Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Исторические документы
Рабинович С.
Иностранный шпионаж в СССР в годы гражданской войны

В докладе на февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б) товарищ Сталин предложил:

    «Принять необходимые меры для того, чтобы наши товарищи, партийные и беспартийные большевики, имели возможность знакомиться с целями и задачами, с практикой и техникой вредительско-диверсионной и шпионской работы иностранных разведывательных органов».

Для советских людей особый интерес представляет, конечно, знание современной деятельности диверсантов и шпионов иностранных разведок и их троцкистско-бухаринской агентуры. Но немало поучительного в этом отношении дает и опыт прошлого, тем более что цели и задачи, практика и техника «работы» иностранных разведок в основном остались те же, что и 18—19 лет назад. Как и тогда, иностранные разведки для осуществления своих целей готовы на все.

Переброска шпионов и диверсантов из-за рубежа, вербовка агентов внутри страны, вредительство, похищение секретных документов, попытки организации заговоров против советской власти, провокация войны, поджоги, взрывы, террористические акты против руководителей партии и правительства—все это имело место в годы гражданской войны, все это и сейчас применяют иностранные разведки и их троцкистско-зиновьевско-бухаринская агентура в нашей стране.

Показания врагов народа на судебных процессах «троцкистско-зиновьевского центра», «контрреволюционной троцкистской вредительской группы на Кемеровском руднике», «антисоветского троцкистского параллельного центра», «контрреволюционной военной фашистской организации» подтвердили это полностью.

В годы гражданской войны иностранные шпионы вербовали в нашей стране агентуру из эксплоататорских классов—капиталистов, помещиков, кулачества. В те годы «прямой находкой» для иностранных разведок были все антисоветские партии—от монархистов и кадетов до меньшевиков и эсеров (правых и левых). Французский разведчик майор Пишон, командированный в конце 1917 г. в Сибирь для подготовки интервенции, в своем отчетном докладе писал:

«Достаточно нам прочесть внимательно программу партии социалистов-революционеров, их последующие решения и постановления, чтобы понять, что это партия, с которой мы могли бы сговориться, что это партия, которую мы можем приобрести».

В наше время, после ликвидации эксплоататорских классов, для иностранных разведок, как подчеркнул товарищ Сталин, «прямой находкой» явились враги народа—троцкисты, превратившиеся за последние 7—8 лет в беспринципную и безыдейную банду смертельных врагов социализма, шпионов, вредителей и убийц.

Прикрываясь партийным билетом, маскируясь и двурушничая, троцкисты вкупе с рыковцами и бухаринцами вели и кое-где продолжают еще вести свою изменническую, подрывную работу. Они широко применяют методы и формы шпионско-террористической и диверсионно-вредительской деятельности своих предшественников из кадетско-монархического германофильского «правого центра», из эсеровско-меньшевистского «союза возрождения», из кадетско-эсеровского «национального центра», из савинковского офицерского «союза защиты родины и свободы», из эсеровских террористических банд и «административного центра» и многочисленных других организаций, созданных, руководимых, поддерживаемых иностранными разведками, иностранными дипломатическими и военными миссиями.

Еще до победы советской власти шпионы и контрразведчики империалистических правительств вели борьбу с партией большевиков. Достаточно вспомнить гнуснейшую клевету о том, что большевики якобы «германские шпионы». Эту провокацию затеяла разведка Временного правительства по соглашению с разведками империалистических государств.

С началом гражданской войны в нашей стране иностранные разведки еще шире развернули свою деятельность. Бесчисленные заговоры, мятежи, террористические, диверсионные и вредительские акты, измены и провокации подготавливались тогда иностранными разведками и их. российской агентурой. Благодаря бдительности партии Ленина—Сталина и широких трудящихся масс, благодаря бдительности органов ВЧК, во главе с бесстрашным рыцарем пролетарской революции Феликсом Дзержинским, большинство всех подготовлявшихся шпионско-диверсионных и вредительско-террористических злодеяний было либо предупреждено, либо в самом начале ликвидировано. Только там, где бдительность была притуплена, где господствовала преступная беспечность, где нарушались указания большевистской партии и советского правительства о бдительности и железной дисциплине,—только там получались прорывы, и враг мог на время торжествовать «победу».

На лето 1918 г. контрреволюционный савинковский «союз защиты родины и свободы» по директивам и на средства некоторых иностранных миссий подготовлял одновременно мятеж в Москве и в двух десятках мест вокруг Москвы. С 29 на 30 мая 1918 г. эта шпионско-террористическая организация была раскрыта, а значительная часть ее участников арестована. Но руководящая группа заговорщиков сумела скрыться. По требованию своих хозяев, в частности французского посла Нуланса, эта уцелевшая группа активизировала свою деятельность. Нуланс открыто угрожал прекратить материальную поддержку агентов, если они делом не оправдают истраченных на них средств. «Мы платим—значит мы командуем»,—этой формулой определялись взаимоотношения иностранных разведок со своими наймитами—белогвардейскими агентами. Этой формулой определялись, как показали процессы врагов народа в 1936 и 1937 гг., и их взаимоотношения с германо-японской разведкой.

Воспользовавшись ослаблением бдительности в некоторых организациях, избежавшие ареста наймиты иностранных разведок подняли 6 июля 1918 г. вооруженный мятеж в Ярославле и вслед затем в Муроме и Рыбинске. В тот же день левые эсеры, действовавшие в контакте с савинковской организацией, также устроили восстание в Москве. Мятежники захватили на время некоторые важные пункты, арестовали т. Дзержинского, председателя Моссовета т. Смидовича и еще группу товарищей и готовились обстрелять Кремль. Под непосредственным руководством Ленина левоэсеровский мятеж был ликвидирован буквально в одни сутки. Почти одновременно были подавлены мятежи в Рыбинске и Муроме. Только в Ярославле мятежникам удалось продержаться 16 дней, и ликвидация этого мятежа потребовала больших жертв.

Своевременно был раскрыт крупнейший заговор, организованный руководителем английской миссии Локкартом и известным английским шпионом Сиднеем Рейли. Заговорщики хотели захватить Кремль и совершить террористические акты против руководителей партии и правительства во главе с Лениным. На осуществление этого кровавого злодеяния было ассигновано 10 млн. руб. Но благодаря честности советских людей, благодаря бдительности органов ВЧК заговор этот в первых числах сентября 1918 г. был полностью ликвидирован. Можно привести еще много примеров, когда бдительность, честность и мужество советских людей срывали кровавые замыслы иностранных шпионов и предателей.

Из небольшого, далеко не полного перечня того, что иностранным разведкам и их агентуре все же удалось осуществить, можно составить представление о замыслах и размахе кровавой деятельности: иностранных агентов. Вот один яркий пример. 13 июня 1919 г. на форту Красная Горка, под Петроградом, в тылу нашей VII армии, оборонявшей город от белогвардейских войск Родзянко—Юденича, вспыхнул мятеж. Мятеж организовал комендант форта Неклюдов по приказу петроградского отделения «национального центра», в свою очередь действовавшего по указаниям английского шпиона Поля Дюкса. По плану заговорщиков мятеж на форту должен был сопровождаться контрреволюционными выступлениями на соседних фортах, а также и в Кронштадте. Только благодаря железной энергии товарища Сталина, посланного Центральным комитетом партии в Петроград для организации его обороны, мятеж был подавлен в несколько дней. 16 июня Сталин уже докладывал Ленину о ликвидации мятежа.

По директивам иностранных разведок, их агентура организовала и вешенское восстание белоказаков (весной 1919 г.), и многочисленные кулацкие восстания (в бывшей Тамбовской губернии так называемая «антоновщина», петропавловское и ишимское восстания в Сибири и др.), и Кронштадтский мятеж (март 1921 г.), и налеты басмачей.

Шпионы больше всего стремятся проникнуть в государственный аппарат, в частности в ряды Красной Армии. В годы гражданской войны немало белогвардейских агентов пробралось на ответственные военные посты, чтобы вести здесь свою предательскую работу.

Во время московского левоэсеровского мятежа изменил родине Муравьев (левый эсер), командующий советскими войсками на чехословацком фронте. Только благодаря бдительности симбирских большевиков изменник был окружен и уничтожен.

Белогвардейские военные специалисты умело использовали пораженческое, предательское поведение злейшего врага народа Троцкого и его соратников в важнейших вопросах военного строительства, в частности в использовании старых военных специалистов. Как известно, партия требовала тщательного отбора военных специалистов и надежного контроля над ними со стороны военных комиссаров. Предатель Троцкий вопреки этой линии партии использовал военспецов без разбора, и не только безгранично доверял им, но и огульно защищал их, чем облегчал шпионам возможность внедряться в ряды РККА и вести здесь свою гнусную предательскую «работу».

Так, например, выполнив предварительно свои предательские задания, на сторону белых перебежали, захватив с собой народные средства, секретные приказы и шифры, несколько военных специалистов, занимавших высокие должности в армии. На восточном фронте перебежали к белым эсеры Махин и Харченко, предварительно сорвав оборону Уфы, на южном фронте—помощник командующего фронтом Носович, командующий IX армией Всеволодов, на северном фронте—генерал Звегинцев и другие.

В ряде случаев изменники уводили за собой и воинские части, уничтожив предварительно коммунистов и обманув красноармейцев. Так было на пермском фронте в декабре 1918 г. и на петроградском фронте в мае 1919 г. Тогда потребовались специальное вмешательство ЦК партии и приезд товарища Сталина на эти фронты, чтобы восстановить здесь революционный порядок.

Иностранные разведки и их агентура широко применяли террористические акты. Правые эсеры в одном только 1918 г. организовали несколько террористических актов против Ленина. Покушение 30 августа 1918 г. (в Москве, на заводе Михельсона) кончилось тяжелым ранением Владимира Ильича, угрожавшим его жизни. В 1918 г. были убиты эсерами тт. Володарский и Урицкий. В годы гражданской войны враги народа неоднократно готовили покушения и на товарищей Сталина и Ворошилова, но все их попытки были биты.

25 сентября 1919 г., в разгар наступления Деникина на Москву, шайка диверсантов, состоявшая из нескольких эсеров и анархистов, взорвала бомбой помещение Московского комитета партии (дом № 18 по Леонтьевскому переулку). В результате взрыва погибло 12 человек, несколько десятков человек было ранено. Поучительно, что в этом случае именно преступная беспечность самих организаторов собрания облегчила врагам народа их кровавое дело. Газеты тогда широко известили о назначенном на этот день собрании и о приглашенных товарищах. Преступники потом сознались, что о месте и времени собрания они узнали именно из газет. Организаторы собрания даже не позаботились обеспечить здание надежной охраной.

Шпионы, проникавшие в Красную Армию на руководящие посты, в отдельных случаях наносили Красной Армии огромный вред. Достаточно сказать, что белогвардейский генерал, бандит Мамонтов, совершивший в августе 1919 г. рейд по тылам Красной Армии, почти беспрерывно получал сообщения о расположении красноармейских частей и планах красного командования через шпионов, проникших в высшие штабы РККА. А генерал Юденич осенью 1919 г. наступал на Петроград по плану и маршрутам, заблаговременно разработанным для него начальником штаба нашей VII армии Люндеквистом—агентом английской разведки, бывшим полковником царской армии. Понятно, почему до раскрытия этой измены красноармейские части терпели поражения.

В большинстве случаев военные комиссары своевременно разоблачали предателей и изменников, и только защита последних врагом народа Иудой Троцким в ряде случаев давала врагам возможность избежать суровой кары. Вот несколько примеров.

Летом 1918 г. чрезвычайный комиссар района Луга—Гдов—Торошино т. Фабрициус, старый большевик, в дальнейшем герой гражданской войны, выяснил, что командиром Чудской озерной флотилии является германский агент, бывший офицер Балтийского флота Нелидов. Нелидов имел задание разоружить все боевые корабли флотилии и тем самым ослабить подступы к Петрограду. Тов. Фабрициус, собрав уличающий Нелидова материал, арестовал его и вместе со всеми документами направил в Москву. Каково же было удивление т. Фабрициуса, когда через несколько недель он узнал, что Троцкий лично освободил Нелидова и снабдил его всевозможными мандатами, облегчающими германскому агенту возможность вести и дальше свою предательскую работу. Тов. Фабрициус вновь пытался обезоружить врага. Тогда тот, чувствуя неизбежный провал, вместе со своими соучастниками перебил коммунистов части и, захватив четыре корабля, перебежал к немцам.

Летом 1918 г. в Царицыне, в штабе Северокавказского военного округа, подвизался на ответственной должности белогвардейский шпион, бывший генерал-майор Носович. Вместе со своими приближенными Носович подготавливал сдачу Царицына белогвардейцам. Как он сам впоследствии писал в белогвардейском журнале «Донская волна», только товарищ Сталин разгадал его истинное лицо и, арестовав его и всех его единомышленников в начале августа 1918 г., обезоружил врага. Но приехавшая с чрезвычайными полномочиями от Троцкого комиссия, в состав которой входили два контрреволюционера, единомышленники Носовича, помогла последнему избежать революционной кары. Несмотря на протест товарищей Сталина и Ворошилова, комиссия освободила Носовича и увезла его в Балашов, где очень скоро он был назначен помощником командующего южным фронтом. Еще несколько месяцев он вел свою предательскую работу, и в конце октября 1918 г. с важнейшими секретными сведениями перебежал к белым.

Когда сведения об этом дошли до т. Ворошилова, командовавшего X армией, и члена Реввоенсовета армии т. В. П. Межлаука, они послали (6 ноября 1918 г.) телеграмму председателю ВЦИК Я. М. Свердлову, в которой, между прочим, писали: «Мы неоднократно указывали на явную контрреволюционность Носовича, однако обычная невнимательность наших товарищей дала ему возможность и на этот раз ускользнуть от кары и принять командование неприятельскими силами. Мы полагаем, что в настоящий момент необходимо принятие ряда экстренных мер по отношению к ближайшим соратникам Носовича, занимавшим вместе с ним видные посты: генералу Снесареву, освобожденному из-под ареста и командующему западней завесой, и в особенности Ковалевскому—начальнику штаба южного фронта, открыто заявлявшему (что может быть подтверждено Сталиным и Серго Орджоникидзе), что «с казаками он не воюет». Совершенно настоятельно необходима и неотложна чистка южного фронта и замена всех шифров, так как факт беспрепятственного прохождения Носовича не только через нашу линию, но и неприятельскую, ясно указывает на сношения Носовича с неприятелем во время нахождения его в штабе фронта». Требования товарищей Ворошилова и Межлаука были выполнены: Снесарев был арестован и изолирован, а Ковалевский за измену и предательство расстрелян.

Следует отметить, что и шпион Люндеквист был разоблачен еще летом 1919 г. Однако тогда Люндеквиста не только не арестовали, но вскоре назначили начальником штаба VII армии, в которую входил и олонецкий участок, которым Люндеквист командовал. Выдвижение Люндеквиста было, бесспорно, делом рук предателей, засевших в центральных органах Красной Армии. Только в ноябре 1919 г. Люндеквист вместе со своими помощниками был уличен и расстрелян.

Излюбленным приемом «работы» иностранных шпионов и их агентов были диверсии. Как известно, троцкистско-правые агенты германо-японских разведок также стали на этот путь. Взрывы и поджоги мостов, складов, вокзалов, крушения поездов и т. п., имевшие место в годы гражданской войны, были делом рук зарубежной агентуры. 30 марта 1919 г. в Петрограде были организованы взрывы на водопроводе и на Охтенском пороховом заводе. Враги народа хотели лишить народ питьевой воды, обречь его на эпидемию. Героическими усилиями красноармейцев и рабочих, ценою 12 человеческих жизней пожары на водопроводной станции были приостановлены, водопровод удалось отстоять. Ликвидирован был пожар и на Охтенском заводе.

Германские и английские агенты неоднократно пытались взорвать мост через Волхов с целью прервать подвоз продовольствия в Петроград и тем самым обречь город на голод. Только благодаря бдительности красноармейцев все эти попытки диверсий не увенчались успехом.

Но не всегда бдительность была на высоте. 9 мая 1920 г., в период польско-советской войны, польские диверсанты, воспользовавшись слабым охранением Хорошевских артиллерийских складов (в Москве), взорвали их. Уроки этого взрыва были учтены далеко не всеми. Летом 1920 г. враги подожгли одну из тогдашних баз нашего западного фронта—Вяземскую. В огне погибло громадное количество снарядов и патронов, около 60 тысяч пар обуви, огромный запас средств связи, транспорта и т. п.

Число просмотров текста: 1445; в день: 0.39

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0