Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Документация и справочники
Брокгауз и Эфрон
Энциклопедия Брокгауза и Эфрона - То-Тя

Тобол

- р. Тургайской обл., Оренбургской и Тобольской губ. Т. берет начало несколькими истоками на сев. вост. склонах плоской возвышенности в степи, на В от г. Орска на высоте около 1100 фт. По соединении истоков в одну реку, Т. течет к В, затем на С, приняв же в себя слева рч. Чертанды и Джилькуар, поворачивает к ВСВ и в таком направлении протекает до впадения слева р. Уй. На всем этом протяжении (до 500 вер.) Т. орошает сев. зап. часть Тургайской обл. От впадения в него р. Уй Т. служит границей между этой областью и Оренбургской губ., затем входит в Челябинский у. последней и орошает его на протяжении 150 вер. до впадения справа р. Алабуги, отсюда р. течет по границе Оренбургской и Тобольской губерний до впадения слева рч. Куртамыш, затем вступает в Тобольскую губ. По этой губернии Т. течет на СВ и впадает в р. Иртыш с левой стороны. немного выше г. Тобольска. В прежнее время Т. впадал в Иртыш против нагорной части города, которую он постоянно подмывал, почему в 1716 г. был прорыт пленными шведами канал от Т. в Иртыш. в 3 вер. выше города. - В своих верховьях Т. пересекает несколько небольших озер и течет в скалистых берегах, то плесами, то непрерывно; берега здесь обрывисты и скалисты, поросли березой и кустарником; только выше впадения в Т. р. Аяти берега делаются ровными и даже низменными, причем правый вообще выше левого. На всем этом протяжении р. имеет быстрое течение, ширина ее от 5 до 30 с., у стан. Звериноголовской. Глубина незначительна и р. всюду проходима вброд. В Тобольской губ., по которой Т. протекает на протяжении 725 в., ширина р. достигает от 30 до 60 с., а ниже устья р. Туры-до 100 с., местами и более. На этом протяжении глубина р. от 1 до 2 и более саж. Дно р. песчаное, местами глинистое, течение медленное, немало омутов и глубоких ям. Вообще русло Т. извилистое и с течением времени оно заметно изменяется; так, в некоторых местах луга, бывшие прежде на одной стороне, теперь очутились на другой. Т. замерзает в конце октября, вскрывается в конце апреля, местами весенние разливы достигают 8 вер. В Оренбургской и Тобольской губ. левый берег р. возвышенный, гористый, правый - отлогий, луговой. Т. судоходен в течение всего лета, начиная от впадения в него р. Туры, в засушливое время на р. образуется множество мелей и она тогда становится судоходной только вниз от дер. Иевлевой; выше р. Туры до Звериноголовской станицы, р. судоходна весной. Справа в Т. не впадает ни одной значительной реки, кроме р. Убаган в Тургайской обл. Слева в Т. вливаются значительные, мелководные речки Чертанды, Джилькуар, Аят, Кочердык, Юргамыш, Куртамыш и более значительные Уй, Ик, Ниап, Исеть, Тура, Иска и Тавда; из правых притоков, кроме Убагана, впадают pp. Абуга, Алабуга, Суер, Емуртла, Юрга, Тап и др. Т., особенно в нижнем течении, изобилует рыбой. Судоходство по р., с развитием пароходства, стало значительным. Из Курганского и Ялуторовского уездов весною сплавляются барки и лодки с хлебом. Кроме городских, имеются еще пристани в сел. Смоленском и Барабинском. На нижнем течении имеются пристани в сел. Иевлево и Артамоновой. Весной до 1 июня сильное движение грузов вниз по реке из Тюмени, а также из Тавды и вверх по р. до Тюмени из Сибири; с июля, за мелководьем, движение это несколько затихает, хотя приспособленные пароходы ходят почти все лето. Вся длина Т. до 1575 верст.

И. Л.

Тобольск

- губ. гор. Тобольской губ., на прав. берегу р. Иртыша, близ впадения в него р. Тобола, устье которого, во избежание подмыва нагорного берега р. Иртыша, было в 1716 г. отведено на 3 вер. выше города. Абсол. высота - 355 фт. над ур. моря. До 2-й половины XVIII в., когда главный Сибирский тракт проходил через Т., и здесь сосредоточено было главное управление всей Сибирью, город имел большое экономическое значение. Ныне он его совершенно утратил и оживляется лишь в пору навигации; в промышленном отношении стоит значительно ниже гор. Тюмени и Кургана. Четыре небольшие предместья и две подгородных деревеньки составляют одно целое с городом в отношении общественного и полицейского управления. 2332 дома, из них каменных 50. 25 церквей, в том числе 1 римско-катол. и 1 лютер.; мужской Знаменский м-рь. В кафедральном соборе во имя св. Софии есть древние иконы. Город расположен частью на нагорном берегу р. Иртыша, возвышающемся на 30 саж. над ур. реки, частью на низменности, между нагорьем и руслом реки; имеет в длину до 4 вер., в ширину около 1,5 вер. 3 пристани: одна принадлежит городу, 2 - пароходовладельцам. Жителей 22752 (12011 мжч. и 10741 жнщ.); городские сословия составляют 37%, лица военного звания 23%. Огромное большинство жителей православные, ок. 600 др. христианск. исповед., до 800 евреев и до 400 магометан. 20 учебных зав.: мужская гимназия, уездное муж. училище, 2 приходск., дух. семинария, дух. мужское учил., мариинская жен. школа, епарх. жен. учил. Александровский детский приют для девочек и мальчиков, школы повивально-фельдшерская, ветеринарно-фельдшерская и ремесленная, сиропитательное заведение, воскресная школа и др. 5 благотворительных и 10 врачебных заведений; богадельня приказа общ. призрения, городская богадельня, воспитательный дом для подкидышей, частная столовая для бедных, попечительное общество о бедных, городской дом трудолюбия, епархиальное попечительство о бедных духовного звания, отдел Красного Креста, городская больница, тюремная больница, дом для умалишенных, лечебница для приходящих больных. Общество трезвости, общ. спасания на водах, епархиальное православно-церковное братство, общество вспомоществования бедным студентам Тобольской губ., общ. вспомоществования бедным учащимся в тобольской гимназии, общ. попечения об учащихся в городских училищах. Тобольский городской музей имеет библиотеку и издает в "Ежегоднике" труды своих членов. Одна казенная и несколько частных типографий.

Главное занятие жителей - рыбное дело. Тобольские рыбопромышленники, числом около 30, арендуют рыболовные пески у инородцев и посылают туда суда и пароходы с рабочими и приказчиками; вместе с тем они скупают рыбу у мелких березовских и обдорских промышленников или выменивают ее у инородцев на хлеб и на разные товары. На месте добычи рыба солится или сушится и в таком виде доставляется, в размере 700000 пд., в Т.; затем она отпускается в Пермскую губ., Ирбит, Екатеринбург и южные уезды губернии. Зимою рыба отправляется в свежем, замороженном виде даже в Москву и Петербург. Торговля мехами, преимущественно беличьими, не особенно значительна. Производством замшевых рукавиц занято до сотни лиц, работающих семьями. Ввозятся главным образом хлеб, вино, мануфактура и бакалея. Праздничные базары, из которых Рождественский имеет оборот до 30000 руб. Всех мест торговли в Т. 177, фабрик и заводов - 48, с производством на 256 тыс. руб. Свидетельств на право торговли и промыслов выдается до 520 в год. Городской общественный банк, учрежденный в 1868 г.; ежегодные обороты его достигают до полумиллиона рублей. Ремесленников около 1000; только скорняжный и рукавичный промыслы имеют некоторое значение; беличьих шкур приготовляют до миллиона штук, заячьих 10 тыс., песцовых 3 тыс., для московских заказчиков. Городу принадлежит земли до 4 100 дес., несколько домов, корпус лавок и бойни. Городских доходов на 1901 г. исчислено 115708 руб., расходов - 115446 руб. Две пожарные команды: полицейская и общественная. Памятник Ермаку. На возвышенной части нынешнего города во время Сибирского царства стоял татарский городок Бициктура, где, по преданию, проживала жена последнего сибирского царя Кучума. Т. основан казачьим годовою Данил. Чулковым в 1587 г.; в 1610 г. перенесен на возвышенный мыс правого берега Иртыша; в 1708 г. назначен губернским городом Сибирской губ., в 1782 г. - местопребыванием Тобольского наместника. До 1824 г. здесь находилось главное управление Западной Сибирью.

Н. Д.

Товар

(эконом.) - предметы, производимые не для личного потребления, а для потребления других хозяйств. Обращающиеся на рынке Т. чрезвычайно разнообразны; общие их свойства - полезность, удовлетворяющая различным потребностям человека, и то, что все они созданы трудом. Процесс перехода товаров из рук производителей в руки других лиц называется в политической экономии обращением Т.

Товарищество с ограниченной ответственностью

- В современной торговопромышленной жизни ощущается потребность в таком типе товарищеского предприятия, который, занимая среднее место между полным и коммандитным товариществами - с одной и акционерными компаниями - с другой стороны, совмещало бы в себе известные черты всех этих форм Т. По отношению к тем товарищеским предприятиям, в которых каждый участник принимает личное участие в направлении дела, полное Т. поныне остается наиболее целесообразной формой. Иначе обстоит дело для тех промышленников, которые являются участниками в нескольких товарищеских предприятиях и по этой (или другой) причине лишены возможности принимать непосредственное участие в ведении дел каждого из них. Гарантией от риска, сопряженного с неограниченной ответственностью, представляется акционерная форма предприятия; но она не устанавливает личной связи между акционером и предприятием, а между тем участие в предприятии нескольких товарищей не только капиталом, но и личным трудом и знаниями часто бывает необходимо и целесообразно, лишь бы оно не влекло за собою неограниченной ответственности. Коммандитное Т. представляет неудобства полного Т. - для ответственного товарища и неудобства акционерной компании - для товарищей на вере. Этим объясняется издание германского закона 1892 г. о товариществах с ограниченною ответственностью (Gesellschaften mit beschraenkter Haftung), основной принцип которого заключается в том, что ответственность за долги Т. лежит единственно на имуществе предприятия. Закон предписывает оглашение имен всех участников и требует, чтобы в товарищеском договоре указан был размер взноса каждого участника. Размеры взноса каждого участника в отдельности не подлежат регистрации и оглашению, но по желанию участников могут быть заносимы в торговый регистр. Каждый участник ответствен за недостачу в первоначальных взносах остальных товарищей. Все эти постановления направлены к тому, чтобы гарантировать кредиторам действительное существование товарищеского капитала, указанного в товарищеском договоре; с тою же целью закон запрещает возврат участникам первоначальных их взносов. Если такой возврат состоялся, то участник безусловно (т. е. независимо от своей добросовестности или недобросовестности) обязан вновь внести полученный им обратно взнос, когда это потребуется для удовлетворения кредиторов Т.; если же вторичный взнос не состоится, то за недостачу ответственны остальные участники. Личную ответственность отдельного участника пред кредиторами Т. закон исключает безусловно. Чтобы предотвратить введение публики в обман насчет формы и существа данного Т., закон постановляет, что при образовании Т. с ограниченною ответственностью заключение товарищеского договора безусловно обязательно; договор этот должен быть заключен в судебном или нотариальном порядке и подписан всеми участниками. Далее, закон требует, чтобы в фирму Т. во всех случаях включаемы были слова: "с ограниченной ответственностью" и чтобы каждое Т. с ограниченной ответственностью имело одного или нескольких представителей, которые должны быть указаны в товарищеском договоре и полномочия которых по отношению к третьим лицам признаются неограниченными и не подлежащими ограничению. Т. с ограниченной ответственностью могут быть, по словам закона, "учреждаемые для всякой законом дозволенной цели". Члены Т. не обязываются к личному участию в ведении дел Т.; все они без изъятия могут в товарищеском договоре отказаться от такого участия. Этим открывается промышленнику возможность участвовать в нескольких предприятиях без личного вмешательства в заведование делами их вмешательства, требующего затраты труда и времени и часто оказывающегося непосильным. В Т. с ограниченною ответственностью всякий участник может вполне спокойно отказаться от личного участия в заведовании делами, ибо мера его ответственности может быть заранее определена с безусловною точностью: если он свой взнос сделал и убедился в том, что и остальные участники оплатили свои взносы, то возможные его потери ограничиваются этим взносом. При таких юридических условиях существенную важность приобретают личность и полномочия директора-распорядителя Т. Назначение директора-распорядителя (одного или нескольких), который может быть избран как из числа участников Т., так и из посторонних лиц, является делом товарищеского договора, т. е. единогласного соглашения всех договаривающихся лиц. Товарищеский договор может определить, должно ли замещение директора-распорядителя последовать по большинству голосов участников, или же по единогласному их решению. Если в договоре об этом ничего не сказано, назначение зависит от большинства, причем счет голосов ведется не по числу участников, но каждые 100 марок взноса дают право на один голос.

Директор-распорядитель действует от лица товарищества, действия его обязательны для последнего и в том случае, если они противоречат данным ему инструкциям или даже прямо выраженной воле всех участников. Директор-распорядитель может быть уволен во всякое время и без предварительного оповещения; он не в праве требовать указания мотивов такого увольнения, если только товарищеским договором не установлено противное. Директору-распорядителю может быть предоставлено лишь управление предприятием, но не нормирование отношений самих участников к Т. Все, что относится до последней области, - как то установление баланса, истребование взносов, возврат дополнительных взносов и т. п. - составляет непосредственную обязанность самих участников. Законом устанавливается минимальный (но не максимальный) размер складочного капитала: 20000 марок. Уже этим одним указывается на то, что новая форма Т. предназначается для осуществления таких хозяйственных целей, которые не требуют крупных капиталов, желательных при акционерной форме. В Англии до сих пор тысячи limited companies с небольшими капиталами приняли акционерную форму лишь за отсутствием другой формы Т. с ограниченною ответственностью, причем для удовлетворения требованиям закона, устанавливающим минимальное число акционеров в 7 членов, действительным участникам предприятия приходится привлекать несколько подставных лиц, которым обыкновенно предоставляется по одной акции в 1 фн. стерл. Германский промышленный мир, благодаря закону 1892 г., имеет в своем распоряжении две формы Т. с ограниченной ответственностью и поставлен в возможность избрать ту из них, которая наиболее соответствует характеру данного предприятия и отношениям между участниками его. Широкое распространение, какое в короткое время получила новая форма Т. (за первые 5 лет действия этого закона возникло 1 465 таких Т., со складочным капиталом свыше полмиллиарда марок) свидетельствует о том, что она удовлетворяет требованиям жизни. Сумма отдельных взносов должна равняться условленному складочному капиталу; каждый взнос в отдельности должен быть не менее 500 марок и может делиться на 100 долей. Размерами взноса обусловливается и пай, принадлежащий в предприятии отдельному участнику. Паи эти переходят по наследству и могут быть отчуждаемы, но не иначе как в форме судебного или нотариального договора. Закон не исключает возможности сосредоточения в одних руках нескольких паев и даже проникновения в среду Т. новых участников; но товарищеским договором действительность отчуждения паев может быть поставлена в зависимость от согласия на то Т. или от других каких-нибудь условий. Ни в каком случае, однако, участник путем отчуждения своего пая не может освободиться от своих невыполненных еще обязательств пред Т. относительно полной оплаты взносов; ответственность по таким обязательствам остается как на нем, так и на приобретателе его пая. Дополнительные взносы, признанные целесообразными для расширения оборотных средств Т., для участников не обязательны, если они не выговорены в товарищеском договоре (без ограничения или с ограничением суммы). Для отдельных участников размеры дополнительных взносов определяются соответственно размерам первоначальных их вкладов. Если товарищеским договором установлена обязательность дополнительных взносов без ограничения суммы, то отдельный участник может уклониться от такого дополнительного взноса путем отказа от своего пая. Если дополнительный взнос одним из участников не покрыт вполне, то за это остальные участники не отвечают.

Кредиторы товарищества не могут требовать производства дополнительных взносов, хотя бы товарищеским договором установлена была их обязательность. Различие между акционерными компаниями с одной и товариществами с ограниченной ответственностью - с другой стороны может быть сведено к упрощению организации и к установлению связи между участниками и товарищеским предприятием. В Т. с ограниченною ответственностью не представляется, напр., необходимости в таком органе, как наблюдательный совет. Между двумя владельцами акций предприятия, которые купили их сегодня, чтобы завтра продать на бирже, нет и не может быть никакой товарищеской связи; наоборот, в Т. с ограниченною ответственностью устанавливается личная связь между участниками - и в то же время вносится большая подвижность в образование и расчленение складочного капитала. Паи товарищей изъяты из биржевого оборота; они не овеществляются в ценной бумаге, становящейся товаром, который всякий может купить; для отчуждения паев требуется заключение нотариального договора, и действительность его может быть поставлена в зависимость от различных условий. В Т. с ограниченною ответственностью участники могут обязаться к усилению капитала предприятия; обязательства акционера не могут быть расширены за пределы стоимости акции. Акция не подлежит дроблению; пай Т. с ограниченной ответственностью может быть разделен между несколькими собственниками и в порядке наследования, и в порядке отчуждения. Отношения по Т. с ограниченной ответственностью определяются добровольным соглашением участников, тогда как в строе акционерных компаний преобладающую роль играют обязательные нормы закона. Из статистических данных за первые два года действия закона о Т. с ограниченной ответственностью видно, что 65,8% таких Т. располагали капиталом ниже 300000 марок, 22,5% имели капитал от 300000 до 1000000 марок, а в 11,7% складочный капитал превышал 1 милд. марок. Итак, преобладают небольшие предприятия. К третьей группе Т., капитал которых превышает миллион марок, принадлежат преимущественно так назыв. "семейные предприятия": форма Т. с ограниченной ответственностью представляется особенно подходящею для предприятия, которое, по смерти владельца, перешло к нескольким наследникам и продолжается тесным кругом лиц, соединенных семейными узами, но не желающих и не могущих быть связанными неограниченной ответственностью. Так как новая форма Т. допускает и гарантирует личное участие товарищей в делах предприятия, то она удобоприменима к эксплуатации изобретений и к колониальным предприятиям.

Форму Т. с ограниченной ответственностью приняли в Германии и многие общеполезные предприятия (по устройству промышленных выставок, благотворительных заведений, общеобразовательных учреждений и т. п.), которые до издания закона 1892 г. вынуждены были облачаться в совершенно несоответствующую им форму акционерной компании. И в России потребность в новой форме Т. чувствуется главным образом для предприятий небольших, в особенности таких, для которых важен не столько собирательный капитал, сколько соединение лиц (напр. "артельные маслодельни"). Вообще для союзов сельских хозяев, устраиваемых с целью совместной технической обработки сырых продуктов их хозяйств, Т. с ограниченной ответственностью наиболее пригодная форма. В силу Высочайше утвержденных 30 мая 1897 г. и 13 февраля 1898 г. положений комитета министров, изданы нормальные уставы сельскохозяйственных товариществ и местных сельскохозяйственных обществ. Оба устава провозглашают принцип ограниченной ответственности членов товариществ и обществ, но Т. и общества обставлены всем сложным аппаратом акционерного дела.

Токвиль

(Alexis-Charles-Henri-Clerel de Tocqueville, 1805-1859) знаменитый франц. писатель и государственный деятель. Изучал право в Париже. После путешествия по Италии и Сицилии в 1827 г. был назначен на судебную должность (juge auditeur) в Версале здесь вступил в тесную дружбу с сослуживцем своим Гюставом-де-Бомоном. Воспитанный в эпоху увлечения политической свободой, Т. возмущался реакционной политикой Полиньяка, но Июльская революция тем не менее была ударом для его легитимистических симпатий. Июльскую монархию он, однако, признал, так как считал ее единственно возможной конституционной формой правления. В 1831 г. он получил, вместе с Бомоном, командировку в Соед. Штаты, для изучения принятой там пенитенциарной системы. Главной целью Т. при этом было изучить, на примере Соедин. Штатов, истинную демократию, осуществившую на практике принципы свободы и равенства. Итогом путешествия Т. и Бомона была книга: "Du systeme penitentiare aux Etats-Uais et de son application en France" (П., 1832), в которой авторы становились на сторону системы одиночного заключения. Возвратясь во Францию, Т. записался в адвокаты. В 1835 г. вышли в свет первые две части его "Democratie en Amerique". Успех книги был чрезвычайный как во Франции, так и во всей Европе; она скоро была переведена на несколько иностранных языков. Обилие собранного материала, беспристрастное отношение к предмету, глубина и проницательность автора, широта его горизонта - все это сразу поставило Т. в число выдающихся теоретиков политики. В том же году Т. отправился в Англию, где "Демократия" произвела особенно сильное впечатление, и встретил здесь самый восторженный прием. В 1840 г. вышли две последние части его книги, а в 1841 г. Т. был избран членом франц. академии. В 1837 г. он поставил свою кандидатуру в депутаты, но потерпел неудачу, отказавшись от поддержки правительства. На выборах 1839 г. он был избран. В палате он не занял выдающегося положения, несмотря на свой редкий политический ум. Он не годился в парламентские вожди, так как был человеком мысли, а не дела. Главным образом он работал в комиссиях и редко появлялся на трибуне. Вотировал он обыкновенно с конституционной левой против министерства Гизо, но в сущности не принадлежал ни к какой партии. Политическая дальновидность и аристократический склад характера отталкивали его от мелочных, будничных интересов тогдашних партий, представлявших только буржуазию и игнорировавших всю Францию, находившуюся вне "pays legal". Т. не раз указывал на неизбежность демократической революции, если правительство не изменит своей узко буржуазной политики (особенно замечательна в этом отношении его речь 27 янв. 1848 г.). Он считал конституционную монархию наилучшей формой правления для Франции, но после февральской революции признал республику, как последнее средство сохранения свободы.

Избранный в учредительное собрание, он примкнул к правой и вступил в борьбу с социализмом. В нападках социалистов на право собственности он видел подрыв устоев общества, в общественной организации труда - ограничение свободы промышленности, расширение функций государства и, следовательно, посягательство на великий принцип индивидуальной свободы. Экономические отношения вообще были слабой стороной Т.; не понимая истинного смысла февральской революции, он защищал теперь ту самую буржуазию, с которой боролся до сих пор. Опасаясь, чтобы демократический поток не привел к деспотизму, Т. настаивал в комиссии, вырабатывавшей конституцию, на предохранительных мерах: двух палатах, ограничении власти президента и двухстепенном его избрании. Его предложения не были приняты. После июньских дней Т. был представителем Франции на съезде в Брюсселе для улажения итальян. дел; вернувшись, поддерживал кандидатуру Кавеньяка в президенты республики. В 1849 г. он был избран в законодательное собрание и вслед затем сделался министром иностр. дел в кабинете Одилона Барро. В этой должности Т. стремился поддержать французское влияние в Италии, не лишая папу независимости, и добиться для папской области необходимых внутренних реформ. Письмо президента к Нею (31 октября) вызвало отставку кабинета Барро. К 1850 г. относятся "Souvenirs" Т., служащие важным источником для изучения февральской революции; они напечатаны только недавно, так как автор не хотел их опубликовывать. "Souvenirs" представляют Т. в новом свете: из возвышенного политического мыслителя он превращается здесь в тонкого, наблюдательного сатирика. В палате он продолжал бороться с политикой президента и в 1851 г. представил доклад о пересмотре конституции; но пересмотр не состоялся. Последовавший затем переворот 2 декабря еще раз оправдал убеждение Т., что установление равенства среди народа, не привыкшего пользоваться политической свободой, ведет к военному деспотизму. Т. принимал участие в последней легальной попытке сопротивления в мэрии Х округа и был посажен в Венсеннскую тюрьму, но скоро получил свободу. Оторванный от политической деятельности, он предался исключительно изучению великой революции. Первую попытку в этой области он сделал еще в 1836 г. в оставшейся неоконченною статье: "Etat social et politique de la France avant et depuis 1789". Переворот 2 декабря, напоминавший 18-е брюмера, оживил в нем интерес к начатой работе. После нескольких лет архивных занятий в разных местах Франции и даже Германии, он издал в 1856 г. 1-й том "L\'ancien regime et la revolution". Он замышлял этот труд в 3 томах, но смерть застигла его во время работы над вторым томом.

- Основным пунктом миросозерцания Т. является свобода личности. Принадлежа, с этой стороны, к школе либералов и разделяя даже ее веру в спасительность принципа laissez faire, laissez passer в экономических отношениях, Т. видит, однако, другие ее недостатки и понимает, что в обеспечении свободы главную роль играет вековое воспитание народа, что одни конституционные учреждения по образцу английских еще недостаточны для этой цели. В своей первой книге он указал те средства, которые могут упрочить и обеспечить свободу в государственном строе. Со времени средних веков европейское общество переживает глубокую и беспрерывную демократическую революцию. Аристократия падает, сословные неравенства сглаживаются, классы уравниваются. Этот демократический поток идет неудержимо, все усиливаясь; низвергнув уже аристократию и короля, он, очевидно, не остановится пред буржуазией. Народы стремятся к свободе и равенству; полное осуществление обоих принципов - идеал демократии. Но, любя свободу, демократические народы лучше понимают и выше ценят прелести равенства. Поэтому они иногда согласны пожертвовать свободой для сохранения равенства. Между тем равенство, прямо не противореча свободе, развивает в обществе наклонности, грозящие установлением деспотизма. Обособляя людей друг от друга, равенство развивает в них партикуляризм и эгоизм. Увеличивается страсть к наживе, люди равнодушно относятся к общественным интересам и, устраняясь от общественной жизни, предоставляют все новые права правительству, лишь бы оно обеспечивало порядок и спокойствие. Государственная власть расширяется и проникает все глубже в жизнь общества; личность попадает все в большую зависимость. Местное самоуправление уничтожается и заменяется административной централизацией. Устанавливается всемогущая, абсолютная тирания народного большинства. Процесс этот идет еще скорее, если демократии приходится вести войны, которые особенно опасны для свободы, так как требуют сосредоточения всех сил государства. А от тирании большинства до единоличного деспотизма - один только шаг. Талантливый полководец всегда может, при помощи армии, захватить власть, и народ, привыкший повиноваться центральному правительству, охотно откажется от участия в правлении, лишь бы его новый господин обеспечил порядок и покровительствовал обогащению. Таким путем равенство может привести к деспотизму. Единственное средство, которое может предотвратить такой исход - сама свобода: она отрывает людей от материальных интересов, соединяет и сближает их, ослабляет их эгоизм. Существенную помощь ей может оказать религия, действующая в том же направлении. Но одного конституционного устройства, соединенного, притом, с бюрократической централизацией, более чем недостаточно; это только "приделывание головы свободы к телу раба". Необходима широкая децентрализация власти, при сохранении за центральным правительством minimum\'a необходимых прав. Для большого государства, поэтому, лучшая форма - федерация. Бюрократическая опека должна быть заменена местным самоуправлением, этой школой политического воспитания народа. Необходимы полная независимость судов и подсудность должностных лиц обыкновенным судам, как гарантия против произвола администрации. Гарантией против произвола законодательства служит право суда объявлять закон противоречащим конституции. Необходим также суд присяжных, развивающий в народе правосознание и чувство законности. Наконец, полная свобода печати и свобода ассоциаций является лучшим средством борьбы с тиранией большинства. Конечно, главным условием для поддержания свободы являются не учреждения, а привычки и нравы; но учреждения, в свою очередь, влияют на развитие соответственных нравов и обычаев, и применение указанных средств может парализовать вредные наклонности демократии и способствовать упрочению свободы.

"Старый порядок" по своей задаче тесно примыкает к "Демократии". Если там Т. хотел выяснить условия, при которых возможен демократический строй, основанный на свободе и равенстве, то здесь он старается ответить на вопрос, почему Франция, домогаясь во время великой революции и свободы, и равенства, сумела приобрести только последнее. Демократизация общества с средних веков привела Францию к крушению политической стороны феодализма и к усилению королевской власти. К XVIII в. установился "старый порядок" - соединение королевского абсолютизма с феодальным сословным строем. Высшие сословия сохранили все свои прежние, тяжелые для крестьян привилегии и даже присоединили к ним новые. Общество было разделено на ряд сословных групп, которые ревниво оберегали свою обособленность; правительство помогало такому разобщению классов, видя в нем залог своей прочности. Но демократизация общества продолжалась. Высшие сословия беднели и падали, земельная собственность раздроблялась, буржуазия возвышалась и обогащалась, классы приближались друг к другу. Перед революцией французское общество представляло собой однородную массу и бессословный строй мог установиться легко и скоро. Между тем от политической свободы общество давно отвыкло, Генеральные штаты не собирались с начала XVII в. Разрушая феодальные учреждения, короли заменяли их бюрократической централизацией. Местное самоуправление было почти уничтожено, правительственные агенты изъяты из ведения обыкновенных судов. Религия возбуждала к себе ненависть, ввиду союза духовенства с королями. Правительство разобщало классы, заботливо заглушало всякий дух общественной самодеятельности и держало общество под стеснительной опекой. Если и сохранялся еще дух независимости, проявлявшийся, напр., в борьбе парламентов с королями, то он был достаточен разве для низвержения деспотизма, но не для мирного пользования свободой. В 1789 г. французы уничтожили "старый порядок" и, вдохновленные идеалами философии XVIII в., создали новый строй, основанный на гражданском равенстве и политической свободе. Но любовь к свободе, вспыхнувшая незадолго до революции, скоро остыла среди анархии и бурь революции. Партикуляризм, порождаемый равенством, страсть к обогащению, необходимость сосредоточения власти вследствие беспрерывных войн и страх пред восстановлением сословного строя привели к установлению деспотизма. Наполеон консолидировал бессословный строй, но, вместе с тем, восстановил бюрократическую централизацию "старого порядка". После падения Наполеона у французов несколько раз вспыхивала страсть к свободе, но дело свободы всегда в корне подрывалось сохранением наполеоновской централизации и бюрократической опеки. Организуя центральную власть в духе свободы, французы не применяли других средств, чтобы упрочить этот дух. Представляя, таким образом, завершение политического учения Т., "Старый порядок" имеет, кроме того, значение первой важности в историографии французской революции, где он начал новую эпоху.

Т. первый перекинул мост чрез пропасть, отделявшую в представлении прежних историков послереволюционную Францию от дореволюционной. Он применил к изучению революции эволюционную точку зрения и доказал, что революция не была крутым разрывом с прошлым, что объяснения ее надо искать в "старом порядке", из которого она естественно вытекает. С другой стороны, "Старый порядок" - первый труд о французской революции, написанный в интересах строгой истины, а не для оправдания той или иной политической программы. Несмотря на небольшие размеры, "Старый порядок" отличается удивительным богатством содержания и является результатом кропотливого и тщательного анализа громадного количества архивных материалов. Трудом Т. определилось дальнейшее направление разработки этой эпохи; позднейшие сочинения о революции большей частью только развивают, дополняют и обосновывают высказанные Т. взгляды. Полное собрание сочинений Т. издано в Париже в 9 томах, в 1860-65 гг., и с тех пор выдержало несколько изданий. В I, II и III тт. заключается "De la democratie en Amerique" (есть два русск. перев.), в IV - "L\'ancien regime et la revolutien" (есть два рус. перев.), V, VI и VII т. заняты перепиской. Т., VIII и IX т. - мелкими статьями, докладами, речами, незаконченными трудами. Кроме того, в 1893 г. изданы его "Souvenirs" (есть рус. перев.). Ср. Beaumont, "Notice sur A. de Tocqueville" (в V т. сочинений Т.; в 1897 г. вышла отдельным изданием); Jaques, "А. de Tocqueville. Ein Lebens- und Geistesbild" (В., 1876); Eichthal, "A. de Tocqueville et la democratie liberale" (П., 1897); Faguet, "Politiques et moralistes du XIX siecle" (рус. пер. M. Васильевского, под ред. проф. Кареева).

В. Бутенко.

Токио

или Тоокео (т. е. восточн. столица) - столица Японии, на обширной равнине, при впадении р. Сумидогава в залив Т., у вост. берега главного японского о-ва Нипон (Хондо). Один из портов, открытых для иностранной торговли; гавань мелка, большие суда пристают в Иокагаме при той же бухте, несколько южнее, так что Иокагама, соединенная с Т. железной дорогой, служит гаванью для столицы. Жит. 1440 тыс. Город очень обширен (8,5 км. с С на Ю и 10,5 с З на В); лишь небольшая часть его имеет каменные дома европейской постройки, остальная - низкие японские дома очень легкой архитектуры, из тонких досок, поэтому пожары очень часты; нередки и землетрясения (особенно сильные в 1854 и 1894 г.). Много каналов. Замок императора (микадо) с большим парком, окружен высокой каменной стеной и широким, наполненным водой рвом, через который ведут подъемные мосты. Вокруг дворца квартал, окруженный стеною в 6 км. длины, где прежде были дворцы удельных князей. Большая их часть куплена казной и превращена в здания министерств и казенных управлений. У устья р. Цкидаки - квартал посольств и иностранцев. Великолепные парки Шиба, с гробницами 6 сиогунов (правителей Японии), и Уено, с музеем древностей и предметов художественной промышленности, сад Асакуса в центре города, средоточие народной жизни: здесь множество ресторанов (чайных домов), лавок и увеселительных заведений всякого рода. Буддийские храмы не замечательны архитектурой, но отделка дверей, жертвенников и т. п. очень интересна. В этих храмах находятся некоторые из лучших образцов японского искусства. Прежний конфуцианский храм Сеида, в китайском стиле, обращен в музей народного просвещения. Христианских церквей 5, в том числе православный собор, построенный на пожертвования, собранные в России местным епископом Николаем.

Несмотря на подражание Европе и Америке, уличная жизнь Т. носит своеобразный японский характер: экипажей с лошадьми очень мало, их заменяют рикши или дженерикши - 2-х-колесные коляски, везомые людьми. Несколько конок, всегда наполненных народом; два главных вокзала связаны поясной жел. дорогой. Университет Т., единственный в Японии, имеет более 110 профессоров и доцентов и более 2000 студентов на всех факультетах. Особенно замечателен инженерный факультет, с прекрасными коллекциями. Главная библиотека Т. содержит более 150 тыс. томов. Несколько ученых обществ, между прочим географическое. Школы нормальная, высшая техническая, профессиональные мужские и женские, средние разного рода и т. д. Из старых японских промыслов развиты шелкоткацкие, лаковые, фарфоровые, эмалевые и др. Новая промышленность, на европейский образец, быстро развивается: бумагопрядильни и механические ткацкие, фабрики зонтиков, разных машин и орудий, судостроительные верфи и т. д. Особенно значительны в Т. книгопечатни и литографии; здешние лубочные картины распространены по всей Японии. Фотографий очень много. Торговля значительна; ввоз и вывоз порта - более 200 милл. франк. На реке множество парусных судов и пароходов. Очень велика и сухопутная торговля, особенно с сев. и сев. зап. частью острова. Положение города благоприятно: он лежит в самой широкой, юго-вост. части острова, на одной из двух главных его равнин, очень плодородной, производящей много риса. Сообщение с другой равниной, у берегов Японского моря, довольно удобно (посредством жел. дороги). Недалеко от Т. главные шелководные округа Японии. Гавань Т., Иокагама, со времени открытия для заграничной торговли (1560) стала одним из главных рынков, вывозящих шелк в Европу и Америку. Т. основан в 1456 г. В начале XVII стол. сиогун (правитель государства) Иейясу из дома Токугава поселился здесь, и Т. сделался фактической столицей Японии, хотя государь (микадо) продолжал жить в Киото и этот город считался столицей. По восстановлении власти микадо (в 1868 г.) нынешний император Мутсу-Хито перенес сюда столицу, при чем город из Иеддо (Eddo) был переименован в Т. Большое значение город получил в ХVII стол., когда даимио (удельные князья) были принуждены жить здесь полгода, а на остальное время оставлять свои семьи в виде заложников. Когда началась новая эра Японии (1868) и дворцы даимио опустели, город стал столицей большого централизованного государства, возникли жел. дороги, пароходные линии и т. п.

А. В.

Токката

(от ит. слова toccare - трогать, толкать) - в старинной музыке пьеса, назначенная для клавиатурных инструментов (преимущественно органа). Характерная черта Т. состоит в том, что известная техническая фигура постоянно проводится в пьесе то в левой, то в правой руке. Форма Т. бывает различна: коленный склад, рондо, свободная фуга, фантазия. Приемы Т. перешли в оркестровые сочинения; напр. Бах, в своих партитах, вводил Т.

Токсикология

(от греч. toxikon - яд) - учение о ядах и об отравлениях, отличающихся чрезвычайно большим разнообразием. Степени отравления зависят, прежде всего, от качества и количества данного яда, но способность данного организма оказывать известное сопротивление, доходящее иногда до полной невосприимчивости по отношению к известным ядам (природный и приобретенный иммунитет), а равно и приучение (привычка) организма к известным ядам (опий, морфин, мышьяк) играют также весьма важную роль. Эта способность организма иногда очень велика, в иных случаях ничтожна или выражается даже в отрицательном смысле. В таких случаях говорят об идиосинкразии данного индивидуума к данному яду, или о чрезмерной чувствительности его к такому-то отравлению. Не только различные представители низших биологических единиц относятся далеко не одинаково к одним и тем же ядам, но и среди представителей различных человеческих рас в этом отношении замечается нередко большое разнообразие. Так, малайцы совершенно иначе реагируют на опий, нежели европейцы: последние впадают в наркоз в то время, когда первые испытывают сильное возбуждение (морфин - реактив ума). Чрезвычайно важную роль играет также привычка: лица, употребляющие ежедневно алкоголь, морфин, кокаин, гашиш, кофеин, никотин, мышьяк, со временем не только переносят сравнительно большие количества этих ядов, но организм этих несчастных прямо-таки нуждается в них. Лица, проголодавшиеся или вообще плохо упитанные, значительно хуже переносят отравления. Небезынтересно, далее, знать, что наименьшая улитка переносит значительно больше стрихнина, а кролик гораздо больше морфина, нежели взрослый человек; коза переносит и, по-видимому, безнаказанно для своего организма, такие дозы свинца и никотина, от которых неминуемо умер бы человек. Еж еще менее чувствителен ко всякого рода ядам: цианисто-водородную (синильную) кислоту и кантаридин он переносит в очень больших дозах, а змеиный яд на него и вовсе не действует. Сила отравления, далее, зависит от того, в каком виде (порошок, раствор) данный яд вводится в организм. Так, например, при отравлении растворами мышьяка сравнительно быстро наступают симптомы общего отравления, в то время, когда при отравлениях тем же мышьяком, но в виде порошка, наблюдаются преимущественно расстройства кишечника, и то лишь сравнительно поздно. Концентрация и температура растворов, а равно и растворяющая среда (вода, алкоголь, эфир, масло) также имеют весьма важное влияние на интенсивность отравления.

Общая Т. знакомит с понятиями "яд" и "отравление", с местными и отдаленными действиями ядов вообще, с общей терапией отравлений, а равно и с той ролью, которую при отравлениях, играют органы и функции их, как при доставлении ядов в отдаленнейшие территории организма, так и в деле "самозащиты" при помощи различных се- и экскретов (молоко, моча, пот, выдыхаемый воздух, извержения). В специальной Т. обыкновенно рассматриваются все известные яды. Обыкновенно различают случайные и умышленные отравления. Случайные отравления могут быть экономическими, медицинскими, техническими и профессиональными. (Экономическими отравлениями принято называть такие, которые обусловливаются нецелесообразно приготовленными и вследствие этого ядовитыми пищевыми веществами (фрукты, вареные в медных котлах, недокопченые колбасы и т. д.); к медицинским - относятся те случаи, когда, или вследствие больших приемов, или продолжительного употребления лекарств, наступают симптомы отравления; техническими отравлениями именуют те, сравнительно частые случаи, когда лица, применяющие тот или иной технический продукт (вследствие содержания в нем ядовитых веществ), наносят ущерб своему здоровью (мышьяк в обоях, сурьма в материи etc.); под профессиональными отравлениями, наконец подразумевают те многочисленные случаи острого и хронического отравления ядами, на которые обречены лица, работающие на фабриках, заводах, и пр.) Те и другие отравления, смотря по продолжительности, могут быть острыми или хроническими и, в зависимости от проявления эффекта яда, местными или общими. Умышленные отравления интересуют по преимуществу криминалистов, судебных врачей и химиков-фармацевтов, случайные - клиницистов и, поскольку речь идет о так назыв. "профессиональных" отравлениях, гигиенистов. Яды могут поступать в организм извне или же образуются в самом организме. Отравления, относящиеся к первой группе, имеют место тогда, когда "яд" попадает в организм через кожу или же чрез пищеварительный и дыхательный тракты. Это - так называемые экзогенные отравления, в отличие от эндогенных, о которых говорят тогда, когда в организме задерживаются такие продукты нормального или патологического "обмена веществ", которые, при обычных условиях, выделяются организмом, или которых, при нормальных условиях, совсем нет в организме. К экзогенным отравлениям относятся не только все случаи отравления всякого рода химическими соединениями, но и ядовитыми веществами, продуцируемыми животным и растительным царствами, а равно и теми соединениями, которые возникают при разложении пищевых веществ etc. Эндогенные отравления, быть может, не менее многочисленны и разнообразны, чем экзогенные, но, в виду того, что условия возникновения этих веществ лежат в самом организме, изучение их менее доступно. Сюда относятся, прежде всего, те случаи отравления, которые обусловливаются задержкой в организме таких продуктов нормального "обмена веществ", которые обыкновенно выделяются организмом. Классическими примерами здесь могут служить те случаи "самоотравления" организма нормальными продуктами кишечного гниения (индол, скатол, сероводород), которые имеют место при привычных запорах, ущемленных грыжах, давлении новообразований на кишечные петли и т. д. или же при отравлении углекислотой вследствие пониженной вентиляции легких при болезнях сердца или почек. Как в том, так и в другом случаях наблюдаются ясные симптомы отравления. Последние с особенной силой и полной опасностью для жизни имеют место тогда, когда "самоотравление" обусловливается задержкой тех продуктов метаморфоза, которые обыкновенно выделяются мочеполовой системой. Сюда относятся не только креатинин и соединения, стоящие близко к мочевой кислоте, но и некоторые неорганические составные части мочи (наприм. фосфорнокислый калий), ацетон и жирные кислоты. Задержкой некоторых из названных составных частей мочи обусловливается одна из самых опасных "Retentionstoxicosen" (так v. Jacksch называет эти заболевания) - уремия.

Вторую группу эндогенных отравлений составляют так называемые "нозотоксикозы" (h nosoV - болезнь, toxikon - яд) von Jacksch\'a, т. е. отравления организма веществами, возникающими при известных болезнях. Сюда относятся случаи отравления организма веществами, при нормальном обмене или совсем не возникающими, или же возникающими лишь в виде следов. Примером может служить так назыв. Coma diabeticum, обусловливающее иногда очень быструю смерть диабетиков, вследствие возникновения сравнительно больших количеств ацетона и других вредных для организма соединений (быть может, жирных кислот). Сюда же относятся те случаи, когда через дыхательные пути или желудочно-кишечный тракт в организм попадают микроорганизмы, которые, размножившись, начинают разлагать тот питательный субстрат, на котором они живут, образуя из составных частей последнего (чаще всего белков) ядовитые токсальбумины, которые, в свою очередь, вызывают случаи отравления и очень часто смерть. Примерами могут служить: отравления организма ядовитыми продуктами дифтеритной бациллы, тифозной палочки и многих других возбудителей "инфекционных" болезней. Только таким путем можно объяснить себе нередко замечаемый чрезвычайно быстрый смертельный исход дифтерии, скарлатины, кори, оспы.

Особую группу "эндогенных" отравлений составляют так назыв. "Autointoxicosen", под каковым термином v. Jacksch подразумевает те случаи "самоотравления", при которых в организме из нормальных или патологических продуктов, которые сами по себе не ядовиты, возникают ядовитые вещества в таком количестве, что, несмотря на постоянное выделение их, в организме, все же замечаются несомненные симптомы отравления. Такие продукты, далее, могут возникать при разложении экссудатов или транссудатов, гноя и т. д. в самом организме. Сюда, между прочими заболеваниями, относится так назыв. аммониэмия, при которой из разложившейся в мочевом пузыре мочи образуются ядовитые соединения (токсальбумины, диамины), обусловливающие и отравление организма. Трудно сказать что-либо общее относительно способа действия "ядов" при отравлениях, которое может быть местным (когда яд вызывает изменения на месте соприкосновения его с организмом) или отдаленным, когда яд, попав в лимфатический и кровяной ток, вызывает симптомы общего отравления. В последнем случае яд, в зависимости от его физических и химических свойств, может разложиться или соединиться (более или менее прочно) с составными частями крови, или же попадать в органы в неизмененном виде и там производить более или менее глубокие изменения. Но организм обладает ясно выраженной тенденцией - обезвреживать попавший в него яд. Хотя и эти, своего рода "запасные", силы организма нам мало известны в своих деталях, мы тем не менее замечаем несомненное проявление их. Говоря вообще, можно утверждать, что организм пользуется при этом преимущественно механическими или химическими приспособлениями. Помимо чиханья и кашля, служащих преимущественно для удаления механических раздражений, организм в обонянии и вкусе несомненно имеет защитников; такими же следует признать и усиленное слюнотечение, слезотечение и, в особенности, рвоту, которой удаляется большая часть ядов, попавших в желудок, еще до всасывания. От этой - первичной рвоты, наступающей очень быстро после попадания яда в желудок, следует отличать вторичную рвоту, появляющуюся после всасывания яда из крови в желудок, или же влиянием яда на мозг. Поносом также удаляются яды из организма и - аналогично рвоте - мы и здесь различаем между первичным поносом, удаляющим еще и не всосавшийся яд, и - вторичным. Выделение яда организмом, далее, совершается через мочу. Так напр., малыми дозами кураре не удается добиться "кураризирования", ибо выделение яда через мочу совершается настолько же быстро, как и всасывание его. Такую же выделительную роль, при отравлении известными ядами, играют: слизистая оболочка желудка (морфин), слизистая оболочка кишечника (ртуть), печень, поджелудочная железа, молочные железы, легкие и потовые железы. Множество ядов удаляется из организма вместе с фекальными массами или выдыхаемым воздухом. В других случаях организм, наоборот, задерживает яды. В этом отношении печень тоже играет чрезвычайно важную роль, ибо ею задерживаются многие металлы, металлоиды (мышьяк), алкалоиды, энзимы. В печени отлагаются "яды" или в первоначальном виде (железо), или в измененном виде (алкалоиды), в последнем случае желчные кислоты, по-видимому, играют известную роль. Еще в других случаях самозащита организма, по отношению поступающего в него "яда", обусловливается фагоцитами, т. е. белыми кровяными шариками, которые "пожирают" ядовитые вещества и, насыщенные таковыми, исчезают из общего кровяного тока, застревая в печени, селезенке и почках. Отсюда, по всей вероятности, происходит медленное выделение фиксированного яда. Сюда же относятся антитоксические действия кровяной сыворотки или особых белковых соединений крови. Организм, наконец, старается освобождаться от ядов, попавших в него при отравлениях, путем изменения химического состава ядов. Сюда относятся процессы нейтрализации, окисления, восстановления или более глубокого химического изменения "ядов", совершающиеся в пораженном организме. Примерами могут служить: посильное стремление организма нейтрализовать попавшие в него кислоты и щелочи, причем в последнем случае, благодаря усиленному распаду кровяных шариков, образуется глицеринофосфорная кислота (из лецитина).

Классическим примером окисления, совершающегося в организме при отравлениях, может служить превращение фосфора в фосфаты, сернистых соединений в сульфаты, превращение органических кислот в углекислые соли и т. д., в более или менее сильной степени имеющие место в организме. Восстановлению подвергаются йодо- и хлоро-кислые соединения, которые превращаются в менее ядовитые хлориды и йодиды. Иные яды организм обезвреживает тем, что они соединяются с известными, находящимися в организме, химическими индивидуумами. Так, фенол и крезол соединяются с серной кислотой (феноло-серные кислоты); камфара, ментол - с глюкуроновой кислотой, бензойная кислота с гликоколем. Такие "парные" соединения или совсем не ядовиты, или же отличаются значительно меньшей ядовитостью, нежели первоначальный яд, обусловивший отравление... Некоторые глюкозиды, сами по себе ядовитые, в организме распадаются на безвредные соединения и т. д. Диагноз отравлений иногда очень затруднителен, что вполне понятно, если вспомнить не только чрезвычайное разнообразие в действиях различных ядов, но и то обстоятельство, что один и тот же яд, в зависимости от величины и формы приема и других обстоятельств, может дать самые разнообразные симптомы. При диагнозе необходимо иметь в виду: симптомы, подробнейший анамнез и нахождение яда extra corpus (с помощью физических, химических или физиологических исследований). Прогноз зависит от качества и количества яда, от времени, прошедшего с попадания яда в организм, от общего состояния здоровья отравившегося или отравленного, от симптомов, которые налицо. При отравлениях некоторыми ядами (окись углерода, свинец, мышьяк, фосфор), после видимого выздоровления, нередко наступают ухудшения или даже смерть (фосфор). Пользование при отравлениях бывает физико-механическим или с помощью "противоядий". Но так как надежных химических "противоядий" очень мало и физиологических антагонистов тоже немного, то профилактика здесь играет самую важную роль.

Литература по токсикологии чрезвычайно обширна; здесь приведены более известные учебники: Kobert, "Intoxicationen"; Kunkel, "Handbuch der Toxicologie"; v. Jacksch, "Die Vergiftungen"; Froehner, "Lehrbuch der Toxicologie fuer Thieraerzte"; Lewin, "Toxicologie"; J. Maschka, "Handbuch der gerichtlichen Medicin" ("Die Vergiftungen" von Schucherdt, Seydel, Husemann, Schlauenstein).

Магнус Блауберг.

Токугава

- могущественный род в Японии, из которого происходили сиогуны, правившие этою страною с 1603 по 1867 г.; первым сиогуном из этого рода был Иейясу. За весь указанный период Япония придерживалась политики строгого обособления.

Толедо

(Toledo, дат. Toletum) - гл. гор. испанской провинции того же имени, на правом бер. р. Того. Окружен зубчатыми стенами; внутри представляет сеть узких, кривых, иногда круто поднимающихся в гору и темных улиц и переулков. Построенный королем Альфонсом Х в XIII стол., на месте старинной мавританской крепости, замок Альказар. Пуэрта-Дель-Соль (Ворота Солнца), еще двое ворот (Алькантара и Сан-Мартино), мост через Таго - постройки мавританского характера. Кафедральный собор в готическом стиле, заложенный в 1227 г., на месте мечети, имеет 130 м. дл., 66 м. шир., 33,8 м. высоты пять кораблей, разделенных 84 колоннами; 40 боковых капелл, из которых наиболее замечательны Capilla mozarabe кардинала Хименеса, с восьмиугольным куполом, и величественная Capiila de los Reyes (построенная в 1531-46 г.), с королевскими гробницами; башня в 105 м. выс. с 14 колоколами. Собор богат драгоценностями и произведениями искусства. В здании соборного капитула провинциальная библиотека, содержащая более 70 тыс. томов книг и 678 рукописей. "Городской дом" с двумя башнями в стиле Возрождения, построенный Хуаном Геррера, строителем Эскуриала. В монастыре Сан-Хуан де лос Рейес художественный крытый переход в готическом стиле; в здании воспитательного дома орнаментированный в виде филиграни портал, построенный в 1504 г. 19 женских монастырей (а прежде, кроме того, было 37 мужских). Музей. Основанный в 1498 г. университет перестал существовать в 1845 г. В 1,5 км. от Т. королевский оружейный завод, на котором выделываются клинки для шпаг (знаменитые "толедские клинки"), сабли, штыки, кинжалы и ножи. Из других отраслей когда-то процветавшей промышленности сохранилось только производство шелковых, серебряных и золотых изделий. Жителей (1887) всего 20837, тогда как в XVI ст. их считалось до 200000. Т. - город очень древний. В римское время (он завоеван римлянами еще в 192 г. до Р. х. р.) он назывался Toletum, был сильно укреплен и считался главным гор. племени карпетанов в Тарраконской Испании; издавна славился стальными изделиями и оружием. От римского периода уцелели только развалины цирка. В V в. он был последовательно во власти аланов, свевов и вестготов. При вестготах он был с 567 по 711 г. резиденцией королей и в то же время центром испанской иерархии; здесь часто созывались соборы. Наибольшего процветания город достиг на время владычества мавров (712-1085), когда он, под именем "Толайтела", был резиденцией эмира и центром арабской учености, хотя сначала часто восставал против халифов кордовских. Альфонс VI Кастильский завоевал его в 1085 г., после четырехлетней осады, при помощи Сида, после чего город шесть раз удачно противился нападениям мавров. С этого времени до Карла V Т. оставался резиденцией королей кастильских. Его благосостоянию сильно повредили гражданские войны 1467, 1520-22 и 1641 г. Ср. Gamero, "Historia de la ciudad de Toledo" (Т., 1863).

Толокнянка

- народное название некоторых растений: 1) Arctostaphylos Uva ursi Spr., многолетнего вечно зеленого растения из сем. вересковых, дико растущего по сосновым лесам в сев. и средней России, в Зап. Европе, Сибири, Сев. Америке и в Гренландии. Это - мелкий кустарник (до 1 м.), несколько похожий на бруснику; стебли у него приземистые, пушистые, покрытые блестящими, продолговатыми, обратнояйцевидными, цельно крайними листьями; молодые листья по краю пушистые. Розовые цветки собраны в небольшие кисти на верхушке ветвей. Чашечка пятираздельная, венчик яйцевидно-кубарчатый, с пятью отвороченными зубчиками; тычинок 10; плод - красная костянка о пяти косточках. Цветет Т. в начале лета. Листья употребляются в медицине (Folia Uvae Ursi), также на дубление сафьяна и для окраски кож в серый и черный цвет. Местами листья курят вместо табаку. 2) Pyrola umbellata L.; 3) Lianaea borealis L.; 4) Ribes alpina L.; 5) Rosa canina L. (плоды) и др.

С. Р.

Толстой граф Алексей Константинович

- известный поэт и драматург.

Родился 24 августа 1817 г. в Петербурге. Мать его, красавица Анна Алексеевна Перовская, воспитанница гр. А. К. Разумовского, вышла в 1816 г. замуж за пожилого вдовца гр. Константина Петровича Т. (брата известного художника-медальера Федора Т.). Брак был несчастлив; между супругами скоро произошел открытый разрыв. В автобиографии Т. (письмо его к Анджело Де-Губернатису при I т. "Соч. " Т.) мы читаем: "еще шести недель я был увезен в Малороссию матерью моею и моим дядею со стороны матери, Алексеем Алексеевичем Перовским, бывшим позднее попечителем харьковского университета и известным в русской литературе под псевдонимом Антона Погорельского. Он меня воспитал и первые мои годы прошли в его имении". Восьми лет Т., с матерью и Перовским, переехал в Петербург. При посредстве друга Перовского - Жуковского - мальчик был представлен тоже восьмилетнему тогда наследнику престола, впоследствии императору Александру II, и был в числе детей, приходивших к цесаревичу по воскресеньям для игр. Отношения, таким образом завязавшиеся, продолжались в течение всей жизни Т.; супруга Александра II, императрица Мария Александровна, также ценила и личность, и талант Т. В 1826 г. Т. с матерью и дядею отправился в Германию; в памяти его особенно резко запечатлелось посещение в Beймаре Гёте и то, что он сидел у великого старика на коленях. Чрезвычайное впечатление произвела на него Италия, с ее произведениями искусства. "Мы начали", пишет он в автобиографии, "с Венеции, где мой дядя сделал значительные приобретения в старом дворце Гримани. Из Венеции мы поехали в Милан, Флоренцию, Рим и Неаполь, - и в каждом из этих городов росли во мне мой энтузиазм и любовь к искусству, так что по возвращении в Poccию я впал в настоящую "тоску по родине", в какое-то отчаяние, вследствие которого я днем ничего не хотел есть, а по ночам рыдал, когда сны меня уносили в мой потерянный рай".

Получив хорошую домашнюю подготовку, Т. в средине 30-х гг. поступил в число так назыв. "архивных юношей", состоявших при московском главном архиве мин. иностр. дел. Как "студент архива", он в 1836 г. выдержал в московском унив. экзамен "по наукам, составлявшим курс бывшего словесного факультета", и причислился к русской миссии при германском сейме во Франкфурте на Майне. В том же году умер Перовский, оставив ему все свое крупное состояние. Позднее Т. служил во II отд. собств. Его Ими. Вел. канцелярии, имел придворное звание и, продолжая часто ездить заграницу, вел светскую жизнь. В 1855 г., во время крымской войны, Т. хотел организовать особое добровольное ополчение, но это не удалось, и он поступил в число охотников так назыв. "стрелкового полка Императорской фамилии". Участия в военных действиях ему не пришлось принять, но он едва не умер от жестокого тифа, унесшего около Одессы значительную часть полка. Во время болезни ухаживала за ним жена полковника С. А. Миллер (урожд. Бахметьева), на которой он позднее женился. Письма его к жене, относящиеся к последним годам его жизни, дышат такою же нежностью, как и в первые годы этого очень счастливого брака. Во время коронации в 1856 г., Александр II назначил Т. флигель-адъютантом, а затем, когда Т. не захотел остаться в военной службе, егермейстером. В этом звании, не неся никакой службы, он оставался до самой смерти; только короткое время был он членом комитета о раскольниках. С средины 60-х гг. его некогда богатырское здоровье - он разгибал подковы и свертывал пальцами винтообразно зубцы вилок - пошатнулось. Жил он, поэтому, большею частью за границей, летом в разных курортах, зимою в Италии и Южной Франции, но подолгу живал также в своих русских имениях - Пустыньке (возле ст. Саблино, под Петербургом) и Красном Роге (Мглинского у., Черниговской губ., близь гор. Почепа), где он и умер 28 сентября 1875 г.

В личной жизни своей Т. представляет собою редкий пример человека, который не только всячески уклонялся от шедших ему на встречу почестей, но еще должен был выдерживать крайне тягостную для него борьбу с людьми, от души желавшими ему добра и предоставлявшими ему возможность выдвинуться и достигнуть видного положения. Т. хотел быть "только" художником. Когда в первом крупном произведении своем - поэме, посвященной душевной жизни царедворца-поэта Иоанна Дамаскина - Т. говорил о своем герое: "любим калифом Иоанн, ему, что день, почет и ласка" - это были черты автобиографические. В поэме Иоанн Дамаскин обращается к калифу с такою мольбою: "простым рожден я быть певцом, глаголом вольным Бога славить... О, отпусти меня, калиф, дозволь дышать и петь на воле". Совершенно с такими же мольбами встречаемся мы в переписке Т. Необыкновенно мягкий и нежный, он должен был собрать весь запас своей энергии, чтобы отказаться от близости к Государю, которому, когда он заболел под Одессой, по несколько раз в день телеграфировали о состоянии его здоровья. Одно время Т. поколебался было: ему показалось привлекательным быть при Государе, как он выразился в письме к нему, "бесстрашным сказателем правды" - но просто придворным Т. не хотел быть ни в каком случай. В его переписке ясно отразилась удивительно благородная и чистая душа поэта; но из нее же видно, что изящная его личность была лишена силы и тревоги, мир сильных ощущений и мук сомнения был ему чужд. Это наложило печать на все его творчество. Т. начал писать и печатать очень рано. Уже в 1841 г., под псевдонимом Краснорогский, вышла его книжка: "Упырь" (СПб.). Т. впоследствии не придавал ей никакого значения и не включал в собрание своих сочинений; ее лишь в 1900 г. переиздал личный друг его семьи, Владимир Соловьев. Это - фантастический рассказ в стиле Гофмана и Погорельского Перовского. Белинский встретил его очень приветливо. Длинный промежуток времени отделяет первое, мимолетное появление Т. в печати от действительного начала его литературной карьеры. В 1854 г. он выступил в "Современнике" с рядом стихотворений ("Колокольчики мои", "Ой стога" и др.), сразу обративших на него внимание. Литературные связи его относятся еще к сороковым годам. Он был хорошо знаком с Гоголем, Аксаковым, Анненковым, Некрасовым, Панаевым и особенно с Тургеневым, который был освобожден от постигшей его в 1852 г. ссылки в деревню благодаря хлопотам Т. Примкнув ненадолго к кружку "Современника", Т. принял участие в составлении цикла юмористических стихотворений, появившихся в "Современнике" 1854 - 55 гг. под известным псевдонимом Кузьмы Пруткова. Весьма трудно определить, что именно здесь принадлежит Т., но несомненно, что его вклад был не из маловажных: юмористическая жилка была очень сильна в нем.

Он обладал даром весьма тонкой, хотя и добродушной насмешки; многие из лучших и наиболее известных его стихотворений обязаны своим успехом именно иронии, в них разлитой (напр. "Спесь", "У приказных ворот"). Юмористически-сатирические выходки Т. против течений 60-х гг. ("Порой веселой мая", "Поток-богатырь" и др.) не мало повлияла на дурное отношение к нему известной части критики. Видное место занимают юмористические пассажи и в цикле толстовских обработок былинных сюжетов. Никогда не стесняясь в своих юмористических выходках посторонними соображениями, этот, по мнению многих из своих литературных противников, "консервативный" поэт написал несколько юмористических поэм, до сих пор не включаемых в собрание его сочинений и (не считая заграничных изданий) попавших в печать только в восьмидесятых годах. В ряду этих поэм особенною известностью пользуются две: "Очерк русской истории от Гостомысла до Тимашева" ("Рус. Старина", 1878, т. 40) и "Сон Попова" (ib., 1882, ј 12). Первая из них представляет собою юмористическое обозрение почти всех главных событий истории России, с постоянным припевом: "порядка только нет". Поэма написана в намеренно вульгарном тоне, что не мешает некоторым характеристикам быть очень меткими (напр. об Екатерине II: "Madame, при вас на диво порядок процветет" - писали ей учтиво Вольтер и Дидерот; "лишь надобно народу, которому вы мать, скорее дать свободу, скорей свободу дать". Она им возразила: "Messieurs, vons me comblez", и тотчас прикрепила украинцев к земле"). "Сон статского советника Попова" еще более комичен. Написанные в народном стиле стихотворения, которыми дебютировал Т., особенно понравились моск. славянофильскому кружку; в его органе, "Рус. Беседе", появились две поэмы Т.: "Грешница" (1858) и "Иоанн Дамаскин" (1859). С прекращением "Рус. Беседы" Т. становится деятельным сотрудником Катковского "Рус. Вестника", где были напечатаны драматическая поэма "Дон-Жуан" (1862), историч. роман "Князь Серебряный" (1863) и ряд архаически-сатирических стихотворений, вышучивающих материализм 60-х гг. В "Отеч. Зап. " 1866 г. была напечатана первая часть драматической трилогии Т. - "Смерть Иоанна Грозного", которая в 1867 г. была поставлена на сцене Александринского театра в С. Петербурге и имела большой успех, не смотря на то, что соперничество актеров лишало драму хорошего исполнителя заглавной роли. В следующем году эта трагедия, в прекрасном переводе Каролины Павловой, тоже с большим успехом, была поставлена на придворном театре лично дружившего с Т. великого герцога Веймарского. С преобразованием в 1868 г. "Вестника Европы" в общелитературный журнал, Т. становится его деятельным сотрудником. Здесь, кроме ряда былин и других стихотворений, были помещены остальные две части трилогии - "Царь Федор Иоаннович" (1868, 5) и "Царь Борис" (1870, 3), стихотворная автобиографическая повесть "Портрет" (1874, 9) и написанный в Дантовском стиле рассказ в стихах "Дракон". После смерти Т. были напечатаны неоконченная историч. драма "Посадник" и разные мелкие стихотворения.

Меньше всего выдается художественными достоинствами чрезвычайно популярный роман Т.: "Князь Серебряный", хотя он несомненно пригоден как чтение для юношества и для народа. Он послужил также сюжетом для множества пьес народного репертуара и лубочных рассказов. Причина такой популярности доступность эффектов и внешняя занимательность; но роман мало удовлетворяет требованиям серьезной психологической разработки. Лица поставлены в нем слишком схематично и одноцветно, при первом появлении на сцену сразу получают известное освещение и с ним остаются без дальнейшего развития не только на всем протяжении романа, но даже в отделенном 20 годами эпилоге. Интрига ведена очень искусственно, в почти сказочном стиле; все совершается по щучьему велению. Главный герой, по признанию самого Т. - лицо совершенно бесцветное. Остальные лица, за исключением Грозного, сработаны по тому условно-историческому трафарету, который установился со времен "Юрия Милославского" для изображения древнерусской жизни. Т. хотя и изучал старину, но большею частью не по первоисточникам, а по пособиям. Сильнее всего отразилось на его романе влияние народных песен, былин и лермонтовской "Песни о купце Калашникове". Лучше всего удалась автору фигура Грозного. То безграничное негодование, которое овладевает Т. каждый раз, когда он говорит о неистовствах Грозного, дало ему силу порвать с условным умилением пред древнерусскою жизнью. По сравнению с романами Лажечникова и Загоскина, еще меньше заботившихся о реальном воспроизведении старины, "Кн. Серебряный", представляет собою, однако, шаг вперед.

Несравненно интереснее Т. как поэт и драматург. Внешняя форма стихотворений Т. не всегда стоит на одинаковой высоте. Помимо архаизмов, к которым даже такой ценитель его таланта, как Тургенев, относился очень сдержанно, но которые можно оправдать ради их оригинальности, у Т. попадаются неверные ударения, недостаточные приемы, неловкие выражения. Ближайшие его друзья ему на это указывали и в переписке своей он не раз возражает на эти вполне благожелательные упреки. В области чистой лирики лучше всего, соответственно личному душевному складу Т., ему удавалась легкая, грациозная грусть, ничем определенным не вызванная. В своих поэмах Т. является поэтом описательным по преимуществу, мало занимаясь психологией действующих лиц. Так, "Грешница" обрывается как раз там, где происходит перерождение недавней блудницы. В "Драконе", по словам Тургенева (в некрологе Т.), Т. "достигает почти Дантовской образности и силы"; и действительно, в описаниях строго выдержан дантовский стиль. Интерес психологический из поэм Т. представляет только "Иоанн Дамаскин". Вдохновенному певцу, удалившемуся в монастырь от блеска двора, чтобы отдаться внутренней духовной жизни, суровый игумен, в видах полного смирения внутренней гордыни, запрещает предаваться поэтическому творчеству. Положение высокотрагическое, но заканчивается оно компромиссом: игумену является видение, после которого он разрешает Дамаскину продолжать слагать песнопения. Всего ярче поэтическая индивидуальность Т. сказалась в исторических балладах и обработках былинных сюжетов. Из баллад и сказаний Т. особенною известностью пользуется "Василий Шибанов"; по изобразительности, концентрированности эффектов и сильному языку - это одно из лучших произведений Т. О писанных в старорусском стиле стихотворениях Т. можно повторить то, что сам он сказал в своем послании Ивану Аксакову: "Судя меня довольно строго, в моих стихах находишь ты, что в них торжественности много и слишком мало простоты". Герои русских былин в изображении Толстого напоминают французских рыцарей. Довольно трудно распознать подлинного вороватого Алешу Поповича, с глазами завидущими и руками загребущими, в том трубадуре, который, полонив царевну, катается с нею на лодочке и держит ей такую речь: "..... сдайся, сдайся, девица душа! я люблю тебя царевна, я хочу тебя добыть, вольной волей иль неволей, ты должна меня любить. Он весло свое бросает, гусли звонкие берет, дивным пением дрожащий огласился очерет... " Не смотря, однако, на несколько условный стиль толстовских былинных переработок, в их нарядном архаизме нельзя отрицать большой эффектности и своеобразной красоты. Как бы предчувствуя свою близкую кончину и подводя итог всей своей литературной деятельности, Т. осенью 1875 г. написал стихотворение "Прозрачных облаков спокойное движенье", где, между прочим, говорит о себе: Всему настал конец, прийми-ж его и ты Певец, державший стяг во имя красоты. Это самоопределение почти совпадает с тем, что говорили о Т. многие "либеральные" критики, называвшие его поэзию типичною представительницею "искусства для искусства". И, тем не менее, зачисление Т. исключительно в разряд представителей "чистого искусства" можно принять только с значительными оговорками. В тех самых стихотворениях на древнерусские сюжеты, в которых всего сильнее сказалась его поэтическая индивидуальность, водружен далеко не один "стяг красоты": тут же выражены и политические идеалы Т., тут же он борется с идеалами, ему не симпатичными. В политическом отношении он является в них славянофилом в лучшем смысле слова. Сам он, правда (в переписке), называет себя решительнейшим западником, но общение с московскими славянофилами все же наложило на него яркую печать. В Аксаковском "Дне" было напечатано нашумевшее в свое время стихотворение "Государь ты наш батюшка", где в излюбленной им юмористической форме Т. изображает петровскую реформу как "кашицу", которую "государь Петр Алексеевич варит из добытой "за морем крупы (своя якобы "сорная"), а мешает "палкою"; кашица "крутенька" и "солона", расхлебывать ее будут "детушки".

В старой Руси Толстого привлекает, однако, не московский период, омраченный жестокостью Грозного, а Русь киевская, вечевая. Когда Поток-богатырь, проснувшись после пяти-векового сна, видит раболепие толпы пред царем, он "удивляется притче" такой: "если князь он, иль царь напоследок, что ж метут они землю пред ним бородой? мы честили князей, но не этак! Да и полно, уж вправду ли я на Руси? От земного нас Бога Господь упаси? Нам писанием велено строго признавать лишь небесного Бога! " Он "пытает у встречного молодца: где здесь, дядя, сбирается вече?" В "Змее Тугарине" сам Владимир провозглашает такой тост: "за древнее русское вече, за вольный, за честный славянский народ, за колокол пью Новограда, и если он даже и в прах упадет, пусть звон его в сердце потомков живет". С такими идеалами, нимало не отзывающимися "консерватизмом", Т., тем не менее, был в средине 60-х гг. зачислен в разряд писателей откровенно ретроградных. Произошло это оттого, что, оставив "стяг красоты", он бросился в борьбу общественных течений и весьма чувствительно стал задевать "детей" Базаровского типа. Не нравились они ему главным образом потому, что "они звона не терпят гуслярного, подавай им товара базарного, все чего им не взвесить, не смеряти, все кричат они, надо похерити". На борьбу с этим "ученьем грязноватым" Т. призывал "Пантелея-Целителя": "и на этих людей, государь Пантелей, палки ты не жалей суковатые". И вот, он сам выступает в роли Пантелея-Целителя и начинает помахивать палкою суковатою. Нельзя сказать, чтобы он помахивал ею осторожно. Это не одна добродушная ирония над "матерьялистами", "у коих трубочисты суть выше Рафаила", которые цветы в садах хотят заменить репой и полагают, что соловьев "скорее истребити за бесполезность надо", а рощи обратить в места "где б жирные говяда кормились на жаркое" и т. д. Весьма широко раздвигая понятие о "российской коммуне", Т. полагает, что ее приверженцы "все хотят загадить для общего блаженства", что "чужим они немногое считают, когда чего им надо, то тащут и хватают"; "толпы их все грызутся, лишь свой откроют форум, и порознь все клянутся in verba вожакорум. В одном согласны все лишь: коль у других именье отымешь да разделишь, начнется вожделенье". Справиться с ними, в сущности, не трудно: "чтоб русская держава спаслась от их затеи, повесить Станислава всем вожакам на шею". Все это вызвало во многих враждебное отношение к Т., и он вскоре почувствовал себя в положении писателя, загнанного критикою.

Общий характер его литературной деятельности и после посыпавшихся на него нападок остался прежний, но отпор "крику оглушительному: сдайтесь, певцы и художники! Кстати ли вымыслы ваши в наш век положительный! " он стал давать в форме менее резкой, просто взывая к своим единомышленникам: "дружно гребите, во имя прекрасного, против течения". Как ни характерна сама по себе борьба, в которую вступил поэт, считавший себя исключительно певцом "красоты", не следует, однако, преувеличивать ее значение. "Поэтом-бойцом", как его называют некоторые критики, Т. не был; гораздо ближе к истине то, что он сам сказал о себе: "двух станов не боец, но только гость случайный, за правду я бы рад поднять мой добрый меч, но спор с обоими - досель мой жребий тайный, и к клятве ни один не мог меня привлечь".

- В области русской исторической драмы Толстому принадлежит одно из первых мест; здесь он уступает только одному Пушкину. Исторически-бытовая драма "Посадник", к сожалению, осталась неоконченною. Драматическая поэма "Дон-Жуан" задумана Т. не только как драма, для создания которой автор не должен перевоплощать свою собственную психологию в характеры действующих лиц, но также как произведение лирически-философское; между тем, спокойный, добродетельный и почти "однолюб" Т. не мог проникнуться психологиею вечно ищущего смены впечатлений, безумно-страстного Дон-Жуана. Отсутствие страсти в личном и литературном темпераменте автора привело к тому, что сущность дон-жуанского типа совершенно побледнела в изображении Т.: именно страсти в его "Дон-Жуане" и нет. На первый план между драматическими произведениями Т. выступает, таким образом, его трилогия. Наибольшею известностью долго пользовалась первая часть ее - "Смерть Иоанна Грозного". Это объясняется прежде всего тем, что до недавнего времени только она одна и ставилась на сцену - а сценическая постановка трагедий Т., о которой он и сам так заботился, написав специальное наставление для ее, имеет большое значение для установления репутации его пьес. Сцена, напр., где к умирающему Иоанну, в исполнение только что отданного им приказа, с гиком и свистом врывается толпа скоморохов, при чтении не производит и десятой доли того впечатления, как на сцене. Другая причина недавней большей популярности "Смерти Иоанна Грозного" заключается в том, что в свое время это была первая попытка вывести на сцену русского царя не в обычных до того рамках легендарного величия, а в реальных очертаниях живой человеческой личности. По мере того как этот интерес новизны пропадал, уменьшался и интерес к "Смерти Иоанна Грозного", которая теперь ставится редко и вообще уступила первенство "Федору Иоанновичу". Непреходящим достоинством трагедии, помимо очень колоритных подробностей и сильного языка, является чрезвычайная стройность в развитии действия: нет ни одного лишнего слова, все направлено к одной цели, выраженной уже в заглавии пьесы. Смерть Иоанна носится над пьесой с первого же момента; всякая мелочь ее подготовляет, настраивая мысль читателя и зрителя в одном направлении. Вместе с тем каждая сцена обрисовывает пред нами Иоанна с какой-нибудь новой стороны; мы узнаем его и как государственного человека, и как мужа, и как отца, со всех сторон его характера, основу которого составляет крайняя нервность, быстрая смена впечатлений, переход от подъема к упадку духа. Нельзя не заметить, однако, что в своем усиленном стремлении к концентрированию действия Т. смешал две точки зрения: фантастически-суеверную и реалистическую. Если автор желал сделать узлом драмы исполнение предсказания волхвов, что царь непременно умрет в Кириллин день, то незачем было придавать первостепенное значение стараниям Бориса вызвать в Иоанне гибельное для него волнение, которое, как Борис знал от врача, будет для царя смертельно помимо всяких предсказаний волхвов. В третьей части трилогии - "Царе Борисе" - автор как бы совсем забыл о том Борисе, которого вывел в первых двух частях трилогии, о Борисе косвенном убийце Иоанна и почти прямом - царевича Димитрия, хитром, коварном, жестоком правителе Руси в царствование Феодора, ставившем выше всего свои личные интересы. Теперь, кроме немногих моментов, Борис - идеал царя и семьянина. Т. не в состоянии был отделаться от обаяния образа, созданного Пушкиным, и впал в психологическое противоречие с самим собою, при чем еще значительно усилил пушкинскую реабилитацию Годунова. Толстовский Борис прямо сентиментален. Чрезмерно сентиментальны и дети Бориса: жених Ксении, датский королевич, скорее напоминает юношу эпохи Вертера, чем авантюриста, приехавшего в Россию для выгодной женитьбы. Венцом трилогии является срединная ее пьеса - "Федор Иоаннович". Ее мало заметили при появлении, мало читали, мало комментировали. Но вот, в конце 1890-х годов, было снято запрещение ставить пьесу на сцену. Ее поставили сначала в придворно-аристократических кружках, затем на сцене петербургского Малого театра; позже пьеса обошла всю провинцию. Успех был небывалый в летописях русского театра. Многие приписывали его удивительной игре актера Орленева, создавшего роль Федора Иоанновича, но и в провинции всюду нашлись "свои Орленевы". Дело, значит, не в актере, а в том замечательно благодарном материале, который дается трагедиею. Поскольку исполнению "Дон-Жуана" помешала противоположность между психологиею автора и страстным темпераментом героя, постольку родственность душевных настроений внесла чрезвычайную теплоту в изображение Федора Иоанновича. Желание отказаться от блеска, уйти в себя так знакомо было Толстому, бесконечно нежное чувство Федора к Ирине так близко напоминает любовь Т. к жене! С полною творческою самобытностью Т. понял по своему совсем иначе освещенного историею Федора - понял, что это отнюдь не слабоумный, лишенный духовной жизни человек, что в нем были задатки благородной инициативы, могущей дать ослепительные вспышки. Не только в русской литературе, но и во всемирной мало сцен, равных, по потрясающему впечатлению, тому месту трагедии, когда Федор спрашивает Бориса: "царь я или не царь?" Помимо оригинальности, силы и яркости, эта сцена до такой степени свободна от условий места и времени, до такой степени взята из тайников человеческой души, что может стать достоянием всякой литературы. Толстовский Федор Иоаннович - один из мировых типов, созданный из непреходящих элементов человеческой психологии.

Литература. Собрание сочин. Алексея Т. выдержало с 1867 г. 10 изд.; переписка его напечатана в "Вестн. Европы" (1895, ј 10, II, 12 и 1897,. ј 4, 5, 6, 7). Ср. о нем: Тургенев, соч.; Анненков, "Воспоминания и литерат. очерки" (т. II); Скабичевский, "Соч. " (т. II); М. Стасюлевич ("Вестник Европы". 1875, ј 11); Ор. Миллер (ib., 1875, ј 12); И. Павлов ("Русский Вестник", 1876, ј 8 и 1878 ј 12); А. Никитин (ib., 1894, ј 2); Вл. Coловьев ("Вест. Европы", 1895, ј 5); Н. Языков (Шелгунов) ("Дело", 1876, ј 1); Леонидов ("Рус. Стар. " 1886, ј 6); Д. Д. Языков ("Истор. Вест.", 1885, ј10 и 11); Нильский (там же, 1894, ј 6); Бельский ("Рус. Обозр." 1894, ј 3); Амон ("Жур. Мин. Нар. Пр.", 1886, 1); Соколов, Н. М., "Иллюзии поэтич. творч." (СПб., 1890); Перцов, "Философские течения рус. поэзии"; "Воспоминания М. Ф. Каменской, урожд. гр. Т." ("Историч. Вестн.", 1894, 2). С. Венгеров.

Толстой граф Дмитрий Андреевич

(1823-89) - государственный деятель. Окончил курс в Царскосельском лицее; с 1848 г. состоял при департаменте духовных дел иностранных исповеданий министерства внутренних дел и занимался составлением истории иностранных исповеданий; в 1853 г. назначен директором канцелярии морского министерства и в этом звании принимал участие в составлении хозяйственного устава морского министерства и нового положения об управлении морским ведомством; в 1861 г. некоторое время управлял департаментом народного просвещения, затем был назначен сенатором; в 1865 г. назначен обер-прокурором св. синода, а в 1866 г. - министром народного просвещения и занимал оба эти поста до апреля 1880 г., когда был назначен членом государственного совета. В мае 1882 г. Т. занял пост министра внутренних дел и шефа жандармов и оставался на этом посту до самой смерти. В качестве министра народного просвещения, гр. Т. провел реформу среднего образования (1871), заключавшуюся в значительном усилении преподавания латинского и греческого языков в гимназиях, причем только воспитанникам классических гимназий было предоставлено право поступать в университет; бывшие реальные гимназии преобразованы в реальные училища (1872). При Т. открыты: историко-филологический институт в С.-Петербурге (1867), Варшавский университет и сельскохозяйственный институт в Новой Александрии (1869), русская филологическая семинария в Лейпциге для приготовления учителей древних языков (1875); Нежинский лицей преобразован в историко-филологический институт, а Ярославский лицей - в юридический лицей. В 1872 г. издано положение о городских училищах, в 1874 г. - положение о начальных училищах, для надзора за которыми были еще в 1869 г. учреждены должности инспекторов народных училищ. В духовном ведомстве при гр. Т. произведено преобразование духовно-учебных заведений (1867-69). Как министр внутренних дел, Т. был поборником "сильной" власти. Законодательные меры, проведенные и подготовленные при нем, были направлены к возвышению дворянства, к регламентации крестьянского быта и к преобразованию местного управления и самоуправления в смысле расширения влияния администрации. Изданы законы о крестьянских семейных разделах и о найме сельских рабочих, подготовлены положение о земских начальниках и новое земское положение. Свобода печати существенно ограничена временными правилами 1882 г. С 1882 г. Т. состоял также президентом академии наук. Он написал "Историю финансовых учреждений России со времени основания государства до кончины императрицы Екатерины II" (СПб., 1848), "Le Catholicisme romain en Russie" (H., 1863-64) и ряд статей по истории просвещения в России в "Журн. Мин. Нар. Просвещения" и в "Русском Архиве". По его инициативе предпринято издание "Материалов для истории академии наук".

Толстой граф Лев Николаевич

- знаменитый писатель, достигший еще небывалой в истории литературы XIX в. славы. В его лице могущественно соединились великий художник с великим моралистом. Личная жизнь Т., его стойкость, неутомимость, отзывчивость. одушевление в отстаивании своих идеалов, его попытка отказаться от благ мира сего, жить новою, хорошею жизнью, имеющею в основе своей только высокие, идеальные цели и познание истины - все это доводит обаяние имени Т. до легендарных размеров. Богатый и знатный род, к которому он принадлежит, уже во времена Петра Вел. занимал выдающееся положение. Не лишено своеобразного интереса, что прапрадеду провозвестника столь гуманных идеалов (гр. Петру Андреевичу;) выпала печальная роль в истории царевича Алексея. Правнук Петра Андреевича, Илья Андреевич, описан в "Войне и Мире" в лице добродушнейшего, непрактичного старого графа Ростова. Сын Ильи Андреевича, Николай Ильич, был отцом Льва Николаевича. Он изображен довольно близко к действительности в "Детстве" и "Отрочестве" в лице отца Николиньки, и отчасти в "Войне и Мире", в лице Николая Ростова. В чине подполковника павлоградского гусарского полка, он принимал участие в войне 1812 г. и после заключения мира вышел в отставку. Весело проведя молодость, Ник. Ильич проиграл огромные деньги и совершенно расстроил свои дела. Страсть к игре перешла и к сыну, который, уже будучи известным писателем, азартно играл и должен был в начале 60-х годов ускоренно продать Каткову "Казаков", чтобы расквитаться с проигрышем. Остатки этой страсти и теперь еще видны в том чрезвычайном увлечении, с которым Л. И. отдается лаунтенису. Чтобы привести свои расстроенные дела в порядок, Николай Ильич, как и Николай Ростов, женился на некрасивой и уже не очень молодой княжне Волконской. Брак, тем не менее, был счастливый. У них было четыре сына: Николай, Сергей, Дмитрий и Лев и дочь Мария. Кроме Льва, выдающимся человеком был Николай, смерть которого (за границею, в 1860 г.) Т. так удивительно описал в одном из своих писем к Фету. Дед Т. по матери, екатерининский генерал, выведен на сцену в "Войне и Мире" в лице сурового ригориста - старого князя Волконского.

Лучшие черты своего нравственного закала, Л. Н. несомненно заимствовал от Волконских. Мать Л. Н., с большою точностью изображенная в "Войне и Мире" в лице княжны Марьи, владела замечательным даром рассказа, для чего, при своей перешедшей к сыну застенчивости, должна была запираться с собиравшимися около ее в большом числе слушателями в темной комнате. Кроме Волконских; Т. состоит в близком родстве с целым рядом других аристократических родов - князьями Горчаковыми, Трубецкими и другими. Лев Николаевич родился 28 августа 1828 г. в Крапивенском уезде Тульской губ. (в 15 верстах от Тулы), в получившем теперь всемирную известность наследственном великолепном имении матери - Ясной Поляне. Т. не было и двух лет, когда умерла его мать. Многих вводит в заблуждение то, что в автобиографическом "Детстве" мать Иртеньева умирает, когда мальчику уже лет 6 - 7, и он вполне сознательно относится к окружающему; но на самом деле мать изображена здесь Т. по рассказам других. Воспитанием осиротевших детей занялась дальняя родственница, Т. А. Ергольская. В 1837 г. семья переехала в Москву, потому что старшему сыну надо было готовиться к поступлению в университет; но вскоре внезапно умер отец, оставив дела в довольно расстроенном состоянии, и трое младших детей снова поселились в Ясной Поляне, под наблюдением Т. А. Ергольской и тетки по отцу, графини А. М. Остен-Сакен. Здесь Л. Н. оставался до 1840 г., когда умерла гр. Остен-Сакен и дети переселились в Казань, к новой опекунше - сестре отца П. И. Юшковой. Этим заканчивается первый период жизни Т., с большою точностью в передаче мыслей и впечатлений и лишь с легким изменением внешних подробностей описанный им в "Детстве". Дом Юшковых, несколько провинциального пошиба, но типично светский, принадлежал к числу самых веселых в Казани; все члены семьи высоко ценили комильфотность и внешний блеск. "Добрая тетушка моя", рассказывает Т. "чистейшее существо, всегда говорила, что она ничего не желала бы так для меня, как того, чтобы я имел связь с замужнею женщиною: rien ne forme un jeune homme comme une liaison avec une femme comme il faut" ("Исповедь").

Два главнейших начала натуры Т. - огромное самолюбие и желание достигнуть чего-то настоящего, познать истину вступили теперь в борьбу. Ему страстно хотелось блистать в обществе, заслужить репутацию молодого человека comme il faut. Но внешних данных для этого у него не было: он был некрасив, неловок, и кроме того ему мешала природная застенчивость. Вместе с тем в нем шла напряженная внутренняя борьба и выработка строгого нравственного идеала. Все то, что рассказано в "Отрочестве" и "Юности" о стремлениях Иртеньева и Нехлюдова к самоусовершенствованию, взято Т. из истории собственных его аскетических попыток. Разнообразнейшие, как их определяет сам Т., "умствования" о главнейших вопросах нашего бытия - счастье, смерти, Боге, любви, вечности - болезненно мучили его в ту эпоху жизни, когда сверстники его и братья всецело отдавались веселому, легкому и беззаботному времяпрепровождению богатых и знатных людей. Все это привело к тому, что у Т. создалась "привычка к постоянному моральному анализу, уничтожившему свежесть чувства и ясность рассудка" ("Юность"). Вся дальнейшая жизнь Т. представляет собою мучительную борьбу с противоречиями жизни. Если Белинского по праву можно назвать великими сердцем, то к Т. подходит эпитет: великая совесть. - Образование Т. шло сначала под руководством грубоватого гувернера-француза St. Thomas (М-r Жером "Отрочества"), заменившего собою добродушного немца Ресельмана, которого с такою любовью изобразил Т. в "Детстве" под именем Карла Ивановича. Уже 15 лет, в 1843 г., Т. поступил в число студентов казанского университета. Это следует, однако, приписать не тому, что юноша много знал, а тому, что требования были очень невелики, в особенности для членов семей с видным общественным положением. Казанский университет находился в то время в очень жалком состоянии. Профессора были, в большинстве, либо чудаки-иностранцы, почти не знавшие по-русски, либо невежественные карьеристы, иногда даже нечистые на руки. Правда, профессорствовал в то время знаменитый Лобачевский, но на математическом факультете, а Т. провел два года на восточном факультете, два года - на юридическом. На последнем тоже был один выдающийся профессор ученый цивилист Мейер; Т. одно время очень заинтересовался его лекциями и даже взял себе специальную тему для разработки - сравнение "Esprit des lois" Монтескье и Екатерининского "Наказа". Из этого, однако, ничего не вышло: ему вскоре надоело работать. Он только числился в университете, весьма мало занимаясь и получая двойки и единицы на экзаменах. Неуспешность университетских занятий Т. - едва ли простая случайность. Будучи одним из истинно великих мудрецов в смысле уменья вдуматься в цель и назначение человеческой жизни, Т. в тоже время лишен способности мыслить научно, т. е. подчинять свою мысль результатам исследования.

Ненаучность его ума особенно ясно сказывается в тех требованиях, которые он предъявляет к научным исследованиям, ценя в них не правильность метода и приемов, а исключительно цель. От астронома он требует указаний путей к достижению счастья человечества - а философии ставит в укор отсутствие тех осязательных результатов, которых достигли науки точные. - Бросив университет еще до наступления переходных экзаменов на 3 курс юрид. факультета, Т. с весны 1847 г. поселяется в Ясной Поляне. Что он там делал, мы знаем из "Утра помещика": здесь надо только подставить фамилию "Т. " вместо "Нехлюдов", чтобы получить достоверный рассказ о житье его в деревне. Попытка Т. стать действительным отцом и благодетелем своих мужиков замечательна и как яркая иллюстрация того, что барская филантропия неспособна была оздоровить гнилой и безнравственный в своей основе крепостной быт, и как яркая страница из истории сердечных порывов Т. На этот раз порыв Т. был вполне самостоятельный; он стоит вне связи с демократическими течениями второй половины 40-х годов, совершенно не коснувшимися Т. Он весьма мало следил за журналистикою; хотя его попытка чем-нибудь сгладить вину барства пред народом относится к тому же году, когда появились "Антон Горемыка" Григоровича и начало "Записок охотника" Тургенева, но это простая случайность. Если и были тут литературные влияния, то гораздо более старого происхождения: Т. очень увлекался Руссо. Ни с кем у него нет стольких точек соприкосновения, как с великим ненавистником цивилизации и проповедником возвращения к первобытной простоте. Мужики, однако, не всецело захватили Т.: он скоро уехал в Петербург и весною 1848 г. начал держать экзамен на кандидата прав. Два экзамена, из уголовного права и уголовного судопроизводства, он сдал благополучно, затем это ему надоело и он уехал в деревню. Позднее он наезжал в Москву, где часто поддавался унаследованной страсти к игре, не мало расстраивая этим свои денежные дела. В этот период жизни Т. особенно страстно интересовался музыкою (он недурно играл на рояле и очень любить классических композиторов). Преувеличенное по отношению к большинству людей описание того действия, которое производит "страстная" музыка, автор "Крейцеровой сонаты" почерпнул из ощущений, возбуждаемых миром звуков в его собственной душе. Развитию любви Т. к музыке содействовало и то, что во время поездки в Петербург в 1848 г. он встретился, в весьма мало подходящей обстановке танцкласса, с даровитым, но сбившимся с пути немца-музыканта, которого впоследствии описал в "Альберте". Т. пришла мысль спасти его: он увез его в Ясную Поляну и вместе с ним много играл. Много времени уходило также на кутежи, игру и охоту. Так прошло после оставления университета 4 года, когда в Ясную Поляну приехал служивший на Кавказе брат Т., Николай, и стал его звать туда. Т. долго не сдавался на зов брата, пока крупный проигрыш в Москве не помог решению. "Чтобы расплатиться, надо было сократить свои расходы до минимума - и весною 1851 г. Т. торопливо уехал из Москвы на Кавказ, сначала без всякой определенной цели. Вскоре он решил поступить на военную службу, но явились препятствия в виде отсутствия нужных бумаг, которые трудно было добыть, и Т. прожил около 5 месяцев в полном уединении в Пятигорске, в простой избе. Значительную часть времени он проводил на охоте, в обществе казака Епишки, фигурирующего в "Казаках" под именем Еpoшки. Осенью 1851 г. Т., сдав в Тифлисе экзамен, поступил юнкером в 4-ую батарею 20-й артиллерийской бригады, стоявшей в казацкой станице Старогладове, на берегу Терека, под Кизляром. С легким изменением подробностей, она во всей своей полудикой оригинальности изображена в "Казаках". Те же "Казаки" дадут нам и картину внутренней жизни бежавшего из столичного омута Т., если мы подставим фамилию "Толстой" вместо фамилии Оленина. Настроения, которые переживал Т.-Оленин, двойственного характера: тут и глубокая потребность стряхнуть с себя пыль и копоть цивилизации и жить на освежающем, ясном лоне природы, вне пустых условностей городского и в особенности великосветского быта, тут и желание залечить раны самолюбия, вынесенные из погони за успехом в этом "пустом" быту, тут и тяжкое сознание проступков против строгих требований истинной морали. В глухой станице Т. обрел лучшую часть самого себя: он стал писать и в 1852 г. отослал в редакцию "Современника" первую часть автобиографической трилогии: "Детство". Как все в Т. сильно и оригинально, так необычайно и первоклассно начало его литературной деятельности. По-видимому, "Детство" - в буквальном смысле первенец Т.: по крайней мере в числе многочисленных биографических фактов, собранных друзьями и почитателями его, нет никаких данных, указывающих на то, Т. что раньше пытался написать что-нибудь в литературной форме. Нет никаких намеков на ранние литературные поползновения и в произведениях Т., представляющих историю всех его мыслей, поступков, вкусов и т. д.

Сравнительно позднее начало увенчавшегося такою небывалою удачею поприща очень характерно для Т.: он никогда не был профессиональным литератором, понимая профессиональность не в смысле профессии, дающей средства к жизни, а в менее узком смысле преобладания литературных интересов. Чисто литературные интересы всегда стояли у Т. на втором плане: он писал, когда хотелось писать и вполне назревала потребность высказаться, а в обычное время он светский человек, офицер, помещик, педагог, мировой посредник, проповедник, учитель жизни и т. д. Он никогда не нуждался в обществе литераторов, никогда не принимал близко к сердцу интересы литературных партий, далеко не охотно беседует о литературе, всегда предпочитая разговоры о вопросах веры, морали, общественных отношений. Ни одно произведение его, говоря словами Тургенева, не "воняет литературою", т. е. не вышло из книжных настроений, из литературной замкнутости. - Получив рукопись "Детства", редактор "Современника" Некрасов сразу распознал ее литературную ценность и написал автору любезное письмо, подействовавшее на него очень ободряющим образом. Он принимается за продолжение трилогии, а в голове его роятся планы "Утра помещика", "Набега" "Казаков". Напечатанное в "Современнике" 1852 г. "Детство", подписанное скромными инициалами Л. Н. Т., имело чрезвычайный успех; автора сразу стали причислять к корифеям молодой литературной школы, наряду с пользовавшимися уже тогда громкою литературною известностью Тургеневым, Гончаровым, Григоровичем, Островским. Критика - Аполлон Григорьев, Анненков, Дружинин, Чернышевский - оценила и глубину психологического анализа, и серьезность авторских намерений, и яркую выпуклость реализма, при всей правдивости ярко схваченных подробностей действительной жизни чуждого какой бы то ни было вульгарности. На Кавказе скоро произведенный в офицеры Т. оставался два года, участвуя во многих стычках и подвергаясь всем опасностям боевой кавказской жизни. Он имел права и притязания на Георгиевский крест, но не получил его, чем, видимо, был огорчен. Когда в конце 1853 г. вспыхнула Крымская война, Т. перевелся в Дунайскую армию, участвовал в сражении при Ольтенице и в осаде Силистрии, а с ноября 1854 г. по конец августа 1855 г. был в Севастополе. Все ужасы, лишения и страдания, выпавшие на долю геройских его защитников, перенес и Т. Он долго жил на страшном 4-м бастионе, командовал батареей в сражении при Черной, был при адской бомбардировке во время штурма Малахова Кургана. Не смотря на все ужасы осады, к которым он скоро привык, как и все прочие эпически-храбрые севастопольцы, Т. написал в это время боевой рассказ из кавказской жизни "Рубка леса" и первый из трех "Севастопольских рассказов": "Севастополь в декабре 1854 г.". Этот последний рассказ он отправил в "Современник". Тотчас же напечатанный, рассказ был с жадностью прочитан всею Россиею и произвел потрясающее впечатление картиною ужасов, выпавших на долю защитников Севастополя. Рассказ был замечен импер. Николаем; он велел беречь даровитого офицера, что, однако, было неисполнимо для Т., не хотевшего перейти в разряд ненавидимых им "штабных". Окруженный блеском известности и пользуясь репутациею очень храброго офицера, Т. имел все шансы на карьеру, но сам себе "испортил" ее. Едва ли не единственный раз в жизни (если не считать сделанного для детей "Соединения разных вариантов былин в одну" в его педагогич. сочинениях) он побаловался стихами: написал сатирическую песенку, на манер солдатских, по поводу несчастного дела 4 августа 1855 г., когда генерал Реад, неправильно поняв приказание главнокомандующего, неблагоразумно атаковал Федюхинские высоты. Песенка (Как четвертого числа, нас нелегкая несла гору забирать и т. д.), задевавшая целый ряд важных генералов, имела огромный успех и, конечно, повредила автору. Тотчас после штурма 27 августа Т. был послан курьером в Петербург, где написал "Севастополь в мае 1855 г." и "Севастополь в августе 1855 г.". "Севастопольские рассказы", окончательно укрепившие известность Т., как одной из главных "надежд" нового литературного поколения, до известной степени являются первым эскизом того огромного полотна, которое 10 - 12 лет спустя Т. с таким гениальным мастерством развернул в "Войне и мире". Первый в русской, да и едва ли не во всемирной литературе, Т. занялся трезвым анализом боевой жизни, первый отнесся к ней без всякой экзальтации. Он низвел воинскую доблесть с пьедестала сплошного "геройства", но вместе с тем возвеличил ее как никто. Он показал, что храбрец данного момента за минуту до того и минуту спустя такой же человек, как и все: хороший - если он всегда такой, мелочный, завистливый, нечестный - если он был таким, пока обстоятельства не потребовали от него геройства. Разрушая представление воинской доблести в стиле Марлинского, Т. ярко выставил на вид величие геройства простого, ни во что не драпирующегося, не лезущего вперед, делающего только то, что надо: если надо - так прятаться, если надо - так умирать. Бесконечно полюбил за это Т. под Севастополем простого солдата и в его лице весь вообще русский народ.

- Шумною и веселою жизнью зажил Т. в Петербурге, где его встретили с распростертыми объятиями и в великосветских салонах, и в литературных кружках. Особенно близко сошелся он с Тургеневым, с которым одно время жил на одной квартире. Тургенев ввел Т. в кружок "Современника" и других литературных корифеев: он стал в приятельских отношения с Некрасовым, Гончаровым, Панаевым, Григоровичем Дружининым, Сологубом. "После севастопольских лишений столичная жизнь имела двойную прелесть для богатого, жизнерадостного, впечатлительного и общительного молодого человека. На попойки и карты, кутежи с цыганами у Т. уходили целые дни и даже ночи" (Левенфельд). Веселая жизнь не замедлила оставить горький осадок в душе Т. тем более, что у него начался сильный: разлад с близким ему кружком писателей, Он и тогда понимал, "что такое святость" и потому никак не хотел удовлетвориться, как некоторые его приятели, тем, что он "чудесный художник", не мог признать литературную деятельность чем-то особенно возвышенным, чем-то таким, что освобождает человека от необходимости стремиться к самоусовершенствованию и посвящать себя всецело благу ближнего. На этой почве возникали ожесточенные споры, осложнявшиеся тем, что всегда правдивый и потому часто резкий Т. не стеснялся отмечать в своих приятелях черты неискренности и аффектации. В результате "люди ему опротивели и сам он себе опротивел" - и в начале 1857 г. Т. без всякого сожаления оставил Петербург и отправился за границу. Неожиданное впечатление произвела на него Западная Европа - Германия, Франция, Англия, Швейцария, Италия, где Т. провел всего около 1 1/2, лет (в 1857 и 1860 - 61 гг.). Б общем это впечатление было безусловно отрицательное. Косвенно оно выразилось в том, что нигде в своих сочинениях Т. не обмолвился каким-нибудь добрым словом о тех или других сторонах заграничной жизни, нигде не поставил культурное превосходство Запада нам в пример.

Прямо свое разочарование в европейской жизни он высказал в рассказе "Люцерн". Лежащий в основе европейского общества контраст между богатством и бедностью схвачен здесь Т. с поражающей силой. Он сумел рассмотреть его сквозь великолепный внешний покров европейской культуры, полому что его никогда не покидала мысль об устройстве человеческой жизни на началах братства и справедливости. За границей его интересовали только народное образование и учреждения, имеющие целью поднятие уровня рабочего населения. Вопросы народного образования он пристально изучал в Германии и теоретически, и практически, и путем бесед со специалистами. Из выдающихся людей Германии его больше всех заинтересовал Ауэрбах, как автор посвященных народному быту "Шварцвальдских рассказов" и издатель народных календарей. Гордый и замкнутый, никогда первый не искавший знакомства, для Ауэрбаха Т. сделал исключение, сделал ему визит и постарался с ним сблизиться. Во время пребывания в Брюсселе Т. познакомился с Прудоном и Лелевелем. Глубоко-серьезному настроению Т. во время второго путешествия содействовало еще то, что на его руках умер от чахотки, в южной Франции, любимый его брат Николай. Смерть его произвела на Т. потрясающее впечатление. Вернулся Т. в Poccию тотчас по освобождении крестьян и стал мировым посредником. Сделано это было всего менее под влиянием демократических течений шестидесятых годов. В то время смотрели на народ как на младшего брата, которого надо поднять на себя; Т. думал, наоборот, что народ бесконечно выше культурных классов и что господам надо заимствовать высоты духа у мужиков. Он деятельно занялся устройством школ в своей Ясной Поляне и во всем Крапивенском у.

Яснополянская школа принадлежит к числу самых оригинальных педагогических попыток, когда либо сделанных. В эпоху безграничного преклонения пред новейшею немецкою педагогиею Т. решительно восстал против всякой регламентации и дисциплины в школе; единственная метода преподавания и воспитания, которую он признавал, была та, что никакой методы не надо. Все в преподавании должно быть индивидуально - и учитель, и ученик, и их взаимные отношения. В Яснополянской школе дети сидели кто где хотел, кто сколько хотел и кто как хотел. Никакой определенной программы преподавания не было. Единственная задача учителя заключалась в том, чтобы заинтересовать класс. Не смотря на этот крайний педагогический анархизм, занятия шли прекрасно. Их вел сам Т., при помощи нескольких постоянных учителей и нескольких случайных, из ближайших знакомых и приезжих. С 1862 г. Т. стал издавать педагогический журнал "Ясная Поляна", где главным сотрудником являлся опять-таки он сам. Сверх статей теоретических, Т. написал также ряд рассказов, басен и переложений. Соединенные вместе, педагогические статьи Т. составили целый том собрания его сочинений. Запрятанные в очень мало распространенный специальный журнал, они, в свое время, остались мало замеченными. На социологическую основу идей Т. об образовании, на то, что Т. в образованности, науке, искусстве и успехах техники видел только облегченные и усовершенствованные способы эксплуатации народа высшими классами, никто не обратил внимания. Мало того: из нападок Т. на европейскую образованность и на излюбленное в то время понятие о "прогрессе" многие не на шутку вывели заключение, что Т. "консерватор". Около 15 лет длилось это курьезное недоразумение, сближавшее с Т. такого, напр., органически-противоположного ему писателя, как Н. Н. Страхов. Только в 1875 г. Н. K. Михайловский, в статье: "Десница и Шуйца гр. Т.", поражающей блеском анализа и предугадыванием дальнейшей деятельности Т., обрисовал духовный облик оригинальнейшего из русских писателей в настоящем свете. Малое внимание, которое было уделено педагогическим статьям Т. объясняется, отчасти, тем, что им вообще мало тогда занимались. Аполлон Григорьев имел право назвать свою статью о Т. ("Время" 1862 г.): "Явления современной литературы, пропущенные нашей критикой". Чрезвычайно радушно встретив дебюты Т. и "Севастопольские рассказы", признав в нем великую надежду русской литературы (Дружинин даже употребил по отношению к нему эпитет "гениальный"), критика затем лет на 10 - 12, до появления "Войны и Мира", не то что перестает признавать его очень крупным писателем, а как-то охладевает к нему. В эпоху, когда интересы минуты и партии стояли на первом плане, не захватывал этот писатель, интересовавшийся только вечными вопросами. А между тем, материал для критики Т. давал и до появления "Войны и Мира" первостепенный. В "Современнике" появилась "Метель" - настоящий художественный перл по способности заинтересовать читателя рассказом о том, как некто ездил в метель с одной почтовой станции на другую. Содержания, фабулы нет вовсе, но с удивительною яркостью изображены все мелочи действительности и воспроизведено настроение действующих лиц. "Два Гусара" дают чрезвычайно колоритную картинку былого и написаны с тою свободою отношения в сюжету, которая присуща только большим талантам. Легко было впасть в идеализацию прежнего гусарства, при том обаянии, которое свойственно старшему Ильину - но Т. снабдил лихого гусара именно тем количеством теневых сторон, которые бывают в действительности и у обаятельных людей - и эпический оттенок стерт, осталась реальная правда. Эта же свобода отношения составляет главное достоинство рассказа "Утро помещика". Чтобы оценить его вполне, надо вспомнить, что он напечатан в конце 1856 г. ("Отеч. Записки", ј 12). Мужики в то время появлялись в литературе только в виде сентиментальных "пейзан" Григоровича и славянофилов и крестьянских фигур Тургенева, стоящих несравненно выше в чисто художественном отношении, но несомненно приподнятых. В мужиках "Утра помещика" нет ни тени идеализации, также как нет - и в этом именно и сказалась творческая свобода Т. - и чего бы то ни было похожего на озлобление против мужиков за то, что они с такою малою признательностью отнеслись к добрым намерениям своего помещика. Вся задача автобиографической исповеди и состояла в том, чтобы показать беспочвенность Нехлюдовской попытки. Трагический характер барская затея принимает в относящемся к тому же периоду рассказе "Поликушка"; здесь погибает человек из-за того, что желающей быть доброю и справедливою барыне вздумалось уверовать в искренность раскаяния и она не то чтобы совсем погибшему, но не без основания пользующемуся дурной репутациею дворовому Поликушке поручает доставку крупной суммы. Поликушка теряет деньги и с отчаяния, что ему не поверят, будто он в самом деле потерял их, а не украл, вешается. К числу повестей и очерков, написанных Т. в конце 50-х гг., относятся еще упомянутый выше "Люцерн" и превосходные параллели: "Три Смерти", где изнеженности барства и цепкой его привязанности к жизни противопоставлены простота и спокойствие, с которою умирают крестьяне. Параллели заканчиваются смертью дерева, описанною с тем пантеистическим проникновением в сущность мирового процесса, которое и здесь, и позже так великолепно удается Т. Это уменье Т. обобщать жизнь человека, животных и "неодушевленной природы" в одно понятие о жизни вообще получило свое высшее художественное выражение в "истории лошади" ("Холстомер"), напечатанной только в 70-х годах, но написанной в 1860 г. Особенно потрясающее впечатление производит заключительная сцена: исполненная нежности и заботы о своих волчатах волчица рвет куски мяса от брошенного живодерами тела некогда знаменитого, а потом зарезанного за старостью и негодностью скакуна Холстомера, пережевывает эти куски, затем выхаркивает их и таким образом кормит волчат. Здесь уже подготовлен радостный пантеизм Платона Каратаева (из "Войны и Мира"), который так глубоко убежден, что жизнь есть круговорот, что смерть и несчастия одного сменяются полнотою жизни и радостью для другого и что в этом-то и состоит мировой порядок, от века неизменный.

Слабее других произведений конца 50-х гг. первый роман Т.: "Семейное счастье". Исходя из волновавшего его личного мотива, Т. разрешает здесь художественную задачу чисто априорным путем и рисует не то, что было, а то, что может быть. Он начал испытывать в то время сильное чувство к Софье Андреевне Берс, дочери московского доктора из остзейских немцев. Ему пошел уже четвертый десяток, С. А. было всего 17 лет. И вот, ему казалось, что разница эта очень велика, что увенчайся даже его любовь взаимностью, брак был бы несчастлив и рано или поздно молодая женщина полюбила бы другого, тоже молодого и не "отжившего" человека. Так оно и случается в иронически озаглавленном "Семейном счастье". В действительности роман Т. разыгрался совершенно иначе. Три года вынесши в сердце своем страсть к С. А., Толстой осенью 1862 г. женился на ней, и на долю его выпада самая большая полнота семейного счастья, какая только бывает на земле. В лице своей жены он нашел не только вернейшего и преданнейшего друга, но и незаменимую помощницу во всех делах, практических и литературных. По семи раз она переписывала без конца им переделываемые, дополняемые и исправляемые произведения, при чем своего рода стенограммы, т. е. не окончательно договоренные мысли, не дописанные слова и обороты под ее опытною в дешифрировании этого рода рукою часто получали ясное и определенное выражение. Для Т. наступает самый светлый период его жизни - упоения личным счастьем, очень значительного, благодаря практичности С. А., материального благосостояния, величайшего, легко дающегося напряжения литературного творчества и в связи с ним небывалой славы всероссийской, а затем и всемирной. В течение первых 10 - 12 лет после женитьбы он создает "Войну и Мир" и "Анну Каренину". На рубеже этой второй эпохи литературной жизни Т. стоят задуманные еще в 1852 и законченные в 1861 - 62 гг. "Казаки", первое из произведений, в которых великий талант Т. дошел до размеров гения. Впервые во всемирной литературе с такою яркостью и определенностью была показана разница между изломанностью культурного человека, отсутствием в нем сильных, ясных настроений - и непосредственностью людей близких к природе. Что мы знали до Т. о так называемых "детях природы"? В лучшем случае это были созданные по рецепту Руссо величавые дикари Купера, романтические черкешенки Пушкина, почти столь же романтически разукрашенные Тамара и Бела Лермонтова. Т. показал, что вовсе не в том особенность людей близких к природе, что они хороши или дурны. Разве можно назвать хорошими лихого конокрада Лукашку, своего рода demivierge Марьянку, пропойцу Ерошку? Но нельзя их назвать и дурными, потому что у них нет сознания зла; Ерошка прямо убежден, что "ни в чем греха нет". Казаки Т. - просто живые люди, у которых ни одно душевное движение не затуманено рефлексиею. "Казаки" не были своевременно оценены. Слишком тогда все гордились "прогрессом" и успехом цивилизации, чтобы заинтересоваться тем, как представитель культуры спасовал пред силою непосредственных душевных движений каких-то полудикарей. За то небывалый успех выпал на долю "Войны и Мира". Отрывок из романа, под названием "1805 г." появился в "Русском Вестн." 1865 г.; в 1868 г. вышли три его части, за которыми вскоре последовали остальные две.

Признанная критикою всего мира величайшим эпическим произведением новой европейской литературы, "Война и Мир" поражает уже с чисто технической точки зрения размерами своего беллетристического полотна. Только в живописи можно найти некоторую параллель в огромных картинах Паоло Веронезе в венецианском дворце дожей, где тоже сотни лиц выписаны с удивительною отчетливостью и индивидуальным выражением. В романе Т. представлены все классы общества, от императоров и королей до последнего солдата, все возрасты, все темпераменты и на пространстве целого царствования Александра I. Что еще более возвышает его достоинство как эпоса - это данная им психология русского народа. С поражающим проникновением изобразил Т. настроения толпы, как высокие, так и самые низменные и зверские (напр. в знаменитой сцене убийства Верещагина). Везде Т. старается схватить стихийное, бессознательное начало человеческой жизни. Вся философия романа сводится к тому, что успех и неуспех в исторической жизни зависит не от воли и талантов отдельных людей, а от того, насколько они отражают в своей деятельности стихийную подкладку исторических событий. Отсюда его любовное отношение к Кутузову, сильного не стратегическими знаниями и не геройством, а тем, что он понял тот чисто-русский, не эффектный и не яркий, но единственно верный путь, которым можно было справиться с Наполеоном. Отсюда же и нелюбовь Т. к Наполеону, так высоко ценившему свои личные таланты; отсюда, наконец, возведение на степень величайшего мудреца скромнейшего солдатика Платона Каратаева за то, что он сознает себя исключительно частью целого, без малейших притязаний на индивидуальное значение. Философская или, вернее, историософическая мысль Т. большею частью проникает его великий роман - и этим-то он и велик - не в виде рассуждений, а в гениально схваченных подробностях и цельных картинах, истинный смысл которых нетрудно понять всякому вдумчивому читателю. В первом издании "Войны и Мира" был длинный ряд чисто теоретических страниц, мешавших цельности художественного впечатления; в позднейших изданиях эти рассуждения были выделены и составили особую часть. Тем не менее в "Войне и Мире" Толстой-мыслитель отразился далеко не весь и не самыми характерными своими сторонами. Нет здесь того, что проходит красною нитью через все произведения Т., как писанные до "Войны и Мира", так и позднейшие - нет глубоко пессимистического настроения" И в "Войне и Мире" есть ужасы и смерть, но здесь они какие-то, если можно так выразиться, нормальные. Смерть, напр., князя Андрея Болконского, принадлежит к самым потрясающим страницам всемирной литературы, но в ней нет ничего разочаровывающего и принижающего; это не то, что смерть гусара в "Холстомере" или смерть Ивана Ильича. После "Войны и Мира" читателю хочется жить, потому что даже обычное, среднее, серенькое существование озарено тем ярким, радостным светом, который озарял личное существование автора в эпоху создания великого романа. В позднейших произведениях Т. превращение изящной, грациозно кокетливой, обаятельной Наташи в расплывшуюся, неряшливо одетую, всецело ушедшую в заботы о доме и детях помещицу производило бы грустное впечатление; но в эпоху своего наслаждения семейным счастьем Т. все это возвел в перл создания.

Бесконечно радостного упоения блаженством бытия уже нет в "Анне Карениной", относящейся к 1873 - 76 гг. Есть еще много отрадного переживания в почти автобиографическом романе Левина и Китти, но уже столько горечи в изображении семейной жизни Долли, в несчастном завершении любви Анны Карениной и Вронского, столько тревоги в душевной жизни Левина, что в общем этот роман является уже переходом к третьему периоду литературной деятельности Т. "Анну Каренину" постигла весьма странная участь: все отдавали полную дань удивления и восхищения техническому мастерству, с которым она написана, но никто не понял сокровенного смысла романа. Отчасти потому, что роман печатался в реакционном журнале, мелкие интересы, выведенные в первых главах, были поняты многими как авторские идеалы - и в эту ошибку впал даже такой близко знавший Т. человек и великий почитатель его, как Тургенев. На тревогу Левина смотрели просто как на блажь. В действительности душевное беспокойство, омрачавшее счастье Левина, было началом того великого кризиса в духовной жизни Т., который назревал в нем с самого раннего детства, принял вполне определенные очертания в психологии Нехлюдова и Оленина и только на время был усыплен полосою безоблачного семейного и всякого иного счастья. "Если бы", говорит он в своей "исповеди" об этом времени, "пришла волшебница и предложила мне исполнить мои желания, я бы не знал, что сказать". Ужас заключался в том, что, будучи в цвете сил и здоровья, он утратил всякую охоту наслаждаться достигнутым благополучием; ему стало "нечем жить", потому что он не мог себе уяснить цель и смысл жизни. В сфере материальных интересов он стал говорить себе: "ну, хорошо, у тебя будет 6000 десятин в Самарской губ. - 300 голов лошадей, а потом?"; в сфере литературной: "ну, хорошо, ты будешь славнее Гоголя, Пушкина, Шекспира, Мольера, всех писателей в мире, - ну и что ж! ". Начиная думать о воспитании детей, он спрашивал себя: "зачем"; рассуждая "о том, как народ может достигнуть благосостояния", он "вдруг говорил себе: а мне что за дело?" В общем он "почувствовал, что то, на чем он стоял, подломилось, что того, чем он жил, уже нет". Естественным результатом была мысль о самоубийстве. "Я, счастливый человек, прятал от себя шнурок, чтобы не повеситься на перекладине между шкапами в своей комнате, где я каждый день бывал один, раздеваясь, и перестал ходить с ружьем на охоту, чтобы не соблазниться слишком легким способом избавления себя от жизни. Я сам не знал чего я хочу: я боялся жизни, стремился прочь от ее и, между тем, чего-то еще надеялся от ее". Чтобы найти ответ на измучившие его вопросы и сомнения, Т. прежде всего лихорадочно бросился в область богословия. Он стал вести беседы с священниками и монахами, ходил к старцам в Оптину пустынь, читал богословские трактаты, изучил древнегреческий и древнееврейский языки, чтобы в подлиннике познать первоисточники христианского учения. Вместе с тем он присматривался к раскольникам, сблизился с вдумчивым крестьянином-сектантом Сютаевым, беседовал с молоканами, штундистами. С тою же лихорадочностью искал он смысла жизни в изучении философии и в знакомстве с результатами точных наук. Он делал ряд попыток все большего и большего опрощения, стремясь жить жизнью близкой к природе и земледельческому быту. Постепенно отказывается он от прихотей и удобств богатой жизни, много занимается физическим трудом, одевается в простейшую одежду, становится вегетарианцем, отдает семье все свое крупное состояние, отказывается от прав литературной собственности.

На этой почве беспримесно чистого порыва и стремления к нравственному усовершенствованию создается третий период литературной деятельности Т., длящийся уже около 20 лет. Еще не наступила пора дать сколько-нибудь объективную оценку последнего периода литературной деятельности Т., отличительною чертою которого является отрицание всех установившихся форм государственной, общественной и религиозной жизни. Это еще жгучая злоба дня, относительно которой всякий современник невольно выступает либо защитником, либо обвинителем; последняя роль гораздо легче, потому что значительная часть взглядов Т. не могла получить открытого выражения в России и в полном виде изложена только в заграничных изданиях его религиозно-социальных трактатов. Сколько нибудь единодушного отношения не установилось даже по отношению к беллетристическим произведениям Т., написанным за последние 20 лет. Так, в длинном ряде небольших повестей и легенд, предназначенных преимущественно для народного чтения ("Чем люди живы" и др.), Т., по мнению своих безусловных поклонников, достиг вершины художественной силы - того стихийного мастерства, которое дается только народным сказаниям, потому что в них воплощается творчество целого народа. Наоборот, по мнению людей, негодующих на Т. за то, что он из художника превратился в проповедника, эти написанные с определенною целью художественные поучения грубо тенденциозны.

Высокая и страшная правда "Смерти Ивана. Ильича", по мнению поклонников ставящая это произведение на ряду с главными произведениями гения Т., по мнению других преднамеренно жестка, преднамеренно резко подчеркивает бездушие высших слоев общества, чтобы показать нравственное превосходство простого "кухонного мужика" Герасима. Взрыв самых противоположных чувств, вызванный анализом супружеских отношений и косвенным требованием воздержания от брачной жизни в "Крейцеровой Сонате" заставил забыть об удивительной яркости и страстности, с которою написана эта повесть. Народная драма "Власть тьмы" по мнению поклонников Т. есть великое проявление его художественной силы: в тесные рамки этнографического воспроизведения русского крестьянского быта Т. сумел вместить столько общечеловеческих черт, что драма с колоссальным успехом обошла все сцены мира. Но другим достаточно одного Акима, с его бесспорно односторонними и тенденциозными осуждениями городской жизни, чтобы и все произведение объявить безмерно-тенденциозным. Наконец, по отношению к последнему крупному произведению" Т. - роману "Воскресенье", поклонники не находят достаточно слов, чтобы восхищаться совершенно юношескою свежестью чувства и страстности, проявленною 70-летним автором, беспощадностью в изображении судебного и великосветского быта, полною оригинальностью первого в русской литературе воспроизведения мира политических преступников. Противники Т. подчеркивают бледность главного героя - Нехлюдова, чрезмерное озлобление против высших классов, приподнятость характера бывшей проститутки. В общем противники последнего фазиса литературно проповеднической деятельности Т. находят, что художественная сила его безусловно пострадала от преобладания теоретических интересов и что творчество теперь для того только и нужно Т., чтобы в общедоступной форме вести пропаганду его общественно религиозных взглядов. В новейшем эстетическом его трактате ("Об искусстве") можно найти достаточно материала, чтобы объявить Т. врагом искусства: помимо того, что Т. здесь частью совершенно отрицает, частью значительно умаляет художественное значение Данте, Рафаэля, Гете. Шекспира (на представлении "Гамлета" он испытывал "особенное страдание" за это "фальшивое подобие произведений искусства"), Бетховена и др.; он прямо приходит к тому выводу, что "чем больше мы отдаемся красоте, тем больше мы отдаляемся от добра". С другой стороны можно возразить самому автору, что именно в его-то произведениях последних 20 лет "добро" и "красота" слились в одно гармоничное целое.

- Последним по времени фактом биографии Т. является определение св. синода от 20 - 22 февраля 1901 г. "Известный всему миру писатель", читаем мы в этом определении, "русский по рождению, православный по крещению и воспитанию своему, граф Т., в прельщении гордого ума своего, дерзко восстал на Господа и на Христа Его и на святое Его достояние, явно перед всеми отрекшись от вскормившей и воспитавшей его Матери, церкви православной, и посвятил свою литературную деятельность и данный ему от Бога талант на распространение в народе учений противных Христу и церкви, и на истребление в умах и сердцах людей веры отеческой, веры православной, которая утвердила вселенную, которою жили и спасались наши предки и которою доселе держалась и крепка была Русь святая. В своих сочинениях и письмах, во множестве рассеваемых им и его учениками по всему свету, в особенности же в пределах дорогого отечества нашего, он проповедует, с ревностью фанатика, ниспровержение всех догматов православной церкви и самой сущности веры христианской: отвергает личного живого Бога, в Святой Троице славимого, Создателя и Промыслителя вселенной; отрицает Господа Иисуса Христа - Богочеловека, Искупителя и Спасителя мира, пострадавшего нас ради человеков и нашего ради спасения и воскресшего из мертвых; отрицает бессеменное зачатие по человечеству Христа Господа и девство до рождества и по рождестве Пречистой Богородицы Приснодевы Марии, не признает загробной жизни и мздовоздаяния, отвергает все таинства церкви и благодатное в них действие Святого Духа и, ругаясь над самыми священными предметами веры православного народа, не содрогнулся подвергнуть глумлению величайшее из таинств, святую Евхаристию". В силу всего этого "церковь не считает его своим членом и не может считать, доколе он не раскается и не восстановит своего общения с нею".

Произведения Т. собраны в 15 ч. Кроме того с 1883 г. за границею напечатан ряд произведений, которые не могли появиться в России или появились с сокращениями. Беспримерная знаменитость Т. наглядно выразилась в колоссальном успехе его сочинений, в небывалом количестве переводов их на иностр. языки и поистине необъятном количестве посвященных Т. статей и книг. Полного (12 - 15 т.) собрания его сочинений (10 изд.) разошлось более 80000 экз., из отдельно изданных произведений наибольшего распространения достиг "Кавказ. Пленник - около 250000 экз., "Хозяин и работник" - около 200000; "Чем люди живы" - около 150000; "Власть тьмы" около 140000; от 130 - 100 тыс.: "Бог правду любит, да не скоро скажет", "Много ли человеку земли нужно", "Осада Севастополя", "Первый винокур", "Воскресенье", "Три смерти" и др. "Новой Азбуки" разошлось 23 изд., что составляет более 800000 экз.; "Первой русской книги для чтения" (4 ч.) разошлось более 600000 экз. Подсчет переводов произведений Т., сделанный нами в Британском музее в Лондоне и отделении Rossica спб. публичной библиотеки дал поразительные результаты. Отдельно изданных переводов, которые представляют собою весьма незначительную часть того, что переводится из Т. в газетах и журналах, вышло: на нем. яз. - более 200, на франц. - около 150, на англ. - около 120, шведском и датском - около 50; на всех остальных, вплоть до японского, татарского, индустанского и др. - от 1 до 20.

Литература о Т. не поддается и приблизительному подсчету. При громадном интересе к каждому его шагу, число газетных статей о Т. в России и за границею превосходит многие тысячи, журнальных статей ежегодно появляется сотни (ср. для англ. лит. Index\'ы Стэда, для фр. Jordel\'я). Отдельно изданных книг о Т. мы насчитали: 1) на русском яз. около 100: А. Н. Аксаков, Аминтор, арх. Антоний, П. Е. Астафьев, Ф. И. Булгаков, Богдановский, Бывший поклонник, Бегичев, Берс, Бирюков, Буткевич, Ю. Б., Ванно, Витмер, Вогюэ, Вальтер, Вольфсон, Гасабов, Гpoмeкa, Гусев (5 соч.), Гейсман, Гетц, Гpeкoв, Генекен, Н. Я. Грот, Д. Григорьев, Городцев, Дистерло, Дегтярев, Драгомиров, Евтушевский. Елеонский, Зейрон, Зелинский, Ильин, арх. Игнатий, Козлов (2 книги). Ив. Карышев, Крист, Кальдерон, Кожевников, Кареев кн. Кемский, Лескин, К. Леонтьев, Левеьфельд, Лопатин, Листовский, А. Л., Л - н, Лурье, Миронов, И. Милютин, Мирский, Мирянин, Н. К. Михайловский, Меринг, Мережковский, Норов, архиеп. Никанор, Ю. Николаев (Говоруха-Отрок), Нотович, Оболенский, Орфано, Овсянико-Куликовсмй, Олесниций, Преображенский, Я. П. Полонский, Рышковский, Разумовский, Рцы, Скабичевский, Сергеенко, Н. Н. Страхов, Фед. Страхов, Евг. Соловьев, А. Е. Соловьев, Сталинский, Соллертинский, Хитров, фон-Хейденфельд, кн. Цертелев, Шестов, Щеглов, Энгельмейер). 2) На немецком яз. 30: Amyntor, Beck, Bode, Dukmeyer, Ernst, Ettlinger, Galitzin, Grot, Glogau. Gyurkovechky, Henckel, Koeber, Krebs, Kreibig, Keubnemann, Lowenfeld, Mobring, Notowitch, Dr. Gr. Polonsky, Poruck, Rauhen, Schoen, Schmidt, Schroeder, Seyron, Sergyenko, Saitschik, Zacharias, Zabel, Wesendonck. 3) На франц. яз. 11: Dragomyrow, Dupuy, Dumas, Lourie, Laboulay, Lapouze, Manaceine, Maffre, Suares, Stronsky, Vessiot. 4) На англ. яз. 18: Behrs, Blavatsky, Coupland, Gottsckkins, Gregor, Harrison, Kenworthy, Maude, Perris, Turner, Word и др.). 5) На шведск. яз. 5. Наиболее интересное из того, что печаталось о Т. на иностр. яз. рассеяно по журналам и сборникам статей (Вогюэ, Брандес, Матью Арнольд, Шпильгаген, Нордау, Род, Бурже, Ферри, Ломброзо, Скайдер, Риние, Думик, Визева, и мн. др.). Главнейшие русские журнальные статьи о Т. вошли в собрания сочинений, сборники статей и воспоминания Андреевского, Анненкова, Батюшкова, Буренина, Волынского, Апол. Григорьева, Гольцева, Григоровича, Дружинина, Гр. Данилевского, Лескова, Михайловского, Миллера, Меньшикова, Евг. Маркова, Надсона, Писарева, Протопопова, Пятковского, Розанова, Скабичевского, Ник. Соловьева, Влад. Соловьева ("Три разговора"), Страхова, Фета, Чернышевского, Шелгунова. Критические статьи о Т. 1850-х, 1860-х и начала 70-х годов вошли в сборник Зелинского (7 ч.). См. еще статьи: Загоскина ("Историч. Вестник", 1894, 1); Евг. Маркова ("Вест. Евр. ", 1900); Мечникова ("Вест. Евр. ", 1891, 9); Назарьева ("Ист. Вест. ", 1890, 9); Овсяникова ("Рус. Обозр. ", 1897, 11); кн. Д. Оболенского ("Рус. Арх. ", 1895); Станкевича ("Вест. Евр. ", 1878, ј4 и 5); Слонимского ("Вест. Евр. ", 1886, 8 и 1891, 9); Соханской ("Рус. Обозр. ", 1898, 1); Ткачева ("Дело", 1878 2 и 4).

С. Венгеров.

Тольский Николай Алексеевич

(1832-91) - врач, писатель; в 1853 г. окончил курс московского университета; был директором детских клиник и главным врачом детской больницы в Москве, ординарным профессором московского университета и деканом медицинского факультета. Сочинения Т.: "De partu arte praematurandi" (M., 1858); "Значение и сущность прений парижской медицинской академии о послеродовой горячке" ("Московская Медиц. Газета", 1858); "Самопроизвольное вправление выворота матки после перевязки полипа" (ibid., 1859); "Кесарское сечение на живой женщине с успехом для младенца" (ibid., 1862); "Щипцы Кристеллара" (ibid.); "О значении гигиены в общественной жизни и в особенности в применении ее к нашим лечебным заведениям" ("Труды 2 съезда естествоиспыт. и врачей", 1869).

Томаты

- Культура томатов вполне хорошо удается лишь при температуре не менее 20º Р.; тем не менее, при комбинации грунтовой культуры с парниковой, при защите молодых растений какими-либо прикрытиями от заморозков, которые быстро губят Т., а также с применением пикировки, культура этих растений возможна и на севере России. Т. - растение однолетние и высевается для употребления плодов как в сыром, так и в вареном виде. Т. различаются по цвету: желтые, фиолетовые, розовые и красные; по форме плодов: гладкие и ребристые, грушевидные, сливовидные и пр.; по росту самого растения: со слабым или деревянистым стеблем; по времени созревания: ранние и поздние; при этом промышленное значение имеют только красные, гладкие и ранние Т. Наиболее выдающимися, по мнению Карцева, являются следующие: "Король ранних" выведенный во Франции, наиболее ранний, но подверженный при засухе, без орошения, заболеваниям, затем - американский "Перфексион", поспевающий на неделю позже первого, с необыкновенно сильного роста стеблем и крайне обильным плодоношением, наконец - французский же "Шемен", лишь слегка запаздывающий сравнительно с "Королем ранних", а в остальном соединяющий преимущества обоих первых сортов. Посев Т. производят в парники еще зимой, с таким расчетом, что через месяц после 2-й пикировки можно было высадить их прямо в грунт, не боясь заморозков, или в полу холодные парники. При очень ранней посадке растения могут быть готовыми к пересадке в грунт еще в то время, когда земля не готова к этому, и оставшиеся в парнике растения, будучи тесно расположены, начинают вытягиваться и бледнеть, делаясь слишком чувствительными к изменениям температуры. В виду этого, время посадки должно быть строго согласовано с местными климатическими условиями. В случае заморозков растения необходимо покрывать старыми ящиками, рогожами или матами. В первое время роста всходов в теплом парнике приходится наблюдать лишь за проветриванием парника и за ограждением всходов от сорных трав и вредителей. Недели через 3-4 после посева, когда появится вторая пара листьев с зубчиками, приступают к первой пикировке, пересаживая в теплый же парник (25º Р.), но с большим слоем земли; самая пикировка производится так же, как и с капустою (см.), причем под раму высаживают до 300 растений, если предстоит вторая пикировка, или только до 200, если впоследствии растения будут высажены прямо в грунт, без 2-й пикировки. Во втором парнике наблюдают за проветриванием последнего не только во избежание сырости и плесени, но и в видах закаливания растений. Через месяц после первой пикировки, когда растения станут слишком теснить друг друга, приступают ко второй пикировке, перемещая растения уже более свободно (не более 200 растений под раму), поднимая парниковый ящик и все менее и менее прикрывая растения рамами, с тем, чтобы приучить растения к наружному воздуху. Окончательную пересадку в грунт производят приблизительно через месяц после 2-й пикировки, когда нет уже опасности перед заморозками. В тех случаях, когда желают получить более ранние плоды, напр. - в начале или середине июня, посев в парниках производят возможно раньше и перед посадкой в грунт производят три пикировки. Пересадку растений из парников производят в горшки диаметром около 2,5 врш. причем их держат в открытых парниковых ящиках, прикрывая рогожами лишь на ночь и при понижении температуры ниже 12º P. (Так как глиняные горшки дороги, то употребляют горшки из смеси чернозема, коровьего помета и глины, приготовляемые с помощью особой машинки (до 8 тыс. горшков в день при одном рабочем). См. Труды съезда садоводов в 1899 г., в С.-Петербурге".) Окончательную пересадку в грунт из горшков производят, не нарушая кома земли и закапывая его в заранее приготовленные ямки. Пользование горшками позволяет садовнику не торопиться с пересадкой и выждать наверняка благоприятного времени, так как в горшках растения продолжают правильно развиваться. Что же касается месторасположения для томатов, то они любят освещенный, сухой, хорошо орошаемый грунт. Свежего удобрения Т. не выносит, подвергаясь картофельной болезни; хорошо удается Т. после капусты, получившей богатое удобрение.

Высаживают Т. рядами от 1 до 2 аршин ряд от ряда и от 0,5 до 1 арш. растение от растения. Тесная посадка вредна во всех отношениях. Немедленно после посадки растения поливают, и эту поливку продолжают до тех пор, пока растения не примутся. В начале периода после посадки, когда ночи еще прохладные, следует избегать поливки после захода солнца, так как это вызвало бы еще большее охлаждение земли. Вдоль всей плантации проводят бороздки для орошения растений. Т. довольствуется орошением, и поливку из лейки самых растений необходимо производить лишь при крайне сильных засухах, да и то раза два в лето. При дальнейшем росте растений г. Карцев настаивает на необходимости подвязывания и подрезывания растений (шпалерный способ разведения), что содействует равномерному освещению растений, лучшему проветриванию, и, следовательно, и более обильному, и более раннему созреванию плодов. После обрезывания растения таким образом, что остаются лишь 2-3 сильных побега, промежуточные же удаляются, Т. подвязывается или к шпалерам (решеткам, проволокам и т. п.), или к кольям, причем должно быть наблюдаемо, чтобы каждый стебель развивался вполне свободно. Дальнейший уход заключается в удалении жировых побегов и поправке подпорок. Сбор плодов начинается с начала июня и продолжается, смотря по местности, до середины сентября, причем сначала цена держится высокая до 4 р. за пуд на месте, затем постепенно падает, доходя к середине июля, ко времени появления грунтовых Т., до 50 к. В августе цена вновь поднимается, так как в это время хозяйки начинают закупать Т. для консервов. Перед наступлением холодов растения, во избежание замерзания, выдергивают из земли, вместе с плодами, и кладут в парниковые ящики, где и происходить дозревание плодов. Самый сбор плодов производят с помощью ножа или ножниц. Собранные плоды переслаиваются соломой. При пересылке их кладут в ящики не более, как в два слоя. В период падения цен на Т. (до 10 к. пуд) их используют для приготовления консервов, попутно с приготовлением консервов из фруктов. Многие фабрики работают даже на более дорогом продукте - в 50-60 к. пуд, во-первых потому, что Т. раннего сбора более ароматны, богаче соком, крупнее и содержат больше красящего вещества, что весьма важно для консервов Т.-пюре, во-вторых потому, что это время более совпадает со свободным временем на фабриках. 1 пуд чистого пюре получается из 5 пд. ранних Т. и 6-8 пд. поздних (разница до 30%).

Приготовление пюре Т. производится в общих чертах таким образом. Т. обмываются водой и разламываются на 4-5 частей. Когда вода стечет, их кладут в медные чаны и варят, помешивая "веслом", пока масса не размягчится; затем полученную массу протирают на особых терках, причем сквозь сито проходит лишь мякоть и сок, семена же, кожура и пр. твердые части остаются на сите. Протертая масса подвергается вторичной варке в течение приблизительно 0,5 часа и, когда она достигает желаемой густоты, выливается в ушаты, из которых разливается по жестянкам; последние, после наполнения, герметически закупориваются. В виду повышения цен на Т. в начале весны и следовательно возможности выгодно сбыть Т., укажем 2 способа сохранения Т. впрок. Первый способ состоит в том, что берут спелые и безусловно здоровые экземпляры Т. и наполняют ими банку, заливая такой жидкостью: на 8 частей воды 1 часть уксуса и 1 часть соли. На все это наливают слой прованского масла около 0,5 врш. толщиной. Второй способ более доступен: берут кадку, вместимостью от 3 до 5 ведер, на дно насыпают соли, затем укладывают слоями Т., пересыпая каждый слой солью; когда образуется рассол, сверху поливают небольшим слоем подсолнечного масла и кадку закрывают кружком, без всякого гнета. Из врагов Т. укажем на медведку, мошку черного цвета и какоето насекомое, просверливающее в Т. отверстия. Более подвергается Т. грибным болезням и из них на первом месте -картофельной болезни. Болезнь эта иногда принимает огромные размеры и может уничтожить целые плантации. Так как грибок картофельной болезни преимущественно распространяется на Т. и картофеле, то лучшею мерой против этой болезни является чередование или иначе - плодосмен, так чтобы Т. попадал на то же самое место не ранее 4 лет. Свежее удобрение способствует развитию болезни. Солнечное освещение и свободный доступ воздуха препятствуют развитию болезни; вот почему шпалерный способ гарантирует в значительной степени от этой болезни. Вредны для растений стоячие воды в оросительных канавах, а также присутствие каких-либо отбросов, гнилых плодов и т.п. При сильном распространении болезни возможно применить опрыскивание растений бордосской жидкостью. См. "Огородничество на Юге России", А. С. Карцева.

Е. К-н.

Томск

- губ. гор. Томской губ., на правом берегу р. Томи (в 60 вер. от впадения ее в р. Обь) и рч. Ушайке, по обеим сторонам последней, на холмистой местности до 340 фт. высотою; часть города лежит в низине и при весеннем разливе рек нередко затопляется. Станция жел. дор. Площадь города - 12,4 кв. вер.; из ее 8,2 кв. вер. застроены, а 4,2 кв. вер. под р. Ушайкой, оврагами, улицами и площадями. Общее протяжение улиц - более 80 вер. Строений около 13000, из них более 6000 жилых. Православных церквей 23, из них 12 домовых; црк. римско-катол. и лютеранская, мечеть, три еврейск, молельни. Два монастыря, мужской и женский. Жит. (1900) 63335 (32000 мжч. и 31335 женщ.): духовного звания 142, дворян потомств. 2 868, почетн. граждан и купцов - 2475, мещан - 30640, мастеровых 1780, военного звания - 4635, крестьян - 15170, ссыльных - 3935, разночинцев - 329, инородцев - 853. Православных 50865, единоверцев 495, раскольников - 330, католиков - 4533, протестантов - 1070, евреев 3540, магометан - 2495, язычников - 5. Все группы населения живут смешанно; лишь татары и бухарцы населяют преимущественно пригород Заисточье. Богоявленская церковь и мужской Богородицко-Алексеевский монастырь почти современны основанию города. Санитарное состояние города плохо: много незамощенных улиц и площадей; протекающая в центре города р. Ушайка сильно загрязнена, хорошей воды для питья недостаточно; инфекционные заболевания не переводятся, естественного прироста населения нет. Городской бюджет исчислен на 1901 г. в сумме 404577 руб. по приходу и 404567 руб. по расходу. В 1898 г. бюджет составлял 346133 руб., в том числе на народное образование 57933 руб., на содержание городск. общ. управл. 39846 руб., на городское благоустройство 37890 руб., на пожарную команду 34235 руб., на медицинскую часть 27470 руб., на общ. призрение 6642 руб. По числу учебных заведений Т. занимает первое место в Сибири: университет (2 факультета - медицинский и юридический, с 554 учащ.), технологический институт (открыт в 1900 г., 195 уч.), муж. гимн. (500), жен. гимн. (1086), реальное учил. (198), дух. семин. (230), уездн. учил. (238), дух. учил. (150), епарх. жен. уч. (304), повивальный инстит. (31), повивальная шк. (75), ветеринарно-фельдшерская школа (40), образцовая школа при семинарии (50), городск. прих. учил. 10 муж. (960) и 9 жен. (1030), 2 воскресные шк. (280), 2 еврейских уч. - муж. (86) и жен. (58), две магометанск. шк. - муж. (116) и жен. (50), 2 ремесленных муж. уч. (156), 6 црк. прих. шк. (348), школа грамоты (38), црк. прих. учительская шк. (88), школа для сирот дух. звания при жен. монастыре (20), лютеранское церковное учил. (60), жел. дор. шк. (42), 4 частных шк. (260). 4 муж. и жен. приюта с 166 дев. и 77 мальч. Всего 59 учебных завед., с 7400 учащ. (4063 м. п. и 3337 ж. п.). Публичных библиотек 3. Музеев, кроме малодоступных университетских, нет. При отделе Имп. моск. общ. сел. хозяйства ежегодно, зимой, читаются публичные лекции по естественноисторическому описанию и сельскохозяйственной жизни Томской губ.; в 3 пунктах для народа устраиваются воскресные бесплатные чтения. Кроме общегубернских административных учреждений, управления Т. горным округом, водяными путями Зап. Сибири, почт. телрф. округом, зап. сибирским учебным окр., Сибирск. жел. дор. Окружный суд, 5 мировых судей. Больница приказа общ. призрения на 75 кроватей, городская амбулаторная лечебница для бедных, 42 городских участковых врача, 3 родильных приюта, 2 частные лечебницы, 1 при общине сестер милосердия. Благотворительных обществ (не считая приходских попечительств) 10; благотворительных заведений (богаделен, приютов и проч.) 13; община сестер милосердия. Из ученых и других обществ особенно деятельны томский отд. Имп. моск. общ. сельск. хозяйства, томск. общ. садоводства, томск. общ. правильной охоты, общество содействия физическому развитию (устроило дачную колонию для физически отсталых детей), отдел русского музыкального общества (устроил музыкальную школу, дает концерты и симфонические вечера). Каменный театр. Газет 4, в том числе частных две; кроме того выходят "Записки Имп. Томского Университета" и "Сибирский иллюстрированный календарь". Вообще Т., как культурный и торгово-промышленный центр, опередил все прочие сибирские города, особенно за последние 10-12 лет. Торговое значение Т., как центрального склада крупных русских фирм, растет с каждым годом, благодаря дешевому водному пути и сильно развившемуся по рекам Зап. Сибири пароходству. Фабрик и заводов 208, с производством на 2194000 руб. За последние годы возникли новые отрасли производства гильзовое, мебельное, конфектное и др. Кредитные учреждения: отделение госуд. и 2 частных банков, сибирский общественный банк, агентура частного и 1 земельн. банков, местное общ. взаимного кредита, городской ломбард, несколько частных контор. Рождественская ярмарка, торгового значения не имеющая. Электрическое освещение; строятся электрические трамваи; есть телефонная сеть. В. 4 вер. пароходная пристань Черемошники, соединенная с городом ветвью железной дороги.

История. Т. основан в 1604 г., казацким головою Писемским и боярским сыном Тырковым, на земле татарского князька Таяна, управлявшего небольшим татарским народцем еушта; Таян принял русское подданство, обещая царю Борису содействовать покорению других соседних инородцев, и просил о построении на его земле крепости, в видах дальнейшего утверждения русского владычества. По повелению Бориса была заложена на правом берегу р. Томи, близ впадения в нее р. Ушайки, крепость, названная по реке Томском. С этого времени Т. приобрел большое значение в деле покорения инородцев, живших к югу от него. В 1614 г. взбунтовавшиеся киргизы и татары подступили к Т., осадили город и разграбили окрестности; такие же грабежи повторились в 1617, 1657 и 1698 гг. С основанием Енисейска и Красноярска, в первой половине XVII в., значение Т. сделалось второстепенным. В 1629 г. Т. наименован областным городом; в 1708 г., с образованием Сибирской губ., он остался уездным городом; в 1719 г. причислен к Енисейской провинции, в 1726 г. - к Тобольской; в 1782 г., при открытии тобольского наместничества, Т. сделан областным городом, в 1797 г. перешел в качестве окружного города в состав Тобольской губ., а в 1804 г. назначен губернским городом для средней Сибири. В 1771 г. в Т. было 8172 жителя. На Юрточной горе в XVIII ст. стоял женский Христорождественский м-рь, в котором с 1740 по 1742 г. была заточена невеста имп. Петра II Е. А. Долгорукая. Быстрый рост г. Т. начался с конца 30-х годов XIX ст., благодаря усиленной разработке золотых приисков в Томской и Енисейской губ. Ср. А. В. Адрианов, "Город Т. в прошлом и настоящем" (Томск, 1890).

Н. Л.

Томсон Джозеф

(Thomson) - известный англ. физик, род. в 1856 г., изучал физику в лаборатории Бальфур Стюарта в Оуенс-колледже в Манчестере, затем с 1876 по 1880 г. в Кембридже. С 1882 г. лектор по математике в Trinity Colledge (Кембридж). С 1884 г. заместил Л. Рэлея на кафедре экспериментальной физики в Кембридже. В 1882 г. удостоен премии Адамса за сочинение о движении вихрей ("Treatise on the motion of vortex rings"). Т. в своих теоретических и экспериментальных работах является одним из наиболее талантливых и блестящих последователей Максвелла; большинство работ его, напечатанных в "Philosophical Magazine", посвящено явлениям электрическим, в последнее же время особенно прохождению электричества через газы исследованию лучей Рентгена и Беккереля. Из сочинений Т. известны: "The Application of dynamics to Physics and chemistry" (нем. пер.), в котором автор применяет общий метод Лагранжевых уравнений к решению многих вопросов физики и физической химии; "Recent Researches on Electricity and magnetism", являющееся как бы продолжением знаменитого курса Максвелля и трактующее в блестящем математическом изложении главным образом вопросы о прохождении электрических разрядов через газы; "Elementary Treatise on the mathematical Theory of electricity and magnetism" (немецкий перев.; русский перев. под ред. проф. Садовского).

А. Г.

Томсон Вильям, лорд Кельвин

(Thomson) - величайший из современных физиков, родился в Белфасте 26 июня 1824 г. Предки Т. были ирландские фермеры; отец его Джемс Т. (1776-1849), известный математик, был с 1814 г. учителем в Belfast Academical Institution, затем с 1832 г. профессор математики в Глазго; известен учебниками по математике, выдержавшими десятки изданий и применяемыми до сих пор. В. Томсон вместе со старшим братом, Джемсом Т., учились в колледже в Глазго, а затем в St. Peter Kollege в Кембридже, в котором Т. закончил курс наук в 1845 г. В 1846 г. двадцатидвухлетний Т. занял кафедру теоретической физики в универ. в Глазго, которую сохраняет до сих пор. Необыкновенные заслуги Т. в чистой и прикладной науке вполне оценены его современниками. В 1866 г. Т. возведен в дворянское достоинство, в 1892 г. королева Виктория пожаловала ему пэрство с титулом "лорд Кельвин". - Еще студентом, Т. опубликовал ряд работ по приложению рядов Фурье к вопросам физики и в замечательном исследовании "The uniform motion of heat in homogeneous solid and its connection with the mathematical theory of electricity" ("The Cambridge math. Journ.", 1842) провел важные аналогии между явлениями распространения тепла и электрического тока и показал, как решение вопросов из одной из этих областей применить к вопросам другой области. В другом исследовании "The Linear Motion of Heat" (1843, ibid.) Т. развил принципы, которые затем плодотворно приложил к многим вопросам динамической геологии, напр. к вопросу об охлаждении Земли. В 1845 г., находясь в Париже, Т. начинает в журнале Лиувилля печатание ряда статей по электростатике, в которых излагает свой метод электрических изображений, давший возможность просто решить многие труднейшие задачи электростатики. С 1849 г. начинаются работы Т. по термодинамике, напечатанные в изданиях королевского общества в Эдинбурге. В первой из этих работ Т., опираясь на исследования Джоуля, указывает, как следует изменить принцип Карно, изложенный в сочинении последнего "Reflexions sur la puissance motrice du feu" (1824) для того, чтобы принцип согласовался с современными данными; эта знаменитая работа содержит первую формулировку второго принципа термодинамики. В 1852 г. Т. дает другую формулировку его, именно учение об рассеянии энергии (dissipation of energy). В том же году Т. совместно с Джоулем производит известное исследование над охлаждением газов при расширении без совершения работы, которое послужило переходной ступенью от теории газов идеальных к теории действительных газов.

Начатая в 1855 г. работа по термоэлектричеству ("Electrodynamic Qualities of Metals") вызвала усиленную экспериментальную работу; в работе принимали участие студенты, и это положило начало практическим работам студентов в унив. Глазго - первым в Англии, а также начало лаборатории по физике в Глазго. В пятидесятых годах Т. заинтересовывается вопросом о трансатлантическом телеграфе; побуждаемый неудачами первых пионеров-практиков, Т. теоретически исследует вопрос о распространении электрических импульсов вдоль кабелей и приходит к заключениям величайшей практической важности, давшим возможность осуществить телеграфирование чрез океан. Попутно Т. выводит условия существования колебательного электрического разряда (1853), вновь найденные позже Кирхгоффом (1864) и легшие в основание всего учения об электрических колебаниях. Экспедиция для прокладки кабеля знакомит Т. с нуждами морского дела и приводит к усовершенствованию лота и компаса Т. (1872-76), принятых в настоящее время во всем мире. В "Biogr.- Litter. Handworterbuch Poggendorff" (1896) приведен список около 250 статей (кроме книг), принадлежащих Т. Упомянем лишь некоторые предметы его работы: термодинамические исследования, приведшие, кроме того, еще к установлению абсолютной шкалы температур; работы по гидродинамике и теории волн (награждены в 1887 г. премией от эдинбургского королевского общ.); работы по термоэлектричеству, приведшие к открытию так наз. "явления Т." - переноса тепла электрическим током; исследования по теории упругости (1862-63), в которых Т. расширяет теорию шаровых функций; работы по динамической геологии. В последнее время (несмотря на преклонный возраст, Т. неутомимо работает до сих пор) появился ряд работ Т. и его учеников по теории явления Вольта, по исследованию Рентгеновых и Беккерелевых лучей и по механике. Не менее замечательна деятельность Т. в практической физике и технике; ему принадлежит изобретение или улучшение многих инструментов, вошедших во всеобщее употребление в науке и технике, как то: зеркального гальванометра, сифон-рекордера, квадрантного и абсолютного электрометров, нормального элемента компаса, лота и множества технических измерительных электрических приборов, между которыми особенно замечательны "ампер-весы", применяемые повсюду для выверки электрических приборов; между множеством патентов, взятых Т., встречаются таковые и на чисто практические приспособления, как напр. на водопроводные краны; специальная мастерская (James White в Глазго) занимается изготовлением всех этих приборов. Из книг, изданных Т., наибольшею известностью пользуется "Treatise on natural philosophy" (т. 1, вместе с Тэтот, 3-е изд. в 1883 г., немец. перев. под ред. Гельмгольца), содержащее в единственно вышедшем первом томе блестящее изложение механических основ теоретической физики. Статьи Т. перепечатаны в его "Reprints of papers on electrostatic and magnetism" (1872), "Mathematical and physical papers" (1882-83) и "Popular lectures and adresses". В "Encyclopedia Britannica" (1880) помещены две знаменитые статьи Т. - "Elasticity" и "Heat". Т. величайший из современных физиков; в этом замечательном ученом соединяется редко проникновенный ум, бесстрашно берущийся за абстрактнейшие вопросы теории, с чисто практической сметкой, приводящей к решению запутаннейших вопросов практики. Т. Англия обязана блестящим состоянием в высших школах ее математической физики; влияние его на развитие этой науки легко прослеживается и на деятельности ученых других наций.

А. Г.

Томсон Чарльз

(Charles Wyville Thomson, 1830-82) - изучал медицину в Эдинбурге, в 1850 г. читал лекции по ботанике при Kings College в Абердине, с 1851 г. - при эдинбургском университете, а в то же время занимался изучением низших морских животных. В 1853 г. назначен профессором зоологии и ботаники при Queen\'s College в Kepk\'е, а с 1854 г. состоял профессором минералогии и геологии при Queens College в Белфасте, где с 1860 г. читал лекции и по зоологии, и по ботанике; в 1870 г. Т. перешел профессором естествознания в эдинбургский университет, где преподавал до 1881 г. Будучи профессором геологии, Т. изучал преимущественно ископаемых трилобитов и усоногихи написал ряд работ. Помимо этого Т. написал великолепные работы по губкам и по развитию иглокожих. Главнейшие заслуги Т. заключаются, однако, в том, что благодаря его инициативе наступила новая эра в изучении глубоководных морских животных, почти что неизвестных до того времени. Благодаря стараниям Т., английское адмиралтейство снарядило в 1868 г. казенный пароход для научного исследования сев. области Атлантического океана. Результаты этой экспедиции Т. сообщил в своем известном труде "The deapths of the Sea". В следующем году Т. участвовал в новой экспедиции, имевшей целью изучить фауну Бискайского залива. Эти обе экспедиции, вызванные инициативой Т., дали настолько неожиданные по своему богатству результаты, что английское правительство решило приступить к дальнейшему и более обстоятельному исследованию разных морей и с этой целью снарядило пароход "Чэлленджер" (Challenger), приспособленный к глубокодонным исследования и снабженный новейшими приборами для ловли, изучения и консервирования морских животных, назначив Т. начальником научной части новой экспедиции. Результаты этой экспедиции, длившейся три с половиной года (18721876), превзошли по богатству добытых материалов и сведений по физическим условиям исследованных морей всеобщие ожидания. В научной обработке добытых материалов Т. принял живое участие, а также дал подробный отчет о деятельности экспедиции. Из многочисленных работ Т. заслуживают особого снимания: "On new genera and species of Polyzoa in the collection of W. H. Harvey" (Л., 1858); "The Embryology of the Echinodermata" (Л., 1863-64); "On the Embryogenie of Antedon rosaceus Sink" (Л., 1865); "On the "Glassrope" Hyalonema" (Л., 1867); "On the "Vitreous Sponges" (Л., 1868); "On the depths of the Sea" (Л., 1869); "On the Crinoids jof the "Porcupine" Deap Sea Dredging Expedition" (Эдинбург, 1869-72); "The relations between Zoology and Palaeontology" (Л., 1871); "South Atlantie" in a letter to Admiral Richards" (Л., 1874); " On the Echonoidea of the "Percupine" Deap Sea Dredrging Expedition" (Л., 1874); "les Crinodides des mers actuelles" П., 1875); "Preliminary Notes on the Nature of the Sea-bottom procured by the Soundings of H. M. S. Challenger during her Cruise in the "Southern Sea" in the early part of the year 1874" (Л., 1875); "The Voyage of the Challenger: The Atlantic etc." (Нью-Йорк, 1878, 2 т.); "Notice of some Peculiarities in the Mode of Propagation of certain Echonoderms of the Southern Sea" (Л., 1878) ж "Notice of new living Crionids belongingn to the Apiocrinidae" (Л., 1878); "The Elasmopoda, a new order of Holothuridea" (Л., 1880). C 1861-65 гг. Т. принимал участие в издании журнала "Natural History Review, a Quarterly Journal of Biological Science" (Л., 1861-65).

Н. Н. А.

Тон

- музыкальный термин, обозначающий каждый звук определенной высоты. Более частые колебания воздуха дают более высокие Т., более редкие - низкие Т. Этим не ограничивается применение этого термина, которое обширно и нередко сбивчиво. Т. (Тоnus) есть также расстояние двух звуков, составляющее большую секунду, полутон - расстояние в малую секунду. Гамма есть диатонический звукоряд, в котором звуки отстоят от своих соседних на тон или полутон. Совокупность звуков, принадлежащих одной и той же гамме и взятых в любом порядке, также называется Т. Так как существует только одна диатоническая гамма или тоновая лестница (звукоряд на белых клавишах фортепиано), заключающая в себе мажорную гамму dо и минорную неискусственную lа (а также гаммы, называемые церковными ладами), то другие гаммы, построенные на ступенях хроматической гаммы совершенно так же, как гаммы dо мажор и lа минор, являются только транспонировкой вышеупомянутых двух гамм, т. е. их повторением, начиная не со звука do или la, а с другого. Транспонированные гаммы do и lа носят название гамм с присоединением названия тоники, с которой каждая из них начинается, напр. гамма 1а бемоль мажор или fa минор. Транспонированные или перестроенные Т. следовало бы скорее называть строями или тональностями (Tonart), но в обычай вошло называть как Т. do majeur - la mineur, так и все тоны, происшедшие от их транспонировки (напр. Т. re bemol majeur - si bemol mineur, re majeur - si mineur, mi bemol majeur - do mineur, всего 12 мажорных и 12 минорных), тонами, строями (Tonart, mode, ton, tono) или ладами; последний термин скорее относится к церковным ладам, получившим в России название гласов (tonus или modus ecclesiasticus). Существует еще термин, заменяющий термин Т. - это вид (Tonart). Мажорные и минорные наклонения в тонах называются родами (Tongeschlecht): Т. do majeur называется видом do, мажорного рода, Т. la mineur - видом la, минорного рода. Такая терминология применяется реже; она встречается, напр., во "Всеобщем учебнике музыки" Маркса, изд. под редакц. А. С. Фаминцына.

Н. С.

Тон

(в живоп.). - Физическая характеристика цвета, принадлежащего к простым или основным цветам, определяется его местом в солнечном спектре, степенью его чистоты (т. е. примесью к нему белого света, большей или меньшей силы, или же полным отсутствием всякой примеси) и степенью его светлоты. Большинство красок, употребляемых в живописи, очень различаются цветом от спектральных, и только некоторые краски приблизительно подходят к цветам спектра. Тем не менее можно почти все краски разделить на группы, которых наименования одинаковы с названиями спектральных. Так, напр., крапплак, киноварь и жженая светлая охра могут быть названы красными, при всем резком различии одной от другой. Ближе одна к другой - киноварь горная и киноварь китайская, но и между ними есть различие, которое и называют тоном: обе эти киновари разного тона. Подобно этому краски темный кобальт (употребляя торговые названия) и средней светлоты ультрамарин принадлежат к группе синих, но характеризуются каждая своим Т. Рассматривая те и другие чрез призму, можно видеть, что цвет, напр., киновари содержит в себе, кроме соответственного спектрального красного, еще слабые оптические примеси других, близко к красному лежащих в спектре цветов, что и обусловливает Т. киновари. Также и Т. зеленых и синих красок происходят от состава оптической примеси к их основному цвету еще оранжевых, фиолетовых и других цветов. Очень сложные Т. (напр. коричневые) иногда совсем не могут быть отнесены по общему впечатлению к какой-либо части спектра. В картине может господствовать тот или другой Т., а все частные Т. должны гармонировать между собой. Смотря по впечатлению от Т., ему дают, кроме общих красочных названий, и множество других: золотистый, серебристый, спокойный, кричащий, глухой и т. п. Издавна Т. разделяются художниками на холодные и теплые. К первым относятся все фиолетовые, синие, голубые и зелено-голубые, ко вторым - красные, оранжевые, желтые и зелено-желтые; есть зеленые и пурпуровые Т., не причисляемые ни к теплым, ни к холодным. Так разделяются и спектральные цвета. Они могут быть изменяемы в отношении силы света, и когда крайности освещения велики, то и каждый спектральный цвет без всякой примеси изменяется несколько в Т.: стоит сравнить очень яркий спектр с очень темным. Вообще Т., как характеристика цвета, обусловливается степенью сложности цвета и его световой силой.

Ф. П.

Тонзура

(лат. tonsura) - остриженное место на макушке у католических духовных лиц, символ отречения их от мирских интересов. С давних пор существовал обычай, по которому кающиеся остригали себе голову наголо; затем этот обычай переняли монахи, а в VI в. и все христианские духовные лица; это было узаконено четвертым толедским собором 633 г. Т. различалась двух родов: Т. апостола Павла, когда наголо остригалась передняя часть головы, и Т. апостола Петра, делавшаяся на макушке в форме кружка. Первый род Т. был обычен в греческой церкви, а в несколько измененной форме (Т. апост. Иакова) - также у британцев и ирландцев; второй род Т. общепринят в западной церкви у монахов и священников. В настоящее время Т. обыкновенно производится одновременно с посвящением в низший духовный сан, причем она бывает величиною с небольшую монету; у священников она величиной с гостию, у епископов - еще большие, а у папы оставляется лишь узкая полоса волос над лбом.

Тоника

- первый звук каждой гаммы, с которого она начинается и которым кончается; напр. в гамме до Т. - до. Трезвучие, построенное на Т., называется тоническим. При обращении этого трезвучия Т., не находясь в основе обращенного трезвучия, сохраняет свое название.

Тонус

- мышечный, сосудистый - обозначает известную степень длительного непрерывного сокращения: в первом случае - мышц нашего скелета, во втором - гладких мышц стенок кровеносных сосудов.

Топаз

(тяжеловес) - минерал ромбической системы, бипирамидального класса.

Отношение осей: а:b:с = 0,52854:1:0,95395 (по Кокшарову). Отношения эти колеблются у Т. различных месторождений. Встречается как отдельными кристаллами, так и в виде плотных масс. Кристаллы, обыкновенно сидящие отдельно, достигают иногда значительной величины (известны кристаллы более 30 фн. весом). Обычный вид их призматический, вследствие развития форм {110} и {120}, грани которых обыкновенно, покрыты грубыми вертикальными штрихами. Комбинации порой очень сложны. Число известных форм очень велико (более 150). Спайность параллельно (001) весьма совершенная, так что даже самые лучшие кристаллы имеют трещины, идущие в этом направлении. Твердость 8; уд. вес 3,4-3,6. Излом от раковистого до неровного. Блеск стеклянный - от совершенно прозрачного до просвечивающего в краях.

Плоскость оптических осей плоскость симметрии. Первая биссектриса - вертикальная ось. Двойное лучепреломление положительное. Угол оптических осей очень сильно меняется, в зависимости от отношения F: OH, в пределах: 2Е (для Na-лучей) = 71º13\' (Т. из Mugla в Малой Азии) - 126º24\' (Т. из Thomas Range в Утахе). Показатели преломления (бесцветный Т. из Бразилии):

Фраунгоф. линии a b g 2n 2E E 1,61452 1,61668 1,62408 56º59\' 100º55\' F 1,61701 1,61914 1,62652 56 43 100 32 G 1,62154 1,62356 1,62123 55 51 99 0 H 1,62539 1,62745 1,63506 55 11 97 50

При нагревании угол оптических осей сильно изменяется, напр.: 2Е=119º (при 20º Ц.) и 123º (при 250ºЦ.). Обнаруживает очень сильное пироэлектричество. Характер распределения его по поверхности кристаллов еще не выяснен достаточно. Перед паяльной трубкой не плавится. При нагревании с фосфорной солью в трубочке дает ясную реакцию на фтор. Кислоты на Т. не действуют, и только серная кислота очень слабо разлагает его. Окрашены бывают кристаллы Т. в очень разнообразные цвета: желтоватый, голубой, розовый, синеватый. Совершенно водяно-прозрачные кристаллы тоже не редкость. Под влиянием света некоторые разновидности теряют свои цвета. Сильный жар тоже изменяет окраску, чем и пользуются для получения, наприм., розовых Т. Прозрачные и приятно окрашенные разновидности Т. шлифуются и считаются драгоценными камнями второго класса (на Урале ювелиры и гранильщики употребляют исключительно название "тяжеловес", название же "Т." они дают горному хрусталю и его разновидностям; с Т. не надо смешивать "золотистый Т." и "дымчатый Т.", которые представляют разновидности кварца). Особенно красивы синеватые уральские и розовые и фиолетовые Т. из Бразилии. Все почти известные месторождения Т. находятся в древних кристаллических породах. Наиболее известные из них: Урал. Здесь особенно знамениты топазовые копи в окрестностях дер. Алабашки и в Ильменских горах. Т. окрестностей Алабашки сидят, обыкновенно, в небольших пещерках в крупнозернистом граните. Стены этих пещерок покрыты прекрасными кристаллами полевого шпата, слюды, турмалина, дымчатого хрусталя и Т., отдельно сидящие, вросшие одним концом в гранит кристаллы которого достигают иногда очень значительных размеров, весом в нисколько фунтов. Обыкновенно они окрашены в синеватый цвет и считаются самыми красивыми из всех известных Т. Штуфы с хорошими кристаллами ценятся по несколько сотен рублей. В последнее время здесь добывают мало Т., так как лучшие копи уже выработаны. Великолепные коллекции кристаллов уральских Т. находятся в музее горного института в Спб, в Британском музее в Лондоне. Кристаллы имеют обыкновенно очень простые комбинации (см. фиг.1); на этой и на следующих фигурах буквами обозначены формы M= {110}, l={120}, i= {113}, P={001}, y={021}, h={103}, f= {011}, b= {010}, d= {101}, x= {123}, v= {122}, o= {111}, e= {221}, g= {130}, w= {041}, u= {112}, b = {012}, s= {136}, t= {135}, q= {213}, t = {314}), но иногда попадаются и очень сложные кристаллы. Т. Ильменских гор (месторождение лежит на восточной стороне Ильменского озера, в окрестностях Миасского завода) бывают или совсем прозрачные, бесцветные или трещиноватые, грязного желто-белого цвета. Кристаллы первого типа дают очень сложные комбинации, кристаллы второго типа, наоборот, очень просты. В Южном Урале, в золотых россыпях по р. Каменке, встречаются прекрасные Т. розового и винно-желтого цвета. В Нерчинском округе Т. добываются в трех месторождениях: Адун-Чилоне, в Борщовском и Кухусеркенском кряжах. Т. из Адун-Чилона резко отличаются от всех прочих месторождений. Они обыкновенно собраны в друзы и заключены в так называемой "топазовой породе" (смесь Т. и кварца) вместе с бериллами и дымчатыми Т. Комбинации их очень несложны, особой красотой они тоже не отличаются, большей частью сильно трещиноваты. Т. же двух последних месторождений, наоборот, отличаются приятным винно-желтым цветом, очень прозрачны и достигают иногда колоссальных размеров (в Музее Горного Института один кристалл из этого месторождения имеет 19 стм. высоты, 21 стм. ширины и весит почти 32 фн.). Из иностранных месторождений Т. особенно известны: Schneckenstein в Саксонии (не особенно большие, но порой очень красивые светловинно-желтые кристаллы, сидящие в топазовой породе; комбинации их не сложны;, Ehrenfriedersdorf и Altenberg, в Саксонии же, Schlaggenwald в Богемии, San Louis Potosi в Мексике. Чрезвычайно красивые кристаллы Т. добываются в провинции Minas Geraes около Boa Vista (в округе Villa-Rica). Кристаллы окрашены в прекрасные винно-желтый, фиолетовый, лиловый цвета (желтые кристаллы становятся после прокаливания розовыми). Комбинации их очень типичны. Масса других месторождений дают менее хорошие кристаллы. В некоторых месторождениях (напр. Mount Bischoff в Тасмании) Т. с кварцем образуют горную породу, похожую на порфир. По химическому составу, Т принадлежит к группе силикатов и состав его выражается формулой: SiO4 Al2 (F. OH) 2. Привожу несколько анализов Т. различных месторождений:

Месторождения Scheckenstein Миаск Адун-Чилон Бразилия Теоретич.

SiO2 33,24 % 33,68 33,56 33,73 33,22

Al2O3 57,45 % 56,36 56,28 57,39 56,54

Fl 14,99 % 17,11 18,30 16,12 17,61

Сумма 105,68 %107,15 108,14 07,24 107,37

Cp. Hintze, "Handb. d mineral." (II, стр. 102-127); Кокшаров, "Материалы для минералогии России" (II, 112-192); Goldschmidt, "Ind. d. Krystall. d. Miner." (3, 223-230); Dana, "Syst. of Miner." (1894, 492-496); M. Bauer, "Edelsteinkunde" (371-386).

В. В.

Топливо

- В жизни людей произошли, без сомнения, крупнейшие изменения с открытием горения Т. и с пониманием его применений. Этим путем не только получалось орудие против хищных зверей, которые боятся огня, но и значительно расширялась область распространения людей, благодаря увеличению количества веществ, пригодных для питания, и возможности жить в местностях, не обладающих благами тропических стран. Т., как одежда и жилье, становится неизбежным предметом общей потребности и первым удалением от природной или животной простоты жизни. Т. во все века, доныне и еще долго впереди, было и будет одним из важнейших средств для обладания природою, потому что содержит в себе скрытый или химически связанный запас мировой энергии. Оно не только прямо служит для получения тепла и для многих производств (добывание железа и других металлов, производство глиняных, стеклянных и т. п. изделий), но косвенно составляет, с XIX в., главнейший источник для получения сил и для передвижений по воде и суше. Чтобы судить о значении Т. в среде других средств, которыми живут современные люди, приводим по Мюльгаллю (Mulhall, 1895) свод сведений о ценности всех годовых оборотов сельского хозяйства и промышленности, (считая в том числе всю горную, ремесленную, фабричную и заводскую) для 6 крупнейших стран, на основании данных первой половины 90-х годов (1892-1894) и переводя их в миллионы рублей:

Приход (доход от всего годового производства) - сельск. хоз-во - промышленность

Россия 3 075 - 2 316

Франция 2 373 - 3 161

Германия 2 373 - 3 730

Англия, Шотл. и Ирл. 1 310 - 4 983

Австро-Венгрия 1 822 - 1 822

С. А. Соед. Штаты 4 632 - 11 390

Всего 15 585 - 27 402

Общее количество Т., потребляемого указанными странами, неизвестно, но известно, что в них в последнее время получается около 610 (а именно в России около 13, во Франции 31, Германии 128, Англии 205, Австрии 30, в Сев. Амер. Соед. Штатах около 200) миллионов тонн (метрических) каменного угля или около 37 миллиардов пуд. Считая цену пуда на местах потребления от 10 до 20 к., получим, что один кам. уголь в этих странах обходится от 3,5, до 7,5 миллиардов руб., т. е. стоит уже около половины того, что доставляет все сельское хозяйство. Принимая же во внимание ценность древесного, торфяного, нефтяного и др. видов Т., производимого в указанных странах, можно с уверенностью утверждать, что ныне в образованных странах цена потребляемого Т. если не выше, то по крайней мере близка к цене хлебных и других пищевых товаров, получаемых теми странами. Это тем поразительнее, что еще в XVIII столетии роль и значение Т. были во много раз меньше, чем роль и значение хлебных товаров. А так как в ценах Т. нельзя ждать понижений и цены на каменный уголь, начавшие уже возвышаться с 1899 г., вероятно, будут постепенно возрастать, как растут повсюду и цены древесного Т., цены же хлебов (вследствие их подвозки в Европу из более отдаленных и теплых и мало населенных стран) если возвышаются, то лишь очень медленно и с большими колебаниями (в зависимости от урожаев), то страны, подобные России, добывающие мало каменных углей, должны особенно заботиться об усилении своей добычи каменного угля и о достижении его дешевейшей подвозки (водяными путями), если не желают отстать в развитии своей промышленной жизни, требующей прежде всего потребления большого количества Т. В этом отношении наиболее благоприятное будущее ожидает Донецкий край, с его громадными каменноугольными богатствами, и ту полосу Сибири, которая идет около средних течений Оби и Иртыша; Кузнецкий каменноугольный бассейн и Экибастуз (в Киргизской степи, около Павлодара) представляют каменноугольные залежи исключительно богатые, а на низовьях названных рек и их притоках расположены сотни тысяч десятин лесов, что дает возможность быстрому развитию там множества видов промышленности, требующих Т. Месторождения уральского, подмосковного, польского, кавказских и др. каменноугольных бассейнов тоже могут доставить громадную массу Т., необходимую России. Некоторые из ее краев богаты еще лесом, могущим при правильном обороте рубки давать немало Т.; торфяниками изобилуют многие местности России; Кавказ снабжен запасом нефти, некоторые виды которой представляют малое содержание ценных продуктов, а потому естественно назначаются для Т. Снабжение России топливом не может, поэтому, представить препятствия для широкого в ней развития промышленной деятельности.

Д. Менделеев.

Топографическая анатомия

- отдел анатомии, рассматривающий отдельные участки и области тела, причем главное внимание обращается на взаимное расположение и соотношение органов. Другой отдел - анатомия систематическая или описательная распределяет органы по системам, в зависимости от их строения и отправления.

Топография

(от topoV - место и grajw - пишу) - часть естествознания, имеющая предметом подробное изучение видимой физической поверхности суши в геометрическом отношении; этим отличается Т. от геодезии, которая занимается изучением общего вида всей земной поверхности. Различие геодезии и Т. легко понять из следующего простого примера. Пусть требуется подробно исследовать поверхность какого-нибудь физического тела. Вообще говоря, каждое тело представляет многогранник, ограниченный несколькими плоскостями. Сперва измеряют протяжения этих плоскостей и составляемые ими углы, затем приступают к подробному изучению каждой отдельной грани; заметив, что неровности и шероховатости граней состоят из сочетаний весьма разнообразных кривых поверхностей, определяют их по точкам, относя встречающиеся выпуклости и углубления к плоскостям, представляющим эти грани лишь в общих чертах. В этом примере определение общего вида тела и размеров его граней можно сравнить с определением общего вида Земли, которым занимается геодезия; изучение же шероховатостей, выпуклостей и углублений каждой отдельной грани подобно исследованию неровностей и очертаний местных предметов на земной поверхности, составляющему предмет Т. Так как общий вид Земли близок к сфероиду весьма больших размеров, то при подробном изучении частей земной поверхности, небольшие участки сфероида принимают за плоскость, к которой и относят все неровности рельефа. Такое допущение облегчает задачу Т. и позволяет пользоваться весьма простыми инструментами. Результаты подробного изучения земной поверхности представляются обыкновенно в виде плана, т. е. графического изображения всех местных предметов на бумаге; поэтому съемка планов и составляет главную задачу Т. Съемка производится особо назначенными к тому инструментами, правильное пользование которыми требует знания их устройства и умения исследовать и исправлять их недостатки, следовательно, помимо описания производства съемок, в Т. должно входить изучение устройства, исследования и употребления так наз. топографических инструментов, равно как умение устранять или ослаблять влияние неизбежных инструментальных погрешностей. Изучение земной поверхности в геометрическом отношении издавна составляло предмет заботы как отдельных лиц, так и правительств разных народов. Вспомним, что именно на поверхности суши почти исключительно сосредоточена вся деятельность человечества; от внешнего вида страны зависит и быт ее обитателей. Наибольшая часть наших познаний опирается на Т. и связанные с нею науки. Изображение местности необходимо не только естествоиспытателям, изучающим природу в обширнейшем значении этого слова, но также сельским хозяевам, промышленникам, инженерам и другим деятелям. Но нигде готовые изображения страны не имеют такого важного значения, как при военных действиях. Во всех других случаях можно отсрочить работу до составления нового изображения, или до исправления существующего; в военном же деле это немыслимо, так как современные войны возникают часто внезапно.

Хотя огромные пространства всех просвещенных стран уже зарисованы и даже напечатаны, но по большей части это так наз. межевые планы, на которых показаны лишь границы владений и род угодий. В военное время не разбирают, кому принадлежит данный участок или где поставлены меновые знаки; на театре военных действий всего важнее знать степень проходимости или недоступности данного пространства, что обусловливается главным образом неровностями поверхности, расположением гор, долин и рек, причем большое значение имеют не только непроходимые горные хребты, но и ничтожные складки местности, могущие служить прикрытием войск от взоров и выстрелов неприятеля. Вот почему государственные съемки производятся почти исключительно средствами и чинами военного ведомства. - Уже древние образованные народы составляли чертежи, первообразы современных топографических планов. К этому принудила, вероятно, настоятельная необходимость рыть канавы для орошения бесплодных участков и осушения болот. Подобные работы требовали предварительного изучения местности, чтобы определять относительные превышения отдельных точек. Впоследствии частные сведения сводились вместе и явились сплошные изображения целых стран. История сохранила имя греческого астронома и путешественника Питеаса, уроженца Массилии (нынешняя Марсель), который в IV веке до Р. Хр. побывал во многих странах, посетил, по-видимому, даже Исландию и оставил сочинение, названное им "Периплюс", заключающее топографическое описание почти всех известных тогда областей, к которому приложены чертежи и карты. Незнание истинного вида и размеров Земли и грубость способов определения географических широт и долгот в древности не позволяли получать карт, удовлетворительно изображающих действительную поверхность суши, но собственно описания стран составлялись и тогда довольно точно и подробно. В настоящее время, за исключением приполярных областей, вся земная поверхность изучена в общих чертах, и ближайшею задачею исследования является именно подробное изучение отдельных стран. Все государства стремятся знать свои владения во всех подробностях, так как готовые карты служат основанием всех общественных и частных работ на местности. Из сочинений по Т., кроме указанных в статье Геодезия (VIII, 402), пользуются известностью: В. Н. Травин, "Руководство к низшей геодезии" (М., 1893-1898); Н. А. Богуславский "Курс геодезии" (СПб., 1897); Н. Д. Артамонов, "Курс низшей геодезии" (СПб.. 1899); A. Lehagre, "Cours de Topographies (П., 1881) и E. Prevot, "Topographie" (П., 1900). -Новейшие сведения печатаются обыкновенно в физико-математических журналах; специально Т. посвящены: "Труды топографо-геодезической комиссии" (Москва) и "Zeitschrift fuer Vermessungwesen".

В. Витковский.

Тополь

(Populus L.) - род растений, вместе с родом Salix L. - ива составляющий сем. ивовых. Деревья. 18 видов в сев. полушарии. Главнейшие из них следующие: Р. alba L. - серебристый Т. - листья снизу беловойлочные; южн. и средняя Европа, сев. Африка, средняя полоса Азии. P. tremula L. - осина - листья округлые, голые; распространена как серебристый Т., но идет дальше на С. P. nigra М. - осокорь - листья треугольно-яйцевидные, с обеих сторон одинаковой окраски, молодые побеги желтые, круглые, ветви на узлах со вздутиями; распространен как серебристый Т. Пирамидальный Т. с ромбическими листьями и прямо вверх обращенными ветвями есть разновидность осокоря (var. pyramidalis Ropier); родина его, вероятно, Восток. Р. саnadensis Michx. (= P. monilifera Ait.) - канадский Т. из Сев. Америки, отличается от осокоря красноватыми, гранеными молодыми побегами и ветвями без вздутий: разводится. P. balsamifera L. - бальзамический Т. - из Сев. Америки; листья сверху темно-зеленые, снизу бледные, яйцевидные или яйцевидно-ланцетные, длина их не более как в 1,5 раз превышает ширину; разводится. P. suaveolens Fisch - душистый Т. - отличается от бальзамического Т. более удлиненными, яйцевидно-эллиптическими листьями: дико в Сибири, Туркестане, Китае и Японии, часто разводится. P. laurifolia Ledb. - лавролистный Т. - из Сибири, отличается от двух последних остро ребристыми ветвями; часто разводится. P. candicans Ait. - крупнолистный Т.-из Сев. Америки, листья широко сердцевидные или широко треугольные, снизу бледные; часто разводится. P. Euphratica Oliv. (=Р. diversifolia Schrenk) - разнолистный Т. - замечателен тем, что на дереве находятся листья различной формы, от линейных через яйцевидные и ромбические до округлых; юго-зап. Азия, сев. Африка, в России в Туркестане и южной части Эриванской губ.

В. Тр.

Тор

(Thor) - в скандинавской мифологии бог грома, сын Одина и Иорды (земли); имел самое большое значение между всеми азами. Изображался в виде юноши с рыжей бородой; обладал тремя страшными знаками отличия громовым молотом Миольнир, который постоянно попадал в цель и сам собой возвращался обратно, поясом силы Мегингярдар и железными перчатками. Т. находился в постоянной вражде с родами исполинов Иотов и Турсов и с Иормунгандаром (змеей Мидгард); впоследствии во время сумерок богов (Gotterdammerung), он их убил, но при этом сам был умерщвлен их ядовитым дыханием. Его жена Сиф имела от прежнего брака сына Улль, быстрого стрелка из лука, а от Т. родила дочь Труду ("сила"); от Иарнаксассы Т. имела двух сыновей, Магни ("Крепость") и Моди ("мужество"). Местопребыванием Т. служил Трудгейм или Трудванг ("страна или поле силы"), где находились палаты Бильскирнир. Ср. Uhland, "Der Mythus vom Thor" (Штутг., 1836).

Тора

(евр. учение, закон) - у евреев так называются закон Моисея и пятикнижие, заключающие в себе этот закон. Сефер- Т. называются пергаментные свитки, написанные особыми писцами с величайшей тщательностью и содержащие в себе Пятикнижие Моисеево.

Торвальдсен Бертель или Альберт

(Thorvaldsen) - один из величайших скульпторов, род. в Копенгагене 19 ноября 1770 г. Отец Т., исландец по происхождению, был резчиком по дереву и, желая иметь в сыне помощника, пристроил его, в 1787 г., в ученики копенгагенской академии художеств. Всего два года спустя, он был награжден по классу скульптуры малой и большой серебряными медалями, в 1791 г. мал. золотой, а в 1793 г. большой золотой медалью, с которою было соединено право на получение стипендии для трехлетнего пребывания в чужих краях. В 1796 г. отправился в Италию. Главным его наставником в Копенгагене был даровитый датский скульптор Видевельт, от которого Т. впервые научился также любить и ценить античное искусство. Работы молодого Т. на родине не только выказывали его подающим блестящие надежды учеником, но и самостоятельным художником, хотя в настоящем смысле слова Т. "нашел себя", как художника, лишь в Италии, где с восхищением погрузился в богатый мир античного искусства и с величайшим вниманием изучал Рафаэля. Конец XVIII и начало XIX века ознаменованы в истории искусства усиленным исканием новых путей и тяготением к изучению природы и чистого античного искусства, с целью обновления устарелых условных форм современного. Когда Т. явился в Рим, тогдашний художественный центр Европы, программа нового искусства была таким образом до известной степени уже начертана и ждали только гениальных художников, призванных осуществить ее, сказать "новое слово". В области скульптуры таким избранником суждено было явиться Т. Первым произведением, показавшим его вступление на новый путь, была статуя "Язон", о которой соперник Т., Канова, отозвался, что это - "uno stilo nuovo e grandioso". Она положила начало первому славному периоду творчества Т. (1803 г.), когда он, почерпая сюжеты из греческой и римской мифологии, создал новую эру в скульптуре и воскресил античное искусство. Гениальность Т., однако, не допустила его сделаться повторением античных скульпторов, напр. Фидия, или Праксителя, к которым, особенно к последнему, его часто неосновательно приравнивали. Античное искусство было для Т. в сущности лишь источником вдохновения, в самом же творчестве своем он всегда оставался в высшей степени индивидуальным, верным своему своеобразному гению, одинаково сильному и в области статуи, и в области рельефа. Для выражения мощных художественных идей служили Т. крупные статуи, рельеф же давал исход целому сонму грациозно шаловливых, нежно любовных и пр. мыслей и чувств, постоянно волновавших его фантазию.

Работал Т. неутомимо, при чем обыкновенно прежде, чем приступить к лепке задуманной модели, набрасывал ее карандашом и разрабатывал в эскизах, иногда до 20 и более раз. С 1803 г. по 1819 г. Т. исполнил массу крупных и мелких статуй и рельефов. Так, с небольшими промежутками появились одно за другим произведения: "Пляска муз на Геликоне" (бар.), "Вакх", "Ганимед", "Аполлон", "Венера с яблоком", "Марс", и "Адонис", "Лето" и "Осень" (бар.), ряд барельефов и медальонов для Христиансборгского дворца, фризы для Квиринального дворца: "Триумфальный въезд Александра в Вавилон", "Приам и Ахилл", всемирно известные медальоны барельефы "День" и "Ночь", "Геба", "Ганимед", "Танцовщица", "Пастух", "Надежда" и "Меркурий, готовящийся убить Аргуса"; последняя статуя принадлежит к самым выдающимся шедеврам Т. Кроме того, в этот же период Т. выполнил много замечательных надгробных памятников по заказам правительств и частных лиц и несколько барельефов, сюжетами для которых служили сцены из земной жизни Христа. Наконец, после 23 летнего пребывания на чужбине, Т. собрался съездить на родину, но через год вновь вернулся в Рим. Находясь в Дании, он исполнил несколько небольших работ, но главным результатом этой поездки в отечество было получение заказа, влившего новую мощную струю вдохновения в творчество Т., поставив для него задачей разработку дотоле чуждого ему христианского элемента. Т. поручено было выполнить для копенгагенского собора Богоматери (Frue Kirke) статуи Христа и 12 апостолов, а также фриз "Иоанн, проповедующий в пустыне". Взялся за новую задачу Т. без особого увлечения, но чем больше вдумывался в нее, тем больше отдавался ей и в конце концов решил ее достойно своего гения, дав человечеству в статуях Христа и некоторых из апостолов (напр. Иоанна Богослова) гениальные произведения, единственные в своем роде как по глубине и универсальности идеи, так и по совершенству исполнения. Исполнением этого заказа начался второй период деятельности Т. Нередко возвращаясь к сюжетам из греческой и римской мифологии, он стал создавать главным образом крупные произведения в христианском духе, а также колоссальные памятники историческим лицам и событиям. Ряд последних открывается знаменитым "Люцернским львом" (в память швейцарцев, убитых в Париже в 1792 г.), наиболее же замечательными монументами в честь отдельных исторических лиц являются статуи Коперника и Понятовского (в Варшаве), Пия VII (в Риме), герцога Лейхтенбергского (в Мюнхене), Байрона, Максимилиана Баварского, Гуттенберга (в Майнце), Шиллера (в Штутгарте) и Конрадина (в Неаполе). Кроме исчисленных произведений, по большей части весьма значительного размера, и упомянутых выше работ на сюжеты из античного мира (небольшие барельефы), ко второму периоду деятельности Т. относится масса мелких и крупных работ, статуй и портретных бюстов разных современников; из статуй этого рода особенно замечательна статуя графа Потоцкого. Как ни резок может с первого взгляда показаться переход от произведений в античном духе к произведениям, воплощающим идеи христианства, и затем к памятникам и статуям исторических и современных лиц, на самом деле в творчестве Т. не происходило никакого перелома или скачка. От всех его произведений одинаково веет духом мира, высшей гармонии и красоты. Статуи и памятники, созданные Т., отнюдь не являются, как его портретные бюсты современников, простыми портретами; они - идеальные в классическом духе, олицетворения физического и главное - духовного существа данных лиц. Классическое благородство поз, необычайная гармония всех частей каждой отдельной статуи или целой группы, чисто античная красота линий и общий дух целомудрия и глубокого душевного равновесия или невозмутимого мира - таковы характерные черты творчества Т. Его здоровой, уравновешенной и целомудренной натуре северянина, насквозь проникнутой чувством идеальной классической красоты, несвойственно было изображение каких либо страстей, борьбы, сильного страдания - всего, что нарушает гармонию телесного и духовного существа. У Т. даже Христос, идущий на Голгофу, не изнемогает под бременем креста, а остается Богом. Распятого, страждущего образа Спасителя, вовсе не встречается в ряду произведений Т.; в этом он сходится с Рафаэлем, у которого есть лишь одна такая картина, да и то написанная в самую раннюю пору его деятельности, когда он был еще под влиянием своего учителя Перуджино (находится в Дудлей-гоузе в Лондоне). Знаменитая статуя Христа работы Т., украшающая собор Богоматери в Копенгагене - бесподобное олицетворение божественного величия и вместе с тем божественной любви и кротости. Дух мира, которым проникнуты все вообще произведения Т., нашел здесь свое высшее выражение; Христос Т., зовущий в свои объятия "всех страждущих и обремененных", истинный "князь мира", вечный миротворец, действительно могущий примирить все и вся в своих объятиях.

- Из произведений Т. в античном духе, снимки с которых приложены к настоящей статье, следует упомянуть в особенности о "Гебе", "Меркурии, готовящемся убить Аргуса", о статуе самого Т. и о барельефе "Возрасты любви". Создавая статую "Гебы", Т. как бы соперничал с Кановой, который всего за год до прибытия Т. в Рим, создал свою известную статую Гебы, распространенную в гипсовых копиях по всему свету. И в смысле верности античному духу и самой идеи, олицетворением которой является Геба, северный художник одержал победу над итальянцем. Геба Кановы, с роскошными зрелыми формами своего обнаженного торса, в коротком одеянии, и в резво танцующей позе, скорее походит на легкомысленную танцовщицу, на вакханку, тогда как Геба Т. - настоящая олимпийская богиня в одеянии древнегреческих женщин и вместе с тем истинное олицетворение девственно-чистой, ясной, как майское утро, юности. Второе из названных произведений, которым восхищаются даже не расположенные к Т. критики, занимает довольно изолированное положение в творчестве Т. Сам сюжет - готовящееся убийство - уже довольно чужд Т.; зато в обработке этого сюжета Т. остается верен себе. Он не имеет ничего общего с Веласкесом, который изобразил бога Меркурия ползущим к своей жертве на животе, с обнаженным мечом в руке. Т. выбрал из сюжета сравнительно еще невинный, но захватывающий момент. На первый взгляд столь безобидно-праздное положение полусидящей, полустоящей фигуры с только что отнятой от губ цевницей, маскирует кровавый замысел. Правая, с виду так мирно болтающаяся нога,на самом деле прижимает пяткой ножны меча, чтобы легче было вытащить последний рукой. Черты лица и поза фигуры выражают напряженную бдительность и готовность перейти к действию. Последнее передано в особенности превосходно, так и кажется, что Меркурий сейчас встанет и выхватит меч. История происхождения этой удивительной статуи в высшей степени характерна для уяснения того, как работал Т. Однажды, отправляясь обедать, Т. заметил полусидящего, полустоящего в дверях дома молодого итальянца, красота и оригинальность позы которого поразила скульптора; он прошел было мимо, но с полдороги вернулся и, застав юношу в той же позе, не замедлил хорошенько запомнить все детали положения, затем наскоро пообедал и немедленно вернулся домой, чтобы засесть за эскиз новой статуи, а на другой день уже серьезно взялся за работу над моделью "Меркурия".

Свойственное всем произведениям Т. благородство поз и всего облика особенно ярко сказывается в его собственной статуе, изваянной им самим. Это образ монументальной широты, уверенности, твердости и олимпийского спокойствия, говорящий о том, что олицетворяемый им и создавший его человек- великий, редкий человек, гений. В барельефе "Возрасты любви" трактуется тема, вообще проходящая красной нитью в творчестве Т. "власть Эрота". Т. как бы говорит целым циклом своих произведений: "Что такое сила, власть, мужество, даже красота? Все решает в конце концов любовь! " Но Эрот Т. не просто шалун и баловень олимпийского царства, это - триумфатор, победитель богов и людей, отбирающий трофеи от великих и мощных богов, седлающий и представителя воздушной стихии, орла Юпитера, затем представителя водной стихии - дельфина, усмиряющий адского цербера, доводящий мощного паря зверей, льва, до того, что тот смиренно лижет ему ножку и пр. Произведения Т. совершенно лишены чувственной подкладки, как была чужда ее и самая натура Т. При разработке тем любви, он не обнаруживает и восторженного опьянения ее властью, но просто изображает последнюю с точки зрения спокойного, трезвого, хотя и сочувствующего, но в то же время и слегка иронизирующего наблюдателя, с улыбкой превосходства указывающего на все проникающую, решающую силу Эрота и с очевидным удовольствием отмечающего, насколько важно для уразумения сути жизни обращать внимание на этот скрытый фактор. Барельеф "Возрасты любви" не что иное, как мягкая сатира на кратковременность власти Эрота, основанной на законах природы. Девочка подросток с живым любопытством глядит на выпускаемых на волю амурчиков; молодая девушка, преклонив колени, приветствует маленького божка любви горячим поцелуем; женщина, уже носившая плод любви под сердцем, обращается с божком довольно небрежно, таская его за крылышки, как купленного на рынке гуся; занятый житейскими заботами зрелый муж даже не замечает усевшегося к нему на плечи Амура; зато старость, словно опомнившись, с сожалением тщетно простирает руки вслед за улетающим от ее божком.

В 1838 г. Т. решил окончательно вернуться на родину. Здесь был оказан ему грандиозный прием. Остальные годы своей жизни великий скульптор посвятил отечеству. Крупными его работами в этот период являются фризы: "Въезд Христа в Иерусалим" и "Шествие на Голгофу". Кроме них он исполнил много мелких произведений и усиленно занимался разработкой плана и устройством (на средства, собранные всенародной подпиской) музея, в котором должны были поместиться все его произведения, частью оригиналы, частью копии в мраморе и гипсе, эскизы и разные собранные им в течение всей его жизни богатые художественные коллекции. Все это он по духовному завещанию оставлял родине. Т. скончался внезапно, в Копенгагене, 24 марта 1844 г., присутствуя на вечернем спектакле в Королевском театре. Сооружавшийся по плану архитектора Биндесбёля музей имени Т. и сделался вместе с тем его надгробным памятником. Тело Т. погребено под простой каменной плитой в середине двора, образуемого четырьмя флигелями музея. Кроме этого грандиозного и единственного в своем роде памятника, Т. воздвигнуты памятники в палаццо Барберини в Риме и селении Рейкьявик на о-ве Исландия. Из наиболее выдающихся учеников Т. следует указать на датчан Фрейнда и Биссена, на немцев Вольфа, Швантолера и фон-дер Лауница, на итальянцев Тенерани и Бьенэме. Полную биографию Т. сост. И. М. Тиле, "Thorvaldsen og bans Vaerker" (два издания, одно роскошное, украшенное гравюрами, изображающими произведения Т., 4 т. in 4º, Копенгаген, 1831-50; другое общедоступное, дополненное извлечениями из переписки и др. бумаг Т.). Из прочих сочинений о Т. особенного внимания заслуживают превосходный труд Юлиуса Ланге: "Sergel og Thorvaldsen" (Копенгаген, 1886 г.), содержащий в себе тонкую оценку художественной деятельности Т. М. Гаммериха: "Thorvaldsen og bans Kunst" (популярная биография, для народа), Зигурда Мюллера: "Thorvaldsen, bans Liv og bans Vaerker" (Копенгаген 1890-1893 г.) и Эжена Плона: "Thorvaldsen, sa vie et son oenvre" (Париж, 1867). Ценные отзывы об искусстве Т. находятся также у датского художественного критика Гойена в его сочинениях, изд. Уссингом, у А. Кестнера (в "Romische Studien", Берл., 1850), у Жакмона, в "Revue des deux Mondes" за 1879 г.

П. Ганзен.

Торговые ряды

- в древней Руси так назывались, в отличие от гостиных дворов, те места в городах и посадах, где производилась розничная продажа товаров. Т. помещения в рядах были весьма разнообразны и носили разные названия: амбары, погреба, лавки, прилавки, полки, шалаши, веки, столы, скамьи, рундуки; стулья и скамьи стояли для мелких торговцев между лавками и прилавками; на скамьях, между прочим, продавали мясо; в шалашах продавались разные мелкие, большею частью изготовленные съестные припасы, для употребления на месте простолюдинами, собиравшимися на торгах. Со всех помещений в Т. рядах взимался оброк посредством целовальников. Т. устав 1667 г. запретил торговать помимо "извычайных" рядов и лавок; в 1676 г. было подтверждено, чтобы нигде не было торговли, кроме рядов; в 1681 г. опять подтверждалось, чтобы "всяких чинов люди не в указных местах не торговали и от того его великого государя казне напрасной потери и недоборов не было". Каждому товару обыкновенно назначался свой особый ряд и свое место. Особенно много было рядов в Москве: близ Вшивого рынка был лоскутный или ветошный ряд, где, впрочем, можно было покупать очень ценные вещи; неподалеку от Кремля был охотный ряд, где продавались съестные припасы и живые животные; были затем ряды пряничный, птичий, харчевой, калачный, крашенинный, суконный, сапожный, шапочный, свечной, коробейный, соляной, медовый, восчаный, домерный (где продавались бубны, домры и барабаны), сурожский (где, между прочим, продавались шелковые материи), житный, мучной. Эти ряды в первой половине XVII в. находились в той части города, которая называлась Царь-город; здесь же преимущественно жили хлебники и калачники, здесь же были мясные скамьи и царские кружечные дворы с питьем. В Китай-городе был свежий рыбный ряд. Серебряники, медники, скорняки, продавцы румян и даже кнутов и тростей имели свои особые ряды в Москве. Улица от Персидского двора до Москвы-реки шла мимо овощного ряда. Около самого Кремля было расставлено множество шалашей, рундуков, скамей, где мелочные торговцы торговали всякой всячиной. Подобно Москве, были Т. ряды и в Новгороде, где находились в связи между собою лавки, предназначенные для продажи какого-нибудь одного товара: так, были ряды саадашный, где продавалось все, что касалось до вооружения; седельный, где можно было купить все, относящееся до верховой езды; серебряный, иконный, суконный, где были лавки богатейших гостей; книжный ряд, где сидели попы и дьяконы, и др. Ср. Н. Костомаров, "Очерк торговли Московского государства в XVI и XVII стол." (2 изд., СПб., 1889).

Торговые обычаи

(англ. rules, франц. usages, немецк. Usancen) правила и приемы торговли различными товарами, молчаливо принятые к исполнению среди известных категорий торгующих. Чем более разнообразна и развита торговля тем сильнее в ней влияние обычая, быстро приспособляющегося к изменчивым условиям жизни, чего не в состоянии достигнуть ни одно законодательство; чем первобытнее в стране Т. сношения, тем, наоборот, меньше в ней Т. обычаев, которые, притом, обыкновенно не собираются и не записываются (не говоря уже о более или менее правильной их кодификации), а существуют только в своей первичной стадии - в умах и сознании торгового люда. Наибольшее значение Т. обычаю придается, поэтому, в Англии и Голландии, где, при Т. спорах, не делается существенного различия между обычаями и законом и где суды, при рассмотрении Т. дел, применяют Т. обычаи всего торгующего мира. Весьма обильны Т. обычаи и в Соед. Штатах, где множество Т. дел и отношений всецело регулируется только ими. Затем, по значению обычая в торговле, идут Германия, Австрия и Бельгия. Во Франции, стране правительственного вмешательства, с мало развитой биржевой торговлей, влияние Т. обычного права значительно слабее. Тоже следует сказать о России и других, более мелких государствах (исключая, впрочем, Данию). Одно лишь румынское право совершенно не знает Т. обычаев, как дополнения закона. Русское законодательство признает силу за Т. обычаем в качестве не только дополнения, но иногда и замены общих законоположений (см., напр., ст. 2053, 2112 и 2188 т. Х ч. 1, ст. 41 Полож. о казен. подрядах и поставках). Ст. 1-я устава торг. разрешает применение Т. обычая каждый раз, когда оказывается "недостаток" законов для отдельных "сделок и отношений, торговле свойственных" - а таких случаев встречается немало даже в современном Т. обороте. В наших законах не предусмотрены такие распространенные виды торговых сделок, как напр. коммерческая купля-продажа, экспедиция товаров, уплата железнодорожного фрахта, страхование товаров, выдача авансов, обращение чеков; нет также никаких указаний, определяющих закономерность недавно появившихся у нас онкольных счетов, реверсных сделок и других современных биржевых комбинаций. О Т. обычаях упоминают как устав судопроизводства Т. (напр. ст. 154, 352 и др.), так и устав гражд. судопр., особенно для прибалтийских (ст. 18 и 19 приложения к ст. 1805) и привислянских губерний (ст. 1486). Проект нового гражданского уложения также отводит подобающее место Т. обычаю, напр. в вопросах о дополнении договора, о расчете покупной цены по весу проданного товара, о комиссионном вознаграждении. Знание Т. обычаев (так называемых в законе "правил по коммерции") признается в уставе торговом обязательным для многих должностных лиц биржи, являющейся собирательницей и хранительницей торговых правил: биржевых маклеров, корабельных маклеров, диспашеров, браковщиков и т. д., а также всех вообще корабельщиков и, наконец, консулов. Т. обычаи существуют в каждой отрасли торговли, но особенно видное место они занимают в крупной оптовой, главным образом международной купле-продаже. Не на всех биржах они собираются, записываются и издаются для всеобщего сведения; у нас они, в форме "постановлений", "правил", "оснований", скрыты пока в недрах биржевых канцелярий. Несколько большую гласность среди торгующих приобретают так назыв. "договоры" или соглашения между собою наиболее крупных торговых фирм с целью упорядочения какой-либо одной отрасли торговли. Таковы, напр., договор 93 петербургских фирм "о правилах и расходах по приходу и отходу кораблей и пароходов по внешней морской торговли С. Петербургского и Кронштадского портов"; договор 35 хлеботорговых фирм г. С. Петербурга об условиях продажи хлебных товаров за границу; договор крупных николаевских хлеботорговцев о предельных размерах засоренности экспортируемых хлебов. Так как подобные договоры обыкновенно заключаются самыми влиятельными местными фирмами, то им по неволе приходится следовать и остальным, более мелким торговцам теми же товарами в данном районе. Дальнейшей ступенью в выяснении и кодификации Т. обычаев представляются рукописные сборники Т. правил местного рынка; такой сборник, касающийся обычаев местной хлебной торговли, существует, напр., на нижегородской бирже. За границей, где обычаи торговли стали давно записываться, существовали раньше сборники так наз. "паремий" (pareres, Paromien), т. е. поговорок и выражений, в которых ясно признавалось существование известного юридического положения, как результата фактически сложившихся Т. отношений. Высшую форму таких сборников составляют за границей своды местных Т. обычаев, служащие главным основанием для решения споров по торговли в третейских и арбитражных судах. У нас более или менее полные своды Т. обычаев существуют только у прибалтийских бирж - рижской (самый ранний печатный сборник, 1783 г.), ревельской, либавской и перновской. Появлению таких сводов внутри империи препятствуют невысокая, в общем, культурность нашего торгующего класса, изолированность отдельных бирж друг от друга, привычка к чрезмерному соблюдению "Т. тайны", поддерживаемая законом, и, наконец, излишнее вмешательство администрации, требующей своды обычаев на просмотр и утверждающей их иногда лишь по истечении нескольких лет, когда некоторые из обычаев уже заменены другими. Поэтому, хотя в уставах многих бирж (с. петербургской, московской, одесской, николаевской, бакинской, елецкой, лодзинской, царицынской, томской и виндавской, и специально хлебных: калашниковской [в Петербурге]; московской, воронежской, елизаветградской, борисо-глебской) на биржевые их комитеты возлагается обязанность составлять сборники местных Т. обычаев, таких сборников на самом деле не существует.

Каждый новый факт в сфере торгово-промышленного оборота неизбежно отражается на изменении Т. обычая: появление новых путей и способов передвижения товаров, тарифные и таможенные нововведения - все это влияет на те или иные стороны Т. сделок и, следовательно, может порождать новые приемы и правила торговли. Т. обычаи оказываются, однако, замечательно устойчивыми. Так напр., в щетиной торговле С. Петербурга установился обычай рассчитываться за товар на ассигнации; появившись еще при Канкрине, этот обычай пережил серебряную валюту и дожил до золотой, немало не изменившись. Вообще, чем старее какая-либо отрасль торговли, тем скорее можно натолкнуться в ней на пережитки прошлого, особенно если они касаются способов определения количества (веса или меры) товаров. Только с большим трудом и особенною медленностью прививается в международной торговле метрическая система, не смотря на свою ясность и простоту - и наоборот, зачастую фигурируют старые меры и вес, давно уже оставленные даже на местах своего происхождения. Для примера можно указать на лесную торговлю наших портов, не только более старых (прибалтийских), но и сравнительно молодых (вроде Одессы, Херсона и др.): многие сорта лесного товара измеряются до сих пор по старофранцузской, старогамбургской и староамстердамской мерам. Иногда в торговле господствует не одна мера товаров, а несколько различных способов измерения, принятых в главных пунктах и распространившихся оттуда по другим местам; в лесной торговле существуют, напр., два standart hundred\'a (стандарта) для измерения досок, заключающие в себе различное количество кубических футов этого товара. Такая условность Т. приемов - одна из ярких особенностей обычного Т. права, Здесь, с одной стороны, играет роль убеждение торгующих в полной осведомленности и тонком знании дела со стороны контрагентов (без такой осведомленности немыслимо разобраться в возникающих сложных расчетах), с другой - необходимость сообразоваться с трудно иногда предвидимыми условиями (напр., урожаем хлебов, качеством снятого льняного волокна и пр.) и вводить, в зависимости от них, известные изменения в текущие цены товара. Не выходя из области той же лесной торговли, можно указать, как на пример условности при определении качества товара, на правила так наз. "редукции" клепки, продающейся или на копу (60 шт.), или на милле (1000 шт.), при чем существуют два способа расценки этого товара мемельский и французский. При обоих способах принимаются в расчет червоточины, суки, пояса, гниль, оболонь и другие недостатки; при этом теряется всякая определенность в расценке товара, от чего нередко страдают малоопытные продавцы. Также условен способ продажи круглого леса "по дурхшнитту", т. е. по среднему размеру длины всех бревен в партии.

Особенной условностью Т. обычаи отличаются в вопросе об определении фрахта за разного рода нагружаемые на суда товары. В одних местах (Рига) за единицу фрахта принимается стоимость его за тонну льна или пеньки 1-го и 2-го сорта и к нему приравниваются различные количества других товаров (тонна воска брутто, 3000 заячьих шкур, 60 штук парусины и т. п.); в других (Либава) в основание расчета фрахта полагается действительно нагруженный ласт, заключающий разное количество весовых или иных единиц для различных товаров (брутто 150 пд. меди, 135 пд. ржи, 100 пд. коровьего масла; нетто - 120 пд. соли, 10 бочек сельдей, 144 ведра спирта, 80 кб. фт. мерных товаров и пр.). Подобная сложность и запутанность вычислений вызывает издание справочных таблиц о способах измерения, о различных единицах фрахта и т. п. приемах торговли, принятых на основами местных торговых обычаев. Таковы, напр., таблицы для редукции клепки (Зарецкого, 1898), гамбургская таблица измерения веса хлебов, рижские таблицы для исчисления фрахта. Подобные таблицы, хотя и не часто, но пересматриваются и переиздаются компетентными учреждениями; напр., вышеупомянутая гамбургская таблица была пересмотрена в 1899 г. местной правительственной комиссией мер и весов, что внесло на первое время большое замешательство в торговлю гамбургского порта. На русских биржах и вообще в русской торговле обычаи касаются следующих сделок: а) покупки и продажи ценных бумаг, золота, серебра, таможенных купонов и переводных векселей (тратт), б) покупки и продажи товаров, в) посреднических дел, г) морской перевозки товаров, д) морского страхования, е) бодмереи, покупки, доставки и постройки судов, ж) контокуррента и з) котировки и бюллетеня. Т. обычаи по бодмерее и контокурренту могут быть извлечены только из судебных решений по этим вопросам: в правилах действий бирж о них не упоминается. - Ср. А. С. Невзоров, "Русские биржи" (вып. VI, Юрьев, 1901); "Т. обычаи" ("Коммерческая энциклопедия" М. Ротшильда, т. IV); "Т. обычаи рижской биржи" (русский перев., Рига, 1893); "Свод либавских Т. обычаев" (Либава, 1892); "Ревельские биржевые правила" (Ревель, 1888); "Pernauer Borsenasancen" (Нернов, 1882).

Л. Мурашкинцев.

Торевтика

(toreutikh, caelatura) - производство скульптурных художественных предметов из металла, в противоположность ваянию из камня, глины, воска и дерева; преимущественно словом Т. обозначается обработка металлов острыми стальными инструментами, каковы чеканка, а также тиснение по формам и выбивка при помощи пунсонов.

Тори

(Tory, множ. Torits) - название консервативной партии в Англии, вошедшее в употребление с 1680 г. и сохранявшееся безусловно до 1832 г., потом ставшее сравнительно редким. Противная, либеральная партия называлась вигами. Партии в Англии образовались и организовались в Долгом парламенте. Консерваторы назывались тогда "кавалерами". После реставрации консервативная партия получила кличку "придворной партии" (Court party), к которой в 1680 г. присоединилось сперва название "негодующих" (abhorrers), как людей, в многочисленных адресах выражавших свое негодование против либеральных петиций, посылавшихся по инициативе лорда Шэфтсбери ("петиционеры"), а затем кличка Т. Раньше так назывались бродяги-паписты Ирландии, объявленные вне закона. Примененное к организованной партии, это название имело значение бранного или насмешливого прозвища, так же, как прозвище виги; однако, оно скоро сделалось ходячим, было принято членами самой партии и стало ее официальным названием. Под этим именем партия существовала более полутораста лет. За этот период характер ее несколько раз сильно менялся, но преемственная связь между Т. 1832 г., противившимися отмене привилегий гнилых местечек, и Т. 1680 г., противниками билля об исключении, т. е. лишении герцога Йоркского прав на наследование престола, и даже "кавалерами" Долгого парламента, не прерывалась. В эпоху революции 1688 г. Т., не смотря на сильное недовольство многими мероприятиями короля Иакова II и несочувствие его стремлению восстановить католицизм в Англии, отстаивали теорию божественного происхождения королевской власти, и не признавали за народом права низвергать короля; только наиболее умеренная часть их (с Денби во главе) находила, что Иаков своим побегом отказался от престола и что трон вследствие этого перешел к его дочери, но не к ее мужу (Вильгельму III). После воцарения последнего из рядов крайних Т. (high tories) отделилась партия якобитов, стремившаяся к новой реставрации Стюартов. Но сами Стюарты своими католическими симпатиями делали невозможным для большинства торийской партии - единственной, в которой они могли встретить организованную поддержку - более решительное отстаивание их интересов и претензий. В эту эпоху торийская партия состояла, по преимуществу, из членов мелкого и среднего землевладения Англии (в противоположность вигам, к которым принадлежали крупные землевладельцы страны), а также из сельского духовенства. Т. согласились на акт о веротерпимости 1689 г., но противились дальнейшему расширению прав католиков и диссентеров. В виду торжества вигов, которое стало особенно полным после воцарения Ганноверской династии, Т. отказались от прежних стремлений к возможному расширению прав короны на счет парламента и в борьбе с правительственной (вигской) политикой отстаивали свои принципы, не сходя с строго парламентской почвы; поэтому они отныне являлись сторонниками развитая парламентарной системы, в особенности после возвращения из изгнания их вождя, Болинброка (1723).

Со вступлением на престол Георга III характер партии еще раз изменился. Борьба с диссентерами была окончена. Король был недоволен тем значением, которое приобрели богатые вигские фамилии, и Т. охотно стали в этой борьбе под его знамя. Она не представляла особенно большой трудности, так как виги были разделены на разные фракции (Чатам, Рокингам); скоро Т. получили значительный перевес. Теперь они настаивали на праве короны выбирать министров и контролировать их политику; к этому они присоединили еще принцип Чатама, в силу которого корона имела право и даже должна была искать опору вне парламента, в народе. Великая франц. революция (1789) изменила политику Англии и характер ее партий. Т. сделали еще решительный шаг в том направлении, в каком они шли со вступления на трон Георга III. Значительная часть вигских фамилий перешла в ряды Т., и последние стали представителями интересов всего землевладения Англии; они сделались безусловными противниками дальнейшей демократизации государственного строя Англии и дальнейших реформ; именно в это время сложился тот характер торийской партии, который сделал имя торизма синонимом упорного консерватизма. В 1820х гг. в партии повеяло более свободным духом; такие вожди ее, как Каннинг и Пиль, готовы были брать на себя инициативу довольно смелых реформ. В 1830 г. нежелание Веллингтона согласиться на парламентскую реформу передало власть в руки вигского министерства, которое и провело ее вопреки упорному сопротивлению Т. После реформы 1832 г. название Т. мало-помалу вытесняется и заменяется названием консерваторы, хотя имя Т. употребляется для обозначения более крайних элементов партии (так, Маколей называет Гладстона, в конце 30-х гг., "восходящей звездой упорных и закоснелых ториев"). См. Kebbel, "Hustory of torysm from the accession of Mr. Pitt to Beaconsfield" (Л., 1885).

Б. Водовозов.

Торквемада Томас

(Torquemada, 1420-1498) - великий инквизитор Испании. Получив богословское образование и отличаясь аскетическими наклонностями, Т. поступил в доминиканский орден, в 1459 г. сделался приором одного из важнейших монастырей в Сеговии, а потом - духовником кастильской принцессы Изабеллы. Он способствовал возведению ее на трон и заключению ею брака с Фердинандом Арагонским, на которого также оказывал огромное влияние, благодаря суровому и непреклонному характеру, религиозному энтузиазму и богословской начитанности. Влиянию его подчинялся и папа. Главной задачей Т. было религиозное и политическое объединение Испании. Для достижения этой цели он реорганизовал и расширил деятельность инквизиции, при чем проявил чудовищную жестокость и фанатизм. В 1483 г. Т. был назначен "великим инквизитором" Кастилии, а затем и Арагонии. Изгнание мавров и евреев из Испании, конфискация имущества осужденных инквизицией, сожжение еретиков на кострах - таковы были результаты деятельности Т., способствовавшего материальному и умственному упадку испанского народа.

Б. П-ий.

Торо Генри Давид

(Thoreau, 1817-1862) - североамериканский писатель; занимал самые разнообразные должности - учителя, землемера, инженера, столяра, поденщика; в 1845г. удалился в лес, выстроил себе хижину и прожил в ней 21/2 года, занимаясь физической работой, писанием сочинений и созерцанием природы. Т. был одним из выдающихся представителей той идеалистической школы, к которой принадлежали Эмерсон, Алькотт, Маргарета Фуллер и др. и которая, освободившись от строгого пуританизма, стремилась к свободной жизни. Темой для сочинений Т. является почти исключительно природа, разнообразные проявления которой он сумел изобразить в глубоко прочувствованных картинах. Сочинения Т.: "A week on the Concord and Merrimac rivers" (Бостон, 1849); "Walden, or Life in the woods" (Бостон. 1855; главное основание известности Т.); "Excursions in field andJorest" (1863); "The Maine Woods" (1864); "Cape Cod" (1865); "Letters to various persons" (1865); "A Yankee in Canada" (1866). Лучшее издание сочинений Т. - "Riverside editions" (10 том., Бостон, 1893). Ср. W. E. Channing, "Thoreau, the poet naturalist" (Вост., 1873); F. В. Sanborn, "Biography of Т." (Вост., 1882); "Familiar letters" (1894).

Topoнто

(Toronto) - глав. город пров. Онтарио в Канаде, на сев-зап. берегу оз. Онтарио. Жителей ок. 200 тыс. Т. быстро вырос за последние 20 лет; в 1881 г. в нем считалось только 86 тыс. жит. Собор, канадианский институт (с музеями), библиотека (80 тыс. т.). университет, нормальная школа, ботанический сад; колледж. Производства чугунолитейное, кожевенное; выделка сельскохозяйственных машин и печей. Оживленная торговля (лес, лошади, хлеб, шерсть, сало).

Торричелли Евангелиста

(Torricelli, 1608-1647) - итальянский математик и физик. Под влиянием трудов Галилея Т. написал свой "Trattato del moto" (1642), в котором он развил свои взгляды на движение; Т. препроводил свое сочинение Галилею и последний, тогда уже слепой, пригласил его к себе для сотрудничества при обработке своего сочинения "Discorsi". После смерти Галилея Т. был назначен преемником его по кафедре математики и физики в университете во Флоренции. В своем сочинении "Opera geometrica" (Флоренция, 1644) Т. излагает также свои открытия и изобретения, среди которых самое важное место занимает изобретение барометра. Простые микроскопы, которые приготовлял Т., были весьма совершенны; он умел также изготовлять большие чечевицеобразные стекла для телескопов.

Тот

(Qout, QwJ, Thoth, егип. Dhowti, сб. Футий) - древнеегипетский бог луны, времени, премудрости и культуры, первоначально ибис и предполагавшийся в нем благой и премудрый дух, возвещавший разлитие Нила и истреблявший вредных гадов. Почитался сначала в Ермополе, но уже со времени древнего царства культ его распространился по всему Египту, и он включен в малую илиопольскую эннеаду или причислен сверх комплекта к великой. Как бог ночного светила, считался "наместником Ра", когда тот ночью ходил по преисподней; как бог времени, был покровителем долголетия, престолонаследия и вообще наследства, богом мер и весов, правосудия и правды; как бог премудрости-изобретателем иероглифов, автором священных книг, магом, богом библиотек, присутственных мест, покровителем ученых и чиновников, учредителем финансов, словом виновником и покровителем государственного и мирового порядка. Он был визирем у Осириса и Гора, когда те правили Египтом, был секретарем богов, возвестителем их воли и протоколистом страшного суда. Последнее обстоятельство, равно как и лунное значение ставило его в связь с загробным миром: он был благодетелем покойных, сообщал им знание формул, необходимых для победы над демонами, переносил их на своих крыльях через загробные озера, подставлял им лестницы и всячески облегчал переход в тот мир. И в мире богов он был судьей между Гором и Сетом, присутствовал при мироздании и своими изречениями содействовал расчленению хаоса и т. д. Поздние тексты величают его "сердцем Ра", "языком Тума", "гортанью Амона", "владыкой времен", "дееписателем эннеады"; постоянный эпитет его - "владыка словес бога" - указывает на него, как на носителя откровения, посредника между верховным божеством и миром. Эпитеты: "дважды великий" и "трижды величайший", появляющиеся в поздние эпохи египетской культуры, соответствуют этому важному значению божества и перешли в греческую письменность в форме trismegistoV, которую стали прилагать к отожествленному с Т. Гермесу. Этот Гермес имеет мало общего с классическим; основанием для сопоставления послужила общая обоим роль посредника. Главный праздник в честь Т. - 19 числа первого месяца посвященного этому богу (мес. Т. сентябрь, 19-е Т. - 16-е сентября). В этот день египтяне вкушали мед и смоквы и произносили: "сладостна правда". Сохранилось несколько гимнов Т., составленных чиновниками. Ему были посвящены письменные приборы, на которых часто вырезались краткие молитвы. Кроме ибиса, его священным зверем был павиан; трупы обоих животных бальзамировались; сохранилось множество воронкообразных сосудов с мумиями ибисов, а также саркофаги с телами этих птиц и несколько павианов, бальзамированных в сидячем положении. В виде этих двух животных Т. и изображался, при чем сидящий павиан имел на голове лунный диск. Иногда Т. изображался в виде лунного диска, плывущего на корабле, иногда в виде павиана, сидящего в этом диске. Весьма часты (в Книге мертвых и на саркофагах) изображения Т. в виде ибисоголового человека, с письменным прибором в руках, ведущего протокол страшного суда у весов или читающего сидящему на троне Осирису благоприятную для покойника резолюцию. Супругой его была прекрасная Сефхет, богиня счета, измерения и письма; иногда символически его супругой называется отвлеченная Маат, иногда Нехемаут - богиня музыки и магии, изредка Мехтуэрт - богиня мировой материи. См. Pietschmann, "Hermes Trismegistos" (Лпц., 1875); Тураев, "Бог Т. Опыт исследования в области истории египетской культуры" (1898).

Б. Т.

Травертино

- пористый известняк, отлагаемый известковыми, преимущественно теплыми или горячими источниками. Одна из разновидностей Т. обладает трубчатым, скорлуповатым или т. п. строением и крупными полостями и не разнится от обыкновенного известкового туфа. Другая отличается большей плотностью и незначительной величиной пор, обыкновенно вытянутых и расположенных более или менее параллельными рядами, заменяющими слоистость; эта последняя разновидность представляет светло-желтую породу, достаточно твердую, чтобы служить строительным материалом; так, напр., Т. Тиволи и Римской Кампании, где он образует отложения мощностью до трехсот фут, утилизирован в Риме на многие грандиозные сооружения, каковы собор св. Петра; некоторые другие соборы и т. д. Т. часто содержат остатки растений или их следы, иногда обломки лав, минералов, вообще случайные включения. В процессе отложения Т. из источников играют роль, наряду с чисто минеральным процессом, осаждения углекислой извести из раствора, некоторые мхи и водоросли; нуждаясь для произрастанья в углекислоте, они способны отнимать углекислоту от растворимой двууглекислой извести, превращая ее в мало растворимую среднюю соль, которая вследствие этого и выпадает из раствора. Из значительных отложений Т. можно указать Тиволи около Рима, Абруццские горы, Иэллостонкий парк в Сев. Америке и некот. друг.

Травести

(Travestie, от итал. traverstire, переодевать) - род юмористической (иногда и сатирической) поэзии, в которой поэтический сюжет серьезного или возвышенного содержания представляется в комическом виде тем, что его содержание облекается в несоответствующую его характеру форму (отсюда и название), между тем как в пародии в тесном смысле, наоборот, сохраняется серьезная форма, но содержание ей не соответствует. Смотря по роду поэзии, Т. может быть эпической, лирической и драматической.

Трагедия

(греч.) - драматическое произведение, изображающее такого рода страдания героя, в которых проявляются элементы возвышенного, и притом нравственно-возвышенного. Т. ведет свое происхождение из Греции, где она развилась из лирической поэзии или дифирамбов. Художественную форму дифирамбам придал Арион; он же организовал правильный хор из сатиров спутников Диониса, называвшихся козлами (tragwia); отсюда название Т. (tragwdia - пение козлов). Дифирамбы эти повествовали о страданиях Диониса. Дальнейшее свое развитие Т. получила в Афинах. Изобретателем афинской Т. считается Феспид, так как он, введением первого актера, сделал первый шаг к преобразованию дифирамба в драму. Актер Феспида рассказывал мифы, сопровождая свой рассказ выразительной мимикой и жестикуляцией, и вместе с тем вел разговор с хором. Форма Т. Феспида была, вероятно, следующая: сначала актер читал пролог, затем пел хор, а потом следовал диалог актера с хором. При этом актер мог являться в нескольких ролях подряд, надевая маски, изобретение которых приписывается тому же Феспиду, таким образом получалась возможность изобразить частью в прологе, частью в хоре и в диалогах актера с хором, цельное развитие действия, в котором участвовало несколько лиц. Нововведение Феспида постепенно совершенствовалось преемниками его (Херил, Фриних, Аристий и др.). Высшего своего развитая греческая Т. достигла при Эсхиле, Софокле и Еврипиде. В их Т. участвуют уже несколько актеров, объем и значение хоровых песен ограничены; сцена усовершенствована введением декораций, машин и костюмов для актеров. По воззрениям древних греков, над жизнью людей тяготеет неумолимый рок. Отсюда возникают противоречия между личностью, ее нравственными стремлениями или страстями - и слепой силой, управляющей миpoпoрядком. Нарушение установленного высшей силой порядка составляет вину героя, независимо от нравственного или безнравственного характера его стремлений; последствием этой вины являются страдания, которые и примиряют с героем высшую мировую силу-судьбу, Цель Т., по Аристотелю - очищение посредством страданий погрешившего против высшей силы героя. В новой литературе, со времен Шекспира, понятие о трагическом видоизменилось вместе с новыми представлениями о нравственном миропорядке. В отличие от древней Т., называемой Т. объективной или Т. положения и судьбы, новая Т. называется Т. субъективной или характеров. Здесь трагизм заключается во внутреннем мире героя, в его полном противоречий характере. Из древних лишь у Софокла уже видны стремления к индивидуализации героя; в этом отношении его Т. приближаются к новейшим. О дальнейшем развитии Т. см. Драма и Русская драма. Ср. Boltz, "Die Idee des Tragischen" (Геттинг., 1836); R. Zimmermann, "Ueber das Tragische und die Tragodie" (Вена, 1855), Daboc, "Die Tragik vom Standpunkt des Optimismus" (Гамб., 1885); Glinther, "Grundzuge der tragischen Kanst, aus dem Drama der Griechen entwickelb" (Лпц., 1885); Lipps, "Der Streit Uber die Tragodie" (Гамб., 1891); Siebenlist, "Schopenhauers Philosophie der Tragodie" (Пресб., 1880); Volkelt, "Aesthatik des tragischen" (Мюнх., 1897, рус. пер. в "Пед. Сборн.", 1899).

Трагикомедия

(греч.) - драматическое произведение, в котором трагический сюжет изображен в комическом виде или которое представляет беспорядочное нагромождение трагич. и комич. элементов.

Традиция

(traditio, передача) - установление фактического господства над вещами со стороны их прежнего владельца в пользу нового, приобретающего их в собственность или владение. Юристы думают, что для приобретения вещного права, т. е. для установления непосредственной юридической связи лица с вещью, совершение Т. является неизбежным, логическим требованием. Обязательственная, личная связь кредитора с должником может быть установлена одним только соглашением (договором) этих лиц между собой; но для установления вещного права необходимы два акта - договор и фактическое установление отношения к вещи, т. е. Т. Опорой для этого рассуждения служат выражения римских юристов в Cod. П, 3, 20 и Dig. 41, 1, 31 pr. По отношению к разного рода вещам эта теория имеет, однако, неодинаковое значение. Необходимость акта Т. для приобретения недвижимостей имела место лишь тогда, когда владение ими являлось лучшим обеспечением бесспорности приобретения или давало особые выгоды при защите - например в древнем праве, когда фактическое владение имело гораздо больше значения, чем укрепляющие его акты приобретения (beati possidentes), или при такой организации способов приобретения вещных прав, когда официальные акты приобретения не имеют надлежащей бесспорности или парализуются иными фактами (давностью). Так было в Риме, где вовсе не существовало официальной, публичной системы укрепления вещных прав; отчасти это имеет место до сих пор в России, где приобретение по акту может быть парализовано правами давностного владельца. При существовании той системы укрепления, которая носит название "ипотечной", соглашение отчуждателя и прибретателя вещных прав, сделанное в присутствии суда или должностного лица и записанное в вотчинную книгу, несравненно лучше гарантирует права приобретателя, чем реальная Т. владения.

Старые формы реальной Т., напр. ввод во владение, инвеститура, отказ, не имеют, поэтому, в современном западном праве никакого значения. Что касается движимостей, то по отношению к ним невозможно, без крайнего стеснения оборота, установление публичных способов приобретения; поэтому при их приобретении традиция получает значение гораздо большее чем договор, служащий основанием для обладания ими. И римские юристы, строго проводившие единство в способах приобретения и защиты недвижимостей и движимостей, принуждены были иногда отступать от своей точки зрения. Передаче вещей, сопровождавшейся ошибочным представлением об основании Т., они иногда сообщали юридическую силу, или укрепляя приобретение, сделанное путем такой Т., если ошибка была несущественна (Dig. 41, 1, 36), или заменяя виндикацию кондикциямя, как напр. при Т. недолжного. В западном праве приобретателю движимых вещей по Т. (добросовестному владельцу) всегда отдавалось предпочтение перед уполномоченным на них в силу более важного титула. При современной быстроте оборота с движимостями требовать от каждого отчуждателя их не только факта обладания вещами, но и титула, крайне затруднительно. Поэтому современные западные законодательства - даже те, которые, как французское, считают договор купли-продажи создающим для покупателя, в силу самого факта соглашения, право собственности, -при продаже одной и той же вещи двум разным лицам отдают предпочтение не тому покупателю, который заключил договор раньше, а тому, кому вещь передана. И по русскому праву недвижимость, проданная двум разным лицам, принадлежит совершившему купчую крепость раньше (ст. 1509, т. X, ч. 1), а движимость - тому, кому вещь передана (ср. ст. 534 и 1510). Чтобы помирить "логическое" требование неизбежности Т. для приобретения вещного права с отступлениями от него в истории и современном праве, немецкие юристы создали учение о Т., как абстрактном вещном договоре. Под Т., как способом установления вещных прав, они разумеют соглашение отчуждателя и приобретателя вещи, выразившееся или в реальном акте вручения вещи, обозначающем намерение с одной стороны передать право на вещь, с другой - принять его, или в таком действии, которое сообщает реальную власть над вещью в силу своих юридических свойств. Под это последнее определение подходит обнаруженное перед судом и занесенное в ипотечные книги соглашение отчуждателя и приобретателя о переходе от одного к другому права собственности. Так как этот "вещный договор" действителен без предшествующего договора купли-продажи, мены, дарения и других "оснований Т.", и так как при движимостях таким договорам принадлежит второстепенная роль, а иногда и не принадлежит никакой, то и этот "общий" способ приобретения собственности на недвижимости и движимости, в качестве "вещного договора", по мнению этих юристов, должен быть признан абстрактным, т. е. Т. как вещный договор, действительна без обозначения, вопреки Dig., 41, 1 31 рг. и согласно с Dig., 41, I 36.

Эта точка зрения развита в мотивах к первому проекту общегерманского гражданского уложения. В комиссии второго чтения проекта точка зрения на Т., как вещный договор, была подвергнута сомнению (решение этого вопроса предоставлено науке), но все-таки признан абстрактный характер Т. По ст. 929 уложения "для передачи права собственности на движимую вещь необходимо, чтобы собственник передал отчуждаемую вещь прибретателю и оба они были согласны в том, что от одного к другому переходит право собственности. Если приобретатель уже владеет вещью, то достаточно одного соглашения о переводе собственности". Основания Т., т. е. предшествующего договора, здесь не требуется. По внешней форме различают традицию, как непосредственное вручение вещи, от Т., как передачи знаков или прав, служащих доказательством власти или дающих возможность осуществить эту власть (Т. накладной, коносамента, ключей от амбара и т. п.; по ст. 931. герм. улож. Т. совершается и уступкой притязаний или исков собственника к тому лицу, у которого вещь находится). Этот вид носит название longa manu traditio. Установление права на вещь, уже находящуюся во владении приобретателя, называется brevi manu traditio. Эти виды Т. знает и русское право, постановляющее, что "передача от продавца покупщику проданного движимого имущества совершается действительным покупщику вручением самого сего имущества или поступлением оного в его распоряжение" (ст. 1510). Формулировка этой статьи показывает, что русское право не знает абстрактной Т. У нас имущества приобретаются меною, покупкой и другими договорами, и движимая вещь, находящаяся в руках владельца, считается его собственностью, пока противное не доказано (534 ст.).

Литература. Windscheid, "Lehrtb. der Pand." (I, изд. 1900); Dernburg, "Pandecten" (I, 24 15);Stobbe, "Handb. des deutsch. Privatrechts" (Б., 1896); Chlamtacz, "Die Rechtliche Natur der Ubereignungsart durch Tradition im Roem. Recht" (Лпц., 1897); Мейер, "Русское гражданское право" (стр. 31, 7-е изд., СПб., 1897); Загоровский, "О приобретении права собственности на движимые вещи посредством передачи" ("Юридич. Вестник", 1890, ј 7).

В. Н.

Трал

- так назыв.: 1) снаряд, употребляемый для исследования морских и речных фарватеров и вообще промеров водного пространства. Т. состоит из 2 диплотов, связанных между собой линем, сажен 20 в длину; лоты эти опускаются в воду с 2 шлюпок, идущих параллельно одна другой, тоже на расстоянии 20 саж. и менее; длина выпущенных диплотлиней может быть втрое более средней глубины осматриваемого пространства. Если на пути попадется мель или камень, то линь, волочащийся по дну, заденет за них и буксируемые лоты задержат шлюпку или по крайней мере произведут сотрясение. Тогда надобно осторожно выбирать лини, чтобы не отцепить их от камня и, подтянувшись к камню, определить его положение относительно берега. Другого вида Т. определяет момент перехода судна на глубину менее 30 фт. Он состоит из 2 бревен или футштоков, опущенных в воду на эту глубину и прикрепленных вертикально по обе стороны кормы. Когда глубина сделается менее 30 фт., футштоки коснутся дна и, оборвав тонкие верхние стропки, наклонятся, что и послужит знаком начинающегося мелководья. Ход судна останавливают и производят промерные исследования. 2) Т. также называется особый вид рыболовной сети.

Tpaнс

- английский термин (trance), обозначающий своеобразное болезненное изменение сознания, наблюдаемое иногда под влиянием алкоголизма. А именно, при этом человек может совершать сложный ряд действий, кажущихся целесообразными, обдуманными и вполне сознательными, а на самом деле он их вовсе не сознает, не отдает себе в них отчета и не сохраняет ни малейшего воспоминания об них и вообще за известный промежуток времени, который может, по-видимому, длиться до нескольких суток. В это время движения, речь, вообще поведение больного, находящегося в "Т.", ничем особенным не поражают, и если он в этом состоянии совершил преступление, то легко принять его за намеренное, сознательное действие. На самом же деле поступки, совершенные в Т., составляют продукт автоматизма, без участия сознания и воли, и не могут вменяться в вину. В этом отношении Т. представляет большой интерес для судебной медицины. У лиц, привычно злоупотребляющих спиртными напитками, состояние Т. иногда возникает вслед за опьянением. Оно представляет большую аналогию с состоянием так назыв. absence (отсутствие сознания), наблюдаемым нередко у эпилептиков, у которых оно длится от нескольких мгновений до нескольких суток и даже недель. - Кроме того, выражение "Т." употребляется для обозначения состояний, похожих на летаргию или экстаз, при которых также имеется помрачение сознания.

П. Р.

Трансепт

(архитект.) - поперечный корабль в церквах с планом в виде неравноконечного креста, пересекающий собой главный, более продолговатый корабль под прямым углом и выступающий концами из общей массы сооружения.

Транскрипция

(лат. Transscriptio, грамм.) - письменное изображение звуков и форм известного языка, обладающего или не обладающего собственной системой письма, при помощи письменной системы, обычно данному языку не свойственной и принадлежащей какому-нибудь другому языку или же вполне искусственной. Т. может применяться в видах практических или научных. В первом случае к ней прибегают с целью заменить первоначальную туземную, сложную, неудобочитаемую или малоизвестную письменную систему более употребительной и всем доступной. Таковы, напр., обычная Т. туземных, санскритских, зендских, арабских, дравидских и т. п. письмен при помощи латинской азбуки, издание глаголических памятников старославянского языка в Т. кириллической азбукой, наша Т. различных иностранных имен, а нередко и слов, русскими буквами (Шекспир, Сент-Бев, лейтенант, трэст) и т. д. Научная Т. нередко вытекает из практической. Такова, напр., употребительная ныне в лингвистических сочинениях Т. санскритского, зендского или других иранских языков, отличающаяся в некоторых отношениях от обычной, употребляемой у филологов-санскритистов и иранистов, из которой она развилась. Отличия эти сводятся к большей фонетической точности Т., употребляемой лингвистами. Точность эта достигается путем усложнения письменной системы, влекущего за собой необходимость предварительного изучения главных оснований такой точной и научной Т. Практические системы Т., употребляемые не лингвистами, всегда проще лингвистических, но за то и не так точны, вследствие чего не дают верного изображения звуковой стороны данного языка. Идеальная научная Т. должна была бы изображать звуковую сторону языка с такой точностью, чтобы ее мог совершенно верно воспроизвести каждый знакомый с основами данной Т., хотя бы ему никогда и не приводилось слышать воспроизводимых им звуков. Такой идеал в настоящее время еще не может считаться осуществленным, хотя кое-что в этом направлении и достигнуто. Другое идеальное требование, которое наука в праве предъявлять к точной научной Т. чтобы одинаковые звуки всевозможных языков изображались одинаковыми знаками, - также еще не может быть признано достигнутым. В этом отношении в лингвистической литературе замечаются далеко не желательные разнообразие и непоследовательность приемов. Система научной Т., построенная на вышеуказанном принципе, существует, но применяется (не одинаково последовательно по отношению к разным языкам) только в изданиях нашей Импер. акад. наук, которой и принадлежит честь ее составления. В основе ее лежит русский алфавит, дополненный некоторыми латинскими и новыми, нарочно для того изобретенными знаками. На том же принципе строил Лепсиус свою общую лингвистическую азбуку (на основе латинского алфавита с теми видоизменениями, которые выработались при применении его к славянским языкам, особенно чешскому), в настоящее время устарелую. Кроме научных Т., основанных на том или другом европейском алфавите, существует несколько искусственных систем фонетического письма, изобретение и развитие которых тесно связано с успехами физиологической фонетики или антропофоники. Таковы системы Брюкке, Таузинга и особенно замечательная по своей точности и последовательности система английских фонетиков Белля и Суита (так назыв. Visible Speech). О существующих способах научной Т. см. Бругман, "Grundriss der vergleich. Grammatik der indogerman. Sprachen" (2-е изд., т. 1, Страсбург, 1897, 60-76); его же статью "Zur transscriptionsmisere" ("Indogermanische Forschungen", Страсб., т. VII, стр. 167 ел.); v. d. Gabelentz, "Die Sprachwissenschaft" (Лпц., 1891, стр. 38-39, 143144).

Транскрипция

- переложение вокального или инструментального сочинения на фортепиано. Т. должна быть сделана так, как будто сочинение написано специально для фортепиано. Лист первый стал писать Т. и нашел многих подражателей. Капитальным трудом в области Т. является Листовское переложение девяти симфоний Бетховена, на фортепиано. Т. делали Гензельт (увертюра "Оберона"), Брассен (отрывки из опер Вагнера) и мн. др.

Трансплантация

или пересадка частей одного организма на другой. Прививка у растений есть частный случай Т. При Т. можно пересаживать сравнительно небольшие части одного организма на тело другого, но можно пересаживать примерно половину тела одной особи на другую, при чем если от этой последней тоже отрезается более или менее значительная часть, тогда Т. носит характер сращивания частей двух особей. Можно пересаживать целый орган или только часть его, напр. известную ткань. Можно пересаживать наружные органы одной особи на тело другой - это будет Т. или прививка наружная (greffe exterieure П. Бэра). Можно пересаживать органы и ткани внутрь тела другой особи - это будет Т. или прививка внутренняя (greffe interieure). При Т. возможны три случая: или около пересаженной части образуется нагноение и она удаляется с гноем; или пересаженная часть прирастает к телу новой особи, живет и даже растет некоторое время, а потом все-таки погибает; или, наконец, пересаженная часть делается составной частью той особи, к которой се пересадили, и живет вполне нормальной жизнью. Наружные прививки с успехом совершаются особенно между двумя родственными животными. Легче всего прививка совершается той же самой особи, которой принадлежит орган. Так, П. Бэр обнажал конец хвоста белой крысы от кожи и вводил его в отверстие под кожу спины, а потом, по прошествии 10 дней, перерезал хвост посредине. Этот новый хвост прирос к спине, стал увеличиваться в росте и даже обнаружил явственную чувствительность. В других опытах П. Бэр пересаживал отрезанные хвосты на других крыс, при чем сначала хвост лежал на холоду (не выше 12º С.) около семи дней или подвергался действию паров эфира, фенола, аммиака и т. п., и во всех этих случаях хвост сохранял живучесть и способность к пересадке на другие особи. При внутренней прививке близкое родство видов, по-видимому, одно из главных условий успешности прививки. Бэр обнажал от кожи крысиный хвост, вводил его под кожу крысы же, тогда мускулы и нервы хвоста подвергались перерождению, а хрящевая и соединительная ткань росли, так что кусочек хвоста вырастал спустя несколько месяцев вдвое, втрое. Однако, если крысиный хвост переносился на особь другого вида и иногда другого отряда, например на белку, кролика, собаку, кошку, то организм относился к нему как к постороннему телу: ткани хвоста всасывались или же образовывалось нагноение и хвост удалялся с гноем. Олье, обнажив кость, снял с нее ее надкостницу и перенес кусочек ее в кожу другого животного. Если оба животных были одного вида, то надкостница привилась, получала из окружающей ткани сосуды и начинала образовывать кость, в виде небольшой костной корочки, лежащей под надкостницей. Если же пересадка совершалась между отдаленными животными (собака и крокодил, собака и верблюд и т. д.), то кругом кусочка надкостницы образовывалось нагноение или пересаженная ткань всасывалась или окружалась цистой, как это бывает часто с посторонними телами, попавшими под кожу.

Однако, позднейшие исследования Риббера (1898) и Любарша (1898) над внутренними прививками и Салтыкова (1900) над наружными представляют дело в несколько ином свете. Эти исследователи приходят к тому, что настоящая прививка (у высших животных, по крайней мере) не удается. Салтыков пересаживал кусочки хвоста под кожу; ткани хвоста после пересадки начинали отмирать, но все-таки некоторая часть тканей остается живой и начинает расти и регенерировать. В конце концов, однако, пересаженный отрезок гибнет. Если выдерживать некоторые отрезки, прежде чем их пересадить, то регенеративная способность их уменьшается. Гиалиновый хрящ теряет способность регенерировать через 7 дней, а некоторые ткани сохраняют ее и после 14. При пересадке отрезков хвоста одного вида под кожу другого, случаи регенерации весьма редки. Молодые ткани (вырезанные у зародышей или у молодых животных) обладают гораздо большей регенеративной способностью. Особенно молодые хрящи обладают по сравнению со старыми гораздо большей способностью к регенерации. Точно также при вырезке кости при операции можно вставить на ее место кусочек кости другой особи и первоначально происходит весьма тесное срастание пересаженной части со старой; но потом, по некоторым наблюдениям (Barth, 1895), пересаженная кость разрушается и замещается новой костной тканью. Впрочем, другие исследователи (Wolff und David, 1894) утверждают, что вставная кость может сохранить свои жизненные свойства. Carnot et Deflandre (1896) и Loeb (1897) показали, что у морских свинок кусочек светлой не пигментированной кожи, пересаженный в темную пигментированную часть кожи, вытесняется регенерирующими соседними частями ее. Наоборот кусочек темной кожи на светлом участке принимается хорошо и его пигментные клетки, разрастаясь, могут переселяться в соседние не пигментированные части. Пересадки молодых развивающихся частей удаются лучше. Фере (1897) пересаживал части куриного зародыша, напр. глаз, под кожу цыпленка, и они некоторое время развивались далее. Подобные опыты были произведены над различными животными и другими исследователями. Пересаженные в печень взрослого животного участки расщепленной эмбриональной ткани продолжали некоторое время развиваться, при чем клетки давали ту или другую ткань (хрящевую, эпителиальную, соединительную) смотря по их природе. Молодая млечная железа морской свинки, пересаженная под кожу уха, развивалась и начинала выделять молоко с наступлением беременности. Вообще пересадка органов, особенно молодых или зародышевых, удается лучше, чем пересадка тканей. Железы с выводящими протоками, напр. семенные, атрофируются и гибнут, но железы без выводящих протоков, как яичники, щитовидная железа, иногда прививаются хорошо (Ribber, 1898). Один кролик, которому пересадили его собственный яичник в другую часть брюшной полости, забеременел и принес пару детенышей (Knauer, 1898). Однажды забеременела женщина, которой был пересажен чужой яичник, но не доносила (Morris, 1895). Переливание крови, представляющее частный случай Т., в опытах Понфика и Ландуа, оказывалось полезным только при условии близкого сродства животных, между коими совершалось переливание, а при отдаленности форм самое переливание может быть гибельно. Фриденталь (1900), показал, что можно взаимно, напр., переливать кровь мыши и крысы; зайца, белки и кролика; кошки и оцелота; осла и лошади; антропоморфной обезьяны и человека, но нельзя делать переливку крови между человеком и прочими обезьянами. Обыкновенно, кровяные тельца, попавшие в кровь животного, далеко стоящего от него в генетическом отношении, убиваются и разрушаются в его крови. При опытах над низшими позвоночными и некоторыми беспозвоночными условия столь близкого родства не составляют необходимости. Это наблюдалось главным образом при опытах над сращиванием. Борн сращивал части головастиков амфибий не только соседних видов, а иногда даже совершенно различных родов и отрядов, напр. жерлянки и лягушки, лягушки и тритона, а именно два задних конца, дна передних, так что получались особи, составленные из двух хвостовых половин, и особи - из двух головных половин; срастался передний конец одной особи с задним другой, срастались два головастика своими брюшными сторонами и т. п. Говоря вообще, чем ближе родство сращиваемых форм, тем двойник долговечнее. При этом многие органы, напр. кожа, нервная система, органы чувств срастались очень легко, а другие, например хорда, с большим трудом.

Вообще, легче всего срастались органы еще не окончательно сформированные и состоящие из индифферентных клеток, тогда как хорда у головастика является более или менее законченным и уже вполне сформированным органом, предназначенным для атрофии с возрастом. Срастался кишечник двух особей, срастались оба сердца в одно, получающее кровь из задней части обоих головастиков. Срастания разнородных тканей не происходило. Заслуживают внимания и другие опыты над сращиванием. Так, Коршельт сращивал у дождевых червей, иногда двух различных видов, два хвоста между собой, и они жили без пищи месяцами, или два головных конца, при чем такой червяк принимал пищу с двух концов, но, не имея заднего прохода, погибал от разрыва кишечника и т. п. Такие же опыты были произведены над дождевыми червями Иёстом (Joest, 1897). Легче происходит сращивание между особями одного и того же вида, хотя возможно срастить особей разных видов, но при этом каждая сросшаяся часть сохраняет все свои видовые признаки. Опыты с молодыми особями также успешнее, чем со старыми, Иёст вырезал середину и сращивал концы червя. При этом удалялись половые органы. Новых половых органов, однако, не образовывалось, хотя такие черви и жили до 13 месяцев. Если срастить двух червей, одного прикрепив головой, к задней части другого, то или передняя часть отбрасывает заднюю вследствие автономии, как это делают и нормальные черви с поврежденным хвостом, или же происходит разрыв вследствие задержки пищи в пищеводе второй особи, Иёст сращивал червей в кольца, составленные из одной или из двух особей, и при этом происходило срастание нервной системы. Если сшить два хвоста, то они срастались, но между ними вырастали две головы или иногда одна голова, при чем довольно трудно было определить, которой особи она принадлежит. Иёст вшивал прирастающую часть перпендикулярно к телу червя и при этом хвостовые отрезки прирастали легче, чем головные. Возможно срастить двух червей, положенных один параллельно другому. У такого двойника является общими полость тела и мускулатура, а прочие органы остаются независимыми и разделенными. Точно также можно вызвать срастание двух отрезков дождевого червя, при чем одного червя можно повернуть на несколько градусов, т. е. так, чтобы срединная спинная линия одного отрезка не совпадала с таковой другого. Если поворот не велик, напр., на 10-30º, то это нисколько не мешает срастанию, и органы примут постепенно нормальное положение. Если же повернуть один отрезок на 90 или 180º, т. е. так, чтобы срединная спинная линия одного соответствовала боковой или брюшной линии другого, то тогда сначала тоже происходит срастание, но нервная система одного отрезка не может срастись с таковой другого, так как у одного отрезка она будет на одной, положим, нижней стороне, а у другого на верхней. Мало-помалу задний отрезок червя начинает восстановлять недостающий у него хвост, а передний - недостающую голову, как это делают многие животные. Оба отрезка, в конце концов, расходятся. Иест пересаживал участки стенки тела с одного червя на другого. Иногда этот кусок смещается вследствие того, что ткани червя, к которому пересадили кусок, восстановляются, а иногда этот кусок прирастает. Если этот кусок принадлежал другому виду, то он сохраняет все свои видовые особенности и никакому изменению под влиянием тканей его окружающих не подвергается.

Точно такой же результат получили Крамптон (1897 и 99), сращивая части куколок различных видов бабочек, и Гаррисон (1898), сращивая головастиков различных видов. В том и другом случае сросшиеся части сохраняли свои видовые особенности и, если замечались изменения то они вовсе не были похожи на те, которые происходят и при скрещивании двух различных видов и у их потомства. Опыты Ранда (1899) над пересадкой у зеленой гидры не дали удачных результатов, но сращивание частей двух гидр и притом при весьма различном положении удавалось г-же Peebles (1900). Так, можно, отрезав оральные, несущие щупальца концы двум гидрам, и срастить их. При этом в месте срастания образуется новый рот и новый венчик щупалец, а тела обеих гидр сливаются в одно. Срастание происходит и при ином положении, напр. при соединении переднего конца одной особи с задним другой и т. п. Отрезав у таких составных особей тот или другой конец, можно вызвать путем регенерации образование вполне нормальной гидры, при чем оральный конец может возникать на месте аборального и наоборот. Таким образом, Т. совершается тем успешнее, чем ближе родство взятых животных, чем моложе пересаживаемые части и, по-видимому, чем ниже стоит животное. Впрочем, весьма возможно, что способность к Т. стоит в некоторой связи с способностью к регенерации. Успешность Т. стоит также в зависимости от природы пересаживаемых тканей и органов. Замечательно, что при Т. между различными видами сросшиеся части сохраняют свою видовую индивидуальность. См. Шимкевич, "Биологические основы зоологии" (СПб., 1901).

В. Шимкевич.

Трансцендентальный и трансцендентный

- философские термины, введенные в новейшую философию Кантом. Первый из них означает: определяющий априорные условия возможного опыта; в этом смысле выражение "Т. философия" почти равносильно современному термину "Erkenntnisstheorie" (теория познания - наука о всеобщих и необходимых условиях возможного опыта). Второй термин - "трансцендентный" - означает: переступающий границы возможного опыта (в противоположность термину имманентный); поэтому "трансцендентная философия" все равно, что "метафизика", т. е. философская область, претендующая познать лежащее за пределами возможного опыта. Кант оттеняет различия между этими двумя терминами, но сам употребляет их небрежно. Оба термина употреблялись и до Канта в схоластической философии. В XIII в. говорят об actio immanens (реrmаnens), как о действии, происходящем внутри субъекта, и об acrio transiens, как о действии, выходящем за его границы) а также о causa immanens - причине, заключающейся в действующем объекте, и causa transiens - причине, лежащей вне его. Такое же словоупотребление мы находим у Спинозы, когда он говорит о Боге, как имманентной, не трансцендентной причине всех вещей: "omnium rerum causa immanens non vero transiens". У Фомы Аквинского понятия: ens, unum, verum, bonum, как возвышающиеся над категориями, означаются термином transcendentia. Затем вскоре стали употреблять в этом последнем значении термин transcendentalis. - После Канта термин часто смешивается с термином трансцендентный. Так, напр., в заглавиях сочинений Шеллинга: "System des transcendentalen Idealismus" и Гартманна: "Kritische Grundlegung des transcendentalen Realismus", с Кантовской точки зрения, следовало бы заменить слово "трансцендентальный" словом "трансцендентный". Это давало повод в Англии и во Франции в начале минувшего столетия причислять Т. философию Канта к метафизическим системам одного порядка с учениями Фихте, Шеллинга и Гегеля. В этом смысле английские критики Канта иронически говорят о его "пуризмах" и " трансцендентализмах". Такое же смешение встречается и в нашей журнальной литературе. Любителям бесполезных схоластических тонкостей можно рекомендовать по вопросу об истории обоих терминов книгу Файингера: "Commentar zu Rant\'s Kritik der reinen Vernunft" (т. 1, стр. 467-475). Специально вопросу о происхождении термина "трансцендентный" посвящена диссертация Ф. Шмидта, "De origine terminis Kantiani transctndens". См. также Eucken, "Geschichte der Philosophischen Terminologie" (стр. 144, 205).

И. Лапшин.

Трапеция

- четырехугольник, две стороны которого параллельны, а две другие стороны не параллельны. Расстояние между параллельными сторонами наз. высотою Т. Если параллельные стороны и высота содержат а, b и h метров, то площадь Т. содержит квадратных метров.

Трахея

(Trachea) - трубка, начинающаяся гортанью и делящаяся на бронхи, иначе дыхательное горло дышащих воздухом позвоночных. Она совершенно не обособлена у некоторых амфибий, у которых легкие открываются простой щелью в пищевод. Щель эта окружена кольцевой мышцей, и по бокам ее лежат два хряща, служащие для прикрепления мускулов расширителей и представляющие собой гортанные хрящи. Таковы отношения у Proteus и Menobranchus, но у Siren уже обособляется Т. в виде трубки, в стенке которой залегают неправильные, в два ряда расположенные хрящи, которые у саламандр и др. сливаются с каждой стороны в хрящевую полосу. У бесхвостых амфибий гортанные хрящи уже налицо, кроме щитовидного, появляющегося лишь у млекопитающих, но Т. не выражена и легкие открываются в общую ларинготрахеальную камеру, прикрытую сказанными хрящами. Начиная с гадов, в стенке Т. залегают настоящие хрящевые кольца, причем хрящи начинают появляться и в бронхах (черепаха), как это имеет место у птиц и еще более у млекопитающих, у некоторых хрящи находятся и в ветвлениях бронх. У птиц на границе Т. и бронх находится нижняя гортань. Хрящи Т. птиц обнаруживают наклонность к окостенению, а сама Т. у некоторых птиц, например у лебедя и журавля, входит в полый грудинный гребень (crista sterni), образует там загиб и выходит около того же места, где вошла, а у некоторых скворцовых она образует многочисленные спиральные завитки между кожей и грудными мышцами. Наклонность к образованию петли замечается и у некоторых черепах (Cynixis) и крокодилов. У других черепах (Sphargis) и птиц (буревестников, пингвинов р. Aptenodytes) Т. поделена продольной перегородкой на две половины. Хрящевой скелет Т. млекопитающих состоит, обыкновенно, из неполных (незамкнутых сверху) хрящевых колец, но у Sirenia имеется в стенке Т. переднее полное кольцо и отходящая от него узкая спирально извивающаяся пластинка. У некоторых китообразных и непарнопалых Т. делится на три, а не на два бронха.

В. Шимкевич.

Трахома

(зернистое или египетское воспаление глаз) - болезнь глаза, заразного происхождения, характеризующаяся особой шероховатостью соединительной оболочки (конъюнктивы). Эта шероховатость зависит от обильного разращения фолликул. Фолликулы имеют круглую форму, желтоватоили серовато-красный цвет и слегка просвечивают; величина их с половину булавочной головки. Если отогнуть верхнее или нижнее веко, то мы увидим массу этих зернышек, расположенных рядами; особенно их много на переходной складке нижнего века. В запущенных случаях вся конъюнктива сплошь усеяна зернышками, тесно прилегающими друг к другу, так что получается картина вареного саго.

Т. имеет громадное значение, ввиду значительного распространения ее во многих странах, и печальных результатов, к которым она ведет. Начало эндемического распространения этой болезни среди европейских народов относится к периоду наполеоновских войн. Войска, вернувшиеся в начале прошлого столетия из египетского похода, занесли Т. из Египта в Европу. Таким образом Т. появилась сперва среди военных, а потом и в гражданском населении в 1801 г. в Мальте и в Генуе, в 1802 г. в Англии и т. д.; в 1813 г. она обнаружилась в Германии; в 1817-18 гг. она разразилась среди русских войск, оккупировавших Францию, и была занесена ими в Россию. Сперва Т. распространилась в Царстве Польском (18181820); в Петербурге первые случаи отмечены в 1832 г. Первоначальные эпидемии вызвали массу заболеваний и были ужасны по своим последствиям; так напр. в английской армии в 1818 г. было 5000 инвалидов, ослепших от этой болезни; в русской армии в 20-30-х годах XIX столетия заболело около 80 000 человек; в Бельгии, где болезнь приняла с 1834 г. опустошительные размеры, каждый пятый солдат страдал Т., и число людей, ослепших совершенно или отчасти потерявших зрение от Т., считалось десятками тысяч. В настоящее время болезнь распространена эндемически преимущественно в низменных местностях, на побережье моря и по течению рек, таковы Египет, Алжир, Аравия, Россия, Восточная Пруссия, Дания, Бельгия, Рейнская провинция и т. д.; в горных местностях она встречается крайне редко, так напр. ее почти нет в Швейцарии. В России, представляющей почти сплошную низменность, Т. распространена почти повсеместно, и большой процент слепых в ней приходится на долю Т. Наибольший процент заболеваний (ок. 40%) падает на возраст 20-30 лет; затем заболеваемость уменьшается к старости; крайне редко Т. встречается в раннем детстве; женщины значительно чаще поражаются Т., нежели мужчины. Т. наиболее распространена среди беднейших классов населения, где благоприятными факторами для ее распространения являются скученность, нечистоплотность; в зажиточных семействах болезнь нередко переносится на детей трахоматозными нянями.

Зараза передается от больного к здоровому через посредство загрязненных выделением больного глаза пальцев, носовых платков, полотенец, посуды для умывания. Через воздух зараза не передается. В Египте передатчиками заразы являются в значительной мере мухи, особенно размножающиеся в жаркое время года, во время разлива Нила. Свойства заразного начала Т. в бактериологическом отношении еще не вполне выяснены. Т. принимает в большинстве случаев хроническое течение. Болезнь вначале поражает один глаз и протекает иногда без всяких симптомов, так что больные и не подозревают о существовании у них серьезной болезни; лишь некоторые жалуются на ощущение тяжести в глазах и быстрое утомление при занятиях. Многие обращаются к врачу уже тогда, когда появилось помутнение роговицы, мешающее зрению, или воспаление век, причиняющее неприятные ощущения. Между тем болезнь поддается излечению только в первый период ее, который длится несколько месяцев; при дальнейших изменениях (распадение фолликул и т. д.) полное излечение уже невозможно. Процесс кончается рубцовым перерождением соединительной оболочки, который влечет за собой заворот или выворот век и ресниц, частичным или полным помутнением роговицы (так назыв. паннус) с соответственными ослаблением или потерей зрения. Личная профилактика Т. заключается в соблюдении чистоты рук, в умывании их после прикосновения к больному глазу; в семье, где есть трахоматозный больной, здоровые члены семьи не должны пользоваться главнейшими предметами домашнего обихода, находящимися в употреблении больного. Меры общественной профилактики заключаются, как и относительно других эпидемических болезней, в улучшении условий жизни бедных классов; далее, в войсках, школах, приютах следует производить частые осмотры глаз, чтобы вовремя изолировать больных и оградить от заражения здоровых. В интересах ограждения не только армии, но и гражданского населения, в западноевропейских государствах пришли к тому убеждению, что не следует принимать на военную службу трахоматозных; в России же такая радикальная мера еще не приведена в исполнение, отчасти по той причине, что, в виду громадного распространения Т. среди населения, явились бы затруднения в пополнении состава армии только людьми, имеющими здоровые глаза. Впрочем, в армии принимаются, конечно, известные меры для предотвращения заражений, между прочим все более входит в употребление изоляция трахоматозных, организованных в отдельные команды. Лечение Т. в настоящее время по преимуществу хирургическое. В России больше всего в ходу выдавливание трахоматозных зерен пинцетами Донберга и др. и выскабливание соединительной оболочки металлической кисточкой. Из лекарственных средств применяются главным образом ляпис и медный купорос.

В. М. О.

Траэтта Томазо

(Traetta) - известный композитор неаполитанской школы (17271779). Занимался композицией месс, мотетов и пр. В 1750 г. в Неаполе была поставлена с успехом первая опера Т. "Il Farnace". Лучшими операми Т. считаются "Ezio" (1754), "Ifigena" (1759) и "Armida" (1760). Они отличаются большой драматичностью и чисто итальянской мелодичностью. В 1768 г. Т. приехал в Петербург, где после Галуппи занял место придворного композитора. Поставленная им здесь опера "Didona abbandonata" имела выдающийся успех. Т. пробыл в России семь лет. См. "Тraetta е 1а musica" Винченцо Капруцци (Неаполь, 1878).

Н. С.

Траян

(М. Ulpius Trajanus) после усыновления его Нервой названный Нерва Т. - рим. император, род., вероятно, в 53 г. по Р. Хр. в Италике (близ нынешней Севильи) в Испании; в молодости участвовал в парфянской и иудейской войнах, в 91 г. назначен консулом, в 97 г. начальствовал над легионами на нижнем Рейне в борьбе против германцев и обратил на себя внимание Нервы, который усыновил его и сделал своим соправителем и преемником, дав ему почетное имя Германика. В 98 г., после смерти Нервы, стал императором, являясь первым правителем Рима не итальянского происхождения. Все свое правление он неустанно работал над поднятием благосостояния и блеска империи. Он отменил многочисленные налоги, заботился о воспитании бедных детей, предпринимал, в видах доставления заработка низшему классу народа, обширные сооружения, отчасти под наблюдением знаменитого архитектора Аполлодора. Таковы форум, названный по его имени, на котором возвышалась поныне стоящая колонна в 39 м. вышины, украшенная рельефными изображениями сцен из дакийского похода Т.; одеон; гимназия; водопровод в Риме; мост у Железных Ворот на Дунае; мост у Алькантары и др. Т. расширил сеть дорог римской империи, строил гавани, осушал Понтийские болота, основывал колонии. Переписка его с Плинием Младшим, который по поручению Т. управлял в 111-113 гг. Вифинией, свидетельствует о его вдумчивости, справедливости и большой заботливости о благосостоянии провинций. Он привлек на свою сторону сенат обещанием не осуждать ни одного сенатора - и обещание это сдержал, за одним лишь исключением, ввел закрытую письменную баллотировку при выборах в сенат и вообще считался с притязаниями этого древнего учреждения. При нем вновь стали расцветать римская и греческая литературы (Дион Хризостом, Плутарх, Тацит, Светоний, Плиний, Ювенал). Вообще при Т. деятелям литературы жилось и дышалось легче нежели до него и после него. Плиний Младший, личный друг Т., является сознательно профессиональным литератором, смотрящим на литературу не как на праздное занятие, а как на общественно важное дело. Сенат, при всеобщем одобрении, преподнес Т. прозвище Optimus (лучший); впоследствии императоров приветствовали словами: "будь счастливее Августа и лучше Т.". Нужно сказать, что у Т. была принесшая государству много вреда страсть к военным авантюрам, к завоеваниям и славе. Впрочем, колонизаторская его деятельность, также предпринимаемая с военными целями, во многих отношениях способствовала распространению культуры в диких до той поры местах (в нынешней Румелии, Сербии, Болгарии, во Фракии и Мизии). Его мирная деятельность впервые была прервана обеими дакийскими войнами 101-102 г. и 105-106 г., в которых дакийский царь Децебал был совершенно побежден, и Дакия обращена в римскую провинцию; затем (113) он предпринял поход на восток, во время которого покорил Армению и Месопотамию и проник через Тигр в Парфию до Ктезифонта. Во время этих блестящих успехов в тылу его армии возник ряд восстаний, между прочим, восстание евреев. Не успев еще подавить их, Т. скончался в 117 г. - в Киликии. Сохранилось много статуй и бюстов его; лучшие бюсты - в Риме (на Капитолии и в Ватикане) и в Мюнхене. Ср. Franke, "Zur Geschichte Trajans" (2-е изд., Кведлинб., 1840); Dierauer, "Beitrage zu einer kritischen Geschichte" (Лпц., 1868); De la Berge, "Essai sur le regne de Trajan" (Пар., 1877).

Траян в народной поэзии. - Около личности императора Т. образовалось много легенд, как на Западе, так и в славянском Мире. Западноевропейские легенды о Т. имеются в списках VIII-IX веков, но восходят к VI-му веку; Т. является здесь типом правдивого царя. "Т." славянских преданий получил свое имя от римского императора благодаря тому, что славяне обитали в Дакии, где пришли в соприкосновение с римской империей при Траяне. Имя Т. в ряду славянских божеств, наряду с Велесом и Хорсом, встречается в одной из славянских редакций хождения Богородицы, в рукописи XII в. В "Слове и откровении св. Апостол", напечатанном по рукописи XVI в. Тихонравовым, Т. стоит рядом с Хорсом, Перуном и Дыем, причем о нем говорится, что он "бяше царем в Риме". Эпитет "Т." встречается тоже неоднократно в Слове о Полку Игореве. А. Н. Веселовский, признавая, что в одних случаях этот эпитет Слова навеян легендой об императоре Т., в других случаях объясняет появление его в Слове влиянием так наз. "Траянских Деяний", широко распространенных в средневековой литературе. Эпитет Слова: "внук Т." Веселовский сближает с легендой о происхождении разных народов от троянцев. В южнославянской поэзии Т. является в качестве ночного существа; по сербской сказке, он ездит ночью в Срем к своей возлюбленной и покидает ее до зари. Застигнутый однажды солнцем, он был растоплен им и исчез без следа. Это дает повод исследователям мифологической школы сближать Т. с ночными (черными) Эльфами. Подобно Эльфам, Т. обладает несметными сокровищами. В болгарской песне жители города Т. не веруют в Бога, а поклоняются золоту и серебру. По этим чертам Буслаев сравнивает Т. болгарского предания с Карловым Alvis из Эдды. Веселовский указывает другую параллель между южнославянским преданием и немецким, сопоставляя славянского Т. с Гагеном "из Трои" германской саги X-го века. Сербское сказание о Траяне близко подходит к рассказу о Мидасе, с которым роднит Т. южно-славянской легенды и наружность его (он с звериными ушами). Созвучие, по-видимому, открыло доступ отголоскам Траяновой легенды в Троицкую обрядность. Шейн сообщает, что в Севском уезде, Троицкое хождение в лес для завивания березки называется "ходить на Т.". Вообще отголоски Траяновой легенды знакомы не только южным, но и северным славянам (русским), на что указывает существование ряда географических названий, происходящих от имени Т., как-то Траянов, Траяновка и др. Ср. В. Ф. Миллер, "Взгляд на Слово о Полку Игореве"; Веселовский, "Новый взгляд на Слово о Полку Игореве" ("Журн. Мин. Нар. Просв." 1877, август); его же, "Легенды о вечном жиде и об императоре Т." ("Журн. Мин. Нар. Просв.", 1880, июль); его же, "Разыскание в области русск. дух. стиха" VI-X); Буслаев, "Историч. очерки русско-народной словесности" (т. 1, глав. XIV).

П. К-а.

Тредиаковский Василий Кириллович

- выдающийся русский ученый XVIII в. и неудачный поэт, имя которого сделалось нарицательным для обозначения бездарных стихотворцев. Родился 9 февраля 1703 г. в Астрахани, в семье приходского священника. Первоначальное образование получил из духовных книг в Троицкой школе, но словесным наукам учился у капуцинских монахов, на латинском языке. Существует известие, что отец предназначал юношу к духовному званию и намеревался женить его против воли, но последний бежал за день до свадьбы в Москву и там поступил в славяно-греко-латинскую академию. По другим сведениям, он выказал в астраханской школе отличные способности к учению и был отправлен в 1723 г. в академию в качестве лучшего ученика. Ко времени пребывания в академии относятся первые стихотворные попытки Т. в силлабическом роде и первые же драмы, впоследствии им затерянные. В 1726 г. Т. отправился за границу, не кончив курса в академии. В Голландии Т. жил у посланника гр. И. Г. Головина и выучился здесь французскому языку, в Париже - у посланника кн. А. Б. Куракина. Тем не менее, ему приходилось бедствовать за границей: просьба его в синод "определить годовое жалованье" для окончания богословских и философских наук не была уважена, потому что он числился бежавшим из академии. В Париже, куда он явился "шедши пеш за крайнею уже своею бедностию", он учился в университете математическим и философским наукам, слушал богословие, принимал участие в публичных диспутах. Светскую жизнь французского общества, с ее вычурно пасторальными стремлениями, Т. воспел в многочисленных русских и французских стихах. Последние сплошь посвящены любви и значительно превосходят русские благозвучием и даже известного рода изяществом. Кроме основательного знания французского языка, Т. приобрел в Париже обширные сведения в области теории словесности и классических литератур; он изучал и итальянский язык. Вернувшись в 1730 г. в Россию, он явился одним из наиболее образованных людей тогдашнего русского общества. В это время на смену талантливому Феофану Прокоповичу, который сделался не в меру сдержан и осторожен после кончины Петра Великого, шел не менее талантливый князь Антиох Кантемир, метко изобразивший убогое состояние просветительной русской мысли. Среди молодого поколения было немало приверженцев Петровских идей; частью это были люди знатного круга, имевшие возможность получить воспитание при исключительных для того времени условиях, частью - лица, путешествовавшие за границей и на личном опыте узнавшие благие стороны западной культуры. Но их влияние еще не распространялось на широкие общественные круги, и человеку незнатному, как Т., приходилось делать ученую карьеру при обстоятельствах чрезвычайно трудных, требовавших от человека больших сделок с самолюбием и даже самопожертвования. Он должен был искать покровителей и защитников среди знати. Такой покровитель нашелся у Т. в лице того же кн. А. Б. Куракина, у которого он жил в Париже. Ему было посвящено первое печатное произведете Т., изданное на счет покровителя: "Езда в остров любви" (1730). Это - перевод старинной книги Поля Тальмана. Переводить на русский язык в то время было очень трудно; не существовало ни образцов, ни комментированных изданий, ни словарей; но если и принять в соображение все эти трудности, нельзя назвать перевод Т. удовлетворительным по отношению к благозвучию и чувству художественной меры; он был только точен и добросовестно верен подлиннику. Ему доставило успех самое содержание книги, посвященное изображению чувств изящной любви и уважения к женщине, новых в то время для русских читателей. В той же книге Т. поместил несколько стихотворений своей "работы" и предисловие, в котором впервые высказал мысль об употреблении в литературных произведениях русского, а не славянского языка, как было до того времени. Есть известие, что много лет спустя Т. собрал все, сколько мог достать, экземпляры этой книги и сжег.

Во всем нуждавшегося Тредияковского приютил у себя сначала академический студент Ададуров, с целью научиться от него франц. языку. В 1731 г. Т. жил в Москве, в доме Семена Кирилловича Нарышкина, и переписывался с Шумахером, который принимал уже по отношению к нему подобострастный тон. В Москве Т. мог убедиться еще раз в неприязни к нему духовенства, отказавшего ему в заграничной стипендии: его готовы были обвинить в атеизме, как изучавшего философию, по коей выходило, "якобы Бога нет". В 1733 г. его принимает на службу академия с жалованьем в 360 р. и с обязательством "вычищать язык русской пишучи как стихами, так и не стихами; давать лекции, ежели от него потребовано будет; окончить грамматику, которую он начал, и трудиться совокупно с прочими над дикционарием русским; переводить с французского на русский язык все что ему дастся". Ему пришлось также обучать русскому языку самого президента академии, Германа Кейзерлинга. В тоже время Т. сочинял торжественные речи и стихи, проникнутые самой грубой лестью и самоунижением. Это были оды на восшествие на престол, на бракосочетания, на победы, на назначение нового президента академии и т. д. В 1734 г., по случаю взятия Данцига русскими войсками, Т. написал оду, посвященную, в лакейски льстивых выражениях, Бирону, и в конце ее поместил "рассуждение об оде вообще", взятое им из "Discours sur l\'ode" Буало, прибавив от себя чрезмерные похвалы Феофану Прокоповичу. В исправленном и переделанном на тонический лад виде эта ода появилась спустя несколько лет, уже без посвящения Бирону, находившемуся в опале, и без похвал Прокоповичу, тогда уже умершему. Путь Т. в качестве придворного стихотворца был испещрен разнообразными терниями. Рассказывают, напр., что при поднесении императрице Анне Иоанновне своих од Т. должен был от самых дверей залы до трона ползти на коленях. У священника Алексея Васильева оказался список песни Т., начинавшейся стихом: "Да здравствует днесь императрикс Анна". Слово "императрикс" показалось подозрительным писцу духовного правления Семену Косогорову, и он донес о том своему начальству, Загорелось дело: "в титуле ее императорского величества явилось напечатано не по форме". Священник Васильев и дьякон Савельев, доставивший песню, были отосланы в Москву в контору тайных розыскных дел. Т. должен был написать обширное разъяснение, при чем не преминул коснуться свойств пентаметра. "Употребил я сие Латинское слово, Императрикс, для того, что мера стиха сего требовала, ибо лишний бы слог в слове Императрица; но что чрез оное слово никакого нет урона в высочайшем титле Ея Императорского Величества, то не токмо Латианский язык довольно меня оправливает, но сверьх того еще и стихотворная наука". Объяснения Т. были признаны резонными, и священник с дьяконом были освобождены без штрафа. 4 февраля 1740 г. Волынский избил беззащитного писателя, получившего приказание сочинить вирши к "дурацкой" свадьбе шута кн. Голицына с Бужаниновой. Долго и слезно молил Т. о вознаграждении его за бесчестье и увечье, но только после падения Волынского его просьба была услышана, и ему выдано из конфискованных средств обидчика триста шестьдесят рублей.

Выполняя различные поручения академии и переводы, трудясь над самыми разнообразными видами литературных произведений, в роде "Силы любви и ненависти, драмы на музыке" (первая печатная на русском языке опера) или "Истинной политики", изданной им на собственные средства, Т. долго не получал в академии никакого повышения. Он сильно нуждался и страдал от долгов. В ряде жалобных прошений и писем, в которых чувствуется истинная нужда и горе он говорит о своем жалком положении при котором, напр., после пожара в 1738 г., ему не на что было купить дров и свеч. Академия туго исполняла просьбы Т. о вспомоществованиях и ссудах, хотя материальное положение его особенно осложнилось в 1742 г. женитьбой. Только в 1745 г., когда Т. обратился с доношением в сенат и изложил по пунктам свои права на звание академика и испытанные мытарства, импер. Елизавета пожаловала его, по докладу сената, в профессоры "как латинския, так и российские элоквенции". С тех пор он стал получать 660 р. Одновременно был пожалован в академики и Ломоносов, с которым у Т. шла уже полемика по поводу ямбов и хореев. Результатом этой полемики, в которой принял участие и Сумароков, сначала вместе с Т., стоявший за хорей, а потом перешедший на сторону ямба, осталась любопытная брошюра, в которой писатели решились передать свой спор на суд читателей: "Три Оды парафрастическия псалма 143 сочиненные чрез трех стихотворцев из которых каждой одну сложил особливо" (1743). Позже эта полемика приняла ожесточенный характер, и с принципиальной перешла на личную почву: один писатель старался унизить и осмеять другого. Сумароков написал комедию, в которой вывел Т. под. видом пошляка и педанта Трессотиниуса. Т. в отместку жестоко критиковал сочинения Сумарокова, пытаясь доказать полнейшее отсутствие в них оригинальности и таланта. Ломоносов в своих эпиграммах на Т. выражался так:

Языка нашего небесна красота

Не будет никогда попрана от скота...

Т. говорил в ответной эпиграмме:

Когда по твоему сова и скот уж я,

То сам ты нетопырь и подлинно свинья.

Правописание Т., изложенное им в "разговоре между чужестранным человеком и российским об Ортографии", отличалось от общепринятого в то время главным образом исключением некоторых букв нашей азбуки и писанием прилагательных множественных в именительном падеже на и, е, я, а не е, я. В примечаниях изложена история создания славянской азбуки и ее последующие судьбы в эпоху московской и позднейшей гражданской печати. Книга об ортографии была напечатана в сент. 1748 г., на счет неизвестных благотворителей, которым она и посвящена. Она имеет и до сих пор значение в том отношении, что в ней впервые определенно высказана мысль о необходимости фонетического письма: "писать так надлежит, как звон требует - мысль, занимающая умы наших филологов и педагогов поныне. Как профессор элоквенции, Т. сочинил "Слово о богатом, различном, искусном и несхотственном витийстве". Здесь он указывал на важность изучения иностранных языков, особенно латинского, как "довольно и предовольно вычищеннаго", но при этом предостерегал от увлечения: "только да не называют его благороднейшим всех прочих, а особливо каждой своего природного, cиe не знаю чем угрюмым дышет, и да не приписывают толь много чести Латинскому языку, дабы думать что все на все учение токмо на нем состоит".

Мнения и замечания Т. о русской истории, в связи с характеристикой свойств славянского и русского языков, изложены преимущественно в "Трех рассуждениях о трех главнейших древностей российских: а) о первенстве славянского языка пред тевтоническим, b) о первоначалии россов и с) о варягах руссах славянского звания, рода и языка", это рассуждение, свидетельствующее о немалой начитанности автора и в этой области, написано с предвзятым намерением доказать преимущество русского языка и народа. Впервые высказанное здесь мнение о славянском происхождении варяжских князей Т. основывает на предположении, что варяги-рус были поморские (прибалтийские) славяне, и что Рюрик вышел с о-ва Рюгена. Стремясь доказать древность русского языка и отыскивать повсюду следы первобытного пребывания славян, Т. обращается к филологическим сближениям и объяснениям, доходящим сплошь и рядом до комизма: слово "варяги" он понимает, как "предварятели" ("варяю" - предваряю), слово "скифы" производит от скиты ("скитаться"), "Париж" - от "царить", "Мадрид" - от "мудрить" и т. д.

Важнейшие из переводных и оригинальных трудов Т. - несомненно те, которые относятся к теории словесности; здесь он стоял на высоте современной ему европейской науки. Особенно здравыми суждениями отличается его "Мнение о происхождении поэзии и стихов вообще". Изложив здесь различные взгляды на происхождение поэзии и стихотворство ("иное быть пиитом, а иное стихи писать"), автор предлагает деление поэтических произведений на разные роды и виды, которых насчитывает более 23. Он признает отличительным признаком поэзии творчество, вымысел, но вымысел "по разуму", естественный, правдоподобный, - и эта в настоящее время элементарно школьная мысль была тогда новостью для русского читателя. Первым стихотворением, написанным тоническим размером, введение и утверждение которого составляет большую заслугу Т., было поздравление барону И. А. Корфу, назначенному в сентябре 1734 г. начальником академии. Несвойственный русскому языку, но прежде господствовавший в нем силлабический размер не удовлетворял Т., казался ему не совпадающим с музыкальным складом нашей стихотворной речи. Постепенно он напал на мысль о тоническом количестве слогов, и из стоп прежде всего остановился на хореях. Свою теорию он изложил в 1735 г. в руководстве "Новый и краткий способ к сложению российских стихов", и в 1755 г., в статье "О древнем, среднем и новом стихотворении российском". Возражая некоторым оппонентам, полагавшим, что новое стихосложение взято им с французского, Т. указал на источник, откуда возникло его нововведение: это были народные песни. Столь же основательны его суждения о комедии, на основании исследований Брюмуа и Рапена, об оде; из переводов выдаются "Стихотворческая наука Буало" (L\'art poetique) и "Эпистолы о стихотворстве" Горация. О трудолюбии Т. лучше всего свидетельствуют переводы таких капитальных и многотомных трудов, как "Древняя история" Роллена (13 тт.), "Римская история" Роллена и Кревье, "История римских императоров" Кревье (оба сочинения 16 т.), не говоря уже о множестве других переведенных им книг, вроде аллегорического романа Барклея "Argenis" или получившей печальную известность "Телемахиды", в 24 песнях. Трудолюбие и обширные познания Т. не были оценены по достоинству его современниками. У всех на виду было его неудачное стихотворство, и отзывы о нем долго страдали узкой односторонностью. Выйдя в отставку в 1759 г., но продолжая непрерывно трудиться и не переставая в тоже время нуждаться, Т. умер непризнанным, среди глумления, насмешек и обид, 6 авг. 1769 г. Лучшие деятели конца XVIII в., Новиков и Радищев, относились симпатично к деятельности неутомимого труженика, беззаветно преданного делу родного просвещения. Если он не был оценен Карамзиным, то отзыв Пушкина утвердил за ним репутацию "почтенного и порядочного человека". Шевырев находил проблеск поэтического вдохновения в стихах:

Вонми, о небо, и реку,
Земля да слышит уст глаголы;
Как дождь я словом потеку,
И снидут как роса к цветку,
Мои вещания на долы.

Находили у Т. хорошие стихи и Перевлесский, и Ир. Введенский, усердный панегирист нашего писателя, не смущавшийся тем, что эти стихи надо было выискивать, как жемчужины на дне морей. Историки литературы отнеслись к Т. чрезвычайно внимательно, отведя ему почетное место среди деятелей русской науки XVIII в.

Литература. Издания сочинений: 1) 1752 г., СПб., в 2 томах; 2) Смирдина (СПб., 1849, 3 ч.), 3) Перевлесского, "Избранные сочинения, с приложением критических статей о Т." (М., 1849). Наиболее полная биография - во II т. "Истории Академии Наук" П. Пекарского (СПб., 1873, стр. 1-258). Литература о Т. собрана в III т. "Истории русской литературы", А. Н. Пыпина (СПб., 1899, стр. 473; см. также стр. 446-460). Главные статьи о Т. воспроизведены в изд. С. А. Венгерова, "Русская поэзия" (т. 1, СПб., 1897, стр. 50 - 75 и 365-397).

Евг. Ляцкий.

Трезвон

звон в несколько колоколов, в три приема. Он бывает после благовеста пред началом более торжественных служб; при пении полиелея; при чтении Евангелия на литургии в первый день Пасхи, при начале и окончании молебнов в храмовые праздники и царские дни.

Трель или триллер

- быстрое чередование двух соседних нот, отстоящих на секунду большую или малую. Первая нота называется главной и по отношению к гармонии - гармонической, вторая - вспомогательной. Обыкновенно вспомогательная нота стоит выше главной. Т. обозначается в нотном письме сокращенно буквами tr., которые ставятся над главной или гармонической нотой, вторая же, вспомогательная, подразумевается. Длительность Т. зависит от длительности главной выписанной ноты. Число чередующихся тонов в Т. неопределенное. Если вспомогательная нота должна иметь случайный хроматический знак, то его ставят над главной нотой под tr. Если Т. должна состоять из главной и вспомогательной нижней, то перед главной ставят эту нижнюю в виде форшлага. При окончании Т. с верхней вспомогательной нотой берут нижнюю вспомогательную и возвращаются к главной. При Т. с нижней вспомогательной нотой прием окончания обратный, т. е. берут после главной верхнюю вспомогательную и возвращаются к главной. Такой прием называется заключением Т. Т. может быть продолжительной и короткой. В последнем случае она называется укороченной Т. (Pralltriller). Короткая Т. в быстрейшем исполнении называется мордан. Т. применяется в двух и даже трех голосах (двойная, тройная Т.), Быстрое чередование двух нот, имеющих расстояние более чем в две ноты, называется тремоло.

Н. С.

Тремоло

(дрожание) - быстрое повторение одной и той же ноты или быстрое чередование двух нот, имеющих между собой расстояние более секунды. В Т. не выписываются все его ноты, а ставится одна нота целая, половинная или четверть, составляющая сумму мелких нот Т. Под этой нотой ставится ребро длительности, обозначающее длительность каждой мелкой ноты Т.

В Т. из двух чередующихся нот сумма длительности этих нот вдвое меньше самой длительности Т.; напр. Т. из двух целых нот имеет длительность в одну целую ноту, из двух половинных - в одну половинную, из двух четвертей - в одну четверть. Т. применяется на клавишных, струнных и духовых инструментах, на смычковых преимущественно применяется Т. на одной ноте, происходящее от быстрого движения смычка вверх и вниз. Т. из двух чередующихся нот, называемое Т. legato, применяется реже; оно гораздо мягче первого. На фортепиано чаще применяется Т. legato. Т. ввел в оркестр итальянский композитор Монтеверде.

Н. С.

Tpeние

(Frottement, Reibung, Friction).

А) Т. между твердыми телами является в виде сопротивления движению, как при скольжении тел одно по другому, так и при качении. На основании опытов Кулона и более позднейших опытов Морена принимают, что Т. при скольжении подчиняется следующим законам. При скольжении тела по другому телу сила Т. F противоположна скорости скользящего тела и пропорциональна нормальному давлению N, оказываемому телом на ту поверхность, по которой оно скользит, так что F=fN, где f есть численный коэффициент Т., отвлеченное число, величина которого зависит только от природы трущихся тел. Коэффициент Т. не зависит ни от величины трущейся поверхности, ни от скорости движения. Введение смазывающего вещества между трущимися поверхностями уменьшает величину коэффициента трения. Когда тело не движется, но находится в покое на поверхности другого тела, то при действии на него сил, стремящихся сообщить ему скольжение, Т. является в виде противодействия движению; оно и в этом случае пропорционально нормальному давлению, так что F=f1N, но f1 может иметь всевозможные величины между нулем и величиной f коэффициента при движении. Если на тело действует сила R под каким-либо углом a к нормали, восстановленной к плоскости соприкосновения тела с поверхностью, так что составляющая Rcosa силы R нажимает тело на поверхность и представляет нормальное давление N, а перпендикулярная к N составляющая Rsina стремится сдвинуть тело, то сила Т. F уравновесит эту силу, если только Rsina не будет более fN или fRcosa;. Следовательно, тело под действием силы R не придет в движение, если величина Rsina не превзойдет величины fRcosa или если tga но превзойдет коэффициента f Угол a, тангенс которого равен f, называется углом Т. Таким образом видно, что какая-либо нажимающая тело на поверхность сила не приведет его в движение, если сила эта будет составлять с нормалью к поверхности угол не больший угла Т. между теми веществами, из которых состоят трущиеся тела. Величины коэффициентов Т. приводятся в специальных сочинениях и в справочных книгах для инженеров. Наибольшие величины имеет коэффициент Т. между пеньковым канатом и дубом (f=0,8), между кирпичом и бетоном (0,76), между камнями и кирпичом (0,50); тут и смазка не уменьшает, а увеличивает Т. Между дубом и дубом коэффициент около 0,38. Меньше коэффициенты Т. между несмазанными металлами и притом между разнородными, например, при давлении 27 килогр. на кв. стм. коэффициент Т. железа по железу равен 0,36, а железа по латуни 0,2. Позднейшие наблюдения Боше, Гальтона, Ренни и др. показали, что коэффициент Т. возрастает с увеличением давления и уменьшается с увеличением скорости. Т. катания является вследствие взаимного вдавливания катящегося тела и того тела, по которому производится катание. Это сопротивление рассматривают как пару сил, противодействующую катанию и момент М этой пары полагают тоже пропорциональным давлению между катящимися друг по другу телами; так что, если давление есть Q, то M=nQ, где n есть некоторая длина. Длина эта при катании чугуна по чугуну равна 0,05 стм.

Д. Б.

Б) Т. жидкостей. Если слой жидкости движется по другому неподвижному жидкому слою, то между ними, вследствие взаимного притяжения частиц обоих слоев, обнаруживается трение, действие которого будет заключаться в том, что скорость текущего слоя уменьшается, а слой, остававшийся неподвижным, начнет двигаться в ту же сторону, что и другой. Если слой жидкости течет с некоторой скоростью v по другому, тоже двигающемуся со скоростью, большей или меньшей, чем v, направленной в одну сторону с первой, то движение одного слоя будет замедлено, а другое ускорено, как замедляющая сила, в другом как ускоряющая. Если один слой двигался по другому, который сам движется по направлению, противоположному первому, то результатом Т. было бы замедление обоих течений. Течение жидкости по поверхности твердого тела также сопровождается Т., но если это твердое тело вполне смачивается жидкостью, то весьма тонкий ее слой удерживается твердым телом и становится неподвижным, и поэтому жидкость, текущая по такому смоченному твердому телу, течет как бы по жидкости, и если такое твердое тело имеет форму трубки, то жидкость протекает как бы по жидкой трубке. Величина Т. пропорциональна поверхности жидкости, соприкасающейся с твердой стенкой, и скорости течения параллельно поверхности стенки; сверх того величина Т. какой-либо жидкости зависит от свойств твердого тела, по поверхности которого течет жидкость, не вполне смачивающая это тело. Таким образом, обозначая величину скорости течения по неподвижному слою буквой v, а величину поверхности через s, можно выразить замедляющее или ускоряющее действие Т. произведением kvs, где k есть так называемый коэффициент Т. (внешнего). Жидкость, текущую в цилиндрической трубке, можно мысленно разделить на произвольно большое число тонкостенных жидких цилиндров, имеющих одну общую ось, и движущихся один в другом. Прилегающий к внутренней стенке трубки жидкий цилиндр будет несколько задержан в своем движении, и сам замедлит движение следующего внутреннего, более близкого к оси жидкого цилиндра, и т. д., так что скорость движения жидкости в трубке будет различна в некотором поперечном круглом сечении трубки, замедляясь от центра к окружности. В том случае, когда внутренняя поверхность твердой трубки вполне смачивается жидкостью, можно принимать коэффициент внешнего Т. бесконечно великим и прилипающий к этой поверхности чрезвычайно тонкостенный жидкий цилиндр неподвижным, так что жидкость течет как бы в жидком цилиндре, а потому скорость ее истечения обусловливается лишь коэффициентом внутреннего Т. (жидкости о ту же жидкость), длиной трубки (от длины зависит поверхность Т.), ее радиусом и разностью гидростатических давлений в начале и в конце трубки.

Теоретические соображения, основанные на выше высказанных положениях, привели к следующему алгебраическому выражению величины скорости v истечения жидкости, имеющей коэффициент внутреннего Т. k, из цилиндрической трубки, длиной 1 миллим. при радиусе сечения, равном r, и разности давлений в начале и конце трубки р1р2: .

Здесь все величины подлежат непосредственному измерению, кроме коэффициента k, но удобнее определять вместо скорости v истечения объем жидкости, протекшей по трубке в продолжение некоторого времени, или время, необходимое для истечения определенного объема жидкостей, из чего просто вычисляемая и скорость. Гаген и Пуазейль (1842) делали опыты над истечением жидкостей через волосные трубки еще до развития теории этого явления; результаты, найденные первым из них, были вполне подтверждены еще более точными исследованиями второго. Прибор Пуазейля состоял из стеклянного шарика с двумя диаметрально противоположными трубками; нижняя, отогнутая на прямой угол. соединялась с волосными трубками различных размеров. С открытого конца верхней трубки В производилось сжатым воздухом давление на жидкость, наполнявшую шарик, измеряемое высотой водяного столба, доходившей иногда до 41 метра, иногда же меньшей, чем 1 метр. Между чертами, сделанными на трубках выше и ниже шарика, заключался объем жидкости, который при различных давлениях был прогоняем чрез различные волосные трубки, при чем определялось всякий раз время (число секунд), для этого необходимое. Так как давление на жидкость и размеры трубки измерялись миллиметрами, то и количество истекающей жидкости определялось куб. мм. Пуазейль нашел величину коэффициента внутреннего Т. для воды при температуре 0º равною 0,0001816. Определяя для трубок одного и того же поперечного сечения, но различной длины, время, нужное для истечения одного и того же количества воды при одной и той же температуре, Пуазейль нашел, что времена пропорциональны длинам трубок. Подобным образом он нашел, что времена истечения пропорциональны четвертой степени диаметров или радиусов трубки (т. е. ее канала). Вообще, количество вытекающей воды в некоторое время t может быть вычислено из выражения следующего вида, найденного Пуазейлем (v - объем жидкости, k - коэффициент, зависящий от внутреннего Т. жидкости, Р - давление, под которым течет вода по горизонтальной трубке; имеющей длину 1 и радиус канала r, t продолжительность истечения). Величины t, вычисленные по этой формуле. превосходно согласуются с величинами, найденными из непосредственных наблюдений, но во всех опытах длина трубки была значительна относительно поперечника ее. Так, трубка с поперечником в 0,252 мм. должна иметь не менее 54 мм.; при давлении столба около 1500 мм. т.е. l с лишком в 400 раз более r. Математическая теория дает выражение где r есть радиус трубки, а h - коэффициент внутреннего Т. Из сравнения этой формулы с тою, которую дал Пуазейль видно, что коэффициент k в последней связан с коэффициентом внутреннего Т. следующим образом:

Французский физик Кулон (Coulon) первый занимался изучением внутреннего Т. жидкостей. Для его опытов служил тонкий кружок, висящий горизонтально на тонкой проволоке, прикрепленной к его центру. Если несколько закрутить проволоку, то кружок начнет вращаться в сторону кручения, затем - в обратную сторону, т.е. будет совершать вращательные колебания около проволоки. В сосуде с водой кружок будет также совершать вращательные колебания, но Т. поверхностей кружка о воду станет замедлять эти колебания; если кружок смачивается водой, то сопротивление колебаниям кружка обусловливается коэффициентом внутреннего Т. жидкости. Видоизменение этого способа представляют вращательные колебания шара, висящего на проволоке в жидкости (Мейер, Кёниг). Еще иной способ употребляли Гельмгольц, Пиотровский и потом другие, приводя во вращательные колебания в воздухе полый шар или прямой цилиндр (Умани), наполненные испытуемой жидкостью, прилипающей ко внутренней поверхности сосуда; при вращательном движении сосуда она посредством Т. передается и жидкости из слоя в слой по направлению к оси цилиндра, а жидкость, с своей стороны, замедляет качания цилиндра. Теория всех этих методов приводит к формулам, гораздо более сложным, чем способ истечения жидкостей через волосные трубки. Тем не менее полезно отметить, что опыты и измерения, сделанные Мютцелем по способу Гельмгольца, дали для коэффициента внутреннего Т. воды при 20º число, очень близкое к найденному Пуазейлем (0,01009), а именно 0,01014. Если прилипание жидкости к твердому телу неполное, как напр. при течении ртути по стеклянным трубкам, то, как по теории, так и по опытам Пуазейля, простые вышеупомянутые законы истечения усложняются. Однако, Варбург из своих опытов нашел, что и ртуть вытекает чрез стеклянную трубку, повинуясь тем же законам, что и вода. Внутреннее Т. жидкости обусловливает так назыв. вязкость ее. Внутреннее Т. и вязкость сильно уменьшается при повышении температуры жидкости; так, напр., для воды коэффициент h при 0º равен 0,081, а при 70º только 0,0042 или если вязкость воды при 0º измерять числом 100, то при 70º вязкость воды выразится числом 23,5. Вязкость ртути при 3400 (недалеко от кипения ртути) почти вдвое меньше ее вязкости при 0º. Особенно сильно изменяется вязкость некоторых растительных масел: для миндального масла, при нагревании его от 20º до 80º, вязкость уменьшается в 6,5 раз, для оливкового - тоже от 20º до 80. вязкость уменьшается с лишком в 7 раз. Для практического определения относительно вязкости жидкостей заставляют их выливаться из сосуда определенной емкости по вертикальной волосной трубке. При этом давление жидкости уменьшается по мере ее истечения, но закон изменения давления в опытах с различными жидкостями остается один и тот же, поэтому результаты опытов сравнимы между собой. Давление жидкостей при этих условиях пропорционально их удельным весам. Обозначая в двух опытах удельные веса буквами р и р1 продолжительность истечения t и t1 и коэффициенты внутреннего Т. по прежнему чрез h и h1, получим h: h1 = tp: t1p1. Отсюда и отношение между вязкостями. Обыкновенный серный эфир, жидкость весьма подвижная, имеет при 10º вязкость впятеро меньшую, чем вода. Жирные масла, напротив, имеют очень большую вязкость, а глицерин при 2,8º представляет в 2500 раз большую вязкость, чем вода при той же температуре.

Ф. П.

В) Т. между твердыми телами гораздо больше Т. в жидкостях, поэтому различные части машин, в которых движение сопровождается Т., смазывают различными материалами. Из работ по этому предмету укажем на определения механической роли различных смазочных жидкостей, употребляемых для смазки механизмов и машин, сделанные проф. Петровым в 1880-х гг. Исходя из уравнений гидродинамики жидкостей, обладающих Т., он получил следующее выражение для коэффициента Т. между шипом и подшипником: где m - коэффициент внутреннего Т. смазывающего масла, l и l1 коэффициенты внешнего Т. смазки о шип и подшипник, e - толщина слоя смазки, v-скорость (линейная) вращения шипа, p - нормальное давление на квадр. единицу поверхности. Подробнее см. Н. Петров, "Т. в машинах" ("Инженерный Журнал", 1883); его же, "Описание и результаты опытов над Т. жидкостей и машин" ("Известия Спб. Технологического Института", 1886); его же, "Практические результаты опытов и гидродинамической теории с применением к железным дорогам и бумагопрядильням" ("Инженерный Журнал" за 1887 г.).

Д. Б.

Трепанация

- означает операцию пробуравливания кости. В более узком смысле под Т. понимают вскрытие черепной полости. Кроме бурава, для этой операции может применяться долото, пила или особый инструмент, носящий название остеотома. Операция эта была еще известна в глубокой древности и подробно описана у Гиппократа. Она производится при известных формах перелома черепа, нарывах и опухолях мозга, в последнее время также при падучей болезни.

Т. (в доисторические времена и у первобытных народов). - Существуют несомненные доказательства того, что в самые отдаленные времена, начиная с неолитического периода, человек уже был знаком с хирургическими приемами вскрытия черепной полости, с так называемой Т. Свидетельством этому служат многочисленные черепа, собранные в самых различных местах и носящие следы искусственного прободения. По некоторым данным можно думать, что первобытный человек прибегал к Т. даже чаще, чем люди цивилизованные. Во многих дольменах находили сразу по несколько трепанированных экземпляров. Из 210 черепов, собранных недавно на о-ве Тенерифе и описанных Лушаном, оказалось 10 трепанированных, с отверстиями на лбу, темени, затылке, по средней линии или сбоку; кроме того, 25 черепов из этой коллекции носят следы неполной операции, нарезки в области теменного родничка, происшедшие, по-видимому, от соскабливания лишних слоев кости. - Первый древний трепанированный череп был описан Брока в 1867 г. На этом черепе, добытом из мексиканской гробницы и принадлежавшем индивиду древней расы инков, имелось четырехугольное прободение, произведенное четырьмя линейными надрезами прием, очень близкий к способу Т. в доисторические времена в Европе. Т. времен неолитического периода была впервые констатирована в 1773-74 гг., когда в Лионе д-р Прюньер и некоторые другие ученые демонстрировали несколько черепов из дольменов Ложери и др. мест с вырезанными в них круглыми или овальными отверстиями. За открытием Прюньера последовал целый ряд других во всех частях света. Известные до сих пор случаи доисторической Т. в России описаны проф. Д. Н. Анучиным в "Трудах IX археол. съезда в Вильне", 1893 г.

Т. удержалась и в позднейшие эпохи, во Франции, напр. - до меровингской эпохи включительно. Как на переживание первобытной Т. в Европе, сохранившейся до наших дней, можно указать на существование специалистов трепанеров в Черногории, Корнвалисе. Хорошая коллекция трепанированных черепов в оригиналах и муляжах имеется в парижском музее антропологического института. Существовали и посмертные Т., при которой играли роль мотивы религиозного свойства, например желание носить череп подвешенным на поясе, в качестве амулета, или желание дать душе, обитающей в черепе, свободный выход после смерти, как это до сих пор практикуется среди краснокожих Иллинойса. Что касается до Т. на живых, то одни склонны видеть в ней сознательный хирургический прием, другие приписывают ее предположению первобытного человека, что болезнь происходит от вселения злого духа, которого необходимо изгнать. В пользу того, что Т. применялась как чисто хирургический прием, говорят найденные на некоторых трепанированных черепах следы гнойных скоплений (череп из дольмена Port-blanc), или такие черепа, как из Mousseaux-les-Bray, которые признаны оперированными после травмы головы.

Литература. P. Broca, "Sur la trepanation du crane etc." (Пap., 1877); S. do Baye, "La trepanation prehistorique" (ib., 1876); Gr. de Mortillet, "Races homaines prehistoriques et chirurgie religieuse de 1\'epoque des dolmens" (ib., 1877); Nadaillac, "Memoire sur les trepanations prehistoriques" (П., 1886); Horsley, "Trepanning in the Neolitic Periode" ("Journal of the Anthropol. Inst.", XVII, стр. 100); Munro, "The trepanning of the Human Skull in Prehistoric Times" (Эдинбург, 1891); Д. Н. Анучин, "Амулет из кости человеческого черепа и Т. черепов в древние времена в России" (М., 1895); Нидерле, "Человечество в доисторические времена" (СПб., 1898); ст. Филиппа Сальмона, "Trepanation" в "Dictionnaire de Sciences anthropologiques".

Л. Ш.

Трепанг

- В России промысел Т. производится преимущественно вдоль берега Тихого океана, от залива Св. Ольги и Владивостока вниз до реки Тюмень-Уло, на сумму до 100 тыс. руб.

Тресковые

(Gadidae) - семейство рыб из отряда мягкоперых (Anacanthini). Тело их более или менее вытянутое, с мелкими гладкими чешуйками. Спинных плавников 1, 2 или 3, они занимают почти всю спину, лучи задних спинных плавников хорошо развиты; подхвостовых плавников 1 или 2; хвостовой плавник обособлен по большей части от спинного и подхвостового, в противном случае спинной плавник имеет обособленный передний отдел. Брюшные плавники расположены впереди, на горле, и состоят по большей части из нескольких лучей; иногда они превращены в нить и в этом случае спинной плавник распадается на две части. Жаберные щели широкие, жаберные перепонки обыкновенно не прикреплены к горлу. Придаточных жабр нет, или они рудиментарны, железисты. Обыкновенно есть плавательный пузырь и кишечные придатки при выходе из желудка. Не особенно многочисленное по числу видов семейство это имеет важное значение как биологическое, так и промысловое, вследствие чрезвычайной многочисленности индивидов некоторых родов. Принадлежащие сюда рыбы по большей части живут на умеренных или малых глубинах, но некоторые представляют типические глубоководные формы. Первые водятся почти исключительно в умеренном и холодном поясе, достигая иногда крайне высоких широт (такова сайка или полярная треска - Gadus saida s. polaris); глубоководные формы имеют, напротив, обыкновенно, более широкое распространение и в низких широтах. Почти все живут исключительно в морях, пресноводные формы крайне малочисленны (напр. налим - Lota vulgaris). Ископаемых остатков известно мало. В экономическом отношении Т. вместе с лососевыми (Salmonidae) и сельдевыми (Clupeidae) представляют наиболее важные группы, служа объектом громадных промыслов и обширной мировой торговли. Наиболее важен из этого семейства род треска (Gadus), гораздо меньше роды Lota (налим - Lota vulgaris), Brosmius (морской налим или линек - Brosmias brosme), Molua или Molva (морская щука, молва - Molua molva и М. dipterygia) и др.

Н. Кн.

Третейский суд

в гражданском процессе. - Как видно из самого названия, Т. суд есть суд третьего лица, суд посредника или посредников (в противоположность самосуду сторон), и притом лица частного (в противоположность суду государственному). Т. суд-институт весьма древний; он предшествует суду государственному, требующему для своего появления более высокого уровня культурного развития. В России первые положительные указания на Т. суд имеются в памятниках XIV стол. (древнейшее известие - в договорной грамоте великого князя Димитрия Донского с князем серпуховским Владимиром Храбрым от 1362 г.). В отличие от современного порядка, допускающего Т. суд по отношению лишь к тем гражданским правам, которые подлежат свободному распоряжению сторон (ср. 1 368 ст. уст. гр. суд., 1 003 art. Code de proc. civ., 1 025 Civilprocessordn.) еще в XVI стол. встречаются примеры, что "о боях и грабежах и с суда зарядили себе третьих". В Соборном Уложении 1649 г. Т. суду посвящен п.5 гл. XV, в силу которого каждому предоставляется ведаться пред третьими по обоюдному соглашению с противником. С этого времени ведомство Т. суда посредников постепенно расширяется. Указами Петра I посреднический суд по некоторым делам сделан был обязательным: если стороны не изберут "посредственников" за каким-либо несогласием, то они назначаются от суда. Все отдельные узаконения, которых успело накопиться множество, были отменены Высоч. утвержденным 15 апреля 1831 г. Положением о Т. суде, остававшимся, в существе, неизменным до судебной реформы 1864 г. Положение это выработано было под явным влиянием французского законодательства, в основе которого лежал декрет 16 (24) авг. 1790 г., объявлявший Т. суд (arbitrage) наиболее разумным средством разрешения споров между гражданами, вследствие чего "не следует издавать никаких постановлений, которые клонились бы к умалению значения третейского суда и действительности его решений". По своду 1857 г. (т. X, ч. 2), Т. суд установлен в виде суда добровольного, учреждаемого по взаимному согласию дееспособных тяжущихся, и суда узаконенного, т. е. обязательного, учреждаемого для определенного круга дел (споры между членами товарищества и все вообще споры по делам компаний на акциях, как между самими акционерами, так и между компанией и лицами посторонними), независимо от соглашения сторон; в случае уклонения сторон от выбора посредников, обязанность их назначения возлагалась на судебные места (ст. 1194), которые назначали также и суперарбитра в случае несогласия посредников (ст. 1203). Если посредники не решат дела ни в первый, ни во второй дополнительный срок, то судебное место принимало по отношению к ним те же меры понуждения и взыскания, какие на этот случай предписываются законом по отношению к общим судебным местам (ст. 1210). В зависимости от воли сторон и тот, и другой суд могли решать дело либо по совести, либо по закону. Если по этому поводу между сторонами не состоялось соглашения, то суд обязан был судить по закону. В последнем случае решение подлежало апелляции; напротив, в случае решения по совести апелляция не допускалась. На практике к добровольному Т. суду тяжущиеся почти никогда не обращались; что же касается суда узаконенного, то, по свидетельству современников (см. напр. яркую характеристику этого суда у П. А. Потехина, "Отрывки из воспоминаний адвоката", "Право", 1900, јј 47 и 48), он выродился в средство бесконечной, тяжелой волокиты.

Судебная реформа 1864 г. отменила окончательно узаконенный суд и в уставе гражданского судопроизводства (ст. 137-1400, измененные в 1887 г.) сохранен только добровольный суд посредников. Суду этому подлежат по воле сторон все споры, подлежащие рассмотрению судебных мест, за исключением: 1) дел о личных правах состояния; 2) дел, сопряженных с пользами малолетних и других лиц, находящихся под опекою; 3) дел, сопряженных с интересом казенных управлений или же земских, городских и сельских обществ; 4) дел, соединенных в чем-либо с преступлением и проступком, кроме тех, которые на основании уголовных законов могут быть прекращаемы примирением, а также дел о вознаграждении за причиненные преступлением или проступком вред или убытки, вчиняемых гражданским порядком после уголовного производства; 5) дел о недвижимых имуществах, когда в числе участвующих есть лица, ограниченные по закону в правах приобретения этих имуществ или в правах владения и пользования ими (этот последний пункт введен законодательной новеллой 1887 г.). Согласие сторон на разбор их дела Т. судом должно быть выражено в Т. записи, подписанной сторонами и Т. судьями и заверенной нотариусом или мировым судьей. До истечения срока, назначенного для решения дела, стороны не имеют права просить о производстве дела в судебных установлениях; если оно уже ранее там началось, производство его приостанавливается, но принятые судом меры обеспечения иска остаются в своей силе до решения Т. судом дела, если в записи не постановлено иначе. Т. суд постановляет решение по совести; апелляция на него не допускается, можно только просить о признании их ничтожности и недействительности, когда решение последовало по истечении определенного срока, когда было нарушено какое-либо условие третейской записи, и когда вся третейская запись не имеет силы, так как не подписана одним из участвовавших в ее составлении лиц. И в таком виде третейское разбирательство, как свидетельствует об этом отчет госуд. совета за 1887 г. (с. 646, сл.), не получило сколько-нибудь значительного развития: случаи обращения к суду по совести за разрешением действительно возникающих между сторонами споров по имуществу встречались крайне редко: за исключением дел о недвижимых имуществах, число прочих дел, разбиравшихся Т. судом, не превышало 300 в год. По данным систематической ревизии суд. установлений, произведенной в течение 1895 г., оказалось, что к Т. судам предпочтительно прибегают мнимо тяжущиеся стороны, между которыми в действительности никакого спора не существует и которые, под прикрытием Т. разбирательства, желают лишь достигнуть, в обход закона, прикрепления прав на недвижимое имущество. Бывает это главным образом в тех случаях, когда продавец такого имущества не имеет документов, необходимых для совершения купчей крепости у нотариуса. Затем к Т. суду обращаются иногда наследники недвижимого имущества и, под видом решения возникшего между ними спора, избегают довольно сложной и дорогостоящей процедуры раздела имущества. Ревизионными отчетами отмечено несколько случаев обращения мнимо тяжущихся к Т. суду с целью достигнуть прикрепления недвижимого имущества во вред третьим лицам, причем имелась в виду возможная при этой форме суда быстрота решения дела. В общей массе гражданских дел, число споров, передаваемых сторонами на решение Т. суда, представляется незначительным. При ревизии особое внимание было обращено на решаемые Т. судом дела о недвижимой собственности. Самое большое число случаев Т. разбирательства дел этого рода, а именно 292 за последние пред ревизиею 5 лет, отмечено по одному из окружных судов Северо-западного края; в некоторых судах случаев решения Т. судом споров о недвижимости за отчетный период времени вовсе не было ("Журн. Мин. Юст.", 1901, ј 6, стр. 112, 113). Ввиду приведенных данных, комиссия по пересмотру законоположений по судебной части пришла к заключению о необходимости совершенного изъятия дел о недвижимых имуществах из ведения Т. суда, сообразно с чем и составлена 1066 ст. проекта новой редакции уст. гр. суд. В остальном правила Устава граждан. судопроизводства подверглись в проекте лишь незначительным изменениям.

Судебными уставами 20 ноября 1864 г. установлен был еще один вид третейского суда, а именно суд мирового судьи - участкового или почетного. Ст. 30 Уст. гр. суд. гласила, что "мировой судья может принять к своему рассмотрению всякий спор и иск гражданский, если обе тяжущиеся стороны будут просить его о решении их дела по совести. Состоявшиеся вследствие таких просьб решения миров. судей считаются окончательными и апелляции не подлежат". Правило это было отменено в 1887 г. на том основании, что оно могло быть понимаемо в смысле признания мир. судей, по самому характеру их деятельности, органами, наиболее пригодными для исполнения важных обязанностей Т. судьи, а потому и заслуживающими особой рекомендации в качестве посредников. Подобное отношение к мир. судьям делает правительство ответственным, до известной степени, за правильное разрешение рассматриваемых ими в порядке примирительного разбирательства спорных дел. Опыт показал однако, что мировые судьи не всегда относятся с должной тщательностью и надлежащей осмотрительностью к принимаемым ими на себя обязанностям посредников. Кроме того, нередко они бывают вынуждены, вследствие ухищрений тяжущихся и невозможности обнаружить преступную цель, ради которой последние обратились к суду по совести, освящать своим судейским авторитетом действия, направленные к обходу закона и нарушению интересов третьих лиц (отчет по гос. сов. 1887 г., с. 648). Наша литература уделяет весьма мало внимания Т. суду. Кроме газетных статей, посвященных главным образом выяснению злоупотреблений Т. суда по делам о недв. имуществах, имеется единственное специальное исследование А. Вицына: "Т. суд по русскому праву" (1856), относящееся к дореформенному суду. Это исследование легло в основу соображений, приведенных составителями судебных уставов 20 ноября 1864 г. См. Суд. уставы в издании госуд. канцелярии (ч. 1, стр. 648, cл.). Подробный анализ действующих правил о Т. суде см. у Анненкова, "Опыт комментария" (т. VI, стр. 244 cл.).

И. Гессен.

Аналогичным образом поставлен институт Т. суда и в западноевропейских законодательствах. Так, по германскому уставу гражданского судопроизводства, каждая сторона назначает по одному Т. судье, если в Т. записи не имеется иных по этому предмету постановлений. Закон указывает также, какие лица не могут быть избираемы Т. судьями (женщины, малолетние, немые, лишенные гражданских прав) и в каких случаях Т. судья, назначенный одной стороной, может быть отвлечен другой, распространяя на эти случаи общие начала, установленные по отношению к коронным судьям. Т. суд может допрашивать свидетелей, экспертов, поскольку последние изъявляют добровольно готовность к даче показаний; в противном случае допрос должен быть произведен подлежащим правительственным судом и последний не в праве уклониться от этих или иных действий, которые Т. суд признает нужными, но на непосредственное производство коих он не имеет полномочий. Решение Т. суда постановляется по абсолютному большинству голосов, если в Т. записи не имеется особых по этому предмету постановлений; при равенстве голосов, Т. запись теряет силу, если этот случай не предусмотрен в договоре. Т. решение, постановленное с соблюдением требований закона, имеет силу судебного решения, но для приведения его в исполнение требуется постановление правительственного суда. Недостатки и нарушения в производстве Т. суда служат основанием для предъявления в подлежащем суде иска об уничтожении Т. решения. Аналогичные постановления о Т. суде содержит и более новый Устав граждан. судопроизводства - австрийский (1895). Главнейшие отступления его от германского Устава сводятся к следующему. Если состав Т. суда договором не предусмотрен, то каждая сторона избирает по одному Т. судье, а эти последние сами избирают суперарбитра; если для выбора суперарбитра соглашение не могло состояться, то он назначается правительственным судом. Лица, занимающие судейские должности, не могут быть избираемы Т. судьями. Право отвода по отношению к женщинам, малолетним, немым и т. п. лицам законом не установлено. Для приведения Т. решения в исполнение не требуется судебного исполнительного приказа; достаточно, если вступление решения в законную силу и исполнимость его удостоверена Т. судьями. Иск об уничтожении Т. решения допускается в случаях, когда Т. суд превысил свои полномочия, или если Т. решение нарушает обязательные нормы закона. Ср. В. Mayer, "Die Vereinbarung schiedsrichtlicher Rechtsschtreitsentscheidung nach fruеherm und jetzigem gemeinen Recht" (Эрланг., 1888); Lindheim, "Das Schiedsgericht im modernem Zivilprocess" (3 изд., В., 1894).

Третье сословие

(terlius status, tiers etat) - обозначало во Франции, с конца средних веков до 1789 г., всю нацию, за исключением привилегированных, так как официально население Франции делилось в 1789 г. на три сословия: духовенство, дворянство и Т. сословие. Но нельзя считать Т. сословие какой-то однородною массой; таковой оно было лишь по отношению к двум привилегированным сословиям. Уже в средние века было разделение: горожане и крестьяне и права буржуазии было своего рода привилегией. До XI в. особенного различия между горожанином и поселянином не было, оба они находились под властью сеньора. С XI в. начинается освобождение городских общин. Коммунальное движение, взрастившее буржуазию, было первым ударом, который был нанесен политической стороне феодализма. Сущность этого движения, послужившего сигналом и для деревень, заключалась в освобождении городов из-под феодального гнета, появлении городских республик и возникновении в городах общественного класса - горожан, которые выступают, как Т. сословие, наряду с духовными и светскими сеньорами. Хотя с VI по Х в. жители городов уже и начинают группироваться, но в обществе они еще не играли роли: политических прав у них не существовало, и социальное положение их было тяжелое. С конца Х в. по XIII в. всю Западную Европу охватила коммунальная революция - процесс освобождения городов от эксплуатации феодалов. Жители городов организуются в открытые или тайные общества, во главе которых стоят купцы. Города средиземного побережья были поставлены в особо благоприятные условия. Их торговля с Востоком никогда не прекращалась, население южных городских общин раньше других разбогатело и привыкло к самостоятельной практической деятельности. За итальянскими городами поднялись города Рейна. Позднее выступают южные французские города, когда итальянские уже достигли городской автономии, и далее - города северной и средней Франции, Германии и Англии. Наибольшей силы движение достигает в XII в. и первой половине XIII в. Освободительному движению противодействовали духовенство и феодалы.

Короли вначале тоже противодействовали стремлениям городов к независимости, а потом поддерживали города. Людовик VI, хотя и утвердил несколько грамот, но делал это не из принципа, а вследствие случайных соображений: уничтожая ланскую коммуну, он поддерживал амьенскую. Людовик VII понял силу коммун и содействовал их развитию. Филипп-Август открыто поддерживал множество коммун, но заставлял их платить себе за поддержку. Из коммунальных восстаний особенно замечательны восстания Лана, Санса, Камбрэ, но большинство городов приобрело себе привилегии без кровавой борьбы. Движение охватило и деревню, которая в XII и XIII в. нередко пользовались правами коммуны. Города, добившиеся свободы - в большей или меньшей степени - делятся на два класса: коммуны и города буржуазии. Первые - добились и политической независимости, вторые - только гражданских прав, но не приобрели права самоуправления. Договор, заключенный между сеньором и коммуной, носил название коммунальной хартии или грамоты. Грамота определяла отношения коммуны к сеньору в вопросах юрисдикции и налога. В подлиннике дошли лишь очень немногие грамоты. Справедливо называют коммуну "коллективной сеньерией", уподобляя город феоду, так как между коммуной и ее сюзереном были в значительной степени те же отношения, что между сюзеренами и вассалами. Неся феодальные обязательства по отношению к своим господам, коммуны обладали и правами сеньора, могли отдавать поместья в лен, обладали правом войны и мира, наконец, заключали между собой крупные союзы. Коммуна издавала законы, судила, управляла администрацией и финансами, но в большинстве случаев пользование политическими правами принадлежало меньшинству - привилегированному сословию. Видимыми знаками коммуны были: ратуша, каланча, колокол, печать, позорный столб и виселица. Развивая общественный дух, коммуна воспитала в средневековом горожанине гражданина и возвысила буржуазию. Но коммунальное движение не сближало горожан и поселян. Буржуа, освободившись, относятся к деревне свысока, обижаются, если их приравнивают к крестьянам. Так вырастало различие между городским населением и крестьянами. Скоро освободившиеся горожане приобретают себе политическую силу, - в XII в. они уже принимают участие в советах королевских, а потом и в общих собраниях государствен. чинов. Здесь, рядом с феодальными владельцами и прелатами, появился и tertius status. Т. сословие, участвовавшее в генеральных штатах, состояло только из одних горожан, так как генеральные штаты мало интересовались участью крестьян, и впервые крестьяне получили право представительства лишь в 1484 г., во время генеральных штатов в Туре. Но и теперь буржуа остались представителями сельского населения. Через всю историю Франции в средние века яркою нитью проходит упорная борьба между феодальным дворянством и Т. сословием в союзе с королевскою властью. Благодаря глубокой пропасти, образовавшейся между городом и сеньорией, происходили те постоянные столкновения между Т. сословием и привилегированными, которые наполняют собой генеральные штаты (1302-1615 гг.).

В конце XV в., под именем Т. сословие имелись в виду не только жители городов, но и сел; их называли le commun - простонародье, простонародное сословие, люди Т. и простонародного сословия (gens du tiers et commun etat). До середины XIV в. Т. сословие не играет видной роли в штатах. С большой силой сказалось влияние Т. сословия в штатах 1355 и 1356 гг., когда вспыхнула революция в Париже. Т. сословие было возмущено финансовыми мероприятиями короля ("порча" монеты, которая неблагоприятно отражалась на торговых оборотах горожан). Депутаты городских общин, участвуя в генеральных штатах в качестве Т. сословия, составили половину всего числа прибывших депутатов (400 на 800), на их стороне оказалось и нравственное преобладание в собрании. Душой намеченных преобразований оказались депутаты парижской общины с Этьеном Марселем во главе. Вожди Т. сословия сначала одержали верх, но исход революции показал, как велика была рознь сословий: в проведении реформ заинтересовано было только Т. сословие, не встретившее поддержки в дворянстве и свернувшее с легального пути на революционный для осуществления идеи национальной свободы. Во время жакерии Т. сословие было на стороне крестьян. Во всех движениях Т. сословия большую роль играл богатый Париж, центр крупной торговли и умственной жизни. Когда французское правительство переживало в XV в. кризис вследствие неурядиц в сфере государственного управления, Т. сословие, в лице своих просвещенных представителей, принимало участие в выработке программы нововведений. Зажиточные горожане, руководимые адвокатом Жувенелем, перешли на сторону короля во время восстания Кабоша. Солидарность между Т. сословием и королевской властью постепенно дала городскому классу огромную силу. Уже в конце XV в. и в начале XVI Т. сословие не только представляло из себя могучий, дружный (хотя и не всегда) промышленный класс, но оно занимает почти все должности до канцлера хранителя печати включительно. Отсюда же брались всякого рода чиновники в финансовой администрации. Только губернаторство, комендантство, чины в военной и морской службе, придворные должности исключительно давались привилегированным. Церковные и судейские должности давали честолюбивому буржуа одинаковые привилегии с дворянством, а в XVI ст. образовывается много семейств, возведенных в дворянство, благодаря тому, что богатые буржуа покупали не только дворянские поместья, но и общественные должности, а с ними и право получить дворянское звание. Рост городского сословия был противоположен во Франции росту города, так как города постепенно лишились здесь своего самоуправления, перестав быть суверенными коммунами и подпав под административную опеку. Развитие капиталистического производства, характеризующее новое время, дает мощь капиталистической буржуазии, которая во всем опережает землевладельческое дворянство, и все более и более делается необходимой для государства, нуждавшегося в деньгах. Вот почему Т. сословие выходит из средних веков сильным и уверенным в своем значении. Блестящую роль играло Т. сословие на штатах 1560 г., представив широкий наказ. Такой же наказ был представлен им и в 1576 г., где, среди разных других вопросов, делается попытка ограничить вторжение администрации в муниципальную жизнь. И в знаменитом мятеже 1588 г., Т. сословие играло первую роль, выступив в генеральных штатах против королевской власти и гугенотов.

Ко времени царствования Генриха III влияние и значение Т. сословия еще более выделяется, и еще ярче виден антагонизм между привилегированными и Т. сословием, вызванный оскорбительным для третьего сословия приниженным состоянием его представителей. В своих требованиях на генеральных штатах 1614-15 гг. Т. сословие обрисовало картину бедственного состояния народа. Первые два сословия находились в собрании с покрытыми головами, а Т. сословие представлялось королю без шляп, на коленях. Дворяне сами заявили, что разница между ними и Т. сословием та же, что между господами и лакеями. На этом собрании Т. сословие выразило требование созыва генеральных штатов через каждые 10 лет. Штаты, как известно, не собирались до 1789 г., но 1615 г. в истории Т. сословия занимает важное место, так как показывает, с одной стороны, политическое ничтожество Т. сословия в XVII в., а с другой - вскрывает громадное влияние Т. сословия как моральное, так и социальное. В XVIII в. отношения между феодальной аристократией и горожанами сделались вполне определенными. Законы против роскоши в моде уже исчезли, и буржуа в темном платье старинного покроя был таким же барином, как и дворянин. И правительство, и высшие классы теперь в руках Т. сословия. Оно распоряжается богатством, вытеснив дворянство в центральной и местной администрации; оно, по выражению Тэна, "всеобщий кредитор". Бедность и гордость сделались уделом большинства дворян. Т. сословие было "всем": парламентские советники, адвокаты, денежная аристократия, судейское сословие, литераторы и ученые - составляло главную его силу. Но в политическом отношении Т. сословие было "ничто".

XVIII в., выдвинувший таких "буржуа", как Вольтер, Руссо, Дидро и др., есть век торжества буржуазии, которая стала передовым классом нации, интеллигенцией, и требовала, как гражданского равенства, так и политической свободы. В начале XVII в. Франция получала с привилегированных 23 %, а с Т. сословия 77 %, перед революцией духовенство платило государству в виде налогов не более 1/4 своих доходов, дворянство - около 1/6, а Т. сословие - 2/3 своих доходов. Вся масса налогов и повинностей ложилась на Т. сословие, на долю которого приходилось около 1/3 всей земельной собственности, при населении в 25 милл. людей, из которых привилегированных считалось 250 тыс. Но и среди Т. сословия наблюдается неравномерность в распределения повинностей. Некоторые должности создавали привилегию для буржуа чисто личного характера, были и привилегии местные, а богатые буржуа разными путями избавлялись от налогов. Имея главную силу в капитале, буржуазия была привилегированной в сравнении с народной массой. Многие города пользовались большими льготами - жители Гавра, напр., были освобождены от талии и соляного налога. Город не платил подати, свалив эту повинность на деревню, благодаря чему из деревень уходили в город. Привилегированное положение горожан вызывало в XVIII в. частые жалобы крестьян на гордость жителей городов, порождало недоверие к ним со стороны сельского населения. Это недоверие продолжалось до конца XVIII в., так как буржуазия приобретала себе сеньоральные права, и особенно любопытно, что оно сильно проявилось во время выборов 1789 г., когда крестьяне относились недоверчиво к своим собственным депутатам на бальифных собраниях. Выступив, однако, в качестве бойца за "народные" права, буржуазия сыграла очень крупную роль во время Великой французской революции. Франция ей обязана разрушением феодального строя общества. Высказавшись за поголовное голосование в генеральных штатах 1789 г., Т. сословие решительно потребовало уничтожения феодальных прав и аристократических привилегий. 17 июня 1789 г. исчезло старое сословное деление Франции на три чина и официально название Т. сословие тоже исчезло. Но теперь уже ясно стало распадение французского общества на два крупных класса: буржуазию и народ. Социальный антагонизм исчез, так как в политическом и юридическом смысле французская революция уравняла оба класса, но зато возник антагонизм на почве экономической, приведший в XIX в. к классовой борьбе.

Результаты революции особенно выгодными оказались для буржуазии и наиболее обеспеченного крестьянства. Относясь враждебно к якобинизму, буржуазия, после его падения, вступила на путь реакции из страха перед пролетариатом ("четвертым сословием"). Ее мало интересует форма правления, она подчиняется, из желания сохранить свою роль, термидорианцам и Наполеону, который обеспечивал как ее социальное положение, так и невозможность восстановления "старого порядка". В эпоху реставрации, когда наступила католико-феодальная реакция, буржуазия поднялась на защиту либеральных начал; либерализм двадцатых годов XIX в. принял чисто буржуазный характер. Вследствие высокого избирательного ценза (см. Конституция 1814 г.), буржуазия образовала особый общественный класс и приняла ту окраску, которая сохранилась за ней во второй половине XIX в., когда под буржуазией понимают уже не горожанина или плебея только, а всякого гражданина, стремящегося к политическому господству на основании обладаемого им капитала. Благородство происхождения в XIX в. заменяется обладанием собственности. Усилению буржуазии очень способствовала Июльская революция, доставившая господство промышленной буржуазии. Во времена Июльской монархии, этого "царства буржуазии", весьма резко обострились отношения между буржуазией и пролетариатом, выдвинувшим в качестве политической силы социализм. Буржуазия враждебно встретила опасное учение, примкнув к "манчестерской" школе политической экономии. Но и в буржуазии времен июльской монархии зародилась оппозиция против большинства - финансовой аристократии, которую оппозиционная партия мечтала лишить ее привилегированного положения. Республиканская партия предлагала заменить монархию республикой и нашла себе большую поддержку в среде мелкой буржуазии, торговцев, ремесленников и фабричных рабочих. Страх перед социальной революцией делал из буржуазии надежную опору трона Людовика-Филиппа. Начавшееся движение среди буржуазии в пользу расширения избирательного права было первыми симптомами февральской революции, произведенной совместно рабочими и буржуазией. Но победа над Июльской монархией только ярче обнажила страшную противоположность между буржуазией и рабочими (фабричными и ремесленниками), которые теперь организовались против буржуазии. Результатом недовольства пролетариата были июньские дни. С этого времени и возникла во Франции принципиальная рознь между Т. и четвертым сословиями. Классическое сочинение по истории Т. сословия Огюстена Тьерри, "Essai sur la formation et les progres du Tiers Etat" (1850, переведено порусски; М., 1899); Смирнов, "Коммуна средневековой Франции" (Казань, 1873); А. Lucheire, "Les Communes francaises a l epoque des Capetiens directs" (П., 1890); J. Flach, "Les engines Communales". Целый ряд монографий по истории отдельных городов и областей. Е. Bonvalot, "Le Tiers etat, d\'apres la charte de Beaumont et ses filiales" (П., 1884); Desmolins, "Mouvement communal et municipal au moyen age"; Bardonx, "La bourgeoisie francaise"; Perrens, "La democratie en France au moyen age"; Giraud-Teulon, "La royaute et la bourgeoisie"; A. Babeau, "La ville sous l ancien regime".

П. К-ий.

Третьяков Павел Михайлович

(832-98) - известный московский собиратель картин. Вместе с своим братом Сергеем Михайловичем он в течение более четверти века приобретал картины русских художников и таким образом составил самую обширную и замечательную частную картинную галерею в России. В 1892 г. картинная галерея, вместе с зданием, в котором оно помещено была принесена им в дар городу Москве.

Треугольник

- Предположим, что на какой-нибудь поверхности даны три точки А, В и С, не лежащие на одной и той же кратчайшей (геодезической) линии. Соединив эти точки кратчайшими линиями, получим фигуру, называемую треугольником. Точки А, В и С наз. вершинами, а кратчайшие линии АВ, ВС и АС сторонами Т. Если данная поверхность есть плоскость, то получается прямолинейный Т., стороны его - прямые линии. Т. на поверхности шара наз. сферическим, стороны его - дуги больших кругов, получаемые при пересечении поверхности шара плоскостями, проходящими через центр шара и через вершины Т. Изучение свойств Т. относится к геометрии. Та часть этой науки, которая специально рассматривает соотношения между сторонами и углами Т., наз. тригонометрией. Отсылая читателя к любому учебнику геометрии и тригонометрии, мы в этой статьи укажем только на некоторые свойства прямолинейных Т. Если в Т. две стороны равны, то противолежащие им углы тоже равны. Если две стороны Т. неравны, то против большей стороны лежит и больший угол. По свойству сторон, различаются Т.: разносторонние, равнобедренные и равносторонние. В разностороннем Т. все стороны различны между собой; в равнобедренном две стороны равны, а третья отличается от них; в равностороннем - все стороны равны между собой. Всякую сторону Т. можно принять за основание, перпендикуляр, опущенный на эту сторону из противолежащей вершины, наз. высотой Т. Если основание Т. содержит b метров, а высота h метров, то площадь Т. содержит 1/2 bh кв. метров. Если в равнобедренном Т. принять за основание сторону, отличающуюся от двух равных сторон, то высота делит основание и угол при вершине пополам. По свойству углов, различаются Т. прямоугольные, остроугольные и тупоугольные. В прямоугольном Т. один из углов прямой, а два другие угла острые; стороны прямого угла наз. катетами, сторона же Т., противолежащая вершине прямого угла - гипотенузой. В остроугольном Т. все углы острые. В тупоугольном Т. один угол тупой и два другие угла острые. Если два угла Т. равны, то противолежащие им стороны тоже равны. Если два угла Т. неравны, то против большего угла лежит и большая сторона. Т. вполне определен, если даны: 1) три стороны; 2) сторона и два прилежащих угла; 3) две стороны и угол, лежащий между ними, и 4) две стороны и угол, лежащий против большей стороны. Тригонометрия учит, как во всех этих случаях по данным частям Т. вычислить остальные его части.

Д. С.

Треугольник или триангл

- металлический ударный инструмент восточного происхождения с неопределенной звучностью. Состоит из стального прута, согнутого в форме треугольника. По Т., висящему на тесьме, ударяют стальной палочкой. Иногда на Т. надевают небольшие металлические кольца. Характер звука Т. светлый, блестящий, кристаллический, но менее красивый, чем звук колокольчиков. Т. применяется для ритмических фигур, как в военном, так и в симфоническом оркестре. Тремоло производится чередующимися ударами палочки по двум соседним краям инструмента. Звуки Т. нотируются на одной линейке, реже - по пятилинейной системе в ключе соль нотой до между третьей и четвертой линейками. Для Т. пишется одна партия. Применение Т. в пьесе не должно быть продолжительно.

Н. С.

Триасовая система или триас

- Отложениями этой системы начинается второй крупный период в истории земли - так называемая мезозойская эра. Новейшие исследования показали, однако, что Т. система и по стратиграфическим условиям залегания, и по характеру осадков, и по своей флоре и фауне, составляет непосредственное продолжение пермской системы, принадлежащей к палеозойской эре, с одной стороны, а с другой стороны связана переходными ярусами с отложениями следующей во времени юрской системы, носящей уже вполне типичный мезозойский характер. Тем не менее, флора и фауна Т. периода представляют и свои весьма важные особенности, оправдывающие его геологическую самостоятельность. Т. период - это царство лабиринтодонтов, достигших в нем громадного развития и скоро угасших; в нем появляются в значительном количестве настоящие аммониты, первые древнейшие млекопитающие из отряда сумчатых, а также длиннохвостые раки. Растительность Т. периода характеризуется преобладанием хвощей, цикадовых и хвойных, получающих преобладание над господствовавшими ранее древовидными папоротниками и плаунами. Т. отложения впервые подверглись изучению в Средней Германии, где они по занимаемой площади превосходят все другие геологические образования. Там они резко распадаются на три отдела, из которых верхний и нижний выражены песчаниками с редкими остатками земноводных и пресмыкающихся, вообще слагаются по типу континентальных образований, и средний, сложенный известняками, содержащими обильную, но однообразную фауну морских моллюсков. От своего трехчленного состава эта система и получила в Германии наименование триаса, которое распространено и на соответствующие во времени отложения других стран, хотя в последних вышеописанного тройственного состава этих отложений не замечается. Долгое время германские Т. отложения считались нормальными, к которым старались приравнивать все другие, считая последние лишь местными отклонениями от нормального типа. Между тем в Альпах давно уже была известна среди других осадков мощная серия известняково-доломитовых отложений с разнообразной морской фауной моллюсков, среди которых преобладают головоногие и другие обитатели открытого моря, но попадались также некоторые виды животных, известные в германских Т. отложениях. Впоследствии отложения, подобные альпийским, были встречены и в других частях света, а изучение фауны их показало, что они то именно и представляют нормальный тип морских отложений Т. системы, тогда как среднегерманский Т. состоит из осадков, выполнивших небольшие пресноводные бассейны, также солоновато-водные бухты и заливы. Тем не менее и до сих пор, по причинам историческим, в основу подразделения Т. отложений вообще кладут трехчленное деление германского Т.

Германский Т. занимает значительную часть Средней Германии, откуда на запад вдается во Францию, а на восток в Силезию и Русскую Польшу и, как уже сказано, распадается на три отдела: нижний - пестрый песчаник, средний раковинный известняк и верхний - кейпер. Пестрый песчаник представляет толщу в 200-300 м., состоящую из разноцветных песчаников, то сплошь, то пятнами, окрашенных в красный, белый и зеленый цвета и представляющих хороший строительный материал. Изредка встречаются в этом ярусе красные конгломераты и рухляки, а в верхних горизонтах также прослои известняка с залежами гипса. В Брауншвейге и Ганновере на нижней границе пестрого песчаника находятся мощные залежи каменной соли, но в общем эти отложения бедны полезными ископаемыми, а местности, где они выступают на земную поверхность, покрыты мало плодородными почвами. Органические остатки попадаются в пестром песчанике лишь крайне редко: из растений встречены местами остатки хвощей, папоротников и хвойных; из последних наиболее распространен род Voltzia; из животных найдены остатки лабиринтодонтов и отпечатки пятипалых следов хиротерия, а также иногда в изобилии чешуи ганоидных рыб. Только в самых верхних горизонтах этого яруса, в известняковых и гипсовых прослоях, попадаются и остатки двустворчатых моллюсков, из которых особенно характерна Myophoria costata. На пестром песчанике согласно залегает средний отдел немецкого Т. - раковинный известняк, переполненный раковинами моллюсков, принадлежащих, впрочем, немногим видам. Преобладают двустворчатки и брюхоногие моллюски, хотя очень распространены также морские лилии (Encrinus liliiformis), плеченогие и аммониты (Ceratites nodosus). Здесь именно впервые появляются длиннохвостые раки и встречаются прекрасно сохраненные остатки нотозавра и других пресмыкающихся. В средних горизонтах раковинного известняка залегают мощные залежи гипса и ангидрита с пластами каменной соли. Верхний отдел Т. называется в Германии кейпером и состоит из пестрых рухляков и песчаников с остатками наземных растений и позвоночных животных и только изредка, в верхних горизонтах, встречаются в нем прослои с раковинами морских моллюсков. Кейпер подразделяют на три яруса. Нижний - углистый кейпер - состоит из доломитов со скудной морской фауной и глин и песчаников с прослоями каменного угля, остатками наземных растений, скорлупками маленького рачка Esteria minuta и зубами рыбы Ceratodus. Средний или пестрый кейпер слагается преимущественно из рухляков с прослоями гипса и песчаников с остатками наземных растений и многочисленными костями пресмыкающихся и земноводных. Из последних особенным развитием пользуются лабиринтодонты (мастодонзавр), скоро совсем исчезающие. Верхний кейпер или рэтический ярус сложен из песчаников и глин, содержащих характерную двустворчатку Avicula contorta, и тонкой прослойки костяной брекчии, в которой на ряду с остатками рыб было найдено самое древнее млекопитающее из сумчатых хищников. Полное сходство с германскими обнаруживают Т. отложения Вогезов и Русской Польши. В этой последней все три отдела Т. развиты в юго-западной части страны и вокруг Келецкого кряжа. У г. Олькуш из них добываются свинцовые, цинковые и железные руды. В Англии вся толща Т. состоит из красных песчаников рухляков (новый красный песчаник) и совсем не содержит раковинного известняка.

Значительным распространением пользуются Т. отложения континентального типа в Сев. Америке, где они выражены однообразными красными песчаниками - отложениями береговых и внутренних озер, переслаивающимися с продуктами вулканических извержений, которых совсем не находим в Т. Германии. Кроме пластов угля и отпечатков растений, сходных с европейскими, здесь найдены остатки сумчатых млекопитающих, а на плитах песчаника Коннектикута сохранились многочисленные отпечатки трехпалых, реже четырех и пятипалых следов, приписывавшихся ранее птицам (откуда происходит и название их орнитихниты), но, как доказано теперь, несомненно принадлежащих пресмыкающимся динозаврам. Наконец, того же континентального типа Т. отложения Индии (Панчетскиe слои Гондваны) и Южной Африки (Бофортские слои Кароо). В тех и других изобилуют остатки лабиринтодонтов, динозавров и тероморфных пресмыкающихся. Нормальный тип Т. отложений осадки открытого моря - наилучше изучены в Вост. Альпах, где они состоят по преимуществу из известняков и доломитов и содержат в преобладающем количестве разнообразные формы аммонитов, которых насчитывают здесь до 1000 видов, двустворчатых моллюсков, из которых особенно характерны роды: Halobia, Daonella и Pseudomonotis и кораллов. Во многих местностях Альп вся толща Т. отложений выражена однообразными неслоистыми рифовыми известняками и доломитами, почти не содержащими окаменелостей. Подразделение этой толщи возможно лишь благодаря присутствию в ней трех горизонтов сланцев, очень постоянных и содержащих богатую фауну. В основании известняково-доломитовой толщи залегает так называемый верфенский сланец, кровлю ее составляют кёссенские слои сланцев и наконец третий горизонт сланцев - райбльские или слои с Cardita - менее постоянный, проходит в средней части массивной известняково-доломитовой толщи и делит ее на два отдела. Таким образом получаются 5 отделов или ярусов альпийского Т., которые носят (по Мойссисовичу) названия: 1) нижний, верфенские слои или пестрый песчаник; 2) рекоаро и норический ярус; 3) карнийский ярус (райбльские слои); 4) ювавский ярус и 5) рэтический ярус (кёссенские слои). Подразделение, однако, сильно затруднено различием петрографического состава пород в отдельных местностях и непостоянством весьма важного для подразделения альпийского Т. среднего яруса сланцев (слои с Cardita). Т. отложения альпийского типа с аммонитами открыты в настоящее время на многих весьма отдаленных пунктах земной поверхности, но нигде изучение их не произведено с достаточной полнотой кроме Альп. На запад от Альп они встречены на Пиренейском полуострове, на восток отдельные горизонты их обнажаются в Далмации, Боснии, Венгрии, на Карпатах и на Балканах; отсюда они проходят в Малую Азию, Персию, Памир, Гималаи и Соляной кряж Индии. Другая арктическая область развития Т. обнаружена на Шпицбергене, на северных и северо-восточных окраинах Азии (Оленек, Верхоянск, Владивосток, берега Охотского моря и др.). В Америке Т. отложения альпийского типа тянутся полосой по Тихоокеанскому побережью от Перу до Аляски; известны они наконец в Новой Зеландии, Новой Каледонии, Японии и на о-ве Тиморе. Отдельный островок Т. отложений альпийского типа уцелел от размывания и у нас в Европейской России, в Калмыцкой степи, где отложения, соответствующие верфенским сланцам Альп, слагают гору Богдо, отдельно возвышающуюся в виде острова среди степи, но большая часть Европейской России в этот период представляла, по-видимому, сушу и кроме горы Богдо других несомненных отложений триасового возраста по настоящее время на ее пространстве не обнаружено.

Б. Полинов.

Триест

(словинск. Terst, итал. Trieste, нем. Triest, лат. Tergestum) - имперский (Reichsunmittelbare) город в Австрийско-Иллирском приморье, самый важный австрийский торговый порт и одна из самых значительных гаваней Средиземного моря, лежит под 45º38\' с. ш. и 13º46\' в. д. от Гринвича, расположен террасообразно у подошвы Карста на северо-восточном конце Адриатического моря, у Триестского залива, занимая с предместьями и пригородами площадь 94,59 кв. км. и образуя отдельную самостоятельную австрийскую коронную землю. Климат мягкий, средняя температура 14,1º; годовое количество дождей 1124 мм.; в зимнюю половину дует бора. Город, с материковой стороны окруженный вечно зеленеющей на ближайших холмах растительностью, раскинулся амфитеатром на склонах Карста и распадается на Старый город, который от увенчанной старинной крепостью (1508-1650) Замковой горы тянется на З до самой гавани; на Новый город, или Терезиенштадт к С, отделенный от Старого города улицей Via del Corso, и на Иозефштадт, примыкающий к Старому городу с юго-зап. стороны; далее за ним лежит Chiarbola inferiore, а к Ю - San Giacomo. Вокруг этих частей города расположено несколько предместий, Chiarbola superiore на ЮВ, Rozzol и Chiadino на В, Guardiella, Scorcola и Rojano на С и др. В Старом городе по большей части узкие и кривые улицы, в особенности в прежнем еврейском квартале. Новый город представляет самую красивую часть города со своими широкими, прямыми улицами, которые, пересекаясь под прямым углом, делят всю его площадь на правильные четырехугольники, с широкими площадями, с массой великолепных зданий. К этой же части Т. идет большой канал Torrento длиною в 333 м. и шириной в 16 м.; через канал перекинуты 2 разводных моста. Из площадей следует назвать лежащую около самого моря Большую площадь (Piazza grande), с мраморной статуей имп. Карла VI, с устроенным в 1751 г. фонтаном Марии-Терезии и в новейшее время разбитым "Общественным садом" (Giardino publico); Биржевая площадь (Piazza della Borsa) со статуей имп. Леопольда I (1660), Вокзальная площадь (Piazza della Statione), с прекрасным новым сквером и с памятником 500 лет австрийского господства в Т., Иосифова площадь (Piazza Giuseppina), с бронзовою статуей эрцгерцога австрийского, имп. Мексики Максимилиана, который в Т. был контр-адмиралом.

Главные улицы: Via del Corso, отделяющая Старый город от Нового, V. del Torrente, Via Stadion, Via del Acquedotto, с красивой аллеей, любимое место прогулок, Via Giulia, ведущая к Boschetto, излюбленному месту развлечений жителей Т. Самая замечательная из церквей - кафедральный собор San Giusto, на месте римского храма (еще видны части нижней постройки и колонны); богато украшенная внутри греческая церковь San Nicolo; новая сербская церковь, евангелическая церковь, церковь мехитаристов, англиканская капелла; две синагоги. Величественная ратуша, построенная в 1874 г.; Tergesteum - пересекаемая 4 перекрестками стеклянная галерея, вместе с прилегающими залами служащая биржей (1840 г.); старая биржа в дорическом стиле (1802); здание австро-венгерского ллойда, здание морской академии с Фердинандо-Максимилиановским музеем, блестящий дворец барона Револьтелла, принесенный в дар теперь городу, новое здание общественного здравия, Teatro Fenice, Teatro Politeama Rosetti. Остатки древнеримского амфитеатра, римский водопровод и римские городские ворота (Агcо di Riccardo). Т. служит резиденцией наместника Австрийско-Иллирского приморья, высшего областного суда, финансового управления для Т., Горицы и Градиски и Истрии, центрального морского управления, римско-католического епископа, областного, коммерческого и морского суда, торговой и ремесленной камеры, многих консульств и т. д. В Т. императорско-королевская академия (коммерческое, мореходное и судостроительное отделения) с собственной обсерваторией, 1 итальянская и 1 немецкая гимназии, 1 итальянское и 1 нем. реальные училища, кадетский корпус, евангелическое и еврейское главные училища, девичье училище бенедиктинок, акушерское училище, ремесленное училище, 4 мещанских и 24 народных училища. Городской археологический музей, Museo Lapidario, с остатками римских древностей и мраморным памятником убитому в 1768 г. Винкельману (1832), городской музей образовательных искусств во дворце Revoltella, городской естественноисторический музей; Aquarium с зоологической станцией в Sant Andrea; публичная библиотека с 65 000 томов; Societa della Minerva (для литературных занятий), общество садоводства и земледелия, Societa medica, Societa adriatica di scienze naturali и т. д. В Т. выходят 34 повременных издания, из которых 29 на итальянском яз., 2 на словинском, 2 на немецком и 1 на греческом яз. Промышленность в Т. очень развита. Всего важнее заводы и верфи австро-венгерского Ллойда (1900 рабочих) и кораблестроительные верфи Stabilimento tecnico Triestino (795 рабочих); 2 машиностроительных завода, большой керосиновый завод (для очистки русского керосина), значительные мыловарные и др. заводы. Еще в 1758 г. в Т. было лишь 6424 жит., в 1890 г. в нем было 157466 жителей (100039 итальянцев, 27725 словинцев, 7107 немцев). Трудно определить более или менее точно число коренного славянского (словинского) населения, но цифру 27725 чел. следует считать ниже действительности. Громадное большинство населения католики. Православного вероисповедания 1369 чел., евангелического 1302 и иудейского 4708 чел. Своим процветанием Т. обязан морской торговле, которая в XVIII в. стала расширяться, после того как имп. Карл VI в 1719 г. объявил его порто-франко.

Значение Т. как торгового морского порта, основано на его чрезвычайно благоприятном географическом местоположении на сев. конце глубоко врезавшегося в материк Адриатического моря, к чему присоединяется еще и то, что его гавань более доступна для больших морских судов, чем гавань Венеции. Но есть и неблагоприятные для этой торговли обстоятельства: таковы, напр., недостаточное количество жел.-дорожных путей, связывающих гавань с внутренними странами монархии, высокие жел.-дорожные тарифы, малая экспортивная способность естественных продуктов внутренней страны, а также конкуренция Фиуме, поддерживаемого жел.-дорожной и мореходной политикой венгерского правительства, конкуренция северно-германских гаваней и др. Ко всему этому присоединилось еще снятие 1 июля 1891 г. дарованной в 1719 г. привилегии, ограничившие область порто-франко пределами самой гавани. Благодаря этим неблагоприятным обстоятельствам, возрастание торговых оборотов и движение судов в гавани Т. стало за последние десятилетия сильно замедляться и даже приостанавливаться. Впрочем, в последнее время приняты меры к поднятию и оживлению торговли Т.: устроена новая гавань, построено множество складочных амбаров, пакгаузов и депо, введены дифференциальные тарифы (умеренные тарифы для отдельных привозимых морем товаров), субсидирование новых пароходных рейсов Ллойда (в особенности в Южную Америку) и т. д. Торговля и судоходство в Т. за 1895 г.: ввезено морем на 184,98, сухим путем на 159,19 милл. гульд.; вывезено морем на 150,57, сухим путем на 153,77 милл. гульд. Морским путем под австрийским флагом было ввезено товаров в 1895 г. на сумму 122,79 милл. гульд., вывезено - 123,34; под чужими флагами: ввоз 63,19 милл. гульд., вывоз 27,23 милл. гульд. Главными предметами ввоза и вывоза являются: пряжа и ткани, кофе, хлопчатая бумага, табак, фрукты, сахар, дерево, кожи и шкуры, вино, индиго, платье и моды, рис, спиртные напитки. В 1896 г. в гавань Т. вошли 8728 судов вместимостью в 1780888 тонн и вышли 8773 судна в 1785707 тонн, главным образом австро-венгерских, английских и итальянских. В настоящее время Т. обладает 2 гаванями, старой и новой. Старая или южная гавань представляет собой собственно открытый рейд с несколькими каменными дамбами, из которых, самая большая, Molo San Carlo, построена еще в 1751 г. В 1867-68 гг. начато было устройство превосходной новой гавани обществом Южной жел. дороги (20000000 флор.). В новейшее время к югу от Т. заведена отдельная гавань для судов с лесным товаром (Sant-Andrea), а также гавань для судов с керосином (Santa Sabba). В Т. существует много обществ и учреждений, основанных с целью содействия промышленности и торговле. Первое место среди этих учреждений занимает субсидируемый правительством австрийский Ллойд, основанный в 1836 г. Здесь устроены 2 кораблестроительные верфи, сухой док, машиностроительный завод и много различных мастерских. Т. пользуется самоуправлением. Его городской голова носит титул Podesta и является в тоже время президентом местного ландтага; а городской совет, состоящий из 54 членов, исполняет функции местного ландтага. Окрестности Т. изобилуют живописными деревнями и красивыми дачными местами и виллами. Высоко над городом, в 4 км. от него, на почтовой дороге в Любляну (354 м. над морем), словинская дер. Опчина (Opcina, 1602 жит.), с наблюдательным пунктом и с величественным видом на город и море; Сервола (2629 жит.) на берегу бухты между Т. и Муджией, со знаменитым устричным заводом; Prosecco (1168 жит.) - известное еще в древности своим вином; Липица (Lipizza), с императорско-королевским заводом. Над Боскето, на высоте 230 м., на длинном горном хребте (Cacciatore) лежит красивая Villa Ferdinandea с прекрасным видом на окрестности, окруженная прекрасным парком, за нею другая - Villa Revoltella. На сев. морском берегу лежит прибрежное местечко Баркола, с морскими купальнями, и знаменитый замок Miramare.

Т., называвшийся первоначально Artemidorus, затем Tergeste, разделял в древности политическую судьбу Истрии, к которой он был присоединен в 178-177 г. до Р. Хр.; в 130 г. до Р. Хр. вместе с Истрией превращен в римскую колонию с военными поселенцами, для которых были устроены водопровод и амфитеатр. После падения Римской империи Т. переходит из одних рук в другие, подчиняясь византийцам, готам, лангобардам и франкам. В средние века Т. был епископским городом со значительной территорией (составляющей отдельную римскую regio). Итальянский король Лотар II в 948 г. отдает г. Т. с областью триестскому епископу Иоанну III и его преемникам на 300 лет со светскою властью. Император Генрих IV подчиняет епископство триестское патриарху аквилейскому. Tpиестскиe епископы от Гебгарда (1209-1214) до Рудольфа (умер 1304) чеканили собственную монету; епископ Антон де Негри (1350-1370) принял титул "графа Триестского", продержавшийся до епископа Инзагия (1775-1791). В 1190 г. каноники Т. присвоили себе право избирать епископов из своей среды; в начавшейся борьбе с патриархом аквилейским триестцы обратились к папе, который дал свое согласие на такое избрание. В XIII ст. городской общине (коммуне) удалось частью ограничить верховные права своих епископов, частью совсем взять их в свои руки. Но в борьбе за свою независимость Т. приходилось не раз становиться в очень рискованное положение к патриархам аквилейским как "маркграфам Истрии" и графам Горицким (Горица-Goriz). Поэтому после войны с венецианцами 1379-1381 г. триестцы в 1382 г. добровольно отдались под защиту эрцгерцога австрийского Леопольда Благочестивого. С этих пор до настоящего времени Т. остается под властью Австрии, за исключением небольшого промежутка 1797-1805 гг., когда им владели французы, и 1809-1813 г., когда он составлял часть Иллирской провинции Франции. После французского периода Т. мало-помалу делается счастливым соперником Венеции, над которою вскоре даже одерживает верх и становится хозяином на Адриатическом море. В 1818 г., именуемый уже citta fedelissima, вместе со всей областью (населения всего 15 530 чел.) был объявлен входящим в состав германского союза. Во время итальянской и венгерской революций Т. неизменно остается на стороне Габсбургского дома. С мая по август 1848 г. Триестскую гавань блокировал неаполитанско-сардинский флот. 2 октября 1849 г. императорским декретом Т. возводится в степень "имперского города" (Reichsunmittelbare Stadt). По декабрьской конституции 1867 г. Т. со своею областью образует собственную отдельную коронную землю, имеет свой ландтаг и посылает в палату депутатов 4 представителей, из которых один избирается от торгово-ремесленной камеры. В июле 1891 г. порто-франко Т. закрыто и город включен в таможенную область Австро-Венгрии.

Литература. Mainati, "Croniche ossia memorie stor.-sacro-profane di Trieste" (Венеция, 1817-1818, 7 т.); Loewenthal, "Geschichte der Stadt Triest" (Триест, 1857); Scussa, "Storia cronografica di Trieste" (там же, 1864, нов. изд. 188586); P. Ireno della Сгосе, "Storia di Trieste" (там же, 1879); Neumann-Spallart, "Oesterreichs maritime Entwickelung und die Hebung von Triest" (Штутгарт, 1882); S. Rutar, "Samosvoje mesto Trst in mejna grofija Istra" (Любляна, 1896 - 1897, I-II snop.); "Nouva guida di Trieste" (Tpiест, 1891); Hartlebens, "Fuehrer durch Triest und Umgebuug" (З изд., Вена, 1892); "Illustrirter Fuehrer durch Triest und Umgebungen" (там же, 1892); ежегодные публикации триестской биржевой депутации: "Navigazione di Trieste" и "Commercio di Trieste"; "Die oesterreichisch-ungarische Monarchie" (т. X, Вена, 1891).

Ир. П.

Тризна

- славянское название для некоторых моментов в погребальном обряде. Какие именно моменты подразумеваются под словом Т., об этом существует разногласие между историками. А. А. Котляревский, специально изучивший вопрос о погребальном обряде у славян, того мнения, что Т. являлась специально военным обрядом прощания с покойником, в виде ристания, борьбы и всяких других военных упражнений по соседству с местом погребения. По Соловьеву, "под Т. разумелись, как видно, вообще поминки и потом преимущественно борьба в честь умершего; с поминками соединялись веселый пьяный пир, также резание, царапание лица". Шафарик, а за ним и Забелин находят, что Т. и гунно-славянская страва - одно и то же, подразумевая таким образом под Т. погребальное пиршество с сопутствующими ему обрядами, песнями, играми, плясками и т. д. Корень слова не совсем ясен. В древних памятниках церковнославянского яз. Т. употребляется в смысле: битва, состязательное поприще, тризновати сражаться, тризньник - сражающийся, борец, в рукописных беседах Иоанна Лествичника оно значит: подвиг, в новгородском словаре XV в. Т. переведено страдальство, подвиг. По-чешски тризнити - бить, тризновати бить, но и насмехаться (наше: трунить); в глоссах к галленскому словарю Т. - синоним похорон и жертвоприношений умершим; по-словацки тризнитися - веселиться, тризнити - вести речь, 6еседу. В древне-литовском triesti - ристать, triesina - скачка, ристание. В настоящее время слово Т. обыкновенно употребляется в смысле погребальные поминки, у белорусов тризниться - значить грезиться. Из сравнения всех этих различных значений можно заключить, что, хотя термин Т. первоначально, быть может, означал только обычай устраивать военные игры на похоронах вождя, но впоследствии стал синонимом погребальных поминок вообще, в частности погребальных пиршеств. Наши летописи уже употребляют этот термин в последнем смысле, совершенно не упоминая о ристалищах, борьбе и т. п. В рассказе летописца о мести Ольги (единственное место, где упоминается про Т.) читаем: "Повеле Ольга Т. творити. Посем седаша деревляне пити", из чего можно заключить, что существенный элемент Т. состоял в пиршествовании. Вполне определенное историческое упоминание о военных играх, как погребальном обряде, мы встречаем только у Иорнанда, в его классическом описании похорон Аттилы ("лучшие всадники вокруг холма ристали" и т. д.), но это может иметь только весьма отдаленное отношение к славянам. Относительно последних мы встречаем только упоминания про обыкновенные игры, практиковавшиеся на похоронах и во время поминок. Так, о чехах Козьма Пражский сообщает про "jocos profanos quos super mortuos exercebant". Игры эти состояли в попойках, переряживаниях и пляске. О русских славянах читаем в Стоглаве: "в троицкую субботу по селам и погостам сходятся и плачутся по гробам и егда начнут играми скоморохи, гудцы и прегудницы, они же от плача преставше, начнуть скакати и плясати и в долони бити и песни сотонинские пети".

Хотя в наших памятниках прямо и не упоминается про воинские состязания и игры, тем не менее они могли, как у гуннов, составлять часть похоронных празднеств. Эти последние имели одну только цель: доставить покойнику как можно больше развлечений, удовольствий и проявлений симпатии и преданности. По Ибн-Фоцлану (X в.), целая треть имущества покойника обязательно тратилась на покупку крепких напитков. На Т. Игоря Ольга велит готовить побольше меду. Еще и теперь выпивка - непременный спутник поминок. Но покойники при жизни любили также развлекаться и военными играми, ристанием, борьбой и т. п. физическими упражнениями, точно так же как плясками, песнями, переряжениями и т. п.; поэтому все такие развлечения и являлись спутниками прощальных и поминальных церемоний. Покойник, которого усаживали с чарой вина, по-прежнему с удовольствием следил за обычными зрелищами игр, которые тешили его при жизни. Выделить, следовательно, Т. в отдельный военный обряд прощания из общего ритуального празднества нет никакого основания. Вообще же ритуал этот представлял совершенно естественное соединение веселого пиршества для развлечения покойника с самыми эксцентричными проявлениями горя. "Кожи кроения, лица драния", плачи, вопли, кровавые жертвоприношения чередовались с самым бурным разгулом, пьянством, песнями, веселыми беседами, играми, скоморошничеством.

Подобные обычаи не были свойственны одним только славянам; мы встречаем их одинаково у многих исторических народов, как и у современных племен первобытных. Характерный образчик дает Геродот в описании похорон у скифов, живших на юге России. Когда скифский царь умирал, тело умершего, обмазав воском, наполнив благовонными травами, укладывали на колесницу и возили по степи поочередно ко всем подвластным народам. Встречая кортеж, резали себе уши, остригали волосы, прокалывали правые руки стрелами, но вместе с тем устраивали пиршества, пили, пели, плясали. Наконец, в сопровождении огромной разноплеменной толпы кортеж вступал в страну Геры, где в громадной могиле, разделенной на отдельные камеры, хоронили вместе с покойным его жену и всех его приближенных. Через год устраивались поминки, на которых убивались еще 50 приближенных. У простых скифов покойника возили в течение 40 дней из дома в дом к родственникам, которые по этому случаю устраивали богатые пиры для гостей и покойника. То же видим в описании похорон Аттилы, где разгул веселья, песен, пьянства, военных игр чередовался с жалобными песнями, истерическими припадками горя, избиением приближенных и т. д. Специально игры военные играли, таким образом, незначительную роль. Существенную часть составляли пир (угощение покойника) и убийство жен и приближенных; это мы ясно видим и в единственном и древнейшем описании славянских (норманских?) похорон (X в.) Ибн-Фоцлана, где, не считая обряжения покойника и снабжения его всякими запасами в дорогу, все обряды сосредоточены вокруг убиения молодой рабыни, изъявившей желание последовать за своим господином, и угощения покойника медом. - Постепенно, когда кровавые приношения покойнику вышли из употребления, от ритуала Т. остались одни обычаи пиршествования, песен, плачей, игр и т. п. Как на пример игр, близко подходящих к военным у совершенно мирных первобытных народов, можно указать на гиляков, у которых в дни медвежьего праздника, устраиваемого в виде поминок по умершем, происходят беги на собаках, фехтование, борьба и всякие другие игры, точно так же во время летних и весенних поминок по утопленникам и задранным медведями. Ср. А. Котляревский, "О погребальных обычаях у языческих славян" (М., 1868); Забелин, "Очерки русской народной жизни"; Соловьев, "История России" (т. 1); ст. Микуцкого о Т. ("Известия II отд. академии наук", л. 7).

Л. Ш.

Трико

- шерстяная ткань из тонкой кардной пряжи саржевого или фасонного (несложно узорчатого) переплетения, ясно видимого на ее поверхности, чем она и отличается от сукна. На основу идет тонкая шерстяная пряжа (часто крученая в 2 нитки), уток простой, более грубый. Иногда часть узора исполняется шелковыми нитями. В более дешевых сортах основа хлопчатобумажная. Валяется гораздо слабее, чем сукно, ворсуется также слегка, в почти сухом состоянии. Стрижется очень гладко, затем прессуется. Вся отделка Т. направлена к тому, чтобы придать ему сходство с тканями из гребенной шерсти. Некоторые сорта Т. изготовляются также и из камвольной (гребенкой) пряжи. Гладкое тонкое Т. в настоящее время во многих случаях заменяет сукно, напр. в черном мужском платье, сюртуках военных и т. п. Пестрое более плотное Т. идет главным образом на мужские брюки.

С. Ганешин.

Трилобиты

- отдел ракообразных, имеющий большое значение для фауны древнейших (палеозойских) образований земного шара. Положение Т. в системе обуславливается родственным их отношением к различным группам современных ракообразных. Из нынешних групп наблюдается некоторое кажущееся сродство с Т. у Xiphtosura, Isopoda и Phyllopoda, к которым в различное время и причисляли Т. До недавнего времени от Т. была известна только одна скорлупа или панцирь спинной стороны тела. Только в самое последнее время в Америке были открыты на брюшной стороне конечности (ноги) и щупальцы. Панцирь спинной стороны, служащий и ныне главным образом для описания и подразделения Т., состоит из трех частей: 1) головной щит с двумя большей частью хорошо развитыми глазами; 2) туловище (thorax), состоящее из различного числа подвижно соединенных между собой сегментов; и 3) хвостовой щит (pygidium), отличающийся от туловища тем, что составляющие его сегменты соединены между собой неподвижно. Кроме того, двумя продольными, почти параллельными спинными бороздками скорлупа подразделяется на три лопасти: среднную и 2 боковые. От этого подразделения и происходит название Т. (трехлопастых). Многие Т. обладали способностью свертывать свое тело таким образом, что все нежные органы нижней поверхности облекались твердой скорлупой. Головной щит обыкновенно по своему очертанию приближается к полукругу. Средняя более или менее выдающаяся лопасть головного щита называется глабелью (Glabella), боковые - щеками; задние углы щек нередко вытянуты в более или менее длинные щечные остроконечия. Головной щит редко состоит из одной неразрывной части, обыкновенно же разделяется с помощью особых линий или так наз. швов на несколько отдельных частей, по которым после смерти и при процессах окаменения нередко происходило распадение головного щита. К этим отдельным частям принадлежит и особая пластинка на завороченной части щита, так называемая гипостома (hypostoma) б служившая, вероятно, прикрытием живота. Туловище распадается на среднюю или осевую часть (rhachis) и боковые части (pleurae), тогда как на хвостовом щите как на продолжение 3 соответствующих частей туловища отличают осевую лопасть и боковые лопасти. Осевые части туловища и хвостового щита в окаменелом состоянии открыты снизу, так как они были прикрыты при жизни тонкой кожицей, но у боковых частей сохранился твердый заворот, отличающийся обыкновенно особыми украшающими его линиями. Придатки брюшной стороны, открытые в последнее время, состоят: 1) из четырех пар конечностей над головным щитом по бокам ротового отверстия, состоящих из 6-7 члеников и служивших частью в качестве жевательных органов. Конечные члены задней пары имели вид плавательных лопастей; 2) из парных двуветвистых конечностей, находящихся как под туловищными, так и под хвостовыми сегментами, состоящих из некоторого числа члеников, оканчивающихся коготками. Над наружной ветвью находились еще особые двуветвистые и спирально свернутые придатки, рассматриваемые как жабры. По последним исследования Бичера, впереди ротового отверстия находится еще пара длинных, тонких членистых антенн, которые открыты пока только у очень немногих Т. (Triarthrus). В начале этой статьи было сказано об отношениях Т. к различным группам ракообразных. Новейшие исследования показали, что эти родственные отношения весьма ограничены и что Т. должны составить совершенно самостоятельны отдел ракообразных. Число Т. весьма велико. Еще Барранд насчитал их свыше 1700 видов, из которых 252 относятся к кембрийскому периоду, 866 к нижнесилурийскому, 482 к верхнесилурийскому, 105 к девонскому и только 15 к каменноугольному периоду; в пермский период переходит только 1 вид. Распределение по отдельным группам доставило много работы палеонтологам. Оказалось, что нельзя держаться при этом одного какого-либо признака, но надо взять все признаки совокупно. Древнейшая группа Olenidae преобладает в кембрийском периоде, она отличается большим числом сегментов в туловище, преобладанием величины головы над хвостовым щитом (у других Т. они обыкновенно равняются по величине), малым развитием глаз и лицевого шва, при том способность свертывания еще мало у них развито. В нижнесилурийской системе замечательна особенно группа азафидов (Asaphidae). У них постоянное число сегментов туловища 8, сложные хорошо развитые глаза, поверхность всегда гладкая; семейство Phacopidae развито от нижнесилурийской до девонской системы. У них постоянное число сегментов 13 и глаза носят своеобразный характер. В верхнесилурийской системе развиты группы Proetidae, Broneidae, Calymenidae, которые переходят в девонскую систему; в каменноугольной системе встречаются только представители Proet\'идов. Что касается литературы о Т., то можно считать основной работой большую монографию о богемских Т. Барранда ("Systeme silurien du centre de la Boheme", т. I, 1852, и Supplement, 1874), в которой имеются в виду и Т. всех других стран. Кроме того, нужно указать след. монографии: Angelin, "Palaeontologia scandinavica" (Лунд, 1852-54); Salter, "Monograph of British Trilobites" ("Palaeontographical society" (1867 - 1884); F. Schmidt, "Revision der ostbaltischen silnrischen Trilobiten" (СПб., 1881-98) и др. Изложение новейших открытий по организации Т. встречается преимущественно в работах американских: Walcott, "The Trilobite new and old evidence relating to its organisation" (1881); "Proceedings Biolog. Soc. Washington" (1894); Beecher; "American Journ. Scienc. Arts" (1893); Jackel, "Ueber die organisation der Trilobiten" ("Zeitschir. d. Deut. Geol. Ges." 1901) и др.

Ф. Шмидт.

Tpиo

- Вокальное Т. пишется преимущественно в малых формах в коленном складе. Инструментальное Т. (Sonata a tre) имеет более обширный объем и состоит из нескольких частей: первая часть в сонатной форме, вторая и третья части - в более легких формах, последняя - в сонатной или в одной из больших форм рондо. Средняя часть в скерцо или менуэте, а также в танцах и маршах также называется Т. и пишется в коленной форме.

Н. С.

Трипитака

(санскр. Tripitaka=три корзины, палийск. Типитака) название собрания канонических книг у буддистов Индии, а впоследствии и других стран. Оно делится на три отдела (санскр. pitakam=корзина), отличающиеся друг от друга по содержанию и по названию. Первый отдел, Виная-питакам, заключает в себе учение о буддийской иерархии и дисциплине буддийского духовенства; второй содержит в себе Сутры или беседы Будды с его учениками и его изречения и проповеди, излагающие главные основания его учения; третий, Абхидхарма - метафизику буддизма. Деление это не вполне выдержано и основывается скорее на предании, чем на каких-либо логических основаниях. Т. сохранилась в двух оригинальных редакциях, ни одна из которых, однако, не представляет первичного языка буддийской церкви - пракритского диалекта Магадхи. Одна из них писана на языке пали и употребительна у южных буддистов; другая, на санскрите, была найдена лет 70 тому назад в Непале известным английским ученым Ходжсоном. Сравнительное изучение обеих редакций еще не закончено, и вопрос о их сравнительной древности и важности остается пока открытым. В общем, однако, едва ли можно сомневаться, что следует предпочесть палийскую редакцию, которая была закреплена еще в V в. комментариями Буддхагхоши и, по-видимому, лучше сохранила различие между оригинальными древними религиозными писаниями и сравнительно недавними продуктами религиозно-литературного творчества. Зато в отношении народной словесности и фольклора преимущество должно быть отдано гатхам северных сутр. Обе редакции переведены на разные другие языки; смотря по употреблению той или другой, различаются две буддийские церкви северная и южная. Текст палийской редакции употребляется у южных буддистов на Цейлоне, в Бирме, Пегу и Сиаме; Непал, Тибет, Китай, Япония, Аннам, Камбоджа, Ява и Суматра употребляют текст санскритской редакции и принадлежат, таким образом, к северному буддизму. Литература: 1) палийская редакция: Spence Hardy, "Eastern Monachism" (Л., 1860, стр. 166 сл.); Childers, "Dictionary of the pali language" (Л., 1876, стр. 506); Rhys Davids, "Buddhism etc." (стр. 18 и cл.). 2) Непальская редакция: статьи Hodgson\'a в XVI т. "Asiatic Researches", II т. "Transactions of the Royal Asiat. Society", и V и VI т. "Journal of the Asiatic Society of Bengal" (перепечатаны в его "Essays on the languages, literature and religion of Nepal and Tibet", Л., 1874) и особенно у Burnouf, "Introduction a l\'Histoire du Bouddhisme Indien" (П., 1844). см. также Cowell and Eggeling, "Catalogue of Buddhist Sanscrit Manuscripts in the Possession of the Royal Asiat. Society (Hodgson Collection) " в "Journal of the Royal Asiat. Society", new series, VIII. Для тибетской редакции Т. см. статьи Csoma Koeroes в "Journ. of the Asiat. Society of Bengal", т. 1, и в "Asiatic Researches", т. XX; о китайских текстах - S. Beal, "The Buddhist Tripitaka as it is known in China and Japan" (1876) и его же, "Buddhism in China" (Л., 1884); Bunyire Nanjio, "Catalogue of the Chinese translation of the Buddhist Tripitaka" (Оксфорд, 1883). Индийскую и китайскую редакцию имеет в виду J. Tsing, "Record of the buddhist religion as practised in India and the malay archipelago" (Оксфорд, 1897). Тибетскую и китайскую редакцию рассматривает В. П. Васильев в своем исследовании "Буддизм" (СПб., 1857). Издания полной Т. не существует. Более всего посчастливилось первому отделу "Виная", который образцово издан известным (на яз. пали) Ольденбергом: "The Vinaya Pitakam" (Л., 1879-83; английский перевод, Оксфорд, 1881-85 = томы 13, 17, 20 коллекции "Sacred Books of the East"). Отрывки из разных частей Т. см. у Neumann\'a, "Buddhislische Anthologie" (Лейден, 1892). О разных других вопросах относительно Т. см. Burnouf, цитир. мемуар Р. Морриса и Макса Мюллера, читанный в лонд. академии 21 и 28 авг. 1880 г.; Сенара, "Notes sur quelques Termes Buddhiques" ("Journal Asiatique", 1876, т. VIII, стр. 477 cл.) и "Essai sur la Legende du Buddha" (там же, 1874, т. III, стр. 363, 409 сл.); Керна, "Over de Jaartelling der Zuidelijke Buddhisten" (1873); его же, "Manual of indian buddhism" в Бюлеровском "Grundriss der indo-arischen Philologie" (т. III, вып. 8, Страсбург, 1896, стр. 1-8).

С. Б-ч.

Триполи

(Tripoli, итал. Tripoli di Barbaria, тур. и арабск. Tarabulus-el-Gharb, т. е. западный Тарабул в отличие Тарабула Сиpийского) - гл. г. турецкого вилайета того же наименования в сев. Африке, лежит под 32º54\' с. ш. и 13º11\' в. д., в плодородной равнине на берегу Малого Сырта, на выдающейся косе, насчитывает ок. 40 тыс. жит., в том числе около 4-5 тыс. европейцев, главным образом мальтийцев и итальянцев, и 8000 евреев, которые занимают особый квартал в городе, называемый Гарра, и держат в своих руках главные отрасли торговли. При городе гавань, защищенная особою батареей, но мало спокойная и недостаточно безопасная. Самый город со своими стройными минаретами и круглыми куполами 12 мечетей представляет очень красивый, привлекательный вид; но и вблизи он поражает европейца сравнительною (с другими городами Востока) чистотою и опрятностью своих узких и кривых уличек, хорошими караван-сараями, европейскими гостиницами и красивым дворцом бея - генерал-губернатора. Город окружен высокими стенами; 12 мечетей, 1 греческая церковь, 1 католическая церковь с францисканским монастырем, несколько синагог; общественные бани; заводы и фабрики кордуана, ковров, шелковых, шерстяных и хлопчатобумажных тканей и т. д. Из памятников древностей заслуживает упоминания триумфальная арка в честь Марка Аврелия с мраморными скульптурами. Т. является главным торговым пунктом страны и портом для ввоза во внутреннюю Африку, из которого товары караванными путями через Мурзук и Бильму идут на Борну. В 1892 г. в гавань Т. заходили 279 пароходов (преимущественно итальянских, французских и английских) с грузом в 244997 тонн и 203 парусных судна (преимущественно турецких) с грузом в 13930 тонн.

Триптих

- икона, состоящая из трех частей: средней доски, занятой главным изображением, и из двух привешенных к ней на петлях боковых створок с побочными изображениями (напр., на средней доске - Богоматерь с Младенцем, на створках - предстоящие ей святые). Створки, вращаясь на петлях, могут ложиться на среднюю доску и вполне заслонять собою находящееся на ней изображение, причем и то, что написано на них самих, делается невидимым. Иконы такого рода известны на Руси под названием "складней". Они завелись очень рано, прежде всего в Византии и Италии, откуда перешли и в другие страны Европы. Их брали с собой в путешествия и походы, хранили в домашних молельнях, помещали на алтарях и над алтарями, раскрывая во время богослужения или для поклонения верующих. Смотря по назначению Т., размер их бывал весьма различный - от величины в два-три дюйма до саженной. В значении надпрестольных икон Т. особенно сильно были распространены на западе Европы в XIV-XVI ст. В это время, кроме живописных Т., нередко изготовлялись резные из дерева, с рельефными, раскрашенными изображениями. Образцы подобных складней, иногда высокохудожественные и чрезвычайно роскошные, доныне уцелели в некоторых церквах Германии; их можно также видеть во многих музеях.

Тристан и Изольда

- легендарные любовники, история которых была излюбленной темой средневекового эпоса и романа. Легенда о них, кельтического происхождения, возникла в Бретани приблизительно в Х в. по Р. Хр. и оттуда распространилась по Франции и Англии. Содержание ее сводится к тому, что витязь Т., племянник короля Корнвальского Марка, он же рыцарь "круглого стола" короля Артура, освободил Ирландию от Моргоута, чудовища вроде Минотавра, которое собирало с Корнваллиса дань молодыми девушками, и сосватал для Марка золотокудрую Изольду, дочь короля Ирландского. Во время путешествия из Ирландии в Корнваллис Т. и Изольда, по ошибке, выпивают любовное зелье и отныне связаны взаимной страстью навеки. Марк женится на Изольде, но последняя обманывает супруга с Т. После ряда веселых и опасных приключений, Т., изгнанный ревнивым королем, возвращается на родину, в Бретань. Там он женится, с отчаяния, на другой женщине, которая напоминает ему Изольду именем и наружностью - на Изольде-белоручке (lseult aux blanches mains). Начинаются странствия скучающего Т. и его подвиги. Т. получает в сражении рану; ее может излечить лишь первая Изольда, за которой Т. и посылает; вестнику он велит поднять на корабле белый парус, если он привезет Изольду, и черный - в противном случае. В миг приезда золотокудрой Изольды, ее соперница Изольда-белоручка, из ревности и мести, сообщает Т., что паруса на корабле - черные. Т., "удерживавший свою жизнь" (qui retenait sa vie - по выражению старых поэм) лишь до этой минуты, умирает. Золотокудрая Изольда умирает на его трупе. Из могилы любовников вырастают виноградная лоза и розовый куст, которые, обнявшись, вечно цветут.

Самые имена героев указывают на древность легенды: Т., (Drystan) был у кельтов божеством, горевшим любовью к богине Изольде (Essylt); некоторые мифологи видят поэтому в Т. воплощение солнца, в Изольде - воплощение земли, в любовном напитке символ плодотворящего дождя. В легенде есть черты, роднящие ее с античными сказаниями (о Тезее: минотавр, история с парусами, повлекшая смерть Эгея) и древнегерманскими сагами (о Нибелунгах: любовь Зигфрида к Брунгильде, сосватанной им для короля Гунтера). Основная тенденция легенды - прославление страсти, рвущейся из границ социальных условий и приличий - обусловила успех ее в кругу средневековых романистов и читателей, недовольных аскетическим духом современности. Веселые авантюры Т. особенно ценились средневековьем; но уже очень рано появились меланхолические, мечтательные и сентиментальные поэтические варианты, украсившие первоначальное сказание. Этот двоякий элемент легенды: первобытно-страстный, античный, реалистический и утонченно нежный, средневековый, идеалистический, вызвал двоякое отношение к ней позднейших поэтов и романистов, искавших в легенде о Т. и Изольде уроков то природной, языческой, то человеческой, христианской морали.

Прежде всего легенда обрабатывается в виде песен элегического содержания, так наз. "жалоб" (lai), которые пелись и декламировались во Франции трубадурами, под аккомпанемент роты (первобытной скрипки). Гомером этих былин считают Кретьена из Труа, XII в.; его обработка легенды до нас не дошла. Уже в древнейших обработках легенды, принадлежащих трубадурам (труверам) XII в. Бepулу (Beroul) и англо-норманну Томасу (Thomas), сказывается двойственное понимание легенды: Берул воспевает веселую, пикантную сторону приключений Т. и Изольды, в манере современной ему "побасенки" (fabliau); Томас выдерживает серьезный и элегический тон "жалобы" (lai). Вообще во французских древнейших обработках легенды о Т. и Изольде преобладает игривый и шутливый тон, не чуждый грубости того времени. Знаменитый немецкий эпик начала ХIII в. Готфрид Страсбургский, в своей поэме о Т., доведенной до второго брака Т., придерживается этого же тона; в его поэме большую роль играют хитрости Изольды, обманывающей мужа. Ранее Готфрида немецкую поэму о Т. написал (около 1175 г.) вассал Генриха Льва, Эйльгард Обергский, а Готфридова поэма вызвала позднейшие пересказы Ульриха Тюргеймского (1240 г.) и, в конце XIII в., саксонца Генриха Фрейбергского. Серьезного и нравоучительного тона придерживается в своей трагедии о Т. и Изольде, нюрнбергский поэт-сапожник XVI в. Ганс Сакс; это уже не миннезингер, а "мейстерзингер" - более рассудочного и педантического типа: для него любовь Т. и Изольды - греховная связь, обрекающая их на погибель. В течение трех-четырех веков (с XIII по XVI в.) сюжет о Т. и Изольде разрабатывается на всяческие лады поэтами французскими (даже еще в XVIII в. романистами de Tressan и Creuze de Lessez), английскими и германскими, доходит до Италии и даже до России. Данте упоминает Т. и Изольду в своем "Аде" наряду с античными образцами верных любовников - Парисом и Еленой, Энеем и Дидоной.

В Россию роман о Т. и Изольде проник из Сербии через Польшу в XVI - XVII в., одновременно с Бовой Королевичем; в Сербию он попал из Италии. Так наз. познанская рукопись (XVI в.) заключает в себе собрание нескольких повестей под общим заголовком: "Починаеться повесть о витязех с книг сэрбъских, а звлаща (т. е. особенно) о славном рыцэры Трысчане (т. е. Тристане), о Анцалоте (т. е. Ланцелоте) и о Бове и о иншых многих витезех добрых" (см. Веселовский, "Опыт истории развития христианской легенды"). Немецкие романтики XIX в. (Иммерманн) вновь открыли благодарный сюжет и обработали его с тенденцией более или менее идеалистическою (Рих. Вагнер - даже с тенденцией почти аскетической). Вагнер возбудил особенный интерес к легенде своею музыкальною драмою "Т. и Изольда", поставленною впервые в 1865 г. Обрабатывал тот же сюжет философ Эдуард Гартман. См. перечень произведений на тему Т. и Изольды, предшествовавших музыкальной драме Рих. Вагнера, в книге Kufferath\'a, "Le theatre de R. Wagner. Tristan et lseult" (П., 1894) и в предисловии Всев. Чешихина к переводу "Т. и Изольды" Вагнера на русский яз. (Лпц., 1894).

Всев. Чешихин.

Тритон

- интервал, заключающий в себе три целых тона. Т. называется тоже чрезмерной квартой. Как диссонирующий интервал, требует разрешения.

Тритоны или уколы

- хвостатые амфибии сем. саламандровых, отличающиеся у большинства сплюснутым с боков хвостом (в связи с приспособлением к плаванию) и отсутствием околоушных кожных желез, столь развитых у саламандр. Ноги пятипалые - задние и четырехпалые - передние; на спине и хвосте имеется кожистый гребень, особенно сильно развитый у самцов весной, во время спаривания. На небе имеются два ряда (расходящихся кзади или параллельных) мелких зубов. У Molge (s. Triton) taeniata эти ряды параллельны, у М. cristata - расходятся кзади. Спинной гребень у первого непрерывный, у второго прерван как раз над задним проходом. Оба вида распространены в Европе и России. В Зап. Европе обыкновенны также М. alpestris и palmata, а всего насчитывают более 20 видов Т., живущих в Европе, Азии (кроме южной), Сев. Америке и Сев. Африке. Сев. африканский М. Waltli, прежде составлявший особый род, не имеет гребня и на спине имеет с каждой стороны ряд роговых бугорков, в которые упираются концы ребер, часто прорывающие кожу и выставляющиеся наружу. Время спаривания Т. проводят всегда в воде, а в остальное время могут жить на суше. Плавают хорошо, ходят по суше плохо, но могут бегать по дну. Зимуют под камнями, в норках или незамерзающих ключах и обладают способностью, замерзая, потом оттаивать и оживать. Все являются хищниками и питаются насекомыми, червями, лягушечьей икрой и т. п. Для некоторых видов Целлер доказал, что у них самец прикрепляет пакеты семени ко дну лужи, а самка, найдя пакет, отделяет комок семени, окруженного студнем, и забирает его себе в клоаку. Все таки у Т. наблюдаются любовные игры при спаривании. Яйца окружены студенистым чехликом и откладываются в воду, а на 13-й день (при нормальных условиях) выходит головастик, который через три месяца достигает взрослого состояния. Некоторые виды, а именно М. alpestris, cristata, palmata и taeniata, представляют явление неотепии, как назвал Кольман это открытое еще Шрейберсом и Филиппи явление, состоящее в том, что животное достигает половой зрелости, сохраняя некоторые личиночные черты. Явление это может быть вызвано искусственно при плохом питании головастиков и вообще при ухудшенных условиях освещения, температуры, а равно и ранениями головастиков. Иногда эти условия вместо задержки ускоряют процесс развития и получаются половозрелые особи малого роста, иногда сохраняющие окраску головастиков, иногда жаберное дыхание и т. п. Лейдиг заметил, что во время размножения Т., приобретающие кроме большой величины гребня и брачную окраску, способны менять цвет в зависимости от температуры и возбуждения. При холодной температуре и испуге Т. бледнеют. Через несколько дней после спаривания Т. линяют, сдирая с себя роговую кожицу лапами и сбрасывая ее движениями туловища. Другие Т. часто съедают эту кожу и потом с трудом могут от ее освободиться, так как она не переваривается. При внезапном прикосновении Т. издают звук, похожий на кваканье. В неволе содержатся легко и охотно едят дождевых червей, муравьиные яйца и т. п. Обладают способностью регенерировать хвост, конечности и глаза, причем Блюменбах удалял 4/5 глаза и оставшаяся 1/5 регенерировала весь глаз.

В. Шимкевич.

Триумвират первый и второй

- Первым Т. называют соглашение Красса, Помпея и Юлия Цезаря в 60 г. до Р. Хр. В отличие от него второй Т. был настоящим учреждением, а триумвиры (Лепид, Антонии и Гай Юлий Цезарь, впоследствии "Август") - чрезвычайными магистратами, получившими на пять лет неограниченную учредительную власть (triumviri rei publicae constituendae), посредством народного постановления, состоявшегося 27 ноября 43 г. до Р. Хр. по предложению народного трибуна Тиция. Этот Т. вырос, как удачно выразился Моммсен, из " конкуренции монархов". Лепид вскоре был лишен власти Гаем Цезарем; последний и Антоний сохранили власть и после истечения ее срока. Вскоре (37 г.), впрочем, триумвирская власть была продолжена им народом на пять лет. Когда Антоний рассорился с Гаем Цезарем, он был лишен, по настоянию последнего, всех своих полномочий, но не признавал законности этого постановления и до самой смерти официально называл себя триумвиром. Гай Цезарь перестал быть триумвиром вследствие истечения второго пятилетия или, может быть, уже ранее отказался от должности триумвира, но чрезвычайную власть он сохранил и после этого, на каком основании - этого мы не знаем. Так распался второй Т., составляющий одну из важнейших фаз в развитии чрезвычайных полномочий в Риме; он привел к принципату, а потом к настоящей монархии.

Д. Х.

Триумф

(triumphus) во Риме - торжественное вступление в столицу победоносного полководца и его войска. Т. выработался постепенно из простого вступления в город возвращавшихся по окончании войны солдат и из обычая военачальников приносить благодарение богам, даровавшим победу. С течением времени Т. стал допускаться лишь при наличности целого ряда условий. Т. считался высшей наградой военачальнику, которой мог удостоиться лишь тот, кто имел imperium и вел войну в качестве главнокомандующего, не подчиняясь власти другого полководца. Т. могли получать как обыкновенные магистраты (консулы, преторы, проконсулы и пропреторы), так и диктаторы и лица, получавшие высшее командование в силу особого народного постановления (imperium extraordinarium). Т. определялся сенатом, но иногда, если сенат отказывал в Т., военачальнику удавалось получить его в силу постановления народного собрания, как это было, например, с диктатором Марцием Рутилом (первым из плебеев). Триумф давался лишь по окончании войны (бывали и исключения), и притом такой, которая сопровождалась тяжким поражением врагов. Существовало правило давать Т. лишь в том случае, если было убито не менее пяти тысяч врагов. Полководец, добивавшийся Т., ждал решения вопроса, будет ли ему дарован Т., находясь вне городской черты, в виду того, что вступление в город магистрата, не сложившего еще imperium, не допускалось. Поэтому и сенат собирался в таком случае за городом, на Марсовом поле, обыкновенно в храме Беллоны или Аполлона, и там выслушивал полководца. В силу специального закона, триумфаторы получали на день своего Т. imperium в городе. В день, назначенный для Т., участвовавшие в нем собирались рано утром на Марсовом поле, где в общественном здании (villa publica) пребывал в это время триумфатор. Последний облачался в особый роскошный костюм, подобный одеянию статуи Юпитера Капитолийского. Он надевал вышитую пальмовыми ветвями тунику (tunica palmata), украшенную золотыми звездами пурпуровую тогу (toga picta), позолоченную обувь, в одну руку брал лавровую ветвь, в другой держал богато украшенный скипетр из слоновой кости с изображением орла наверху; на голове его был лавровый венок. Триумфатор ехал, стоя на круглой позолоченной колеснице, запряженной четырьмя конями. Когда Камилл впервые запряг во время своего Т. белых коней, это было встречено в публике ропотом, но впоследствии белые кони во время Т. стали обыкновенными. Вместо лошадей иногда впрягались слоны, олени и другие животные. Триумфальная колесница составляла центр всего шествия, которое открывалось сенаторами и магистратами. Сзади шли музыканты (трубачи). Для публики, теснившейся по всему длинному пути процессии в праздничных костюмах, с венками из цветов и зелени в руках, особенный интерес представляла та часть шествия, в которой победитель старался блеснуть многочисленностью и богатством захваченной военной добычи. В древнейшую эпоху, пока Рим вел войны со своими бедными соседями, добыча была проста: главную часть ее составляло оружие, скот и пленники. Но когда Рим стал вести войны в богатых культурных странах Востока, победители привозили иногда так много добычи, что приходилось растягивать Т. на два, три дня. На особых носилках, на колесницах или просто в руках, несли и везли множество оружия, вражеские знамена, впоследствии также изображения взятых городов и крепостей и разного рода символические статуи, затем таблицы, на которых были надписи, свидетельствовавшие о подвигах победителя или объяснявшие значение проносимых предметов. Иногда тут же были произведения завоеванных стран, редкие звери и т. п. Часто несли драгоценную утварь, золотую и серебряную монету в сосудах и драгоценные металлы не в деле, иногда в громадных количествах. Культурные страны, особенно Греция, Македония и другие местности, где утвердилась эллинистическая образованность, давали для Т. много художественных сокровищ, статуй, картин и т. п. Неслись также золотые венки, поднесенные победителю разными городами. Во время триумфа Эмилия Павла их было около 400, а во время тpиумфов Юлия Цезаря над Галлией, Египтом, Понтом и Африкой - около 3000. Жрецы и юноши сопровождали белых жертвенных быков с позолоченными рогами, украшенных гирляндами.

Особенно ценное украшение Т. составляли в глазах римских полководцев знатные пленники: побежденные цари, их семейства и помощники, вражеские военачальники. Некоторых из пленников во время Т. убивали, по приказу триумфатора, в особой тюрьме, лежавшей на склоне Капитолия. В древнейшую эпоху такое избиение пленных было обычным и, вероятно, имело первоначально характер человеческой жертвы, но можно указать примеры и из поздней эпохи: так погибли Югурта и противник Цезаря в Галлии Верцингеторикс. Перед триумфатором шли ликторы с фасцами, обвитыми лавром; скоморохи увеселяли толпу. Триумфатора окружали дети и другие родственники, за ними стоял государственный раб, державший над его головой золотой венок. За триумфатором двигались его помощники, легаты и военные трибуны верхами; иногда за ними шли освобожденные триумфатором из плена граждане, совершали шествие солдаты в полном убранстве, со всеми наградами, которые они имели. Они восклицали "Jo triumphe" и пели импровизированные песни, в которых иногда осмеивали недостатки самого триумфатора. Начинаясь на Марсовом поде, подле триумфальных ворот, шествие проходило через два наполненных народом цирка (Фламиниев и Большой, Maximus), затем по via sacra через форум поднималось на Капитолий. Там триумфатор посвящал Юпитеру лавры фасц и приносил пышную жертву. Затем шло угощение магистратов и сенаторов, часто солдат и даже всей публики; для последней устраивались еще игры в цирках. Иногда полководец давал публике и подарки. Подарки солдатам были общим правилом и достигали иногда значительных сумм (так, солдаты Цезаря получили по пяти тысяч денариев). Лица; получившие Т., имели право и впоследствии в праздники носить триумфальное одеяние. В императорский период Т. сделались исключительным достоянием самих императоров, что объяснялось как нежеланием последних давать своим подданным эту высшую почесть, так и тем обстоятельством, что император считался главнокомандующим всеми военными силами империи, и, следовательно, военачальникам этого периода недоставало одного из основных условий для получения Т. - права вести войну "suis auspiciis". Сохранив Т. лишь для себя и иногда для своих ближайших родственников, императоры стали давать другим полководцам взамен Т. лишь право одевать в торжественных случаях триумфальное одеяние (ornamenta, insignia triumphalia) и ставили статуи победителей среди статуй триумфаторов. Последний Т. был, кажется, справлен Диоклетианом. Менее важную и торжественную форму Т. представляла так называемая "овация".

Д. Кар.

Трихина

(Trichina spiralis) - род круглых червей (Nematodes), паразитирующий в мышцах (мускульная Т.) и кишечнике (кишечная Т.) некоторых домашних животных (свиней, крыс, мышей, кролика, кошки и др.) и человека.

Трихомонас

- микроскопический одноклеточный организм отряда жгутиковых (Flagellata) класса биченосцев (Mastigophora); некоторые виды паразитируют в человеке.

В. Ш.

Троглодиты

(Troglodyti, греч. "жители пещер") - в древности общее название стоявших на низкой степени культуры народов, живших в землянках или пещерах. Страной Т. (Troglodytica) назывался преимущественно берег теперешней Абиссинии.

Троице-Сергиева лавра

- знаменитая русская обитель, Московская губ., Дмитровского у., в 68 вер. от Москвы. Основана св. преп. Сергием около 1335 г. Кругом в то время были глухие леса; не было проезжей дороги и только узкая тропинка вела в обитель. Уже при Сергии стали селиться вокруг мон-ря земледельцы; тогда же была проложена и большая дорога от Москвы в северные города мимо самого монастыря. Обитель принадлежала Серпуховскому князю Андрею Ивановичу, затем сыну его Владимиру, и при внуке Василии Ярославиче Боровском перешла к Василию Васильевичу Темному, великому князю московскому, потому что князь Василий Ярославович, по словам волоколамского игумена Иосифа, не следовал примеру предыдущих князей и обирал монастырь. Еще при жизни Сергия Радонежского внешний вид обители сильно изменился благодаря поступлению в монастырь смоленского архимандрита Симона "со многим имением". Была воздвигнута просторная церковь; по ее сторонам правильными линиями вытянулись кельи, трапеза и другие здания, необходимые для общежития. По совету константинопольского патриарха Филофея и с благословения митрополита Алексия, св. Сергий первый ввел на севере России общинно-жительный устав. Оградой обители служил деревянный тын.

В 1408 г. Т. С. лавра была сожжена Эдигеем, но вскоре вновь обстроилась. В 1422 г. воздвигнут второй храм, каменный, над могилой Сергия Радонежского. В 1476 г. построена лучшими мастерами из Пскова новая каменная церковь во имя Св. Троицы. Во время малолетства великого князя Ивана Васильевича Грозного монастырь опоясался каменной стеной, для чего в 1540 г. разрешено было рыть камень и известь даром везде, где они найдутся. Для ускорения постройки великий князь освободил троицких крестьян на три года от сбора пошлин, а в 1545 г. - от вспомоществования на казанский поход. В 1552 г. построены больница и келарские каменные палаты. С каждым новым царствованием обитель украшалась новым храмом. В последние годы царствования Михаила Федоровича была составлена опись монастырская. Из ее мы узнаем, что стена, опоясывавшая монастырь, имела в длину 5511/2 саж., в толщину от 11/2 саж. до 2, в вышину от 2 до 21/2 саж. 12 башен служили кроме военных целей и хозяйственным; были, напр., погребная, кузнечная, плотничья башни. На башнях находилось 90 огнестрельных орудий различных наименований; кроме того 20 орудий стояло над навесами. Внутри водяной башни помещался котел в 100 ведер, в котором во время осады лавры Сапегой и Лисовским варили смолу и обливали ею врагов. Внутри ограды стояли хоромы для царя. Первым игуменом Т.-С. монастыря был Митрофан, так как препод. Сергий сначала не пожелал взять на себя эту обязанность; но с 1354 или 1356 г. Сергий стал игуменом и много потрудился для благолепия обители. Благодаря личности основателя, монастырь скоро приобрел большую славу и стал играть роль в княжеских отношениях. Сергий Радонежский "тихими и кроткими словами" много способствовал возвышению Москвы. В 1356 г. он убедил ростовского князя подчиниться великому князю московскому, в 1365 г. уговорил нижегородского князя Бориса Константиновича возвратить Городец согласно желанию Димитрия Донского, князю Дмитрию Константиновичу. Всем известна роль Т.-С. монастыря во время Куликовской битвы, где пали два инока этого монастыря, Пересвет и Ослябя. В 1385 г. св. Сергий помирил рязанского князя Олега с Димитрием Донским. В 1392 г. Сергий Радонежский скончался. В 1446 г. князь Можайский, действовавший заодно с Шемякой и князем Тверским, схватил в Т.-С. монастыре Василия Васильевича и увез его в Москву, где его ослепили. Т.-С монастырь, как и его основатель, всегда был на стороне Москвы и ревностно защищал интересы московских великих князей. В Смутное время он явился оплотом русской национальности. Он выдержал знаменитую осаду Сапеги и Лисовского и тем задержал успехи поляков на севере; затем, благодаря своему игуменe Дионисию и келарю Авраамию Палицыну он вновь влил веру и мужество в сердца русского народа и много способствовал освобождению России от иноземцев. Это было самой крупной заслугой монастыря перед русским государством.

Т.-С. монастырь и впоследствии являлся не только местом богомолья для массы русского народа и русских царей, но служил для последних охраной в тяжелые времена: сюда бежал Петр, спасаясь от руки убийц, здесь он черпал средства для своих военных предприятий. Многие государи делали у монастыря безвозвратные займы. Т.-С. монастырь превосходил все другие обители своими богатствами. При Сергии Радонежском монастырь имел небольшие вотчины; при преемниках его число вотчин, подаренных монастырю и купленных им, сильно возрастает. К 1764 г. число крепостных крестьян, принадлежавших монастырю, возросло до колоссальной цифры 104939 душ (по другому счету - более 106 тыс. душ). Кроме того Т.-С. монастырю во многих городах принадлежали дворы и дворовые места, а также соляные варницы и рыбные ловли; в его ведении состояли 33 других монастыря. Экономическому процветанию монастыря много способствовали и льготы от податей и повинностей, льготы в суде и т. д., которые жаловались ему государями. До 1625 г. Т.-С. м-рь имел след. льготы: 1) все крестьяне в вотчинах Т.-С. м-ря освобождались от всяких податных сборов и земских повинностей, но с 1551 г. они платили ямские деньги и несли некот. другие обязанности; 2) при продажах, купле для монастыря пошлин не платили; 3) суд над крестьянами Т.-Сергиева монастыря, даже уголовный, принадлежал игумену; 4) при смесном суде участвовали наместник или лицо им указанное, вместе с игуменом; 5) суд над игуменом по светским делам принадлежал царю или указанному им боярину; 6) священники и церковные служители освобождались от всяких даней митрополиту. В 1625 г. данной царем Михаилом Федоровичем грамотой были произведены следующие перемены: 1) крестьяне платят ямские деньги и стрелецкий хлеб, несут повинность городового острожного дела по писцовым и дозорным книгам.; 2) суд над архимандритом-игуменом принадлежит патриарху; 3) вызывать монастырских крестьян можно не иначе, как через пристава; 4) с монастырских исков не брать пошлин; 5) монастырских стряпчих освободить от пошлин. Благодаря этим льготам, монастырское хозяйство процветало даже в то время, когда поместное сильно пало; крестьяне служилых людей перебегали к монастырю и тем возбуждали ненависть служилых людей к богатой обители.

В настоящее время Т.-Сергиева лавра обладает двумя подворьями в Москве и Петербурге, земельными угодьями, дачами, прудами; очень большой доход получает она от множества стекающихся отовсюду богомольцев, но средства ее все же значительно меньше прежнего. К ней в настоящее время приписаны 14 монастырей. Троицкая лавра представляет из себя теперь целый город: в ней 11 храмов, множество зданий, принадлежащих собственно лавре; целый ряд зданий занят духовной академией, которая переведена сюда в 1814 г.; за оградой построены гостиницы для богомольцев. Главные достопримечательности: ризница, где хранится множество редкой утвари, древних дорогих облачений и т. д.; библиотека, где в 1642 г. было 623 т. т., большею частью все рукописи; вотчинный архив, откуда можно почерпнуть важные исторические сведения об экономическом положении многих местностей России, так как вотчины монастырские были разбросаны по разным нынешним губерниям. Значительное количество документов из вотчинного архива в 1766 г. было взято в коллегию экономии, но много осталось еще и в архиве. Почти все постройки лавры являются достопримечательностями и много говорят о былом. В виду высокого места, которое занял Т.-Сергиев монастырь среди прочих обителей русского государства, его давно стали выделять из числа прочих монастырей. В 1561 г. он был поставлен выше всех монастырей московской епархии; в 1702 г. вторым после Киево-Печерской лавры; в 1744 г. получил наименование лавры. Первоначально во главе монастыря стояли игумены и архимандриты, затем стали назначать епископов; в настоящее время настоятелем лавры считается сам митрополит московской епархии.

Г. Лучинский.

Троллоп

(Anthony Trolloppe, 1815 - 1882) - младший брат Том.-Ад. Т., романист, один из самых значительных представителей бытописательного романа в духе Джордж Элиот, большой знаток и талантливый изобразитель английской помещичьей жизни, пасторских семей и сельского быта. В жизни он отличался большим практическим смыслом, служил 30 лет по почтовому ведомству, был видным чиновником и выступал много раз посредником при заключении почтовых договоров с другими странами, путешествовал по Америке, Австралии, Индии и описал свои впечатления в нескольких книгах: "The Westindies and the Spanish Main", "North America", "Australia and New Zealand", "South Africa". Пользуясь еще большей популярностью, чем его мать в качестве автора занимательных романов, Т. в литературном отношении значительно выше ее. В современной ему английской беллетристике господствовала фальшь, искусственность, карикатурность типов - он же, идя против общего течения, дает в своих романах правдивое изображение жизни среднего класса - и лишь отчасти, в угоду вкусам публики и для большей занимательности, описывает нравы высшего общества. Реализм его повествований и любовь к характерным мелким подробностям, к типичным фигурам средних людей роднит Т. с его знаменитой современницей Джордж Эллиот. Один из его лучших романов - "The Small House of Allington", в котором реализм и остроумная сатира нравов сочетается с поэтическим изображением нежной и глубокой женской души. Героиня романа, Лили Дэль - типичная английская девушка, чистая и любящая, самостоятельная и свободная умом и духом. Тонкость психологического анализа соединяется в этом романе с большой художественностью языка и описаний. В первых своих романах, "The Warden", "Barchester Towers", Т. описывает почти с фотографической точностью, но вместе с тем художественно и живо, деревенскую жизнь и нравы "Барсетшейра". В том же роде и "Framley Parsonage", где бытописательный элемент углубляется строгим этическим замыслом, обличением снобизма и светского легкомыслия. К числу реалистических романов Т. из жизни среднего класса относятся наиболее известные его произведения: "Doctor Thorne", "The Bertrams", "Castle Richmond", "The Kellys and the O\'Kellys", "The Claverings" и др. Кроме того, Т. написал ряд политических романов; лучший из них "The Prime Minister". Обособленно от других стоит "Orley Farm". Юмористический элемент входит во многие романы Т., но попытка написать комический роман не удалась ему: юмористическая повесть "Brown, Jones and Robinson" наименее удачное из его произведений. Значительная часть романов Т. переведена на рус. яз.

З. В.

Тромбон

(trombone, увеличительное от tromba - труба; Posaune - нем.) - металлический инструмент, имеющий вид большой, согнутой овалом металлической трубы. В верхней ее части помещается мундштук, т. е. чашечка в виде полушария, через которую исполнитель вдувает воздух. Нижний загиб Т. отрезан и может свободно двигаться вверх и вниз по главной трубке. Подвижная часть Т. называется кулисой. От выдвигания кулисы звук понижается, а от вдвигания - повышается. Т. бывают различных величин и, следовательно, различных звуков объемов: альтовый Т. в es, теноровый - в b, басовый в - f или es. Написанные для Т. партии звучат как пишутся. Объем альтового Т. (trombone alto) от ля в большой октаве до ми бемоль во второй октаве. Этот Т. более других способен к быстрому исполнению. Теноровый Т. (trombone tenore) имеет объем от ми в большой октаве до си бемоль в первой октаве. Этот Т. наиболее употребительный из трех Т., как звучный и сильный. Благодаря своему объему, он часто заменяет в оркестре басовой или альтовый Т. Тембр на всем протяжении инструмента хорош, в forte звук блестящ, в piano - благороден. Партии этого Т. не следует придавать большой подвижности. Басовый Т. в f (или кварт басовый) и в es (или квинт басовый) имеют объем первый от contra si до fa в первой октаве, второй - от contra ля до ми бемоль в первой октаве. Инструмент мало подвижный, тяжелый (вследствие больших размеров), утомительный, хотя его звук могучий, но нередко басовый Т. заменяется в оркестре теноровым. Партия альтового Т. пишется в альтовом ключе, а высокие ноты в скрипичном, тенорового - в теноровом, басового в басовом. Нередко, однако, все партии трех Т. пишутся на одной нотной системе в ключе fa. Применяя все три Т. вместе, следует стараться, чтобы они двигались одновременно и составляли гармонические, консонирующие сочетания. В сжатом расположении Т. дают сильную звучность, в широком звучат мягче. Соло для Т. в оркестре применяется редко. К этой цели более подходит теноровый Т. В новейшее время стали применять контрабасовый Т., объем которого от contra ми до ре первой октавы. Т. с тремя вентилями не имеют кулисы, так как с помощью вентилей добывается хроматическая гамма. Благодаря вентилям, техническая сторона игры на Т. стала легче, но тембр потерял в чистоте и благородстве звука. Теноровый Т. с четырьмя вентилями имеет объем от contra си бемоль до си бемоль в первой октаве. Каждому Т. присваивается название по первой низкой ноте его натуральной гаммы, но в выше приведенных объемах Т. эти ноты не упомянуты, как очень трудные для исполнения. Эти низкие ноты называются педалевыми звуками; каждый из них, вследствие выдвигания кулисы, дает еще три хроматических педалевых звука ниже.

Н. С.

Трон

иначе престол - принадлежит к знакам верховной власти государей или регалиям в обширном смысле слова. Понятие о почетном возвышенном седалище существовало в самой глубокой древности и у всех народов. И в настоящее время все государи имеют в своих дворцах тронные залы, в которых, на особом возвышении, под балдахином, поставлен престол или богато убранное кресло. При коронациях употребляются обыкновенно престолы более великолепной отделки и замечательные по своей древности. У нас в этих случаях употребляются три престола: царя Иоанна IV, царя Михаила Федоровича, или так назыв. "персидский" престол, присланный в подарок персидским царем Аббасом, и Т. царя Алексея Михайловича, известный под именем алмазного, так как он украшен 876 крупными алмазами и 1223 яхонтами. Жемчугом унизаны два ангела, изображенные на его стенках и держащие вынизанную также жемчугом надпись на латинском языке: "могущественнейшему и непобедимейшему Московскому Монарху Алексею, на земле счастливо царствующему, сей трон, с величайшим искусством и тщанием сделанный, да будет счастливым предзнаменованием грядущего в небесах бесконечного блаженства. Лета Христова 1659". Этот. Т. (кресло) поднесен в 1660 г. от имени торговой армянской компании в Испагани, армянином Сарадовым. Кроме того, существует еще Т. двуместный, сделанный из серебра для одновременного коронования царей Иоанна и Петра Алексеевичей. Ср. А. Ж., "Царская коронация" (СПб., 1882) и "Исторический Вестник" (1883).

Тропарь

(troparion от trepw - обращаю) - церковное песнопение. Стихи, следующие за ирмосом в каноне, называются тропарями потому, что они обращаются к ирмосу, ведут от него ряд мыслей и в самом пении подчиняются ритму и тону ирмоса. Т. или песни, встречаемые вне канона и составленные без подражания ирмосам, так названы потому, что для пения они обращаются к данному гласу в неделе. В содержание их входит молитвенная песнь, выражающая сущность празднуемого и воспоминаемого священного события или изображающая главные черты жизни и деятельности прославляемого святого.

Тропинин Василий Андреевич

(1780-1857) - живописец-портретист, родился крепостным человеком гр. А. Маркова, впоследствии отпустившим его на волю. Девяти лет от роду был определен своим господином в воспитанники имп. академии худ., образовался в ней под руководством Щукина и, окончив ее курс в 1804 г., поселился в Москве, где и трудился до конца своей жизни. В 1823 г. представил академии, для получения степени академика, три свои произведения: портрет гравера Е. С. Скотникова, картину "Кружевница" (находится в московском публ. музее) и этюд "Старик-нищий"; но совет, заподозрив, что они исполнены несамостоятельно, отказал их автору в просимом им отличии. Этот отказ заставил Т. в следующем году явиться в СПб. и написать, в виде программы на звание академика, портрет медальера Лебрехта, за который оно и было ему присуждено. Близко схваченное сходство, выразительность, гармоничный, хотя и не особенно блестящий колорит и добросовестная законченность исполнения в портретах Т. отводят этому трудолюбивому и скромному в жизни художнику одно из первых мест среди русских живописцев одной с ним специальности. Из многочисленных его произведений, сверх вышеупомянутых, наиболее замечательны портреты: два его собственных (в московском публ. музее и в академии худ.), имп. Николая I (1825, в московском архиве м-ва иностр. дел), Д. П. Татищева (в академии худ.), И. И. Дмитриева (в академии наук), Н. Карамзина, А. Пушкина, Н. Гоголя, К. Брюллова, Н. Уткина (все пять - в Третьяковской галл., в Москве), А. Е. Лазарева, кн. С. И. Гагарина и нек. др.

Троп

(от греч. trepw - поворачиваю). - Особенного внимания требуют они как по своему значению в обиходе поэтической мысли, так и потому, что значение это в ходячем представлении и в большинстве учебных курсов характеризуется совершенно ошибочно. Основная ошибка общепринятых воззрений на поэтическую речь, нашедших выражение в учебниках теории словесности, заключается в том, что образность ("изобразительность") считается здесь лишь свойством поэтического слога и изложения, тогда как она составляет сущность поэтического мышления. Дело представляется таким образом: мысль - она предполагается уже готовой, добытой - может быть выражена в форме прозаической или поэтической. При чисто прозаической форме изложения стилистика предъявляет к слогу писателя требования правильности, ясности, точности и чистоты; поэтическая форма потребует еще одного качества: "Существенное свойство поэтической формы выражения мыслей - говорится в одном учебнике - составляет изобразительность, т. е. употребление таких слов и оборотов, которые возбуждают в воображении читателя наглядное представление или живой образ предметов, явлений, событий и действий. Изобразительности речи способствуют: эпитеты, сравнения, тропы и фигуры. Все вообще слова и обороты, употребляемые в переносном смысле, и называются тропами" ("Учебный курс теории словесности" Ливанова). "Различные свойства слога, рассматриваемого с художественной точки зрения, обнимаются общим названием изящества или красоты. Под это общее понятие подходят, во первых, все те логические свойства языка, от которых зависит ясность или понятность; во вторых, свойства, которыми наиболее обусловливается изящество речи, именно: 1) благозвучие (или мелодичность), 2) изобразительность (конкретность, пластичность речи), 3) выразительность (патетичность). Изобразительность, или конкретность, есть такое свойство слога, когда слова вызывают в нашем уме живые представления предметов и явлений в том именно виде, в каком они воспринимаются нашими внешними чувствами, т. е. со стороны цвета, формы, движения и т. п. Конкретность достигается при помощи особых стилистических приемов, которые называются фигурами. Эти приемы или носят название фигур вообще, или делятся на собственно фигуры (сравнение и эпитет) и тропы (метафора, метонимия, синекдоха и проч.)". ("Учебный курс теории словесности" Стефановского). Таковы типичные воззрения учебников. То, что в одних отнесено к фигурам относится в других к Т., те и другие прямо называются стилистическими приемами, образная иносказательность смешивается с конкретностью. Той же ошибки не избежал и такой проницательный мыслитель, как Гюйо, давший в книге об искусстве с социологической точки зрения несколько ценных замечаний о Т., которые он охотнее называет образами или метафорами. "Поэзия, говорит он, заменяет один предмет другим, одно выражение другим, более или менее похожим, во всех тех случаях, когда это последнее возбуждает в силу внушения более свежие, более сильные или просто более многочисленные ассоциации идей, способные затронуть не только ощущение, но ум, чувство и моральное состояние". Здесь также на место поэтического мышления подставляются приемы поэтического изображения; автор далек от предположения, что мысль выражена в форме Т. потому, что в этой форме создалась. По мнению Гюйо, мысль могла быть выражена и в прозаической форме, без "замены одного предмета другим"; но необходимо было сообщить ей свежесть, силу, многозначность - и вот, - "одно выражение заменено другим".

Иначе смотрит на эти явления научная теория поэзии, связанная с общим языкознанием. Поэзия есть для нее мышление в образах, то есть объяснение вновь познаваемого посредством индивидуальных, типических символов - заместителей обобщаемых групп. Эта умственная работа совершается не только в высших формах сложных поэтических произведений, но и в элементарных формах поэтического мышления, т. е. в поэтических элементах языка. "Поэт индивидуализирует в деталях - замечает Каррьер потому что и все целое есть - индивидуализация". Создание языка в известной стадии идет, как мы знаем, путем поэтического творчества. Познавая новое явление, мысль называет его по одному из его признаков, который представляется ей наиболее существенным и сам уже познан предварительно, как самостоятельное явление. Это объяснение нового явления посредством перенесения на него названия уже известного и есть то, что мы называем Т., и, так как каждое слово употребляется нами, собственно, в переносном значении, имея и прямое (так называемую "внутреннюю форму"), то это и дало Потебне основания с некоторым правом заявить, что в сущности "в языке нет собственных выражений" ("Мысль и язык", стр. 158); та же мысль выражена позже Гербером в известном изречении: "все слова суть Т.". Отсюда, очевидно, очень далеко до взгляда на Т., как на стилистический прием, посредством которого поэтизируют, конкретизируют и извне украшают поэтическую речь, подобно тому как украшают гипсовыми орнаментами готовое здание. Т. - не та форма, в которую отливается готовая поэтическая мысль, но та форма, в которой она рождается. Поэт мыслит образами, а не придумывает их. Кто, имея готовое обобщение в виде отвлеченной формулы, переводит эту абстракцию в художественную форму единичного случая, тот не поэт. Его создание родилось на почве узко рассудочной и имеет лишь один определенный смысл, а всякое истинно поэтическое произведение многозначно. Изображение готовой мысли в форме индивидуального образа есть уже не символ, а аллегория: это - прозаическая схема, уже готовая идея, одетая в оболочку образа, не изменяющего эту идею и не символизирующего ничего кроме нее. Здесь нет движения мысли - от этого образа идея сделалась, быть может, нагляднее и общедоступнее, но не изменилась в своем содержании, не стала сложнее и развитее. Аллегория для прогресса мысли имеет одну цену с тавтологией; наоборот, Т. есть новое завоевание мысли. Более известное он, как и сравнение, уясняет при посредстве менее известного - и потому он вовсе не обязан сообщать речи конкретность: если явления конкретные для нас новы и не достаточно ясны и могут быть уяснены близкими и знакомыми нам отвлеченностями, то поэзия найдет в последних неисчерпаемый источник сравнений, а за ними и Т. Когда человек больше глядел на природу, чем в свой душевный мир, тогда естественно было объяснять отвлеченности конкретными сопоставлениями, брать Т. извне - и в основе каждого из наших названий для отвлеченных понятий лежит конкретное представление. Отвлеченное есть то, что влекли от чего то, понятие - это то, что было взято, схвачено, представление то, что поставлено пред нами. Но современный культурный человек так проникнут абстрактными представлениями, что они могут быть для него ближе, отчетливее и сильнее, чем внешние предметы; естественно, что, изображая последние, он возьмет яркие краски из мира первых. Гюйо указывает на Шелли, "который часто описывает внешние предметы, сравнивая их с призраком своей мысли, и который вместо реальных пейзажей рисует нам перспективы внутреннего горизонта... Он говорит жаворонку: "В золотом сиянии солнца,... ты летаешь и скользишь как беспричинная радость, возникающая неожиданно в душе". Байрон говорит о потоке воды, которая бежит "с быстротой счастия". У Минского "льется дождик... тягостный, как голос совести виновной, долгий, как изгнанье, мощный, как судьба". Строго говоря, это, конечно, не Т., а сравнения, но разница в данном отношении не существенна. Т. только более сжат и энергичен, чем сравнение; и там, и здесь мы имеем сопоставление двух явлений и выяснение одного при посредстве другого.

Учение о Т. и фигурах было в старинной поэтике и риторике предметом тщательной и мелочной разработки. У Аристотеля, Цицерона, Квинтилиана мы находим ряд рассеянных, но подчас и до сих пор не лишенных интереса соображений. Но немногие верные замечания их, затрагивающие существо дела, были забыты позднейшими грамматиками и риторами, у которых теория Т. получила широкое развитие, обратно пропорциональное ее внутренней содержательности. Как вся теория их была по преимуществу практическим руководством к составлению прозаических и поэтических сочинений, так и многочисленные рассуждения их о Т. и фигурах имели в виду главным образом не столько изучение и объяснение существующего, сколько наставление к украшению речи подобающими сравнениями, эпитетами, метафорами, метонимиями и т. п. И здесь, как в остальных частях теории, учение почти исчерпывалось классификацией, но нигде классификация эта не доходила до таких изысканных, ненужных и сочиненных тонкостей и различий, как в учении о Т. и фигурах. Скалигер, ставивший себе в заслугу то, что он первый классифицировал их, различает среди них: significatio, demonstratio, sermecinatio, attemperatio, moderatio et correctio, asseveratio, conditio, exclamatio, repetitio, frequentatio, acervatio, celeritas, evasio, commoratio, coniunctio, attributio, anticipatio, assimilatio, exempium, imago, translatio, collatio, comparatio, retributio, substitutio, allegoria, praescriptio, agnominatio и т. д. Столь же неисчерпаем в этой ужасающей терминологии Иоанн Бенциус в "De figuris libri duo" (1594). Значительная доля этих схоластических упражнений сохранилась и в наши дни в наших учебниках и во французской школьной риторике. Немецкие курсы свободны от них и, быть может, в силу реакции, иногда впадают в противоположную крайность. Так Боринский ("Deutsche Poetik") склонен к полному отрицанию классификации Т. "Они - говорит он представителям старой риторики - желают классифицировать прежде, чем исследовали и анализировали. Отсюда та пустынная вереница окаменевших обозначений, с которыми возится поэтика, сбивая с толку учащегося стараниями разобраться в них. Совершенно лишенные значения пошлости как "метонимия" (переименование), полная беспомощность, как "синекдоха" (сопонимание), смешение материального различения с формальным, как в "персонификации" (оживлении неодушевленного предмета): все эти неумелые приспособления очень мало могут способствовать внутреннему пониманию присущей образам силы поэтического изображения. Дело не в том, чтобы создавать особые обозначения для оттенков этой изобразительности, - что легко может быть бесконечно, -но в том, чтобы изучать процессы в их совокупности и таким образом объяснять их". Но достаточно анализировать ряд Т., чтобы видеть, что они представляют собою различные группы. Конечно, классификация их есть отвлечение: в действительном Т. мы можем одновременно найти и метафору, и метонимию и синекдоху, но виды эти существуют, и выделение их может лишь способствовать изучению поэтической иносказательности. Основанием классификации Т. должно служить отношение между объясняемым явлением и объясняющим образом.

А. Горнфельд.

Тростник

(Phragmites communis Trin.) - высокий (до 2,5 м.) многолетний злак, растущий по болотам по берегам рек, озер во всей России, в Зап. Европе, Азии, сев. Африке, в Сев. и Южн. Америке. Кроме прямостоячих, сизо-зеленых стеблей, развиты еще ползучие побеги. Листья плотные, темно-зеленые, жесткие, по краю шероховатые; язычка нет, вместо него ряд волосков. Стебель заканчивается крупною (до 30 стм.), развесистою густой, поникающей метелкой, с темно-буроватыми или фиолетовыми колосками. Линейно-ланцетные, сплюснутые колоски содержат по 3-7 цветков, из которых нижний мужской, а верхние обоеполые; колосковые чешуйки не равные (нижняя вдвое короче верхней), короче цветковых, из которых нижняя длиннозаостренная больше верхней, верхняя о двух килях; ось колоска под цветками длинноволосистая, отчего и самая кисть пушистая; рыльца темно-красные; зерновка - продолговатая. Цветет с июля по сентябрь.

С. Р.

Троя

(Troia, иначе Илион) - главн. город Троады. Из всех поселений Троады пользовалась славою одна Т.; зато у древних греков не было имени, с которым было бы соединено столько воспоминаний, около которого группировалось бы столько знаменитых героев и событий. Трагическая судьба Т., подвиги и бедствия ахейских и троянских героев, воевавших под ее стенами, были любимейшими предметами народных сказаний и песнопений задолго до составления Илиады и Одиссеи. Разнообразнейшие варианты относящихся ко всему этому сказаний далеко не вмещались в рамки Гомеровских поэм. Составитель этих поэм, отделенный от воспеваемых событий сотней и более лет, остановился на нескольких днях происшествий, наполнивших собой десятки лет; подобно этому доисторическому певцу, аэду, поступали в позднейшее время античные трагики, когда разрабатывали отдельные моменты народных сказаний в целые трагедии. В Илиаде и Одиссее впервые были созданы великолепные образы богов и героев с индивидуальными чертами, написаны яркие картины сражений, многие сцены домашней, интимной жизни, воспроизведены потрясающие или трогательные душевные состояния и т. п. Последующие поэты, эпические, лирические, драматические, вдохновлялись этими образами, и еще более закрепляли в народной памяти имя Т. и окружали его ореолом святыни; с именем Т. связывалось первое громкое дело всех эллинов, называвшихся тогда ахеянами, аргивянами, данайцами. Имена героев троянской войны сделались нарицательными, выражения Гомеровских поэм вошли в поговорку. Не одни поэты, но также историки и философы-моралисты в своих изысканиях и рассуждениях отводили видное место Т. Художники-ваятели заимствовали из сказаний о Т. сюжеты для своих произведений, назначавшихся для украшения храмов, общественных зданий и т. п. Словом, память о Т. проходит красной нитью через всю древнегреческую литературу и через все искусство греков, будучи постоянно оживляема тем или другим способом. К эпохе Т. восходило начало многих греческих городов, многих знатных фамилий; благодаря этому, имя Т. служило связующим звеном для самых отдаленных одна от другой частей эллинского мира. Так, после Троянской войны Нестор удалился в Италию и там основал Метапонт, Пизу, Гераклею; там же Филоктет основал Петилею и Кримису, отправил колонистов в Егесту в Сицилии; по совету Фетиды, своей божественной бабки, Неоптолем прошел сухим путем через Фракию в Эпир и там получил царскую власть над молоссами, как Одиссей сделался родоначальником феспротских царей; Идоменей, Диомед, Менесфей, а также спутники локрского Эанта положили начало нескольким городам в Италии и Ливии, а Тевкр - на Кипре и на Иберийском полуо-ве. Из троянских героев, уцелевших в войне, особенно посчастливилось в позднейших легендах Энею, сыну Анхиза и Афродиты; он странствует не меньше Одиссея; его имя приурочивается к городам Эну, Энее во Фракии, к Делосу, Орхомену, Мантинее, к островам Кифере, Закинфу, Левкаде, ко многим городам Южной Италии и Сицилии, наконец, к Лациуму, где он, по повелению оракула, и утвердился, положив основание Риму. Римляне гордились воображаемым происхождением от троянского героя и его спутников, и Гомеровская Т. вошла в национальный римский эпос на правах родного города. Через римлян слава Т. перешла в средневековые литературы. Певец Т. свободен от национальной и религиозной нетерпимости: одни и те же божества у ахейцев и троян; в рядах троян есть герои, достойные противники доблестнейших героев ахейских; глубоким сочувствием поэта запечатлены картины страданий врагов. Древние греки верили в историческую реальность Т. и связанных с ней событий, только отбрасывая из песен об ней лишь то, что находили неправдоподобным; философы, особенно стоики, допускали аллегорическое толкование мифологических и легендарных образов и отношений.

По свидетельству Геродота, Ксеркс принес жертву троянской богине Афине в Пергаме Приама и объяснил, что идет на Элладу для того, чтобы отомстить эллинам за Приамидов. Когда при Писистрате афиняне отняли Сигей у митиленян, то оправдывались тем, что митиленяне не имеют особенных прав на этот город преимущественно перед прочими эллинами, помогавшими Менелаю отомстить за похищение Елены. Александр Македонский принес жертву самому Приаму на алтаре Зевса Геркея, потому что считал себя потомком Неоптолема со стороны матери и желал отвратить гнев Приама от потомства Ахилла. Вера позднейших греков и римлян в Гомеровскую Т. поддерживалась существованием в Троаде города того же имени, населенного эолянами, который и считался наследником территории древнего Илиона: из уважения к памяти этого древнего города Александр Македонский, Лизимах, Юлий Цезарь оказывали историческому Илиону всякие милости. Сомнение в тождестве нового Илиона (Novum Ilium) с Гомеровским высказал впервые Димитрий из Скепсиса, историк Александрийского периода, и его сомнения разделял Страбон. Названные писатели помещали Гомеровскую Т. на месте незначительного в то время "поселения илиян" (Iliewn kwmh), на 42 стад. к В от моря, к ЮВ от Нов. Илиона, удаленного от моря всего на 12 стадий.

В настоящее время идущее из древности разногласие решено, по-видимому, окончательно раскопками Шлимана, Дерпфельда и других археологов в пользу Нов. Илиона, несмотря на то, что сомнение древнего критика находило себе в новое время многих сторонников, начиная с Лешевалье, совершившего путешествие в эти места в 1785-86 гг. и издавшего описание его в 1802 г.; еще в атласе Киперта Гомеровская Т. показана отдельно от Нов. Илиона, на том месте, которое отводил ей Димитрий из Скепсиса. Имена Гиссарлык и Бунарбаши - небольших возвышенностей и турецкой деревни на Балидаге - всего чаще упоминаются в новой литературе по топографии Т.; к этим двум именам и приурочиваются обе гипотезы. В стороне от них стоит Беттихер, по мнению которого Шлиман открыл на Гиссарлыке не Пергам Троянский, а кладбище со следами сожжения покойников. Ученое состязание между Беттихером и Шлиманом при участии авторитетных свидетелей в 1889-90 г., происходило на месте раскопок, и Беттихер остался при отдельном мнении, к которому не присоединился никто другой. Местоположение Бунарбаши - трудно согласить с описаниями места действия в Илиаде, кроме того, на возвышенности Балидаг раскопки самые тщательные и повторные не дали ничего похожего на развалины знаменитого города. Наоборот, многократные раскопки на Гиссарлыке, произведенные Шлиманом, Дерпфельдом и другими археологами, открыли обильнейшие остатки сильного и богатого поселения, каким должна была быть Гомеровская Т.; остатки эти дают понятие о целом доисторическом периоде культуры, которому наука присваивает наименование "троянского" и отголоски которого имеются в Гомеровских поэмах. Достойно внимания, что историк Дж. Грот, отказываясь искать историческую действительность в легендах о Т., тем не менее находил, что описаниям Илиады соответствует больше всего местоположение Гиссарлыка, но никак не Бунарбаши. Белох и Эд. Мейер, в своих курсах греческой истории, не подвергают сомнению нахождение Т. на этом холме, хотя вместе с другими исследователями признают, что Гомеровская и "троянская" культура не одно и то же, что эта последняя ниже культуры микенской, полнее отразившейся в Гомеровских песнях. Турецкое название Гиссарлык носит небольшое возвышение выше от древнего ложа Скамандра, нын. Мендере, в 5 км. от морского берега; приток Мендере Dumbrek-son, древн. Симоэн, омывает северный склон Гиссарлыка, недалеко от которого он вливался в Скамандр. В углу, образуемом слиянием двух речек, находилось древнее укрепление, господствовавшие над всей равниной и открывавшее вид на широкий проход в Геллеспонт, на европейский берег, на о-ва Имбр и Самофракию. При таком положении расстояние Т. от ахейской стоянки настолько невелико, что в течение одного дня несколько раз могли из конца в конец переходит лежащую перед ними равнину воюющие армии, их посланцы и глашатаи; представляется возможным преследование Гектора Ахиллом вокруг городских стен; если Скамандр протекал по равнине, где войска сходились на бой, понятною становится картина борьбы реки с Ахиллом. Все сооружения на Гиссарлыке были окружены общей крепостной стеной, служившей основанием кирпичной стены с башнями. Северная сторона основания состоит из громадных каменных глыб, почему сооружение троянской стены могло считаться делом рук Аполлона и Посейдона. К расположенному на холме акрополю примыкал нижний город с Ю, ЮВ и ЮЗ. "Т. следует искать на Гиссарлыке", говорит Ж. Перро; "открытые Шлиманом развалины в глубоких слоях мусора на Гиссарлыке представляют Т., осада и взятие которой находили так долго отголосок в поэзии греков и потом, переходя из поколения в поколение, в поэзии всех цивилизованных народов".

Литература. Кроме сочинений самого Шлимана, особенно его "Ilios, ville et pays de Troyens" (П., 1885) и Шуххардта, "Schliemann\'s Ausgrabungen" (2 изд., Лпц., 1881е a также старых сочинений, см. W. Christ, "Тоpographie der Тг.", "Tr. Ebene u. die Homerische Frage" (M. 1874); Eckenbrecher, "Die Lage d. Homer. Т." (Дюссельд., 1875); Ed. Meyer, "Geschichte von Troas" (Лпц., 1877); Jebb, "The ruins at Hissarlik. II. Their relation to the Iliad" ("Joarn. of Hellenic studies", т. III): G. Perrot, "Les fouilles de Schliemann a Troie" ("Journ. des Savants", 1891); его же, "La civilisation Mycenienne" ("Revue des deux Mondes"; 1893); Ф. Мищенко, "Последние раскопки Шлимана" ("Киевск. Унив. Изв.", 1883, ј 1).

Ф. Мишенко.

Труба

(tromba, clarino, множ. clarini - ит., Trompete - нем., trompette - франц.) - медный духовой инструмент, трубка которого длиной в восемь футов, с раструбом в конце. В верхней части Т. помещается мундштук-чашечка в виде полушария, через который играющий вдувает воздух в инструмент. Форма такого мундштука применяется во всех медных инструментах, за исключением валторны, имеющей мундштук в виде воронки. Устройство мундштука в деревянных инструментах совершенно. Трубка Т. согнута овалом, в середине которого помещаются кроны. Настоящий вид Т. довольно схож с тем, который установился при Людовике XI. Т. инструмент военный. В опере Т. была впервые применена в начале XVII ст., в "Орфее" Монтеверде. Т. бывают натуральные, издающие только звуки натуральной гаммы, и хроматические, с вентилями. Натуральные Т. бывают различных величин, а потому различных строев. На некоторых Т. строи меняются с помощью машинок или кронов. Т.- инструмент преимущественно транспонирующий. Партия пишется как бы в тональности С в скрипичном ключе и транспонируется на тот интервал выше или ниже, на какой строй Т. отстоит от тональности C. Хроматические знаки ставятся не в ключе, а при нотах. Низкие ноты, написанные в басовом ключе, всегда транспонируются вверх на октаву или другой интервал, смотря по строю Т. Трубы строев As basso, А, В, Н (низкий строй) транспонируются в скрипичном ключе на интервал вниз, смотря по строю; напр. нота соль будет звучать в первой Т. на большую терцию вниз (ми бемоль), а в третьей - на большую секунду вниз (фа), Затем Т. С, Des, D, ES - средний строй. В строе С партия Т. звучит как пишется; в других строях ноты транспонируются на интервал вверх, напр. нота соль будет звучать в Т. Des на малую секунду вверх, в Т. Es - на малую терцию вверх. Высокие строи Т. - Е, F транспонируются тоже вверх. Высшие - Ges, G, As atto - также. Наиболее употребительный звуковой объем Т. As basso, A, В, Н, С, Des, D, Es в две октавы, от соль в малой октаве до ноты соль во второй октаве по письму, но не по звуку, так как последний с каждым строем будет меняться. Объем Т. Е и F - от до в малой октаве до ми во второй октаве, по письму. Объем в Т. Ges, G, As alto - от до в малой октаве до до во второй октаве. Общий характер Т. энергичный, воинственный, светлый, но, смотря по строю, в частностях характер меняется; напр. в строе С звук простой, в. Des яркий, блестящий и т. д. От вкладывания в раструб демфера (род пробки) звук значительно ослабляется. Низшие звуки Т. глухие, средние поддаются всем нюансам, от piano до fortissimo, Верхние звуки преимущественно склонны к forte. Выдерживаемые, но не слишком продолжительные ноты, мелодии и пассажи, преимущественно гармонические (разбитый аккорд - фанфара), игра несвязанными нотами - в характере Т. Быстрое Повторение одной и той же ноты с помощью двойного или тройного удара языка (Schmetterton) весьма доступно для Т. В оркестре применяют преимущественно две Т. Обе их партии пишутся на одной системе и в одном строе. Звуки двух Т. должны по большей части совпадать в консонансах. Для Т. выбирается тот строй, который может дать требуемые пьесой натуральные звуки этого строя. Уже 30 лет как натуральная Т. вытеснена Т. с вентилями или хроматическою Т. (Trompette a piston, Ventiltrompete). От вентилей Т. приобрела хроматическую гамму, но потеряла серебристую звучность и отчасти воинственный характер натуральной Т. Хотя на ней можно играть плавно идущие мелодии, но лучше писать партию в характере натуральной Т. Наиболее употребительные строи Т. с вентилями - Es, Е, F. Объем Т. в F - от до в малой октаве до ноты ми во второй, по письму. Звучит эта Т. на кварту выше писанных нот, т. е. настоящий звуковой объем будет от фа в малой октаве до ноты ля во второй октаве.

Н. С.

Трубецкой князь Сергей Петрович

- один из наиболее известных членов тайного общества в царствование имп. Александра I (так называемых декабристов). Род. в 1790 г., служил в гвардии и во время войн с Наполеоном обратил на себя внимание своею храбростью. По возвращении из-за границы Т. вступил в масонскую ложу "трех добродетелей", в 1818-19 г. был в ней неместным мастером, затем почетным членом. Т. вместе с Александром и Никитою Муравьевыми первые пришли, в 1816 г., к мысли о необходимости образования тайного общества, которое и составилось в феврале 1817 г. под названием "союза спасения" или "истинных и верных сынов отечества"; устав его написал Пестель. Во внешних приемах этого общества чувствовалось еще влияние масонства. По показанию Т., члены "союза спасения" преимущественно говорили "о обязанности подвизаться для пользы отечества, способствовать всему полезному если не содействием, то хотя изъявлением одобрения, стараться пресекать злоупотребления, оглашая предосудительные поступки недостойных общей доверенности чиновников, особенно же стараться усиливать общество приобретением новых надежных членов, разведав прежде о их способностях и нравственных свойствах или даже подвергнув их некоторому испытанию". Вскоре "союз спасения" был преобразован и получил название "союза благоденствия", первая часть устава которого была составлена Александром и Михаилом Муравьевыми, П. Колошиным и кн. Т., при чем они пользовались уставом немецкого тайного общества Тугендбунда. Любопытно, что немецкий устав настаивает на освободительных мерах относительно крестьян и требует, чтобы каждый вступающий в союз обязался в течение того же хозяйственного года освободить своих крестьян и превратить находящуюся в пользовании крестьян землю, обремененную барщиной, в свободную собственность, которая могла бы дать им достаточное пропитание; между тем в русском уставе помещикам рекомендуется только человечное отношение к крестьянам, забота об их просвещении и, в случае возможности, борьба с злоупотреблениями крепостным правом. Проект второй части устава "союза благоденствия", написанный Т., не был одобрен коренною управою общества и впоследствии уничтожен. Т. вербовал в члены общества даже людей, мало ему знакомых. Так, в 1819 г. он обратился к Жуковскому, но тот, возвращая ему устав, сказал, что он "заключает в себе мысль такую благодетельную и такую высокую, что он счастливым бы себя почел, если бы мог убедить себя, что в состоянии выполнить его требования, но что к несчастию он не чувствует в себе достаточной к тому силы". Напротив, Н. И. Тургенев принял предложение Т.

После съезда членов союза благоденствия в Москве, в начале 1821 г., общество объявлено было уничтоженным, но на юге Пестель и другие не согласились с этим и немедленно образовали южное общество, в Петербурге же северное общество составилось лишь в конце 1822 г. Во главе его стоял Никита Муравьев, но в конце 1823 г. нашли более удобным, для успеха дела, иметь трех председателей, и к нему присоединили кн. Евг. Оболенского и Т., только что возвратившегося из-за границы. В бумагах Т. был найден впоследствии список (с неважными переменами) проекта конституции Никиты Муравьева, предполагавшего учредить в России монархию ограниченную, причем государю предоставлялась власть подобная той, которой пользуется президент Соедин. Штатов. Когда в 1823 г. в Петербург приезжал Пестель и убедил кн. Оболенского признать необходимость республиканского правления в России, то Т. разубедил его в этом, доказав, что республику можно учредить не иначе, как истребив императорскую фамилию, что привело бы в ужас общество и народ. В 1824 г., по обязанностям службы, Т. переехал в Киев. В октябре 1825 г., взяв отпуск, Т. возвратился в Петербург и вновь избран был директором общества. Когда при обсуждении вопроса о том, что делать, если государь не согласится на их условия, Рылеев предложил вывезти его за границу - Т. присоединился к этому мнению. 27 ноября члены северного общества узнали о смерти имп. Александра и о присяге Константину Павловичу. Некоторые находили, что упущен удобный случай к восстанию, но Т. утверждал, что это не беда, что нужно только приготовиться содействовать членам южного общества, если они начнут дело; тем не менее, он присоединился к постановлению главных членов северного общества о прекращении его до более благоприятных обстоятельств. Известие, что Константин Павлович не принимает короны, возбудило новые надежды. Т. был выбран диктатором. В своих показаниях он утверждал, что истинным распорядителем был Рылеев, последний же заявил, что Т. "многое предлагал первый и, превосходя его в осторожности, я равнялся с ним в деятельности по делам заговора". 8 декабря Т. советовался с Батенковым относительно предполагаемой революции и будущего государственного устройства. Они одобрили следующий план, составленный Батенковым: 1) приостановить действие самодержавия и назначить временное правительство, которое должно будет учредить в губерниях камеры для избрания депутатов. 2) Стараться установить две палаты, причем члены верхней должны быть назначаемы на всю жизнь. Батенков (находившийся, вероятно, под влиянием Сперанского, у которого он жил, и который после своей ссылки возлагал надежду на создание наследственной аристократии) желал, чтобы члены верхней палаты были наследственные, но, очевидно, Т. на это не согласился. 3) Употребить для достижения цели войска, которые захотят остаться верными присяге имп. Константину. Впоследствии, для утверждения конституционной монархии, предполагалось: учредить провинциальные палаты для местного законодательства и обратить военные поселения в народную стражу. Т. высказывал предположение, что первоначально войск за них будет мало, но он рассчитывал, что первый полк, который откажется от присяги имп. Николаю, будет выведен из казарм, пойдет с барабанным боем к казармам ближайшего полка и, подняв его, будет продолжать шествие к другим соседним полкам; таким образом составится значительная масса, к которой примкнут и батальоны, находящиеся вне города. 12 декабря кн. Оболенский передал собравшимся у него членам общества, гвардейским офицерам, приказание диктатора - стараться в день, назначенный для присяги, возмутить солдат своих полков и вести их на Сенатскую площадь. На собрании заговорщиков 13 декабря вечером, когда кн. Оболенский и Александр Бестужев высказались за необходимость покушения на жизнь Николая Павловича, Т., по показанию Штейнгеля, соглашался на это и выражал желание провозгласить императором малолетнего вел. кн. Александра Николаевича (последнее предлагал и Батенков в разговоре с Т. 8 декабря), но, по свидетельству других, Т. держался в стороне и вполголоса разговаривал с кн. Оболенским. Сам Т. показал, что не может отдать себе ясного отчета в своих поступках и словах в этот вечер. По свидетельству Рылеева, Т. думал о занятии дворца. Т. на следствии заявил о своей надежде, что Николай Павлович не употребит силы для усмирения восставших и вступить с ними в переговоры. Т. в своих "Записках" так излагает планы заговорщиков.

Предполагалось полкам собраться на Петровской площади и заставить сенат: 1) издать манифест, в котором прописаны будут чрезвычайные обстоятельства, в которых находилась Россия, и для решения которых приглашаются в назначенный срок выбранные люди от всех сословий для утверждения, за кем остаться престолу и на каких основаниях; 2) учредить временное правление, пока не будет утвержден новый император, общим собором выбранных людей. Общество намеревалось предложить в временное правление Мордвинова, Сперанского и Ермолова. Предполагалось срок военной службы для рядовых уменьшить до 15 лет. Временное правление должно было составить проект государственного уложения, в котором главные пункты должны быть учреждение представительного правления по образцу просвещенных европейских государств и освобождение крестьян от крепостной зависимости. По показаниям Т. и Рылеева, в случае неудачи предполагалось выступить из города и распространить восстание. У Т. был найден набросок манифеста от имени сената об уничтожении прежнего правления и учреждения временного, для созвания депутатов. От времени до времени Трубецким овладевали сомнения в успехе дела, которые он и высказывал Рылееву. Однажды Т. даже просил, чтобы его отпустили в Киев, в 4-й корпус, в штабе которого он служил, чтобы "там что-нибудь сделать". Тем не менее Т. не решился сложить с себя звание диктатора и должен был присутствовать в день 14 декабря на Сенатской площади; но начальство над войсками, участвующими в заговоре, поручено было полковнику Булатову. Однако в решительный день Т. окончательно растерялся и не только не явился на Сенатскую площадь, но даже принес присягу имп. Николаю.

Храбрость свою Т. доказал несомненно во время наполеоновских войн, но, по словам Пущина, он отличался крайней нерешительностью и не в его природе было взять на свою ответственность кровь, которая должна была пролиться, и все беспорядки, которые должны были последовать в столице. В ночь с 14 на 15 дек. Т. был арестован и отвезен в Зимний дворец. Император вышел к нему и сказал, указывая на лоб Т.: "что было в этой голове, когда вы, с вашим именем, с вашей фамилией, вошли в такое дело? Гвардии полковник! князь Трубецкой! как вам не стыдно быть вместе с такой дрянью? Ваша участь будет ужасная! " Императору было очень неприятно участие в заговоре члена такой знатной фамилии, находившегося к тому же в свойстве с австрийским посланником. Когда несколько позднее государю отнесли показание, написанное Т., и позвали его самого, имп. Николай воскликнул: "Вы знаете, что я могу вас сейчас расстрелять! ", но затем приказал Т. написать жене: "Я буду жив и здоров".

28-го марта 1826 г. в каземат к Т. вошел генерал-адъютант Бенкендорф и требовал от имени государя, чтобы он открыл, какие у него были сношения со Сперанским; при этом Бенкендорф обещал, что все сказанное останется в секрете что Сперанский ни в каком случае не пострадает что государь хочет только знать, в какой степени он может ему доверять. Т. отвечал, что встречал Сперанского в светском обществе, но никаких особенных отношений к нему не имеет. Тогда Бенкендорф сказал Т., будто бы он рассказывал о своем разговоре с Сперанским и будто бы даже советовался с ним о будущей конституции в России Т. решительно отрицал это. По требованию Бенкендорфа, Т. записал какой-то разговор о Сперанском и Магницком, который у него был с Батенковым и Рылеевым, и отправил пакет в собственные руки Бенкендорфа. Очевидно, к этому случаю имеет отношение одно место в не обнародованном в свое время приложении к донесению следственной комиссии, где говорится, что руководители северного общества предполагали сделать членами временного правительства адмирала Мордвинова и тайн. сов. Сперанского "единственно потому, что первый часто в совете изъявлял мнения, противные предположениям министерств, а второго они (по словам кн. Трубецкого) считали не врагом новостей". Верховный суд приговорил Т. к смертной казни отсечением головы. По резолюции государя смертная казнь была заменена для Т. вечной каторжной работой. Когда его жена пожелала сопровождать мужа в ссылку, император Николай и императрица Александра Федоровна пытались отговорить ее от этого намерения; когда же она осталась непреклонной, государь сказал: "Ну, поезжайте, я вспомню о вас! ", а императрица прибавила: "Вы хорошо делаете, что хотите последовать за своим мужем, на вашем месте и я не колебалась бы сделать тоже! "

В 1842 г. Т., живший в то время на поселении в селе Оеке, около Иркутска, получил извещение от ген. губернатора Вост. Сибири Руперта, что государь, по случаю бракосочетания наследника цесаревича, соизволил обратить внимание на поступки жен осужденных в 1826 г., последовавших за ними в заточение, и пожелал оказать свое милосердие детям их, родившимся в Сибири. Комитет, которому повелено было изыскать средства исполнить волю государю императора, положил: по достижении детьми узаконенного возраста, принять их для воспитания в одно из казенных заведений, учрежденных для дворянского сословия, если отцы будут на то согласны; при выпуске же возвратить им утраченные их отцами права, если они поведением своим и успехами в науках окажутся того достойными, но вместе с тем лишить их фамильного имени их отцов, приказав именовать по отечеству. На это извещение Т. отвечал Руперту: "смею уповать, что государь-император по милосердию своему не допустит наложить на чела матерей незаслуженное ими пятно и лишением детей фамильного имени отцов причислить их к незаконнорожденным. Касательно же согласия моего на помещение детей моих в казенное заведение, я в положении моем не дерзаю взять на себя решение судьбы их; но не должен скрыть, что разлука навек дочерей с их матерью будет для нее смертельным ударом". Дочери Т. остались при родителях и впоследствии воспитывались в иркутском институте. Жена Т. умерла в Иркутске в 1854 г. Н. А. Белоголовый в своих воспоминаниях говорит о ней: "Это была олицетворенная доброта, окруженная обожанием не только товарищей по ссылке, но и всего оекского населения, находившего всегда у ней помощь словом и делом". Помилованный имп. Александром II, Т. первоначально не пользовался правом жить постоянно в Москве. Приезжая туда по временам, с разрешения полиции, он отказывался делать новые знакомства и ограничивался небольшим кругом своих родственников и старых знакомых, говоря, что не желает "быть предметом чьего бы то ни было любопытства". По отзыву одного современника, он был в это время "добродушен и кроток, молчалив и глубоко смиренен". Т. умер в Москве в 1860 г. О Т. и его жене см. его "Записки" (Л., 1863 и поздн. лейпц. изд.), "Сказания о роде князей Трубецких" (изд. кн. Р. Э. Трубецкой, М., 1891); Les princes Troubetzkoi, "Histoire de la maison ducale et princiere des Troubetzkoi" (П., 1887; здесь переведена часть записки Т.), "Воспоминания кн. Е. П. Оболенского" (Лпц., 1861), "Записки С. Г. Волконского" (декабриста), изд. кн. М. С. Волконского (СПб., 1901). О найденной в бумагах Т. конституции, сходной с конституцией Н. Муравьева, см. Богданович, "История царствования Александра II" (т. VI, Прилож., стр. 56-57).

В. Семевский.

Трупный яд

(Leichengift, Leichenvergiftung) - коллективное название, придаваемое ряду самых разнообразнейших веществ, отчасти возникающих благодаря тем многоразличным химическим процессам, которые наступают в трупе непосредственно после смерти и касаются главным образом разложения внутренностей и жидкостей тела, отчасти же вследствие находившихся еще при жизни в данном организме гнилостных микроорганизмов. Т. яд не следует смешивать с ядом, находящимся в трупах лиц, умерших от какой-либо специфической болезни (сапа, сибирской язвы). Отсюда и понятны те разнообразные действия, которые вызывает трупный яд в организме человека, при чем разнообразие усиливается еще и тем, что разные лица обладают далеко не одинаковой восприимчивостью по отношению к Т. яду. В общем, можно сказать, что ранения при вскрытиях очень часто вызывают не только местные, но и общие явления, интенсивность которых вовсе не отвечает степени местного повреждения: рана очень болезненна и сопровождается сильным, распространяющимся воспалением, преимущественно - системы лимфатических сосудов; кроме того, очень часто наблюдается лихорадка, напоминающая патологические процессы гнило- и гноекровия. В большинстве случаев воспаление лимфатической системы распространяется только до подкрыльцовой впадины, где обыкновенно и наблюдается нагноение лимфатических желез или же более или менее обширная флегмона. Но бывают случаи, когда имеют место воспаление легких, плевритические выпоты или метастатические гнойники, как при пиемии. Сущность Т. яда, за невозможностью пользоваться опытом, до сих пор не выяснена в достаточной степени. Утверждение, что повреждения, полученные при вскрытии лиц, умерших от пиемии; послеродовой лихорадки или рожи, опаснее повреждений, получаемых при вскрыли других трупов, нельзя считать доказанным, ибо здесь, помимо других неуловимых причин, индивидуальное предрасположение играет очень важную роль. При заражении Т. ядом нередко наблюдается смертельный исход, который в иных случаях наступает очень быстро. В серьезных случаях выздоровление тянется очень долго, ибо припухание желез уменьшается лишь очень медленно. В высшей степени интересно знать, что нередко, после сильного напряжения рук, внезапно снова начинается болезненное припухание подмышечных желез, которое при неблагоприятных условиях (а к таковым, в данном случае, следует отнести даже пользование конечностью) может перейти в нагноение, ведущее иногда даже к повреждению грудной полости. Но не следует забывать, что выздоровление все же может наступить даже в тяжелых случаях.

От острого отравления Т. ядом следует отличить те бородавко-подобные образования кожи над пальцевыми суставами, которые нередко встречаются у лиц, вынужденных часто производить вскрытия трупов. Это - так называемые трупные бугорки (lupus аnаtomicus, verruca necrogenica), которые, не смотря на довольно сильную болезненность, все же вполне безопасны и со временем или сами собою исчезают или же очень легко уступают действию легких прижигающих средств (уксусная кислота, азотнокислое серебро и т. п.). Эти трупные бугорки иногда мокнут и тогда очень легко могут сделаться исходным местом острого заражения Т. ядом. До известной степени возможность заражения дана всегда, ибо в литературе известны случаи, где заражались Т. ядом через неповрежденное ногтевое ложе, волосяные мешочки, сальные железы и т. п. Необходимо знать, что большие, кровоточащие резанные раны не так легко дают повод к заражению Т. ядом, нежели маленькие, рваные или колотые раны. В высшей степени опасными представляются небольшие разрывы тыльной поверхности пальцев; нередко заражение происходит также благодаря заусеницам. Лечение интоксикации Т. ядом прежде всего сводится к тщательному промыванию раны, засим прибегают к прижиганию (уксусной или азотной кислотами, азотнокислым серебром) и вообще заботятся об уходе за раной согласно общим правилам хирургии. Но, как везде, так и здесь, наиболее благотворными оказываются профилактические меры: к вскрытию приступают только при полной не поврежденности рук или - где это не выполнимо - царапины и ссадины на таковых покрывают непроницаемой тканью, нежную кожу смазывают перед вскрытием маслом, вазелином; соблюдают строжайшую осторожность при вскрытиях и до и после вскрытия производить тщательную чистку рук. Ср. Husemann, "Toxikologie" и руководства по хирургии: Pitha-Billroth\'a, Tillmans\'a. Konig\'a и друг.

Магнус Блауберг.

Трускавец

(Truskawiec) - курорт в Галиции, у подножья Карпатских гор, на высоте 78 м. над ур. моря. Землисто-соляно-серные источники. Воды применяются внутрь и в форме ванн. Три бальнеологических заведения.

Трутовики

(Polyporus) - род базидиальных грибов из семейства трутовиковых, с трубочками, более или менее независимыми от плодового тела и составляющими отдельный гимениальный слой. Этот обширный род, заключающий более 1500 видов, подразделяется на несколько подродов, разграничение которых, впрочем, чисто эмпирическое и недостаточно разработано. Т. встречаются повсюду от тропиков до полярных стран, но в жарких странах они гораздо многочисленнее и представляют большее разнообразие форм. Многие из них являются опасными паразитами древесных пород, развиваясь на стволах и ветвях и причиняя гниение древесины. Из полезных Т. можно указать на P. fomentarius, плодовое тело которого идет на приготовление трута. В прежние времена изготовление трута считалось доходным промыслом, но с изобретением спичек оно потеряло всякое значение. Тот же вид, а также белый Т. (Р. officinalis), растущий на стволах лиственницы, употребляется для остановки упорных кровотечений. В Алжире один вид Т. (Pol. tinctorius) употребляется как красящее вещество. В России встречается очень много Т. Между ними внимания заслуживают Р. annosus или корневая губка, обусловливающая гниение корней ели, P. betulinus, причиняющий большой вред березовым лесам, P. spumeus, вредящий яблоням, P. sulfureus на различных плодовых и лесных деревьях, P. pinicola на пнях хвойных пород, P. applanatus на пнях и стволах лиственных деревьев. В постройках часто встречается P. vaporarius с расстилающимся плодовым телом, состоящим исключительно из больших, белых, угловатых трубочек. Этот Т. причиняет, наравне с домовым грибом, быстрое гниение деревянных частей различных зданий.

Яч.

Трюфели

(Tuber) - род сумчатых подземных грибов из отдела трюфелевых. Плодовое тело округлое, мясистое, в несколько сантиметров в диаметре, с бурой или черной оболочкой, гладкой или снабженной различными призматическими, щетинистыми или бородавчатыми придатками; внутренность плода состоит из жилок белого или черного цвета, состоящих из бесплодных гиф и из распространяющегося между этими жилами сероватого цвета гимениального слоя, состоящего из многочисленных грушевидных или шаровидных сумок, заключающих по 2-4 (реже по одной или более 4, до 8) споры желтоватого или бурого цвета, эллипсоидальной формы, с сетчатой, щетинистой или бородавчатой оболочкой. Этот род разделяется на 50 видов, отличающихся видом оболочки плодового тела и оболочкой спор. Почти все виды Т. съедобны и составляют предмет весьма важной отрасли торговли, особенно для Франции, отправляющей Т. по всему земному шару. В 1885 г. напр. было вывезено из Франции 131699 кг. Т., т. е. на сумму в 3950970 фр., считая в среднем по 30 фр. за килограмм. Т. встречаются под лиственными деревьями, главным образом под дубами и буками, на глубине 15-25 см. в земле. Их отыскивают при помощи дрессированных собак или свиней; но опытные люди могут также находить их без всякой посторонней помощи, пользуясь присутствием серовато-черных мух (Helomyza gigantea, Н. ustulata. Н. pallida), которые роятся над местами, где есть Т., по утрам, осенью или весной. Под деревьями, где находятся Т., трава обыкновенно скудно растет. Сбор Т. имеет обыкновенно место в ноябре и декабре; они встречаются особенно часто в известковой почве. Самым лучшим видом в гастрономическом отношении считается Tuber melanosporum, Т. Перигора, особенно распространенный в средней и южной Франции и обладающий самым сильным ароматом. Он встречается в Италии и в Южной Германии. Близкий к этому вид Т. aestivum (летний трюфель) встречается во Франции, Германии и Италии, также в черноземной полосе России. Он менее ароматичен, но употребляется наравне с предыдущим. При том значении в торговом отношении, которое представляют Т., весьма желательно, конечно, распространять их культуру по мере возможности; искусственные культуры помощью посева спор до сих пор не удавались. В настоящее время пользуются с успехом лишь эмпирическим способом разводки Т., состоящим в том, что предпринимают посевы желудей от таких дубов, под которыми находятся Т. Через 6-10 лет после этого посева, под молодыми дубовыми насаждениями можно уже собирать Т. В России Т. пока найдены только на ЮЗ и в Царстве Польском.

Яч.

Трясогузки

(Motacilla) - род певчих птиц, распространенный в странах Старого Света. У длинного узкого, прямо обрезанного хвоста, два средних пера немного длиннее боковых; 1-е маховое перо короче 2-го и 3-го; слабоизогнутый коготь заднего пальца короче самого пальца. Т. перелетные птицы. Подобно другим представителям семейства Motacillidae, они питаются исключительно насекомыми. Охотясь за насекомыми, Т. быстро бегают по земле взад и вперед и во время остановок покачивают вверх и вниз своим удлиненным хвостом. Последняя особенность объясняет название Т. Большинство Т. держится возле воды отдельными семьями или небольшими стайками; гнездятся Т. на земле или в дуплах. Кладка, 1 или 2 раза в лето, по большей части состоит из 5 - 6 пестрых яиц. В окраске преобладают серый и желтый, а также черный и белый цвета. Из 15 видов, относимых в Т., большинство водится в Европе. Желтых Т. иногда выделяют в особый род (Budytes). Наиболее обыкновенный вид, в средней и северной России, охотно держащийся вблизи жилья человека - белая Т. (Motacilla alba) - сверху серого цвета, снизу белая; голова сверху (кроме белого лба), горло и средние перья хвоста - черные. Гнездится 2 раза в лето в щелях стен, на стропилах под мостами, в углублениях почвы, в дуплах, под корнями деревьев и кустов и т. п. Рыхло свитое гнездо выстилается клочками шерсти и волосами. Осенью для перелета собирается в значительные стаи.

Ю. В.

Туган-Барановский Михаил Иванович

- экономист, род. в 1865 г. В 1888 г. сдал в харьковском унив. экзамен на степень кандидата естественного и юридического факультетов. В 1894 г. получил от московского унив. степень магистра политической экономии за диссертацию: "Промышленные кризисы"; в 1898 г. получил от того же университета степень доктора за диссертацию "Русская фабрика в прошлом и настоящем" (т. 1). Обе эти работы вышли вторыми изданиями - первая в 1899 г., вторая в 1900 г. С 1895 г. читал лекции в c.-пeтеp6ypгском университете в качестве приват-доцента. В 1899 г. был уволен из числа приват-доцентов, по приказанию министра народного просвещения. Другие труды его: "Учение о предельной полезности" (1890), "Прудон, его жизнь и деятельность" (1891), "Д. С. Милль, его жизнь и деятельность" (1892). В 1897 г. поместил ряд статей по разным вопросам в журнале "Новое Слово", а в 1899 г. в журнале "Начало"; в этих обоих журналах принимал близкое участие в редакции. Кроме того, сотрудничает в "Мире Божьем", где с начала 1901 г. печатается его работа: "Очерки из истории политической экономии". На немецком языке напечатал: "Агbeiterschutzgesetzgebung in Russland" (во 2 изд. "Handworterbuch der Stafttswissenschaften", Конрада), "Die sozialen Wirkungen der Handelskrisen in England" ("Archiv fur soziale Gesetzgebung und Statistik", 1898), "Studien zur Theorie und Geschichte der Handelskrisen in England" (переработка русской книги о кризисах, изд. 1900 г.). Кроме того, на немецкий язык переведена Минцесом книга о фабрике и издана, как приложение к "Zeitschrift fur Soziale und Wirtschafts geschichte", под заглавием: "Geschichte der russischen Fabrik" (Б., 1900).

Главным трудом Т.-Барановского, одного из виднейших наших марксистов, является его сочинение о кризисах, в котором он разрабатывает теорию реализации продуктов в капиталистическом обществе. В первом издании этой книги затруднения при реализации продуктов, обостряющиеся до депрессии и кризисов, объяснялись исключительно неорганизованностью капиталистического производства. Во втором, совершенно переработанном издании своей книги, Т.-Барановский ставит процесс реализации в связь не только с "отсутствием планомерной организации", но и с друг. социальными чертами капиталистического строя. При последнем производство перестает быть средством удовлетворения человеческих потребностей, а становится целью само по себе, техническим моментом создания капитала. Законы капиталистической конкуренции повелительно требуют от капиталиста расширения производства и капитализирования значительной части его прибыли. В связи с этим стоит вторая черта капитализма  - организованность труда в пределах одного предприятия и неорганизованность всего национального производства. Указанные особенности капиталистического производства делают общее перепроизводство, как момент развития капиталистического хозяйства, необходимым. В указанных социальных противоречиях капиталистического строя Т.-Барановский видит движущую силу общественных преобразований.

Тула

- губ. гор., на соединении линий Моск. Курск. и Сызр.-Вяз. жел. дор. Т. занимает площадь в 16,8 кв. в. или 1750 дес., близкую по фигуре к прямоугольнику, несколько вытянутому от С к Ю. По средине этот прямоугольник прорезывается от З к В р. Упою, при чем в последнюю, в пределах городской черты, впадают рч. Воронка, Тулица, Щегловка и Рогожка. Местность около pp. Упы и Воронки ровная, затопляемая водою весною и нередко осенью; по направленно к С (к Московской заставе) и к Ю (к Киевской заставе) местность постепенно поднимается. В кварталах близ р. Упы и других речек нередко господствуют лихорадки. В центре города, на левом берегу р. Упы, расположен старинный кремль, имеющий вид прямоугольника в 490 саж. в окружности. Стены кремля имеют около 4 арш. толщины и от 5 до 6 саж. высоты, из коих 3 саж. снизу построены из тесаного камня. В стенах 4 ворот и 5 башен. Почти против кремля, на другой стороне р. Упы, расположен имп. тульский оружейный завод, основанный в 1712 г. и заново перестроенный в 1843 г. Лучшая часть города расположена к Ю от р. Упы, ближе к Киевской заставе. В центре сев. части расположен арсенал (склад ружей). Часть города, расположенная между pp. Упою и Тупицею (4-я полицейская), назыв. Чулковой слободою, по имени стольника Чулкова (в начале XVIII в.); часть эта заселена преимущественно рабочими и кустарями. Водопровод, но водопроводная сеть пока слабо развита. Общественных садов мало - они невелики, если не считать загородного парка, и плохо содержатся. Каменных построек много. Церквей правосл. 38 (все каменные) и 2 монастыря, 1 лют. црк. Жит. по переписи 1897 г. 111048 (60964 мжч. и 50084 жнщ.). Фабрик и заводов 177 с 13025 рабоч, и производством на 10395330 руб. На имп. ружейном зав. еще недавно работало до 8 тыс. рабочих. В последнее время, с окончанием перевооружения армии, число рабочих сильно сократилось. Громкою известностью пользуются самоварные фабрики. Много других металлических фабрик по выделке медных тазов, подносов, дверных и оконных приборов и т. п., а также охотничьих ружей, револьверов, кинжалов, ножей и т. п. Всего в Т. насчитывается свыше 50 фабрик и заведений для выделки самоваров или разных частей для них, 17 скобяных, более крупных, 24 мелких, 2 токарных, 1 токарно-слесарная фабрика, 1 штампометаллическая и подковочная, 1 замочная, 1 латунно-литейный завод, 5 чугунолитейных, 3 гальванопластических заведения, 9 гармонных, 2 литейных, 1 замочно-скобяное, 5 подковочных, 1 экипажное, 1 петельное, 1 для выделки печных приборов, 1 зонтичная фабрика, 2 ватных, 3 кирпично-кафельных и некоторые др. зав. Кроме того, патронный завод (1346 раб.); завод сельскохозяйственных орудий и машин (162 рабоч.), пивоваренный (в 1899 г. 28 тыс. ведер), сахарорафинадный (в 1899 г. переработано около 1 млн. пд. сахарного песку) и др. Кустарей в Т. до 5 тыс. (изготовляют самовары, скобяной товар, гармонии, пряники и проч.). Торговля значительная; предметы вывоза - изделия местных фабрик, зав. и кустарей, ввоз - сырые материалы (металлы и др.). Особенно оживленная торговля со столицами и на Нижегородской ярмарке. Отделения банков: госуд., двор. и крест., 3 частных, городской ломбард и 2 банкирские конторы. Движение грузов на жел. дор.: отправлено (в 1899 г.) - 3517 тыс. пд., прибыло 16391 тыс. пд. Земская больница, психиатрическая лечебница и земская же глазная лечебница (всего с 512 кроват.), тюремная больница (40 кроват.), больница при самоварной фабр. Баташовых, приемные покои при некоторых заводах, лечебница для приходящих больных общ. тульских врачей, частная лечебница с 6 кров., военный лазарет, 3 детских приюта (56 мальч. и 219 девоч.), приют-ясли (15 - 30 детей), дом призрения бедных (110 чел. об. п.), училище для слепых (22 чел.). Кроме того, 5 благотворительных заведений содержит земство и еще 21 заведение, в том числе Баташовский исправительный приют и дом трудолюбия, содержатся разными частными обществами и друг. учреждениями. Учебных заведений в 1899 г. было 79 (учащихся 4345 мальч. и 2777 дев.): 1 мужская (497) и 2 женск. гимназии (887), реальное уч. (261), оружейная шк. (82), дух. семинария (456), епарх. жен. уч. (431), фельдшерская шк. (18 муж. и 101 женщ.), акушерская шк. (82), дух. уч. (219), начальная шк. сел. хоз. при фабр. Баташовых (18 мальч. и 39 девоч.); город, уч. (335), технич. жел. дор. уч. (91); в остальных 67 школах низшего разряда обучались 2368 мальч. и 1237 дев. Воскресная школа. Библиотеки: публичная городская, тульская общ. прекрасно поставленная (правление избирается подписчиками), небольшая частная платная библиотека. Книжный склад губ. земства. Тульское епарх. древлехранилище. В Т. имеются 16 благотворительных обществ, в том числе общ. для содействия и развития кустарной промышленности в Тульской губ.; при местном управлении Красного Креста община сестер милосердия. Несколько клубов. Городских доходов в 1899 г. 530557 руб., расходов 481672 руб., в том числе на народное образование 19397 руб., на врачебную и отчасти ветеринарную часть 18635 руб. Значительная часть строений в городе застрахована в тульском общ. взаимного страхования в сумме 161/2 млн. руб.

П. Н.

История. Время основания Т. неизвестно, в истории она упоминается впервые под 1146 г. среди других городов рязанской земли. Есть основание предполагать, что первоначально Т. находилось в 15 в. от нынешнего города вверх по р. Тулице. В половине XIV в. Т. владела татарская царица Тайдула, жена хана Ченибека; вообще же Т. до присоединения к Москве (1503), принадлежала рязанскому княжеству. В 1509 г., по повелению вел. кн. Василия Ивановича, Т. была укреплена, а в 1520 г. в ней, кроме наружных деревянных стен с валами, возведен каменный кремль, уцелевший до настоящего времени; в XVI и XVII вв. Т. считалась важным укрепленным пунктом Московского государства и оплотом против крымских ханов. Укрепления срыты (искл. кремля) в 1741 г. В 1552 г. Т. выдержала осаду крымского хана; в 1605 г. признала царем Лжедимитрия I и последний совершил торжественный въезд в город. В 1607 г. Т., занятая Болотниковым, была осаждена войсками Вас. Ив. Шуйского и сдалась после 31/2 месячного сопротивления. Около этого же времени в Т. начало возникать металлическое производство и оружейное дело. Еще в 1595 г. тульские кузнецы - самопальники получили некоторые привилегии, за что обязаны были поставлять в казну известное количество пищалей. В 1632 г. в Т. появились заграничные мастера (голландец Виниус и др.), которым разрешено было устроить чугунные и железоделательные заводы для снабжения правительства оружием, при этом они обязаны были "людей государевых всякому железному делу научить и никакого ремесла от них не скрывать". Особое внимание на выделку орудий и ружей в Т. было обращено во времена Петра Вел.; в это время возникли здесь оружейные заводы Никиты Демидова (1695) и казенный (в 1705 г.), последний особенно усовершенствован Чулковым в 1714 г., так что в 1720 г. на заводе этом работали 1160 оружейных мастеров и производилось ежегодно до 15 тыс. фузей, 4. тыс. пистолетов и 1200 пик. В 1708 г. Т. приписана к Московской губ., в 1719 г. сделана провинциальным городом той же губ., а в 1775 г. - губернским. В 1654 г. в Т. считалось 2568 жит., в 1780 г. ок. 20 тыс., в 1870 г. - 57 тыс., а в 1897 г. - 111 тыс. жит.

Д. Р.

Тулуза

(Toulouse) - гл. город франц. дпт. Верхней Гаронны, когда-то гл. гор. Лангедока, на р. Гаронне и канале дю-Миди, соединяется с лежащим на низменном лев. берегу Гаронны, С.-Киприаном, старинным мостом (XVI в.) и двумя висячими мостами. Старая часть города со своими узкими улицами, однообразными домами из красного песчаника сохранила средневековый вид. Собор С.-Этьенн (ХIII в.), црк. С.-Серпен в романском стиле (XI - XVl в, реставрирована Виоле-ле-Дюком в 1860 г., дл. 115 м., шир. 64 м. с башней 64 м. высоты), церк. св. Якова (XIV в.), црк. Дальбад в раннеготич. стиле. Црк. Ла-Дорад и Дю-Тор с фасадами на подобие крепостей: Ратуша (капитолий XIV - XVI в.) реставрирована 1880 г., бывший августинский монастырь, теперь музей; дворец судебн. учреждений (прежде парламент). Обелиск в память воинов, убитых в 1814 г. Жителей ок. 150 тыс. казенный артиллерийский и пороховой завод, казенная табачная фабрика. Заводы машиностроительные, каретные, гончарные, стеклянные, химические, писчебумажные. Производства мебельное, седельное, шляпное, консервное. Мукомольные мельницы. Оживленная торговля зерновым хлебом, мукой, вином, лесом, мрамором, шерстью, скотом, птицей и друг. Учебные заведения: факультеты юридический, медицинский и фармацевтический, философско-исторический, физико-математический и естественный (во всех факультетах около 1500 студентов), частный католический университет, лицей, ветеринарная школа, семинарии духовная и учительская, консерватория, художественно-ремесленное училище. Академия наук и академия "Jeux floraux". Публичная библиотека и музеи, обсерватория, ботанический сад. В древности Т. была главн. городом народа Volcae Tectosages и назывался Tolosa и уже во II в. до Р. Хр. Т. была значительным торговым городом. В священном, пруде были запрятаны 15 тыс. талантов золота, похищенных впоследствии проконсулом Цепионом и вошедших в поговорку под названием aurum tolosanum. Не смотря на частые завоевания и разорения, Т. еще в IV в. после Р. Хр. была цветущим городом. В 413 г. вестготы сделали Т. столицей своего государства. В 507 г. Т. занял франкский король Хлодвиг. В 631 г. Т. сделана резиденцией аквитанских герцогов; в половине IX в. столицей Тулузского графства. В 1271 г. Т. присоединена к франц. короне. Людовик XIV даровал своему третьему сыну от Монтеспан Людовику-Александру де Бурбон титул графа Тулузского. Ср. Catel, "Histoire de comtes de Toulouse" (1623); "Toulouse. Histoire, archeologie monumentale, facultes, etc." (Тулуза, 1887).

Близ Тулузы происходило последнее сражение 1814 г. главнокомандующий франц. южн. армией, маршал Сульт, не зная еще о низложении Наполеона, принимал в Т. все меры для противодействия англо-исп. армии Веллингтона. 10 апр. последовало кровопролитное сражение, в котором 80 тыс. французов, большею частью новобранцев, в течете 14 часов отражали атаки 100 тыс. англичан, испанцев и португальцев, вторгнувшихся в южную Францию. Часть жителей Т. приняла участие в обороне города. Сульт сохранил свои позиции, но убедился, что боя продолжать нельзя, а потому ночью очистил Т. и отступил в Нижн. Лангедок, потеряв ок. 3 тыс. чел. В войсках Веллингтона выбыло из строя до 13 тыс.

Туман

- Под названием Т. разумеется такое состояние нижнего слоя атмосферы, когда совершенно прозрачный при обыкновенных условиях воздух теряет свою прозрачность, делается мутным и предметы, даже находящиеся сравнительно близко от наблюдателя, становятся плохо видимыми. Состояние это вызывается в воздухе примесью к нему весьма мелких твердых или жидких частиц. В присутствии таковых световые лучи, задерживаемые и рассеиваемые встречаемыми на пути частицами, могут проникать только на сравнительно незначительные расстояния, - словом, при этих условиях лучи света распространяются в воздухе так, как они распространяются в искусственно получаемых мутных срединах. Сообразно своему происхождению, Т. распадаются на две группы: в первой стоят Т. сухие (помеха, мгла), обязанные своим происхождением вступлением дыма, копоти, пыли и т. п. в наблюдаемые слои воздуха; во второй группе стоять Т. в собственном смысле этого слова, - Т. влажные, происходящие от присутствия в воздухе мелких, твердых или жидких частиц воды. Нередко приходится, однако, наблюдать Т., составляющие переходную ступень от одной группы к другой, - Т., состоящие из водяных частиц вместе с достаточно большими массами пыли, дыма и копоти; это - так назыв. грязные, городские Т., являющиеся следствием присутствия в воздухе больших городов массы твердых частиц, выбрасываемых при топке дымовыми, а еще в большей степени - фабричными трубами. Наиболее простой случай представляют Т. первой группы, причиною которых являются дым лесных, торфяных или степных пожаров, или степная лессовая или песчаная пыль, поднимаемые и переносимые ветром иногда на значительные расстояния. Необходимо только отметить, что вообще сухой Т. не отличается таким гибельным действием на растительность, какое свойственно помохе. Эта последняя, связанная с сухими юго-вост. ветрами, их высокою температурою и большою сухостью и действует губительно на растения. Всякий раз, как только, вследствие охлаждения, температура воздуха перейдет через некоторую точку, при которой данное количество паров насыщает воздух, избыток паров должен выделиться непременно в виде жидких капелек. Правда, если для образования жидких капель нет достаточно благоприятных условий, водяные пары могут некоторое время оставаться в состоянии пересыщенном; но обыкновенно условия благоприятствуют выделению воды в виде капелек, так как мельчайшая пыль, поднимаемая ветром и необходимая для образования водяных капель по Айткэну, всегда в избытке находится в воздухе. Как только водяные капельки, образующиеся в воздухе при соответственных условиях, примешаются к нему в достаточных количествах и достигнут соответственных размеров, воздух на некотором расстоянии принимает типичную белесоватую окраску и предметы начинают терять в нем резкость очертаний: появляется Т. При дальнейшем развитии явления оно может достигнуть значительной интенсивности, воздух приобретает молочно-белый оттенок и предметы, даже ярко освещенные, перестают быть видимыми на очень близких расстояниях. При исключительной силе Т. может быть так густ, что яркий газовый фонарь делается невидимым уже на расстоянии 2 - 3 саж. Что здесь все дело в примеси к воздуху очень мелких водяных капелек (в среднем диам. около 0,02 мм.), поглощающих и рассеивающих световые лучи, видно из того, что воздух остается прозрачным даже при несравненно больших количествах воды, примешанных к воздуху в виде крупных капель дождя. Образование влажного Т. является всегда следствием того, что воздух, богатый водяными парами и близкий к насыщению, или подвергается охлаждению, или прямо смешивается с более холодными массами воздуха. Можно нередко наблюдать, что на почве, покрытой густою растительностью, - особенно после дождя, - к вечеру при тихой погоде появляется слой Т., расстилающийся плотною, белою пеленою над растительностью. Вечернее охлаждение почвы и травы вследствие лучеиспускания настолько понижает в этом случае температуру нижнего слоя воздуха, что этот последний, перейдя через точку насыщения, выделяет избыток своей влаги в виде капелек и образует слой Т. Подобные Т., стелющиеся густою белою пеленою по поверхности земли, - обычное явление на низких и болотистых местах, особенно в осенние и летние вечера и ночи. Этой же причине обязаны своим происхождением мощные слои Т., сплошным слоем окутывающие земную поверхность при осенних антициклонах, наступающих вслед за теплою и мокрою погодою, в этих случаях может достигать мощности до нескольких десятков метров.

Другой случай образования Т. можно, также нередко наблюдать в зимнее время на берегах рек, озер, - вообще различных водоемов, покрытых ледяною корою; стоит на льду образоваться полынье, над ее отверстием в холодную погоду всегда наблюдается полоса Т., клубящегося над поверхностью воды. Причина понятна: вода при морозах всегда будет теплее окружающего льда и воздуха, к нему прикасающегося. Вследствие этого и воздух над водою, насыщаемый парами, из ее выделяющимися, будет несколько теплее окружающего. Смешиваясь с этим последним и охлаждаясь, теплый воздух переходит через температуру насыщения и выделяет избыток своих паров в виде Т. Этой же причине обязаны своим происхождением знаменитые ньюфаундлендские Т., в большом масштабе повторяющие предшествующий случай и являющиеся результатом смешивания теплого воздуха над Гольфстримом с массами холодного воздуха, держащегося над холодным Лабрадорским течением, бок о бок встречающимся здесь со струею Гольфстрима. Ньюфаундлендские Т. особенно интенсивны и часты в летние месяцы, когда господствующие ветры относят теплый и влажный воздух в сторону холодного течения и здесь заставляют его выделять водяные пары в капельножидком виде. Вообще всегда смешение теплых и холодных морских течений или холодные течения, омывающие берега теплых стран, являются причиною частых и упорных Т.; таковы, напр., сев. западный берег Африки (Марокко), берега юго-западной Африки, Перуанские берега Южноамериканского континента, берега Приморской области и Калифорнии и т. д. Существенную роль в образовании Т. играют мелкие частицы пыли, плавающие в воздухе и, по Айткэну, играющие роль ядер, на которых должно начаться образование водяных капелек. Чем больше в воздухе этой пыли, тем легче идет образование Т. Поэтому, именно, большой город с большим количеством отапливаемых зданий всегда почти окутан слабым Т., к которому городские жители уже настолько привыкают, что даже не замечают его, но который, однако, ясно виден приближающемуся к городу извне наблюдателю. Но, благодаря этому незаметному для городского жителя Т., всегда почти висящему над большим городом, воздух этого последнего гораздо легче поддается образованию и настоящего, уже заметного для наблюдателя Т. В этом отношении особенно интересны знаменитые лондонские Т. Обильный водяными парами воздух, вследствие массы копоти и дыма, выбрасываемых домами, фабриками, пароходами и жел. дорогами, которыми изобилует Лондон, обладает здесь необычайной способностью даже при небольших сравнительно понижениях температуры образовать необыкновенно густые и интенсивные Т. Из обычной, белой стадии Т., вследствие обилия копоти, нередко здесь переходит в бурый и даже так называемый черный Т., который может быть настолько густым, что затрудняет дыхание и вызывает кашель; при этой фазе Т. мрак настолько интенсивен, что все уличное движение громадного города по неволе прекращается.

Интересны некоторые числа, показывающие, насколько загрязнен и обилен пылью, а вследствие этого и мало прозрачен воздух этого города. Так продолжительность солнечного сияния с ноября по февраль, выраженная числом часов, в течение которых солнце светило, была для Лондона и его предместий такова: Вобурн - 206, Кью - 172, Сити - 96, Гринвич - 150, Истбурн - 268, т. е. в самом городе солнце светит почти в три раза меньше часов, чем в его окрестностях. Насколько влияет увеличение фабричной деятельности на образование туманов, показывают следующие числа, заимствованные Ханном из работы Броди; по этому последнему автору, число дней с туманами в Лондоне по пятилетиям было в среднем за год: 1871-75 гг. - 50,8, 1876-80 гг. - 58,4, 1881-85 гг. - 62,2, 1886-90 гг. - 74,2, т. е. годовое число туманов в 20 лет возросло почти в 1 1/2, раза; при этом прирост по временам года распределился следующим образом: число туманов за 20 лет возросло в течение зимы на 13,8, весны 2,0, лета 0,2 и осени 7,2, т. е. главным образом возрастание числа туманов падает на зиму и осень, когда происходит усиленная топка печей. При этом особенно заметно на увеличение числа туманов влияет усиление топки каменным углем: по замечанию Саймонса, основанному на собственных наблюдениях, Париж, прежде совершенно свободный от густых, желтых Т., с переходом от дровяного отопления к каменноугольному приближается теперь в этом отношении к Лондону и густые, желтые Т. становятся в нем обычным явлением. Очень подробно литературу Т. можно найти в курсе метеорологии Наnn\'a, "Lehrbuch der Meteorologie" (Лпц., 1901) " см. также Лачинов, "Основы метеорологии" (СПб., 1895).

Г. Любославский.

Туманности

- Так называются видимые в достаточно сильные трубы, в различных местностях небесного свода, бесформенные скопления светящейся материи, похожие на легкие облачка или хлопья фосфоресцирующего тумана. Т. на первый взгляд легко смешать со слабыми телескопическими кометами, но Т. не изменяют своего положения среди соседних звезд, не имеют чувствительного параллакса - не принадлежат к солнечной системе, а одинаково далеки от нас как и звезды. К Т. близко подходят так назыв. звездные кучи; между этими типами светил нельзя даже провести резкой грани. Многие Т., имеющие вид в слабейшие трубы сплошной тускло светящейся массы (всего лучше их определить словом "светлый налет"), в более сильные трубы оказываются разложенными на отдельные яркие точки. Вместе с улучшением оптических средств все большее число Т. переходит в разряд разложимых. С другой стороны, спектральный анализ доказал, что многие Т. никогда не могут быть разложены, что они представляют собой действительно скопление материи в газообразном состоянии, и во всяком случай не состоят из отдельных твердых или жидких телец. Разнообразие видов Т. и звездных куч настолько велико, что если взять с одной стороны такую характерную кучу широко расставленных звезд как Плеяда, а с другой стороны бесформенные клубы космической материи как Т. в созвездии Ориона, то можно подобрать ряд небесных объектов, которые составят непрерывный и постепенный переход между такими различными типами светил. Лишь несколько самых ярких Т. видимы невооруженным глазом, и то, как светлые точки, едва отличимые для самого острого зрения от обыкновенных звезд. Обратно, некоторые широко раскинутые звездные кучи (а для очень близоруких людей даже Плеяды) могут служить образцом того, как представляются в трубе настоящие Т.

Названия nebula, nejelion употреблялись еще древними астрономами. Гиппарх называл так известное звездное скопление Praesepe в созвездии Рака. Птолемей по непонятной теперь причине обозначал "туманными" некоторые яркие звезды. Эти nejeloeideV считались астрологами опасными они приносили слепоту. По-видимому, уже Al Sufi, арабский астроном Х в., знал о существовании Т. в созвездии Андромеды. На голландских картах (около 1500 г.) это место неба обозначено группой точек. Первое описание знаменитой Т. Андромеды дал Тобиас Майер в 1612 г. Затем, Цизат в Люцерне, наблюдая комету в 1618 г., заметил Т. в созвездии Ориона. Эту Т. подробно описал Гюйгенс в 1656 г. В 1716 г. Галлей знал еще только шесть Т., но каталог Мессье (1771) содержит 103 Т. Около того же времени 42 Т. южного неба занес на карту Лaкайль во время своего пребывания (1752) на мысе Доброй Надежды. Гигантской шаг вперед сделал В. Гершель. При своих многолетних "поисках" по всему небосводу он открыл до трех тысяч новых Т., иногда довольно значительных по величине и слабых, иногда еле отличимых от звезд. Гершель различал шесть классов: звездные кучи; разложимые Т.; Т. в тесном смысле слова (неправильные, правильные - овальный и кольцеобразные); планетарные Т.; звездные Т.; туманные звезды. Его первый "Catalogue of one Thousand new Nebulae and Clusters of Stars" появился в 1786 г. Затем (1789 - 1802) Гершель напечатал несколько добавочных каталогов. Сын его, Д. Гершель, продолжал ту же работу для южного полушария (1834 - 38). Общий каталог Т., изданный нм в 1864 г., заключал 5079 предметов. Поисками за новыми Т. занимались затем Дёнлоп, Росс, Лассель, Даррэ, Шмидт, в новейшее время Стефан, Бигурдан. В 1888 г. вышел "A New General Catalogue of nebulae and clusters of stars", обработанный Дрейером; он содержит 7840 предметов. Теперь принято обозначать Т. номерами этого каталога (в сокращении N. G. С.). Лорд Росс, пользуясь громадной оптической мощью своих рефлекторов, открыл чрезвычайно интересные детали многих Т. он установил новые, весьма обширный класс спиральных Т. и доказал, что многие так называемые овальные Т. не имеют правильной фигуры. В 1880 г. Дрэпер получил первый фотографический снимок Т. (в Орионе). Фотография дала возможность путем увеличения времени экспозиции (иногда туманности в течение нескольких ночей подряд) обнаруживать присутствие туманной материи там, где глаз даже в лучшие рефракторы ничего не может распознать. Обнаружены громадные, хотя крайне слабые Т. во многие десятки квадратных градусов. Описанная Гюйгенсом Т. в Орионе составляет ничтожную по площади часть всего скопления, занимающего своими разветвлениями половину созвездия. Фотография же открыла весьма сложные туманные полосы, окутывающие группу Плеяд. Из фотографических снимков Т. особенно известны работы Исаака Робертса и бр. Анри.

Среди различных тесных звездных куч, которые в слабые инструменты имеют вид Т., особенно интересны "шарообразные" скопления мельчайших звездочек равных между собою по яркости (12 - 15 величины). Наиболее характерны такие кучи в созв. Тукана, Центавра, Звездочки расположены в них гораздо теснее около центра, чем у окраин. Громадное число звездочек в таких кучах оказались переменными. Они правильно меняют блеск на 1 - 2 величины в различные иногда очень короткие промежутки времени. Громадное большинство неразложимых Т. (несколько тысяч) относится к классу овальных, размеры их обыкновенно весьма малы. Они расположены группами в различных частях неба, при том как раз в местностях бедных звездами. Иные круглые Т., в противоположность шарообразным звездным кучам с центральным сгущением и с размытыми контурами, кажутся совершенно равномерно - сияющими, резко очерченными дисками; по виду напоминают диски планет, освещенных посторонним светом. Такие Т. названы Гершелем планетарными; он насчитывал до 80 таких Т.; цвет их голубоватый; типом может служить одна из Т. в Большой Медведице. Росс показал, впрочем, что многие планетарные Т. должны быть отнесены к спиральным. Среди этих последних наиболее известны Т. в созвездиях Гончих Собак и Девы. В спиральных Т. от центральных сгущений расходятся неправильными завитками ветви струйчатого строения, постепенно сходящие на нет. К этому классу, судя по фотографиям Робертса, относятся и Т. в Андромеде. Небольшое число Т. (по подсчету Гершеля - 12) имеет характерный вид кольца, иногда круглого, иногда эллиптического, вероятно, в зависимости от угла, составленного их плоскостями с лучами зрения. Иногда, как в известной Т. в созв. Лиры, внутреннее пространство заполнено чрезвычайно редким туманом, чаще же оно вполне темно. В Т. Лиры фотография указала еще на звездообразное сгущение в центре кольца. В спиральных и кольцеобразных Т. хотели видеть иллюстрацию и доказательство справедливости различных космогонических гипотез. Большинство самых известных, ярких и значительных по размерам Т. имеет совершенно неправильную форму (около 100 Т.). Сюда относятся Т. в Орионе так наз. ОмегаТуман в Щите Собесского; Dump-bell nebula в Лисице (напоминающая фигурой гирю атлетов); Т. в созв. Райской Птицы (целое собрание отдельных слившихся Т.); Т. около звезды h Корабля (по-видимому, связанная физически с этой звездой);Т. окутывающая Плеяды Туманные звезды - нечто иное, как небольшие Т. с резко определенными светлыми ядрами. Гершель видел в них последнюю стадию перехода Т. в звезды. Маггелановы облака - "богатейшие сокровищницы южного неба" - описаны впервые мореплавателями XVI стол.; подробно изучали их Лакайль и Д. Гершель. Невооруженному глазу они представляются бесформенными светящимися облачками, ясно видимыми в безлунные ночи. На самом деле они состоят из большого числа звездных куч, Т. и отдельных звезд. По подсчету Гершеля, в большом облаке - 284 Т., 66 звездных куч и 582 звезды; в малом облаке - 32 Т., 6 куч, 200 звезд. Т. в известном смысле слова можно назвать и Млечный Путь. Мелкие звезды в нем, сливающиеся для глаза и различимые отдельно в трубу, местами как бы запутаны в бесформенный светящийся туман, который совершенно не разлагается на звезды. Аналогично двойным звездам встречаются двойные и кратные Т. Си (See) указал, что вытянутые фигуры двойных Т. весьма похожи на фигуры, полученные путем теоретических соображений для близких масс, вызывающих взаимно громадные приливные явления. В некоторых двойных Т. замечено даже относительное орбитальное движение.

Для оценки яркости Т. употребляют следующие приемы. Помещают между чечевицами земного окуляра трубы зеркальце, на которое падает рассеянный свет от поставленной сбоку дампы. Тогда в поде зрения рядом с Т. видно небольшое светлое размытое пятно, яркость которого можно изменять передвигая лампу. При исследовании яркости отдельных частей больших Т. можно "проектировать" искусственное пятнышко на самое Т. и изменять положение лампы, пока пятно не сольется с Т., исчезнет на ее фоне. Иногда направляют вспомогательную трубу на какую-либо звезду, яркость которой известна, и, выводя окуляр из фокуса объектива, портят изображение звезды настолько, что она кажется светлым пятном; его-то яркость и сравнивают с Т. видимой в главную трубу. Подобным методом Пикеринг определил, напр., что планетарная Т. в Лебеде равна по сумме блеска звезде 8.6 величины. Некоторые Т. оказались неоспоримо переменными. Наиболее резкий пример составляет Т., открытая Хайндом в 1852 г. в созв. Тельца. Хайнд пометил ее очень слабой; в 1855 г., по наблюдениям Даррэ и других Т. стала очень яркой, а в 1868 г. те же наблюдатели не находили и следов Т. В 1890 г. удалось заметить эту Т. в большой рефрактор ликской обсерватории; в феврале 1895 г. она была снова довольно ярка, а в сентябре того же года снова исчезла совершенно. Подобные же резкие изменения яркости подмечены в Т., найденной О. Струве в 1868 г. в том же созв. Тельца. Перемены, заверенные различными астрономами в некоторых больших Т. (напр. в Орионе около h Корабля), вероятно, должны быть объяснены изменениями относительной яркости различных частей Т. Впрочем, иногда нужно допустить и действительные перемещения туманных масс. Напр. Гершель отметил, что в темном пространстве между лопастями так наз. trifid-nebula (в созв. Стрельца) видна характерная тройная звезда, а теперь эта звезда уже приходится на самой Т.

Т. были исследованы спектрально впервые Хёггинсом в 1864 г. Он открыл, что спектр многих Т. состоит лишь из нескольких отдельных светлых линий, т. е. эти Т. состоят из раскаленного, светящегося газа. Такой "газовый" спектр дают все большие, неправильной формы Т. (Орион. h Корабль, омега, dumpbell), а также, повидимому, все кольцеобразные и планетарные Т. Напротив того, спиральные Т. (в Андромеде, Гончих Собаках) дают непрерывный спектр такой же, как и спектр шарообразных звездных куч, т. е. эти миры состоят не из газа, а из отдельных твердых или жидких раскаленных частиц. В сплошном спектре Т. Андромеды заметны лишь широкие полосы поглощения около его красного конца, Замечательно, что "газовый" спектр всех Т. почти одинаков. В нем неизменно видны четыре главных линии: одна, наиболее яркая, в зеленом цвете с длиной волны в 500mm.; три - с длинами волн в 496, 486 и 434mm. - в голубом и фиолетовом. Последние две линии, быть может, совпадают с линиями F и Нg водорода. Сначала принималось, что зеленая линия соответствует одной из линии спектра азота. Теперь это мнение всеми оставлено и даже можно считать доказанным (Килер), что первым двум линиям спектра Т. не отвечает ни одна из линий солнечного спектра: вещество, производящее их, нам неизвестно. Спектры Т. различаются между собой лишь относительной яркостью основных линии, при чем зеленая неизменно превосходит все остальные. Для Т. Ориона Фогель оценивает яркости как 10: 5: 8: 1. В 1888 г. Копеланд открыл в спектре Т. Ориона слабую желтую линию, совпадающую с линией гелия D3. Та же линия оказалась в спектрах некоторых других Т. Фотография обнаружила присутствие еще нескольких линии в фиолетовом конце спектров. Для объяснения характерных спектров Т. приводились следующие соображения (Цёлльнер). При изменении плотности и температуры тела, дающего спектр, перемещается в спектре область его наибольшей яркости. Если плотность газа постепенно уменьшается при постоянной температуре, то число линии в спектре газа должно уменьшаться и спектр может быть сведен, наконец, к одной линии, положение которой в том или другом цвете и зависит от температуры и состава газа. Хёггинсу. напр., удалось свести спектр азота к одной зеленой линии. Подобные опыты повторяли Франкланд и Локайер. Эта теория объясняет также и отсутствие в спектре Т. линии С обыкновенно столь яркой в спектре водородной. Невозможно, однако, допустить, что в различных областях пространства вполне повторяются столь одинаковые условия давления и температуры, вызывающие один и тот же монохроматический спектр Т. Скорее нужно думать, что здесь мы видим особое специфическое состояние вещества, нам неизвестное. Подтверждением этому служит в то, что все исследованные спектрально "новые" звезды, в начале своего появления дававшие крайне сложные спектры с темными и яркими линиями, затем перерождались в планетарные Т. с их характерным спектром. Таковы были Nova Cygni (1876), Nova Aurigae (1893), к тому же спектру уже пришла и Nova Persei, вспыхнувшая в прошлом году. Здесь мы имеем даже фактическое опровержение пресловутой "небулярной" космогонической гипотезы - очевидно, нельзя рассматривать Т. как не сложившиеся еще звезды. В Т. и тесных "звездных" кучах нужно, напротив того, видеть особые типы миров, совершенно отличных от звезд (понимая под этим словом светила, аналогичные нашему солнцу); а строение и условия равновесия этих миров нам непонятны.

В. Cepaфимов.

Тундры

- лежащие за северными пределами лесной растительности, пространства с вечномерзлой почвой, не заливаемой морскими или речными водами. По характеру поверхности, Т. может быть каменистою, глинистою, песчаною, торфяною, кочкарною или болотистою. Представление о Т., как о пространстве, трудно доступном, справедливо только для болотистой Т., где мерзлота может к концу лета исчезать. В Т. Европейской России талый слой достигает, к сентябрю, на торфе около 8 врш. мощности, на глине около 28 врш., на песке около 36 врш., а в болотистых местах с стоячей водой мерзлота опускается, в зависимости, от степени водности и примеси твердых растительных остатков, к середине лета, на глубину около 12 - 15 врш. После очень морозных и малоснежных зим и в холодное лето мерзлота, конечно, ближе к поверхности, тогда как после зим мягких и снежных и в теплое лето мерзлота опускается. Кроме того, на ровных местах талый слой тоньше, чем на склонах, где мерзлота может даже исчезать совершенно. На Кольском полуо-ве, на Канине и по побережью Чешской губы Ледовитого океана, до Тиманского кряжа, господствует Т. торфяно-бугристая. Поверхность Т. состоит здесь из крупных, вышиною ок. 11/2 - 2 саж. и шириною до 10 - 15 и более саж., изолированных, крутобоких, чрезвычайно плотных торфяных, мерзлых внутри, бугров. Промежутки между буграми, шириною около 2 - 5 и более саж., заняты очень водяным, труднодоступным болотом, "ерсеями" самоедов. Растительность на буграх состоит из различных лишаев (Сladonia, Cetraria, Stereocaulon, Cornicularia) и мхов (Sphagnum, Polytrichum), обыкновенно с морошкой (Rabus Chamaemorus) по склонам. Тело бугра сложено из мха Sphagnum и мелких тундровых кустарников, которые могут иногда даже преобладать. Торфяно-бугристая тундра переходит южнее или ближе к рекам, где уже имеются леса, в сфагновые торфяники, с клюквой, морошкой, гоноболю, багуном (Ledum), березовым ерником (Betula nana) и др. Сфагновые торфяники очень далеко вдаются в область лесов. К В от Тиманского кряжа торфяные бугры и ерсеи встречаются уже редко и лишь небольшими участками в местах пониженных, где больше скопляется воды. На СВ Европейской России и в Сибири (по Чьельману) развиты следующие типы Т.:

Торфянистая Т. Торфяной слой, состоящий из мхов и тундровых кустарничков, сплошной, но тонкий. Поверхность одета, главным образом, ковром из ягелей (Cladonia rangiferina, Stereocaulon paschale и др.), но встречаются иногда в изобилии морошка и др. мелкое кустарнички. Этот тип, развитый на более ровных местах, пользуется большим распространением особенно между Тиманом и Печорой.

Лысая, трещиноватая Т. очень распространена на местах, не представляющих условий для застаивания воды и доступных действию ветра, сдувающего снег и иссушающего почву, которая покрывается трещинами. Этими трещинами почва разбивается на небольшие (с тарелку, с колесо и более крупные) площадки, совершенно лишенные растительности, так что наружу выступают мерзлая глина или мерзлый же песок. Такие площадки отделены друг от друга полосками из мелких, сидящих в трещинах, кустарничков (Empetrum, Salix herbacea, polaris, Arctostaphylos alpina и др.), злаков (Aira caespitosa), камнеломок (Saxifraga caespitosa) и др.

Травянисто-кустарная Т. развивается там, где почва более плодородная. Лишайники и мхи отступают на второй план или исчезают совершенно, а господствуют кустарнички: Empetrum, Salix polaris, Dryas, Arctostaphylos alpina, Vaccinium Vitis Ideae, Ledum, злак Aira caespitoza и др.

Кочковатая Т. Кочки, вышиною до 1 фт., состоят из пушицы (Eriophorum yaginatum) с мхами, лишаями и тундровыми кустарничками. Промежутки между кочками заняты мхами и лишаями, причем седые лишаи одевают также и верхушки старых, отмерших кочек пушицы.

Болотистая Т. покрывает большие пространства в Сибири, где в болотах преобладают разные осоки, злаки: Dupontia Fischeri, Hierochloa pauciflora, Alopecurus alpinus, Colpodium iatifolium, Pleuropogon Sabini, ситники Luzula hyperborea и Juncus biglumis и др. Болотистые пространства занимают, как уже замечено, и промежутки между буграми в торфяно-бугристой Т.

Каменистая Т. развита на выходах каменистых горных пород (напр., Хибины горы на Кольском полу о-ве, Канинский и Тиманский Камни, Сев. Урал, горы Вост. Сибири) и одета лишайниками и тундровыми кустарничками.

Характернейшие для Т. растения - это ягели или лишайники, придающие поверхности Т. светло-серый цвет. Другие растения, преимущественно мелкие, жмутся к почве, кустарнички, встречаются обыкновенно пятнами на фоне из ягелей. Наиболее характерны: Dryas octopetala, Salix polaris, herbacea, геticulata, Arctostaphylos alpina, Andromeda tetragona, Loisoleuria procumbens, Phyllodoce taxifolia, Diapensia lapponica, также Papaver alpinum, Silene acaulis, Androsace Chamaejasme, Saxifraga caespitosa, nivalis, oppositifolia и некот. др. В южных частях Т. и ближе в рекам, где уже начинают появляться островки лесов, на безлесных местах пользуется большим распространением березовый ерник (Betula папа) и некоторые ивы (Salix myrtilloides, glauca, lapponum), ростом около 1 11/2 арш. Границы Т. в Российской Империи показаны на карте ботанических областей, приложенной к описанию России в томе XXVII. Под Т. находится крайний С и весь СВ, от Гижигинской губы Охотского м. и верховьев Анадыри. Кроме того, несколько крупных участков Т. имеется в сев. половине Сахалина. В Америке Т., называемые "barren grownds" и имеющие, в общем, тот же характер, с массою тех же растении, что и в Старом Свете, занимают довольно широкую береговую полосу от Аляски до Лабрадора. Многие характерные тундровые растения появляются снова в высочайших горных областях Пиренеи, Альп, Кавказа, Туркестана, Алтая, отделенных от Т. обширными равнинами. Сообщение между Т. и, напр., Альпами, теперь для растительности невозможное, существовало в период, следовавший за отступанием ледников, когда в средней Европе и в средней России царствовал тундровый век, чему доказательством служат находки тундровых растении и животных в отложениях того времени (озерные глины под торфом, туфы, пески и др.), находящихся теперь в лесной полосе. Т. вообще безлесна, но в ней изредка попадаются островки леса, строго приуроченные к местам. где, благодаря условиям рельефа, скорее исчезает мерзлота, т. е. к небольшим песчаным повышениям и к берегам рек и оврагов, играющих роль осушительных канав.

Литература. A. Schrenk, "Reise nach dem Nordosten des Europ. Russlands im Jahre 1837"; E. Hofmann, "D. nordliche Ural und das Kustengebirge Pae-Choi" (1856); O. Kihlmann, "Pflanzenbiologische Studien aus Russisch-Lappland" (1890); Н. Кудрявцев, "Opoграфическй характер Кольского полу о-ва" ("Труды СПб. Общ. Ест.", 1883); Риппас, "Отчет о поездке на Кольский полу о-в" (1895); А. Якобий, "Канинская Т." ("Труды Общ. Ест. пр. Имп. Каз. Унив.", XXIII, 1, 1891); Г. Танфильев, "По тундрам тиманских самоедов летом 1892 г." ("Изв. Имп. Русск. Геогр. Общ.", т. XXX, 1, 1894); Kjellman, "Pflanzenwuchs an der Nordkuste Sibiriens" ("Die wissenschafti. Ergebnisse der Vega-Expedition" 1883, 1); Миддендорф, "Путешествие на С и В Сибири" (т. IV, отд. 1: "Растительность", 1867); Третьяков. "Туруханский край" ("Записки Имп. Русск. Геогр. Общ.", 1869); Baron Maydell, "Reisen und Forschungen im Jakutskischen Gebiet Ostsibiriens" (1893 и 1896); К. Ditmar, "Reisen und Aufenthalt in Kamtschatka in den Jahren 1851 - 1855" (1890); Ф. Шмидт и П. Глен, "Исторические отчеты о физико-географических исследованиях" ("Труды Сибирской Экспедиции Имп. Русск. геогр. Общ.", т. 1 - Сведения о Сахалине).

Г. Танфильев.

Тунис

(Tunis) - главный город Туниса в 45 км. от Средиземного моря, в закрытой бухте Эль-Багира, соединяющейся с заливом Т. посредством канала Голетта. 170000 жит., в том числе 50000 европейцев и 40000 евреев. Внутренность города представляет лабиринт узких, неопрятных улиц. Пять больших и много малых мечетей, из которых замечательна красивая, построенная в 1223 г. мечеть Джамаэль-Ситун, с гробницами властителей страны. Дворец бея построен в мавританском стиле. Местопребывание правительства - в Бардо, в крепости, в которой находится также французское политехническое училище. Т. является одним из центров восточной учености. В верхнем городи живут преимущественно турки. Жилища европейцев и евреев находятся в нижнем городе или в предместьях. Новый французский квартал возникает на новой гавани, называемой Т.-Голетта и функционирующей с 1893 г. Морской канал длиною в 1750 м., шириною в 100 м.; к нему примыкает внутренний канал в 8900 м. длины и 30 м. ширины. Глубина воды - 6,5 м., но должна быть еще увеличена посредством углубления русла. Бассейн гавани Т. такой же глубины, 400 м. длины и 300 м. ширины. Вход в канал защищен у Голетты двумя молами, на концах которых находятся маяки. Голетта имеет также небольшой, но плоский бассейн, равно как и сухой док, 43 м. длиною, 6 м. шириною и 3,5 м. глубиною. Фабрики шелковых и бумажных материй, шелковых шалей, производство шитья золотом и серебром ювелирных вещей. Т. связан правильным пароходным сообщением с Европою и с гаванями Алжира. Торговля, прежде подрываемая Боной и Голеттой, теперь быстро возрастает. В Т.-Голетту прибыло в 1896 г. 1489 кораблей. Т. был основан почти одновременно с Карфагеном, развалины которого находятся на 15 км. к СВ от Т. К Ю от Т. деревни - Сагуан и Джугар, с величественными остатками ведшего к Карфагену водопровода, который доставлял на расстояние 178 км. превосходную воду для общественных колодцев.

Тур

- дикая порода быка, известная в лесах Европы и Англии со времен Юлия Цезаря до XVII стол., когда она совершенно вымерла. Цезарь называет ее Urus, древние немецкие писатели довольно часто упоминают о ней под именем Auer, Auerochs или Ur, а польские и русские называют ее Т. Начиная с XVII стол., те же названия прилагались к зубру (Bison europaeus), с которым смешивали уже не существовавшего тогда Т. По дошедшим до нас описаниям и изображениям Т. - это была очень крупная порода черной масти с чрезвычайно большими рогами. Она, вероятно, тожественна с первобытным быком (Bos primigenius), крупные черепа которого добыты из торфяников и плейстоценовых отложениях. Ископаемые черепа, описанные под названиями Bos longifrons (brachyceros) и В. frontosus, принадлежат, вероятно, только особым менее крупным породам того же самого вида. Есть основание думать, что все европейские домашние породы рогатого скота (В. taurus) произошли от одного дикого вида, различные породы которого представлены перечисленными формами, но Рютимейер и друг. считают их самостоятельными видами. Прямых, хотя и выродившихся потомков первобытного быка Рютимейер предполагает в особой породе быков, до настоящего времени содержимой любителями в полудиком состоянии в обширных парках Шотландии и сев. Англии (В. scoticus). Эта порода средней величины, с рогами очень умеренных размеров; шерсть ее белая и только на конце морды и на внутренней стороне ушей красно-бурая. Во всяком случае, она очень древняя, так как известна с Х ст.

Д. Педашенко.

Турачи

(Francolinus) - род птиц средней величины из отряда куриных, с очень коротким, прикрытым кроющими перьями, хвостом, с голою плюсною, снабженною у самцов шпорою и с широким голым кольцом вокруг глаза. Водятся в числе 30 слишком видов главным образом в Африке, также в Южной Азии, а 1 вид в Южной Европе. Последний вид, Т. обыкновенный (Fr. vulgaris); из южной Европы быстро исчезает, по причине постоянной на него охоте. В настоящее время сохранился еще на Кипре. В Зап. Азии этот вид местами обыкновенен, а раньше водился также в Испании, в Южной Италии и в Сицилии. В России обыкновенный Т. встречается в Закавказье. Образ жизни различных видов Т. сходен. Держатся Т. в зарослях кустарников, обыкновенно парами; неохотно и недалеко летают; гнезда - в ямках под кустами; полная кладка состоит примерно из 10 темно-желтых яиц с белыми точками. Обыкновенный Т., достигающий роста куропатки, имеет обычную для большинства куриных птиц пеструю окраску, состоящую из желтоватых пятен и полосок, разбросанных по буровато-коричневому фону. У самца подбородок, горло и грудь черные, с ржавым широким ошейником на горле.

Ю. Вагнер

Турач

или франколин (Francolinus). - Кроме обыкновенной охоты с ружьем и легавою собакою, на Т. охотятся преимущественно с ястребами. Местные крестьяне стреляют сидячих Т., приближающихся позднею осенью к самым усадьбам, или же охотятся за ними по зарослям, вдоль оросительных канав, при чем охотник привешивает себе на пояс такой же бубенчик, какой привязывают к ногам ястреба: слыша позванивание бубенчика и предполагая, что идут с ястребом, Т. затаивается и подпускает на близкий выстрел. Ловят Т. в воронкообразные ямы (узкой стороною вверху, вырываемый на току или другом месте, часто посещаемом Т.; на отверстие ямы накладывается четырехугольная рама с двумя створчатыми дверцами, открывающимися от тяжести севшей на них птицы и затем снова захлопывающимися; рама замаскировывается сухим конским навозом, в котором Т. любят рыться; иногда рама посыпается и зерном. Рыхлый снег, глубиною до 2 вершков, мешает Т. как бежать, так и взлетать (за неимением опоры для ног); в такую погоду Т. выслеживают и избивают просто палками в огромном количестве. Подобные истребительные способы добывания повели к тому, что Т. быстро исчезают. В настоящее время в некоторых местностях Кавказа устроены уже заповедники и предпринято искусственное разведение этой благородной дичи. По закону, охота на Т. разрешается только с 1 октября по 1 декабря. См. К. А. Сатунин, "Заметка о распространении Т." ("Природа и Охота", 1894, VIII); Старосивильский, "Т., способы охоты за ним и его истребление в Закавказье" (там же, 1897, III).

С. Б.

Тургенев Александр Иванович

- брат Ник. Ив. Т., род. в г. Симбирске в 1785 г. Отец его был одним из просвещеннейших людей своего времени. Воспитывался в моск. университетском пансионе вместе с В. А. Жуковским, дружба с которым продолжалась до самой кончины Т. Изучал историко-политические науки в геттингенском унив., затем, вместе с Кайсаровым совершил путешествие по славянским землям. Служил в министерстве юстиции, принимал участие в трудах комиссии составления законов, сопровождал имп. Александра I за границу, в 1810 г. назначен директором департамента главного управления духовных дел иностранных исповеданий; соединял с этою должностью звания и помощника статс-секретаря в государственном совете, и старшего члена совета комиссии составления законов. В 1824 г. князь А. Н. Голицын был уволен от звания министра духовных дел и народного просвещения, и само министерство было преобразовано. Департамент духовных дел получил совершенно иной вид; Т. был уволен от управления им и остался только членом комиссии составления законов. С этих пор он часто бывал за границей и осматривал там архивы и библиотеки, собирая сведения по древней и новейшей истории России. Материалы, таким образом собранные, по распоряжению имп. Николая I поступили в распоряжение археографической комиссии и были изданы ею в 1841 и 1842 гг. под заглавием: "Historiae Russiae Monumenta ex antiquis exterarum gentium archivis et bibliothecis deprompta ab A. I. Turgenevio". Первый том заключает в себе выписки из ватиканских архивов с XI в.; второй - переписку пап и донесения папских нунциев о России с 1584 по 1718 год, а также акты относительно России, извлеченные из архивов и библиотек Англии и Франции с 1557 по 1671 год, и акты, собранные Альбертранди для польского историка Нарушевича. Кроме того, Т. делал выписки, преимущественно из парижских архивов, для эпохи Петра Великого (см. "Журн. Мин. Нар. Просвещения", т. 37 и 41-й). Т. был близок ко многим представителям науки и литературы как русской, так и иностранной. Карамзин, Дмитриев, кн. Н. А. Вяземский были его друзьями. Он принимал участие в трудах и судьбе Батюшкова, Пушкина, Козлова, Баратынского. Он всю жизнь не переставал учиться; его письма, по словам И. И. Срезневского, "одна из драгоценностей нашей литературы, и, по разнообразию и богатству данных, в них отмеченных более или менее живо и верно, и по их содержанию, по мыслям, чувствам, в них высказанным, по литературному достоинству". Умер в Москве 3 дек. 1846 г. Ср. некролог Т. в "Журнале Мин. Нар. Просв.", 1846 г., т. XLIX; перечень его трудов там же, т. XXXIV, XXXVII и XLI; Воспоминания П. А. Вяземского, в "Русск. Арх.", 1875 г.; И. И. Срезневский (в "Рус. Стар.", 1875, кн. III и IV). Часть писем Т., помещена в "Русск. Старине" 1881 и 1882 гг. С 1899 г. предпринято гр. Шереметевым под ред. и с обстоятельными примечаниями В. И. Саитова, издание переписки Т. с кн. Вяземским ("Остафьев. Архив", т. I - IV). Ср. соч. Батюшкова, под ред. Л. Н. Майкова и В. И. Саитова.

Тургенев Иван Сергеевич

- знаменитый писатель. Род. 28 октября 1818 г. в Орле. Трудно представить себе большую противоположность, чем общий духовный облик Т. и та среда, из которой он непосредственно вышел. Отец его - Сергей Николаевич, отставной полковник-кирасир, был человек замечательно красивый, ничтожный по своим качествам нравственным и умственным. Сын не любил вспоминать о нем, а в те редкие минуты, когда говорил друзьям об отце, характеризовал его, как "великого ловца пред Господом". Женитьба этого разорившегося жуира на немолодой, некрасивой, но весьма богатой Варваре Петровне Лутовиновой была исключительно делом расчета. Брак был не из счастливых и не сдерживал Сергея Николаевича (одна из его многочисленных "шалостей" описана Т. в повести: "Первая любовь"). Он умер в 1834 г., оставив трех сыновей - Николая, Ивана и скоро умершего от эпилепсии Сергея - в полном распоряжении матери, которая, впрочем, и раньше была полновластною владыкою дома. В ней типично выразилось то опьянение властью, которое создавалось крепостным правом. Род Лутовиновых представлял собою смесь жестокости, корыстолюбия и сладострастия (представителей его Т. изобразил в "Трех портретах" и в "Однодворце Овсяникове"). Унаследовав от Лутовиновых их жестокость и деспотизм, Варвара Петровна была озлоблена и личною судьбою своею. Рано лишившись отца, она страдала и от матери, изображенной внуком в очерке "Смерть" (старуха), и от буйного, пьяного вотчима, который, когда она была маленькой, варварски бил и истязал ее, а когда она подросла, стал преследовать гнусными предложениями. Пешком, полуодетая спаслась она к дяде своему, И. И. Лутовинову, жившему в селе Спасском - тому самому насильнику, о котором рассказывается в "Однодворце Овсяникове". Почти в полном одиночестве, оскорбляемая и унижаемая, прожила Варвара Петровна до 30 лет в доме дяди, пока смерть его не сделала ее владетельницею великолепного имения и 5000 душ. Все сведения, сохранившиеся о Варваре Петровне, рисуют ее в самом непривлекательном виде. Сквозь созданную ею среду "побоев и истязаний" Т. пронес невредимо свою мягкую душу, в которой именно зрелище неистовств помещичьей власти, задолго еще до теоретических воздействий, подготовило протест против крепостного права. Жестоким "побоям и истязаниям" подвергался и он сам, хотя считался любимым сыном матери. "Драли меня", рассказывал впоследствии Т., "за всякие пустяки, чуть не каждый день"; однажды он уже совершенно приготовился бежать из дому.

Умственное воспитание его шло под руководством часто сменявшихся французских и немецких гувернеров. Ко всему русскому Варвара Петровна питала глубочайшее презрение; члены семьи говорили между собою исключительно по-французски. Любовь к русской литературе тайком внушил Т. один из крепостных камердинеров, изображенный им, в лице Пунина, в рассказе "Пунин и Бабурин". До 9 лет Т. прожил в наследственном Лутовиновском Спасском (в 10 в. от Мценска, Орловской губ.). В 1827 г. Тургеневы, чтобы дать детям образование, поселились в Москве; на Самотеке был куплен ими дом. Т. учился сначала в пансионе Вейденгаммера; затем его отдали пансионером к директору Лазаревского института Краузе. Из учителей своих Т. с благодарностью вспоминал о довольно известном в свое время филологе, исследователе "Слова о Полку Игореве", Д. Н. Дубенском, учителе математике П. Н. Погорельском и молодом студенте И. П. Клюшникове, позднее видном члене кружка Станкевича и Белинского, писавшем вдумчивые стихотворения под псевдонимом - Ф -. В 1833 г. 15-летний Т. (такой возраст студентов, при тогдашних невысоких требованиях, был явлением обычным) поступил на словесный факультет московского унив. Год спустя, из-за поступившего в гвардейскую артиллерию старшего брата, семья переехала в СПб., и Т. тогда же перешел в петербургский унив. И научный, и общий уровень спб. унив. был тогда невысокий; из своих университетских наставников, за исключением Плетнева, Т. в своих воспоминаниях никого даже не назвал по имени. С Плетневым Т. сблизился и бывал у него на литературных вечерах. Студентом 3-го курса он представил на его суд свою написанную пятистопным ямбом драму "Стениo", по собственным словам Т. - "совершенно нелепое произведение, в котором с бешеною неумелостью выражалось рабское подражание байроновскому Манфреду". На одной из лекций Плетнев, не называя автора по имени, разобрал довольно строго эту драму, но все-таки признал, что в авторе "что-то есть". Отзыв ободрил юного писателя: он вскоре отдал Плетневу ряд стихотворений, из которых два Плетнев в 1838 г. напечатал в своем "Современнике". Это не было первым появлением его в печати, как пишет Т. в своих воспоминаниях: еще в 1836 г. он поместил в "Журн. Мин. Народн. Просв." довольно обстоятельную, немножко напыщенно, но вполне литературно написанную рецензию - "О путешествии ко святым местам", А. Н. Муравьева (в собр. соч. Т. не вошла). В 1836 г. Т. кончил курс со степенью действительного студента. Мечтая о научной деятельности, он в следующем году снова держал выпускной экзамен, получил степень кандидата, а в 1838 г. отправился в Германию. Поселившись в Берлине, Т. усердно взялся за занятия. Ему не столько приходилось "усовершенствоваться", сколько засесть за азбуку. Слушая в университете лекции по истории римской и греческой литературы, он дома вынужден был "зубрить" элементарную грамматику этих языков. В Берлине сгруппировался в это время кружок даровитых молодых русских Грановский, Фролов, Неверов, Михаил Бакунин, Станкевич. Все они восторженно увлекались гегельянством, в котором видели не одну только систему отвлеченного мышления, а новое евангелие жизни. "В философии", говорит Тургенев, "мы искали всего, кроме чистого мышления". Сильное впечатление произвел на Т. и весь вообще строй западноевропейской жизни. В его душу внедрилось убеждение, что только усвоение основных начал общечеловеческой культуры может вывести Россию из того мрака, в который она была погружена. В этом смысле он становится убежденнейшим "западником". К числу лучших влияний берлинской жизни принадлежит сближение Т. с Станкевичем, смерть которого произвела на него потрясающее впечатление. В 1841 г. Т. вернулся на родину. В начале 1842 г. он подал в московский унив. просьбу о допущении его к экзамену на степень магистра философии; но в Москве не было тогда штатного профессора философии, и просьба его была отклонена. Как видно из опубликованных в "Библиографе" за 1891 г. "Новых материалов для биографии И. С. Т.", Тургенев в том же 1842 г. вполне удовлетворительно выдержал экзамен на степень магистра в петербургском унив. Ему оставалось теперь только написать диссертацию. Это было совсем не трудно; для диссертаций словесного факультета того времени не требовалось солидной научной подготовки. Но в Т. уже простыл жар к профессиональной учености; его все более и более начинает привлекать деятельность литературная. Он печатает небольшие стихотворения в "Отеч. Зап.", а весною 1843 г. выпускает отдельной книжкой, под буквами Т. Л. (Тургенев-Лутовинов), поэму "Параша". В 1845 г. выходит тоже отдельною книжкою другая поэма его, "Разговор"; в "Отечественных Записках" 1846 г. (ј 1) появляется большая поэма "Андрей", в "Петербург. Сборнике" Некрасова (1846) - поэма "Помещик"; кроме того, мелкие стихотворения Т. разбросаны по "Отечественн. Зап.", разным сборникам (Некрасова, Сологуба) и "Современнику".

С 1847 г. Т. совершенно перестает писать стихи, если не считать несколько небольших шуточных посланий к приятелям и "баллады": "Крокет в Виндзоре", навеянной избиением болгар в 1876 г. Не смотря на то, что выступление на стихотворное поприще было восторженно встречено Белинским, Т., перепечатав в собрании своих сочинений даже слабейшие из своих драматических произведений, совершенно исключил из него стихи. "Я чувствую положительную, чуть не физическую антипатию к моим стихотворениям", говорит он в одном частном письме, "и не только не имею ни одного экземпляра моих поэм - но дорого бы дал, чтобы их вообще не существовало на свете". Это суровое пренебрежение решительно несправедливо. У Т. не было крупного поэтического дарования, но под некоторыми небольшими его стихотворениями и под отдельными местами его поэм не отказался бы поставить свое имя любой из прославленных поэтов наших. Лучше всего ему удаются картины природы: тут уже ясно чувствуется та щемящая, меланхолическая поэзия, которая составляет главную красоту тургеневского пейзажа. Поэма Тургенева "Параша" - одна из первых попыток в русской литературе обрисовать засасывающую и нивелирующую силу жизни и житейской пошлости. Автор выдал замуж свою героиню за того, кто ей полюбился и наградил ее "счастьем", безмятежный вид которого, однако, заставляет его восклицать: "Но, Боже! то ли думал я, когда исполненный немого обожанья, ее душе я предрекал года святого благодарного страданья". "Разговор" написан отличным стихом; есть строки и строфы прямо лермонтовской красоты. По содержанию своему эта поэма, при всем своем подражании Лермонтову - одно из первых в нашей литературе "гражданских" произведений, не в позднейшем значении обличения отдельных несовершенств русской жизни, а в смысле призыва к работе на общую пользу. Одну личную жизнь оба действующие лица поэмы считают недостаточною целью осмысленного существования; каждый человек должен совершить какой-нибудь "подвиг", служить "какому-нибудь богу", быть пророком и "карать слабость и порок". Две другие большие поэмы Т., "Андрей" и "Помещик", значительно уступают первым. В "Андрее" многоглаголиво и скучно описывается нарастание чувства героя поэмы к одной замужней женщине и ее ответные чувства; "Помещик" написан в юмористическом тоне и представляет собою, по терминологии того времени, "физиологический" очерк помещичьей жизни - но схвачены только внешние, смехотворные ее черты.

Одновременно с поэмами Т. написал ряд повестей, в которых тоже очень ярко сказалось лермонтовское влияние. Только в эпоху безграничного обаяния печоринского типа могло создаться преклонение молодого писателя пред Андреем Колосовым, героем повести того же названия (1844). Автор выдает нам его за "необыкновенного" человека, и он действительно совершенно необыкновенный... эгоист, который, не испытывая ни малейшего смущения, на весь род людской смотрит как на предмет своей забавы. Слово "долг" для него не существует: он бросает полюбившую его девушку с большею легкостью, чем иной бросает старые перчатки, и с полною бесцеремонностью пользуется услугами товарищей. В особенную заслугу ему вменяется то, он "не становится на ходули". В том ореоле, которым молодой автор окружил Колосова, несомненно сказалось и влияние Жорж Занд, с ее требованием полной искренности в любовных отношениях. Но только тут свобода отношений получила весьма своеобразный оттенок: то, что для Колосова было водевилем, для страстно полюбившей его девушки превратилось в трагедию. Не смотря на неясность общего впечатления, повесть носит на себе яркие следы серьезного таланта. Вторая повесть Т., "Бреттер" (1846), представляет собою авторскую борьбу между лермонтовским влиянием и стремлением дискредитировать позерство. Герой повести Лучков своею таинственною угрюмостью, за которою чудится что-то необыкновенно глубокое, производит сильное впечатление на окружающих. И вот, автор задается целью показать, что нелюдимость бреттера, его таинственная молчаливость весьма прозаически объясняются нежеланием жалчайшей посредственности быть осмеянной, его "отрицание" любви - грубостью натуры, равнодушие к жизни - каким-то калмыцким чувством, средним между апатиею и кровожадностью. Содержание третьей повести Т.: "Три портрета" (1846) почерпнуто из семейной хроники Лутовиновых, но очень уж в ней сконцентрировано все необыденное этой хроники. Столкновение Лучинова с отцом, драматическая сцена, когда сын, стиснув шпагу в руках, злобными и непокорными глазами смотрит на отца и готов поднять на него руку - все это гораздо более было бы уместно в каком-нибудь романе из иностранной жизни. Слишком густы также краски, наложенные на Лучинова-отца, которого Т. заставляет 20 лет не говорит ни единого слова с женой из-за туманно выраженного в повести подозрения в супружеской неверности. - Рядом со стихами и романтическими повестями, Т. пробует свои силы и на драматическом поприще. Из его драматических произведений наибольший интерес представляет написанная в 1856 г. живая, забавная и сценичная жанровая картинка "Завтрак у предводителя", до сих пор удержавшаяся в репертуаре. Благодаря, в особенности, хорошему сценическому исполнению пользовались также успехом "Нахлебник" (1848), "Холостяк" (1849), "Провинциалка", "Месяц в деревне". Автору особенно был дорог успех "Холостяка". В предисловии к изданию 1879 г. Т., "не признавая в себе драматического таланта", вспоминает "с чувством глубокой благодарности, что гениальный Мартынов удостоил играть в четырех из его пьес и, между прочим, пред самым концом своей блестящей, слишком рано прерванной карьеры, превратил силою великого таланта, бледную фигуру Мошкина в "Холостяке" в живое и трогательное лицо".

Несомненный успех, выпавший на долю Т. на первых же порах его литературной деятельности, не удовлетворял его: он носил в душе сознание возможности более значительных замыслов - а так как то, что пока выливалось на бумагу, не соответствовало их широте, то он "возымел твердое намерение вовсе оставить литературу". Когда, в конце 1846 г., Некрасов и Панаев задумали издавать "Современник", Т. отыскал у себя, однако, "пустячок", которому и сам автор, и Панаев настолько мало придавали значения, что он был помещен даже не в отделе беллетристики, а в "Смеси" первой книжки "Современника" 1847 г., Чтобы сделать публику еще снисходительнее, Панаев к скромному и без того названию очерка: "Хорь и Калиныч" прибавил еще заглавие: "из записок охотника". Публика оказалась более чуткой, чем опытный литератор. К 1847 г. демократическое или, как оно тогда называлось, "филантропическое" настроение начинало достигать в лучших литературных кружках высшего своего напряжения. Подготовленная пламенною проповедью Белинского, литературная молодежь проникается новыми духовными течениями; в один, два года целая плеяда будущих знаменитых и просто хороших писателей - Некрасов, Достоевский, Гончаров, Т., Григорович, Дружинин, Плещеев и др. - выступают с рядом произведений, производящих коренной переворот в литературе и сразу сообщающих ей то настроение, которое потом получило свое общегосударственное выражение в эпохе великих реформ. Среди этой литературной молодежи Т. занял первое место, потому что направил всю силу своего высокого таланта на самое больное место дореформенной общественности - на крепостное право. Поощренный крупным успехом "Хоря и Калинича", он написал ряд очерков, которые в 1852 г. были изданы под общим именем "Записок Охотника". Книга сыграла первоклассную историческую роль. Есть прямые свидетельства о сильном впечатлении, которое она произвела на наследника престола, будущего освободителя крестьян. Обаянию ее поддались и все вообще чуткие сферы правящих классов. "Запискам Охотника" принадлежит такая же роль в истории освобождения крестьян, как в истории освобождения негров - "Хижине дяди Тома" Бичер Стоу, но с тою разницею, что книга Т. несравненно выше в художественном отношении. Объясняя в своих воспоминаниях, почему он в самом начале 1847 г. уехал заграницу, где написано большинство очерков "Записок Охотника", Тургенев говорит: "я не мог дышать одним воздухом, оставаться рядом с тем, что я возненавидел; мне необходимо нужно было удалиться от моего врага за тем, чтобы из самой моей дали сильнее напасть на него. В моих глазах враг этот имел определенный образ, носил известное имя: враг этот был крепостное право. Под этим именем я собрал и сосредоточил все, против чего я решился бороться до конца - с чем я поклялся никогда не примиряться... Это была моя Аннибаловская клятва". Категоричность Т., однако, относится только к внутренним мотивам "Записок Охотника", а не к исполнению их. Болезненно-придирчивая цензура 40-х годов не пропустила бы сколько-нибудь яркий "протест", сколько-нибудь яркую картину крепостных безобразий. И действительно, непосредственно крепостное право затрагивается в "Записках Охотника" сдержанно и осторожно. "Записки Охотника" - "протест" совсем особого рода, сильный не столько обличением, не столько ненавистью, сколько любовью. Народная жизнь пропущена здесь сквозь призму душевного склада человека из кружка Белинского и Станкевича. Основная черта этого склада - тонкость чувств, преклонение пред красотой и вообще желание быть не от мира сего, возвыситься над "грязной действительностью". Значительная часть народных типов "Записок Охотника" принадлежит к людям такого покроя. Вот романтик Калиныч, оживающий только тогда, когда ему рассказывают о красотах природы - горах, водопадах и т. п.; вот Касьян с Красивой Мечи, от тихой души которого веет чемто совершенно неземным; вот Яша ("Певцы"), пение которого трогает даже посетителей кабака, даже самого кабатчика. Рядом с натурами глубоко поэтическими, "Записки Охотника" выискивают в народе типы величавые. Однодворец Овсяников, богатый крестьянин Хорь (за которого Т. уже в 40-х гг. упрекал в идеализации) величественно спокойны, идеально честны и своим "простым, но здравым умом" прекрасно понимают самые сложные общественно-государственные отношения. С каким удивительным спокойствием умирают в очерке "Смерть" лесовщик Максим и мельник Василий; сколько чисто романтической обаятельности в мрачновеличественной фигуре неумолимо честного Бирюка! Из женских народных типов "Записок Охотника" особенного внимания заслуживают Матрена ("Каратаев"), Марина (Свидание) и Лукерья ("Живые Мощи"; последний очерк залежался в портфеле Т. и увидел свет лишь четверть века спустя, в благотворительном сборнике "Складчина", 1874 г.): все они глубоко женственны, способны на высокое самоотречение. И если мы к этим мужским и женским фигурам "Записок Охотника" прибавим удивительно симпатичных ребятишек из "Бежина Луга", то получится целая одноцветная галерея лиц, относительно которых никак нельзя сказать, что автор дал тут народную жизнь во всей ее совокупности.

С поля народной жизни, на котором растут и крапива, и чертополох, и репейник, автор сорвал только красивые и благоухающие цветы и сделал из них прекрасный букет, благоухание которого было тем сильнее, что представители правящего класса, выведенные в "Зап. Охотника", поражают своим нравственным безобразием. Господин Зверков ("Ермолай и Мельничиха") считает себя человеком очень добрым; его даже коробит, когда крепостная девка с мольбою бросается ему в ноги, потому что по его мнению "человек никогда не должен свое достоинство терять"; но он с глубоким негодованием отказывает этой "неблагодарной" девке в разрешении выйти замуж, потому что его жена останется тогда без хорошей горничной. Гвардейский офицер в отставке Аркадий Павлыч Пеночкин ("Бурмистр") устроил свой дом совсем по-английски; за столом у него все великолепно сервировано и выдрессированные лакеи служат превосходно. Но вот один из них подал красное вино не подогретым; изящный европеец нахмурился и, не стесняясь присутствием постороннего лица, приказал "на счет Федора... распорядиться". Мардарий Аполлоныч Стегунов ("Два помещика") - тот совсем добряк: идиллически сидит на балконе прекрасным летним вечером и пьет чай. Вдруг донесся "до нашего слуха звук мерных и частых ударов". Стегунов "прислушался, кивнул головой, хлебнул, и, ставя блюдечко на стол, произнес с добрейшей улыбкой и, как бы невольно вторя ударам: чюки-чюки-чюк! чюки-чюк! чюки-чюк! ". Оказалось, что наказывают "шалунишку Васю", буфетчика "с большими бакенбардами". Благодаря глупейшему капризу злющей барыни ("Каратаев"), трагически складывается судьба Матрены. Таковы представители помещичьего сословия в "Записках Охотника". Если и встречаются между ними порядочные люди, то это или Каратаев, кончающий жизнь трактирным завсегдатаем, или буян Чертопханов, или жалкий приживальщик - Гамлет Щигровского уезда. Конечно, все это делает "Записки Охотника" произведением односторонним; но это та святая односторонность, которая приводит к великим результатам. Содержание "Записок Охотника" во всяком случае, было не выдумано - и вот почему в душе каждого читателя во всей своей неотразимости вырастало убеждение, что нельзя людей, в которых лучшие стороны человеческой природы воплощены так ярко, лишать самых элементарных человеческих прав. В чисто художественном отношении "Записки Охотника" вполне соответствуют великой идее, положенной в их основание, и в этой гармонии замысла и формы главная причина их успеха. Все лучшие качества тургеневского таланта получили здесь яркое выражение. Если сжатость составляет вообще одну из главных особенностей Т., совсем не писавшего объемистых произведений, то в "Записках Охотника" она доведена до высшего совершенства. Двумя-тремя штрихами Т. рисует самый сложный характер: назовем для примера хотя бы завершительные две странички очерка, где душевный облик "Бирюка" получает такое неожиданное освещение. Наряду с энергиею страсти, сила впечатления увеличивается общим, удивительно мягким и поэтическим колоритом. Пейзажная живопись "Записок Охотника" не знает себе ничего равного во всей нашей литературе. Из среднерусского, на первый взгляд бесцветного пейзажа Т. сумел извлечь самые задушевные тона, в одно и тоже время и меланхолические, и сладко-бодрящие. В общем, Т. "Записками Охотника" по технике занял первое место в ряду русских прозаиков. Если Толстой превосходит его широтою захвата, Достоевский - глубиною и оригинальностью, то Т. - первый русский стилист. В его устах "великий, могучий, правдивый и свободный русский язык", которому посвящено последнее из его "Стихотворений в прозе", получил самое благородное и изящное свое выражение.

Личная жизнь Т., в то время, когда так блестяще развертывалась его творческая деятельность, складывалась невесело. Несогласия и столкновения с матерью принимали все более и более острый характер - и это не только нравственно его развинчивало, но приводило также к крайне стесненному материальному положению, которое осложнялось тем, что все считали его человеком богатым. К 1845 г. относится начало загадочной дружбы Т. с знаменитой певицей Виардо-Гарсия. Неоднократно были сделаны попытки пользоваться для характеристики этой дружбы рассказом Т.: "Переписка", с эпизодом "собачьей" привязанности героя к иностранной балерине, существу тупому и совершенно необразованному. Было бы, однако, грубою ошибкой видеть в этом прямо автобиографический материал. Виардо необыкновенно тонкая художественная натура; муж ее был прекрасный человек и выдающийся критик искусства, которого Т. очень ценил и который в свою очередь, высоко ставил Т. и переводил его сочинения на франц. язык. Несомненно также, что в первое время дружбы с семьей Виардо Т., которому мать целых три года за привязанность к "проклятой цыганке" не давала ни гроша, весьма мало напоминал популярный за кулисами тип "богатого русского". Но, вместе с тем, глубокая горечь, которою проникнут рассказанный в "Переписке" эпизод, несомненно имела и субъективную подкладку. Если мы обратимся к воспоминаниям Фета и к некоторым письмам Т., мы увидим, с одной стороны, как права была мать Т., когда она его называла "однолюбом", а с другой, что, прожив в тесном общении с семьею Виардо целых 38 лет, он, все таки, чувствовал себя глубоко и безнадежно одиноким. На этой почве выросло тургеневское изображение любви, столь характерное даже для его всегда меланхоличной творческой манеры. Т. - певец любви неудачной по преимуществу. Счастливой развязки у него почти ни одной нет, последний аккорд - всегда грустный. Вместе с тем, никто из русских писателей не уделил столько внимания любви, никто в такой мере не идеализировал женщину. Это было выражением его стремления забыться в мечте. Герои Тургенева всегда робки и нерешительны в своих сердечных делах: таким был и сам Т. - В 1842 г. Т., по желанию матери, поступил в канцелярию министерства внутренних дел. Чиновник он был весьма плохой, а начальник канцелярии Даль, хотя тоже был литератор, к службе относился весьма педантически. Кончилось дело тем, что прослужив года 1 1/2, Т., к немалому огорчению и неудовольствию матери, вышел в отставку. В 1847 г. Т. вместе с семейством Виардо уехал за границу, жил в Берлине, Дрездене, посетил в Силезии больного Белинского, с которым его соединяла самая тесная дружба, а затем отправился во Францию. Дела его были в самом плачевном положении; он жил займами у приятелей, авансами из редакций, да еще тем, что сокращал свои потребности до минимума. Под предлогом потребности в уединении, он в полном одиночество проводил зимние месяцы то в пустой даче Виардо, то в заброшенном замке Жорж Занд, питаясь чем попало.

Февральская революция и Июньские дни застали его в Париже, но не произвели на него особенного впечатления. Глубоко проникнутый общими принципами либерализма, Т. в политических своих убеждениях всегда был, по собственному его выражению, "постепеновцем", и радикально-социалистическое возбуждение 40-х гг., захватившее многих его сверстников, коснулось его сравнительно мало. В 1850 г. Т. вернулся в Россию, но с матерью, умершей в том же году, он так и не свиделся. Разделив с братом крупное состояние матери, он по возможности облегчил тяготы доставшихся ему крестьян. В 1852 г. на него неожиданно обрушилась гроза. После смерти Гоголя Т. написал некролог, которого не пропустила петербургская цензура, потому что, как выразился известный Мусин-Пушкин, "о таком писателе преступно отзываться столь восторженно". Единственно для того, чтобы показать, что и "холодный" Петербург взволнован великою потерею, Т. отослал статейку в Москву, В. И. Боткину, и тот ее напечатал в "Москов. Вед.". В этом усмотрели "бунт", и автор "Записок Охотника" был водворен на съезжую, где пробыл целый месяц. Затем он был выслан в свою деревню и только благодаря усиленным хлопотам гр. Алексея Толстого года через два вновь получил право жить в столицах. Литературная деятельность Т. с 1847 г., когда появляются первые очерки "Записок Охотника", до 1856 г., когда "Рудиным" начинается наиболее прославивший его период больших романов, выразилась, кроме законченных в 1851 г. "Записок Охотника" и драматических произведений, в ряде более или менее замечательных повестей: "Дневник лишнего человека" (1850), "Три встречи" (1852), "Два приятеля" (1854), "Муму" (1854), "Затишье" (1854), "Яков Пасынков" (1855), "Переписка" (1856). Кроме "Трех встреч". которые представляют собою довольно незначительный анекдот, прекрасно рассказанный и заключающий в себе удивительно поэтическое описание итальянской ночи и летнего русского вечера, все остальные повести нетрудно объединить в одно творческое настроение глубокой тоски и какого-то беспросветного пессимизма. Это настроение теснейшим образом связано с унынием, которое охватило мыслящую часть русского общества под влиянием реакции первой половины 50-х годов. Доброю половиною своего значения обязанный идейной чуткости и уменью улавливать "моменты" общественной жизни, Т. ярче других своих сверстников отразил уныние эпохи. Именно теперь в его творческом синтезе создался тип "лишнего человека" - это до ужаса яркое выражение той полосы русской общественности, когда непошлому человеку, потерпевшему крушение в сердечных делах, решительно нечего было делать. Глупо заканчивающий свою умно начатую жизнь Гамлет Щигровского у. ("Записки Охотника"), глупо погибающий Вязовнин ("Два приятеля"), герой "Переписки", с ужасом восклицающий, что "у нас русских нет другой жизненной задачи, как разработка нашей личности", Веретьев и Маша ("Затишье"), из которых первого пустота и бесцельность русской жизни приводит к трактиру, а вторую в пруд - все эти типы бесполезных и исковерканных людей зародились и воплотились в очень ярко написанные фигуры именно в годы того безвременья, когда даже умеренный Грановский восклицал: "благо Белинскому, умершему во время". Прибавим сюда из последних очерков "Записок Охотника" щемящую поэзию "Певцов", "Свидания", "Касьяна с Красивой Мечи", грустную историю Якова Пасынкова, наконец "Муму", которую Карлейль считал самою трогательною повестью на свете - и мы получим целую полосу самого мрачного отчаяния. В силу той же чуткости к колебаниям общественной атмосферы, Т. вслед за наступлением в 1855 г. новой полосы государственной жизни, пишет четыре крупнейших своих произведения; "Рудин" (1856), "Дворянское гнездо" (1859), "Накануне" (1860), "Отцы и Дети" (1862), в которых является самым замечательным выразителем первой половины эпохи реформ. Ярче всех своих сверстников он уловил тот момент единодушия общественных стремлений, когда все хоронили старое и не предвидя никаких осложнений, надеялись на лучшее будущее. Затем Т. первый с необыкновенною силою изобразил и поворотный пункт эпохи, когда начался разброд и из среды сторонников новых веяний выделились два течения - умеренных "отцов" и быстро понесшихся вперед "детей". В лице Рудина Т. хоронил безволье и бездеятельность поколения 40-х годов, его бесцельное прозябание и бесплодную гибель. Перед нами богато одаренный человек с лучшими намерениями, но совершенно пасующий перед действительностью, страстно зовущий и увлекающий других, но сам совершенно лишенный страсти и темперамента, позер и фразер, но не из фатовства, а потому, что он электризуется собственными словами и в ту минуту, когда он говорит, ему искренно кажутся легко преодолимыми всякие препятствия. Отношение автора к Рудину - двойственное, не свободное от противоречий. Устами Лежнева он то развенчивает его, то ставит на пьедестал. Дело в том, что в лице Рудина переплелись Wahrheit und Dichtung. До известной степени Рудин - портрет знаменитого агитатора и гегельянца Бакунина, которого Белинский определял как человека с румянцем на щеках и без крови в сердце. Живые черты исторического деятеля Т. перемешал с прозою серого повседневного существования - и контраст между проповедью Рудина и его мизерным прозябанием получился поразительный.

Явившись в эпоху, когда общество лихорадочно мечтало о "деле", и притом без эпилога, не пропущенного цензурою (смерть Рудина на июньских баррикадах), "Рудин" был понят весьма односторонне. Герой романа стал нарицательным именем для людей, у которых слово не согласуется с делом. Так, между прочим, понял роман Т. Некрасов, который в своей поэме "Саша" печатно раньше изобразил человека рудинского типа, но которому в действительности сюжет поэмы подсказала сданная в редакцию "Современника" рукопись Т. (см. предисловие Т. к изданию его соч. 1879 г.). Точно также отнеслась к Рудину критика 60-х годов, которая нашла в Рудинском "фразерстве" лишнее орудие для своей борьбы с отживающим поколением. Позднейший читатель никак не может согласиться ни с насмешливым, ни, тем более, с презрительным отношением к Рудину. Надо рассматривать Рудина в связи с общественными условиями его времени - и тогда станет очевидным, что его богатые природные задатки пропали даром не только по его собственной вине. В Западной Европе из Рудиных вырабатываются блестящие ораторы и вожди общественных групп; а какую общественную "деятельность" мог бы себе избрать Рудин в России 40-х годов?.. Была в то время только одна область, отвечавшая понятию о высшем назначении человека - область слова, литературного, профессорского и кружкового. Искренно произнесенные "пышные" фразы были тогда и делом, сея в душе слушателей то стремление к идеалу, которое подготовляло лучшее будущее России. Это видно из самого романа, где "фразер" Рудин оказывает облагораживающее влияние и на Лежнева, и на молодого энтузиаста Басистова, и на чуткую Наталью, в лице которой выступает новая русская женщина, с ее жаждою выбиться из сферы мелких житейских интересов. - Если в "Рудине" Т., чутко идя на встречу нарождающейся потребности в живой деятельности, казнил только праздно болтающих людей поколения сороковых годов, то в "Дворянском Гнезде" он пропел отходную всему своему поколению и без малейшей горечи уступал место молодым силам. В лице Лаврецкого мы несомненно имеем одного из самых симпатичных представителей дворянско-помещичьей полосы русской жизни; он человек и тонко мыслящий, и тонко чувствующий. И тем не менее он не может не согласиться со своим другом, энтузиастом Михалевичем, когда тот, перебрав события его жизни, называет его "байбаком". Вся эта жизнь была отдана личным радостям или личному горю. "Ухлопав себя на женщину", Лаврецкий в 35 - 40 лет сам себя хоронит, считая свое прозябание на земле простым "догоранием". Он протестует против Михалевича только тогда, когда тот его аттестует как "злостного, рассуждающего байбака". Именно "рассуждающего" байбачества, т. е. возведения своего обеспеченного крестьянским трудом безделья в какую либо аристократическую теорию, у демократа Лаврецкого нет и следа. Лаврецкий - "байбак" только потому, что вся жизнь русская обайбачилась и спала сном глубоким. Не спал один лишь работавший на Лаврецких народ - и именно потому Лаврецкий преклоняется пред "народною правдою". Потеряв за границею свое семейное счастье, он приезжает на родину с твердым намерением взяться за "дело". Но увы! это "дело" смутно для него самого, да и не могло быть ясно в эпоху полного застоя общественной жизни. Достаточно было, поэтому, первых проблесков сочувствия к нему со стороны героини романа Лизы, чтобы неутоленная жажда личного счастья снова залила все его существо - а вторичная незадача снова и окончательно надломила мягкого романтика. Правда, в эпилоге мы узнаем, что Лаврецкий как будто обрел "дело": он научился "землю пахать" и "хорошо устроил своих крестьян". Но какое же тут "дело" в высшем смысле этого слова? Землю пахал, конечно, не он сам, а его крепостные, и если он их "хорошо" устроил, то это только значило, что он их не притеснял и не выжимал из них последние соки. Положительных элементов для деятельности эти отрицательные добродетели не давали.

С еще большею яркостью отходящая полоса русской жизни сказалась в поэтическом образе Лизы Калитиной. Наряду с Пушкинской Татьяной, Лиза принадлежит к числу самых обаятельных фигур русской литературы. Она вся порыв к добру и героическое милосердие; она относится к людям с тою чисто русскою, лишенною внешнего блеска, но глубоко в сердце сидящею жалостью, которая характеризует древнерусских подвижниц. Выросшая на руках будущей схимницы, Лиза душевными корнями вся в старой, мистической Руси. Простая русская девушка, она даже не умеет формулировать то высокое и доброе, что наполняет ее душу; у ее нет "своих слов". Не умом, а сердцем она поняла Лаврецкого и полюбила его тою народно русскою любовью, которая слово "любить" заменяет словом "жалеть". Составляя, вместе с тем, органическое звено стародворянской обеспеченной жизни, с ее отсутствием общественных интересов, Лиза воплощает собою ту полосу русской общественности, когда вся жизнь женщины сводилась к любви и когда, потерпев неудачу в ней, она лишалась всякой цели существования. Своим зорким творческим оком Т. уже видел нарождение новой русской женщины - и, как выражение новой полосы русской жизни, сделал ее центром следующего общественного романа своего: "Накануне". Уже в заглавии его было нечто символическое. Вся русская жизнь была тогда накануне коренных социально-государственных перемен, накануне разрыва с старыми формами и традициями. Героиня романа, Елена поэтическое олицетворение характерного для начальных лет эпохи реформ неопределенного стремления к хорошему и новому, без точного представления об этом новом и хорошем. Елена не отдает себе вполне ясного отчета в своих стремлениях, но инстинктивно душа ее куда-то рвется: "она ждет", по определению влюбленного в нее художника Шубина, в уста которого автор вложил большую часть своих собственных комментариев к событиям романа. Как молодая девушка, она ждала, конечно, прежде всего любви. Но в выборе, который она сделала между тремя влюбленными в нее молодыми людьми, ярко сказалась психология новой русской женщины, а символически - новое течение русской общественности. Как и Лиза Калитина, Елена от природы великодушна и добра; и ее с детства влечет к несчастным и заброшенным. Но любовь ее не только сострадательная: она требует деятельной борьбы со злом. Вот почему ее воображение так поражено встречею с болгарином Инсаровым, подготовляющим восстание против турок. Пусть он во многих отношениях ниже и талантливого шалуна Шубина, и другого поклонника Едены - ученого и благородно-мыслящего Берсенева, будущего преемника Грановского; пусть он, по определению Шубина, "сушь", пусть в нем "талантов никаких, поэзии нема". Но ошибся бедный Шубин, когда, разобрав качества начинавшего возбуждать его опасения Инсарова, он утешал себя тем, что "эти качества, слава Богу, не нравятся женщинам. Обаяния нет, шарму". Все это было бы верно для прежней женщины: новая русская женщина - и в лице ее новая русская жизнь - искала прежде всего нравственного обаяния и практического осуществления идеалов. "Освободить свою родину. Эти слова так велики, что даже выговорить страшно", восклицает Елена в своем дневнике, припоминая сказанное Инсаровым - и выбор ее сделан. Она пренебрегает приличиями, отказывается от обеспеченного положения и идет с Инсаровым на борьбу и может быть на смерть, когда Инсаров преждевременно умирает от чахотки, Елена решает "остаться верной его памяти", оставшись верной "делу всей его жизни". Возвратиться на родину она не хочет. "Вернуться в Россию", пишет она родителям - "зачем? Что делать в России?" Действие происходит в глухую пору реакции конца дореформенной эпохи - и что, действительно, было делать тогда в России человеку с таким порывом к реальному осуществлению общественных идеалов? Понял, наконец, теперь Шубин стремление Елены согласовать слово и дело - и печально размышляет над причинами ухода Елены с Инсаровым. Винит он в этом отсутствие у нас людей сильной, определенной воли. "Нет еще у вас никого, нет людей, куда ни посмотри. Все - либо мелюзга, грызуны, гамлетики, самоеды, либо темнота и глушь подземная, либо толкачи, из пустого в порожнее переливатели, да палки барабанные! Нет, кабы были между нами путные люди, не ушла бы от нас эта девушка, эта чуткая душа, не ускользнула бы как рыба в воду! " Но роман недаром называется "Накануне". Когда Шубин кончает свою элегию возгласом: "Когда же наша придет пора? Когда у нас народятся люди?", его собеседник дает ему надежду на лучшее будущее, и Шубин - верное эхо авторских дум - ему верит. "Дай срок, ответил Увар Иванович, - будут.

- Будут? Почва! Черноземная сила! Ты сказал - будут? Смотрите ж, я запишу ваше слово".

- Всего два года отделяют "Накануне" от последующего и самого знаменитого общественного романа Т., "Отцов и детей"; но огромные перемены произошли за этот короткий срок в общественных течениях. Широкими волнами катилась теперь русская жизнь, все более и более выделяя настроение, которое уже не довольствовалось неопределенными перспективами на лучшее будущее. Недавнее радостно-умиленное единодушие всех слоев общества исчезло. Нарождалось поколение, далеко ушедшее в своих стремлениях и идеалах от того скромного минимума человеческих прав, который давали стоявшие тогда на очереди реформы. Но как ни резко было по существу обособление этой новой общественной группы, оно еще было в подготовительном фазисе и никому не приходило на ум констатировать распадение прогрессивного течения на два почти враждебных друг другу лагеря. Когда Т. одному из своих приятелей, человеку очень умному и чуткому на "веяния" эпохи, сообщил план "Отцов и детей", то получил ответ, повергший его в совершенное изумление: "Да ведь ты, кажется, уже представил подобный тип... в Рудине". - "Я промолчал, говорит Т.; что было сказать? Рудин и Базаров - один и тот же тип! " Для поразительно тонкой наблюдательности Т. разделение на два поколения обрисовывалось уже ясными очертаниями; он понимал всю глубину разлада. Впрочем, трудно сказать, чтобы Т. принадлежала только честь первой диагностики, проницательность которой увеличивается тем, что роман, хотя и появился в начале 1862 г., но закончен был уже летом 1861 г., а задуман значит, куда раньше, т. е. буквально в самый момент зарождения новых настроений молодого поколения. Тут уже как будто не простое констатирование: в значительной степени роман Т. содействовал самому дифференцированию нового миросозерцания. В "Отцах и детях" достигла самого полного выражения одна из самых характерных особенностей новейшей русской литературы вообще и Т. в частности - теснейшая связь литературного воздействия с реальными течениями общественных настроений. В произведениях Т. литература и жизнь до такой степени сближаются одна с другою, что при анализе того или другого воспроизведенного ими общественного явления часто нельзя отличить, где кончается литературный генезис его и где начинается непосредственное действие общественных сил. И наоборот - при изучении отдельных Тургеневских типов трудно сказать, где отражение действительности и где сфера пророчески литературного творчества. С удивительною чуткостью отражая носившиеся в воздухе настроения и веяния эпохи, Т. сам до известной степени являлся творцом общественных течений. Романами Т. не только зачитывались: его героям и героиням подражали в жизни. Приступая к изображению новоявленных "детей", Т. не мог не сознавать своей отчужденности от них. В "Накануне" он стоит на стороне молодых героев романа, а пред Еленой, столь шокировавшей своими отступлениями от условной морали людей старого поколения, прямо преклоняется. Такой симпатии он не мог чувствовать к Базарову, с его материалистическим пренебрежением к искусству и поэзии, с его резкостью, столь чуждой мягкой натуре Т. Но отсюда еще бесконечно далеко до "оклеветания" всего молодого поколения, в котором партийное озлобление видело основной мотив романа, и до полного разрыва с новым течением.

В каждом из крупных произведений Т. есть действующее лицо, в уста которого он влагал свое собственное тонкое и меткое остроумие, придававшее такой артистический интерес личной беседе Т. (таковы, напр., Пигасов в "Рудине", Шубин в "Накануне", Потугин в "Дыме"). В "Отцах и детях" вся эта ядовитость сосредоточилась в Базарове, у которого уже поэтому одному является масса точек соприкосновения с автором. При всем коренном разногласии со многими воззрениями Базарова, он все же внушал Т. серьезное уважение. "Во все время писания я чувствовал к Базарову невольное влечение", отмечает Т. в своем дневнике в день окончания романа - и вполне понятно, почему. Ему, летописцу безволия и бессилия пережитого периода, не могло не импонировать то, что с появлением Базаровых исчезает чахлая порода российских Гамлетов и уступает место крепким натурам, знающим, чего они хотят. Во всяком случае, в борьбе двух поколений автор если не на стороне "детей", то и не на стороне "отцов". К Кирсанову дяде он относится полу-иронически; Кирсанов-отец добрый, но недалекий человек; сравнительно умеренный Кирсанов-сын безусловно пасует пред своим радикальным другом Базаровым. Неудивительно, что чуждая наших партийных споров немецкая критика выражала впоследствии великое удивление тому, как могла партия "радикалов" усмотреть отрицательное отношение в "таком гордом образе, одаренном такою силою характера и такою полною отчужденностью от всего мелкого, пошлого, вялого и ложного". Поместивший роман в своем журнале Катков писал Т.: "Вы пресмыкаетесь перед молодым поколением". Но роман появился в очень острый момент: вновь ожило старое понятие о "вредных" идеях, нужна была кличка для обозначения политического радикализма. Ее нашли в слове "нигилист", которым Базаров определяет свое отрицательное ко всему отношение. С ужасом заметил Т., какое употребление сделали из этого термина люди, с политическими взглядами которых он не имел ничего общего. В литературе враждебное отношение к роману ярче всего сказалось в статье критика "Современника", М. А. Антоновича: "Асмодей нашего времени".

С "Современником", где до 1859 г. Т. был постоянным сотрудником, у него уже раньше установились холодные отношения, частью из-за личных отношений Т. к Некрасову, частью потому, что радикализм Чернышевского и Добролюбова не был симпатичен Т. Но все-таки, всего за 1 1/2 года перед тем, "Накануне" нашло на страницах "Современника" восторженную оценку в известной статье Добролюбова: "Когда же придет настоящий день", - а теперь Т. был формально причислен к ретроградному лагерю. Другой орган "детей" - "Рус. Слово", в лице Писарева - не только не усмотрел в Базарове клеветы, но признал его своим идеалом. В общем, однако, положение Т., как любимца всех слоев читающей публики и выразителя передовых стремлений русского общества, было поколеблено. Если взглянуть на Базарова с исторической точки зрения, как на тип, отражающий настроение шестидесятых гг., то он, несомненно, страдает неполнотою. Радикализм общественно-политический, столь сильный в это время, в романе почти не затронут; то место, где Базаров выражает полное равнодушие к тому, что у мужика будет хорошая изба, дает прямо неверное представление о восторженном демократизме нового поколения. - В промежутках между четырьмя знаменитыми романами своими Т. написал вдумчивую статью "Гамлет и Дон-Кихот" (1860) и три замечательные повести: "Фауст" (1856), "Ася" (1858), "Первая любовь" (1860), в которых дал несколько привлекательнейших женских образов. Княжна Засекина ("Первая любовь") просто грациозно-кокетлива, но героиня "Фауста" и Ася - натуры необыкновенно глубокие и цельные. Первая сгорела от глубины чувства, внезапно на нее налетевшего; Ася, подобно Наталье в "Рудине", спаслась бегством от своего чувства, когда увидела, как не соответствует его силе безвольный человек которого она полюбила. - В "Отцах и Детях" творчество Т. достигло своей кульминационной точки. В появившихся в 1864 г. "Призраках" элемент фантастический переплетается с рассудочным. Ту же смесь желания отрешиться от современности с раздражением против ее представляет собою своеобразный "отрывок" из записок "умершего художника" - "Довольно" (1865). Ясно чувствуется, что охлаждение, вызванное "Отцами и Детьми", болезненно сказалось в сердце автора, столь привыкшем в всеобщей читательской любви.

Высшей точки авторское раздражение достигло в "Дыме" (1867). Трудно сказать, какая из общественно-политических групп того времени изображена здесь злее. Молодое поколение и заграничная эмиграция представлены с одной стороны в ряде дурачков и тараторящих барынь, с другой - в коллекции любителей так или иначе пожить на чужой счет. В "Отцах и Детях" Т. проводил резкую демаркационную линию между убежденными представителями новых идей и такими ничтожными прихвостнями времени, как "эмансипированная" губернская барынька Кукшина и соединяющий "прогрессивность" с продажею водки откупщический сынок Сытников. В "Дыме" Сытниковы да Кувшины выступают на первый план, а эмиграция олицетворена в фигуре "великого" молчальника Губарева, слава которого держится на том, что он никогда ничего не говорит и только глубокомысленно издает какое то нечленораздельное мычание. В столь же печальном освещении является аристократическая среда, собирающаяся под "arbre russe" в Баден-Бадене и предающаяся какой то вакханалии реакционных вожделений. Наконец, славянофильские мечтания о русской самобытности предаются самому ядовитому глумлению в речах желчного западника Потугина, устами которого несомненно говорит иногда сам автор. Общий пессимизм проникает повесть, название которой навеяно мыслью, что все "людское" - дым", и "особенно все русское".

- Пароксизм раздражения длился, однако, недолго. В "Литературных воспоминаниях" (1868), Т. говорит уже без всякой горечи о своей размолвке с прогрессивными элементами и фактически доказывает, как далек он был от желания написать в "Отцах и Детях" карикатуру на молодое поколение вообще и на Добролюбова в частности. В том же году был преобразован в общелитературный журнал "Вестник Европы"; Т. становится его постоянным сотрудником и разрывает связи с Катковым. Этот разрыв не обошелся Т. даром. Его стали преследовать и в "Рус. Вест. ", и в "Моск. Вед. ", нападки которых стали особенно ожесточенными в конце 70-х годов, когда по поводу оваций, выпавших на долю Т., Катковский орган уверял, что Т. "кувыркается" пред прогрессивною молодежью. Ряд небольших повестей, с которыми Т. выступил в конце 1860-х гг. и первой половине 1870-х ("Бригадир", "История лейтенанта Ергунова", "Несчастная", "Странная история", "Степной король Лир", "Стук, стук, стук", "Вешние воды", "Пунин и Бабурин", "Стучит" и др.) весь относится к категории воспоминаний о далеком прошлом. За исключением "Вешних вод", герой которых представляет собою еще одно интересное добавление к Тургеневской галерее безвольных людей, все эти повести мало прибавляют к "тоталитету" - как говорили в 40-х годах - литературного значения Т. Воздержание Т. от разработки более современных тем до известной степени объясняется тем, что он теперь все меньше и меньше сталкивался с живою русскою действительностью. Уже начиная с 1856 г., когда с него окончательно была снята опала, он подолгу живал за границею, то лечась на водах, то гостя у Виардо; но все-таки он нередко бывал и у себя в Спасском, и в Петербурге. С начала 1860-х годов он совсем поселяется в Баден-Бадене, где "Villa Tourgueneff", благодаря тому, что там же поселилась семья Виардо, стала интереснейшим музыкально-артистическим центром. Война 1870 г. побудила семью Виардо покинуть Германию и переселиться в Париж; перебрался туда и Т. Переселение в Париж сблизило Т. со многими эмигрантами и вообще с заграничною молодежью, которая теперь перестала его чуждаться, - и у него снова явилась охота откликнуться на злобу дня: революционное "хождение в народ". Частью личные впечатления, частью материалы, которые ему доставляли друзья из России (в том числе документы по так называемому "процессу 50"), создали в нем уверенность, что он сможет схватить общую физиономию русского революционного движения. В результате получился самый крупный по объему, но не по значению из романов Т., "Новь" (1877). Глубоко убежденный в том, что революционное движение не имеет почвы в России, Т. тем не менее отнесся с полным вниманием к тому психологическому порыву, который создал движение. Уловить его наиболее характерный черты Т. удалось не вполне. Он сделал центром романа одного из обычных в его произведениях безвольных людей, столь характерных для поколения 40-х, но никак не 70-х годов. Нежданов - неудачник, идущий пропагандировать, чтобы утишить сердечную боль, и лишенный уверенности в правоте своего дела. Неудивительно, что первые же неудачи вызывают в нем глубокое отчаяние и он лишает себя жизни у порога дела. Несоответствующим действительности оказалось и желание Т. уловить новый тип людей негромкой и неэффектной, но настоящей работы на пользу народу, в лице Соломина и Марианны. "Новь" имела не более как succes d\'estime.

Из позднейших произведений Т. ("Сон", "Рассказ отца Алексея", "Отчаянный", "Клара Милич" и др. наибольшее внимание обратили на себя "Песнь торжествующей любви" и "Стихотворения в прозе". Высоко-поэтическая "Песнь торжествующей любви" видимо иллюстрирует мысль Шопенгауера о гении рода, т. е. о той бессознательности, под влиянием которой мы, помимо своего желания, идем в своей половой жизни по пути, ведущему к продолжению рода. Превосходные "Стихотворения в прозе" (1882) представляют собою ряд накопившихся за долгие годы отдельных мыслей и картинок, отлившихся в удивительно изящную, задушевную и вместе с тем сильную форму. К концу жизни слава Т. достигла своего апогея как в Poccии, где он опять становится всеобщим любимцем, так и в Европе, где критика, в лице самых выдающихся своих представителей - Тэна, Ренана, Брандеса и др. - причислила его к первым писателям века. Приезды его в Россию в 1878 - 1881 гг. были истинными триумфами. Тем болезненнее всех поразили вести о тяжелом обороте, который с 1882 г. приняли его обычные подагрические боли. Умирал Т. мужественно, с полным сознанием близкого конца, но без всякого страха пред ним. Смерть его (в Буживале под Парижем, 22 авг. 1883 г.) произвела огромное впечатление, выражением которого были грандиозные похороны его. Тело великого писателя было, согласно его желанию, привезено в Петербург и похоронено на Волковом кладбище при таком стечении народа, которого никогда ни до того, ни после того не было на похоронах частного лица.

Далеко не полные собрания соч. Т. (нет стихотворений и многих статей) с 1868 г. выдержали 4 изд. Одно собрание соч. Т. (со стихами) было дано при "Ниве" (1898). Стихотворения изданы под ред. С. Н. Кривенки (2 изд., 1885 и 1891). В 1884 г. Литературный фонд издал "Первое собр. писем И. С. Т. ", но множество писем Т., рассеянных по разным журналам еще ждут отдельн. издания. В 1901 г. вышли в Париже письма Т. к франц. друзьям, собранные И. Д. Гальперин-Каминским. Часть переписки Т. с Герценом издана заграницею Драгомановым. Отдельные книги и брошюры о Т. напечатали: Аверьянов, Агафонов, Буренин, Былеев, Венгеров, Ч. Ветринский, Говоруха-Отрок (Ю. Николаев), Добровский, Michel Delines, Евфстафиев, Иванов, Е. Кавелина, Крамп, Любошиц, Мандельштам, Мизко, Mourrier, Невзоров, Незелснов, Овсянико-Куликовский, Острогорский, J. Pavlovsky (фр.), Евг. Соловьев, Страхов, Сухомлинов, Tursch (нем.), Чернышев, Чудинов, Юнгмейстер и др. Ряд обширных статей о Т. вошел в собр. сочинений Анненкова, Белинского, Апол. Григорьева, Добролюбова, Дружинина, Михайловского, Писарева, Скабичевского, Ник. Соловьева, Чернышевского, Шелгунова. Значительные выдержки как из этих, так и из других критич. отзывов (Авдеева, Антоновича, Дудышкина, Де-Пулэ, Лонгинова, Ткачева и др.) даны в сборники В. Зелинского: "Собрание Крит. материалов для изуч. произв. И. С. Т." (3-е изд. 1899). Отзывы Ренана, Абу, Шмидта, Брандеса, де-Вогюэ, Мериме и др. приведены в книге: "Иностран. критика о Т." (1884). Многочисленные биографич. материалы, рассеянные по журналам 1880-х и 90-х гг., указаны в "Обзоре трудов умерших писателей" Д. Д. Языкова, вып. III - VIII.

С. Венгеров

Тургор

или внутриклетное давление - вызывается осмотическими процессами между омывающим растительную клетку почвенным раствором или водою и клеточным соком, заключающим разнообразные осмотически-сильные вещества, как напр. соли органических и неорганических кислот и различные сахара; роль полупроницаемой перепонки играет пленчатый слой живой протоплазмы, разрушающийся при отмирании, почему мертвая, клетка тургесцировать уже не может. Величину Т. легко определить пласмолизируя клетку растворами солей определенной осмотической концентрации. Обычно давление это равно 2-3 атмосферам, достигая, в отдельных случаях, 10, 15 и даже 20 атмосфер. В Т. растение имеет чисто физический источник силы, обусловливающей крепость растения; теряя Т., клетка и все растение "вянет". Будучи тесно связаны со свойствами плазмы, как полупроницаемой перепонки, явления в значительной степени зависят от состояния живого содержимого клетки: раздражения, получаемые плазмой извне, могут настолько изменить ее осмотические свойства, что Т. более или менее быстро падает или поднимается. Значительную роль играет Т. в явлениях роста, растягивая, во вторую фазу его, эластичную оболочку клетки.

А. Рихтер.

Турин

(ит. Torino) - гл. город итальянской провинции Т., до 1860 г. главный город Сардинского королевства, в 1861 - 65 гг. - Итальянского королевства; под 45º4\' с. ш. и 7º42\' в. д. от Гринвича, на высоте 239 м. над ур. моря, на лев. бер. р. По, при впадении в нее р. Доры Рипария. Климат здоровый, но колебания температуры значительны. Зима довольно холодная. Средняя годовая темп. 11,8º, осадков 850 мм. Дождливых дней 105. Расположен очень живописно. Много широких и прямых улиц и красивых площадей. Лучшие улицы: Bиa ди По, Bиa Рома, Bиa Гарибальди, Виа Венти Сеттембре и Корсо Витторе Эммануэле. Главные площади: Пиацца Кастелло, окруженная аркадами, Пиацца Сан-Карло, Пиацца Карло Феличе, с красивым сквером, Пиацца Виттоpиo Эммануэле I, Пиацца дель Кастеллио де Читта, Пиацца Кавур, Пиацца Сольферино и Пиацца Витторио Эммануэле II. Сады: Джардино Пубблико, ботанический, зоологический и королевский. Памятники: конные фигуры Эммануэля Филиберто и Карла Альберта, статуи Амадея VI, принца Евгения Савойского II герцога Фердинанда Генуэзского пред ратушей, Кавура, Гарибальди, Виктора Эммануила I и многих других. Чрез р. По ведут 4 моста. Церкви: собор Сан Джованни Батиста (1492 - 98) в стиле Возрождения, с мраморной капеллой Сантиссимо Сударио (1657 - 74) работы Гварини, служащий гробницей герцогов Савойских; здесь хранится в урне плат, в котором Иосиф Аримафейский обернул тело Христа. Црк. Санта-Мария дель Консолато (1679), сооруженная Гварини, црк. СанФелиппе, црк. Corpus Domini (1609), црк. Сан-Массимо (1849 - 1854), с красивыми фресками, црк. Ротунде Гран Мадре де Дио (1818 - 31) и др. Дворцы: Кастель Палаццо Мадама (XIII в. до 1865 г. здесь помещался сенат); королевский дворец на Пиацца Кастелло с библиотекой (50000 томов, 2000 рукописей, 20000 авторов), музеями монет и оружия; Палаццо Кариньяно (до 1865г. здание парламента, теперь здесь помещаются естественноисторические музеи). Здания академии наук, университета, ратуши, центрального вокзала, биржи, арсенала и др. Жителей в 1895 г. считалось 348 тыс. Оружейный и артиллерийские заводы, машиностроительные и инструментальные заводы, железнодорожные мастерские, фортепьянные, спичечные и химические фабрики; производства: шляп, лент, басонных и вязальных изделий, мебели, шелковых тканей; красильни и др. Университет (с 1412 г.; студентов в 1892 г. 2063), инженерное учил., высшее техническое учил., ветеринарная школа, семинария, 3 лицея, 6 гимназий, 5 средних технических училищ, коммерческое училище, военные пехотное, артиллерийское и инженерное училища; промышленный музей (со специальными курсами прикладных наук), академия изящных искусств, академия наук, военная академия, медико-хирургическая академия. Библиотеки: национальная (150 тыс. томов), городская (60 тыс. томов), академии наук (40 тыс. томов), королевская и др. Музеи: древностей и картинная галерея при академии наук, картинная галерея при академии изящных искусств, городской музей, исторический национальный музей, торговый музей. Живописные окрестности: Монте деи Каппуццини с проволочной жел. дорогой, Ла Суперга - гробница Савойского дома.

История. Т. в древности был известен под именем Taurasia и был гл. городом лигурийского племени тауринов. В 218 г. завоеван Ганнибалом. При Августе сделан римской колонией и назван Augusta Taurinorum. При лангобардах был гл. городом герцогства. В XI в. с титулом маркграфства перешел к Савойскому дому. В ХVI и XVII вв. Т. несколько раз был взят французами; в войну за испанское наследство освобожден Евгением Савойским (1706) от французской осады. После битвы при Маренго также занят французами и сделан главным городом д-та По. После Парижского мира 1814 г. Т. возвращен сардинскому королю и сделан вновь столицей. Когда в 1864 г. было объявлено, что столица с 1865 г. переносится во Флоренцию, в Т. возникло восстание, подавленное силой оружия. Ср. Promis, "Storia dell\'antica Torino" (Т., 1869); Cibrario, "Storia di Torino" (1846).

Турку

- финское название г. Або (Обо) в Финдяндии.

Турнир

- рыцарские игры. Когда возникли Т., трудно определить. У Нитгарда встречается описание воинских игр, происходивших в 842 г. в Страсбурге, во время переговоров Карла Лысого с Людовиком Немецким. "При всей многочисленности участвовавших и при разнообразии народностей говорит летописец, - никто не осмеливался нанести другому рану или обидеть его бранным словом". Здесь, значит, еще совершенно отсутствует та серьезность и то озлобление, которые характеризуют позднейшие Т. Некоторые летописцы приписывают изобретение Т. Готфриду де-Прельи, умершему в 1066 г. Есть, однако, свидетельство о более ранних Т., со смертельным исходом. Поэтому правильнее будет предположить, что Готфрид де-Прельи не изобретатель, а законодатель турниров, что он ввел некоторые правила, дотоле не существовавшие, и способствовал распространению Т. Во всяком случае, турниры появились впервые во Франции и отсюда уже перешли в Англию и Германию; Матвей Парижский называет их "conflictus gallici". Первоначально Т. были установлены для упражнения в военном искусстве, для возбуждения в рыцарстве воинственного духа, чувства чести и уважения к дамам. Впоследствии они вызывали массу трагических случаев: каждый раз проливались потоки крови, много бывало убитых, еще больше раненых и искалеченных. Особенно часто встречаются смертные случаи в XIII в.: представители лучших аристократических родов падали на Т.; в 1240 г. на Т. в Нейсе, близ Кельна, погибло более 60 рыцарей и оруженосцев.

Средневековое общество любило эту кровавую забаву, но церковь с XII в. повела против Т. энергичную борьбу; Клермонский собор 1130 г. запретил Т. и постановил павших на них лишать христианского погребения. Папы Евгений Ш, Александр III, Иннокентий III и IV продолжали борьбу; Николай III отлучил от церкви участников Т., разрешенного королем Филиппом III. Наконец, и короли присоединились к протесту пап. В 1312 г. Филипп Красивый издал указ, строжайше воспрещавший Т., поединки и всякие воинственные забавы; указ этот не принес желательных результатов, и преемникам Филиппа пришлось повторять подобные запрещения. Во всяком случае к концу средних веков Т. не носили такого кровопролитного характера, как в XIII в.; вошло в обычай не употреблять заостренного оружия. В таком ослабленном виде Т. дожили до XVI в. В 1559 г. знаменитый Т., на котором граф Монгомери нанес смертельную рану французскому королю Генриху II, произвел сильное впечатление на умы современников. В следующем году был еще один Т., тоже с трагическим исходом. Затем Т. исчезают; вместо них появляется более мирная забава, карусель. Первоначально турниры устраивались владетельными особами по случаю какого-нибудь празднества; впоследствии образовались особые турнирные общества, систематически устраивавшиеся Т. в разных местах. В средние века всякий Т. сопровождался торжественными приготовлениями. За несколько дней, на пространстве 20-30 лье, о нем возвещали герольды; в монастырях выставляли гербы рыцарей, предполагавших участвовать в состязании. В город, где происходил Т., наезжало множество знати все окна на улицах украшались знаменами приезжих рыцарей, устраивались балы, пиршества. Место, где происходил бой, окружала высокая стена, внутрь которой допускалась только избранная публика. Внутри помещалась арена, отделенная перилами от зрителей; для дам, судей и старейших рыцарей устраивались ложи на деревянных подмостках. Самый бой состоял из двух частей. Сначала на арене происходили отдельные состязания; упавших подхватывали и убирали с арены. Когда страсти разгорались, рыцари требовали настоящего Т.; участники делились на две шеренги, обыкновенно по национальностям, и одна выступала против другой; тут бились с особенным ожесточением, не на арене, а в поле; павших оставляли лежать под лошадиными копытами. Постепенно для Т. выработался целый церемониал. Блюстителями порядка были герольды: они выкликали имена вступавших в бой, слагая при этом нечто в роде панегирика, перечисляя личные подвига рыцаря и подвиги его предков; они же следили за соблюдением правил и умоляли дам остановить сражение, когда страсти слишком разгорались. Условия Т. бывали разные: 1) конные ристания; цель - выбить противника из седла или сбросить его на землю; 2) битва мечами; 3) метание копий и стрел, причем иногда победителем считался тот, кто, сломив три копья, нанес противнику удар в опасное место; 4) осада деревянных замков, выстроенных специально для Т. Вооружение состояло из доспеха, меча, копья с ясеневым древком и железным наконечником, щита с гербом; с XIII в. лошади тоже покрывались доспехом. Правилами Т. запрещалось сражаться вне очереди, наносить раны лошади противника, наносить удары иначе, как в лицо или в грудь, продолжать бой после того, как противник снял забрало; выступать нескольким против одного. Приговор произносили коронованные особы, старейшие рыцари и особо избранные судьи; нередко вопрос о том, кто достоин высшей награды, предлагался на обсуждение дам. Для вручения награды выбирали также какую-нибудь даму, и она приветствовала победителя. Потом победителя вели во дворец; там дамы его разоружали и устраивался пир, в котором победитель занимал самое почетное место. Имена победителей заносились в особые списки; их подвиги передавались потомству в песнях менестрелей. Удача на Т. приносила и материальные выгоды: победитель иногда отбирал у противника лошадь и оружие, брал его в плен и требовал выкупа. Т. были проникнуты этическим началом; в участию в них допускались только нравственно чистые рыцари, с незапятнанным именем. Видную роль в Т. играло средневековое благоговейное отношение к женщине. Всякий рыцарь выступал в бой украшенный каким-нибудь значком, полученным из рук его дамы; если этот значок падал или доставался противнику, дама бросала новый, чтобы ободрить своего избранника. Бывало, что дамы приводили своих рыцарей связанными цепью; эта цепь считалась символом особой чести и доставалась только избранным. В каждом состязании последний удар наносился в честь дамы, и здесь рыцари особенно старались отличиться.

Тур

(Сарrа caucasica) - новый вид каменного козла, водящийся в зап. части Кавказского хребта. Отличается толстыми рогами, сильно загнутыми назад и наружу в одной плоскости, за исключением концов, загнутых внутрь. Поверхность рогов имеет возвышенный поперечные попарно-сближенные ребра. Цвет меха темно-бурый с черно-бурой полосой вдоль спины, снизу - белый. В восточной части Кавказа водится другой близкий вид - С. pallasi. Он отличается от предыдущего, между прочим, тем, что рога лежат ниже и более отклоняются от головы наружу; загнутый внутрь конец их длиннее.

Д. П-ко.

Туссен-Лувертюр

- негр, род. в 1743 г. на Сан-Доминго от родителей-рабов; пристал в 1791 г. к восставшим неграм-рабам, благодаря некоторому образованию и талантам сделался их вождем и помог франц. войскам вытеснить из Сан-Доминго англичан и испанцев (1797). При заключении мира между Францией и Испанией первая получила испанскую часть острова, но в действительности весь остров был поделен между Т., владевшим, во главе негров, северной его частью, и Риго, который, во главе мулатов, утвердился на юге. Разумно, не притесняя белых, правил Т., стремясь сбросить всякую зависимость от директории, причем прибег даже к силе и заставил генерала Гeдувилля с войсками бежать во Францию. Когда Т. и Риго остались на острове одни, между ними разгорелось соперничество, перешедшее в страшную расовую войну. Т. одержал верх, установил единовластие и стал приводить страну в порядок. Первый консул послал ген. Леклерка (1801) для восстановления французской власти над С.-Доминго. Несколько раз разбитый, Т. удалился в недоступные части острова, оттуда вступил в переговоры, был изменнически схвачен, отослан во Францию и заключен в форте Жу (Joux), на швейцарской границе, где и ум. в 1803 г.

Тутмос

или Тутмес ("Тот родил его") - имя четырех фараонов XVIII дин. (XVI -XV в. до Р. Хр.).

Т. I, побочный сын царя-освободителя Ахмеса I, вступивший на престол благодаря браку с законной наследницей, покорил Нубию до Донголы, а в Сирии дошел до гор. Нии при переправе через Евфрат, где поставил свою надпись. В древности славился сооруженный им храм Осириса в Абидосе, который до нас не сохранился. Мумия не найдена; саркофаг, в котором потом был погребен Пинотем I, теперь в каирском музее.

Т. II - сын предыдущего, царствовал не более 2 лет; усмирил большой мятеж в Нубии, о чем поставил пышную надпись на одной из ассуанских скал. При нем было большое посольство с дарами из сев. Сирии. Мумия и саркофаг его найдены Масперо в Дейр-эль-Бахри; теперь они в Каире.

Т. III, вероятно, побочный сын Т. I, женатый на законной наследнице престола, дочери Т. I - Гатшепсу, до вступления на престол принадлежал к коллегии жрецов Амона и был ими выдвинут. Царствовал, считая года своего предшественника и Гатшепсу, 54 года. Для удержания Сирии, покоренной его предшественником, ему пришлось предпринять 15 больших походов, усмиряя мятежи, разбивая коалиции семитических племен и собирая дань с городов, стран и о-вов Средиземного моря, где в то время процветала так наз. микенская культура. Во время походов царь обращал внимание на чужеземные растения и заботился об их акклиматизации в Египте. Скопив большие богатства, он щедро оделял храмы и возводил множество построек религиозного характера во всем Египте. Особенно чтил он Карнакский храм Амона; здесь он начертал на стене извлечения из летописей своих походов, которые в полном виде были записаны на пергаменте. Эти извлечения, сообщая имена покоренных им городов, и списки их дани, имеют весьма важное научное значение. Часть их находится теперь в парижском Cabinet des Medailles при Национальной библиотеке. В Карнаке найдена также поэтическая надпись, влагающая в уста богу Амону благословение царю и дарование ему побед над всеми четырьмя странами света. Вообще в это время процветала литература и искусство. До нас дошло несколько прекрасных статуй царя (между прочим - в Турине и Флоренции), много гробниц его сподвижников с росписью исторического и бытового характера (напр. визиря Рехмира, где изображена дань народов, представляющих собой четыре страны света). Военные подвиги Т. III позже сделались предметом легенд. Мумия его в плохом состоянии найдена Масперо в 1881 г. в Дейр-эль-Бахри.

Т. IV - внук предыдущего, также воитель, ходивший и в Нубию, и на север. На великом гизэском сфинксе сохранилась надпись о том, что он очистил его от песка, повинуясь повелению бога во сне. См. Bissing, "Die statistische Tafel v. Karnak" (Лпц., 1897); Breasted, "A new chapter in the life of Thutmose III" (ib., 1900); Sethe, "Die Thronnwirren u. d. Nachfolg. Thutmosis I"; Steindorff, "Die Blutzeit d. Pharaonenreiches".

Б. Т.

Туф вулканический

- Под общим названием Т. обнимают довольно разнообразные породы. Наиболее многочисленными представителями являются те, которые точнее называют вулканическими Т. Это рыхлые или сцементированные в более или менее твердую массу породы, образовавшиеся главным образом из рыхлых продуктов вулканических извержений, отчасти из так наз. грязевых лавовых потоков, в некоторых случаях из смеси этих вулканических продуктов с морскими осадками. Вулканические Т. приурочены к ныне действующим или уже потухшим вулканам и покрывают иногда довольно значительные площади. В состав вулканических Т. входят так наз. вулканический песок, пепел, лапилли, бомбы и т. п. Внешний вид этих Т. представляет большое разнообразие, в зависимости от того, который из этих представителей рыхлых вулканических продуктов господствует, а также в зависимости от цвета, пористости, большего или меньшего видоизменения позднейшими гидрохимическими процессами. Смотря по характеру лавы, доставляемой данным вулканом, а след. и по составу господствующих в Т. обломков, Т. называются базальтовыми, трахитовыми, андезитовыми, липаритовыми, пемзовыми и т. д. Если Т. состоит преимущественно из осколков стекла, то его называют стекловатым; сюда относится интересный тип гидратизированного стекловатого Т., сопровождающего базальты, напр. на Исландии, и известного под названием палагонитового. Т., сложенные преимущественно из отдельных кристаллов или их обломков, называют кристаллическими; название пизолитовых присвоено тем Т., которые сложены из пизолитовых зерен или так наз. земляного града, т. е. из небольших шариков величиною с горошину, которые образуются в воздухе из вулканического пепла и падают на землю как бы в виде земляного града. Так как большинство действующих вулканов расположено на берегу морей или на островах, то нередко рыхлые продукты извержений падают в море, где они смешиваются с морскими отложениями; таким путем образуются те смешанные отложения, которые иногда называют туффитами; этим же путем попадают в Т. и окаменелости морских животных, которыми богаты напр. некоторые диабазовые Т., известные под названием шальштейнов, а также нек. друг. Благодаря более или менее сильной позднейшей метаморфизации, в Т. происходят те или иные изменения, иногда до известной степени маскирующие их первоначальный характер. Так как Т. сложены из рыхлых продуктов извержений, то они и сопровождают исключительно эффузивные или лавовые породы и их присутствие служит доказательством эффузивного происхождения данной породы и свидетельством в пользу того, что в данной местности некогда действовали вулканы, хотя бы в настоящее время и не сохранилось никаких других следов их существования. Т. представляют некоторое разнообразие и по самому способу отложения материала, из которого она слагаются. В одних случаях рыхлые продукты извержений выбрасываются на воздух и падают из атмосферы прямо на сушу; в других они попадают в воду и в их отложении участвует вода; иногда они образуются из смеси жидкой горячей грязи с вулканическим пеплом и т. д. Все эти особенности имеют особые названия (шальштейн, трасс, пеперино, палагонит и т. д.).

Туф известковый

- Это более или менее пористые ноздреватые отложения углекислой извести из известковых источников. Углек. известь находится в воде в растворе в виде двууглекислой; при выделении той избыточной углекислоты, которая превращает углеизвестковую соль в двууглекислую, получается очень мало растворимая средняя соль, которая поэтому и выпадает из раствора. Выделение избыточной углекислоты происходит при выходе углеизвестковых источников на дневную поверхность вследствие значительного уменьшения парциального давления углекислоты; особенно сильно выделяется углекислота из горячих источников. С другой стороны такому выделению углекислоты, а след. и выпадению углекислой извести, способствуют и некоторые водоросли, мхи, т. е. растения, черпающие необходимую углекислоту из углекислых источников. Известковые Т. отличаются пористостью и заключают в большем или меньшем количестве листья, ветки, корни, вообще разные части растений, а также моллюсков и вообще разные посторонние предметы. Известковые Т. обыкновенно белого, желтоватого или серого цвета, иногда примесью железа окрашены и в красный цвет. Местами эти Т. образуют очень значительные отложения или в виде системы террас, или в виде сплошных осадков. Более пористые разновидности идут на украшения садов, аквариев, террариев и т. д.; более плотные имеют применение в качестве строительного материала. Из этих последних особенно интересны Т. с правильным расположением пор, известные под названием травертино. Кроме известковых Т. встречаются еще и кремнистые Т., представляющие отложения из кремнистых источников, особенно из горячих, так наз. гейзеров. Наконец, следует упомянуть и туфовидный железняк - пористые отложения бурого железняка, образующиеся на лугах, в болотах, на дне озер (дерновая, болотная руда).

Ф. Ю. Л.-Л.

Туш

- небольшая инструментальная фраза, чаще в характере фанфары, исполняемая в виде приветствия чествуемому лицу.

Тушканчики

- (Dipodidae) - семейство небольших грызунов. Голова короткая и толстая. Сильно развитый скуловые кости (jugalia) ограничивают глазницы снизу и спереди и касаются слезных костей (lacrymalia). Чрезвычайно сильно развиты слуховые пузыри (bulla ossea, собственно ее pars mastoidea). Резцов с каждой стороны ложнокоренных, или, коренных, последние с поперечными складками эмали. Рыло усажено необычайно длинными осязательными щетинками. Шея короткая, мало подвижная; шейные позвонки, кроме первого срастаются у некоторых в одну кость. Туловище довольно длинное. Хвост приблизительно такой же длины и заканчивается обыкновенно кистью более длинных волос. Позвонков - 7 шейных, 1112 грудных, 7-8 поясничных, 3-4 крестцовых и до 30 хвостовых. Передние конечности очень коротки и имеют 5 пальцев, из которых первый (внутренний) часто рудиментарен. Задние в несколько раз (до 6) длиннее передних. Особенно удлинены предплюсневые кости (metatarsalia) и у некоторых форм (Dipodinae) они срастаются вместе в одну кость, напоминающую цевку птиц; к ней причленяются пальцы, которых в этом случае всего 3, но у других форм их бывает 4 или 5. Обыкновенный способ передвижения - очень быстрый бег непрерывно следующими друг за другом громадными прыжками, превышающими длину тела до 20 раз. При этом действуют только задние конечности, одними пальцами которых животное касается земли, и хвост - в качестве руля; передние конечности прижимаются к подбородку или скрещиваются на груди. На ходу Т. опираются на пальцы всех четырех ног, которые медленно переставляют. Сидя, они опираются на всю стопу и хвост. Т. водятся главным образом в Азии (в палеарктической области) и Африке, некоторые в южной Европе; один вид в Сев. Америке. Это типично степные животные. Мягкий густой мех их окрашен под цвет песка, т. е. желтовато-бурый различных оттенков, переходящий иногда в серый, часто с примесью черного. Т. ночные животные. Они роют неглубокие, но довольно сложно разветвленные норы с несколькими выходами наружу. Питаются преимущественно растительной пищей, но не пренебрегают насекомыми и падалью. Различают 4 подсемейства.

Sminthinae. Задние конечности короткие с 5 пальцами. Ложнокоренных зубов, коренные имеют корни. Единственный вид Sminthus vagaus северной Европы и зап. Азии. Крысообразное животное длиною около 6 стм., с хвостом такой же длины. Очень мягкий мех сверху желто-серый, снизу желтоватобелый. На хвосте под редкой желтоватой шерстью 140-170 чешуй.

Zapodinae. Задние конечности длинные с 5 пальцами; предплюсневые кости не срастаются. Шейные позвонки свободны. Ложнокоренных; коренные с корнями. Единственный вид Zapus hudsonianus (Jaculus labradorius), живущий в Северной Америке от Лабрадора до Мексики. Длина тела 8 стм., хвоста 13 стм. Шерсть гладкая, прилегающая сверху желто-бурого цвета, на боках с примесью черного, снизу белого; хвост покрыт короткими редкими волосами и не имеет на конце кисти. Большой палец передних конечностей рудиментарен.

Pedetinae. Задние конечности длинные с 4 пальцами; предплюсневые кости не сросшись. Шейные позвонки свободны; грудных 12, поясничных 7, крестцовых 3, хвостовых 30. Ложнокоренных зубов; коренные без корней. Единственный вид Pedetes caffer водится в Африке от Мозамбика и Анголы до мыса Доброй Надежды. Самый крупный представитель семейства. Отличается густым длинным мехом и длинным пушистым хвостом. Цвет меха сверху буро-желтый ржавого оттенка с примесью черного, снизу белый. Длина тела 60 стм., хвост несколько длиннее. На передних конечностях хорошо развиты все 5 пальцев и вооружены длинными серповидными когтями. Пальцы задних конечностей снабжены плоскими копытообразными ногтями.

Dipodinae. Задние конечности длинные; предплюсневые кости их слиты в одну; они имеют или только 3 функционирующих пальца (Dipus) или сверх того еще один или два рудиментарных, без когтей и не касающихся земли. Шейные позвонки в большей или меньшей степени неподвижно срастаются. Ложнокоренных зубов; коренные с корнями. Хвост заканчивается перистой кистью. Нижняя поверхность пальцев задних конечностей покрыта жесткими волосами, сообщающими им большую устойчивость. На передних конечностях 4 пальца с когтями; внутренний палец рудиментарен и без когтя. Сосков большею частью 4 пары: две на груди, одна на брюхе и одна в паху. Различные представители распространены в палеарктической и эфиопской обл.

Dipus - на задних конечностях только 3 пальца. D. aegypticus. Длина тела 17 стм., хвоста 21 стм. Ложнокоренных. Сев.-вост. Африка и Аравия. D. sagitta - тарбаганчик; ложнокоренных. Длина тела и хвоста по 16 стм. В степях южн. России и Средней Азии до Байкала. D. halticus, емуранчик, ложнокор.; длина тела 13-16 стм. В степях от Волги до Аральского моря. Alactaga на задних конечностях 4-5 пальцев. В России A. saliens земляной заяц, A. elater - Туркестан и Киргизские степи, A. suschkini Тургайская обл. A. saltator - Алтай. A. mongolica - Забайкальская обл. и Монголия. Alactagnlus. А. асоntion, прыгунчик - в Туркестане и Тургайской обл.; на задних конечностях 5 пальцев, как и у рода Platycercomys. P. Platynrus - Туркестан.

Д. Ледашенко.

Тыква

(ботан., Cucurbita L.) - родовое название растений из семейства тыквенных. Это - однолетние или многолетние жестко-шершавые или волосистые травы; стелющиеся по земле и цепляющиеся при помощи ветвистых усиков стебли, покрытые более или менее крупными лопастными листьями. Крупные, желтые или белые цветки сидят по одиночке или пучками; цветки однополые (растения однодольные). Чашечка и венчик колокольчатые или ворончато-колокольчатые о 5 (редко 4-7) долях; тычинки спаялись пыльниками в головку, пыльники извитые; в женском цветке развиты три-пять стаминодия и пестик, с толстым коротким столбиком, с трех или пятилопастным рыльцем и с нижнею, трехпятигнездою многосемянною завязью; плод - крупная ягода (тыквина), обыкновенно с твердым внешним слоем (корою) и с многочисленными сплюснутыми, обрамленными толстым вздутием семенами, без белка. Всех видов насчитывается до 10, дикорастущих в теплых климатах Азии, Африки и Америки; из них три вида однолетние и 7 многолетние; многие виды культивируются или как декоративные (напр. фигурные Т.) или ради плодов. Наиболее обыкновенны из многолетних видов:

1) С. ficifolia Bche (или С. melanospema A. Br., фиголистная Т.), с листьями, похожими на листья фигового дерева, и с крупными (до 40 стм. толщиною) округло-яйцевидными пестрыми плодами, с сладким мясом и черными семенами:

2) С. foetidissima Kth. (или С. реrennis А. Gr., Cucumis perennis, вонючая Т.), родом из Сев. Америки, развивающая цепляющиеся стебли до 10 м. высотою, с мясистыми, пепельно-серыми, жестко-волосистыми, цельными узкотреугольными листьями, с мелкими (с куриное яйцо) круглыми, темно-зелеными очень горькими плодами.

Из однолетних видов наиболее часто культивируется Cucurbita Реро L. (иначе С. verrucosa L., Covifera, С. pyxidaris DC. и т. д., обыкновенная или кухонная Т.); у этой Т. ползучий стебель, с крупными жесткими листьями и с плодами различной формы и величины; в культуре насчитывается до 100 разновидностей этого вида, родина которого с достоверностью неизвестна (Зап. Азия?); разновидности различаются по форме, величине и окраске плодов, одни из них дают съедобные плоды, а другие разводятся как декоративные растения (так назыв. "фигурные Т."), таковы напр.:

1) giromontia Alef. (удлиненные, цилиндрические или конические плоды, гладкие или бугорчатые или продольноребристые),

2) citrullina Alef. (эллиптические или яйцевидные, гладкие или бугорчатые плоды, длина их в два раза превышает ширину),

3) Melopepo Alef. (мелкие или средней величины, сплюснутые или почти шаровидные, гладкие, сплошь мягкие, съедобные плоды),

4) Clypeata Alef. или depressa (декоративная Т., с продольно-ребристыми, жестко-кожистыми плодами),

5) pomiformis Alef. (яблочная или апельсинная Т., с несъедобными плодами, похожими на яблоко или апельсин),

6) piriformis Alef. (грушевая Т., с плодами несъедобными, похожими на грушу),

7) verrucosa L. (бородавчатая Т., с бородавчатыми, несъедобными плодами различной величины) и др.

С. maxima Duch. (иначе, смотря по плодам, С. turbaniformis, pileiformis и т. д.), дающая разнообразной формы и различной величины съедобные плоды, таковы напр. turbaniformis Aief., с плодами, напоминающими тюрбан ("чалмовая Т."), ecoronata (напр. стофунтовая Т., мамонтовая, миндальная, булонские кабачки и пр.) - плоды без выроста в центре и т. д.; сюда же относятся разновидности, без длинных ползучих побегов ("без плетей", "без усов"), так назыв. кустовая Т. С. moschata Duch., мускусовая или египетская Т., с запахом мускуса, разводится в более теплых странах. К роду Cucurbita относится иногда род Lagenaria (С. Lagenaria L.), бутылочная Т. или травянка. Известен один только вид L. vulgaris Ler., со многими культурными разновидностями, носящих названия в зависимости от формы плодов: "горлянка", "фляшка странников", "булава Геркулеса", "ядро", "шар", "падка" (до 1 м. длиною) и др. - все это так назыв. "фигурные Т.". Стебли у них длинные, цепляющиеся, мягко-волосистые; листья округло-яйцевидные, слегка лопастные или многоугольные, цветки крупные, белые, лепестки свободные; плоды несъедобные (употребляются для сосудов) или съедобные. Родина этого растения - тропическая Африка и Остиндия.

С. Р.

Т. (культура), Cacurbita Реро Lin., родом из Остиндии, растение однолетнее и однодомное. - Т. распадаются на 3 разряда: 1) декоративные или игрушечные, оригинальные по форме, величине и окраске и употребляемые для посадки вдоль заборов, стен и пр., 2) кормовые крупноплодные - для кормления животных и 3) столовые, употребляемый в пищу человеком. Строгого различия между двумя последними разрядами сделать нельзя, так как те же столовые сорта при обильном сборе могут быть и кормовыми, последние же могут заменить столовые, если выдадутся своим вкусом. К Т. относят и растение горлянка (Lagenaria vulgaris), по внешнему виду весьма напоминающее Т. и принадлежащее к тому же семейству тыквенных, но отдельного вида и даже рода. Эти растения составляют четвертый разряд Т. по их применению, а именно - посудных, так как твердая их оболочка служит для хранения жидкостей, вместо кувшинов и горшков. Наиболее известны следующие сорта Т. Из кормовых укажем на стофунтовую (центнер), плоды которой доходят до 3 пд. весом, при сборе с одного растения 2-3-4 экземпляров; плод округлый, желтоватый; оболочка служит вместо посуды, для соления огурцов, которые, при небольшом количестве оставленной мякоти в Т., приобретают особый приятный вкус. К этому же виду относится вальпарайская (миндальная) с наиболее распространенной разновидностью Orio; плод слегка удлиненный, около 8 врш. в длину и 5 врш. в ширину, розоватого оттенка. Этот сорт прекрасен и для стола. Затем упомянем: булонскую Т., схожую со стофунтовой, но несколько приплюснутой, этампскую, с ребристыми и бугристыми плодами; получалмовую парижскую, с плодами небольшой величины, но более многочисленными и более приятными на вкус. Величиной плодов и плодовитостью отличается и турская Т. (кормовая), а также Т. кит, с длинными плодами, по форме напоминающими баклажаны (до 1 арш. длиной, при ширине в 3/4, арш. и весе нередко до 150 фунт.). Бахчисарайскую кустовую (мозговую или греческую) Т. разводят для получения молодых плодов (греческие или крымские кабачки). С той же целью разводят и другие кустовые сорта Т., напр. - бельмонтскую. Исключительно на юге удаются: мускатная Т., упомянутые выше посудные или бутылочные, мочальные, из которых добывается люффа, мочала для мытья в банях и посуды и т. д. Из декоративных назовем: французские сорта колоквинты, щитковые, кружковые, яичные, грушевидные, бородавчатые и пр., из которых некоторые съедобные. Т. любит хорошую перегнойную землю, глубоко взрыхленную (корень до 6 врш. глубины), хорошо удобренную с осени, слегка возвышенную и сильно пригреваемую. На Ю Т. отводится не мало места в виде бахчей, но на С она высаживается между другими растениями по краям гряд, между капустою, свеклою, морковью и пр. Если Т. разводят на специально отведенном месте, то ее высаживают обыкновенно на расстоянии 2-3 саж., кустовые же сорта - на расстоянии 1 1/2-2 арш. При небольшой культуре Т., особенно на С, устраивают паровые ямы со свежим конским навозом и сверху компостом, или же только с компостом, полученным от выветривания парниковой земли и навоза. Иногда выращивают Т. на компостных кучах, но это истощает компост и мешает уходу за ним. Колоквинты выращиваются около стен и заборов, для чего приготовляют ямы, засыпая их компостной или дерновой землею. Так как Т. требует более долгого времени для своего развитая и созревания плодов, чем, напр. огурцы, то ее стараются высаживать возможно раньше; в марте или апреле, так чтобы до первого осеннего заморозка прошло 5 месяцев. Высевают Т. проращенными семенами (в опилках или между полотняными тряпками), ростки высаживают в мелкие горшки и сохраняют при 15-18º P. С развитием семядолей температуру понижают, помещая в полутеплые парники, зарывая по края горшка в землю, и затем, когда корни растения заполнят горшки, их пересаживают в более крупные, 4-вершковые горшки. В грунт растения пересаживают после майских утренников и после того, как растение будет несколько приучено к наружному воздуху, для чего время от времени с парников снимают раму. Между кустовыми сортами земля мотыжится, между ползучими тщательно выпалывается сорная трава только в начале роста. Цветение начинается пустоцветом и только при полном росте главных ветвей появляются женские цветы. Опыление совершается пчелами и шмелями, но лишь в сухую погоду. Поэтому то любители производят сами опыление, выбирая время между дождями и опыляя пыльцой из высушенных в компосте и растрескавшихся пыльников не смоченное водою рыльце. Ветви Т. около листьев пришпиливаются к земле деревянными крючками, и в этих местах образуются корни, которые, во-первых, предохраняют Т. от сильных ветров, а затем - способствуют усиленному питанию образовавшихся на ветви плодов. Боковые плети Т., равно как и нижние цветы Т. удаляются, прищипываются, как только на них образовались 2-3 плода. Плоды Т. снимают зелеными и только самые первые и, конечно, самые лучшие оставляются на семянники. Сорванные плоды держат сначала в сарае, а затем в подвале месяца два, где они и созревают. Семянники долее половины ноября не следует держать, так как созревшие семена прорастают внутри плода.

Семена тыквы известны как глистогонное средство. Зеленые кабачки поджариваются в масле и обливаются сметаною, скипяченною в смеси с поджаренною мукой, или начиняются разварной говядиною и также поджариваются. Из мякоти зрелых плодов приготовляют пудинг и кашу, а крепкая мякоть полузрелых плодов маринуется в уксусе. Вареная Т. идет в корм свиньям в смеси с картофелем, брюквою, свеклою и пр. Сырая же Т., будучи очищена от семян и изрублена, задается коровам и овцам вместе с сечкою. Из мочальных Т., как мы говорили выше, готовится люфа, из посудных - горшки для соления огурцов и посуду для жидкости. Благодаря растительному пепсину, огурцы, посоленные в полуочищенной Т. приобретают особо приятный вкус, почему и расцениваются выше обыкновенных соленых огурцов. Ср. Рытов "Руководство к огородничеству"; Карцов, "Огородничество на юге России" и Шредер, "Сад и огород".

Е. К-н.

Тысяцкий

в Новгороде - был начальником воев (т. е. земского ополчения); в нем. актах его звание переводится "dux, Heerzog". Сначала Т. назначался князем, как видно из грамоты Всеволода, данной церкви Иоанна Предтечи на Опоках; но с развитием вечевой жизни Т. становится выборным наравне с посадником. Выбирали его из бояр; сан Т. был ступенью к посадничеству, хотя и необязательной. Посадник был начальником всей земщины в Новгороде, Т. - представителями черных людей, при помощи которых они играли большую роль на вече. Т., отбывшие срок своей должности, получали звание "старых Т.". Права и обязанности степенного, т. е. находящегося на должности Т., были следующие: степенный Т., вместе с князем и посадником, предводительствовал новгородским войском, смотрел за городскими укреплениями, открывал вече вместе с посадником и присутствовал на нем, следя за порядком, участвовал в переговорах с соседними государствами, имел право суда (суд его был чисто земский, независимый от князя и посадника; с него не шло судебных пошлин в пользу князя), получал определенные доходы с разных новгородских областей, которые были приписаны ему на кормление, имел свою печать, которую прикладывал к разным актам. По свидетельству Лануа, Т. менялись каждый год.

Г. Лучинский.

Т. в Киевской и Московской Руси. - Название Т. в первый период русской истории не встречается, но существование его не подлежит сомнению. Судя по всем известиям, он был военным начальником земской рати (воев), в отличие от княжеской дружины. К военному значению Т. впоследствии присоединилось и гражданское. Слово "тысяща" в наших летописях стало употребляться и в значении округа, управляемого Т. Погодин говорит в своих "Исслед., лекциях и замеч.", что воеводами в это время называли всех военачальников и при таком взгляде понятно первое упоминание в летописях о Т. под 1089 г., где говорится, что "воеводство держащу кыевскыя тысяща Яневи" (Вышатичу). Кроме Яна Вышатича в Киеве упоминаются Путята, Ратибор и др. Бестужев-Рюмин держится того мнения, что были Т. городские, земские и Т. княжеские (напр. Т. Володимира Мстиславича, который и назывался поэтому Володимир). Должность Т. в древней Руси не была наследственна; можно указать только два примера наследственности этого звания в одних и тех родах. С XIV в., когда бояре начинают оседать по разным княжествам, значение должности Т. сильно возрастает и власть его становится опасной для бояр и даже князей. Известна участь Т. Алексея Петровича Хвоста при Иване Ивановиче: за мятеж он был изгнан из Москвы, но потом снова сделался Т. в Москве, несмотря на обещание Ивана Ивановича не принимать его обратно. Тогда бояре убили его, вследствие чего возник большой мятеж и главные боярские фамилии должны были удалиться в Рязань. В XIV в. должность Т. была совершенно уничтожена, а именно: в 1374 г. Димитрий Иванович после смерти Т. В. В. Вельяминова не назначил ему преемника. Движение поднятое сыном Вельяминова, надеявшимся получить эту должность, кончилось неудачей.

Тысяча и одна ночь

- знаменитый арабский сборник сказов, который, не в полном виде и не в очень удачной переделке Галлана (1704-1717), стал известен Европе. Сказки вложены в уста Шехрезады, которая рассказывает их на разсвете в течение 1001 ночи своему мужу, персидскому царю Шехрияру, и таким образом удаляет от себя казнь, постигавшую всех его прочих жен. При решении вопроса о происхождении и составе сборника европейские ученые расходились в двух направлениях. Гаммер стоял за их индийское и персидское происхождение, ссылаясь на слова Мас\'удия (ум. 956) и библиографа Надима (до 987 г.), что старо-персидский сборник "Хезар-эфсане" (= "Тысяча сказок"), происхождения не то еще ахеменидского, не то арзакидского и сасанидского, был переведен лучшими арабскими литераторами при Аббасидах на арабский язык и известен под именем "1001 ночи". По теории Гаммера, перевод перс. "Хезар-эфсане", постоянно переписываемый, постоянно и разрастался и принимал, еще при Аббасидах, в свою удобную рамку новые наслоения и новые прибавки, большей частью из других аналогичных индийско-персидских сборников, каковы "Синдбадова книга", или даже из произведений греческих; когда центр арабского литературного процветания перенесся в XII-ХIII в. из Азии в Египет, 1001 ночь усиленно переписывалась там и, под пером новых переписчиков, опять получала новые наслоения: группу рассказов о славных минувших временах халифата, с центральной фигурой халифа Гаруна Аль-Рашида (786-809), а несколько позже - свои местные рассказы из периода египет. династии вторых мамелюков (так наз. черкесских или борджитских). Когда завоевание Египта османами подорвало арабскую умственную жизнь и литературу, то 1001 ночь, по мнению Гаммера, перестала разрастаться и сохранилась уже в том виде, в каком ее застало османское завоевание.

Радикально противоположное воззрение высказано было Сильвестром деСаси. Он доказывал, что весь дух и мировоззрение 1001 ночи - насквозь мусульманские, нравы - арабские и притом довольно поздние, уже не аббасидского периода, обычная сцена действия - арабские места (Багдад, Мосул, Дамаск, Каир), язык - не классический арабский, а скорее простонародный с проявлением, повидимому, сирийских диалектических особенностей, - близкий, значит, к эпохе литературного упадка. Отсюда у де-Саси следовал вывод, что 1001 ночь есть вполне арабское произведение, составленное не постепенно, а сразу, одним автором, в Сирии, около половины XV в.; смерть, вероятно, прервала работу сирийцасоставителя, и потому 1001 ночь заканчиваема была его продолжателями, которые и приделывали к сборнику разные концы из другого сказочного материала, ходившего среди арабов, - напр., из Путешествий Синдбада, Синдбадовой книги о женском коварстве. II т. и из перс. "Хезар-эфсане", по убеждению де-Саси, сирийский составитель араб. 1001 ночи ничего не взял, кроме заглавия и рамки, т. е. манеры влагать сказки в уста Шехрезады; если же какая-нибудь местность с чисто арабской обстановкой и нравами подчас именуется в 1001 ночи Персией, Индией или Китаем, то это делается только для пущей важности и порождает в результате одни лишь забавные анахронизмы.

Последующие ученые постарались примирить оба взгляда; особенно важным в этом отношении оказался авторитет Эдв. Лэна, известного знатока этнографии Египта. В соображениях о позднем времени сложения 1001 ночи на позднеарабской почве индивидуальным, единоличным писателем Лэн пошел даже дальше, чем Саси: из упоминания о мечети Адилийе, построенной в 1501 г., иногда о кофе, один раз о табаке, также об огнестрельном оружии, Лэн заключал, что 1001 ночь начата была в конце XV в. и закончена в 1-й четверти XVI в.; последние, заключительные повести могли быть присоединены к сборнику даже при османах, в XVI и XVII вв. Язык и стиль 1001 ночи, по Лэну обыкновенный стиль грамотного, но не слишком ученого египтянина XV-XVI в.; условия жизни, описанной в 1001 ночи, специально египетские; топография городов, хотя бы они были названы персидскими, месопотамскими и сирийскими именами, есть обстоятельная топография Каира поздней мамелюкской эпохи. В литературной обработке 1001 ночи Лэн усматривал такую замечательную однородность и выдержанность позднего египетского колорита, что не допускал вековой постепенности сложения и признавал только одного, много-много двух составителей (второй мог окончить сборник), которые или который - в течение недолгого времени, между XV-XVI в., в Каире, при мамелюкском дворе, и скомпилировал 1001 ночь. Из чего скомпилировал? Тут у Лэна, в противоположность Саси, отрицавшему персид. элементы, начиналась известная уступка Гаммеру. Компилятор, по Лэну, имел в своем распоряжении араб. перевод Хезар-эфсане, сохранившийся с Х в. до XV в своем старинном виде, и взял оттуда заглавие, рамку и, быть может, даже некоторые сказки; пользовался он также и другими сборниками происхождения персидского (ср. повесть о летательном коне) и индийского ("Джильад и Шимас"), арабскими воинственными романами времен крестоносцев (Царь Омар-Номан), наставительными (Мудрая дева Таваддода), мнимоисторическими повестями о Гаруне Аль-Рашиде, специально-историческими араб. сочинениями (особенно теми, где есть богатый анекдотический элемент), полунаучными араб. географиями и космографиями (Путешествия Синдбада и космографию Казвиния, ум. 1283 г.), устными юмористическими народными побасенками и т. д. Все эти разнородные и разновременные материалы египетский составитель XV-XVI в. скомпилировал и тщательно обработал; переписчики XVIIXVIII в. внесли в его редакцию только немного изменений. Воззрение Лэна считалось в ученом мире общепринятым до 80-х годов ХIХ в. Правда, и тогда статьи де-Гуе (de-Goeje) закрепляли, с слабыми поправками по вопросу о критериях, старый Лэновский взгляд на скомпилирование 1001 ночи в мамелюкскую эпоху (после 1450 г., по де-Гуе) единоличным составителем, да и новый англ. переводчик (впервые не побоявшийся упрека в скабрезности) Дж. Пэйн (1882-1889) не отступил от теории Лэна; но тогда же, с новыми переводами 1001 ночи, начались и новые исследования. Еще в 1839 г. X. Торренсом ("Athenaeum", 1839, 622) была приведена цитата из историка XIII в. ибн-Саида (1208-1286), где о некоторых приукрашенных народных рассказах (в Египте) говорится, что они напоминают собою 1001 ночь. Теперь на те же слова ибн-Саида обратил внимание не подписавшийся автор критики (в "Edinburgh Review" 1886, ј164) на новые переводы Пэйна и Бёртона.

По основательному замечанию автора, многие культурно-исторические намеки и другие данные, на основании которых Лэн (а за ним Пэйн) отнес составление 1001 ночи к XV-XVI в., объясняются, как обычная интерполяция новейших переписчиков, а нравы на Востоке не так быстро меняются, чтоб по их описанию можно было безошибочно отличить какой-нибудь век от одного - двух предыдущих: 1001 ночь могла, поэтому, быть скомпилирована еще в XIII в., и недаром цирюльник в "Сказке о горбуне" начертывает гороскоп для 1255 г.; впрочем, в течение двух следующих веков переписчики могли внести в готовую 1001 ночь новые прибавки. А. Мюллер ("Deutsche Rundschau", 1887, июль) справедливо заметил, что если по указанию ибн-Саида 1001 ночь существовала в Египте в XIII в., а к XV в., по довольно прозрачному указанию Абуль-Махасына (ум. 1469 г.), успела уж получить свои новейшие нарощения, то для прочных, правильных суждений о ней необходимо прежде всего выделить эти позднейшие нарощения и восстановить, таким образом, ту форму, какую имела 1001 ночь в XIII в. Для этого нужно сличить все списки 1001 ночи и отбросить неодинаковые их части, как наслоения XIV-XV в. Обстоятельно такую работу произвели X. Цотенберг (П., 1888, отт. из XXVIII т. "Notices et extraits") и Рич. Бёртон (в послесловии к своему переводу, 1886-1888; краткий и содержательный обзор рукописей есть теперь и у Шовена в "Bibliographie arabe", 1900, т. IV); сам Мюллер в своей статье также сделал посильное сличение. Оказалось, что в разных списках одинакова преимущественно первая часть сборника, но что в ней, пожалуй, вовсе нельзя найти тем египетских; преобладают повести о багдадских аббасидах (особенно о Гаруне), да еще есть в небольшом количестве сказки индийско-персидские; отсюда следовал вывод, что в Египет попал уж большой готовый сборник сказок, составившийся в Багдаде, вероятно, в Х в. и сосредоточенный, по содержанию, вокруг идеализированной личности халифа Гарун Аль-Рашида; сказки эти втиснуты были в рамку неполного араб. перевода "Хезарэфсане", который был сделан в IX в. и еще при Мас\'удии (ум. 956 г.) был известен под именем "1001 ночи"; создана она, значить, так, как думал Гаммер - не одним автором сразу, а многими, постепенно, в течение веков, но главный ее составной элемент - национальный арабский; персидского мало. На такую же почти точку зрения стал араб А. Сальханий (см. его предисловие к 1 т. и прилож. к V т. бейрутского изд. 1001 ночи, 1888-1890; русск. пер., проверенный и дополненный А. Крымским, в "Юбил. Сборн. Вс. Миллера", М., 1900); кроме того, основываясь на словах Надима, что араб Джахшиярий (багдадец, вероятно, Х в.) тоже взялся за составление сборника "1000 ночей", куда вошли избранные сказки персидские, греческие, арабские и др., Сальханий высказывает убеждение, что труд Джахшиярия и есть первая арабская редакция 1001 ночи, которая затем, постоянно переписываемая, особенно в Египте, значительно увеличилась в объеме. В том же 1888 г. Нёльдеке ("Z. D. Morgе Ges.", т. XLII) указал, что даже историко-психологические основания заставляют в одних сказках 1001 ночи видеть египетское происхождение, а в других - багдадское.

Как плод основательного знакомства с методами и исследованиями предшественников, появилась обстоятельная диссертация И. Эструпа (Oestrup, "Studier over Tusind og en nat", Копенгаген, 1891). Вероятно, книгой Эструпа пользовался и новейший автор истории араб. литерат. - К. Броккельманн (Б., 1899, т. II, стр. 58 - 62); во всяком случае, предлагаемые им краткие сообщения о 1001 ночи близко совпадают с положениями, разработанными у Эструпа. Содержание их следующее: а) нынешнюю свою форму 1001 ночь получила в Египте, больше всего в первый период владычества мамелюков (с XIII в.), б) Вся ли Хезар-эфсане вошла в араб. 1001 ночь или только избранные ее сказки - это вопрос второстепенный. С полной уверенностью можно сказать, что из "Хезарэфсане" взята рамка сборника (Шехрияр и Шехрезада), Рыбак и дух, Хасан Басрийский, Царевич Бадр и царевна Джаухар Самандальская, Ардешир и Хаят-аннофуса, Камар-аз-замен и Бодура. Сказки эти, по своей поэтичности и психологичности - украшение всей 1001 ночи; в них причудливо сплетается действительный мир с фантастическим, но отличительный их признак - тоть, что сверхъестественные существа, духи и демоны являются не слепою, стихийною силой, а сознательно питают дружбу или вражду к известным людям. в) Второй элемент 1001 ночи - тот, который наслоился в Багдаде. В противоположность сказкам персидским, багдадские, в семитском духе, отличаются не столько общей занимательностью фабулы и художественной последовательностью в разработке ее, сколько талантливостью и остроумием отдельных частей повести или даже отдельных фраз и выражений. По содержанию это, во-первых, городские новеллы, с интересной любовной завязкой, для разрешения которой нередко выступает на сцену, как deus ex machina, благодетельный халиф; во-вторых - рассказы, разъясняющие возникновение какого-нибудь характерного поэтического двустишия и более уместные в историко-литературных, стилистических хрестоматиях. Возможно, что в багдадские изводы 1001 ночи входили также, хоть и не в полном виде, Путешествия Синдбада; но Броккельман полагает, что этот роман, отсутствующий во многих рукописях, вписан был в 1001 ночь уж позже, г) Когда 1001 ночь начала переписываться в Египте, в нее вошел третий составной элемент: местные сказки каирские, del\' genero picaresco, как говорит Эструп. Каирских сказок два типа: одни - бытовые фаблио, в которых излагаются ловкие проделки плутов (напр., искусного вора Ахмеда ад-Данафа) и всякие забавные происшествия, причем бросаются камешки в огород нечестных и подкупных властей и духовенства; другие - сказки с элементом сверхъестественным и фантастическим, но совсем иного рода, чем в сказках персидских: там духи и демоны имеют среди людей своих любимцев и нелюбимцев, а здесь играет роль талисман (напр., волшебная лампа Аладдина), слепо помогающий своему владетелю, кто бы он ни был, и стихийно обращающийся против своего прежнего владетеля, если попадет в другие руки; темы таких сказок, вероятно, унаследованы арабским Египтом от классического, древнего Египта (ср. Масперо "Les contes pop. Del\'Eg. аnс.", П., 1889; Ф. Петри, "Eg. tales", 1898; В. Шпигельберг, "Die agypt. Novellen", Cтpaccб., 1898). д) В Египте же, с тою целью, чтобы сказочного материала хватило как раз на 1001 ночь, некоторые переписчики втискивали в сборник такие произведения, которые прежде имели совершенно отдельное литературное существование и составились в разные периоды: длинный роман о царе Но\'мане, враге христиан, Синдбадова книга (о женском коварстве), быть может Приключения морехода-Синдбада, Царь Джильад и министр Шимас, Ахыкар Премудрый (древнерусский Акир), Таваддода и др.

В 1899 г. В. Шовен ("La recension egyptienne des 1001 n.", Люттих), рассмотрев египетские сказки 1001 ночи с точки зрения художественности, отметил, что между ними есть талантливые (в роде сказки о горбуне, со вставочной историей "Молчаливого" цирюльного), а остальные - бездарные. По соображениям Шовена (требующим, впрочем, еще проверки), первая группа составилась раньше второй. Так как во второй (объемистой) группе рассыпано много рассказов об обращении евреев в ислам и есть много прямо заимствованного из литературы еврейской, то Шовен заключает, что последним, заключительным редактором 1001 ночи был еврей, принявший мусульманство; по его мнению, таким евреем мог бы быть псевдо-Маймонид, автор еврейской книги "Клятва", напечатанной в Константинополе в 1518 г. См. еще Р. Бассе, "Notes sur les 1001 n." (1894-1898, в "Revue des trad. populaires", т. IX, XI, XII, XIII) и А. Крымского, "Введение в историю араб. повестей и притч" (печат. в серии изд. лаз. инстит. вост. яз.). Прочие работы и исследования перечислены у А. Крымского: "К литературной истории 1001 ночи" ("Юбил. Сборник В. Миллера" - "Труды Этногр. Отдела Моск. Общ. Любит. Естеств.", т. XIV) и у В. Шовена: "Bibliographie arabe" (т. IV, Люттих, 1900). Издания текста - неполное калькуттское В. Макнатена (1839 - 1842), булакское (1835; часто переизд.), бреславльское М. Хабихта и Г. Флейшера (1825 - 1843), очищенное от скабрезностей бейрутское (1880 - 1882), еще более очищенное бейрутское иезуитское, очень изящное и дешевое (1888 - 1890). Тексты изданы с рукописей, значительно отличающихся одна от другой, да и не весь еще рукописный материал издан. Обзор содержания рукописей (старейшая - Галлановская, не позже половины XIV века) см. у Цотенберга, Бёртона, а вкратце - у Шовена ("Bibliogr. arabe").

Переводы. Старейший французский неполный - А. Галлана (1704-1717), который был в свою очередь переведен на все языки; он не буквален и переделан согласно вкусам двора Людовика XIV: научные переизд. - Лоазлера де-Лоншана 1838 г. и Бурдена 1838 1840 г. Он был продолжен Казоттом и Шависом (1784 - 1793) в том же духе. С 1899 г. издается буквальный (с будакского текста) и не считающийся с европейскими приличиями перевод Ж. Мардрю (Mardrus, Н.; вышло 8 т., будет 16). Немецкие переводы делались сперва по Галлану и Казотту; общий свод, с некоторыми дополнениями по араб. оригиналу, дали Габихт, Гаген и Шалль (1824-1825; 6-е изд., 1881) и, по-видимому, Кёниг (1869); с араб. - Г. Вейль (1837 - 1842; 3 исправл. изд. 1866-1867; 5-е изд. 1889) и, полнее, со всевозможных текстов, М. Геннинг (в дешевой Рекламовской "Библиот. классиков", 1895 - 1900); неприличия в нем. перев. удалены. Англ. перев. делались сперва по Галлану и Казотту и получали дополнения по араб. ориг.; лучший из таких перев. - Джонат. Скотта (1811), но последний (6-й) том, перевед. с араб., не повторялся в последующих изданиях. Две трети 1001 ночи, с исключением мест неинтересных или грязных, с арабск. (по булак. изд.) перевел В. Лэн (1839-1841; в 1859 г. вышло испр. изд., перепеч. 1883). Полные англ. перев., вызвавшие много обвинений в безнравственности: Дж. Пэйна (1882-1889) и сделанный по многим редакциям, со всевозможными разъяснениями (историческими, фольклорными, этнографическими и др.) - Рич. Бёртона (Burton; Бенарес, 1885-1888; переизд. в 12 т., с исключением наиболее порнографич. мест, Лонд., 1894). На русском яз. переводов с араб. оригин. нет. Еще в прошлом веке появились переводы с франц. (М., 1763 - 1771 и 1794-1795; см. еще "Новые арабские сказки", Смол., 1796). Наиболее научн. пер. - Ю. Доппельмайер (М., 1889-90, со вст. статьей акад. А. Веселовского). Англ. перев. Лэна, "сокращенный вследствие более строгих цензурных условий", перевела на русск. яз. Л. Шелгунова, в прилож. к "Живоп. Обозр." (1894): при 1-м томе есть статья В. Чуйко, составленная по де-Гуе. Прочие переводы см. в вышеупомянутых работах А. Крымского ("Юбил. Сб. Вс. Миллера") и В. Шовена (т. IV). Успех Галлановой переделки побудил Пети дела-Кроа напечатать "Les 1001 jours" (П., 1710; перев. с франц. Михайло Попов, СПб., 1778 - 79; 2-е изд. 1801; статья в "СПб. Вестнике", 1778, ч. 1, ј4, стр. 316 - 320). И в популярных, и даже в фольклорных изданиях "1001 день" сливается с 1001 ночью. По словам Пети дела-Кроа, его "Les 1001 jours" - перевод персид. сборника "Хезар-йак руз", написанного, по сюжетам индийских комедий, испаганским дервишем Мохлисом около 1675 г.; но можно с полной уверенностью сказать, что такого персид. сборника никогда не существовало и что "Les 1001 joars" составлен самим Нети дела-Кроа, неизвестно по каким источникам. Напр., одна из наиболее живых, юмористических его сказок: "Папуши Абу-Касыма" (отд. По-русски в "Сыне Отеч.", 1850, кн. 5, стр. 44-48; прекрасная малорусск. стихотв. обработка Ив. Франка, Львов, 1895, 2е изд., Черкассы, 1900) отыскивается по-арабски в сборнике "Фамарат аль-аврак" ибн-Хыжже.

А. Крымский.

Тысячелистник

(AchilleaL.) - родовое название растений из сем. сложноцветных, трибы Anthemideae; это - многолетние травы, реже полукустарники, с зубчатыми, надрезанными или однажды - трижды перистыми листьями и с мелкими или средней величины головками, собранными в щитковидные метелки. Покрывало яйцевидное, колокольчатое или полушаровидное, состоящее из листков, сухокожистых и черноватых по краю, расположенных черепитчато в несколько рядов. Цветоложе плоское, выпуклое или вытянутое в длину, покрытое пленчатыми прицветниками. Краевые цветки женские язычковые, срединные обоеполые трубчатые; семянки без хохолка, продолговатые или яйцевидные, сплюснутые. Всех видов насчитывается около 80, дико растущих в северном полушарии, преимущественно Старого Света. Этот огромный род распадается на 5 секций: Miliefolium, Ptarmica, Babounya, Santolinoidea и Arthrolepis. В Европейской России встречается около 10 видов; из них наиболее обыкновенны следующие: 1) A. Miliefolium L., обыкновенный 1. (белоголовник, подбел, кашка и т. д., названий много) - многолетняя трава, растущая с крайнего севера до юга; по полям, холмам, в кустарниках и лесах; стебель не ветвистый до 30 стм. высотою; более или менее шершаво-мохнатый; листья двоякоперисто-рассеченныо с цельным стерженьком; язычковых цветков 5, белых, красноватых или желтоватых. Известно, несколько разновидностей этого вида: mayna, crustacea, lanata и др. В народной медицине этот вид употребляется от очень многих болезней. 2) A. nobilis L. похож на предыдущий род, отличается зубчатым стерженьком; распространение этого вида менее обширное. 3) A. Gerberi MB., степной Т., растет по степям, пескам и каменистым местам в южной России; цветки желтые. 4) A. Ptarmica L. отличается от предыдущих видов тем, что у него 10 язычковых цветков и тем, что у него цельные, пильчатые листья; встречается изредка на влажных лугах, по берегам рек. Некоторые виды разводятся как декоративные, напр. разновидности с красными или пурпурными цветками (rosea и rubra) A. Millefolium, A. nobilis, f. ochroleuca (A. ochroleuca), A. Filipendulina (с Востока), A. Ptarmica fl. pleno и др.

С. Р.

Тьеполо Джованни-Баттиста

- итальянский живописец, род. в Кастелло-ди-СанПьетро, близ Венеции, в 1696 г., учился у Грег. Ладзарини, но окончательно образовался под влиянием Дж.-Б. Пьяццетты и в особенности через изучение произведений П. Веронезе, которому потом подражал в своих многочисленных стенных и плафонных фресках. Вначале, до 1750 г., усердно трудился над украшением живописью церквей и аристократических палаццо Венеции и соседних с нею мест, а затем, будучи приглашен архиепископом гр. Шенборном в Вюрцбург, в течение трех лет написал там несколько колоссальных фресок во дворце этого прелата ("Олимп" и "Четыре части света", на лестнице, и "Бракосочетание Фридриха Барбароссы" в императорском зале). По возвращении своем в Венецию, в 1755-58 гг. был директором тамошней академии худ., в 1761 г. отправился к испанскому королевскому двору в Мадрид, выказал и там свою необычайно плодовитую артистическую деятельность и умер в 1770 г. В истории живописи, Т. занимает весьма видное место, как последний крупный представитель венецианской школы: богатство его фантазии, находчивость в композиции и ловкость фактуры поразительны; колорит его ясен и блестящ, рисунок смел и изящен, хотя не всегда правилен. Сын своего времени, он невольно платил дань господствовавшему тогда стилю бароко; в отношении благородства замысла и глубины чувства он уступает своему первообразу, Паоло Веронезе, но нисколько не ниже его по роскоши красок и общему декоративному эффекту. Из монументальных произведений этого мастера, сверх вышеупомянутых вюрцбургских фресок, особенно замечательны: плафон в церкви дельи-Скальци, в Венеции ("Перенесение Святого Дома в Лоретто"); "Эпизоды из истории Клеопатры и Антония", в палаццо Лаббиа, в Венеции; "Сцены из ветхозаветной истории", в епископском дворце, в Удине, и фрески в мадридском королевском дворце ("Провинции Испании и Индии"). Картины Т., писанные масляными красками, встречаются почти во всех главных музеях Европы. В Имп. Эрмитаже - их две: "Пир Клеопатры" и "Меценат представляет изящные искусства Августу". Некоторые из своих картин, а также свои фантастические композиции и художественные шалости ("Scherzi di fantasia" и "Capricci") Т. прекрасно гравировал крепкой водкою. Его сыновья, Джованни-Доменико (1726-95) и Лоренцо (род. в 1728 г.), известны - первый отчасти как живописец, подражавший своему отцу, главным же образом как искусный гравер, а второй - как помощник отца при его работах в Испании и некоторых других местах. Ср. Molmenti, "Il Carpaccio ed il Tiepolo" (Турин, 1885) и Leitschuh, "Giovanni Battista Tiepolo" (Вюрцбург, 1896).

А. И. С-в.

Тюдоры

- англ. династия (1485 - 1603). С воцарением основателя ее, Генриха VII, женившегося на дочери Эдуарда IV, прекратилась война Алой и Белой роз. Родоначальником Т. считают Оуэна Мередиса Т., происходившего из незначительной валлийской дворянской семьи. Возвысился он благодаря своему браку с вдовой Генриха V. Отец основателя династии, сын Оуэна Т., Эдмонд Т., получил титул графа Ричмонда. Из династии Т. на англ. престоле было три короля и две королевы: Генрих VII (1485 - 1509), Генрих VIII (1509-47), Эдуард VI (1547 - 53), Мария Кровавая (1553 - 58) и Елизавета (1558 - 1603). Представители династии Т. высоко подняли престиж королевской власти в Англии; в значительной мере им помогло в этом проведение реформы церкви, после чего монарх, занимая престол, являлся в тоже время и главой государственной церкви; раздача монастырских земель сыграла громадную роль в упрочении королевского могущества. Заботясь о возвышении своей власти, Т. не уменьшили, однако, прав парламента. В 1603 г. Т. сменила шотландская династия Стюартов.

Тюлени

(Phocidae) - семейство ластоногих млекопитающих, наиболее приспособленное к водному образу жизни. На суше передвигаются весьма несовершенно толчками, производимыми мускулатурой туловища, некоторые виды - при содействии передних конечностей; задние вовсе не участвуют в движении остаются вытянутыми назад. Шерсть короткая и довольно жесткая, прилегающая, с мягким подшерстком. Подошвы и плавательные перепонки покрыты волосами. Ушные раковины совершенно отсутствуют. Семенники в брюшной полости. Череп без заглазничного (посторбитального) отростка и сфероидального канала (с. alisphenoidalis). Угол нижней челюсти не выдается и закруглен. Резцов , клыков , коренных ; из них ложнокоренных , настоящих коренных . Молочных , коренных , отвечающих задним трем ложнокоренным. Различают три подсемейства Phocinae. Резцов . На передних и задних конечностях по 5 когтей. Первый и пятый палец задних конечностей длиннее остальных, но натянутая между ними плавательная перепонка не превышает длину пальцев. Два рода. Halichoerus: коренные зубы большие, но простые, конические, слегка сжатые с боков и без придаточных бугорков, за исключением двух задних верхних; они имеют только один корень за исключением заднего верхнего и нижнего. Крестцовых позвонков 4, хвостовых 14. Один вид Н. grypus; берега Скандинавии и Британских о-вов. Phoca. Коренные зубы, за исключением переднего (ложнокоренного) имеют два корня и коронки их снабжены придаточными бугорками. Крестцовых позвонков 4, хвостовых 12 - 15. Этот род широко распространен в сев. полушарии. P. barbata (=leporina) - самый крупный вид, достигает 3,2 м. длины; Сев. Ледовитый океан и прилегающие части Тихого, у поморов нашего севера - морской заяц. Р. groenlandica - лысун. P. Vitulina - обыкновенный Т., нерпа у поморов; самка значительно крупнее самца и достигает 1,6 - 1,9 м. Средиземное море и Атлантический океан. P. hispida (=foetida=annelata) - у наших поморов - нерпа - до 1,3 м. длины. Сев. Атлантический океан, Балтийское море. P. Caspica Каспийского и Аральского моря, такой же величины, как предыдущий вид. P. sibirica - Байкал. Моnаchinae. - Резцов. Коренные зубы, кроме переднего, имеют два корня. Первый и пятый палец задних конечностей значительно длиннее остальных и имеют только рудиментарный коготь или вовсе лишены его. Monachus. Позвонков крестцовых 2, хвостовых 11; когти вообще все рудиментарны. Единственный вид М. albiventer - достигает 3 - 3,8 м. длины; водится в Средиземном море и прилежащих частях Атлантического океана. Остальные 4 рода этой группы (Ogmorhinus, Lobodon, Poecilophoca, Ommatophoca) представлены каждый одним видом и водятся в морях южного полушария. Cystophorinae. – Резцов . Коренные зубы большею частью с одним корнем. У самцов нос снабжен придатком, способным раздуваться. Первый и пятый палец задних конечностей значительно длиннее остальных и заканчиваются кожной складкой, образующей лопасть; когти на этих пальцах рудиментарны или вовсе отсутствуют. Cystophora - задний коренной зуб обыкновенно с двумя корнями. У взрослых самцов кожа лица образует над носом сообщающийся с ним мешок, способный надуваться и в таком виде представляет подобие шапки, 25 см. длины и 20 см. высоты, прикрывающей верхнюю часть головы. Когти имеются на всех пальцах, но рудиментарны. Единственный вид. С. cristata водится в Сев. Ледовитом океане; самцы достигают 2,5 м. длины, самки значительно меньше. Macrorhinus с единственным видом. М. leoninus - морской слон - самый крупный представитель семейства; самцы достигают 5 - 7 м. Отличается относительно мелкими зубами; коренные все с одним корнем. Крестцовых позвонков 3, хвостовых 11. Водится между 35 и 62º ю. ш. и был также найден у берегов Калифорнии.

Д. Педашенко.

Тюлений промысел производится как на севере, так и в Каспийском море. Северные промыслы описаны в ст. Нерпа. В Каспийском море Т. добываются на группе Тюленьих о-вов, лежащих к С от Мангышлакского полу о-ва. В прежнее время Т. держались там на всех островах и притом в таком изобилии, что убивались в числе до 10 тыс. штук в одну весеннюю ночь; ныне количество их значительно убавилось и они держатся, главным образом, лишь на двух о-вах названной группы - Святом и Подгорном. Помимо случайной добычи Т., попадающегося иногда в рыболовные снасти (в ставные сети или на самоловные крючки), так назыв. "снастного" Т. и собираемого в море дохлого - "плавучего" Т., различают еще Т. "ледового" - добытого раннею весною на плавучих льдах, "островного" - убитого на о-вах Святом и Подгорном, и "гонного" Т., добываемого гонкою в ставные сети (По возрасту Т. носят следующие названия: новорожденные - белки или беленькие, дней через 10 после рождения, когда показывается уже грубая шерсть - тулубки, совершенно вылинявшие - сивари.)

Главнейший промысел производится на островах, преимущественно весною (до 1 июня), когда Т., по исчезании льдов, выходят на берег, для залежки и линяния, а отчасти и осенью (после 15 августа). При этом промысле соблюдается величайшая осторожность: выйдя ночью на берег, бойцы ползком подкрадываются к тюленьему косяку и выравниваются в линию, отрезывая Т. от моря. По сигналу, данному забойшиком или атаманом, каждый ловец, вооруженный колотушкою или чекушею (толстой палкою, усаженною на конце железными шпильками и окованною до половины железом), бросается к ближайшему Т. и, убив его ловким ударом в морду, тотчас откидывает багром назад, а за ним другого, третьего и т. д., при чем из передовых убитых Т. образуется целый вал, который служит остальным животным непреодолимою преградою, и все они до единого делаются добычею промышленников. Гонка Т. производится позднею осенью, в морских водах, преимущественно у зал. Синего Морца, близ села Джамбайского. Промышленники собираются на лодках (в числе 24); при появлении косяка Т. (по времени года - обыкновенно из беременных самок) его обметывают особыми ставными сетями или аханами, в которые и загоняют животных шумом, криком, ударами весел по воде и т. п.; попавшихся Т. "выбагривают" из сетей, убивают и сдают в подъездную лодку, после чего промысел продолжается. Добытых Т. разделывают "обеляют", причем сохраняются и солятся только шкуры с толстым (в ладонь) слоем сала, мясо же и кости либо зарываются в землю, либо выбрасываются в море, на далеком от берега расстоянии. По доставке шкур в Астрахань, там отделяют сало от кож; кожи, снова посоленные, поступают на кожевенные заводы, где их и обрабатывают; весьма ценные шкурки беленьких Т. (новорожденных) слегка подкрашиваются и выделываются в довольно красивые и мягкие меха; шкуры же взрослых животных идут на обивку сундуков, на ранцы и т. п. Из сала на жиротопных заводах вытапливают жир (идущий на мыловарение и на выделку кож). За 25 лет (до 1892 г.) в среднем ежегодно добывалось до 120 тыс. Т. Ныне тюлений промысел клонится к упадку, отчасти потому, что тюлений жир утратил прежнюю ценность, за вытеснением из техники всех вообще животных жиров минеральными маслами. См. В. И. Вешняков, "Рыболовство и законодательство" (СПб., 1894); С., "Тюлений промысел" ("Природа и Охота", 1892, VII).

С. Б.

Тюлька

тулька, сарделька (Clupea delicatula s. cultriventris) мелкий (до 3 дюймов) вид сельдей, водящийся в Каспийском и Черном море. Тело сильно сжатое, широкое; длина головы составляет 1/5 - 2/9 длины всего тела; рот совершенно беззубый. Входит в низовья Волги и Урала и лиманы рек Черного моря.

Н. Кн.

Тюльпан

(Tulipa L.) - родовое название растений из семейства лилейных; многолетние растения, зимующие при посредстве плотных луковиц; одиночный, простой стебель несет несколько плотных, мясистых сизо зеленых листьев и заканчивается цветком разнообразной у разных видов и разновидностей окраски. Цветок правильный обоеполый, околоцветник о шести свободных листках, тычинок шесть, с удлиненными пыльниками; пестик с верхнею трехгнездною завязью, коротким столбиком и трехлопастным рыльцем; плод - много семенная коробочка; семена плоские. Размножается Т., кроме семян, еще луковичками - детками, развивающимися при основании стеблей в земле. Всех видов насчитывается около 50, дико растущих в Средней и Южной Европе и в Азии. Род подразделяется на два под рода Eutulipa и 0rilhyia. Многие виды Т. разводятся как излюбленные декоративный растения, особенно в моде они были в XVII стол., когда и ценились довольно дорого. В настоящее время известно довольно большое количество разновидностей, форм и помесей. Большинство разводимых Т. относится к виду Т. Gesneriana L., дикорастущего на востоке России, на Алтае, в Армении; в культуре встречаются разновидности этого вида с цветками всевозможных колеров, одноцветных и пестрых, как простыми, так и махровыми. В культуре встречаются и другие виды: S. suaveolens Rth., с многочисленными разновидностями (Duc van Thol, Rex rubrorum и др.), Т. Greigii Rgl., Т. pubescens Willd., Т. Eichleri Rgl. и др. В Европейской России дико растут следующие виды. 1) G. silvestris L., лесной Т., с желтыми цветками, листки околоцветника заостренные, нити тычинок при основании шершистые, равные пыльнику; 2) Т. Biebersteiniana R. et Sch., цветок менее крупный, желтоватый, нити тычинок в 2-4 раза длиннее пыльников; более южная форма; 3) Т. biflora L., на юге России, с 2-5 мелкими зеленоватыми цветками; 4) Т. Gesheriana L., степной Т., растущий на востоке и юге России, цветки желтые или ярко красные, листки околоцветника продолговатые, тупые, тычинки с голыми нитями, равновеликими пыльнику; листьев 3-5.

С. P.

Культура Т. получила большое распространение в XVI в. в Голландии и Франции. В Голландии первые экземпляры Tulipa Gesneriana появились в 1575 г. и вызвали безумное увлечение Т., известное под именем тюльпаномании. За редкие экземпляры этого цветка платили от 2000 до 4000 флоринов; существует рассказ об одном экземпляре, за который покупатель отдал целую пивную в 30000 флорин. Цены создавались на гарлемской бирже, где покупка Т. стала предметом спекуляции. В начале XVI стол. в течение трех лет совершено было сделок на Т. более чем на 10 млн. флор. Многие промышленники бросали свое производство и брались за разведение Т. В результате происходили крахи, гибли состояния и правительство вынуждено было принять меры против этой мании. И в обществе неумеренное увлечение породило реакцию; явились лица, не переносившие равнодушно вида Т. и истреблявшие их беспощадно. Окончательно прекратилась эта мания, когда стали распространяться английские сады и разные новые цветы.

Тюльпанное дерево

(Liriodendron tulipifera L.) - из сем. маньолевых, дико растет в Сев. Америке, в Зап. Европе разводится в парках и садах, у нас лишь в холодных оранжереях. Это - стройное дерево, достигающее на родине высоты до 40 м., в Европе же лишь до 20 м.; листья у него крупные, широкие, лировидные, о четырех острых лопастях или почти цельные; прилистники, сросшиеся вместе, образуют своеобразный чехол над почкою. Цветки, похожие на цветки тюльпана, желтоватого цвета, одиночные. Чашечка о трех листках, венчик о 6-8 лепестках; тычинок и пестиков много; плодики мелкие.

Тюмень

- у. гор. Тобольской губ., на обоих берегах р. Туры, при впадении в нее р. Тюменки. Постройки города скучены, улицы нешироки, в большинстве не замощены и потому, при вязкости грунта, весной, осенью или в дождливое лето чрезвычайно грязны и притом плохо освещены. Как по коммерческому значению, так и по числу жителей превосходить губ. гор. Тобольск. Жителей (1899) 29621, жилых домов каменных 150, дерев. 4755, нежилых строений камен. 256, дерев. 1620. Церквей домовых 3, приходских 15, часовен 6, мужск. м - рь. Реальное училище (при нем естественноисторический музей и ремесленные курсы), жен. прогимн., муж. уездн. учил., 5 приход, муж. и 1 женск. учил., воскресная школа, 2 народн., библиотеки. Общ. богадельня, приюты сиро-питательный и родильный, город, больница и амбулаторная лечебница, военный лазарет, тюремный замок. Водопровод из Туры с 7 резервуарами, 4 благотворит, общ. При отдел. общ. покровительства животных - лечебница. 2 клуба, постоянный каменный театр, цирк. Сибирский торговый банк, гор. общ. банк (с годовым оборотом в 21/2, млн. руб.) и частная банкирская контора (с оборотом до 1500000 руб.), 6 пароходных пристаней на р. Туре. Город владеет каменным гостиным двором со 100 лавками. Всех торговых заведений 365. Базары дважды в неделю, значительная ярмарка с 20 июня по 20 июля (в 1898 г. привоз 2672000 руб., продажа 1906455 руб.). До устройства Сиб. жел. дор. наиболее крупное движение переселенцев шло в Сибирь через Т., где и сосредоточивалась главная организация санитарно-врачебной им помощи. С 1883 по 1900 г. через Т. прошло более 1/2 миллиона переселенцев, в 1899 г. - всего 2500 чел. В Т. находится приказ о ссыльных, регистрирующий и распределяющий всех ссыльных по Сибири. В Т. издается с 1897. г. "Сибирская Торговая Газета". В 1899 г. здесь открыта таможня 1 кл. 3 гостиницы. Т. - конечная станция ПермьТюменской жел. дор. От вокзала к пристаням на р. Туре, освещенным электричеством, проведен жел. дорожный путь. Расположенная на начальном конечном пункте Сибирского судоходного пути и связанная Пермь-Тюменской жел. дор. с Камой и Европ. Россией, а также с Архангельским портом, через Котлас, Т. является важным транзитным пунктом сибирской торговли, не утратившим своего значения, не смотря на проведение Сиб. жел. дор. Через Т. проходит из Сибири до 4500000 пд. разных грузов, из коих почти 3/4 хлебные. Из Т. пароходы ходят в половодье в Туринск и Ирбит, а во всю летнюю операцию, кроме сильных засух - к гор. Томску, Барнаулу, Семипалатинску и Омску. Число рейсирующих ныне пароходов - 120. Промышленное значение Т. тоже немаловажно. В городе 119 фабрик и зав., с производством на 3000000 руб. Из них более значительны 3 судостроительные и механический завод (на 370000 р.), суконная фабрика (на 100000 р.), 2 паров. мельницы (на 220000 р.), пивоваренный зав. (на 30000 руб.). До 70 кожевенных зав. (на 1200000 руб.), колокольный, мыловаренные, шубные, свечные, салотопенные, экипажные, канатные, кирпичные и др. заводы. Кожевенное производство завелось в Т. в начале XVII в. поселившимися здесь бухарцами, которым обязано своим возникновением и ковровое производство. Ремесленное производство имеет кустарный характер; шитьем кожаной обуви, шапок, рукавиц, выделкой мерлушек и шитьем из них мехов занимаются как мужчины, так и женщины; к чисто женским работам принадлежат шитье белья, тканье ковров и выделка беличьих шкурь и мехов; к мужским - кузнечное, слесарное, сундучное, колесное и железное производства. Общее число ремесленников и кустарей 4000; из них до 2200 жнщ. Некоторые горожане занимаются земледелием и огородничеством, работами на судах, пристанях и местных заводах. Отхожими промыслами занято до 600 чел. Свидетельств на право торговли в городе и уезде в среднем выдается до 800 в год. Городские доходы Т. 174000 р., расходы - 165000 руб. Слободка Решетниково, в 10 вер. от Т., сплошь заселена тюменскими мещанами, которые занимаются теми же производствами, что и городские мещане; 10 кожевенных зав., с суммою производства до 100 тыс. р. Т. основана на месте татарского городка Чинги-тура в 1581 г. воеводами В. Сукиным, Ив. Мясным и письменным головою Чулковым; они же здесь построили и первую в Сибири церковь. Следы татарского города, в виде остатков вала и рва, до сих пор сохранились еще в той части города, которую называют Царевым Городищем. Церкви Спасская, Благовещенская и Троицкая, в монастыре, замечательны по древности. Тюменский Троицкий м-рь основан в 1616 г. В соборной церкви м-ря похоронен Тобольский митрополит Филофей Лещинский, известный миссионер Зап. и Сев. Сибири.

Тягло

- в Москов. Руси податная обязанность более или менее осевших, состоятельных хозяйств по отношению к государству. В обычных своих размерах Т. не только превышало размеры оброка, но иногда поднималось выше платежеспособности населения. Оброк всегда считался более легким, чем Т. В термине Т. нередко сливались все виды прямых налогов. В древних грамотах Т. заменяется словом "тягость"; Т. облагался не член общины, а определенная единица, округ, волость, как совокупность хозяйств. Физическое или юридическое лицо, подлежавшее Т., должно было владеть хозяйством, которое распадалось на главный центр и второстепенные части. Эти части тянули к центру и носили название тяглых. Отсюда Т. стал называться объект налога, участок пашни, надел. От Т. освобождала гражданская служба по назначению от правительства, военная служба, дворовая, придворная и отчасти принадлежность к купеческому сословию. С XVII в. привилегии эти стали подвергаться ограничениям. Мелкие землевладельцы служилого класса не были свободны от Т. Привилегии духовенства постепенно были ограничены. По различным причинам, иногда выдавались льготы отдельным лицам тяглого класса. Чаще встречаются временные привилегии, даруемые в виду бедственного положения хозяйства данного лица. Беднейшие классы сельского и городского населения, нищие, бедные вдовы и пр. вовсе не входили в "разрубы и разметы" тяглой общины и не записывались в Т. Вольные люди при заселении необработанной пустоши также получали льготы на тот или другой срок, в зависимости от размеров капитала и количества труда, необходимых для приведения участка в условия, годные для посева. К чисто случайным причинам освобождения от Т. относятся разорение от неприятельских войск и разбойничьих шаек, пожар, услуги государству и пр. В виду злоупотреблений со стороны крестьян, введены были поручные записи в том, что поселенцы до истечения льготных лет не сойдут с участка, а по истечении будут платить подати исправно. К составу тяглого населения Московской Руси XVII в. относятся крестьянская община и посадская община. Ср. Лаппо-Данилевский, "Организация прямого обложения в Московском государстве и пр." (СПб., 1890); Милюков, "Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII стол." (СПб., 1892); Дьяконов, "Акты, относящиеся к истории тяглого населения в Московском государстве" (Юрьев, 1895 - 97).

Т. в духовенстве. Приходское духовенство, в своем духовном ведомстве, в древней Руси, было податным классом, который был обязан Т. своему владыке, должен был кормить последнего со всеми его служилыми людьми. Выражение "тяглые попы" было официальным термином. Система кормления, на которой построена вся древняя администрация, легла в основу и епархиального управления и всею тяжестью пала на белое духовенство. Административные отношения между архиереем и духовенством, о которых говорят древние акты, главным образом состоят со стороны архиерея в стремлении устроить правильность сборов, предотвратить всякое уклонение от них, в той же гоньбе за тяглым человеком, которая так характеристично проявлялась в светской администрации, - с другой, со стороны духовенства - в уклонениях от сборов, в хлопотах сбавить церковную дань, добыть жалованную грамоту, сменить один приход, с которого платилось много, на другой, обложенный более легким сбором. Святительские дани и пошлины платились священноцерковно служителями при самом производстве их в духовный чин и во все продолжение их служения при церквях. Каждый ставленник, рукополагаемый во священника и диакона и посвящаемый в стихарь, обязан был платить "ставленые пошлины". После резких обличений стригольников касательно поставления пастырей на мзде, собор 1503 г. отменил было эти пошлины, но Стоглав снова узаконил их. За переход к другой церкви каждый священнослужитель платил "перехожие деньги". Вдовые попы и диаконы платили "епитрахильные" и "орарные" пошлины. Безместное духовенство, служившее по найму, для которого оно становилось на крестцах (перекрестках), обложено было пошлиной "крестцовой". За явку грамот новому архиерею платилась "явленая куница" или явочные деньги. Все церкви платили в архиерейскую казну каждогодно "церковную дань" по числу приходских дворов. Важную статью архиерейских доходов составляли пошлины за "антиминсы" для новых церквей и "венечные" с браков. При Иоанне Грозном определена была денежная сумма, которую духовенство должно было платить ежегодно за архиерейский "подъезд", хотя бы архиерей и не ездил по епархии. Кроме подъезда, оно платило еще "московский подъем", для покрытия издержек на поездки епископа к митрополиту. Со сборами на архиереев соединялись еще особые сборы на их чиновников и служителей архиерейского дома; со времени Стоглава эти сборы слагались в одну общую сумму, равную по величине церковной дани и известную под именем "десятильнича дохода". При поездках архиерейских чиновников духовенство ставило им кормы и подводы. Оно же строило двор архиерея и дворы десятильничьи. Сами платежи сборов и запись их в книги облагались пошлинами в пользу архиерейских служителей под именем "данских" и "отвозных" денег, "с оброком куницы" и "писчего".

Из этого перечня пошлин видно, что белое духовенство действительно было тяглым в отношении к своему архиерею в том же самом смысле, в каком это понятие прилагалось к членам крестьянских и посадских черных общин. В наказах архиерейских поповским старостам и десятильникам на первом плане стоит сбор пошлин с духовенства, - и общий финансовый взгляд на управление, который проходит через всю древнюю администрацию, проводится здесь во всей своей силе. Тяжесть Т. вела к разнообразным уклонениям от него, и вот - как в гражданской, так и в церковной администрации - является гоньба за тяглым человеком, усиленные хлопоты о том, чтобы он не оказался в избылых, не вышел из службы и из Т., строгости и правежи. Архиепископ новгородский Феофил, предписывая (1477 г.) псковским священникам платить пошлины без всякого забвения, грозит: "а которые священницы не заплатят подъезда моего, и аз тем литургисати не велю". В наказной грамоте Иоакима назначается штраф за утайку священниками приходских дворов и земли или промыть по 2 руб. по 4 алт. 1 1/2 ден. за каждый утаенный двор; затем поповскому старосте предписывается собрать церковную дань и все пошлины без недобора, а на ослушниках править без всякой пощады. За неисправный платеж церковной дани патриарх Адриан грозит священникам лишением мест.

Количество сборов зависело от усмотрения архиереев. Случалось, что церковь облагалась слишком высокими сборами и поэтому долго оставалась вовсе без причта. Случалось и то, что причт, соединясь с прихожанами, силой отбивался от сборов. В 1435 г. во Пскове духовенство вместе с народом сильно поколотили владычных людей. Тоже случилось в Вышгороде; горожане прибили и изувечили десятильника и людей митрополита Ионы. Законным средством избавиться от тяжести платежей были "жалованные грамоты", но архиереи давали такие грамоты большей частью только таким церквям, которые находились в государевых селах или в вотчинах уважаемых монастырей и сильных лиц. Кроме платежей в архиерейскую казну духовенство не было свободно и от гражданских платежей и повинностей. Со своих земель оно должно было выставлять ратников, давать деньги или припасы на военные нужды, поставлять корма и подводы чиновникам, поддерживать мосты и дороги, исполнять повинность городовую. Духовные лица, жившие на чужих землях, подлежали еще сборам в пользу владельца. Жившие на черных землях тянули с черными людьми, т. е. несли Т., платили оброк наместникам и другим чиновникам, деньги ямские, стрелецкие, пищальные и др. Белою, свободною от платежей, считалась только земля церковная, но и с нее духовенство должно было нести некоторые платежи в чрезвычайных случаях, - во время войны и для выкупа пленных. Из постоянных повинностей она не освобождалась от повинности губной, т. е. содержания губного старосты. При Петре Великом старое архиерейское Т. сделалось для духовенства тяжелее прежнего, потому что попало теперь в ведомство сборщиков монастырского приказа. Кроме старых платежей, явились еще новые в пользу школ и богаделен и на жалованье вновь явившемуся военному духовенству; вместо личной военной службы, с духовенства назначен особый государственный сбор, - с священнослужителей - драгунскими лошадьми, по одной лошади с каждых 150 дворов прихода, а с причетников деньгами по рублю; явились новые повинности - караульная по улицам, пожарная (отмененные в 1742 г.) и др. Все эти сборы с духовных лиц производились, как и с крестьян, посредством жестоких правежей, с большими запросами и взятками. В 1764 г., когда упразднено было в церкви существование крепостного права, уничтожено старое Т., которое несло духовенство в пользу архиереев. Все сборы в архиерейскую казну, на епархиальных чиновников и на школы были отменены; при освящении церквей дозволено брать только 50 коп. за антиминс, а при поставлении ставленников - по 2 руб. за поставление во диаконы и по 2-же р. за поставление в священники; употребление ставленников на работы при apxиерейских домах запрещено; в 1765 г. отменены сборы за венечные памяти; в 1766 г. отменен сбор и подможных денег для полковых священников. Остались сборы на содержание духовных правлений и на поездки епархиальных чиновников и властей по округам, на которые штаты не назначили никаких сумм. См. П. В. Знаменский, "Приходское духовенство на Руси. Повинности духовенства в древней Руси" ("Правосл. Обозрениe", 1867, т. 1); "О сборах с низшего духовенства русского в казну епархиальных архиереев в XVII и XVIII стол." ("Правосл. Собеседник", 1866, т. 1); Ив. Перов, "Епархиальные учреждения в русской церкви в XVI и XVII вв." (Рязань, 1882); П. В. Знаменский, "Руководство к русской церковной истории" (Казань, 1888).

Число просмотров текста: 14925; в день: 4.45

Средняя оценка: Хорошо
Голосовало: 2 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

0