Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Исторические документы
Коллектив авторов
О подрывной деятельности фашистских разведок в СССР и задачах борьбы с нею

Н.Рубин и Я.Серебров.

За последнее время советская разведка разоблачила ряд шпионов, диверсантов, вредителей—агентов фашистских разведок. Следствие и суд над бандитами раскрыли чудовищные преступления фашистских наемников, злейших врагов народа—троцкистов, бухаринцев, тухачевских, гамарников, якиров и прочих. Вся эта предательская падаль получила по заслугам.

Сталинский призыв к бдительности и беспощадной борьбе с фашистскими шпионами нашел горячий отклик в самых широких массах советского народа. Выкуривая шпионов из их нор и щелей, трудящиеся нашей великой социалистической родины знакомятся с подлыми средствами и способами подрывной деятельности фашистских разведок, учатся распознавать, разоблачать врага, под какой бы маской он ни скрывался.

I

Готовя нападение на СССР, фашизм задается коварной целью—заранее, до открытого удара, подорвать оборонную мощь нашей страны подпольной, тайной войной. Для этой гнусной и подлой тайной войны враги Советского Союза располагают специальными учреждениями—разведками. Прямая задача фашистских разведок состоит в том, чтобы выведать наши государственные и военные тайны, взрывать наши фабрики, заводы, электростанции, железные дороги, из-за угла убивать трудящихся и их руководителей, вредить Советскому Союзу любыми способами, не брезгуя ничем. Засылая своих агентов друг к другу, фашистские государства засылают к нам, в тылы Советского Союза, как говорил товарищ Сталин,

    «…вдвое и втрое больше вредителей, шпионов, диверсантов и убийц, чем в тылы любого буржуазного государства»*

Разведки капиталистических стран—эти штабы тайной войны против СССР—служат фашизму. Они являются злейшим врагом демократии, врагом политики мира. Внутри своих стран буржуазия использует разведку для борьбы с нарастающим революционным движением трудящихся масс. С помощью шпионажа и провокаций фашисты расправляются с народом—с рабочим классом, крестьянством, интеллигенцией. Но кто же осуществляет задания разведывательных органов капиталистических государств? Кого используют разведки для того, чтобы выкрадывать военные тайны Советского Союза, проводить вредительство на наших предприятиях, совершать диверсии, взрывы, поджоги, убийства трудящихся? Фашистские разведки не могут рассчитывать на то, чтобы привлечь в ряды своих агентов трудящихся—рабочих, крестьян, интеллигенцию своих стран. Разведки капиталистических государств хорошо знают, что симпатии трудящихся масс всего честного человечества—на стороне Советского Союза. Да и как может фашистская разведка предложить трудящемуся итти поджигать советские заводы, убивать рабочих СССР, шпионить, подрывать мощь первого в мире социалистического государства! Каждый честный человек во всем мире с негодованием отбросит это гнусное предложение.

Только грязные руки могут делать грязное дело.

На службе иностранных разведок состоят человеческие отбросы. Капиталистические разведки набирают себе работников из мира уголовных преступников, проституток, авантюристов, деклассированных элементов. Мерзавцы, для которых нет ни идей, ни принципов, ничего священного, провокаторы, предатели, готовые пойти на все ради денег, грабители, наемные убийцы, мошенники, белоэмигрантская падаль, выброшенная Великой Октябрьской социалистической революцией за пределы нашей страны,—весь этот человеческий мусор поставляет сотрудников разведкам капиталистических государств.

Разведки капиталистических стран строят свою работу на использовании самых низменных побуждений и свойств. Корысть и грязные пороки, звериная ненависть к народу и безыдейность—вот на чем зиждется их деятельность.

Ярким примером может служить заявление на имя прокурора Союза ССР т. Вышинского, написанное после ареста крупным диверсантом, орудовавшим в нашей стране.

«Перед тем, как предстать перед судом СССР, я хочу Вам объяснить причины, толкнувшие меня на преступление. Я сознаю, что, занимаясь разведывательной деятельностью, готовя разрушительные акты, нанес большой ущерб интересам той страны, которая дала мне приют и работу. За всю свою жизнь я никогда не интересовался политикой, она мне чужда. Вся моя жизнь состояла из кутежей, женщин и карт. Я вел разгульную жизнь и не обращал внимания на то, что творилось в той стране, в которой я жил. Поэтому, когда мне предложили заняться шпионажем, я не стал раздумывать и согласился на преступление. Почему? Я отвечаю на это просто—мне нужны были деньги, а мне их предложили. Если бы кто-либо другой предложил мне заниматься шпионажем для разведки любой страны, я также бы согласился, лишь бы платили деньги. К шпионажу я привлекал людей, которые вели такую же жизнь, как и я. Из всех привлеченных мною к шпионажу Вы не найдете ни одного честного человека. Все любили широкий разгул и деньги и поэтому легко шли на преступление».

Так говорят сами о себе агенты иностранных разведок.

В СССР разведки иностранных государств имеют свою агентуру в лице остатков враждебных нам классов, разгромленных антисоветских партий и группировок, в особенности—троцкистов и правых предателей Разведки охотно вербуют агентов из бывших кулаков, белогвардейских офицеров, остатков контрреволюционных партий, меньшевиков, эсеров, анархистов, буржуазных националистов: дашнаков, муссаватистов, национал-демократов, борьбистов, боротьбистов, алашордынцев.

Но особенно пригодными для роли агентов фашистских разведок оказались злейшие враги народа—троцкисты и правые предатели.

Троцкистско-зиновьевские и бухаринско-рыковские бандиты—преданные холопы фашистских разведок, потому что они не брезгуют самыми гнусными, самыми отвратительными средствами борьбы против своей родины. Прикажет иностранная разведка устроить крушение на железной дороге, взорвать мост, отравить рабочих, убить партийного или советского работника—троцкистская мразь и правые предатели готовы на все, пойдут на любое злодеяние. Ведь вся эта контрреволюционная падаль злобно ненавидит социалистический строй и жаждет восстановления капитализма. Троцкистские и правые выродки пригодны для роли фашистских агентов главным образом потому, что они—опытные двурушники, хорошо замаскированные лазутчики, прошедшие большую «школу» тайной подрывной борьбы против партия и советской власти.

Троцкисты и правые предатели недаром старались использовать партийный билет как средство маскировки своей гнусной деятельности.

    «…Имея партийные билеты и прикидываясь друзьями советской власти, они,—говорил товарищ Сталин,—обманывали наших людей политически, злоупотребляли доверием, вредили втихомолку и открывали наши государственные секреты врагам Советского Союза, «Преимущество» сомнительное по своей политической и моральной ценности, но все же «преимущество». Этим «преимуществом» и объясняется, собственно, то обстоятельство, что троцкистские вредители, как люди с партбилетом, имеющие доступ во все места наших учреждений и организаций, оказались прямой находкой для разведывательных органов иностранных государств»*.

Товарищ Сталин показал также, из кого состоят резервы троцкистских вредителей, шпионов, диверсантов—агентов иностранных разведок в СССР, а также за рубежом. В СССР—это остатки разбитых эксплоататорских классов—помещиков, буржуазии, кулачества.

За пределами СССР резервы троцкизма состоят из целого ряда групп и организаций, враждебных Советскому Союзу. Такие предатели, как Шефло в Норвегии, Суварин во Франции, Рут Фишер, Маслов, Урбане в Германии, Истмен в Америке, троцкистские группки в Испании, троцкистский контрреволюционный IV интернационал, «состоящий,—как указал товарищ Сталин,—на две трети из шпионов и диверсантов»,—все это резервы разведок капиталистических государств.


* Сталин, Откроется в новом окне О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников, стр. 11, Партиздат, 1937 г.

** Сталин, Откроется в новом окне О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников, стр. 16, Партиздат, 1937 г.

II

Фашистские разведки проводят специальную подготовку агентов, намечаемых ими для переброски в СССР. На особых курсах будущие шпионы, диверсанты и вредители изучают технику диверсий, фотографию, радиодело, тайнопись. Для того чтобы шпион, будучи в СССР, мог лучше маскироваться, он изучает советскую литературу, читает советские газеты. Обращается внимание на то, чтобы шпион изучал быт советского народа, знал наши песни, усвоил язык, новые выражения, слова.

После такой подготовки разведки осуществляют переброску агента в СССР. Для переброски шпионов применяются самые разнообразные способы. В одних случаях разведка помогает своему агенту тайно перейти границу. В других случаях разведка создает свои организации, действующие под «коммунистическим» флагом. В эти организации насаждаются матерые шпионы. Затем инсценируется «провал» «коммунистической» организации и «побег» ее работников в СССР.

Так действовала, например, польская разведка, насадившая своих агентов, провокаторов, шпионов в организации коммунистической партии Западной Украины, в «Белорусскую Громаду».

Недаром кадры польской разведки воспитаны Пилсудским, который, как известно, еще в 1904—1905 гг. был связан с японской разведкой.

Наряду с польской разведкой можно назвать японскую, создавшую шпионские организации в Корее под видом «левых» групп и партий.

Один шпион соседней страны был переброшен на территорию СССР следующим образом:

По заданию разведки этот шпион—назовем его Ц.—напился в одном из ресторанов провинциального городка, где он проживал, и учинил пьяный дебош. В пьяном виде Ц. пел «Интернационал». На следующий день в местной газете появилась заметка, подробно излагавшая случай с Ц. как выходку скрытого большевика.

С вырезкой из газеты в кармане Ц. был нелегально переправлен разведкой на нашу сторону. Он сам явился к пограничной охране и в качестве «рекомендации» предъявил заметку из газеты.

Нередко перебежавший границу шпион является к советским пограничникам и заявляет, что он дезертировал из армии соседнего государства. Расписывая свое «желание» жить и работать в СССР, такой шпион рассчитывает остаться в Советской стране, устроиться на работу и затем начать шпионско-диверсионную деятельность. Иногда шпион, перейдя границу, «разоблачает» себя перед пограничной охраной. Он «рассказывает» о полученных им от иностранной разведки заданиях. Таким путем шпион пытается отвести от себя какое бы то ни было подозрение. В этом случае фальшивое «саморазоблачение» используется для лучшей маскировки действительной шпионской работы.

Немало шпионов перебрасывается в СССР под видом иностранных специалистов. Так, например, фашист, германский подданный инженер Штиклинг использовал свое положение «специалиста» на Кемеровских рудниках для вредительства и подрывной деятельности вместе со своими троцкистскими наймитами. На суде Штиклинг признал, что он прибыл в СССР с целью нанести вред Советскому государству, для вредительской работы и диверсий. Осужденный по делу антисоветского троцкистского центра, предатель и диверсант, германский шпион троцкист Шестов рассказал на суде, что в Западной Сибири орудовала целая шайка немецких диверсантов, пробравшихся на предприятия в качестве иностранных специалистов.

Шпионы были в составе группы японских специалистов, работавших в 1930 г. в СССР на транспорте.

Шпионы перебрасываются в СССР также под видом «интуристов».

Разведки прилагают большие старания для того, чтобы заманить в свои сети советских граждан, приезжающих за границу по делам службы.

Так, японская разведка развила широкую вербовку своих агентов среди сотрудников Китайско-Восточной железной дороги, проживающих в течение ряда лет в Харбине.

Возвращение советских граждан—служащих КВЖД—в СССР после продажи КВЖД Японии японская разведка использовала для переброски завербованных ею шпионов и диверсантов.

Перебрасываемый в СССР шпион-диверсант получает от своего начальства явки к шпионам, уже действующим на советской территории, а также задания по шпионажу, диверсиям, вредительству.

Зачастую шпиону не дают никаких явок, а за получением материалов и с инструкциями присылают в дальнейшем специального агента—связника.

Для подрывной деятельности: своих агентов иностранные разведки намечают основные узлы народного хозяйства СССР—транспорт, крупные заводы, предприятия оборонного значения, военные склады, электростанции, водопровод и т. д. Агенты иностранных разведок стараются выполнить то, о чем писал своим приспешникам главарь шпионской банды—Иуда Троцкий: «наносить чувствительные удары в самые чувствительные места».

В целях лучшей маскировки шпиону предлагают сначала «пустить корни» на советской почве, прочно обосноваться и лишь потом развертывать подрывную деятельность. Шпион старается поэтому войти в доверие окружающих, завоевать авторитет, продвинуться по службе.

Особые старания прилагаются для того, чтобы добыть партийный билет. Шпион стремится зарекомендовать себя «своим» человеком, преданным советской власти и партии. Он надевает на себя личину честного советского гражданина, иногда и личину коммуниста, чтобы скрыть свою подлую работу.

Пробравшись в наши предприятия, учреждения, в партию, в комсомол, эти враги народа прячут свое истинное лицо—агентов иностранных разведок—шпионов, диверсантов, вредителей, троцкистских, правых и иных двурушников.

В своем докладе на пленуме ЦК ВКП(б) 3 марта 1937 г, товарищ Сталин показал, что методом работы этих мерзавцев является

    «…маскировка своих взглядов, подобострастное и подхалимское восхваление взглядов своих противников, фарисейское и фальшивое втаптывание в грязь своих собственных взглядов».

Например, польский шпион Ч., переброшенный еще в 1925 году в СССР, выполняя задание польской разведки, принял советское гражданство, пробрался в ряды партии, окончил технический вуз и поступил на крупное предприятие в качестве инженера. Только тогда, т. е. спустя десять лет после переброски в СССР, Ч. приступил к выполнению диверсионных заданий польской разведки. Маска молодого советского инженера, окончившего советский вуз, члена партии, прикрывала его гнусную деятельность. На предприятии, где он работал, Ч. создал диверсионную группу из троцкистов и бывших белогвардейских офицеров, Ч. и его приспешники были схвачены во время подготовки поджога предприятия.

III

Перебрасывая своих агентов на территорию СССР из-за рубежа, разведки капиталистических стран одновременно прилагают особые усилия к тому, чтобы завербовать шпионов, диверсантов, вредителей в самом СССР, среди местного населения. У завербованных таким образом шпионов—наиболее надежное прикрытие. Они лучше других знают людей, местность, язык, быт, нравы нашей страны, которой они изменили. Им лучше, чем перебрасываемым из-за рубежа шпионам, известны наша внутренняя жизнь, средства нашей работы и борьбы.

Иностранной разведке выгоднее иметь в качестве агентов людей, которые занимают определенное положение в стране, пользуются доверием и поэтому могут наиболее ловко маскировать свою подлую деятельность.

Способы вербовки агентов Иностранными разведками в среде советских граждан, едущих за, границу, уже описывались в нашей печати. Следует остановиться на том, как вербуют своих агентов иностранные разведки на территории Советского Союза. Эти способы разнообразны. Фашистские разведки заранее внимательно изучают намеченных ими людей, выискивают их слабости, с тем чтобы действовать наверняка.

Это изучение ведется продолжительное время. Наметив человека, вербовщик иностранной разведки детально выясняет его биографию, узнает его политические настроения, людей, с которыми он встречается, дружит или находится в родстве.

Особенное внимание обращается на склонности того или другого гражданина, которого фашистская разведка рассчитывает завербовать,—жадность к деньгам, приверженность к вину, наклонность к легким связям с женщинами, страсть к нарядам.

В зависимости от результатов такого изучения агент иностранной разведки выбирает способы обработки облюбованного им человека для того, чтобы завлечь его в свои сети. Вот, например, история одной измены. Крупный специалист одной из отраслей народного хозяйства инженер Ф. когда-то, в 1918 году, будучи на Украине, участвовал в гайдамацком отряде петлюровцев. После разгрома Петлюры и окончания гражданской войны Ф. уехал с Украины и поселился в одном из крупных индустриальных центров. Руководя цехом на большом заводе, Ф. неплохо работал, продвигался вперед. За 15 лет работы он проявил себя как знающий и растущий специалист.

Но Ф. допустил крупнейшую ошибку: он скрыл свое участие в гайдамацком отряде в 1918 году. Этим обстоятельством и воспользовалась разведка одного иностранного государства. Однажды вечером в квартире Ф. зазвонил телефон. Ф. снял трубку. Иностранный специалист, с недавнего времени работавший на том же предприятии, что и Ф., просил свидания по чрезвычайно важному вопросу, Ф. согласился.

В назначенное время иностранный специалист был в служебном кабинете Ф. Он напомнил Ф., что знает его с 1918 года по Украине, и видел его там в петлюровском отряде. После этого напоминания «специалист» (оказавшийся потом крупным шпионом) попросил Ф. дать для иностранного государства информацию о новых конструкциях моделей, изготовлявшихся в цехе, которым Ф. руководил. «Специалист» обещал щедрое вознаграждение. Ф. возмутился и готов был выгнать собеседника. Но «специалист» с наглым хладнокровием заявил, что если Ф. не согласится стать шпионом, то факт его участия а гайдамацком отряде, им утаенный, станет завтра же известным. Кроме того, в случае, если Ф. сообщит правительственным органам об их беседе, то «специалист» заявит, что Ф. еще в 1918 году был связан с иностранной разведкой и поэтому скрывает свое участие в петлюровском отряде.

Вместо того чтобы чистосердечно рассказать советским органам о своем прошлом и разоблачить наглый шантаж, Ф.—человек неустойчивый—скрыл свой разговор со шпионом. Вскоре Ф. стал выполнять все более настойчивые и наглые требования шпиона, а затем стал активным диверсантом—изменником родины.

Наиболее выгодными для иностранных разведок агентами являются троцкисты и правые предатели. Их по существу и не приходится вербовать для шпионской, вредительской и диверсионной работы. Иностранные разведки только «оформляют» свою связь с троцкистскими и бухаринскими изменниками. Так было, например, с троцкистскими бандитами—японскими шпионами, осужденными по делу антисоветского троцкистского центра. Мерзавцы Лившиц, Князев, Турок просто связывались с японской разведкой. И матерые троцкисты и японская разведка знали, что у них одни и те же цели и средства борьбы с советским народом.

Заслуживает внимания следующий случай. Некто М., принадлежавший к троцкистской оппозиции в 1925—1927 годах и затем подавший заявление об отходе от нее, был в 1932 году послан наркоматом в служебную командировку за границу. Двурушнически выступая на собраниях и в печати за генеральную линию партии, М. на деле не порывал с троцкизмом.

Встретившись за границей с местными троцкистами, М. сразу же вошел в троцкистскую организацию. Через некоторое время М. был вызван в гестапо. Принявший М. чиновник гестапо заявил ему, что германской тайной полиции известно, что он, М., является троцкистом и что поэтому М. отныне будет вести шпионскую и диверсионно-вредительскую работу в СССР по заданиям германской разведки. В доказательство тесной связи германской разведки с троцкистами чиновник показал М. ряд расписок знакомых ему троцкистов, получавших деньги за выполнение заданий германской разведки.

Чиновник предложил М. сразу же по возвращении в СССР активно включиться в работу подпольной троцкистской организации.

Вскоре М. выехал обратно в Советский Союз. При проезде через Польшу в вагон, где ехал М., вошел неизвестный, отрекомендовавшийся «журналистом», и завел с М. беседу на тему о жизни в СССР. Из беседы М. понял, что его политическая физиономия так же хорошо известна польскому «журналисту», как и чиновнику гестапо в Берлине.

«Журналист» сообщил М., что он осведомлен о том, что М. состоит в троцкистской организации. М. подтвердил это. Тогда «журналист» заявил, что он является представителем польской разведки и уполномочен предложить М. вести шпионскую и диверсионную работу по заданиям польской разведки. М., зная о троцкистских установках на «работу» в пользу и Германии и Польши, согласился.

Так троцкист оформился в качестве шпиона, служащего одновременно даже не одной, а двум фашистским разведкам.

Иностранные разведки легко вербуют людей, утаивших от партии свою Принадлежность к троцкизму или к правым в прошлом и сохранивших связи с троцкистами или правыми предателями. Так, например, был завербован инженер 3., член партии, скрывший от партии свою связь с правой оппозицией. Самый факт обмана партии не был случайным для 3. Он не был твердым коммунистом с большой внутренней убежденностью. Наоборот, 3. не раз колебался в важнейших политических вопросах. Изучавшие 3. шпионы выяснили, что 3. может быть без труда завербован вследствие своей политической неустойчивости. Однажды в служебный кабинет 3. явился секретарь иностранного консульства и, ссылаясь на связь 3. с правыми предателями, прямо потребовал выдачи секретных сведений. 3. сначала отказался от роли шпиона и хотел сообщить о визите «дипломата» органам государственной безопасности. Тогда секретарь консульства предупредил 3., что в этом случае он разоблачит 3., как участника контрреволюционной организации правых. 3. заколебался. Этого только и ждал «дипломат». Он усилил нажим на 3., и вскоре последний стал агентом германской разведки.

Если в приведенном случае иностранная разведка ухватилась за то, чти неустойчивый коммунист скрыл от партии факт своей политической биографии, то в других случаях шпион вербует для своих целей «обиженного». Так, например, некто С., работник одного из оборонных предприятий, был перемещен на низшую должность, как не справляющийся с порученным ему делом, плохо выполняющий задания. Вместо того чтобы принять перемещение как должный урок и постараться исправиться, С, обиделся. Он обвинял руководство в «несправедливости», стал еще хуже работать. Вскоре С. был приглашен для беседы сотрудником другого отдела того же предприятия, некиим В. В беседе В. стал распространяться о том, что С. на предприятии «не оценили», и затем предложил ему работу в своем отделе. Зная, что С. любит выпить и играть в карты, В.—впоследствии оказавшийся шпионом—стал одалживать С. деньги. Затем В. потребовал у С. выполнения шпионских заданий. «Обязанный» В. своей новой работой, задолжавший ему порядочную сумму денег, С. запутался в сетях шпиона и стал его пособником.

IV

Цепкие щупальцы иностранных разведок с особой охотой протягиваются к советским гражданам, имеющим за границей родственников и поддерживающим с ними связь. Играя на родственных чувствах иностранная разведка обволакивает неустойчивого советского гражданина и делает его своим пособником.

Так, например, оказалась втянутой в сети иностранной разведки одна семья в Сибири. Еще в годы гражданской войны и интервенции, когда Сибирь наводняли «союзнические» войска, девушка из этой семьи, вышла замуж за иностранного офицера, и уехала с мужем на его родину. Спустя 10 лет она приехала в СССР «погостить» к семье. Братья ее, служащие большого государственного предприятия, охотно знакомили сестру со своей работой, больше того—выбалтывали ей сведения о технических усовершенствованиях, вводимых на предприятии.

После двухмесячного пребывания в гостях сестра уехала, снабдив братьев на прощанье иностранной валютой.

Через несколько месяцев к одному из братьев, назовем его Л., находившемуся в здании предприятия, подошел какой-то гражданин и попросил срочной беседы по важному делу. Неизвестный, когда они остались с Л. вдвоем, с глазу на глаз, настойчиво потребовал «информации» о некоторых деталях технологического процесса на данном предприятии. Когда возмущенный Л. намеревался сообщить заводской охране: о появлении шпиона на заводской территории, последний заявил, что послан его сестрой и назвал ее фамилию. Мало того, шпион заявил, что в случае его ареста он укажет на Л., как на агента фашистской разведки, дающего шпионские сведения иностранному государству. В доказательство шпион напомнил секреты, о которых «по-родственному» рассказывали братья своей сестре. Кроме того, говорил шпион, ему известно, что информация, полученная сестрой Л., оплачена иностранной валютой. Л. заколебался и предложил шпиону зайти после работы на квартиру. Шпион охотно согласился продолжить разговор в другой обстановке. Познакомившись со всей семьей Л., шпион продолжал нажим и небезуспешно: через некоторое время вся семья Л. оказалась завербованной в шпионскую организацию.

Другим способом разведка соседнего государства опутала своими сетями гр. С. У С., проживавшего в крупном промышленном центре СССР, за рубежом были близкие родственники, с которыми он состоял в систематической переписке. Однажды С. надумал съездить со своей женой во время очередного отпуска за границу повидать родных. Получив советский заграничный паспорт, С. отправился в иностранное консульство за получением необходимой визы. С. полагал, что получение визы—простая формальность, которая будет выполнена в течение нескольких часов. Какова же было изумление С., когда консульство отказало ему в визе под предлогом наведения справок. Разочарованный С. собрался покинуть консульство, как вдруг был остановлен одним из сотрудников. В беседе сотрудник консульства дал понять С., что визу надо «заслужить» информацией консульству о том учреждении, где работает С.

Дома С. рассказал своей жене о результатах посещения консульства и о беседе с сотрудником последнего. На другой день жена С.—набожная женщина—пошла к попу за советом. Поп внимательно выслушал ее рассказ и посоветовал согласиться на предложение служащего иностранного консульства. Получив «благословение» «духовного отца», жена С. уговорила мужа пойти вновь в консульство. После долгих уговоров жены С. связался с консульством и дал подписку о готовности представлять интересующие консульство сведения. С. рассчитывал на то, что он обманет консульство и последнее не сможет заставить его выполнить данное им обязательство. Виза на проезд С. в соседнюю страну сразу же была выдана. С. съездил повидать родных, а по возвращении в СССР был втянут в шпионскую работу посредством шантажа.

Спрашивается: почему во всех приведенных случаях фашистские разведки, склоняя некоторых советских граждан к чудовищному преступлению, к измене родине, действовали наверняка? Почему люди, о которых рассказано выше, поддались вербовке?

Ответ на этот вопрос может быть только один. Разведка капиталистических стран умышленно ищет своих агентов среди людей неустойчивых—политически и морально нетвердых, среди шкурников, обманщиков и трусов.

В тех случаях, когда фашистские разведки пробуют вербовать стойких и преданных своему отечеству советских, граждан, они получают должный отпор.

Никакой шантаж, никакие способы вербовки не могут воздействовать на верного сына социалистической родины, преданного гражданина Советской страны, убежденного строителя социалистического общества. Полная искренность и честность советского гражданина по отношению к социалистическому государству, к партии парализует усилия фашистских разведок.

V

Мы привели несколько примеров коварных методов гнусной деятельности фашистских разведок. Знание этих методов каждым советским гражданином необходимо для того, чтобы бороться с подлыми врагами народа—агентами фашистских разведок—троцкистско-бухаринскими и прочими шпионами, диверсантами, вредителями.

В докладе на пленуме ЦК ВКП(б) 3 марта 1937 г. товарищ Сталин разоблачил гнилую теорию,

    «…говорящую о том, что так как нас, большевиков, много, а вредителей мало, так как нас, большевиков, поддерживают десятки миллионов людей, а троцкистских вредителей лишь единицы и десятки, то мы, большевики, могли бы и не обращать внимания на какую-то кучку вредителей».

И дальше товарищ Сталин говорил:

    «Что троцкистских вредителей поддерживают единицы, а большевиков десятки миллионов людей—это, конечно, верно. Но из этого вовсе не следует, что вредители не могут нанести нашему делу серьезнейший вред. Для того, чтобы напакостить и навредить, для этого вовсе не требуется большое количество людей. Чтобы построить Днепрострой, надо пустить в ход десятки тысяч рабочих, А чтобы его взорвать, для этого требуется может быть несколько десятков человек, не больше. Чтобы выиграть сражение во время войны, для этого может потребоваться несколько корпусов красноармейцев. А для того, чтобы провалить этот выигрыш на фронте, для этого достаточно несколько человек шпионов где-нибудь в штабе армии или даже в штабе дивизии, могущих выкрасть оперативный план и передать его противнику. Чтобы построить большой железнодорожный мост, для этого требуются тысячи людей. Но чтобы его взорвать, на это достаточно всего несколько человек. Таких примеров можно было бы привести десятки и сотни.

    Стало быть, нельзя утешать себя тем, что нас много, а их, троцкистских вредителей, мало. Надо добиться того, чтобы их, троцкистских вредителей, не было вовсе в наших рядах».*

Фашистские разведки и их агентура—это оружие нападения на Советский Союз, это оружие поджигателей войны против первого в мире социалистического государства. Агенты этих разведок выполняют задачу, которую германские империалисты еще много лет назад поставили перед своей разведкой: «организовать войну во время мира».

Чтобы оборонять нашу социалистическую родину от ее остервенелых врагов, необходимо—наряду с укреплением Красной Армии—зорко следить за всеми происками врага, вылавливать агентов иностранных разведок—шпионов, вредителей, диверсантов.

Своевременно выловить агента иностранной разведки—значит предупредить похищение нашей государственной тайны, предотвратить диверсию, т. е. гибель материальных ценностей социалистического государства, гибель многих сотен драгоценных жизней трудящихся.

Во-время произведенное разоблачение тайных намерений вражеских шпионов и диверсантов, раскрытие шпионских гнезд разрушает антисоветские планы и расчеты фашистских государств, отодвигает нападение на Советский Союз.

    «Всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться…»,—говорил Ленин.

Великая пролетарская революция за двадцать лет своего существования доказала, что она умеет защищаться.

На страже неприкосновенности советских границ стоит наша Красная Армия во главе с железным наркомом Климом Ворошиловым. Непосредственная борьба с тайными врагами СССР внутри страны—со шпионами, диверсантами, вредителями—агентами фашистских разведок—является задачей советской разведки.

Прекрасны и священны цели и задачи советской разведки. Советская разведка охраняет мирный труд, радостную и счастливую жизнь советского народа. Она непрестанно бодрствует, всегда—на страже. Советская разведка добирается до самых замаскированных осиных гнезд, где укрываются троцкистско-бухаринские и иные фашистские шпионы, она разоблачает притаившихся врагов, под каким бы обличьем они ни прятались. Меткий удар советской разведки настигает тайных и коварных врагов социалистического государства, парализует их подлую деятельность.

Во всем мире только советская разведка служит интересам народа. Разоблачая злодейские козни фашизма, фашистской военщины, она борется за мир, против войны. Каждый удар, нанесенный советской разведкой тайному врагу,—это удар по поджигателям войны, по фашизму. Раскрывая коварные фашистские планы удушения демократии и подготовки новой войны, советская разведка действует в интересах трудящихся всего мира, в интересах человечества. Недаром с такой волчьей злобой следят за разящими ударами советской разведки фашисты, засылающие в нашу страну шпионов, диверсантов, террористов, вредителей.

Советская разведка защищает от тайных и коварных врагов социалистическую страну, находящуюся в капиталистическом окружении.

Принципы советской разведки—это принципы социалистического государства. Прекрасный советский патриотизм, большевистская идейность, и партийность, высокая моральность—таков незыблемый фундамент советской разведки. Ведь советская разведка воспитана большевистской партией, Лениным и Сталиным!

Работник советской разведки—это советский патриот, горячо любящий свою родину, преданный народу и большевистской партии боец, каждую минуту готовый отдать свою жизнь для блага социалистического отечества. Недаром история советской разведки, история борьбы со шпионами иностранных разведок, полна волнующих примеров неслыханной отваги и самоотверженности, замечательного героизма и смелости.


* Сталин, Откроется в новом окне О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников, стр. 27, Партиздат, 1937 г.

VI

Советская разведка—это плоть от плоти, кровь от крови трудящихся первого в мире социалистического государства. Цели и задачи советской разведки—задачи обороны Страны советов от ее тайных врагов. Кровная связь с народом—вот что дает советской разведке замечательную зоркость, силу и непобедимость! Советская разведка «вооружена миллионами глаз советских патриотов», сказали рабочие и служащие 1-го Государственного подшипникового завода им. Л. М. Кагановича. Вот почему, несмотря на весь свой многолетний опыт, на самые тонкие ухищрения и маскировку, фашистские разведки и их агенты оказались жестоко битыми разведкой Советской страны. Никакое прикрытие не спасло предательскую падаль, продавшую свою родину. Зоркая советская разведка разглядела шпионов, диверсантов, вредителей и пресекла их подлую деятельность.

Каждый честный трудящийся, каждый сын социалистической родины—помощник советской разведки. Ведь каждый трудящийся кровно заинтересован в том, чтобы разоблачить шпиона, охватить кровавую руку троцкистского, бухаринского или иного агента иностранной разведки—диверсанта, вредителя. «В капиталистическом мире органы разведки являются наиболее ненавистной частью государственного аппарата для широких масс трудящегося населения, поскольку они стоят на страже интересов господствующей кучки капиталистов. У нас, наоборот, органы советской разведки, органы государственной безопасности стоят на страже интересов советского народа. Поэтому они пользуются заслуженным уважением, заслуженной любовью всего советского народа»,—так говорил на заседании Президиума ЦИК СССР 27 июля 1937 г. славный руководитель советской разведки, народный комиссар внутренних дел Николай Иванович Ежов.

Сколько злодейских попыток и омерзительных планов шпионских и диверсионных вылазок было предотвращено благодаря зоркости и бдительности трудящихся—рабочих, колхозников, служащих, красноармейцев! Крупного японского шпиона и диверсанта Ким-За-Ена, расстрелянного впоследствии по приговору пролетарского суда, помогли раскрыть рабочие завода, на который сумел в качестве «рабочего» пробраться этот матерой шпион.

Рабочие тт. Ш. и А., гуляя в Петровском парке, увидели Ким-За-Ена, видимо, ожидавшего кого-то на краю дороги. Заметив подходивших Ш. и А., Ким-За-Ен быстро зашел в общественную уборную. Через несколько минут тт. Ш. и А. увидели Ким-За-Ена выходящим из общественной уборной, но в другом костюме—в белой рубашке вместо пиджака и без очков, с узелком в руках. Переодевание показалось подозрительным тт. Ш. и А., и они, притаившись за деревьями, стали следить за Ким-За-Еном. Последний старался уйти от них, долго кружил по городу, затем вернулся на прежнее место и уехал в поджидавшем его автомобиле одного из иностранных посольств. Сообщение тт. Ш. и А. о виденном помогло разоблачить крупнейшего агента японской разведки. На одном крупном заводе рабочий-токарь Л. заметил что-то неладное в работе смазчика. Смазчик зачастую оставлял несмазанными подшипники моторов, отчего происходила порча машин. Л. стал внимательнее приглядываться к смазчику. Однажды он увидел, что смазчик, задержавшись по окончании рабочего дня в цехе, забивает гвозди в подшипники и ослабляет гайки в шкивах трансмиссий. Л. сообщил о замеченном органам государственной безопасности. Оказалось, что, «смазчик» является участником шпионско-диверсионной шайки, готовившей уничтожение завода.

Известен факт разоблачения шпиона комсомольцем—научным работником М.

Тов. М., сотрудник лаборатории одного научно-исследовательского института, придя на работу, не застал своего непосредственного руководителя Т. Через некоторое время запоздавший Т. пришел. Тов. М. обратил внимание на взволнованный вид Т. Спустя минут тридцать Т. предложил т. М. отнести в склад требование на материалы. М. был занят и хотел пойти в склад позднее, тем более что требование не было срочным. Но Т. настаивал на немедленном выполнении своего поручения.

Эта настойчивость показалась т. М. подозрительной. Выполняя поручение Т., он вышел из лаборатории, но решил через минуту вернуться—взглянуть, что делает Т.

Открыв дверь лаборатории, т. М. увидел, что Т. стоит у открытого несгораемого шкафа и кладет туда какие-то документы. Услышав шум открываемой двери, Т. быстро обернулся и, незаметно для себя, уронил одну из бумаг на пол. М. не подал вида, что заметил упавшую бумагу, и позднее подобрал ее. Бумага оказалась секретным документом. Тов. М. сообщил о своих подозрениях. Следствие показало, что Т.—агент иностранной разведки—систематически брал перед уходом с работы секретные документы из несгораемого шкафа, дома фотографировал их, а наутро незаметно опять клал в несгораемый шкаф. Так шпион был разоблачен благодаря бдительности комсомольца.

Еще более ярким является пример разоблачения шпионов и диверсантов—агентов японо-германской разведки, орудовавших на Орджоникидзевской железной дороге.

Шайка эта, по прямым заданиям иностранных разведок, готовила диверсии, террористические акты, крушения поездов, взрывы и поджоги важнейших государственных сооружений, складов и т. п.

Осенью 1936 г. бандиты наметили устроить крушение курьерского поезда, в котором ехал тов. Серго Орджоникидзе.

Для подготовки преступления диверсантам нужен был свой человек в депо.

Главарь шайки—матерой японский шпион, пробравшийся на железную дорогу и получавший инструкции от японской разведки через приехавшего нелегально из Японии белогвардейского офицера, решил завербовать в шайку и привлечь для совершения диверсий рабочего депо Р. Но бандит жестоко просчитался. Р., выслушав подлые уговоры шпиона и не желая спугнуть шайку, обещал «подумать» о его предложении. Немедленно после беседы Р.—честный сын советского народа,—не боясь мести шпионов, сообщил о готовящейся диверсии органам государственной безопасности.

Благодаря своевременному сообщению Р. крушение поезда было предотвращено. По указанию Р. были выловлены опаснейшие преступники—участники шпионско-диверсионной банды на дороге.

Можно было бы привести бесчисленное множество замечательных примеров революционной бдительности советских граждан в борьбе с агентами фашистских разведок.

Старый рабочий прядильно-ткацкой фабрики им. Вагжанова в Калинине т. Макаров ярко выразил любовь советского народа к своей разведке и горячее желание помочь ее героической работе. На митинге по поводу суда над военно-шпионской шайкой 11 июня 1937 г. т. Макаров сказал: «Все мы должны стать добровольцами НКВД и по мере наших сил помогать выводить на чистую воду шпионов,—всех, кто пытается разрушить нашу счастливую жизнь, которую мы строим под руководством нашего любимого товарища Сталина».

Задача разоблачения и разгрома троцкистско-фашистских агентов иностранных разведывательных органов требует от советского гражданина неусыпной революционной бдительности, стойкости в борьбе со злейшими врагами народа.

Быть во всеоружии против тайных гнусных действии фашистских разведок, быть бдительным—не на словах, а на деле—значит, прежде всего, честно выполнять обязанности советского гражданина, записанные в Сталинской Конституции.

Надо понять, что фашистские разведки используют каждую щель, трещину в нашей стране. Отсутствие трудовой дисциплины на предприятии, в учреждении, разгильдяйство и расхлябанность, невыполнение советских законов—все это облегчает подрывную деятельность шпиона, вредителя, диверсанта.

Наоборот, там, где трудовая дисциплина стоит на должной высоте, где активность трудящихся, большевистская самокритика помогают немедленно вскрыть причины и устранить то, что у нас называется «неполадками», там шпион наталкивается на стальную стену. Каждое его действие, каждый его шаг будет сразу же замечен и разоблачен. Недаром Ленин, призывая к беспощадной борьбе с врагами трудящихся, говорил:

    «…чтобы уметь ловить их, надо быть искусным, осторожным, сознательным, надо внимательнейшим образом следить за малейшим беспорядком, за малейшим отступлением от добросовестного исполнения законов Советской власти»

В докладе товарища Сталина на пленуме ЦК ВКП(б) 3—5 марта 1937 г. дана программа всей нашей работы и указаны методы ликвидации врагов народа.

Каждый трудящийся должен сделать для себя практические выводы из указаний товарища Сталина.

VII

Одним из важных условий борьбы с агентами иностранных разведок является сохранение государственной и военной тайны. Враждебные нам государства и их разведки изо всех сил стараются выведать наши государственные и военные секреты.

Знание наших секретов облегчает врагу возможность нападения на СССР, подрывает оборонную мощь нашей социалистической родины.

Само понятие государственной и военной тайны гораздо шире, чем это думают некоторые. Не только секретные сведения о расположении воинской части или ее количественном составе являются военной тайной. Оборонная мощь страны зависит от ее экономики—от состояния и перспектив развития промышленности, транспорта, сельского хозяйства. Сведения об экономике страны, статистические материалы, информация о внутренней жизни партии, о работе советского аппарата—все это помогает врагу строить планы нападения на СССР.

Нет больших или малых государственных и военных тайн. Каждый государственный секрет, как бы мелочен он ни казался, является ценным для врага. Ведь получая отрывочные, незначительные—на первый взгляд—сведения, шпион сопоставляет их и получает представление о важнейшей государственной и военной тайне в целом.

В печати приводился пример того, как иностранный шпион, используя преступную болтливость наших газет, выведывал наши военные тайны.

«Несколько лет назад был арестован один румынский шпион, который занимался изучением состояния воинских частей правобережья Украины. Он интересовался частями Красной Армии. В беседе после ареста он сообщил, что его интересовали провинциальные газеты. Например, его интересовали газеты городов Кирово и Николаева, где стояли воинские части, а газеты Ленинграда, Москвы, Харькова его не интересовали. Он по газетам мог составлять довольно точное представление о частях Красной Армии. Когда он был под арестом, мы решили проверить это: давали ему регулярно несколько провинциальных газет, давали бумагу и карандаш. Через месяц, примерно, по материалам газет, которые ему давали, он составил в основном правильный доклад о гарнизонах. Как видите из этого примера, можно притти к заключению, что по отдельным отрывкам, проскальзывающим в провинциальных газетах, которые не отличаются молчаливостью, изучая и суммируя эти отрывки, можно составить довольно полное представление о предмете, который интересует разведчиков»*.

Для успешной борьбы с агентами фашистских разведок необходимо воспитать в каждом трудящемся умение строжайшим образом охранять государственную тайну. Распущенность, идиотская болезнь—беспечность в деле сохранения государственной тайны у нас очень велики. В поезде и в трамвае, в парке, в кафе, в театре, в столовой зачастую ведутся разговоры о плане предприятия, о новых моделях и конструкциях, о наших вооружениях, оглашаются секретные цифры. Болтун выбалтывает государственную тайну и в беседе по телефону, и дома, в семейном кругу, либо при встрече с друзьями, а то и с малознакомыми или вовсе незнакомыми людьми.

На одном из партийных собраний оборонного завода в Москве было оглашено письмо, полученное от сотрудницы Военной академии. Она писала, что, едучи в трамвае вместе с группой рабочих этого завода, она по их разговору без труда поняла, на каком предприятии люди работают и что там производится.

Забывают, что шпионы напрягают все силы для того, чтобы раздобыть нужные им сведения, не скупятся на деньги за получаемую информацию, стараются подслушать, разузнать государственную тайну. Болтун, который сам выдает государственные секреты,—прямая находка Для шпиона. Некоторые товарищи непременно хотят прослыть «осведомленными», «информированными» лучше и раньше других. Они бахвалятся доверенными им секретными сведениями и всегда готовы сообщить «последнюю новость».

Только этого и надо «любопытному» агенту фашистской разведки. Прикрываясь заинтересованным беседой, вызывая собеседника на еще большую откровенность, шпион вытягивает необходимую ему информацию. Он не пропустит случая польстить осведомленности рассказчика, для того чтобы сделать того еще более словоохотливым.

Известен следующий пример.

Врач М.—сотрудник одного научно-исследовательского института—был осведомлен по роду своих занятий о некоторых работах оборонного значения, проводившихся в институте. Для людей, знавших М., не было секретом его свойство—хвастаться своей осведомленностью и болтать в компании приятелей о работах института, составлявших военную тайну. Как словоохотливый болтун, за которого «стоит взяться», М. стал известен крупному иностранному шпиону. Этому шпиону не стоило большого труда познакомиться с М. и в беседах с ним узнавать секретные сведения о работах института. Прикидываясь «удивленным» осведомленностью М., шпион льстил ему и провоцировал врача на еще большую откровенность. Лесть «внимательного» слушателя подзадоривала болтуна, и вскоре у шпиона накопилось много секретных сведений, выболтанных ему врачом. Тогда в одной из бесед шпион, до того времени почтительно слушавший рассказы М., резко изменил свое поведение.

Он попросту объявил М., что тот уже является агентом иностранной разведки, и потребовал от М. выполнения более сложных шпионских заданий. В доказательство шпион показал М. записи секретных сведений, выболтанных ему М. во время бесед. М.—человек неустойчивый—не нашел в себе гражданского мужества сообщить органам государственной безопасности о наглом шпионе и о своем преступлении и вскоре стал агентом шпиона.

Болтуны любят оправдывать свою болтовню ссылками на то, что государственную тайну можно рассказывать тому, кому доверяешь. Эти вредные рассуждения только прикрывают беспечных болтунов—пособников иностранных шпионов. Чтобы затруднить шпиону доступ к государственной и военной тайне, надо твердо усвоить и проводить в жизнь основное правило конспирации: секретные сведения должен знать только тот, кому они сообщаются по роду работы. Не может быть никаких исключений из этого правила.

Нельзя открывать государственной, военной или партийной тайны ни жене, ни мужу, ни родным, ни знакомым. Только строгое выполнение правил конспирации закроет щели, через которые пролезает шпион.

Сохранение государственной и военной тайны требует также бдительного отношения к секретным документам. На наших предприятиях, в учреждениях много еще преступно-небрежного отношения к секретным документам. Сколько было вскрыто случаев, когда к хранению этих документов допускались враги! Как часто сотрудники держат секретные документы в ящике простого стола или уносят их с собой в портфеле, в карманах пиджаков, вместо того, чтобы бережно хранить их в несгораемом шкафу.

Тов. Заковский в своей брошюре рассказывает, что «американцы, работающие на военных заводах или в промышленности, которая составляет какую-нибудь тайну, как правило, никогда с собой бумаг не носят и, как правило, не имеют портфелей».

Нередко можно видеть такую картину. Стол сотрудника обступили посетители, а на столе лежат открытыми для всеобщего обозрения секретные документы. Такая распущенность открывает шпиону широкие возможности. Известен случай, когда представитель иностранной фирмы пришел «по делам» к директору одного завода. Во время беседы с директором представитель фирмы стащил со стола секретнейший документ о военной промышленности.

Преступной распущенности в деле хранения секретных документов способствует отсутствие контроля. Там, где нет систематической проверки хранения секретных материалов,—иностранный шпион легче всего может овладеть государственной и военной тайной.

Для того чтобы дело охраны государственной и военной тайны стало в действительности делом каждого гражданина Советской страны, надо ликвидировать терпимое, даже снисходительное отношение к болтунам, к чересчур любопытным людям, к тем, кто благодаря беспечности и распущенности открывает государственную и военную тайну.

Надо создать народное общественное мнение, осуждающее болтунов и чрезмерно любопытных людей как вольных или невольных пособников иностранных разведок.

Советский гражданин должен следить за тем, чтобы враг не проник через щели личного быта. Известно, что шпионы широко используют беззаботность некоторых граждан по части случайных знакомств, «дружеских» компаний с неизвестными людьми, особенно с иностранцами, одалживание денег у малознакомых.

Долг советского гражданина—внимательнее относиться к своему окружению, хорошо знать людей, с которыми он работает или находится в приятельских отношениях.

Честный советский гражданин должен не только сам беречься шпионов. Он обязан активно помогать разоблачению подрывной деятельности: агентов иностранных разведок.

На каком бы участке ни работал гражданин Союза ССР, он всегда должен быть бдительным, зорко смотреть за хитрыми происками врага. Первая обязанность советского гражданина, напавшего на след шпиона, диверсанта, вредителя,—это немедленно предупредить органы государственной безопасности. Эта обязанность не всеми сознается. Еще кое-где в ходу ложное понятие о том, что сообщить органам государственной безопасности о своих подозрениях, о преступлениях других—значит «выдать» этого человека, «донести» на него.

К соседу по квартире ходят неизвестные люди, ведут антисоветские разговоры. Надо сообщить об этом органам государственной безопасности. Но некоторые люди, погрязшие с головой в обывательщине, рассуждают иначе. Они не хотят «донести» на соседа. Знакомый совершил злоупотребление на работе. Об этом умалчивают, чтобы не «выдавать» знакомого, приятеля.

С этими ложными понятиями о «выдаче» и «доносе» надо покончить раз и навсегда. Не сообщать органам государственной безопасности о замеченных преступлениях, о подозрительном человеке—значит совершать преступление против Советского государства, против советского народа. Умолчать об опасности, грозящей государству,—значит стать изменником своей родины, предателем, помощником шпиона, диверсанта, вредителя. Советский гражданин должен помнить о том, что записано в Сталинской Конституции:

«Защита отечества есть священный долг каждого гражданина СССР».

Нет большего преступления, чем измена социалистической родине, измена Советскому государству. Недаром Основной закон гласит: «Измена родине: нарушение присяги, переход на сторону врага, нанесение ущерба военной мощи государства, шпионаж—караются по всей строгости закона, как самое тяжкое злодеяние». С другой стороны, следует также усвоить, что только честное признание органам государственной безопасности поможет тому, кто оказался в шпионских сетях.

Карая по всей строгости законов злостных преступников, Советское государство всегда придет на помощь человеку, который запутался в паутине, свитой врагами народа. Только одно необходимо для того, чтобы получить эту помощь: искренне, без утайки сообщать органам государственной безопасности о шпионах, сумевших завлечь советского гражданина в свою преступную шайку.


* Л. Заковский, О некоторых методах и приемах иностранных разведывательных органов и их троцкистско-бухаринской агентуры, стр. 9—10, Партиздат, 1937 г.


Разоблачение советской разведкой и ликвидация шпионских гнезд фашистских агентов—троцкистско-бухаринской и иной нечисти—свидетельствуют о силе и мощи социалистического государства. Чем успешнее наносит советская разведка удары подлым врагам, тем чище становится воздух на советской земле.

Руководствуясь указаниями товарища Сталина, широкие массы трудящихся знакомятся «с целями и задачами, с практикой и техникой вредительско-диверсионной и шпионской работы иностранных разведывательных органов».

На массовых собраниях, в беседах рабочие, колхозники, красноармейцы, служащие, молодежь живо обсуждают вопросы борьбы с фашистскими шпионами. Материалы о подрывной деятельности иностранных разведок, публикуемые в нашей прессе, читаются с исключительным вниманием.

Огромный интерес, проявляемый к этим вопросам трудящимися, сам по себе является показателем растущей политической активности масс и их стремления активно участвовать в борьбе с гнусными и коварными врагами народа.

Недаром фашистская и полуфашистская пресса воет по поводу того, что советский народ изучает средства и методы подрывной деятельности фашистских шпионов. Фашисты прекрасно отдают себе отчет в том, что трудящиеся СССР, зная приемы агентов фашистских разведок, смогут быстрее расправиться со шпионами.

Известно, что ознакомление с методами врага уже дает свои результаты: не один фашистский шпион выловлен благодаря повысившейся революционной бдительности трудящихся Советской страны.

Врагам народа—троцкистско-бухаринским и иным фашистским шпионам мы житья не дадим,—эти слова стали мыслью и волей миллионов.

Повышая революционную бдительность и укрепляя связи широких народных масс с советской разведкой, страна социализма выкурит из всех нор фашистских шпионов и уничтожит их, как бешеных собак.

«Правда» от 29—30 июля 1937 г.

Число просмотров текста: 2758; в день: 0.93

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

1