Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Андеграунд
Пашкевич Роман
Влк

Двое мужчин оказались в пустыне, раздвинувшей ноги навстречу холодному ветру, поросшей мёртвой травой.

Встретились, осмотрели друг друга, удивленно отметили, что выряжены в черное, длинное, донельзя пристойное. Хоть приобщай каких-нибудь аборигенов к Писанию, но не было никого вокруг, да и святого текста не было тоже.

Высокого, жилистого звали Романом Андреевичем, он работал на погрузчике в совместной с финнами фирме, возил туда и сюда большущие бочки из смолистого пластика. Бочки казались Роману Андреевичу похожими на атомные бомбы, и поэтому он любил свою должность.

Низкого, рыхлого, с наивно-детским лицом, звали Владиславом Сергеевичем, он страховал автомобили. Клиентам нравилось, как он выбегал их встречать - несуразный и жалкий, радостно оскалившийся. Они звали его "Владиком", несмотря на сильно за сорок. Напротив офиса была школа, и Владик подолгу смотрел в окно.

Помолчав, мужчины обменялись репликами в стиле "Что видишь?" - "Песок", установили, что оба не знают, как и зачем они здесь в этих дурацких рясах, и где именно - "здесь".

Познакомившись, решили идти на запад. Стандартные мужчины в стандартной нестандартной ситуации.

Понемногу разговорились, но не успели дойти в разговоре даже до политики, и Роман Андреевич не успел поделиться своими мечтами о бомбах, как им стало видение. Или не видение, а вполне даже девочка. В лучах обжигающего, словно сухой лед, солнца, в мареве подозрительно мелкого, танцующего песка, она просто стала, словно была всегда. В майке с клубничками, с исцарапанными коленями, в клетчатом очень мини и с корзинкой в руках.

Владик замер. "Здравствуй, девочка" - сказал Роман Андреевич, приветственно растянув рот. Девочка подошла поближе. Пристально изучила мужчин, заглядывая в душу серыми большими глазами. Потрогала черную материю. Что-то для себя уяснила. Ослепительно улыбнулась, произнесла неуместное "Сколько лет, сколько зим! Какая встреча!"

Мужчины переглянулись. "Мы знакомы?" - предположил Роман Андреевич. "Нет, но давайте знакомиться" - бездна энтузиазма и радостной мимики, - "меня зовут Оксана".

"Оксана - красивое имя" - это Владик, как-то в сторону, и, кажется, недоверчиво.

"Очень приятно, я Роман Андреевич", "Мне тоже", "А это - Владик", "Владик, значит. Ну здравствуй, Владик".

Владик копает ямку лакированным миссионерским ботинком.

Роман Андреевич пытается получить пользу от неожиданной встречи: "Оксана, откуда ты здесь?"

"Ниоткуда."

"А куда ты идешь?" Оксана кривляется - строит из себя совсем уж маленькую девочку, пожимает плечами, радостно и глуповато: "Никуда".

Роман Андреевич терпелив: он привык подолгу возить неуклюжие бочки ради небольшой выгоды.

"А что у тебя в корзинке? Может, тебе помочь?"

"Да уж, ты поможешь" - вдруг шипит сквозь зубы Оксана, внезапно сбросив свою безмятежность. Лицо её становится злым. "Тебе-то что до моей корзинки? Там - всё. Всё, что надо."

Время Роману Андреевичу пожать плечами и оглянуться в поисках поддержки. Владик стоит у него за спиной, на Оксану глядит ласково.

"Ты очень красивая, Оксана" - Владик, придушенным голосом.

Оксана криво улыбается. "Что ты знаешь о красоте?"

"Ну, красота - это…"

"Вот видишь". Оксана пританцовывает вокруг Владика, позабыв про неудобную обувь.

"Ты не можешь даже руками ее обхватить, и слова все для нее не годятся. Твои движения слишком корявы и конвульсивны, чтобы выразить красоту жестом.

Что остается от красоты? Тебе ли не знать. Остается лишь пепел на коленях, лишь шум в ушах, лишь черная неопределённость и сладкая машина времени поблизости."

"Я не совсем…" - это Роман Андреевич, он не совсем понимает.

Владик в сотый раз разворачивает мятый платок и вытирает лицо.

"Идите с богом" - это Владик, совсем серьезно и тихо, Роману Андреевичу.

"Зачем тебе все это?" Оксана не отстает от Владика, словно тающего под солнцем, нервно теребящего мокрую белую тряпку.

"Зачем тебе это место, и эта глупая ряса, узкие ботинки - они ведь таа-ак жмут, верно?

Если ты такой заурядный, добренький. Доо-брень-кий. Если тебе плохо, жарко, колет в боку, надсадное дыхание обжигает верхушки превращённых в сажу легких, перед глазами скачут полупрозрачные амебы, мешая видеть Меня?

Зачем тебе небо вот такой ширины?" Оксана разводит руки в стороны, но не слишком.

"Перестаньте…"

"Нет! Это ты перестань врать. Что ещё тебе нужно? Лица родителей? Я их не помню. Первая пятерка? Знак Зодиака? Для тебя - Скорпион. Бельевая корзина под раковиной в ванной? Стоптанные туфли с цветочками? Колготки? Страх? Слезы? Нет. Ты не за этим пришел, верно?"

"Оксана, может быть…"

"Не надо, Роман Андреевич. Мы с Владиком просто беседуем.

Итак, Владик. Может, тебя интересует, что я люблю делать больше всего? Так знай же, скотина: плавать в бассейне, заниматься бальными танцами, рисовать… и не помню, там что-то ещё было."

Видно, что Оксана сдерживает слезы; её лицо стало некрасивым.

"Нет, зачем мне…"

"Лучше заткнись. Делай то, зачем пришел, молча".

"Я не совсем понимаю… Владик, может ты объяснишь. Вы знакомы?"

Оксана отворачивается и идет куда-то; подумав, Роман Андреевич следует за ней, Владик плетется, замыкая процессию.

"Мы уже встречались, и встретимся после" - бросает Оксана.

Какое-то время все молчат. На песке начерчен весьма правильный круг. В его центре Оксана останавливается, так резко, что Владик натыкается сзади на крепкую спину Романа Андреевича, жарко дышит в затылок.

Оксана медленно поворачивается к мужчинам; ее лицо - бледная маска страха и решимости.

"Здесь" - шепчет она чуть слышно. Владик замирает, даже дышать перестаёт. Оксана тянется рукой в корзину, отодвигает в сторону полотенце и достает нечто розовое, скрученное. Роман Андреевич отчаянно моргает, пытаясь рассмотреть этот предмет, и вдруг понимает, что это - скакалка, пластиковый шнур с двумя ручками, дешёвая, еще советского производства, и явно где-то на одной из ручек выдавлена цена - "80 коп." или вроде того.

Владик отстраняет Романа Андреевича; в круге остаются лишь Оксана и Владик.

Оксана отпускает одну из ручек, и скакалка эффектно разворачивается в воздухе, словно живая. Владик хочет взять скакалку, он делает шаг, протягивает руку, и его тело неожиданно ломает сильнейшая судорога, он падает и ползет на четвереньках к Роману Андреевичу. Перекошенное лицо Владика покрыто крупными каплями пота, глаза - глубокие черные ямы.

"Пойдем отсюда" - визжит Владик; голос - резкий, нечеловеческий - раздается откуда-то из его туловища. Владик конвульсивно хватается за рясу Романа Андреевича: тот испуганно отскакивает назад.

Оксана вдруг смеется - противно, тоненько.

"Ко мне" - произносит она шепотом, но этот шепот перекрывает шум ветра.

Владик падает лицом в песок и сразу же поднимается, но уже не Владик, а волк, не настоящий, а скорее мультяшный, из "Ну, погоди!", только злой - его лицо выехало вперед, вытянулось и обросло коротенькой плюшевой шерстью, кожа стала синевато-серой, нос почернел. Волк смотрит на Романа Андреевича, морщится, показывая клыки с мизинец длиной. Ветер срывает с него рясу и уносит в небо; под рясой - лишь редкая шерсть, тело волка. Роман Андреевич пятится и падает.

Волк бросается к Оксане, она ждет, глядя в сторону, поставив корзинку у ног.

Видно, что в корзинке - сосиски в тесте.

Роман Андреевич ползет прочь по колючему песку; до него доносится треск, словно разрывают кусок толстой материи, но оборачиваться он не хочет.

Число просмотров текста: 7751; в день: 2.28

Средняя оценка: Хорошо
Голосовало: 6 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0