Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Документация и справочники
Брокгауз и Эфрон
Энциклопедия Брокгауза и Эфрона - Ч

Чавчавадзе князь Илья Григорьевич

- грузинский писатель и публицист. Родился в 1837 г., образование получил в с.-петерб. университете на камеральном отделении юридического факультета; будучи в 1861 г. на четвертом курсе, оставил университет вследствие тогдашней "студенческой истории". В начале 1864 г., когда задумана была освободительная крестьянская реформа в пределах Кавказского наместничества. Ч. был командирован в Кутаисскую губ. в качестве чиновника особых поручений при кутаисском ген.-губернаторе для определения взаимных отношений помещиков и крестьян. С 1864 по 1868 г. Ч. был мировым посредником Душетского у. Тифлисской губ., а затем. до 1874 г., мировым судьей в том же уезде. Состоит председателем общества распространения грамотности среди грузинского населения. Еще в 1857 г. Ч. поместил в грузинском журнале "Цискари" ("Заря") несколько мелких стихотворений; затем сочинения его появлялись в газете "Дроэба" ("Время"), в "Кребули" ("Сборник"), в основанных им "Сакартвелос Моамбе" ("Грузинский Вестник") и "Иверии" и в издаваемом ныне грузинском журнале "Моамбе". Его поэмы: "Эпизод из жизни разбойников", "Призрак", "Дмитрий Самопожертвователь", "Отшельники" и "Мать и сын"; его повести "Кациа-Адамиани" ("Грузинский Вест.", 1863 и отд. в СПб.), "Рассказ нищего" (ib. и отдельно), "Сцены из первых времен освобождения крестьян" ("Кребуль", 1865 и отдельно), "Письма проезжего" ("Кребуль", 1864), "Вдова из дома Отара" ("Иверия", 1888), "Странная история" ("Моамбе"), "Рождественский рассказ" и "У виселицы" ("Иверия") и др. Перев. на русск. яз. несколько мелких стихотворений и поэма "Отшельник". Русские переводы стихотворений Ч. частью вошли в состав отдельного сборника, изданного в Тифлисе, частью печатались в "Русской Мысли", "Живописном Обозрении", "Вестнике Европы" и др. Поэма "Отшельник" переведена на англ. язык и в прозе на франц. язык. Немецкие переводы нескольких мелких стихотворений Ч. вошли в состав сборника: "Georgische Dichter" (Лпц., 1886; Дрезден, 1900). Ч. переводил на груз. яз. Пушкина, Лермонтова, Тургенева, Гейне, Шиллера и Гете. Перевел также, совместно с кн. Ив. Мачабели, "Короля Лира" Шекспира. Написал много мелких статей политического, публицистического, критического и педагогического содержания, а также предисловие к стихотворениям кн. Орбелиани. Его статья: "Армянские ученые и вопиющие камни" появилась недавно в русском переводе и наделала много шума в местной армянской печати. Из предпринятого местным издательским обществом издания полного собрания сочинений Ч. изданы пока 4 тома.

Чад

(по-арабски Бар-эс-Салам) - озеро в Северной Африке в Судане, расположено между 12,5 и 14,5º с. ш. и 13-15º в. д. от Гринвича, на высоте 240 м. над ур. моря. на границе Канем-Багирми и Борну. Поверхность озера не постоянна: занимая обыкновенно ок. 27 тыс. кв. км., озеро в дождливое время года разливается до 50 тыс., а в сухое сокращается до 11 тыс. кв. км. С Ю в озеро Ч. впадают реки Шари с широкой и мелководной дельтой и Мбулу, с З - Комадугу-Ваубе, а с В маловодный Бар-эль-Газаль. По Нахтигалю, приток воды через дожди и реки равняется 100 куб. км., а потеря воды через испарение 70 куб. км. В виду отсутствия видимого истока воды из озера, между тем как вода озера остается пресной, Нахтигаль предполагает существование подземного протока в сев.-вост. направлении до Эгеи и Борку. Темного цвета грязноватая вода озера местами заросла густо водорослями. С июля по ноябрь под влиянием дождей уровень воды постепенно поднимается и низкий юго-западный берег широко заливается почти до Кука. На значительном пространстве озеро очень мелко (его здесь можно переезжать верхом вброд); большой глубиной отличается западная часть у Нгорну и Мадуари.

Берега большей частью болотисты и заросли папирусом; к северо-востоку местность имеет характер степи и лишь южный берег отличается богатой тропической растительностью. В восточной части озеро покрыто сетью островков (до 100 числом), из которых группы Будума, Карка и Кури населены (до 30 тыс. чел.) выходцами из соседних племен (Будума, Кури, Канемба, Канури, Булала и Даца). Озеро Ч., по-видимому, было известно Птолемею под именем "периодически появляющегося болота Нуба". У Альбуфеды упоминается об оз. Ч. под именем озера Куар. В XIX в. первые сведения относительно озера даны у Клаппертона, Денхэма и Удни (1823); Овервег объехал (1851) озеро до группы островков. Более полно исследовали озеро Барт (1852) и Нахтигаль (1870-1872). В 1893-94 г. озеро Ч. было разграничено в отношении сферы влияний между Англией, Францией и Германией: западный берег между Барруа до Мбулу - отошел к английской сфере влияния, южный берег до р. Шари - к германской, а от р. Шари на В - к французской. Ср. Barth, "Reisen und Entdeckungen in Nord und Centralafrika" (Гота, 1855-58); Nachtigal, "Sahara und Sudan" (Б. и Лпц., 1879-89).

Чайки

(Larus) - своеобразный род птиц из отряда длиннокрылых (Longipennes), обнимающий около 60 широко распространенных видов и отличающийся, от других родов семейства чайковых (Laridae) сильным клювом без восковицы с резким крючком у вершины и с длинными щелевидными ноздрями, расположенными посередине клюва, - затем. прямо обрезанным хвостом и вполне развитым задним пальцем. Большинство видов живет по берегам полярных морей. Питаются Ч., главным образом, рыбой и мягкотелыми, а также падалью. Гнездуются колониями. Полная кладка состоит у более крупных видов из 2-3 яиц, у более мелких из 3-4. В России живут около 12 видов. Из них самый крупный вид (до 73 см. дл.), большая морская Ч. (L. marinus), гнездится по берегам северной части Атлантического океана, а в России на Мурманском берегу и около Кандалакши. В отличие от других видов Ч., этот вид часто улетает далеко в открытое море и, не возвращаясь подолгу к берегам, отдыхает и спить на воде. Как крупный и хищный вид, разоряющий гнезда более мелких Ч. и других водяных птиц. держится чаще в одиночку, выбирая для гнезд обыкновенно мелкие малодоступные островки. Окраска взрослой птицы белая с темносерой спиной и плечами и с черными маховыми перьями с 6елыми кончиками. Клюв желтый; ноги мясного цвета. По окраске на большую морскую Ч. весьма походит сравнительно широко распространенная в России клуша (L. fuscus), отличающаяся как своей меньшей величиной (60 стм. дл.), так и более светлым цветом спины и плеч и желтыми ногами. Клуша обыкновенна не только у северных берегов Европ. России, но и в Финляндии, а также около Петербурга и по берегам больших северных озер, каковы - Ладожское и Онежское. На юге России клуша живет местами, как оседлая птица (Черное море). С берегов Черного моря клуша нередко залетает далеко вглубь страны; ее можно встретить тогда и вдали от воды на пашнях, где она следует за плугом, подобно грачам, подбирая выворачиваемых из земли червей и личинок насекомых. Некоторые орнитологи относят к этому виду известную соловецкую Ч., другие считают ее за другой вид, а именно за сизую Ч. (L. canas), которая составляет переход между морскими и материковыми (пресноводными) Ч. и которая очень широко распространена в Европ. России как по берегам морей, так и по берегам пресноводных больших болот и озер. Питается как водяными животными, преимущественно рыбами, так и червями и личинками насекомых, живущими в земле. Общая окраска та же, но спина светло-пепельного цвета, ярко-желтый клюв - зеленоватый у основания, а ноги - зеленовато-желтые. Дл. 45 стм. В Соловецком мре Ч. живут в полуприрученном состоянии и считаются святою птицей. Ч. прилетают сюда еще в то время, когда в ложбинах и лесу лежит снег, а Белое море только начинает очищаться ото льда. Здесь чайки служат предвестниками весны, как ласточки в более южных широтах. Своими гнездами они занимают все удобные места как снаружи монастырской ограды, так и внутри ее, на монастырском дворе. Такая доверчивость к людям объясняется с одной стороны тем, что здесь Ч. чувствуют себя в безопасности от лисы, водящейся на большом Соловецком о-ве во множестве, а с другой стороны - тем, что монахи и в особенности богомольцы отдают им постоянно остатки от своей трапезы. Легкая подстилка из растительного сора и старой травы то бывает в гнезде, то совершенно отсутствует. Покровительство и внимание к Ч. со стороны обитателей монастыря не сделало, однако, соловецких Ч. вполне ручными, они сделались лишь необыкновенно смелыми по отношению к человеку, в особенности во время гнездования. Нападая на нарушителей их покоя, они пускают в дело как свой крепкий клюв, так в особенности экскременты, напоминая этим дроздов. По летописям монастыря, во время Крымской кампании при бомбардировке монастыря английскими судами, Ч. налетели на неприятельские суда такими стаями, что своими пронзительными криками заглушали слова команды и в короткое время покрыли палубу, снасти и орудия толстым слоем своих экскрементов. Этот "подвиг" Ч. записан на доске, выставленной в монастыре, и монахи до сих пор уверены, что Ч. действительно спасли монастырь от английских ядер.

Пронзительный неприятный крик Ч. представляет значительное разнообразие; каждый оттенок его имеет свое значение; он напоминает то плач ребенка, то хохот, то мяуканье кошки, то жалобный писк; приветствие выражается тихими, низкими нотами, неудовольствие - высокими и резкими. Пестрые с серыми лапами птенцы, называемые на севере "чабарами", к августу переселяются из монастырского двора на Святое озеро, расположенное возле ограды. Там они привыкают нырять и ловить рыбу. Позднее вместе со взрослыми они улетают, сбившись в одну большую стаю, на море.

Кроме лисы, опасным врагом Ч. на Соловецких о-вах является орлан-белохвост (Haliaetos albicilla), а отчасти поморник (Lestris parasiticus), отнимающий у них пойманных рыб. Из других северных морских видов Ч. заслуживают упоминания большая полярная Ч. или бургомистр (L. glaucus) и серебристая Ч. (L. argentatus). Общий тип окраски обоих видов сходен с окраской ранее указанных. Спина у серебристой Ч. Голубовато-пепельная; ноги красные. На севере распространена она приблизительно в тех же местах, что и клуша, но не заходит так далеко на юг. Бургомистр значительно крупнее; это - кругополярная птица, столь же хищная, как и большая морская Ч. Из видов, живущих в России, к Ч. с белою головой относятся хохотунья обыкновенная (L. cachianus) и хохотунья сибирская (L. affinis), а также морской голубок или тонкоклювая Ч. (L. gelastes), живущая на юге по берегам Каспийского, Черного и Средиземного морей и отличающаяся от других видов более тонким клювом и более длинными крыльями, напоминающими крылья крачек. У последнего вида Ч. первые маховые - белые. К южным видам Ч. относится большинство черноголовых Ч.., каковы черноголовый хохотун или рыболов (L. ichthyaetos) и средиземноморская Ч. (L. melanocephalus), живущая в России только по берегам Черного моря. Кроме этих видов встречаются в России и весьма широко распространены еще два мелких вида черноголовых Ч.: малая Ч. (L. minutus), достигающая всего 28 стм. в дл., и обыкновенная или черноголовая Ч. (L. ridibundus) - до 42 стм. дл. Малая Ч. в период гнездования - настоящая озерная, материковая птица. и только после вылета птенцов переселяется обыкновенно к морскому берегу. Распространена она отдельными колониями как в северной, так и в средней и в южной России. В брачном оперении малая Ч. - белого цвета с бархатной черной головой и с серой спиной. К зиме от черного цвета на голове остаются лишь немногие черные пестринки. Еще шире распространена как по берегам морей, так и по берегам внутренних озер и болот и по долинам крупных рек - обыкновенная Ч., гнездящаяся в Западн. Европе громадными колониями, а в России обыкновенно небольшими обществами. Голова у обыкновенной Ч. в брачном оперении - кофейно-бурого цвета, а белые маховые перья - с черными вершинами.

Ю. Вагнер.

Чайковский Петр Ильич

- один из крупнейших русских композиторов. Род. 25 апр. 1840 г., в Камско-Воткинском заводе Вятской губ., начальником которого был отец его. Понятливость и впечатлительность отличали маленького Ч., который по собственному настоянию стал учиться наравне со своими братьями и сестрой, когда ему не было еще пяти лет. Отец называл его общим любимцем, жемчужиной семьи. С раннего детства мальчика тянуло к фортепиано, за которым он проводил свои досуги. Семи лет Ч. записывал уже свои детские впечатления. Нельзя сказать, чтобы музыкальная атмосфера окружала Ч. в детстве. Домашний орган с валами был первым знакомым ему инструментом, на котором он услыхал арию Церлины из "Дон Жуана" Моцарта. В продолжение всей жизни Ч. сохранил особое благоговение к этому великому композитору. Музыкальный слух и память проявились у Ч. рано. В 1845 г. Ч. начал учиться игре на фортепиано, а через три года читал ноты не хуже своей учительницы. Год спустя Ч. играл на фортепиано как взрослый. Способность фантазировать за фортепиано проявилась у Ч. в 50-х годах. Во время своего пребывания в училище Правоведения, Ч. не проявлял среди товарищей своих особых стремлений к музыке. В 1859 г. Ч., окончив курс, поступил на службу в департамент министерства юстиции. Жизнерадостный юноша беспечно проводил время; никто не подозревал, что в нем таится будущий крупный музыкальный деятель. Даже Кюндингер, у которого он занимался игрой на фортепиано, не видел в своем ученике ничего особенного. Он решился, однако, поступить в петербургскую консерваторию, не смотря на довольно скептическое отношение родственников к его намерению. Вера в свое призвание у Ч. была так сильна, что однажды, не смотря на свою врожденную скромность, он сказал брату: "С Глинкой мне может быть не сравняться, но увидишь, что ты будешь гордиться родством со мной". Занимался Ч. в классе теории композиции профессора Н. И. Зарембы, позднее - в классе инструментовки А. Г. Рубинштейна.

Оставив службу, Ч. испытывал материальную нужду. В 1865 г. Ч. окончил курс консерватории с серебряной медалью, написав кантату на оду Шиллера: "К радости". Другие его консерваторские работы - увертюра к "Грозе" и танцы сенных девушек, включенные впоследствии в оперу "Воевода". При основании консерватории в Москве в 1866 г. Ч. был приглашен туда профессором гармонии. В 1866 г. Ч. дебютировал перед московской и петербургской публикой увертюрой Fdur, с успехом средним. В том же году Ч. начал первую симфонию; в следующем году andante и скерцо из нее исполнялись в русском музыкальном обществе в СПб. К периоду 1866-67 г. относятся еще увертюра на датский гимн и ряд фортепьянных пьес "Воспоминание о Гапсале", обративших на себя всеобщее внимание. В 1867 г. Ч. начал писать оперу "Воевода" и в том же году в Москве, в симфоническом собрании, были исполнены танцы из нее. Первая ого симфония целиком была исполнена в симфоническом собрании рус. муз. общ. в 1868 г. с большим успехом. Постоянная нужда в деньгах заставила Ч. заняться критической деятельностью. От этого тягостного для него занятия он отказался, как только материальные условия его улучшились.

Опера "Воевода", поставленная в 1869 г. в Москве, имела успех, но в 70-х годах сам автор уничтожил ее, сохранив только небольшую часть материала. С таким же недовольством относился Ч. к своему симфоническому произведению: "Фатум" (1868 г.), исполнявшемуся как в Москве, так и в Петербурге. Вторая опера Ч., "Ундина", оконченная в 1869 г., сцены не видала. Она тоже уничтожена автором в 1873 г., за исключением некоторых номеров, вошедших впоследствии в другие сочинения Ч. Осенью 1869 г. Ч. пишет увертюру-фантазию "Ромео и Джульетта", с которой начинается настоящее его значение в истории искусства. Хотя это произведение имело в Москве успех средний, но впоследствии оно немало содействовало популяризации имени Ч. В том же году Ч. написал шесть романсов, из которых "Нет, только тот", "И больно, и сладко", "Слеза дрожит", "Отчего", "Ни слова, о друг мой" сразу завоевали всеобщий интерес. Ступенями к славе были для него также первый квартет d-dur (1871), опера "Опричник" (1872), симфоническая фантазия "Буря" (1873). На конкурсе рус. муз. общ. в 1875 г. его опере "Кузнец Вакула" была присуждена первая премия. Данная в Петербурге в 1876 г., она не оправдала возлагавшихся на нее ожиданий; впоследствии сам Ч. признал ее недостатки. За ней последовала опера "Евгений Онегин", которой, вместе с шестой симфонией, написанной в конце жизни Ч., суждено было увековечить его имя. Сначала Ч. не верил в успех "Онегина", называя эту оперу скромным произведением, написанным по внутреннему увлечению. Первое представление этой оперы состоялось в московской консерватории 17 марта 1879 г. Успех был средний; надо полагать, что причиной тому было отчасти и исполнение учеников. В апреле 1883 г. "Евгений Онегин" исполнен был в Петербурге в музыкально-драматическом кружке под управлением К. К. Зике и имел несомненный успех. На императорской сцене в Петербурге он шел в первый раз 19 октября 1884 г. С каждым спектаклем возрастала любовь публики к этому лучшему произведению Ч. В 1877 г. произошла перемена в материальной обстановке Ч., благодаря Н. Ф. фонМекк, предложившей Ч. ежегодную субсидию в 6 тыс. рублей. Это дало Ч. возможность посвятить все свои силы композиторской деятельности; а когда Ч. хорошо работал, то, по его словам, это значило, что он хорошо себя чувствовал. Сочинения Ч., эпизодически проникавшие за границу и находившие таких поклонников, как Бюлов, все более и более там распространялись, особенно благодаря концертам в Париже, под управлением Н. Г. Рубинштейна (2-й фортепьянный концерт "Буря", серенада и вальс для скрипки); на всемирной выставке в 1878 г. в том же году Ч. написал литургию св. Иоанна Златоуста. Следующая опера: "Орлеанская дева" (1879), с либретто, составленным композитором преимущественно по Шиллеру в переводе Жуковского, не оправдала надежд композитора. Она была дана в Петербурге в 1881 г. Шумный успех первого представления не повторился на втором, и опера не стала репертуарной. Большую удачу Ч. имел с оперой "Мазепа" (1883), поставленной в Москве в 1884 г., гораздо меньшую - с "Чародейкой", имевшей в Петербурге, где она была в первый раз поставлена в 1887 г., посредственный успех. Репутация Ч., как оперного композитора, воспрянула с "Пиковой дамой", поставленной в Петербурге в первый раз 7 декабря 1890 г. Эта опера, не сходящая с репертуара, по своей популярности не уступает "Евгению Онегину". Она обошла, наравне с последней, все оперные сцены России. Эти две оперы проникли за границу, где их не покидал успех. Последняя опера Ч., "Иоланта", дана в Мариинском театре в Петербурге 6 декабря 1892 г., вместе с его же балетом: "Щелкунчик". Не менее обширна была деятельность Ч., как симфониста. Его шесть симфоний, три сюиты, программная симфоническая музыка, балеты "Лебединое озеро", "Спящая красавица", "Щелкунчик" представляют чрезвычайно ценный вклад в область русской музыки.

Драматическая опера - задача сложная, требующая рельефности, чувства меры, пропорциональности в частях, сжатости и цельности в общем. Хотя Ч. эта задача не всегда давалась, тем не менее он проявил во многих сценах (в "Евгении Онегине", "Мазепе", "Пиковой даме") замечательное мастерство, да и в других его операх есть множество отдельных красот; каждая из них представляет крупный интерес для развитого музыканта. В симфонической музыке Ч., как говорится, был более у себя дома. Сплошной музыкальный интерес, богатство красок, удивительная способность извлекать из оркестра разнообразнейшие эффекты, от самых нежных до самых мощных - все это ставит Ч. в ряд перворазрядных симфонистов музыкального мира. В камерной музыке сильно отразилась его богато одаренная музыкальная натура, иногда преступавшая границы этого рода музыки. Его техника иногда выходила из рамок и представляет для исполнителей большие трудности. В области романса Ч. - замечательный лирик. Вообще, какого бы рода музыки Ч. ни касался, всюду он приносил обаятельный, чрезвычайной красоты мелодический элемент. Его сочинения в области духовной музыки скорее пленяют своей красотой, своим мягким лиризмом, чем возбуждают истинно молитвенное настроение. Вся музыка Ч. проникнута преимущественно русским складом. Широкая эрудиция, необычайно развитая техника дали Ч. возможность коснуться многих областей музыкальной композиции.

Трудолюбие Ч. было необычайное. Он не мог оставаться без работы, без творчества. Одна музыкальная мысль сменялась другой; можно сказать, что творческий процесс в продолжение кипучей 28-летней композиторской деятельности никогда не останавливался на долгое время. Одиночество было для него счастьем, так как оно предоставляло ему возможность отдаваться всем существом своему любимому делу. В каталоге сочинений Ч. значатся 76 опусов, 10 опер, 3 балета. Судя по его письмам, Ч. был крайне впечатлителен и глубоко несчастлив. Ни материальные условия, ни переменчивость успеха не были, по-видимому, причиной тяжкого его душевного состояния. Какая была причина безысходной тоски, преследовавшей Ч. - этот вопрос не разъяснен. На жизненном пути Ч. встречались люди, сыгравшие большую роль в его артистической карьере. К ним относятся А. Г. и Н. Г. Рубинштейны (в особенности последний, который был строгим судьей сочинений Ч., но вместе с тем и самым энергичным их пропагандистом), а также П. И. Юргенсон, замечательный по бескорыстию издатель сочинений Ч., брат Ч. Модест, его сотрудник во многих оперных произведениях, сестра его А. И. Давыдова. Император Александр III в 1888 г. назначил Ч. пенсию в 3 тыс. руб. Общительный и ласковый характер Ч., а также обаятельность его сочинений дали ему массу друзей. Среди них были и музыканты, принадлежавшие к различным группам, но как ни дружил Ч. с композиторами других направлений, он оставался верен своим взглядам. По своей нервности Ч. не мог оставаться где-нибудь подолгу и с 1877 г. вел жизнь кочевую. Он совершал многократно артистические поездки по России и за границей (в Германии, Франции, Англии, Америке), дирижируя своими операми и концертами, составленными из его произведений. Педагогическая деятельность была Ч. не по сердцу, но тем не менее он пробыл профессором в консерватории в Москве 12 лет и написал учебник гармонии. Только под конец жизни Ч. основался в Клину, где и сохранилась его квартира со всей обстановкой; там же и архив Ч. Концерт 16 октября 1893 г., где он дирижировал в первый раз своей шестой симфонией, был лебединой песнью Ч. 25 октября он скончался в Петербурге и похоронен в Александро-Невской лавре. Капитальным трудом, дающим возможно полную характеристику Ч., является "Жизнь Петра Ильича Чайковского" (3 т., 1903), составленная М. И. Чайковским. Сюда вошел материал из архива Ч., "Памятной книжки правоведов XX выпуска", Мордвинова (СПб., 1894), "Воспоминаний о П. И. Чайковском" Кашкина (Москва, 1896) и газетных статей о сочинениях Ч.

Н. Соловьев.

Чакона

(Chaconne, Ciaconna) - музыкальное сочинение, относящееся к разряду танцев и получившее художественную обработку. Мелодия Ч. состоит из четырех или восьми тактов в три четверти, в умеренно медленном движении. Эта мелодия повторяется в варьированном виде много раз, причем гармонизация и в особенности бас остаются те же. Passacaglia имеет сходство с Ч., но разница заключается в том, что темп Ч. немного подвижнее темпа Passacaglia, в которой и мелодия нежнее. В Раssacaglia сохраняется при повторении только бас (basso ostinato), причем верхний голос не составляет вариации темы, а идет произвольно. Художественную форму Ч. придал И. С. Бах в своей знаменитой Ч. d-moll для скрипки соло без аккомпанемента. Ч. применялась в старинных операх и балетах в виде финала для оркестра.

Н. С.

Чаплыгин Сергей Алексеевич

- математик, род. в 1869 г. Среднее образование получил в воронежской гимназии, высшее - в московском университете, на физико-математическом факультете. Окончил курс в 1890 г. и был оставлен при университете для приготовления к профессорскому званию по кафедре прикладной математики. По выдержании магистерского экзамена получил звание приват-доцента (с 1894 по 1899). Защитил магистерскую диссертацию в 1898 г. и на степень доктора прикладной математики в 1903 г. Преподавал высшую математику в Константиновском межевом институте (1895-1901 гг.); преподает теоретическую механику в Имп. техническом училище с 1895 г., в имп. московском инженерном училище ведомства путей сообщения с 1896 г. (в звании сначала преподавателя, потом профессора) и на высших женских курсах с 1901 г. Напечатал: "О некоторых случаях движения твердого тела в жидкости" ("Труды Физ. Отд. Имп. Общ. Люб. Ест.", 1894, т. VI; удостоена моск. унив. премии проф. Н. Д. Брашмана); "По поводу локсодромического маятника Гесса" (ib.); "О движении тяжелого тела вращения на горизонтальной плоскости" (ib., 1897, т. IX); "О некотором возможном обобщении теоремы площадей с применением к задаче о катании шаров" ("Математич. Сборник", 1897, т. XI); "О некоторых случаях движения твердых тел в жидкости" (статья вторая, магистерская диссертация, ib., 1897, т. XX). Эти 3 работы удостоены золотой медали академией наук. "Линейные частные интегралы, задача о движении твердых тел, подпертых в одной точке" ("Труды Физич. Отд. Имп. Общ. Любит. Естеств.", т. X, 1898); "О пульсирующем цилиндрическом вихре" (ib., 1898, т. X); "К вопросу о струях в несжим. жидкости" (ib., 1899); "О параболоидном маятнике" (ib., 1899); "О принципе последнего множителя" ("Математический Сборн.", 1900, т. XXI); "Новый случай вращения тяжелого тела, подпертого в одной точке" ("Труды Физ. Отд. Имп. Общ. Люб. Естествозн.", 1901, т. XI); "Новое частное решение задачи о движении твердого тела в жидкости" (ib, 1903, т. XI); "Один случай вихревого движения жидкости" (ib.); "О газовых струях" (докторская диссертация, "Учен. Записки Моск. Унив." отд. физико-матем., 1902; "О катании шара по горизонтальн. плоскости" ("Матем. Сборн.", т. XXIV).

Чарвака

(санскр. Carvaka) - индийский философ, основатель грубо материалистической школы Ч. Он доказывал, что восприятие есть единственный источник познания и единственное средство доказательства. Мысль и чувство наслаждения или боли существуют у человека, пока есть тело, и невозможны, как только тело перестает существовать. Отсюда, а также из самосознания человека, Ч. выводил, что душа и тело тождественны. В Веданта-Саре имеется опровержение четырех последователей Ч., исповедывавших его учение с разными видоизменениями: один доказывал, что грубое строение тела тождественно с душой, другой - что телесные органы составляют душу, третий - что душа и жизненные функции одно и тоже, четвертый - что мысль и душа одно и то же. Ч. жил, вероятно, до составления Рамаяны и, быть может, тождествен с Ч., упоминаемым в Магабхарате (ракшас, принявший вид брахмана, но открытый и испепеленный брахманами, при помощи огня их собственных глаз).

С. Б-ч.

Чардаш

или чардас - венгерский танец, состоит из двух частей: анданте и аллегро, обе в две четверти и в том же строе. Каждая мелодия, в 8 или 16 тактов, имеет в конце полную совершенную каденцию с характерным и неизменным рисунком мелодии. Ч. получил художественную обработку у Листа в его фортепьянных рапсодиях и у Гроссмана в опере "Тень воеводы".

Н. С.

Чартизм

(Chartism) - политическое и социальное движение в Англии с конца 1830-х до конца 1840-х гг., получившее имя от поданной в 1839 г. парламенту петиции, называвшейся хартией или народной хартией. Главное требование петиции, выраженное в 6 пунктах (избирательное право для всех мужчин старше 21 года, тайное голосование, отмена имущественного ценза для депутатов, равные избирательные округа, вознаграждение депутатов, годичный срок парламентских полномочий) и сводившееся к всеобщему, прямому, тайному и равному избирательному праву, было чисто политическим и соответствовало желаниям радикальной части буржуазии; предшественниками чартистов по отношению к этому требованию были еще в XVIII в. Картрайт (Cartwright), Вилькс, Годвин, в XIX в. Коббет, Аттвуд и в особенности Фрэнсис Плэс (Place), из коих последние два принимали участие и в самом чартистском движении. Другие требования чартистов, имевшие экономический и социальный характер, были выражаемы в их петициях в менее определенных формах, не в требовательных пунктах, а в мотивировке. Тем не менее именно они, не смотря на всю их невыясненность для самих вождей, являлись центром тяжести движения. Чартисты надеялись, что реформированный, согласно их желаниям, парламент сумеет найти верные средства для устранения социальных бед, против которых они протестовали. Для них построенный на принципе всеобщего голосования парламент должен был явиться организацией работающих масс в видах защиты их экономических интересов; поэтому Ч. можно считать предшественником социал-демократии, хотя собственно социалистические стремления в нем были весьма слабы. Непосредственной причиной, создавшей чартистское движение, были промышленные кризисы 1835 и 1836 гг. и созданная ими безработица 1825-30 и 1836-40 гг., распространившаяся преимущественно на Ланкашир, но захватившая также и другие части Англии, выбросившая на рынок десятки тысяч рабочих рук и значительно понизившая заработную плату остальных. Безработица вызвала еще в 1820-х гг. длинный ряд рабочих бунтов в различных городах Ланкашира, сопровождавшихся грабежом булочных и съестных лавок. Движение буржуазии, приведшее к парламентской реформе 1832 г., нашло горячую поддержку и в рабочих массах. Но успех этого движения совершенно не удовлетворил рабочих. Парламент, избранный на основании новой избирательной системы, провел в 1834 г. отмену старинного закона (времен Елизаветы) о призрении бедняков приходами и заменил прежнюю систему призрения рабочим домом, с крайне суровым и даже оскорбительным для заключенных в нем людей режимом; между тем безработица как раз в это время загоняла в рабочий дом массы народа.

Закон вызвал страшную ненависть и она распространилась на реформированный парламент. Движение и выразилось сначала в форме протеста против закона о бедных 1834 г. Начиная с 1836 г., в стране происходили митинги с десятками и даже сотнями тысяч присутствующих, направленные против этого закона и оканчивавшиеся подачей в парламент петиций об его отмене. В одну сессию 1838 г. было подано 333 петиции, с 268000 подписей, против закона (в защиту закона поступило только 35 петиций, с 952 подписями). В 1836 г. в Лондоне возникло общество рабочих (London Working Men\'s Association), за которым последовало основание других подобных же ассоциаций. В нем была выработана программа хартии из 6 пунктов, вошедших впоследствии в народную хартию. Начиная с 1837 г. общество пропагандирует подачу петиции с этими требованиями, но сперва имеет мало успеха; даже "Northern Star", радикальный орган О\'Коннора, бывшего впоследствии вождем левого крыла чартистов, не обратил на него ни малейшего внимания. Главная задача этого органа в 1737 г. была пропаганда против закона о бедных. Но в "Poor Man\'s Guardian" и в "National Reformer" Бронтерр О\'Бриен в 1837 г. упрекал рабочих за непонимание значения для них избирательного права; он ухватился за программу лондонской ассоциации рабочих и вел за нее пропаганду, которая к 1838 г. увлекла весьма широкие слои английских рабочих и радикальное крыло английской буржуазии. Появляется несколько журналов, пропагандирующих всеобщее избирательное право во имя экономических интересов масс. Уже в 1837-1838 г. среди чартистов намечаются два крыла; одно, во главе которого стояли радикальный депутат Аттвут и секретарь лондонской ассоциации рабочих Ловет, высказывалось за союз буржуазии с рабочим классом и отстаивало борьбу исключительно духовными средствами воздействия на парламент (митингами, процессиями, петициями). "Если два миллиона людей решатся добиться всеобщей подачи голосов - говорил Аттвуд, - и устроят для этого общую стачку, то какое правительство устоит против подобной демонстрации?" Левое крыло, во главе которого стояли О\'Коннор. O\'Бриен, священник Стефенс, отстаивало борьбу путем насилия. Правое крыло поддерживало агитацию за отмену хлебных законов; левое крыло ожидало от ее падения заработной платы и усиления буржуазии и потому при современных условиях считало ее невыгодной и опасной для рабочего класса, предоставляя ее будущему парламенту, избранному всеобщим голосованием. Ему же оно предоставляло отмену или сокращение постоянной армии и государственной церкви-двух институтов, на которые, по его мнению, народ приносит непосильные и бесполезные жертвы. Неясным указанием на их вред, также как на вред законов о бедных, ограничивалась его социальная программа, целиком подчинявшаяся одному политическому требованы.

Социальная и экономическая программа правого крыла была несколько шире, но и она свидетельствовала о слабом уровне экономических и финансовых сведений, и тоже целиком подчинялась тому же политическому требованию. В нее входило уничтожение хлебных законов и понижение таким образом цены хлеба, отмена закона о бедных, разрушение рабочих домов и пересмотр фабричных законов. Кроме того Аттвуд. настаивал на восстановлении бумажной валюты, считая "дорогие деньги", т. е. золотую валюту, источником многих 6ед. В мае 1838 г. имел место грандиозный митинг в Глазго, на котором, по показаниям (может быть преувеличенным) чартистов, присутствовало 200000 человек, преимущественно рабочих; героем митинга был Аттвуд. Затем последовали митинги в Манчестере, Бирмингеме, Лондоне, Ньюкестле и др. На ньюкестльском митинге была принята предложенная О\'Коннором резолюция: отстаивать всеобщее избирательное право "всеми, и притом не только законными средствами". 4 февраля 1839 г. собрался в Лондоне первый национальный конвент чартистов, состоявший из 53 делегатов от различных чартистских ассоциаций; конвент этот. по плану его устроителей, должен был иметь значение народного или рабочего парламента в противоположность парламенту аристократически буржуазному, заседающему в Вестминстере. На нем шла борьба между левым и правым крылом чартистов, между сторонниками физической силы и нравственного воздействия, и победа склонилась на сторону первых. На конвенте была окончательно выработана хартия и решена ее подача парламенту. В случае ожидавшегося непринятия петиции палатой общин было решено обратиться ко всем сторонникам реформы с предложением в один определенный день взять из сберегательных касс все имеющиеся у них деньги, предъявить к размену на золото все находящиеся в их руках ассигнации, а затем вооружиться и при помощи оружия отстаивать народную свободу. Хартия начиналась с указания на тяжелые испытания, которым подвергается в настоящее время народ: "Мы изнемогаем под бременем налогов, которые нашими повелителями все-таки признаются недостаточными. Наши торговцы и промышленники находятся на краю разорения. Наши рабочие голодают. Капитал не дает прибыли и труд не вознаграждается. Дом ремесленника опустел, а склад ростовщика наполнился. В рабочем доме нет места, а фабрика стоит без работы. Мы внимательно искали причины нужды... и не нашли их ни в природе, ни в провидении.... Мы с полным почтением заявляем. палате общин, что нельзя допустить продолжения такого порядка вещей.... Капитал не должен быть лишен надлежащей прибыли, труд рабочего - надлежащего вознаграждения. Законы, которые делают пищу дорогой, и законы, которые делают деньги редкими и удешевляют труд, должны быть уничтожены; налоги должны ложиться на собственность, а не на производительную деятельность... Как предварительное условие этих и других необходимых преобразований, как единственное средство, при помощи которого интересы народа могут получить защиту, мы требуем, чтобы охрана интересов народа была вверена ему самому". Затем следуют пункты хартии. В течение первой половины 1839 г. собирались подписи под этой петицией; агитация велась по прежнему на митингах столь же грандиозных, как и митинги 1838 г., нередко собиравшихся ночью при свете факелов, хотя парламент поспешил объявить ночные митинги запрещенными под страхом уголовной кары.

В июле 1839 г. хартия была представлена палате общин с 1280000 подписей. 12 июля она была рассмотрена и требования ее отвергнуты большинством 235 голосов против 46. Уже 15 июля митинг негодования в Бирмингеме окончился кровавым столкновением народа с полицией; полиция стреляла, народ, хотя и плохо вооруженный, защищался; в результате-много убитых с обеих сторон, пожар, в котором сгорело 30 деревянных домов, масса арестов и судебных процессов. 4 ноября 1839 г. толпа в 10000 чел., из которых некоторые были вооружены ружьями, пиками, вилами, напали на тюрьму в Ньюпорте, где были заключены многие чартисты, и сделали попытку их освободить. Во время перестрелки было убито 10 и ранено 50 чартистов. В конце 1839 г. 380 чартистов, в том числе все вожди, были приговорены к тюремному заключению на сроки от 1 месяца до 2 лет. Чартистское движение на время затихло. Однако, уже тогда появилась книга Томаса Карлейля "Chartism", в которой доказывалось, что уничтожить Ч. нельзя, не уничтожив нужды. Действительно, уже летом 1840 г. началось оживление в местных чартистских ассоциациях, а 20 июля 1840 г. собрался в Манчестере съезд представителей чартистских ассоциаций, на котором была основана центральная (федеративная) организация чартистов (National Charter Association) из представителей местных ассоциаций. На этом конвенте восторжествовало умеренное крыло чартистов и была принята резолюция проводить хартию исключительно конституционными способами. Но в следующие же месяцы в национальной чартистской ассоциации вновь стало заметным революционное течение, в особенности по мере того, как она стала пополняться выпускаемыми из тюрьмы, с ореолом мученичества, вождями первого чартистского движения. В этой второй фазе чартистского движения делается заметной роль Бронтерра О\'Бриена, у которого были некоторые социалистические стремления; он находил. что дело идет не о частных реформах, а о коренном преобразовании всего экономического строя, и был безусловным противником каких бы то ни было соглашений с консерваторами. Однако, еще большей популярностью пользовался О\'Коннор, ненавидевший вигов и потому готовый поддерживать консерваторов; под его влиянием чартисты поддержали консерваторов на парламентских выборах 1841 г., и последние одержали победу в значительной степени благодаря им. В 1842 г. была составлена вторая хартия с теми же 6 требованиями, но редактированная гораздо резче; она представлялась уже не с полным почтением, как первая; "податели петиции - говорилось в ней - зная, что бедность вызывает преступления, смотрят с изумлением и тревогой на то, как плохо поставлена помощь бедным, престарелым и больным; с чувством негодования они видят, что парламент желает сохранить в действии новый закон о бедных, не смотря на его нехристианский характер и гибельное влияние". В петиции говорилось не только о гнете налогов, но и о несправедливости огромного содержания членов королевской фамилии и церковных сановников, при нищете народных масс; запрещение ночных митингов признавалось неконституционным; дурные законы объяснялись "стремлением безответственного меньшинства притеснять и довести до голодания большинство"; говорилось о господстве монополий, о недостаточности фабричного законодательства, о необходимости бороться с чрезмерным трудом и низкой заработной платой, о необходимости уничтожения государственной церкви и расторжения законодательной унии Великобритании с Ирландией (т. е. о необходимости гомруля для Ирландии); условием для осуществления этих мер выставлялись прежние 6 пунктов. Под петицией было собрано 3300000 подписей (не все, однако, принадлежали взрослым мужчинам). 2 мая 1842 г. она была подана палате общин; 16 человек несли ее по улицам; так как она не могла войти в ворота палаты общин, то она была разделена на куски и в таком виде внесена. Палата 287 гол. против 59 отвергла петицию. Тогда в Манчестере и в других местах Ланкашира была начата грандиозная стачка; толпы рабочих. примкнувших к стачке, насильно останавливали работавших, а в некоторых случаях портили машины и разбивали съестные лавки.

Впрочем, официальные изображения бесчинств, произведенных рабочими, по-видимому сильно преувеличены. В разных местах произошли столкновения с полицией, во время которых было арестовано много рабочих и вождей Ч. В конце 1842 г. имел место новый процесс чартистов, окончившийся суровым осуждением; однако, вследствие формальных ошибок при судопроизводстве приговор был кассирован и дело прекращено; только поэт Ч. Томас Купер отсидел два года в тюрьме (существует предположение, что кассационные поводы были созданы нарочно по желанию министерства Роберта Ниля, чтобы не разжигать страстей). Чартистское движение вновь замерло, на этот раз на 6 лет. Промышленное оживление 1843-46 гг. сделало его немыслимым. Чартистские вожди, в особенности О\'Коннор и О\'Бриен, вели пропаганду в своих журналах, но большого успеха не имели. Очень характерен проект, выработанный О\'Коннором в это время, основания своего рода акционерного общества для покупки мелких участков земли и для наделения ими рабочих, указывающий как далеки были его идеалы от стремлений социализма; для него Ч. был выражением протеста против развивающейся промышленной системы, но протестом, видевшим свой идеал не в изменении этой системы, а в ее уничтожении и в возвращении к земледельческому строю.

В 1847 г. в Англии начался новый промышленный кризис, опять стала усиливаться безработица, и в 1848 г. Ч. вновь оживился на время, отчасти под влиянием толчка, данного парижской революцией. В Лондоне собрался новый конвент чартистов, на котором была принята новая (третья) хартия. Быстро под ней было собрано громадное число подписей (по утверждению О\'Коннора - 5 милл.) и она была передана палате общин. Комиссия этой последней не насчитала. однако, под петицией и 2 милл. подписей и в их числе нашла подписи королевы Виктории, герцога Веллингтона, апостола Павла и т. п. Раскрытие этого факта сделало хартию и Ч. предметом не ужаса, чем они были прежде, а насмешек, и Ч. после этого окончательно сошел со сцены. Нельзя, однако сказать, чтобы он остался совершенно безрезультатным. Введение подоходного налога в 1842 г., отмена хлебных пошлин в 1846 г. и, самое главное, фабричный закон 1847 г., установивший 10-часовой рабочий день для женщин и детей, в значительной степени являются делом чартистов. Не смотря на то, что 1850-е гг. были эпохой, когда рабочее движение в Англии замерло, Ч. оставил глубокую память в рабочем классе Англии; рост тред-унионизма в следующие десятилетия, и энергичная борьба рабочего класса за свои экономические интересы и за политические права (1867 и 1884) в значительной степени обязаны своей интенсивностью именно чартистскому движению. Все сочинения по истории Англии в XIX в. посвящают значительное внимание истории чартистского движения; из специальных работ особенное значение имеет Gammage (чартист), "History of the Chartist Movement" (Л, 1894); Will. Lovett, "Life and struggles in pursuit of bread, Knowledge and freedom" (автобиография Ловетта; Л., 1876); Gr. Wallas, "The life of Fr. Place" (Л., 1898); Tildsley, "Die Entstehung und die okonomischen Grundsatze der Chartistenbewegungе (Иена, 1898). Весьма ценна статья о Ч. в книге М. ТуганБарановского, "Промышленные кризисы" (2 изд., СПб., 1900). Очерк о Ч. в книге Метена: "Социализм в Англии" (СПб., 1898) неудовлетворителен. См. еще G. J. Holyoake, "Life of J. В. Stephens, Preacher and pslitical orator"; Джефсон, "Платформа" (СПб., 1901).

В. В-в.

Часовни

- так называются малые церкви, без алтарей. Они ставились над входом. в подземные кладбища, а также над подземными церквами, устроившимися на гробах мучеников. Таким образом, часовни служили надгробными памятниками и обозначали места нахождения престолов. Такое назначение они имеют и теперь. Кроме того, они устанавливаются на местах, ознаменованных какой-нибудь милостью Божией, или в воспоминание важных событий церковно-государственной жизни. Ч. назначаются главным образом для общественных молений христиан. Обычай устанавливать Ч. ведет свое начало из глубокой древности христианского мира; на них указывают деяния трулльского собора и капитулярии Карла Великого. В Греции Ч. известны под именем eucthria или oicoi proseuchV - дома молитвы; в римско-католическом мире они называются сарае или сареllае, на польском kaplicy, и устанавливаются в домах и на открытых местах, дорогах и перекрестках; для служения в домовых молельнях в замках рыцарских и дворцах бывали capellani. В России Ч. появились с водворением христианской веры. Ревностные ее проповедники нередко на местах языческих требищ и мольбищ водружали крест и сооружали Ч. Так, где в Новгороде стоял истукан Перуна, а в Ростове чествуем был Велес или Волос, там были устроены Ч. Св. Стефан, просветитель Перми, поставил несколько Ч., существующих доселе. Отшельники строили в дебрях часовенки, которые иногда бывали рассадниками монастырей и церквей. Убогая часовенка, срубленная препод. Сергием в чаще радонежских лесов, положила начало знаменитой в отечественной истории лавре. Строгие правила о Ч. явились в России в царствование императора Петра I-го, в виду тайного богослужения, которое раскольники совершали в Ч. Указы 1707 и 1722 гг. требовали, без всякого ограничения, чтобы разобраны были все Ч., как раскольнические, так и православные, и не дозволяли постройку никаких Ч. Однако, эти указы не везде исполнялись, вследствие крайней нужды в Ч.: в некоторых местах церкви были отдалены от селений, и Ч. отчасти заменяли их. Поэтому вслед за получением указа о разобрании Ч. стали поступать прошения в святейший синод, чтобы он дозволил Ч. не разбирать. В 1727 г. дозволено было восстановлять прежние Ч. и строить новые; но в 1734 г. был подтвержден указ 1707 г. о нестроении вновь Ч. и дозволено лишь не разбирать прежние. Между тем во многих местах Ч. были совершенно необходимы, по отдаленности селений от церквей. Во многих местах решились строить Ч. без дозволения начальства, надеясь, вероятно, впоследствии доказать, что часовня существовала до 1734 г. Может быть правительство знало о построении многих из них, но, сознавая нужду в них для селений, не преследовало строителей, когда убеждалось, что в данной часовне собираются православные, а не раскольники; в противном случае Ч. разбирались, не смотря ни на какие просьбы. При усиленной просьбе оставить часовню для моления мимо ходящих и едущих людей, святейший синод дозволял ставить столб с иконой на месте часовни, а просителям, желавшим выстроить часовню для собирания подаяний на церковь, святейший синод разрешал ставить на столе икону. В 1853 г. июля 28го последовал синодский указ о том, чтобы располагать прихожан к постройке церквей, где они нужны, допуская строение их в простейшем виде и не препятствуя постройке часовен, с тем, чтобы в последних православные причты по временам отправляли славословия. В 1865 г. последовал именной указ, объявленный сенату святейшим синодом, о предоставлении епархиальным архиереям права самим разрешать постройку Ч. как в селениях, так и в городах, кроме столиц, а также окончательно разрешать дела о самовольном построении или перестройке Ч. См. И. Снегирев, "Часовни в русском мире" ("Душеполезн. Чтение", 1862, XI); прот. К. Никольский, "О часовнях" (СПб., 1889).

Часослов

- церковно-богослужебная книга, относящаяся к общественному богослужению. В противоположность Служебнику, Ч. предназначается для чтецов и певцов. Он заключает в себе неизменяемые молитвословия ежедневных служб церковных - утрени, полунощницы, часов с междочасием, изобразительных, вечерни и повечерия. От службы часов и самая книга получила свое название. Кроме того Ч., как и Служебник, содержит в себе чины и молитвы, присоединяемые к означенным службам круга дневного, каковы: утренние молитвы, последование возвышения панагии, благословение трапезы, канон Богородице и молитвы на сон грядущим. Присоединяются также к Ч. краткие изменяемые песнопения, которые бывают одни и те же во многих службах известного дня: тропари, кондаки, богородичны, прокимны и причастны, принадлежащие к богослужению круга седмичного и годового. Есть в Ч., как и в Служебнике, месяцеслов с тропарями, кондаками, прокимнами, причастными, величаниями и указаниями евангельских и апостольских чтений. Наконец, при нем прилагаются зрячая пасхалия, индикт ион и лунник, чтобы знать, в какие дни приходятся подвижные праздники и посты. Ч. различается великий и малый: последний есть сокращение первого. Основное содержание Ч., как и Служебника, носит на себе печать глубокой древности. Первоначальное составление книги приписывается преп. Савве Освященному: она заключала в себе тогда чинопоследования ежедневных церковных служб. Дополнения к Ч. сделаны, как полагают, св. Иоанном Дамаскиным и Федором Студитом. Однако, Ч. и после того был дополняем как в церкви греческой, так и в. русской, которая заимствовала от первой сам Ч. и дополнения к нему. Малый Ч, по-видимому, предназначался первоначально для бедных церквей, так как он заключает в себе по местам и устав; кроме того, он издавался и с учебной целью.

Частицы

(грамм.) - неизменяемые слова, имеющие в предложении различные функции. В этом широком смысле слова под Ч. разумеются также и наречия, и союзы, и предлоги. В более тесном смысле Ч. называются такие неизменяемые слова, которые нельзя отнести ни к наречиям, ни к союзам, ни к предлогам. Значительное количество такого рода Ч. не поддается более точной классификации. Этому препятствует неопределенность и крайняя формальность значения многих Ч. В особую группу легко выделяются только Ч. отрицательные или отрицания (не, ни, не-). Попытки классифицировать Ч. по их значению, по их употреблению в предложении и по месту, занимаемому ими в предложении, можно считать неудавшимися. Об этом красноречивее всего говорит то обстоятельство, что некоторые ученые дают предпочтение классификации Ч. в алфавитном порядке. Самое общее значение Ч. заключается в том, что они в том или другом отношении подчеркивают или оттеняют те слова, рядом с которыми они ставятся ("die hervorhebenden Partikein" - Дельбрюка). Большей частью Ч. примыкают к предшествующему слову энклитически, т. е. имеют с ним одно общее ударение. Примерами таких оттеняющих Ч. может служить русск. же: напр. "где же справедливость?" (энклитика) или русск. и (может быть и союзом): напр. "и курица пьет" (проклитика). Некоторые из таких Ч. восходят в индоевропейскую древность, другие образовались в отдельных языках уже в историческую пору. К последним относится напр. русская модальная (т. е. обозначающая наклонение - modus) частица бы, возникшая из аориста глагола быть и образующая с формами прошедшего времени так назыв. сослагательное наклонение. - См. В. Delbruck, "Vergl. Syntax der idg. Sprachenе (П, 497-540, там же указана и специальная литература); его же, "Altindische Syntax" (471-546).

Д. Кудрявский.

Частное обвинение

- особый порядок производства в судебных установлениях дел о Ч. преступлениях; в более общем значении термин: Ч. обвинение обнимает собой все формы участия Ч. лиц в возбуждении уголовного преследования и в обличении обвиняемого на суде. Участие Ч. лиц в преследовании преступных деяний в особенно широких размерах допускается в Англии, единственной стране, где, при сохранении обвинительной формы процесса, только в недавнее время организовано официальное обвинение. Государственная власть в Англии сохраняет за собой преследование преступлений только в исключительных случаях, вообще же возлагает таковое на Ч. лиц, рассчитывая на их содействие в виду затронутых преступлением частных интересов; при этом частные лица, на которых возлагается обязанность обвинения, действуют в государственных, а не в частных интересах, и не могут даже предъявить к обвиняемому гражданского иска в уголовном суде. На континенте Западной Европы, в период господства следственных форм уголовного процесса, публичный характер процесса привел к созданию прокуратуры и к полному устранению частных лиц от участия в обвинении: с возложением на суд своей деятельности по исследованию преступлений и с устранением из уголовного процесса состязательного начала не могло сохраниться места для деятельности Ч. обвинителя. Только со времени выработки господствующего ныне типа следственно-состязательного процесса в науке и законодательстве началось движение в пользу участия Ч. лиц в поддержании обвинения перед уголовным судом, объясняющееся с одной стороны общим стремлением к расширению сферы деятельности народного элемента в государственной жизни, с другой - выяснившимися недостатками деятельности прокуратуры в качестве органа официального обвинения. Сильный толчок к развитию учения об участии Ч. лиц в уголовном процессе дали съезды германских юристов (Juristentage), особенно II-й (1861) и XII-й (1875). Процессуальные законодательства французского типа до настоящего времени сохраняют монополию обвинения за прокуратурой: так во Франции и в Бельгии не допускается ни Ч. обвинения, ни участия Ч. лиц в поддержании обвинения наряду с прокуратурой; потерпевшим от преступления предоставлено лишь некоторое влияние на возбуждение преследования, путем подачи жалобы и принятия в деле участия в качестве гражданского истца. По делам о преступлениях, преследуемых не иначе, как по жалобе потерпевшего, деятельность прокурора ограничена лишь в отношении возбуждения преследования, но раз потерпевшим подана жалоба, прокурор приобретает полную свободу действий и самостоятельно, без всякого содействия потерпевшего, поддерживает обвинение на суде. Отсутствие Ч. обвинения во Франции и Бельгии объясняется высоким положением, которое в этих странах занимает прокуратура. До настоящего времени там не поднимался вопрос о введении порядка Ч. обвинения; как в литературе (Trebutien, Prins, F. Helie), так и в законодательных комиссиях, работавших по пересмотру уголовного процесса, высказывалось только пожелание расширить влияние Ч. лиц на возбуждение преследования, но и такое ограничение инициативы прокурора вызывает опасения "бесцельных скандалов, бесстыдного шантажа и низкой мести". В Австрии уставом 1873 г. по всем преступным деяниям, преследуемым в публичном порядке, допущено участие потерпевшего в обвинении наряду с прокурором (subsidiare Anklage des Privatbetheiligten); на судебном следствии потерпевший является вторым обвинителем, а в случае отказа прокурора от обвинения может продолжать преследование на свой страх, пользуясь, с немногими лишь ограничениями, процессуальными правами прокурора. По делам о Ч. преступлениях, преследуемых не иначе, как по жалобе потерпевшего, и допускающих прекращение производства за примирением, установлен Ч. порядок обвинения (Privatanklage), устраняющий прокуратуру от обличения обвиняемого на суде. Ч. обвинитель, как и прокурор, действует вполне самостоятельно и независимо от суда; в период предварительного производства права Ч. обвинителя несколько ограничены сравнительно с правами прокурора, но с момента предложения Ч. обвинения суду, Ч. обвинителю предоставляются все процессуальные права стороны. В случае надобности Ч. обвинитель имеет право обратиться к прокурору с просьбой принять на себя поддержание обвинения на суде; удовлетворение этой просьбы зависит от усмотрения прокурора, но частный обвинитель может обжаловать отказ прокурора его начальству. Принимая на себя, по просьбе Ч. обвинителя, поддержание обвинения на суде, прокурор является лишь представителем Ч. обвинителя, который сохраняет за собой право отказаться от обвинения.

В Германии, по уставу 1877 г., потерпевшему предоставлено право обжалования действий прокуратуры по возбуждению уголовного преследования; в случае уважения жалобы судом потерпевший может присоединиться к прокурорскому обвинителю в качестве побочного обвинителя (Nebenklager). Оскорбления и причинение телесных повреждений могут быть преследуемы Ч. обвинителем без предварительного приглашения прокуратуры; однако, по каждому делу, преследуемому в порядке Ч. обвинения, прокурор по собственной инициативе может вступить в дело, как до возбуждения его Ч. обвинителем, так и после возбуждения, причем за Ч. обвинителем сохраняется лишь право присоединиться к прокурору в качестве побочного обвинителя, но дальнейшее производство дела происходит в порядке публичного, а не Ч. обвинения. В Норвегии по уставу 1887 г. потерпевшему предоставлено право заменять прокурора в случае его отказа от обвинения по всем делам, возникающим не иначе, как по жалобе потерпевшего. В Венгрии. по уставу 1896 г. потерпевшему предоставлено право требовать дополнения дела; по делам о Ч. преступлениях потерпевший пользуется правами вспомогательного обвинителя, если по делу, ради публичного интереса, выступил прокурор, и может заменить прокурора в случае отказа его от обвинения. В России по действующему уставу уголовного судопроизводства потерпевшему предоставлено право обличения обвиняемого на суде по всем уголовным делам только в мировых и судебно-административных установлениях, где прокуратура участия в обличении обвиняемых не принимает. В общих судебных установлениях в порядке Ч. обвинения, без участия прокуратуры, производятся лишь дела о Ч. преступлениях; по делам об уголовно-частных преступлениях потерпевшему предоставлено исключительное право возбуждения преследования. По всем остальным делам потерпевший пользуется лишь преимущественным правом возбуждения преследования; ему предоставляются некоторые права при производстве предварительного следствия, и в случае прекращения следствия окружным судом он может обжаловать это определение в судебную палату. Участие в обличении обвиняемого на суде потерпевший по делам, преследуемым в порядке публичного обвинения, может получить не иначе, как по предъявлении им гражданского иска. По делам о Ч. преступлениях необходимым условием для возбуждения преследования является Ч. жалоба, причем в делах этой категории относительно лиц, уполномоченных на подачу Ч. жалобы, порядка ее принесения и самого обвинения соблюдаются те же самые правила, что и по делам об уголовно-частных преступлениях. Производство уголовных дел в порядке Ч. обвинения начинается особым обрядом примирительного разбирательства; если примирение между потерпевшим и обвиняемым не состоится, то по делам низшей подсудности мировой (или городской) судья или земский начальник приступает к рассмотрению дела по существу, а по делам высшей подсудности судебный следователь или препровождает дело прокурору, если оно подсудно окружному суду без участия присяжных заседателей, или же приступает к производству предварительного следствия, причем, однако, ограничивается лишь теми доказательствами и уликами, которые будут указаны сторонами. По делам, подсудным окружному суду без участия присяжных заседателей, прокурор удостоверяется в том, что дело подлежит производству в порядке Ч. обвинения, а затем передает его в окружной суд, который, при наличности законных причин к прекращению дела и преюдициальных вопросов, или в случае отсутствия в деянии обвиняемого признаков преступления, прекращает производство, объявляя о том сторонам; частный обвинитель может обжаловать определение окружного суда в судебную палату. Если окружным судом постановлено дать делу дальнейший ход, то об этом извещается частный обвинитель, причем ему объявляется, что он в семидневный срок должен довести до сведения суда, желает ли он, чтобы какие-либо лица были допрошены в качестве свидетелей и по каким именно обстоятельствам (реш. общ. собр. кас. дпт. 1880 г., ј 10). Если по делу было произведено предварительное следствие, то оно поступает на общем основании в судебную палату, которая входит при этом в обсуждение достаточности оснований к преданию обвиняемого суду, а в случае предания суду указывает лиц, подлежащих вызову к судебному следствию (реш. общ. собр. касс. дпт. 1890 г., ј 4). Неприбытие Ч. обвинителя или его поверенного к судебному разбирательству без законных на то причин влечет за собой прекращение производства. Судебное разбирательство происходит по тем же правилам, что и по делам о преступлениях, преследуемых в публичном порядке, но прокурор в производстве дела участия не принимает, обвинительный акт заменяется жалобой Ч. обвинителя и суд ограничивается рассмотрением только тех доказательств. которые представлены сторонами. Частный обвинитель пользуется процессуальными правами, предоставленными прокурору. Дела о преступлениях, преследуемых в порядке Ч. обвинения, прекращаются в случае примирения потерпевшего с подсудимым, если оно последовало до начала фактического отбытия наказания (реш. угол. касс. дпт. 1868 г., ј 828), а также в случае оставлены дела без хождения в течение давностных сроков. Ни односторонний отказ Ч. обвинителя от жалобы, ни смерть Ч. обвинителя поводом к прекращению производства служить не могут (реш. угол. касс. дпт., 1880 г., ј 16 и 36).

Судебная практика выяснила совершенную несостоятельность существующего у нас порядка Ч. обвинения. Предоставленный собственным силам, Ч. обвинитель в большинстве случаев не в состоянии справиться со своей задачей, в особенности в общих судебных установлениях, где против него выступают профессиональные юристы-защитники подсудимых. Порядок Ч. обвинения, заставляя потерпевшего участвовать в собрании доказательств, допрашивать свидетелей, говорить речи в публичном судебном заседании, возражать присяжным доверенным, формулировать требования о наказании подсудимого, в громадном большинстве случаев является, фактически, отказом потерпевшему в правосудии. По глубоко вкоренившемуся в нашем населении убеждению достаточно заявить о нанесенной обиде начальству, а потому частный обвинитель нередко является в судебное заседание с твердым убеждением, что суд вызвал тех свидетелей, на которых он своевременно указал в своей первоначальной жалобе; вручаемое Ч. обвинителю объявление о его правах остается для него мертвой буквой; прав своих и сущности производства уголовно-частных дел он не понимает, установленных законом сроков усвоить не может, разобраться в вопросе о существенности и не существенности доказательств не умеет. Вследствие этого потерпевший весьма часто уходит из зала заседания неудовлетворенным, приписывая неожиданное для него оправдание подсудимого исключительно отсутствию со стороны суда должного внимания к делу. В виду этих указаний практики Высочайше учрежденная для пересмотра законоположений по судебной части комиссия предположила установить обязательное участие прокуратуры в производстве дел Ч. обвинения, превышающих подсудность участковых судей, с предоставлением потерпевшему права участия в обличении подсудимого наряду, с прокурором; вместе с тем предположено отменить правило 104 ст. уст. угол. судопр., ограничивающее рассмотрение дела, производящегося в порядке Ч. обвинения, теми лишь доказательствами, которые будут представлены сторонами, а в числе законных причин прекращения производства, наряду с примирением потерпевшего с обвиняемым, предположено указать смерть потерпевшего. Независимо от этих изменений, касающихся только дел Ч. обвинения, предположено по всем остальным делам допустить потерпевшего к участию в деле, на правах обвинителя, наряду с прокурором, в случае заявления о том потерпевшим до открытия судебного заседания. В военном процессе Ч. обвинение допускается только в России, причем в делах высшей подсудности частный обвинитель участвует в обличении подсудимого наряду с прокурором; таким образом в военном процессе еще в 1867 г. был введен тот порядок производства дел Ч. обвинения, который ныне предполагается ввести в процессе общем. Литература. Н. Буцковский, "Очерки судебных порядков" (стр. 453); А. фон Резон, "0 преступлениях, наказуемых только по жалобе потерпевшего по русскому праву" (1883); его же, статьи в "Журн. Гражд. и Угол. Права" (1877. ј 3; 1878, ј 2; 1880, ј 3; 1882, ј 7; 1890, ј 5) и в "Юрид. Лет." (1892, ј 12); Арефа, "Частные или частно-общественные преступления по русскому законодательству" ("Журн. Гражд. и Угол. Пр.", 1873, ј6); В. Волжин, "Закон и жизнь" (т. 1, стр. 194-296); его же, статья в "Вест. Права" (1899, ј 6); А. Лонгинов, "Примирительное разбирательство" ("Журн. Гражд. и Угол. Права", 1883, ј 2); В. Харламов, "Уголовно-частный порядок преследования" ("Юрид. Вестн.", 1889, ј 10); Д. Рубан, "Порядок производства дел Ч. обвинения" ("Журн. Гражд. и Угол. Пр. ", 1891, ј 1); А. Рудановский, "О делах, возникающих по частным жалобам" ("Юрид. Вест.", 1885, ј 9); И. Щегловитов, "Участие потерпевшего в уголовном преследовании" ("Журн. Гражд. и Угол. Пр.", 1888, ј 5, и "Юрид. Вестн." 1888, ј 9); его же, "Уголовно-частный порядок преследования" ("Юрид. Вестн.", 1889, ј 5, и "Жур. Гражд. и Угол. Пр.", 1890, ј 6); А. Соколов, "Примирительное разбирательство" ("Жур. Гражд. и Угол. Пр.", 1891, ј 10); К. Дворжицкий, "Ч. обвинение" ("Журн. Юрид. Общ.", 1897, ј7 и 8); его же, заметки в "Журн. Юрид. Общ." (1898, ј 6) и "Журн. Мин. Юст." (1902,. ј 7); П. Ифлянд, "Ч. обвинение по проекту новой редакции уст. угол. судопр." ("Журн. Мин. Юст.", 1900, ј 9); его же, статья в "Журн. Мин. Юст." (1896, ј 2); В. Ширков, "Участие потерпевшего в уголовном преследовании" ("Вестн. Пр.", 1900, ј 6). Рефераты о Ч. обвинении: А. Вульферта в моск. юрид. общ. (1881), А. Степанова в Новороссийск, юрид. общ. (1880), Г. Слиозберга в спб. юрид. общ. (1901), Л. Таубера в харьковск. юридич. общ. (1902).

А. С. Лыкошин.

Чебоксары

- уездн. гор. Казанской губ., на прав. берегу р. Волги, в 138. вер. от г. Казани, в живописной котловине, образуемой ррч. Чебоксаркой и Кайбулкой; большая часть города раскинута по трем горам, а меньшая - в низменности, находящейся между этими горами. Время основания Ч. неизвестно; впервые Ч. упоминаются в 1371 г., при описании путешествия вел. кн. Димитрия Иоанновича в Орду, к Мамаю; в 1557 г., при Иоанне IV, в Ч. построена крепость и заселена стрельцами; в 1708 г. Ч. приписаны к Казанской губ., а в 1781 г. сделаны уездным городом. Некогда Ч. были крупным торговым центром, но в настоящее время торговое значение города ничтожно и о былом процветании его свидетельствует лишь обилие церквей, весьма разнообразных по архитектуре, богатых колоколами и памятниками старины. Многие церкви находятся в запустении. Замечателен старый пятиглавый собор Введения, построенный в 1657 г. В общем вид города довольно жалкий, хотя Ч. (по-чувашски - "Чуксар-город") и называются нередко в шутку "столицей чуваш". В 1901 г. в Ч. числилось дворян 155, духовного сословия 52, почетных граждан и купеческого сословия 51, мещан 4935, крестьян 190, солдат бессрочноотпускных и их семейных 390, всего 5773 жит. (2904 мжч., 2869 жнш.); в том числе православных 5715, раскольников 42, прочих вероисповеданий 16. Население почти исключительно русское (прочих народностей только 16 чел.). Троицкий мужск. м-рь с 3 церквами. Церквей кам. 12, часовен 11, домов каменных 59, деревянных 945. На пристани преимущественно грузят хлеб, яйца, кости, лесные материалы, тряпье. 5 небольших заводов (1 кожевенный, 1 солодовенный и 3 кирпичных) и 9 мелких промышленных заведений, с общим производством до 25 тыс. руб., при 90-100 рабочих. Казенный винный склад. Ремесленников (преимущественно сапожники, портные, кузнецы и столяры) до 200 чел. Земледелием занимаются мало. Земская больница на 50 кроватей, земская вольная аптека, 2 ветеринарных врача. Городское трехклассное учил. (учреждено в 1789 г. под именем малого народного училища), с 232 учащ. Духовное муж. учил. с 162 учащ.; несколько начальных школ. По смете на 1901 г., доходы исчислены в 20117 руб., в том числе с городских недвижимых имуществ и оброчных статей 14389 руб.

Чебоксарский уезд расположен приблизительно в середине западной половины Казанской губ., по обеим сторонам р. Волги. Правобережная половина уезда, напоминающая вытянутый от СЗ к ЮВ четырехугольник, имеет в длину приблизительно до 70 вер. и в ширину от 13 до 35 вер.; а левобережная половина уезда представляет два отруба, разделенные друг от друга узкой полосой Царевококшайского уезда, который врезывается в Ч. уезд клином. Площадь вост. отруба несколько больше западного. Площадь Ч. у., по Стрельбицкому, равняется, со включением внутренних вод, 3696,7 кв. вер. или 385085 дес., что составляет 6,6% общей площади Казанской губ. Ч. уезд орошается, кроме Волги, еще рядом мелких рек, из коих в правобережной (южной) части уезда более значительны: Цивиль, протекающая с Ю на С в западной половине этой части уезда, и Бол. Аниш, протекающий с ЮЗ на СВ в вост. половине. В левобережных (северных) частях уезда более значительны pp. Мал. Кокшага, Бол. Кокшага и Илеть. Преобладающее течение этих рек - с С на Ю. Все указанный реки, кроме Бол. Аниша, сплавные. Часть Ч., уезда, расположенная к С от р. Волги, представляет обширную низменность, покрытую преимущественно лесами и имеющую слабый склон. к Ю и ЮВ, т. е. к р. Волге. Эта часть уезда носит в общежитии название луговой части уезда. Здесь много небольших озер и довольно значительных болот, частью моховых. Южная или нагорная часть уезда представляет, наоборот, значительную возвышенность, которую можно разделить на три части: 1) к З от р. Цивиля, 2) между pp. Цивилем и Бол. Анишем и 3) к В от р. Бол. Аниша. Западная часть состоит из ряда холмов, изрезанных оврагами, со значительной покатостью на В, к реке Цивилю. Средняя часть представляет плоскую возвышенность, круто спадающую к Цивилю. Наконец, восточная часть является наиболее возвышенной и здесь, от правого берега Бол. Аниша, начинаются так назыв. Вязовые горы, тянущиеся по правому берегу Волги и достигающие 80-85 саж. над ур. моря. Согласно исследованиям А. Нечаева и А. Лаврского, северная часть Ч. у. сложена из послетретичных отложений, а южная - из верхнего яруса пермской системы. В луговой части уезда преобладают песчаные почвы и частью подзолистые; в нагорной распространены светлые и частью темные суглинки, а ближе к Волге - подзолистые почвы. Северная, иначе луговая половина Ч. уезда почти сплошь покрыта лесами, среди которых как бы вкраплены небольшие участки пашни и других угодий с выстроенными на них деревнями. В нагорной части уезда, наоборот, лесов очень мало и лишь в средней части их несколько больше. В луговой половине господствуют хвойные породы - сосна и ель, лиственные встречаются редко; в нагорной стороне, наоборот, распространены лиственные смешанные насаждения - дуб, липа и проч.

По переписи 1897 г. 129109 жит. (63869 мжч., 65240 жнщ.); на 1 кв. вер. приходится по 34,7 чел. (плотность населения для всей Казанской губ. равна 39,2 чел. на кв. вер.). По полицейским сведениям, в 1901 г. числилось жит. в Мариинском посаде, Сундыре-тож (прист. на правом берегу Волги), 4490 и в уезде 127412, а вместе с у. гор. 137675 чел. (68541 мжч., 69134 жнщ.). Дворян 225, лиц духовн. сословия 568, почетн. граждан и купеч. сословия 144, мещан 9506, крестьян 109173, военных бессрочн. отпускн. и их семейств 18059. Православных 133614 (66453 мжч., 67161 жнщ.), раскольников 67, магометан 3898, язычников 67, прочих 29. Русских 25142 (12442 мжч., 12700 жнщ.), татар 3898 (1996 мжч., 1902 жнщ.), черемис 16736 (8300 мжч., 8426 жнщ.), чуваш 91879 (45783 мжч., 46096 жнщ.), прочих племен 30 (20 мжч., 10 жнщ.). В 1889 г. было насчитано 410 поселков (без г. Чебоксар и Мариинского пос.); в среднем на каждый поселок в луговой части уезда приходилось по 36 дворов и 191 душе об. пола, а в нагорной части - 51 дв. и 263 д. об. пода. В среднем по уезду на 1 поселок приходилось у татар 282 дворов и 1583 жителей, у чуваш 51 двор и 259 жит., у русских 39 дворов и 223 жит., у черемис 35 дв. и 184 жит. Многие селения, особенно инородческие, существуют уже несколько столетий; местами, напр., близ Абашева и Чурашева (в зап. части нагорной стороны у.), встречаются курганы и развалины старинных татарских городов. В 1889 г. числилось удобной земли 341119 дес., неудобной 44767, всей 385882 дес., в том числе в частной собственности 12394 дес., надельной крест. 186943 дес., казенной 181565 дес., г. Чебоксар и Мариинского пос. 3471 д., церковной и монастырской 1609 дес. Удобная земля распределилась по угодьям так: усадебной 2,18%, пахотной 29,36%, луговой 5,72%, лесной площади 53,81%, выгонной 1,37%. У крестьян надельная земля распределяется по угодьям так: усадебная 4,09%, пашня 70,21%, луг поемный 6,70%, луг. непоемный 4,39%, лес 1,03%, кустарник и заросли 10,86%, выгон 2,72%. У частных владельцев-усадьбы 2,87%, пашня 61,28%, луг поемный 12,89%, непоемный 1,02%, лес 5,49%, кустарник 14,57%, выгон 1,88%. Казенные земли: пашня 0,37%, луг непоемный 0,17%, лес 98,74%, кустарник 0,72%. Крестьяне владеют надельной землей на общинном начале. Как и в других местностях, где преобладает чувашское или черемисское население, большинство общин принадлежит к типу так назыв. составных, т. е. таких, где в состав одной и той же общины входит несколько селений, расположенных в разных частях одной и той же межевой дачи, причем часть земли находится в единственном владении каждого отдельного селения, а другие участки - в общем владении двух или более селений. Такой способ владения землей порождает большую запутанность и нередко подает повод к нескончаемым судебным процессам. Другая особенность - стремление крестьян к разверстке надельных земель по наличным мужским душам каждые 12 лет. Полевое хозяйство у крестьян трехпольное. В озимом клину сеют рожь; в яровом в 1901 г. 21% был занят яровой пшеницей, 32% овсом, 22% ячменем, 7% гречей, 18% прочими хлебами; среди последних довольно значительную роль играет полба, которую сеют главным образом чуваши, почти исключительно для собственного потребления (на кашу). Частновладельческое хозяйство развито сравнительно слабо (в 1901 г. было засеяно рожью только 2672 дес. и яровыми 2585 дес.). С 1 дес. собирается хлеба пудов (в среднем за 18 лет): ржи 49,5 и 39,4 (первое число обозначает валовой сбор с 1 дес. на частновладельческих землях, а вторая - на крестьянских надельных), яровой пшеницы 30,8 и 31,9, овса 38,5 и 31,2, ячменя 32 0 и 34,5, гречихи 23,8 и 24,8, гороха 32,9 и 30,8, льняного семени 19 и 25. В среднем за 6 лет (1895-1900 гг.) годовой чистый сбор продовольственных хлебов (без овса, картофеля и масличных), за вычетом семян, равнялся для всего уезда 2942 тыс. пд., что составляет по 23,6 пуд. на 1 душу сельского населения. Соответствующая цифра для всей Казанской губ. 21,2 пд. на 1 душу сельского населения. Из 19526 дес. покосов 61% относится к поемным и 39% к суходольным, лесным и болотным. Из поемных покосов 54% расположены по р. Волге (укос 100-150 пд. с дес.), 19% по Цивилю (укос 135 пд.), остальные по Бол. Анишу (укос 100 пд.), Илети (120 пд.), Бол. Кокшаге (90 пд.), М. Кокшаге (укос 80 пд.) и др. рекам. Средний укос на непоемных лугах 40-80 пд. с 1 дес. Арендные цены на землю: 1 дес. под озимое 810 руб., под яровое 5-8 руб. (за неунавоженную супесчаную землю цены спускаются до 3 руб.), луга поемного 8 р.50 к., непоемного 6 руб. (средние цены). В 1901 г. числилось в уезде лошадей 30556 и сверх того в г. Чебоксарах и Мариинском посаде 225, рогатого скота 24409 и 634, овец 101317 и 310, свиней 30610 и 228, коз 2492 и 21. При земском статистическом исследовании в 1889 г. оказалось безлошадных дворов 27%, однолошадных 44%, двухлошадных 23%, трехлошадных 5%, с 4 и более лошадями 1% (в 1858 г. по кадастру безлошадных было 6,2%, в 1882 г., по конской переписи 12,5%).

Земледелие - почти исключительное занятие большинства населения Ч. уезда. Хлеб вывозится преимущественно по Волге, частью по Моск. Казанской жел. дороги, которая проходит по юго-вост. углу южной половины уезда (ст. Тюрлема), частью гужом. Главнейшие пристани на Волге: гор. Чебоксары, Мариинский пос. и Козловка. В 1900 г. с названных пристаней отправлено тыс. пд.: пшеницы и полбы 5, муки ржаной 502, ржи 170, овса 531, ячменя 47, пшена 1, итого 1256 тыс. пд. Кроме того, отправлено на судах вниз по Волге 1055 тыс. пд. дров, лесных строит. материалов вниз 426 тыс. пд. и вверх 632 тыс. пд.; прибыло в г. Чебоксары сверху в плотах и на плотах строит, материалов 1305 т. пд. Из Мариинского пос. отправлено судов: вверх 137, с 282 тыс. пд. груза, и вниз 134, с 1303 тыс. пд., прибыло судов: снизу 123, с 76 тыс. пд., и сверху 76 суд., с 9 тыс. пд.; объявленная ценность отправленных грузов 387 тыс. руб., прибывших - 57 тыс. руб. Соответствующие цифры для гор. Чебоксар: отправлено вверх 246 судов, с 947 тыс. ид., вниз 345 судов, с 1333 тыс. пд.; прибыло снизу 222 судна, с 200 тыс. пд., и сверху 175 суд., с 1387 тыс. пд. Из Козловки отправлено вверх 172 судна, с 855 тыс. пд., вниз 52 судна, с 558 тыс. пд.; прибыло снизу 165 суд., с 9 тыс. пд., и сверху 77 суд., с 3 тыс. пд. В последние годы в Козловке грузятся на пассажирские пароходы очень много яиц, отправляемых через Рыбинск и Виндаву за границу, также в Петербург и отчасти в Казань. С единственной на р. Цивили пристани (Рунгинской) в 1900 г. отправлено 10 судов (все вниз), с грузом в 475 тыс. пд., в том числе отправлено муки ржаной 215 тыс. пд., овса 257 тыс. пд., ячменя 2 тыс. пд. По железной дороге вывезено в 1900 г. 16 тыс. пд. В 1900 г. в Ч. уезде, не считая г. Чебоксар, имелись: 1 винокуренный завод с 60 рабочими и производством свыше 200 тыс. руб., 5 вароваренных и скипидарных заводов, 4 лесопилки, 1 механич. завод с 336 рабочими и производством свыше150 тыс. р., всего 12 заводов с 642 рабочими и производством свыше 700 тыс. руб. Кроме того мелких заведений в уезде 25, в Мариинском посаде 8 и в г. Чебоксарах 9. Внеземледельческие промыслы среди крестьянского населения распространены слабо. Сравнительно развиты рубка леса, жжение угля, кулеткацкий, смолокуренный, бондарный и плотничный промыслы. Оригинальным промыслом является плетение из ивовых и черемуховых прутьев корзин для экипажей. В 1901 г. в уезде было 32 земских школы, 68 школ грам., 16 церк. приход. с пособием от земства, 3 министерск., 4 городских, 4 братства св. Гурия, 1 частная, итого 128 школ; учащих 247, учащихся 6176 (82% мальчиков и 18% девочек), окончивших курс 774. В чувашском селе Ишаки двухклассная миссионерская школа с педагогическим классом, имеющим целью готовить учителей для церковноприходских школ. При школе преподается иконопись. Медицинских земских участков 5, больниц и лечебниц 4, в них кроватей 95; земских врачей 5, фельдшеров 11, акушерок 4, аптек 1, ветеринаров 1, ветеринарных фельдшеров 2. Земская почта. Земских расходов на 1902 г. назначено было 129900 руб., в том числе на содержание земского управления 12300 р., на народное образование 27300 руб., на медицинскую часть 55200 руб. Сборы с недвижимых имуществ 112800 руб. 7,8% сборов с недвижимых имуществ падает на владения частных лиц. 45,0% на сельские общества, 8,1% на владения гор, Чебоксар и Мариинского посада, 39,1% на земли казны. С десятины лесной площади взимается на уездные и губернские потребности по 29,4 коп., с прочих земель-по 36,4 коп. Ср. "Материалы для сравнительной оценки земельных угодий в уездах Казанской губ." (вып. 8, "Уезд Чебоксарский", Казань, 1890); "Обзор Казанской губ. за 1901 г." (Казань, 1902); "Своды важнейших постановлений губернских и уездн. земск, собр. Казанской губ.", сессий 1901, 1900 и 1887 гг.; "Сравнительная оценка земельн. угодий в уездах Казанской туб." (Казань, 1893); "Общий свод данных хозяйственно-статистических исследований Казанской губ.; часть экономическая" (Казань, 1896); "Статистический сборник министерства путей сообщ." (вып. 66 и 67, СПб., 1902); "Казанская губ. в сельскохозяйственном отношении за 1900 г."; "Свод статистических сведений по сел.-хозяйс. России к концу XIX стол." (вып. 1, 1902, изд. мин-ва землед.).

П. Н.

Чебышев Пафнутий Львович

- знаменитый русской математик, родился 14 мая 1821 г. в сельце Окатове, Калужской губ.; скончался 36 ноября 1894 г. в С. Петербурге. Питомец московского университета, в котором он кончил курс в 1841 г., Ч. всю свою профессорскую деятельность с 1847 г. по 1882 г. посвятил с. петербургскому университету. Ученая деятельность Ч., начавшаяся в 1843 г. появлением в свет небольшой заметки "Note sur une classe d\'integrales definies multiples" ("Journ. de Liouville", т. VIII), не прекращалась до конца его жизни. Последний его мемуар "О суммах, зависящих от положительных значений какой-либо функции", вышел в свет уже после его кончины (1895, "Mem. de l\'Ac. des sc. de St. Peters."). Заслуги Ч. оценены были ученым миром достойным образом. Он был членом Императорской академии наук с 1853 г., Associe etranger парижской академии наук с 1860 г. (эту честь Ч. разделял лишь еще с одним русским ученым, знаменитым Бэром, избранным в 1876 г. и в том же году скончавшимся), членом-корреспондентом множества ученых обществ Зап. Европы и почетным членом всех русских университетов. Характеристика его ученых заслуг очень хорошо выражена в записке академиков А. А. Маркова и И. Я. Сонина, читанной в первом после смерти Ч. заседании академии. В этой записке, между прочим, сказано: "Труды Ч. носит отпечаток гениальности. Он изобрел новые методы для решения многих трудных вопросов, которые были поставлены давно и оставались нерешенными. Вместе с тем он поставил ряд новых вопросов, над разработкой которых трудился до конца своих дней".

Академия постановила исходатайствовать средства на издание полного собрания сочинений Ч. и оказать возможное содействие этому предприятию. Существенное материальное содействие исполнению этого предприятия оказал брат покойного, профессор В. Л. Чебышев, а редакцию трудов Ч. взяли на себя авторы упомянутой записки. В настоящее время уже вышел в свет первый том сочинений Ч. на русском и французском языках. Полный список трудов Ч. можно найти в "Известиях Акад. Наук" за 1895 г. (т. II, ј 3). Укажем здесь лишь самые замечательные из трудов Ч. Сюда относятся прежде всего работы Ч. по теории чисел. Начало их положено в прибавлениях к докторской диссертации Ч.: "Теория сравнений", напечатанной в 1849 г. В 1850 г. появился знаменитый "Memoire sur les nombres premiers", где даны два предела, в которых заключается число простых чисел, лежащих между двумя данными числами. Результаты Ч. и до сих пор составляют самое существенное из того, что известно по данному вопросу. В 1867 г. во II томе "Моск. Мат. Сб." появился другой весьма замечательный мемуар Ч.: "О средних величинах", в котором дана теорема, лежащая в основе различных вопросов теории вероятностей и заключающая в себе знаменитую теорему Якова Бернулли как частный случай. Этих двух работ было бы достаточно, чтобы увековечить имя Ч. По интегральному исчислению особенно замечателен мемуар 1860 г.: "Sur l\'integration de la differentielle", в котором дается способ узнать при помощи конечного числа действий, в случае рациональных коэффициентов подкоренного полинома, возможно ли определить число А так, чтобы данное выражение интегрировалось в логарифмах и, в случае возможности, найти интеграл. Наиболее оригинальными, как по сущности вопроса, так и по методу решения, являются работы Ч. "о функциях, наименее уклоняющихся от нуля". Важнейший из мемуаров, сюда относящихся, есть мемуар 1857 г. под заглавием: "Sur les questions de minima qui se rattachent a la representation approximative des fonctions" (в "Мем. Акад. Наук"). Эту работу особенно ценят ученые Германии и Франции; так, напр., профес. Клейн в своих лекциях, читанных в геттингенском университете в 1901 г., называет этот мемуар "удивительным" (wunderbar). Содержание его вошло в классическое сочинение L Bertrand, "Traite du Calcul diff. et integral". В связи с этими же вопросами находится и работа Ч. "О черчении географических карт".

Далее, замечательны работы Ч. об интерполировании, в которых он дает новые формулы, важные как в теоретическом, так и практическом отношениях. Одним из любимых приемов Ч., которым он особенно часто пользовался, было приложение свойств алгебраических непрерывных дробей к различным вопросам анализа. К работам последнего периода деятельности Ч. относятся исследования "О предельных значениях интегралов ("Sur les valeurs limites des integrales", 1873). Совершенно новые вопросы, поставленные здесь Ч., разрабатывались затем учениками его, Последний мемуар Ч. 1895 г. относится к той же области. В связи с вопросами "о функциях, наименее уклоняющихся от нуля", находятся и работы Ч. по практической механике, которой он занимался много и с большой любовью. В этой области Ч. принадлежат различные остроумные приборы, из которых один (Machine arithmetique а mouvement continu) хранится в Париже, в Conservatoire des arts etmetiers. Заслуги Ч., как профессора, навсегда останутся в памяти тех, кому выпала завидная доля учиться у него. Он продолжал учить своих учеников и по окончании ими университетского курса, направляя их первые шаги на научном поприще, путем бесед и драгоценных указаний на плодотворные вопросы. Ч. создал школу русских математиков, из которых многие пользуются в настоящее время большой известностью. Общественная деятельность Ч. Исчерпывалась его профессурой и участием в делах академии наук. Из некрологических очерков можно указать прекрасно составленный очерк академика А. М. Ляпунова в VI т. 2-й серии "Изв. Харьк. Матем. Общ." К. Поссе.

Чек

- письменное распоряжение, посредством которого одно лицо (чекодатель) дает поручение другому (плательщику) уплатить за него предъявителю Ч. или лицу, в нем указанному, определенную сумму денег. Форма Ч. обыкновенно таковая или подобная: "СПб. 7 мая 1903 г...... банку. Прошу уплатить предъявителю 500 руб., списав сумму с моего счета. Подпись". По своему юридическому характеру Ч. близок к переводному векселю и переводу, но он имеет некоторые существенные от них отличия. Вексель служит прежде всего интересам кредита и обращения, Ч. же лишь к облегчению платежей и потому выдается на короткий срок. Перевод (ассигнация) представляет собой единичное обязательство, состоящее в двойном поручении от лица, выдающего перевод: с одной стороны и плательщику, а с другой к получателю перевода. Его цель - облегчить уплату денег из одного места в другое путем устранения пересылки денег. Обязанности же со стороны плательщика по отношению к чекодателю по оплате Ч. имеют обыкновенно длящийся характер и вытекают из специальных отношений между этими лицами, состоящих в том, что чекодатель вносит в кассу плательщика или получает от последнего в кредит те или другие суммы денег, составляющие его текущий счет, взамен чего плательщик обязывается покрывать из этого счета платежи чекодателя, обозначенные в Ч. и написанные на бланке, выданном плательщиком. По самому свойству этих отношений они могут устанавливаться только или по преимуществу между лицами, занимающимися хранением и помещением чужих денег, т. е. банкирами и банками с одной стороны, и частными лицами с другой, отношения по векселям и переводам могут быть установлены между частными лицами, не имеющими никакой связи с банками. Обычай заменять платежи деньгами выдачей Ч. на имя лиц и учреждений, хранящих или распоряжающихся деньгами чекодателя, очень раннего происхождения, но в средние века ими пользовались только короли, государственные и городские учреждения. С XV в. в Италии, несколько позднее в Нидерландах, а затем в особенности в Англии Ч. получает все большее и большее развитие. распространяясь по всей Европе и Америке. В настоящее время в культурных государствах, при широко распространенном обычае держать деньги на текущем счету в банках и у банкиров, платежи Ч. получили всеобщее распространение и в значительной мере вытеснили денежные. Система взаимного зачета Ч., выданных на разные банки и учреждения, возникшие для этого зачета еще более содействовали замене денежного обращения чековым. Экономические выгоды Ч. состоят во всех тех удобствах, которые доставляются частным лицам безденежным платежом. Сберегая время, труд и расходы, связанные с домашним хранением денег, Ч. также обеспечивает от краж, потерь и прочетов. Будучи связан с взаимным зачетом, чековой оборот избавляет от необходимости и сами банки держать в кассах большие и непроизводительные запасы наличных денег. При чековой системе все излишнее количество денег уходит в торговлю и промышленность, оживляя эти отрасли и вызывая к жизни новые предприятия, вместе с чем исчезает потребность в излишнем выпуске бумажных денег и след. опасность денежного кризиса. Злоупотребления, связываемые с чековым обращением, представляются тем не менее очень значительными. Поскольку оплата чеков обеспечивается не денежной наличностью чекодателя, а кредитом его в банке, или поскольку банк обращает эту наличность на кредит другим лицам, благодаря чему в кассе банка вместо денег имеются лишь долговые претензии, - опасности денежного кризиса представляются очень большими, хотя и не столь значительными как при выпуске бумажных денег со стороны государства, ничем не обеспеченных. Сравнительно легко совершаемая подделка Ч. наносит большие убытки банкам или чекодателям, смотря по тому, на чей счет ставит закон и обычай потери, связываемые с уплатой по подложным чекам.

Юридические отношения, вытекающие из Ч. между чекодателем, плательщиком и владельцем Ч., определяются разно в разных законодательствах, но существо их однородно. В некоторых государствах они определяются обычаями, установившимися в сношениях с банками, и не затронуты законом (в частности в Австрии, Германии). В России не только нет закона о Ч., но о них не упоминается даже в уставах банков. Тем не менее как государственный банк, так и частные занимаются широко чековой операцией, создавшей свое обычное чековое право, сведенное составителями проекта обязательственного права, имеющего войти в новое русское гражданское уложение, в последовательный ряд постановлений. Но этим постановлениям чековые отношения могут возникнуть только с банкиром и только при наличности у последнего текущего счета чекодателя (последние ограничения отсутствуют в некоторых континентальных законодательствах). Ч. должен быть написан на бланке плательщика и содержат в себе: число, месяц и год выдачи; место выдачи; обозначение суммы; фамилию и фирму плательщика и подпись чекодателя. Ч. оплачиваются по предъявлении, без отсрочки, за исключением Ч. свыше известной суммы, каковые, по соглашению при открытии текущего счета, могут быть оплачиваемы на следующий день. Ч. может быть как именной, так и на предъявителя; первый передается по бланковой надписи. Так как юридическая связь из текущего счета возникает лишь между чекодателем и банкиром, а не последним и чекодержателем, то и право требовать уплаты от банка, в случае отказа в ней им, принадлежит чекодателю, отвечающему перед чекодержателем лишь уплатой убытков за несвоевременное получение должной ему суммы. При неуплате Ч. банком чекодержателю принадлежит, потому, право обратного требования к чекодателю, а не иск к банку. Со своей стороны просрочка или неполучение по иной вине чекодержателя из банка следуемой ему суммы дает право чекодателю вычесть при уплате суммы, обозначенной в Ч., убытки, связанные для него с несвоевременным получением денег из банка. До уплаты банком по Ч. чекодатель может отменить свое распоряжение об уплате, но обязательство для банка уплатить но Ч. наступает с момента выдачи Ч., посему смерть чекодателя и объявление его неправоспособным не дают права банку отказать в уплате по Ч., выданному до этих событий. Согласно цели Ч. служит платежным средством, а не орудием кредита, он признается действительным лишь в течение пяти дней или 10, если уплата не на месте выдачи. В западных законодательствах и обычае существуют более продолжительные сроки, означаемые на самих чеках. Проект молчит относительно распределения ответственности между банком и чекодателем при получении по подложным Ч. Сенат относит ущерб на счет чекодателя (реш. 1892 г., ј 114), но, как кажется, совершенно несправедливо. Собственником выданных денег является банк, и убытки, причиненные случаем, подлежат возмещению на его счет с правом обратного требования с чекодержателя, если они произошли отчасти по его вине (возражение проф. Шершеневича).

Литература западная см. "Handbuch der Staatswissenschaften" Конрада, Лексиса и др. под словом Check. Русская: Бернштейн, "К вопросу о чеках" ("Журн. Юр. Общ.", 1895, XI); Катков, "О чеках" (там же, 1896, ј 1); Студентский, "О чеках" ("Журн. Мин. Юст." 1898, јј 8 и 9); Обязательственное право с объявлениями", т. III (изд. ред. комиссии по составлению гражд. улож.). Шершеневич, "Учебник торгового права" (К., 1903).

В. Н.

Челлини Бенвенуто

(Cellini) - знаменитый итальянский золотых дел мастер, медальер и скульптор, сын архитектора Джованни Ч., род. во Флоренции, 3 ноября 1500 г., вначале учился музыке, но выказывал больше охоты к пластическим искусствам и, 15-ти лет от роду, поступил, против отцовской воли, в ученики к золотых дел мастеру Антонию ди-Сандро, прозванному Марконе. Своенравный и буйный характер юноши не давал ему уживаться на одном месте и он переходил от одного мастера к другому, ведя скитальческую жизнь между Флоренцией и Римом, пока, в 1523 г., не остался надолго в вечном городе, где папа Климент VII (Медичи), в виду его художественных знаний и по части музыки, и по части ювелирного мастерства, принял его к себе на службу. Кроме разных мелких поделок для папы, Ч. занимался резьбой штемпелей для медалей (которые в то время были в моде носит на мужских шляпах), отливкой и чеканкой предметов украшения, выбивными металлическими работами, изготовлением эмалей, и вскоре приобрел большую известность в кругу римских богачей и знати. Эту деятельность художника прервали осада и опустошение Рима войском имп. Карла V под начальством конетабля Бурбонского. Участвуя в защите города от неприятеля, Ч., по его словам (которым, зная его склонность к хвастовству, нельзя придавать большой веры), убил конетабля выстрелом из ружья и принца Оранского из пушки. По заключении барселонского мира, Ч. жил и трудился то во Флоренции, то в Риме. Будучи во втором из этих городов неосновательно заподозрен в убийстве, он бежал в Неаполь, но вскоре Климент VII призвал его снова к своему двору. Преемник этого папы, Павел III, вверил Ч. управление римским монетным двором, но убийство одного миланского золотых дел мастера, совершенное им в запальчивости, принудило Бенвенуто к новому бегству, на этот раз во Флоренцию. Здесь поступил он, в качестве медальера, на службу к герцогу Александру и изготовил ряд превосходных монет и медалей, а затем отправился во Францию, ко двору Франциска I, но вскоре, заболев и затосковавшись по родине, возвратился в Рим; папа даровал ему прощение еще до его поездки во Францию. Обвиненный в утайке части серебра, золота и драгоценных каменьев, отпущенных для заказанных ему работ из папской казны, он был приговорен к пожизненному тюремному заключению и посажен в замок Св. Ангела, но через два года, благодаря заступничеству кардинала Ипполита д\'Эсте, выпущен на свободу. Вероятно, по поручению этого сановника была вылеплена им модель известной солонки, впоследствии исполненной из золота для французск. кор. Франциска I и составляющей теперь одну из главных драгоценностей имп. сокровищницы в Вене. В 1540 г. Ч. отправился вторично во Францию, где пробыл на королевской службе пять лет. Из работ, исполненных им в это время, можно указать с достоверностью только на так назыв. "Фонтонеблоскую Нимфу" колоссальный бронзовый рельеф, изображающий нагую лежащую молодую женщину, окруженную животными (наход. в Луврск. муз., в Париже). Не смотря на благоволение Франциска I и на получение от него в подарок замка Ле-Пти-Несль, Ч., тревожимый интригами своих соперников, покинул Францию, в которую и потом не захотел возвратиться, как ни просил его о том король. Он поселился во Флоренции, где герцог Козимо I принял его с распростертыми объятиями. Для него Ч. вылепил и отлил из бронзы статую Персея с головой Медузы в руке, одно из лучших своих произведений, красующееся теперь во Флоренции, в Loggia dei lanzi. К этой же поре деятельности знаменитого художника относятся его опыты ваяния из мрамора - группа "Аполлон и Гиацинт" и статуя "Нарцис" (обе во флорент. галл. Уффици).

Во время войны со сенцами, Ч. заведывал поправкой и усилением укреплений Флоренции. Последние восемь лет его жизни протекли более мирно, чем все предшествовавшие ее годы. В 1558 г. он пошел в монахи, но вскоре скинул с себя рясу для того, чтобы жениться, не взирая на то, что ему было уже около 60 лет. Он ум. во Флоренции, 13 февраля 1571 г., оставив после себя двух дочерей и сына. Из исполненных им золотых и серебряных изделий дошли до нас только немногие: драгоценность их материала, небрежность и невежество владевших ими, были причиной того, что большинство их давно уничтожено для изготовления других вещей, и хотя еще нередко встречаются изделия подобного рода, считающиеся вышедшими из рук Ч., однако, принадлежность их ему почти всегда не только сомнительна, но и совершенно невероятна. Из крупных скульптурных работ Ч., сверх вышеупомянутых, особенно замечательны бронзовый, превосходящий своей величиной натуру бюст Козимо I, в палаццо-Барджелло, во Флоренции, и мраморное, размером в натуру, Распятие, в Эскорьяле, близ Мадрида.

Как золотых дел мастер, Ч. вполне достоин славы первоклассного художника, приобретенной им еще при жизни: в отношении вкуса орнаментики и изящества работы у него нет соперника среди всех артистов эпохи Возрождения. Напротив того, как скульптор крупных произведений, он занимает в истории итальянского искусства лишь второстепенное место: его статуя "Персей", при всей своей красоте, страдает неверностью пропорций и погрешностями в мускулатуре; эффектность ее - чисто внешняя, не возбуждающая глубокого чувства в зрителе. Композиция медалей и штемпелей, изготовленных Ч., носит на себе отпечаток манерности, свойственной почти всем последователям Микеланджело, влияние которого более или менее ясно отражается и в прочих произведениях Бенвенуто. Ч. написал свою автобиографию, доведенную до 1562 г. Это сочинение, впервые появившееся в печати на итальянском языке в 1728 г. и после того изданное много раз, переведено на все европ. языки (русск. перевод СПб., 1848 и позже). Ярко обрисовывая личность автора и подробно повествуя об его художественной деятельности, оно дает вместе с тем живую картину окружавшей его среды, близко знакомит с современными ему людьми и нравами, вследствие чего имеет важное значение не только для истории искусства, но и для истории культуры вообще, кроме автобиографии, из-под пера Ч. вышли два трактата, о золотых дел мастерстве и о скульптуре; они, вместе с другими его сочинениями в прозе и стихах, изданы Фр. Тасси (Флоренция, 1839, 3 т.). -Ср. Е. Plon, Benvenuto Cellini, orfevre, medailleur et sculpteur" (Пaриж 1882; дополн. 1884); J. Arneth, "Studien иbег Benvenuto Cellini" (Вена, 1859); A von Reumont, "Cellinis letzte Lebensjahre" (в. "Historisch. Tachenbuch" Раумера на 1847) и его же, "Beitrage zur italienischen Geschichte" (т. 3, Берлин, 1854).

А. С-в.

Челябинск

- уездн. город Оренбургской губ., на обоих берегах р. Mиaca, начальный пункт Сибирской жел. дороги и линии в Екатеринбург. Жителей (1897 г.) 19891 (10222 мжн" 9669 жнщ.); в 1902 г. число жителей превысило 25 тыс. Домов до 1500; церквей 6; женский м-рь, часовня, старообрядческая молельня, мечеть, евр. молитв. дом. Мужское духов, училище, жен, прогимназия, училища муж. 4-х классное, приходское и 3 городских. Приют для бедных сирот. Больниц 3. Библиотека и бесплатн. город, читальня. Общественное собрание. Народный театр. Отделения банков государ, и двух частных коммерческих; городской банк. общ. Взаимного кред., городской ломбард. Конторы комиссионные, транспортные и др. Видное место занимает Ч. по торговле хлебом. и преимущественно пшеницей. На ярмарках в мае и октябре производится торговля лошадьми, скотом и продуктами скотоводства на несколько сот тыс. руб. Базары в городе ежедневные, кроме воскресных и праздничных дней. Значительное количество зерна перерабатывается на мукомольных мельницах и крупчатках, расположенных близ города. Паровая мукомольня, крупчатка, вырабатывающая до2400 пд. в сутки, винокуренный завод - до 500 тыс. вед. спирта, скотобойни - до 80 тыс. гол. в год, кожевенные зав. - до 50 тыс кож, салотопенные зав. - до 100 тыс. пд. сала. Городские доходы в 1900 г.=94529 руб. (61% с недвижимостей), расходы - 87638 руб. На городское общ. управление расходуется около 8%, на учебную часть - свыше 10%, на медицину - до 2%. Таможня 1-го класса. С проведением Сибирского железнодорожного пути Ч. занял видное место среди пунктов транзитного грузового движения, главным образом по хлебным отправкам: местными торговцами скупаются здесь ежегодно значительные партии пшеницы; кроме того производятся закупки представителями фирм из Ревеля, Либавы и Ростова на Дону. В 1900 г. с Челябинской станции отправлено было грузов (большей частью транзитных) свыше 42 милл. пд., в том числе хлебных около 25 милл. пд. (главным образом пшеницы). Близ ст. Ч. устроен врачебно-питательный переселенческий пункт, к которому проведена особая железнодорожная ветка для передачи переселенческих поездов непосредственно к баракам пункта и для приема оттуда партий, следующих в Сибирь; больничные бараки на 100 кроватей; из столовой отпускается зимой 1200 порций, а летом 2500 порций ежедневно. Со времени открытия движения по Сибирской жел. дор., т. е. с 1893 г., прошло через Челябинский пункт и здесь зарегистрировано до 1 милл. переселенцев. Близ ст. жел. дор. образовался поселок Никольский, в котором насчитывается до 5 тыс. жителей.

История. Ч. - древнейшее исторически известное поселение Оренбургской губ., возникшее из татарской деревни Селябы (или Челябы). В 1736 г. было поставлено в зависимость от Уфимской провинции Оренбургской губернии. Через 10 лет Ч. был окружен валом и деревянным "заплотом с башнями" и назван крепостью, в которую поселили казаков. В 1774 г. Ч. составлял центр провинциального управления, под именем Исетского; в том же году выдержал упорную осаду пугачевцев, благодаря удачным действиям воеводы А. П. Веревкина. В 1781 г. Ч. сначала был отчислен к Пермскому наместничеству Екатеринбургской провинции, а потом к Уфимскому. С 1804 г. Ч. - уездный город Оренбургской губ. См. ст. А. Орлова в "Памятной книжке Оренбургской губ. на 1865 г.".

Челябинский уезд занимает самую низменную сев.-восточную часть Оренбургской губ., гранича с В pp. Тоболом и Уем, с СЗ р. Миасом. Если взять направление с З на В, по линии Сибирской жел. дор., то местность, занимаемая Ч. у. представляется несколько холмистой, усеяна сопками порфира и гранита (отдаленные отроги Ильменских гор), но далее к В становится ровной, плоской испещренной множеством озер и покрытой небольшими березовыми перелесками. В этой части высшей точкой является ст-ца Звериноголовская - 47 фт. н. ур. м. Грунт земли преимущественно глинистый и песчано-глинистый, в холмистой зап. части у. - каменистый, в долинах же рек - черноземный; в общем, почва Ч. у. принадлежит к довольно плодородным и дает населению иногда богатые урожаи. Уезд орошается водной системой р. Тобола, главным образом притоком р. Исети, р. Миасом, прорезывающей у. во всю длину в сев. части, рр. Куртамышом и Чумляком, но эти две реки незначительны. Самое же главное орошение Ч. у. состоит из цепи озер, которыми он испещрен; из 1500 всех озер Пермской губ. приходится на Ч. у. 1150; озера но отличаются своей величиной очень немногие имеют длины более 10 вер.; по характеру, они подразделяются на пресные, соленые и горькие, причем разбросаны без всякого порядка: рядом с пресными озерами лежат соленые или горькие; соленых озер насчитывается в уезде 12, горьких 57, остальные пресные, что дает возможность селиться по их берегам. Из соленых озер необходимо отметить по добыче соли озера: Кулот, Чараткуль, Копыловское, Таузаткуль, Гуртул-Куль. В некоторых частях у., преимущественно в вост., встречаются небольшие болота, поросшие мелким березняком. Ч. у. принадлежит к безлесным - только изредка встречаются березовые рощи, да в сев.-вост. углу, на границе с Пермской и Тобольской губ. попадается строевой сосновый лес; такой же лес встречается по берегу р. Куртамыш. Климат континентальный, выражающийся резкими крайностями температуры: воздух колеблется между +26,6º и - 38,8º; в общем, климат здоровый, но местами, в низинах, он переходит в болотистый с частыми туманами и лихорадками. В отношении растительности общая характеристика Ч. у. может быть выражена таким образом: долины и степи богаты луговыми пастбищами, являющимися прекрасными выкормными и сенокосными угодьями, среди которых врезаются небольшие куртины березовых рощ, среди уцелевших еще ковыльных целин встречаются сосновые боры. Ч. у. богат лугами, преимущественно низменными, которые дают хорошие укосы и отличные отавы; но есть суходольные покосы. Из луговых трав встречаются: лисохвост, оржанец, овсянник, мятлик, пырей; из многолиственных: колокольчики, тминник, одуванчик, щавель и др. В последнее время луговодство стало давать населению значительный доход, благодаря сдаче пастбищ под выкорм промышленных гуртов, а также отправки сена в прессованном виде на крупные рынки потребления. Площадь, занимаемая Ч. уездом, определяется в 34364,6 кв. вер. или 3579 тыс. дес.; из них ок. 1000 кв. вер. (10 тыс. дес.) занято озерами, ок. 100 тыс. дес. лесом; по пространству Ч. у. занимает. в Оренбургской губ. третье место (больше его уу. Верхне-уральский и Орский). Жит. по переписи 1897 г. (искл. гор. Ч.), 397146 (194078 мжч., 203068 жнщ.). 641 населенный пункт: 7 станиц, 109 поселков, 53 села, 427 деревень, 14 выселков, 20 хуторов, 2 слободы, 1 завод, 8 кардонов; более значительны станицы Уст-Уйская (9500 жнщ.) и Звериноголовская (7500 жит.). Казаков в Ч. у. насчитывалось в 1882 г. 52833 душ. в настоящее же время их более 60 тыс.; они расселены в 7 станицах и 111 поселениях. Магометанское население (10%) состоит главным образом из башкир; есть еще незначительное число нагайбаков-татар. Главное занятие населения - хлебопашество. Система хозяйства у крестьян трехпольная, у казаков переложная, но и они начинают переходить на трехполье. Высеваются озим. рожь, ярица, пшеница (белотурка и кубанка), овес, ячмень, просо, всего до 800 тыс. четв. разного хлеба, которые при среднем урожае дают ок. 3 милл. четв. сбора (приблизительно 7-8 четв. на душу), что дает возможность экспортировать хлеб, особенно пшеницу, за проделы уезда. В 1900 г. лошадей было 208478, кр. рог. ск. 253918 гол., овец 371749, коз 16678. Скотоводство носит промышленный характер, особенно среди населения станицы Звериноголовской и с. Куртамыш, куда прикочевывают киргизы со своими стадами. Рыболовство служит большим подспорьем в хозяйстве Ч. у. благодаря обилию озер. Последние, принадлежащие министерству земледелия, оренб. казачьему войску, башкирам и крестьянским обществам, сдаются обыкновенно в аренду на более или менее продолжительные сроки рыбопромышленникам соседних губерний, Пермской и Вятской; значительные рыбные ловли раздробляются арендаторами на мелкие участки и раздаются в наем разным лицам. В пользовании местных жителей остаются самые незначительные ловли, и редкие из них эксплуатируются владельцами с промышленной целью. Башкиры сами рыбой не пользуются, а сбывают весь свой улов на ближайших базарах. Много заводов, обрабатывающих сырье, главным образом кожи и сало; всего заводов ок. 250, с производством на сумму 700 тыс. р. До 80 ярмарок, ежегодный оборот которых - 6500000 р. по привозу и свыше 2 милл. р. по продаже товаров; сверх того на ярмарки пригоняется до 10-15 тыс. лошадей и до 50 тыс. кр. рогатого скота. Народное образование поставлено плохо: магометанское население относится к делу просвещения индифферентно; грамотные составляют 30% главный их процент дает казачье население, а самые незначительные - башкиры. Медицинская часть далеко недостаточна. Ветеринарное дело поставлено сравнительно недурно, но население еще не привыкло обращаться к помощи научной ветеринарии, а по прежнему предпочитает пользоваться услугами коновалов, которых в Ч. у. поставляет преимущественно соседняя Тобольская губ.

Я. П.

Чемерица

(Veratum Tourn.) - родовое название растений из сем. лилейных (Liliaсеаe). Известно до 9 видов, дикорастущих в лесной области восточного и западного полушария. У нас, в России, встречаются два вида (V. album и V. nigrum). Это многолетние травы, развивающие короткое подземное корневище и высокие надземные стебли, окруженные при основании влагалищами прошлогодних листьев; стеблевые листья многочисленные, складчатые, эллиптические, стеблеобъемлющие; стебель заканчивается метельчатым соцветием; цветки зеленоватые (у V. album), или темно-красные (у V. nigrum): околоцветник шестилистный, остающийся, тычинок 6, пестик с верхней трехгнездной завязью и тремя столбиками (эта особенность заставляет некоторых ботаников относить Ч. к особому сем. Colchicaceae); плод коробочка, семена сплюснутый, крылатые. Растение ядовитое, содержит вератрин - алкалоид. Корневище V. album употребляется в медицине, "Rhizoma Veratri", для добывания Tinctura Veratri. В народной медицине Ч. употребляется для присыпки ран у скота от чемера и пр. Иногда под Ч. известно другое растение, Helleborus.

С. Р.

Червонец

- русская золотая монета, 3-х руб. достоинства, тоже что итальянский дукат или цехин, впервые стала чеканиться у вас при Петре Вел. в 1701 г. Ч. чеканились 93 пробы, позже 941/10 и 942/3, пробы. В XIX в. до 1841 г. Ч. чеканились в СПб. и Варшаве из золота 88 пробы (в 1 Ч. весившем 884/11 долей было чистого золота 81 доля). По монетному уставу 1857 г. Ч. чеканились 94 пробы (в 1 лигатурном фунте считалось 1171/2 ч.). На лицевой стороне варшавского чекана значилось также надпись "20 злотых". Ныне принимается государственным банком по стоимости содержащегося в монете чистого золота.

Череда

(Bidens L.) - родовое название растений из семейства сложноцветных; 60-90 видов, из них в России встречаются лишь три вида (по болотам, берегам, канавам). Это - однолетние травы, с прямым, ветвистым стеблем (до 80 стм. высотой), с супротивными, цельными или раздельными листьями, головок несколько; они средней величины, обвертка полушаровидная или колокольчатая, наружные листки ее травянистые, внутренне почти пленчатые, цветоложе пленчатое, краевые цветки бесполые, язычковые, желтые, иногда их нет; внутренние цветки трубчаты; семянки сплюснутые или трехгранные, с 2-4 рожками. В народной медицине Ч. употребляется от золотухи.

С. Р.

Черемуха

(Primus Padus L.) - древесное растение из сем. розовых (Rosacеae), дико растущее по кустарникам, в лесах, по всей России до Белого моря, в Западной Европе, в Азии. Ветвистый стебель достигает до 10 м. высоты; листья попеременные, продолговато-эллиптические, заостренные, остропильчатые; прилистники падучие; вверху черешка у основания пластинки две железки. Белые (реже розоватые), душистые цветки собраны в длинный поникающие кисти. Чашечелистиков и лепестков по 5, тычинок много, пестик один. Плод - черная костянка. В народной медицине Ч. употребляется от многих болезней.

С. Р.

Черепахи

(Chelonia) - представляют рептилий со своеобразной, сплющенной в дорзовентральном направлении формой тела, с овальным заднепроходным отверстием, с челюстями без зубов, но часто с роговым клювом, с 4-мя различно устроенными конечностями, с когтями или без оных и с окостенениями в коже. Анатомические особенности Ч. следующие: череп снабжен носовой перегородкой, os quadratum включено в череп и quadrato-jugale окостеневают, оs transversum отсутствует, a nasalia неразвиты; твердое небо развито и choanae лежат впереди небных костей; скуловых дуг нет, но схождением костей на боках черепа у многих образуются громадные боковые полости. Позвонки - procoeli, а ребра с простой головкой и причленяются между позвонками; clavicula, sternum и episternum отсутствуют. Глаза с 3-мя веками; есть cavum tympani; сердце с одним желудочком, есть мочевой пузырь, и penis одиночный. В коже Ч. отлагаются сверху роговые щитки, иногда отсутствующие (Atecae u Trionychidae), и под ними окостенения или в виде отдельных мозаично-расположенных пластинок (Atecae) или в виде спинного и брюшного, составленного из многих костей панциря (Thecophora). Роговые щитки расположены правильным образом, но их расположение вовсе не стоит в соответствии с таковым костных отложений. Костяной спинной щит (carapax) образован несколькими спинными пластинками (neuralia), впереди которых лежит одно nuchale, а сзади одно или более pygalia. В то время как спинные пластинки срослись с нижележащими позвонками, nuchale и pygalia остаются свободными. К каждой спинной пластинке примыкают с боков по одной с каждой стороны costalia, образованных ребрами. По краям щит образован 11-12 парами marginalia. Брюшной щит (plastron), напоминающий таковой лабиринтодонтов, состоит из нескольких пар окостенений и одного переднего непарного. Этому непарному окостенению придается некоторыми значение episterni, а передней паре - значение ключиц. Что касается до спинного панциря, то nenralia и costalia развиваются в связи с надкостницей остистых отростков и ребер. У ископаемой Protosphargis neuralia отсутствуют, a costalia представлены расширенными ребрами, а у морских Ч. концы ребер свободны и упираются в marginalia, но у большинства ребра всецело обратились в широкие пластинки - costalia. Таким образом, у Thecophora к кожному скелету Athecae присоединяются элементы, развившиеся на счет внутреннего скелета и все эти части вместе образуют панцирь. При сильном развитии рогового слоя кожные железы отсутствуют у Ч. Конечности представляют или явственные пальцы (4 или 5) с когтями, но соединенные перепонкой; такие конечности могут быть названы плавательными; или же и пальцы могут срастаться, образуя ходильную, снабженную 4 или 5 когтями, ногу. Кистевидные, свойственные Trionychidae, конечности представляют изменение плавательной конечности: перепонка чрезвычайно развита, но пальцы подвижны, а когтей только 3. Наконец, у морских черепах пальцы срастаются, образуя плавень, с рудиментарными когтями или без когтей.

Ч. - флегматичные, медленно растущие животные, обитают на суше, в пресной воде и в морях; частью хищники, частью травоядные. В северных странах впадают в зимнюю спячку, а в теплых - в подобное же состояние во время засухи. Откладывают яйца всегда на суше, в особые гнёзда в земле. Яйца, многочисленные только у морских Ч., содержат небольшое количество белка. Распространены во всех областях жаркого и умеренного пояса. Ч. делятся на две большие группы. Athecae s. Dermatochelidaе или безщитковые Ч. имеют кожный скелет из отдельных, несросшихся с элементами внутреннего скелета окостенениями; также характеризуются отсутствием роговых щитков и отсутствием когтей на плавникообразных конечностях. Весь подотряд представлен р. Sphargis s. Dermatochelys. Один вид этого рода Sphargis coriacea или кожистая Ч., у которой спинной щит подразделен на поля семью продольными килями, а брюшной - пятью килями, заходит из Атлантического океана в Средиземное море, а вообще она встречается во всех морях жаркого пояса и является самой крупной из ныне живущих форм и самой древней. Второй подотряд Thecophora - щитковые или настоящие Ч. характеризуются развитием настоящего брюшного и спинного щитов, и по большей части и роговых щитков. Сюда относятся все прочие Ч., которые могут быть подразделены на следующие три группы: 1) Cryptodyra скрытноголовые Ч., которые втягивают шею, складывая ее в виде буквы S в вертикальной плоскости, и у которых таз не срастается со щитами. 2) Pleurodyra - втягивают шею, складывая ее в горизонтальной плоскости и голова при этом прикасается к плечу; таз срастается с брюшным и спинным щитом. 3) Trionychidae - мягкие Ч. Шея втягивается, как у первой группы, но они не имеют роговых щитков и с конечностями кистевидными: трехкоготными, снабженными плавательными перепонками. К Cryptodyra относятся: сем. Chelonidae - или морские Ч. К этому семейству относятся исключительно морские формы, отличающиеся формой спинного щита, а именно, этот щит является не овальным, как у всех остальных Thecophora, а сердцевидным, причем сзади приострен. Голова и конечности не могут втягиваться в панцирь. Конечности превращены в плавни, причем пальцы их связаны неподвижно общими покровами и несут не более двух рудиментарных когтей. Сюда относятся два рода, различаемые по числу костальных щитков спинного щита, а именно: Thalassochelys. один вид которого Thalassochelys corticata - также заходит из Атлантического океана в Средиземное морс. имеет 15 щитков, ибо с каждой стороны срединного ряда, состоящего из 5 щитков, имеется по 5 костальных щитков, а р. Chelonia (s. Chelone) имеет только по 4 костальных щитка, следовательно, всего только 13. Встречаются в теплых, главным образом, тропических морях. Из этого рода мы остановимся на двух видах, а именно: Chelonia viridis, s. midas - зеленая морская Ч. и Chelonia imbricata - каретта. У первого вида нижняя челюсть несет роговые зубовидные образования, у второго она гладкая. Щитки спинного панциря второго вида налегают друг на друга черепице образно, у первого не налегают, а лежать рядом. Chelonia viridis, достигающая иногда сажени в длину, населяет все моря теплого и умеренного пояса, исключая Средиземное, а Chelonia imbricata, вдвое менее по величине, изобилует, главным образом, в тропических морях, особенно в морях, прилежащих к Индии и Центральной Америке. Первая преследуется ради мяса, вторая - ради роговых щитков, мясо же ее не съедобно. Первая питается водорослями (Zostera и др.), а вторая является хищником и питается ракообразными, слизняками. рыбой и т. п. Совокупление зеленой Ч. происходит в воде, причем, по некоторым рассказам, самец (всегда меньшей величины, чем самка) сидит на последней до 14 дней. После совокупления самки в сопровождении самцов отправляются на берег для кладки яиц, весьма многочисленных у представителей этого семейства. Самка, по наблюдениям принца Вида, вырывает задними конечностями ямку, куда и откладывает яйца в таком большом количестве, что принц Вид набрал их в 10 минут более сотни. Кладка повторяется несколько раз, так что общее число откладываемых одной самкой яиц достигает 300-400. Яйца того и другого вида истребляются местными жителями в громадном числе. В период кладки яиц совершается и ловля самих Ч., причем Ч. переворачивают на спину, что делает ее совершенно беспомощной. Ловят их и в море.

Лучшая издельная Ч. получается с Целебеса; откуда ее вывозят в Китай. В Европе черепаховыми изделиями славится Неаполь. Сем. Testudinidae - сухопутные Ч. Спинной щит овальный и покрыт роговыми пластинками. Брюшной щит без передней непарной пластинки; голова, шея и ноги втяжные. Ноги ходильные, пальцы соединены неподвижно до когтей и обыкновенно передние с 5 (редко с 4), задние с 4 когтями. Живут на суше, в сырых местах, питаются растительной пищей. Встречаются во всех странах, кроме Австралии и Новой Гвинеи. Относящийся к этому подсемейству род Cynixys имеет спинной щит из двух частей: передней и задней; задняя часть подвижна. Род Pyxis имеет подвижную переднюю часть брюшного щита, соединенную с задней частью эластической связкой, единственный вид рода Руxis (Pyxis aruchnoides) живет в Остиндии и на Мадагаскаре, а три вида Cynixys обитают в Африке и Центральной Америке, куда, вероятно, занесены. Два другие рода, сюда относящиеся, имеют переднюю часть брюшного щита неподвижную, причем у рода Chersina этот щит состоит из 11, а у Testudo из 12 щитков. Последний род, распространенный во всех частях света, имеет в Европе представителями три вида: Testudo graeса - греческая (съедобная) Ч. имеет довольно ограниченное распространение в юго-восточной Европе: Греция, Италия, некоторые острова; во Францию она занесена, а за Пиренеями ее нахождение сомнительно. На Африканском берегу и в Малой Азии вместо этого вида мы находим Testudo pusilla - мавританскую Ч. В России, а именно в Закавказье, а также в Персии тоже встречается этот вид. Testudo complanata распространена как на Африканском, так и на Азиатском, а равно и на восточной части европейского берега Средиземного моря. В Италию этот вид был занесен монахами. Исполинские или слоновые Ч. (несколько видов, напр., Testudo indica и др.), принадлежащие к этому роду, живут в Индии, на островах юго-восточной Африки и Галапагосских. Современные не превышают 4-5 фт., тогда как ископаемый (Colossochelys) достигали 12 футов длины и 8 футов вышины. Слоновые Ч. энергично истребляются. Из 6 видов, живущих на Галапагосских о-вах, в 1889 г. два считались уже исчезнувшими совершенно. Сем. Emidae, болотные Ч., при такой же форме щита, как у предыдущего сем., не имеют переднего непарного, грудного щитка на брюшном щите. Ноги и шея втяжные, а вокруг головы образуется складка кожи, прикрывающая голову до носовых отверстий. Конечности обыкновенно с развитой перепонкой и подвижными пальцами и с таким же числом когтей, как у предыдущего семейства (5 и 4). Живут в стоячих и медленно текущих водах всех стран света, кроме Австралии. Питаются чаще всего рыбой. Из 11 родов, сюда относящихся, в Европе встречаем род Cistudo, у которого брюшной щит разделен в поперечном направлении на подвижные части и соединен спинным кожистым швом, и род Emys, у которого брюшной щит не расчленен и неподвижно сросся со спинным. Cistado lutaria (Е. europaea, по синонимике Штрауха) встречается во всей южной Европе (Испании, Франции, Италии и Греции) и также в Алжире. Замечательно распространение этого вида на север: он был находим не только в Венгрии, Польше, Остзейских провинциях, но доходит до Орла, Саратова и Оренбурга, а на восток заходит за Аральское море. На юге через Закавказье этот вид достигает Персии. Величиной эта Ч. не превышает 14 дюймов, считая и хвост. День проводить в воде, а на ночь выходит на землю. Переносит легко неволю и до известной степени способна к приручению. Совокупляется в начале мая, а в конце мая самка кладет 6-10 яиц в сухом месте, хотя около воды. высверливая отверстие хвостом и ногами и смачивая почву мочой. Отверстие потом засыпается и затаптывается. Emys (Clemmys) caspica в Европе встречается в Греции и Далмации и на островах восточной части Средиземного моря, а главным образом распространена около Каспийского моря, на Кавказе, в Закавказье, в Персии до устьев Евфрата, а также в Сирии и Малой Азии. Вид, встречающийся в Алжире и за Пиренеями (Emys leprosa), вероятно, составляет разновидность Emys caspica.

Живущая в Сев. Америке Emys picta послужила материалом для интересных наблюдений Агассиса, по которому эти Ч. совокупляются два раза в году: весной и осенью. Первое совокупление на 7 году и первая кладка яиц на 11 году жизни. Яйца этого вида, равно как и других изобилующих в Америке болотных Ч., истребляются массами для добывания масла. К болотным же Ч. должны быть отнесены следующие формы. Каймановые Ч. (Chelydridae) с небольшим крестообразным щитом и длинным хвостом. Сюда относится р. Chelydra, живущий в Америке и коего виды носят также названо кусающихся Ч. Замыкающиеся Ч. (Cinosternidae), у которых как передняя, так и задняя часть брюшного щита подвижны и прикрепляются к серединной пластинке, неподвижно соединенной со спинным щитом. Сюда относится пенсильванская Ч. (Cinosternum pennsylvanicum). Большеголевые Ч. (Platysternidae) с большим брюшным щитом, но с длинным хвостом, как каймановые. Живут в южной Азии. Platysternum megacephalum отличается громадной головой. К Pleurodira относятся губастые Ч. Chelinae. Между двумя передними щитками брюшного щита залегает один непарный щиток. Голова и шея не втяжные, хотя могут складываться под выступ спинного щита. Ноги снабжены плавательной перепонкой и пальцы подвижны. Представители этого семейства встречаются в Южной Америке, юго-восточной Азии, Австралии и Африке. Живут в пресных водах (не встречаются в обеих арктических областях). Из числа восьми родов, сюда принадлежащих, упомянем род Chelys, замечательный по присутствию хоботообразного придатка, несущего ноздри, как у Trionychidae, и по присутствию бахромчатых придатков на голове, шее и хвосте (Ch. fimbriata). Сюда же относятся: южно-африканская Pelomedusa и южноамериканская Hydromedusa (Н. Tectifera - змеиношейная Ч.). Trionychidae представлены единственным семейством того же наименования. Спинной щит овальной формы и представляет серединный костяной диск и мягкую краевую оторочку, содержащую отдельные окостенения, причем снаружи весь панцирь покрыт мягкой кожей. Шея весьма длинная и втяжная, но голова и конечности втягиваться не могут. Ноздри на конце хоботообразного придатка. Конечности кистевидные. Живут в пресных и морских водах теплых стран Старого и Нового Света. Не встречаются в Европе, Австралии и Южной Америке. Обладают способностью к водному дыханию, благодаря присутствию в глотке богатых сосудами выростов. Злобные и опасные животные.

В. Шимкевич.

Черешня

(Prunus avium) - древесное растение (до 10 метров высотой) из сем. розовых (Rosaceae), дико растущее по лесам в южной России, в Крыму на Кавказе и разводимое в садах. Листья коротко заостренные, эллиптически яйцевидные, пильчатые, слегка морщинистые; черешки с двумя железками у основания пластинки. Белые цветки в зонтиках. Чашелистиков и лепестков по пяти, тычинок много, пестик один. Плод - сладкая, шарообразная или слегка сердцевидная черная или красная костянка, у дико растущих более мелкая, чем у культурных. Цветет Ч. весной в апреле-мае.

С. Р.

Культура. Отличается от вишни высоким прямым штамбом, с довольно светлой корой, мутовчато расположенными ветвями, цветом (светло-зеленый), формой (овальный, длинный, сильно зазубренный) своих висячих листьев, а также довольно ограниченным районом распространения, в зависимости от больших требований в отношении тепла. Ч. - растение умеренного климата южной Европы; у нас промышленная культура ее возможна только в южных губ. Главным образом Ч. разводится в Новороссийских губ. (Таврической, Херсонской, несколько менее в Екатеринославской и Бессарабской) на юге Малороссии (особенно в Полтавской губ.) и на севере Кавказа (преимущественно в Кубанской области), а также на западе - в привислянских губ. и меньше в Гродненской губ. В южн. Европе, так же как и у нас, Ч. произрастает дико в двух видах, различных по цвету и вкусу плодов - черная и светло красная От этих двух диких видов произошли все культурные ее сорта, которые в совокупности своей составляют две группы: 1) Ч. или бигарро (Knorpelkirscben, bigarreaux) - с твердым, хрящеватым сладким мясом и 2) Гини (Herzkirschen, guignes) - с мягким сладким мясом; ко второй группе принадлежит большинство скороспелых сортов. Цвет плода различен (желтый, розовый, красный, черный), величина - также. По сведениям, полученным от хозяев м-вом землед., в России, вне Крымского полуо-ва, чаще других встречаются розовая Ч. и майская, реже черная или татарская Ч. Что касается Крыма, то в посадках старых самыми распространенными сортами Ч. являются туземные, рано поспевающие и очень урожайные Кис-Скацап (Киска-сап) и упомянутая выше розовая. Деревья их достигают огромной величины, долговечны и приносят иногда до 15 пд. плодов, которые, по своей нежности, служит преимущественно для местного потребления и только в весьма незначительном количестве вывозятся на север (розовая Ч.). Новейшие насаждения в Крыму состоят преимущественно из иноземных сортов, главным образом твердомясых (бигарро), среди которых преобладают Наполеон (розово-желтый, пряный сорт) и Дрогона (желтая); плоды этих сортов - крупные и весьма ценятся, служа для вывоза и для консервных фабрик (хороши для варенья). В общем для Ч. пригодны всякие почвы, но на более плодородных она растет и плодоносит лучше. Обыкновенно предпочитают при разведении Ч. открытые (и вместе с тем более высокие) местности, на которых она менее страдает от заморозков, некоторых заболеваний (напр. истечением камеди) и вредного влияния (на плодовую завязь) солнечного зноя, чем на низменных. Даже в Крыму, в северных долинах, урожай Ч. часто гибнет от весенних холодов. Размножается Ч. семенами, причем как от дикой формы (преимущественно светло красной, менее страдающей от камедной болезни и лучше выносящей сырость, чем черной), так и от культурной. Хорошими способами прививки Ч. считают копулировку "простую" и "седлом", прививку за кору и окулировку в крону. Рост прививок очень быстрый (до 2 аршин в год), почему на второй год окулировки деревца Ч. имеют уже хорошо развитую крону и вполне пригодны для посадки на места. В Крыму Ч. начинает плодоносить на 5-6 году от посадки и быстро развивается, достигая в 20-25 лет полного; развития, при котором приносит в год от 6 до 10 пд. плодов. Сбор Ч. начинается в Крыму ранее других каких-либо фруктов. Розовая Ч. снимается около 15-20 мая, хотя в это время плоды еще не достигают полной съедобной зрелости. Заблаговременная съемка необходима, иначе фрукты нельзя сохранять или перевозить без порчи. Сам разгар сбора Ч. происходит в первой половине июня для вывоза и для надобностей местных консервных фабрик.

Черная смерть

- обозначение для чумы, опустошавшей Западную Европу и, отчасти, Московское государство в 1347-53 гг. По некоторым сведениям эта эпидемия была занесена с южного берега Крыма (или Малой Азии) в Константинополь торговыми кораблями. Оттуда она быстро распространилась по Италии, Франции, Германии, Англии, Дании и др. странам. Кое-где она унесла половину народонаселения (точных сведений ни одна хроника не дает). Всюду такое внезапное опустошение производило резкие перемены в положении рабочих земледельческих классов, сильно повышая цену рабочих рук. Некоторые исследователи считают "Ч. смерть" одной из главных причин тех конвульсий в социальной жизни Англии и Франции, которые завершились восстанием Ват-Тайлера и крестьянскими бунтами. Полная беспомощность тогдашней Европы в медицинском и санитарно-гигиеническом отношениях наглядно выразилась в этом страшном распространении эпидемии. Ч. смерть вызвала всюду подъем мистицизма; всеобщие покаянные процессии, массовые пилигримства и пр. считались единственным средством избавиться от несчастия. См. Gasquеtt, "The black Death" (Л., 1895).

Черни

(Карл Czerny, 1791-1857) - пианист и композитор; считался в Вене одним из лучших преподавателей игры на фортепиано. Его учеником был Лист. Ч. написал более 800 сочинений для фортепиано; из них всемирной известностью пользуются его этюды. Ему принадлежит также книга: "Umriss der ganzen Musikgeschichte" (Майнц).

Чернигов

(Чернегов) - губ. гор., на прав. возвышенном берегу р. Десны. Древнее поселение, по догадкам археологов, какого-то князя Чернеги или Черного. Когда киевский князь Олег в конце IX в. покорил страну северян, живших по течению Десны, этот город очевидно существовал уже, так как на камне, сохранившемся в древнейшей церкви города, есть пометка, относящаяся, по переводе с греческого летосчисления на наше, к началу Х в. Период процветания Ч. был в XI в., при кн. Святославе и Всеволоде Ярославичах и их. наследниках. В конце XI в. он несколько раз разоряем был половцами, после чего потерял свое значение центра управления. В XIII в.; после разорения и сожжения татарами, Ч. присоединен был к Владимирскому княжеству, в XIV - к литовскому, в XV к Московскому, в начале XVII в., по Деулинскому договору, уступлен Литве, под властью которой и Польши находился до восстания Хмельницкого; присоединен к Московскому государству в 1654 г. С 1801 г. Ч. стал губ. городом образованной тогда губернии Черниговской. Из древних церквей замечательны Успенский Елецкий и Троицкий Ильинский монастыри и Спасо-Преображенский собор, сооруженные в XI в., а также Борисо-Глебская церковь (XII в.), которая в XVII в. была Доминиканским мон-м. В СпасоПреображенском соборе покоится прах кн. Игоря Северского, воспетого в "Слове о Полку Игореве", и других князей той же эпохи, Здесь же находятся и мощи св. Феодосия, канонизированного в 1896 г. По переписи 1763-65 гг. (3-я ревизия), в Ч. было 289 дворов, 412 жилых домов и 1830 жителей об. пола (915 мжч.), в 1840 г. - 724 дома, в 1898-1750 дворов, а в 1901 г. - 1876; домов по переписи 1897 г. - 2402, а жителей 27006 (13127 мжч. и 13879 жнщ.) Общественная жизнь в Ч. развита слабо. Церквей в городе 27, из них 22 каменных, монастырей - 2, еврейских молитвенных домов - 4. Исторический музей губернского земства, пожертвованный ему землевладельцем В. В. Тарновским; два театра, принадлежащие обществу приютов и комитету трезвости; общественная библиотека. Гимназии муж. и жен., реальное учил., духовная семинария и 2 духовных учил., 1 треклассн. город. школа, одноклассн. 3, црк. приход. - 3, еврейских - 12, ремесленных - 2, коммерческие классы, учил. для слепых детей, фельдшерская школа, 2 сиротских дома, кулинарная школа, 1 приход. учил. Больницы губернская и общины сестер милосердия, городская амбулатория, 5 аптек и аптечных складов.

Крупных фабрик и заводов в Ч. нет. Казенный спиртоочистительный завод, епархиальный свечной, пивомедоваренный, паровая мельница, лесопильня, заведение искусственных минеральных вод, 3 типографии, 1 сукновальная и 181 мелких мастерских разного рода, часовых, слесарных, кондитерских, колбасен и т. п. заведений.

Городской бюджет в среднем за трехлетие 1895-97 г.: доходы - 118876 руб., в том числе сбор с недвижимых имуществ - 11543 р., доходов с гор. недв. Имуществ - 34180, с городских сооружений и предприятий - 21828 руб. Расходы - тоже 118876 руб., в том числе на содержание городской полиции - 11050, пожарной команды - 6033, городского общественного управления и сиротского суда - 16576, на благоустройство города - 13845, на городские сооружения - 15539, на народное образование - 12223, на общественное призрение - 1045, на медицинскую, ветеринарную и санитарную части - 3292 руб.

Черниговский уезд лежит на лев. стороне Днепра и пересекается течением его притока Десны. Образуя фигуру четырехугольника и находясь между 51º16\' и 51º42\' с. ш. и 30º29\' и 31º54\' в. д., он имеет в длину (с В на З) 85-90 в., а в ширину (с C на Ю) - 40-45 в. Десна разделяет уезд на две неравные части, из которых южная Задесенье, более низкая. Долина р. Десны, заливаемая весенними водами, в некоторых местах доходит до 8-10 в. На Ю от этой долины поднятие поверхности - незначительно. В сев.-вост. части у. более возвышенные места находятся у Седнева, Березного и Клачкова; абс. высота этих возвышенностей доходит до 450, 490 и 515 фт. над ур. моря; другие такие же местности встречаются западнее - у Сибережа (480 фт.), Хмельницы (475), Сядрич (475) и Певцов. На З ближе к Днепру поверхность понижается, причем почва из глинистой переходит в песчаную, заросшую лесом; там же, где он уничтожен, оголенные пространства представляют песчаную пустыню перелетных песков, образующих в одних местах "выдуи", а в других - "кучугуры". Лучшие глинисто-черноземные почвы расположены на границе с Городнянским у. вокруг с. Осняков, а также ок. Ильгова, бывш. имения кн. Олега Черниговского (Ольгово) и в Задесеньи - у с. Салтыковой Девицы и Ковчина. Пространство Ч. у., по измерению его при генерал. межевании 1860-1890 г., определено в 3222,5 кв. в. или 333022 дес. 4,2% находилось под усадьбами и огородами, 53,2 - пахотными полями, 14,5 - сенокосами, 16,6 - лесами, 4,1 - выгонами; остальные - под водами, болотами, оврагами, песками и т. п. Реки на территории Ч. уезда все почти впадают в р. Десну; именно: с прав. ее стороны - Снов, Замглай, Стрижень, протекающий у устья через г. Чернигов, Белоус с прит. с правой стор. Ховхлою, Залозьем, Рудой, Свишенью и Бычалкой; дальнейшие прит. Десны Козел и Верепуть (почти совершенно пересохли и воды по ним текут только весной). Такой же характер имеют и левый приток Десны - Угорь, Здвиж, Иржавець, Лыбедь, которые представляют ряд болотистых мест, соединяющихся между собой в полую воду. Проба осушения этих болот при помощи прокопанного на Здвижи канала приносит очевидные результаты, но дальнейшие осушительные работы почему то приостановлены. Таким образом среди сенокосов много мокрых болотных лугов с плохим сеном, остающихся в своем естественном состоянии. Тоже нужно сказать и о пахотных полях и о лесах. Пахотные поля, составляющие более 1/2 пространства, большей частью глинистые (50%), на З - чисто песчаные (22%), не выносящие обработки два года сряду, ибо превращаются в летучие пески, затем сернопесчаные - более плотные (18%) и, наконец, глинисто-черноземные, в перечисленных выше пунктах. Последние дают в среднем озимой ржи 55-60 пд. с 1 дес., а чисто песчаные едва возвращают семена (8-9 пд.); особенно много их в сев.-зап. волостях Редьковской (82%) и Палжевской (92%), жители которых снискивают себе пропитание в отхожем промысле, называемом "осначеством" (сгонка плотов вниз по Днепру до г. Херсона). Из местных промыслов в Ч. у. существуют древодельные, кожемятные, выделка кирпича, а также ремесла плотников, кровельщиков (крытчиков) под солому, столяров, кузнецов и т. п. Скота (по данным центр, стат. комит.) в 1900 г. в Ч. у. было: лошадей 48860, крупн. рогат. 30008, овец и коз 86814, свиней 37784; 97% всего скота принадлежало крестьянам. Главные населенные пункты, кроме губернского города: заштатный г. Березный, с 9400 жителей, не отличающийся по внешнему виду и быту жителей от большого села; мст. Седнев (2000 жит.), со старинным домом XVI или XVII в., такой же архитектуры, как и "камяныця", находящаяся в Чернигове; мст. Салтыкова Девина (2500 жит.). Из остальных поселений 43 имеют более 1000 жит., 37 - от 500 до 1000, 76 - от 100 до 500; затем идут более мелкие хутора и деревни. Поселений, в которых бывают ярмарки, 6, а ярмарок в них бывает 13. Торговых документов в селениях уезда взято 26 второй гильдии и 165 на мелочной торг; билетов к свидетельствам 2-й гильдии - 33 и к свидетельствам на мелочной торг - 145. Жит. в Ч. у. по переписи 1897 г. - 161695 (80504 мжч. и 81191 жнщ.), а без городов Чернигова и Березного - 126105. Без городов в среднем на 1 кв. в. приходится по 39 душ, а с городами Черниговом и Березным - по 50 душ. 27,7% казаков, 23,1 бывш. помещ. крестьян, 19,3 бывш. гос. крестьян и 16% мещан; остальные 13,9% делятся между дворянами, духовенством, почетными гражданами, купцами и др.

Землевладение. Из 294774 дес. земель, записанных в окладных книгах уезд. зем. управы, в 1894 г. принадлежало: дворянам - 78434 дес., духовным - 2704, почетным гражданам - 2502. Купцам - 5740, мещанам 2784, частным владельцам из казаков - 10651, из крестьянам - 9358, отставным солдатам и пр. - 1544; всего у 4681 частных владельцев было 113717 дес. Сел. общества и товарищества владели 167252 дес. (в том числе собственно казачьи общ. - 49343, общ. госуд. кр. - 70264 и бывш. помещ. кр. - 29108). Казне принадлежали 6594 дес., церквам и монастырям - 4549, городам - 2380, разным учреждениям и пр. - 283 дес. Средний размер одного частного дворянского владения составлял 91 дес., духовного лица - 15,5, почетного гражданина - 132, купца - 130; мещанина - 6, казака - 6,3, крестьянина - 7,2 дес. Надельных земель 7,2 дес. на 1 двор казака, 12,5 дес. на 1 двор госуд. крестьянина и 4,3 дес. на 1 бывш. пом. крестьянина.

Народное образование. За исключением г. Чернигова, в Ч. у. в 1897 г. было 84 начальные школы; из них 1 двухклассная и 1 одноклассная министерские, 1 городская начальная, 52 земские, 12 церковноприходских и 26 школ грамоты. В земских школах было 23 учителя, 43 учительницы и 30 законоучителей, а учащихся - 3538 (3002 мальчика и 536 девочек). Окончило ученье 331 (300 мальч. и 31 дев.), что составляет 9,4 на 100 учащихся.

Медицина. В 1895 г. врачебная помощь населению уезда (за исключением г. Чернигова) была оказываема 10 врачами, жившими в 10 врачебных участках, и 12 фельдшерами и фельдшерицами; в 5 участках кроме приемных покоев были еще больницы, с 14 кроватями.

Бюджет Ч. уездного земства на 1901 г. составлял 151040 руб. Из них на народное образование ассигновано 36020 руб., на медицину - 27047 руб., на дорожную повинность - 31512, на содержание земского управления 15320 р. Между доходами первое место занимали сборы с недвижимых имуществ - 87485 р. (в том числе с земель и лесов - 66548 р.).

Р.

Черника

(Vaccinium myrtillus L.) - низкорослый кустарник из сем. брусничных (Vacciniaceae), дико растущий по лесам северной и средней России, на Кавказе, в Средней Европе, Малой Азии, Сибири, Северной Америке. Стебель достигает высоты 40 стм.; ветви его острогранистые; листья светло зеленые. яйцевидные, мелко городчато-пильчатые; в мае-июне в пазухе листьев на коротких ножках развиваются одиночные зеленовато-розовые шаровидные цветки; чашечка цельнокрайная, венчик пяти-зубчатый; тычинок пять, пыльники с рожками; пестик один, плод шарообразная черная ягода.

С. Р.

Чернобыль

или Черноболь - мст. Киевской губ., Радомысльского у., в 140 вер. от г. Радомысля, при впадении р. Ужа в Припять и при многочисленных озерах. В летописях впервые упоминается под 1193 г. После свержения татарского ига составлял особое старост во, которое в 1566 г. названо местечком. В 1775 г. сюда переселились раскольники из Стародубского у. Усадьба владельца помещается на древнем городище; сохранился глубокий ров, отделяющий городище от местечка. Около села группа из 28 курганов и большой курган, назыв. "Татарским", в котором найдено было железное оружие. Вблизи найден клад серебряных римских монет. времени Антонинов. 3 церковно-прих. школы. 14362 жителей, 2 правосл. церкви, костел (постр. в начале XVI-го ст.); до 1832 г. существовал доминиканский м-рь. 2 часовни, 2 церк. прих. школы. Водяная мельницы, 3 кирпичных и 7 кожевенных зав., казенн. винный склад. Амбул. больница, аптека, еврейская богадельня; 3 больших ярмарки. Главные занятия жителей - судоходство, рыболовство и огородничество (одного лука в год вывозится до 30 тыс. пуд.). Пароходная пристань, где грузятся ежегодно в значительном количестве лес, смола, деготь, табак, рыба и огородные продукты, и верфь для постройки деревянных грузовых судов. Близ Ч. в Припяти большая "Чернобыльская мель", ныне значительно расчищенная.

П. Т.

Черновиц

или Черновцы, Черневцы (малорусск. Чернивцы, польск. Czernowce, румынск. Cernauti, нем. Czernowitz, чешск. Сeгnovice) - гл. гор. австр. провинции Буковины, на высоте 248 м., недалеко от русской границы, на правом берегу р. Прута, который здесь становится сплавным. До присоединения Буковины к Австрии представлял собой чуть не простую деревню, затем стал быстро увеличиваться: в 1816 г. в нем было всего 5416 жит., в 1880 г. - 45600. в 1890 г. со включением предместий - 54171 (10384 малоруссов, около 10000 немцев, 17356 евреев, 7624 румын, 7610 поляков, есть армяне и др.), не считая 2174 чел. гарнизона. Улицы узки и кривы; строений около 6000. Красивый православный собор, с величественным куполом, построенный в 1864 г. по образцу Исаакиевского собора в СПб.; дворец православного архиепископа и митрополита в византийском стиле, с великолепным залом торжественных заседаний и с высокой башней, откуда прелестный вид на окрестности; еврейская синагога в мавританско-восточном стиле. По поводу столетнего юбилея присоединения Буковины к Австрии в Ч. воздвигнута мраморная статуя Австрии на цоколе из зеленого карпатского песчаника. Предместье ФранцаИосифа богато роскошными садами. В 1875 г. в Ч. открыт университет Франца-Иосифа (с немецким преподавательским языком) с 3 факультетами (православнобогословским, юридических и государственных наук и философским), с библиотекой (ок. 60000 тт.), ботаническим садом и химической лабораторией; в 1891-92 академии, году в нем было около З00 слушателей и 36 доцентов. Гимназия, реальное училище, ремесленное училище, соединенное с коммерческим, учительская семинария (мужск и женск.), православная дух. семинария, областная сельскохозяйственная школа, акушерская школа. Театр, ремесленный музей. Много обществ, в том числе общество для развития гончарного искусства в Буковине. Промышленность в городе развита слабо (паровые мельницы, пивоваренный завод); торговля гораздо значительнее и находится всецело в руках евреев и армян: вывозятся преимущественно в Россию и Румынию пшеница, убойный скот, кожи, шерсть, водка, лес, поташ. В истории Ч. ничем не замечателен. Первое упоминание о нем в исторических памятниках встречается под 1407 г. В 1823 г. здесь произошло свидание Франца I с имп. Александром I. С недавнего времени Ч. сделался центром национального и политического движения Буковинской Руси; здесь возникло много товариществ и кружков, с целью распространения просвещения и национального возрождения среди русскаго населения Буковины. Таковы "Русска Бесида", политическая "Руска Рада", "Руский Дим Народний" ("Русский Народный Дом") для устройства русского театра и др., драматическо-литературное товарищество, "Русска Школа", "Власна помочь" (собственная помощь) и академический кружок "Союз".

Ир. П.

Чернышев Феодосий Николаевич

- выдающийся современный русский геолог и палеонтолог, особенно известный своими исследованиями тектоники и палеозойских образований Урала и севера России. Род. в Киеве в 1856 г. Учился в киевской гимназии, морском училище и горном институте; по окончании курса в 1880 г. производил геологические исследования в Среднем Урале. В 1882 г. избран геологом геологического комитета, а с 1903 г. состоит директором этого учреждения. В 80-х гг. работал ежегодно в Южном Урале. В 1889-90 гг. начальствовал ученой экспедицией, снаряженной горным ведомством для изучения Тиманского кряжа. С 1892 г., в течение нескольких лет, руководил работами по геологической съемке Донецкого бассейна; в 1895 г. стоял во главе экспедиции на Новую Землю. В 18991902 гг. был начальником экспедиции по производству градусных измерений на Шпицбергене. В 1903 г. занимался изучением Андижанского землетрясения в Ферганской области. Ч. состоит членом академии наук и председателем отделения физич. географии Имп. рус. геогр. общества. По настоящее время им напечатано, по преимуществу в изданиях геологического комитета и Имп. с.-петербургского минералогического общества, свыше60 ученых работ, в том числе несколько объемистых монографий по фауне палеозойских образований Урала и Тимана, а также и других местностей России. За свои труды Ч. получил ряд премий и медалей от минералог. общества, академии наук и высшую Константинов скую медаль Имп. русс. геогр. общества. Главнейшие из ученых трудов Ч.: "Материалы по изучению девонских отложений России" (1884); "Фауна нижнего девона западного склона Урала" (1885); "Фауна среднего и верхнего девона зап. склона Урала" (1887); "Общ. геол. карта России. Л. 139"; "Описание центр, части Южн. Урала" (1889); "Apercu sur les depots posttertiaires an Nord et u l\'Est de la Russie d\'Europe" (1891); "Фауна нижнего девона восточного склона Урала" (1893); "Орографич. очерк 139 листа геолог. карты России" (совместно с А. Карпинским, 1897); "Верхнекаменноугольные брахиоподы Урала и Тимана" (1902).

Черский Иван Дементьевич

(1845-1892) - известный исследователь Сибири, геолог и палеонтолог. Литвин по происхождению, уроженец Виленской губ., Ч., будучи в выпускном классе виленского дворянского института, принял участие в польском восстании 1863 г. Взятый среди повстанцев, Ч. был сослан в Сибирь и зачислен рядовым в лин. батальон, расположенный в Омске. В 1869 г. освобожден от военной службы. В 1871 г. переселился в Иркутск, где провел 15 лет, перебиваясь уроками и работая в Вост. Сиб. отд. Имп. русск. географ, общ. В 1886 г., по приглашению академии наук, приехал в СПб. для научных занятий. Отправленный академией начальником научной экспедиции в Вост. Сибирь для исследования pp. Яны, Индигирки и Колымы, скончался в Якутской тундре. Лишенному правильной научной подготовки Черскому пришлось самоучкой восполнить пробелы своего образования и притом при крайне неблагоприятных условиях. Уже в Омске, в казармах, он урывками, но страстно и неутомимо, учился, найдя поддержку и руководство в некоторых окружающих. Более систематично пошли научные занятия Ч. в Иркутске, благодаря руководству двух выдающихся земляков-натуралистов, Дыбовского и Чекановского. В изданиях Bocт.-Сиб. отд. Имп. русск. геогр. общ., а затем и академии наук, за время пребывания Ч. в Иркутске, помещен ряд самостоятельных работ Ч. по геологии Сибири и по остеологии современных и вымерших позвоночных животных Сибири; работы эти поставили Ч. в ряды весьма сведущих, опытных остеологов. Появление наиболее важных трудов Ч. относится к петербургскому периоду его деятельности. В 1886 г. появился его отчет о геологическом исследовании береговой полосы оз. Байкала, с детальной геологической картой; в 1888 г. - геологическое исследование Сибирского почтового тракта от оз. Байкала до вост. склона Урала, а в 1891 г. объемистое "Описание коллекций послетретичных млекопитающих, собранных Ново-Сибирской экспедицией", представляющее полную остеологическую монографию остатков послетретичных млекопитающих не только НовоСибирских о-вов, но и всей Сибири.

Черт

(черт, от черный) - термин употребляемый народом, как родовое название, для обозначения всякого рода злых духов старинной дохристианской веры, а также в смысле христианского образа сатаны, дьявола, искусителя и врага рода человеческого ("нечистая сила"). В обоих этих значениях, генетически связанных между собой и переживших целую эволюцию, фигура и идея Ч. проходит через историю всех религий, начиная с самых первобытных. Начало этой идеи кроется в самых ранних стадиях человеческого мышления. Еще задолго до возникновения каких бы то ни было религиозных идей, в уме первобытного человека, под влиянием опыта, сложилось представление о двух категориях явлений и деятелей окружающей его среды: одних - благоприятных и полезных для него, других - вредных, страшных, гибельных. С возникновением анимизма, одухотворявшего явления и объекты неодушевленной природы и наделявшего их психикой и волей человека, указанные две категории явлений и живых деятелей природы обращаются в категории высших существ, с одной стороны добрых, т. е. сознательно благодетельствующих человеку. и злых, т, е. сознательно ему вредящих и несущих гибель. В природе, действительно, немало явлений, заставляющих первобытного человека, не поднявшегося до понимания ее законов, видеть во всех явлениях, близко его затрагивающих, результат целесообразной воли разумных существ, вызывающих эти явления. Рыбы, являющиеся в определенные сезоны, без чего на севере человек не мог бы существовать, гигантские плодовые деревья тропических стран, дающие человеку пищу и кров, бушующее море, выбрасывающее на берег съедобные водоросли, моллюски и даже огромных животных, и масса тому подобных явлений вызывают представление о добрых божествах, сознательно благодетельствующих ему. С другой стороны первобытный человек не может себе представить, напр., чтобы близкий ему человек, которого он только что видел здоровым и бодрым, вдруг стал корчиться от боли или пал бездыханным трупом, без того, чтобы тут в дело не вмешалось могучее злое существо, сознательно злоумышляющее против него. Точно также должны ему рисоваться грозные явления природы - грозы, бури, наводнения, землетрясения - действиями страшных божеств, злоумышляющих либо против него, либо против равных им существ, вступивших с ними в борьбу. Всякие неприятности и бедствия, возможные в житейском обиходе, даже случайная потеря какой-нибудь вещи, случайное спотыкание, усушка масла в сосуде, порча провизии в амбаре и т. п. мелочи - все это дело духов, которые кишмя кишат вокруг человека, принимая тысячи образов, начиная с мелкой мухи, ящерицы, жабы и кончая крупными зверями в роде медведей, тигров, крокодилов и т. д.

Первобытные представления не знают, однако, единого общего представителя зла позднейших религий; да и в этих последних единый представитель зла - напр. Ариман Заратустры - только хозяин, начальник целого сонма злых духов. Злые существа, главным образом животные, чаще всего живут целыми родами, породами, как люди, и хотя каждый род имеет своих хозяев, но последние вовсе не управляют злыми делами своих сородичей. Очень часто творцами зла в первобытных религиях, как и в позднейших, являются своего рода падшие ангелы, отвергнутые своими "хозяевами" и действующие вопреки их воли. Так у северных народов медведи считаются добрыми божествами, и если случайно медведь задерет человека, то это медведь сумасшедший, изверг, отверженец, покинутый на произвол судьбы своими хозяевами. Еще в одном отношении первобытные религии предупредили позднейшие: многие губительные для жизни явления они рассматривают как знаки мудрого благожелательства богов. Так, напр., смерть от утопления, от нападения диких зверей считается у многих первобытных племен результатом желания тех или других богов (водяных, лесных) приобщить к своему роду тех или других индивидов, как специальных избранников. - В кознях злых существ нет ничего фатального, предопределенного, но все бедствия, сопутствующие жизни, всецело дело их рук: люди никогда не умирали бы, если бы не козни этих существ, которые то забираются в тело человека, медленно поедая его, то внезапно уносят его душу или одним ударом уничтожают его тело. Позднейшее представление о том, что смерть внесена в этот мир особым духом зла, ведет, таким образом, свое начало от самых первобытных религиозных представлений. Там же коренится идея борьбы со злыми духами, целиком перешедшая и в мировые религии. До недавнего времени думали, что первобытные племена относятся совершенно равнодушно к своим добрым богам, между тем как именно злым они действительно поклоняются и приносят жертвы. В действительности это не так. Поклонение и жертвы воздаются обыкновенно только добрым божествам; со злыми ведется борьба, приемы которой сложились в грандиозную систему шаманства. Рыцари этой борьбы - избранники-шаманы, любимцы благодетельных божеств, с помощью которых изгоняются духи болезни из тела больного, отыскиваются унесенные души и вообще предотвращаются все козни злых духов. Поле деятельности злых духов не ограничивается только человеком: сами боги, благодетельные для человека, несвободны от посягательств злых божеств: и им приходится защищаться против них всякими средствами. Амурские инородцы часто изображают своих величайших богов (хозяев тигра и медведя) с амулетами на груди, которые их должны защищать от злых духов. Чаще всего между ними происходит открытая борьба, иногда бесконечная. Этой борьбой наполнена история всех религий. Герои ее - везде одни и те же грандиозные или грозные явления природы, олицетворенные в образы животных и человекоподобных существ: Вишна и Шива, Ормузд и Ариман, Озирис и Сет, Зевс и Тифон, Юпитер и Сатурн, Тор и Локи, Белбог и Чернобог, многочисленные аналогичные божества первобытных народов - почти тождественные представители благодетельных и губительных начал света и тьмы, дождя и засухи, жизни и смерти и т. п. За ними стояли целые сонмы меньших богов и демонов, боровшихся между собой. Тождественны также у самых различных народов часто даже образы животных, в которых облекаются представители злых существ. Достаточно упомянуть универсальный образ змея и дракона, ведущий свое начало от сходства молнии со змеем: он встречается у самых отдаленных друг от друга народов, как северо-амеpиканские индейцы (змей, поедающий яйца - гигантской благодетельной птицы), египтяне (Сет, в виде змея Апеп; собирающийся проглотить солнце), греки (Аполлон, начинающий свою карьеру борьбой с драконом) и т. д. Таким образом зрелище объективной борьбы стихий и животного мира, и субъективное ощущение благодетельности и губительности тех или других явлений природы, в связи с общим анимистическим мировоззрением, послужили тем фундаментом, на котором постепенно выросло дуалистическое мировоззрение о борьбе двух противоположных начал. Дуализм этот, результат долгой эволюции, в начале не имел никакого отношения к этическим категориям добра и зла, ограничиваясь сферами полезного и вредного для человека, светлого и мрачного, веселого и страшного, открытого и обманчивого в деятелях природы. Мало того: чертами дуализма отличаются даже сами представители того и другого начала. Достаточно немногих примеров из греческой мифологии. Отец богов. благодетельный Зевс, источник тепла и влаги - в то же время гневный. громовержец. Лучезарный Аполлон, победитель тьмы в то же время истребитель, посылающий эпидемии и внезапную смерть. Богиня чистого ясного неба, всеобщая оплодотворительница Афина - в то же время кровожадная богиня войны. И наоборот, Гефест, типично демоническое существо, является насадителем культуры среди людей. То же мы видим во всех мифологиях европейских народов, в том числе и славянских, у которых, не смотря на наличность дуализма в лице Бело - и Чернобога, Перун - такая же двойственная фигура, как и греческий Зевс. Только постепенно дуалистические представления приобретают этический характер, и сферы деятельности обоих элементов начинают строго разграничиваться.

Свое высшее выражение чистый дуализм нашел в религии Зороастра, оказавшей такое огромное влияние на все мировые религии. Здесь мы уже видим и полное разграничение сфер деятельности, и яркую этическую окраску. "В начале была пара близнецов, два духа, каждый с особым родом деятельности. Это добро и зло в мыслях, словах и делах. И в этом учении, однако, немало следов более грубых материальных представлений, и первоначальной двойственности самого родоначальника добра Ормузда, о котором в одном месте Зенд-Авесты читаем, что "как добрый, так и злой дух созданы Ормуздом". С введением христианства в Европе к старым "черным" богам язычества присоединились и все добрые боги старых мифологий, перечисленные в слуги дьявола, под знаменем которого объединялось все то, что упорно продолжало жить в двоеверии масс от старого языческого быта. С течением времени образовался настоящий тайный культ дьявола, немало обязанный препирательствам теологов и глубокому невежеству средневековья. Споры с гностическими сектами о роли дьявола, обилие сект, взаимно обвинявших друг друга в служении нечистой силе, злоупотребление эксорсизмом со стороны невежественного духовенства, появление дьявола на церковной сцене, где он вместе со своим защитником (advocatus diaboli) вел процесс с Триединым, всеобщая вера в чародейство и магию, нелепая легенда о возможности не только насильственного подчинения дьяволу в виде одержимости, но и свободного договора с ним, жестокие преследования за мнимое общение с дьяволом, наконец, тайное исполнение деревенским населением языческих обрядов, исполнение, которое, вследствие своей таинственности странного смешения языческих и христианских элементов, выросло в чудовищные сказки о шабашах ведьм - все это сделало Ч. конкретным, вездесущим и всемогущим героем средневековья. Сами теологи формально облекли его телесностью и наделили всеми атрибутами старого язычества.

В XIII в Ч., как громовик в германской и славянской мифологии, является среди вихря и бурелома, прокладывая себе путь через чащу, принимая вид лошади, собаки, кошки, медведя, обезьяны, жабы, вороны, филина, быка, летающего дракона, бестелесной тени. Он охотно является и в одеянии, соблазняя женщин, то с лицом мавра в темной одежде, то в виде женщин и т.п. Особенность его телесности - отсутствие задней части тела. Христианские черты в этом изображении: нетвердое знание молитв и символов веры, грубость голоса вследствие вечного горения, боязнь креста, святой воды, молитвы, освященного воска и т.п. Что касается его деятельности, то она носит черты грубого смешения языческих с христианскими представлениями: он творец всякого физического и морального зла, но он не гнушается и более мелкой деятельностью; он - и вор, и лекарь, изготовляет любовные напитки, насылает дурную погоду, соблазняет женщин и мужчин, принимая соблазнительные образы, готов служить всем и каждому за простое поклонение, унижается до роли шута и т.д. Его боялись все, заискивали в нем люди всех положений и профессий, начиная с папы, епископов, монахов, королей и кончая невежественными крестьянами. В течение целого ряда веков усиленно работали юристы и палачи, борясь с Ч. и предавшимися ему посредством пыток и костров. Даже реформация не могла остановить этой эпидемии. Достаточно вспомнить вождя реформации, Лютера, бросавшего в Ч. чернильницей и верившего в козни ведьм и в договоры с дьяволом. С ростом гуманизма и рационализма образ Ч. начинает бледнеть; образованные классы перестают верить в его существование. Только в народных массах продолжает жить вера в козни Ч. и всяких его разновидностей - водяных, леших, эльфов, гномов, русалок, - но и она в значительной степени потеряла свою реальность, изредка только оживая с особой силой в исключительные моменты народных бедствий - холеры, чумы, голода и т.д. Любопытна юмористическая черточка в отношении к Ч., которого часто именуется "глупым", "придурковатым" (Dummer Teufel), легко одурачиваемым и обманчиваемым. Это не результат скептицизма, а пережиток старого языческого отношения к злым духам, которые вовсе не предполагались непременно одаренными высшими умственными способностями и с которыми можно было бороться хитростью и обманом.

В представлениях нашего народа о Ч. живо сохранились остатки индогерманской мифологии в смешении с христианскими о дьяволе. В представлениях о Ч., как о кузнеце (во многих сказках и пословицах), в эпитете "хромой" узнаем греческого бога подземного огня, ковача молний, хромого кузнеца, повредившего себе ногу при низвержении его с Олимпа Зевсом - Гефеста, и тождественного с ним германского Локи. Подобно последнему, и у нас Ч. рисуется кроме того лгуном, шутником и насмешником. Точно так же живо сохранились черты старых богов грома, туч, грозы (Зевс, Тор, Перун). Teufelskind и Donnerkind (дитя Ч. и дитя грома) - синонимы. Эпитель Ч. лукавый (буквально - изогнутый) происходит от слова лик, которым Перун бросает свои стрелы (Афанасьев). Вихри, бури и грозы - пляски и свадебные празднества Ч.". Коли дождь иде крозь солнце, то Ч. дочку замуж виддае" (малорос. пос.). Вихрь на Украине называется "чертово висилье"; в Великороссии думают, что во время вихря Ч. с ведьмой венчается. В более старых поверьях во время грозы молниеносные духи вступали в брак с облачными женами; в грозах видели свадебные торжества и непристойные игры ведьмы с дьяволом. Связывание Ч. с образом козла (на шабашах ведьм Ч. является в виде козла) живо напоминает любимых животных Тора, которыми он утолял свой голод и из костей которых их снова воскрешал. Черти принимают вид и других животных старого животного культа - волков, псов, воронов, змей и т.д. Ч. одинаково легко превращается в великана и в карлика, пролезает в замочную скважину или пустой орех. Часто он является мельником, мелет скоро и бесплатно, но подмешивая к муке песок; еще чаще - кузнецом, превращающим на горне старух в красавиц, калек и уродов в тройных и здоровых красавцев. Ему же приписывают поднятие гор, бросание скал и камней, хранение золота и оберегание кладов. Черти захватывают маленьких детей и уносят в дебри или подземные пещеры, взрослых девиц похищают себе в жены. В связи со старыми представлениями, что болезни и смерть причиняются злыми духами, не только смерть и болезни часто отождествляются с Ч., но каждая болезнь в отдельности называется синонимом Ч.: ср. стрел - Ч. и стрелы ревматизм, чемор - Ч. и чемер - боль в пояснице, чемерь - головокружение, черная смерть - мор и черный - эпитель Ч. (черный шут). Холера, оспа, чума часто рисуются в образе женщин или животных. Оспа ходит с клювом и пятнает человека щедринками (Великороссия). К болезни обращаются: "прости меня, оспина, прости, Афанасьевна" (Вологод. губ.). Грыжа - от грызть (злой дух грызет больного - чисто анимистическое представление). К старым языческим представлениям о Ч. присоединились и христианские, иногда странно перемешанные. Так, в Михайлов день кузнецы, заканчивая работу, ударяют трижды по наковальне молотом. чтобы закрепить наложенные на дьявола оковы (Ч. - языческой кузнец. и Ч. - дьявол, связанный в преисподней). Христианские представления создали синонимы Ч. "нечистая сила" и придали ему характер искусителя, соблазнителя, совратителя душ, сеятеля зла, но пасующего перед священными обрядами и знаками. Вот нисколько пословиц, рисующих христианское влияние. "Много в Ч. силы, да воли ему нет", "Ч. и век не пьет, а людей искушает", "Не с ветру говорится, что Ч. ладону (или правды) боится", "Как Ч. за душой тянется", "Богатому Ч. деньги кует", "Ему Ч. лыки дерет, а он лапти плетет", "Кого Ч. рогами под бока не пырял" (соединение христ. с языч. элементом). Интересно и старинное насмешливое отношение к Ч., которого в сказках любой служивый умеет обходить и надувать. Ср. Roskoff, "Geschichte des Teufels" (Лпц., 1869) и Афанасьев, "Поэтические воззрения славян на природу" (М., 1866-69, особ. т. III, гл. XXII).

Л. Штернберг.

Чертополох

- народное название многих колючих, высокорослых, сорных растений, преимущественно из сем. сложноцветных (Compositae), напр. Carduus, Centaurea, Cirsium, Inula, Onopordon, Xanthium (Дурнишник); чаще Ч. называют виды Carduus и Onopordon. Видов Сагduus в России встречается до 10; это однолетние или многолетние травы, с колючезубчатыми и шиповаторесничатыми листьями. Мелкие пурпурные цветки собраны в головке; цветоложе щетинистое, цветки обоеполые; семянки сплюснутые, хохолок из простых волосков. Наиболее часто встречаются С. nutans (головки одиночные, крупные на длинных не крылатых ножках) и С. crispus (головки мелкие, скучены по 2-3 на колюче крылатых ножках). Onopordon встречается в двух видах: О. Acanthium и О. Tauricum, из них первый растет в средней и южной России, второй - в Крыму. Это двухлетние растения, с очень колючим, ветвистым стеблем (до 11/2 м.); листья продолговатые, очень колючие, головки крупные, красные, одиночные; цветоложе ямчатое; семянки сплюснуточетырехгранные, хохолок из перистых волосков.

С. Р.

Чеснок

огородный (Allium sativum L.) - многолетнее луковичное растение из сем. лилейных (Liliaceae), дико растущее в Киргизских степях, в Остиндии. Луковица яйцевидная, беловатая, с многочисленными луковичками. Стебель до 1 м. высотой, листья плоские, линейные. Цветки беловатые в зонтике, с многочисленными луковичками; внутренние тычинки с. весьма длинными зубчиками; пыльники не выдаются из околоцветника, в остальном цветки так же, как у лука; отваливающееся покрывало зонтика с длинным остроконечием.

Чесотка

(Scabies) - представляет накожное заболевание, вызываемое животным паразитом - чесоточным клещом. Была ли известна Ч. в древности, трудно решить. Специальное описание Ч. мы находим лишь у арабских врачей, и Авензоар упоминает даже о присутствии при ней животного паразита. Но первое указание на счет чесоточного клеща находится в сочинении "Physica" святой Гильдегарды, настоятельницы монастыря на Рупертусберге, относящемся к середине XII столетия. В XVII в. Бономо дал образцовое описание клеща и его отношения к Ч. Имеются сообщения, что в это время старые женщины во многих местах излечивали Ч. вылавливанием клещей. Тем не менее многие врачи считали Ч. конституциональным заболеванием, развивающимся вследствие порчи крови, и даже в начале XIX в. еще не особенно верили в паразитарное происхождение ее. Так, напр., в Париже в 1812 г. была назначена премия за открытие чесоточного клеща. Премию эту получил Гале (Gales); но впоследствии выяснилось, что он демонстрировал сырного клеща. Только в 1834 г. Ренуцци, парижский студент из Корсики, научил парижских врачей отыскивать чесоточного клеща. С тех пор сведения о нем больше не затеривались. Изучением Ч. во всех ее подробностях мы обязаны главным образом работам Гебры (1844). Ч. возникает только путем перенесения оплодотворенной самки чесоточного клеща или нескольких клещей разного пола с больного человека или животного; из животных чесоточный клещ водится у собак, кошек, лошадей, кроликов, верблюдов и др., вызывая у них болезнь, известную под именем коросты, Заражение Ч. можно воспроизвести экспериментальным путем. Если оплодотворенную самку положить на какое-либо место кожи, то она начинает довольно быстро двигаться (по Вормсу, со скоростью 2 стм. в минуту), то останавливаясь, то возвращаясь назад, как бы ища места, где легче внедриться. Наконец останавливается и. упершись при помощи длинных щетинок задней частью тела и приподняв ее вверх, она наклоняет свой головной конец вниз и проникает в косом направлении через эпидермис в более глубокие слои кожи (до так назыв. сосочкового тела), затем проходит дальше параллельно поверхности, и таким способом образуется клещевой ход. Клещевые ходы представляют самый характерный симптом Ч.; они имеют вид серых, а у людей нечистоплотных почти черных, мелко пунктированных линий, длиной в среднем около 1 стм.; эти линии редко бывают прямые, обыкновенно же - кривые или волнообразно изогнутые. На месте, где клещ внедряется в кожу (так назыв. головной конец хода), образуется обыкновенно маленький пузырек или гнойничок, который через короткое время подсыхает; по отпадении корочки остается несколько воронкообразное отслоение эпидермиса. На противоположном (так назыв. хвостовом) конце хода можно при тонкой, нежной коже видеть просвечивающего в виде беловатой точки клеща, откуда его легко и выловить иглой. В клещевом ходе находятся еще до 20 и более овальных яиц, расположенных обыкновенно перпендикулярно к оси хода.

Чесоточный клещ имеет свои излюбленные места, где он по преимуществу внедряется, так что уже по одной локализации можно иногда распознать Ч. Эти места суть: боковые поверхности ручных пальцев и межпальцевые складки, сгибательная сторона запястья, окружность локтевого сустава, передняя подмышковая складка, область пупка, половой член и мошонка, коленный сгиб, внутренний край стопы, у женщин грудной сосок и его окружность; у людей, работающих в сидячем положении, кожа над седалищными буграми, а у детей и у лиц с нежной кожей вся ладонь и подошва; лицо и голова почти всегда остаются свободными. Субъективно начало болезни обозначается появлением сильного зуда, который вызывается сперва внедрением и движениями клеща, а затем раздражением окончаний чувствительных нервов его челюстями. Зуд может достигать такой степени, что больной совершенно лишается сна, тем 6олее, что в теплой постели зуд усиливается. Вследствие расчесов появляются вторичные изменения на коже в виде красноватых возвышений (папулы), пузырьков, гнойничков - вторичная экзема. Последняя держится в общем также излюбленных мест расположения клещевых ходов, но при запущенной Ч. иногда распространяется по всему телу. У женщин развивающаяся экзема грудного соска может повести к воспалению грудной железы (мастит). В некоторых редких случаях, у людей с вялой, нечувствительной кожей, которые поэтому мало чешутся, происходит накопление массы корок на коже, которое может достигать высоты в несколько сантиметров. В этих корках гнездится огромное количество клещей, как самок, так и самцов. Это - так назыв. норвежская Ч., описанная впервые Беком у прокаженных в Норвегии. Восприимчивость к Ч. одинакова присуща всем людям. Но заражение происходит только при тесном прикосновении, как, напр., при спанье в одной кровати, при половых сношениях; одно рукопожатие чесоточного еще не заражает. Эти условия объясняют большее распространение Ч. в низших слоях населения, где живут в тесных помещениях, спят вповалку. Но и в высших классах Ч. не так редка. Точно также Ч. быстрее передается между детьми, в виду их более интимных физических отношений. Болезнь, правильно распознанная, излечивается вполне в короткое время; если же она не распознана, то может, вопреки лечению, длиться годами, истощая больного вследствие бессонницы, зуда и т. д. Для лечения применяются средства, убивающие чесоточного клеща, как сера, нафтол, перуанский бальзам и др. При неправильно проведенном лечении, если хоть один экземпляр клеща остался не убитым, наступает рецидив. Для полного успеха лечения необходимо осмотреть всех членов семьи и подозрительных в смысле Ч. подвергать соответственному лечению, иначе они все будут продолжать заражать друг друга. В редких случаях остаются еще после излечения Ч. на некоторое время чирья, экзема, в особенности вокруг соска у женщин и около пупка, затем зуд. Последний иногда заставляет больного думать о рецидиве, и таким образом развивается боязнь Ч. (скабиофобия); больной переходит от врача к врачу, подвергается повторно противочесоточному лечению, его кожа раздражается все больше и больше, пока наконец несколько теплых ванн и простая пудра не положат конец его физическому и психическому страданию.

В М. О-ий.

Чехов Антон Павлович

- один из самых выдающихся современных европейских писателей. Отец его был крепостным, но выбился из рядового крестьянства, служил в управляющих, вел собственные дела. Семья Ч. вообще талантливая, давшая несколько писателей и художников. Ч. родился 17 января 1860 г. в Таганроге, там же окончил курс гимназии, затем поступил на медицинский факультет московского унив. и в 1884 г. получил степень врача, но практикой почти не занимался. Уже студентом начал (в 1879 г.) помещать, под псевдонимом Чехонте, мелкие рассказы в юмористических изданиях: "Стрекозе", "Будильнике", "Осколках" и др.; затем перешел в "Петербургскую Газету" и "Новое Время". В 1886 г. вышел первый сборник его рассказов; в 1887 г. появился второй сборник - "В сумерках", который показал, что в лице Чехова русская литература приобрела новое, вдумчивое и тонко-художественное дарование. Под влиянием крупного успеха в публике и критике Ч. совершенно бросил свой прежний жанр небольших газетных очерков и стал по преимуществу сотрудником ежемесячных журналов ("Северный Вестник", "Русская мысль", позднее "Жизнь"). Успех Ч. все возрастал; особенное внимание обратили на себя "Степь", "Скучная История", "Дуэль", "Палата ј6", "Рассказ неизвестного человека", "Мужики" (1897), "Человек в футляре", "В овраге"; из пьес - "Иванов", не имевший успех на сцене, "Чайка", "Дядя Ваня", "Три сестры". Огромная популярность Ч. выразилась, между прочим, в том, что все сборники его произведений выдержали помногу изданий: "В сумерках" - 13 изд., "Пестрые рассказы" - 14, "Хмурые люди" - 10, "Палата ј6" - 7, "Каштанка" - 7, "Рассказы" - 13 и т. д. В 1901-1902 гг. А. Ф. Маркс издал полное собрание сочинений Ч. в 10 томах. То же собрание, дополненное новейшими произведениями, дается в качестве премии к "Ниве" 1903 г., которая, благодаря этому, приобрела небывало большое количество подписчиков. В 1890 г. Ч. совершил поездку на Сахалин. Вынесенные из этой поездки мрачные впечатления, составили предмет целой книги: "Остров Сахалин" (1895). Позднее Ч. много путешествовал по Европе. Последние годы он, для поправления здоровья, постоянно живет в своей усадьбе под Ялтой, лишь изредка наезжая в Москву, где жена его, даровитая артистка Книппер, занимает одно из выдающихся мест в известной труппе московского "Литературнохудожественного кружка" (Станиславского). В 1900 г., при первых же выборах в Пушкинское отделение академии наук, Ч. был избран в число его почетных академиков.

Литературную деятельность Ч. обыкновенно принято делить на две, совсем ничего общего между собой не имеющие, половины: период Чехова-Чехонте и позднейшую деятельность, в которой даровитый писатель освобождается от приспособления к вкусам и потребностям читателя мелкой прессы. Для этого деления есть известные основания. Несомненно, что Ч.-Чехонте, в "юмористических" рассказах не стоит на своей высоте первостепенного писателя. Публика, подписавшаяся в 1903 г. на "Ниву" чтобы ознакомиться основательно с Ч., испытывала даже после первых томов расположенного в хронологическом порядке собрания его сочинений известное разочарование. Если, однако, глубже и внимательнее присмотреться к рассказам Чехонте, то нетрудно и в этих наскоро набросанных эскизах усмотреть печать крупного мастерства Ч. и всех особенностей его меланхолического дарования. Непосредственной "юмористики", физиологического, так назыв. "нутряного" смеха тут не очень-то и много. Есть, правда, немало анекдотичности и даже прямого шаржу, в роде, напр., "Романа с контрабасом", едва ли есть у Чехонте хотя бы один рассказ, сквозь шарж которого не пробивалось бы психологическая и жизненная правда. Не умрет, напр., в действительности чиновник оттого, что начальник в ответ на его чрезмерно угодливые и надоедливые извинения за то, что он нечаянно плюнул в его сторону, в конце концов крикнул ему "пошел вон"; но забитость мелкого чиновника, для которого сановник - какое то высшее существо, схвачено (в "Смерти чиновника") в самой своей основе. Во всяком случае веселого в "юмористических" шаржах Чехонте очень мало: общий тон - мрачный и безнадежный. Перед нами развертывается ежедневная жизнь в всем трагизме своей мелочности, пустоты и бездушия. Отцы семейства, срывающие на близких всякого рода неприятности по службе и карточным проигрышам, взяточничество провинциальной администрации, интриги представителей интеллигентных профессий, грубейшее пресмыкательство перед деньгами и власть имущими, скука семейной жизни, грубейший эгоизм "честных" людей в обращении с "продажными тварями" ("Анюта", "Хористка"), безграничная тупость мужика ("Злоумышленник"), полное вообще отсутствие нравственного чувства и стремления к идеалу - вот та картина, которая развертывается перед читателем "веселых" рассказов Чехонте.

Даже из такого невинного сюжета, как мечты о выигрыше 75000 р. ("Выигрышный билет"), Чехонте сумел сделать канву для тяжелой картины отношений размечтавшихся о выигрыше супругов. Прямо Достоевским отзывается превосходный рассказ "Муж", где на каких-нибудь 4 страничках во всем своем ужасе обрисована психология злобного, погрязшего в житейской скуке существа, испытывающего чисто физические страдания, когда он видит, что близкие ему люди способны забыться и на мгновение унестись в какой-то иной, радостный и светлый мир. К числу ранних рассказов Ч. относится и другой превосходный рассказ - "Тоска", на этот раз не только мрачный, но и глубоко трогательный: рассказ о том, как старый извозчик, у которого умер взрослый сын, все искал, кому бы поведать свое горе, да никто его не слушает; и кончает бедный старик тем, что изливает душу перед лошадкой своей. Художественные приемы Чехонте так же замечательны, как в позднейших произведениях Ч. Больше всего поражает необыкновенная сжатость формы, которая до сих пор остается основной чертой художественной манеры Ч. И до сих пор чеховские повести почти и всегда начинаются, и кончаются в одной книжке журнала. Относительно "большие" вещи Ч. - напр., "Степь" - часто представляют собой не что иное, как собрание отдельных сцен, объединенным только внешним образом. Чеховская сжатость органически связана с особенностями его способа изображения. Дело в том, что Ч. никогда не исчерпывает свой сюжет всецело и всесторонее. Будучи реалистом по стремлению давать неприкрашенную правду и имя всегда в запасе огромнейшее количество беллетристических подробностей, Ч., однако, рисует всегда только контурами и схематично, т. е. давая не всего человека, не все положение, а только существенные их очертания. Тэн у рассматриваемых им писателей старается уловить их faculte maitresse; Ч. это делает по отношению к каждому из своих героев и выдвигает в нем только то, что ему кажется в данном человеке характерным и преобладающим. Ч. почти никогда не дает целой биографии своих героев; он берет их в определенный момент их жизни и отделывает двумя-тремя словами от прошлого их, концентрируя все внимание на настоящем. Он рисует, таким образом, не столько портреты, сколько силуэты. Оттого-то его изображения так отчетливы; он всегда бьет в одну точку, никогда не увлекаясь второстепенными подробностями. Отсюда сила и рельефность его живописи, при всей неопределенности тех типов, которые он по преимуществу повергает своему психологическому анализу. Если к этому прибавить замечательную колоритность чеховского языка, обилие метких и ярких слов и определений, то станет очевидным, что ему много места и не нужно.

По художественной манере особое место занимает театр Ч. Как и повествовательные его произведения, драматическая деятельность Ч. распадается на два периода. Сначала он написал несколько истинно веселых вещей, из которых не сходят со сцены "Медведь" и "Предложение". Серьезные пьесы второго периода создались под несомненным влиянием Ибсена. Это пьесы "настроения" по преимуществу, в которых соответствующая игра актеров имеет почти решающее значение. "Три сестры", напр., в чтении совершенно не понравились и местами даже возбуждали смех. Таковы, в чтении постоянные комические восклицания сестер: "В Москву, в Москву", точно съездить в Москву и даже поселиться в ней - Бог весть какое счастье. Но в постановке московской труппы Станиславского "Три сестры" произвели огромнейшее впечатление, потому что те самые мелочи, часто даже простые ремарки, которые в чтении не замечаются и пропадают, были ярко подчеркнуты замечательно вдумавшейся в намерения автора труппою, и зрителю сообщалось авторское настроение. Даже пресловутое "В Москву, в Москву" превратилось в нимало не смешной символ стремления уйти из постылой действительности. "Дядя Ваня" производит и в чтении, но сценическое исполнение значительно усиливает общий эффект пьесы и в особенности завершительное впечатление беспросветной тоски, в которую погружается "дядя Ваня" по отъезде гостей.

Существенным отличием Ч.-Чехонте от Ч. второго периода является сфера наблюдения и воспроизведения. Чехонте не шел дальше мелочей обыденного, заурядного существования тех кругов общества, которые живут элементарной, почти зоологической жизнью. Но когда критика подняла самосознание молодого писателя и внушила ему высокое представление о благородных сторонах его тонкого и чуткого таланта, он решил подняться в своем художественном анализе, стал захватывать высшие стороны жизни и отражать общественные течения. На общем характере этого позднейшего творчества, начало которого можно отнести к появлению "Скучной истории" (1888), ярко сказалась та мрачная полоса отчаяния и безнадежной тоски, которая в 80-х годах охватила наиболее чуткие элементы русского общества. Восьмидесятые годы характеризуются сознанием русской интеллигенции, что она совершенно бессильна побороть косность окружающей среды, что безмерно расстояние между ее идеалами и мрачно-серым, беспросветным фоном живой действительности. Народ еще пребывал в каменном периоде, средние классы еще не вышли из мрака "темного царства", а в сферах направляющих резко обрывались традиции и настроения "эпохи великих реформ". Все это, конечно, не было чем-нибудь особенно новым для чутких элементов русского общества, которые и предшествующий период семидесятых годов сознавали всю неприглядность тогдашней "действительности". Но тогда русскую интеллигенцию окрылял особенный нервный подъем, который вселял бодрость и уверенность. В 80-х годах эта бодрость совершенно исчезла и заменилась сознанием банкротства перед реальным ходом истории. Отсюда нарождение целого поколения, часть которого утратила свое стремление к идеалу и слилась с окружающей пошлостью, а часть дала неврастеников, "нытиков", безвольных, бесцветных, проникнутых сознанием, что силу косности не сломишь, и способных только всем надоедать жалобами на свою беспомощность и ненужность. Этот-то период неврастенической расслабленности русского общества и нашел в лице Ч. своего художественного историка. Именно историка: это очень важно для понимания Ч. Он отнесся к своей задаче не как человек, который хочет поведать о глубоко волнующем его горе, а как посторонний, который наблюдает известное явление и только заботится о том, чтобы возможно вернее изобразить его. То, что принято у нас называть "идейным творчеством", т. е. желание в художественной форме выразить свое общественное миросозерцание, чуждо Ч. и по натуре его, слишком аналитической и меланхолической, и по тем условиям, при которых сложились его литературные представления и вкусы. Не нужно знать интимную биографию Ч., чтобы видеть, что пору так назыв. "идейного брожения" он никогда не называл. На всем пространстве его сочинений, где, кажется, нет ни одной подробности русской жизни так или иначе затронутой, вы не найдете ни одного описания студенческой сходки или тех принципиальных споров до бела дня, которые так характерны для русской молодежи. Идейной стороной русской жизни Ч. заинтересовался уже в ту пору, когда восприимчивость слабеет и "опыт жизни" делает и самые пылкие натуры несколько апатичными в поисках миросозерцания. Став летописцем и бытописателем духовного вырождения и измельчания нашей интеллигенции, Ч. сам не примкнул ни к одному направлению. Он одновременно близок и к "Новому Времени", и к "Русской Мысли", а в последние годы примыкал даже всего теснее к органу крайней левой нашей журналистики, не добровольно прекратившему свое существование ("Жизнь"). Он относится безусловно насмешливо к "людям шестидесятых годов", к увлечению земством и т. д., но у него нет и ни одной "консервативной" строчки. В "Рассказе неизвестного" он сводит к какому-то пустому месту революционное движение, но еще злее выставлена в этом же рассказе среда противоположная. Это-то общественно-политическое безразличие и дает ему ту объективную жесткость, с которою он обрисовал российских нытиков. Но если он не болеет за них душой, если он не мечет громов против засасывающей "среды", то он относится вместе с тем и без всякой враждебности к тому кругу идей, из которых исходят наши Гамлеты, пара на грош. Этим он существеннейшим образом отличается от воинствующих обличителей консервативного лагеря. Если мы для иллюстрации способа отношения Ч. к обанкротившимся интеллигентам 80-х гг. возьмем наиболее популярный тип этого рода - Иванова из драмы того же названия - какое мы вынесем впечатление? Во всяком случае не то, что не следует быть новатором, не следует бороться с рутиною и пренебрегать общественными предрассудками. Нет, драма только констатирует что таким слабакам, как Иванов, новаторство не по силам. Сам Иванов проводит параллель между собою и работником Семеном, который хотел похвастать перед девками силой, взвалить на себя два огромнейших мешка и надорвался.

Ту же неумолимую жесткость, но лишенную всякой тенденциозной враждебности, Ч. проявил и в своем отношении к народу. В русской литературе нет более мрачного изображения крестьянства, чем картина, которую Ч. набросал в "Мужиках". Ужасно полное отсутствие нравственного чувства и в тех вышедших из народа людях, которые изображены в другом рассказе Ч. - "В овраге". Но рядом с ужасным, Ч. умеет улавливать и поэтические движения народной жизни - и так как одновременно Ч. в самых темных красках рисует "правящие классы", то и самый пламенный демократизм может видеть в беспощадной правде Ч. только частное проявление его пессимистического взгляда на людей.

Художественный анализ Ч. как-то весь сосредоточился на изображении бездарности, пошлости, глупости российского обывателя и беспросветного погрязания его в тине ежедневной жизни. Ч. ничего не стоит уверять нас в "Трех сестрах", что в стотысячном городе не с кем сказать человеческого слова и что уход из него офицеров кавалерийского полка оставляет в нем какую-то зияющую пустоту. Бестрепетно заявляет Ч. в "Моей жизни", устами своего героя: "Во всем городе я не знал ни одного честного человека". Двойной ужас испытываешь при чтении превосходного психологически-психиатрического этюда "Палата №6": сначала - при виде тех чудовищных беспорядков, которые в земской больнице допускает герой рассказа, бесспорно лучший герой во всем городе, весь погруженный в чтение доктор Андрей Ефимович; затем, когда оказывается, что единственный с ясно-сознанными общественными идеалами - это содержащийся в палате №6 сумасшедший Иван Дмитриевич. А какое чувство беспросветной тоски должно нас охватить, когда мы знакомимся с интимной жизнью профессора, составляющей содержание "Скучной истории". Ее герой - знаменитый профессор, не только сообщающий своим слушателям специальные сведения, но и расширяющий их умственный горизонт широкими философскими обобщениями, человек чутко относящийся к задачам общественно-политической жизни, друг Кавелина и Некрасова, идеально-бескорыстный и самоотверженный в сношениях со всеми, кому приходится иметь с ним дело. Если судить по внешним признакам, то одной этой фигуры достаточно, чтобы поколебать убеждения в безграничности пессимизма Ч. но в том то и дело, что за внешней заманчивостью кроется страшная внутренняя драма; тем то история и "скучная", что жизнь знаменитого профессора как он сам чувствует дала в результате нуль. В семейной жизни его заела пошлость и мещанство жены и дочери, а в своей собственной духовной жизни он с ужасом открывает полное отсутствие "общей идеи". И выходит, таким образом, что вполне порядочный человек - либо сумасшедший, либо сознающий бесцельность своей жизни. А рядом торжествуют хищники и себялюбцы - какая-нибудь мещаночка в "Трех сестрах", жена, дочь и зять профессора в "Скучной истории", злая Аксинья "В овраге", профессорская чета в "Дяде Ване", Треплев и его возлюбленная в "Чайке" и множество других им подобных "благополучных россиян". К ним примыкают и просто люди со сколько-нибудь определенными стремлениями, как напр. превосходнейший тип "Человека в футляре" учитель гимназии Беликов, который весь город заставил делать разные общественные гадости только тем, что решительно ставил свои требования; брезгливые "порядочные" люди подчинялись ему, потому что не хватало силы характера сопротивляться. Есть, однако, пессимизм и пессимизм. Нужно разобраться и в чеховском пессимизме, нужно отделить его не только от того расхожего пессимизма, который, насмешливо относясь к "идиальничанью", граничит с апофеозом буржуазного "благоразумия", но даже напр., от пессимизма таких писателей как Писемский или многие из французских реалистов. У последних одно только злое и, главное, спокойное констатирование, а у Ч. все же чувствуется какая-то глубокая тоска по чему-то хорошему и светлому.

Было время, когда Ч. обвиняли в глубоком равнодушии. Н. К. Михайловский ярче всех формулировал этот упрек, сказав, что Ч. с одинаковым хладнокровием "направляет свой превосходный художественный аппарат на ласточку и самоубийцу, на муху и слона, на слезы и воду". Но пора этих упреков теперь более или менее миновала. Тот же Н. К. Михайловский усмотрел в "Скучной истории" некоторую "авторскую боль". Теперь едва ли многие станут спорить против того, что если у Ч. и нет определенного общественного миросозерцания, то у него, все-таки, есть несомненная тоска по идеалу. Он несомненно потому все критикует, что у него очень большие нравственные требования. Он не создает положительных типов, потому что не может довольствоваться малым. Если, читая Ч., и приходишь в отчаяние, то это все-таки отчаяние облагораживающее: оно поселяет глубокое отвращение к мелкому и пошлому, срывает покровы с буржуазного благополучия и заставляет презирать отсутствие нравственной и общественной выдержки.

Ср. Андреевич (Евг. Соловьев), "Книга о Горьком и Чехове"; Арсеньев, "Крит. этюды"; Батюшков, "Крит. очерки"; Вогюэ, "Revue d. deux Mondes" (1902, I) и порусски брошюра (М., 1902); Волжский, "Очерки о Чехове" (СПб., 1903 г.); Волынский, "Борьба за идеализм"; Гольцев, "Лит. очерки"; Меньшиков, "Крит. очерки"; Мережковский, в "Сев. Вестн." (1881, 11); Михайловский, "Соч." (т. VI) и "Рус. Бог" (1900 г., 4 и 1902, 2); Овсянико-Куликовский, "Вопросы психологии творчества" (СПб., 1902 г.); Протопопов, в "Русск. Мысли" (1892, 6); Скабичевский, "Соч." и "Рус. Мысль" (1899, ј4, 5 и 1901, ј11); Струве, "На разные темы"; Всев. Чешихин, "Современное общество в произведениях Боборыкина и Чехова" (Одесса, 1894).

С. Венгеров.

Чехонь,

чеша, чешка, шабля, сабляница, боковня (Pelecus cultratus L.) - рыба из семейства карповых. От других карповых Ч. легко отличается по форме тела: оно удлинено, сильно сплющено с боков, спина почти прямая, брюхо, напротив, очень выпукло и представляет острое ребро. Короткий спинной плавник сильно отодвинут назад и лежит над началом длинного подхвостового, грудные плавники длинные и лишь не много не достают концами до брюшных. Нижняя челюсть длиннее верхней и сильно заворочена кверху. Боковая линия извилистая и лежит близко к брюшному краю. Спина серовато-бурая, бока и брюхо серебристо-белые, спинной и хвостовой плавник серые, нижние плавники с красноватым оттенком; глаза серебристые, Ч. длиной до 11/2 фт. и весом до 11/2 фт., но есть указания на экземпляры до аршина и даже более. Водится преимущественно в реках Черного, Азовского, Каспийского моря, в этом последнем (редка в южной части), в Аральском море и среднем и нижнем течении Сыр-Дарьи. Северная граница области распространения Ч. проходит у нас по Финскому заливу, Неве, южной части Ладожского озера и Свири. В АвстроВенгрии водится в Дунае и очень многочисленна в Платенском озере, в Германии редка и встречается чаще всего у устьев рек. У нас на юге она наиболее многочисленна в низовьях и устьях рек, а также в море. Ч. держится преимущественно в больших реках, внутренних морях и больших озерах, придерживаясь в реках преимущественно глубоких и быстрых мест. Питается насекомыми и их личинками, а также молодью рыб. Растет быстро и становится способной к размножению, по-видимому, еще не достигнув двух лет. Ход Ч. весной в Волге начинается еще в феврале подо льдом, но крупная Ч. идет в марте и апреле. В нижней Волге нерест происходит, вероятно, в конце марта или апреле, в Средней России в мае. Ч. нерестится всегда в самой реке на перекатах, отмелях и косах; икра 2 мм. в диаметре, число икринок в самке средней величины до 100000. По окончании икрометания Ч. спускается к устьям. Осенью часть ее входит на зимовку в реки, часть остается на взморье. Зимует Ч. в нижней Волге в тихих местах, залегая косяками до нескольких десятков тысяч штук. Мясо вкусное и нежное, но костлявое. Ч. служит предметом значительного промысла и торговли, преимущественно в соленом виде.

Н. Кн.

Чечевица

(сельскохоз., Ervum lens или lens esculenta Moench) бобовое зерновое растение, по преимуществу яровое, с характерными круглыми, сплюснутыми с краев, но выпуклыми в центре семенами. Известны две разновидности - крупнозерная и мелкозерная Ч. Стебли первой вырастают до 28-35 стм.; плоды, листочки и прилистники нисколько крупнее, чем у второй, у которой стебли поднимаются всего до 18-28 стм. высоты; последняя, однако, большей частью дает высший урожай зерна и притом зерна более вкусного. К группе крупнозерной Ч. относятся сорта - крупная тарелочная Ч. (L. esculenta nummularia Alef., иначе столовая, пфениговая, гелеровая или полушечная белая) и обыкновенная или белая провансальская (L. esculenta vulgaris Аl.); к группе мелкозернистой малая красная (L. esculenta erythrosperma К.) с красновато-коричневыми зернами, марсовская с светло коричневыми в коричнево-желтыми зернами и черная (L. esculenta aigra Alef.) с черными мало вкусными, но довольно крупными семенами. Кроме названных существует очень много сортов Ч., особых для каждой, несколько отличной по своим условиям местности Зап. Европы и Сев. Америки. Период развития Ч. 100-130 дней, в течение которых она требует 1500-1800º Ц. По новейшим сведениям, не особенно боится заморозков (вредна tº ниже - 6º), но плохо переносит недостаток влаги в почве. Отчасти вследствие последнего условия, для Ч. необходимы чистые, хорошо разделанные, не засоренные почвы и вместе с тем достаточно богатые известью, без чего нельзя рассчитывать на хорошие урожаи этого растения. У нас Ч. возделывается в средних губерниях, главным образом черноземных, но по преимуществу же в юго-западном крае. В более северных местностях ее сеют в огородах, а в южных она служит предметом полевой культуры. В недавнее время, при существовавшем спросе за границу, столовая Ч. высевалась на пространстве до 1/3 милл. дес. в губерниях Тамбовской, Пензенской и соседних с ними. Лучшее предшествующее для Ч. растение - картофель, но сеют ее и после разных хлебов. Ее сеют как в чистом виде, так и в смеси с овсом и ячменем, хотя в последнем случае, как растение со слабыми органами, она должна страдать от затенения. Посев разбросной (7-10 пд.) или рядовой, с расстояниями в рядах в 1525 стм. (5-7 пд. на дес.). Для смешанного посева берут семян или поровну (по 5 пд. Ч. и другого хлеба) или Ч. Составляет 1/3 часть смеси. Семена заделываются на глубину 1/2-1 верш. Уход за Ч. сводится к защите ее от сорных трав при помощи полки и иногда. к перению ее, т. е. к втыканию в почву хворостин для поддержания стеблей Ч. К. уборке приступают как только начнут буреть бобы; в таком только случае, возможно получить высоко оплачиваемые семена ярко зеленого цвета. Уборку производят косой и серпом, срезая под корень, или руками, вырывая Ч. с корнем, чтобы полнее собрать урожай. Урожаи зерна Ч. (на посредственных почвах значительнее гороха) составляют на дес. 50-100 и даже 130-150 пд. зерна и 40-100 пд. соломы. Чечевичная солома и мякина служат для сдабривания бедных белками кормов, например, корнеплодов и соломы хлебов. Кроме обыкновенной Ч. в культуре известны еще: 1) виковая, польская (но в Польше не возделываемая) одноцветная Ч. или вика (Егvum monanthos или Vicia monantha Koch.) - неприхотливое растение, удающееся на песчаных, бедных известью почвах, где ни горох, ни вика не дают хороших урожаев, 2) французская или тоже виковая Ч. (Vicia Ervillia или Ervum Ervillia; на Кавказе - ухкрехели или кирюшна), устойчивое против засухи, но не против заморозков, более стоящее внимания, по Крафту, чем предшествующее растение. Урожай 90-150 пд. зерна с дес. и почти столько же соломы, зерно (содержащее не безвредные горькие вещества, извлекаемые кипячением или паром) пригодно для скармливания овцам, птицам и скоту при откорме.

Чечетка

(Acanthis linaria) - кругополярный вид певчих птиц из рода коноплянок, гнездящийся в северной части лесной области и только зимой спускающийся к югу (в России - до Крыма). Уже в конце февраля Ч. начинают снова улетать на север. Зимой в средней России они держатся большими стаями везде, где есть береза и ольха, семенами которых они преимущественно питаются. Отыскивая семена, они часто спускаются на землю по лесным дорогам или возле деревень, между овинами и скирдами хлеба. Постоянным перепархиванием с места на место и не умолкающим щебетанием Ч. более оживляют однообразный зимний пейзаж, чем какие-либо другие мелкие птицы. Гнездятся на деревьях или кустах то низко, то высоко над землей. Гнездо вьется из стеблей травы и мха; основанием служат тонкие, сухие веточки, а подстилкой - растительный пух, перья и волосы. Яйца зеленовато-голубые с темными пестринками. Верхняя сторона тела пестрая, желтовато-бурая с темными продольными черточками. Темные перья хвоста с светлыми каемками. На голове - темнокарминоновая шапочка. Зоб и грудь у самца ("чечета") с густым карминовым налетом. Нижняя сторона тела грязно-белая с темными пятнышками по бокам.

Ю. Вагнер.

Чжуан-цзы

- общепринятое название известного даоского философа Чжуан-чжоу, жившего в IV в. до Р. Хр. Он отказался от службы, считая ее несовместимой с занятиями философией, и всецело посвятил себя развитию доктрин основателя даосизма Лао-цзы. Сочинения Ч.-цзы высоко ценятся последователями этой религии, особенно со времен танского императора Сюань-цзун.

Чигорин Михаил Иванович

- наиболее выдающийся современный русский шахматист. Род. в 1850 г. Образование получил в гатчинском сиротском институте. По окончании курса поступил на государственную службу, но вскоре оставил ее, отдавшись исключительно шахматному искусству. В 1874 г. Ч. уже участвовал в турнире-гандикае в соединенном собрании немецком и любителей шахматной игры. В этом турнире Ч., беря от Шифферса и Шумова, взявших 1-й и 2-й призы, пешку и ход вперед, получил 3-й приз. В 1877 г. Ч. победил Э. С. Шифферса в матче. В 1878 г. Ч. получил 1-ый приз в СПб. в турнире с участием всех сильнейших игроков того времени. В 1881 г. Ч. впервые участвовал в международном турнире в Берлине и стал в ряды шахматных маэстро, разделив с Винавером 3-й и 4-й призы. В 1883 г. в лондонском турнире Ч. получил 4-й приз после Цукерторта, Стейница и Блэкберна. В 1889 г. Ч. разделил с Вейсом 1-й и 2-й призы в Нью-Йорке, а в 1895 г., на выдающемся по составу участников турнире в Гастингсе, аавоевал 2-й приз, опередив Ласкера, Тарраша и Стейница. В 1896 г. Ч. взял 1-й приз в матче с Харузеком в Будапеште. В 1903 г. получил первый приз в международном турнире в Вене. Ч. заявил себя также замечательным шахматным аналитиком сначала в матче по переписке Петербурга с Харьковом, затем в матче по телеграфу из двух партий между Петербургом и Лондоном в 1887г. В 1876-81 гг. Ч. издавал "Шахматный Листок", в котором дал "краткий курс дебютов". В 1885-86 г. Ч. Редактировал "Шахматный Вестник". С 1900 г. заведует шахматным отделом газеты "Новое Время".

Чиж

(Chrysomitris spinus) - один из видов певчих птиц из сем. вьюрков (Fringillidae). От настоящих вьюрков Ч. отличается тонко заостренным, очень слабо выпуклым сверху клювом и короткими когтями. Общая окраска - зеленоватожелтая, с неясными темными пятнами, основание рулевых перьев и большей части маховых - желтое. Водится во всей лесной области Европы и Азии, предпочитая хвойные леса и гористые местности. Летом живет парами; к осени собирается в более или менее значительные стаи. Питается насекомыми и семенами; осенью любимую пищу Ч. составляют семена березы и ольхи. Свое название получил за характерный "чижиный" писк, которым беспрерывно перекликаются отдельные птицы в стаях. Ч. держатся преимущественно на вершинах высоких деревьев, спускаясь только изредка на землю. Гнезда, свитые из тонких веточек, травинок, лишаев и мха, располагаются также высоко на деревьях (не ниже 5 саж.) и так искусно прячутся, что могут быть найдены лишь случайно. Кладка, состоящая из 5-6 бледно голубовато-зеленых яиц с темными пятнами и черточками, бывает 2 раза в год: в апреле и в конце июня. Птенцы выкармливаются насекомыми, в особенности голыми гусеницами мелких бабочек. Осенний пролет Ч. начинается в конце сентября, но часть Ч. не улетает на зиму не только в средней, но даже в сев. России, если встречает не замерзающие ручьи или речки.

Ю. Вагнер.

Ч. - одна из любимейших певчих птиц, по обнаруживаемой ею сообразительности и доверчивости к человеку. Песня Ч. состоит как из собственных его коротких "слов и ударов", так и из подражания пению других птиц, преимущественно синиц. Вследствие своей общительности, Ч. идут легко во все ловушки. Они свободно переносят неволю, делаются очень ручными и выучиваются разным фокусам. Кормить Ч. в клетках следует смешанным семенем, а также зеленью (кресс-салатом).

Чикаго

(Chicago) - город в североамериканском штате Иллинойс, в юго-западном углу озера Мичиган, под 41º53\'6,2" сев. ш. и 87º36\'61,2" зап. долг. от Гринвича Ч. - самый юный из мировых городов, в течение 30 лет выросший из незначительного города в 4-й по населенности в мире город (после Лондона, Парижа и Нью-Йорка), Быстрота роста Ч. является беспримерной даже в Северо-Американских Соединенных Штатах. В 1848 г. в Ч. считалось около 20000 жит., 1870 г. -до 300000, в 1898 г. - 1851588, в 1900 г. -2007695. Состав населения, сообразно его иммиграционному происхождению, крайне разноплеменный: американцев 25%, немцев 25%, ирландцев 15%, шведов 7%, чехов 5%, поляков 5%, норвежцев 21/4%, англичан 21/4%, евреев 2%, канадцев 13/4%, французов 13/4%, итальянцев 11/2%, шотландцев 11/2%, датчан 11/2%, голландцев 1%, других европейцев 1%, желтой расы 11/2%. Площадь города занимает 494 кв. км., т. е. в пять раз больше, чем площадь С.-Петербурга и в 8 раз больше, чем площадь Москвы. Река Ч., протекающая по городу двумя рукавами и впадающая в озеро Мичиган, делит город на северную, южную и западную части. В южной части между рекой и озером расположены наиболее оживленные торговыми учреждениями улицы города. Лучшие улицы города близ берега озера; на многих из них имеются бульвары. Ч. славится своими парками, из которых крупнейшие соединены между собой бульварами. Общая площадь всех парков составляет около 2600 акров. Кроме того в городе 22 небольших сада и сквера. 648 церквей и молитвенных домов. Светские здания более поражают своей колоссальностью и числом этажей, чем архитектурным вкусом. Таковы, например Court House и City Hall - дома городского управления, занимающие целый квартал; колоссальный Temperence Temple, сооруженный обществом трезвости; так назыв. Аудитория (здание для публичных лекций и концертов), центральный концертный зал. В последние годы в центральной части города сооружаются из стали и стекла колоссальные 16-20 этажные дома. При ежегодном приросте города в 50 тыс. человек чувствуется недостаток в жилых помещениях.

Памятники. В Линкольском парке статуи Линкольна, Гранта, Роберта Лазаля, Линнея, Андерсена и Шиллера; в Гумбольдтовом парке - статуи Александра Гумбольдта и Фр. Рейтера.

Промышленность и торговля. По размерам своей торговли скотом и хлебом Ч. занимает первое место не только в Соединенных Штатах, но и во всем мире. Скотные дворы и бойни (так наз. Union Stock Yards) Ч. содержат для 75 тыс. волов, 80 тыс. овец, 300 тыс. свиней и 6 тыс. лошадей. Ежедневно специальные поезда подвозят гурты скота; ежедневно закалывается от 30 до 60 тыс. свиней. В 1900 е. в Ч. привезено было 272 тыс. голов крупного рогатого скота, 354 тыс. овец, 810 тыс. свиней. На этих Union Stock Yards работают 72 фирмы, с 29 тыс. рабочих. Стоимость привезенного в Ч. скота в 1896 г. равнялась 165 милл. долларов. В том же году из Ч. отправлено 138,18 милл. бушелей маису, 106,7 милл. овса, 64,9 милл. пшеницы. 2,2 милл: ржи. Ч. - первый в Штатах рынок для торговли лесом. Ввоз и вывоз товаров из Ч. в 1900 г.:

Товары Ввоз Вывоз, В миллионах
Хлеб и мука в бушелях 314,7 337,4
Мясо в фн. 216,4 1178,9
Солонина в фн. 197,2 791,0
Сало в фн.   60,6 479,7
Кожи в фн. 101,3 127,9
Дрова и лес в кб. фт. 1576,7 769,4

Чугунно- и сталелитейные, машиностроительные и вагоностроительные заводы (знаменитый Пульмановский вагоностроительный завод, занимающий в 19 км. к Ю от Ч. целый городок-предместье Ч. - Пульман-сити). Мебельные фабрики. Производство печей. чугунных и стальных изделий, кожевенное и сигарное производства, изготовление готового платья в колоссальных размерах. По переписи 1890 г. считалось 9977 промышленных учреждений, с общей суммой годового производства в 664 милл. долл.; в том числе на бойни приходилось 203 милл., на чугунно-литейное производство 30 милл., на производство машин, железных и стальных изделий 24 милл., на готовое платье 32 милл., на книжное дело и газеты 27 милл., на деревообрабатывающую промышленность 17 милл., на плотничьи работы 12 мидл., столярные - 13 милл., каменные - 13 милл., вагоностроительное производство - 14 милл., изготовление земледельческих орудий - 10 милл., мыловаренное и свечное произв. - 9 милл., пивоварение - 10 милл., винокурение - 8 милл., сапожное и башмачное производства - 7 милл.

Кредитные учреждения. Банковых учреждений в 1901 г. было 53. Основной капитал 18 национальных банков достигал 18,6 милл. долл., 22 государственных банков - 11,8 милл. долл. Общая сумма взаимных расчетов достигла в 1900 г. 6811,05 милл. (в 1890 г. - 4093,14 милл. долл.).

Пути сообщения. В Ч. в 7-ми больших вокзалах соединяются 35 железнодорожных линий. Сеть железных дорог покрывает город. Подземная (132 км.) и эстакадная (80 км.) линии соединяют окраины с центром. По озеру и каналам (Мичиганскому и Иллинойскому) ежегодно приходит и уходит до 10 тыс. судов, вместимостью до 5,5 милл. тонн. В 1900 г. сооружен новый канал в 160 фт. ширины и 22 фт. глубины, соединяющий р. Чикаго, чрез реки Деплэн и Иллинойс, с Миссисипи. Содержание почтовых учреждений обошлось в 1900 г. в 2615 тыс. долл.; доход их достигал 6609 тыс. долл.

Городское самоуправление. Город управляется мэром и советом из 70 членов, выбираемых на 2 года в 35 округах города, по два на каждый округ. При совете 11 отделений. ведающих различные отрасли городского хозяйства. Полицейский персонал - 2517 чел., пожарный - 3314 чел. Ч. весь покрыт водопроводными (3014 км.) и водоотводными (2384 км.) трубами. Город освещается пятью частными обществами (газ и электричество). Городские доходы в 1900 г. - 231/2 милл. долл. Городской долг (фундированный) - 151/2 милл. долл. (1901). Ценность городского имущества (не считая стоимости мостов. виадуков и туннелей) равнялась 691/2 милл. долл., в том числе школьных зданий с инвентарем 25 милл. долл., водопровода 29,2 милл. долл., пожарных депо 1,7 милл. долл. и др.

Школьное дело. Во всех школах обучение общее для лиц мужского и женского пола, в низших и средних - бесплатное. Кроме того существуют специальные общественные ремесленные школы (Manual-Training schools), вечерние школы и училища для глухонемых и слепых. Общее число учащихся в общественных школах в 1900 г. 218518, учащих 5928. Школьный бюджет 5769226 долл. Университет основан в 1892 г. на частные пожертвования в 14 милл. долл. Студентов ок. 3000 (25% женщин). Более старая школа под названием North western University- собственно не университет в европейском смысле слова, а гимназия, с курсом подготовительным к университету. Chicago Athaeneum (с 1872 г.) - школа для изучения языков, литературы и педагогии. Иллинойская военная академия, еврейское ремесленное училище, несколько медицинских школ и семинарий и др. Много частных учебных заведений.

Библиотеки. Университетская (306 тыс.), городская общественная (2581/2 тыс.), с читальней (1030 периодических изданий), библиотека Ньюберри (220 тыс.), основанная на капитал в 21/2 милл., завещанный Ньюберри; третья общественная библиотека открыта в 1897 г. на капитал (21/2 милл. долл.) Джона Крерара. Chicago Art Institut владеет обширной картинной галереей и музеем художественных произведений. Естественноисторический и художественно-промышленный музей (Field Columbian Museum). Историческое общество. Множество клубов. 25 театров.

Периодическая печать. В Ч. выходит 24 ежедневных газеты, 260 еженедельных, 3 дважды в неделю и 192 ежемесячных. Тираж некоторых ежедневных изданий превосходит 200 тыс. экз. 6 газет на немецк. языке, 4 на шведском, две на датском. одна на польском и др. 11 больших госпиталей и больниц, детские приюты и богадельни, дома для слепых, для хроников, для душевнобольных. Самые крупный благотворительные общества: немецкое (содействие немецким эмигрантам), Illinois Humane Society (защита детей и животных от жестокого обращения) и United Hebrew Charities (еврейское благотворительное общество, поддерживающее и общие учреждения).

История. До начала XIX в. на месте теперешнего Ч. жили индейцы. Лишь в 1804 г., когда союзное правительство построило форт Дирборн, здесь появляются белые. В 1812 г., во время войны с Англией, форт Дирборн был покинут американцами; в 1816 г. вновь отстроен и с тех пор сделался центром для переселенцев в этот край. В 1827 г. здесь было положено основание поселка Ч., а начавшееся чрез два года сооружение канала между Мичиганом и Иллинойсом привлекло множество новых переселенцев. В 1832 г. индейцы были разбиты, вождь их Блакгаук взят в плен и индейцам отведена область к 3 от Миссисипи (тогда незаселенная, теперь штат Айова). В 1833 г. конгресс ассигновал 30 тыс. долл. на углубление устья р. Ч., ставшей с тех пор судоходной. В 1837 г. Ч. объявлен городом, и форт упразднен. Ч. в это время занимал 25 кв. км., с населением в 4179 чел. В 1848 г. открыто движение по каналу (154,46 км. длины) между оз. Мичиганом и р. Иллинойс, значительно оживившее торговлю Ч. Особенно быстро город стал расти со времени постройки железных дорог. В 1871 г. Ч. уже занимал площадь в 93,8 кв. км., с 300 тыс. жит. В том же году страшный пожар, длившийся два дня, уничтожил почти весь город. Сгорело имущества на сумму 190 милл. долл., 98 тыс. чел. осталось без крова, несколько сотен погибло в пламени. Едва успела остыть почва, как город стал отстраиваться с лихорадочной поспешностью. Не прошло года, как новые улицы с великолепными зданиями заставили забыть о сгоревшем городе. Чрезмерно поспешная строительная деятельность вызвала в 1873 г. денежный кризис, но, став с конца 1870-х гг. главнейшим центром североамериканской торговли убойным скотом и хлебом, Ч. быстро расцвел и к началу 1890-х гг. в нем уже считалось свыше миллиона жителей. Всемирное значение Ч. как торгового центра получила блестящее выражение в состоявшейся здесь в 1893 г. (с мая по октябрь) международной Колумбийской выставке, в которой приняли участие народы всех стран света. Площадь выставки поражала колоссальностью своих размеров (268,65 гектаров), простираясь вдоль берега озера на 2,4 км, отделанные искусственным, блестяще белым алебастром, главные здания выставки были раскинуты среди зелени и воды. Число посетителей достигло 21 1/2 милл. Издержки по выставке - 26,3 милл. долл., доходы - 28,1 милл. долл. Ср. Andreas, "History of Chicago" (Ч., 1884); Sheahan, "Chicago, seine Vergangenheit, Gegenwart nnd Zukunf" (Ч., 1872); Seeger, "Chicago, die Geschichte einer Wunderstadt" (Ч., 1892); Kirkland, "The story of Chicago" (1895); Schick, "Chicago and its environs" (1891); "Report of the Chicago Municipal Bureau of Statistics"; Blam, "Chicago und die Columbische Weltaustellung" (Лпц.. 1893); Hiliger, "Amerika und die Columbische Weltaustellung" (Ч. 1894); "Всемирная Колумбова выставка 1893 г. в Ч. Указатель русского отдела" (СПб., 1893); П. И. Глуховской, "Отчет генерального комиссара русского отдела Колумбовой выставки в Ч." (СПб., 1895).

Чимабуэ Джованни

(Cimabue) - флорентийский художник, один из главных возродителей итальянской живописи после ее продолжительного средневекового застоя, происходил из знатной и богатой фамилии Ч. Гвальтьерн, родился, по свидетельству Вазари, в 1240 г., работал во Флоренции и в соседних с ней местах и умер, вероятно, в 1302 г. До его времени живопись в Италии оставалась застывшей в оковах византийского стиля, повторяла одни и те же исстари установившиеся типы изображений, соблюдала одни и те же условности в рисунке, колорите и технических приемах, пренебрегая наблюдением природы и не давая художникам возможности выказывать их индивидуальное чувство. Правда, еще до Ч. и одновременно с ним некоторые тосканские живописцы стремились, не разрывая связи своего творчества с византийскими преданиями, вносить в него новизну, красоту и свободу, но их попытки были робки и незначительны в сравнении со сделанными этим мастером. В первых своих иконах Богоматери, из которых одна, бывшая во флорентийской церкви С.-Тринита, находится теперь в тамошней академии, Ч. является еще вполне византийцем; но вскоре в его произведениях старинные, традиционные композиции и фигуры стали более оживленными, привлекательными и величественными, а краски более свежими, изящными и натуральными. Этого было достаточно для возбуждения в современниках художника восторженного отношения к его работам. Рассказывают, что Мадонна, написанная им для капеллы Ручеллаи в церкви С.-Мария-Новелла (где она находится и теперь), будучи еще не совсем окончена, прославилась до такой степени, что Карл Анжуйский, в бытность свою во Флоренции, пожелал видеть это необычайное произведение и посетил для того мастерскую Ч., а потом оно было (в 1267 г.) при многолюдном стечении народа торжественно перенесено в упомянутую церковь, в память чего тот квартал, через который проходила процессия, получил название Borgo Allegro. Богоматерь в этом образе представлена на золотом фоне, сидящей на роскошном троне с МладенцемХристом на коленях; шесть коленопреклоненных ангелов помещены у трона, по три с каждой стороны, один над другим. Лик Мадонны еще византийского типа, с тонким и длинным носом, миндалевидными глазами, высокими бровями и маленьким ртом; но в этих чертах уже проглядывает выражение кротости и умиления. Лицо Младенца - такое же недетское, как на всех вообще иконах того времени; но в данном ему движении виден мотив, подмеченный художником в натуре. Общая композиция торжественна, не лишена изящества, а ангелы могут быть даже названы созданиями высокой красоты. Простые и светлые краски приближаются в телесных частях к естественным цветам, и вся техника живописи значительно лучше тогдашней византийской. Две другие замечательные Мадонны Ч. находятся в Луврском музее, в Париже, и в лондонской национальной галерее: первая, происходящая из церкви С. Франческо в Пизе окружена рамой с медальонами, в которых написаны изображения 24-х святых; вторая, представляющая Богоматерь в полу фигуре, первоначально принадлежала флорентийской церкви С.-Кроче. Несколько раньше, чем была исполнена Мадонна Ручеллаи, Ч. трудился вместе с другими мастерами,. над украшением фресковой живописью верхней и нижней церквей монастыря св. Франциска в Ассизи, но за исключением Мадонны с четырьмя ангелами, написанной несомненно им в нижней церкви, теперь трудно решить, какие именно из тамошних фресок принадлежат ему; судя по манере. исполнения, можно приписать ему более всех остальных "Лобзание Иуды" и "Положение в гроб", к сожалению, пострадавшие до такой степени, что содержание их едва различимо. В конце своей жизни Ч. занимался производством в абсиде пизанского собора мозаики, изображающей Спасителя с предстоящими Ему Богоматерью и Иоанном Крестителем, но успел окончить только две из этих фигур: третья, фигура Пресвятой Девы, исполнена позже (в 1321 г.) пистойцем Вицинусом. Из школы Ч. вышел великий Джотто, двинувший итальянскую живопись на пути к возрождению еще дальше, чем он. - Ср. Strzygowski, "Cimabue und Rom" (Вена, 1888).

А. С-в.

Чимароза Доменико

(Cimarosa) - знаменитый итальянский композитор (1749-1801). Первая его опера, "Fiorentini", поставлена была в 1772 г. с громадным успехом. Он написал. много опер, давших его имени большую популярность во всей Европе. В 1789 г. Ч. уехал, по приглашению русского двора, в Петербург, где пробыл три года. В 1792 г. он переехал в Вену. Здесь была написана его опера "Il Matrimonio segreto", считающаяся лучшим его произведением. Она так понравилась императору Леопольду, что он приказал дать ее в тот же день во второй раз. Такой же успех имела эта опера и в Италии. Наряду со своими современниками, Гульельми и Паизиелло, Ч. оставил значительный след в музыкальном искусстве. См. "Elogio funebre au onore del sempre chiaro e celeberimo scrittore in musica D. Cimarosa" (Венеция, 1801).

Н. С.

Чимкент

- уездн. гор. Сыр-Дарьинской обл., в 114 вер. к С от Ташкента, на высоте 1650 фт. над ур. моря, на р. Бадаме, левом притоке р. Арыс, впадающей справа в Сыр-Дарью. Ч. лежит в области третичных образований, которые на правом берегу Бадама прикрываются лёссом. Довольно живописное положение, сравнительно умеренная температура лета, много зелени и отличная вода, получаемая из Качкаратинских ключей, делают Ч. санитарным пунктом, привлекающим дачников из Ташкента и больных, приезжающих сюда на лето для пользования кумысом. Жителей 12441: русских 768, евреев 150, мусульман сартов 11496. Домов в русской части города 105, в туземной 1886. Церквей православных 2, мечетей 34, училищ 3 (городское 2-классное мужское, приходское 1-клас. женское, русско-туземная школа), мектебе 16. Общественный (Черняевский) сад, общественное собрание, библиотека имени А. С. Пушкина. Городские доходы - 11760 р. Завод, вырабатывающий сантонин (противоглистное лекарственное средство) из цветочных головок особого вида полыни (Anemisia cina), растущего в Чимкентском у., и снабжающий весь мир этим продуктом. Ч. имеет довольно важное торговое значение, будучи расположен в узле дорог, ведущих на Оренбург, Верный и Ташкент. Оренбургский тракт, идущий из Ташкента на С, в Ч. выделяет ветвь, направляющуюся на В в Верный и далее на Семипалатинск. Строящаяся Оренбургско-Ташкентская жел. дор. проходит западнее. Ч. прежде славился торговлей лошадьми; ныне она значительно упала.

Ч. (военная история). После падения Туркестана и Аулие-Ата (в, поле 1864 г.), кокандцы начали сильно укреплять Ч. и оттуда вооруженными шайками тревожить окрестности. Вследствие этого двинуты были в Ч. два русских отряда: один под начальством ген.-м. Черняева, другой - полк. Лерхе. Соединенные силы обоих отрядов состояли из 101/2 рот пехоты и 21/2 сотен казаков, при соответствующем количестве артиллерии. 19 сент. оба отряда соединились у Ч. и немедленно приступили к осадным работам, а через два дня крепость и город были в наших руках.

Чимкентский уезд - Сыр-Дарьинской обл., граничит на Ю с Самаркандской обл., на З с Аму-Дарьинским отд., на С с Акмолинской обл. Имея форму неправильного многоугольника, занимает 96135 кв. вер. или 109406 кв. км. (по Стрельбицкому); в том числе под озерами 315 кв. вер. (358 кв. км.). Жителей, по переписи 1897 г., 285180 (157578 мжч. и 127603 жнщ.), в том числе в городах 22348. В отношении рельефа и природы Ч. уезд может быть разделен на четыре части: сев.-вост. часть Ч. у., расположенная между горами Кара-тау и р. Чу, представляет у подошвы гор лессовую степь, которая далее на СВ переходит в песчаную пустыню, продолжающуюся до р. Чу. Проточных вод почти нет, колодцы довольно многочисленны. Следующая к ЮЗ часть Ч. у. занята горами Кара-тау, которые на С принадлежат уезду обоими склонами, а на Ю только юго-западных. Сев.-вост. склон гор Кара-тау крут, скалист и крайне маловоден; юго-зап. отложе и орошается многочисленными речками, которые служат для орошения полей и направляются к Сыр-Дарье. Горы в южной части хребта, где они примыкают к Таласскому Алатау, достигают 7 тыс. фт. высоты и кое-где покрыты древесной растительностью, далее к С они понижаются и совершенно безжизненны. В горах есть месторождения свинца и каменного угля. Наиболее важное по значению и населенной частью Ч. у. является та часть, которая расположена между горами Кара-тау и р. Сыр-Дарьей и прорезывается почтовыми трактами Ташкент-Оренбург и отчасти Чимкент-Верный, а также и строящейся Оренбургоашкентской жел. дороги. Плодородная лессовая почва орошается здесь нижними и средними течениями речек, стекающих с Кара-тау, из коих наиболее значительными являются Арыс с притоком Бадам, Бугунь и др., и в этой части уезда сосредоточено большинство населения и почти вся земледельческая культура, с посевами пшеницы, ячменя, риса и хлопчатника. Хлопчатник достигает здесь северного предела своей культуры, тем не менее посевы его в южной части у. занимают не менее 4-5 тыс. дес. Западной границей рассматриваемого района является р. Сыр-Дарья, которая прорезывает весь Ч. у. с Ю на С и принимает справа некоторые из указанных речек, стекающих с гор Кара-тау; большая часть их, однако, разбирается на орошение или иссякает, не доходя до реки. Западнее Сыр-Дарьи расположен последний, четвертый район Ч. у., представляющий обширные, слегка волнистые, степные пространства, которые мало помалу переходят в совершенно безводную песчаную пустыню, КызылКули. В вост. части этого района имеется довольно много колодцев, западная же часть его совершенно безводна. Население Ч. уезда состоит из сартов, киргизов и русских; последних, в 17 селений, 5135 душ; большая часть русских селений возникла с 1892 г. Русские и сарты ведут оседлый образ жизни и занимаются преимущественно земледелием; киргизы кочуют и главное их занятие - скотоводство. Кроме указанных растений, население возделывает. обычные в средней Азии полевые, огородные и садовые, а русские поселенцы пробуют, не без успеха, разводить сахарную свеклу. Заметный заработок местному населению доставляет сбор цветных головок цитварной полыни (Arlemisia cina), растущей в изобилии по обе стороны Сыр-Дарьи; они идут на выделку лечебного средства сантонина. Заросли цитварной полыни, расположенные в Ч. уезде, являются единственными на земном шаре; во всех других местностях растение это уже истреблено. Скотоводство значительно развито в сев.-вост., сев.-зап. и зап. частях уезда, где преобладает почти исключительно киргизское население. Фабрично-заводская промышленность в Ч. у. развита слабо и сосредоточивается почти исключительно на хлопкоочистительном и сантонинном производствах; остальные отрасли промышленности носят кустарно-ремесленный характер и, при множестве мелких производств, имеют ничтожные размеры. Торговые обороты Ч. у. довольно значительные; стоимость вывоза составляет свыше 2000000 р. (шерсть, шкуры, хлопок, сало, кишки, масло, пшеница, сантонин и т. д.), а ввоза - свыше 3000000 р. (мануфактура, железо, земледельческие орудия, чай, сахар и т. п.). Значительная часть торговли сосредоточена в руках казанских татар. Из населенных мест в Ч. у. замечателен г. Туркестан.

М.

Чин

(церк.). - Слово "Ч.", при переводе его с греческого языка (taxiV, ordo) означает порядок (см. 1 Коринф. XIV, 40; Луки I, 8). В этом смысле слово "Ч." и принимается в богослужебных книгах, относящихся к общественному богослужение, напр., когда говорится: "кадить по Ч.", "идут к Евангелию по Ч." или, когда в Типиконе читаем: "Ч. вечерни". В последнем случае слово "Ч." тоже означает, что и слово "устав", именно указание на порядок молитвословий при богослужении. Слове "Ч." заменяет собой слово "устав". Напр., в Типиконе пишется "Ч. великие вечерни, си есть бдения всенощного". В Служебнике тоже самое озаглавливается так: "Устав священнослужения, сиречь како служить диакон со священником на велицей вечерни", Иногда в богослужебных книгах, относящихся к общественному богослужению, под "чином" разумеется не только указание на порядок молитвословий при богослужении, но и. само изложение их (см. в Служебнике "Ч. божественной литургии", "Ч. преждеосвященных даров", "Ч. над кутьею" и др., равно чины в Требники). См. прот. К. Никольский, "Обозрение богослужебных книг православной российской церкви по отношению их к церковному уставу" (СПб., 1858).

Чина

(Lathyrus L.) - родовое название растений из сем. мотыльковых (Рарilionaсеае). Известно до 100 видов, растущих преимущественно в северном полушарии, отчасти в горах тропической Африки и Южной Америки. Это низкие или лазящие при помощи усиков травы, многолетние или однолетние, с парноперистыми листьями, состоящими большей частью из немногих листков; иногда листков не бывает, и тогда прилистники развиваются весьма сильно, заменяя собой недостающие листья. Цветки большей частью крупные, голубые, синие, лиловые, красные, белые или желтые, одиночные или собранные в кисти. Чашечка косая, с почти равными зубцами. Лепестки неравные, флаг широкий, обратнояйцевидный или почти круглый, выемчатый; крылья обратнояйцевидные или продолговатые, свободные или приросшие к лодочке; лодочка тупая, редко заостренная, изогнутая; свободные части тычиночных нитей изогнутые, нитевидные или плоские; завязь сидячая или на ножке, большей частью многосемянная, редко с 2-4 семенами. Боб сплюснутый или цилиндрический, двустворчатый. Огромный род Lathyrus разделяется на две секции; Archilathyrus (лист с усиком) и orobus (лист с шипиком) и на 12 подродов. В Европейской России встречаются ок. 25 видов Ч.; из них наиболее часты: луговые Ч. (L. pratensis), многолетняя трава с желтыми цветами, растущая по лугам; лесная Ч. (L. silvestris), многолетняя трава с розовыми цветками и с крылатыми стеблями, растущая по лесам, кустарникам; болотная Ч. (L. раlustris), многолетняя трава, с крылатыми стеблями и голубоватыми цветками; клубненосная Ч. (L. tuberosus) многолетняя трава, с тонким стеблем и красными цветами, растущая по полям, кустарникам и др. -К р. Lathyrus относится и душистый горошек (L. odoratus), разводимый в цветниках; однолетнее растение родом из Южной Италии.

Р. О.

Чина

(сельскохоз.). - Под этим общим названием известно несколько растений, разводимых в хозяйствах с различными целями. Ч. посевная (Lathyrus sativus L. s. Cicercula sativa alba Alef.), называемая также угловатым, угольчатым или немецким горохом, культивируется в Испании, Италии, юге Франции и Румынии; у нас распространена (пока еще мало) в черноземных губ., преимущественно там, где горох сильно поражается зерновиком. Культура Ч. мало чем отличается от культуры гороха. Урожай 60-100 пд. семян и 70-120 пд. соломы с дес. Употребление зерен Ч. в пищу иногда вызывает у человека, реже у животных, болезненные явления, именно конвульсии и паралич нижних конечностей. Ядовитые вещества заключаются только в семенах (стебли и листья могут быть скармливаемы животным без всякого вреда в любом количестве) и находятся в связи с мало еще выясненными условиями роста растений. Существуют указания, что ядовитость Ч. зависит от примеси семян красной Ч. (L. Cicer), сама же Ч. безвредна. Ч. лесная (L. silvestris), улучшенная в культурном отношении (всходит быстрее дикой формы) Вагнером, рекомендовалась для разведения в качестве многолетнего кормового растения, удающегося на самых плохих почвах, на которых она к тому же может удерживаться длинный ряд лет, давая ежегодно высокие урожаи. Немалую роль при пропаганде Ч. играли также другие свойства этого растения, выставлявшиеся с лучшей стороны, но которые, однако, оказались сильно преувеличенными. Таковое исключительное богатство Ч. белковыми веществами, выносливость, нетребовательность, многоукосность и безвредность. Скорее нужно признать, что лесная Ч. является, как и большинство бобовых, хорошей кормовой травой, которую скот ест в большинстве случаев охотно в свежем, сухом и силосованном виде. Засадка Ч. более или менее большей площади сопряжена со значительными трудностями, так как семена ее трудно прорастают; обыкновенно семена Ч. высеваются предварительно на особых грядках. а появившиеся ростки пересаживают в поле; на третий год она начинает давать укос; существуют поля с которых снимались укосы в течение продолжительного времени (более 10 лет). Ч. клубненосная (L. tuberosus), многолетнее культурное растение, довольно часто является также обременительной сорной травой в хлебных посевах. В черноземной полосе в диком виде встречается чаще по балкам и слегка солонцеватым лугам, значительно реже в сухой степи. Разводится из-за особых шишковидных утолщений на корнях (употребляемых в пищу в вареном или печеном виде), гл. образом, в огородах, на жирной почве, клубнями или семенами. В первом случае урожай получается скорее, чем во втором, при котором к сбору можно приступать только спустя 2-3 года после посева. Клубни собирают только у старых экземпляров и при том не тревожа всего растения, которое остается еще долго жизнеспособным.

Чингисхан

- замечательный завоеватель. Родился на берегу Онона в Монголии около 1155 г.; первоначально носил имя Темучин. Его отец, Есугай-бахадур, по-видимому имел, некоторое влияние среди монголов, но после его смерти (около 1168 г.) его приверженцы тотчас покинули его вдову и детей; семья несколько лет скиталась в лесах, питаясь кореньями, дичью и рыбой. Возмужав, Темучин постепенно собрал вокруг себя некоторое число приверженцев из степной аристократии, присоединился к хану христианских кераитов и принял участие в союзе с китайским правительством, сначала в борьбе против усилившихся татар, живших около озера Буир-нор, потом против демократического движения, во главе которого стал его бывший друг Чжамуха. После поражения Чжамухи (1201) произошла ссора между Темучином и кераитским ханом; последний вступил в соглашение с Чжамухой и привлек на свою сторону часть приверженцев Темучина. В 1203 г. кераитский хан был убит, и Темучин овладел всей восточной Монголией. Чжамуха восстановил против него западных монголов, найманов, которые также были разбиты, после чего вся Монголия объединилась под властью Темучина; тогда же (1206) последний принял титул Ч. (точное значение этого титула еще не установлено), дал основанному им кочевому государству строго аристократическое устройство и окружил себя телохранителями, которые пользовались значительными привилегиями сравнительно с прочими монголами, но были подчинены строгой дисциплине. При покорении найманов Ч. познакомился с началами письменного делопроизводства, находившегося там в руках уйгуров; те же уйгуры поступили на службу к Ч. и были первыми чиновниками в монгольском государстве и первыми учителями монголов. По-видимому, Ч. надеялся впоследствии заменить уйгуров природными монголами, так как велел знатным монгольским юношам, между прочим и своим сыновьям, учиться языку и письменности уйгуров. После распространения монгольского владычества, еще при жизни Ч., монголы пользовались также услугами китайских и персидских чиновников. Преследуя бежавших из Монголии кочевников, монголы в 1209 г. приняли покорность от уйгуров в Вост. Туркестане, в 1211 г. - от карлуков, в сев. части Семиречья; в том же году началась война с Китаем, временно остановившая успехи монголов на западе. Сев. Китай принадлежал в то время чжурчжэням, народу маньчжурского происхождения (дин. Цзинь). В 1215 г. Ч. взял Пекин; окончательное завоевание государства чжурчжэней произошло уже при преемнике Ч., Угэдэе. В 1216 г. возобновились походы против бежавших на запад кочевников; в том же году произошло случайное столкновение между монгольским отрядом и войском хорезхшаха Мухоммеда, объединившего под своею властью мусульманскую Среднюю Азию и Иран. Начавшиеся около того же времени, на почве торговых интересов, дипломатические сношения между Ч. и Мухаммедом окончились в 1218 г. разграблением каравана, посланного Ч., и избиением купцов в Отраре, пограничном городе во владениях Мухаммеда. Это заставило Ч., не окончив завоевание Китая, отправить войска на запад. В 1218 г. монголы завоевали Семиречье и Вост. Туркестан, которыми владел бежавший из Монголии найманский царевич Кучлук; в 1219 г. Ч. лично выступил в поход со всеми своими сыновьями и с главными военными силами; осенью того же года монголы подступили к Отрару. В 1220 г. был завоеван Мавераннехр; отряды, посланные для преследования бежавшего Мухаммеда, прошли через Персию, Кавказ и южную Россию и оттуда вернулись в Среднюю Азию. Сам Ч. в 1221 г. завоевал Афганистан, его сын Тулуй - Хорасан, другие сыновья - Хорезм. В 1225 г. Ч. хан вернулся в Монголию. В землях к северу от Аму-Дарьи и к востоку от Каспийского моря владычество монголов было им прочно установлено; Персия и южная Россия были вновь завоеваны его преемниками. В 1225 или в начале 1226 г. Ч. предпринял поход на страну тангутов, где умер в августе 1227 г.

Мы имеем довольно подробные сведения как о наружности Ч. (высокий рост, крепкого телосложения, широкий лоб, длинная борода), так и о чертах его характера. С дарованиями полководца он соединял организаторские способности, непреклонную волю и самообладание, которого не могли поколебать ни неудачи, ни оскорбления, ни обманутые надежды. Щедростью и приветливостью он обладал в достаточной степени, чтобы сохранить привязанность своих сподвижников. Не отказывая себе в радостях жизни, он, в противоположность большинству своих потомков, оставался чужд излишеств, несовместимых с деятельностью правителя и полководца, и дожил до преклонных лет, сохранил в полной силе свои умственные способности. Происходя из народа, стоявшего в то время на самой низкой степени культуры, Ч. был лишен всякого образования, не имел времени усвоить те знания, которым велел обучать своих сыновей, и до конца жизни не знал другого языка, кроме монгольского. Естественно, что круг идей его был очень ограничен; по-видимому, он чувствовал себя только атаманом, который ведет своих воинов к победам, доставляет им богатство и славу и за это имеет право на лучшую часть добычи. В приписанных ему изречениях нет признаков понимания идеи о благе целого народа еще меньше можно предполагать в нем широкие государственные стремления. Нет основания полагать, что он с самого начала задавался обширными завоевательными планами; все его войны вызывались событиями. Смуты, среди которых выдвинулся Ч., не могли окончиться иначе, как объединением Монголии, которое всегда влекло за собой нападение кочевников на Китай; походы на запад были вызваны преследованием бежавших врагов, необходимостью получать с запада товары, которых не мог больше давать опустошенный Китай, и непредвиденным событием в Отраре. Идея всемирного владычества появляется у монголов только при преемниках Ч. Основные начала устройства империи были заимствованы из сферы кочевого быта; понятие родовой собственности было перенесено из области частноправовых отношений в область государственного права; империя считалась собственностью всего ханского рода; еще при жизни Ч. его сыновьям были назначены уделы. Благодаря созданию гвардии, Ч. имел в своем распоряжении достаточное число испытанных людей, которым мог без опасений поручать военное начальство в отдаленных областях; при устройстве гражданского управления он должен был пользоваться услугами покоренных народов. По-видимому, он хотел освободить от этого своих преемников; таким желанием естественнее всего объяснить принятую им меру обучения монгольских юношей уйгурской письменности. Более широких цивилизаторских стремлений у Ч. не было; по его мысли, монголы, ради сохранения своего военного преобладания, должны были по прежнему вести кочевую жизнь, не жить ни в городах, ни в селах, но пользоваться трудами рук покоренных земледельцев и ремесленников и только для этой цели охранять их.

Не смотря на все это, деятельность Ч. имела более прочные результаты, чем деятельность других мировых завоевателей (Александра Македонского, Тимура, Наполеона). Границы империи после Ч. не только не сократились, но значительно расширились, и по обширности монгольская империя превзошла все когда-либо существовавшие государства. Единство империи сохранялось 40 лет после смерти Ч.; господство его потомков в государствах, образовавшихся после распадения империи, продолжалось еще около ста лет. В Средней Азии и Персии и в настоящее время сохранились многие должности и учреждения, введенные в этих странах монголами. Успех деятельности Ч. объясняется только его гениальными природными дарованиями; у него не было ни предшественников, которые бы подготовили для него почву, ни сподвижников, которые бы могли оказывать на него влияние, ни достойных преемников. Как монгольские военачальники, так и находившиеся на монгольской службе представители культурных наций были только орудием в руках Ч.; ни один из его сыновей и внуков не наследовал его дарований; лучшие из них могли только продолжать в том же духе деятельность основателя империи, но не могли думать о переустройстве государства на новых началах, сообразно требованиям времени; для них, как для их подданных, заветы Ч. были непререкаемым авторитетом. В глазах современников и потомства Ч. был единственным создателем и устроителем монгольской империи.

Литература. С. d\'Ohsson, "Histoire des Mongols" (4 т., Гага и Амстердам, 1834); В. П. Васильев, "История и древности восточной части Средней Азии" ("Труды Вост. Отд. Имп. Арх. Общ.", т. IV, 1859); И. Н. Березин, "Очерк внутреннего устройства улуса Джучиева" ("Труды Вост. Отд. Имп. Арх. Общ.", т. VIII, 1863); М. И. Иванин, "О военном искусстве и завоеваниях монголо-татар" (СПб., 1875); В. Бартольд, "Образование империи Чингисхана" ("Зап. Вост. Отд. Имп. Русск. Арх. Общ.", т. X); его же, "Туркестан в эпоху монгольского нашествия" (ч. II, СПб., 1900; в этих двух работах дан обзор источников).

В. Бартольд.

Чириков Евгений Николаевич

(род. в 1864 г.) - писатель. Из дворян Симбирской губ.; учился в казанском унив.; сначала был юристом, потом естественником. По причинам, от него не зависевшим, курса не кончил. Писать начал еще студентом, в "Лесном Вестнике"; долго работал в провинциальной, приволжской печати; с 1893 г. его произведения печатались в "Русском Богатстве", "Новом Слове", "Жизни", "Мире Божьем", "Русской Мысли". В "Жизни", а после ее закрытия - некоторое время в "Русской Мысли", Ч. вел провинциальный отдел. Его "провинциальные картинки" пользовались большим успехом. В нем удачно сочетались все необходимые для провинциального обозревателя данные: и художественный талант, и знание провинции, и определенность миросозерцания. Из беллетристических произведений Ч. наибольшее распространение имели и наибольшее внимание возбудили те, в которых Ч. затронул психологию интеллигенции в момент перехода от народнических теорий к марксистским ("Инвалиды", "В отставку", "Чужестранцы"). Ч. стоял на стороне нового движения; вместе с Вересаевым, его можно считать по преимуществу писателем интеллигенции в специальном значении этого слова. В последние годы Ч. перешел от боевых тем к чисто психологическим и бытовым, возвращаясь к изображению хорошо знакомой ему провинциальной жизни ("Фауст", "В лощине меж гор", "Как это случилось"). Основные свойства его таланта - ирония и наблюдательность; недостатки объясняются срочной работой в провинциальной печати. В 1902 и 1903 гг. появились драматические опыты Ч.: пьеса в 4 д. "За славой", набросок "На дворе во флигеле", пьеса в 3 д. "Друзья гласности". Лучше всего удался ему набросок. В последней пьесе Ч. рисует яркую картину тяжелого положения провинциальной печати. Произведения Ч. издаются товариществом "Знание"; вышли три тома рассказов (3-м и 4-м изданиями) и книжка пьес (1903). См. "Галерея русских писателей", изд. С. Скирмунтом, и очерк П. Щеголева, "Е. Н. Чириков" (в "Вестн. и Библиот. Самообразования", 1903, ј 18).

П. Щ.

Чирки

- мелкие виды уток (Anas). В Европе и России водятся три вида Ч. Из них особенно широко распространен Ч. свистунок (А. сгесса), который гнездится повсеместно в Европе, где только есть вода, по преимущественно в северной полосе. В Европ. России. как гнездящаяся птица, он не спускается южней Новороссийска, а в Сибири - южней Амура и Монголии. Свистунок почти вдвое меньше обыкновенной утки или кряквы и по образу жизни сходен с другими видами уток. У взрослого самца голова и шея ржавого цвета, через глаз идет широкая золотистозеленая полоса, спускающаяся на шею. Металлически зеленое зеркальце на крыльях окаймлено у самца - черным, у самки - белым. В Средней Европе вместе с Ч. свистунком живет Ч. трескунок (A. circia s. A. querquedula), более южный и более крупный вид, сходный по образу жизни с первым. У самца в брачном оперении темя и затылок - черные с фиолетовым отливом и с резкой белой полосой с каждой стороны; у самки нет на крыльях металлического зеркальца. Третий вид Ч., чирок-узконосый (А.. angustirostris), свойствен бассейну Средиземного моря, очень обыкновенен в Закаспийском крае, а отсюда переходит, как гнездящаяся птица, в дельты крупных рек, впадающих в Каспийское море. Гнездится в дуплах деревьев и в вороньих гнездах (иногда в дуплах деревьев гнездится и Ч. трескунок). По величине почти не отличается от свистунка. Окраска самцов и самок - одинакова: светлая, буровато-серая со светлыми пятнами. Клюв узкий, при основании высокий, к концу быстро сплющивающийся.

Ю. Вагнер.

Числительные

имена (грамм.). - Понятие численности в языке выражается двумя способами: 1) в виде особых форм имени, местоимения и глагола, обозначающих общие представления так назыв. единственного, двойственного и множественного "чисел", и 2) в виде самостоятельных имен Ч., означающих точные понятия отдельных чисел. Оба способа до известной степени связаны друг с другом исторически, причем иногда связь эта дает себя знать долго спустя после того, как известные формальный особенности уже потеряли всякое реальное значение, Так до сих пор в русском языке Ч. два соединяется с древними формами двойственного числа имен существительных (только в муж. р.), хотя двойств. число само давно уже перестало существовать (напр. два брата). В свою очередь и самостоятельные формы двойств. числа нередко удерживаются лишь у имен Ч., хотя другими именами давно уже утрачены (ср., напр., русское и вообще слав. два, рус. двумя, двух, лат. octo и т. д.).

Развитие имен Ч. в языках находится в заметной связи с языком жестов. Нередко можно наблюдать, что жест, как более простое и более понятное средство выражения, даже задерживает развитие самостоятельного языкового обозначения чисел. Недостаточное развитие имен Ч. как раз наблюдается в языках тех племен, который до сих пор обладают богатым языком жестов, параллельным со звуковой речью или нередко заменяющим ее. Поэтому надо остерегаться делать слишком поспешные заключения о невыработанности числовых понятий, или вообще о неспособности к счету таких народов, на основании недостаточности их числительных систем. Так, едва ли существует какая-нибудь существенная разница между числовыми представлениями индейцев чиквито и тарахумара (в Мексике), хотя первые имеют особое слово только для понятия 1 и все остальные числа выражают поднятием пальцев, а вторые, рядом с жестами пальцев, произносят и особые определенные звуки. Первичная связь имен Ч. с языком жестов, и именно пальцев руки, отражается в громадном распространении десятичной системы счисления на всем земном шаре, при отсутствии которой мы чаще всего встречаемся с системами пятеричной и "двадцатиричной" (вигезимальной), восходящими к тому же естественному способу счета по пальцам, с той разницей, что в основе пятиричной системы лежит только одна рука, а при двадцатиричной привлекаются к счету еще и ножные пальцы. Индейцы Америки до сих пор в своем языке жестов обозначают число 20, вытягивая все 10 пальцев по направлению к ногам, а эскимосы тоже число выражают сочетанием слов "кончен весь человек", т. е. "кончен" счет всех его пальцев на руках и на ногах. Рядом с названными системами, у некоторых южно-американских и у большинства австралийских племен встречаются следы известной связи имен Ч. с личными местоимениями. По-видимому, первый толчок к образованию Ч. имен был здесь дан именно различением собственной особы от другого лица, к которому обращаются с речью, и от третьего лица - различием, легшим в основу образования форм ед. числа личных местоимений. Впрочем, и здесь, рядом с этим первичным способом счета, встречаются осколки пятиричиой и двадцатиричной систем. Так, в абипонском языке самостоятельные слова Ч. имеются только для 1 и 2, понятие 3 выражается соединением 2+1, но рядом имеются еще выражения: "пальцы страусовой ноги" (4), "пальцы руки" (5), "пальцы обеих рук" (10), "пальцы обеих рук и обеих ног" (20). Исключение составляет язык тасманцев (теперь уже вымерший), в котором самостоятельные Ч. имеются для первых четырех чисел, а 5 выражается, как 4+1. Возможно, впрочем, что и здесь число 4 первично выражалось именем какого-нибудь предмета, состоявшего из четырех частей (как в абипонском). На таком первичном счете, вероятно, основано особое значение числа 8, свойственное семитам и индоевропейцам, отразившееся в "шестеричном" счете по шестеркам, дюжинам, "гроссам" и т. д., следы которого несомненно существуют и в индоевроп. языках, и дали повод И. Шмидту сделать неправдоподобное предположение, что прародина индоевропейцев находилась в Азии вблизи Вавилона, где также существовал шестеричный счет и откуда индоевропейцы только и могли его заимствовать. Из выше изложенного, однако, ясно, что шестиричный счет не составляет монополии семитов и в глубокой древности мог возникнуть у индоевронейцев самостоятельно.

Главную роль в образовании Ч. играют, однако, конкретные названия руки и пальцев, которые со временем превращаются в имена абстрактных числовых понятий. Следы этого процесса найдем и в индоевропейской системе Ч., где, напр., первичное Ч. *penge=санскр. рапса, лит. penki, греч. pente, лат. quinque (из *pinque) =5, находится в этимологическом родстве с древне-верхне-нем. Fust=нем. Faust, ст. слав., польск. piesc, русск. пясть, пясточка (горсть), запястье, и первично, очевидно, имело значение просто "рука". Нет ничего невероятного, что другие имена Ч. подобно абипонскому "нога страуса"=4, тоже восходят. к различным конкретным именам, хотя все существующие попытки доказать это положение являются чистыми догадками. Применяясь к другим предметам, состоящим из стольких же одинаковых частей, или к собраниям стольких же одинаковых предметов, подобные конкретные названия мало-помалу утрачивали свое конкретное предметное значение и переходили в простые Ч. Такими образом нет ничего удивительного в общем распространении десятичной системы Ч., рядом с которой являются менее совершенные пятеричные и двадцатеричные системы, служащие большей частью дополнениями десятичной (в роде франц. quatrevingt=80, рядом с десятичными Ч.). Лишь немногие народы (напр. негры Динка) имеют настояшие пятеричные системы, в которых основой счета является 5 и Ч., следующие за ним, образуются путем сложения: 5+1 5+2 и т. д. В индоевроп. системе Ч. основным числом является 10, и Ч., следующие за ним, образуются путем сложения, в роде русского 11=один-надцать (1+10), 12=двена-дцать (2+10) и т. д. Ч. 20, как в славянском). (двадесять, русск. двадцать), так и в других индоевр. языках, тоже восходит к сложению из Ч. два и сокращенного десять (санскр. vic-сati, лат. Vi-ginti, греч. дор. Fi-cati, FecatiI, атт. ei-cosi). Даже 100=индоевр. *k\'mto-m представляет собой первичное *dk\'m-to-m, т. е. "десяток" (подразумевается, "десятков"). Таким образом основными Ч. в индоевроп. языках являются только первые 10. Остальные уже в индоевроп. праязыке являлись составными из этих 10, причем частью это были сложные слова. О том, что по крайней мере известная часть диалектов индоевроп. праязыка имела уже понятие о 1000, свидетельствуют Ч. санскр. sa-hasram (=одна тысяча), греч. лесб. cellioi из ceslioi. (аттич. cilioi), в основе кoтopыx лежит индoeвpoп. *gheslo. Рядом с этим образованием темного происхождения, имелись, вероятно, и вполне ясные сложения, в роде санскр. dacacati, т. е. 10 сотен=1000. Славянское, гот. thusundi, древ. верх. нем. dusunt, нем. Thausend, лит. tukstantis представляют собой другую древнюю форму, также свойственную еще известной части диалектов индоевр. праязыка.

У индоевроп. Ч. принято различать следующие классы: Ч. количественные (cardinalia), отвлеченные (abstracta), порядковые (ordinalia), множительные (multiplicativa) и распределительные (distributiva). Нередко наблюдается переход Ч. из одного класса в другой. Так слав., русск. пять, представляет собой в сущности не количественное, а отвлеченное имя существительное Ч. (пяток, пятерка), родственное санскр. аналогичному имени pankti-s и подчинившееся, кроме того, влиянию порядкового числительного (ср. греч. pemptox), по типу отношений десять - десятый, девять - девятый и т. д. Вместо индоевроп. настоящего количественного *penqe, в стслав. было бы *, а в русском *пяче. Точно так же и вместо санскр. panklis должно было бы получиться стслав. *, русск., *пячь (ср. лат. nox, nocti-s, стслав. ношть, русск, ночь). Таким образом форма пять не могла возникнуть фонетически ни из индоевр. *penqe, ни из индоевр. "penqti-s и может быть объяснена лишь аналогией или морфологигеской ассимиляцией к порядковому пятый. Такие же случаи представляют и следующие слав. Ч. количественные: шесть (от шестой), седмь, семь (от седьмой, ср. греч. ebdomox, лат. septimus, лит. septmas), восемь, осмь (от ослой). Некоторые Ч., согласно с вышеизложенным, обнаруживают родство с местоимениями. Так, например, одна из индоевр. форм Ч. количественно 1 образована от несомненно местоименного корня oi-; ср. греко-италокельто-германобалтийско-слав. *oi-no-s (греч. oi-no-V "одно очко на игральной кости", лат. unus "один", готск, ain-s, нем. ein, лит. V-enas, слав. ин, напр. в инорог=единорог; сюда же санскр. ena в значении местоимения "он", первично, вероятно, просто указательного), инд. oi-qo=caнскр. e-ka-s "один" и т. д. Другие Ч., напротив, могут быть приведены в связь с глагольными корнями. Таково, напр., порядковое Ч. для 1: стслав. прьв, русск, первый, санскр. purvas "находящийся впереди", греч. prvtox и т. д., лат. primus, лит. pirmas и др., находящиеся в родстве с глагольн. корнем per-por, имеющимся в нашем переть, пороть, паром (собственно паром), греч. peraw "переправляюсь, двигаюсь вперед" и т. д. каково же наше Ч. новейшего происхождения раз, тождественное со второй частью слова образ, корнем глагола раз-ить в именем существ, раз, рядом с которыми имеем глагол резать, сохранивший до сих пор основное значение корня. Первичное звачение раз было - черта, проведенная острым орудием, нарезка. Во второй части Ч. прилагательных двукратный, трехкратный, наречиях двукраты, трикраты, польск. dwukros и т. д. имеем также элемент глагольного происхождения, являющийся семасиологической параллелью к раз (крата=первично черта, от корня qert-, qort-. "резать, рубить"). Таким образом Ч. не представляют исключения среди других грамматических категорий по какой-либо особенной чистоте и однородности своего состава и являются таким же конгломератом первично разнородных частей, как, напр., предлоги, суффиксы, имена и т. п.

Литература. Бопп, "Ueber die Zahiworter im Sanskr., Griech., Lat., Litth., Goth. und Altslaw" ("Abhandlungen" берл. академии, 1833); Лепсус, "Ueber den Ursprung und die Verwandtschaft der Zahlworter in der lndogerm., Semit. und der Koptischen Sprache", в его "Zwei sprachyergleichende Abhandlungen" (Б., 1836); Потт, "Die quinare und vigesimale Zabimethode bei Volkern aller Welttheile, nebst ansfubrlichen Bemerkungen ubег die Zahiworter Indogermanischen Stammes" (Галле, 1847); его же, "Die Sprachverschiedenheit in Europa an den Zahlwortern nachgewiesen, sowie die quinare und vigesimale Zahlmethode" (там же, 1868): Э. Шрадер, "Ueber den Ursprung und die Bedeutung der Zahlworter in der indoeurop. Sprache" (Стендаль, 1854); Zebetmayr, "Verbalbedeutung der Zahlworter, als Beitrag zur Beleachtung des ursprungl. Verhaitnisses der indogerm. Sprachen zum semit. Sprachstamme" (Лпц., 1854); В. Вакернагель, "Ueber Zahl nnd Ziffern" (Michaelis, "Zeitschr. fur Stenographie", 1855); Benloew, "Recherches sur l\'origine des noms de nombre japhetiques et semitiques" (Гиссен, 1861); Краузе, "Ueb. den Ursprung nnd die Bedeutung der Zahlworter" ("Zeitschr. f. osterreich. Gymnasien", 1865); И. Шмидт, "Ueber einige numeralia multiplicativa" (Куна, "Zeitschr. f. vergl. Sprachforschung", т. XVI); Эд. Мюллер, "Sprachvergleichendes ub. die Numeralia" (Флекейзена, "Jahrbucher f. class. Philologie", T. 97); Асколи, "Ueb. eine Gruppe indogermanischer Endungen" ("Kritische Studien"); Шерер, "Zur Geschichte der deutschen Sprache" (2-е изд., стр. 576 и сл.); Остгофф, "Formassociation bei Zahlwortern" ("Morphologische Untersuchungen", 1); Баунак, "Formassociation bei den indogerm. Numeralien etc." (Куна, "Zeitschr. f. vergl. Sprachforschung", т. XXV); Бругман, "Die Bildung der Zehner und der Hunderter in den idg. Sprachen" ("Morphologische Untersuchungen", т. V); Вундт, "Volkerpsychologie" (т. 1, ч. 2, Лпц. 1900, стр. 24-31); Фриц Шульце, "Psychologie der Naturvolker" (1900, стр. 56). Сравнительнограмматическое освещение: Бопп, "Vorgleich. Grammatik der indogerm. Sprachen" (т. II, 3); А. Шлейхер, "Coinpendium der vergleich. Grammatik" (4 изд.); Бругман, "Grundriss der vergleich. Grammatik der indogerm. Sprachen" (т. II, ч. 2, стр. 463-510, Страсбург, 1892), где указана и прочая литература по отдельным индоевроп. языкам.

О. Б-ч.

Число.

- Для того, чтобы описать совокупность однородных предметов, надо указать, какие предметы и сколько их. Напр. на этом столе лежат пять карандашей, в этой комнате семь стульев, в этом шкафу двести тридцать шесть книг,.. Слова: пять, семь, двести тридцать шесть,... суть числа. В отличие от чисел другого рода, числа, получаемые при счете однородных предметов, наз. целыми положительными.

Чтобы описать какую-нибудь величину, указывают отношение данной величины к другой с ней однородной, называемой единицей. Приняв напр. длину сантиметра за единицу можно сказать, что длина этого стола равна ста шестидесяти одному сантиметру, Здесь сто шестьдесят один есть Ч.

Величины не всегда могут быть описаны при помощи чисел целых положительных. Необходимо понятие о Ч. расширить и ввести числа дробные, отрицательные, иррациональные и комплексные.

Вполне достаточно чисел рациональных и иррациональных, чтобы описать всякую длину.

Если мы желаем описать не только длину, но и направление данного прямолинейного отрезка, то необходимо обратиться к числам отрицательным или комплексным.

Всякое целое Ч., больше единицы, есть сумма равных слагаемых, из которых каждое равно единице. Напр. 5=1+1+1+1+1.

Ч. наз. первоначальным или простым, если оно не есть сумма равных слагаемых больших единицы. Легко составить ряд простых чисел при помощи так называемого решета Эратосфена.

Составное Ч. есть сумма равных слагаемых. Напр. 15=5+5+5.

Единица не принадлежит ни к простым, ни к составным числам.

Д. С.

Чистики

- (Cepphus) - род птиц из семейства гагарковых или чистиковых (Аlсidae), близкий к кайрам, от которых отличается тем, что оперение носовых ямок никогда не достигает переднего края ноздрей. Прямое почти до вершины ребро тонкого, сжатого с боков клюва на конце резко загибается книзу. Ч., как и кайры (Uria), представляют полярных птиц, но никогда не собираются в большие стаи и не населяют птичьих гор. Они держатся небольшими стайками возле скалистых берегов, не улетая далеко в море. Летом каждую ночь проводят на берегу, зимой же нередко ночуют на воде, в открытом море. Плавают очень легко, но в особенности поражают быстротой, с которой они ныряют; под водой плавают почти так же быстро как и на воде. Полет их - прямой и очень быстрый, но высоко в воздух они почти никогда не поднимаются. Питаются мелкими рыбами, причем часто охотятся на рыб сообща, окружая стаю рыб правильной цепью. На земле, как кайры, держатся вытянувшись кверху; ходят по земле не охотно, хотя и без труда. Яйца (обыкновенно два) откладывают, не раньше второй половины мая, прямо в щели утесов без всякого гнезда. Окраска яиц грязно-белого или зеленоватого цвета с темно-бурыми и серыми пятнами у тупого конца. Два вида Ч., полярный и атлантический. Ч. (С. mandti и С. grylle), водящиеся возле берегов Европы, весьма похожи друг на друга по окраске. Летнее оперение - черное с белым пятном на крыльях, которое образовано белыми кроющими перьями крыла. Эти перья у атлантического Ч., в отличие от полярного, не сплошь белые, а с черными основаниями. Зимой крылья и хвост остаются черными, а остальное оперение заменяется белым, причем от черного цвета сохраняются местами на верхней стороне тела - отдельные пятна, полоски и пестринки, которых у атлантического Ч. бывает больше, чем у полярного. Оба вида, в особенности полярный Ч. - кругополярные птицы, но атлантический Ч. представляет более южный вид, спускающийся зимой к югу даже до северных берегов Франции, тогда как полярный зимует - в Беринговом море и в сев. частях Атлантического океана.

Ю. Вагнер.

Чистилище

(purgatorium, purgatoire, Fegfeuer). - Учение о Ч. представляет собой одно из характерных отличий римско-католической церкви от греко-православной и протестантских. По учению католиков, души скончавшихся христиан, если Господь признает их чистыми, направляются прямо в рай, души людей, отягченных смертными грехами, направляются в ад, а души тех грешников, которые не отягчены смертными грехами и, однако, не получили прощения грехов в земной жизни, направляются в Ч., промежуточное место между раем и адом, где они горят в очищающем огне. Когда грехи их будут искуплены, они могут получить доступ в рай. Ч. будет существовать до второго пришествия Христа, но души грешников, попадающие туда, не будут там ждать страшного суда. Каждая душа пробудет в Ч. столько времени, сколько необходимо для искупления ее грехов. Очищающий огонь некоторые католические богословы понимают как символ и видят в нем угрызения совести и раскаяние, но громадное большинство признает реальное существование этого огня. Для доказательства существования Ч. и возможности прощения некоторых грехов в загробной жизни католики приводят главным образом два места из Св. Писания: 1) "Если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святого, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем" (Матф. XII, 32). 2) "Каждое дело обнаружится; ибо день покажет, потому что в огне открывается, и огонь испытает дело каждого, каково оно есть" (1 Кор. III, 13). В первом месте католики видят различение между грехами, прощаемыми в земной жизни, и грехами, прощаемыми в загробной. Во втором слова об огне, испытывающем дела каждого, они понимают в буквальном, а не в переносном смысле. Участь души в Ч. зависит не только от ее раскаяния, но и от молитв, возносимых за нее на земле. При помощи месс, молитв, добрых дел, совершаемых в память умерших верующими на земле, участь души в Ч. может быть облегчена и срок пребывания ее там может быть сокращен.

Учение о сокровищнице добрых дел, находящейся в распоряжении церкви и главы ее, папы, предоставляло папе право решать вопрос о сроке пребывания в Ч. Вот почему в средние века получила такое распространение продажа индульгенций. В Св. Писании нет непосредственных указаний на существование Ч., если не считать II-й книги Маккавеев, которую обыкновенно не признают канонической. Тем не менее представление о Ч. возникло уже в первые века христианства. Уже Ориген верил в действительность того огня, о котором говорит ап. Павел в выше приведенном месте. Бл. Августин высказал предположение, что души могут подвергнуться очищающему огню не при конце мира, а в промежуток между смертью и днем страшного суда. Цезарий из Арля принял это предположение как догмат, а папа Григорий Великий распространил такое учение во всей западной церкви. Подробно разработано и развито оно было Фомой Аквинским, окончательно принято как догмат Флорентийским собором 1439 г. и подтверждено Тридентским собором. Протестантские реформаторы отвергли учение о Ч., находя, что католики неправильно толкуют вышеприведенный места из Св. Писания и что в Св. Писании есть места, прямо указывающие на отсутствие какой-либо промежуточной среды между раем и адом (напр. Матф. XXV, 31-46). Православная церковь также отвергает учение о Ч., а учению о заступничестве верующих на земле за души умерших придает более спиритуалистический характер.

Б.

Некоторые из богословов смешивают латинское учение об Ч. с православным учением о мытарствах; но последние - только образные представления частного суда, неизбежного для каждого человека; путь из Ч. - в рай, путь из мытарств - и в рай, и в ад. Впрочем, в основной своей идее латинское учение о Ч. имеет некоторое сходство с православным учением о состоянии душ умерших людей до всеобщего воскресения; сходство это заключается в том общем учении, что души некоторых из умерших, подвергшись мучениям за свои грехи, могут, однако, получить прощение грехов и облегчение своих мучений или даже полное освобождение от них. По учению православной церкви, это облегчение мучений или же совершенное освобождение от них получается душой усопшего ради молитв и благотворений членов церкви Христовой, между тем как, по латинскому учению, души умерших людей получают прощение грехов в Ч. ради самых чистилищных мучений, которыми они самолично приносят удовлетворение правосудию Божию и через это очищают свои грехи. Несообразность этого латинская учения о значении для душ человеческих чистилищных мучений, как удовлетворении правосудию Божию, вытекает, между прочим, из того, что оно делает совершенно излишним христианское догматическое учение о молитвах церкви за умерших - учение, содержимое и римской церковью. См. Д. Гусев, "Ч. у средневековых римско-католических богословов" ("Православный Собеседник", 1872, июнь, стр. 226-264); Н. Беляев, "Римско-католическое учение о так называемой сатисфакции" (Казань, 1876); его же, "Характеристика римского католичества с точки зрения папского догмата" (Казань, 1878); Е. Успенский, "Обличительное богословие" (изд. 3, СПб., 1895).

Чистотел

(Chelidonium majus L.) - многолетняя трава из сем. маковых (Рараveraceae), дико растущая по сорным местам. около заборов по всей России, в Зап. Европе, Азии. Стебель ветвистый до 60 стм. высотой. Нижние листья перистые, верхние перисто-раздельные, с округлыми или яйцевидными надрезанногородчатыми долями (у разнов. laciniatum доли надрезанные). Желтые цветы собраны в зонтики. Тычинок много, пестик один, завязь одногнездная, многосемянная; плод - стручковидная коробочка, вскрывающаяся двумя створками. Все растение богато оранжево-желтым млечным соком. В народной медицине Ч. употребляется для залечивания ран и порезов (млечным соком), от лихорадки, падучей, для удаления бородавок и пр.

С. Р.

Чита

- областной город Забайкальской области, на левом берегу р. Читы, недалеко от впадения ее в реку Ингоду; станция железной дороги в 2 вер. от города. К 1900 г. в Ч. считалось 11500 жителей (6900 мжч. и 4600 жнщ.). Жилых домов 1412, преимущественно деревянные. Церквей 9, женский Богородский монастырь; католическая каплица, еврейская синагога. Мужская и женская гимназии, епархиальное женское училище, центральное миссионерское училище при архиерейском доме, училища ремесленное, городское 3-классное, 2 приходских, воскресная, 3 церковно-приходских, военно-фельдшерская и войсковая повивальная школы. Детский приют. Читинское церковное братство, забайкальское отделение общества попечения о семьях ссыльно-каторжных, забайкальский областной переселенческий комитет, общество попечения об учащихся. Отделение приамурского отдела Импер. русского географического общества; при нем имеются музей и библиотека. Читинское общество врачей, кружок любителей пения, забайкальский отдел общества охоты. 5 библиотек и читален. Официальная газета - "Забайкальские Областные Ведомости", выходящие ежедневно. Читинский военный полугоспиталь на 125 кроватей, войсковая казачья больница с отделением для умалишенных и городская лечебница. Улицы не мощены и плохо освещены. Телефонная сеть. Станция императорского института экспериментальной медицины. 2 гостиницы, 2 общественных собрания. Городской земли 9020 дес. В Ч., служащей средоточием торговли значительной части Забайкальской области, быстро развивается торгово-промышленная деятельность. Городские доходы ежегодно растут; в 1898 г. они составляли 69000 руб., в 1902 г. достигли 105000 руб., расходы - 96000 руб. Ежегодный оборот городской торговли - около 3 милл. руб. Фабрик и заводов 9, из них шубный и кожевенный с оборотом до 150000 руб.; другие заводы - мыловаренные и свечные. Отделение государственного и агентура русско-китайского банков.

История. На месте города в XVIII стол. существовал небольшой казачий острог с 26 жилыми домами и 300 душ жителей. Острог этот был назначен в 1827 г. местом ссылки декабристов, для чего на месте прежнего здания этапа была выстроена новая тюрьма, при постройке которой трудились и все находившиеся здесь заключенные. Декабристы прожили в этой тюрьме 31/2 г. За это время бедный острожек превратился в порядочное селение, обязанное своим благоустройством личным трудам тех же декабристов: ими были прорыты водосточные канавы, засыпаны овраги; само благосостояние местных жителей поднялось, благодаря присутствию состоятельных поселенцев. До настоящего еще времени одна из городских улиц называется "Дамской", в память того, что здесь жили в частных и своих домах приехавшие за сосланными мужьями-декабристами Трубецкая, Волконская, Муравьева, Анненкова, Нарышкина и Давыдова. С образованием в 1851 г. Забайкальской области, Ч. избрана была областным городом. В августе 1899 г. здесь была первая забайкальская сельскохозяйственная и промышленная выставка.

Читинский уезд, занимая центральное положение в Забайкальской области, граничит к СВ с Якутской областью. Большая его часть расположена на возвышенном нагорье. По юго-зап. и зап. его границам проходит Становой или Яблонный хребет, переходящий севернее гор. Читы совершенно в пределы уезда, простираясь между pp. Куренгой и Нерчей к СВ до границы Якутской области, в которую входит. Средняя высота этого хребта на ЮЗ достигает до 4000 фт. при перевале через него Забайкальской железной дороги около гор. Читы до 3400 фт. а еще далее до 3200 фт. В юго-западной части от горной группы Чокондо, которая в высшей своей точке (горе того же имени) возвышается до 8260 фт. между pp. Ингодой и Ононом простирается хребет Даурский. К С от него между pp. Ингодой и Аленгуем тянется Занкинский хребет. Юго-восточную часть уезда заполняют отроги Адун-Челонского хребта, а сев.-вост. часть уезда между р. Читой и Нерчей отроги левобережного Нерчинского горного хребта. Южная и юго-восточная части уезда представляют довольно обширные низменности и степные пространства; так на р. Турге, впадающей в р. Онон, лежит Тургинская степь, между pp. Ононом и Агой простирается на 300 вер. в длину, на 100 вер. в ширину Агинская степь, перерезанная невысокими горами и холмами, в которых заключаются медные и оловянные месторождения; эта степь изобилует озерами и прекрасными пастбищами, перемежающимися с березовыми перелесками. Главными реками уезда могут считаться Ингода и Онон. Ингода всецело принадлежит уезду, начинаясь в юго-зап. углу уезда в Чокондской группе гор река орошает юго-зап. его часть, от впадения в нее реки Читы пересекает уезд поперек в восточном и юго-восточном направлении до соединения своего с р. Ононом, где они образуют р. Шилку, протекающую в юго-восточном направлении до границы Нерчинского уезда. Ингода в половодье река сплавная, но несудоходная. По южной и восточной окраине уезда протекает река Онон, берущая начало в Монголии. В обе эти реки впадает много рек, из них главнейшие - Чита и Кручина - впадают в р. Ингоду с левой стороны, Аленгуй и Тура с правой; в Онон впадают слева Иля и Ага, а справа - Турга и Унда. По северо-западной границе уезда протекает река Витим с значительным правым притоком Каренгой или Куренгой, принадлежащей уезду всецело. Озер соленых и горько-соленых много, особенно в пространстве между pp. Ононом и Агой, из них более известное соленое Горбунское озеро; из пресноводных более значительное озеро Кенонское в 10 вер. от города Читы.

Климат уезда континентальный, характеризуется сухостью воздуха, жарким летом и холодными, малоснежными зимами; вообще температура воздуха с ноября по март стоит ниже нуля, в прочие же месяцы выше; средняя годовая температура гор. Читы + 1,28º, самого холодного месяца января - 27º, самого теплого - июля +18,5º. Осадками уезд вообще беден; их более всего летом в июле и августе, тем не менее нередко лето сопровождается засухой - бездождием и суховеями. В общем климат Ч. у. здоров, эпидемии здесь редки. Пространство Ч. уезда - 112746 кв. вер. или 10548650 дес.

Население. В Ч. уезде 141154 жит. (мжч. 75502, жнщ. 65512). На 1 кв. версту приходится 1,18 жит.; на 100 жнщ. - 117 мжч. Дворян - 541, духовных - 384, городских сословий - 4650, крестьян - 38700, казаков 8750, инородцев (преимущественно бурят - 71955, ссыльно-поселенцев 9930, иностранцев - 90, разночинцев - 1350, воинских чинов - 4804. Православных - 56%, буддистов ламаитов - 41%, католиков - 1/2%, евреев 1/2%, проч. - 2%. В Ч. уезде в 1895 г. считалось земли: усадебной 3722 дес., огородной и садовой 1755 дес., пахотной 758800 дес., лугов и сенокосов 605600 дес., лесов 1700000 дес., земли удобной, но неразработанной 2600000 дес. и вовсе неудобной 369000 дес.

Земледелие и скотоводство составляют главное занятие населения Читинского уезда. В 1900 г. было посеяно разного рода хлебов 46113 чета. и картофеля 3557 четв. Скотоводством занимаются преимущественно буряты. В уезде числилось в 1899 г. лошадей 161420, крупного рогатого скота 371930 год., овец и коз - 382620, свиней - 19950; у бродячих тунгусов есть кроме того олени. Скотоводство вообще делает успехи и количество домашних животных увеличивается ежегодно по крайней мере на 5%. Более всего скота имеют буряты; у них приходится домашнего скота по 17 голов на душу, тогда как у крестьян и казаков - не более двух. Местный рогатый скот - мелкий и маломолочный; лошади хотя небольшого роста, но чрезвычайно выносливы и не прихотливы. Овцы курдючные, мелкорослые и с грубой шерстью, которой получается по 2 1/2 фн. с головы. Огородничество развито слабо; им занимаются преимущественно русские. Садоводство и пчеловодство в зачаточном состоянии. Лесной промысел ограничивается заготовкой дров и небольшим сплавом леса в плотах в Амурский край. Сбор кедровых орехов производится для местных потребностей, Звероловный промысел в упадке; им занимаются в сев.-зап. и сев.вост. частях уезда бродячие тунгусы. Рыболовство существует как подспорье к домашнему хозяйству. Извозный промысел с проведением Забайкальской железной дор. и ветви к Китайской границе совсем упал. Кустарная промышленность слабо развита. Некогда процветавшая в уезде золотопромышленность ныне в упадке. Золотые прииски расположены по системам pp. Ингоды, Нерчи и Онона. Еще недавно на этих системах разрабатывалось до 29 золотых приисков, с 1000 рабочими, и добывалось золота от 16 до 22 пд. В 1896 г. работало всего 11 приисков, с 500 рабочими, и золота добыто 10 пд.; в 1897 г. работало 6 приисков, с 200 рабоч., и золота добыто всего 2 1/2 пд. Заводская промышленность существует в Чите, но, если не считать сельских мукомольных мельниц, кузниц и тому подобных мелких производств, почти отсутствует в уезде.

Торговля в уезде незначительна, торговых поселков мало, обороты нескольких сельских ярмарок и базаров невелики.

Пути сообщения не благоустроены; грунтовые и проселочные дороги поддерживаются кое-как натуральной повинностью. С проведением железных дорог бывший почтовый тракт почти заброшен. В уезде 11 жел. дорожных станций. Со ст. Карымской идет железнодорожная ветвь в Манчжурию. Много минеральных целебных источников: сернистый Кукинский (в 40 вер. от гор. Читы), Старо-Дарасунские и Малоковские железные воды, железно-щелочные Александровские, известковые Макавеевские (в 50 вер. от гор. Читы); большей частью на водах имеются помещения для больных. 11 крестьянских волостей, 3 казачьи, 2 инородческие степные думы (Агинская и Урульгинская). Православных церквей 24. ламайских дацанов (храмов) - 7. Число сельских школ хотя в последнее время и увеличилось, но все же недостаточно; на одного учащегося приходится 9 не учащихся. В таком же неудовлетворительном положении находится и врачебное дело.

Н. Латкин.

Чичагов Василий Яковлевич

(1726-1809) - адмирал. По окончании обучения в Англии, Ч. поступил в морскую службу в 1742 г.; назначенный в 1764 г. помощником главного командира Архангельского порта, он дважды (1765 и 1766) ездил с тремя кораблями из Колы в "секретную экспедицию" для отыскания "морского прохода Северным океаном в Камчатку", но из-за льдов мог достичь только 80º21\' сев. шир. Впоследствии был главным командиром портов Архангельского, Ревельского и Кронштадтского. По смерти адмирала Грейга, Екатерина II поручила Ч. главное начальство над флотом в войне со шведами (1789-1790), и он одержал три блестящих победы над более сильным неприятельским флотом - близ о-ва Эланда, на Ревельском рейде и близ Выборга, -взял в плен множество кораблей, фрегатов и других судов, более 5000 солдат и до 200 офицеров, с контр-адмиралом во главе. Это принудило Густава III к скорейшему заключению мира.

В. Р - в.

Чиче-Ица

(Chiclien-Itza) - бывший большой город на полуострове Юкатане. Развалины его покрывают площадь в 2 1/2 кв. км. Расположен был по дороге между гг. Изамал и Вальядолид. Из развалин, наиболее замечательны здание дворца, храм Эль Кастильо и здание Чичанчоб (иначе красный дом). Ср. Holmes, "Archeological studies among the ancient cities of Mexico" (Чикаго, 1895).

Член предложения

(грамм.) - перевод греческого термина aruron, которым греческие грамматики называли как собственно Ч. - o, h, to - так и относительное местоимение oV. По мнению греческих грамматиков, очевидно признававших тожество этих слов, разница между двумя видами Ч. Заключалась в том, что первый вид ставился перед существительным, а второй после него. В настоящее время Ч. называется ослабленное указательное местоимение, придающее существительному значение определенности. "Местоимение может быть названо Ч. лишь в том случае, если оно обыкновенно присоединяется к существительным во всех тех случаях, когда значения их должны быть признанны определенными" (Дельбрюк). Под "определенностью" значения здесь нужно разуметь индивидуализацию, т.е. Ч. При существительном выделяет из целого ряда однородных предметов именно тот, о котором идет речь. Другие значения Ч. легко могут быть сведены к этому основному. Исторически Ч. развивается в различных языках самостоятельно: в индоевропейском первоначальном языке Ч. не было. В греческом языке развитие Ч. мы до некоторой степени можем наблюдать: в языке Гомера во всех случаях формы Ч. o, h, to - могут быть легко объяснены как указательное местоимение. В аттическом и в других наречиях мы уже находим Ч. вполне развившимся. Из этого же указательного местоимения развивается Ч. И в германских наречиях, и в некоторых славянских языках (болгарский и некоторые наречия великорусского). В болгарском языке Ч., однако, ставится после слова, к которому он относится; точно также и в русских наречиях. Такая постановка Ч. развилась из обыкновения ставить указательное местоимение после определяемого им слова. Но и в русском языке встречается постановка Ч. Перед существительным, особенно в былинах; напр. "про того Илью про Муромца", "сел на то окошечко косящато". В современном русском языке от прежнего, более широкого употребления Ч. сохранилась только частица "то", которая ставится после слова без всякого изменения. Следы прежнего склонения Ч. сохраняются в народных говорах; напр. "мужики те", "дорогу ту" и т. п. В романских языках Ч. развился из латинского указательного местоимения ille, illa; отсюда франц. Le, la, итал. il, la, исп. el, la. Ход развития Ч. и здесь был, в общем, тот же. Рядом с этим "определенным" Ч., который представляет из себя ослабленное числительное "один". Так во франц. un, une, в итал. un, una, в нем. ein, eine имеют формы одинаковые с числительным и отличаются в речи только интонацией. Значение неопределенного Ч. Можно считать до некоторой степени противоположным значению определенного: он обозначает также один предмет, целого ряда однородных. Таким образом его значение приближается к значению неопределенного местоимения. По-видимому, неопределенный Ч. развивается под влиянием определенного, как бы в противовес ему, возвращая существительному то общее значение, которое оно имело до возникновения в языке определенного Ч. и которое оно утрачивает, соединяясь с ним. - См. Delbruk, "Vergl. Syntax" (I, 4; 507-509; III, 89-91; 406-407); Соболевский, "Лекции по истории русского языка" (2, 203 сл.).

Д. Кудрявский.

Чосер Готфрид

(Chaucer) - самый знаменитый поэт английского средневековья, "отец английской поэзии", создатель литературного английского языка. Родился, по новейшим исследованиям, около 1340 г. Отец его, виноторговец, поставлял вино ко двору короля, благодаря чему и сын его попал довольно рано (17 лет) ко двору в качестве пажа Елизаветы, жены Лионеля, сына Эдуарда III. В 1359 г. он принимал участие в походе против Франции, во время которого был взят в плен. Король выкупил его за 16 фунтов и, по возвращении его в Англию, сделал его своим камердинером, а впоследствии и оруженосцем. В это время он уже довольно основательно изучил доступных ему писателей и пробовал писать сам; между прочим, он воспевал в стихах свою любовь к одной неизвестной даме, которая не отвечала взаимностью на его страсть. К юношескому периоду его творчества относится также перевод одного из популярнейших произведений средних веков - "Roman de la Rose", доставивший ему некоторую известность. Перевод утрачен; приписывавшийся прежде Ч. другой перевод этого романа на английский язык принадлежит не ему. Первое произведение Ч., время написания которого можно установить с точностью - "Book of the Duchess" - написано в 1369 г., по случаю смерти герцогини Бланки Ланкастерской. Чосер утешает герцога, ее мужа, в его утрате. Образцами ему служили при этом элегия Машо и "Tristia" Овидия, в некоторых же частях - тот же "Роман Розы". Уже здесь Ч. проявил свою необыкновенную способность к ярким и колоритным описаниям. Летом 1370 г. Ч. отправился на континент с дипломатическим поручением от короля. Он посетил Фландрию и Францию и в 1372 г. поехал в Геную, где уладил некоторые дела с дожем, а оттуда во Флоренцию, где провел зиму. В 1376, 1377 и 1378 годах он предпринял еще ряд путешествий на континент по более или менее важным поручением правительства, иногда секретным. Во время пребывания в Италии Ч. изучил итальянский язык и основательно ознакомился с итальянскими поэтами; это знакомство отразилось на сочинениях, написанных им после поездки в Италию, в которых довольно часто встречаются заимствования из Данте, Петрарки и Боккаччо, нередко цитируются их мысли, заимствуются поэтические обороты, местами длинные тирады, а иногда даже и сами сюжеты поэтических произведений. В Италии. по преданию, Ч. познакомился с Петраркой, который читал ему будто бы свой латинский перевод новеллы Боккаччио о Гризельде. Впоследствии Ч. включил эту новеллу в состав своих "Кентерберийских рассказов". Путешествие в Италию способствовало так же ближайшему знакомству Ч. с латинскими поэтами, которых, впрочем, он знал немного и до путешествия и которых он стал теперь почти боготворить. Изучение итальянских и латинских классиков оказало влияние на формальную сторону поэзии Ч.; только благодаря ему она получила изящество и законченность, небывалые до того времени в английской литературе. В промежутках между поездками на континент Ч. возвращался в Лондон, где на него возлагались различные административные должности.

С 1374 г. в продолжение 12 лет он исполнял обязанности таможенного надсмотрщика и контролера, причем жил в Альдчетской башне сравнительно уединенно. Добросовестно исполняя служебный обязанности, он посвящал все свои досуги поэзии. К этому времени относятся: перевод (из "Legenda aurea") жизни св. Цецилии, вошедший впосдедствии в состав "Canterbury Tales" (1373); "Complainte of Mars" (1378); "Parlement of Foules"; "Troylus and Chryseide" (1382); "The House oi Fame" (1383-84); "Legend of Good Women" (1388). В этих поэмах особенно чувствуется влияние итальянских поэтов. В "Жизни св. Цецилии" есть места, непосредственно взятые из Дантова "Рая": в "Parlement of Foules" - поэме, написанной по случаю бракосочетания юного короля Ричарда II, - вставлена переделка знаменитого вступления к III песне "Inferno": "Per me si va nella cittа dolente"; сюжет "Troylus and Chryseide" целиком заимствован из "Filostrato" Боккаччо; легенда о примерных женщинах внушена Ч. сочинением Боккаччо "Dе claris mulieribus". Наконец; путешествие Данта по трем царствам послужило образцом для поэмы "The House of Fame" (в которой Данте упоминается наряду с Виргилием и Клодионом). Не смотря на эти влияния, Ч. проявляет в этой последней поэме значительную самостоятельность, сказывающуюся главным образом в картинных описаниях и в живом, естественном диалоге. Он уделяет также не мало места своей личности, что придает его поэме близкий нам характер. Ч. описывает как орел уносит его на золотых крыльях в храм славы, построенный на ледяной скале, на которой написаны имена великих людей. Под влиянием солнечных лучей скала тает, исчезают и буквы имен, становясь все менее разборчивыми. В храме пребывают шумные толпы музыкантов, жонглеров, пророков, людей, прославляющих различными способами героев; слышится веселая музыка, красуются статуи великих поэтов. Сатирический элемент сказывается в описании группы порочных хвастунов, довольных своей дурной славой. Затем поэт переносит читателя в дом новостей, где толпятся праздные зеваки, Жадные до новостей и не обращающие внимания на достоверность известий. "Troylus and Chryseide" - большая поэма, вполне законченная по форме - состоит из 5 книг, написана любимым размером Ч. строфами из 7 стихов с системой рифм a b a b b c c. Сюжет ее заимствован у Боккаччо, но автор сумел придать своему произведению печать самобытной индивидуальности, видоизменив характер рассказа и действующих лиц, искусно соединив, как впоследствии Шекспир в "Троиле и Крессиде", трагическое с комическим, героическое с обыденным. Он является также тонким психологом и мастером в постепенном ведении рассказа и в создании характеров. Особенно замечательна характеристика Пандара, скептика, пошляка, болтуна, хитрого и непристойного нахала, грубияна, вечно говорящего пословицами, циника и сводника. Из эпизодов особенно выделяется полная истинного драматизма сцена Крессиды с Пандаром, который, являясь посредником между Троилом и ей, искусно возбуждает в ней любопытство и интерес к Троилу, переходящие впоследствии в страсть. Поэма заканчивается характерным для английского поэта нравоучением, обращенным к молодыми людям. "Легенда о примерных женщинах" трактует о мученицах любви, начиная с древнейших времен, и написана вследствие сделанного Ч. его покровительницей - королевой - упрека в том, что он осмеивал женщин в других своих сочинениях ("Roman de la Rose" и "Troylus and Chryseide").

После 1379 г. Ч. безвыездно жил в Лондоне; в 1386 г. был избран депутатом в парламент (от Кентского графства). В время этой сессии парламента судился канцлер королевства Мишель Поль. Сохранением верности своим прежним покровителям, Ричарду и герцогу Ланкастерскому, Ч. навлек на себя немилость Глостера и, лишившись всех должностей, впал почти в нищету. Спустя три года, когда Ричард упразднил совет, навязанный ему парламентом, и снова начал править самовластно, поэт был сделан клерком королевских работ (1389) и в этой должности распоряжался постройками и переделками в Вестминстере и других зданиях и замках. В течение этого времени он создал свое лучшее и знаменитейшее произведение, доставившее ему бессмертное имя во всемирной литературе "Кентерберийские рассказы" ("Canterbury Tales"). Это сборник рассказов, заключенных в одну рамку, подобно "Декамерону" Боккаччо, с той, однако, разницей, что у Боккаччо рамка носит хотя и. прекрасный, но несколько искусственный характер, чуждый действительности, а рассказчики, принадлежа все к одному сословию, мало чем отличаются одни от других,. тогда как Ч. в прологе переносит читателя в водоворот действительной жизни и рисует нам общество 29 пилигримов из самых различных слоев общества, разных полов, возрастов и темпераментов. Все они собрались в трактире близ Лондона, с тем, чтобы оттуда вместе двинуться. в Кентербери на поклонение гробу св. Фомы Бекета. Чтобы скоротать время, каждый из членов общества рассказывает какую-нибудь сказку или повесть; при этом Ч. заставляет всю труппу рассказчиков двигаться, останавливаться в трактирах на ночлег, знакомиться с прохожими, говорить, кричать, обмениваться комплиментами, и иногда и ударами. За каждым рассказом следуют живые комические сцены: путешественники обсуждают рассказ, спорят, горячатся. Все это дает возможность Ч. создать целый ряд разнообразнейших характеров и типов. Рассказы подобраны так, что каждый из них соответствует характеру и общественному положению рассказчика, да и манера каждого из них особая. Рассказ исповедника походит на проповедь и заканчивается приглашением купить индульгенций а пожертвовать что-нибудь на церковь. Нищенствующий брат непременно хочет говорить, но гнев мешает ему, и из рассказа его ничего не выходит; Мещанка из Бата, - необыкновенно ярко нарисованный комический тип, - толстая жизнерадостная болтунья, уморившая нескольких мужей, прежде чем приступить к своей сказке рассказывает несколько автобиографических подробностей. Рыцарь сообразно своему сану, рассказывает изящную придворную повесть о Палемоне и Арсилае (подражание Тезеиде Боккаччо), оксфордский клерк - повесть о Гризельде; монах, толкуя о превратностях судьбы, приводит примеры людей, испытавших их; пьяный мельник передает непристойную повесть в духе фабльо и т. п. Таким образом, "Кентерберийские рассказы" представляют, в общем нравоописательный роман, в котором нравы и типы английского современного Ч. общества списаны прямо с натуры. При этом Ч. не только не гнушается изображением людей из низших сословий, но рисует их с очевидной симпатией и глубоким знанием. Без сомнения материалом ему служили наблюдения, произведенные им в течение его богатой разнообразными встречами и переменами жизни. Быть может, влияние учения Виклефа сказывается в изображении характера лицемерного и корыстолюбивого нищенствующего брата, питающегося, по его словам, только библией и увещевающего больного главным образом давать побольше монахам, а также в идеальном изображении образцового священника, истинного пастыря церкви, и благочестивого крестьянина; но на основании этого не следует еще заключать, чтобы Ч. принадлежал сам к секте Виклефитов. Не следует забывать, что и в фабльо, авторы которых несомненно были правоверные католики, нередко можно встретить сатирические изображения пастырей церкви. "Кентерберийские рассказы" остались неоконченными, может быть вследствие тяжелых обстоятельств; постигших поэта в последние годы жизни; но и того что есть вполне достаточно, чтобы судить о богатстве и разнообразии таланта автора.

В последние годы жизни Ч. написал несколько стихотворений, проникнутых грустным настроением: он выражает желание бежать от света и толпы, просит короля помочь ему в нищете, замыкается в себя и сосредоточивается. Сюда относятся: "Truth" или "Ballade de bon conseil", "Lak of Stedfastness", "L\'envoy de Chaucer a Seogen", "L\'envoy de Ch. a Blikton", "The compleynt of Venus", "The compleynte of Ch. to his empty purse". В самом конце жизни счастье снова улыбнулось Ч.: король назначил ему довольно значительную к тому времени пенсию и ему удалось нанять хорошенький дом близ Вестминстерского аббатства. В 1400 г. Ч. умер и погребен с почетом в этом аббатстве. Широкая слава, которой Ч. начал пользоваться еще при жизни, не только не померкла с течением времени, но даже возросла. В эпоху возрождения Какстон напечатал текст его сочинений в 1478 и в 1484 г.; Спенсер видит в сочинениях Ч. чистейший источник английской речи; Сидней превозносит его до небес. В XVII в. Драйден освежает и подновляет его сказки; в XVIII веке на его сочинения обращает внимание Поп. Наконец, в XIX в. возникает так назыв. Чосеровское общество "Chancer Society". по инициативе Фурниваля (основано в 1867 г.). Цель его - издание критически проверенных текстов сочинений Ч. и изучение биографии поэта. Заслуги Ч. в истории английской литературы и языка весьма велики. Он первый среди англичан даль образцы истинно художественной поэзии, где повсюду господствует вкус, чувство меры, изящество формы и стиха, повсюду видна рука художника, управляющего своими образами, а не подчиняющегося им. как это часто бывало у средневековых поэтов: везде видно критическое отношение к сюжетам и героям. В произведениях Ч. уже имеются все главнейшие черты английской национальной поэзии: богатство фантазии, соединенное со здравым смыслом, юмор, наблюдательность, способность к ярким характеристикам, наклонность к подробным описаниям, любовь к контрастам, одним словом, всё, что позднее встречаем в еще более совершенном виде у Шекспира, Фильдинга, Диккенса и др. великих писателей Великобритании. Он придал законченность английскому стиху и довел до высокой степени изящества литературный язык. Относительно чистоты речи он проявлял всегда особенную заботливость и, не доверяя переписчикам, всегда просматривал лично списки своих сочинений. В деле создания литературного языка он проявил большую умеренность и здравый смысл, редко употреблял неологизмы и, не стараясь воскресить отжившие выражения, пользовался лишь теми словами, которые вошли во всеобщее употребление. Блеск и красота, которые он сообщил английскому языку, доставили последнему почетное место среди других литературных языков Европы; после Ч. наречия уже утратили всякое значение в литературе. Ч. был первым, начавшим писать на родном языке и прозой, а не по латыни (напр. "The astrolab" трактат, написанный им в 1391 г. для его сына). Он употребляет здесь национальный язык сознательно, чтобы выразить лучше и точнее свои мысли, а также из патриотического чувства. Миросозерцание Ч. вполне проникнуто языческим духом и жизнерадостностью эпохи возрождения; только некоторые средневековые черты и выражения в роде "Св. Венеры", попадающиеся, впрочем, в более ранних произведениях Ч., свидетельствуют о том, что Ч. еще не вполне освободился от средневековых воззрений и смешения понятий. С другой стороны, некоторый мысли Ч. о благородстве, о воспитании детей, о войне, характер его патриотизма, чуждого всякой национальной исключительности, сделали бы честь даже человеку XIX в.

Литература. Самое раннее издание сочинений Ч., относящееся к 1532 г., сделал Thynne. Затем следуют издания Stowe (1561), Speght (1598, пересмотренное вновь 1602), Tyrwhitt (1775), который снабдил свое издание исследованием о жизни Ч. В XIX веке интерес к сочинению Ч. вновь пробуждается, не без влияния Теннисона. Моррис художественно издает "C.\'s Poetical works" в 1866 г. Чосеровское общество издает ряд отдельных сочинений Ч. и монографий о нем. Сюда относятся: Furnivall, "The six text edition of Canterbury Tales" (Оксф., 1868) и "Life records of Chancer" (1875); Koch, "Chronology of C.\'s writings" (1890); Skeat, "Legend of good women" (1889); Skeat, "C\'s minor poems" (1888); его же, "The complete works of G. Chaucer" (1894); "Troylus and Chryseide, compared with Boccaccio\'s Filostrato" (M. Rosetti); "Originals and analogues of Canterbury Tales"; "A treatise on the Astrolab, addressed to bis son Lewis" (1872). См. также Godwin, "History of the life and age of G. Chaucer" (Л., 1804); Todd, "Illustrations of the lives and writings of Gower and Ch." (1810); Nicolas, "Life of С." (Л., 1844); Kissner, "C. in seinen Beziebungen zur Italien. Litteratur" (Бонн, 1867); Ten Brink, "Chaucer Studien zur Geschichte seiner Entwickelung und zur Chronoiogie seiner Schriften" (Мюнст., 1870); Mamroth, "Gr. Ch., seine Zeit und seine Abhangigkeit von Boccaccio" (Б., 1872); M. Browne, "C\'s England" (1879); Ward, биорафия Ч. в "English men of Letters" (Л., 1879); Ten Brink, "Geschichte der engl. Litteratur" (Страссб., 1889); его же, "C\'s Sprache und Verskunst" (Страссб., 1884); E. Sandras, "Etude sur J. Chaucer, considere comme imitateur des trouveres" (П, 1859) J. Fleury, "Guide to Chaucer" (1877); A. Baret. "Etude sar la langue anglaise au XIV S." (П., 1882). Немецкие переводы соч. Ч.: John Koch, "Ausеewahlte kleinere Dichtungen Chaucers" (Лпц., 1880); Schipper, в "Oesterreichische Rundschau" (1883, јј 10-12 - "Троил и Крессида"); During, "C\'s Werke" (Страссб., 1883-6; знаменитейшие поэмы Ч., в том числе "С-у Tales"). Французский перевод, сделанный Chatelain\'ом, признается крайне неудачным. Русского полного перевода сочинений Ч. не существует; отрывки из "Кентербергских рассказов" переведены Шау ("Библиотека для Чтения", 1859. јј 1, 4 и 7) и Д. Минаевым (в издании Н. В. Гербеля: "Английские поэты в биографиях и образцах", СПб., 1875). Ср. также Жюссеран, "История английского народа в его литературе" (СПб., 1898; о Ч. стр. 194-259) и Тэн, "Развитие политической и гражданской свободы в Англии в связи с развитем литературы" (СПб., 1871, т. 1). Характеристика Ч., сделанная Тэном, в общем верна, хотя он часто основывает свои выводы на сочинениях, ложно приписывавшихся Ч., напр. "The court of Lowe", "The book of Cupido" (или "Cuckoo and Nightingal"), "Flower and Leaf", "Roman of the Rose", "Compleynt of Lover\'s Life", "Testament of Love", "The Isle of Ladies" или "Chaucer\'s Dream" и др. Большая часть поэм Чосера помещена в издании Морриса.

Н. Г. - е.

Чувства

общие - обнимают собой совокупность ощущений, зависящих от состояния разнообразных внутренних частей тела и от которых зависит чувственное, определенное субъективное общее состояние тела. Сюда относятся ощущения голода, насыщения, жажды, аппетита, различных видов боли, недомогания, тошноты, особой легкости или тяжести тела, чувственности и т. д. Все эти ощущения плохо поддаются локализации на местах их возникновения. Основным условием появления разнообразных ощущений общего чувства или самоощущения является или препятствие к. удовлетворению той или иной естественной потребности различных органов, или тканей или удачное осуществление их; в первом случае получаются Ч. общие, неприятного, подавляющего характера, во втором, наоборот, характера приятного и хорошего самочувствия и благоденствия. Настроения человека бывают, поэтому, теснейшим образом связаны с Ч. общими.

И. Т.

Чувствительность

- способность живых образований воспринимать те или другие формы раздражений и реагировать на них теми или другими сознательными актами. В основе Ч. лежит еще более общее свойство живой материи - это ее раздражительность, т. е. способность ее приходить в возбужденное состояние под влиянием разнообразных раздражителей.

И. Т.

Чудов-Алексеевский-Архангело-Михайловский кафедральный монастырь

- в московском Кремле, подле Малого Дворца. Основан в 1365 г. на месте ханского конюшенного двора, подаренного митрополиту Алексию ханом Джанибеком, в память чудесного исцеления святитетелем от слепоты и беснования жены хана Тайдулы, с церковью во имя "Чуда св. Архистратига Михаила в Колосаех". Вскоре после обретения мощей св. Алексия, погребенного в любимом его Ч. монастыре, был построен и другой храм, во имя святителя Алексия. Впоследствии в монастыре строились новые церкви, но за упразднением четырех из них в настоящее время имеются: 1) церк. Чуда Архистратига Михаила, возобновленная в последний раз в 1893 - 94 гг., древнейшая святыня Ч. монастыря; 2) церк. святителя Алексия, где хранятся знамена, бунчуки и ключи от крепостей, взятых русскими войсками в Персидскую войну (1826 - 28); 3) церк. Благовещения Пресвятой Богородицы (в ней имеется чтимая московскими жителями чудотворная икона св. Николая, перенесенная сюда в 1846 г. из частного дома), и 4) церк. св. апостола Андрея Первозванного. Ч. монастырь, как ставропигиальный, издревле назывался митрополичьим и состоял всегда в ведении митрополитов, а затем патриархов всероссийских. В XVI и XVII вв. он был известен под названием великой лавры. В 1744 г., по указу имп. Елизаветы Петровны, в нем была учреждена кафедра московского архиерея; с тех пор и доныне он называется кафедральным. С 1775 г. к Ч. монастырю приписан подмосковный Николо-Перервинский общежительный монастырь. До 1764 г. монастырю принадлежало около 18600 душ крестьян по разным губерниям, да несколько подворий в Москве. До 1818 г. ему принадлежал и малый дворец (местопребывание его настоятелей - московских митрополитов), причисленный к дворцовому ведомству после рождения в нем вел. кн. Александра Николаевича (будущего имп. Александра II). С XVI в. Ч. м-рь был рассадником духовно-научного просвещения в России. Здесь жили Максим Грек, архим. Павел, управлявший потом патриаршим всероссийским престолом, ученый Иеромонах Евфимий и др. При патриархе Филарете Никитиче в монастыре было учреждено греко-латинское училище, называвшееся и патриаршей школой. Многие иноки Ч. монастыря занимались переводом книг Священного Писания на славянский язык; здесь производилось и исправление церковных богослужебных книг по греческим подлинникам, преимущественно Арсением Греком и Епифанием Славинецким. Ч. монастырь служил в прежнее время и местом заключения русских иерархов и других исторических деятелей (тверского епископа Евфимия, митрополита Исидора, участника флорентинского собора, архиепископа новгородского Геннадия, князя Василия Ивановича Патрикеева, патриаpxa Гермогена и др.). Чернецом его в 1600 - 1605 гг. был Григорий Отрепьев. В 1812 г. монастырь служил местопребыванием Наполеонова штаба и некоторых из его гвардейских полков. К числу достопримечательностей монастырской разницы принадлежат: "Новый Завет", переведенный с греческого языка и писанный собственноручно св. Алексием; золотые сосуды, вклад боярыни Анны Ильничны Морозовой 1664 г., весом около 13 фунт.; воздух и два покровца, шитые сплошь крупным жемчугом и драгоценными камнями - от нее же; митра, известная под именем "Потемкинской"; умывальница и блюдо, употребляемые при архиерейских служениях, филиграновой, греческой, очень тонкой художественной работы, сплошь украшенные разноцветною эмалью. В библиотеке много драгоценных рукописей (напр., "Слово об антихристе" святого Ипполита, папы римского, относ. к XII веку, "Толкование на Псалтирь" св. Феодорита, епископа кипрского и др.), которым имеется печатный каталог. См. "Московский кафедральный Ч. монастырь" (Сергиева Лавра, 1896).

В. Р - в.

Чукотская земля

или Чукотский полуо-в - сев. вост. оконечность Азиатского материка, населенная чукчами.

Чум

(= шалаш) - конический шалаш из жердей, покрываемый берестой, войлоком или оленьими шкурами; форма жилища, распространенная по всей Сибири от Уральского хребта до берегов Великого океана, у финских, тюркских и монгольских племен. Историки жилища признают эту форму первым опытом искусственно создаваемого жилья, к которому человек обратился от полых, дуплистых деревьев и пещер. Первообразом Ч. могли служить прислоненные наклонно к дереву ветви. В Европейской России Ч. утратил свое былое назначение и обратился в служебную хозяйственную постройку: у черемис, вотяков, чуваш, татар его жердяной остов служит овином (шиш); покрытый соломой; он прикрывает ход в погреб. У западных финнов - в сев. Финляндии и Карелии - он под именем коты служит в летнее время кухней. Посредине Ч., под отверстием в его вершине, помещается здесь обыкновенно очаг, сложенный из мягких камней. Такого же рода кухни из еловых жердей встречались в 1840-х годах у истов; на острове Даго и около Феллина кота с таким назначением была в ходу в конце XIX в., существует, вероятно, и теперь, но феллинская кота (кок) представляется уже усложнением древней: конус из жердей служит уже крышей над круглой каменной стенкой. Такой же шалаш, покрываемый летом парусиной, зимой - толстым войлоком, в первобытной форме встречается, под именем ката у кочующих в Швеции лопарей. У русских лопарей он служит походным жильем (кувакса) и прикрывается до половины парусиной. Ср. И. Харузин, "Очерк истории развития жилища у финнов" (М., 1895); его же, "Очерк истории развития жилища у тюрков" (М., 1896); A. Heikel, "Die Gebaude der Ceremissen, Mordwinen, Esten und Finnen" (Гельсингфорс, 1888).

И. Смирнов.

Чуфут-Кале

(по-русски Жидовский город, у караимов - Кирк-ер) остатки города и старинной крепости в Таврической губ., Симферопольского у., в 2 вер. от г. Бахчисарая, на высоте 1 835 фт., на вершине отдельной скалы. Время основания неизвестно, но, очевидно, город весьма древнего происхождения. Караимское название Ч. кале означает 40 человек (по преданию, крепость основана 40 братьями); под однородным названием Ч. кале известно у восточных писателей XIV в. и в русских актах XV в.; у средневековых путешественников в описаниях Таврического полуо-ва упоминаются какие-то "40 замков" (Quadraginta castella) и "40 мест" (Quarania luoghi). Скала Ч.-Кале сделалась местом обитания людей, вероятно, еще в доисторические времена, о чем свидетельствуют высеченные в ней под крепостью пещеры крипты (до 50). Караимы полагают, что Ч.-Кале основан за 400 лет. до Р. Хр. и назывался прежде "Села-Юхудим", т. е. Иудейская скала; на местном кладбище - Иосафатовой долине - сохранились надгробные памятники XIII в. по Р. Хр., с еврейскими надписями. Думают, что Ч.-Кале служил последним убежищем хазарским ханам в начале Xl в. Здесь же жили ханы кипчакские и золотоордынские; сохранились развалины мечети и гробницы Ненке-джан-ханым, дочери Тохтамыша, умершей в 1437 г. С образование Крымского ханства Кирк-ер становится известным под нынешним татарским его названием Ч.-Кале, он не раз, во время внутренних беспорядков, служил местом убежища ханов. Укрепления Ч.-Кале некогда были значительны, имели двое железных ворот и дорогу, высеченную в скале. Жившие здесь караимы в 70-х годах XIX в. переселились в Бахчисарай; ныне Ч.-Кале совершенно заброшен, дома его (до 300) быстро разрушаются.

Число просмотров текста: 5473; в день: 1.6

Средняя оценка: Хорошо
Голосовало: 1 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0