работы Кьельберга); Kungstradgarden в Северном предместье, со статуями кор. Карла XII и Карла XIII; парк Берцелиуса, со статуей Берцелиуса, между Северным и Восточным предместьями; берег ниже моста Norrbro; чрезвычайно красивый "Зверинец" (Durgarden) на Восточном острове. В архитектурном отношении С. представляет немного замечательных зданий, уцелевших от средних веков, за то в нем много построек XVI - XVIII ст., в особенности XVII-го. Из девяти главных храмов С. важнейшие: Storkyrkan (большая церковь) или Св. Николая, рядом с замком, начата еще в XIII ст.; Riddarholmskyrkan (церковь Рыцарского острова), место погребения членов королевской фамилии, с роскошной усыпальницей и военными трофеями; Tyskakyrkan (немецкая церковь), в стиле немецкого Возрождения; Johanniskyrkan (церковь св. Иоанна), построенная в 1890 г. в готическом стиле. Из других зданий наиболее замечательны: королевский замок, построенный Никодимом Тессином Младшим, почти квадратное здание в стиле итальянского Возрождения; Riddarhuset (рыцарский дом) и дворец обер-штатгальтера, оба XVII ст.; национальный музей, королевская библиотека, высшее техническое училище, синагога, новая академия свободных искусств, новое здание королевской оперы, здание северного музея в "Зверинце".

Управление. В административном отношении С. образует особый самостоятельный округ. Во главе управления стоит назначаемый правительством обер-штатгальтер, который является в то же время и законным руководителем муниципалитета (думы), состоящего из 20 городских депутатов. Полиция состоит из 1 полицеймейстера, 13 комиссаров и 455 полицейских служителей. Со времени организации в 1875 г. пожарных депо (137 человек) прежде часто повторявшиеся и опустошительные пожары приняли совершенно неопасный характер. Водопроводные трубы (с 1893 г.) имеют в длину 163706 м.; потребление газа достигает в год почти 141/2 милл. куб. метр. Электрическое освещение очень распространено (длина проводов городских станций в 1893 г. - 65445 м.). В 1893 г. городской долг С. достигал 60,8 милл. крон, актив города составлял 67,8 милл. крон, общая сумма расходов - 16,5 милл. крон. Гарнизон С. состоит приблизительно из 3000 челов., преимущественно гвардейских войск. Народное образование. В 1886 г. вновь организован медицинский факультет, с 43 преподавателями и 400 студентами; при нем клиники. Частный университет, образованный в 1878 г. из учреждений; занимавшихся преимущественно естественноисторическими и физико-математическими предметами, 18 профессоров, семинария, библиотека. Высших гимназий (с девятилетним курсом) 4 казенных и 2 частных, низших (т. е. прогимназий, с пятилетним курсом) 4; учащихся в этих 10 учебных заведениях 2800. Три высших женских училища. Народные училища хорошо устроены; в 1893 г. в них насчитывалось 514 учителей и учительниц и 22010 учащихся. Высшее техническое училище (300 слушателей, 30 доцентов), техническое (вернее ремесленное) училище еще больших размеров, два военных училища, артиллерийское и инженерное училище, морское военное училище, навигационное училище, лесной институт, центральный гимнастический институт, фармацевтический институт, ветеринарный институт. Академия наук, с естественноисторическими собраниями, астрономической обсерваторией и метеорологическим центральным комитетом; академии истории и древностей, с замечательным историкоэтнографическим музеем; сельскохозяйственная академия, основанная в 1811 г., академия свободных искусств, основанная в 1785 г., и соединенная с учительским институтом; музыкальная академия, основанная в 1771 г., с музыкальной консерваторией. Богатые собрания произведений искусств и предметов доисторического периода хранятся в национальном музее. В северном музее, основанном в 1872 г., собраны образцовые коллекции предметов по этнографии северных народов. Из библиотек самая важная королевская (300000 томов). Постоянных театров в С. шесть; из них два пользуются субсидией от правительства ("королевская опера" и так наз. "драматически театр"). Летние театры и увеселения располагаются в "Зверинце". Благотворительные учреждения. Много больниц, два больших дома призрения бедных и несколько меньших. Частные благотворительные заведения и учреждения с благотворительными целями располагали в 1890 г. капиталом около. 6,2 милл. кр.; на дела общественной благотворительности и заботы о бедных в 1892 г. было израсходовано 1,39 милл. крон.

Промышленность, торговля, пути сообщения. Из всего населения С. около 55 % снискивают себе пропитание различными отраслями промышленности или ремеслами, около 30 % - торговлею и транспортными работами, около 15 % состоят на государственной или общественной службе или живут литературным и художественным трудом и т. д. После Гётеборга, С.- самый большой промышленный город Швеции: в 1893 г. в нем было 408 фабрик и заводов с 13740 рабочими и производством на сумму 47000000 крон. Особенно важное значение имеют производства чугуннолитейное, машиностроительное, сахароварное, табачное, пивоваренное, фарфоровое, столярное, растительного масла и мыла, хлопчатобумажных тканей, кораблестроение. С. занимает первое место среди гаваней Швеции по количеству ввоза; по сумме вывоза он стоит гораздо ниже. Предметами ввоза служат преимущественно колониальные товары, ткани, каменный уголь, хлеб в зерне и муке, рыба, машины; главные предметы вывоза - железо, овес, доски, зажигательные спички. Главная контора шведского государственного банка, Stockholms Enskilda Bank (стокгольмский частный банк). Официальные отделения или конторы различных провинциальных частных банков, скандинавское кредитно-акционерное общество, ипотечное акционерное общество и мн. др. Из С. выходит три жел. дорожные магистрали и две жел. дорожные линии местного сообщения. Железнодорожные линии, идущие к С и Ю от оз. Мелара, связываются между собой оконченной в 1871 г. соединительной ветвью, которая по мостам и виадукам проходит через середину города, а затем по туннелю в 417 м. длины под Сёдермальмом. Кроме центрального вокзала, в черте города устроены еще 8 меньших вокзалов. Сеть конно-железных дорог (около 20 км.), электрическая дорога. 60 небольших пароходов пересекают в различных направлениях многочисленные водные пути города. В расположенное на значительной высоте южное предмостье ведут два элеватора; сообщение между Северным и Восточным предместьями облегчается туннелем. Очень развито пользование телефоном: в конце 1893 г. было 11400 абонентов, что составляет 1 на 23 жит. Из более отдаленных пунктов с С. связаны телефонными проводами Гётеборг и Мальме. В стокгольмскую гавань в 1893 г. вошло из-за границы 1553 судна, с грузом в 563930 тонн. Собственный флот города в 1893 г. состоял из 281 судна, вместимостью в 52187 тонн, в том числе 228 паровых, вместимостью в 39882 тонны. Увеселительные места и окрестности. В С. очень много увеселительных мест, из которых наибольшею популярностью пользуются "Салон Бернса" в Берцелиусовом парке и "Hasselbacken" и "Skansen" в "Зверинце". Окрестности С. восхитительны; берега оз. Мелара и Балтийского моря усеяны роскошными виллами. Внутри городской черты или близ нее находятся королевские увеселительные замки: Гага, Ульриксдаль, Розендаль и Дроттнинггодьм, красивейший из всех королевских замков, с величественным парком.

С ЮЗ к С. примыкает пригород Лильегольмен (Liljeholmen), с железнодорожным машиностроительным заводом. История. Город С. вырос, повидимому, из рыбачьего селения. В 1187 г. король Кнут-Эриксон построил на месте нынешнего С. укрепленный замок, а около 1250 г. Биргер Ярл (1250-66) возвысил окрестное селение на степень города и окружил его стеною. В 1389 г. С. был осажден королевою Маргаритою Датской и, по повелению взятого в плен короля Альбрехта, сдался. Близ него 14 октября 1471 г. шведы, под предводительством Стен-Стуре, одержали блестящую победу над датчанами, под начальством короля Христиана Датского. Король Христиан II тщетно в 1518 г. осаждал город С., которым ему удалось овладеть только в 1520 г., путем капитуляции. В ноябре того же года разыгралась в С. "Стокгольмская кровавая баня", когда, по повелению Христиана II, было обезглавлено более 100 человек шведских дворян, духовных лиц и граждан. Вообще в течение средних веков С. выдержал несколько осад, был нисколько раз завоеван и долго был довольно незначительным городком. Только в XVII ст. он начинает сильно расти, благодаря богатствам, которые стекались сюда вследствие удачных войн, и блеску, который окружал двор королевы Христины и Карла X. Не смотря на свое положение на берегу внутреннего моря, замерзающего на несколько месяцев, С. во второй половине XIX стол. поднялся на значительную высоту как в коммерческом, так и в промышленном отношении.

Литература. Ferlin, "Stockholms stad" (Стокгольм, 1854 - 56); Frisch, "Stockholm" (Берл., 1860); Wattenbach, "Stockholm. Ein Blick auf Schwedens Hauptstadt und Schwedens Geschichte" (там же, 1875); Lundin och Strindberg, "Gamla Stockholm" (Стокгольм, 1882); Koersner, "Stockholm med omgifningar" (там же, 1886); Lundin, "Nya Stockholm" (там же, 1887 - 1890); Ree, "Reisehandbuch liber Stockholm" (там же, 1891); Nordensvan, "Malardrottningen" ("О-ва оз. Мелара"; там же, 1896, с иллюстрациями); ежегодно с 1866 г. выходящие статистические отчеты по общественному управлению.

Столетов Александр Григорьевич

- профессор физики в московском унив., род. в г. Владимире в июне 1839 г., скончался в Москве в мае 1896 г. По окончании курса во владимирской гимназии, С. поступил на математический факультет московского университета, где окончил курс в 1860 г. и в том же году был оставлен при университете для приготовления к профессорскому званию. С лета 1863 г. до начала 1866 г. С. пробыл за границей, занимаясь физикой сначала в Гейдельберге, потом в Геттингене, Берлине, Париже и наконец опять в Гейдельберге, в лаборатории Кирхгофа. С февраля 1866 г. С. начал в московском унив. чтение лекций по математической физике. В мае 1869 г. он защитил магистерскую диссертацию под заглавием "Общая задача электростатики и приведение ее к простейшему случаю" и в июне того же года был утвержден доцентом по кафедре физики. В 1871 г. С. снова отправился за границу, где и пробыл около полугода, работая в лаборатории Кирхгофа над своей докторской диссертацией. Эта диссертация, под заглавием "Исследование о функции намагничения мягкого железа", была защищена в апреле 1872 г. В июне этого же года С. был утвержден экстраординарным профессором. а в следующем 1873 г. ординарным профессором. С. читал вначале различные курсы математической физики и физическую географию, впоследствии он перешел на изложение опытной физики. Не мало потрудился С. по устройству физической лаборатории и организации практических занятий в дорогом для него московском университете. Непрерывно занимаясь своим любимым предметом, физикой, С. умел возбудить интерес к этой науке и в своих многочисленных учениках, о которых он вообще заботился отечески. Большая часть университетских профессоров физики ученики С. Все работы С., как строго научные, так и литературные, отличаются замечательным изяществом мысли и выполнения. Обширная эрудиция С., его замечательный критический анализ и красота изложения проявляются во всех произведениях, вышедших из-под пера С., и производят чарующее действие на читателя. Прекрасны и по содержанию, и по стилю все его популярные статьи и речи. Кроме занятий в университете, С. не мало времени посвятил на работы в обществе любителей естествознания и в музее прикладных знаний. В течение нескольких лет С. состоял председателем физического отделения общ. люб. естествознания и директором физического отдела при политехническом музее. Проводя почти каждое лето за границей, С. имел возможность познакомиться со всеми выдающимися западноевропейскими физиками, с которыми и поддерживал постоянно сношения. Он принимал участие и в международных конгрессах. С. состоял членом очень многих ученых обществ как русских, так и иностранных, а именно он был почетным членом общества любителей естествознания, почетным членом киевского физико-математического общества, почетным членом киевского общества естествоиспытателей, членом обществ московского математического, русского физико-химического, парижского Societe Francaise de Physique, членом основателем и корреспондентом парижского Societe internationale des electriciens, иностранным членом лондонского Insitution of Electrical Engineers. Он был также почетным членом Императорского унив. св. Владимира. Кроме занятия наукой С. интересовался литературой, искусством. Не крепкий по натуре, он испытал в 1893 г. большие огорчения и окончательно расстроил свой организм. В конце 1894 г. здоровье. С. как будто восстановилось и он отдался устройству физической секции на IX съезде естествоиспытателей и врачей, превосходно организовав демонстративные заседания этой секции. В течение года С. чувствовал себя еще довольно сносно, но с зимы 1895 г. он стал прихварывать и, наконец, отошел в другой мир. Слишком рано похитила смерть С.! Еще много мог бы он сделать для русской науки. Перечень работ С. приведет в "Журн. Русск. Физико-Химич. Общ.", т. 29, стр. 72. Кроме двух диссертаций, наиболее важные статьи С. суть следующие: "О Кольраушевом измерении ртутной единицы сопротивления"; "Sur une methode pour determiner le rapport des unites electromagnetiques et electrostatiques" (le "v" de Maxwell); "Об электричестве соприкосновения"; "О критическом состоянии тел" (4 ст.); "Актиноэлектрические исследования"; "Эфир и электричество" (речь); "Очерк развития наших сведений о газах"; "Введение в акустику и оптику" (курс).

И. Боргман.

Стопа

(Fuss, pied - от обыкновения отбивать такт ногой) - простейшая ритмическая единица в стихотворной речи, состоящая из одного повышения и одного понижения, т. е. в русском стихосложении - из одного слога с ударением и одного или двух слогов без ударения. Древняя метрика, строившая стопы не на основании ударений, а в связи с долготой и краткостью слогов, знала следующие виды стоп:  I. Двусложные:  1) спондей: - 2) хорей или трохей: - И  3) ямб: И 4) пиррихий: И И  II. Трехсложные:  5) дактиль: - И И  6) анапест или антидактиль: И И 7) молос или тримацер: - - 8) трибрахий: И И И  9) амфибрахий или брахихорей: И - И  10) амфимацер или кретикус: - И 11) бакхий И - 12) антибакхий или палимбакхий: - - И  III. Четырехсложные:  13) диспондей: - - - 14) диямб: И - И 15) дихорей: - И - И  16) хориямб: - И И 17) антиспаст: И - - И  18) прокелевсаматик: И И И И  19) ионик больший: - - И И  20) ионик меньший: И И - 21) пеон первый: - И И И  22) пеон второй: И - И И  23) пеон третий: И И - И  24) пеон четвертый: И И И 25) эпитрит первый: И - - 26) эпитрит второй: - И - 27) эпитрит третий: - - И 28) эпитрит четвертый: - - - И  Наше стихосложение удержало из этих стоп только хорей, ямб, дактиль, анапест и амфибрахий. По первой стопе определяется ритмическое движение всего стиха; кажущееся исключение составляют стихи с затактом, где при счете первый слог (всегда без ударения) не принимается в расчет; такие стихи употребительны у нас только в народной поэзии.

Ар. Г-д.

Стортинг

(Storthing) - название парламента в Норвегии; избирается, на основании закона 1898 г., всеобщей подачей голосов всеми норвежцами мужского пола старше 25-летнего возраста, за исключением ограниченных в правах; состоит из 114 членов; тотчас после избрания сам делится на две палаты или отделения - лагтинг и одельстинг. Избирается на три года; корона не имеет права досрочного распущения, за исключением случаев пересмотра конституции. По отношению к решениям С. корона имеет только право суспенсивного вето; решение, постановленное тремя С. подряд, получает силу закона, даже вопреки желанию короны. Последние выборы в С. имели место в 1900 г.

В. В-в.

Страбон

(еtrabwn) - знаменитый греческий географ времен Августа и первых годов правления Тиберия, родом из Амасеи, резиденции понтийских царей, происходил из богатого и знатного дома, жил около 80 лет. "География" (Geograjica) С., дошедшая до нас почти целиком - единственное сочинение, дающее нам понятие о том, чем была географическая наука в то время, а равно знакомящее нас и с предшествующей историей науки, и с различными в ней направлениями. Грамматик пергамской школы и автор географических трудов Тираннион был наиболее ранним учителем и вдохновителем С. Пергамская школа, подобно александрийской, усердно занималась толкованием Гомеровских поэм; объяснения географических имен в этих поэмах составляли древнейшую греческую географию. Учился С. также у последователя Аристарховской, т. е. александрийской школы Аристофана и через него, должно быть, впервые познакомился с знаменитейшим александрийским географом Эратосфеном и с его взглядом на Гомера, как на поэта, имевшего дело исключительно с материалом вымышленным. Учителем С. был и перипатетик Ксенарх; дело в том, что последователи Аристотеля также интересовались географией и наследовали от своего учителя некоторые общие положения по этому предмету. Наибольшее влияние на С. имели стоики, с их реально этическим пониманием Гомеровских поэм. В этом отношении ближайшим образцом для С. служил Полибий. Сочинение Полибия С. продолжал в обширном историческом труде: "Исторические записки", состоявшем из 43 книг: события римской истории, начиная с разрушения Карфагена (146 до Р. Хр.) и кончая вероятно битвой при Акциуме (31 до Р. Хр.), составляли предмет этого сочинения, до нас не дошедшего, но упоминаемого Страбоном в его "Географии". Страбон вошел в славу не скоро; за то более поздняя древность высоко чтила его, как географа по преимуществу, и плоскошарие С., с небольшими только переменами по краям, удерживалось до V в. нашей эры.

Все 17 книг "Географии" С. сохранились почти целиком, в большом числе списков, сильно попорченных и не восходящих дальше конца X ст. Лучший из списков (Parisinus nё 1397 А) содержит только первые 9 книг; все 17 книг, но с большим числом пробелов, особенно в VII кн., содержит Parisinus nё 1393; незначительные восполнения пробелов дает недавно открытый Коццой пергаментный список, о котором см. предисловие A. Мищенко к переводу С. С судьбой Страбоновского текста и с относительным достоинством его списков знакомит критическое издание Крамера. Кроме полного текста, сохранились так назыв. сокращения или извлечения, сделанные с конца Х в. и часто служащие к восполнению пробелов. Благодаря этим сокращением значительно восполнена утерянная часть VII кн., посвященная Македонии и Фракии. Из 17 книг "Географии" две первые составляют введение и содержат в себе, большей частью в виде полемики с предшественниками, изложение руководящих понятий С. о землеописании, как философской науки, о пользе географических познаний для всякого образованного человека, особенно для полководца и правителя; большое место занимает критика Эратосфена и защита против него Гомера, как величайшего из писателей и в отношении географии, а также защита Эратосфена против Гиппарха по вопросу о перемене водной и сухой поверхности земли; здесь же даются поправки к Эратосфену в определениях объема земли, длины и ширины ее, делении ее на три части и т. и., критика учения Посейдония и Полибия о поясах земли и т. п. Конец введения посвящен изложению собственных взглядов С. на предмет землеописания, на необходимость для географа предварительного знакомства с физикой и математикой и т. д. Собственно описательная география начинается с III книги, при чем восемь книг (III-X) заняты Европой, шесть книг - Азией (ХI-XVI), последняя (XVII) - Африкой. В описании Европы, начинающемся с Иберийского полуо-ва, автор всего дольше останавливается на Элладе и прилегающих о-вах, посвящая им три книги (VIII, IX и X); описание Эллады начинается с Пелопоннеса, кончается Этолией, Акарнанией и овами. Большим вниманием С. пользуется также Италия, с близлежащими о-вами (кн. V  - VI). В III кн. говорится об Иберии, в IV о Галлии, в VII о германах, кимбрах, скифах, савроматах, гетах, даках, о народах по сию сторону Дуная, иллирийцах, паннонцах и др., наконец, о Македонии и Фракии. В Азии по сию сторону Тавра Троада, Пергам и Лидия описаны с наибольшей обстоятельностью. К Азии по ту сторону Тавра отнесены Индия, Персия, Ассирия, Вавилония, Месопотамия, Сирия, Финикия с Палестиной, Аравия. Восточную окраину обитаемой земли составляет Индия, западнуюИберия. Серы (китайцы) называются народом Индии; географ упоминает об их долголетии и, со слов Неарха, об их хлопчатобумажных тканях. Более точные сведения о Серике дает впервые Птолемей, столетие спустя после С.

Огромную начитанность не только в географической и исторической литературе, но и в поэзии и философии, Страбон восполнил путешествиями, обнимавшими Малую Азию, Элладу, Испанию, Египет; подолгу он оставался в Афинах, в Риме и в Александрии. Однако, С. гораздо больше литературно образованный повествователь и критик, нежели наблюдатель окружающего и ученый исследователь. Главными источниками служили ему: Эратосфен, Артемидор, Аполлодор из Афин, особенно в известиях о Греции, Полибий и Посейдоний в описании Иберии, Кельтики, Италии, Антиох - в известях о Сицилии и Нижней Италии, Феофан, историк походов Помпея на восток; из Мегасфена, Неарха, Онесикрата С. выписывал целые страницы об Индии и соседних к ней землях. Гораздо меньше пользовался С. римскими писателями, но Галлию он описывает по Ю. Цезарю; описания походов Августа, записки Агриппы служили ему источником для многих измерений и для известий об альпийских народах. Через этих писателей ему были известны многие другие. Из древних авторов наибольшим его уважением пользуется Гомер, которого он, вместе с Аполлодором и стоиками, считал величайшим, всеобъемлющим, точным мыслителем и географом, творцом географии: нужно только уменье открывать действительную основу под поэтическим вымыслом. С. с ожесточением нападает на Эратосфена за низведение Гомера на уровень поэтабаснописца; тем же способом и другие мифы и легенды С. превращает в действительную истории и географию, примыкая в этом отношении к Полибию. С. разделяет и утилитарный взгляд Полибия на географию, как науку полезную для всякого, особенно для правителей и военачальников - взгляд, господствовавший в римском обществе и определявший для географа и подбор материала, пригодного прежде всего для практических целей, и самый предмет землеописания известную и вместе обитаемую часть земли (oecumene), с находящимися на ней народами, с их учреждениями и достопримечательностями, с их нравами, отношениями к соседям, с их историей, переселениями и т. п. Учение о форме и положении земного шара, о величине его и состоянии он предоставляет физике, астрономии и геометрии; не должны занимать географа ни неизвестные или необитаемые части земли, ни вопрос об океане, омывающем кругом землю. Надежные показания путешественников и моряков относительно расстояний между местностями имеют больше значения, нежели определения математические или астрономические (I, 8, 9, 10, 11, 12; II, 71, 112, 117, 118).

И все-таки С., воспитанный на греческой науке, уклонился от того исключительно утилитарного направлении, какое сообщили географии Полибий и еще больше Артемидор. В построении географической карты, в которой не только размещается бытовой и исторический материал, но которая обнимает весь земной шар, С. остается верным последователем Эратосфена и противником Полибия. Шаровидность земли он доказывает теми самыми данными и соображениями, какие и теперь содержатся в элементарных руководствах. Земля представляется разделенною экватором и меридианом на 4 сегмента, из которых два лежат к С от экватора и два к Ю.; только в одном из северных сегментов содержится та часть земли, которую знают греки и римляне; часть этого сегмента и три остальные были неизвестны; за пределами известных земель находятся не моря только, но и пространства суши, и притом населенные людьми. Обитаемая земля имеет вид огромного о-ва, омываемого наружным океаном, и делится на пять или шесть поясов, из которых жаркий пояс С. ошибочно считал необитаемым, вопреки уверению Эратосфена, Полибия и географов родосской школы. Длину обитаемой земли в направлении с З на В, от крайней оконечности Иберии до восточной окраины Индии, С. определяет в 70000 стадий (4750 географич. миль), а ширину - в 30000 (750 географич. миль), считая от параллели южной оконечности обитаемой земли (Ajan), что над Мероэ, до параллели Иерны (нын. Ирландия): в обитаемость более северного пункта, Фулы (Тулэ), С. не верит. О естественной производительности описываемых земель С. не говорит с той обстоятельностью, которую считали необходимой Аристотель и Феофраст. Вообще описание земель у С. далеко не равномерно; внимание его нередко останавливается на предметах маловажных или анекдотических, но для тогдашнего читателя занимательных. В нападках на предшественников он нередко переступает меру спокойной и основательной критики, бывает придирчив и мелочен в полемике, напр. с Гиппархом или Посейдонием. Бесспорным достоинством "Географии" С. остается чрезвычайное разнообразие и обилие сведений об известных в то время странах и народах. Для русской науки имеют значение показания его об европейской и азиатской Скифии, о Кавказе и закаспийских землях. Изложение его просто и ясно в описательной части, но не в двух первых книгах. Издания С. Kramer (Б., 1844), С. Muller, с 15 картами (П., 1858); весьма важен нем. перевод Groskurd\'a, с введением и двумя обширными указателями (Б., 1831-34). См. еще Dubois, "Examen de la geographie de S." (Пар., 1891); Berger, "Geschichte d. wissenschaltl. Erdkunde d. Griechen" (4-te отд., Л., 1893). "География" С., перев. на русск, яз., О. Мищенко (М., 1879).

Ф. Мищенко.

Страдивари Антониo

или Страдивариус - знаменитый мастер струнных инструментов (1644-1737), ученик Амати. Начиная с 1690 г., С. самостоятельно занялся изготовлением скрипок. Старанья его улучшить этот инструмент увенчались успехом. Все скрипки, сделанные им с 1700 до 1725 гг., отличаются замечательной работой, как с внешней, так и с внутренней стороны. Скрипки С. этого периода ценятся очень высоко. С. сделал небольшое количество скрипок, преимущественно же он изготовлял виолончели и контрабасы. Виолончели. вышедшие из рук его, отличаются замечательными достоинствами; их тон певучий, симпатичный, выдающейся красоты.

Н. С.

Страстоцвет

(Passiflora) - Род растений из сем. страстоцветных, заключающий в себе до 250 видов, из которых большая часть обитает в тропической Америке, особенно в Бразилии и Перу, немногие виды встречаются в тропической Азии и Австралии, а один вид на о-ве Мадагаскаре. Сюда принадлежат травы или кустарники с лазящим стеблем и очередными цельными или пальчатолопастными листьями. Цветы крупные, большей частью красивые. Сочные плоды многих видов С. употребляются в пищу. Некоторые виды разводятся, как декоративные растения, в комнатах или оранжереях; более выносливые из них, именно P. coerulea и incarnata, уже в средней Европе, а тем более на Юге могут переносить зиму и разводиться на открытом воздухе. Виды С. были занесены в Италию в начале XVI стол. и назывались Granadilla, так как съедобные плоды сравнивались с гранатами. В конце XVI стол. католические патеры начали находить в цветах С. эмблему страданий Христа, при чем коронку диска сравнивали с терновым венцом, три булавовидных столбика - с гвоздями креста, а в пяти тычинках видели указание на пять ран Иисуса Христа. Это сравнение и подало повод к названию растения Passiflora, т. е. С.

С. Коржинский.

Стратег

(strathgoV) - у древних греков должность главнокомандующего войском, заведовавшего в тоже время внешними делами государства и отчасти финансами, включая судебную власть по всем указанным отраслям управления. Должность С. была повсеместной: так мы имеем сведения о существовании ее в Ионийских городах Малой Азии (в конце VI века), в Аргосе, где было 5 С., в Сиракузах, Беотии, и т. д.; кроме того, упоминаются стратеги как представители союзов (аркадского, акарнанского, эпирского, ахейского, этольского, фессалийского и проч.). В Египте при Птолемеях и в эпоху римского владычества, С. были наместниками номов и стояли под начальством эпистратегов трех округов Египта. В Афинах стратегия была высшей государственной должностью благодаря возможности влиять на законодательство и праву занимать должность несколько раз подряд (напр., Перикл был С. подряд 15 лет, Фокион - 45 раз в течение жизни). Со времени Клисфенова законодательства стратегов было, по числу фил, десять, и это число удержалось, пока существовала коллегия (до 52 или 42 г. до Р. Хр.). Кроме обычной квалификации, которая предъявлялась ко всем афинским магистратам, С. должен был иметь собственность в Аттике (при Драконе - не менее 100 мин) и законных сыновей в возрасте не моложе 10 лет. В С. выбирались обыкновенно лица старше 40 лет. При Клисфене С. выбирались по филам, из каждой по одному; в IV веке выбор С. происходил в народном собрании. В день вступления в должность С. приносили присягу; по сложении должности они давали отчет; кроме того в каждую пританию производилось поверочное голосование (epiceirotonia), для служебной ревизии. Если относительно кого-либо голосование давало дурной результат, дело рассматривалось в народном суде и соразмерно вине назначалось наказание; в случае оправдания, такой С. снова вступал в свою должность.

Всего важнее было право С, созывать народное собрание (ius cum роpulo agendi), которое, по предложению С., утверждало смету военного ведомства, и решало многие вопросы внешней политики (заключение договоров, объявление войны и проч.). Помимо законодательных функций, С. имели широкий круг административных обязанностей военного, судебного и финансового характера. Они производили набор войска из граждан и союзников, были исполнителями договоров, заботились о соблюдении клятв и религиозных формальностей при заключении договоров, распоряжались сметными суммами, чрезвычайными поступлениями (из добычи, штрафов и уплаты за конвоирование во время войны коммерческих судов), отвечали за поставку хлеба в Афины, назначали триерархов, вели процессы, связанные с распределением триерической повинности, имели верховные надзор за деятельностью симморий и разбирали спорные дела о взимании прямой подати на военные надобности. Помимо руководительства упомянутыми процессами, С. имели уголовную юрисдикцию в военных делах (по обвинению в неучастии в походе, дезертирстве, трусости) и право налагать наказания, включая смертную казнь (за измену), а также награждать: по представлению С. хоронились на счет государства лица, павшие на поле битвы. Как распределялись эти функции между членами коллегии, с точностью сказать трудно. По Аристотелю (AJhnaiwn politeia, с. 61), один из С. (вероятновысший) избирался к гоплитам, один для охраны страны, два для Пирея, один для симморий; остальные пять посылались в поход, если того требовали обстоятельства. Упоминаются еще С. для приготовлений к войне, для наемных войск, для флота. Внешними знаками отличия С. были хламида и венок. Они имели почетное место в театре, участвовали в процессии на Панафинейском празднике, имели казенный стол в strathghion и пританее; за особые отличия С. награждались статуями. В случаях особо важных и во время опасных войн С. получали еще большие полномочия и могли действовать самостоятельнее без предварительного решения и согласия совета и народного собрания (strathgoi autocratoreV). см. Gilbert, "Beitrage zur innern Geschichte Atticas im Zeitalter des Peloponnesischen Krieges" (стр. 1-72, Лпц., 1877); Beloch, "Die Attische Politik seit Pericles" (Anhang I, стр. 265-330, Лпц., 1884); Droysen, "Bemerkungen uber die Attischen Strategen", в "Hermes" (IX, Б., 1875); Fickelscherer, "Das Kriegswesen der Alten" (Лпц., 1888); Fischer, "Quaestionum de praetoribus Atticis Saec. V et VI Specimen" (Кенигсберг, 1881); Hauvette-Besnault, "Les strateges Atheniens" (Пар., 1885); Swoboda, "Die politische Stellung der atlischen Strategen" в "Rhein. Mus." (XLV, 1890); Wilamowitz-Mollendorff, "Aristoteles und Athen" (Б., 1893).

Н. О.

Страус африканский

(Struthio) - один из родов гладкогрудых птиц, образующий самостоятельное семейство двупалых С. (Struthionidae), характеризуется небольшой плоской головой с большими глазами, снабженными ресницами на верхнем веке, открытыми голыми ушами, плоским прямым клювом, с роговым когтем на надклювье и двумя шпорами на крыльях. Ротовая щель доходит до глаз. К С. относятся два вида: обыкновенный С. (S. camelus) и сомалийский С. или горайо (S. molybdophanes). Последний отличается серо-голубой окраской голой шеи и ног, кроме роговых чешуй на передней поверхности плюсны, которые - ярко-красного цвета. По оперению сходен с первым видом. Он водится в зап. Сомали и Галле, тогда как обыкновенный С. встречается во всех пустынных и степных местностях Африки и отчасти в западной Азии (в Аравии, кое-где на юге Персии и по бассейну Евфрата). Оперение С. курчавое; перья мягкие и рассученные; голова, шея и большая мозоль на груди, на которую С. опирается, когда ложится, не оперены; бедра покрыты небольшими щетинками. Шея и бедра у обыкновенного С. красного цвета. Оперение взрослых самцов черное, перья крыльев и хвоста чисто-белые. У самок и молодых оперение туловища серое, перья же крыльев и хвоста - грязно-белые. Взрослый С. достигает в длину 2 м., при высоте в 21/2 м. Главную пищу С. составляют различные травянистые растения. С. едят также всевозможных животных, которых они в состоянии схватить и проглотить целиком. С., живущие в неводе, необыкновенно прожорливы и часто проглатывают предметы совершенно негодные для питания; так, в желудке одного С. было найдено, между прочим, три с половиной кг. песку, пакли и тряпок, три куска железа, девять монет, один медный шарнир, два железных ключа, свинцовые пульки и т. д. С другой стороны, С. в течение нескольких дней могут пробыть совсем без пищи. Таково же отношение С. к воде.

С. держатся небольшими стайками или семьями. Последние состоят обыкновенно из одного взрослого самца, четырех-пяти взрослых самцов и молодых. Нередко стайки С. пасутся вместе с табунами зебр и кваг, и вместе с ними предпринимают большие переселения по обширным африканским степям. По-видимому, лошади пользуются при этом осторожностью С., которые, благодаря своей вышине и прекрасному зрению, первые замечают опасность и обращаются в бегство. По быстроте и продолжительности своего бега С. едва уступают лошадям. Наоборот, летать С., из-за особенности их оперения и величины тела (вес взрослого С.- около 75 кг.), совершенно не могут, не смотря на довольно развитые крылья. Гнездом служит плоское углубление в земле, вырываемое при помощи клюва и лап. Каждая самка в такое общее гнездо сносит до двенадцати яиц, которые высиживаются то одним самцом, то самцом и самками попеременно, в течение 45-52 дней. Крупные (до 15,5 см. в длину при 12,7 см. в диаметре) яйца С. имеют такую толстую глянцевитую белую скорлупу, что туземцы употребляют ее как сосуды, оплетая ее снаружи веревками, свитыми из растений. Птенцы сейчас по вылуплении оставляют гнездо. Они покрыты редкими торчащими щетинками желтого и черного цвета; темя их кирпичного, а шея грязнобелого цвета с темными продольными полосками. Настоящие перья появляются на втором месяце, а черные перья у самцов - на втором году. Полного роста С. достигает лишь через четыре года. Во время плиоцена род Struthio был распространен в южной Европе и в Индии. В настоящее время дикий С., благодаря постоянному преследованию со стороны туземцев и европейцев, которому он подвергается не только ради своих ценных перьев, но и ради яиц и мяса, употребляемых в пищу, постепенно исчезает и во многих более населенных местностях, как напр. в северном Египте, уже совершенно исчез. С другой стороны, начиная с 1865 года, к которому относится первая попытка искусственного разведения С. в Капской земле, быстро увеличивается число ручных С. Так, к концу 1865 года в Капской колонии было 80 ручных С., в 1875 году число их доходило до 21751, а в 1886 году примерно до 150000. Из Капской колонии искусственное разведение С. перешло и в другие местности Африки населявшиеся европейцами. При достаточном помещении, подходящей почве и пище, С. размножаются довольно легко даже в Европе, как то показали опыты в зоологических садах во Флоренции, Марселе, Мадриде и в некоторых других, между прочим и в Европейской России в зоологическом саду Фальцфейна, в северной части Таврической губернии. Теперь для вывода птенцов пользуются обыкновенно специальными печами, так как при недостаточно просторном помещении птицы в неволе хотя и несут яйца, но не садятся на них. Вылупившиеся птенцы некоторое время получают искусственным, а затем пасутся под присмотром мальчиков, как стада гусей, отдельно от взрослых птиц. Из взрослых С. образуют стада, которые пасутся конными пастухами. С взрослых С. перья состригаются каждые 8 месяцев. Перья домашних С. хуже и ценятся менее, чем диких. Наиболее ценными являются большие белые перья из крыльев и хвоста самца, которых снимают с одной птицы не более 14 штук.

Ю. Вагнер.

Страшный суд

По евангельскому слову, "Отец не судит никого, но весь суд отдал Сыну.... и дал Ему власть производить суд, потому что Он есть Сын человеческий" (Иоан. V, 22 и 27), почему Он и произведет над всеми народами суд, когда приидет во славе Своей, и все святые ангелы с Ним (Матф. XXV, 31, 32). Ангелы, при кончине века, соберут избранных от четырех ветров от края небес до края их (Матф. XXIV, 31), а также соберут из царства Его все соблазны и делающих беззаконие (Матф. XIII, 41) и отделят злых из среды праведных (ib. XIII, 49). По учению апостольскому всем нам должно явиться пред судилище Христово" (2 Кор. V, 10), "все мы предстанем на суд Христов" (Римл. XIV, 10). Бог через Иисуса Христа будет судить иудеев и язычников (Римл. II, 9), живых и мертвых (Деян. X, 42; 2 Тим. IV, 1), т. е. имеющих воскреснуть из мертвых и тех, которые останутся до воскресения в живых, но, подобно воскресшим, изменятся (1 Кор. XV, 51 и 52), а также, кроме людей, и злых ангелов (Иуд. 6; 2 Петр. II, 4). Судимы будут не только дела людей, как добрые, так и злые (Матф. XXV, 35, 36, 42 и 43; 2 Кор. V, 10), но и всякое праздное их слово (Матф. XII, 36). Праведным судия скажет: "приидите благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения Мира" (Матф. XXV, 34), грешные же услышат такой приговор: "идите от Мене проклятии во огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его" (Матф. ХXV, 41). Верование в С. суд было в христианской церкви всеобщим и всегдашним. Подтверждением этому служат первоначальные символы частных древнейших церквей, например иерусалимской, римской, антиохийской, кесарие-палестинской и кипрской, в состав которых входил и член о втором пришествии Христовом во славе для суда живых и мертвых. Отсюда он перешел в символ никео-цареградский. Пастыри и учители церкви и сами твердо хранили, и другим, начиная с апостольских времен, непрерывно передавали вселенскую веру в будущий всеобщий суд. По словам св. Поликарпа Смирнского, "кто будет говорить, что нет ни воскресения, ни суда, тот первенец сатаны". Христианские апологеты указывали язычникам, как на существенную черту религиозных верований христиан, на их твердую и несомненную веру в будущий суд и вечное по заслугам каждого мздовоздаяние, каковая вера может располагать к деланию одного доброго. но отнюдь не злого (св. Иустин Мученик, Феофил Антиохийский, Тертуллиан, св. Ириней, св. Киприан). См. епископ Сильвестр, "Опыт православного догматического богословия" (т. V, Киев, 1891).

Из всех изображений, сюжетом которых были последние дни мира, С. суд и будущая жизнь, на первом месте должно поставить картину С. суда, которая совмещала в себе все эти события. Значение этого изображения было громадное в древней Руси; им проповедник христианской веры склонил князя Владимира к принятию христианства. Нет сомнения, что такое же сильное действие производила она и на народ как в эпоху принятия христианства, так и в последующее время: поэтому влияние ее на народную поэзию несомненно. Содержание картины С. суда, по подлиннику, следующее. "В средине - так начинает подлинник - представлять картину С. суда; между светлым и темным царством, в облаке силы Бог Отец на престоле славы, окруженный херувимами, подле Него в сиянии Сын, озаренный Св. Духом, благословляется от Отца в ознаменование того, что "Бог Отец суд над миром дает Сыну". По одну сторону Господа Саваофа Горний Иерусалим, царство небесное, где Иисусу Христу и Божией Матери предстоят лики преподобных жен, мучеников, страстотерпцев, преподобных отец, святителей, пророков; у райских врат на страже ангелы с обнаженными мечами. На противоположной стороне ангелы света низвергают в ад ангелов тьмы, превратившихся в козлов, свиней и других животных; с ними вместе летят в ад и престолы - знамения их владычества. Далее является торжественное откровение правды Божией. Господь воссел судить на престоле славы своей, около престола стоят Пресвятая Богородица и Предтеча; при подножии Его праотцы Адам и Ева. Около престола славы Христовой ликостояния ангелов, из которых двое вверху и двое внизу сзывают гласом трубным на суд все племена и народы; по обе стороны Судии сидят на двенадцати престолах двенадцать апостолов с отверстыми книгами в руках, как знамениями их проповеди и посланничества. Под престолом Господним на другом престоле, положена завеса и книга совета воли Божией, разогнутая на словах: "приидите благословеннии Отца моего". Позади этого седалища водружены знамения страстей Христовых: крест, копие и трость с предстоящими им ангелами, которые держат свитки; на одном начертано: "приидите благословеннии Отца моего", а на другом: "престол Господень стояше, и свет возсияше правды". Под престолом облако, из которого выходит рука, держащая весы, пред которыми стоит душа человеческая, в виде младенца, "ожидающая мерного притяжения, купно же и человеколюбия Божия". Одну чашу весов охраняет ангел, поражающий копием двух бесов, усиливающихся перетянуть другую чашу к себе: первая добрых дел, последняя злых. Около престола лики святых, далее под сенью дерев блаженные праотцы Авраам, Исаав и Иаков с окружающими их младенцамидушами праведных. Под ногами праотцев текут четыре райские реки Геон, Феон (Фиссон), Евфрат и Тигр. В светлую обитель святых ведут врата, в кои готовится апостол Петр впустить праведников, а апост. Павел держит свиток, в котором написано: "Приидите, благословении и праведнии, в рай невозбранно". Ангел сверху накладывает венцы на праведников. В винограднике на престоле сидит Пречистая: это рай, в котором вселятся души праведных. Между раем и адом, между ангелом и дьяволом привязан к столбу юноша: "ради милостыни он избавлен муки вечныя, а ради блуда лишен вечныя жизни".

Обратимся к другой стороне: там Моисей указывает жидам на Христа. В житии Василия Нового Моисей обличает на суде жидов, объясняя им их заблуждения "и показывая им в Иисусе Христе истинного Бога". Позади жидовлитва, арапы синие, индияне, измаильтяне - песьи головы, турки, сарацины, немцы, ляхи, Русь. Без сомнения, это исчисление народов, сошедшихся на С. чудище, составляет самый древний мотив нашего изображения. Греческий философ, вероятно, для большего убеждения не преминул обратить внимание нашего князя на Русь, стоящую в числе народов, ожидающих ответа в день судный; между ними же стоят и те, от которых приходили проповедники для обращения Владимира в свою веру: жиды, магометане и немцы, между тем как греки, исповедующие истинную веру, освобождены от этого нечестивого сообщества. Таким образом в нашей картине представляются на суде не отдельные личности - грешники: еретики, гонители и т. п., как это в житии Василия Нового, из которого преимущественно заимствован этот сюжет, но выводятся целые народы, что вполне согласно с назидательным значением ее для безграмотной и необразованной толпы, для которой присутствие исторических личностей на картине было бы и невразумительно, и мало полезно. По всей почти картине извивается вышедший из ада змей, и досягает пяты Адама, припавшего к престолу Судии; на кольцах змея начертаны имена грехов - мытарства; ангел несет по мытарствам праведную душу; там же гора, на горе одр, на одре Лазарь убогий; у главы царь Давид сидит с гуслями, а три ангела наклонились и принимают душу Лазареву. Здесь ангел показывает Даниилу четыре царства погибельных: вавилонское, мидское, перское "и римское, еже есть антихристово".

Царство антихристово изображается в целом ряде символических эпизодов в отдельных кругах, равно как и другие четыре царства представлены под символами зверей и чудовищ. Название Римского царства "антихристовым" свидетельствует уже о разделении церквей на восточную и западную: оно стоит вместе с вавилонским, мидийским и персидским - представителями древнего язычества. По гласу трубы архангела земля и море, гробы и звери, рыбы и птицы возвращают назад тела усопших, - тут же правда кривду стреляет, и кривда пала со страхом. Среди восставших виден один человек с распростертыми руками; он не знает, куда ему идти, к избранным или погибшим, потому что половину своей жизни он провел праведно, а потом грешил. По приговору Судии влекутся цепью в ад люди разных званий и состояний: игумены и игуменьи, старцы и попы, князья, бояре, судьи немилостивые и неправедные: все оборачиваются назад и плачут. "А духовные люди идут в ад, которые не радели о своем стаде и о своем спасении. За ними идут молодые люди, которые не соблюдали заповедей Божиих, не почитали отцов и матерей, и до брачного сочетания блудно жили; сами наги, связаны по ногам". Сатана одной рукой держит конец цепи, а другой Иуду с кошельком. Из пасти ада выглядывает Вельзевул; под ним написано: "сатана и диавол, иже есть лживый пророк антихрист, будет свержен в озеро огненное и все с ним творящие волю его".

В самом низу образа адские муки: там повешены ростовщик за алчные руки, клеветник за злоречивый язык и пр. В подлиннике так описываются, следовательно, так и изображались на образах, муки на С. суде: "Всем освященным чинам и старцам согрешившим котел кипит; мука клеветникам: за язык повешены, а плясуны за пуп; муки татям и разбойникам: за ноги повешены в огнь; мука князьям и боярам и судьям несправедливым - червь неусыпающий; мука лихву емлющим и сребролюбцам - бесы им в горло льют растопленное золото и серебро; а они сидят и не хотят пити, отворачиваются, а бесы шемпами их бьют. А которые творили блуд с попадьями и старицами, с просфирнями и с кумами и сестрами - повешены в огне за хребет". Из приведенного содержания картины С. суда мы видим, что она обнимает собою все состояние человека и человечества в загробном мире, как по смерти (мытарства), так на общем суде и после суда, даже больше этого: она, изображая царство антихриста, захватывает и последние дни этого мира. Имея в основании Свящ. Писание, она в подробностях своих стоит в самой тесной связи с теми сказаниями о С. суде, которые преимущественно были распространены в древней Руси. Из сочинений о С. суде особенно распространены были в древней Руси слова св. Ефрема Сирина, слово Палладия Мниха, житие Василия Нового и "Слово о небесных силах, чего ради создан человек". Из слов св. Ефрема Сирина три исключительно посвящены этому предмету: "О всеобщем воскресении и втором пришествии Господа нашего Иисуса Христа", "На честный крест и второе пришествие" и "На второе пришествие Господа нашего Иисуса Христа". Особенно подробно последнее.

Картинность изображения, множество эпизодов, твердого основания для которых нет в Свящ. Писании - отличительные черты этих слов Ефрема Сирина, которые именно потому и нравились древнерусским читателям. У наших раскольников слова св. Ефрема служат настольными книгами, к которым они обращаются во всех сомнительных пунктах. Слово Палладия Мниха: "О втором пришествии Христове, о С. суде и будущей муке" написано под влиянием слов св. Ефрема и в свой очередь послужило источником для других сочинений: многие черты сходства с этим словом можно найти в "Хождении Богородицы по мукам" и других сказаниях, особенно в картине С. суда, начертанной Мнихом Григорием в житии Василия Нового. Насколько слово Палладия было распространено в древней Руси, об этом свидетельствует обилие духовных стихов, возникших под его влиянием. В сочинении Мниха Григория изображен не только суд всеобщий, при конце мира, но и суд частный, по смерти каждого человека. Григорий повествует, как он, при помощи св. Василия Нового, удостоился в видении узреть С. суд и как потом исцелился от своих гибельных для души сомнений. К числу источников, под влиянием которых сложилось житие Василия Нового, принадлежат также книга Эпоха и слова Кирилла Александрийского, и Макария Великого. В древней Руси оно было очень распространено; множество его списков рассеяны по всем концам России. Не только в XVII, но даже в XVIII и XIX вв. оно переписывалось и украшалось множеством миниатюр. Под его влиянием написано "Слово о небесных силах, чего ради создан человек", помещенное Калайдовичем в "Памятниках словесности XII века под ј ХII-м. Его приписывают Авраамею Смоленскому, который, по свидетельству его жизнеописателя, любил в последнее время жизни своей беседовать о разлучении души с телом, о мытарствах, ее ожидающих и т. п. "Слову о небесных силах" обязаны своим происхождением и многие духовные стихи. См. В. Сахаров, "Эсхатологические сочинения и сказания в древнерусской письменности и влияние их на народные духовные стихи" (Тула, 1879).

Действо С. суда в Московской Руси совершалось в неделю (воскресенье) Мясопустную архиереем, и потому бывало не во всех городах, а только в тех, где находился архиерей. Известно, что оно бывало в Москве, Новгороде, Вологде. В греческой церкви чин действа С. суда стал совершаться не ранее VIII века. В какое время и кем установлено совершение его в русской церкви - с точностью неизвестно; несомненно лишь, что оно совершалось в первой половине XVII стол. В Москве его совершал сам патриарх, часто в присутствии царя. Царь Алексей Михайлович, за исключением немногих лет, постоянно находился при действе. После смерти Алексея Михайловича выход царей к действу бывал редко. В царствование Петра I совершение действа прекратилось: патриарх Адриан отправлял его в последний раз в 1697 г. Действо С. суда совершалось, главным образом, вне храма, за алтарем (в Москве - за алтарем Успенского собора, в Новгороде - подле церкви Богоотец Иоакима и Анны). Иногда, однако, действо совершалось в Москве в самом храме. Во всяком случае, для совершения его устраивалось особое место. Ключари за два дня посылали сторожей на мастерской плотничий двор для устройства козла (т. е. рундука, подмостков), а затем на казенный двор, для обивки его красным сукном. На приготовленное место ключари Архангельского собора приносили образ С. суда и поставляли пред ним подсвечник. В Новгороде выносился образ видения пророком Даниилом С. суда. Затем приносились еще стол, покрытый пеленой, серебряная чаша для водоосвящения, подсвечники, большой налой с паволокой для иконы Богородицы и для Евангелия. Сам чин действа страшного суда состоял в пении стихир, чтении паремий, водоосвящении, чтении апостола, чтении Евангелия, погружении креста в воду патриархом и омытии освященной водой икон, великой ектении и осенении предстоявших крестом. Главное в действе было чтение Евангелия о С. суде. Евангелие читалось двояким образом: или на четыре страны (патриархобратясь лицом к востоку, стоявший против него протодиакон - лицом к западу, один диакон - обратясь лицом к народу на север, другой - на юг), или только патриарх с протодиаконом. Крестный ход бывал не всегда; он не совершался, если действо происходило в храме; водоосвящение также совершалось не всегда. Чин действа С. суда сохранился в новгородском рукописном Чиновнике XVII века, хранящемся в библиотеке спб. дух. академии. В сокращении он напечатан в "Чтениях Имп. Общества Истории и Древн." (1861, кн. 1). К XVII столетию относится и печатный чин того же действа, изданный вместе с чинами действ летопроводства и пещного и чином освящения антиминсов. Печатный чин следует назвать московским, так как в нем указано присутствие при действе царя. Кроме того, чин действа С. суда напечатан в "Вивлиофике" (ч. XI), в уставе обрядов, наблюдаемом в московском Успенском соборе. Здесь он изложен не во всей полноте, а в виде записи, как он совершался в тот или другой год". Запись имеется за 16 лет, в промежуток времени с 1671 до 1691 г. Записи многих лет очень кратки и касаются только каких-либо особенностей, бывших при совершении действа. См. прот. К. Никольский, О службах русской церкви, бывших в прежних печатных богослужебных книгах" (СПб., 1885).

Стрекозы

(Odonata s. Libellulidae) - семейство насекомых из отряда прямокрылых (Orthoptera), принадлежащее к подотряду ложносетчатокрылых (Pseudoneuroptera); семейство это признается многими за особый отряд в классе насекомых. Ложносетчатокрылые разделяются на две группы: Amphibiotica, заключающих в себе насекомых с личинками, живущими в воде (семейства Odonata, Ephemeridae и Perlidae) и Corrodentia с личинками, живущими на суше (сем. Termitidae, Psocidae и Emblidae). Личинки насекомых, принадлежащих к первой группе, замечательны тем, что они значительно отличаются от взрослых насекомых, в особенности у С., гораздо более, чем это бывает у большинства прямокрылых, которые имеют так назыв. неполное превращение; различие это объясняется водным образом жизни личинок. С. отличаются стройным удлиненным телом и большой свободноподвижной полушаровидной или вытянутой в поперечном направлении головой; сложные глаза очень велики; простые глазки существуют в числе 3; усики очень короткие, шиловидные и состоят из 6-7 члеников; ротовые органы хорошо развиты и устроены по типу жующих. Первый сегмент груди, в отличие от остальных двух, очень мало развит. Передние и задние крылья приблизительно одинаковой величины и формы, прозрачные и имеют очень частую сеть жилок; на переднем крае крыла находится утолщенное хитиновое пятно - глазок (stigma). Ноги длинные, покрытия волосками, с 3-членистыми лапками. Длинное, большей частью цилиндрическое, а иногда плоское брюшко имеет на заднем конце пару нечленистых хвостовых придатков, которые у самцов развиты сильнее чем у самок. На втором сегменте брюшка у самца находится особый копуляционный аппарат, устроенный довольно сложно и наполняющийся семенем при помощи подгибания к нему заднего конца брюшка, на котором находится половое отверстие. Во время спаривания самец хватает своими брюшными придатками самку за шею или за голову и летает с ней до тех пор, пока она не подогнет конец своего брюшка к копуляционному органу самца. С.- большие, стройные насекомые, летающие очень хорошо и водящиеся во всех частях света. Некоторые летают очень быстро (напр. Libellula, Aeschna), полет других более медленный и неправильный (Agrion Calopteryx).

Довольно часто в различных местностях наблюдались случаи, когда С. совершали большими массами далекие перелеты, при чем они перелетали иногда даже моря. В пределах России большую часть таких перелетов совершает Libellula quadrimaculata, иногда в сопровождении других видов. Огромный массы С. поднимаются с озер и прудов, где живут их личинки (первоначальное поднятие таких туч С. наблюдалось очень редко) и захватывают с собой особей, попадающихся им на пути. Причины перелетов С. до сих пор не выяснены окончательно; между ними одна из главных, по всей вероятности, отыскание соответственных мест для потомства; недостаток в пище может также оказывать в данном случае влияние; интересны случаи, когда одновременно с тучами С. наблюдались тучи бабочек, которые, повидимому, преследовались С. (подобный случай с бабочкой капустницей, Pieris brassicae наблюдался, около Ровеля в 1852 г.). При перелетах С. летят обыкновенно не очень скоро и во всяком случае медленнее, чем во время обыкновенного полета. С. отличаются хищническим образом жизни, питаясь различными насекомыми и преследуя их на лету; они держатся обыкновенно по близости воды, что зависит, разумеется, от того, что личинки С. ведут водный образ жизни. Самки откладывают яйца в воду или на водяные растения. Личинки С. имеют очень характерную внешнюю форму и значительно отличаются от взрослых насекомых: голова у личинок плоская, глаза маленькие, брюшко сравнительно короткое и толстое; но главные отличия заключаются в строении ротовых частей и органов дыхания. Из ротовых органов у личинок является очень сильно развитой нижняя губа, так назыв. маска; она может складываться поперек и имеет вид треугольника, прикрепленного вершиной к основной части (подбородку); на свободном конце ее находятся острые клещи, которые могут сдвигаться. В сложенном состоянии маска прикрывает остальные части снизу, при нападении же личинки на добычу, подбородок выпрямляется и клещи схватывают добычу; затем маска складывается и добыча отправляется в рот, будучи предварительно разорвана на части челюстями. Маска называется шлемовидной, когда клещи ее широкие и она прикрывает рот в спокойном состоянии снизу, спереди и сверху, и носит название плоской, когда клещи ее длинные и тонкие и она прикрывает рот только снизу. Органами дыхания у личинок С. являются трахейные жабры, которые бывают или внутренние, или наружные. У большинства крупных видов (Libellula, Aeschna) существуют внутренние трахейные жабры, т. е. складки на внутренней поверхности задней (прямой) кишки; складки эти снабжены многочисленными разветвлениями трахей (дыхательных трубочек) и омываются водой, которая через заднепроходное отверстие то втягивается, то выбрасывается обратно. У большинства мелких видов С. существуют наружные трахейные жабры в виде 3 удлиненных листочков на заднем конце брюшка, в которых находится густая сеть трахей. Личинки С. имеют длинные ноги и хорошо плавают; они питаются различными водяными насекомыми и даже мелкими рыбками, отчего могут приносить вред рыбоводству.

Личинки линяют несколько раз, при чем у них образуются зачатки крыльев, которые с каждой линькой выступают яснее; перед последней линькой они выходят из воды и садятся на стебли какого-нибудь водяного растения или на ветки близ растущего дерева; это состояние называется куколкой, из которой скоро выходит взрослое насекомое, оставляющее хитиновую кожицу на растении. С. водятся во всех частях света, при чем в тропических странах виды их более многочисленны, чем в умеренных. В ископаемом состоянии остатки С. (главным образом отпечатки крыльев, а иногда и целых насекомых, прекрасно сохранившихся) встречаются начиная с юрской системы (лейаса). Особенно хорошим сохранением и разнообразием форм отличаются многочисленные отпечатки С. в литографском сланце Золенгофена; некоторые из них принадлежат к видам, достигавшим гораздо больших размеров по сравнению с современными формами (например Petalia longialata достигала длины 9 см., при размахе крыльев в 14 см.). С. подразделяются на несколько подсемейств или, если считать их за особый отряд, то отряд С. состоит из нескольких семейств (Libellulidae, Aeschnidae и Agrionidae). Наиболее известные роды С. следующие: Libellula характеризуется полушаровидной головой, глазами, соприкасающимися на темени и крыльями, лежащими в покое горизонтально; личинки с шлемовидной маской. Один из наиболее обыкновенных видов Libellula quadrimaculata (длина до 5 см.); тело ее желто-бурого цвета; брюшко с желтыми пятнами на 5 - 8 сегмент. и с черным задним концом; крылья имеют желтое основание и 4 темно-бурых пятна; вид этот имеет очень обширное распространение, а именно водится во всей Европе, Малой Азии и Северной Америке; большая часть указаний на перелеты С. относится к нему. Род Aeschna (коромысло) отличается длинным цилиндрическим брюшком и задними крыльями, имеющими вырезку у основания заднего края; личинки с плоской маской. Наиболее обыкновенный европейский вид Aeschna grandis, достигающий 7 см. длины, желтовато-бурого цвета, грудь с 2 желтыми боковыми полосками, спина между крыльями с голубыми пятнами. Следующие 2 рода отличаются более тонким телом и меньшими вообще размерами. Agrion (лютка) характеризуется стебельчатыми при основании крыльями с широкими квадратными клеточками и небольшим глазком; голова вытянута в поперечном направлении. Многочисленные виды люток представляют собой очень нежных С., водящихся во всех частях света и достигающих в среднем до 3 1/2 см. длиной. Calopteryx отличается металлически блестящим телом, у самок зеленого, у самцов синего цвета; крылья не стебельчатые, глазок у самцов отсутствует. Наиболее обыкновенный вид, водящийся во всей Европе, есть Gal. virgo (длиною 5 см.), одна из самых красивых С. с широкими, у самца темносиними, у самки бурыми крыльями. Описание и изображение среднеевропейских С. можно найти у Tumpel\'a "Die Geradflugler Mitteleuropas".

М. Римский-Корсаков.

Стрепет

(Otis tetrax).- Охота на С. разделяется на весеннюю (запрещаемую в Европ. России законами об охоте) - по токующим самцам, летнюю - по выводкам и осеннюю - при пролете. Весенняя охота производится на утренней (от 3 до 8 час.) или вечерней (от 6 до 8 час.) заре. Выезжают в экипаже (беговых дрожках, двухколесной телеге) и отыскивают в степи токующих С. по издаваемым ими звукам (циррр...); заметив птицу, начинают ее объезжать по дуге, постепенно уменьшая радиус; подъехав на выстрел, быстро направляются к центру круга и стреляют в взлетающего С. Промышленники расставляют иногда на заранее определенных местах токов силки и капканы. Охота на выводки начинается со второй половины дня и производится в самое жаркое время дня - от 11 до 4 час., когда С. укрываются от зноя в густую траву и залегают, близко подпуская как собаку, так даже и экипажи; в первом случае бьют из под стойки, а во втором - прямо с экипажа; последний способ признается предпочтительным, так как собаке очень тяжело работать в жару. В конец лета, когда С. выбираются из крепей на скошенную степь, охотники отыскивают утром места, где расхаживают стаи С., и ожидают наступления жаркой поры (11-12 час.); как только С. скроются, т. е. залягут, охотники осторожно подходят к тем местам и стреляют взрывающихся перед ними птиц. Осенью, при пролете, когда С. собираются в огромные стаи, до 100 шт. и более, на них охотятся с наганиванием. Стреляют С. дробью не мельче ј 4 англ. счета.

Стрепетова Пелагея Антиповна

(по 1-му мужу Писарева, по 2-му мужу Погодина, род. 1850 г.) - талантливая драматическая артистка; в 1865 г. поступила на сцену в г. Рыбинске, после чего играла в Ярославле, Симбирске и Москве. В 1881 г. была приглашена в СПб. на александринскую сцену, где прослужила 9 лет; впоследствии, в сезоне 1899-1900 г., занимала на той же сцене амплуа драматических матерей и старух. Обладая нервным темпераментом, С. лучше всего в ролях, требующих большого чувства. Ее коронные роли - Катерина (в "Грозе") и Лизавета (в "Горькой Судьбине").

Стрептококк

(Streptococcus Billroth) - род бактерий из сем. Coccaceae Migula. Тело С. состоит из кокков, соединенных в оболочки. Органы движения отсутствуют. Деление происходит перпендикулярно оси цепочки, при чем вновь образующиеся кокки - большей частью - не отделяются. Если С. состоит только из двух члениковкокков, то его иногда называют диплококком. У С. наблюдается ослизнение оболочек, достигающих колоссальных размеров, напр. у S. mesenterioides (Van Tieghem) Migula (=Leuconostoc mesenterioides Van Tieghem). В природе С. весьма распространены; встречаются как на поверхности человеческого тела, так и в естественных полостях его. С. бывают сапрофитные и паразитные; к последним принадлежат С. рожи, гноеродные и др. В культурах патогенные С. быстро теряют свою вирулентность.

Б. И.

Стрижи

(Cypselidae) - одно из сем. дятловых птиц, относимое в настоящее время к подотряду сивоворонок или ракшевидных. Характеризуются короткой шеей, широкой головой с очень коротким и низким клювом, сжатым на кончике с боков, - весьма глубоким расщепом рта, заходящим за глаза, - длинными саблеобразными крыльями, у которых первое или второе из главных маховых перьев длиннее других, и коротким, десятиперым, обыкновенно вырезанным хвостом. Большие маховые перья искривлены и заострены на концах. Коротких малых маховых перьев 7 или 8. Ноги и пальцы, оканчивающиеся острыми искривленными когтями, очень коротки. Из анатомических особенностей С. заслуживает внимания недоразвитие у некоторых С. (напр. у Cypselus) фаланг среднего и наружного пальцев, которые имеют только 3 сустава вместо обычных 4-х для среднего пальца и 5 для наружного, - а также своеобразное развитие большой грудной кости, расширяющейся к заднему краю, на которых не существует вырезок или отверстий, затянутых перепонками, и который снабжен высоким гребнем. Замечательно также сильное развитие, в особенности в периоде гнездования, слюнных желез, вырабатывающих липкую, отвердевающую на воздухе, слюну, которая служит цементом при постройке гнезд. У некоторых, как у саланганы, она образует единственный или по крайней мере главный материал для постройки. Свыше 50 видов, относящихся к сем. С., напоминающих по общему виду ласточек, распространены во всех зоогеографических областях, кроме Новозеландской. Все С. отличаются быстрым, искусным и очень выносливым полетом. На землю спускаются в крайних случаях, так как ходить на своих коротких и слабых ногах С. не в состоянии. Для отдыха прицепляются к отвесным скалам или стволам деревьев, по которым могут лазать, цепляясь своими острыми когтями и опираясь на пятку, а иногда и на хвост (Chaetura). Почти все С. питаются только насекомыми, которых ловят всегда на лету. С. умеренного пояса относятся к перелетным птицам. Большинство видов живет в горах, некоторые - в лесах или в городах. Многие держатся всегда стаями и гнездуют колониями. Гнёзда устраиваются обыкновенно в щелях и углублениях скал. Виды, живущие в городах, гнездятся в щелях под крышами высоких зданий. Гнёзда в большинство случаев представляют беспорядочную кучку из стеблей растений и перьев, более или менее склеенных между собой слюной. Кладка (обыкновенно один раз в год) состоит из одного или немногих, большею частью матово-белых, более или менее эллипсовидных, яиц. насиживаемых одной самкой.

Из С. в Европе встречается только два вида: С. обыкновенный или башенный (Cypselus apus) - черновато-бурого цвета с грязно-белым горлом (дл. 18 см.) - и несколько более крупный С. белобрюхий (Cypselus mella), отличающийся, кроме своей величины (22 см.), белым цветом нижней стороны тела. С. башенный распространен повсеместно в Европу в сев. Африке и в большей части Азии до южной Сибири. Зимует в Пенджабе и во всей Африке. Охотно поселяется в городах, колониями, под крышами высоких зданий. Гнёзда устраивает также в дуплах. С. белобрюхий гнездится в высоких горах. окружающих Средиземное море, а также в южной Азии и спорадично на Кавказе; зимует в южн. Африке. Род Cypselus отличается длинными, далеко заходящими за вырезанный хвост, крыльями - оперенной до пальцев плюсной и способным поворачиваться наперед задним пальцем. Другими характерными родами С. являются салангана (Collocalia), древесные С. (Dendrochelidon) и щетинохвост (Chaetura). Род древесных С. в числе 5 видов распространен в восточных областях Старого Света. Отличается необыкновенно длинными маховыми перьями и очень удлиненными крайними перьями вилкообразного хвоста. Плюсна очень коротка, на лбу хохолок из приподнятых перьев. Относящийся сюда вид, клэхо (D. longipennis), живущий в лесах о-вов Явы, Суматры и Борнео и на полуо-ве Малаке, лепит из слюны несоразмерно маленькие плоские гнёзда величиною с скорлупу грецкого ореха (длина самой птицы18 см.), которые он прикрепляет боком к выдающимся голым ветвям высоких деревьев. В такое гнездо кладется только 1 яйцо, бледно-зеленого цвета. Щетинохвост, к которому относится один ост-индский вид (Ch. gigantea), замечателен своим хвостом. Стержни рулевых перьев заострены и выступают за бородки, как у дятлов. Подобно дятлам, щетинохвосту рулевые перья служат опорою при лазаньи по отвесным скалам.

Ю. Вагнер.

Стриндберг

(Auguste Strindberg) - знаменитый шведский романист и драматург, род. в Стокгольме в 1849 г. Жизнь его была полна лишений, разочарований и нравственных потрясений. Не кончив курса в университете, он часто менял род занятий, был учителем, телеграфистом, библиотекарем, служил в театре, занимался живописью и, наконец, сосредоточился на литературной деятельности. Преследования со стороны общества и правительства заставили С. в 1884 г. покинуть родину. Он много путешествовал по Франции, Италии, Германии, Швейцарии, Дании и до сих пор ведет кочующий образ жизни. С. начал писать в спокойном тоне, защищая в журнальных статьях, исторических очерках, стихах и драматических пьесах демократические принципы; потом он перешел в озлобленный сатирический тон и начал свои нападки на общество с беспощадного обличения женщин. Его возмущало крайнее развитие феминизма в Скандинавии; он стал доказывать, что женская эмансипация - великое зло, так как она усиливает влияние женщины, и без того пагубное для общества. В 1884 г. он написал 12 повестей, под общим заглавием: "Очерки из брачной жизни". В них С. еще довольно спокойно и даже с юмором описывает мелкие невзгоды и разочарования семейной жизни, превращение поэтичной, любящей невесты в сварливую и мелочную хозяйку дома, переход от возвышенного счастья влюбленной четы к унижающей душу будничной прозе жизни. Рассказы написаны с беспощадным реализмом и вместе с тем очень просто и наивно. В более резком, фанатическом тоне написана драматическая трилогия С.: "Отец" (1877), "Девица Юлия" и "Заимодавцы" (1889). В них женщина рисуется как исчадие ада, воплощающее в себе силу и обаяние его над душой человека. Чувствуется нечто средневековое и католическое в том непритворном ужасе, с которым С. смотрит на женщину. В "Отце" рисуется беспощадная жадность женщины и ее грубая привязанность к земным благам: отец, застраховавший свою жизнь, ясно сознает, что ему непременно нужно поскорее умереть ради своих дочерей, которым деньги дороже и нужнее, чем его жизнь. В "Девице Юлии" женщина - воплощение низших чувственных инстинктов, грубая самка: утонченная аристократка с изнеженными нервами отдается лакею и любит его за грубость, за то, что он не стесняется поднять на нее хлыст. В "Заимодавцах" С. доказывает, что в женщине нет ничего оригинального, что она ничего не создает, но чрезвычайно хитро эксплуатирует мужской ум и мужскую душу. По силе и уменью изображать болезненность и изломанность современной души эти три короткие драмы принадлежат к числу самых сильных и оригинальных произведений современной литературы. На ту же тему написан большой роман: "Исповедь Безумца" (1893), где женщина представлена апокалиптическим чудовищем, которое хочет творить зло и имеет для того неисчерпаемые силы. Герой повести сливается с автором, описывающим пережитые им самим душевные состояния. Объективная психологическая правда отсутствует в повествовании, похожем, большей частью, на бред; но такова захватывающая сила художественного таланта С., что созданный им образ женщины-дьявола, утонченно и могущественно лживой, кажется глубокой правдой.

Дальнейшее романы и драмы С. написаны под влиянием новейших философских течений. В двух романах: "Чандала" и "Аксель Борг" С. отражает учение Нитцше о сверхчеловеке. Презрение Нитцше к толпе пришлось очень по душе С., пессимизм которого крайне аристократичен. В идее "сверхчеловека" заключается и понятие о существовании низшего человека (Untermensch); власть последнего на столько же унижает человечество, на сколько наступление царства сверхчеловека вознесет его выше его теперешнего состояния. В "Чандала" С. изображает целую касту низших существ, рабов в духовной жизни. Роман написан в виде сказки, и вопрос о добре и зли решается в дуге Нитцше. Его герой - сверхчеловек, который борется против низшего человека, духовного пария. Их борьба символизирует для С. борьбу инстинкта и духа. В "Акселе Борге" (1891) также представлен непримиримый контраст между героем, почти воплощающим в себе Нитцшевского сверхчеловека, и той жизнью, которую он видит вокруг себя. По своей художественности, особенно в описаниях природы, это - одно из лучших произведений С. Заканчивается оно тем, что герой навсегда отрекается от общения с людьми и уезжает "в открытое море", обрекая себя на одиночество. В новейших своих произведениях - "Легенды", "Путь в Дамаск" - С. все более обнаруживает крайне нервную возбужденность, доходящую то до мании преследования, то до религиозного бреда. Здесь замечается крутой поворот в сторону христианства и смирения, отрицание прежней гордыни. С. сохранил прежнюю силу художественного изображения, но идейные его замыслы становятся спутанными. В общем С. - один из самых оригинальных современных писателей, яркий поборник индивидуализма, часто доходящий до крайности и слитком склонный к одностороннему освещению жизни. Все его произведения (кроме выше названных он написал еще прекрасную драму "Маргит, жена кавалера Бенгста", сатиру "Красная комната", мистерию "Олоф" и др.) переведены на немецкий и на франц. языки; драмы и некоторые повести имеются и в русском переводе.

З. Венгерова.

Стрихнин

C21H22N2O2 - принадлежит к группе алкалоидов, получаемых из плодов чилибухи (Strychnos nux vomica); кроме того, встречается и в плодах растений Strychnos Ignatii, Strychnos Ticute и в Lignum columbrium. Выделен С. из плодов чилибухи впервые французскими учеными Пеллетье и Каванту. В семенах чилибухи стрихнин находится в смеси с другим алкалоидом - бруцином; для получения С. в чистом состоянии плоды кипятят с разбавленным спиртом, из полученной спиртовой вытяжки отгоняют спирт, а к оставшемуся водному раствору прибавляют свинцового сахара, при этом большая часть примесей осаждается, в растворе же остаются почти чистые алкалоиды и небольшой избыток свинцового сахара, который легко удаляется пропусканием через раствор сернистого водорода. Освобожденный таким образом от свинца раствор смешивается с избытком магнезии и оставляется стоять часов 12; при этом С. осаждается вместе с бруцином и избытком магнезии, осадок экстрагируется спиртом и из полученной спиртовой вытяжки при концентрации ее осаждается сперва С. и затем уже смесь С. с бруцином. Для окончательной очистки С. кристаллы его обрабатывают азотной кислотой и полученную, сравнительно трудно растворимую соль азотной кислоты перекристаллизовывают несколько раз из горячей воды. Чистый С. кристаллизуется в ромбических призмах, плавится при 268º, при 5 мм. давления кипит без разложения при 270º, вращает луч поляризованного света влево, весьма мало растворим в холодной воде (1:7000) и сравнительно хорошо растворяется в кипящем спирте. С. имеет чрезвычайно горький вкус и представляет один из самых сильных растительных ядов, поэтому работы с ним крайне опасны и, может быть, это является одной из причин, почему до сих пор формула строения С. еще не установлена. По своему химическому характеру С. представляет одноосновную щелочь и, по исследованиям Тафеля, можно допустить, что С. имеет одну группу NH, другой же атом азота, вероятно, имеет третичный характер и его основные свойства маскированы близким присутствием отрицательной группы СО. Продукты разложены С. при различных условиях все указывают, что он принадлежит к производным полигидрохинолина или содержит гидрированное индоловое кольцо. Наиболее характерной качественной реакцией на С. считается следующая: исследуемое вещество обливают свежеприготовленной и охлажденной смесью из 0,01 гр. K2Cr2O 7,5 куб. см. Н2О и 8,15 куб. стм. H2SO4. В присутствии С. при этом появляется интенсивное синее окрашивание, которое скоро переходит в фиолетовое, красное и, наконец, желтое. Однако, эта реакция не удается в присутствии большого количества посторонних органических веществ и бруцина, и для успешного хода реакции в первом случае органические примеси предварительно разрушают, смачивая исследуемое вещество крепкой серной кислотой, а во втором - смесь С. и бруцина сначала обрабатывают на фильтре хлорной водой до тех пор, пока фильтрат не потеряет розового окрашивания, что укажет на то, что уже весь бруцин удален из смеси.

Д. А. Xapдин.

С. возбуждает нервно-мышечную деятельность, вызывает в больших дозах общие титанические судороги, столбняки, от которых как люди, так и позвоночные погибают; у лягушек повышение осязательных рефлексов с последующим взрывом судорог получается даже после доз в 0,000025 гр., а для взрослых людей 0,03 гр. уже могут быть смертельными. Сильнее всего С. действует через подкожное впрыскивание, но отравление получается также и при внутреннем употреблении яда, хотя и в более слабой степени. По введении яда теплокровные животные впадают все в более и более сильное беспокойство, делаются в высшей степени впечатлительными ко всякому стуку, прикасанию и т. д., вдруг впадают в мышечный столбняк, голова запрокидывается назад и туловище изгибается дугой кпереди, благодаря столбняку как затылочных, так и спинных мышц. Такие припадки судорог повторяются периодически, перерываясь интервалами расслабления мышц и в одном из таких припадков животные погибают от задушения и истощения. Удушение происходит от неподвижного положения грудобрюшной перегородки, тоже судорожно сокращенной, а также и грудной клетки, находящихся в фазе вдыхания; истощение же зависит от сильных нервно-мышечных разрядов. На человеке в общих чертах получается та же картина отравления, причем лицо, в момент задержки дыхания в фазе вдыхания, делается багровым, глазные яблоки выпячиваются из орбит. Люди испытывают чувство ползания мурашек, болезненные подергивания, оцепенение, высокую чувствительность к свету, звуку, ощущение тяжести, боли, мышечного напряжения и страха как бы перед грозящим задушением, обыкновенно сопровождающимся сильным цианозом лица. Во время припадка судорог глазные яблоки неподвижны, зрачки расширены, шейные вены набухают, рот плотно сомкнут и тело согнутое дугой и опирающееся только на затылок и пятки, от времени до времени подбрасывается при усилении судорог. В одном из таких пароксизмов субъект погибает безвозвратно. В интервалы, свободные от судорог, функции головного мозга не представляют никаких значительных расстройств ни в сфере чувствований, мышления и воли, откуда легко заключить, что действие стрихнина направлено не на головной, а спинной мозг. Это доказывается еще тем, что если лягушке, отравленной С., перерезать спинной мозг ниже продолговатого, то судороги продолжаются по прежнему; в этом опыте центры головного и продолговатого мозга исключены и, если судороги продолжаются по прежнему, то это лишь благодаря, конечно, тому, что действие С. направлено преимущественно на спинной мозг. Что ни нервы, ни мышцы сами по себе тут не при чем, не возбуждаются непосредственно С., а только через двигательные центры спинного мозга, то это уже прямо вытекает из того, что перерезка двигательного нерва у самого выхода его из спинного мозга исключает возможность появлении титанических судорог в иннервируемых этим нервом мышцах при стрихнинном отравлении: в то время как все остальные члены тела представляют картину стрихнинного столбняка, парализованный, вследствие перерезки двигательного нерва, член продолжает оставаться в полном покое. Очевидно, что ни сам ствол двигательного нерва, ни окончания его в мышцах, ни сами мышцы не возбуждаются С. Большинство ученых полагают, что действие С. направлено на двигательные клетки передних рогов спинного мозга, при чем малые дозы С. повышают возбудимость этих двигательных центров и тогда самого ничтожного внешнего раздражения достаточно, чтобы возбудить рефлекторно все двигательные пути; большие же дозы С. непосредственно раздражают двигательные клетки передних серых рогов спинного мозга и вызывают общие судороги, по-видимому, без участия периферических чувствующих раздражений; опытным путем доказано, что С. не повышает даже возбудимости кожных окончаний чувствующих нервов. Кроме двигательных центров спинного мозга С. повышает возбудимость центров продолговатого мозга, а именно дыхательных и сосудо-двигательных центров, что выражается учащением дыхательных движений и повышением давления крови вследствие всеобщего сжатия сосудов. Так как мышечные сокращения сопровождаются развитием тепла, то стрихнинные судороги влекут за собой резкое повышение темп. тела, доходящее у собаки напр. до 44,8º Ц. С., будучи сильным ядом, в надлежащих дозах, в весьма малых, может оказывать весьма благотворное действие на человеческий организм.

И. Тархнов.

Наиболее частое применение во врачебной практике находит азотнокислый стрихнин, а именно при лечении вялой деятельности мускулатуры желудочнокишечного канала и при атоническом состоянии мышц мочевого пузыря, особенно часто при недоразвитии мочи у детей. Благоприятное влияние на отправления органов пищеварительного тракта, благодаря горькому вкусу препарата. Далее, последний назначается также с целью повышения возбудимости органов чувств, напр. в некоторых случаях ослабления зрения, при понижении или потере кожной чувствительности. В недавнее время азотнокислый С. нашел довольно широкое применение при лечении хронического алкоголизма. Как тоническое средство, С. приносит пользу в период выздоровления после острых заразных заболеваний. В некоторых случаях крайнего угнетения центральной нервной системы и деятельности сердца, напр. в альгидном периоде холеры, при отравлении наркотическими ядами, как хлорал-гидрат, - С. назначается в качестве сильного возбуждающего средства. Следует иметь в виду, что медикамент обладает невыгодными свойствами в том отношении, что, после продолжительного употребления в таких дозах, могут возникнуть явления отравления, поэтому препарат избегают назначать беспрерывно в течение продолжительного времени. Обыкновенно азотнокислый С. прописывают в пилюлях, порошках или в виде подкожных впрыскиваний по 0,001-0,003 2-3 раза в день. При отравлении С., если яд находится в желудке, назначают рвотные средства и химические противоядия, преимущественно дубильную кислоту, так как медикамент дает с последней трудно растворимое соединение. Если яд всосался в кровь и развились судороги, то прибегают к физиологическим антагонистам, всего лучше в таких случаях применить хлорал-гидрат по 0,5-1,0 (2-3 раза в день).

Л. Каменский.

Строгановы

или Строгоновы - именитые люди, бароны и графы. Историки XVIII в. производили С. от татарского мурзы Золотой Орды, основываясь на рассказе Николая Витзена, заимствованном у голландского географа Исаака Массы; с этого мурзы, крестившегося и посланного царем против татар, последние, взяв его в плен, "сострогали", будто бы, все тело. Н. М. Карамзин первый высказал свое недоверие к этому рассказу; последующие историки окончательно опровергли его и теперь большинством принято, особенно на основании доказательств, привезенных г. Волеговым, что С. выходцы из Великого Новгорода, из числа богатых тамошних граждан, и что родоначальником их был Спиридон, живший во времена Димитрия Донского. Внук Спиридона, Лука Кузьмич, упоминается в актах как владетель нескольких оброчных статей в Двинской земле. Ему же приписывается выкуп из татарского плена великого князя московского Василия Васильевича Темного (ок. 1445 г.). Около половины XVI в. С. распространяют свои владения и в пределах нынешней Пермской губернии. Поселившись здесь, они, благодаря соляным варницам и торговле с сибирскими инородцами, быстро богатеют, при помощи свой "дружины" усмиряют и покоряют инородцев (напр. черемис, в 1572 г.), вступают в борьбу с сибирским царем Кучумом. В смутное время и позже С. помогали законной власти денежными взносами. В одной из жалованных грамот Петра Великого вычислено, что С. во время междуцарствия и при Михаиле Федоровиче пожертвовали деньгами 841762 р., что, на современный счет, составит около 4 милл. рублей. За эти услуги С. были возведены в звание именитых людей и получили право именоваться с вичем. По званию именитых людей, С. подлежали только личному царскому суду, могли строить города, крепости, содержать ратных людей, лить пушки, воевать с владельцами Сибири, вести беспошлинно торговлю с азиатскими инородцами. Уложение царя Алексея Михайловича отводит им особую статью (ст. 94, гл. X). В 1722 г. Петр Великий, за заслуги последнего "именитого мужа" С., Григория Дмитриевича, возвел его сыновей Николая, Александра и Сергея в баронское достоинство. Они стали родоначальниками трех ветвей Строгановской фамилии. Сын Сергея Александр был возведен в 1761 г. императором Францем I в графское достоинство Римской империи, а в 1798 г. император Павел I возвел его и в графы Российской империи. Со смертью его сына Павла (1817 г.) мужское потомство его угасло, и графский титул перешел женившемуся на дочери Павла Александровича, Наталии, Сергею Григорьевичу С. (1817 г.). В 1826 г. был возведен в графское достоинство ими. Николаем I и внук барона Николая Григорьевича, Григорий Александрович. С. внесены в V ч. родословных книг в губерниях Пермской, Вологодской, Нижегородской, Вятской и С. Петербургской. Герб первоначальных графов С. помещен в Общем Российском Гербовнике на стр. 33, ч. I, а вторых - в части X, под ј 12.

Наиболее замечательные из Строгановых:

Семен Иоанникиевич и его племянники Максим Яковлевич и Никита Григорьевич особенно известны призванием в 1578 г. волжских казаков, с Ермаком Тимофеевичем во главе; к ним они присоединили и своих наемных людей, снабдили оружием, порохом, свинцом, знаменами, провиантом и прочими припасами, и отправили на завоевание Сибири. Когда успех оправдал их предприятие, Семен получил в 1582 г. "большую и малую Соль на Волге", а его племянники - право беспошлинной торговли во всех городках, Григорий Дмитриевич (1656-1715) с 1688 г. сделался единоличным владетелем всех огромных великопермских, зауральских, сольвычегодских, устюжских и нижегородских имений. Огромные его средства давали ему возможность оказывать Петру I значительную помощь во время Северной войны, около 1701 г. он на свои деньги снарядил два военных фрегата. Жена его, урожденная Новосильцева, была первою статс-дамой при дворе. Имения Григория С. были еще увеличены Петром I по восьми жалованным грамотам, так что в одних только пермских владениях у него было "на лицо" 44643 чел., да 33235 чел. "в бегах и в мире скитающихся".

Сергей Григорьевич (1707-1756), барон, генерал-лейтенант, пользовался благосклонностью императрицы Елизаветы Петровны и отличался редкой благотворительностью; в "Академических Ведомостях", по поводу его смерти, было сказано, "что он око был слепых, нога хромых и всем был друг". Любя искусство, он основал богатейшую картинную галерею в своем доме, выстроенном знаменитым Растрелли. Александр Сергеевич (1733-1811), граф, сын предыдущего, был постоянным собеседником императрицы Елизаветы Петровны. В 1761 г. был отправлен к австрийскому двору и здесь получил графское достоинство. В 1766 г. в его доме собирались депутаты, избранные в комиссию по составлению проекта нового уложения. Как член последней, он особенно настаивал на устройстве школ для крестьян. Екатерина II назначила его сенатором, Павел Iпрезидентом академии художеств и директором публичной библиотеки, Александр Iчленом главного правления училищ и государственного совета. В делах благотворительности императрицы Марии Федоровны он принимал большое участие. Покровитель писателей и художников, он занимался нумизматикой, составил обширнейшую галерею картин, коллекции эстампов, медалей, камней и монет; последних у него было свыше 60000 экземпляров. Библиотека его в то время считалась лучшею. Составил "Catalogue raisonne des tableaux qui composent la collection du comte A. de Stroganoff" (СПб., 1793).

Павел Александрович (1774-1817), граф, генерал-лейтенант и сенатор, воспитание получил во Франции, откуда был вызван при начале революции. В 1802 г. назначен товарищем министра внутренних дел и более трех лет управлял медицинским департаментом. В 1804 г., по случаю отъезда Новосильцева, состоял докладчиком по делам, Высочайше вверенным Новосильцеву, и отправлял за него обязанности попечителя с. петербургского учебного округа. Вместе с Кочубеем и Новосильцевым был ближайшим советником императора Александра I, составляя с ними известный триумвират или "комитет общественной безопасности"; вел записки о заседаниях этого комитета (часть которых напечатана в приложении ко второму тому "Император Александр Первый", Н. К. Шильдера), и представил Государю записку о необходимых преобразованиях, в которой много верного, особенно по крестьянскому вопросу и народному образованию. В 1805-1807 г. имел дипломатические поручения и проживал более всего в Лондоне. В 1807 г., будучи уже сенатором, волонтером поступил в военную службу; в шведскую войну состоял командиром лейб-гвардии гренадерского полка, позже отличился в сражениях при Бородине, Лейпциге, Краоне и Париже. В битве при Краоне был убит его сын Александру и это обстоятельство ускорило смерть самого Павла Александровича. Григорий Александрович (1770-1857), граф, обер-шенк, член государственного Совета, посол в Швеции, Испании и Турции. В бытность послом в Константинополя он. много содействовал улучшению положения Сербии. В 1826 г. император Николай I возвел его в графское достоинство. Александр Сергеевич (1818-1864), граф, егермейстер двора Его Величества, известен как собиратель средневековых и новоевропейских монет; был одним из основателей с.-петербургского археологического общества и членом одесского общества и истории древностей Российских.

Сергий Григорьевич (1794-1882) граф, генерал от кавалерии, генерал-адъютант, член государственного совета. Пятнадцати лет от роду поступил в институт корпуса инженеров путей сообщения; отличился в Бородинской сражении, в 1828 г. - в делах под Шумлой и Варной. В 1831-1834 гг. исполнял обязанности военного губернатора в Риге и в Минске. В 1835 г. назначен попечителем моск. учебного округа. Время его управления (1835-47) было, по общему отзыву современников, блестящей эпохой для московского университета. Он особенно заботился о поднятии профессорского персонала, ушел находить способных людей и всячески оказывал им поддержку и покровительство (Бодянский, Грановский, Кавелин, Шевырев, Соловьев, Кудрявцев, Буслаев и др.). Близко также принимал С. к сердцу интересы студентов и много сделал для улучшения гимназий, проводя в них устав 1828 г., в выработке которого он принимал участие. Разлад с министром народного просвещения, графом С. С. Уваровым, повлек за собой отставку С. (ближайшим поводом ее было напечатание в "Чтениях Московского Общества Истории Древн. Росс." перевода сочинения Флетчера). Будучи попечителем, он состоял председателем моск. общ. истории и древн. росс. Ему удалось исходатайствовать обществу постоянную субсидию на издания и значительно расширить его деятельность. Под его руководством изданы "Древности Российского Государства" (1849-53); на его иждивение были напечатаны труды Гр. Ив. Спасского; он сам написал замечательную книгу: "Дмитриевский собор во Владимире-на-Клязьме строенный с 1194 по 1197 г." (СПб., 1849) и критически разбор соч. Виолле: "О русском искусстве" (СПб., 1879). В 1859 г. он основал археологическую комиссию, председателем которой был до конца жизни; много содействовал раскопкам на Черноморском побережье. Вместе с А. Д. Чертковым значительно поднял научный интерес к русской нумизматики и составил богатейшую коллекцию русских монет. В 1854-55 гг. участвовал в Севастопольской кампании; в 1859-60 гг. был московским военным ген. губернатором, в 1863-65 гг. председателем комитета железных дорог. Был главным воспитателем великих князей Николая, Александра, Владимира и Алексея Александровичей. Основал на свои средства в Москве техническую школу рисования. Женившись на Наталье Павловне Строгановой, он наследовал майорат в Пермской губ., в котором было до 45875 крестьян мужского пола. При введении уставных грамот и освобождении крестьян число душ в нераздельном имении было свыше 80000 чел., а количество земли, за наделом крестьян, простиралось до 1300000 десятин.

Александр Григорьевич (1795-1891), граф, генерал-адъютант, член государственного совета. Воспитывался в корпусе инженеров путей сообщения; вступив в лейб-гвардии артиллерийскую бригаду, участвовал в сражениях под Дрезденом, Кульмом, Лейпцигом; находился при занятии Парижа; в 1831 г. участвовал в усмирении польского восстания. В 1834 г. С. назначен товарищем министра внутренних дел. В 1836-1838 гг. был генерал-губернатором черниговским, полтавским и харьковским, а с 1839 по 1841 г. управлял министерством внутренних дел. С 1849 г. был членом государственного совета. Пробыв год (1854) военным губернатором Петербурга, он потом был около 9 лет новороссийским и бессарабским генерал-губернатором. В бытность в Одессе граф С. интересовался деятельностью тамошнего общества истории и древностей России, был его президентом и сделал очень много ценных пожертвований в музей. Громадная его библиотека завещана томскому университету.

Литература. Н. Колмаков, "Памяти Ас. Г. Строганова" (СПб., 1844); "Строгановы и их роль в заняли русскими Прикамского и Зауральского края" ("Записки ЗападноСибирского Отдела Импер. Русского Географического Общества", кн. XV); Н. Колмаков, "Дом и фамилии Строгановых" ("Русская Старина", 1887, ј 3 и 4); А. Дмитриев, "Родословная Строгановых" ("Пермский Край", т. III); его же, "Пермская Старина" (т. I-VIII); "Строгановы и Сольвычегодск" ("Нижегородский Биржевой Листок", 1882, ј 57); Н. Устрялов, "Строгановы - именитые люди" (СПб., 1842); некролог гр. Сергея Григорьевича Строганова в "Журнале Мин. Народного Просвещения" (1882, ј 4), "Московских Ведомостях" (1882, ј 89), "Чтениях Московского Общества Истор и Древн. Рос." (1882, ч. II); "Граф А. Г. Строганов" (некролог в "Записках Одесского Общества Истории и Древн. Российских", т. XVI); "История о родословии, богатстве и отечественных заслугах знаменитой фамилии Строгановых", соч. 1761г. (в "Пермских Губернских Ведомостях", за 1880 и 1881 гг.); "Исторические сведения о гг. Строгановых, собранные В. Волеговым" ("Пермские Губернские Ведомости", 1877, ј 1 - 6); "Жильбер Ромм и граф П. А. Строганов" ("Русский Архив", 1887, т. I); А. Кочубинский, "Граф С. Г. Строганов. Из истории наших университетов 30-х годов" ("Вестник Европы", 1896, ј 7 и 8).

В. Р-в.

Стронций

(Strontium) - химический элемент, принадлежащий к группе щелочноземельных металлов. Химический знак - Sr, атомный вес 86,95 (Н=1). Название получил от местечка Strontian в Argyleshire (Англии), где впервые (1787) был найден минерал стронцианит, принятый сперва за витерит, но вскоре признанный самостоятельным (Crawford и Cruichanks, 1790). В 1792 г. Hope одновременно с Клапротом, а также Кирван и Гиггинс доказали, что в состав стронцианита входит новый элемент. В природе С. встречается в виде минералов - стронцианита SrCO3 кальцио-стронцианита (Sr, Са) СО3 стромнита (Ва, Sr) CO3, целестина SrSO4, баритоцелестина (Ва, Sr) SO4 и в виде силиката в минерале брьюстерите; в водах некоторых минеральных источников; в золе Ficus vesiculosus; в каменной соли из St.-Nicolas-Varengeville (в России целестин встречается в Киргизской степи и в Архангельской губернии по берегу Сев. Двины, около села Троицкого). По химическому характеру С. является аналогом бария и кальция, занимая между ними промежуточное место, соответственно своему атомному весу. Это - металл двуэквивалентный, дающий окись SrO и соли типа SrX2 В периодической системе Менделеева он помещается во II группе в 6-м ряду. Металлический С. был впервые приготовлен Дэви (1808) электролизом гидрата окиси; он может быть получен также электролизом расплавленного хлористого С. SrCl2, или, в виде амальгамы, действием амальгамы натрия на крепкий и горячий водный раствор SrCl2. С.- белый с желтоватым отливом, ковкий металл; тверже свинца; плавится при красном калении, но при этой температуре не улетучивается. Окись SrO получается прокаливанием гидрата Sr (OH) 2 или углекислой и азотнокислой солей в виде белой пористой массы или в кристаллическом виде (в форме кубов) при прокаливании больших количеств Sr (NO3) 2. Растворима в воде легче извести. Поглощает углекислоту. Гидрат окиси Sr (OH) 2 (едкий стронциан) получается действием воды на безводную окись или осаждением крепких растворов солей С. едкими щелочами и едким баритом. Кристаллогидрат Sr (OH) 2.8H2O легко теряет 7Н2O, оставляя Sr (ОН) 2. Н2O. Теплота образования гидрата: SrО+Н2О=26280 м. к., теплота растворения Sr (OH) 2.8H2O + Aq=l4640 м. в. 100 частей насыщенного раствора содержат Sr (OH) 2.8H20 при 0º-0,90 ч., при 20º- 1,74 ч., при 100º- 47,71 ч. Действием перекиси водорода на Sr (OH) 2 получается перекись С., дающая кристаллогидрат SrO2.8Н2O, теряющий при 100º всю воду. Трудно растворим в воде.

Соли С, SrХ2 с бесцветными кислотами бесцветны. Соли серной, угольной, фосфорной и щавелевой кислот нерастворимы в воде и потому осаждаются из растворов при действии соответствующих реактивов, подобно солям бария. В отличие от последних, соли С. не осаждаются кремнефтористо-водородною кислотою и двухромовокалиевою солью (или K2CrO4 в присутствии уксусной кислоты) - сходство с солями калция. Вследствие меньшей растворимости SrSO4 по сравнению с CaSO4, раствор последней соли может осадить первую из растворов других солей С. [напр. из SrCl2, Sr (NO3) 2]. Этим пользуются, как качественною реакцией на С. в присутствии кальция (но в отсутствии бария); однако, многие условия делают эту реакцию малочувствительной. Отсутствие характерных реакций делает лучшим средством для открытия С. его спектр. Соли С. окрашивают пламя в карминовокрасный цвет, подобно солям лития. Спектр этого пламени дает: красные линии b (31-33) и g (34), широкую оранжевую a (44-47) и синюю d (107-108; l =460,7). Последняя особенно характерна для отличия от Ва и Са. Хлористый С. SrCl2.6H2O легко теряет 5Н2О и при 100º всю воду. Из горячих растворов кристаллизуется SrCl2.2H2O. 100 частей воды растворяют безводного SrCl2: при 0º- 44,2 ч., при 20º- 53,9 ч., при 100º- 101,9 ч.; 1 часть SrCl2.6H20 растворяется на холоду в 116 ч. алкоголя 99 %. Известны также SrBr2.6H2О, SrJ2.6Н2О. Фтористый С. SrF2 трудно растворим в воде. Сернистый С, SrS получается восстановлением SrSO4 углем при высокой температуре - белый порошок, способный фосфоресцировать голубоватозеленоватым цветом. При растворении в воде разлагается, образуя Sr (OH) 2 и Sr (HS) 2. Известен еще SrS4.6H2O. Серно-стронциевая соль SrSO4 встречается в природе в виде целестина. Весьма трудно растворима в воде (1: 10000) и потому легко может быть получена осаждением растворимых солей С. серной кислотой или ее солями. Растворимость SrSO4 увеличивается присутствием соляной, азотной и уксусной кислот; уменьшается присутствием серной; но концентрированная серная кислота довольно легко растворяет SrSO4. Кипячением с крепкими растворами углещелочных солей SrSO4 можно сполна превратить в SrCO3 (Rose), В отливе от CaSO4 серно-стронциевая соль не растворяется в растворе серно-аммиачной соли. Известны также кислая соль Sr (HSO4) 2 и Sr (НSO4) 2. Н2O и пиросоль Sr2S2O7. Из остальных солей кислот серы приведем: SrSO3 - безводна, плохо растворима в воде: SrS2O3.5Н2O, SrS2O6.4H2O, SrS4O6.6H2O - легко растворимы. Азотно-стронциевая соль Sr (NO3) 2.4H2O теряет воду при 100º и из горячих растворов кристаллизуется в безводном состоянии; 100 ч. воды растворяют безводной Sr (NO3) 2: при 20º - 70,8 ч.; при 100º - 101,1 ч.; едва растворима в абсолютном спирте (1: 8500) и еще менее в смеси спирта с эфиром, В технике она готовится обменным разложением SrCl2 и NaNO3 и употребляется для красных бенгальских огней и фейерверков. Углестронциевая соль SrCO3 встречается в природе в виде стронцианита, нерастворима в воде и осаждается поэтому из растворов солей С. углещелочными солями. Может быть также получена из SrSO4 (и целестина) обработкой их растворами K2CO3, Na2CO3 и угле-аммиачной соли. При прокаливании теряет СО2 оставляя SrO. С углеродом С. дает карбид SrC2. который, подобно карбиду кальция, дает с водой ацетилен. Известны также соединения С. с азотом Sr3N2 и с водородом SrH; последнее в чистом виде еще не получено. Средняя фосфорно-стронциевая соль Sr3 (PO4) 2 осаждается из аммиачного раствора SrCl2 с помощью Na2HPO3; разлагается кипячением с водой. Из нейтрального раствора SrCl2 фосфорно-натровая соль осаждает кислую соль состава SrHPO4, легко растворимую в разбавленных кислотах и в солях аммония; при прокаливании дает Sr2P2O7 Соль метафосфорной кислоты Sr (PO3) 2 и фосфористой SrНРО3. Н2O - трудно растворимы; соль фосфорноватистой кислоты Sr (H2PO2) - легко растворима. Силикат С. известен в минерале брьюстерите, содержащем Al2O3.3SiO2+SrO.3SiO2+5H2O вместе с силикатом бария. Кремнефтористо-водородная соль, SrSiF6.2H2O, растворима в воде (отличие от бария) и может быть получена действием кремнефтористо-водородной кислоты, H2SiF6 на SrCO3; 1 ч. соли при 15º растворяется в 31 ч. воды; несколько растворима и в спирте. В аналитической химии С. помещается в одной группе с барием, кальцием и магнием. Для отделения от бария этот последней осаждают в виде BaCrO4 в присутствии уксусной кислоты; С. при этом остается в растворе. Отделение от кальция основано на нерастворимости в смеси спирта с эфиром азотно-стронциевой соли и растворимости в ней азотно-кальциевой соли; можно также воспользоваться различным отношением сернокислых солей SrSO4 и CaSO4 к крепкому раствору серноаммиачной соли: в избытке последнего CaSO4 растворяется. Количественно С. определяется в виде SrCO3 или в виде SrSO4. В технике соединении С. находят применение в сахарном производстве [Sr (OH) 2], а также для фейерверков, бенгальских и сигнальных огней [Sr (NO3) 2].

В. Бурдаков.

Строфа

(от греч. strojh - поворот - часть торжественного шествии хора в греческой трагедии) - определенное соединение нескольких стихов, повторяющееся в стихотворении. Латинское название стиха - versus означает то же понятие поворота: и здесь, и там мы имеем дело с ритмическим повторением метрических величин - меньшей (стопа), в стихе, и большей (стих), в С. Метрическое значение строфы еще больше связано с музыкальным источником мерной поэтической речи, чем ритм стиха. В С. наглядным образом проявляется характерное стремление мелодии после различных фаз развития возвращаться к своей основной форме. Особенно тесно связана с музыкой С. античного трагического хора, откуда она и получила свое название: обходя алтарь справа налево, хор пел первую часть "периода", подвигаясь обратно - вторую часть, антистрофу, совершенно сходную с первой, и, наконец, остановившись для отдыха третью часть, эпод. Стихи длинной С., самые разнообразные и, за отсутствием рифмы, ничем между собой не связанные, воспроизводились в антистрофе точнейшим образом. Схватить элементы единообразия в этих двух сложных и обширных массах было бы, даже при утонченной чуткости древних к размеру, очень трудно, если бы это единообразие не поддерживалось еще одним элементом, для нас утерянным - напевом. От греческой хоровой торжественной песни и ведут свое происхождение традиционные С. оды. Тройное строение, сходное с разделением греческого хора, имела и песня мейстерзингеров, состоявшая из двух одинаковых куплетов - Stollen - и третьего - Abgesang. Уже из понятия С., как ритмического целого, следует, что никакая совокупность стихов, кажущаяся глазу читателя законченным целым, не может считаться С., если она не производит того же впечатления на ухо слушателя. Строфа есть понятие метрическое, а не типографское; поэтому, напр., напечатанное в виде трехстиший стихотворение Некрасова "Нейди просторной дорогой торной" (из "Кому на Руси жить хорошо") - на самом деле состоит из шестистиший, так как рифмовано по формуле aacbbc. Вообще в точное понятие С. должны быть включены: определенное число стихов, число стоп в соответственных стихах, размер, расположение рифм, определенная последовательность рифм мужских и женских и, наконец, известная законченность смысла, отсутствие одного из этих условий делает С. отличной от других и позволяет соединить ее с другой; так, в "Весне" Тютчева, в "Недоноске" Баратынского четверостишия совершенно правильно соединены попарно в восьмистишия, так как лишь последние представляют законченные периоды.

Эти правила, конечно, не исключают возможности составлять стихотворения из С. различного строения, но чередующихся в определенном порядке, как напр. в "Песне о колоколе") где одинаковые С. монолога мастера прерываются различными стихами. Несколько отличны те случаи, когда строфа состоит из двух различных частей, как в "Женихе" Пушкина. Составляя одно целое, С. естественным образом сама распадается на части, разделяемые рифмой, размером, повышением и понижением в развитии смысла. Разнообразие различных С. бесконечно; но кроме свободных С., создаваемых поэтом сообразно требованиям выражения и вдохновения, есть в истории стихотворной речи ряд традиционных форм, которые носят определенные названия. Эти строфические формы распадаются на три больших отдела: античные С., романские и восточные. Немецкие теоретики уделяют также много внимания и различным общепринятым свободным С., пытаясь довольно субъективно и произвольно охарактеризовать их смысл; так напр., Гейнце и Гетте находят, что четверостишие из двустопных ямбов "особенно пригодно для картинки природы с настроением, давая возможность создать поэтическое выражение для свободного порыва жизнерадостности"; четверостишие из трехстопных трохеев "дышит проникновенным благоговением и жаждой покоя". Наоборот, Фигоф считает короткие трохеические стихи наиболее удобными для "выражения решительной силы, категорического приказания, сжатого поучения" и т. п.

Из античных С. наиболее известны сафическая, состоящая из трех сафических стихов ( - И - И - И И - И - И) и одного адония ( - И И - И), алкеева, асклепиадова, гликонова (три - И - И И - И И и один - И - И И - И), и классическое элегическое двустишие (гексаметр - пентаметр). К формам романским относятся: двустрофное рондо, октава или станс, сицилиана, терцина, сонет, канцона, сестина, триолет, мадригал, испанская децима (десять четырехстопных трохеев с рифмами abbaaccddc), тенцона, ритурнель, сегедилья. Из восточных С. употребительны в европ. поэзии газель (ряд двустиший с одной рифмой в первом и всех четных стихах: аа, еа, са, da, еа и т. д.), происшедшая из персидского четверостишия (ааеа), и макама. Среди этих форм некоторые уклоняются от строгого понятия С. и рассматриваются среди С. лишь потому, что все-таки представляют собой более или менее традиционное соединение стихов под известным названием. Другие, столь же употребительные С., не имеющие названий, не находят особого места в теории; таковы, напр., рифмованные двустишия ("Саша", Некрасова, "Морская царевна" Лермонтова) и др.

Л. Горнфельд.

Струве Петр Бернгардович

- публицист, внук астронома В. Я. С.; род. в 1870 г.; вскоре по окончании курса на юридическом факультете спб. унив. выпустил книгу: "Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России" (СПб., 1894), давшую первое в русской печати изложение той программы, которая с средины 1890-х годов господствует в молодых кружках русской журналистики. В этих "Заметках", характера полемического, С., объявив себя учеником Маркса, противопоставил его доктрину экономического материализма "социологическому мировоззрению, традиционно господствующему в нашей прогрессивной литературе" и имеющему "два основных источника: 1) определенное учение о роли личности в истории и 2) непосредственное убеждение в специфическом национальном характере и духе русского народа и в особенных его исторических судьбах". По мнению С., идеалы создаются действительностью, а не действительность - идеалами; нравственность, право и общественные фирмы являются надстройками над экономической базой; поэтому, социология может игнорировать личность, как величину ничтожную. Сводя исторический процесс к смене экономических форм и рассматривая капитализм как неизбежную ступень этого развития, С. утверждал, что этот фазис должна пережить и Россия, что "отделение обрабатывающей промышленности от земледелия" (а вместе с тем и отделение рабочих, занимающихся в сельском хозяйстве, от рабочих, занятых в обрабатывающей промышленности) есть формула экономического роста России, отдельными, частными моментами которого явятся неотвратимые обезземеливание части крестьянства и разложение общинного землевладения. Отвергая вообще личные идеалы, сводя значение личности к роли бесстрастного наблюдателя, С. закончил свои "заметки" призывом: "признаем нашу некультурность и пойдем на выучку к капитализму". Уже в первом своем труде, однако, С. признал теорию экономического материализма философски не обоснованной и фактически не проверенной. В силу этого признания. С., при свойственном ему нервном искании истины, не мог застыть в доктринерском марксизме. Попытавшись найти философское обоснование экономического материализма в критической теории познания, С. вскоре убедился в противоречии между социологической и экономической формулами Маркса, отказался от его теории трудовой ценности, отверг фатальную необходимость падения капитализма в силу естественных законов экономики и признал в "социальных противоречиях" движущую силу общественных преобразований. Последним и наиболее характерным пунктом в этой эволюции идей является небольшая замётка С. о Лассале, по поводу 75-летия со дня его рождения ("Мир Божий", 1900 г., ј 11). Указав, что задачи государства Лассаль усматривал в сознательном устроении всей человеческой жизни на основе свободно признаваемого и в тоже время общеобязательного морально-общественного идеала, С. признает необходимость "создания положительного миросозерцания на новых, более широких, т. е., в сущности, на старых идеалистических основах". Недавно еще восклицавший: "вперед, наука! " (т. е. экономический материализм), он заканчивает свою последнюю замётку призывом: "назад к Лассалю"! Под редакцией С. вышло много переводных книг, которые он обыкновенно снабжал предисловиями. Из журнальных статей его особенно выдаются: "Австрийское крестьянство и его бытописатель" ("Вестн. Европы", 1893, ј 7); "Немцы в Австрии и крестьянство" (там же, 1894, ј 2); "Основные понятия политической экономии" ("Мир Божий", 1896, ј 2); "Свобода и историческая необходимость" ("Вопросы философии и психологии", 1897, ј 1); "Еще о свободе и необходимости" ("Новое Слово", 1897); "Очерки из истории общественных идей и отношений в Германии" (там же, за подписью С. Т. P.). С марта по декабрь 1897 г. С. был фактическим редактором "Нового Слова" (вместе с М. И. ТуганомБарановским), в котором вел внутреннее обозрение ("Текущие вопросы внутренней жизни"), а под псевдонимом Novus поместил ряд статей "На разные темы", между прочим, и критико-литературные. В 1899 г. С. был фактическим редактором (также вместе с М. И. Туган-Барановским) журнала "Начало", в котором вел внутрен. обозрение и напеч. ст. "Попытки артельной организации крепостных крестьян". После закрытия "Начало" С. стал писать в "Мире Божьем" ("Основные моменты в развитии крепостного хозяйства в России в XIX в.", 1899 и др.), в "Жизни" ("К критике некоторых основных проблем и положений политической экономии", 1900) и в "Северном Курьере" ("Усложнение жизни", "Высшая ценность жизни" и др.). С. поместил также ряд ст. в "Arch. f. soz. Gesetzgebang und Statistik" Брауна (важнейшая "Die Marxische Theorie der soz. Entwickelung", 1899), в "Neue Zeit" ("Zwei unbekannte Aufsatze von K. Marx aus d. 40 J.", 1896) и в "Sozial polit. Zentralblatt" (позже "Soz. Praxis"), в последнем статьи об экономич. развитии в России. В настоящем словаре С. поместил ст. Заработная плата, Картели, Лассаль, Маркс, Рабочий класс и др.

Ступа

(санскр. Stupa-s = хохол, макушка, мавзолей) - один из главнейших и древнейших памятников буддийской архитектуры в Индии. На священном языке буддистов - пали - С. называется thupa. С. часто неправильно отожествляют с дагобами (измененное палийск. dhatugabbha, санскр. dhatugarbha). В действительности дагоб является только частью С. и представляет собой самую гробницу или раку, в которой положены священные останки. Так как большая часть С. воздвигнута над такими останками, то они могут быть названы также и дагобами. Но не все С. заключают в себе подобные останки; некоторые воздвигнуты просто как памятники, на месте каких-нибудь замечательных событий. Так напр. около Бенареса стояла С. на том месте, где Будда произнес свою первую проповедь. Вполне правдоподобно общепринятое мнение, что С. были первоначально могилами знаменитых лиц. Указания на это встречаются в разных памятниках индийской литературы. Внешний вид С. также обличает ее родство с могильной насыпью. Купол С. отвечает самой насыпи, решетка вокруг - загородке или кругу из камней вокруг могилы, верхушка С. столбу или колонне над могилой. Обычный вид С., какими они являются в Санчи и Бхархуте - четырехугольное или круглое основание, с решеткой вокруг или без нее. На этом основании возвышается купол, увенчанный ступенчатой опрокинутой пирамидой, которая соединяется с куполом короткой шейкой. Все это покрыто навесом или двумя навесами один над другим, увешанными гирляндами и флагами. Дагоб в пещерном храме Карли, С. на острове Цейлоне и древнейшие чайтья в Непале имеют такой же вид. Немногие сингалезские дагобы имеют купол в виде колокола; самая частая форма - водяного пузыря, прикрытого тремя навесами: один  - богов, второй - людей, третий - полного избавления или Нирваны. Буддисты придают символическое значение С. и ее частям. Два, три, пять, семь, девять, тринадцать навесов над С. и ступени опрокинутой пирамиды отвечают делениям вселенной. Некоторые С. являются символами горы Меру. Наиболее сложный С. (в роде Боро-Бодур на о-ве Яве или Менгьюна в Бирме), с их многочисленными террасами, представляют собой, по-видимому, смешение дагоба с башнями Прасада (Prasada), также отличающимися сложностью устройства. Когда Индию посетил китайский путешественник Хуэн Цзанг (в VII в. по Р. Хр.), он видел в ней множество дагобов и С., от которых теперь остались только развалины. Уже в его время многие из этих святынь начинали приходить в упадок. Так огромная ступа в Пешауре трижды уже была попорчена пожаром до приезда Цзанга в Индию. Эта С. и С. в Маникиале (Manikiala) относятся к эпохе царя Канишки. Древнее, по преданию, С., воздвигнутые близ Пушкалавати и приписываемые Ашоке. По преданию, общему обоим делениям буддийской церкви, Ашока выстроил 84000 С. или вигар по всей Индии. С. посвящались не только памяти людей, но и священным книгам: в Матхуре есть С., посвященные Винае-питакам, Сутрам, Абхидхарме и т. д. Самая древняя и знаменитая С. на Цейлоне - Магатхупа (Mahathupa), выстроенная над отпечатком ступни Будды, к С. от Анурадхапуры, и имевшая, по словам китайского путешественника Фа Хьяна,. 300 локтей выш. Ср. "Manual of indian buddhism" Керна в III т. (вып. 8) Бюлеровского "Grundriss der indo-arischen Philologie" (Страсбург. 1896); Fergusson, "History of Indian Architectore" (Л., 1876); Fergusson and Burgess, "Cave temples of India" (Л., 1880); Burgess, "Buddhist Stupas of Amaravati and Jaggayyapeta" ("Archeological Survey of India", ј3); Smither, "Architectural Remains, Anuradhapura"; Grunwedel, "Buddhistische Kunst in Indien" (Б., 1893).

С. Б-ч.

Ступор

(stupor) или оцепенение - представляет задержку двигательной иннервации психического происхождения, и принадлежит к проявлениям помешательства. При этом больной малоподвижен или даже совсем неподвижен, как бы застывая в принятом случайно положении. Болевые раздражения не производят впечатления на больного, по крайней мере не вызывают никакой реакции. Естественные отправления совершаются неправильно. Голод и жажда так же не удовлетворяются по собственному почину, но при искусственном кормлении сопротивления не встречается. Больные не говорят и не отвечают на вопросы, вообще, по-видимому, не обращают внимания на то, что кругом делается; выражение лица тупое, взгляд устремлен в пространство. Подобные ступорозные состояния наблюдаются при разнообразных формах душевного расстройства - при меланхолии, при остром галлюцинаторном помешательстве, при истощении после тифа, при помрачении сознания после угара или после самоповешения, после испуга и др. Благодаря сочетанию с другими симптомами, смотря по условиям развития, картина не всегда одинакова, и вообще это состояние не выделяется в самостоятельную форму болезни. Оно длится иногда несколько часов или дней, иногда недели подряд. Сознание во время С. бывает ослаблено, но не совсем потеряно, и больные иногда сохраняют воспоминание о том, что они испытывали.

П. Р.

Стюарты

- старинный шотландский дом, из которого произошел ряд шотландских и английских королей. Название С. (англ. Steward, шотл. Stuart) принадлежало потомкам Вальтера, достигшего при дворе шотландского короля Малькольма III, в XI в. "звания майордома. Граф Вальтер С. женился в 1315 г. на Майории, дочери шотландского короля Роберта I Брюса, и был отцом Роберта II С., управлявшего Шотландией с 1370 до 1390 г. Вся история дома С. - неустанная борьба королевской власти с феодальным дворянством, борьба, гибельная для королей. Преемник Роберта II Роберт III (1340 - 1406), вследствие слабости здоровья и неспособности и управлению, передал власть своему младшему брату герцогу Альбани, Александру. Двое старших сыновей Роберта III умерли (из них Давид - голодной смертью в тюрьме), а после смерти Роберта (4 апр. 1406 г.) регентом сделался Мердох, сын Александра, герцог Альбанский. Маленький Иаков I попал в плен к королю английскому Генриху IV, но в 1424 г. был освобожден и вступил на престол Шотландии (1424 - 1437). Его правление - одно из лучших в Шотландии; но он был зверски зарезан шотландскими баронами. Преемник его, Иаков II (1437-1460), боровшийся всю жизнь с гордыми вассалами, приверженцами дома Дугласов, был убит при разрыве пушки. Его сын и преемник, Иаков III (1460-1488), продолжая борьбу с восставшими баронами, погиб во время битвы при Стирлинге, заколотый неизвестной рукой, Иаков IV (1488-1513) женился на Маргарите, дочери английского короля Генриха VII; был одним из популярнейших королей Шотландии; пал в битве с англичанами, при Флоддене. Несчастия преследовали и его сына, Иакова V (15131542), упорного и энергичного, в котором дворяне по прежнему видели своего опасного врага. Обуздав их, он пытался осуществить традиционную политику Шотландии относительно Англии: поддерживая союз с Францией, Иаков V женился на дочери Франциска I, Магдалине Валуа, а после ее смерти вступил в брак с французской принцессой Марией Гиз. Покинутый баронами в решительную минуту, во время нападения на Англию, потеряв обоих сыновей, он сошел с ума и умер, оставив родившуюся за несколько дней до его смерти дочь Марию С. (1542-87), низложенную с престола и казненную в Англии королевой Елизаветой. Ее сын Иаков VI или I-й (для Англии) был королем Англии, Шотландии и Ирландии (1603-1625). Царствование С. в Англии было тяжелым временем для страны. Они принесли с собой свою шотландскую политику, стремясь установить королевский абсолютизм, что противоречило политическим традициям Англии. Для осуществления своих абсолютистических теорий С. соединились с "высокой церковью", поддерживали англиканизм против пуританства, боролись, как и в Шотландии, против аристократии и народа за права короны. Ослабив тайный совет, С. усилили деятельность звёздной палаты и верховной комиссии. Покушение их на старинные права Англии и ее законное государственное устройство вызвало сложную оппозицию, которая разразилась при втором С. Карле I (1625-1649) и привела короля к эшафоту. Дочь Иакова I Елизавета (1596-1662) была замужем за богемским королем Фридрихом V Пфальцским и всю жизнь скиталась в изгнании. Сын Карла I, Карл II (1630-1685), после тяжелых испытаний и разнообразных приключений, возобновил борьбу между королевской властью и парламентом и был совершенно чужд Англии. Союз с высокой церковью при нем стал еще крепче. Законных детей он не имел (из побочных известен в истории герцог Монмут) и престол перешел ко второму сыну Карла I, Иакову II (1685 - 1688), фанатическому католику, последнему королю из дома С. У него были две дочери: Мария, вышедшая замуж за своего двоюродного брата Вильгельма III Оранского, и Анна, бывшая замужем за Георгом Датским. Когда распространился слух о рождении у Иакова сына, произошла вторая революция; Иаков был изгнан, и на престол была возведена Мария (1662-1695) с Вильгельмом III. Преемницей Вильгельма III была Анна (1702-1714). Якобиты мечтали, однако, о восстановлении изгнанной династии. Сын Иакова II был признан Францией, Испанией и папой королем Англии, под именем Иакова III (1688-1766), а в Англии его объявили государственным изменником. Его попытка овладеть престолом в 1715 г. окончилась неудачей. Женившись на Марии Собесской, он имел сына Карла Эдуарда (1720-1788), так назыв. "юного претендента" на английский престол, неудачно пытавшегося вернуть престол сначала отцу, потом себе (1746). Он был женат на принцессе Луизе Штольберг-Альбани, которая его бросила; брак их был бездетен. Дом С. прекратился в 1807 г., со смертью внука Иакова II, Генриха Бенедикта, умершего в сане кардинала. Ср. Baughan, "Memorials of the S. dynasty" (Л., 1831); Campana de Cavalli, "Les derniers S. е Saint-Germain en Laye" (П., 1871).

П. К-ий.

Су

- французская монета, чеканившаяся из меди (и даже железа) до 1793 г.; потом обращена в 5-сантимную монету, которая и поныне, составляя 1/20 франка, часто называется С. Чеканился также серебряный С., данностью в 2-15 С. до революции, в 15 и 30 С. - во время революции.

Суарец Франциск

(Suarez, 1548-1617) - испанский философ и политический мыслитель. Принадлежал к знатной семье; в саламанкском унив. изучал юридические науки, затем вступил в орден иезуитов и был проф. богословия в Сеговии, Алкале, Саламанке и Риме. Его ученость была необъятна; его память поражала всех; его диалектика, казалось, воскрешала цветущую эпоху схоластической философии. Все эти качества создали ему славу первого философа эпохи, и эта слава держалась, судя по автобиографии Вико, вплоть до начала XVIII в. По предложению папы Павла V, он издал в 1614 г. политический памфлеты "Defensio fidei catholicae contra anglicanae sectae errores", направленный против политики Иакова I и сожженный рукой палача не только в Лондоне, но и в Париже. Его сочинения, издание которых было закончено в 1630 г., обнимают 23 тома in folio (Майнц и Лион). Извлечение из них сделано П. Ноэлем в 1732 г. (Женева). С. не без основания называют последним из схоластиков. Он не был расположен к тем новым приемам мышления, которые создавались в его эпоху. Силлогизм и ссылка на авторитеты - вот его аргументы; единственное, что у него более или менее оригинально - это то, что авторитет Аристотеля отступает на задний план перед авторитетом классиков схоластики. Главное произведение С. - трактат "De legibus", в котором он близко следует Фоме Аквинату. Это - целая энциклопедия схоластической философии, дающая всестороннее знакомство со всем строем средневековой католической мысли, с ее воззрениями на все области человеческого знании. По мнению С., есть два рода законов - закон естественный и закон положительный; вопрос об основах первого составляет главную проблему морали, вопрос об основах последнего - главную проблему политики. Схоластики различали два рода естественных законов: закон указующий (lex indicativa) и закон предписывающий (praeceptiva); первый ограничивается разъяснением того, что хорошо и что дурно, второй повелевает делать или не делать то или иное. Схоластические авторитеты делятся в этом отношении на два лагеря: одни признают естественный закон исключительно индикативным, другие - исключительно прецептивным. С. пытается примирить оба крайние решения. По его мнению, в естественном законе находятся на лицо оба свойства: он и разъясняет, и повелевает в одно и то же время. Такой ответ на основную проблему заставляет С. искать выхода из другой схоластической антиномии, тесно связанной с предыдущею. На чем покоится естественный закон: на природе вещей или на божественном велении? С. одинаково чужд как рационализма, так и провиденциализма в их чистом виде и принимает в качестве генетических моментов естественного закона как человечески разум, так и божественную волю. На этих основах покоится и политика С. Так как общество естественное состояние человека, вне которого он не может жить, то тем самым оно является учреждением божественным; но так как общество не может существовать без законов, а законы не могут явиться без власти их издающей, т. е. без правительства, то и правительство - институт божественный. Божественность верховной властиисключительно результат ее естественного происхождения; слова апостола Павла: "Всякая власть от Бога" надо понимать именно в этом смысле, а не так, что в возникновении верховной власти кроется непостижимая человеческому разуму делегация, непосредственное происхождение от Бога. Так как власть порождена естественным законом, то она и подчиняется ему; возникшая для нужд общества, она покоится на акте делегации от общества - реального, исторического общества. Словом, верховная власть принадлежит народу и им делегируется правительству; но такая делегация не составляет необходимости: общество (народ) может сохранить власть за собой, и это решение будет столь же законно, как и решение делегировать власть одному лицу или нескольким лицам, на время или навсегда.

Не отрицая принципиально ни одной из возможных форм правления, С., из соображений практических, склоняется на сторону монархи. Но так как монарх - не представитель Бога, а лишь делегат народа, то он должен сообразоваться с народной волей; согласие монарха и народа - единственный источник власти первого; наследственность трона обусловливается сохранением этого согласия. Как только оно прекращается, верховный суверен - народвступает в свои права; а права у него, по С., в данном случае очень широки. Законному монарху он может оказать лишь пассивное сопротивление, но по отношению к узурпатору, тирану в античном смысле слова, дозволены всякие меры, не исключая убийства. Убийство не возбраняется даже тогда, когда виновным в нарушении законов оказывается законный монарх, но С. советует избегать этого, если нарушены интересы не всего общества, а лишь частного лица. Тирана же может убить последний гражданин за всякое нарушение закона. Политическая доктрина С. в ее целом не стоит одиноко. Начало XVII в. было эпохой острого политико-религиозного кризиса, когда приходили в столкновение самые разнородные интересы, когда оппозиции против абсолютизма, более или менее прикрытая религиозными мотивами, явно или скрыто действовала во всей Зап. Европе. Абсолютизм мешал католикам, потому что в своем развитии подрывал идею авторитета папы, мешал и различным протестантским партиям, потому что подавлял свободу мысли. Поэтому учение монархомахов, одним из видных представителей которого был С., вербовало своих сторонников как в среде католических, так и в среде протестантских публицистов. В частности, доктрина тираноубийства, первое выражение которой мы встречаем еще в средние века, была чисто католической и в эпоху религиозных войн имела многих представителей (Буше, Мариана), кроме С. Она не оставалась только книжной, а проводилась в жизнь, деятельно пропагандируемая иезуитами. Убийство Вильгельма Оранского в Нидерландах (1584) и двух Генрихов во Франции (1588 и 1610) стояло в связи с этой пропагандой. Ср. К. Werner, "Suarez und die Scholastik der letzten Jahrhunderte"; A. Frank, "Rеformateurs et publicistes de l\'Europe. XVII siecle".

А. Дживелегов.

Субретка

- один из постоянных типов старой комедии, итальянской, затем французской. Бойкая, веселая, молодая, смелая горничная, себе на уме и преданная своей госпоже - героине пьесы, - она играет в комедии значительную роль, ускоряя темп действия и способствуя благоприятной развязке. Наиболее совершенным типом С. считается Дорина в "Тартюфе" Мольера. Несомненным отголоском типа С. является Лиза в "Горе от ума". Близки по отношениям к героине, но имеют иное положение в пьесе наперсница в античной и ложноклассической трагедии и пожилая дуэнья испанской драмы.

А. Г.

Субстрат

Словом "С." (substratum) принято переводить греч. термин upokeimenon (основа). Термин этот употребляется и Аристотелем, но значение самостоятельной категории он получил у стоиков, выражая собой тот неопределенный, бескачественный, вполне отвлеченный и пустой субъект, который предполагается всяким предикатом и логически предшествует ему. С. стоиков есть то же, что материя, не в смысле вещества, но в смысле не имеющей еще в себе никакой определенности подкладки всего существующего. Впоследствии, а также и в настоящее время, слово С. употреблялось и употребляется нередко как синоним субстанции, но степень отвлеченности, соединяемая с термином "С.", большей частью превосходит степень отвлеченности, соединяемую с термином "субстанция". Субстанции принадлежит единство и постоянство: она есть это сущее, служащее устойчивым для рассудка субъектом своих предикатов. Восходя до субстрата, мы уничтожаем единство и постоянство и обращаем субъект в голый, ничего не означающий, могущий, правда, иметь условное значение для суждения, но не сопряженный с предположением чего-либо действительного. Поэтому, отожествление С. и субстанции выражает собой обыкновенно тенденцию обнаружить отрицательный и пустой характер второго из этих понятий, как такового, и тем самым уменьшить его собственную философскую ценность. Есть, однако, примеры употребления термина "С." просто в его этимологическом значении основы или подкладки, без приписывания его понятию полной отвлеченности; так напр., Кант в этом смысле прилагает термин "С." ко времени, как к основе всякой смены явлений.

Субъект

- Слово С. имеет одно значение в логике, другое - в психологии. В логике С. называется подлежащее суждения, т. е. предмет, о котором что-либо говорится или мыслится - другими словами, некоторый объект мысли. В психологии, наоборот, С. всегда противополагается объекту. Под С. психология разумеет активное самосознающее начало душевной жизни, которое противопоставляет себя внешнему миру и своим собственным состояниям, рассматривая их как объект. Из этих двух употреблений первое является более ранним, второе - более распространенным в наше время (см. Eucken, "Geschichte der philosophischen Тегminologie", Лпц., 1879, стр. 203-204). Учение психологии о С. душевной жизни очень запугано. Главная причина этого заключается в том, что психологи не проводят должного разграничения между природою С. и его самопознанием. Природа С. открывается из рассмотрения общего характера душевной жизни, как жизни сознания. Жизнь сознания, взятая в целом, имеет три специфических особенности.

1) наше ясное сознание узко: в один момент времени мы можем созерцать только один предмет. Это не значит, что предмет созерцания должен быть прост или что впечатления не могут доходить до сознания иначе, как только по одному зараз. Такое мнение некогда существовало в психологии, но потом было оставлено. Экспериментально-психологические исследования нового времени показали, что мы можем сразу сознавать несколько впечатлений: для этого нужно только, чтобы различные впечатления были объединены в каком-либо отношении и представляли собой один предмет созерцания. Наши созерцания исходят из единого начала, которое, как единое, в один момент времени может иметь дело только с одним предметом. Но что это за начало? Нужно ли считать его простым явлением, которое сменяется с каждым новым предметом созерцания? Или нужно видеть в нем реальную основу всей душевной жизни? Ответом на этот вопрос служит другая особенность нашего сознания.

2) Жизнь нашего сознания течет без скачков и перерывов. В ней нет ни одного явления, которое возникало бы ex abrupto или стояло бы особняком. Новые явления развиваются на почве предшествующих и как бы подводят им итог; новые впечатления сознаются всегда в связи с наличным предметом созерцания и им определяются. Поэтому созерцаемые нами в предметах качества и количества всегда бывают относительные, а самые предметы созерцания, последовательно проходящие пред нами, образуют собой одно непрерывное целое, как бы один объект. Этот объект, однажды поставленный нами в созерцании, не снимается никогда: он принимает только различные формы, постепенно делаясь из неопределенного и простого все более раздельным и сложным. Созерцание его не прекращается, нужно думать, и во время сна: оно переходит лишь из ясного в темное. Этим объясняется, почему пробуждение служит не началом новой жизни сознания, а естественным продолжением прежней. Но если все предметы созерцания, с которыми мы имеем дело в течение своей жизни, образуют собой одно непрерывное целое, то и все акты созерцания от начала до конца нашей жизни служат проявлением единого начала, лежащего в основе всей душевной жизни.

3) Последнюю особенность сознания составляет его произвольность. Чем больше человек развивается, тем сложные делаются предметы его созерцания, тем больше подробностей он может сразу обнять своим сознанием. Но, вследствие узости сознания, количество одновременно созерцаемых подробностей обратно пропорционально степени ясности их сознания. Вследствие этого параллельно с развитием человека должно было бы происходить, по-видимому, постепенное потемнение сознания. В действительности, однако, этого не бывает. Чтобы лучше рассмотреть какой-либо предмет, человек по произволу сужает сферу своего созерцания. Такое сужение известно под названием внимания. Не всякое внимание сопровождается сознательным усилием воли. На этом основании принято говорить о непроизвольном внимании, в отличие от произвольного. Если, однако, присмотреться к условиям так называемого непроизвольного внимания, то его произвольный характер сделается ясным. Непроизвольное внимание привлекается предметами, которые: а) отвечают преобладающим в нас интересам, б) имеют связь с волнующими нас чувствованиями или в) легче всего могут быть усвоены. Последнее бывает, когда предметы, подлежащие усвоению, уже знакомы или когда их действие сильно или продолжительно. Все эти условия однородны: интересы и чувствования указывают на запросы воли; к естественным потребностям води относится и легкость изучения. Воля и ее запросы составляют, следовательно, последнюю основу не только произвольного, но и непроизвольного внимания. Но от внимания зависит направление нашей сознательной жизни. Следовательно, наша сознательная жизнь определяется в своем течении не внешними факторами, которые ее возбуждают, а нашими внутренними потребностями, запросами и целями. И значит, реальная основа или субъект душевной жизни есть начало самопроизвольное, развивающее деятельность для удовлетворения своих потребностей.

Познает себя субъект через свои обнаружения, сознаваемые непосредственно. Всякое наше познавание заключает в себе две стороны, являясь актом сознания и самосознания, как акт сознания, оно дает нам знать, с чем мы имеем дело, какой предмет мы созерцаем пред собой - стол, стул, чернильницу, перо или что другое. Как акт самосознания, оно говорит нам, что, видя, напр., стол, мы спокойно созерцаем, а не находимся в состоянии волнения или желания. Эти две стороны даны бывают всюду, хотя вследствие узости сознания никогда не сознаются с одинаковой ясностью. Иногда более ясно сознается предмет, иногда - акт созерцания, смотря потому, на что бывает обращено наше внимание. Познание свое мы начинаем не с себя самих, а с внешнего мира, с окружающих тел; поэтому и свои обнаружения душевные первоначально мы познаем не в чистом виде, а в связи с телесными явлениями. Изучая тела, мы выделяем из них одно, нераздельно связанное с нами. Мы замечаем, что это тело является в своем роде единственным. В отличие от других тел, оно не покидает нас никогда. Прикосновение к нему чего-либо постороннего мы не только видим, но и испытываем. Перемены его являются в нашей жизни событиями, приятно или неприятно волнующими наше существо. Через него мы исполняем свои хотения; хотим мы что-нибудь приблизить к себе - приближаем к нему, хотим удалить от себя - удаляем от него. В результате у нас слагается убеждение, что тело это и мы составляем одно, что его состояния - наши состояния, его движения - наши действия. На этой ступени самопознания мы отожествляем заботы о себе с заботами о своем теле. Мало помалу у нас развивается способность отвлечения. Мы учимся отрывать свой умственный взор от ярких образов внешней, чувственной действительности и сосредоточивать внимание на явлениях своего внутреннего, душевного мира. Мы находим в себе бесконечное разнообразие мыслей, чувствований и желаний. Для нас становится очевидным, что в этих-то явлениях, непосредственно воспринимаемых нами, но сокрытых от непосредственного взгляда других, и выражается наша сущность. Наше тело теряет в наших глазах свое прежнее значение; мы начинаем смотреть на него, как на внешний объект, который, подобно другим телам, воспринимается внешними чувствами и оказывает сопротивление нашей воле. Открыв явления внутреннего мира, мы пытаемся свести их к логическому единству. К этому побуждают нас и присущее нашей мысли требование единства, и наше естественное желание понять себя. Мы выдвигаем на первый план определенную группу явлений, отвечающих коренным запросам нашей воли, нашему призванию, и с точки зрения этих явлений освещаем все остальные явления нашей душевной жизни.

У обыкновенных людей жизненное призвание в большинстве случаев не бывает ясно выражено; поэтому и взгляд их на себя не отличается устойчивою определенностью. Один взгляд имеет человек на себя, как на чиновника, другой - как на главу семьи, третий - как на члена товарищеского кружка и пр. Конечно, во всех этих взглядах должно быть нечто общее, отвечающее индивидуальным особенностям человека; но это общее остается обыкновенно темным и неопределенным. С изменением запросов воли естественно должен меняться и взгляд человека на себя. Бывают случаи, что человек, под влиянием органического расстройства, неожиданно для себя проникается новым настроением и новыми стремлениями. Потребность объяснить новое свое состояние приводит его к новому взгляду на себя. Какой-нибудь столяр вдруг приходить к мысли, что он германский император, и в этом смысле начинает действовать и истолковывать все известные факты своей жизни, Если при этом он наталкивается на факты, стоящие в явном противоречии с принятой им точкой зрения, он совершенно последовательно отвергает эти факты и приписывает их посторонней личности. Подобные случаи известны под названием "раздвоения личности". На самом деле в этих случаях не происходит никакого разделения личности: субъект остается единым, его рассуждения логически последовательными, но у него получаются странные выводы, потому что он выходит из странных для здорового человека предположений.

Некоторые мыслители отрицают субстанциальную природу субъекта, считая его простым призраком или выражением связи между явлениями сознания. Это учение известно под именем феноменализма. Представителями его служат: а) чистые эмпирики, которые не хотят знать ничего кроме явлений и их временных связей; б) материалисты, для которых душевная жизнь не более, как ряд явлений, пассивно сопровождающих мозговые процессы, и в) пантеисты, по взгляду которых, существует только одна субстанция Божественная, а человек и его психофизическая жизнь - простой модус Божества. Все эти взгляды не согласуются с данными внутреннего опыта.

Литература. Лотце, "Микрокозм" (М., 1866, т., 1, кн. II, гл. 1 и 5); Гогоцкий, "Программа психологии" (Киев, 1880, стр. 32 и след.); Снегирев, "Психология" (Харьк. 1893, стр. 288-324); Фонсегрив, "Элементы психологии" (Сергиев Посад, 1900, стр. 204-213); Спенсер, "Основания психологии" (СПб., 1876. т. 1, стр. 151-168; т. II, стр. 353-368; т. IV, стр. 152-200); Милль, "Обзор философии сэр Вильяма Гамильтона" (СПб., 1869, гл. XII); Джемс, "Психология" (СПб., 1896, стр. 132-168); Рибо, "Болезни личности" (М., 1877); Лопатин "О реальном единстве сознания" ("Вопросы филос. и психол." 1899. кн. 49, стр. 600-623 и кн. 60, стр. 861-880); Козлов, "О множественности состояний сознания" ("Философ. Трехмесячник", 1886); Серебреников, "Самооткровение духа, как источник его познания" ("Христ. Чтен.", 1897, ч. 1, стр. 424-439); его же, "Опытная психология и ее методы" ("Христ. Чтение", 1899, ч. 1, стр. 639-677).

В. С.

Субъективное право

в противоположность объективному или юридическим нормам, означает право в применении к личности обладателя вытекающих из него правомочий и обязанностей. Его определяют, как "область независимого господства частной воли" (Савиньи), "отведенную личности объективным правом область власти или господства воли" (Виндшейд), "юридически защищенный интерес" (Иеринг), "долю участия личности в жизненных благах, достающуюся ей в общественной жизни" (Дернбург), "признанный и защищенный правом круг интересов и власти" (Регельсбергер), "совокупность правомочий и притязаний, принадлежащих личности на основании норм объективного права" (Бирлинг, Леман и др.), "власть; которая принадлежит личности над вещами и другими личностями", "господство воли одного лица над волей другого" (Унгер) и т. д. Эти определения различаются внутренним, философским смыслом, влагаемым в понятие С. права, соответственно общим воззрениям на природу права и на отношение С. права к объективному. Выставляя на первый план момент воли, юристы подчеркивают этим творческую роль последней в процессе правообразования и, вместе с тем, как психологическую природу права, так и логический, если не исторический приоритет С. права сравнительно с объективным. Поступки лица, направленные к осуществлению предоставленных ему правомочий, с этой точки зрения представляют собой не только пользование сообщенным ему извне благом, но по преимуществу проявление его личной свободы и власти над внешним миром, вытекающих из его положения, как личности. С. правоне потому право лица, что оно сообщено ему объективным правом; наоборот, последнее санкционирует лицу определенную долю свободы и власти потому, что личности эта доля свободы принадлежит в силу ее внутренних свойств, и без признания ее немыслимо существование общества. Современное воззрение отличается от точки зрении естественного права только тем, что не признает неизменных и постоянных С. прав, а рассматривает последние как необходимую долю свободы лица при данном строе общественных отношений и высшее или, по крайней мере, равноценное с другими факторами и явлениями жизни, благо, не подлежащее ограничению по одним лишь соображениям целесообразности. Противоположная точка зрения указывает на то, что в человеческом общежитии права установляются и охраняются на основании отвлеченного представления о достоинстве личности, а в видах целесообразного, при данных условиях, распределения между членами общества реальных благ, для производства которых люди и соединяются в общество. Борьба за право есть прежде всего борьба за жизненные блага; при установлении права важно не то, какая доля свободы предоставляется личности, в какой мере С. чувство ее удовлетворено, а то, какое количество жизненных благ получит личность, осуществляя свои правомочия или С. права. С. сторона дела безразлична для права; она отходит в сферу нравов и быта.

Процесс правообразования начинается с господства частной воли и утверждения С. прав энергией самой личности (Иеринг); но в последующей борьбе за право результаты ее, т. е. данное распределение С. прав, обусловливаются не признанием за лицом той или иной доли свободы в силу его внутреннего управомочия, а фактическим преобладанием одних участников борьбы над другими. Мера C. права, таким образом, не в личности, а в принципах общественного распределения благ, и может спуститься до полного отрицания личности (в рабстве и крепостничестве). И формально, при определении С. прав в каждом данном случае, мы обращаемся прежде всего не к анализу свойств человеческого духа, а к так наз. источникам права, т. е. общественному проявлению прав в обычае и законе. В современном правовом государстве, где закон стремится охватить общими нормами все проявления человеческой жизни и сообщить личности правовую мощь и в тех сферах, которые до сих пор оставались свободными от государственного вмешательства, преобладание объективного права над С. выражается особенно ясно. При дальнейшем росте населения и обостряющейся борьбе за существование распределение жизненных благ по внутреннему уполномочию субъектов будет, конечно, встречать все большие препятствия. Весьма трудно, впрочем, провести резкую разницу в мнениях об отношении С. права к объективному у писателей обеих школ, идеалистической и реалистической, Значение объективного права при установлении С. признает огромное большинство идеалистов; некоторые из них утверждают и логический приоритет объективного права (Тон). Наоборот, некоторые писатели, дающие реалистическое определение С. права, указывают на приоритет С. права.

В составе С. права различают субъект и объект права. Под субъектом права разумеют непосредственного носителя права, представителя защищаемого им интереса или блага, но не непременно его распорядителя: малолетний есть субъект имущественного права, но распорядителем последнего является опекун. Права существуют для разграничении интересов людей, живущих в обществе. Субъектом права является, поэтому, прежде всего человек, член данного гражданского общества. Чтобы быть носителем прав, человек должен обладать определенными качествами. Блага, охраняемые правом, и правомочия для их защиты могут быть распределены в индивидуальное обладание человека, но могут быть и достоянием совокупности лиц, пользующихся и защищающих их совместно. В качестве субъекта прав выступает тогда лицо юридическое. Некоторые юристы говорят о "С. правах без субъекта" для обозначения комплекса фактов и отношений, с которыми закон связывает юридическую защиту, но которые в данный момент не имеют представителя и распорядителя. Таким бессубъектным правом является наследство после смерти наследодателя до принятия его наследником (hereditas jacens). Эта конструкция является продуктом уже не философского, а технико-юридического воззрения на природу С. права. Под объектом C. права разумеют обыкновенно те предметы, на которые непосредственно воздействует воля личности и простирается власть, сообщенная ей нормами. Согласно с этим, различают и различные виды С. права: 1) права на собственную личность, выражающиеся в праве воздействия на свое тело и самоопределение во вне, по отношению же к другим лицам - в притязании на защиту неприкосновенности жизни, чести, здоровья и т. д.; 1) права вещные, сообщающие личности возможность непосредственного воздействия на вещь, служащую объектом обладания; 2) права личные; объектом их служит, как обыкновенно выражаются, воля другой личности, воздействуя на которую субъект права достигает обладания вещью (обязательственное право) или подчинения самой личности (семейные права). Если охрана объекта С. права идет до возможности возвращать этот объект отовсюду, в чьи бы руки и каким бы то ни было способом он ни перешел, то говорят об абсолютных С. правах, обязанными лицами по отношению к которым являются все члены общества. Если воздействие на объект связано с притязаниями только по отношению к определенному субъекту и по выходе его из-под власти последнего прекращается, то говорят о С. правах относительных. Права на собственную личность, вещные, семейные и авторские считаются абсолютными правами, обязательственные - относительными. В современном праве различие между абсолютными и относительными, особенно между вещными, семейными и обязательственными, заметно стирается. Ср. Windscheid, "Lehrb. der Pand." (I, 37, 8 изд., 1900); Dernburg, "Pandecten" (I); Gierke, "Deutsches Privatrecht" (1895); Ibering, "Geist des rom. Rechts" (III); Thon, "Rechtsnorm und subjectives Recht" (1878); Bierling, "Die Principienlehre"; Regelsberger, "Pandecten" (I, русск, пер. "Общее учение о праве", М., 1897); Гамбаров, "Право в его основных моментах", в "Сборнике общих юрид. знаний" (СПб., 1899).

В. Нечаев.

Суверенитет

(Souverainete, suprema potestas) - верховенство, совокупность верховных прав, принадлежащих государству или его главе. Главный момент, определяющий понятие С., есть момент отрицательный: над данной властью, которой принадлежит С., не должно стоять никакой другой власти, имеющей правомерное полномочие давать ей повеления или препятствовать осуществлению ее воли. С. принадлежит обыкновенно главе государства, т. е. монарху, царствующему по собственному праву, власть которого не делегирована никакой другой. Президент республики, власть которого делегируется ему народом, является должностным лицом, а не сувереном; не может считаться сувереном и вице-король или наместник, как бы широки ни были его полномочия; не были суверенами и майордомы в эпоху Меровингов, не смотря на то, что фактически они были правителями государства в гораздо большей степени, чем тогдашние короли - не были именно потому, что юридически они все-таки зависели от Меровингов. Однако, субъектом С. не всегда является монарх. Так, в Англии С. признается принадлежащим "королю в парламенте" (King in parliament), т. е. королю, палате лордов и палате общин, взятым вместе. Из них палата общин действует не по собственному праву, а по срочному полномочию от народа. В Германской империи носителем С., как это признал еще кн. Бисмарк в рейхстаге, в 1871 г., а вслед за ним и все германские государствоведы, является не император, а вся совокупность союзных правительств, по отношению к которым император является только президентом. Уже некоторые средневековые и позднейшие богословы, в особенности кальвинисты, индепенденты и иезуиты, развивали идею, что первоначальным носителем государственного С. является народ, который в целях общественных, в интересах управления и порядка, делегирует свою власть монарху, вследствие чего теряет свой С. в обращается в подданного. Сходную мысль развивал Гоббс, доказывавший, что "et in monarchiis populus imperat, vult enim populus per voluntatem unius"; таким образом "in monarchia rex est populus" ("Elementa philosophica de cive"). В XVIII в., в особенности благодаря Руссо ("Contrat social"), распространилась идея, что С. может и должен принадлежать одному лишь народу в его совокупности. Эта идея нашла юридическое выражение в законодательстве великой французской революции, признавшем, что вся полнота верховных государственных прав принадлежит народу, который осуществляет свое право посредством всеобщего голосования.

Та же идея выражена и в конституции Соед. Штатов, которая начинается словами: "Мы, народ Соед. Штатов, вводим и утверждаем эту конституцию... с целью образовать более прочный союз, утвердить правосудие, обеспечить внутреннее спокойствие... способствовать общему благосостоянию и обеспечить благо свободы". В сущности, английское признание носителем С. "короля в парламенте" ведет за собой подобное же признание истинным сувереном не монарха, а народа, хотя и в совокупности с монархом, а также лордами; в демократических же республиках единственным носителем С. является народ. Однако, вопрос о народном С. представляет большую трудность, вследствие неопределенности понятия народ. В действительности право голоса при выборах и при законодательной деятельности, осуществляемой посредством плебисцитов или референдумов, не принадлежит женщинам, малолетним) лишенным или ограниченным в правах, отбывающим воинскую повинность и многим другим категориям населения; следовательно, они не являются членами того народа, который облечен суверенитетом. Объяснением этой аномалии служит то, что избиратели пользуются своим правом избрания или решения вопросов, а избранные лица - правом власти, от имени и лица всего народа, а не тех категорий его, который подают голос. Депутаты в парламенте являются, как это прямо выражено во многих конституциях, представителями не своего округа, тем паче - не лиц, пользующихся в нем правом голоса, и не лиц, действительно подавших за него голос, а представителями всей страны; иначе не было бы основания запрещать депутатам принимать от избирателей обязательные полномочия. Из самого определения понятия С. логически вытекает, что С. не может быть делим, уменьшаем, увеличиваем, дробим и т. д. Однако, наличность государств, входящих в состав федерации и, следовательно, ограничивающих свои верховные права, заставил уже творцов американской конституции, а вслед за ними Токвиля, в немецкой литературе - Вайца и некоторых других, создать теорию "делимости С.". В настоящее время эта теория оставлена и заменена теорией несуверенных. государств. Монархи вассальных государств, например Болгарии, не являются суверенами, ибо они получают свои полномочия с утверждения правительств других государств и имеют известные обязательства по отношение к этим правительствам обязательства, принятые не добровольно, не в силу соглашения; будучи вассалами, такие монархи имеют над собою сюзерена. В виду того, что им принадлежит во всех внутренних делах вся совокупность прав монарха, в некоторой части литературы установилось неправильное наименование их полу суверенными монархами. С точки зрения международного права, С. есть абсолютное и исключительное право государства решать все внутренние вопросы, независимо от воли других, и вступать с другими государствами во всевозможные соглашения. Международное общение возможно только при взаимном признании государственного С. См. Jellinek, "System der offentlichen Rechte" (Фрейбург, 1892); Waitz, "Grundzuge der Politik" (Киль, 1862); Laband, "Das Staatsrecht d. deutschen Reichs" (3 изд., 1 т., Фрейбург, 1895), Borel, "Sur la souverainetе et l\'еtat federatif" (Берн, 1886); Murpard, "Die Volksouveranitat im Gegensatz der Legitimitat" (1832); Maureubrecher, "Die deutschen regierenden Fursten und ihre Souveranitat" (1839).

Суворин Алексей Сергеевич

- известный журналист. Род. в 1834 г. в с. Коршеве Бобровского у., Воронежской губ. Отец его был государственный крестьянин того же села, отданный по набору в солдаты, раненый при Бородине и получивший затем офицерский чин; он дослужился до капитана, что в то время давало потомственное дворянство. С. учился в воронежском Михайловском кадетском корпусе и в специальных классах Дворянского полка (ныне Константиновское военное училище), откуда выпущен в саперы. Вскоре он вышел в отставку, выдержал экзамен на звание учителя уездного училища и отдался педагогической деятельности, сначала в Боброве, затем в Воронеже, где сблизился с М. Ф. Де-Пуле и поэтом Никитиным. В изданной Де-Пуле "Воронежской Беседе" (1861) С. поместил, между прочим, рассказ из народной жизни "Гарибальди", получивший большую известность благодаря тому, что его часто читал на литературных вечерах знаменитый актер Садовский. С 1858 г. С. стал помещать переводные стихи и мелкие статейки в "Вазе", "Москов. Вестн.", "Весельчаке" и "Русск. Дневнике". Несколько корреспонденций из Воронежа (под псевд. Василий Марков) в "Рус. Речи" (1861) обратили на себя внимание издательницы этого журнала, графини Сальяс, которая предложила С. переселиться в Москву и принять постоянное участие в "Рус. Речи". Когда "Рус. Речь" прекратилась, С. занялся составлением книжек для народного чтения, для московского "Общества распространения полезных книг" ("Ермак, покоритель Сибири", "Боярин Матвеев", "История смутного времени"; последняя не была пропущена цензурою). Тогда же он напечатал в "Современнике" (1862, ј 2) повесть "Солдат и солдатка", в "Ясной Поляне" Л. Н. Толстого - "Жизнь патриарха Никона" (есть отд. издание), в "Отеч. Зап."- рассказ "Отверженный" (1863, ј 1) и повесть "Аленка" (1863; ј7 и 8). В 1863 г. С. переселился в Петербург, где писал обозрение журналов в "Русск. Инвал." (за подписью А. И-н) и сделался секретарем и ближайшим сотрудником "С. Петерб. Вед.", занявших, после перехода к В. Ф. Коршу, одно из первых мест в рядах умеренно-либеральной печати. Здесь С., под псевдонимом А. Бобровский, поместил ряд полу беллетристических очерков текущей жизни, собранных затем в отдельной книжке под заглавием "Всякие" (СПб., 1866). Прибавленные главы послужили поводом к возбуждению против С., в 1866 г. судебного преследования. Окружный суд приговорил автора к 2 месяцам тюремного заключения; судебная палата заменила это наказание 3 неделями содержания на гауптвахте. Сама книга была сожжена (изложение ее содержания см. в "Сборнике сведений по книжно-литератур. делу за 1866 г.", Черепина, М., 1867).

Широкую известность С. приобрел во второй половине 60-х годов, когда он под псевдонимом Незнакомец, стал писать в "Спб. Вед." воскресный фельетон ("Недельные очерки и картинки"). Крупное значение в газетном деле этому фельетону впервые дал блестящий талант С., соединявший в себе тонкое остроумие с искренностью чувства и уменьем к каждому предмету подойти со стороны его общественного значения. С. расширил рамки воскресного фельетона, введя в него обсуждение самых различных сторон современной государственной, общественной и литературной жизни. Это были лучшие опыты русского политического памфлета, не стеснявшиеся нападать очень резко на отдельных лиц, но вместе с тем только на общественную сторону их деятельности. Самые сильные удары С. наносил представителям реакционной журналистики Каткову, Скарятину, кн. Мещерскому и др. По своим убеждениям С. был умеренно-либеральный западник, исходивший из принципов широкой политической свободы, терпимости и протеста против узкого национализма. Это сближало его, между прочим, с "Вестником Европы", где он в 1869 1872 гг. помещал заметки о новых книгах и ряд критических и др. статей (более крупные из них: "Новый роман Виктора Гюго", 1869, ј 6 и 7; "Французское общество в новом романе Флобера", 1870, ј 1 и 2; "В гостях и дома [Заметки о Германии]", 1870, ј 9 и 10; "Русская драматич. сцена", 1871, ј 1; "Историческая сатира ["История одного города" Щедрина], 1871, ј 1). Огромный успех фельетонов Незнакомца сделал его имя ненавистным в известных кругах, и когда в 1874 г. В. Ф. Корш и его редакция были устранены от "С. Петер. Вед" (см. Б. Маркевич, Корш, СПб. Вед.), то одним из главных к тому мотивов были выставлены фельетоны С. Вынужденный уход С. из "СПб. Вед." вызвал всеобщее сожаление, сказавшееся весьма ярко, когда С., в начале 1875 г., выпустил две книжки своих "Недельных очерков и картинок". Очерки, большей частью писанные на злобу дня, в значительной степени уже утратили интерес, но тем не менее были раскуплены в несколько дней - факт для книжной торговли того времени почти небывалый. В конце 1875 г. С. стал писать воскресные фельетоны в "Биржевых Bедомостях" Полетики, а в начале 1876 г. приобрел, вместе с В. И. Лихачевым, "Новое Время". В роли официального редактора он не мог выступить по цензурным причинам и считался только издателем, чем остается и по настоящее время.

Ожидания, возбужденные переходом "Нового Времени" к С., были большие; никто не сомневался в том, что воскресают Коршевские "СПб. Вед."; Салтыков и Некрасов дали свои произведения для первых јј. Но этим ожиданиям не суждено было сбыться. Став наиболее яркой выразительницей симпатий к восставшим славянам, газета имела огромный успех не только среди прежних поклонников таланта С., но и в публике совсем иного сорта. Это повело к тому, что чрез 1-2 года духовный облик издателя становится до неузнаваемости иным. Лично С., впрочем, не может быть всецело слит с его газетой. Литературная его манера осталась, в общих чертах, та же, какая была у него в "С.-Петерб. Ведом."; она большею частью свободна от грубого задевания личности, от вульгарных издевательств. Публицистическая деятельность С. с приобретением "Нового Времени" в общем ослабевает. От воскресного фельетона он себя освободил и только изредка пишет "Маленькие письма", Последние годы С. усердно занялся театром, к которому издавна был близок как театральный рецензент, и стал во главе литературноартистического кружка (Малый театр). Как драматург, С. известен пользующеюся большим успехом драмою "Татьяна Репина" (отд. СПб., 1889, 3 изд. СПб., 1899); такой же успех имела и драма "Медея", написанная С. в сотрудничество с В. П. Бурениным (СПб., 1883, 3 изд., СПб., 1892). Кроме того, С. написал шутки и комедии: "Биржевая горячка", "Не пойман, не вор", "Он в отставке", "Честное слово", "Женщины и мужчины" и др. Другие литературные произведения С.: роман "В конце века Любовь" (СПб., 1893, 3 изд., 1898), вступительный этюд к изданию "Горя от ума" (СПб., 1886) и подробный анализ подделки пушкинской "Русалки" (СПб., 1900). С 1872 г. С. издает весьма распространенный "Русский Календарь". Почти одновременно с приобретением "Нового Времени" С. основал книжный магазин и издательскую фирму, занимающую одно из первых мест в русской книжной торговле. В ряду его многочисленных изданий особенного сочувствия заслуживает "Дешевая Библиотека" (образцом для нее послужили нем. "Universal-Biblothek" Реклама и франц. "Bibliotheque Nationale"), выпустившая уже несколько сот книжек классических произведений русских и иностранных писателей. Ср. "Библиограф", 1893 г.

С. Венгеров.

Суворов Александр Васильевич

- князь Италийский, граф Рымникский и Священной Римской империи, генералиссимус русск. армии и генерал-фельдмаршал австрийской, величайший русский полководец (1730-1800). Отец С., генерал-аншеф Василий Иванович, видя хилое сложение сына, предназначал его сначала к гражданской службе, но, вследствие неодолимого влечения мальчика к военному делу, записал его рядовым в л. гвардии Семеновский полк). В 1745 г. он поступил на действительную службу, которую стал нести весьма ретиво, закалил свое здоровье, отлично переносил усталость и всякие лишения. Солдаты любили С., но уже тогда считали его чудаком. Жизнь его не походила на жизнь других дворян того времени. Только в 1754 г. он был произведен в офицеры, а на боевое поприще впервые выступил во время 7-летней войны; участвовал в сражении при Кунерсдорфе и в набеге Чернышева на Берлин; в 1761 г. командовал отдельными отрядами и отличился как отважный партизан и лихой кавалерист. В 1762 г. он был послан с депешами к императрице и был назначен командиром Астраханского пехотного полка. Командуя с 1763 г. Суздальским пехотн. полком, С. выработал свою знаменитую систему воспитания и обучении войск, на основании боевых опытов, вынесенных им из войны против такого полководца, каким был Фридрих Великий. В ноябре 1768 г. Суздальский полк двинут был из Ладоги в Смоленск, для действий против польских конфедератов. Здесь С. имел случай проявить свои блестящие дарования. Победы, одержанные им под Ландскроной и Столовичами, равно как овладение Краковом (15 апр. 1772 г.), сильно повлияли на исход войны, результатом которой был первый раздел Польши. Возвратясь в Петербург, С., произведенный в ген.-майоры, был командирован для осмотра в военном отношении границы со Швецией, а потом в армию Румянцова, стоявшую на Дунае. 10 мая и 17 июня 1773 г. он произвел два победоносные поиска на Туртукай, представляющие образцы форсированной наступательной переправы через реку. 3 сентября он одержал победу над турками у Гирсова, а 9 июня 1774 г. нанес им решительное поражение при Козлудже, что главным образом повлияло на исход войны и заключение мира в Кучук-Кайнарджи. По окончании турецкого похода С. был послан к гр. Панину, занятому усмирением пугачевского мятежа; но к месту нового назначения С. успел прибыть лишь после окончательного поражения Пугачева Михельсоном.

До 1779 г. С. командовал войсками на Кубани и в Крыму и превосходно организовал оборону берегов Таврического полуострова, на случай десанта со стороны турок. За это же время он устроил выселение из Крыма христианских обывателей; греки были водворены по Азовскому побережью, армяне - на Дону, близ Ростова. В 1779 г. С. получил в командование малороссийскую дивизию, а в 1782 г. г. принял начальство над кубанским корпусом. После присоединения Крыма к России (1783), С. должен был привести в покорность ногайских татар, что и было им исполнено, не смотря на значительные затруднения. В 1786 г. он произведен в генерал-аншефы и назначен начальником кременчугской дивизии. С началом 2-ой турецкой войны 1787- 91 г., С. был назначен начальником кинбурнского корпуса, на который возложена была оборона Черноморского побережья, от устья Буга до Перекопа. Основательность сделанных им распоряжений блистательно обнаружилась победой под Кинбурном. Участие его в осаде Очакова (1788) прекратилось вследствие неудовольствий с Потемкиным. В 1789 г. С., командуя дивизией в армии Репнина, разбил турок при Фокшанах и Рымнике, за что получил орден св. Георгия I ст. и титул графа Рымникского, а от австрийского императоратитул графа Священной Римской империи. В декабре 1790 г. он взял штурмом Измаил. Подвиг этот, вследствие последовавшего затем столкновения с Потемкиным, не дал С. фельдмаршальского жезла: он награжден был лишь званием подполковника л.-гв. Преображенского полка. В 1791 г. С. поручено обозрение финляндской границы и составление проекта ее укрепления, поручением этим он очень тяготился. В конце 1792 г. на него было возложено подобное же поручение на юго-зап. России, в виду возможности возобновления войны с Турцией. В августе 1794 г. он был вызван на театр польской инсурекционной войны. Ряд сдержанных им побед, завершившийся взятием Праги, награжден был чином генерал-фельдмаршала. В 1796 г. С. назначен начальником наших военных сил в южн. и юго-зап. губерниях и здесь развил до полноты свою систему обучения и воспитания войск. Здесь же он дал окончательную редакцию своему военному катехизису ("Наука побуждать", "Деятельное военное искусство"). Когда, по восшествии на престол императора Павла, в войсках начались разные нововведения, С. открыто выразил свое к ним несочувствие, за что подвергся опале: в февр. 1797 г. он был отставлен от службы и сослан в его имение, под присмотр полиции. Ссылка эта продолжалась около двух лет, пока, в феврале 1799 г., по настоятельным ходатайствам венского двора, не последовал Высочайший рескрипт, которым С. поручалось начальство над австрорусской армией в войне с Францией. Эта война увенчала его новою славой. Имп. Павел пожаловал ему титул князя Италийского и звание генералиссимуса и приказал поставить ему памятник в СПб. Последняя война надломила силы престарелого полководца; совершенно больным возвратился он (20 апр. 1800 г.) в СПб., где 6 мая скончался. Прах его покоится в Александро-Невской лавре.

Личность С. представляет редкое явление, особенно в современном ему русском обществе. В малорослом, хилом и невзрачном мальчике трудно было предугадать будущего великого полководца, пробившего себе дорогу к высшим почёстям не силой могущественных связей, а только своими личными дарованиями и железным характером. При довольно поверхностном домашнем воспитании, он хорошо ознакомился, однако, с немецким и франц. языками, а впоследствии выучился и нескольким другим. С детства любознательный, он со страстью предался чтению, преимущественно книг военного содержания. Вынеся из родительского дома уважение в науке и жажду знаний, он и на службе, чуть не до конца жизни, постоянно пополнял свое многостороннее образование. Обладая чрезвычайной личной храбростью, он без нужды не выказывал ее, но там, где считал нужным, бросался в самый пыл боя, платясь за это неоднократными ранами. К числу особенностей С. принадлежало его чудачество, о котором ходит много анекдотов. Иные считали это чудачество врожденным, другие - напускным, с целью отличиться от других и обратить на себя внимание. Если последнее мнение и верно, то в зрелом возрасте С. чудачество сделалось его второй природой. Он избегал изнеженности, даже комфорта, чуждался женщин, вел полу бивачную жизнь, спал на сене, носил даже в холода самую легкую одежду, не ходил, а бегал, не ездил, а скакал, постоянно обнаруживая самую кипучую деятельность. Главными пружинами деятельности С. были страсть к военному делу (и к войне, как конечному его проявлению) и сильнейшее славолюбие, ради которых он, однако, не поступался правилами нравственности. Бескорыстие, щедрость, религиозность, добродушие, простота в обращении привлекали к нему все сердца. На солдат, которых потребности и понятия он близко изучил, С. имел неотразимое влияние: они безгранично доверяли ему и готовы были идти с ним в огонь и воду.

Семейная жизнь С. сложилась неудачно: в промежуток между турец. кампаниями 1773 и 74 гг. он женился на княжне Прозоровской, но уже в 1784 г., после частых пререканий, окончательно разошелся с нею. Как полководец, С. отличался методичностью (в лучшем смысле этого слова), задавался всегда действительно важными целями. Он постоянно старался действовать сосредоточенными силами; если иногда ему и случалось разбрасывать свои войска, то до независевшим от него причинам. В таких случаях он возмещал разбросанность или слабость своих сил быстротой маршей, доставлявшей ему возможность ударить на противника неожиданно. Инициативу С. всегда сохранял в своих руках и неуклонно придерживался наступательного образа действий. Планы его были всегда просты, что и составляло их главное достоинство. В те времена, когда необходимость преследования неприятеля после одержанной победы далеко еще не всеми сознавалась, когда говорили, что надо "строить отступающему золотой мост", С. всегда довершал победу горячим и неотступным преследованием, чтобы закончить поражение противника. Придавая большое значение нравственному элементу, он везде ставил дух выше формы; всякий тактический прием приобретал у него некоторую особенность, изобличавшую мастера. От других он тоже требовал решительности и самостоятельности в действиях. В бою он извлекал из своих войск все, что было возможно; ни одна часть их не оставалась праздной. Идеи Суворова, как военного педагога, и поныне еще не применены во всей полноте. Результаты суворовского воспитания и образования войск сказались в ряде блестящих побед, какого не имеет ни один из русских полководцев. Сам он в течение своего долголетнего военного поприща ни разу побежден не был. Ср. Фукс, "История генералиссимуса князя С." (1811); Н. Дубровин, "Александр Васильевич С. среди преобразователей Екатерининской армии" (СПб., 1886); А. Петрушевский, "Генералиссимус князь С." (СПб., 1884; новое переработанное издание 1900); Д. Ф. Масловский, "Записки по истории военного искусства в России" (вып. II, СПб., 1894); "Сборник военноисторических материалов (вып., IV, СПб., 1893); Н. А. Орлов, "Штурм Измаила" (СПб., 1890), "Разбор военных действий в Италии в 1799 г." (СПб., 1892); "С. на Треббии" (СПб., 1893): М. Стремоухов и П. Симанский "Жизнь С. в художеств. изображениях" (М. 1900); Camille Roussel, "Souvenirs da Marechal Macdonald duc de Tarente" (Пар., 1892).

Судак

или судок (Lucioperca Sandra Cuv.) - рыба из семейства окуневых (Percidae). Тело сильно удлиненное с длинной заостренной головой; спинных плавников два, щеки не покрыты чешуей, зубы на челюстях неравномерной величины и особенно отличаются величиной по два клыковидных зуба в верхней и нижней челюсти (неравномерная величина зубов служит отличительным признаком С. от всех остальных окуневых, водящихся у нас). Цвет зеленовато-серый, на брюхе и нижней части боков беловато-серебристый, на боках с буровато-серыми пятнами, которые образуют часто 8-10 поперечных полос. На серых спинных, хвостовом плавниках ряды черных точек и пятнышек, остальные плавники бледно-желтые. Иногда С. бывают очень темного цвета. С. самая крупная из наших окуневых рыб и может достигать длины до 3 фт. и веса до 15-25 фн., а в исключительных случаях попадались даже экземпляры в 30 и 40 фн. Обыкновенно же вес С. 3-7 фн. - С. водится в реках и озерах бассейна Балтийского, Черного, Азовского, Каспийского и Аральского морей, а равно и в этих морях. Главное местопребывание С.- бассейны 4 последних морей, а в наибольших количествах С. держится в малосоленых участках Каспийского и Азовского морей и устьях впадающих сюда рек. В Финляндии он доходит до 661/2º с. ш. С. предпочитает чистую и глубокую воду. С. очень быстр, прожорлив и хищен; главную пищу его составляет рыба, кроме того он ест лягушек, раков, а молодые также насекомых и червей. Для икрометания С. приближается к травянистым берегам, а из морей входит в реки, иногда нерестится и в пресноводных заливах.

Н. Книпович.

Судак (промысл.). Известны два входа С. из моря в реки: весенний (в апреле) и летний (начиная с июля до августа и сентября). Первый вход имеет целью непосредственный нерест в низовьях реки той же весной, во второй С. стремится в верхние части реки, где он зимует и ранней весной (март-апрель) нерестится. Осенний вход С. бывает обыкновенно более значителен, чем весенний. С. одна из наиболее нежных и чувствительных к качеству воды рыб: он очень трудно переносить всякие перемещения и посадка живого С. из невода в живорыбные садки требует большой осторожности в обращении с рыбой; с другой стороны, появление в реке ("осенью или летом") мутной воды от дождей бывает всегда причиной массового бегства (сплывание) этой рыбы вниз по течению реки. Когда С. замешается в косяке воблы, от массы слена которой вода портится, он задыхается и всплывает на поверхность, где его можно тогда собирать руками (Урал, осенью). Весьма много этой рыбы гибнет в "земляных" садках при густой посадке, а также в прорезях. Но в то же время постепенно эту рыбу можно приучить жить и не в проточной воде, в прудах не особенно глубоких, лишь бы было достаточно пищи. Так, в Богемии и южной Германии С. с успехом разводят в прудах. В промышленном отношении С. составляет после красной рыбы (осетровые) наиболее ценный товар и с низовьев Волги, Урала и Дона вывозится сотнями тысяч пудов в крепко соленом и сушеном виде (С. колодка), малосолом (пласт), свежим во льду и мороженым. Колодка готовится исключительно весною и к концу лета доставляется на Нижегородскую ярмарку, откуда покупается преимущественно для фабрично-заводского района центральной России. По Волге С. колодка перевозится на баржах, наружи в "бунтах", т. е. в искусно сложенных кучах или копнах из сухой рыбы, хвостами внутрь, головами наружу. Такие бунты лишь во время дождя покрываются брезентом. Малосол готовится преимущественно летом (в ледниках и затем в тарах) и осенью (на Урале прямо в возах). Отправка во льду свежего С., взятого из садка и убитого колотушкой, стала практиковаться лишь за последнее время с увеличением железнодорожной сети и с улучшением движения товаров большой скорости. В таком виде С. отправляется с Волги (Царицын), Дона (Ростов на Дону) и Урала (Уральск) в Варшаву и оттуда за границу. Лед в пути меняется. Пакуют в деревянных ящиках "колымагах", бочках и корзинах, последние теперь преобладают. Но главная масса свежего С. на рынке появляется в мороженом виде. Обычно в садках С. держат до первых заморозков: как станет лед, рыбу выливают на лед, где она и замерзает, при чем получается наиболее высокого качества "пылкий" товар светлого цвета и с расправленными "перышками" (плавниками). При разделке С. на пласт, а также при изготовлении колодки, кроме тела, которое солится, из внутренностей С. добывают особо высокого достоинства жир, идущий в пищу, а икра солится целыми ястыками и поступает в продажу, преимущественно для экспорта в Турцию и Румынию, под именем галагана. Мясо С. очень нежно, вкусно и не приедается, ценится в свежем виде в столицах России от 5-7 руб. пд., а за границей до 10-12 руб. пуд. Из С. готовят прекрасный консерв - маринад. С. ловят ставными и плавными сетьми, неводами, "ярыгами", баграми, а также на переметы из крючьев, наживляемых мелкой рыбёшкой. Общее количество ловимого в каспийско-волжском промысле С. определяется (1897 г.) до 16 милл. шт., в то же время вывоз С. в разном виде из Астрахани (по биржевым свед.) определяется в 1504107 пд. на сумму 2934490 руб. Товарная классификация различает С. мерного на 7 и более вершков длины (от середины глаза до конца красного пера, т. е. заднепроходного плавника), полумерного от 5 до 7 верш. и "бершовника"- ниже 5 верш. В общей массе улова на долю первого приходится 1/5, на долю двух последних по 2/5.

Весьма близкой к С. рыбой является берш (Lucioperca volgensis), отличающийся лишь тем, что щеки его покрыты чешуей, зубы равномерны, темные пятна на боках представляют правильные полосы поперек тела. По образу жизни это жилая в реках рыба, промыслового большого значения не имеет, идет отчасти с бершовником, отчасти (более мелкий) с окунем. Берш не превышает в среднем 8 врш. общей длины и 1-2 фн. весом. Соответственно этим двум видам в водах Российской империи в Северной Америке (Великие озера) водятся два аналогичные параллельные вида американского С., носящие название Stizotedium vitreum (pike-perch) и St. canadense. Эти рыбы составляют, наряду с сигами, предмет главного промысла в Великих озерах и разводятся на правительственных рыбоводных заводах, - в. целях компенсации вылова этой рыбы, - ежегодно сотнями миллионов штук, каковые и выпускаются в озера.

Н. Б-н.

Судан

или Белад-ес-Судан, также Нигриция - название значительной части сев. Африки, лежащей к Ю от Сахары. С. не имеет строгих географических границ и скорее обозначает целый ряд мусульманских государств, находящихся в большей или меньшей зависимости от Египта и европейских народов. Пространство можно приблизительно исчислить в 5000000 кв. км., из коих на западный С. приходится около 1500000 кв. км.) на центральный столько же и на восточный около 2000000 кв. км. По общему строению своему С. - страна равнин и нагорий, мало возвышающихся над уровнем моря и склоняющихся от Ю к С, где они сливаются с Сахарой. С З Судан окаймляется горами Футы-Джалона и Мандинга, с В - гор. Эфиопскими и Абиссинскими. С. делится на три естественные части: западный - в бассейне Нигера, центральный, между левым берегом Нигера и горами Дарфура, и вост. - обнимающий среднее течение Нила и простирающийся от гор Дарфура до массива Эфиопии. Климат С., лежащего всецело в междутропической части сев. Африки, находится в черте периодических дождей, так что С. имеет лишь два времени года: сухое и жаркое - от ноября до мая, и дождливое - от июня до октября, когда одновременно развивается растительность и понижается температура, естественные произведения С. мало еще известны, но, вообще говоря, растительность появляется роскошная и поразительно быстро; рис встречается во многих местах в диком виде, но мало возделывается туземцами, предпочитающими культуру проса, требующую меньше работы. Индиго возделывается для окрашивания тканей. Хлопок почти не культивируется, но мог бы сделаться для С. неиссякаемым источником богатства.

Вся африканская фауна представлена здесь; слоны, буйволы, газели, носороги, жирафы, страусы, обезьяны, львы, пантеры, леопарды, крокодилы, бегемоты, муравьи, термиты, большой черный червь, производящий страшные опустошения. Торговля и промышленность слабо развиты, в виду малых потребностей апатичных туземцев-негров. Конечный пункт караванов, связывающих С. с сев. Африкой - Триполис; главные отправные пункты - Тумбукту, Кано и оазисы Гат и Туат. Караваны принадлежат преимущественно жителям оазиса Гадамеса. Караваны из Триполиса держатся двух различных направлений - на Мурзук ина Гaдaмec; второй путь короче для сообщения с Тумбукту. Главные предметы ввоза в С. - бумажные материи, полотно, простая бумага, сатин, маленькие зеркала, стеклянные вещички; главные предметы вывоза слоновая кость, страусовые перья, кожа. келаба (дикого быка), золото в слитках и золотая пыль, индиго, шкуры диких животных, мускатный орех, гуммиарабик. Внутри С. в главных центрах имеются местные рынки. Население С. принадлежит к четырем главным расам: негры-туземцы фулахи, явившиеся, вероятно, с З, и которых почти столько же, как и негров - туареги, пришедшие с С  - арабы, известные в С. под именем Шуа и явившиеся с верхнего Нила. Смешения между отдельными расами и племенами очень частые. Европейские сферы влияния в С. установлены соглашениями последних годов: вост. С. входит в англо-египетскую сферу влияния; центральный С. разделен между английской колонией Нигерией (бывшей землей кор. Нигерской компании), германским сев. Камеруном и французскими Багирми и Вадайем; зап. С. почти всецело входит в состав французской Западной Африки. Египетский С. включает в себя Донголу, Така, Сенаар, Кордофан, Дарфур, Фертит и Бар-ель-Газель; Нигерия обнимает собою Сокото, воет, Ганду, Нукэ, Иоруба, зап. Борну; сев. Камерун - вост. Борну и Адамаву; зап. французский С. состоит из зап. Ганду, Масины, земли Мандингов и французского С. в узком смысле.

Судебники

1497 и 1530 гг.- С. 1497 г. в единственном сохранившемся списке не носит такого названия, а имеет лишь следующий заголовок: "Лета 7006 месяца септемврия уложил князь великий Иван Васильевич всея Руси с детми своими и бояры о суде, како судити бояром и околничим". В двух летописных заметках он назван С., и это название за ним упрочилось по аналогии со вторым памятником. Об обстоятельствах, вызвавших издание первого С., и о порядке его составления ничего неизвестно; лишь в одной из летописных заметок сказано, что вел. князь "уложил суд судити бояром по С. Володимера Гусева". Этот дьяк в следующем же году был казнен за участие в заговоре против внука вел. князя, Димитрия. Нужно думать, что с объединением государства все более ощущалась недостаточность наличных местных (указных и иных) норм, и это естественно навело на мысль иметь общий сборник правил для всей территории государства. Первый опыт московского законодательства нельзя назвать удачным: С. 1-й очень краток и беден содержанием даже по сравнению с Русск. Правдой, не говоря уже о Псковской судной грамоте. Его содержание почти исключительно процессуальное: наметить основные начала отправления правосудия и поставить их под контроль центральной власти - вот главнейшая цель законодателя. В С. идет речь сначала о суде центральном (суд бояр, окольничих. великого князя и его детей), затем о суде наместников в городах; в конце помещены немногие случайные нормы материального права, под особыми заголовками: "о займех", "о христианском отказе", "о чюжеземцех", "о изгородах" и проч. Такой порядок статей вызвал мысль о системе С., по которой его содержание распадается на три указанных части, с 4-ого дополнительною. Едва ли, однако, уместно называть подобный порядок системой, тем более, что он далеко не выдержан: среди статей о суде центральном помещена статья "о наместниче указе" и ряд уголовных постановлений - "о татьбе", "о татех", "о татиных речех", из которых только одно первое дословно повторено в отделе о суде наместников, под заглавием: "о татех указ". С внешней стороны статьи в подлиннике разделены заглавиями, писанными киноварью. Первые издатели памятника насчитали таких статей 36. Но не все статьи имеют заглавия; иные лишь начинаются с новой строки красной буквой; другие писаны в строку под общим заголовком с предшествующими, хотя не имеют к ним никакого отношения. Напр., под заглавием: "о чюжеземцех" сначала изложено правило о исках между чужеземцами, потом о подсудности духовенства, наконец - о порядке наследования без завещания. Впервые проф. Владимирский-Буданов разделил памятник на статьи по различию содержания и насчитал таких статей 68.

Источниками С. являются, главным образом, прежние юридические сборники - "Русская Правда" и "Псковская судная грамота", а также княжеские грамоты, определявшие порядок местного управления и суда. Из "Русской Правды" несомненно взята статья "о займех", определяющая последствия торговой несостоятельности почти буквально словами источника. В статье "о полной грамоте" (66) указываются источники холопства (буйство и ключничесгво), известные и Правде, но с изменениями по существу и в другой редакции. Из Псковской грамоты взято до 9 статей, но с изменениями. Многое редактору С. казалось неясным или осталось непонятым: выражение "живота не дати" он поясняет другим - "казнити смертною казнию", термин "истец" он понимает по-московски, в смысле "ищеи", и иногда дополняет его выражением: "или ответчик", тогда как в грамоте этим термином обозначается вообще сторона в процессе и дополнение оказывается излишним и затемняющим смысл нормы. Оригинальный институт послушества московский рецептор совершенно исказил: он знает послуха-свидетеля, который обязан являться в суд и может нанимать за себя наймита, на поединок, но в то же время берет из грамоты понятие о послухе-пособнике, который по самому существу должен был всегда действовать лично и не мог заменить себя никем другим. Такое заимствование вовлекло редактора в непримиримое противоречие. - Одним из важнейших источников С. были уставные грамоты наместничьего управления, хотя содержание их С. далеко не исчерпывает. Поэтому они не утратили своей силы и после издания С., который предписывает в иных случаях поступать по грамотам и лишь за отсутствием их применять содержащиеся в нем постановления (ст. 38 и 44). Наконец, немногие нормы взяты из обычного права, напр. понятие о лихом человеке, о давности, о крестьянском отказе и др.

Бедность содержания С. 1-го неизбежно требовала его дополнения. Из позднейших памятников известно, что вел. князь Василий Иванович издал, напр., уложение о вотчинах и устав о слободах, которые не сохранились. В 1550 г. издан новый С. В его заголовке сказано, что царь Иван Васильевич, "с своею братьею и с бояры, сей С. уложил" в июне 7058 лета; но из речи царя на Стоглавом соборе 1551 г. мы узнаем, что царь представил собору новый С. и уставные грамоты, просил прочесть их и рассудить и, если дело будет призвано достойных, скрепить их подписями для хранения в казне. Значит, царь считал нужным получить от собора санкцию вновь составленного С. Как отнесся собор к этому предложению, остается неизвестным, а потому и нельзя сказать, в какой мере точно передан в заглавии С. порядок его издания. Из той же речи царя раскрываются и поводы к переизданию С. Царь вспоминал, что "в предыдущее лето" он благословился у представителей церкви "С. исправити по старине". Предыдущее лето - это 7058 год, обнимающий, по нашему счислению, период времени с 1 сент. 1549 г. по 1 сент. 1550 г. К этому году приурочивают созвание первого земского собора, на котором вероятно и был возбужден вопрос об исправлении старого С. Эта догадка находит косвенное подтверждение в сопоставлении кратких указаний о первом земском соборе, сохранившихся, впрочем, лишь в позднейшем и интерполированном памятнике, с некоторыми новшествами С. 2-го. Царь говорил, между прочим, на соборе, что его бояре и вельможи впали во многие корысти и хищения, называл их лихоимцами, хищниками, творящими неправедный суд; но в то же время он признал, что всех обид и разорений, происшедших от бессудства и лихоимания властей, исправить невозможно, и просил оставить "друг другу вражды и тяготы". На Стоглавом соборе царь подтвердил, что он предписал боярам "помиритися на срок" по всем делам "со всеми христианы" своего царства. Это известие толкуется в том смысле, что в виду массы жалоб и исковых требований, предъявленных на наместников, волостелей и иных судей, правительство оказалось не в силах разобрать все эти дела судебным порядком и предписало окончить их полюбовным соглашением; значительное же число исков на неправедный суд следует объяснять не только беспорядками боярского правления в малолетство Грозного, но и недостаточностью установленных в ограждение нелицеприятного суда правил С. 1-го. В нем имеются только три статьи (1, 2 и 67), которыми запрещено судьям дружить или мстить судом, брать посулы и отказывать в правосудии, а тяжущимся - давать посулы; но эти запреты не имели никакой санкции. Отсюда постоянная трудность в разрешении дел по жалобам на наместников. На этот существенный недостаток и было обращено, прежде всего, внимание при исправлении С.; царь указал Стоглавому собору, что он С. "исправил и великия заповеди написал, чтобы то было прямо и бережно и суд бы был праведен и беспосульно во всяких делех". Это указание вполне подтверждается сравнением нового С. с старым: в нем, вместо прежних трех статей без всякой санкции, помещено до 10 статей, установляющих наказания за неправильные обвинения, посулы и отказ в правосудии, и до 5 статей, облагающих наказаниями различные неправильности в судопроизводстве. В этом заключается одно из существенных отличий нового С.

Общее сравнение его с прежним убеждает в том; что последний положен в основу нового памятника и является важнейшим его источником. Даже порядок расположения статей удержан прежний, но статьи правильные одна от другой отделены и перенумерованы. Всего статей в С. 2-м 100, против 68 старого. Излишек статей содержит дополнения и новости. Некоторые дополнения заключаются и в параллельных статьях; напр. правило "о христианском отказе", кроме условия о сроке и уплате пожилого за пользование двором установляет целый ряд добавочных норм - о плате за повоз, о праве крестьянина на оставленную в земле рожь, о продаже крестьянином себя с пашни в холопство вне срока и без уплаты пожилого. Новые статьи или обнимают нормы, обеспечивающие праведный суд (сюда, помимо вышеуказанного, следует еще отнести обязанность наместников нести ответственность и за всех их людей, а также установление годовой давности для исков на наместников, - знак, что правительство и впредь ожидало наплыва таких исков), или же касаются совершенно новых вопросов, не затронутых в старом С. (правила о родовом выкупе, о служилой кабале, об отмене тарханных грамот и др.). Дополнительные правила и новые статьи могли быть заимствованы или из обычной практики, или из каких-либо несохранившихся до нас указов. И после всех этих дополнений С. 2-й сохранил, однако, значение сборника правил судопроизводства, с сравнительно бедным содержанием норм материального права. Восполнением этого недостатка по прежнему мог служить живой обычай. С. 2-й кладет впервые серьезное ограничение такой практике: он предписывает всякие дела судить и управу чинить "по тому, как царь и великий князь в семь своем С. уложил". Относительно дел новых, которые "в сем С. не написаны", установлен доклад государю и боярам: "и как те дела с государева докладу и со всех бояр приговору вершатся, и те дела в сем С. приписывати". Правило о докладе новых дел едва ли могло быть в точности выполнено; иначе мы должны были бы допустить, что царь и его дума сейчас же после издания С. были завалены огромным числом законодательных вопросов, о чем не сохранилось никаких указаний. Но это правило несомненно породило своеобразную законодательную практику, которая нашла свое выражение в дополнительных к С. указах и в указных книгах приказов. - С. 1-й найден в 1817 г. Калайдовичем и Строевым и издан в 1819 г. вместе с С. 2-м (издание повторено в 1878 г.). Ранее он был известен только в неполных выдержках, помещенных в записках Герберштейна. С. 2-й найден в 1734 г. Татищевым, который подобрал несколько дополнительных к нему указов, снабдил все это примечаниями и представил рукопись в академию наук. Труд Татищева издан только в 1768 г., когда появилось в свет и издание С. Башиловым. Списков С. 2-го найдено несколько, тогда как С. 1-й до сих пор известен в одном лишь списке. Новейшие издания этих памятников - в "Актах Исторических" (т. 1) и в "Христоматии" Владимирского-Буданова (в. 2). Ср., кроме общих курсов, И. Жданов, "Церковно-земский собор 1551 г." ("Историч. Вестн.", 1880, ј 2); В. Ф. Ключевский, "Состав представительства на земских соборах" ("Русская Мысль", 1890, ј 1).

М. Д.

Суздаль

- уездн. гор. Владимирской губ., при рч. Каменке. Вместе с Муромом (Владимирской губ.) и Ростовом (Ярославской губ.) принадлежит в числу древнейших русских городов. Жилых домов: каменн. 83, деревянн. 656, нежилых каменн. 36 и деревянн. 6; лавок каменных 79 и деревянн. 20, прочих зданий деревянн. 4. Город поражает большим количеством церквей 38 (каменных) и 9 часовен; кроме того 3 женск. м-ря (из них замечательны Ризположенский преп. Ефросинии и Александровский-Покровский; оба основаны в начале ХIII в.) и 1 мужской - СпасЕвфимиевский, известный, между прочим, тем, что в нем содержатся административно-заключенные, обвиняемые в преступлениях против православной веры. В этом монастыре могила князя Д. М. Пожарского, украшенная изящным мавзолеем. Большая часть церквей в С. старинной архитектуры, с шатровыми крышами. Из них наиболее замечателен Рождественский собор, основание которого приписывается вел. кн. Владимиру святому. К числу достопримечательностей собора принадлежат двери западные и полуденный, вывезенные, по преданию, св. Владимиром из древнего Херсонеса. В монастырях много мощей и могил исторических личностей (князей Суздальских, Шуйских, Скопиных, Бельских, Ногтевых, Черкасских, Хованских и др.). 3-х классное городское учил., духовное муж. учил., 3 приходск, муж. и 1 жен., 2 церк. приход. шк., 2 богад., дом призрения, городск. банк, с основным капиталом в 120075 р. и запасным в 37240 руб. Жит. 8000 (3618 мжч. и 4382 жнщ.), почти исключительно православного исповедания. Мещане составляют 66%, проч. город, сословий 7, духовенство 6, крестьяне 17, остал. сословия 4%. Зав. и фабр л 2 кожевен., 1 джутопрядильная и колокольный зав., с общей суммой произв. ок. 150 тыс. руб. Ремесленники (1899 г.): мастеров 213, рабочих 236, учеников 14; больше всего сапожников. Кроме мелкой торговли, жители занимаются разведением яблоней и вишен и особенно огородничеством. Хрен и лук (последнего ежегодно до 60 тыс. пд.) сбываются в Москву, Петербург и др. крупные города. Луковый промысел в последние годы начал падать. Бюджет (1894): приход - 23754 руб., расход-23633 руб.

История. Время основания С. точно неизвестно, но во всяком случай он существовал уже в Х в. В летописи впервые упоминается под 1024 г. До половины XII в. С. был волостью сначала киевских князей, потом переяславских; князья в нем не жили и для управления оставляли наместников. Первым князем, обратившим С. в свою резиденцию, хотя и временную, и Суздальскую область - в самостоятельное княжество, вскоре, впрочем, вошедшее в состав Ростовского княжества, был Георгий (Юрий) Владимирович Долгорукий. После его сына Андрея Боголюбского в С. сидел Мстислав, при котором, после несчастной битвы на Юрьевом поле, суздальцы должны были подчиниться Всеволоду III, построившему в С. крепость и нисколько церквей. По смерти Всеволода III С. достался его сыну Юрию и образовал особое княжество. В 1237 г. С. был сожжен Батыем, его окрестности разорены. С 1238 по 1246 г. в нем правил Святослав Всеволодович, после которого суздальское княжество досталось Андрею Ярославичу. При Андрей впервые татары произвели поголовную перепись народа в С. и поставили в нем баскаков для сбора податей. Их поборы и несправедливости вызвали народное возмущение 1262 г., от гибельных последствий которого спасло суздальцев только заступничество перед ордынским ханом великого князя Александра Невского. Далее правили в С. Юрий Андреевич (1264-1279), Михаил Андреевич (умер 1305), Василий Андреевич (до 1309 г.), Александр Васильевич (1327-1332), Константин Васильевич; последний перенес в 1350 г. свою резиденцию в Нижний Новгород, подчинил своей власти значительную часть мордовских земель, заселил их русскими поселенцами и вообще весьма значительно расширил пределы своего княжества. Последнее, включавшее теперь гг. Нижний Новгород, Суздаль, Городец, Бережец, Юрьевец и Шую, получило название Суздальско-Нижегородского княжества, которое просуществовало всего 42 года, при следующих князьях: Константине Васильевиче, Андрей Константиновиче (1355-1365), давшем С. в удел брату Димитрию, Димитрии Константиновиче (1365-1383) и Борисе Константиновиче (1383-1392). При последнем Нижний Новгород был взят вел. князем московским; одновременно был изгнан из С. и его последний князь, Симеон Дмитриевич, умерший в Вятке в 1402 г. С тех пор в Нижнем Новгороде и С. правили Московские наместники, а потомки суздальских князей частью служили при дворе московского князя, частью пребывали в орде. Во время борьбы Василия Васильевича Темного с Юрием и его сыновьями, правнукам Дмитрия Константиновича, Василию и Федору Юрьевичам, удалось снова водвориться в С. на правах самостоятельных князей, но не надолго: после победы над Шемякою (1446) Василий Васильевич потребовал от них полного подчинения своей власти и лишил права сноситься с ордой, вследствие чего они убежали из С. В 1565 г. С. попал в число городов составлявших опальную земщину, а после уничтожения опричнины стал "царской отчиной". В смутное время суздальцы изменили Шуйскому и передали свой город тушинцам и Лисовскому, который укрепил его и продержался в нем около 8 месяцев, не смотря на неоднократные попытки со стороны московского войска прогнать его оттуда. В 1612 г. поляки осаждали С., но безуспешно. В 1681 г. в С. считалось 515 дворов, с которых на жалованье для московских стрельцов собиралось 669 р. 16 алт. и 4 д., и 6145 жит. В 1708 г. он был приписан к Московской губ., в качестве провинциального города; в 1778 г. сделан уездным городом Владимирского наместничества, в 1796 г. - Владимирской губ. - Ср. "историческое собрание о богоспасаемом граде Суздале", Анания Федорова ("Временник Московск. Общ. Истории и Древностей Рос. ", т. XXII); Протопопов, "исторический очерк гор. С. " ("Владимирские Губ. Ведомости", 1839, ј 25-37); Кисленской, "история С. и его древности" (СПб., 1848); гр. М. В. Толстой, "Путевые заметки из древней суздальской области" (СПб., 1869); Тихонравов, "Археологические заметки о городах С. и Шуе" (Записки русского археологического общ. по отд. русско-славянской археологии", т. 1, СПб., 1851).

Суздальский уезд

занимает площадь в 2512,3 кв. вер. В почвенно-геологическом отношении делится на две резко различные половины - западную и восточную. Первая по характеру рельефа, геологическому строению, почвенному покрову, растительности и проч. вполне входит в состав того "Ополья", какое является отличительным для всей полосы, простирающейся к С от г. Владимира, к 3 от г. Суздаля до г. Юрьева и даже - г. Переяславля. границей между восточной и западной половинами уезда является р. Нерль, наиболее значительная из рек уезда. К С и В от ее лежит ровная или слабоволнистая площадь, с многочисленными болотами, легкими почвами (подзолистые суглинки, суглиносупеси, супеси, пески), развившимися на грубых подпочвенных породах (валунная глина, нижне - и верхневалунный пески). Б противоположность западной, совершенно безлесной половине, восточная на значительном протяжении покрыта лесами, преимущественно хвойными. В геологическом строении западной половины наблюдается большее разнообразие: здесь можно повсюду видеть лессовидные суглинки, принимающие местами характер настоящего лесса, и валунную (ледниковую) глину, подстилаемую местами нижневалунным песком. Изредка, по берегам рек и оврагов. проглядывают более древние породы - серые и светло-серые глины мелового возраста (верховья р. Каменки), а возле Гавриловского посада песка, - которые можно отнести к волжскому ярусу. Подпочвой во всей западной половине служит вышеупомянутая лессовидная, светложелтоватая порода, богатая известью. Все почвы пространства, лежащего к Ю от р. Ирмиса и З от р. Нерли, относятся к типу темно-коричневых и коричнево-серых суглинков, местами более или менее черноземовидных. Подобные почвы, впрочем, не пользуются здесь широким распространением, уступая преобладание темноокрашенным суглинкам, структура которых позволяет приписывать их происхождение совместному влиянию лесной и травянистой растительности, в некоторых же местах исключительно лесной. Небольшими островками среди темноокрашенных суглинков встречаются суглинки, в значительной степени оподзоленные. Площадь между Ирмисом и Нерлью покрыта главным образом легкими, более или менее оподзоленными суглинками, развившимся частью на глине, близко напоминающей лесовидную, хотя и содержащую валуны, частью же на красно-бурой валунной глине. Полоса, ближайшая в Нерли, покрыта подзолистыми суглиносупесчаными и супесчаными почвами. К особенностям западной половины С. уезда, кроме темноцветного и богатого почвенного покрова, нужно отнести и довольно многочисленные остатки крупных вымерших животных (Elephas primigenius, Rhinoceras tichorhinus и др.), присутствие курганов. Впрочем, большинство курганов распаханы, частью разрыты специалистами-археологами. В западной половине уезда, в породах меловой системы, могут быть встречены фосфориты, едва ли, однако, в сколько нибудь значительном количестве. По переписи 1897 г. жит. (вместе с г. Суздалем и Гавриловым пос.) 51579 мжч. и 59179 жнщ., всего 110758; крестьяне составляют 92%. Все население великорусское и православное. Сел 123, селец 35, слободка 1, деревень 211, погостов 5, отдельно стоящих хуторов 5. Более значительные поселения - Гаврилов пос. (2476 жит.) и торговое с. Кибергино (639 жит.). В 4 вер. от г. Суздаля - с. Кидекша, местопребывание вел. кн. Юрия Владимировича Долгорукого. Здесь, в церкви, устроенной этим князем, могилы некоторых князей суздальских. В 8 вер. от г. Суздаля с. Спасское Городище, с остатками вала (городок упоминается в межевой выписи 1588 г.); в 7 вер., близ дер. Менчаковой, остатки городка ("Лисья Гора").

С. уезд с 1899 г. пересекается по средине, по направлению от ЮЗ к СВ, ветвью Моск. Яросл. Арханг. жел. дор. В уезде не считая г. Суздаля и Гаврилова нос., 21721 жил. дом, из них 20907 деревянн. (1899 г.). Земских школ 54, церковноприходск. 21; на 100 жит. приходилось (1898 г.) учащихся мальч. 6,4, девочек 2,0, обоего пола 4,0; соответствующие цифры в среднем для всей губ. были 6,1-1,7-3,7. Камен. церквей 141, дерев. 7, часовен 16,4 медиц. участка, 5 земск, врачей, 11 фельдшеров, 4 акушерки, 1 ветерин. врач, 3 ветерин. фельдшера. Из общей суммы уездн. земских расходов по смете на 1899 г. (88955 р.), на содержаниe зем. управлетя идут 12%, на народное образование 28%, на медицинскую часть 22%. Из общей площади всей облагаемой земли (230329 дес.) принадлежат: сельским обществам (надельные земли) 62%, частным землевладельцам ЗЗ%, казне 1% и удельному ведомству 4%. В 1898 г. из общей площади всей частновладельческой земли в 70171 дес. было заложено в кредитных учреждениях 19 имуществ, с 5286 дес. или только 8% всей частновладельческой земли; заложенная земля была оценена, в среднем, по 59 р. 79 к. за десятину. Из частновладельческой земли 18 % находится под пашней, 9% под сенокосами и пастбищами, 66% под лесом, 1% под прочими угодьями и 6% неудобной. Из крестьянской надельной земли 74% занято пашней, 15% сенокосами и пастбищами, 6% лесом, З% прочими угодьями и только 2% значатся в разряде неудобных земель. Арендный цены на землю весьма разнообразны. В 1898 г. за 1 дес. под овес платили в среднем: за безнавозную землю 5 р. 36 к. (колебания 1 р. -10 р.), за навозную 9 р., а под рожь: за безнавозную 5 р. 44 к. (1 р. - 10 р.), за навозную 10 р. 65 к. (8-15 р.). В общем арендный цены гораздо выше в южной, более плодородной части уезда. В озимом поле сеют исключительно рожь; в яровом (1898) 46% площади занято овсом, 16 льном, 12 - гречихой, 10 - картофелем, 8 - чечевицей, 5 - горохом и 3% проч. хлебами. Средний урожай: ржи 40 пд. с 1 дес., овса ок. 40 пд., картофеля 330 нд., сена 60 пд. В так назыв. черноземной части у. (к 3 от р. Нерли) урожаи гораздо лучше, чем в Занерльской части. Еще в 20х гг. XIX ст. в черноземной части у. сеяли много Яров. пшеницы, но теперь пшеница не родится. Садоводство (вишни) и огородничество (возделывание преимущественно лука и хрена) развиты лишь близ г. Суздаля. Благодаря старинной казенной заводской конюшне в Гавриловом посаде, местами довольно развито крестьянское коневодство (лошади рабочего типа), но процент безлошадных дворов, особенно в юго-зап., наиболее земледельческой части у. весьма значителен. С проведением жел. дор. от г. Александрова к г. Иваново-Вознесенску замечается в районе этой дороги развитие молочного хозяйства, продукты которого всегда имеют хороший сбыт в Москве и в фабричных центрах Владимирской губ. В С. у. было лош. 13814, рог. скота 23987 гол., овец 29485, свиней 2139, коз 13. В юго-зап. части у. население местами обходится хлебом местного производства, в общем же для всего у. обнаруживается ежегодный дефицит в 384 тыс. пд. Недостаток в хлебе восполняется выручкой от внеземледельческих, преимущественно отхожих промыслов. Из местных промыслов развито ручное ткачество хлопчатобумажных тканей; в числе отхожих промышленников много пастухов, каменщиков, штукатуров, кровельщиков, маляров, печников, кирпичников, плотников, чернорабочих, отчасти фабричных. Фабрики: 1 пунцовокрасильная и ситценабивная (172 раб., производство до 800000 р.), 1 бумаготкацкая (972 рабоч., произвол. 1100000 р.), 1 картофельнотерочное завед., (производство на 12000 руб.). Отход местного населения на фабричные промыслы с каждым годом увеличивается. Ср. "Сборник стат. и справ. свед. по Владимирской губ. " (вып. 1 и 2, 1898 и 1899); "Обзоры Владимирской губ. в сельскохоз. отношении за 1896, 7, 8 и 9 гг. "; Труды Владимир. ученой архивной комиссии". П. И.

Сузы

(Sousa, Susa) - известная уже в V веке богатая столица Сузианы, резиденция первоначально эламских, затем персидских царей (Ахеменидов). Древний дворец эламских царей был построен на искусственном холме. Дарий I нашел его слишком тесным для себя и перестроил по своему вкусу; при Артаксерксе I он сгорел, а лет сто спустя, при Артаксерксе II, отстроен заново. С. лежали в долине между притоками Тигра Хоаспом и Эвдеем и получили свое название (Сусан или Шушан) от множества лилий которыми изобиловала эта местность. Н. О.

Сулейман

(турецкая форма имени Соломон, араб. Солиман) - имя трех турецких султанов:

1) С. I, сын Баязета I; по взятии в плен его отца при Ангоре, в 1402 г., провозгласил себя султаном в Адрианополе, но должен был вступить в борьбу за престол с своим братом Музой, был заперт в Адрианополе, во время бегства пойман и выдан брату, который приказал, в 1410 г., казнить его.

2) С. II эль-Канани (Великий" или "Великолепный"), сын Селима I; во время смерти отца (1520) был наместником в Магнезии; возвратил по принадлежности конфискованные его отцом имении и строго наказал сановников, виновных в допущении беспорядков. Отказ в уплате обычной при воцарении нового султана дани дал ему повод двинуться войной на Венгрию и овладеть Шабацом, Землином и Белградом. В 1522 г. он покорил Родос, павший после шестимесячной осады. В 1526 г. предпринял новый поход против Венгрии, одержал блестящую победу при Могаче и 10 сентября этого года торжественно вступил в Офен. Подавив восстание в Малой Азии, С., по просьбе Иоанна Запольи, избранного одной партией на венгерский престол, предпринял в 1529 г. третий поход в Венгрию, взял Офен и с армией в 120000 чел. появился 27 сент. под стонами Вены, но, потеряв 40000 чел., вынужден был 14 октября снять осаду. В 1533 г. С. послал сильную армию в Азию; в 1534 г. туркам открыла ворота столица Персии - Тавриз. В том же году был занят Багдад, который стал административным центром вновь завоеванной страны. Военный флот С. покорил Тунис (1534), отвоеванный обратно в 1535 г. Карлом V. В 1541 г. С. овладел большей половиной Венгрии; сын Запольи должен был удовольствоваться одной Трансильванией. В 1547 г. заключено было перемирие сроком на 5 лет, в течение которого С. должен был получать ежегодную дань в 50000 дукатов. Вслед затем он предпринял войну с Персией, длившуюся 2 года; в 1551 г. возобновил войну с Венгрией, с которой лишь в 1562 г. заключен был мир. В 1566 г. С., имея уже свыше 70 лет, вновь предпринял поход против Венгрии, но умер перед Сигетом. Царствование С. заключает собой период расцвета османского могущества. Турки чтят в нем величайшего из своих государей. Выдающийся полководец, С. показал себя и мудрым законодателем и правителем. Он заботился о правосудии, покровительствовал земледелии, промышленности и торговля, был щедрым покровителем ученых и поэтов. Но он не чужд был и жестокости: так, в угоду своей фаворитке Рокселане, по происхождению русской, он повелел умертвить всех детей, каких имел от других жен, дабы обеспечить престол за ее сыном, Селимом II.

3) С. III, сын Ибрагима, брат Мохаммеда IV, по низвержении последнего освобожден был улемою от долголетнего заключения (1687); должен был бороться с восстаниями, вел войну с Венгрией, во неудачно, пока не назначил великим визирем Мустафу Кеприлу. Ум. в 1691 г.

Сулема

HgCl2 - получается сухим путем и мокрым; последний - проще. В первом случай подвергают перегонке смесь сернокислой ртути и поваренной соли. С. образуется по уравнению: HgSO4+2NaCl=HgCl2+Na2SO4 Для предупреждения образования каломели HgCl (так как HgSO4 обыкновенно содержит соль закиси ртути), к смеси NaCl и HgSO4 прибавляют немного перекиси марганца или перегонку ведут в атмосфере хлористого водорода. Перегонка ведется в железных или стеклянных ретортах и задача заключается в том, чтобы постепенно поднять температуру и поддерживать ее на известной точке. Сернокислую соль ртути готовят, нагревая почти до кипения 2 части серной кислоты с 1 част. ртути: H2SO4+Hg=HgSO4+SO2+2H2O пока проба соляной кислотой не покажет отсутствия соли закиси ртути. Иногда для получения С. ртуть растворяют в царской водке раствор выпаривают и полученную массу перегоняют, смешав ее с песком. Для получения С. мокрым путем к нагретому раствору HgSO4 прибавляют поваренной соли или соляной кислоты и выделавшуюся при насаждении С. перекристаллизовывают. Иногда берут окись ртути и, растворяя ее в соляной кислоте, получают С. С. Б. Д.

Сулла Луций Корнелий

(Sulla) - римский диктатор. Род. в 138 г. до Р. Хр. в патрицианской семье, принадлежавшей к роду Корнелиев; молодость провел частью в легкомысленных увеселениях, частью в занятиях литературой в 107 г. был квестором консула Мария во время югуртинской войны и содействовал ее окончанию, побудив царя Бокха мавританского, путем искусных переговоров, к выдаче Югурты. Принимал участие и в войне с кимврами и тевтонами; в 93 г. до Р. Хр. стал претором; отличился во время марийской войны; в 88 г. был избран в консулы и получил поручение вести (первую) войну против Митридата. Он уже успел отправиться в Кампанцо к войску, когда в Риме народная партия, под предводительством народного трибуна П. Сульпиция Руфа, передала начальство в митридатовской войне Марию. С. вернулся, во главе войска, в Рим, взял город, заставил объявить главнейших из своих противников врагами отечества и оставался еще некоторое время в Риме, чтобы обезопасить спокойствие на время своего отсутствия и дождаться консульских выборов на следующий год. После этого он посвятил себя ведению порученной ему войны, не заботясь о дальнейших событиях в Риме, где его противники снова захватили власть, Mapий в седьмой раз стал консулом и собрано было большое войско для борьбы с С. Лишь только война с Митридатом была счастливо закончена, С. в 83 г., во главе сорокатысячного войска, вернулся в Италию, победил одного из консулов, Норбана, у г. Тифата, а войско другого, Сципиона, склонил к переходу на его сторону. В том же году он разбил младшего Мария при Саврипорте, а состоявшее почти исключительно из самнитов войско - у стен Рима, и стад, таким образом, хозяином столицы. Чтобы укрепить свое положениe, удовлетворить чувство мести и наградить своих сторонников он предпринял так назыв. проскрипции, разделил конфискованные земли между своими любимцами и ветеранами, освобождением десяти тысяч рабов создал себе род телохранителей и заставил сенат избрать его диктатором на неопределенный срок (в ноябре 82 г.). Теперь он мог позаботиться о том, чтобы новыми учреждениями и законами придать государству тот строй, который, по его мнению, обещал наиболее продолжительное господство аристократии; законодательная власть народного собрания была ограничена, значение народных трибунов сведено к первоначальному размеру, число сенаторов увеличено присоединением к ним 300 всадников, авторитет сената усилен, право заседать в судах отнято у всадников и передано исключительно сенаторам. Думая, что он достиг своей цели, С. в 79 г. сложил с себя диктатуру и поселился в Путеодахзанимаясь общественными делами, литературными занятыми и удовольствиями. Ум. в 78 г от апоплексического удара.

С. велел дать себе прозвание Счастливого (Felix) и любил называть себя баловнем счастья. Таким он и был действительно (напр., он не проиграл ни одного сражения). Удачным решением задач, которые ему были поставлены скорее обстоятельствами, чем собственным выбором или честолюбием, он был обязан, главным образом, чрезвычайной силе духа и тела, непреклонной последовательности и беспредельной жестокости. Соображения нравственности не удержали бы его от стремления к единодержавию; он отказался от власти только из желания жить в свое удовольствие, не неся никаких обязанностей. Еще современники говорили о нем, что он наполовину лиса, наполовину лев, но каждая часть его наиболее опасная. Главный труд жизни его прошел бесследно, но некоторые его меры, не продиктованный партийными интересами, удержались до времен империи, напр. италийский городской строй, пополнение сената бывшими квесторами, назначение к управлению провинциями бывших консулов и преторов и др. меры. Составленная Плутархом биография С. частью основана на собственных достопамятностях С., к которым последняя книга прибавлена его вольноотпущенником Эпикадом. См. работы о С. Zacnariae (Гейдельберг, 1834) и Lau (Гамбург, 1855); новейшая биография в словаре Pauly Wissowa, под словом Сornelii (т. IV, 1901).

Султан

(тат. - монарх, государь, господин, могущество) - титул турецких монархов. Слово С., как титул монарха, ставится впереди собственного имени, напр., С. Махмут, а в смысле господина употребляется после собственного имени, напр., Хусейн-С.

Сульфиды

R2S (R - ароматический радикал), легче всего получаются при прибавлении по каплям раствора диазосолей к нагретому до 60 -70º щелочному раствору тиофенола C6H5SH+С6H5N2Cl+NaHO= (C6H5) 2S+N2+NaCl+H2O  По своим свойствам эти тела вполне аналогичны соответствующим жирным соединениям и подобно этим последним при окислении КМnО4 легко переходят в сульфоны формулы R2SO2. Так, фенилсудьфид (C6H5) 2S, жидкость с запахом селедки, кипящая при 292º, при окислении легко дает сульфобензид (C6H5) 2SO2, плавящийся при 128-129º и кипящий при 376º. Д. X.

Сульфиновые кислоты

(Сульфикислоты). - Общая формула их RHSO2, где R - углеводородный остаток. В рядах С. кислот наблюдается полная аналогия с сернистой кислотой, как по способам образования, так и по свойствам, ввиду чего они рассматриваются как производные гипотетического гидрата этой кислоты, в которой гидроксил замещен соответствующим углеводородным остатком: H2SO3 (сернистая кислота) RHSO2 (сульфиновая кислота). Цинковые соли С. кислот получаются из хлорангидридов соответствующих сульфоновых кислот через замену в них атома хлора металлом при действии цинковой пыли в алкогольном растворе:  2C2H5SO2Cl+2Zn= (C2H5SO2) 2Zn+ZnCl2  Другая реакция состоит в действии сернистого ангидрида на цинкалкиды:   (C2H5) 2Zn+2SO2= (C2H5SO2) 2Zn  Образование С. кислот из хлорангидридов судьфоновых кислот становится понятным, если принять, что в них водород занимает место гидроксила сульфоновыхе кислот: R-SO2-OH (сульфоновая кислота), R-SO2-Cl (хлорангидрид ее), R-SO2-H (С. кислота).

Свободные С. кислоты представляют очень непостоянные, сиропообразные жидкости, легко растворимые в воде и переходящие при окислении в сульфоновые кислоты.

Л. Монастырский, Д.

Сумароков Александр Петрович

- известный писатель. Род. в 1718 г., в Финляндии, близ Видьманстранда. Отец его, Петр Панкратьевич, крестник Петра Вел., был человеком по тому времени образованным, в особенности по части литературы, и принадлежал к искренним сторонникам реформаторской деятельности Петра. По заключении Ништадского мира он сам занялся воспитанием своих детей и пригласил к ним иностранца Зейксна (бывшего одно время учителем имп. Петра II), для преподавания "общей словесности", 14-ти лет С. был отдан в Сухопутный Шляхетный корпус, только что устроенный по прусскому образцу Минихом. Здесь С. вскоре выделился серьезным отношением к научным занятиям и в особенности влечением к литературе. Первыми, произведениями С., написанными еще в корпусе, были переложение псалмов, любовные песни и оды; образцами для них служили французские поэты и вирши Тредьяковского. Систематического знакомства с французской литературой у С. не было; даже Расина он прочел уже по выходе из корпуса. Воспитанники корпуса читали друг другу свои сочинения и переводы. Из них С. образовал "общество любителей российской словесности"; в числе участников его были известные впоследствии И. П. Елагин, И. И. Мелисисно, А. П. Мельгунов. Сочиненные С. в это время сентиментальные песни были положены на музыку Белиградским и имели большой успех даже при дворе. К этому же времени относятся и первые драматические опыты С. Впечатления театра были знакомы С. еще в раннем детстве; по его словам, когда ему не было еще и двенадцати лет, он "бывал на комедиях", исполнявшихся заезжими актерами немцами. Не заявив, по окончании ученья, желания служить в полку, С. был сначала причислен к военной канцелярии гр. Миниха, со званием адъютанта, затем продолжал службу у гр. Г. И. Головкина и гр. А. Г. Разумовского и дослужился до чина бригадира. Служба при гр. Разумовском доставила С. возможность бывать в высшем обществе столицы и привела к знакомству с наиболее выдающимися лицами того времени. Но честолюбие С. было направлено в иную сторону: он неутомимо работал на литературном поприще. В октябре 1747 г. С. обратился к президенту канцелярии академии наук, брату своего начальника, гр. К. Г. Разумовскому, с просьбой о разрешении напечатать трагедии "Хорев": Уже в этом прошении определенно высказана мысль об общественном значении его авторства: "к тому, чтоб она была напечатана" - говорит С. - "меня ничто не понуждает, кроме одного искреннего желания тем, чем я могу, служить моему отечеству". Трагедия была напечатана в том же году. Успех, выпавший на её долю, содействовал распространение в русском обществе более правильного взгляда на театральное искусство и оказал несомненное влияние на основание постоянного русского театра.

Приглашению в Петербург знаменитой ярославской труппы предшествовала постановка пьес С. в корпусе и во дворце: в 1750 г., кроме "Хорева" трагедий "Гамлет", "Синав и Трувор", "Артистона", комедии "Чудовищи", "Трессотинеус", в 1751 г. - "Семира"; актерами являлись кадеты. Существование театра было упрочено указом императрицы сенату 30 августа 1756 г., и тогда же С. был определен директором его. Для облагораживания в глазах малообразованной публики звания актеров он выхлопотал последним дворянское отличие - право носить шпагу. Иногда придирчивый в своих требованиях, он с любовью следил за развитием талантов и навыков к сцене и был искренним другом талантливейших представителей своей труппы; известна, например, его трогательная элегия на смерть Шумского и Троепольской. Несмотря на недоброжелательство литературных противников С., старавшихся подорвать значение С. как драматурга, слава его росла с каждым новым произведением. Постоянный театр, с актерами, смотревшими на сцену как на свое единственное и высокое призвание, дал новую пищу творчеству С., встречавшему, притом, неизменное одобрение со стороны императрицы. Продолжая работать для театра, он в тоже время писал многочисленные оды, элегии, басни, сатиры, притчи, эклоги, мадригалы, критические статьи и т. д., стараясь завоевать прочное положение во всех родах и видах русской литературы. В 1759 г. С. основал журнал "Трудолюбивую пчелу", наполнявшуюся большей частью произведениями своего издателя. Он имел успех, но скоро прекратился по недостатку средств. В 1755 г. С. поставил на сцену первую русскую оперу: "Цефал и Прокриса", музыка к которой была написана, в лирическом духе, придворным капельмейстером Арайя. К 1757 г. относится драма С. "Пустынник", к 1758 г. - трагедия "Ярополк и Димиза", где двое из действующих лиц носят имена "Крепостата" и "Силотела", по-видимому имевшие целью сообщить трагедии отсутствовавший в ней национально-исторический колорит. Quasi-исторические сюжеты имеют и следующие трагедии С.: "Вышеслав" (1768), переносящий действие в языческую старину Новгорода, "Дмитрий Самозванец" (1771), "Мстислав" (1774). К 1768 г. относятся комедии С. "Опекун", "Лихоимец", "Три брата совместники", "Ядовитый", "Нарцис", к 1769 г. - "Пустая ссора", "Рогоносец по воображению", "Мать совместница дочери". С. сочинял и балеты, в которые вводил драматический элемент и намеки на современные события. Изящные декорации, музыка, пение, фантастическая обстановка - все это обеспечивало успех таким аллегорическим пьесам С., как "Новые лавры" (на победу над Фридрихом 1759 г.) или "Прибежище добродетели", или таким операм, как "Альцеста" (1759), с музыкой Раупаха.

Быстрота, с которой С. создавал свои произведения, может быть охарактеризована его пометкой на комедии "Трессотиниус": "зачата 12 января 1750 г., окончена января 1З-го 1750". Крайне самолюбивый и строптивый нрав С. служил источником бесконечных ссор и столкновений, даже с ближайшими его родными. Подорвать литературный авторитет С. врагам его не удавалось, но в отношениях к нему многих лиц из высшего и литературного круга было немало несправедливого. У вельмож его дразнили и потешались его бешенством; Ломоносов и Тредьяковский донимали его насмешками и эпиграммами. Они жестоко напали на И. П. Елагина, когда тот в своей "сатире на петиметра и кокеток" обратился к С. в таких выражениях:  "Наперсник Буалов, российский наш Расин,  Защитник истины, гонитель, бич пороков." С., с своей стороны, не оставался в долгу: в своих вздорных одах - он пародировал высокопарные строфы Ломоносова, а Тредьяковского изобразил в "Трессотиниусе", в лице тупого педанта, то читающего неуклюжие и смешные стихи, от которых все бегут, то рассуждающего о том, какое "твердо" правильные - о трех-ли ногах или об одной. Противниками С. на литературном поприще были еще Эмин и Лукин, но Херасков, Майков, Княжнин, Аблесимов склонялись перед его авторитетом и были его друзьями. С цензурой С. вел постоянную борьбу. В большинство случаев непримиримость С. объяснялась его неуклонным стремлением к истине, как он ее понимал. С сильнейшими вельможами своего времени С. так же спорил и горячился, как и с своими собратьями по перу, и ни шутом у них, ни льстецом не мог быть уже по самой своей; натуре. Отношения С. к И. И. Шувалову были проникнуты искренним и глубоким уважением. С. управлял театром не особенно долго: из-за каких-то в точности неизвестных столкновений с артистами и недоразумений или, вернее, интриг, С. был, в 1761 г., уволен от звания директора театра. Хотя это не охладило в нем страсти к сочинительству, но он был очень огорчен и с особенной радостью встретил воцарение Екатерины II. В похвальном слове, написанном по этому поводу, он в сильных выражениях нападал на невежество, укрепленное пристрастием и силой, как на источник неправды в жизни; он умолял государыню исполнить то, что смерть помешала исполнить Петру Вел. создать "великолепный храм ненарушимого правосудия". Императрица Екатерина знала и ценила С. и, не смотря на необходимость подчас делать этой "горячей голове" внушения, не лишала его своего расположения. Все сочинения его печатались на счет Кабинета.

Любопытно и для характеристики времени и нравов, и для определения взаимных отношений С. и императрицы, дело его с содержателем московского театра Бельмонти, которому он запретил играть свои произведения. Бельмонти обратился к главнокомандующему Москвы, фельдмаршалу гр. П. С. Салтыкову, и тот, не вникнув хорошенько в дело, разрешил ему играть произведения С. "Мои трагедии - писал по этому поводу С. - моя собственность... Я уважаю фельдмаршала, как знаменитого градоначальника древней столицы, а не как властелина моей музы; она не зависит от него. По чреде, им занимаемой, я его почитаю; но на поприще поэзии я ставлю себя выше его". Вместе с тем С. пожаловался императрице на Салтыкова. "Вы лучше всех знаете, - отвечала ему Екатерина, - какого уважения достойны люди, служившие со славой и убеленные сединами. Вот почему советую вам избегать впредь подобных прений. Таким образом вы сохраните спокойствие души, необходимое для произведений вашего пера, а мне всегда приятнее будет видеть представление страстей в ваших драмах, нежели в ваших письмах". Этот ответ немало подбавил горечи к последним годам жизни С., омраченной периодами тяжкого запоя. Враги смеялись над ним, дирекция театра отказывала ему в праве иметь бесплатное место на представлениях его пьес, сочинения его перепечатывались с целью искажения. Богач Демидов преследовал его по долговому обязательству в 2000 руб. и забавлялся его стесненным положением, требуя уплаты не только капитала, но и неустойки за просрочку.

Не был счастлив С. и в семейной жизни. Он был женат три раза. Из четырех сыновей один умер в молодости; трое других утонули, стараясь спасти друг друга. С 1771 г. С. жил то в Москве то в деревне, изредка наезжая в Петербург, по делам или по вызову императрицы. С. умер в Москве, 59 лет от роду, и похоронен в Донском монастыре. При всех слабостях и странностях, С. имел доброе сердце и готов был последним поделиться с бедняком. Он никогда не упускал случая заступиться за гонимого, выразить резкий протест против поругания человеческого достоинства в крестьянине. Самомнение его было чрезвычайно велико: он называл Вольтера единственным, вместе с Метастазием, достойным своим совместником. Стихотворения С. вышли в свет в 1769 г.; затем все сочинения его были изданы Н. И. Новиковым дважды, в 1781 и 1787 гг. Всего больше выдаются из них драматические произведения, которыми С. стяжал у современников славу "отца российского театра" и "северного Расина". Конечно, серьезно сравнивать С. с франц. трагиком нельзя; он уступал ему и по силе таланта, и по оригинальности. Образцом для С. служили Расин и Вольтер. Его трагедии отличаются всеми внешними свойствами ложноклассической французской трагедии - ее условностью, отсутствием живого действия, односторонним изображением характеров и т. д. С. не только перерабатывал, но прямо заимствовал из французских трагедий план, идеи, характер, даже целые сцены и монологи. Его Синавы и Труворы, Ростиславы и Мстиславы были лишь бледными копиями Ипполитов, Британников и Брутов французских трагедий. Современникам трагедии С. нравились идеализацией характеров и страстей, торжественностью монологов, внешними эффектами, яркой противоположностью между добродетельными и порочными лицами; они надолго утвердили ложно-классический репертуар на русской сцене. Будучи лишены национального и исторического колорита, трагедии С. имели воспитательное значение для публики в том отношении, что в уста действующих лиц влагались господствовавшие в то время в европейской литературе возвышенные идеи о чести, долге, любви к отечеству и изображения страстей облекались в облагороженную и утонченную форму. О характере переделок С. может дать понятие хотя бы следующее место из "Гамлета" (действие 1, явл. 2), где датский принц говорит:

Я бедствием своим хочу себя явить,

Что над любовию могу я властен быть.

Люблю Офелию; но сердце благородно

Быть должно праведно, хоть пленно, хоть свободно...

В 1-м явл. II действия Клавдий восклицает:

Когда природа в свет меня производила,

Она свирепствы все мне в сердце положила.

Во мне искоренить природное мне зло,

О воспитание! и ты не возмогло,

Се в первый раз во мне суровый дух стонает

И варварством моим меня изобличает...

Интересен разговор Полония и Гертруды, в котором поставлен и разрешен в духе времени вопрос о царской власти.

Полоний.

Кому прощать царя? - народ в его руках.

Он Бог, не человек, в подверженных странах.

Когда кому даны порфира и корона,

Тому вся правда власть, и нет ему закона.

Гертруда.

Не сим есть праведных наполнен ум царей:

Царь мудрый есть пример всей области своей;

Он правду паче всех подвластных наблюдает,

И все свои на ней уставы созидает,

То помня завсегда, что краток смертных век,

Что он в величестве такой же человек,

Рабы его ему любезные суть чады,

От скипетра его лиется ток отрады.

Комедии С. имели меньший успех, чем трагедии. И они, большей частью, переделки и подражания иноземным образцам; но в них гораздо больше сатирического элемента, обращенного к русской действительности. В этом отношении комедии С., из которых лучшая - "Опекун", вместе с сатирами, баснями и некоторыми эклогами, представляют богатый материал для изучения духа эпохи и общества. Цель комедии С. определил в одном из своих стихотворений; ее назначение-"издевкой править нрав; смешить и пользовать прямой ее устав". В его комедиях богатейший подбор "презрительных вещей", которые безобразили русскую жизнь и происходили или от невежества, или от ложно понятого, поверхностно усвоенного европейского образования. Не стесняясь в выражениях падал С. и на темные стороны старого русского общества - на дворянскую спесь, ханжество, бездельничанье, самовластие помещиков, любовь к угодничеству и лести. Особенно же досталось от С. "крапивному семени", "хамову отродью", как он называл подъячих и судей: их он без пощады преследовал за лицеприятиe, взяточничество, казнокрадство. Сам С. много страдал от подъячих, еще в детстве ему пришлось однажды лично отвезти одному из них взятку в 50 руб., и он на всю жизнь не мог отделаться от впечатления этого визита. "Слово чернь - говорит он в одной из своих филиппик против московской публики - принадлежит низкому народу, а не слово подлый народ, ибо подлый народ суть каторжники и прочие презренные твари, а не ремесленники и земледельцы. У нас сие имя всем тем дается, которые не дворяне. Дворянин! великая важность! Разумный священник и проповедник величества Божия, или кратко богослов, естество слов, астроном, ритор, живописец, скульптор, архитектор и проч. по сему глупому положению члены черни. О несносная дворянская гордость, достойная презрения! Истинная чернь суть невежды хотя бы они и великие чины имели, богатство Крезово и влекли бы свой род от Зевса и Юноны, которых никогда не бывало".

Большую часть своих комедий С. написал в Москве, и нападки его на современные нравы относятся преимущественно к московской публике. По его выражению, невежеством в Москве "все улицы вымощены толщиной аршина на три". Для исправления своего Москва не одного, а "ста Мольеров требует", - писал он Екатерине. Во всяком случай, общественная и критическая мысль С. шла впереди поэтического чувства: в его поэзии гораздо более рассудочного элемента, чем истинного вдохновения. Лучшая из его песен - та, где нашло себе выражение опятьтаки сатирическое чувство автора: "Хор к превратному свету". Оды С. напыщенны, вялы и лишены, в противоположность одам Ломоносова, исторического и общественного содержания. Но в баснях и эпиграммах живая, насмешливая, задорная натура С. сказалась вполне; не отличаясь высоким художественным достоинством, они любопытны по тем бесчисленным штрихам живой современности, которые рисуют эпоху ярче самых обстоятельных описаний. Новиков считал басни С. "сокровищем российского Парнаса". Забота о внешней форме и об аллегории стояла в них на последнем плане; мораль также отступала перед широким сатирическим содержанием, взятым из условий окружающей жизни. Крылов не только знал и изучал басни С., но иногда заимствовал основные черты их сюжетов. Ябеды и крючкотворства С. не мог не задать даже в своих эклогах, посвященных "прекрасному российского народа женскому полу", где, в духе Фонтенеля, изображал перипетии сентиментальной любви, на лоне природы, при участии Аврор и Диан, нимф и зефиров. К эклогам близки идиллии С., в которых воспевается тоска любовников, изнывающих друг по другу. Те же мотивы и в песнях романсах С., которые он тщетно пытался подделать под народный лад. В тяжелые минуты душой С. овладевало религиозное чувство, и он искал утешение от скорбей в псалмах; он переложил псалтырь в стихи и писал духовные сочинения, но в них столь же мало поэзии как и в его духовных одах. Его критические статьи и рассуждения в прозе имеют в настоящее время лишь историческое значение.

Литература. Н. Булич, "Сумароков и современная ему критика" (СПб., 1854); важные дополнения и поправки к этому труду в статье В. Гаевского, "Ж. М. Н. Пp. " (1854, ј 7); см. также разбор А. Пыпина ("СПб. Ведом. ", 1854, ј 83); Александр Петрович С. ", Владимира Стоюнина (СПб., 1856); "Русская поэзия", под ред. С. А. Венгерова, вып. II (избранный сочинения, вступительные статьи М. Д. Хмырова и Н. Н. Булича).

Евг. Ляцкий.

Сумбатов князь Александр Иванович

(по сцене Южин) - драматический писатель и известный актер, род. в 1857 г.; по отцу грузинского происхождения; учился в тифлисской гимназии и на юридич. факультете СПб. унив. В 1881 г. поступил на сцену в Москве, в театре Бренко, а в 1882 г. перешел на Импер. моск. сцену. Первая пьеса С., "Громоотвод", написана в 1878 г.; затем последовали "Дочь века" и "Листья шелестят" (1880 и 1881). В 1883 г. запрещена к представлению пьеса Сумбатова "Сергей Сашидов", где автор коснулся вопроса о праве сельских сходов ссылать своих односельчан в Сибирь на поселение. Б 1884 г. написаны комедия "Муж знаменитости" и историческая хроника "Царь Иоанн IV", в 1886 г. "Арказановы", в 1888 г. - "Цепи"., Следующие три пьесы - "Старый закал" (1895), "Джентльмен" (1897), "Закат" (1898) - появляются одна за другой после семилетнего перерыва писательской работы и выгодно отличаются, по приемам письма, от первых пьес С. В "Русской Мысли" 1897 г. (ј5 и 6) помещена большая статья С.: "Первый всероссийский съезд сценических деятелей, его резолюции и настроения", а в "Сборнике в память Белинского" (1898) - речь: П. С. Мочалов в жизни и на сцене". Статья С.: "Отношения С. А. Юрьева к сцене в последние годы его жизни", напечатанная в сборнике "Памяти С. А. Юрьева", дает характеристику московского Малого театра 1880-х годов. Пьесы "Цени" и "Старый закал" переведены на немецкий, польский, сербский и чешский языки и ставились на иностранных сценах. В 1898 г. "Старый закал" - в переводе Евг. Цабеля - имел большой успех в Берлине. В 1901 г. вышло собрание сочинений С., в трех томах. Все пьесы Сумбатова очень сценичны и, не отличаясь особенной глубиной захвата, задаются серьезными психологическими задачами. Как актер, кн. С. (под псевдонимом. Южина)  - один из наиболее выдающихся деятелей московского Малого театра. Главные роли его: Макбет, Гамлет, Яго, Ричард III, Петручио, гр. Дюнуа, маркиз Поза, Мортимер, Лейчестер, Эгмонт, Рюи-Блаз, Самозванец, Царь Борис, Чацкий. Его репертуар обнимает всего около двухсот ролей. С. серьезно и добросовестно относится ко всякой роли. Его исполнение отличается естественностью, глубокой искренностью и силой чувства.

Сумерки

- Так называется переход от полного дневного света к ночной темноте и обратно. С. бывают вечерние и утренние, а также гражданские и астрономические. Вечерние С. начинаются в момент солнечного захода. Концом гражданских С. считают время, когда, за недостатком света, должны быть прекращаемы полевые работы (солнце под горизонтом на 6º.5), а концом астрономических - момент исчезновения в западной части горизонта последней светлой полоски (солнце ниже горизонта на 18º). Обратное имеет место по отношению к утренним С., но началу их, по исследованиям Гузо, Гельмана и др. соответствует высота солнца не -18º, как принимали раньше, а -15º. Продолжительность С. зависит от наклона суточных параллелей к горизонту; она наименьшая на экваторе (для астрон. С. в среднем вывод 1 ч. 12 мин.), а наибольшая на полюсах (около 2 мес.). Постепенность перехода от дневного света к ночной темноте объясняется постепенностью в ослаблении, по мере понижения солнца под горизонтом, света, отраженного находящимся над горизонтом воздуха. На планетах, не имеющих атмосферы, нет и сумерек. Продолжительность С., между прочим, зависит от высоты "оптического" предела атмосферы, и наоборот, высота предела - от степени прозрачности воздуха, главным образом, от гидрометрического состояния его и количества пыли, особенно в высших слоях атмосферы. Если воздух влажнее (относит. вл.) или более загрязнен пылью (после сильных вулканических извержений), С. продолжительнее. Утром относит, влажность воздуха меньше, чем вечером, а летом меньше, чем зимой, почему утренние С. короче вечерних, а летние короче зимних. По той же причине продолжительность С. увеличивается при приближены к данному месту циклона. Так как с одной стороны область циклона в верхних слоях гораздо более распространена по горизонтальному направлению, чем в нижних, а с другой гидрометрическое состояние высших слоев атмосферы замечательным, хотя еще мало исследованным образом и связано не только с одним циклоном, но с циклоническим характером более или менее продолжительного промежутка времени, то, определяя из наблюдений продолжительность С., можно судить о предстоящей погоде задолго вперед. На сколько важно в этом отношении знание влажности высших слоев, показывают исследования Монтиньи, определявшего ее по мерцанию звезд и удачно предсказывавшего таким образом засуху или дождливую погоду на нисколько недель вперед. С. в гористой местности короче, чем на равнине. Во время С. небо последовательно принимает разнообразные цветные оттенки. Это явление называют зарей. Соответственно сумеркам, зарю различают вечернюю и утреннюю. Они сходны между собою, лишь ход цветных оттенков обратный. Последние наблюдаются не только в западной, но и в восточной части неба и распадаются на ряд явлений, который мы рассмотрим согласно описанию нормальной вечерней зари, сделанному Бецолдом. При приближении солнца к горизонту нижняя часть западного неба постепенно принимает беловатый оттенок, который затем переходит в золотисто-желтый, а у самого горизонта в красный; над солнцем небо кажется как бы прозрачным. В момент захода. солнца желтый цвет переходит в оранжевый, а прозрачное место увеличивается в горизонтальных разгарах и переходит в светлую полосу, называемую сиянием зари. Одновременно с этим на большой высоте появляется круглое розовое или, правильные, пурпурное пятно, которое, быстро увеличиваясь, кажется спускающимся позади желтой части неба. Вскоре пурпурная окраска делается весьма интенсивной (при высоте солнца -4º). Это первый пурпурный свет. Через некоторое время он превращается в узкую полоску, отграничивающую сверху желтый сегмент и называемую первой дугой западной зари. Желтый сегмент назыв. первым светлым сегментом. Первая дуга все суживается и, наконец, исчезает; в этот момент замечается необыкновенно быстрое убывание дневного света и наступает конец гражданских сумерек. Вслед затем заканчивается и первая половина астрономических сумерек.

Одновременно с западной зарей наблюдается и восточная. При приближении солнца к горизонту небо на востоке имеет грязно-желтый, а потом мутно-пурпурный оттенок. Сейчас же по заходе солнца на В показывается пепельно-синий сегмент, представляющий не что иное, как тень земли. Сегмент наз. первым темным сегментом. При распространении его вверх ограничивающий его сверху мутнопурпурный цвет суживается и превращается в узкую полоску. Это первая дуга восточной зари. После исчезновения ее тень земли становится невидной. Вторые С. представляют повторение тех же явлений зари, но в менее интенсивной форме; наблюдаются: второе сияние зари, второй светлый сегмент, вторая дуга западной зари, второй пурпурный свет, второй темный сегмент и вторая дуга восточной зари. Впрочем, иногда второй пурпурный свет бывает интенсивнее первого; в это время предметы становятся снова отчетливо видны. Исчезновение желтого сегмента характеризует окончание астрономических С. Иногда на фоне пурпурного света бывают видны расходящиеся от солнца темно-синие или темно-зеленые полосы. Это тени от облаков или других предметов, находящихся под горизонтом. Обстоятельного объяснения всех деталей зари до сих пор нет. Желтая, оранжевая и красная окраски неба в стороне солнца являются следствием поглощения атмосферой коротких световых волн. Пурпурный цвет - результат смешения оранжевого и красного цветов с фиолетовым и синим (частицы воздуха отражают по преимуществу луча с короткими волнами). Весьма загадочна правильная (круглая) форма пурпурного цвета. По Кисдингу и Пернтеру, это есть явление дифракционное, но мы здесь не можем поместить его объяснения. С явлением пурпурного света тесно связано явление "пылание альп" (Alpengluehen), наблюдаемое всего лучше в меловых и снежных горах, напр. в Швейцарии. Оно состоит в том, что при появлении на небе пурпурного цвета ту же окраску принимают и вершины гор, которая достигает наибольшей интенсивности во время наибольшей интенсивности пурпурного света. Так же как и последний, и "пылание" альп различают первое и второе. После сильных вулканических извержений наблюдаются ненормальные зори (оптические возмущения в атмосфере). Они отличаются от нормальных необыкновенной яркостью всех цветных оттенков неба, а иногда и появлением новых цветов, большей продолжительностью, а также некоторыми особенными явлениями, которые обыкновенно не наблюдаются, напр. кольцо Бишопа. Причина этих зорь - вулканический пепел, вещество чрезвычайно измельченное, пористое, наполненное водородом и другими газами, высоко поднимающееся интенсивными восходящими воздушными потоками, имеющими место при извержении, и распространяющееся на большие пространства в высших слоях. Особенно хорошо изучены (Кислингом, Пернтером, Арчибальди, Ессе и др.) эти явления, наблюдавшиеся повсюду на земле после сильнейшего извержения вулкана Кракатоа на острове Яве 27 августа 1883 г. Их сопровождала характерная мгла, в виде дымчатых желтого цвета облаков и тумана, местами закрывавшая солнце, казавшееся синим, иногда зеленым. Днем солнце представлялось окруженным широким цветным кольцом, подобным венцу, но больших размеров. По всей вероятности, это явление дифракционное и представляет начальную стадию пурпурного света.

Литература. Houzeau, "Vade-mecum de l\'astronomie" (1882); Hellmann, "Beobachtungen uber die Dammerung" ("Zeitschr. d. Oest. Ges. fur Meteor.", 1884); Von Bezold, "Beobachtungen uber Dammeruug" ("Pogg. Annal. d. phys. und chem.", 1864); Kiessling, "Untersuchungen uber Dammerungserscheinungen zur Erklarung der nach dem Krakatau-Ausbruch beohachteten atmospharisch-optischen Storung" (1888); Pernter, "Die Theorie des ersten purpurlichtes" ("Meteor. Zeitschr. d. Deutscih. Meteor. Ges. ", 1890); Perater, "Zur Theorie des Bishopischen Ringes." ("Met. Zeitschr.", 1889); Sommel, "Theorie der Dammerungsfarben" ("Abhandl. der K. Bayer. Akad. d. Wiss.", 1897). H. Броунов.

Сумы

- уездн. гор. Харьковской губ., при pp. Псле, Суме и Сумке; ст. жел. дор. Жителей в 1898 г. 26355 ( 12418 жнщ.); из них мещан. и цеховых 11075, крестьян 10579. Православных - 23763, р. Католиков - 1112, лютеран - 705, армяногрегориан - 28, евреев - 635, караимов - 39, магометан - 73. Зданий в городе 1351 камен. и 2292 дерев., из них жилых домов 1260 камен. и 2177 дерев. 9 каменных правосл. церквей. Учебн. завед. 13, из них 9 начальных, с 1085 учен. (735 мал. и 350 дев.), 1 муж. и 1 жен. гимназ., реальн. уч. и муж. духовное уч. Детский приют Н. М. Харитоненко. Город, общ. библиотека (6 тыс. том.), окружной суд, больница, богадельня, 2 аптеки. Ремесленников 3179; больше всего изготовляющих пищевые продукты, одежду и занимающихся извозом. С. центр свекло-сахарного производства края; торговля его весьма значительна. 6 самостоятельных банков, отд. госуд. и орловск. коммерч. банков, агентство харьковского земельного банка. Общ. взаимного страхования. Казенный склад вина. Из фабрик и заводов в С. более значительные: 1 машиностроительный (600 рабоч.), водочный: (исключ. изготовляет наливки) и табачная фбр. (286 рабоч.). В 1898 г. городские доходы-120724 р., расходы - 115011 р.; на общественное управление расходуется ок. 12%, на народное образование - 22% на врачебное дело ок. 1%.

История. С. основаны выселившимися из-за Днепра малороссами в 1658 г.; до тех пор место это называлось Липенским городищем. При раскопках здесь находили арабские монеты VII-IX вв. В 1665 г. был образован сумский полк и с тех пор до нашествия Карла XII на Малороссы (1708) сумцы постоянно принимали участие в войнах русских с соседними народностями. В 1708 г. С. был приписан к Киевской губернии, в 1732 г. к Белгородской и стал адм. центром Слободско-украинских полков, в 1765 г. назначен местоприбыванием провинциальной канцелярии вновь образованной Слободско-Украинской губ., впоследствии переименованной в Харьковскую; с 1780 г. уездный город.

Сумский уезд

в сев. зап. части Харьковской губ., занимает 2801 кв. вер. или 290511 дес. Поверхность С. у. ровная почва (чернозем) весьма плодородная. В геологическом строении у. принимают участие верхнемеловые и нижнетретичные породы в виде мелового рухляка, главконитовых и белых песков, зеленых рухлянов и пестрокрашенных глин. Из полезных ископаемых встречаются фосфорит, гончарные глины. Кроме того в уезде имеются три значительные торфяника, площадь которых ок. 900 дес., а толщина слоя-6 и 7 фт.; торф разрабатывается для нужд местных свекло-сахарных заводов. Реки, орошающие уезд, принадлежат системе Днепра, из них более значительные: Псел - перерезает уезд, не судоходен, но богат рыбой; Вир, приток Сейма, течет в сев. части уезда (40 в.). Значительных озер и болот в С. уезде нет. Леса занимают 40087 дес.; большая часть их сосредоточена по берегам р. Пела. Население. В 1898 г. 251542 жит. (120063 жнщ.), в том числи в городах 45791. Большая часть населения малороссияне и православные (99%). Крестьян 208180, мещан и цеховых -18782, войск, запасных и отставных солдат с семьями - 22109. На 1 кв. вер. приходится ок. 90 жит.; по густоте населения С. уезд занимает после Харьковского (114 чел.) второе место в губернии. Недостаток земли, при земледельческом характере большинства населения, заставляет многих крестьян С. уезда выселяться; в 1898 г. переселилось из уезда 2123 души (2/3 всех переселенцев из Харьковской губ.). Населенных мест в С. уезде, не считая мелких поселков (отдельных усадеб и др.), 343, из них 2 города (Сумы и Белополье), 10 слобод, 25 сел и 306 других крестьянских селений. Землевладение. Из 271408 дес. земли, подлежавшей учету в 1898 г., принадлежало: казне-363 дес., монаст. и церквам - 1251, городам - 201, различным учреждениям - 92, потомственным дворянам - 89260, частным владельцам недворянам - 34089, крестьянам в наделе - 130653, им же на праве личной собственности-15499 десятин. Земледелие составляет главное занятие большей части населения. Под посевами было (в 1898 г.): ржи 44110 дес., пшеницы озимой-5845, пшеницы Яровой-8970, овса31706, ячменя-9256, гречихи-9459, проса - 3756, прочих хлебов - 564. и картофеля5469 дес. Средняя урожайность: ржи - сам 7,6, пшеницы озимой 9,4, пшеницы яровой - 6,7, овса - 8,0, ячменя - 7,4, гречихи - 6, проса 30,7, картофеля - сам 5,5. Хлеба много отпускается за пределы уезда. Развита культура свекловицы, конопли и табака (низших сортов). Свекловица сбывается на местные свеклосахарные заводы, конопля, в виде семени и пеньки - на местных ярмарках. У частных владельцев и многих крестьян обширные фруктовые сады, имеющие промышленное значение.

Скотоводство (1898 г.): лошадей - 45057 рогатого скота - 38912 год., овец простых - 53832, свиней-32524. Конских заводов 4; сбыть молодых лошадей на местных ярмарках. Фабрика и заводов в 1898 г. действовало 190, с 7566 рабоч, и общей суммой производства на 19507 тыс. руб.; среди них первое место занимают 8 свекло-сахарных заводов (3725 рабоч., произв. на 7307 тыс. руб.), 1 сахаро-рафинадный (780 рабоч., на 8650 тыс. руб.) и 8 винокуренных (264 рабоч., на 611 тыс. руб.). Торговля сельская сосредоточена главным образом на 59 ярмарках, в 18 селениях;  Более значительна ярмарка в с. Юнаковки. Большой отпуск хлеба со ст. Курской сев. жел. дор. Ворожбы (6536 тыс. пд.) и Новоселок (946 тыс. пд.). Железные дороги пересекают С. уезд на протяжении 114 вер. Врачебная помощь: 6 больниц на 128 кров., 1 аптека; 4 богадельни на 37 чел. Школ (1898-99) в уезде (искл. г. С.): в зашт. г. Белополье 6, с 953 учен. (763 мал. и 190 дев.), в селениях - 73 земских, с 6789 учеников (5056 мал. и 1733 дев.), 55 церк. приход. и 9 шк. грамоты, с 3417 учащ. (2413 мал. и 1004 дев.). В с. Искрисковщине Михайловская казен. 1 разр. низш. сед. юз. школа. Харьк. общ. сел. хоз. и сел. хоз. промышленности имеет в с. Морочах опытное поле. Земский бюджет за 1898 г.: доход-255895 р., расход-217529 р., из них на земское управление - 17164 р., на врачебную часть-75778 р., на народное образование - 63670 р. Д. Р.

Сунна

(сонна, сюнна) - арабское слово, означающее "обычай", в особенности обычай установившийся в мусульманской общине по отношении к какому-либо религиозному или юридическому моменту. Чаще всего, однако, "С." является у мусульман синонимом термина "хадис", т. е. означает предание о Мохаммеде, о его поступках и изречениях. Сам Мохаммед считал себя обыкновенным человеком и признавал непогрешимость только за божественным откровением (Кораном); но так как он, по его словам, имел частые общения с Богом, то для верующих естественно было заключить, что и все личные действия и мнения пророка заслуживают подражания, должны сделаться С., законным обычаем. Восточный человек требует от религии не только разрешения догматических или этических запросов: он ждет от ее практического руководства и в области гигиены, и в области повседневных, обыденных поступков, хотя бы даже таких, как способ стрижки волос и т. п. Божественное откровение, содержащееся в Коране, не дает ответа на все мельчайшие запросы жизни: Коран даже догматическую сторону религии не вполне ясно формулирует; отсюда необходимость собирать предания о Мохаммеде, указывающие, как он сам поступал или советовал поступать в каком-нибудь житейском случай, или как он толковал известное откровение Корана. Эта необходимость почувствовалась тотчас же после его смерти, и еще более - со времен Османа, когда обострилась борьба сект, а ислам успел уже широко распространиться среди персов, которые, в противоположность индифферентным арабам, особенно живо испытывали потребность представить себе догматы новоусвоенной религии в стройных, систематических формулах и точнее определить практические, житейские предписания Корана, возникшие в совершенно чуждой для персов варварской арабской обстановки. Обращались за справками к друзьям и сподвижникам Мохаммеда (сахабам): Абу Хорейре (ум. 677), Орве, Икриме и многим другим, а те давали сообщения не только истинные, но и сознательно вымышленный, что, напр., видно из чудесных, физически невозможных подробностей (имам Шафий, ум. в 820 г., прямо признавал, что обман, содействующий славе и росту ислама, нравственно дозволителен). Слушатели сахабов (у одного Абу Хорейры их было до 800), ученики слушателей и т. д., люди разных национальностей, преимущественно персы, продолжали хранить усвоенные хасиды и изобретать новые, посредством которых иногда сознательно, а чаще бессознательно производилось примирение грубоватой догматики Корана с более тонкими и более философскими доктринами прежней религии новообращенных покоренных народов и приноровление предписаний полукочевого, первобытного ислама к нормам развитой, цивилизованной жизни.

В короткое время мусульманский мир наполнился необъятной массой преданий; они сплошь и рядом противоречили духу Корана, противоречили одно другому - и в то же время претендовали на законодательную силу в области существеннейших пунктов мусульманского вероучения и самых важных юридических отношений. Хранились предания профессиональными передатчиками (мохаддисами), очень часто самозваными и всегда бесконтрольными, и сообщались устно; каждое предание должно было сопровождаться иснадом (букв. "опорой"), т. е. цепью имен передатчиков ("это я слышал от такого то, а тот от такого-то, и т. д., а последний от такого-то сахаба"), и хадис без иснада считался не имеющим законной силы. С течением времени иснад делался длиннее и труднее для устного запоминания, так что в конце I в. Гижры при изучении хадисов допущены были вспомогательные записи; из таких записей разного содержания, сгруппированных около имени одного какого-нибудь передатчика (это так наз. "моснады") или касающихся одного какого-нибудь пункта, слагались целые тетради, чуждые научной систематизации или критики. В виду общественной важности хадисов халиф Омар II (717-719) - один из тех немногих Омейядов, которые принимали к сердцу интересы ислама, - задумал составить свод хадисов и упорядочить их, но кратковременность его царствования помешала ему что-либо сделать. Задача эта была осуществлена имамами - отчасти арабами (как Малик), а больше персами, которые собственно и создали мусульманскую догматику. "Торная тропа" (аль-Моватта), Медика ибн-Анаса (715 - 795), старавшегося быть очень строгим в выборе предание, считается у мусульман первым, по времени, каноническим сборником хадисов. "Торная тропа" не есть специально сборник преданий о Мохаммеде: это - целый corpus juris, источник так наз. маликитского права, где почти при каждой главе, сверх выписок из Корана и сообщений об установившейся мединской практике, приводятся соответствующие юридические хадисы.

Второй, и притом знаменитейший канонический сборник хадисов составлен имамом Абу-Абдаллахом аль-Бохери (810-870) около 840, г, и называется "Сахых" (="Истинный"). Это исключительно сборник преданий, юридических, обрядовых, исторических, этических; они расположены систематически, по главам, преимущественно в том же порядке, как и юридические сочинения (очищение, молитва, весть и т. д.). Число преданий, собранных Бохарием во время его многолетних странствований по мусульманской Азии, достигало 600000, но он внес в свой "Сахых" только 7275, признанных им за подлинные. Критерий подлинности у Бохария - самый примитивный: для него важно не содержание предания и его соответствие с Кораном и историей, а иснад, и если в цепи передатчиков названы исключительно авторитетные имена, то такое предание признается за неподдельное. Современная европейская наука видит в громадном большинство преданий "Сахыха" несомненную подделку (в Европе "Сахых" изд. Крель, Лейд., 1862-1868; вост. изд. - Булак, 1280, 1282, Каир, 1305, 1307, 1312, Дели, 1270, 1289, Бомбей. 1269 и т. д.: комментарий - Навави; статья Креля - в "Z. D. М. G.", IV; Гольдциэр, "Muhamm. Studien", т. II, 235-245). Ученик аль-Бохария, Мослим Нишабурский (817875), из 300000 собранных им вновь хадисов признал за подлинные 12000 и составил из них сборник, тоже под заглавием "Сахых". У Мослима, в сущности, дан такой же материал, как и у Бохарии, но извлечен он из других источников; в распределении материала видна более значительная самостоятельность, чем у Бохария, и меньшая зависимость от системы фыкха (юриспруденции); большая теоретическая самостоятельность целой работы заметна и в введении, где обстоятельно изложены воззрения Мослима на предания (изд. в Калькутты, 1265; Каир, 1282 и сл., с комм. Навави). Сборники Бохарии и Мослима известны под общим именем "Сахыхани", т. е. "Два Сахыха", и пользуются высшей, неоспоримой каноничностью во всем правоверном мусульманском мире (впрочем, Азия предпочитает Бохария, а сев. Африка - Мослима).

Менее авторитетны, но тоже каноничны и тоже имели большое влияние на внутреннее развитие ислама четыре других сборника преданий, составленные еще некритичнее (опять-таки персиянами): 1) "Сонны" (т. е. юрид. предания) - АбуДауда Сиджистанского (817-888), где за подлинную принимается всякая С., если она не отвергнута всеми авторитетами единогласно; эти "С." составляли обоим "Сахыхам" довольно сильную конкуренцию до IV в. Гижры (изд. в Каире, 1280, Лукно, 1888, Дели, с глоссами, 1890); 2) "Аль-Джами\'аль-кабир" (=Большой Сборник) - Мохаммеда Абу-Исы Тирмизи (ум. 892), ученика Бохария; Тирмизи включает в свой "Джами" всякое предание, которым пользовался какой-либо авторитетный законовед, но отмечает также, что говорят по данному пункту законоведы других толков; таким образом его "Джами" - важнейший источник для изучения различий между толками (изд. в Дели, 1844-49; Булак, 1292; см. Гольдциэр в "Z. D. М. G.", XXXVIII, 671 сл.); 3) С. Абу-Абдеррахмана Несапа (830-914) - полны тончайших мелочей и подробностей, особенно в главах об обрядности, где, например. по поводу каждого незначительного молитвенного жеста и положения приводится ряд изречений, вложенных в уста пророка (Дели, 1850; Каир, 1312); 4) С. Мохаммеда Казвинского, по прозвищу ибн-Мадже (824-886), крайне некритические; они были признаны за канонические только в VI в. Гижры, да и то не всеми (изд. в Дели, 1282, с коммент. 1889). Кроме этих семи (или шести) канонических книг слагались и отчасти дошли до нас некоторые другие сборники преданий, но им не удалось сделаться общеавторитетными - а эти семь породили обширнейшую научную литературу, продолжающую развиваться даже теперь. Заключается она или в богословском и филологическом толковании собранного материала, или в попытках слить в один свод весь имеющийся материал и обработать по одной системе. Более известные ученые Абуль-Хасан Разин аль-\'Абдари (ум. 1139), который, без комментариев, свел шесть сборников в один; Имам Мадждеддин Мобарак ибн-Адь-Асир (ум. 1210), брат известного историка, переделал работу Разина, расположив предания в более удобном порядки и снабдивши их филологическими разъяснениями; энциклопедист Союты (ум. 1505) составил "Сборник Сборников", куда без критики вошли и 6 канонических книг, и 10 "моснадов" (собраний, связанных именем одного какого-нибудь передатчика), и разные богословские толкования.

Все эти С. признаются только правоверными мусульманами, так наз. суннитами У шиитов есть свои собственные хадисы, более позднего происхождения и с более яркими подлогами; в состав шиитских сборников входят хадисы не только о Мохаммеде, но и об Алии и его потомках-имамах, действия и изречения которых считаются у шиитов имеющими силу закона. Сборник шиитских преданий-"Хеят-эль-колюб" ("Жизнь сердец", Тегеран, 1864-71 г.). История С. обстоятельно, всесторонне и критически рассмотрена Гольциэром в его "Muhammedanische Studien", т. II, стр. 1-420 (Галле, 1890). См. еще Sprenger, "Ueber das Traditionswesen bei den Araben" ("Z. D. M. G.", X); Salesbury, "On the science of muslim tradition" в "Journ. of the American Orient Soc." (VII, 86); Dozy, "Essai sur l\'hist. de l\'islam." (II., 1879). Hoфаль (Nauphal), в "Legislation musulmane". дает ряд интересных замечаний о хадисах. Библиoгpaфичecкий указатель всяких печ. изд. и рукописей см. у Броккельмана, "Gesch. d. агаb. Litteratur" (т. I, стр. 156- 168, Веймар, 1898). Историкобиографические сведения о хранителях и исследователях преданий - у ибнХалликана, Хаджи-Хальфы, Союты (изд. Вюстенфельд: "Liber classium virorum, qui Corani et Traditionum cognitione excelluerunt auctore Dahabio", Геттинген 183334).

А. Крымский.

Супруги

(уголовное право). - Особые отношения, устанавливаемые браком между С., вызывают прежде всего необходимость освобождения одного из С. от наказания за укрывательство и недонесение о совершившемся преступлении другого; но эта льгота не распространяется на преступления государственные. Наказание одного из С. за недонесение о готовящемся преступлении другого уменьшается по усмотрению суда. Большая часть преступлений, совершаемых одним С. по отношению к другому, преследуется не иначе как по жалобе потерпевшего, причем допускается примирение; только наиболее тяжкие преступления (напр. убийство, лишение свободы и т. п.) преследуются в порядке публичного обвинения. При рассмотрении дела судом, вызванный в качестве свидетеля С. обвиняемого имеют право отказаться от дачи показаний, а в случай согласия дать показание допрашивается без присяги. Наконец, каждому из С. предоставлено право возбуждать ходатайство о возобновлении дела, по которому осужден другой С. Преступления против союза супружеского могут быть разделены на общие и особенные. К первым относятся: а) муже или женоубийство, 6) нанесение одним С. другому увечья, ран, тяжких побоев или иных истязаний и мучений, в) лишение свободы, г) побуждение или принуждение одним С. другого к преступлению - во всех этих случаях положенные в законе наказания возвышаются в мере или в степени (при лишении свободы - на 3 степени); д) сводничество мужьями своих жен - наказывается наравне со сводничеством родителями детей; е) нанесение одним С. другому не тяжких побоев и вообще насильственные действия одного С. над другим наказываются как простое насилие (реш. угол. кас. деп. 1870 г. ј 1522), а оскорбление чести и угрозы между С. по нашему законодательству ненаказуемы (contra - Таганцев). Дела о краже, мошенничестве и присвоении имущества между С. начинаются не иначе, как по жалобе потерпевшего, и могут быть оканчиваемы примирением. - К особенным преступлениям против союза супружеского относятся прелюбодеяние и жестокое обращение между С., которое предусматривалось ст. 1583 улож. о нак. изд. 1866 г., но законом 26 апр. 1871 г. исключено из кодекса

Сурбаран Франсиско

(de Zurbaran) - испанск. живописец, род. в местечке ЛаФуэнте-де-Кантос (в Эстремадурск. пров.) в 1598 г.; ум. в Мадриде, вероятно, в 1662 г. Учился в Севилье у X. де-лас-Роэласа, которого вскоре превзошел искусством, сделавшись едва ли не самым типичным представителем испанской школы в отношении передачи религиозного экстаза, душевного сокрушения и мечтательного настроения, равно как и в отношении силы и естественности колорита. В самом начале своей деятельности поставив себе за правило писать не иначе, как с натуры, он не отступал от этого правила в течение всей своей жизни. Композиция в его картинах, при правильности рисунка, по большей части несложная и заключает в себе очень немного фигур, отличающихся благородством, поставленных в естественные, простые позы и прекрасно задрапированных. В колорите и светотени С. подражал Микеланджело да-Караваджо (вследствие чего был прозван испанским Караваджо) сообщая переднему плану поразительную рельефность через сопоставление сильного света с глубокими тенями. До 1633 г. С. трудился непрерывно в Севилье, наделяя своими произведениями тамошние церкви и монастыри, а в этом году посетил Мадрид, где получил титул придворного живописца; после того он работал в Xepecе и Севилье, и в 1650 г. снова явился в Мадрид, дабы написать для дворца БуэнРетиро серию картин, изображающих подвиги Геркулеса (ныне наход. в мадридск. музее дель-Прадо). Многие произведения этого замечательного живописца исчезли при упразднении испанск. монастырей, для которых были исполнены, или разошлись по разным галереям. Тем не менее и доныне Севилья особенно богата его картинами. В тамошнем провинциальн. музее хранится, между прочим, лучшая из всех работ С. - "Апофеоза св. Фомы Аквинского". Важнейшие его произведения в других местах: "Видение св. Петра Неласкского" и "Чудо св. Касильды" (в мадридск. музее дельПрадо), "Св. Петр Ноласкский и Раймунд Пеньяфортский", "Св. Аполлинария" и "Похороны епископа" (в луврск. муз. в Париже), "Св. Бонавентура, указывающий св. Фоме Аквинскому на Распятого, как на источник всякого знания" (в берлинск. муз.), "Св. Франциск Ассизский" (в мюнхенск. гал.), "Молящийся францисканец" (в лондонск. национальн. гал.), "Св. Бонавентура при избрании папы" (в дрезд. гал.) и "Св. Лаврентий" (в Имп. Эрмитаже). А. С. Сурепица - народное название многих дикорастущих и разводимых крестоцветных растений, с желтыми цветками, напр., Вагbагеа vulgaris R. Вг., Brassica Napus p. oleifera, Brassica Rapa, var. campestris, Brassica Rара, b. oleifera, Bunis Orientalis L., Erysimum cheiranthoides L., Raphanus. Raphanistrum, Sinapis arvensis L., Sisymbrium officinale L.. С. P.

Сypиков Василий Иванович

- исторический живописец и жанрист, род. в 1848 г., с 1858 по 1861 г. обучался в красноярском уездн. училище, а потом служил канцеляристом в одном из казенных учреждений, любительски упражняясь в рисовании и живописи. В 1870 г, поступил в ученики имп. академии художеств. Посещая ее классы до 1873 г., получил за исполненные в них работы все установленные серебряные медали; затем, в 1874 г., за написанную по программе картину: "Милосердие самаритянина", был награжден мал. золот. медалью, а через год после того, за другую программу: "Ап. Павел благовествует пред царем Агриппою и его сестрою Вероникою", удостоен звания классн. художника 1-й степ. В 1876 и 1877 гг. исполнял живописные работы в московском храме Спасителя. В 1881 г. вступил в члены товарищества передвижных художественных выставок и с того времени постоянно является на них со своими картинами. Главные из этих картин: "Утро стрелецкой казни при Петре Великом", "Меншиков в Березове", "Боярыня Морозова" (все три в Третьяковок. гал., в Москвы), "Взятие снежного городка, из сибирского быта", "Ермак" (в русск. музее имп. Александра III, в СПб.) и "Суворов на СенГотарде" (там же).

Cypoк

(Arctomys marmota) - млекопитающее из отряда грызунов (Rodentia), семейства белковых (Sciuridae). Признаки семейства и рода. Длина тела 51 стм., хвоста 2 стм.; высота в плечах 15 стм. Густой и длинный мех на спине и темени буро-черный, на затылке и корне хвоста и на животе красновато-бурый, на боках и ногах более светлого оттенка, на лапах и морде ржаво-желтый. Глаза и когти черные; передние зубы красновато-желтые. Водится исключительно в Европе. Живет в горах (Пиренеи, Альпы, Карпаты), на значительной высоте, редко спускаясь ниже границы лесов. При этом будучи дневным животным, выбирает освещенные солнцем южные, восточные или западные склоны. На зиму впадает в глубокую спячку, которая, в зависимости от высоты места, может длиться до 10 месяцев. Летом С. живут по одиночке или парами в особых норах, к которым ведет ход в 1-4 м. длины, имеющий боковые ходы на случай опасности. На зиму роют более глубокие норы, обыкновенно на более низких. высотах; норы эти расположены на глубине около 1 1/2 м. под поверхностью земли. Жилое помещение имеет яйцевидную форму и выложено сеном. Оно достаточно обширно, чтобы вместить целую семью из 5-15 членов. К нему ведет ход иногда. свыше 10 м. длины. От наружного отверстия ход идет сначала на небольшое расстояние с различным уклоном в зависимости от рельефа места и разделяется затем. на две ветви; одна из них коротка и ведет. в небольшое помещение, служащее складом строительных материалов (помета, шерсти), другая, очень длинная, ведет в жилое помещение Наружное отверстие тщательно закупоривается на зиму камнями, землей и сеном, благодаря чему в самом гнезде поддерживается довольно высокая температура,. достигающая 10-11ºЦ. К концу осени С. сильно жиреют и просыпаются весной совершенно исхудалыми. В апреле они спариваются в летних норах. Беременность длится 6 недель. Самка мечет 2-4 детенышей. Питаются исключительно растительной пищей. Воду пьют редко, но помногу. Мясо их съедобно, почему они служат предметом довольно деятельной охоты. В Швейцарии они ограждены законом от хищнического истребления путем раскапывания нор зимой. Легко приручаются и дрессируются. В неводе живут не больше 5-6 лет. Другой вид Arctomys caudatus водится на Гималаях, к С от Кашмирской долины. Д. Д-ко. Суррогат. С. принято называть фальсификации или подделки пищевых веществ, которые лишь до известной степени могут заменить соответствующие пищевые вещества. Фальсификация заключается или в прибавлении продуктов менее ценных, но все-таки родственных, или в подмешивании совсем других веществ, или же, наконец, в полной замене продуктов посторонним веществом, схожим с требуемыми лишь по внешнему виду. Так говорят о С.: кофе, молока, муки, пряностей хлеба, хмеля. чая и т. под.. В техническом производстве также говорят о С.; напр., в шерстяной промышленности об искусственной шерсти или С. шерсти, в красильном и ситцепечатном деле о С. индиго, кошенили и других красящих веществ, употребляя вместо пигментов, получаемых из растительного ила животного царства, различные краски, добытые химически м путем (напр. анилиновые краски). Ср. Коller, "Die Ersatzstoffe der chemischen lndustrie, sowie der Essig-und Starkefabrikation, der Brauerei, der Nahrungsungs. Genussmittel" (Франкфурт на Майне, 1894); его же, "Ersatjztoffe von gewerblichen u. technischen Fabrikaten und Gebrauchsgegenstanden" (Франкфурт на Майне 1894).

Сусанин Иван

- Крестьянин Костромского уезда с. Домнина, принадлежавшего Романовым; известен как спаситель жизни царя Михаила Федоровича. До самого последнего времени единственным документальным источником о жизни и подвиге С. была жалованная грамота царя Михаила Федоровича, которую он даровал в 1619 г., "по совету и прошению матери", крестьянину Костромского у., С. Домнина, "Богдашке" Сабинину половину дер. Деревище за то, что его тесть Иван С., которого "изыскали польские и литовские люди и пытали великими немирными пытками, а пытали, где в те поры великий государь, царь и великий князь Михаил Федорович..., ведая про нас... терпя немерные пытки... про нас не сказал... и за то польскими и литовскими людьми был замучен до смерти". Последующие жалованные и подтвердительные грамоты 1641, 1691 и 1837 гг., данные потомкам С., только повторяют слова грамоты 1619 г. В летописях, хрониках и других письменных источниках XVII в. почти ничего не говорилось о С., но предания о нем существовали и передавались из рода в род. До начала XIX в. никто не думал, однако, видеть в С. спасителя царской особы. Таким впервые его представил печатно Щекатов в своем "Географич. Словаре"; за ним Сергей Глинка, в своей "Истории" прямо возвел С. в идеал народной доблести. Рассказ Глинки буквально повторил Батыш-Каменский в "Словаре достопамятных людей Русской земли". Вскоре личность и подвиг С. стали любимым предметом и для поэтов, написавших о нем целый ряд стихотворений, дум, драм, повестей, рассказов и т. п., и для музыкантов (наиболее известны "Иван Сусанин" - дума Рылеева, "Kocтромские леса"  - драма Н. Полевого, "Иван Сусанин" - опера Кавоса, "Жизнь за Царя" опера М. И. Глинки). В 1838 г. в Костроме, по повелению императора Николая I, воздвигнут С. памятник, "во свидетельство, что благородные потомки видели в бессмертном подвиге С. - спасении жизни новоизбранного русской землей царя через пожертвование своей жизни - спасение православной веры и русского царства от чужеземного господства и порабощения".

Скудость источников и разногласие авторов, повествовавших о подвиге С., побудили Н. И. Костомарова отнестись критически и к личности С., и к его подвигу. Исходя, главным образом, из того, что о нем не говорится в современных или близких к его времени летописях и записках, что существующими источниками не подтверждается присутствие польско-литовского отряда близ с. Домнина и что в начале 1613 г. Михаил Федорович жил со своею матерью не в селе Домнине, а в укрепленном Ипатьевском монастыре, он видел в С. "одну лишь из бесчисленных жертв, погибших от разбойников в Смутное время". Ему горячо возражали С. М. Соловьев ("Наше Время", 1862). М. П. Погодин ("Гражданин", 1872,. ј 29 и 1873, ј 47), Домнинский ("Русский Архив", 1871,. ј 2), Дорогобужин и др.; но все они руководились большей частью теоретическими соображениями и догадками. С конца 1870-х и особенно 1880-х гг., с открытием исторических обществ и губернских архивных комиссий, стали обнаруживаться новые документы о подвиге С., открылись почти современные ему "Записки" и многочисленные рукописные "предания" XVII и XVIII вв., в которых очевидно преклонение писавших перед подвигом С. (иные прямо называли его мучеником). В 1882 г. Самарянову, собравшему немало не изданных до него источников, удалось доказать, что поляки и литовцы целым отрядом подходили к с. Домнину, с целью убить новоизбранного царя Михаила Федоровича, и что Михаил Федорович "скрылся от ляхов" в Ипатьевском монастыре по совету С. из с. Домнина, после появления польско-литовского отряда. Положения Самарянова подтверждаются и позднейшими находками документов, относящихся к С. и хранящихся в костромской архивной комиссии, в археологическом институте и др. Сущность преданий о подвиге С. сводится к следующему. Вскоре после избрания на престол, когда Михаил Федорович жил со своею матерью в с. Домнине, родовой своей вотчине, пришли в Костромскую обл. польские и литовские люди с целью убить нового соперника польского королевича Владислава; недалеко от с. Домнина им попался С., который взялся быть их проводником, но завел в противоположную сторону, в дремучие леса, послав перед уходом своего зятя Богдана Сабинина к Михаилу Федоровичу с советом укрыться в Ипатьевском монастыре; утром он раскрыл полякам свой обман. Несмотря на жестокие пытки не выдал места убежища царя и был изрублен поляками "в мелкие куски". Из прямых потомков С. переписная ландратская книга, хранящаяся в московском архиве министерства юстиции под 1717 г. называет Федора Константинова, Анисима Ульянова (Лукьянова) и Ульяна Григорьева, живших в селе Коробове, пожалованном дочери С., Антониде Ивановне, в 1633 г. Ср. Н. И. Костомаров, "Исторические монографии и исследования" (т. 1, СПб., 1867); его же, "Личности Смутного времени" ("Вестник Европы", 1871, ј 6); Самарянов, "Памяти Ивана Сусанина" (Кострома, 1884, 2-е изд.); И. Холмогоров, "Заметка о потомках Сусанина" ("Труды Археографической Комиссии при Императорском Московском Обществе", т. 1, вып. 1, 1898); Д. И. Иловайский, "Смутное время Московского государства" (М., 1894). В. Р-в.

Суслик

(Spermophilus) - млекопитающее из отряда грызунов (Rodentia), семейства белковых (Sciuridae). Признаки рода и семейства. Различные виды С. водятся в восточной Европе, на. Кавказе, в северной части Азии и в Сев. Америке. Из них одни, именно европейские, величиной с белку; маленькие ушные раковины их скрыты мехом и хвост имеет вид короткого обрубка около дюйма длины. Другие виды втрое больше, с большими ушами и длинным пушистым хвостом, как у белок. Другие видовые различия сводятся к размерам первого коренного зуба, длине хвоста, степени волосатости подошвы и т. п. Из европейских видов обыкновенный С, (S. citillus), к которому главным образом относится нижеследующее описание, водится в Литве, Польше, Галиции, Силезии, Венгрии, Штирии, Моравии, Богемии, Каринтии и Крайне. В южной России его заменяют другие виды - серый С. или овражек (S. musicus) в Малороссии и на Кавказе и пятнистый С. (S. guttatus) от Волыни и Бессарабии до Волги. Живет С. на открытых равнинах - в подземных норах, по одиночке или обществами. Питается растительной пищей, а также мышами и гнездящимися на земле мелкими птицами. Обыкновенный С. - Длина тела 22-24 стм., хвоста 7 стм., высота у загривка 9 стм., вес около 0,5 кгр. Мех редкий и жесткий, на спине желто-серый с рыжеватым оттенком, на брюхе ржаво-желтый, на передней стороне шеи и подбородка белый. Подшерсток на спине черновато-серый, на брюхе буровато-серый. Морда, усы и когти черные. Живет обществами, но каждая особь в отдельной норе. Жилое помещение нор продолговатой формы имеет ок. 30 стм. в диаметре и выстлано сеном. Оно находится на глубине 1-1 1/2 метра и имеет один выход. Самки роют свои норы глубже, чем самцы. На зиму С. собирает пищевые запасы, которые переносит в нору в защечных мешках. С наступлением холодов он засыпает вход и выкапывает другой ход, не достигающий поверхности. Весной он открывает этот ход и пользуется им все лето. Таким образом по числу ходов можно судить о древности норы, но не о возрасте живущего в ней С., так как он часто поселяется в готовой, опустевшей норе. После 25-30 дневной беременности, самка рождает в апреле или мае 3-8 детенышей, которые достигают к осени полного роста и к весне становятся половозрелыми. Уже с осени дети отделяются от своих родителей и выкапывают себе на зиму каждый отдельную нору. Наносит страшный вред полям в тех местностях, где водится в изобилии. Помимо этой причины, на него охотятся преимущественно ради меха и мяса. Естественными врагами его являются, кроме разных хищных млекопитающих и птиц, вороны, цапли и дрохвы. Хорошо живет в неволе и легко приручается. Замечательна его наклонность таскать в свое гнездо разные блестящие предметы, как металлические вещи, черепки и т. п. Эта привычка проявляется у него и в неволе.

Д. П - ко.

Сутры

- священные и юридическая книги древних индусов (санскр. Sutra-m = нить, шнурок, правило, руководство). Древние С. относятся к позднейшим векам ведийской эпохи (от 600 до 400 или 300 г. до Р. Хр.). Впоследствии название С. прилагалось вообще к трактатам или руководствам разнообразного содержания, в роде индийск. ars аmandi, медицинских сочинений и т. д. Имя С. носят также и буддийские священные книги, составляющие второй большой отдел священного канона "Трипитака".

Сухарева башня

- готическое трехъярусное здание в Москве (высотой 30 саж.). Построена Петром Великим в 1692 г. в честь Сухаревского стрелецкого полка, единственного оставшегося верным во время бунта 1689 г. В С. башне в 1700 г. было открыто училище математических и навигацких наук, в 1715 г. переведенное в Петербург; после него в башне помещалась московская адмиралтейская контора; с давнего времени башня служит складочным местом вещей, заготовляемых для балтийского флота и Архангельского порта. В среднем этаже ее московский генералгубернатор князь Д. В. Голицын устроил обширный водный резервуар (мытищинский водопровод).

Сyxoвo-Кобылин Александр Васильевич

- известный драматург, принадлежащий к тому немногочисленному разряду писателей, которых можно назвать "авторами одного произведения". Эти писатели сразу развертывают все свое дарование, дают произведение, которое обеспечивает им имя в истории литературы и потом либо совершенно замолкают, либо пишут вещи, не идущие ни в какое сравнение с первым проявлением их таланта. Таков из русских писателей Грибоедов, с поразительным контрастом между "Горе от Ума" и позднейшими пьесами. Таков Чаадаев, занявший своим "Философическим Письмом" одно из первых мест в истории русской общественной мысли и затем проживший еще 20 лет в полном обладании блестящего ума, но не написавший более почти ни одной строки. Таков из второстепенных талантов Гирс, возбудивший началом романа "Старая и новая Poccия" очень большие надежды и ничем их не оправдавший. Таков, наконец, С. Кобылин, автор неувядаемой "Свадьбы Кречинского", созданной пятьдесят лет тому назад, в течение которых даровитый автор не написал ничего кроме двух пьес совершенно второстепенного значения ("Дело" и "Смерть Тарелкина"). До известной степени столь редкая в истории истинных талантов непродуктивность С. Кобылина может быть объяснена обстоятельствами личной его жизни; все три его пьесы написаны по случайным мотивам, чуждым чисто литературных побуждений. Сам автор, в предисловии к драме "Дело", говорит о себе, что "класс литераторов также мне чужд, как и остальные четырнадцать", и тут же спешит заявить, что его пьеса не есть, как некогда говорилось, плод досуга, ниже, как ныне делается, поделка литературного ремесла, а есть в полной действительности сущее и из самой реальнейшей жизни с кровью вырванное дело. Эти слова являются отголоском очень тяжелого испытания, которое С. Кобылину пришлось перенести в молодости, когда он, несчастным стечением обстоятельств, был вовлечен в дело об убийстве француженки Диманш. Корыстолюбие судебных и полицейских властей, почуявших, что тут можно хорошо поживиться, привело к тому, что и сам С. Кобылин, и пятеро его крепостных, у которых пыткой вырвали сознание в мнимом совершении преступления, были накануне каторги. Только огромные связи и еще большие огромные денежные "дачи" освободили молодого помещика и его слуг от незаслуженного наказания.

Ужасы лично им вынесенных дореформенных порядков С. Кобылин и старался изобразить во второй из своих пьес  - "Деле". Отсюда слишком мрачная окраска пьесы; не лишенная кое-где колоритности и силы, она в общем производит впечатление недостаточно художественного и крайне озлобленного шаржа. Гораздо счастливее связан с печальными испытаниями молодости автора литературный первенец Сухово-Кобылина - "Свадьба Кречинского". Сидя в тюрьме, он от скуки и чтобы немного отвлечься от мрачных мыслей, разработал в драматической форме ходивший в московском обществе рассказ об известном тогда светском шулере, который получил у ростовщика большую сумму под залог фальшивого солитера. Как бы сами собою создались у С. Кобылина такие яркие фигуры, который сделали ничтожный анекдот основанием одной из самых сценичных пьес русского репертуара. "Свадьба Кречинского" не выдерживает критики если ее рассматривать с точки зрения правдоподобия. Она написана почти по правилам ложно-классического триединства; все совершается в течение одного дня и все концентрируется так, что результаты поступков действующих лиц немедленно обнаруживаются перед зрителем. Но в этих нереальных рамках автор достиг полной правды психологической, дав в замечательно сжатой и сгущенной форме полный душевный очерк своих героев. Таков прежде всего Кречинский, несомненно даровитая натура, которого увлекает не столько корыстолюбие, сколько сама артистичность проделки а также широкие перспективы будущих шулерских подвигов. Не просто мелкий мошенник и Расплюев, "работающий" для того, чтобы "таскать пищу в гнездо", т. е. кормить своих детей. Ни Кречинского, ни Расплюева нельзя назвать типами; это по преимуществу характеры, т. е. лица, мало связанный с условиями быта - что, между прочим, обеспечивает пьесе долгую жизнь. Чрезвычайный интерес придает Кречинскому и Расплюеву также яркая колоритность их речи; многие словечки пьесы вошли в обиходную речь ("была игра", "сорвалось", "это настоящий маг и волшебник", "вы пред ним мальчишка и щенок" и др.).

Драматическая сила "Свадьбы Кречинского" особенно ясно выступает при сравнении ее с "Делом" и "Смертью Тарелкина", в которых автор неудачно старался развить некоторые положения и характеры, в основной пьесе только намеченные, но зато с большой яркостью. В результате получился какой-то драматический комментарий, где первое место занимают пояснения, рассуждения и подчеркивания. "Дело", с его мрачным колоритом, в общем гораздо выше "Смерти Тарелкина", где есть претензии на веселость. Постановка на сцене "Дела" долго встречала цензурные препятствия; "Смерть Тарелкина" была допущена к представлению только осенью 1899 г. (под измененным заглавием: "Расплюевские веселые дни" и с переделками), но успеха не имела. Сухово-Кобылин родился в богатой дворянской семье Московской губ., около 1820 г. В доме отца, ветерана 1812-го года. постоянно бывали молодые профессора московского университета - Надеждин, Погодин, Максимович, Морошкин и др., дававшие уроки его сестре, известной впоследствии писательнице Евгении Тур (гр. Сальяс). В сороковых годах С. Кобылин учился в московском университете и пристрастился к философии, которой усердно занимается по настоящее время; позднее много путешествовал и во время пребывания в Париже свел роковое для него знакомство с Диманш. "Свадьба Кречинского", написанная в начале 50-х годов, возбудила всеобщий восторг при чтении в московских литературных кружках, в 1856 г. была поставлена на сцену в бенефис Шумского и стала одной из самых репертуарных пьес русского театра. Bcе три пьесы трилогии изданы в 1869 г., под заглавием: "Картины прошлого".

С. Вениров.

Сухожилие

- соединительно-тканное образование, служащее для прикрепления мышц к твердым опорным частям организма или для скрепления их между собой. Впрочем, у членистоногих наименование С. получают впячивания внутрь наружного покрова т. е. хитинового слоя и выделяющего его эпителия, служащие также местом прикрепления мышц. Эти впячивания обыкновенно полые и слои покровов, естественно, занимают в них обратное отношение, чем в самих покровах. Хитиновый слой выстилает внутреннюю полость С., а эпителиальный образует наружный слой, обращенный внутрь тела животного. В месте прикрепления мышечных волокон эпителий утончен, но все же имеется. Когда животное линяет, то вместе с его хитиновым покровом спадает и внутренний хитиновый слой С. Одновременно у членистоногих наблюдаются и соединительно-тканные сухожильные образования, при помощи коих мышцы скрепляются между собой. Наибольших размеров достигает сухожильная пластинка или эндостернит паукообразных, а также некоторых ракообразных (Limulus) и многоножек (Julidae), образующаяся как из соединительной ткани, так и отчасти своеобразным метаморфозом мышечной. Эта пластинка залегает позади головного ганглия над передними брюшными узлами и служит местом прикрепления многочисленных мышц, идущих к конечностям и к покровам. У низших ракообразных ее положение занимает мускул смыкатель боковых створок панциря.

В. М. Ш.

Сухожилие

- Большинство произвольных мышц у своего начала и прикрепления к плотным частям скелета суживается и переходит в плотную фибриллярную соединительную ткань, носящую название С. Сухожилие имеет вид толстого шнурка или плотной перепонки и в таком случай назыв. сухожильным растяжением; иногда С. представляет собою зазубренную перегородку и тогда называется "сухожильной перемычкой". Обыкновенно С. находится в тесной связи как с соединительно-тканной оболочкой, окружающей мышцу, так равно и с тою соединительной тканью, которая располагается между пучками мышечных волокон и отдельными волокнами данной мышцы. Кровеносные сосуды имеются в С. лишь в очень скудном количестве; что же касается лимфатических сосудов то они в виде довольно густой сети оплетают вторичные сухожильные пучки и соединяются с сетью сравнительно крупных лимфатических стволиков, располагающихся на поверхности С. Нервные стволики вступают в ткань С. вместе с кровеносными сосудами, при чем в состав их входят безмякотные (сийшатические) и различной толщины мякотные нервные волокна. Симпатическия безмякотные волокна оканчиваются в стенках кровеносных и лимфатических сосудов двигательными концевыми аппаратами, между тем как мякотные волокна образуют в С. различного рода чувствительные аппараты. К последним принадлежат так назыв. Фатер-Пачиниевы и Гольджиевсния тельца и особенные концевые сети. Тельца Пачини и Гольджи располагаются на местах перехода С. в мышцы, а концевые сети лежат преимущественно в межмышечной соединительной ткани, на более или менее далеком расстоянии от С.

А. Догель.

Сухум (Сухум-кале)

- окр. и портовый гор. Кутаисской губ., на берегу обширной и глубокой, но совершенно открытой к 10 Сухумской бухты черноморского побережья Кавказа. Жит. (1897) 7809 (pyccкие, греки, армяне и др.). Город раскинут на прибрежной низменности и на ближайших к морю холмах. За первыми предгорьями виднеются более высокие, покрытые лесом, горы; в отдалении блестят вечные снега главного Кавказского хребта. Климат С. отличается мягкостью и ровностью. Средняя темп. года +14,4º, янв.. +5,5º апр. +12,3º, авт. +23,6º, окт. +16,9º, дек. +8º Самая низкая температура, наблюдавшаяся в С., не превышала -8º, обыкновенно в самые холодные дни ртуть не опускается ниже -2 или -3º. Число зимних дней, в которые темп. опускается ниже нуля, не превышает 5. Относительная влажность 78, при колебаниях от 72 (дек.) до 81 (май). Годовая облачность 4,6. Годовое количество осадков 1168 мм., при колебаниях от 78 (февр.) до 124 (сент.); число дней с осадками в году 125, в авг. - 7,7, в апр. -12,5. Снег выпадает каждую зиму, но не более 2-3 раз и держится не более 1 - 5 дней. Наилучшим временем для жизни в С. с климато-лечебными целями следует считать позднюю осень и зиму (с сент. по июнь, по проф. Остроумову); летом жарко, господствуют сильные лихорадки, не прекращающиеся иногда и ранней осенью; весна сырая и довольно ветряная. Наиболее нездоровую и опасную в лихорадочном отношении считается западная, прилегающая к болотистой низменности часть города, самой здоровой - сев. вост. склоны холмов. Растительность в С. очень богатая и разнообразная; в садах акклиматизировано множество южно-европейских, американских, китайских, японских, австралийских и иных декоративных и плодовых растении - маслины, апельсины, лимоны, мандарины, каки (Diospyros kaki), эвкалипты, камфарное дерево, магнолии, чай, камелии, бамбуки, агавы, нисколько видов пальм и т. д. Привлекая с каждым годом все более и более больных, С., тем не менее, не отличается благоустройством; улицы довольно грязны, освещены плохо, удобных помещений для больных почти вовсе нет. Развалины старой крепости, небольшой бульвар, две православные церкви, женская прогимназия, горская школа, церк. приходская школа, два клуба, библиотека и кабинет для чтения, книжный магазин, телеграф, типография, аптека; купальное заведение. Пристань пароходов, совершающих рейсы на Ю до Батума, на С до Одессы. На Сухумском мысе маяк с белым, вертящимся ежеминутно огнем, на высоте 121 фт.; огонь виден на 12 морск. миль.

Опытная сельскохозяйственная и садовая станция, с ботаническим садом; сады вел. кн. Александра Михайловича (бывший Введенского) и. Рукавишникова (бывший П. Е. Татаринова); садовое заведение Ноева с обширной промышленной культурой луковичных растении (гиaцинты, тюльпаны), пальм, садовников и пр. В 23 вер. к С по шоссе Ново-Афонский мужской м-рь и по дороге туда садовое заведение Беклемишева, с обширной культурой луковичных растении, эвкалиптов и роз для добычи розового масла; в 26 в. к Ю, также по шоссе, Драндский м-рь. Кроме этих двух участков шоссе, к С. примыкает Клухорская тропа, ведущая через ущелье Кодора и Клухорский перевал в ущелье Теберды и Баталпашинск, Кубанской обл. В последнее время возникло предположение о соединении С. железной дорогой с одной стороны с ветвью Владикавказской жел. дор. на Екатеринодар, с другой - с ст. Ново-Сенаки Закавказской ж. дор. С. отпускает дес, кукурузу, фрукты и табак. По сказаниям древних писателей, на месте С. находилась знаменитая в древности милетская колотя Дюскурия, что отчасти подтверждается находимыми здесь древними монетами. При римском владычестве в Абхазии на месте греческой колонии возник гор. Севастополь, процветавший еще во времена генуэзского господства на Черном море. В 1455 г. Севастополь был взят турками и самое имя этого города было забыто. При турецком владычестве, продолжавшемся до начала XIX в., С., называемый в грузинских летописях Сухуми, был одним из главных центров торговли рабами. В начале ХVIII в. турки построили здесь, на развалинах генуэзской крепости, укрепление, остатки корого сохранились до сих пор; крепость эта была резиденцией пании, управлявшего кавказским берегом. В 1810 г., в виду беспорядков, возникших из-за обладания С. между турками и туземцами, С. был занят русскими. В 1832 г. в С. была учреждена таможенная застава; в 1848 г. он возведен на степень портового города, с дарованием жителям льгот. В 1866 г. С. сделался резиденцией начальника Сухумского военного окр., образованного из абхазских земель. В 1855 г. С. находился недолго во власти турок; в 1877 г. был вновь занять турками, после 2-дневного бомбардирования, но в августе того же года, когда к С. подступили pyccкие отряды Шелковникова, Алхазова и Бабича, турки, ограбив и поджегши город, ушли в море.

Сухумский округ

Кутаисской губ., занимает сев. зап. часть последней и граничить на С с Кубанской обл., на СЗ - с Черноморской губ., на ЮЗ - с Черным морем; имеет вид неправильного, вытянутого по широте четырехугольника; занимает 7575 кв. вер. (8621 кв. км.) с населением в 100498 чел. (1897). Примыкая с одной стороны к Главному Кавказскому хребту, а с другой к морю и будучи изрезан многочисленными хребтами и контрфорсами, С. округ представляет в большей своей части лесистую горную страну, понижающуюся с С от Главного Кавказского хр. на ЮЗ к Черному морю. Низменности, тянущаяся узкими полосками по берегу моря, занимаюсь более значительное пространство лишь в южной части окр. от устья р. Кодора до низовьев Ингура. Между отрогами Главн. Кавказского хребта в С. окр. замечательны: хребты Бзыбский и Кодорский, между которыми с одной стороны и главным хребтом, с другой, расположены глубокие ущелья pp. Бзыби в Кодора, верхние части коих лежат почти параллельно Главному хребту. Бзыбский хр. отделяется от Главного Кавказского хр. у вершины Капышистра и тянется с В на о вдоль левого берега Бзыби, упираясь в русло реки там, где она вырывается на плоскость. Хребет этот скалист и обрывист, одет сплошными первобытными лесами и достигает высоты свыше 9000 фт.; между ним и Главным хребтом расположено трудно доступное ущелье Бзыби, верхняя часть коего образует котловину Цеху, занятую прежде одним из наиболее диких не признававших никакой власти абхазских обществ, ныне же совершенно пустынную. Кодорсюй хр., отделяясь от Главного хребта нисколько зап. Эльбруса, тянется сначала на ЮЗ, а потом на З, вдоль левого берега р. Кодора, образуя, вместе с предыдущим и Главн. Кавказским хребтом, лесистое ущелье Кодора, в средней части (ущ. Дал) более широкое и населенное никогда свободным абхазским обществом Замбал, ныне же - также пустынное. Вост. часть Кодорского хр. известна под именем хр. Джодесвик. За исключением вершин ближайших к Кавказскому хр., гребень Кодорского хр. не доходит до снеговой линии. Описанные хребты и их многочисленные и отроги заполняют всю горную часть С. окр.

Главными реками С. окр. являются помянутые Бзыб и Кодор. Первая из этих рек, начинаясь из снегов Главного Кавказского хр., течет сначала на З, а потом на ЮЗ и вер. в 15 от моря выходит на равнину; длина Бзыби около 100 в., ширина у выхода на равнину ок. 35 саж., ниже 50 саж., глуб. ок. 3 арш. Для переправы у выхода из гор существует паром. Ущелье Бзыби покрыто сплошными лесами, среди коих встречаются прекрасно сохранившиеся насаждения самшита или кавказской пальмы (Buius semper virens) и местами очень трудно доступно. Кодор по характеру походит на Бзыб; обе эти реки являются типичными горными реками, уровень воды в них часто изменяется, они текут очень быстро и, в случай высокой воды, непроходимы вброд. Ущелья их трудно доступны и покрыты первобытными лесами. У устья через Кодор построен железный мост длиной в 80 саж. Из других речек, которые во множестве прорезывают прибрежные части С. окр.. беря начало на южн. склонах Бзыбского и Кодорского хребтов, более значительна р. Гадизга, впадающая в море около мет. Очемчиры; бассейн верховьев этой реки составляет Ткварчельскую казенную лесную дачу, где недавно расследовано обширное месторождение очень хорошего, имеющего способность коксоваться каменного угля. Запас угля в пределах двух исследованных площадей составляет около 7 миллиард. пд. Коксовальные печи предполагается устроить в мет. Очемчиры, где также намечено устройство порта. Из других полезных ископаемых в С. округе известны месторождения серебро-свинцовых руд. Лесная площадь занимает 383 тыс. дес. (55,5% всего округа). Климатические условия С. окр., в виду разнообразя его поверхности, поднимающейся от уровня моря почти до 13 тыс. фт., весьма разнообразны. На морском побережье климат отличается ровностью мягкостью, в горах он значительно суровые, климатические условия северной окраины округа, прилегающей к Главному Кавказскому хр., отличаются большой суровостью; здесь выпадает масса снега, зимой бывают большие морозы; наиболее высокие горы покрыты вечными снегами.

Население округа состоит из абхазцев и самурзаканцев (86%), мингрельцев (5,5%), греков (3,5%), армян (1,5%), русских (ок. 2%), грузинов (около 1%), немцев и проч. Огромное большинство (91%) - православное, но значительная часть абхазцев, по своим верованиям, представляющим смесь мусульманских и христианских обрядов с грубыми суевериями и фетишизмом, являются скорее язычниками, чем христианами или даже магометанами. Главнейшее занятие населения - земледелие, а именно культура кукурузы, пшеницы и гоми (Setaria italica), частью также садоводство, табаководство и скотоводство. Под посевами всего 37 - 38 тыс. дес. (5% всего окр.). В некоторых районах важное значение имеет культура высших сортов табака (самсун, трапезонд), и в этом отношении С. окр. занимает первое место в Кутаисской губ.; в 1898 г. насчитывалось 2790 плантаций, площадью в 2632 дес., с которых собрано 149417 пд. табака. Под виноградниками 2557 дес. Кое-где довольно сильно развито пчеловодство; на предгорьях есть пасеки по 200 ульев. В 1891 г. в С. окр. насчитывалось: рог. скота 43000 гол., лошадей 13490, буйволов 16000, овец 55000, коз 40000, свиней 9000. Сыр и молоко имеют важное значение в качестве пищевых продуктов. Кустарные промыслы развиты весьма слабо; кое-где в небольших размерах существует производство медных и серебряных изделий. Фабр. заводская промышленность почти не существует, за исключением лишь нескольких довольно значительных лесопильных заводов. Для заграничной торговли пользуются почти исключительно парусными судами, вывозящими кукурузу, строевой и поделочный лес (орех, самшит и др.), на сумму свыше 1200 тыс. руб. ежегодно. Привоз из-за границы ничтожен. Горное дело только еще возникает. С. округ делится на 4 участка: Гумистинский (центр - Сухум), Гудаутский (Гудаут), Кодорский (Очемчиры) и Самурзаканский (Окум) и заключает в себе три прежних области: Абхазио, Самурзакань и Цебельду. Под именем Самурзакани известна страна между Ингуром и Гализгой; Абхазия простирается от Гализги до Гагр и от моря до главного Кавказского хр.; бассейн верхнего и среднего течения р. Кодора называется Цебельдой. В. М.

Сущность

Отношение С. предмета к его субстанции есть отношение постоянных предикатов к постоянному же субъекту. Таким образом по отношению к субстанции отношение С. совпадает с понятием атрибутов. Но отношением к понятию субстанции не выясняется во всей полноте смысл понятия С. Постоянные предикаты предмета могут существовать при разной степени определенности и постоянства его субъекта, и потому сущность не всегда соотносительна субстанции. Предмету может быть приписываемо неопределенное, не возведенное к отчетливости мысли бытие - и такому неопределенному и неотчетливому субъекту могут, тем не менее, принадлежать постоянные свойства, составляющие его С. С другой стороны, предмет может заведомо иметь для мысли лишь условные постоянство и самостоятельность, т. е. субстанциальность его может быть отрицаема и, тем не менее, ему можно приписывать постоянную природу или С. Это последнее соображение указывает на неправильность очень часто встречающегося в философии противоположения между С. и явлением. Явление есть все то, чему принадлежит не бытие в точном значении этого слова, но существование, т. е. бытие обусловленное, зависимое. Не имея, таким образом, само в себе субстанции, явление, однако, также имеет свою С., т. е. постоянные предикаты. Следовательно, противоположение существует не между явлением и С., а между явлением и тем сущим, которое служит первоисточником явления, или, пожалуй, между С. явления и С. этого сущего. Эта особенность понятия С. может быть кратко выражена так, что для С., как постоянного предиката, необходим субъект логический, но нет необходимости в субъекте действительном. С. совпадает с тем, что в логике именуется существенными признаками понятия; всякое раскрытие содержания понятия в общем, утвердительном, категорическом суждении есть раскрытие С. предмета понятия. В логике различают нередко разные степени и виды существенности признаков разными терминами; так, основные существенные признаки (essentialia constitutiva) отличают от производных (essentialia consecutiva); которые иногда дают наименование атрибутов, равно как существенные признаки, общее нескольким понятиям (essentialia communia), от признаков, исключительно принадлежащих данному понятию (essentialia propria).

Гораздо важнее этих терминологических различий те соображения, которые, вытекая из развитого выше понятия С., определяют отношения его к другим близким ему понятиям. Как предикат субъекта неопределенного или даже мнимого, С. не предполагает непременно резкого рассудочного отделения бытия предмета от его свойств. Поэтому, понятие сущности близко к первоначальному, еще не расчлененному мыслью, непосредственному состоянию понятия бытие когда постоянные или принимаемые за постоянные свойства сущего отождествляются с сущим как таковым (так было, напр., в древнейшей греческой философии, для которой вода или воздух были вместе и самим первосущим, и его сущностью). В развили мысли о бытии категория С. предшествует категории субстанции, как предполагающая меньшую отчетливость разграничивающей, рассудочной деятельности. Засим, с выработкой мысли о субстанции, С. отождествляется с ее атрибутами. Что касается отношения С. к акциденту и модусу, то в одном смысле она их исключает, в другом - отождествляется с ними. Как постоянный предикат субстанции, С. ее не есть ни акцидент, ни модус; но и акцидент, и модус, как таковые, имеют свою С., т. е. свои постоянные предикаты. Причинность вещей есть одно из их постоянных свойств и, как таковое, обнимается понятием С.; постоянство существенного признака понятия не есть неизменность предмета во времени, а есть постоянство в самом временном изменении, буде последнее имеет место. Существенным признаком организма служит, напр., его развитие - стало быть, единообразное изменение во времени под влиянием внутренних причин, Вполне мыслимо даже такое предположение. что С. всякой вещи есть закономерное изменение (хотя, конечно, мыслимость этого предположения не означает еще его доказанности). Вместе с тем, однако, понятие С. шире понятия причинности, так как в предметах есть единообразие, не подчиняющиеся началу причинности (свойства геометрических тел, единообразие во взаимных отношениях тела и души и т. п.).

В истории философии понятие С. всегда было важно главным образом в его соотношение с понятием субстанции, т. е. в смысле понятия о ее постоянных свойствах или атрибутах. Укажем лишь на общую тенденцию движения философии по отношению к понятию С. В течение всего докантовского периода философии понятия бытия и того, чему присуще бытие (свойства), хотя и различаемые рассудком, обнаруживали стремление к тесному сочетанию и даже слиянию в мыслимом предмете понятия: вещь, характеризуемая известными признаками, именно через сопричастие этим признакам приобретала значение сущей. Предполагалось, что есть свойства или атрибуты, которым, как таковым, необходимо принадлежит бытие. Эта неразрывность двух понятий - свойства и бытия вещи - представлялась равно необходимой как с точки зрении догматиков, так и с точки зрения эмпиристов. Первые, определяя субстанцию известными атрибутами, естественно находили их в таких свойствах вещей, которые (свойства) представлялись им необходимо-сущими, т. е. понятие о которых с их точки зрения предполагало бытие. Первое положение "Этики" Спинозы в самопричине С, предполагает существование, т. е. природа С. может быть постигнута лишь как существующая. Таким образом выходит, что существо вещей создает их субстанциональность, т. е. что мы должны признавать субстанциональное бытие за такими свойствами, из понятия которых оно следует с необходимостью (иначе - противоположное которым невозможно). Это, так сказать, материальное, т. е. основанное на изучении свойств вещей установление их бытия, составляет убеждение и эмпиризма.

Юм, давший вполне последовательное завершение доктрины эмпиризма, подвергает подробному исследованию вопрос, есть ли идея бытия чтолибо отличное от идей воспринимаемых качеству и находит, что они тождественны, т. е. свойства вещей и суть их бытие. "Просто думать о чем-либо и думать о чем-либо, как существующем - говорит он, - в этом нет никакой разницы". Различие между эмпиристами и догматиками заключается в данном случай лишь в том, что необходимое, субстанциальное бытие первые отрицают, и поэтому превращают не С. в субстанцию, а вообще воспринимаемые свойства в сущее. Для Канта бытие есть не признак вещи, а ее положение (вещь сущая имеет те же признаки, что и несущая), и потому от мыслимых признаков вещи нельзя заключать к ее бытию: тем самым отвергается догматизм. Вместе с тем отвергается и эмпиризм, так как (опытное) бытие вещей есть категория рассудка, а не непосредственное внушение чувств; следовательно, один чувственный значок сам по себе еще не тождествен бытию, и тем более субстанции (права которой в опытной области Кант также восстанавливает). Таким образом возможность превращения С. в субстанции или вообще свойства в сущее раз навсегда пресекается. Шопенгауэр, в духе Канта, признает невозможным какое-либо заключение от С. (essentia) к сушествованию (existentia), хотя с другой стороны утверждает, что существование без С. есть пустое слово. У Гербарта и Гегеля влияние произведенной Кантом реформы проявляется в том, что, в противоположность докантовской философии, заключавшей от С. к сущему, они стремятся С., как и субстанцию, вывести из понятия бытия. Из определения бытия, как простого положения, у Гербарта следует ряд заключений и о качестве (природе) сущего. У Гегеля категория С. составляет содержание второй книги "Логики" и С. определяется как основание (Hintergrund) или самоуглубление бытия, достигаемое его же собственным развитием. В настоящем вопросе, как и в вопросе о субстанции, дозволительно ожидать плодотворных результатов лишь от генетического исcледoвaния понятия бытия. Это исследование одно может дать разрешение или доказать неразрешимость искони занимавшей философию задачи - найти необходимые, т. е. логически связанные с самым бытием вещей, предикаты их. И. Г. Дебольский.

Суэцкий канал

Громадное значение, как стратегическое, так и торговое, какое может иметь соединение Средиземного и Красного морей для народов, живущих по их берегам, было оценено уже в глубокой древности египтянами; при Рамзесе II (XlV B. до Р. Хр.) задача была решена и канал, достаточный для кораблей той эпохи, был прорыть между устьем Нила (через озеро Тимза) и сев. концом Красного моря. Через нисколько столетии он был заброшен и стал недоступным для плавания. Фараон Нехао (616-600) начал новый кандал от Бубастиса (нынешний Сагасиг) на Ниле к Патумосу на Красном море, но, вследствие неблагоприятного оракула, по которому канал должен был оказаться полезным лишь для врагов, оставил это предприятие, хотя, по сведениям Геродота, оно стоило уже 120000 человеческих жизней. Когда в Египте господствовали персы, при Дарии Гистаспе (526-486), этот второй канал был окончен. По сообщены Геродота, длина его равнялась четырем дням пути, а ширина была такова, что две триремы могли разойтись свободно. При Птолемее II (285 - 247), канал был углублен, расширен и снабжен шлюзами. Ко времена царствования Кдеопатры он был частью занесен песком, но все-таки настолько еще годен для плавания, что после битвы при Акциуме (13 г. до Р. Хр.) нисколько кораблей Клеопатры успели спастись через него в Красное море. Судя по некоторым данным, он был восстановлен при импер. Траяне; по крайней мере он носил тогда название amnis Traianus. После нового периода заброшенности и полной негодности он совершенно заново был восстановлен полководцем Омара, наместником Египта Амру (умер в 664), при котором он служил весьма важной дорогой для хлебной торговли. К концу VIII века он вновь стал негодным для плавания. С эпохи географических открыли мысль о новом прорытии С. перешейка возникала много раз. Венецианцы думали с его помощью оживить свою торговлю, перешедшую в другие руки после открытия пути в Индию вокруг мыса Доброй Надежды; Лейбниц представлял проект канала Людовику XIV (1671); даже султан Махмуд III и вождь мамелюков Али Бей в XVlll в. думали о том же; но венецианцы и мамелюки были одинаково бессильны для осуществления предприятия которое стало еще более грандиозным, чем оно было в древности, вследствие значительного увеличения размеров и глубины посадки кораблей нового времени.

Бонапарт, во время египетской экспедиции (1798), обратил внимание на возможные политические последствия прорытия перешейка и поручил особой комиссий, во главе которой он поставил инженера Лепера (Lepere), производство предварителъных изысканий. Комиссия пришла к выводу, что уровень воды Красного моря на 9,9 м. выше уровня воды в Средиземном Mope, что очень затрудняет прорытие канала, не делая, его, однако, невозможным. По проекту Лепера он должен был идти от Красного моря к Нилу частью по старому пути, пересекать Нил близ Каира и кончаться в Средиземном море близ Александрии. Достигнуть особенно значительный глубины Лепер считал невозможным; его канал был бы негоден для глубокосидящих судов. Расходы на прорыве комиссия Лепера исчислила в 30-40 милл. фр. Проект разбился не о технические или финансовые трудности, а о политические события; он был окончен только в конце 1800 г., когда Наполеон был уже в Европе и окончательно отказался от надежды завоевать Египет. Принимая 6 дек. 1800 г. доклад Лепера, он сказал: "это великое дело, но я не в состоянии осуществить его в настоящее время; быть может турецкое правительство возьмется когда-либо за него, создаст себе тем славу и упрочить существование Турецкой империя". В 1841 г. английские офицеры, производившие изыскания на перешейке, доказали ошибочность расчетов Лепера относительно уровня воды в двух морях - расчетов, против которых уже раньше протестовали Лаплас и математик Фурье, исходя из теоретических соображений. В 1846 г. образовалось, отчасти под покровительством Меттерниха, международное "Societe d\'etudes du canal de Suez", в котором наиболее видными деятелями были инженеры: француз Талабо, англичанин Стефенсон и австриец Негрелли. Негрелли, на основании новых, самостоятельных изысканий, выработал новый проект, который, однако, в общих чертах был повторением старого, Леперовского. Около того же времени французский дипломат Ф. Лессепс, не производя новых самостоятельных изысканий, а опираясь лишь на исследования предшественников, напал на мысль провести канал совершенно иначе - так, чтобы он был "искусственным Босфором" непосредственно между двумя морями, достаточным для прохода наиболее глубоководных судов. Проект отличался замечательной смелостью; его автор обладал громадной энергией и громадными связями, что обеспечило его принятие, хотя в научном отношении он был разработан крайне слабо; как технические, так и финансовые его расчеты подверглись очень суровой критике со стороны многих специалистов, между прочим Стефенсона - критике частью оправдавшейся (относительно большей трудности и большей дороговизны канала), частью не оправдавшейся (относительно того, что канал неизбежно должен заноситься песком). При Аббасе-паше, управлявшем Египтом в 1849-54 гг., об осуществлении канала не было речи; но когда вице-королем Египта стал Саид-паша, то Лессепс, давно знавший его лично, поспешил в Египет и добился от него, 19 мая 1855 г., фирмана на основание компании ("Compagnie universelle du canal maritime de Suez"). Этим фирманом египетское правительство давало право на прорытие канала и на эксплуатацию его в течении 99 дет со времени открытия, после чего канал должен был поступить в собственность египетского правительства; оно обязывалось отвести безвозмездно необходимые для работ земли, поставлять рабочих и вообще оказывать содействие сооружению; за это оно выговаривало себе 15% чистого дохода (кроме дохода с тех акций, которые оно покупало) и право назначать директора компании из числа наиболее крупных акционеров. 10% дохода должны были идти в пользу основателей компании, а остальные 75% - акционерам.

В том же 1855 г. Лессепс добился ратификации фирмана со стороны турецкого султана, но только в 1859 г. смог основать в Париже компанию. Ее основной капитал равнялся 200 мидл. фр. (в эту сумму исчислены были Лессепсом все издержки предприятия), разделенных на 400 тыс. паев, по 500 фр. каждый; на значительную их часть подписался Саид-паша. В том же году начались работы. Английское правительство, и во главе его Пальмерстон, опасаясь, что С. канал поведет к освобождению Египта из-под власти Турции и к ослаблению или к потере господства Англии над Индией, ставило на пути к осуществлению предприятия всевозможный препятствие но должно было уступить перед энергией Лессепса, тем более, что его предприятию покровительствовали Наполеон III и Саид-паша, а потом (с 1863 г.) его наследник, Измаил-паша. Технические трудности были громадны. Приходилось работать под палящим солнцем в песчаной пустыне, совершенно лишенной пресной воды. Первое время компания должна была употреблять до 1600 верблюдов только для доставки воды рабочим; но к 1863 г. она закончила небольшой пресноводный канал из Нила, шедший приблизительно в том же направлении, что и древниe каналы (остатками которых кое-где удалось воспользоваться), и предназначенный не для судоходства, а единственно для доставки пресной воды - сперва рабочим, потом и поселениям, долженствовавшим возникнуть по каналу. Этот пресноводный канал идет от Сагасига при Ниле на восток к Измаилии, а оттуда на юговост., вдоль морского канала, к С.; ширина канала 17 м. на поверхности, 8 - по дну; глубина его в среднем. только 21/4 м., местами даже значительно меньше. Его открытие облегчило работы, но все-таки смертность среди рабочих была весьма велика; их доставляло египетское правительство, но приходилось пользоваться также европейскими рабочими (всех рабочих было от 20 до 40 тыс.). 200 милд. фр., определенных по первоначальному проекту Лессепса, скоро не хватило, в особенности вследствие громадных трат на подкупы при дворах Сайда и Измаила, на широкие рекламы в Европе, на расходы по представительству самого Лессепса и других воротил компании. Пришлось сделать еще облигационный заем в 166666500 фе, потом еще другие, так что общая стоимость канала к 1872 г. достигла 475 милл. (к 1892 г. - 576 милл.). В шестилетий срок, в который Лессепс обещал окончить работы, окончить их не удалось, и канал был закончен только через 10 лет. 16 ноября 1869 г. он был торжественно открыт. Длина его равнялась 160 км., ширина на поверхности 60-110 м., по дну 22 м. (впоследствии увеличена до 37 м.), глубина 8 м. (впоследствии 9 мет.). Для его проведения пришлось вынуть 75 милл. кб. м. земли. Он начинается у Порта Саида двумя каменными молами длиной в 2250 и 1600 м., которые защищают углубленный фарватер в Средиземном море от заносов нильским илом; затем он идет в южном, слегка уклоняющемся то к зап., то к востоку направлении, проходит через несколько горько-соленых озер (в том числе оз. Тимза, на котором стоит Измаилия), прорезывает небольшую гряду холмов Эль Кантара, на 95-м км. вступает в большое горько-соленое озеро, соединяющееся с Красным морем, пересекает его и на 156-м км. достигает моря, но идет в нем еще 4 км. Канал сократил время пути для пароходов, идущих из Англии, Германии и Франции в Индию, на 24 дня, из Триеста - даже на 37 дней, и потому сразу приобрел большое значение, не смотря на довольно высокую плату за прохождение через него (сперва 10 фр. с тонны чистого груза, с 1895 г. -9,5 фр.; существуют соответственные пошлины с пассажиров; компания продает также пресную воду, которая составляет немаловажный источник ее доходов). Первоначально для прохождения через канал требовалось не менее 2 дней, но со времени устройства электрического освещения оно стало возможным день и ночь, и потому теперь требует не более 15-20 часов. В 1870 г. через канал прошло всего 486 судов, с 436000 тоннами груза и 26750 людьми, подлежавшими оплате пошлиной. Это не окупало еще издержек по содержанию канала, но с 1872 г. канал стал приносить акционерам чистый доход, который, при некоторых колебавших, в общем постоянно поднимается. В 1893 г. через канал прошли 3341 судно, с 7659000 тоннами чистого груза или 10753000 тоннами груза брутто (из них 9977000 английских, 798000 немецких, 702000 французских) Общая сумма доходов С. канала равнялась в 1895 г. 80702000 фр.; за вычетом 25 милл. расхода, чистый доход-55067000 фр.; благодаря выкупу значительной части облигационных займов, на акцию в 500 фр. приходилось дивиденда в 1891 г. 112,14 фр., в следующие годы - несколько менее. Биржевая ценность акций сильно колеблется, поднимаясь во время биржевой горячки и славы Лессепса (в 1881 г.) до невероятной суммы 3475 фр., спускаясь по временам до 715 фр. Политические последствия от прорытия канала оказались совершенно не те, каких ожидали. Канал действительно содействовал ослаблению связи Египта с Турцией, но вовсе не в ущерб Англии, от которой фактически зависит судьба Египта; точно также власти Англии в Индии канал не только не нанес ущерба, но усилил ее, приблизив Индию к Англии. В 1875 г. Англия купила у египетского хедива его акций, и с тех пор в самой компании С. канала ей принадлежит руководящая роль. Ср. F. Lesseps, "Percement de I\'lsthme de Suez. Expose et documents officiels" (П, 1855-56); его же "Lettres, journal et documents a l\'historie du canal de Suez" (П., 1875-81); Volkmann, "Der Suezcanal und seine Erweiterung" (Б., 1886); Krukenberg, "Die Durchfititung des Isthmus von Suez" (Гейдельб., 1888); Hemr. Stephanе "Der Suezkanal und seine Eroffnung" (в "Unsere Zeib, 1870, ј 1-2); O. Ritt, "Histoire de I\'lsthme de Suez" (П., 1869); M. Fontane, "De la marine marchande a propos du percement de I\'lsthme de Suez" (П, 2 изд., 1869); Fournier de Flaix, "L\'independance de l\'Egypte et le regime international du canal de Suez" (Пар., 1889); "Le canal de Suez, bulletin decadaire" (П., выходит 3 раза в месяц).

В. Водовозов. Сфагнум (техн.) - под этим названием находится в продаже торфяной мох, очищенный от корней и прутьев трепальной машиной и спрессованный для более удобной перевозки. С. начинает входить в употребление в строительном деле, вследствие своей дурной теплопроводности, для смазки на потолках, для заполнения пустот в стенах из пустотелых бетонных камней, для обкладывания стен денников и водяных резервуаров, По отзывам специалистов, С. как подстилка в конюшнях не оправдал ожиданий, так как меньше сохраняет здоровье лошадей.

Сфинкс

(Sjigx) - в греческой мифологии демон-душитель в образе полуженщины, полульва; олицетворение неизбежной судьбы и нечеловеческой муки. Название С. - греческого происхождения (от гл. sjiggw - душить), но представление заимствовано вероятно у египтян или ассирийцев, у которых С. - одна из обычных мифических фигур. По Гезиоду (Феогония, 326 и сл.), С. была дочерью Химеры и Орера, по другим - Тифона и Ехидны. Особенно распространено было фиванское сказание, разработанное греческими трагиками, которые воплотили в С. идею борьбы человека с судьбой. Близ Фив показывали пещеру в горе Фикион или Сфинпон, где, по преданию, жило это чудовище. По фиванскому преданию, С. был послан Герой, или Аресом, или Дионисом, для опустошения страны, в наказание за убиение Кадмом Аресова дракона (или за преступления Лаия). Приютившись в пещере названной горы, С. подстерегал проходящих и задавал загадку: "Кто ходит утром на четырех ногах, в полдень на двух и вечером на трех?" (разгадка - человек, в три поры его жизни: в детстве, возмужалом возрасте и старости). При этом сфинкс обязывался, в случае разрешения загадки, умертвить себя; не разрешавших же загадки он пожирал (или сбрасывал со скалы). Чтобы избавиться от этой беды, Креонт, правивший страной со времени гибели Лаия, предложил руку своей сестры Иокасты и с нею царскую власть тому, кто разрешить загадку. Загадка была разрешена Эдипом, который сделался царем и женился на Иокасте, своей матери, а С. бросился со скалы. Изображения С. в искусстве были различны: обыкновенно он имел бюст женщины и заднюю часть туловища какого-либо животного (льва, змеи, собаки и пр.), или переднюю часть туловища льва и заднюю часть тела человека, с когтями коршуна и крыльями орла. В новейшей поэзии С. сделался символом загадочного, а также воплощением идеи о смежности страдания с наслаждением (ср. стихотворение Гейне, "Das ist der alte Marchenwald! ", в предисловии к III-му изд. его "Книги песен"). Ср. Jeep, "Die Griechische Sphinx" (Б., 1854); Ilberg, "Die S. in der Griechischen Kanst und Sage" (Лпц., 1896). H. О.

Сфорца

(Sforza) - знаменитая итальянская фамилия игравшая большую роль в XV и XVI в. Основал ее Муцио Аттендоло, сын крестьянина из Романьи, получивший прозвище С. В ранней юности он поступил в дружину Адьберто де Барбиана, одного из основателей кондотьерства, отличился храбростью и сам сделался вождем наемного войска. Умер в 1424 г. на службе у неаполитанского короля. Ему, в качестве кондотьера, наследовал его сын Франческо, который служил попеременно Милану, Венеции и Флоренции и в 1450 г. хитростью и насилием овладел Миланом, ссылаясь на права жены своей Бианки-Марии, побочной дочери последнего миланского герцога из фамилии Висконти. Он правили Миланом 15 лет с титулом герцога. Ему наследовал его сын. Галеаццо-Мария (ум. 1476), после которого власть досталась малолетнему его сыну Джованни Галеаццо. Последний, как полагают, был отравлен своим дядей Людовиком Мором, который и захватил власть над Миланом. Желая удержаться на престоле, он склонил французского короля к вмешательству в итальянские дела и вызвал поход Карла VIII на Неаполь. Соединившись потом с врагами Франции, он был побежден франц. королем Людовиком XII и изгнан из Милана (1499), возвратился туда с помощью швейцарцев, но еще раз потерпел неудачу и попал в плен к франц. королю (1500). Сын его Максимилиан в 1512 г. вернул себе власть, но после битвы при Мариньяно, в 1515 г., должен был отказаться от Милана в пользу франц. короля Франциска I, за ежегодную пенсию. После изгнания французов из Италтии Карлом V, последний отдал Милан в ленное владение младшему сыну Людовика Мора, Франческо II (1520). После его смерти (1535) Милан был отдан сыну Карла V, будущему королю Филиппу II Испанскому. От брата Франческо I, Бозио С., произошли тоскансние графы Санта-Фиора, от которых ведет свое начало теперешний римский род герцогов С. Чезарини. См. Ratti, "Della Famiglia S." (1794); Litta,. "Famiglie celebri italiane".

Сфрагистика

- наука о печатях. Начало ей положил Мих. Гейнекций (1709 г.), за которым последовали Иоганн Гейманне давший ей греческое название "сфрагистика", Ф. Геркен, Гаттерер, Ледебур, князь Гогенлоэ-Вальденоург и др. Лучшие сочинения по С. за последнее время принадлежат Зейлеру, автору "Abriss der Sphragistik" (Вена, 1884) и "Geschichte der Siegel" (Лиц., 1894). В русской литературе, кроме особой главы о печатях в "Русской геральдике " А. Ламера, имеются по С. лишь отрывочные и незначительные сведения. С. имеет непосредственную связь с геральдикой и нумизматикой. С первой она связана тем, что многие изображения, употреблявшаяся прежде лишь на печатях, перешли потом в гербы. Удельные князья употребляли печати с изображением эмблем того удела, где они княжили; впоследствии эти эмблемы нередко входили и в гербы, напр. у князей Голицыных (герб вел. княжества Литовского). С нумизматикой С. связана тем, что на монетах часто чеканилась печать князя, при котором чеканили монету; по эмблеме на печати, если надпись на монете не сохранилась, можно было определить происхождение монеты. Обычай употребления печатей - очень старинный. Восточные народы уже в древние времена употребляли печати, преимущественно в Персеполисе, Вавилоне и Египте, и пользовались для того твердыми цветными камнями, в форме цилиндров, жуков и т. п., на которых вырезывались различные знаки. Библия во многих местах упоминает об употреблении печатей (III книга Царств, гл. XXI, ст. 8 и 11; книга Даниила, гл. XIV, ст. 12; книга Бытия, гл. XXXVIII, ст. 18 и 25; книга Исход, гл. XX, ст. 11 и 21). От восточных народов обычай употребления печатей заимствовали греки и римляне. Последние обыкновенно употребляли печати-перстни, которые прикладывали к разного рода актам.

Племена, поселившиеся на римской почве, усвоили себе обычай употребления печатей, который, однако, общим и повсеместным стал не ранее XII столетия. Печать долгое время заменяла собою подпись, вследствие чего значение ее было велико. Для предупреждения подлога употреблялись различные предосторожности. Прикладывание печатей к наиболее важным актам совершалось с особой торжественностью. Как у римлян, так и у германцев был обычай вместе с умершим класть в гробницу и его печать-перстень. Хранители королевских и государственных печатей носили их иногда на шее. До VIII в. употребляли большей частью односторонние печати, но с Х в. их стали вытеснять двойные, висячие на снурках или приклеивавшиеся к пергаменту, к бумаге. Печати были свинцовые (печати буллы, называвшиеся так от свинцовых шариков, через которые продевался снурок и потом выбивалось изображение), золотые (в редких случаях), серебряный, бронзовые, оловянные, восковые и сургучные. Кроме восковых и сургучных, все печати были висячими и носят в западной С. название sigilla pendentia или sigilla. Они привешивались в конце грамот, тотчас после подписи, на снурке льняном или шелковом или на обрывке пергамента или кожи. Если печатей было несколько, то при размещении их следовали положению и званию владельцев. Форма печатей была весьма разнообразна: они были круглые (древнеегипетские), овальные, продолговатые, треугольные, квадратные, шестиугольные и др. Цвет воска печатей различался по достоинству лиц и по роду дел. Право печатать красным воском составляло принадлежность государя и лиц, которым дана была эта привилегия. Патриарх константинопольский печатал свои грамоты обыкновенно черным воском. Печатать голубым и лазоревым воском считалось привилегией в XVI и XVII вв. На печатях были изображения эмблем, присвоенных владельцам, надписи в форме наставлений, правил и др., изображения лиц владельцев и т. п. Особенно разнообразны были эмблемы или символы. В каждом государстве были и имеются особые государственный печати, которые подразделяются большей частью на три вида: большие, средние и малые: первые - для более важных документов, преимущественно законодательных актов и международных трактатов, а вторые и третьи - для менее важных и даже для писем государей. В некоторых государствах для личного употребления государей имеются особые частные печати (Англия, Нидерланды и др.). Большей частью хранителем государственной печати бывает министр или министерство юстиции, затем министерство иностранных дел (в Баварии, Нидерландах, Вюртемберге и Швеции) и государственное министерство (Пруссия). Папа римский имеет печать, носящую его фамильный герб; она прилагается к папским грамотам и к трактатам. У статс-секретаря папы особая печать. В Швейцарии хранение государственной печати принадлежит канцелярии союзного совета.

В Poccии первые упоминания о печатях находятся в договорах Игоря и Святослава с греками. Из договора 945 г. узнаем, что послы наши должны были иметь печати золотые, а гости (купцы) серебряные. В 1006 г. Владимир св., устроив свободную торговлю между болгарскими и русскими купцами, даровал тем и другим особые печати, в ознаменование княжеского позволение и в удостоверение звания купцов. Сначала право иметь печать принадлежало исключительно великому князю, но, с раздроблением Руси на уделы, оно распространилось и на удельных князей. С административным развитием России печати сделались принадлежностью служилых людей разного рода; их имели также города и приказы. Княжеские печати были двоякого типа - частного, личного (печати-перстни) и официального, государственного. По примеру первых, рано стали заводить у себя печати и родовитые бояре. Печати были металлические - золотые, серебряные, серебряные вызолоченые и свинцовые; восковые (черные, желтые, темно-коричневые и красные); воско-мастичные, заменившие восковые в силу своей большей прочности; печати на дегте или на смоле (очень редки) и сургучные, вошедшие в употребление с конца XVII в. Металлические печати все привешивались на снурках различных цветовшелковых, гарусных и пеньковых; остальные прикладывались и иногда для большей сохранности прикрывались бумажкою, отчего назывались печатями под кустодиею.

Самая древняя сохранившаяся до нас княжеская печать - серебряная, позолоченная, с изображением на одной стороне лика Иисуса Христа, а на другой - Архангела Михаила, поражающего змея, она привешена к жалованной грамоте князя Мстислава Владимировича и его сына Всеволода (1125-1132 г.). В позднейших княжеских печатях, кроме упомянутых изображений, встречаются святые Александр, Николай, Иоанн Предтеча, Симеон и др., изображения князей, разнообразный эмблемы и надпись: печать такого-то князя. Между печатями XIV - XV вв. встречается немало античных, вывезенных, по всей вероятности, из Византии и изображающих, между прочими, мифологические сюжеты. Древнейшая из дошедших до нас городских печатей - новгородская приложенная к договорной грамоте 1426 г. (Новгорода с вел. князем тверским Борисом Александровичем) и изображающая животное с лошадиною головой, задом и ногами львиными, бегущее с поднятым хвостом; между головой и шеей его видна веревка, в виде узды; на обороте надпись-"печать новгородская". Поздние на новгородских печатях изображались тигр или пантера, женская фигура, сидящая на стуле, двуглавый орел, вечевые ступени с посохом архиепископа, медведь и др. За новгородскими следуют псковские печати; древнейшая из них - 1510 г., (с изображением барса, бегущего с расправленными когтями, высунутым языком я поднятым хвостом, а вокруг надпись: "печать господарства псковскаго"). Города, построенные в XV и XVI ст., получали печати от правительства. которое нередко изменяло и дополняло их. Обычным изображением на печатях патриархов, митрополитов, архиепископов и епископов была Богоматерь; на печатях служилых и частных людей, кроме надписей, встречаются эмблемы. В течении всего московского периода государственная печать прилагалась ко всем актам вместо подписи царя. По действующим основным законам, в России существуют три вида государственной печати: большая, средняя и малая; все они возобновляются при вступлении на престол нового государя. Каждая печать прикладывается к соответственным ее значению документам. На печатях изображен государственный герб. Кроме названных печатей, была еще печать воротная или орловская (с орлом на одной стороне и св. Георгием на другой), односторонняя, висевшая обыкновенно на вороту у печатника или хранителя государственных печатей. Подлинники ее хранятся в архиве министерства иностранных дел, равно как и печать кормленая или кормчая, на которой был изображен только герб московский. С XVIII в. существуют еще печати коронационные (серебряные). Из областных печатей наиболее любопытной является малороссийская. Она была дарована в 1576 г. Стефаном Баторием и содержала "герб, означающий на оной стоящего казака, держащего на плече ружье; на голове у него скривленная высокая шапка, а у бока висящий пороховой рог". Печать эта оставалась в употреблении и по воссоединении Малороссии с московским государством, до самого упразднения гетманства в 1764 г. 24 февраля 1766 г. Екатериной была утверждена для Малороссии печать, дарованная Петром Великим в 1722 г. малороссийской коллегии; эта печать заключает в государственном гербе гербы Киевский (серебряный ангел на голубом поле), Переяславский (серебряная башня в красном поле), Стародубский (зеленый дуб в красном поле), Северский (золотая стена в красном поле) и черниговский (единоглавый орел в голубом поле). До 1702 г. употреблялись разные печати, а после - обыкновенно с двуглавым орлом.

Литература. "Сборник снимков древних печатей, приложенных к грамотам и другим юридическим актам, хранящимся в московском архиве министерства юстиции", составленный П. Ивановым (М., 1858); "Снимки древних русских печатей: государственных, царских, областных, присутственных месть и частных лиц" (М., 1883); Д. Прозоровский, "Собрание польских и других печатей, принадлежащих императорской академии художеств" (СПб., 1881); "Собрание государственных грамот и договоров" (М. и СПб., 1813-1841; собрано до 163 гравированных снимков печатей); А. Латер, "Русская геральдика" (СПб., 1855); Абрамов, "Сибирская печати" ("Тобольские Губернские Ведомости", 1858,. ј 47); А. Барсуков, "Правительственные печати в Малороссии от Стефана Батория до Екатерины II" ("Невская Старина", 1887, ј 9); Родзевич, "0 русской сфрагистике" ("Вестник археологии и истории", издан археологическим институтом, вып. VI, СПб., 1886).

Б. Р-в.

Схима великая и малая

Когда в монашеской жизни развились злоупотребления, вызвавшие подчинение монашествующих епископскому надзору, отшельники были переведены из пустынь в города и села и запрещен выход из монастырей без разрешения епископа (IV вселенск, соб. прав. 4). В монастырях бывшие отшельники образовали особую "степень", "чин", "образ", которому стало усваиваться наименование "великого", в отличие от киновиатов, т. е. общежитейных иноков, получивших название малого ангельского образа. Для иноков вел. ангельского образа был обязателен затвор в монастыре, заменявший собой древнее анахоретов. В VI в. Иоанн Постник в своем чине покаяния упоминает уже о монахах великосхимнике и малосхимнике. Указаны были определенные сроки для перехода из общежития в затвор (четыре года - 6 вселенск. соб. прав. 41). К началу IX века деление монашествующих на 3 степени - новоначальных, малосхимников и великосхимников - окончательно установилось в практике восточного монашества, По уставу патриарха Алексия великосхимники и малосхимники различались друг от друга даже одеждой. Памятники IX в. содержат к себе чины пострижения в мантию или малый ангельский образ и в С. или великий ангельский образ. Чинопоследование малой С. отличалось простотой и краткостью, чинопоследование великой С. - большой торжественностью. Уподобление св. отцами и учителями церкви пострижения в великую С. с одной стороны - таинству крещения, с другой - таинству покаяния окружило его величественно-трогательными песнопениями, молитвами и обрядовыми действиями. В Poccии разделение монашествующих на великосхимников и малосхимников ввел преп. Феодосий. Века XII, XIII и XIV были временем господства в богослужебной практике русской церкви сербских редакций посвящения в С., шедших с Афона и во многом не походивших на греческий оригинал. В XV в. чин малого ангельского образа был исправлен по греческим евхологиям. Чинопоследованиe великой С, в существенных чертах остается согласным с списками XlV в. В XVII в. оно подвергается значительному сокращению. Так называемые "указы великого образа" выпустили из чина оглашение, произнесете монашеских обетов и пострижение волос, удержав лишь канон, молитвы и облачение, с возгласом: "облачается (имя рек) в аналав и схиму". В памятниках XVII в. встречаются даже такие редакции указов, который выпускают из чина все три основных его акта; молитвой и чтением Апостола и Евангелия и ектенией как бы только разрушается желающему носить великий образ и освящается первое возложение его. Эти сокращения чинопоследования великого ангельского образа появились вследствие установившегося в XVII в. взгляда справщиков на монашеское пострижение, как на второе крещение. Неповторимость крещения привела к мысли о неповторимости монашеского пострижения: а так как чин великой С. в своих основных частях совпадает с чином последования мантии, то в повторении его не усматривалось надобности. Для пострижения монашествующих женщин в великий образ в русской церкви с XV в. существовал особый чин, не оправдываемый греческой практикой; он сопровождался омовением ног будущей великосхимницы. См. архимандрит (ныне епископ) Иннокентий, "Пострижение в монашество" (Вильна, 1899).

Сцевола

- имя трех римских юристов:

1) Публий Myций С. (трибун 141 г. до Р. Хр., консул в 133 г., великий понтиф в 133 г.), Цицерон называет его одним из немногих "истинных" юрисконсультов, так как он, исполняя судейские должности, вносил в разбор дел истинное беспристрастие, а при защитах соединял юридические познания с удивительным ораторским искусством. Юристы - плохие ораторы вызывали со стороны С. скорбь и насмешки. Будучи великим понтифом, он обращал внимание на усиление юридических знаний коллегии, считая главной ее задачей основательное знание права, а не сохранение отживших привилегий, уменьшению которых содействовал своей интерпретацией. Написал 10 книг, посвященных обработки jus civile. Помпоний называет Публия С., вместе с М. Ю. Брутом и М. Манилием, "основателем" цивильного права.

2) Квинт Муций С., сын предыдущего (консул в 95 г., великй понтиф в 84 г., умер в 79). Получив  широкое философское (стоическое) образование, сделался еще более, чем отец, выдающимся политическим деятелем и юристом; соединял юридическое и ораторское искусство с нравственными началами деятельности, проводя в юридическую интерпретацию начало "доброй совести". Около 100 г. до Р. Хр. он написал свое знаменитое сочинение "De jure civile" (18 книг), в котором в первый раз изложил это право в систематическом порядке, покоившемся на совместной разработки сродных юридических понятий, в противоположность старому легальному порядку, представлявшему простую интерпретацию законов в их официальной последовательности. Юридические определения и формулы Квинта Муция С. отличались удивительным сочетанием краткости, ясности и изящества формулировки. Философская мысль помогла ему внести единство во многие частный определения, выразить их в более общей форме и извлечь из них новые юридические последствия (напр. praesumptio Muciana, cautio Muciana и т. п. формулировки, сохранившиеся с его именем). Если его отец был одним из первых юристов, начавших литературную интерпретацию норм цивильного права, то Квинт Муций С. может быть назван основателем науки гражданского права.

3) Квинт Цервидий С., юрист второй половины II века по Р. Хр., грек по происхождению, написавший 40 книг Дигест и 6 книг "Responsa", в которых разрабатывал право казуистически, давая прямые, но не мотивированные ответы на многие юридические вопросы. При Марке Аврелии, в качестве члена его совета, был главным его помощником и руководителем при разрешении юридических вопросов. Непосредственными учениками Цервидия С. были император Септимий Север и знаменитый юрист Папиниан, а также, повидимому, Павел и Трифонин, называющие Цервидия "Scaevola noster". cm. Kruger, "Gesch. der Quellen" (Лпц", 1888) 1 Муромцев, "Гражданское право древнего Рима" (М., 1883); Sohm, "Institutionen"; Karlowa, "Rom. Rechtsgeschichte". В. H. Сципион (Scipio) Публий Корнелий Африканский Старший - один из замечательнейших римских полководцев. Родился около 235 г. до Р. Хр. Во время битвы при р. Тичино спас своего отца. После Каннского поражения С., бывший начальником легиона, заставил Цецилия Метелла и его единомышленников, в отчаянии задумавших было покинуть Италию, отказаться от этого плана. 22 лет от роду был избран в эдилы. Когда его отец и дядя погибли в Испании в борьбе с карфагенянами и никто не желал занять должность главнокомандующего тамошними римскими силами, двадцатичетырехлетний С. выступил кандидатом и был единогласно выбран на этот ответственный и опасный пост. Рядом блестящих успехов С. оправдал доверие своих сограждан. Не смотря на то, что ему приходилось иметь дело с такими опытными противниками, как Газдрубал, сын Гизгона, Газдрубал, сын Гамилькара (брат Ганнибала), и Магон, С. действовал очень удачно: он взял Новый Карфаген, разбил под Бекулой Газдрубала, сына Гамилькара, после чего последний ушел в Италию на помощь брату (208); в следующем году С. там же разбил другого Газдрубала и постепенно подчинил Риму большую часть Испании. Кроме военных талантов, он выказал также значительные дипломатическая способности, искусно располагая испанских туземцев в пользу Рима, великодушным обращением с ними. Успехи С. настолько подняли престиж Рима что африканские цари Масинисса и Сифакс завели сношения с Римом. С. лично явился в Африку для свидания с Сифаксом и заключил с ним союз. Возвратившись в Испанию, он окончательно очистил ее от карфагенян: Магон ушел в Италию, Гадес сдался римлянам. С. привез из Испании в римскую казну громадные суммы серебра и стал популярнейшим человеком в Риме. Он задумал высадку в Африку, хотя Ганнибал находился еще в Италии.

Этот смелый план показался опасным осторожным людям, во главе которых стояли Кв. Фабий Максим и Кв. Фульвий, но он встретил сочувствие в обществе. К С. являлось много добровольцев и пожертвования всякого рода. Ему сначала удалось организовать набег в Африку (под начальством Лелия) и принудить карфагенский гарнизон удалиться из Локр; в тоже время ему пришлось вынести много неприятностей по делу Племинии. Наконец, сенат разрешил организовать высадку в Африку (204). Военные действии в Африки закончились поражением вызванного из Италии Ганнибала при Заме и заключением мира. По возвращении в Рим С. получил блестящий триумф и прозвание "Африканского", но другие почетные награды, предложенные ему, он отклонил. Он был бесспорно первым человеком в Риме и признанным главой аристократической партии, Вскоре он стал princeps senatus, затеем был цензором, пять лет спустя - консулом во второй раз (отличие, в ту эпоху исключительное). Он сопровождал своего брата Луция, бывшего консулом в 190 г., в походе против Атиоха Сирийского и фактически руководил войной. По возвращении в Рим братьям пришлось вынести много неприятностей со стороны партии, руководимой М. Порцием Катоном. Против Луция С. был начат процесс по обвинению его в утайке денег (повидимому, действительно имевшей место) и в даровании Антиоху, из личных выгод, слишком снисходительных условий мира. Поведение Публия С. в этих процессах давало повод к справедливым нареканиям. Противники Сципионов одержали верх; Луций был обвинен и присужден к штрафу. Вскоре он умер, а несколько времени спустя умер и Публий С. (около 183 г.), который жил последнее время в своем имении в Кампании. Перед смертью С. запретил переносить его прах в Рим. Он стоял во главе нового культурного движения, имевшего результатом перенесение в Рим греческой образованности. Вражда к Сципионам таких людей, как Катон, в значительной степени объясняется именно этим. Дочь С.. Корнелия, была замужем за Тиберием Семпротем Гракхом, отцом братьев-реформаторов. Ср. Fr. Dor. Gerlach, "P. Cornelius Scipio Africanus der Aeltere und seine Zeit" (Базель, 1868); его же, "De vita P. Cornelii S. Africani Superioris" (Базель, 1865); Th, Mommsen, "Die Scipionenprocesse" ("Hermes", 1 в., 1866). Д. E. Сыпи. - Под именем С. известны разнообразные заболевания кожи, которые или имеют симптоматический характеры, т. е. сопровождают основную болезнь (таковы С. при кори, оспе, скарлатине и др.), или представляют специфическое заболевание кожи (пемфигус, пруриго, псориаз, себорея, экзема, эритема и мн. др.). Кроме того, заболевания нервной системы часто также сопровождаются различными страданиями кожи, выражающимися появлением высыпей. Наконец, введение в организм различных веществ в виде лекарств, содержащих например йод, бром, мышьяк, белладону и др., или в виде пищевых продуктов (наприм. раков, земляники и др.) бывает иногда причиной появления С. В первом случай (после приема лекарства) появление С. обусловливается токсическим действием введенных в организм химических веществ, а во втором (после поступления пищи) токсические соединения образуются в самом организме, т. е. происходит самоотравление. Лечение всякого рода С. должно происходить под непременным наблюдением врача.

Сырдарья

(Яксарт - древних, Сейхун арабов) - одна из важнейших рек Туркестана, составляющаяся из двух истоков - Нарына и Кара-дарьи и впадающая в Аральское море. Длина С. с Нарыном - 2370 вер. (2863 км.); поверхность бассейна 398357 кв. вер. (453347 км.), т. е. несколько более Швеции. Нарын берет начало в юго-вост. части Семиреченской обл. из ледников и озер на высоких нагорьях (сыртах) ТяньШаня (под 78º вост. долг. и несколько южнее 42º сев. шир.), на высоте около. 12500 фт. Истоками Нарына могут считаться речки, берущие начало с одной стороны из ледников (Л. Петрова) хребта Акширяк, а с другой из высоких горных озер и ледников на южн. склоне хр. Терскей-Алатау. Из этих рч. - Яактас (Джаак-таш), питающаяся шестью ледниками (Петрова и другими), спускающимися с хр. Акширяк, р. Барскоун, вытекающая из ледников Терскей-Алатау, и р. Карасай, также вытекающая из ледников Акширяка представляют три главные истока, которые по соединении принимают название р. Тарагай, направляющейся на З по дикому ущелью и принимающий от устья небольшого прит. Курменты название Нарына. Название это сохраняется р. до соединения с Карадарьей в долине Ферганы, откуда р. получает имя С. дарьи. Первым значительным притоком Нарына являются Мал. Нарын (110 в.), вытекающий из южн. склона. Терскей-Алатау и вливающийся в Нарын справа в 35 в. выше укрепления Нарынского (6900 фт.); Мал. Нарын несет почти столько воды, сколько и главная река. От устья Мал. Нарын р. выходит из ущелья на довольно широкую долину и, продолжая течь на 3, принимает справа Оттук (50 вер., дорога в Токмак), а слева Ат-баш (130 вер.), после чего вступает на еще более широкое место (урочище Куртка 6520 фт.) и распадается на несколько рукавов, заросших камышем и кустами. Следы прежней культуры в виде оставленных пашен и арыков видны от укр. Нарынского, а ниже впадении Ат-баша киргизы занимаются земледелием всюду, где позволяют условия местности. Сравнительно широкая долина Нарына продолжается за ур. Куртка еще верст 20 до впадения слева р. Алабуга, после чего река вступает в узкое ущелье, за коим долина вновь расширяется, образуя урочище Тогуз-турау (4250 фт.). Приняв здесь слева рч. Кыл-дуо и Калдама, Нарын поворачивает на СЗ и опять входит в узкое ущелье дл. около 80 вер., где принимает справа многоводный прит. Джумгол-Сусамыр. Выйдя из ущелья, Нарын проходит несколькими многоводными рукавами широкую долину Кетмень-тюбе (2800 фт.), принимает справа прит Узун-ахмат (60-70 вер.) и круто поворачивает на ЮЗ, сохраняя это направление до слияния в Кара-дарьей. За Кетмень-тюбе Нарын вступает вновь в скалистое дикое ущелье, пройдя которое на протяжении ок. 120 вер., выходит у Учькурганае в Ферганскую долину. Ок. 50 вер. западные, почти на меридиан Намангана (1340 фт.), Нарын сливается с Кара-дарьей и принимает название С. дарьи. Длина Нарына от истока до слияния с Кара-дарьей ок. 700 вер. Таким образом, верхнее и среднее течение Нарына представляет ряд разъединенных узкими ущельями высоких котловин, представляющих, по мнению некоторых, дно бывших здесь некогда озер. Не смотря на высоту этих котловин они пригодны для земледелия. Лесной растительности, за исключением ив, тополей, облепихи и местами березы, окаймляющих течение реки, почти нет; лишь в ущелье Узун-ахмата есть хвойный строевой лес. Зимой, при самом низком уровне р., Нарын несет около 20 куб. саж. в сек. После временных паводков ранней весной в конце мая начинается летний подъем воды, который достигает maximum\'a в июне, когда уровень поднимается до 1,7 саж. над зимним. Начиная от выхода из гор, Нарын дает начало нескольким оросительным каналам, из коих некоторые (Янги-арык) являются одними из самых больших арыков Ферганы и орошают обширные плодородные оазисы. Карадарья, вливающаяся в Нарын слева, в малую воду несет ок. 10 куб. саж. в сек., в высокую же почтив десять раз более (вмае 1892 г. 33,392 куб. фт. в сек.). До соединения с Нарыном Кара-дарья протекает по долине около 120 вер. и снабжает водой более 50 оросительных каналов, в том числе и Шарихан-сай, самый многоводный (в июне-июле 2540 куб. фт. в сек.) арык Ферганской области. Соединившиеся воды Нарына и Кара-дарьи текут под именем С. дарьи через сев. часть Ферганской долины в юго-зап. направлении до сел. Кош-тегермен в 25 вер. зап. Ходжента здесь, огибая хр. Могл-тау, С. образует Биговатские пороги и, выйдя из Ферганской котловины, круто поворачивает на СЗ, при чем направление это остается, преобладающим до самого Аральского моря. На всем протяжении этого участка течения С. река не принимает притоков и не выделяет ни одного скольконибудь значительного оросительного канала; шир. ее не менее 80 саж., а наибольшая глуб. в меженную воду 71/2 арш. Количество воды по обмерам у Ходжентского моста в малую воду 29-37 куб. саж., скорость 2,87 - 3,3 фт. в секунду. В половодье, при подъеме воды на 1,5 саж. расход воды достигает 128 куб. саж. Река настолько многоводна, что допускает в летнее время сплав леса в Ходжент. В 1868 г. была сделана попытка подняться на пароходе до Ходжента, но пароход дошел только до сел. Хас (50 в. ниже по р.), так как дальнейшему движению препятствовали Биговатские пороги. За порогами С. дарья расширяется и течет на СЗ в сравнительно широкой долине, образуя множество извилин, заводей, озер и старых русл, образовавшихся впоследствии блуждания реки в ее долине и особенно резко заметных при малой воде. В русле реки появляется много переносных мелей, а по берегу тянутся луга и тугаи (заросли кустарников и камыша), сопровождающие реку до самого устья и имеющие нередко очень крупные размеры. Несколько выше сел. Биговат из С. дарьи выведен канал (Дальверзин), орошающий ок. 19 тыс. дес. на прав. берегу реки, а почти у самого селения - канал Имп. Николая I, проведенный вел. кн. Николаем Константиновичем далеко в Голодную степь, почти до ст. Мурза-рабат на старой почтовой дороге из Самарканда в Ташкент и ныне переданный для исправления и достройки в мин. земледелия. Канал этот пересекает Среднеазиатскую жел. дор. у ст. Голодная степь и имеет целью орошение юго-вост. части того огромного степного пространства, которое, под именем Голодной степи, тянется на левом берегу Сыра. В районе Чиназа, под которым река пересекается железнодорожным мостом, в С. вливаются справа три притока, берущие начало в зап. отрогах Тянь-Шаня: Ангрен, Чирчик и Келес. Самым многоводным и имеющим очень важное ирригащонное значение является Чирчик, дающий воду 42 оросительным каналам и протекающийы на протяжении 150 вер. Около 300 вер. ниже С. дарья принимает справа последние свои притоки (Арыс, Бугунь, Караичик), вытекающие из хр. ларатау, вдоль которого она течет на протяжении почти 250 вер. и, выйдя на безбрежное степное пустынное пространство, широкими излучинами направляется, мимо Джулека, Перовска, Кармакчи и Казалинска, к морю. В этой средней и нижней частях своего течения река имеет в шир. от 130 саж.. (Чиназ, Перовск) до 200 (Казалинск), 250 и даже 400 саж., при весьма значительной глубине (21/2-5 саж.), скорости и массе воды; у Перовска сентября 1877 г., когда вода стояла значительно выше, чем зимой, было отмечено 70,2 куб. саж. в сек. Во многих местах р. образует обширные острова, протоки и рукава, заросшие камышом, и изобилует мелями и перекатами. Во время летнего разлива, бывающего в июне, низменные берега затопляются на значительное расстояние. Из рукавов С. дарьи в особенности замечательны старые русла Яны-дарья Куван-дарья. Яны-дарья отделяется в нескольких верстах от г. Перовска и направляется через пески Кизыл-кум на З к Аральскому морю; местами Яны-дарья имеет до 80 саж. ширины и заметное течение. Прежде Яны-дарья впадала в юго-вост. часть Аральского м., ныне же, мелея все более и более, проходит верст на 300, оканчиваясь в разливах и озерах. В половодье Яны-дарья разливается на огромное пространство. Невдалеке от истока Яны-дарьи из ее отделяется приток Куван-дарья, направляющийся также к Аральскому морю и имеющий одинаковый с Яны-дарьей характер. По преданию, рукава эти образовались в конце XVIII в. искусственно, при проведении оросительных каналов каракалпаками. Между Перовском и Кармакчи (форт ј2) на прав. берегу на протяжении более 100 в. тянется огромное, почти непроходимое болото Бакалыкопа, огибаемое почтовым трактом из Ташкента в Оренбург, удаляющимся здесь от С. дарьи. Устье реки загромождено мелями и прикрыто остр. Кос-арал, образовавшимся от массы песка и ила, выносимой С. дарьей в море. Из трех рукавов более или менее доступен средний, но в нем на фарватере бывает не более 21/2 фт. в низкую воду и 4 - в высокую. Ирригационное значение нижнего течения С. дарьи - ничтожно: в Казалинском и Перовском уу. орошается не более 30 - 40 тыс. дес. Всего водами бассейна С. дарьи орошается в Ферганской и С. дарьинской областях около 1050000 дес., т. е. 2/3 всей орошенной площади в Туркестане. Замерзает С. дарья у Казалинска в конце ноября, а вскрывается в конце марта, в Чиназе с середины янв. до половины фев., а у Ходжента нередко совсем не замерзает. В 1877-78 гг., при морозе до 25º, С. дарья у Ходжента и выше замерзла 3 дек., а вскрылась в конце янв. Вода в С. дарье желтоватая, мутная от массы взвешенных песчаных и лессовых частиц, но довольно вкусная и здоровая. Берега реки большую часть года безжизненны и пустынны; мириады мошек, оводов и комаров побуждают кочевников уходить весной в степь и возвращаться к С. дарье лишь в окт. В камышах и зарослях по берегам р. водится бесчисленное множество фазанов, кабанов, гусей, уток и других животных; нередко попадаются и тигры. Судоходство по С. дарье в настоящее время состоит почти исключительно в сплаве леса, с 50-х же гг. по середину 80-х XIX ст. на р. существовало казенное пароходство (аральская флотилия), устроенное с военными целями, для перевозки казенных грузов между фортами до Чиназа. Пароходство было основано в 1853 г., когда в укреплении Раиме были спущены два первые парохода - "Перовский", в 40 сил, и "Обручев", в 12 сил. В 1878 г. состав аральской флотилии был следующий: 6 буксирных пароходов, 9 железных барж, 10 баркасов, 16 других гребных судов, 8 железных паромов и 1 пловучий док. Пароходы и баржи имели артиллерийское вооружение. Вследствие значите данных расходов на содержание, трудности плавания по С. дарье и изменившихся условий с замирением края, аральская флотилия была упразднена и часть судов ее передана во вновь образованную Амударьинскую флотилию.

Сычи

- так называют вообще мелких сов, главным же образом два вида их, относящихся к двум различным родам,. Athene noctua и Nyctala tengmalmi. Athene noctua, С. или сирин домовой, водится в южной половине Poccии, во всей Западной Европе до Скандинавии, а на восток от Poccии, начиная от Кавказа и Персии через всю центральную Азию до Китая. Как показывает название, он охотно селится возле человека на чердаках под крышами, а также в дуплах садов и мелких рощиц. Общий тон пестрой, характерной для сов, окраски - сверху cеpo-коричневый, снизу беловатый. Клюв желтый. Длина 22 стм. гнездо представляет простую подстилку для яиц из прутиков, шерсти и перьев. Охотится ночью и днем за мышами и насекомыми реже за мелкими птицами. Род сиринов (Athene), к которому относится около 40 видов, живущих только в восточном полушарии, отличается неполным лицевым диском, отсутствием ушных пучков перьев и вздутой восковицей с поперечно-овальными ноздрями. Хвоста короткий прямой. Оперение плюсны - редкое. Оперение пальцев - щетинистое. У рода Nyctala, 4 вида которого встречается в палеарктической области, существуют зачаточные ушные пучки перьев и отверстие уха очень большое и значительно превышает диаметр глаза, лицевой диск - полный, круглый, хвост округленный; оперение плюсны и пальцев густое. N. tengmalmi, С. обыкновенный или мохноногий - кругополярная птица, гнездящаяся в хвойных лесах. Яйца кладет без всякой подстилки в дуплах. Питается мелкими грызунами и птицами. Окраска взрослых птиц очень походит на окраску С. домового. Молодые - однообразно коричневато цвета с белыми пятнами на хвост и крыльях. Длина 24 стм. Ю. Б.

(Eugene Sue, 1804-1857) - французский беллетрист, сын ученого врача; много путешествовал в молодости в качестве морского хирурга, хорошо изучил Испанию, французские колонии, а также морскую жизнь и быт матросов. Отец его умер, оставив ему миллионное состояние, и С. стал жить очень широко, отдавшись исключительно литературе. Первые его произведения - повести и романы из морского быта; самые известные из них - "Plick et Plock", "Atar Gull", "La Salamandre", "La Vigie de Koat Ven". Ими создан был совершенно новый род литературы во Франции. С. проявил очень богатую фантазию в описании моря и морской жизни; замыслы его оригинальны, драматичны, стиль сильный и яркий. Уже в этих первых произведениях С. является увлекательным рассказчиком и вместе с тем проявляет свойственный ему пессимизм, объясняя поступки своих героев большей частью тщеславием и эгоизмом. В исторических романах -"Lautreaumont", "Jean Cavalier", "Le Marquis de Letorriere" - С. очень произвольно обращался с историческим материалом, движимый все более назревавшей в нем ненавистью к монархии. За историческими романами последовали бытовые: "Arthur", "Morne au Diable", "Mathilde". В "Матильде", имевшей в свое время чрезвычайно громкий успех, С. отвлекся на время от философских замыслов и тенденциозного демократизма и дал яркую картину общественной жизни своего времени, обнаружив большое понимание действительности. В этом романе, как и в других чисто бытовых повестях, С. - трезвый реалист, не преувеличивающий дурных сторон жизни, а с полной правдивостью изображающий сочетание добра и зла в характерах и поступках людей. Все эти романы составляют, однако, лишь подготовительный период в творчество С.; его литературная слава основана не на них, а на общественных романах, написанных в 40х годах. С. проникся социалистическими теориями, волновавшими тогдашнюю Францию и подготовившими движение 1848 г.; он стад сторонником философских и экономических учении Фурье, Ламеннэ, Кабэ, Сен-Симона и Прудона. Источник всех человеческих страданий он видит в эгоизме общественной организации. Индивидуальная нравственность обусловлена, по его убежденно, общественным строем. Все общество виновато в преступлениях и пороках пролетариата. С. выступает пламенным защитником интересов низшего класса и страстно обличает аристократию и духовенство, как виновников страданий народа. Этим духом проникнуты знаменитые в свое время и переведенные на все европейск, языки романы "Mysteres de Paris", "Juif Errant", "Mysteres du People". С. писал их в виде фельетонов, имевших огромный успех. Помимо идейного содержания, романы эти увлекали драматическим изложением, фантастичностью, сложностью интриги, драматизмом и неожиданностью бесконечно разнообразных эпизодов. Для современного читателя романтические вымыслы С., с их полным пренебрежением к правдоподобности изображенных событий и к психологической правде, представляют мало интереса, но в истории литературы романы С. сохраняют значение, как продукты того же течения, к которому относятся социалистические романы Жорж Занд, "Miserables" Гюго и др. произведения того же рода. С. написал еще "Les Sept Реches Capitaux", "Les Enfants de l\'amour", "Gilbert et Gilberte", "Les filles de Cain", "Ferdinand Duplessis", "La famille Geoffroy" и мн. др. В молодости он сочинил, в сотрудничество с другими лицами, несколько водевилей и драм ("Le fils de l\'homme", "Pierre Le Noir", "Le Secret d\'Etat" и др.), a впocледcтвии переделал для сцены некоторые свои романы ("Lautreaumont" "Juif Errant" и др.). Его избрание в члены законодательного собрания (1850) напугало буржуазию, встревоженную событиями 1848 г.; но выдающейся роли в политической жизни ему сыграть не удалось.

3. Бетерова.

Сюита

- сочинение, состоящее из ряда старинных танцев, расположенных в известном порядке. В старинную С. входили аллеманд, куранта, сарабанда, жига и другие танцы. Все эти танцы писались в простейших формах и в одной тональности. Если в С. входили не одни танцы, а еще ария, увертюра, токката и пр., то такая последовательность пьес называлась партитой. Особенно замечательны С. и партиты для оркестра или отдельных инструментов И. С. Баха. С. новейших композиторов по форме имеют мало общего со старинной С.: они заключают в себе не ряд танцев, а ряд пьес всякого содержания, имеющих меньшие размеры, чем части симфонии. Тональности их различны, но находятся в близком сродстве с главной тональностью, в которой пишутся первая и последняя часть С. В новейшей С., вследствие относительно малого размера частей, их больше, чем в симфонии. Среди новейших С. особенно замечательна третья С. для оркестра Чайковского. Ряд отдельных самостоятельных отрывков из балета или оперы, исполняемых в концерте оркестром, в настоящее время принято также называть С.

В. С.

Число просмотров текста: 24594; в день: 6.98

Средняя оценка: Хорошо
Голосовало: 7 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0