Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Документация и справочники
Брокгауз и Эфрон
Энциклопедия Брокгауза и Эфрона - Ю

Ювенал Децим Юний

(Juvenalis) – римский сатирический поэт. Родился в г. Аквине (в юго-вост. части Лация) в первые годы правления Нерона (около 55 - 56 г. по Р. Хр.). Судя по литературной деятельности Ю., можно предполагать, что он получил весьма тщательное образование, а это, в свою очередь, позволяет заключать о достаточности его семьи. Последнее находит себе подтверждение в древней биографии поэта, по словам которой Ю. был сыном или воспитанником богатого вольноотпущенника. Он долго ("до средины жизни", т. е. до 40 - 50 лет) упражнялся практически в красноречии, но не по нужде, а для собственного удовольствия; был некоторое время военным трибуном, имел у себя на родине сан главного жреца обоготворенного императора Веспасиана, а также занимал видную должность в местном городском самоуправлении. По весьма спутанным и сбивчивым известиям древнего жизнеописания поэта, можно предполагать, что он впал в немилость у одного из императоров и подвергся даже изгнанию, или, вернее, нежелательному для него удалению из пределов Италии на какой-нибудь пограничный пост. Свои сатиры Ю. начал писать или публиковать только при имп. Траяне, после 100 г. по Р. Хр. 16 сатир поэта разделяются на 5 книг (1 - 5; 6; 7 - 9; 10 - 12; 13 - 16). Хронология выхода в свет каждой книги довольно запутана; приблизительно ее можно определить так: I книга вышла между 100 - 115 гг., II между 116 - 117 гг., III между 118 - 120 гг., IV между 121 - 127 гг., V после 128 г. и во всяком случае до 131 - 32 гг. На эту последнюю дату приходится вероятно и смерть Ю. По своему достоинству сатиры Ю. резко разделяются на две группы, из которых вторая, начиная примерно с 10-й сатиры, стоит, в целом, гораздо ниже первой. Вот что говорит по этому поводу один из лучших знатоков Ю., Отто Ян: "Первые сатиры написаны при самых живых впечатлениях от пережитой эпохи ужасов, полны ожесточенных и резких нападок против выдающихся и первенствующих лиц и дают яркую картину ближайшего прошлого. В последних сатирах этот огонь угасает все больше и больше. Ярко вспыхнувшая ярость дает место ворчливому благодушию; живое отношение к вещам и лицам отступает пред общими местами; все более и более проявляется склонность к известным философским положениям, морализированию и вообще к широкому, расплывчатому изложению; мощно бьющий, даже пенящийся и бушующий горный ручей превращается в широкую и все спокойнее текущую реку". Эта резкая разница в достоинстве сатир дала повод одному из германских ученых, О. Риббеку, объявить, в наделавшей в свое время большого шуму книге: "Der echte undunechte J. " (Лпц., 1859) чуть не половину сатир Ю. произведениями позднейшего декламатора. Несмотря на в высшей степени остроумную аргументацию Риббека, его гипотеза в настоящее время совершенно оставлена. В первой сатире Ю. обосновывает свое выступление в качестве обличителя пороков современного ему общества и излагает свой образ мыслей по поводу этих пороков: эта сатира является как бы программой для всех других. Поэт недоволен господствующим в его время в литературе пристрастием к скучным и холодным мифологическим сюжетам и обращает внимание читателей на представляющую богатый материал для наблюдений картину римского общества, очерчивая беглыми, но меткими штрихами разного рода уродливые типы, как напр. мужчины, выходящего замуж подобно женщине, грабителя-наместника, супруга - сводника собственной жены и т. д. Во 2-й сатире выставлены развратные лицемеры (qui Curios simunlant et Bacchanalia vivunt). Как жилось среди подобных развращенных и извращенных личностей и как вообще дышалось в тогдашнем Риме, показывает 3 сатира, принадлежащая к числу самых удачных по своей живой обрисовке крайне тягостных условий существования в столице для бедного и честного человека (этой сатире подражал, между прочим, Буало в сатирах I и VI). В 4-й сатире с злой иронией изображено заседание государственного совета во время Домициана, где обсуждается вопрос, как поступить с огромной рыбой, поднесенной рыбаком в дар императору. В 5-й сатире поэт в ярких красках рисует те унижения, которым подвергается бедняк-клиент на пиру у богача-патрона. Ю. хочет пробудить в паразите чувство стыда и гордости и для этого в самых резких контрастах противопоставляет то, что имеет за столом сам богач, и что велит он подавать бедному прихлебателю. Из 6-й сатиры можно заключить, что Ю. был страстным ненавистником женщин и врагом брака и основательно изучил слабости и пороки современных ему дам. Эта сатира, самая большая по объему (661 ст.), есть один из наиболее жестких плодов гения поэта, как по своему крайне суровому тону, так и по наготе изображения. 7-я сатира посвящена уяснению бедственного положения лиц, живущих умственным трудом: писателей, адвокатов, учителей. В 8-й сатире разбирается вопрос, в чем состоит истинное благородство, поэт доказывает здесь, что одно знатное происхождение без личных нравственных качеств еще ничего не значит, и что лучше иметь отцом Ферсита и походить на Ахилла, чем быть сыном Ахилла и походить на Ферсита (этой сатире подражал Кантемир). В 9-й сатире содержатся иронически наивные жалобы мужчины, промышляющего педерастией, на то, как трудно зарабатывать себе хлеб этим занятием. Тема 10-й сатиры близорукость всех человеческих желаний; людям собственно нужно одно, чтобы был здравый ум в здравом теле (знаменитое orandum est, ut sit mens sana in corpore sano). В 11-й сатире Ю. приглашает в праздник Мегалезий на обед своего друга Понтика и распространяется по этому поводу о простоте старинных нравов и о современной поэту расточительности. В 12-й сатире (самой слабой) Ю. преследует весьма распространенный в Риме того времени тип искателей наследства (heredipeta). В 13 сатире поэт, утешая друга своего Кальвина, лишившегося значительной суммы денег, изображает те угрызения совести, которыми должно терзаться обманувшее Кальвина лицо. 14-я сатира состоит из двух слабо соединенных между собою частей: 1) об огромном влиянии на детей образа жизни их родителей и 2) об алчности, как одном из главнейших пороков. В 15-й сатире, по поводу случая каннибальства в Египте, Ю. распространяется об извращенности тамошних религиозных верований. Наконец, последняя, 16-я сатира представляет собою отрывок в 60 стихов, в котором говорится о мнимом превосходстве военного сословия над другими. Незаконченность этой сатиры служит верным доказательством того, что произведения Ю. не подвергались переработке после его смерти.

Для общей характеристики Ю. особенно важна его первая сатира. Поэт неоднократно повторяет, что при виде сильной развращенности своего времени он не может не писать сатиры, и что если природа отказала ему в поэтическом гении, то стихи будет ему диктовать негодование (знаменитое si natura negat, facit indignatio versum). И в конце этой плана жизнь. Он искренно стремился помочь своим согражданам, и если иногда преувеличивал их пороки, то только радея об их пользе. О другой положительной стороне поэзии Ю. один из наших ученых гр. А. В. Олсуфьев) отзывается так: "в сатирах Ю. этого реалиста древнего мира, как в фотографической камере отпечатлелась вся окружавшая его римская жизнь, изображенная им в целом ряде законченных до мельчайших подробностей бытовых картин, прямо с натуры схваченных портретов, психологических, тонко разработанных очерков отдельных типов и характеров, реалистически верных снимков со всей окружающей его среды, от дворца кесаря до лачуги в Субуре, от уборной знатной матроны до клети в люпанаре, от пышной приемной чванливого адвоката до дымной школы бедняка грамматика; Ю. собрал все это разнообразие силою своего таланта в одно художественное целое, в котором, как в зеркале, отражается весь древний мир, насколько он был виден поэту". Ю. важен для изучения частного, семейного, внутреннего быта древних, о котором до нас дошли, вообще, самые скудные сведения. Его сатиры ревностно читались не только в древности, но и в средние века, когда нравился его возвышенный и вдохновенный тон; многие называли его тогда ethicus, а один поэт писал, что Ювеналу верят более, чем пророкам (magis credunt Juvenali, quam doctrinae prophetali). Существует масса древних толкований к поэту (так назыв. схолий), начиная от IV-го столетия и кончая поздними временами средневековья. Главная рукопись Ю. - IX в. - хранится в библиотеке медицинской школы в Монпелье, почему называется Montepessulanus, а также чаще, Pithoeanrus, по имени одного из прежних владельцев ее, Пьера Питу. Лучшие издания - Бюхслера (Берл., 1893) и Фридлэндера (Лпц., 1895); много объяснительного материала дают также английские труды Mayor\'а (1883 и 1886 гг.) и Lowis\'a (с прозаич. переводом, 1882). Русские переводы: Фета (М., 1885; ср. книгу гр. А. В. Олсуфьева: "Ювенал в переводе Фета", СПб., 1886) и Адольфа (М., 1887); 3, 7 и 8 сатиры переведены прозой Н. М. Благовещенским (в "Журн. Мин. Нар. Просв. ", 1884, кн. 4; 1885, кн. 1; 1886, кн. 2). Издание трех первых сатир, с комментариями, Д. И. Нагуевского (Казань, 1882; ср. его же книгу "Римская сатира и 10. ", Митава, 1879).. 4.

М - н.

Югорский шар

- пролив в Сев. Ледовитом океане, отделяет о-в Вайгач от материковой части Архангельской губ. С юго-зап. конца пролив ограничивается входными мысами: м. Гребень на о-ве Вайгаче и Белым со стороны материка. Отсюда пролив тянется к С-В, имея ширину в 5, 5 морск. миль; затем в параллели мысов Дьяконова и Створного на о-ве Вайгаче прол. суживается от 2 до 1, 5 м. миль, в параллели же м. Песчаного и Сухого Носа вновь расширяется от 2 до 3 миль и направляется к В. От о-ва Сторожевого и в параллели мм. Каменного на Вайгаче и Наездника на материке направляется к С и затем в параллели м. Яросоль. на материке Азии соединяется с Карским морем, имея ширину до 6 м. миль. Длина прол. до 25 миль. По исследованию Вилькицкого глубина прол. по его средине от 7 до 12 с., но есть места. от 17 до 22 с. В параллели же м. Песчаного и Сухого Носа и сел. Никольского, глуб. от 5, 5 до 12 с. У о-ва Сторожевого от 6 до 11 саж., на вост. и южн. сторонах этого о-ва и при устье р. Великой имеются песчаные кошки. В прол. существует два течения из Северного океана в Карское море и обратное. Между мм. Гребень и Дьяконово расположена бухта Варнека. В пролив впадают 2 рр. Бол. Ая или Великая и Мал. Ая или Никольская. При впадении р. Никольской находится посел. или становище Никольское или Хабарово, состоящее из нескольких изб, амбаров и маленькой церкви. Сюда приезжают весной самоеды и пустозерцы для тюленьего промысла, продолжающегося до 24 июня, а по вскрытии рек промышляют также и рыбу, в середине же лета и птицу. Для морских промыслов выезжают на карбазах в открытое море. Здесь летом бывает ярмарка, на которую съезжаются самоеды и торговцы с Печоры. Ю. шар освобождается от льда не ранее июля месяца, а иногда и позже. По окончании промыслов, в конце августа, становище пустеет и в нем остаются одни караульщики. Пробовали устроить скит, но присланные сюда монахи в первый же год перемерли от цинги и болезней, хотя караульщики самоеды проживают здесь круглый год без вреда для своего здоровья. Служба в здешней церкви совершается только летом присылаемым сюда на это время священником или иеромонахом. В проливе несколько островов, из них главные Сторожевой и Соколий. Берега пролива обрывисты, в большинстве утесисты и скалисты; древесной растительности по берегам пролива нет, есть скудная трава, сланка, мхи и ягели. Голландцы назвали этот пролив Нассауским; впоследствии он назывался Вайгачским; ныне за ним установилось название Ю. шара. Впервые прошли Ю. шар в 1580 г. голландцы Иэт и Джакмон. Русские, начиная с XVII стол., пользовались им как путем в Мангазею. Более точное обследование Ю. шара произведено в 1893 и 1898 гг. экспедициями Добротворского и Вилькицкого.

Н. Л.

Юдин Геннадий Васильевич

- известный библиофил и издатель. Род. в 1840 г. в Сибири; много путешествовал по Востоку и Европе. С конца 60х гг. начал собирать библиотеку, которая в настоящее время является самой обширной из частных библиотек России, занимает в Красноярске особый дом и заключает в себе более 80000 названий. Она чрезвычайно богата редкими изданиями, полными собраниями всех рус. журналов, а также старинными документами и гравюрами. На средства Ю. издан ряд научных трудов Титова, Кулешова, Лопарева, "Рус. книги" Венгерова, фототип. воспроизведения Радзивиловского Нестора и др. Им самим составлены "Материалы для истории города Чухломы и рода Костромичей Июдиных- (2 т., Красноярск, 1902; подготовлено 8 т.). Ср. Н. Бакай, "замечательное книгохранилище" (М. 1896).

Южаков Сергей Николаевич

- выдающийся современный публицист, род. в 1849 г. в семье генерала от кавалерии, учился на историко-филологическом факультете Новороссийского университета, который по болезни оставил до окончания курса; на литературное поприще выступил в 1868 г. в "Одесском Вестнике"; с 872 г. сотрудничал в "Знании", в 1876 - 1879 гг. был товарищем редактора "Одесского Вестника"; с 1879 до 1882 г. находился в ссылке в Сибири, откуда посылал статьи в "Русские Ведомости" и "Отеч. Записки"; в 1882 - 1884 гг. постоянный сотрудник "Отеч. Записок; тогда же помещал статьи в "Деле", "Вестнике Европы" и "Одесск. Листке"; в 1884 - 85 гг. сотрудничал в "Русской Мысли"; в 1885 - 89 гг. был членом редакции "Северн. Вестника", в 1893 - 98 гг. членом редакции "Русского Богатства", в котором поныне ведет отдел иностранной политики. С 1898 г. Ю. состоит главным редактором "Большой Энциклопедии", Отдельно изданы след. сочинения Ю.: "Социологические этюды" (т. I, 1891; т. II, 1896); "Доброволец Петербурга" (1894); "Англо-русская распря" (1885); "Афганистан" (1885); "М. М. Сперанский" (1891); "Ж. Ж. Руссо" (1893); "Любовь и счастье в произведениях Пушкина" (Одесса, 1895); "Статистическое описание крестьянского хозяйства Ямбургского уездa" (1886). Основы своего широко-гуманного миросозерцания Ю. изложил в "Социологических этюдах. Примыкал к субъективной школе социологии, которую он считает специфически "русскою социологическою школою", Ю. указывает, что в социальном процессе, наряду с биологическими факторами, действуют и факторы этические, которые, с успехом цивилизации, берут перевес над первыми и подчиняют их себе. "Социальный прогресс, - говорит Ю., - представляется процессом уравновешения внутренних и внешних отношений жизни и среды": в этом прогрессе жизнь, приспособляясь к среде, в свою очередь приспособляет среду к своим потребностям, создавая особую среду - "социальную культуру". Благодаря этому новому фактору борьба за существование перестает быть всерешающим фактором и проявляется тенденция к совершенному искоренению этой борьбы, которая человеком сколько-нибудь развитым признается явлением безнравственным. Борьба между людьми сменяется борьбой людей, объединенных солидарностью, с природой, что ведет к тенденции "уравновесить размножение населения умножением средств".

Южная Америка

География и статистика. - С 1890 г., т. е. с выхода в свет ст. Америка в I т. Словаря, в южн. части этого материка произошли большие изменения. Самое важное - отделение от Колумбии штата Панама, образовавшего особую Панамскую республику (1903). Теперь Колумбия находится вся в пределах Ю. Америки, а прежде она включала часть Средней Америки. В состав республики Эквадор входят о-ва Галапагос, составляющие в физическом отношении не часть Ю. Америки, а самостоятельную группу океанических о-вов. Они не включены в помещенную далее статистическую таблицу. Также не помещен и принадлежащий республике Чили о-в Пасхи в Тихом океане. Другие, более близкие к материку о-ва включены, хотя некоторые из них - океанические (напр. группа Хуан-Фернандес, принадл. Чили, о-в Норонья - Бразилии и т. д.), но эти о-ва очень невелики. Крупные и многочисленные о-ва у зап. и южн. берега Ю. Америки от 42° ю. ш. до 55, 5° ю. ш. - материковые, все принадлежат Чили, кроме вост. половины Огненной Земли и о-ва Штатов (States Island), принадлежащих Аргентине. С 1890 г. совершилось отделение Панамы от Колумбии, решены споры между Чили и Аргентиной, Францией и Бразилией, Великобританией и Венесуэлой. Спорной между Бразилией и Боливией остается так назыв. территория Акре, в речной области Мадейры, главного правого притока Амазонки.

Республики Площадь, Тыс. кв. км. Число жителей, Тыс. Столица. Число жителей, Тыс.
Колумбия 1248 3593 Богота 120
Венесуэла 1027 2445 Каракас 72
Бразилия 8337 14334 Рио-Жанейро 523
Уругвай 187 978 Монтевидео 250
Парагвай 253 636 Асунцион 52
Аргентина (Лаплата) 2886 4926 Буэнос-Айрес 880
Чили 797 3062 Сантьяго 297
Перу 1770 4560 Лима 113
Боливия 1658 1853 Ла Пас 57
Эквадор 300 1204 Квито 80
Европ. владения:
Гвиана Британская 95 246 Джордж-тоун
Гвиана Нидерландская 129 82 Парама-рибо
Гвиана Французская 79 30 Кайенна

Южный берег

- узкая береговая полоса Крымского полуо-ва вдоль Черного моря, между мысом Ласпи и гор. Алуштой (дл. ок. 80 в.). Крымские горы (Яйла) защищают Ю. берег от холодных, сухих, материковых ветров, вследствие чего климат его мягкий, сравнительно равномерный, что делает местность одним из лучших климатических курортов. Здесь расположены гг. Ялта и Алушта, мст. Алупка, Мисхор, Ливадия, Массандра, Гурзуф и многие другие; ежегодно громадный наплыв туристов и больных.

Юмор

- Первоначально на латинском языке слово humor означало жидкость, сок. Другие значения оно получило в связи с средневековой медициной, по которой здоровое состояние человеческого организма зависит от надлежащих свойств и соединения четырех жидкостей, заключающихся в организме. Понемногу название humor стало прилагаться к этому надлежащему соединению телесных жидкостей и обусловленному им здоровому состоянию тела и особенно духа. Таким образом довольно рано слово humor (немец. Нumor, франц. humeur) стало в европейских языках означать настроение, то дурное (у французов), то преимущественно хорошее (у немцев с ХVIII века). Это последнее понимание сделалось основой того своеобразного значения слова Ю., которое оно приобрело в литературе германских народов, особенно англичан, давших высшие образцы этого литературно-эстетического жанра.

Едва ли, однако, возможно видеть в Ю. лишь литературную форму или эстетическую категорию. Как показал Лацарус, Ю. есть и то и другое, ибо он есть прежде всего особое мировоззрение. Мировоззрениям, основанным на господстве мысли, Лацарус противополагает два мировоззрения, связанных с деятельностью чувства: романтическое и юмористическое. Романтика коренится мыслью в конечном и связывается посредством чувства с миром бесконечного. Ю. противоположен ей: мысль связывает его с миром отвлечений; близкий к субъективному идеализму, он видит в мысли единственную реальность, в духе - творца всего в человеке и в мире; но ему - и в этом его сущность и его отличие от голого умствования - близко также все конечное; свежая непосредственность чувства связывает его с миром конечного. Романтика, оторвавшись от этого мира, поднимается на крыльях чувства и возбужденной фантазии к областям идеального и вечного, никогда не достигая, никогда ясно не познавая их; юмор - также при посредстве чувства - спускается с высот своего идеализма к миpy земному и конечному, чтобы пригреть его своим теплом. Субъективность чувства - область романтики, субъективность мысли область Ю.

Картина психического склада, обусловливающего юмористическое изображение жизни, ясна. В ровной натуре мыслящего и пассивного созерцателя несовершенства жизни не рождают того горячего отпора, к какому они призывают человека боевого и деятельного темперамента. Далекий от порыва вмешаться в борьбу, в сознании своего бессилия решить эту борьбу, он не остается, однако, индифферентным. Он знает цену обеим сторонам, видит слабые стороны своих симпатий и, оставаясь объективным зрителем, никогда не перестает различать своих и чужих. В его изображении нет ни озлобления, ни желчи, ни сатиры; в его освещении жизнь проникнута мягким отблеском доброй усмешки над правыми и виноватыми, над большими и малыми, над мудрыми и наивными. Это глубокое настроение вдумчивого художника, вызванное контрастом между миром идеала и миром действительности, находит себе выражение в юмористическом представлении жизни. Представляя, таким образом, особый склад миропонимания, Ю. естественно находит выражение в особой эстетической категории и в особой литературной окраске. Пользуясь старой классификацией темпераментов, можно, с известными оговорками, сказать, что холерику свойственно патетическое изображение жизни, меланхолику элегическое, сангвинику - комическое, флегматику - юмористическое. В эстетике, поэтому, важно отграничить Ю. от комического и возвышенного, в литературе - от сатиры.

Действие, поверхностно сходное с действием комического, по существу в известном смысле противоположно ему: оно не так порывисто, неожиданностью контраста не вызывает взрыва хохота, но более глубоко и более продолжительно. Легко забывается острота - непреходящим остается в душе настроение, пробужденное тихой, грустной усмешкой Ю. Бывают, конечно, и сочетания комизма и Ю.: отдельные злоключения Дон-Кихота могут быть только комичны, но в своей целокупности судьба благородного рыцаря печального образа есть образец самого возвышенного Ю. В то время как комизм выдвигает лишь забавную, веселую сторону бессмысленного, уклоняющегося от нормы явления, Ю. останавливается на его серьезной стороне или, наоборот, останавливается на смешных сторонах того, что всем представляется серьезным. Поэтому не без основания Ю. определяют, как "возвышенное в комическом". И возвышенное, и комическое основаны на действии контраста. Возвышенное заключается в изображении лиц, характеров, действий или явлений и отношений далеко превосходящих по размерам и значению обычную и общую меру вещей, соответствующую миру. В комическом изображаемые явления оказываются настолько же ниже этой общепризнанной нормы. Итак, контраст между изображением и тем, чего ждет наша мысль, есть основание этих двух категорий. Но в то время как возвышенное и комическое ограничиваются лишь изображением своего предмета, предполагая в зрителе уже готовую меру вещей, контраст с которою и сделает для него предмет возвышенным или комическим, Ю. изображает этот самый контраст. Явление, смотря по точке зрения, может быть великим или малым, разумным или нелепым, идеальным или материальным: Ю. соединяет эти точки зрения - и предмет в его изображении становится не возвышенным или комическим, но тем и другим одновременно, т. е. юмористическим. Равновесие обеих сторон в контрасте - такова характернейшая черта Ю. Казалось бы, нет и не может быть никакого равновесия между действительным явлением и той идеальной нормой, которая служит единственным и непогрешимым мерилом оценки действительности. Но если в идее воплощено все истинное, справедливое и разумное, то и самая несовершенная и неразумная действительность все же имеет пред нею преимущества: во-первых, она существует и этим самым приобретает в душе человеческой самостоятельность, подчас отстаивающую себя вопреки требованиям идеи; во-вторых, самая ценность идеи зависит до известной степени от ее силы претвориться в жизнь: идеи неосуществимые суть мертвые идеи.

Связанный жизнью чувства с миром реальным, Ю. исходит из глубокого сознания значительности, ценности и истины идеала. Однако, он не клеймит реальное за его отступление от идеала: он сочувствует ему, находя в нем неисчерпаемый источник для живой деятельности чувства. Но непосредственности в этом чувстве мало: Ю. сентиментален и, быть может, поэтому чувствует такую склонность ко всему наивному, маленькому, обиженному, к людям простым, к детям и старикам. Пассивное и всепрощающее сочувствие к изображаемому есть характерная черта Ю. Если сатире свойственно негодование, элегии - скорбь, то естественным настроением Ю. является тихая грусть, легко переходящая в усмешку. Пафос сатиры обращается против отрицательных явлений, который она сопоставляет с своим идеалом. Элегическое настроение скорбит о потерянном или недосягаемом блаженстве, идиллическое - искусственно воссоздает его. Везде мы сталкиваемся с волевым элементом, везде проявляется деятельное отношение чувства к изображаемому миру. Наоборот, юмор предоставляет миру его несовершенство: он отмечает его - и усмехается. Область сатиры уже: она касается только нравственно-общественных явлений; предвечные законы, правящие судьбой отдельного человека, проходят мимо ее. Оттого она непримирима: Ю. преклоняется пред неизбежным, сатира оставляет противоречие между идеалом и действительностью непримиренным. А между тем, с точки зрения сатирика это примирение было бы возможно, если бы не было виноватых в нарушении закона жизни. И оттого сатира, негодуя, ожесточает нас, а Ю. успокаивает. Сатирик склонен к пессимизму, юморист - к оптимизму; сатирик - идеалист, юморист - реалист.

Теоретики предлагают еще иные различные попытки классифицировать многообразные явления Ю. Различают три вида юмора - Ю. настроения, Ю. изображения, Ю. характера; выделяют также три его степени: 1) Ю. положительный (или оптимистический, Ю. в узком смысле), 2) Ю. отрицательный, сатирический и, наконец, 3) Ю. примиренный, преодолевший голое отрицание, иронический. Юмористическое отношение к себе или к миру является на первых порах оптимистическим: человек замечает все ничтожное, неразумное и мало сознательно, смеется над ним, сохраняя душевное спокойствие; неразумное в отдельных явлениях не колеблет его веры в великое и разумное. Это отношение сменяется негодующим: отрицательные явления представляются победоносным противником "идеи" в ее чистом виде; "идея" сохраняет свое господство в мысли наблюдателя, срывает маску с ничтожного и предстает во всей своей полноте и нерушимости. Отрицательные явления кажутся на этой высоте ничтожными и вызывают одну иронию, которая - будучи сама соединением резких противоположностей часто является выражением Ю. Указанные три ступени различаются и в объективном Ю. Великий дар неподдельного Ю. - удел немногих писателей. Здесь мало одного таланта; надо быть широким, не расплываясь в безразличии; надо быть снисходительным и добрым, умея презирать и ненавидеть; надо соединять с естественностью остроумия чуткий такт и сознание меры; надо уметь совместить реализм и идеализм, лавируя между исключительным натурализмом грубой правды и болезненной ирреальностью романтиков. Ю. нет у Жуковского, нет у Золя, нет в литературе декаданса - нет и не могло быть. Говорят, Гегель не выносил и не понимал произведений Жан Поля; это вполне понятно - увлечения и отвлечения мышления, порвавшего связь с миром действительности, не могут ни на какой почве сойтись с Ю., полным непреходящего чувства реального мира. Эта двусторонняя, равно прочная и сильная связь Ю. с миром действительности и с миром идей составляет его характерное отличие. Его здравый смысл чужд идеологии в той же мере, в какой его идеализм чужд безыдейной пошлости практика. Величайшее произведение Ю., "Дон Кихот", есть в одно и то же время и насмешка здорового ума над фантазиями безумца, и торжество глубокого идеализма над грубым и пошлым здравым смыслом, "умом глупца". Классической древности почти чужд настоящий Ю., равно как и средним векам, в искусстве которых много самой резкой сатиры, самого грубого комизма, но нет Ю., ибо средневековой Европе еще чужда та субъективная душевная самобытность, которая составляет условие Ю. Лишь начало новой эпохи - вместе с произведениями Шекспира и Сервантеса - дает образцы высочайшего Ю. Примером и символом отношения классического искусства служит для Лацаруса сопоставление античного хора и шекспировского шута. И тот, и другой являются в драме представителями разума, рассуждения, пассивного сочувствия той или иной стороне, но у Шекспира разум находит олицетворение в том, кто для всех является дураком - и в этом заключен символ трагического бессилия разума; возвышенны мысль и мотивы шута, ничтожна и смешна его внешность: в этом глубокий Ю. его образа.

В ХVIII веке Англия создает особую форму романа, проникнутого Ю. - и эта форма удерживается в английской литературе до нашего времени, дав таких представителей, как Стерн и Диккенс. Они оказали влияние также на немецкую литературу, но юмористические произведения Тюммеля, Гиппеля, Жан Поля Рихтера не достигли такого всемирно-исторического значения, какое имели английские юмористы, а юмористический элемент в произведениях романтиков - Тика, Клеменса Брентано, Кернера - искусствен и натянут. Среди немецких писателей XIX в. выделяются по своему неподдельному и живому Ю. Фриц Рейтер, Готфрид Келлер, Густав Фрейтаг; из более новых называют Генр. Зейделя, Ганса Гофмана, Э. фон Вольцогена, О. Э. Гартлебена. Замечательными представителями глубокофилософского Ю. гордятся также скандинавские литературы. Наоборот, в романских литературах, в среде более склонной к пафосу, чем к тихому сосредоточению, Ю. дал мало выдающихся образцов, и самый термин имеет иной оттенок значения. В высшей степени присущ здоровый юмор славянским литературам; в польской в нем заметнее оттенок сентиментальности, в русской он резче, подчас приближаясь в сатире. Ю. запечатлены чуть не все первоклассные дарования, составляющие гордость русской литературы - и попытка усмотреть в Ю. "ахиллесову пяту" Тургенева едва ли может быть признана основательной. Не только в общем отношении писателей к изображаемому миру отразился этот Ю., но особенно в целом ряде глубоко жизненных фигур, от Савельича Пушкина до Максима Максимыча Лермонтова, от "Старосветских помещиков" - Гоголя до "Бедных людей" Достоевского. Тот "видимый миpy смех и невидимые слез", которые считаются формулой Гоголевского Ю., дают антитезу более резкую, чем это наблюдается в Ю., почти сатирическую; и действительно, в том смехе, с которым Гоголь изображал своих чудовищных героев бесконечной пошлости, совсем не чувствуется характерного для Ю. примирения и сочувствия. Взглянули на мир сквозь призму Ю. также следующие литературные поколения; превосходные образцы Ю. мы находим в произведениях крупных и второстепенных писателей - Слепцова, обоих Успенских, Кущевского, Горбунова, Лескова, Короленко, Чехова. Ср. Lazarus, "Das Leben der Seеle" (3 изд., 1883, т. I); Lipps, "Komik und Humor" (1898); J. P. Richter, "Vorschule der Aesthetik"; Vischer, "Aesthetik" (т. I); Bahnsen, "Das Tragische als Weltgesetz und der Humor als asthetische Gestalt des Metaphysischen" (1877).

А. Горнфельд

Юнг

(Thomas Young, 1773 - 1829) - английский ученый, по профессии врач. Из его произведений особенно выдаются: "A syllabus of a course of lectures on natural and experimental philosophy" (Лондон, 1792), где он впервые дал объяснение важнейших явлений зрения и установил закон интерференции света; "A course of lectures on natural philosophy and the mechanical arts" (ib., 1807), наиболее полное в то время английское сочинение по физике; "Elementary illustrations of the celestial mechanics of Laplасе" (ib., 1821); "Remarks on Egyptian papyri and on the inscription of Rosetta" (1815); "Account of some recent discoveries in hieroglyphical literature" (ib., 1823) и "Egyptian dictionary" (ib., 1829). Собрание его "Miscellaneous works" (Лондон, 1855), вместе с биографией Ю. издали Peacock и Leitch. Ср. "Memoirs of the life of Thomas Young" (Лондон, 1831).

Юнона

(Juno) - древне-италийская богиня, параллельное Юпитеру женское божество, связанное с ним по имени (Juno, из Jovino; существует также название богини - Jovia) и в культе. Так, культом Юпитера заведывал flamen Dialis, культом Юноны - его жена flaminica; Юпитеру приносились в жертву белые быки, Ю. - белые коровы; Юпитеру были посвящены иды, Ю. календы, Юпитер имел прозвание между прочим Lucetius, Ю. - Lucetia или Lucina; Юпитер и Ю. посылали дождь, олицетворяли воинственную отвагу и победу, и оба божества носили царский титул. Мало-помалу первоначальное слияние их в культе ослабевало, и наконец Ю. обособилась как богиня покровительница женщин и их жизни, поскольку эта последняя, по верованию древних италийцев, находилась под влиянием луны. Наряду с многочисленными празднествами, существовавшими в честь Юпитера, в римском календаре не было ни одного общегосударственного праздника, прямо относящегося к Ю.; посвященные Ю. календы считались присутственными днями, тогда как иды (дни Юпитера) относились к числу праздников (feriae). Культ Ю. был распространен по всей Италии, включая Этрурию. В общем своде римских религиозных представлений и обрядов нашли себе место все особенности отдельных местных культов Ю., отчасти как пережиток, сохраненный населением от древней доисторической эпохи, отчасти как заимствование, явившееся следствием завоевания городов хранителей того или иного культа. Пережитком древнего культа Ю. в Риме является обряд объявления народившейся новой луны и нон, совпадавших с первой ее четвертью.

На вершине Капитолия находился храм Ю. Монеты (Советницы, по другому толкованию Невесты, впоследствии при храме был устроен монетный двор, причем эпитет богини стал употребляться для обозначения как самого здания, так и монет), освященный в 344 г. до Р. Хр. и сооруженный, по-видимому, на месте старого. День основания этого храма приходился на 1-е июня - месяца, посвященного Ю. (Junius, из Junonius). Другой древний храм богини находился на Эсквилине, где первоначально стояла роща Ю. Люцины. Здесь 1 марта происходил носивший семейный характер праздник женщин Matronalia: приносились жертвы и возносились молитвы за брачное счастье, мужья делали подарки женам, женщины угощали рабов. Третьим местом культа Ю. в Риме был Капитолийский храм, где Ю. Царица имела свою нишу рядом с Юпитером и Минервой. В честь Ю. Царицы в 179 г. был сооружен самостоятельный храм при Фламиниевом цирке. Как богиня небесного и в частности лунного света (Lucina), Ю. имела особое влияние на жизнь женщины, размеренную по месяцам, и в период беременности; ей же приписывали силу помогать родильницам; под покровительством ее стоял обряд бракосочетания, с которого начиналась жизнь женщины. Богиня приводила невесту в дом жениха (Iterduса, Domiduca); ее призывали при намазывании мазью дверных косяков в доме новобрачныХ (J. Unxia), при распоясывании пояса невесты (J. Cinxia) и вообще при заключении брака (J. Juga); как Fluviona, она облегчала кровотечение во время менструаций; как Ossipago, помогала развитию зародыша; как Lucina, призывалась женщинами (подобно греческой Илифии) при разрешении от бремени. В ее кассу при Эвквилинском храме вносили за новорожденных детей определенную сумму денег (stips). Ю. посылала плодородие: отсюда роль козлиной шкуры - символа страсти - в культе Ю. (и Фавна). В октябрьские ноны (7 октября) на Марсовом поле приносили жертву Ю. Сuritis, как богине плодородия и воинственной отваги, представительнице и покровительнице семейного и родового быта, государственными органами которого были кypии. Позднее, с проникновением греческих религиозных представлений и культов в Рим, греческая Гера ассимилировалась с Ю. Со II-й Пунической войны Авентинская Ю. Царица участвует наряду с греческими божествами в священнодействиях, которые назначались в отдельных случаях блюстителями греческой религии и обрядности - децемвирами sacris faciundis. Под влиянием греческих религиозных представлений Марс стал именоваться сыном Ю. и Юпитера. Кроме индивидуальной богини римского Олимпа - Ю., в римской религии известны еще юноны, опекавшие жизнь отдельных женщин: у каждой женщины была своя юнона, точно так же, как у каждого мужчины был свой личный покровитель - гений. Ср. Preller, "Romische Mythologie" (Берлин, 1881, 3 изд., стр. 271 и след.); Roscher, "Studien zur vergleichenden Mythologie der Griechen und Romer. II. Juno und Нега" (Лпц., 1875); Aust, "Die Religion der Romer" (Мюнстер, 1899, стр. 125 и след.); (G. Wissowa, "Religion und Kultus der Romer" (Мюнхен, 1902, стр. 113 и след.).

Н. О.

Юпитер

(Juppiter, Jupiter) - древне-италийский бог небесного света или светлого неба, с его атмосферными явлениями - дождем и грозою, податель плодородия, изобилия, победы, помощи, исцеления, высший источник и охранитель правопорядка, верности, чистоты и наконец верховный, "всеблагой и всесильный царь богов и людей". В древнейших ритуальных формулах он призывался, подобно Марсу (Marspiter), как oтец название, которое вошло, второй составной частью ( - piter), в слово Ю. Что касается первой части слова, то она раскрывает внутреннее содержание понятия божества: корень iоv или diov, повторяющийся в лат. словах divus, dius, deus, dies, interdiu, в греч. ZeuV (из DgeuV), означает светить, cиять, причем обе разновидности, корня, iov и diov, встречаются в италийских диалектах - древне-латинском и оскском. Кроме позднего и обычного названия бога - Juppiter - встречаются более древние и областные, Diovis, Jovis, Diovispater, Juvepater, Jupater и сохранившееся в культе фециалов Diespiter. Первоначальное значение слова Ю., как божества небесного света и неба, подтверждается выражением sub Jove (= sub divo - под открытым небом). Как бог света (J. Lucetius), Ю. почитался на возвышенностях и символизировал собою свет не только дневной, но и ночной: оттого ему были посвящены дни полнолуния (иды), когда небесный свет господствует целые сутки; к этим же дням приурочивались праздники освящения большинства его храмов (13-го сент. - храма Всеблагого Всесильного Ю., 13-го апр. - храма Ю. Победителя, 13-го июня - храма Непобедимого Ю.) и два пиршества (epula), устраивавшихся 13 сент. и 13 ноября. В каждые иды, которые назывались Jovis fiducia (залог небесного присутствия Ю.) и feriac Jovis (праздник Ю.) в торжественной процессии вели по священной улице на Капитолий белую овцу (ovis ldulis), которую фламин закалывал в честь бога на северной вершине холма.

Олицетворяя светлое небо (J. Serenus), Ю. управлял и небесными явлениями - дождевыми и грозовыми тучами, причем италийцы, создав такое представление, выразили его не в живых образах и мифах, а лишь в обрядах и связанных с ними молитвословиях. Во время жары у Ю. выпрашивали дождь и призывали его как J. Elicius, или Imbricitor, или Pluvins, или Pluvialis, как щедрого бога (Almus, Frugifer), питающего живительной влагой луга, нивы и виноградники. Во время засухи совершался обряд aquaelicium (собств. выманивание воды) при участии lapis manalis (дождевой камень), который лежал перед Капенскими воротами близ авентинского алтаря Ю. Элиция. Этот камень, имевший форму кружки, из которой по каплям выпускали воду, понтифики тащили в процессии по всему городу, причем в обряде участвовали магистраты (без знаков их служебного достоинства) и матроны с распущенными волосами и босыми ногами. Оросительная процессия оканчивалась на Капитолии обычными жертвоприношениями. Уповая на милость плодоносящего бога, поселяне перед посевом осенью и весною предлагали Ю. угощение (daps), призывая его как Juppiter Dapalis. Как Ruminus (кормящий грудью), Pecunia (покровитель скота), Liber или Libertas (ниспосылающий обилие; храм J. Libertas находился на Авентине), он посылал людям обилие и плодородие. Особым покровительством его пользовались виноградари: так 19 августа происходило празднество Vinalia rustica, освящавшее начало сбора винограда, причем самое открытие виноградного сезона происходило при участии Юпитерова жреца (Flamen Dialis; flamеn от flag-men=coжигaтeль, ср. рус. жрец жер-тва, от гор-еть, жар), который срезывал первую гроздь и закалывал в честь бога теленка. На 11-е октября приходился праздник Meditrinalia, когда по окончании сбора винограда пробовали свежий сок вместе со старым вином, произнося слова novum vetus vinum bibo, novo veteri vino morbo medeor (пью новое, пью старое вино, изгоняю болезнь новым, изгоняю старым вином). Наконец, 2З-го апреля, в праздник первых Виналий (Vinalia priora), вскрывали вино последнего сбора, совершая в честь Ю. возлияние (calpar). - Но плодоносное облако сгущается в грозовую тучу - и Ю. предстает перед нами в образе грозного бога и молнии: как J. Fulgur или Fulgurator (бог яркой молнии), J. Fulmen или Fulminator (бог молниеносной стрелы), J. Tonans или Tonitrualis (бог грома - со времени имп. Августа, который по случаю чудесного спасения своего от грозы построил в честь Ю. храм на Капитолии, освященный в 22 г. до Р. Хр.), J. Summanus (бог ночной грозы) и Veiovis (бог вредоносной грозы). Признавая грозу проявлением божественной воли, римляне старались направить эту волю, в свою пользу и, наученные этрусками, отвращали грозовые явления посредством обрядов, которые были изложены в особых грозовых книгах (libri fulgurales, I. tonitruales). Tе же книги давали указания, как поступать с предметами и местами, пораженными молнией. Так, если молния ударяла в землю, то комочки последней тщательно собирались и зарывались (fulgur condere), самое же место заделывалось в форме четырехугольного открытого саркофага, имевшего вид колодца (рuteal). Деревья, разбитые молнией, убирались, и на месте их разводились новые; человек, пораженный молнией, погребался на том же месте, а оставшийся в живых приобретал славу избранного любимца Ю., переходившую в потомство.

Символом Ю., как грозового божества, был кремень (silex), хранившийся в древнейшем святилище бога на южной вершине Капитолийского холма: этот кремень имел ближайшее отношение к религиозно-правовой практике коллегии жрецов-фециалов, причем Ю., призывавшийся под видом этого кремня (J. Lapis), назывался J. Feretrias (Ю. разитель - от ferire=бить, разить). В связи с культом Ю. Феретрия стоит представление об этом боге, как источнике и блюстителе правового порядка, истины, верности; сам бог (= камень), закалывая жертвенное животное (свинью), скрепляет договор и налагает обязанность соблюдения его на договаривающиеся стороны. В частной жизни, равно как и в общественной, клятва именем Ю. камня считалась самой священной. В близком отношении к Ю. Феретрию стоят Dins Fidius (Бог верности) и Fides (Верность); кроме того та же идея святости правового начала и собственности заключается в образе Ю. Термина, охранителя границ. Так как Ю. Феретрий скреплял договоры, то он вместе с тем наказывал их нарушителей; поэтому его призывали граждане, воевавшие с неприятелем, нарушителем договора. Если римскому полководцу удавалось убить в единоборстве предводителя врагов, он посвящал снятые с него доспехи - богатую добычу (spolia opima) - в храм Ю. Феретрия. Вообще Ю., подобно Марсу и Квирину, во время войны был покровителем правоверной стороны: он подавал победу (Victor, Invictus), помощь (Opitulus), повергал врага на спину (Supinalis), внушал воинственный пыл (Impulsor), придавал устойчивость войску (Centumpeda, Stator), обращал врагов в бегство (Versor), посылал богатую добычу (Praedator). Особо выдающимися были культы Ю. Статора и Виктора. Ю. Статор имел в Риме два храма, из которых один, находившийся на Новой улице, близ древних ворот, ведших на Палатин (Porta Mugonia), был основан во исполнение обета, данного Марком Атилием Регулом в 294 г. во время III-ей Самнитской войны, а другой, построенный Квинтом Цецилием Метеллом Македонским после его триумфа (146 до Р. X.), находился рядом с храмом Юноны Царицы при Фламиниевом цирке. Храм в честь Ю. Виктора был сооружен на Квиринале во исполнение обета, данного Квинтом Фабием Максимом в 295 г. - исключительно политический характер преобладает в культе Капитолийского Ю., Всеблагого, Всесильного (Juppiter Optimus Maximus), который олицетворяет собой всю силу государственной власти и мощи, до сознания которой мог подняться римский народ. Древнейший храм этого бога был освящен, по преданию, в первый год республики консулом Марком Горацием на Капитолии, причем, вероятно под греческим влиянием. Ю. Капитолийский в культе соединился с Юноною и Минервою. Та же Троица (Триада), до основания Капитолийского храма, имела свое святилище (впоследствии называвшееся Capitolium veins) на Квиринале. Днем основания храма было 13 сентября (сентябрьские иды), когда устраивалось в честь Ю. пиршество (ерuIum); на этот же день в первое время республики приходилось начало гражданского года. Как сакральный центр государства, капитолийское святилище участвует во многих актах религиозногосударственной жизни Рима. Так, в день вступления магистратов в должность совершалось на Капитолии торжественное жертвоприношение, во время которого консулы закалывали белого быка и произносили обеты; то же происходило при отправлении магистратов в провинции к войску. Далее, торжество триумфа служило как бы актом благодарственного священнодействия в честь Ю., которого изображал сам триумфатор. Подобно Ю., последний при въезде в город на колеснице (quadriga), был одет в тунику, расшитую пальмовыми ветвями и изображениями победы и пурпуровую тогу, украшенную золотом; в правой руке у него был скипетр из слоновой кости, увенчанный изображением орла; над головой его красовался золотой венок; лицо его, как лицо статуи бога, было окрашено в ярко-красный цвет суриком (minium). Достигнув в торжественной процессии храма Ю., триумфатор совершал жертвоприношение и возлагал на колена статуи лавровый венок, после чего происходило религиозное торжество. Связанные с триумфальным празднеством игры в честь Ю. (Iudi magni) позднее обособились и под именем Римских игр (Ludi Romani) сделались ординарными, причем, в воспоминание о прежней связи с триумфальным торжеством, магистрат, заведывавший их устройством, являлся в одеянии триумфатора и самая процессия (pompa), двигавшаяся с Капитолия в цирк, была подражанием триумфальной.

Главный день Римских игр, с epulum в честь Ю приходился на сентябрьские иды (1З сентября), все же празднество (при Августе) продолжалось с 4-го по 19-е сентября; дни, предшествовавшие пиршеству, посвящались сценическим представлениям, а дни, следовавшие за ним - цирковым, которым непосредственно предшествовал день испытания лошадей (probatio equorum). К тому же культу относились Плебейские игры (Ludi plebei), пиршество которых приходилось на ноябрьские иды (13 ноября) и которые продолжались с 4-го по 17 ноября. К октябрьским идам (15-го окт.) приурочивались имевшие местное значение Капитолийские игры (Ludi Capitolini), устраивавшиеся за собственный счет жителями Капитолийского холма. Храм Ю. Капитолийского был заложен, по преданию, при Тарквиниях и выстроен, в архитектурном стиле этрусков, из местного туфа. Изображение Ю., сделанное из глины в Этрурии, помещалось в средней нише храма: статуя бога была одета в пальмовую тунику и пурпуровую, шитую золотом тогу; лицо бога было окрашено в красный цвет суриком. Здесь, в средней нише храма происходили заседания сената в начале гражданского года и в случаях объявления войны. По правую руку Ю. возвышалась в особой нише глиняная статуя Минервы, по левую руку - Юноны. Фронтон храма был украшен изображениями из глины; из глины же была сделана колесница (quadriga) с изображением Ю., возвышавшаяся на верху над фронтоном. Внутри храма и на его стенах помещалось множество приношений, статуй, надписей, таблиц с текстом законов и государственных документов. Сокровищница храма была настолько заполнена коллекцией посвященных богу предметов, что в 179 г. до Р. Хр. была предпринята уборка излишних приношений. Пожар 83 г. до Р. Хр. истребил храм до основания, причем сгорели хранившиеся в подземном помещении Сивиллины книги, но остались неповрежденными стоявшие у входа в храм статуи римских царей и были спасены драгоценности. К 78 г. храм был восстановлен в том же размере, но в более пышном виде и освящен Кв. Лутацием Катулом; статуя Зевса была изваяна из золота и слоновой кости Аполлонием, по образцу статуи Зевса Олимпийского, и привезенные из Эриер Сивиллины книги водворены на прежнее место. В 1-м в. по Р. Хр. храм дважды был истреблен пожаром (в 69 и 80), но восстановлен - в первый раз Becпacиaном, во второй раз Домицианом (в 82 г. по Р. Хр.). С V в. храм не раз подвергался разграблению, а в средние века был разрушен до основания. В XVI в. на месте быв. храма был построен фамилией Каффарелли дворец. На площади перед храмом Ю. находились: жертвенник (аrа), где совершались жертвоприношения триумфаторами, магистратами в день вступления в должность и т. д., а также юношами по достижении ими совершеннолетия; aedes thensarum (помещение, где хранились колесницы богов и весь аппарат, обслуживавший процессии); Curia Calabra, перед которою младший понтифекс объявлял о наступлении нон; Casa Romuli; построенные Домицианом святилища Ю. Спасителя (Conservator) и Хранителя (Custos). Под площадью помещались подземные камеры (favisae), в которых хранилась храмовая утварь. Из скульптур, украшавших в громадном количестве храм и площадь перед ним, упоминаются статуи Ю., Геракла, Либера, Немезиды, Благого исхода, Благой Фортуны, статуи знаменитых римлян, римских царей (Брута, Квинта Марция Рекса, Квинта Фабия Максима, Люция Сципиона, Люция Цецилия Метелла, Цезаря, Августа и многих императоров). В императорскую эпоху политическое значение капитолийского культа сохранялось во всей силе и капитолийская триада занимала в ряду римских божеств первое место, имя Капитолия сделалось символом римской государственной религии и культ капитолийской триады стал распространяться в провинциях.

Вне Рима существовали независимые культы Ю.: в Пренесте почитался J. Arcanus, в Тибуре J. Praestes, в Тускуле J. Mains, в Лавинии J. Indiges (отожествленный с Энеем), у вольсков J. Anxur (Anxurus). Наиболее видным из италийских культов был культ J. Latiaris, которого признавал и Рим, как бывший глава и член древнего латинского союза. Храм Ю. Лацийского возвышался на Альбанской горе, где ежегодно происходил союзный праздник Latiar, устраивавшийся римскими консулами или заменявшим их диктатором (dictator feriarum Latinarum), при участии представителей от союзных городов (число их при Тарквинии Гордом, по преданию, было 47). Во время латинского праздника в Лации устанавливался Божий мир и возобновлялись договоры между отдельными государствами. Праздник был переносный (feriae conceptivae) и продолжался четыре дня; при этом нередко, вследствие допущенной в чине отправления праздника ошибки, празднество возобновлялось сначала (instanratio). Обыкновенно feriae Latinae назначались вскоре по вступлении консулов в должность. При Августе, на основании старых записей, была составлена погодная таблица Feriae Latinae, начиная с эпохи децемвиров; она была вырезана на камне и впоследствии ежегодно пополнялась при императорах. Одновременно с отправлением Latiar\'a на Альбанской горе совершалось жертвоприношение и устраивалось конное состязание на Капитолии, причем победитель получал дозу абсиния (горького напитка) - символ здоровья и телесной крепости. На Альбанской горе праздновался также триумф победителей, которые по каким-либо причинам не получали разрешение отпраздновать полный триумф в Риме: оппозиционный триумф на Альбанской горе устраивался на счет триумфатора, причем последний, как при oвации, был украшен не лавровым, а миртовым венком. Культ Ю. в Риме состоял в ведении особого жреца - фламина (Flamen Dialis), жившего у подошвы Палатина; кроме того истолкователями воли Ю. по небесным знамениям (interpres Jovis), были авгуры, имевшие на северной вершине Капитолия наблюдательный шатер (auguracuIum). Ю. скреплял брак, заключавшийся per confarreationem (J. Farreus), был покровителем подрастающего юношества (J. Juventus, Adiiltus), которое состояло под охраной богини Ювенты, имевшей свое святилище в храме Капитолийского Ю. В частной жизни Ю. почитался еще как deus penetralis (податель домашнего благополучия) и hospitalis (покровитель гостеприимства). Ср. Preller, "Rоmische Mythologie" (Б., 1881, ч. 1, стр. 184 и след.); Anst, "Religion der Romer" (Мюнстер, 1899); его же статья "Juppiter", у Roscher\'a, в "Ausfuhrliches Lexicon der Griechischen und Rоmiscben Mythologie" (II, стр. 619 - 762); Wissowa, "Religion und Kultus der Rjmer" (Мюнхен, 1902, стр. 100 и след. =Iw. Muller, "Handbuch der klassischen Altertumswissenschaft", V т., IV отд.).

H. О.

Юпитер

- планета, видимая невооруженным глазом, как звезда ярче первой величины и известная в глубочайшей древности; наибольшая по величине во всей солнечной системе. Среднее расстояние Ю, до солнца (большая полуось эллипса его орбиты) в 5, 2 раз больше расстояния земли до солнца (775 милл. км.). Эксцентриситет орбиты Ю. равен 0, 048. Наиболее выгодный для наблюдений Ю. оппозиции его наступают в октябре, когда Ю. приходит к перигею. Наклонность орбиты к эклиптике 1°19\'. Сидерический оборот Ю. вокруг солнца - 11 лет 315 дней; синодический относительно земли - 399 дней. Диаметр Ю. в 11, 1 раза более диаметра земли, объем в 1279, 4 раза более. Плотность Ю. весьма значительно возрастает от внешних слоев к центру. Средняя плотность равна 1, 33 плотности воды. Масса Ю. -1/1047 массы Солнца. Сила тяжести на его поверхности в 2, 3 раза больше чем на земле. Сжатие планеты - 1/15. Вследствие значительной массы Ю. он оказывает большие возмущения на остальные планеты; особенно важно определение его влияния в теории малых планет. В теории движения самого Ю. знаменито "великое" неравенство Ю. и Сатурна, объясненное впервые Лапласом, как следствие близкой соизмеримости средних движений этих двух планет; именно, два оборота Сатурна почти равны по длительности пяти оборотам Ю. По своему видимому нами блеску Ю. превосходит все звезды, почти равняется Марсу при наиболее выгодных положениях последнего и уступает лишь Венере. Яркость Ю. в фотометрической шкале звездных величин может быть обозначена отрицательной величиной: - 2.5. Диаметр видимого диска Ю. колеблется от 50" до 32" в зависимости от положения его и земли на их орбитах. Фаза Ю. в квадратурах достигает 12°. Громадное albedo Ю. (0.68 применительно к закону Ламберта, по определению же albedo согласно закону Ломмелье-Зеелигера оно достигает даже 0.82 дало повод думать, что кроме отраженного света солнца Ю. посылает еще свой собственный. По строению своему Ю. совершенно не похож на Марс или Землю, скорее его нужно сравнивать с солнцем. Мы видим лишь мощно развитую атмосферу планеты и наблюдаем громадные перевороты, непрестанно совершающиеся в ней. Поверхности ядра планеты мы не видим и вероятнее всего, что на Ю. нет никакой "поверхности" планеты в смысле, аналогичном Земле или Марсу. Закон вращения Ю. вокруг оси напоминает закон вращения солнца. Экваториальная полоса шириной в 15° заканчивает оборот в 9h50m, а остальная часть поверхности только в 9 h 55 m т. е. экваториальная область перегоняет остальные. Впрочем время оборота получается для различных пятен на диске различное в пределах нескольких десятков секунд. Видимый диск планеты несет несколько темных полос параллельных экватору. Светлые же полосы между ними обыкновенно дробятся на ряды отдельных комков. Эти отдельные светлые конгломераты материи "стекают" в темные полосы. Спектральные исследования указывают, что темные полосы ниже среднего наблюдаемого нами уровня атмосферных образований Ю., а светлые массы выше его. Кроме того, появляются часто отдельные темные или весьма блестящие пятна круглой, иногда вытянутой по направлению вращения, формы.

Наиболее знаменито и весьма постоянно по фигуре и положению - "большое красное" пятно в южном полушарии. Оно в первый раз замечено было в 1878 году Нистеном и Притчетом. С тех пор оно по временам становилось почти невидимым, теряло свой цвет (оставался лишь палевый "остов", но несомненно оно не переставало все время существовать, так как характерный выгиб темной полосы (или впадина для красного пятна), следующий как раз за пятном, наблюдался все время. Действительная длина красного пятна около 45000 км., ширина около 10000 км., оно вытянуто по параллели. Различные пятна меняют в небольших пределах свое место по широте; вероятно, в зависимости от этого изменяется и скорость их вращения. Однако, даже пятна, образовавшиеся в различное время под одной и той же широтой, имеют часто несколько отличающихся между собой скорости, поэтому еще ничего нельзя сказать точного про вращение всей поверхности Ю. и необходимо ограничиться выше приведенными средними данными для экваториальной полосы и для остальных частей диска. Спектр Ю. был исследован Секки, Хёггинсом и особенно подробно Фогелем. Кроме довольно ясно выраженных Фраунгоферовых линий, принадлежащих отраженному свету солнца, в спектре Ю. заметны характерные линии поглощения; из них наиболее темна и широка полоса около лучей с длиной волны 618 mm. Следы ярких линий, полученные Дрэпером на его спектрограмме (что вполне доказывало бы излучение Ю. собственного света), не подтверждены вновь. Однако, самый размер переворотов, совершающихся непрерывно на Ю., заставляет остановиться на гипотезе внутреннего жара, так как воздействие солнца на таком громадном расстоянии едва ли достаточно. - Древнейшие наблюдения положения Ю. относятся к 240 г. до Р. Хр., когда отмечено его приближение к звезде Cancer. Халдеи называли Ю. Te-ut или Dapinou (посвящен был Мардуку). Ему соответствовал ярко красный цвет. Сохранились наблюдения оппозиций и гелических восходов Ю., произведенные в Вавилоне. Греки называли Ю. FaeJwn, затем ZeuV. В астрологии Ю. считался имеющим наиболее благоприятное и счастливое влияние среди всех планет. В алхимии Ю. соответствовал олову и янтарю. Планета обозначается знаком, в котором видят испорченную греческую букву Z. - У Ю. пять спутников. Четыре открыты Галилеем в январе 1610 года (почти одновременно открыл их Симон Мариус). Раcстояния их от Ю. (в радиусах планеты) равны: 5, 9; 9, 4; 15, 1; 26, 5. Время обращений: 1d18 h.5; 3 d 13 h.2; 7 d 3 h.7; 16 d 16h. 5. Яркость их (по определению Пикеринга) 5, 9; 6.0; 5, 5; 6, 7 (в звездных величинах). Эти спутники названы Кеплером "с разрешения богословов": Jo, Europa, Ganymedes и Callisto. Спутники движутся почти в плоскости экватора планеты; орбиты их едва отличаются от кругов. Теория движения четвертого, самого внешнего, во многом аналогична теории движения нашей луны. Три внутренних составляют отдельную систему. Иcследования их движения представляют весьма интересный вопрос Небесной Механики. По размерам все четыре спутника почти одинаковы; видимый диаметр их - от 0".6 до 0".9. Яркость их подвержена колебаниям; впрочем, закономерность удалось установить лишь для четвертого спутника, яркость которого изменяется по-видимому в зависимости от положения его на орбите. Это указывает, что поверхность спутника имеет темные и светлые места, а вращение его на оси происходит в одно время с обращением вокруг планеты. Попадая в конус тени, отбрасываемой Ю., спутники затмеваются. Наблюдения этих затмений прежде служили для определения долготы. Из сравнения моментов затмений при различных положениях Ю. и земли Рёмер определил впервые (1672) скорость распространения света. Интерес представляют еще прохождения спутников перед диском Ю., а также прохождения пятнышка тени спутника по диску планеты. Пятый спутник, наиболее близкий к Юпитеру и гораздо меньший по размерам, открыт Барнардом 9 сентября 1892 года. По блеску он равен звезде 13-й величины и доступен для наблюдений лишь в несколько самых больших телескопов. Период его оборота 11h57m. Раcстояние до Ю. 2, 55 радиусов планеты.

В. С.

Юргенсон Петр Иванович

- учредитель и владелец крупной издательской фирмы и нотопечатни в Москве (1836 - 1903). Служил в магазинах Бернарда, Стелловского и Битнера; в 1859 г. переехал в Москву, где открыл свою нотную торговлю. У него впервые появились полные дешевые издания сочинений Мендельсона, Шумана, Шопена. Ю. был первым, а затем единственным издателем всех сочинений Чайковского. Почти все крупные сочинения А. Г. Рубинштейна, а также и других русских композиторов изданы у Ю., которому принадлежит право собственности на сочинения Глинки, Даргомыжского, Серова, Верстовского. Ю. издал полное собрание сочинений Бортнянского (12 томов) и около 2 тысяч духовно-музыкальных сочинений других авторов. В настоящее время издательский каталог Ю. разросся до 29 тыс. нумеров. Ю. способствовал основанию московской консерватории Императорского русского музыкального общества, в котором он был одним из директоров.

Юродивые

- люди, принимавшие на себя из любви к Богу и ближним один из подвигов христианского благочестия - юродство о Христе. Они не только добровольно отказывались от удобств и благ жизни земной, от выгод жизни общественной, от родства самого близкого и кровного, но принимали на себя вид безумного человека, не знающего ни приличия, ни чувства стыда, дозволяющего себе иногда соблазнительные действия. Эти подвижники не стеснялись говорить правду в глаза сильным мира сего, обличали людей несправедливых и забывающих правду Божию, радовали и утешали людей благочестивых и богобоязненных.

- Ю. нередко вращались среди самых порочных членов общества, среди людей погибших в общественном мнении, и многих из таких отверженных возвращали на путь истины и добра. Почти все Ю. Востока и некоторые из них на Руси были иноки. Выражение Апостола: "мы юроди Христа ради" (1 Кор. IV, 10) послужило основою и оправданием подвига юродства. Общее название этих подвижников - юродивые. В древнем языке часто употреблялось слово оурод, юрод; им переводилось греческое mwroV. В Житии блаж. Симеона он постоянно называется оуродом - юродом; в Печерском Патерике упоминается Исаакий, который "поча по Mиpy ходити оуродом ся творя". В Общей Минее 1685 г. тропарь юродивым читается так: "глас апостола твоего Павла услышав глаголющ: мы оуроди Христа ради, раб твой Христе Боже - оурод бысть на земли... ", а в Общей Минее 1860 г.: "глас апостола твоего Павла услышав - мы юроди Христа ради... юрод бысть".. Вместе с тем слово это издревле употребляется и для перевода греческого saloV - простый, глупый; отсюда прозвание юродивого Николы Новгородского Салос (Карамзин IX, прим. 297). Е. Е. Голубинский это прозвание дает Михаилу Клопскому.

Первою по времени Христа ради юродивою была св. Исидора (ум. около 365 г.), подвизавшаяся в Тавенском женском монастыре Мен или Мин. Жизнь ее описал св. Ефрем Сирин, посетивший пустыни Египта в 371 г. Из других Ю. восточной (греческой) церкви известны препод. Серапион Синдонит, препод. Виссарион Чудотворец, св. Симеон, препод. Фома, св. Андрей. Вместе с христианством русские заимствовали от восточной церкви и подвижничество, в его разнообразных видах. На Руси первым по времени Ю. был киево-печерский чернец Исаакий, скончавшийся в 1090 г. Исторические судьбы и склад жизни древнерусского общества много способствовали процветанию на Руси юродства. Ни одна страна не может представить такого обилия Ю. и примеров такого необыкновенного уважения к ним, как древняя Русь. В продолжение лишь 3 веков (XIV - XVI) на Руси насчитывается не менее 10 Ю. святых, тогда как в общем месяцеслове православной церкви в течение 5 веков (Vl - X) не более 4 Ю. святых, принадлежащих различным странам. Не говорим уже о Ю. неканонизованных, которых было очень много в древней России (весьма многие из них упоминаются в "Святой Руси", арх. Леонида) и которые народом больш. частью также считались святыми. См. Васильев, "История канонизации русских святых" (М., 1893); Яхонтов, "Жития св. северно-русских подвижников" (Казань, 1882); В. О. Ключевский, "Древнерусские жития святых, как исторический источник" (М., 1871, 4 приложение). Древнерусское общество много страдало от неправды, корыстолюбия, эгоизма, личного произвола, от притеснения и угнетения бедных и слабых богатыми и сильными. При таких обстоятельствах печальниками русского народа являлись иногда Христа ради Ю. Общеизвестно смелое обличение Иоанна Грозного псковским юродивым Николою Салосом. Василий Блаженный нередко обличал Грозного Иоанна; блаженный Иоанн Московский беспощадно обвинял Бориса Годунова в участии в убийстве царевича Димитрия. Художественный тип юродивого древнерусской жизни создан Пушкиным в "Борисе Годунове". Л. Н. Толстой, в своем "Детстве", симпатизирует, по-видимому, юродивому и матери Иртеньева, считающей юродивого "Божьим человеком". - Во второй половине XVI в. в Русской земле было уже много храмов, в которых почивали мощи православленных церковью Ю. или которые были построены во имя их. Новгород славил Николая Кочанова, Михаила Клопского, Иакова Боровицкого, Устюг Прокопия и Иоанна, Ростов - Исидора, Москва - Максима и Василия Блаженного, Калуга - Лаврентия, Псков - Николу Салоса. С конца ХVI в. число Ю. в Русской земле заметно уменьшается; только немногие из них достигли прославления. Нельзя сказать с определенностью, как рано на Востоке появились лже-юродивые; по всей вероятности, когда восточное иночество стало утрачивать дух древне-христианского подвижничества, вместе с истинно-юродивыми стали появляться и мнимо-юродивые. Как рано на Руси явились мнимо-юродивые - на это есть прямые указания лишь начиная с XVI века. Иоанн Грозный во втором послании к собору жаловался, что "лживые пророки, мужики и женки, и девки, и старые бабы бегают из села в село, нагие и босые, с распущенными волосами, трясутся и бьются, и кричат: св. Анаcтacиa и св. Пятница велят им". В следующем затем столетии о таких лжеюродивых упоминают патриарх Иоасаф 1-й (в указе 1636 г.) и собор 1666 - 1667 г. Церковная власть времен Петра I преследовала лже-юродивых (ханжей), которых предписывалось помещать в монастыри "с употреблением их в труд до конца жизни"; указом 1732 года воспрещалось "впускать юродивых в кощунных одеждах в церкви", где они кричали, пели и делали разные бесчинства во время богослужения, единственно из корыстного желания обратить на себя внимание богомольцев. И в настоящее время иногда являются лже-юродивые и находят немало почитателей. См. свящ. Иоанн Ковалевский, "Юродство о Христе и Христа ради юродивые восточной и русской церкви" (М., 1895; здесь же и жития Ю.).

Юрта

- слово, часто употребляемое для обозначения жилища большинства наших инородцев; на самом же деле его следовало бы применять лишь к жилищам монгольских кочевников (монголов, бурят и калмыков), так как оно происходит от монгольского "урто", что значит стойбище. Являясь жилищем кочевников, беспрестанно меняющих свое местопребывание, Ю, прежде всего должна быть пригодна для таких частых передвижений. Этому условию вполне удовлетворяет войлочная Ю., которая в полчаса или час может быть совершенно разобрана и в такой же короткий промежуток времени вновь составлена. Главными частями Ю. являются стенки, крыша и дверь. Стенки образуют решетки из деревянных планок, сколоченных крестообразно. Составленные вместе, т. е. связанные ремешками несколько таких решеток образуют Ю. имеющую довольно правильную цилиндрическую форму. С наружной стороны эта решетка обшивается войлоками; кроме того у самой земли остов Ю. опоясывается еще другим узеньким войлоком, чтобы не продувало. На остов Ю. ставится крыша, представляющая собой усеченный конус, основания которого соединены множеством лучеобразно расходящихся тонких палок-стропил. Этот конус также покрывается тщательно скроенными войлоками. Верхнее отверстие, служащее для выхода дыма, накрывается особым войлоком. Чтобы крыша держалась прочнее, внутри Ю. ставятся небольшие столбы, подпирающие верхний круг. Для входа в Ю. в решетчатом остове ее оставляется большое отверстие, в которое вделывается деревянная дверь; последняя же снаружи завешивается войлоком. Вход в Ю. обязательно должен быть обращен на юг. Свет проникает в Ю. или через дымовое отверстие, или через дверь, если войлок, закрывающий ее, приподнять. Окон Ю. не имеет; печей в них тоже не бывает; вместо печи в Ю., в самой ее середине, имеется на земле очаг, в котором по мере надобности, для варки пищи или согревания помещения, поддерживается огонь. Обстановка Ю., различная у бедных и богатых, монголов ламаитов или бурят шаманистов, но у всех этих кочевников правая половина женская, а левая - более почетная - мужская; кроме того у ламаитов бурханы обязательно стоят у северной стены. Буряты и калмыки с давних пор стали строить и деревянные Ю., которые представляют собою обыкновенную избу из сруба только без окон и печки; дверь и в них везде обращена на юг, а окном служит дымовое отверстие. Баргузинские и северо-байкальские буряты раньше строили 6-ти и даже 8-угольные Ю., причем деревянная крыша возводилась конусообразно и засыпалась землей. Понятно, что такие Ю. являются уже совершенно неподвижными жилищами.

М. К.

Юрьев день

(26 ноября) - определенный законом срок, когда в Московской Руси поселившийся на господской земле и заключивший с владельцем "порядную" крестьянин имел право уйти от хозяина, выполнив предварительно все свои обязательства по отношению к нему. Это было единственное время в году, по окончании осенних работ (неделя до и после 26 ноября), когда зависимые крестьяне могли переходить от одного владельца к другому. По традиционному взгляду, высказанному еще Татищевым, право крестьянского выхода отменено предполагаемым указом царя Федора Иоан. от 1592 г. (который, будто бы, подразумевается в указе 24 ноября 1597 г.), и таким образом Ю. день потерял силу. Взгляд Татищева на отмену крестьянского перехода законодательным путем принят был Костомаровым и Сергеевичем; но теперь, после работ Погодина, Бердяева и особенно В. О. Ключевского и новейшего труда проф. Дьяконова, наиболее обоснованным является мнение, что Юрьев день не был отменен законом, а в силу тяжелых социально-экономических условий (крайней задолженности крестьян, зависимости от сильных землевладельцев и т. д.) "крестьянское право выхода замирает само собою без всякой законодательной отмены его, прямой или косвенной, и крестьяне уже до предполагаемого указа царя Феодора Иоан. не пользовались (фактически) правом выхода" (Ключевский). В тверской вотчине кн. Симеона Бекбулатовича (по писцов, книг. 1580 г.) из 60 случаев, когда упоминается время перехода, на Ю. день приходится лишь два случая. Указ 1597 г. сам по себе не создавал общего прикрепления: он говорил лишь о пятилетней давности для исков о беглых и в истории постепенно сложившегося крестьянского прикрепления не играл никакой роли. В конце XVI и нач. XVII вв. право перехода сменилось двумя явлениями: побегом крестьян на окраины и "свозом" их на земли крупных владельцев, и законодательство направлено было на устранение этих явлений (указы 1601 и 1602 гг., 1642 г., указ о переписи 19 окт. 1645 г.).

Литература. Беляев, "Крестьяне на Руси" (М., 1860); Костомаров, "Должно ли считать Бориса Годунова основателем крепостного права" (в "Монографиях" т. I); Погодин, "историко-критич. отрывки" (книга II, М., 1867 статья под тем же заглавием и "Ответ Костомарову"); J. Engelmann, "Die Leibeigenschaft in Russland" (Лпц., 1884); В. О. Ключевский, стат. в "Рус. Мысли" (1885, VIII и Х и 1886, V, VII, IX и X); В. Сергеевич, "Русск. юридич. древности" (т. I, СПб.); М. А. Дьяконов, "К истории крестьян. прикрепления" ("Журн. Мин. Нар. Просв."", 1893, июнь); С. Ф. Платонов, "Лекции по рус. истор. " (вып. 2, СПб., 1900).

Юрьев-Георгиевский или Eгорьевский, мужской, 1-го класса (с 1764 г.) монастырь

- Новгородской губ. и уезда, в 3 вер. к югу от Новгорода, на левом берегу р. Волхова, при устье ручья Княжева. Основание его относится к 1030 г. и приписывается вел. князю Ярославу Владимировичу (во св. крещении Юрию [Георгию]). Монастырь неоднократно подвергался разорениям и опустошениям то от неприятеля, то от пожаров. В начале XIX стол. м-рь пришел в упадок, и нынешним своим блестящим состоянием обязан щедрости графини Ан. Ал. Орловой-Чесменской и стараниям ее духовника архим. Фотия (1822 - 38 гг.). В 1786 г. сюда перенесли мощи св. Феоктиста, архиеп. новгородского. К монастырю приписаны м-ри Перынский и Пантелеймонов. м-рь содержит начальную школу.

Юрьев

(Ю. Польской) - уездн. гор. Владимирской губ., на обоих берегах р. Колокши (лев. прит. р. Клязьмы), при впадении рч. Гзы (Кзы); ст. жел. дор. В 1897 г. жит. было 5759 (2972 мжч., 2787 жнщ.); грамотных 62 % мжч. и 42 % жнщ. Главная масса населения состоит из мещан (2125) и крестьян (2889). 2 монастыря, 4 правосл. церкви, до 15 улиц, из коих большинство замощены, 2 богадельни, 3-х классн. город, учил., 4 приход, учил., 2 црк. прих. школы, зем. больница. В 1902 г. в доход города поступило 25051 р., в том числе оценочного сбора с недвижимых имуществ 10430 р. и доходов от городских имуществ 3670 р. Израсходовано 22244 р., в том числе на учебные зав. 3282 р., на медицину 1604 р. город имеет неприкосновенных капиталов 135187 р., пожертвованных разными лицами на благотворительные цели. По раскладке государственного налога на 1903 г. недвижимость в г. Ю. оценена в 672126 р. В последние два десятилетия число фабрик в Ю. сильно сократилось; осталось только несколько мелких промышленных заведений и 2 акционерных фабрики хлопчатобумажных тканей, с основн. капиталом в 1050 тыс. руб. Ремесленная промышленность удовлетворяет лишь местным нуждам. Сравнительно развита торговля хлебом и льном, так как Ю. расположен среди довольно xлебopoднoй местности.

История. Название "Польской" (в большинстве случаев встречается неправильное написание "Польский") Ю. получил исстари по широким полям и безлесью, окружающим город, и в отличие от Ю. Лифляндского (быв. Дерпта). Ю. основан вел. кн. Георгием (Юрием) Владимировичем Долгоруким, который, по словам Новгородского летописца, в 1152 г. "в Суздальстей земли постави мнози церкви... и град Ю. основа" в память своего имени. До 1212 т. Ю. числился пригородом и зависел от г. Владимира или от г. Суздаля. В 1212 г., при разделе вел. княжества Суздальского, Ю. достался в удел младшему сыну Всеволода III, Святославу. Хотя с этого времени Ю. и сделался столицей удельного княжества, но самостоятельной роли не играл и Юрьевские удельные князья служили только подручниками великих князей. Ю. два раза попадал в руки татар: в 1238 г., при нашествии Батыя, и в 1382 г., при нашествии Тохтамыша. В XV, XVI и начале ХVII ст. Ю. неоднократно был отдаваем московскими князьями "в кормление" разным царственным изгнанникам, искавшим убежища в Московском государстве. Так, в 1408 г. велик. князь Василий Дмитриевич отдал Ю., вместе с Владимиром, Переславлем и др. городами в удел литовскому кн. Свидригайлу Ольгердовичу, который владел этим уделом только пять месяцев. В 1507 г. Ю. был отдан Василием Ивановичем в удел изгнанному казанскому хану Абдуллетифу; при Иоанне Грозном некоторое время владел Ю. астраханский царевич Кайбула; в 1609 г. Тушинский самозванец отдал Ю. в удел Магомету Мураду, сыну Касимовского царя Урана Магомета. В 1708 г. Ю. приписан к Московской губ.; в 1719 г. назначен провинциальным городом, в состав провинции которого входили гг. Шуя и Лух; в 1778 г. назначен уездным гор. Владимирского наместничества, впоследствии губернии. По описи 1760 г. Ю. состоял из кремля и посада; кремль был обнесен валом, который сохранился местами и до сих пор, и рвом; последний уже и тогда был заплывшим; на валу имелись следы трех ворот. Внутри кремля находились лишь 2 церкви и Архангельский монастырь с 4 каменными церквами. Все дома на посаде были деревянные, за исключением одного каменного. Некоторые из купечества промышляли юфтью. В 1817 г. в Ю. было 2660 жит., в 1849 г. 3764. В прежнее время Ю. имел большое торговое значение, так как находился на большой Стромынской дороге, соединявшей Суздальский край с Москвою. В XVII ст. в Ю. находилась таможня, и оборот по торговле достигал значительной для того времени суммы 100000 руб. В XVIII ст. в Ю. были прядильная и шелковая фабрики; в начале XIX ст. насчитывалось 11 полотняных фабр. и 2 кожевенн. зав. С проведением Моск. Нижегор. жел. дор. торговое значение Ю. сильно пало. В Георгиевском соборе, построенном в 1162 г. и перестроенном в 1234 году, в византийском стиле, сохранилась в неизмененном виде часть стен, изукрашенная снаружи рельефными изображениями человеческих фигур, зверей, птиц и растений; это замечательный памятник церковного зодчества XIII века (ср. реферат академ. Н. П. Кондакова "О научных задачах древнерусского искусства"). В соборе много исторических памятников, между проч. гробница вел. кн. Святослава III Всеволодовича, сконч. в 1252 г.

Юрьевский уезд расположен в сев. зап. части Владимирской губ.; граничит на С и СВ с Ростовским у. Ярославской губ. Площадь у. - 2641 кв. в. или 275113 дес. Ю. уезд, вместе с Александровским и частью Переславского у., занимает наиболее возвышенное положение в Владимирской губ.; высота местности колеблется преимущественно ок. 60 - 80 саж. над ур. моря; самые возвышенные пункты (100 - 110 саж.) находятся близ запад, границы у., в верховьях ррч. Пекши и Шахи; по направлению к ЮВ местность в общем несколько понижается. Из рек более значительна Малая или иначе Клязьминская Нерль с приток. Селекшой, протекающая в сев. части у. К Ю от Нерли расположен водораздел, откуда берет начало р. Колокша, текущая к ЮВ. В юго-зап. части у. протекает р. Пекша. Все названные pp., имеют многочисленные притоки, несудоходны и впадают в р. Клязьму в пределах Владимирского (Нерль и Колокша) и Покровского (Пекша) уу. Часть Ю. уезда, расположенная к С от р. Нерли, представляет почти сплошную равнину, покрытую небольшими всхолмлениями и в общем несколько наклоненную к р. Нерли. Местность к Ю от р. Нерли представляет из себя довольно возвышенное плато, также богатое всхолмлениями, особенно между р. Нерлью и параллелью г. Ю. В этой части уезда особенно много оврагов; часть последних еще развивается, другие же закончили свой рост и превратились в более или менее широкие суходолы с распаханными уже теперь склонами. В сев. части уезда встречаются кое-где небольшие озера и много большею частью также небольших болот и мочажин - остатков прежних озер, заросших торфяниками. Небольшие болотца встречаются и во многих других местностях. Несомненно, в давно прошедшие времена в Ю. уезде были местами более или менее обширные водоемы, постепенно потом исчезнувшие. Из коренных пород преобладают волжские и меловые. Первые представлены песками и рыхлыми песчаниками, вторые - белой сланцеватой и черной песчанистой таблитчатой глиной и серыми фосфоритоносными песками. Под меловыми и волжскими породами расположены, по-видимому, по крайней мере по р. Пекше (завод Кольчугина), юрские глины. Из ледниковых наносов распространены нижне-валунные пески (особенно по pp. Колокше и Нерли), валунные глины и верхне-валунные пески; последние почти исключительно в сев. части у., в остальной же, большей части у. - валунные глины прикрыты лессовидными или похожими на них безвалунными глинами. Полезных ископаемых мало; встречаются глины, пригодные для строительного кирпича, белая кремнистая опока, могущая служить для приготовления огнеупорного кирпича, залежи торфа (в болотах Нерльской низины), местами скопления валунного камня и залежи фосфорита, встречающиеся в разных местностях, преимущественно по pp. Колокше и Пекше, где мощность прослоя фосфоритов достигает 5 - 6 дюйм. Означенные ископаемые, кроме кирпичной глины, не разрабатываются. Сев. вост. угол у. покрыт подзолистыми суглинками, левобережье и отчасти правобережье р. Нерли - песчаными почвами, вся южная треть у. - лесными серыми суглинками, а вся центральная часть покрыта коричнево-темными суглинками, тянущимися с З на В полосою в 10 20 вер. ширины. Эта полоса, почти совершенно безлесная, вместе с западной также безлесной полосой Суздальского и частью Владимирского уу., составляет так называемое Ополье, т. е. местность, покрытую полями и почти лишенную лесной растительности. Темные и в общем хлебородные почвы Ополья даже получили в специальной литературе название "Юрьевского чернозема" и вызвали между почвоведами оживленный спор о степном происхождении этих почв (см. об этом "Мат. для оц. земель Владим. г.", т. IX, Влад., 1903). Теперь выяснено, что Ополье в доисторические времена было густо покрыто лесами. В настоящее время сравнительно много лесов встречается лишь в сев. части у. (хвойные и частью смешанные); в южн. встречаются довольно часто лишь небольшие островки преимущественно лиственных лесов.

Население. В Ю. у. 390 селений; в среднем на каждое приходится по 246 жителей. Население исключительно великорусское. По переписи 1897 г. в уезде числилось, не считая г. Ю., 86868 жит. (38257 мжч., 48611 жнщ.). На 1 кв. вер. приходится жит. (с включением г. Ю.) 35, 1 (по Влад. губ. - 35, 4 жит.). Дворян и чиновников с семьями - 158, духовного сословия 1075, почетн. граждан и купеческого звания - 157, мещан - 922, крестьян - 84519, проч. - 37. Ю. у. прорезывается посредине, по направлению с ЗЮЗ на ВСВ, жел. дор. Александров - Иван. Вознесенск. В 1902 г. в обязательном земском страховании было застраховано в 16616 дворах 42084 постройки, оцененные в 5474 тыс. руб., и в добровольном земском страховании в селениях и усадьбах 1047 построек, оцененных в 525 тыс. руб. 3 земских больницы и 2 особых амбулаторных пункта; 4 врача, 6 медицинских фельдшеров. Пo переписи 1897 г. грамотных оказалось 43 % мужч. и 10 % женщ.; процент грамотных определен для мужч. - 45, 3 %, женщ. - 8, 4 %. В 1901 г. 1 школа приходилась на 29, 3 кв. вер., на 1071 жит. и на 97 детей школьного возраста. Для осуществления всеобщего обучения, согласно принятой земством "нормальной школьной сети, к существующим 90 школам надо прибавить еще 43, а из существующих расширить 75 школ". В 1902 г. всех школ в Ю. у. было 116. В 1899 г. на крестьянское население падало всяких повинностей 406 тыс. р. или на круговую дес. пашни (т. е. со включением земли под паром) по 4 р. 41 к., что при чистой доходности в 7 р. 24 к. с десятины составляет 61 %. По раскладке на 1903 г. назначено уездного земского сбора 88220 р. (в том числе с земель 61525 р., с торгово-промышл. завед. 24522 р., с недвижимых имуществ в г. Ю. 2173 руб.), на губернские земские повинности и на составление дорожного капитала 57049 руб. Уездного земского сбора падает на 1 дес. земли надельной крестьянской по 32, 04 к. и на 1 дес. земли прочих категорий по 14, 41 к. По уездной смете на 1903 г. назначено расходов 119101 р., в том числе на народн. образов. - 22778 р., на медицину - 48016 р.

Землевладение. Всей земли 270951 дес., в том числе надельной крестьянской - 148592, частно-владельческой - 106202, удельн. ведом. 7956 дес. Крестьянская надельная земля находится в общинном пользовании; всех общин 526. Под усадьбами - 2, 2 %, пашней - 50, 6 %, перелогом - 0, 4 %, покосом - 13, 1 %, выгоном - 3, 4 %, лесом - 28, 4 % и кустарником - 1, 9 %. 2, 5 % всех земель числятся неудобными. Из надельной крестьянской земли 69 % под пашней и только 8, 3 % - под лесом, из частно-владельческой земли под пашней только 26, 4 %, а под лесом 54, 9 %. Из частно-владельческой земли 68, 3 % принадлежат дворянам, 15, 3 % - купцам, 10, 5 % - товариществам (преимущественно крестьянам), 3, 8 % - отдельным крестьянам, 2, 1 % - лицам других сословий. Всех частных владений - 606; из них в 148 не более 10 дес. удобной земли в каждом, в 292 - от 10 до 100 дес., в 139 - от 100 до 1000 дес., в 27 - от 1000 до 4000 дес. В 1901 г. средние цены на землю были, по данным крест, банка, 78 р. за дес. К 1 янв. 1903 г. состояло в залоге в крест. банке 14 имений с 2633 дес., купленных за 198849 руб. и с остатком капитального долга в банк на 162972 р.; в дворянском - 27 имений в 19478 дес., оцененных банком в 1143764 р. и с остатком капит. долга в 653521 руб.

Земледелие. Ю. у. - по преимуществу земледельческий; земледелием занимаются 88 % крест. дворов, и в состав этих дворов входит 94 % всего крестьянского населения у. Вся крестьянская посевная площадь в 1899 году составляла 80178 дес., в том числе надельной земли 64868 (80, 9 %), купчей 3391 (4, 2 %) и арендованной 11919 (14, 9 %). Из крестьянской удобной надельной земли 3 % занято усадьбами, 70 % - пашней, 15 % сенокосом, 3 % - выгоном, 8 % - лесом и 1 % - кустарником. Хозяйство у крестьян трехпольное; в озимом поле сеют почти исключительно рожь, в яровом 50 % площади занято овсом, 11 % гречей, 14 % льном, 11 % чечевицей, 14 % прочими хлебами. Средний урожай (за 18 лет) в пуд. с 1 дес.: ржи 60, 8 и 52, 8 (первая цифра означает сбор с владельческих земель, вторая - с крестьянских), овса 59, 9 и 51, 3, гречи 31, 9 и 29, 3, льняного семени 28 и 23, гороха 47, 5 и 40, 4, картофеля (в полях) 46, 5 и 41, 5 четвертей. Чистый ежегодный остаток (за вычетом семян) продовольственных хлебов (без овса, картофеля и масличных) составлял в среднем за 6 лет (1895 - 1900) 1762483 пд. или по 19, 5 пд. на 1 душу сельского населения. Из 100 надельных крестьянских дворов 6, 1 % сдают свою землю в аренду целиком, 10, 8 % - частью. В последнее время среди крестьян начинают быстро распространяться плуги; последними пашут уже 44 % дворов, 7, 5 % дворов имеют молотилки, 16, 9 % - зерноочистительные машины. Уездный земский агроном; земский склад для продажи на льготных условиях усовершенствованных земледельческих орудий, семян и проч. В 1899 г. у крестьянского населения лошадей было 14968, коров и быков 17450, овец 36196, проч. мелкого скота 18335 гол. В числе надельных дворов было безлошадных 22, 6 %, безкоровных 10, 1 %, однолошадных 54, 8 %, дворов без всякого скота 7, 1 %. В числе безнадельных дворов 82, 7 % не имеют никакого скота. 2 ветеринарных врача и 4 ветеринарных фельдшера, губернским земством установлено добровольное страхование скота, но прививается оно очень туго. При среднем потреблении в 19 пд. на человека и 12, 16 пд. на голову крупного скота и принимая во внимание, что часть населения уходит на отхожие промыслы и питается в это время чужим хлебом, земские статистики определяют остаток хлеба местного крестьянского производства в 536 тыс. пд., который сбывается преимущественно в соседние уезды на местных и соседних базарах. В 1900 г. со ст. гор. Ю. Моск. Яросл. Арх. ж. дор. отправлено разного хлеба 261645 пд. (в том числе ржи 90 тыс. пд., овса 97 тыс. пд., муки ржаной 65 тыс. пд.), прибыло разного хлеба 130636 пд. (в том числе: муки пшеничной 64 тыс. пд., пшена 34 тыс. пд.); со ст. Келлерово отправлено хлеба 1398 пд., прибыло 69554 пд.

Промыслы. Хотя земледелие сильно развито в Ю, у., тем не менее внеземледельческими промыслами занимаются 88, 5 % всех крестьянских наличных дворов, 77, 2 % всего муж. населения в рабочем возрасте и 12, 2 % жнщ. в том же возрасте. Из женских промыслов наиболее распространено домашнее ткачество, из мужских местных - также ткачество, преимущественно же мужчины уходят на сторону, на ткацкие фабрики и отчасти на плотничные работы. Из лиц в рабочем возрасте, занимающихся внеземледельческими промыслами, 34, 5 % заняты местными промыслами, 62, 0 % - отхожими и 3, 5 % - частью местными, частью отхожими; 45 % лиц в рабочем возрасте отрываются от земледелия и 55 % занимаются такими промыслами, которые от земледелия, не отрывают. Из числа дворов, где работники отрываются от земледелия, почти 1/3 совсем бросили земледелие. 1/3 дворов засевают в среднем на двор менее 3 дес. земл, и только остальная треть засевает по 3 дес. и более.

Фабрично-заводская промышленность развита слабо. Кроме фабрик для выделки хлопчатобумажных тканей в гор. Ю., имеется лишь один большой завод "Товарищ, латунного и меднопрокатного завода Кольчугина" при с. Васильеве, близ ст. Келлерово, Моск. Яросл. Арх. жел. дор. Рабочих на заводе 1400 чел., годовое производство свыше 7 милл. руб. Основной капитал товарищества 2 милл. р., прибыль за 1901 г. 580 тыс. р. К 1 янв. 1902 г. в отделениях государственной сберегательной кассы состояло вкладов на 922 тыс. руб.

Литература. "Памятная книжка Владимирской губ. " (Владимир, 1895); "Первая всеобщая перепись 1897 г. - Владимирсвая губ. " (тетрадь 1, СПб., 1900), "Материалы для оценки земель Владимирской губ. " (т. IX, Ю. уезд, вып. 1, ч. 1я, Владимир, 1903); И. Л. Щеглов, "К вопросу о фосфоритах Владимирской губ. " (Владимир, 1900); "Сборник статистических и справочных сведений по Владимирской губ. " (вып. 1 и 2, Влад., 1900); И. Л. Щеглов, "Ледниковые отложения Владимирской губ. " (Влад., 1903, перепеч. из журнала "Почвоведение"); "Труды Владимирской ученой архивной коммиссии" (кн. 1, Владимир, 1899). См. библиографические указания в "Вестнике Владимирского губернского земства" (1902, ј 2, ст. А. В. Смирнова: "Опыт библиографического указателя литературы о кустарной промышленности Владимирской губ. "); во "Владимирском земском сборнике" (1884, ј 7, ст. Н. С. Стромилова, "Володимирщина") и в "Трудах Владимирской ученой архивной коммиссии" (кн. 1 - V, Владимир 1899 1903).

П. Н.

Юстиция

(Jastitia Augusta) - богиня правосудия, культ которой существовал в Риме со времен Тиберия, посвятившего ей статую в Риме. Судя по одной надписи, Ю. имела особого жреца.

Юcтиция

(Justicia Mayor de Aragon) - арагонское учреждение, ограничивавшее власть короля в судебном отношении и представлявшее важную гарантию личной свободы и прав собственности арагонского дворянства. Это учреждение, отчасти сходное со спартанскими эфорами и римскими трибунами, получило громадное значение в XIV в., после того как дворянство было лишено права вооруженного сопротивления незаконным действиям королевской власти (по "Привилегиям унии"). Взамен этого арагонское дворянство получило более легальную гарантию своих прав в институте "Justicia Mayor", который, по странному противоречию, назначался, а до 1441 г. и отрешался от должности королем. С 1441 г. Justicia становится пожизненным и несменяемым магистратом. По закону, изданному кортесами в 1265 г., Ю. всегда назначался из низшего дворянства, а не высшей аристократии; притом в течение 150 лет (с половины XV в.) это звание постоянно находилось в руках одной и той же фамилии Ланус, что придавало институту "Justicia Mayor" (Верховного судьи) особенную силу и устойчивость. Состав трибунала Ю. - кроме него самого, 5 помощников или лейтенантов (докторов права), пожизненно назначаемых королем из представляемых кортесами 16 кандидатов; сверх того, в распоряжении Ю. состояла обширная канцелярия. При нем постоянно находилось 8 приставов для немедленного приведения приговора в исполнение; двое из них всегда шли впереди Ю. с сухими ветвями в руках (подобно римским ликторам). Ю. являлся высшим истолкователем и охранителем арагонских вольностей (фуэросов): он вмешивался в судопроизводство королевских судов, когда замечал их отклонение от фуэросов, имел самостоятельную гражданскую и уголовную юрисдикцию во многих случаях, особенно в столкновениях между королем и знатью. Своим veto он мог даже отменять королевские приказы, контролировать и смещать министров. Главными средствами вмешательства Ю. были: 1) так наз. фирма (firma del derecho, juris firma) и 2) манифестация. "Фирма" заключалась в праве верховного судьи приостанавливать и переносить по требованию одной из заинтересованных сторон дело, начавшееся в одном из королевских судов, непосредственно на свое рассмотрение. Манифестацией называлось право верховного судьи держать у себя под арестом лиц, преследуемых административной властью, чтобы избавить их от насилия ее агентов, пока дело не будет расследовано компетентным трибуналом и обеспечено точное исполнение его приговора. "Сила этого института была так велика, что могла спасти человека, на шее которого была уже веревка" (Бланкас). С его властью и авторитетом приходилось считаться и бороться даже такому могущественному королю Испании, как Филипп II. Чтобы предотвратить злоупотребления властью, Ю. был сделан (в 1390 году) ответственным перед 4 инквизиторами, избиравшимися всеми 4 чинами Арагонского королевства. Только перед кортесами мог быть обвинен Ю. в незаконных действиях и только они, выслушав его оправдания, могли произнести над ним приговор. Помощники верховного судьи также подлежали контролю и суду кортесов. Институт Ю. просуществовал почти до конца царствования Филиппа II. Встретив со стороны Ю. упорное сопротивление своему произволу в деле Антонио Переса, приведшее к отчаянному восстанию народа в Арагонии, Филипп II, подавив восстание в потоках крови, приказал доблестного Ю. (дона Хуана де Лунаса) всенародно казнить на площади в Сарагоссе (20 декабря 1591 г.). Вслед затем на кортесах 1592 г., бывших слепым орудием в руках Филиппа II, верховный судья и его помощники были низведены на степень обыкновенных чиновников, вполне подчиненных королю. См. В. К. Пискорский, "Истоpия Испании и Португалии"; его же, "Кастильские кортесы" (здесь указана и иностранная библиография).

Юсуповы

или Юсупово-Княжевы - пресекшийся pyccкий княжеский род. От военачальника, бывшего в службе Тамерлана, и владетельного Ногайского князя (ум. в нач. XV в.) Едигея Мангита в третьем колене родился Муса-мурза, сын которого Юсуф-мурза (ум. 1556 г.) был родоначальником рода Юсуповых. У него было два сына, Иль-мурза и Ибрагим (Абрей), которых отправил в 1565 г. в Москву убийца их отца, дядя Измаил. Потомки их в последние годы царствования Алексея Михайловича приняли св. крещение и писались князьями Юсуповыми или Юсупово-Княжевы до конца XVIII в., а после стали писаться просто князьями Юсуповыми. От Иль-мурзы произошли две ветви князей Ю.: старшая, угасшая в XVIII в., с кончиною потомка его в пятом колене князя Семена Ивановича, и вторая, позже старшая ветвь; от Ибрагима - одна младшая ветвь князей Ю. Григорий Дмитриевич (1676 - 1730) начал служить при Петре Великом стольником; участвовал с ним в Азовских походах; сражался с шведами под Нарвою, Полтавою и Выборгом; при Екатерине I был сенатором, при Петре I - первым членом государственной военной коллегии. Сын его, Борис Григорьевич (1696 - 1759) в царствование Анны Иоанновны и при Иоанне Антоновиче был московским губернатором, при Елизавете Петровне - сенатором, президентом коммерц-коллегии и главным директором кадетского корпуса. Сын его Николай Борисович (1750 - 1831) с 1783 по 1789 г., был посланником в Турине, потом сенатором; император Павел 1 сделал его министром уделов, а Александр I - членом государственного совета. По смерти внука его, князя Николая Борисовича Ю. (1827 - 1890), Высочайше разрешено именоваться князем Юсуповым, графом Сумароковым Эльстоном зятю его, гвардии поручику графу Феликсу Феликсовичу Сумарокову Эльстон, с тем, чтобы княжеский титул и фамилия Ю. переходили только к старшему в роде из его потомков. Род князей Ю. был записан в V ч. род. кн. губ. Орловской, Курской и С. Петербургской. Герб внесен в III ч. Общ. Гербовника.

В. Р - в.

Юсы

- буквы в славянской, как кирилловской, так и глаголической азбуке, обозначающие носовые гласные звуки. Это так называемые юс большой, и юс малый, юс большой йотованный и юс малый йотованный. Иногда так называются и самые звуки, обозначаемые этими бувками. Из памятников русского письма или русской редакции (извода) Ю. систематически правильно употребляются только в Остромировом Евангелии; в памятниках более новых, как на новом церковнославянском, так и на древнерусском, эти буквы не имеющие в русском языке соответствующего звук ставятся вместо простого я или, причем чаще употребляется юс большой, чем малый.

Ютландия

(немецк. Jutland, датск. Jytland) - материковая часть Дании, занимающая сев. часть Кимврского полу-ова и ограниченная на З. Немецким морем (для Германии оно Nordsee, для Дании - Wеstsee), на. С Скагерраком, на В - Каттегатом и на Ю - Шлезвиг - Гольштинией. Вместе с островами Гиртсгольм, Лаэйо, Ангольт, Гьельм, Туно и Энделавэ в Каттегате, Фано и Мано в Немецком море Ю. занимает площадь в 25265 кв. км., с 1061904 жителями (1901). В середине Ю. в направлении к В пересекается цепью низких возвышенностей, достигающей лишь 172 м в своей высочайшей вершине Эйерсбавнехёй (Eiersbavnehoj). На восточной стороне местность - холмистая, а на западной - плоская равнина и вдоль берега обрамлена дюнами. Поверхность в восточной части изрезана по берегам глубокими заливами (фьордами), чрезвычайно плодородна и украшена густыми зарослями чернолесья, тогда как в центре находится много пастбищ, среди которых встречаются и хорошо обработанные пространства, а в равнинах западной части растет только, вереск да хвойное дерево. Самая северная часть Ю., оканчивающаяся песчаным мысом Скагеном, превратилась в остров вследствие прорыва узкой полосы земли, которая на западной стороне отделяла от Немецкого моря глубоко врезавшийся в сушу залив Лим-фьорд. Самая значительная река в Ю. - Гуден-Аа (Guden-Aa). В древнейшие времена в Ю. обитали Кимвры. В первом тысячелетии по Р. Хр. страна была занята ютами.

Юфть, юхта, русская кожа

- выделывается из ялового или коровьего сырья и шкур годовалых быков за исключением сырья телячьего. После промывки и мяздрения сырье подвергается золке, промывке, топтанию и разминанию в толчеях и барабанах, разделке, стружке, отжиманию лица, бучению в киселях, заличке в слабом дубильном соке и затем дублению соковому и пересыпочному. Ю. бывает белая, красная и черная. Для белой Ю. отбираются лучшие кожи. По окончании дубления белая Ю. смазывается по бахторме смесью березового дегтя и тюленьего жира. Ю. красная приготовляется так же как и белая, но по просушке смазывается раствором квасцов и красится по лицу красным сандалом. Ю. черная, после дубления, окрашивается солями железа в черный цвет, а после окраски кожи смазывается по бахторме смесью березового дегтя с тюленьим жиром (ворванью). Смазка повторяется, если приготовляется так называемая дегтярная Ю. Все сорта Ю. подвергаются окончательной отделке для придания ей вида, требуемого торговлею и местными потребителями, Отделка состоит из целого ряда операций, неоднократно повторяющихся: высушенные кожи отволаживаются (смачиваются), проминаются на тупом беляке, прострагиваются стругом, размягчаются (пушатся) на остром беляке, прокатываются мерейными досками, для сообщения лицу известного рисунка, мереи, крупно или мелко шагреневой, полосатой, клетчатой, или же лицо отглаживается стеклом или камнем если желают его получить гладким и глянцовитым. По окончании отделки кожу жируют слегка тюленьим жиром или салом. Черный дегтярный товар смазывается по лицу смесью дегтя и жира. Белая Ю. гладкая или мелко мерейная идет преимущественно на обувь армии, а также употребляется на патронные сумки, чемоданы и для многих приложений. Красная Ю, мерейная продается в Азию и в значительном количестве вывозится в Западную Европу, где под названием русской кожи весьма ценится иностранцами и перерабатывается в разнообразнейшие мелкие изделия: портмоне, портсигары и т. п., которыми в особенности славится город Вена. Черная Ю. отделывается гладко или с мереей и идет для сбруи, чемоданов, экипажей и особенно много для народной мужской и женской обуви. В старину наиболее известным русским кожевенным товаром была Ю., которая вывозилась заграницу и продавалась кипами (по 1 - 11/5 пуда в кипе). В половине XVII столетия отпускалось за границу около 75000 кип Ю. Сбыт за границу производился через Холмогоры в Архангельск. О производстве и вывозе Ю. см. "Фабричнозаводская промышленность и торговля России", издание для торговли и мануфактур (СПб. 1893).

Число просмотров текста: 4138; в день: 1.23

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

1