Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Детективы
Уоллер Лесли
Посольство

Часть 1

Понедельник, 28 июня

Глава 1

День в Лондоне начинается всегда одинаково.

Когда почти все еще спят, утреннее солнце на мгновение освещает горизонт, вспыхивает под облаками, клубящимися над городом, обещает чудесную погоду и… исчезает.

Нед туго зашнуровал кроссовки. Самая мысль об этом однообразии, о неизменном, как в часовом механизме, постоянном повторении одного и того же вызвала глубокую тоску в душе Неда Френча. Его собственная жизнь была совсем иной – беспорядочной и полной случайностей.

Он усмехнулся. «Беспорядочное» было одним из любимых слов Химница много лет назад в колледже. Беженец из Германии, профессор обожал откапывать в английском языке редко употребляемые слова, но употреблял их частенько некстати.

Что до однообразия, Нед не знал его. Его дом в Сент-Джонс-Вуде, недалеко от Риджент-парка, например, имел целых три выхода, один из них – потайной. В любой момент Нед мог воспользоваться одним из них.

Он мог быть одет как сейчас, чтобы пробежаться по парку. Или выйти в костюме и с зонтиком. Он мог пройтись пешком до станции «Сент-Джонс-Вуд» на Джубили-лайн или отправиться на подземке до Бонд-стрит.

Нед бросил взгляд на Лаверн, лежавшую на их большой кровати. Ее пышная грудь вздымалась и медленно опускалась. Он подумал, не слишком ли ровно она дышит?

Паранойя! Нед на цыпочках спустился в кухню. Он протянул руку к холодильнику и вдруг… замер, пристально глядя на его дверцу. Не приоткрыта ли она?

В доме жили только он и Лаверн – их четыре дочери уехали на прошлой неделе в Штаты, – поэтому никто не мог залезать в холодильник. Он осторожно потянул дверцу: она была плотно и надежно закрыта.

Выйдя из дома, Нед побежал по тихой маленькой улице. Что-то все еще угнетало его, что-то неприятное и бесформенное. Определить это чувство было невозможно.

Нечего шутить насчет паранойи, во всяком случае, при его работе. Это часть его существа, что-то вроде унылого шестого чувства, предвещавшего ему беду. Во время утренней пробежки он ощущал эту смутную тревогу как начало мигрени.

Что-то плохое случится. Если бы слово «паранойя» могло более точно выразить это чувство! Он взглянул на небо.

Волшебный момент! На востоке солнце вспыхнуло за Примроуз-Хилл. На западе его лучи на миг осветили крикетную площадку Лордз за Веллингтон-роуд, скользнули по современному зиккурату[1] Веллингтонской клиники. И снова все вокруг стало серым и унылым. Нед мысленно представил свою жену в постели.

Притворялась, что спит, или нет?

Он приостановился на углу Принц Альберт-роуд. В это время движение на улицах было еще не очень сильным. Сквозь деревья и через широкое пространство незаметного с этой точки Гранд-Юнион-канала было видно, что команда Уинфилд-Хауза[2] уже возле флагштоков, сейчас, в конце июня, почти скрытых пышной листвой.

Здесь, в тридцатипятикомнатном особняке времен короля Георга жил американский посол. Особняк располагался среди деревьев на двенадцати акрах парка, арендованных у английской короны. Почти все, как англичане, так и американцы, считали, что посольство США разместилось в современном здании, построенном словно для Гаргантюа. Оно доминировало над Гросвенор-сквер в Мэйфере и смотрело на трагическую бронзовую фигуру ФДР,[3] храбро встречающую исторические бури. Клетчатый фасад принадлежал канцелярии посольства. Здесь, в Риджент-парке, освещенном отблесками восходящего солнца, находилось официальное средоточие власти. Здесь его превосходительство посол, ложась спать, каждую ночь молил Бога сохранить его душу чистой или, по крайней мере, не погрязшей в грехе.

Нед заметил машину сопровождения, поворачивающую у Макклсфорд-Бридж, но думал он только об одном: «Зачем надо притворяться спящей?»

В свои сорок лет Эдвард Джеймс Френч был молод для чина полковника, для должности руководителя разведки в посольстве в таком большом и замечательном городе, как Лондон, слишком молод, добавил он, задержав дыхание, для того, чтобы его двадцатилетняя семейная жизнь разваливалась. Но именно это и произошло.

Он побежал вполсилы по Аутер-Серкл[4] и оказался среди зелени парка. Пробегая мимо Уинфилд-Хауза, Нед увидел, что «Олд Глори»[5] уже развернули и подняли наверх. Унылый серый утренний свет сделал блеклыми темно-красные и белые полосы флага, превратил синее поле с белыми звездами в монотонный прямоугольник, не имеющий названия.

«Очень плохо», – подумал Нед. Он побежал быстрее и посольство осталось позади. Очень плохо, что солнце не светило так долго, чтобы вспыхнули цвета старого флага, все еще вызывавшего в нем трепет.

Его кроссовки слегка шуршали по тротуару. Сзади он мельком увидел свою машину сопровождения – серо-коричневый «форд-фиесту». Сидевший за рулем Мо Шамун старался ехать на небольшой скорости, чтобы держаться поблизости от него.

Справа от Неда показались и исчезли полированный купол и минарет Большой лондонской мечети. Разлитая в воздухе мгла сделала унылым и это сооружение, напоминавшее золотой полумесяц.

Его голову внезапно сжало все то же предчувствие надвигающейся беды. Оно схватило его, как когти гигантского ястреба. Такие предчувствия редко посещали Неда, но тогда он чувствовал себя почти беспомощным. Если бы только узнать, что же все-таки произойдет.

Нед вспотел, добежав до Бейкер-стрит, где уже было много других бегунов. Напряженное движение в Лондоне и причудливая конфигурация его улиц и перекрестков подвергали бегунов и велосипедистов постоянной опасности: мешая друг другу, они рисковали угодить под машину. Дисциплина ни от чего не спасала. Нед замедлил бег, чтобы приноровиться к движению транспорта, и свернул влево к тротуару. Это уменьшало риск быть сбитым машиной. К черту все предчувствия!

Сзади неподалеку держалась его машина сопровождения. Приятные ощущения, которые обычно испытывают бегуны, сменились для Неда чувством опасности, исходившей от проносившихся рядом легковушек и грузовиков. Бегать под боком у машин – дело нервное. Но, если…

Впереди него, не больше чем в пяти или шести ярдах, светло-голубой «мини-майнор» отклонился от дороги и отбросил бегуна на каменную мостовую Бейкер-стрит. Боже, вот оно – предчувствие!

Человек сильно ударился об асфальт, дважды перевернулся и глухо, как мешок с цементом, плюхнулся на бордюр. Пешеходы, замерев на мгновение, бросились на помощь пострадавшему. Но «мини» не остановился.

– Эй!

В нескольких ярдах впереди был оживленный перекресток с Мэрилбоун-роуд. В любую секунду, когда зажжется желтый или зеленый свет, поток машин повернет налево или направо или понесется прямо вперед.

– Подонок, – рявкнул Нед и бросился вперед, резко увеличив скорость.

У него заболело горло. Пот струился по лицу. Светофор переключился на желтый.

– Подонок! – закричал он и бросился на «мини», вытянув вперед руки. Он почувствовал, как пальцы сжали дверную ручку. Сейчас ему грозила смертельная опасность. Машина рванулась вперед.

Он сильно повернул ручку и рывком открыл дверь. Потом то ли ввалился, то ли упал на сиденье. Дверь осталась широко распахнутой. Он сильно ушиб о тротуар колени и заскрипел зубами, ожидая новых ударов. Еще несколько ярдов – и его ноги превратятся в фарш.

Но «мини» вдруг встал, как вкопанный. Нед заметил, что он наполовину оторвал дверь со стороны водителя. Но остановило машину не это. Мо Шамун на серо-коричневой «фиесте» подрезал «мини» и заставил его остановиться. Нед выскочил и оказался перед ним.

– Какого черта вы себе позволяете?.. – громко начал водитель «мини».

Правая рука Неда сделала молниеносный выпад. Сжатыми в кулак пальцами он ударил глубоко поддых водителю. Тот раскрыл рот, ловя воздух, парализованный от неожиданности. Лицо его стало мертвенно-белым.

Нед, шатаясь, поднялся на ноги и, захромав, побрел к упавшему бегуну. Его окровавленная голова лежала на чьем-то свернутом пиджаке. Двое полицейских бежали ко все увеличивавшейся толпе.

Нед, покачиваясь, вернулся к «фиесте» и жестом попросил Шамуна освободить переднее сиденье рядом с собой.

– Поехали отсюда!

– Ты в порядке, Нед?

– Трогай!

* * *

Большая канцелярия на Гросвенор-сквер с ее золотым орлом шириной в тридцать пять футов кажется такой же высокой, как и соседние здания. Но это иллюзия.

Прохожий видит лишь пять этажей и мансарду, но еще три этажа спускаются глубоко вниз в аллювиальные глины Лондона.

В одном из подземных помещений Нед Френч вытерся после непродолжительного душа, втер какой-то антисептический крем в свои ободранные колени и начал торопливо натягивать свежую одежду, которую он носил на службе. Едва успев войти в здание, он был буквально схвачен одним из проворных английских парней, работающих посыльными, курьерами или, как в данном случае, служителями.

– Полковник Френч, сэр, – юноша перевел дух. – Господин Коннел просит вас немедленно в его офис, сэр.

– Как только переоденусь. Передайте ему.

– Немедленно, сэр.

Неда беспокоило, что американцы составляли меньше половины из восьмисот человек, служащих в этом здании. Почти все остальные были англичанами, прошедшими самую рутинную проверку. Нанимая нового сотрудника, его имя сообщали в МИ-5[6] для проверки. Секретная копия направлялась в соответствующий отдел лондонской резидентуры Компании.[7] Но скорость, с которой разрешали или запрещали принимать на работу, возвращая бумаги из МИ-5 и Компании, внушала Неду подозрение, что проверка была минимальной.

Застегивая рубашку и повязывая галстук, Нед думал о том, насколько было бы безопасней, если бы весь штат посольства состоял из американских граждан, проверенных ФБР. Что значит сейчас проверка? Не больше, чем это дурацкое предчувствие аварии.

Жизнь была такой… такой непредсказуемой. Только что ты бежал, в следующее мгновение ты уже кровавая каша, а сбивший тебя мерзавец пытается скрыться. Он пристально вгляделся в отражение своих темно-голубых глаз в зеркале. В его жизни все было игрой – от покера до руководства сотрудниками на враждебной территории, – поэтому Нед знал, что его глаза не выдадут ничего. Проверка подтверждала только то, что разрез глаз обычный, а цвет – ляпис-лазурь.

Так говорила Джейн. Не темно-синие, а именно цвета ляпис-лазури.

Он очень тщательно завязал галстук. Когда имеешь дело с таким придирой, как Ройс Коннел, надо постараться не задеть его ненароком съехавшим на долю дюйма в сторону галстуком. Нед стремительно поднялся по одной из лестниц. До офиса Ройса было пять этажей, но герой, который только что задержал пытавшегося скрыться злодея, должен потрудиться и во имя своей родной земли.

– Нед! – Коннел показал на кресло у большого кофейного стола. Он уселся в другое кресло и жестко взглянул на заместителя военного атташе. – Расскажи мне все, что ты знаешь о жене посла, миссис Фулмер.

Френч посмотрел на этого человека, который по возрасту был старше его. Сначала осторожно, а потом, отдавая дань его внешности. Так он мог бы восхищаться «бентли» типа Р или соло джазмена Арта Ходса. Ройс Коннел был до такой степени правильным! Не из-за того, что он был симпатичный сукин сын, чья седина – единственная издержка пятидесяти лет, проведенных им на земле. И не из-за того, что он, возможно, лучший в госдепе временный поверенный в делах США, чей авторитет неуклонно возрастал в течение тридцати лет. Причина была в том впечатлении, которое он производил: спокойный, уверенный в себе, знающий, с хорошими манерами, изысканной речью и так элегантно одетый, что мог бы, кажется, продавать что угодно – от страховых полисов до жевательной резинки.

– Урожденная Сюзан Пандора Морган, – начал Нед, – родилась в последний год войны в семье Консуэло и Монтгомери Морган из Билокси, штат Миссисипи. Окончила школу миссис Хаклтон для молодых леди, сотрудница газеты «Тампа», специализируется на общих и женских проблемах. В университете Спраул, что в городе Орландо, получила степень бакалавра искусств и в том же августейшем заведении – степень магистра в области политических наук. Почему ты не попросишь Карла Фолетта принести тебе ее файл? Это же его сфера, а не моя. Ну да ладно, в любом случае эта линия клана Морганов имела общественный вес, а вот с деньгами – похуже. Я предполагаю, что газета платила…

Коннел нетерпеливым жестом прервал:

– Переходи к сути.

– К сути?.. Если она скажет послу, – тут он начал пародировать присущую жителям южных штатов манеру растягивать слова. – «Дараго-ой, я ха-ачу тва-аю голову на серебряной та-арелке к пяти ча-асам, и не пролей кровь на ка-авер», – бедный старина Бад вскочит, бросится к ванной и в тот же миг обезглавит себя.

Сдержанный взгляд, выражавший у Коннела досаду, был так тонко, без всякого преувеличения рассчитан – просто дымка недовольства, – что Нед несколько секунд тихо сидел, наслаждаясь им. Он любил всякие проявления мастерства, а Ройса он считал актером старой школы.

Секретарша Коннела вошла с двумя чашечками кофе, поставила их на стол и спросила:

– Апельсиновый сок выпьете, полковник Френч?

Нед улыбнулся ей.

– Я соскучился без него. Это не доставит вам больших хлопот?

– Совсем нет, – уверил его Ройс.

Секретарша пошла к отделанному под дерево холодильнику, который вмешал едва ли больше полудюжины бутылок. Нед смотрел, как она налила два небольших стакана сока и вышла из комнаты.

Френч слышал, что дверца холодильника с щелчком закрылась и все же протянул ногу и надавил на дверцу кончиком черного ботинка. От неловкого движения заболело колено. Если Коннел и подумал что-нибудь об этом, виду он не подал. Он уставился в свой сок и насупился, что, впрочем, совсем не исказило классической красоты его лица.

– Ничего предосудительного в прошлом миссис Фулмер? – продолжал допытываться Коннел с сомнением. – Может, какие-нибудь петиции подписывала или сборища по сбору средств на благотворительные цели посещала? Подозрительные друзья или знакомые?

Френч покачал головой.

– Она чиста, Ройс. В чем проблема?

Заместитель руководителя посольства помолчал точно так же, как это недавно сделал Нед, словно просчитывая несколько последующих ходов. Затем он взял со стола пачку скрепленных листов бумаги и передал ее Неду.

– Это список ее гостей на прием по случаю Четвертого июля.[8]

Френч медленно перелистывал страницы, потирая саднившие колени. Список не был составлен в алфавитном порядке. Единственное, что руководило Пандорой Фулмер, был свободный полет ассоциаций. Выписав, например, трех кинозвезд, она присоединяла к ним еще восемь. Вспомнив об известном ученом, она включала в список и пять других.

Вероятно, гостями были все самые знаменитые англичане и американцы, живущие в Лондоне, – от дипломатов, художников и бизнесменов до рок-звезд, модельеров и других, особенно популярных в эти дни у молодежи. Не был забыт ни один из участников телепрограмм или фильмов, равно как ни одна героиня скандальной любовной истории и известные гомосексуальные пары.

Нед понял, что, если даже явится только лишь половина приглашенных, прием этот для фотожурналистов заманчивее любого другого события, хотя бы и стихийного бедствия.

Он взглянул на Коннела.

– А что говорит об этом Фолетт?

– Фолетт, – ответил Ройс, язвительно подчеркивая первую букву, – сейчас в Ньюпорте, штат Род-Айленд, в отпуске, и пробудет там месяц.

И вновь предчувствие несчастья, упорное, как мигрень, охватило Неда так сильно, что занялся дух. Он попытался взять себя в руки: «Спокойно. Повода для паники нет».

– Да, он знает, когда выбирать время для отпуска, – нахмурился Нед. – Постой, а не собираешься ли ты, пока нет этого офицера безопасности, спихнуть на меня этот бардак?

– А кто-нибудь другой под рукой есть?

– Но, Ройс… – Нед помолчал. Незачем долго распространяться о делах внутренней кухни разведки перед тем, кто впоследствии и не признается в том, что знает подробности. – Ройс, как тебе известно, люди вроде меня в военной разведке на самом деле не готовы к тому, чтобы заниматься таким сугубо гражданским делом, как это. Раз уж Фолетта нет, твой выбор должен пасть на…

– Не напоминай, на кого должен пасть мой выбор.

– Но это же его дело.

– Ты не прав. – Голос Ройса звучал как обычно. – Чтобы сделать безопасной деятельность посольства, мне следует выбрать самую подходящую кандидатуру для выполнения этой задачи. Ларри Рэнда я не считаю лучшим кандидатом.

– Он будет визжать, как резаная свинья, маленькая и поганая.

– Да пусть хоть надорвется от визга, – неожиданно взорвался Коннел. – Короче, ты отвечаешь за это дело.

– Спасибо, – ответил Нед без энтузиазма, откинулся на спинку кресла и подумал: «Из-за Коннела у меня появился враг».

Нед дочитал список, положил его на стол и некоторое время сидел молча. Он не знал, с чего начать. В сущности, разве плохо пригласить известных людей в посольство на такой сугубо американский праздник? Но кое-что во всей этой истории было напрочь лишено здравого смысла, а потому она казалась весьма неприятной. Недаром паранойя Неда проявлялась сверхурочно.

– Все эти знаменитости в одном месте… – пробормотал он.

– Все эти знаменитости в одном месте, – повторил Ройс и добавил: – Это все равно, что предложить свой лоб в качестве мишени первому попавшемуся террористу.

– Эта возможность может не представиться им больше никогда, – ответил Нед, стараясь говорить сдержанно.

Оба долго молчали. Наконец Нед сказал:

– Послушай, ее надо предупредить, чтобы не откалывала такие номера. Может, во времена королевы Виктории, когда жизнь была попроще, что-то подобное и сошло бы, но не сейчас.

Коннел долго и угрюмо глядел на него.

– Нед, – вздохнул он, – честно говоря, я завидую способности военных пренебрегать политическими реалиями. Неужели от тебя ускользнуло, что политические несушки президента вернулись домой на насест? – Легкая презрительная гримаса пробежала по его лицу. – При этом президенте нация опустилась до того же уровня, что и перед приходом Герберта Гувера.[9] Это нравится богатым, но не бедным, и не тем бедным, которых создал он.

Коннел медленно отпил кофе и продолжал:

– Он по-прежнему очень популярен, но его партию винят за то, что развела этот хлев. Вот потому-то ей крайне необходимо подняться во весь рост и показать, на что она способна. От Четвертого июля до выборов всего четыре месяца. Это самый главный наш праздник, который поможет нам встать во весь рост. Две недели назад каждый посол США получил прямо из Овального офиса[10] Директиву-103. Президент отдал приказ: «Не прячьте флаг. Встаньте во весь рост и дайте понять миру, что Америка не боится ничего. Аминь!»

Коннел поставил чашку.

– Теперь эта директива будет активно поддержана печатью. В речах послов появятся воодушевление и решительность. Но мало кто примет это всерьез. Наша беда, Нед, в том, что Фулмеры на посту меньше месяца и крайне амбициозны и активны. Во всяком случае, именно такова миссис Фулмер. Прием, задуманный ею, отлично осуществляет директиву президента. А это значит, что меня прикончат, если я попытаюсь отменить его. Стоит ей только помахать перед моим носом сто третьей директивой или предоставить сделать это президенту.

В комнате воцарилась тишина, такая же глубокая, как в старой, заброшенной и опасной для жизни шахте.

– И это еще не все, – сказал Нед. – Я чую это. Но даже политик не стал бы действовать так опрометчиво, чтобы установить добрые отношения с публикой.

Коннел словно прислушивался к чему-то неуловимому в словах Неда. Он снова вздохнул.

– Я уверен, что ты прав, – сказал Нед наконец. – Пущены в ход какие-то тайные, тщательно замаскированные силы. Мы найдем ответ, но боюсь, что слишком поздно.

– Неужели ты не видишь? – спросил Коннел Неда. Впервые в его голосе пробилось истинное чувство. – Она вместе с президентом загнала нас в угол. И кто знает, много ли посольств оказались в таком же положении?

Лицо Неда было мрачным. Поглаживая колено, он сказал:

– Конечно, ты считаешь, что для нас, вояк, как ты меня назвал, это достаточно просто. Командир приказывает: «Лаять!» – и мы тут же садимся на задние лапы и начинаем тявкать! На самом деле, у нас нет ничего подобного. А вот у вас, гражданских, все это гораздо круче.

На красивом лице Коннела появилась презрительная гримаса.

– Нам платят за то, чтобы думать, а не действовать. – Словно извиняясь, он добавил: – Это не по делу, прости, Нед. Но я в самом деле боюсь дальнейших событий. Я был совершенно не в курсе дела. Она перехитрила нас, и очень искусно. Мы не можем отменить прием. Иначе мы покажемся дураками. Нам не остается ничего, кроме как обеспечить этот прием надежной охраной.

За этим последовала долгая пауза. Нед чувствовал: Ройс уже знал, что он скажет, но так или иначе надо было произнести это вслух.

– Она подняла ставки так высоко, что у нас, несомненно, возникнут проблемы. Неважно, кто это будет – ирландцы, французские группы типа «Аксьон-Директ», испанские типа «Грапо» или ЭТА, «Роте армее факцьон» или любая из дюжины групп, которые выступают под флагом ислама… Ройс, неважно даже, будем ли мы иметь дело с одним из наших противников из КГБ… Это настолько заманчивая возможность, что ею нельзя пренебречь.

Красивое лицо Ройса Коннела посерело. Он глубоко вздохнул, потом, после паузы, вздохнул еще раз, словно ему не хватало воздуха. Его сильная челюсть выдвинулась, и лицо приняло жесткое выражение. Оттуда, где сидел Нед, был хорошо виден подбородок человека, с которым, казалось, лучше не связываться. Но, когда Ройс повернул голову, выражение жестокости исчезло – может быть, это была игра света.

– А вот чего я не понимаю, – сказал Френч, не заботясь о том, как будут приняты его слова, и говоря резко из-за охватившего его гнева, – так это того, как она сделала это, обойдя нас. Почему мы не узнали об этом задолго до того, как она разослала приглашения?

– Джейн Вейл наблюдала за ней по моему поручению. Она скрыла это и от Джейн. Нам повезло, что чертовка Джейн смогла раздобыть копию списка, иначе мы прочитали бы обо всем этом в лондонской «Таймс».

Нед откинулся в кресле; комнату заполнила тишина. Он медленно растирал свои разбитые колени. Интересно, много ли знает Ройс об их отношениях. Он не думал о смертельной опасности, таящейся в приеме, подготовленном этой сумасбродной женщиной, но изучал лицо Коннела, пытаясь угадать, известно ли ему об отношениях между ним, Недом Френчем, и Джейн Вейл.

Чепуха. Никто не знает. Лаверн, как и всякая жена, могла что-то подозревать, сказал себе Нед, но никто во всем посольстве не мог бы даже предположить, что у них с Джейн…

– Говори! – резко сказал Коннел. – Скажи, что мы не запутались в каком-то нелепом кошмаре.

Нед слабо усмехнулся.

– Ройс, зачем я стал бы тебе врать?

* * *

Прошло уже много времени после того, как Нед скрылся в утренней мгле, окутавшей Риджент-парк, а Лаверн Френч все еще стояла у окна спальни, глядя на занимавшийся день.

Она была молода – одного с Недом возраста, – и хорошо помнила ту пору, когда утро предвещало радость. Теперь этого не было, думала она, стоя в ночной сорочке, похожей на кукольное платье и точно такой же, какую она купила двадцать лет назад в Форт-Брегге во время их медового месяца.

Это была коротенькая разлетающаяся сорочка с рукавами «фонариком» и эластичным лифом, который поддерживал и подчеркивал ее пышную грудь. Прозрачный батист был очарователен в сочетании с еще более прозрачной кружевной вставкой, вышитой сердечками.

Хотя Нед ушел уже давно, глазам Лаверн все еще представлялась его удаляющаяся фигура. Последнее время ей всегда казалось, что он удаляется… от нее. Брак был уже не тот, что прежде. Уже несколько лет Неда не соблазняла эта кукольная ночная сорочка. А прежде…

– Куда же это ушло? – спросила себя Лаверн. Она вдруг испугалась, поняв, что говорит вслух. А если кто-то слышал?

Но ее девочки еще с прошлой недели были в шести тысячах миль отсюда, в Калифорнии, в полной безопасности. Женщина, которая убирала в доме, приходила не раньше полудня. Лаверн была одна со своим чувством одиночества, с мыслью о том, что Нед оставил ее не только сегодня, а оставлял уже много раз за последние годы. Пожалуй, начиная с Бонна?

Отойдя от окна, она посмотрела в зеркало. Какой нелепый костюм! Мать четырех почти взрослых девочек, сказала она себе, дочь Де Карта Криковского, генерал-лейтенанта ВВС США в отставке, сама капитан запаса и жена офицера военной разведки, занимающего высокий пост, слоняется, хандря, по своей спальне и мучается от недостатка внимания.

Лаверн сняла с себя рубашку и стала разглядывать свои стройные ноги и полную, упругую грудь. Верхняя часть массивнее нижней, призналась она себе. И не замаскировать этого никакой одеждой – неисправимо, как зоб у голубя!

– Сладкозадая куколка, – произнесла она вслух. Голова ее в коротких белых кудряшках напоминала фарфоровую чашечку. Круглое лицо, большие, широко расставленные глаза – маленький глупый ребенок с рекламы супов фирмы «Кэмпбелл».

Она помнила, что прежде ее внешность очень нравилась Неду. Да и теперь мужчины часто провожали ее глазами. И на приемах всегда были люди, которые настойчиво ухаживали за ней. Но Неда она больше не волновала. Сейчас, когда девочки уехали, она почувствовала это более ясно.

Ей пришло в голову, что это связано с сексом. Большая часть семейных проблем связана с сексом, как утверждают журналы для женщин. У нее было четыре рослых брата, воспитывали ее пуритански: даже мысль о сексе была под запретом. Ее измученная мать была светлым лучом в эти мучительные для девушки годы.

«Восс, – говорила она, – по Божьей воле ты живешь в доме, где много мужчин, и в военном городке, где тоже полно мужчин. Мы с твоим отцом сможем чувствовать себя спокойно, если будем знать, что наша дорогая девочка чиста и невинна, несмотря на все искушения. Ведь ты знаешь, Восс, что тело – благословенный сосуд Господен, создано для священной цели – рожать и умножать число детей Бога нашего здесь, на земле».

Вот потому-то секс казался юной Лаверн на редкость непривлекательным. Но в офицерской школе она встретила девушек, которых в детстве не подавляли. Болтая с ней, они убедили ее в том, что близость с мужчиной полезна, если в этом есть потребность.

Секс перестал казаться Лаверн нудным занятием, она приняла его как дань влечениям тела. Выйдя замуж за Неда, Лаверн вскоре поняла, что это доставляет удовольствие.

Почувствовав, как румянец залил ее щеки, она вдруг отвернулась от зеркала и бросилась на прохладные простыни. Порой Лаверн хотелось стать одной из тех женщин, которые, согрешив, тут же забывают об этом, как мужчина, добившийся своей цели. Но это было невозможно. Бог соединил ее с Недом, который стал отцом ее детей и дарил ей радость. Кто вытеснил ее из сердца Неда? Чем она провинилась, чем заслужила такое наказание? Пытаясь понять это, она сходила с ума.

Не то чтобы она срывалась. Единственная дочь генерала Криковского унаследовала его стойкость. Она получала меньше, чем ей хотелось? Ну что ж! Так тому и быть, но она останется верна себе. Нет, ей не нужна ни поддержка мужа, ни его откровенность; она не станет никому предлагать себя, как рекомендуют женские журналы.

Она знала, что все это было отчасти вызвано ее скрытностью, нежеланием делиться с мужем своими переживаниями. С другой стороны, Лаверн не хотелось, чтобы дочери заметили ее постоянное напряжение. Быть может, поэтому она и отправила их домой. У ее четырех девочек была маленькая разница в возрасте. Лу Энн было сейчас восемнадцать, а младшей – Салли – почти пятнадцать. Плодовитость, связанная, по ее мнению, с сексуальностью, возбуждала в Лаверн чувство вины. Впрочем, от нее не зависело ни то, ни другое. Когда-то Неду достаточно было прикоснуться к ней, и она беременела.

Лаверн удивляло, что Нед ни разу не поинтересовался, почему она перестала беременеть после рождения Салли. Лаверн никогда не призналась бы, что ей перевязали трубы; этот грех, совершенный ею, был тайной от мужа.

Мужчины.

К счастью, девочек жестко контролировали бабушка и дедушка в Кэмп-Либерти, где они находились среди друзей генерала Криковского. Лаверн понимала, что там вокруг девочек всегда будут виться мужчины, как продолжали они виться вокруг нее. Но, слава Богу, в Кэмп-Либерти окружение было известным; именно ее отец следил за этим.

Лаверн перевернулась на спину и уставилась в потолок. Внезапно она представила себе, как мускулистое, упругое тело Неда прижимает ее к кровати, когда они занимаются любовью. Только это давало ей удовлетворение. Он предлагал ей и другое, но она не хотела. В этом мужчины знают толк – типично для них, не правда ли, осквернить то, что установлено Богом? – но она не хотела в этом участвовать.

Мужчины.

Внизу у входной двери зазвенел звонок. Она накинула светло-серый шелковый халат Неда, мягко ступая босыми ногами, спустилась вниз, включила скрытую камеру, позволявшую наблюдать за входом, и сказала в микрофон:

– Кто там?

Мужчина отвернулся от объектива телекамеры, но Лаверн успела заметить, что он моложе и немного выше человека, обычно доставлявшего почту, а волосы у него светлее.

– Почта, – ответил мужчина, лица которого так и не было видно. – Пакет не пролезает в прорезь для писем.

Она внимательно наблюдала за ним, думая о том, как он сказал «не пролезает».

– Ничего. Оставьте на ступеньках.

Он колебался.

– Хорошо.

Потом скрылся из виду, а когда снова показался в объективе, уже шел от дома, неся маленький пакет с собой. Лица его по-прежнему не было видно. Сумки, которую обычно носят английские почтальоны, при нем не было.

Открыв надежно запертую входную дверь и не обнаружив ничего на ступеньках, она не удивилась.

Лаверн заперла дверь и быстро подошла к телефону в прихожей. Частые двойные гудки донеслись из трубки. После восьмого гудка ответил Мо Шамун, помощник Неда:

– Офис военного атташе.

– Мо, это Лаверн Френч. Нед на месте?

– Сейчас нет.

– Попроси срочно позвонить, когда появится.

– Я могу чем-нибудь помочь?

Она уже собиралась положить трубку, когда услышала голос Мо.

– Что ты говоришь, Мо?

– Я говорю, что не надо храбриться, Лаверн. Я могу помочь?

– А что ты вообразил?

– У тебя такой голос… Он как-то странно срывается.

– Это от твоей близости, – сказала Лаверн и оборвала разговор.

Хитрый ливанский прохвост. К чему придет американская армия, пополняя кадры разведки этими арабами? Лаверн запахнула халат Неда и не спеша спустилась в подвал. Предыдущий жилец, тоже шпион из посольства, оборудовал пятидесятифутовый тир, хорошо звукоизолировав его, чтобы не тревожить соседей. Лаверн покрутила диски на стенном сейфе и достала полицейский шестизарядный кольт тридцать восьмого калибра. Надев специальные наушники, она зарядила его, включила свет у мишеней.

Она взяла рукоятку в правую руку и, поддерживая ее снизу левой, тщательно прицелилась и плавно надавила курок. Ее босые ноги зарылись в ковер.

Пуля попала в десятку. Лаверн сделала паузу, мрачно усмехнулась и выпустила еще пять пуль в одну точку.

* * *

Дело сделано, подумал Берт, уходя прочь от дома Френча. Он повернул за угол и, поняв, что его уже не видят, бросился бежать. Он пробежал две улицы в восточном направлении. Потом остановился, сорвал адрес с пакета и бросил уже ненужный пакет в ближайший мусорный бак. Это был единственный, хотя и рискованный, способ выяснить систему защиты дома полковника. Берт вошел в вестибюль узкого дома с террасой, поделенного на крохотные квартирки. Хефте снимал квартиру на верхнем этаже с выходом на крышу.

Хотя Берт презирал технику, установленную в доме Френча, он должен был проявлять осторожность по отношению к этому человеку, главному своему противнику. Поднимаясь по крутой лестнице, он слышал, как постепенно нарастает шум утреннего движения, доносящийся с Веллингтон-роуд. Он становился все отчетливее и громче. Уже явственно различим был приглушенный вой тяжелых грузовиков и больших красных автобусов.

Берт услышал вдалеке едва пробивающийся сквозь крик муэдзина с Большой мечети первый из пяти дневных призывов к молитве. Между тем рабочая неделя великого Сатаны началась, как всегда, в дикой спешке, устремляясь к бесплодному разрушению, хаосу и смерти.

Он улыбнулся. Увидев свое отражение в зеркале, он, вероятно, смутился бы. Его маленькое лицо, загоревшее под лучами солнца пустыни, стало того же цвета, что у его арабских товарищей по оружию. Оно казалось добродушным, и многие из его собратьев по исламу принимали это за признак слабости. Берт был профессионалом, то есть человеком без нервов, выносливым и жестким, как рифленые подошвы его ботинок. Он поднимался по лестнице, размышляя о полковнике Френче. Берту и Хефте, такому же, как и он, руководителю группы, Френч продемонстрировал огромную изобретательность по части выходов и входов, отъездов и приездов, костюмов и машин. Это было забавно и походило на пьесу под названием «Сто способов заставить террористов угадывать».

Утренний шум все нарастал, будто шел из чрева левиафана,[11] усиленный гигантскими динамиками размером с китов. Берт прикрыл глаза, перед ним возникли видения. Стресс большого города – а он был в Лондоне уже месяц – всегда вызывал в нем эти беспорядочные кадры.

Он вспоминал, как ребенком в Штутгарте играл совсем рядом с несущимися мимо машинами в пустых, заросших сорной травой воронках, оставшихся со времен войны от разрывов бомб. Это было еще до того, как город стал похож на кольцевой лабиринт, словно специально спланированный, чтобы заманивать людей в пиратскую пещеру, откуда можно выбраться только с ненужными покупками.

Он снова прикрыл глаза. Видения, слова, картины в голове возникали помимо его воли. Быть может, из-за напряженной борьбы с другим профессионалом – Недом Френчем. Они даже были похожи – Берт и американец, – лишенные особых примет, не толстые и не худые, чьи лица мгновенно растворяются в толпе любого европейского города.

Берт наконец поднялся на верхний этаж. У двери слева он остановился, два раза постучал, сделал паузу и стукнул еще. Подождал. Для молодого человека, которому не было и тридцати, Берт ждал с неслыханным терпением, свойственным разве что неодушевленным предметам. Стоя у двери, он медленно и тщательно рвал на мелкие кусочки обрывок бумаги с адресом от пакета. Скоро он услышал движение за дверью.

– Да? – спросил осторожный, как всегда, Хефте.

– Иншалла.

Щелкнули замки, но, когда дверь приоткрылась, тяжелая стальная цепочка все еще придерживала ее изнутри. Рыжевато-коричневые глаза Хефте напоминали цветом блестящую шкуру молодого тюленя. Он снял цепочку, и Берт проскользнул мимо него в комнату. Хефте, араб по происхождению, был ниже Берта. Красивое лицо, орлиный нос или скулы делали его непохожим на других, хотя он менее всего стремился к этому.

– Привет, камикадзе. Что, выполнил свою смертельную миссию? – спросил он саркастически.

– Не шути, брат.

Хефте не стал больше язвить, а занялся обоймой, которую держал в руке. Потом снова взглянул на Берта.

– А я тоже вернулся с дела, – спокойно сказал он по-арабски. – Я приобрел новое оружие. Наш арсенал постепенно увеличивается.

Берт скорчил гримасу, словно проглотил какую-то гадость.

– Мне пришло в голову… – Он на секунду прервал себя. – Часть оружия уже была в употреблении, даже патроны подозрительны, потому что их могли плохо хранить. Как это проверить? Мы не можем идти в бой с неисправным оружием.

– Но ведь раньше ходили, – мягко возразил Хефте. – Мы избрали небезопасную жизнь, не так ли, мой брат? Все мы предали свои бренные тела в руки Аллаха.

– Мектуб, – согласился Берт. – Но, Хефте, разве в священных книгах написано, что мы не можем использовать наши мозги во имя Аллаха? Я предлагаю взять образцы на одну из загородных конспиративных квартир и там испытать оружие.

Хефте долго и сосредоточенно молчал. Оба услышали, как кто-то насвистывает на другом этаже.

– Разумно, – наконец согласился Хефте. – Мы пошлем Мамуда и Мерака. Это будет гораздо безопаснее, чем твое утреннее приключение с потаскухой Сатаны.

Берт усмехнулся.

– Слышу его, того, кто якшается с дьяволицами.

– Полковник все продолжает задавать свои загадки? – спросил Хефте, переводя разговор на другую тему.

– Он каждый день возвращается к своему секс-манекену, как он называет жену. А раз так, все загадки бессмысленны. Ты заметил, что окно его спальни выходит на заднюю часть дома?

– Да, с нашей крыши это видно.

– Как ты думаешь, сколько времени нужно двум братьям, чтобы отправить семь килограммов взрывчатки за двести метров в окно спальни Френча?

Лицо Хефте озарила неприкрытая радость. Он даже хлопнул в ладоши.

– Вот еще одно подтверждение правильности учения Пророка. В мужских делах женщины всегда помеха. Смотри, как два брата дружно работают, если рядом с ними нет женщины.

Они торжественно обнялись, потом, посмотрев друг другу в глаза, еще раз обнялись, на уже более порывисто.

Руки Берта на мгновение задержались на сильных плечах Хефте. «Heute London, – подумал он. – Morgen die ganze Welt».

Дрожь пробежала по его плечам, такая сильная, что Берту показалось, будто и Хефте вздрогнул в эту секунду. Они были настоящими братьями, братьями по крови.

– Сегодня Лондон, – повторил Берт по-арабски, выпуская Хефте из объятий, – а завтра – весь мир.

Аккуратно, как все, что он делал, Берт отнес обрывки листа с адресом Френча в ванную и спустил их в унитаз.

* * *

Выйдя из офиса Коннела, Нед взглянул на часы – семь сорок. Он встряхнул их и посмотрел на электрические часы на стене коридора, который шел вдоль канцелярии. На самом деле было ровно девять. Видимо, часы его остановились, когда он ударил рукой по дверце «мини-майнора».

Он задумался, вспомнив, как глупо вели себя все участники инцидента: кретин водитель, пытавшийся улизнуть с места происшествия, его собственная бредовая идея остановить движущийся автомобиль. Но, черт возьми, разве можно допустить, чтобы люди смывались, натворив такое? Кто знает, сильно ли пострадал бегун? Паранойя Неда на этот раз промолчала.

Нед выглянул из окна коридора, выходившего на Гросвенор-сквер, и заметил, что Наблюдатель уже появился. Так прозвал он долговязого неуклюжего человека с увядшим лицом, на котором оставили следы годы тревог и лишений. Наблюдатель стоял с непокрытой головой на лужайке перед канцелярией. Сзади и спереди на нем висели длинные плакаты, придававшие ему сходство с бутербродом.

У него возникли какие-то проблемы с Соединенными Штатами, но какие именно, было неизвестно. На плакатах красной краской были выведены большие буквы U и S,[12] а по бокам был написан длинный затейливый текст, все слова которого включали в себя буквы US, суть же сводилась к тому, что некие несправедливые и опасные силы злоупотребили доверием гения.

Нед стоял и уже не первый раз вглядывался в послание Наблюдателя. Его отвлекли звуки, которые донеслись из огромного здания канцелярии, оживающего после уик-энда. Он никогда не рассказывал и не расскажет об этом никому, кроме, быть может, Джейн, но ему подчас казалось, что само здание издавало звук, состоящий из легкого шума кондиционеров, неравномерного рокота голосов за дверями, приглушенного стрекота пишущих машинок и удаленного, почти космического посвистывания гудков и писков компьютеров, факсов, телефонов и другой техники. Надо только тихо постоять и послушать. Звук наполнял воздух и пронизывал окружающее пространство.

По понедельникам, когда все в своих офисах разгребали завалы работы, скопившиеся за выходные, Нед по привычке обходил здание и перебрасывался словами то с тем, то с другим, а с кем-то только здоровался. Такие внушали ему чувство громадности здания.

Сегодня утром из-за проблемы, подкинутой ему Коннелом, у него не было времени на неторопливую прогулку. Френч чувствовал себя не в своей тарелке, если не совершал ее. Он, конечно, не был психом, но больше доверял своим впечатлениям от разговоров с людьми, чем папкам с секретными докладами.

На этот раз из-за спешки он миновал административную секцию – одну из шести, на которые было разделено посольство. Эта секция обеспечивала работу посольства кадрами, оборудованием, вела финансовые дела, распоряжалась транспортом, занималась безопасностью здания и линий связи. Именно здесь работал и шеф безопасности Карл Фолетт, который как раз сейчас смылся в отпуск.

В секцию по связям с общественностью он тоже не стал заходить этим утром. После воскресного дня, наводнившего секцию газетами и журналами, там все, конечно, заняты вырезыванием статей. Эта секция работала со средствами массовой информации, вела программы обменов, финансировала лекции и разные конференции. Была здесь и справочная библиотека для тех, кто занимался исследованиями американской политики и текущих событий.

Нельзя было ограничиться короткими визитами в политическую секцию, а также и в ту, что ведала экономическими и коммерческими вопросами. Слишком много важного происходило здесь, чтобы можно было обойтись коротким трепом. Отчеты, которые готовила секция и разрабатываемые ею проекты, в конце концов доберутся до его стола. Он подождет.

Нед напомнил себе, что сегодня нужно найти время, чтобы, как обычно, заскочить к ребятам из налоговой службы и к тем, кто занимается банками и таможней. Это были единственные отделы, чья работа, оставаясь секретной, представляла для Неда постоянный интерес.

Итак, осталась консульская секция – та, с которой имеет дело большинство посетителей. Три ее отдела выдавали паспорта, регистрировали рождение и смерть американских граждан, заверяли документы. Здесь же были служба социального обеспечения и администрация по делам ветеранов. Если вы англичанин и хотите поехать в США, вам надо получить визу в консульской службе. Под ее обширной «крышей» работало и несколько фэбээровцев, тихо делавших свое дело. А всей этой махиной руководила советник по консульским вопросам высокая стройная брюнетка по имени Джейн Вейл.

Нед прошел мимо секретарши Джейн и остановился в дверном проеме у входа в ее кабинет, угловую комнату, из которой открывался вид на Гросвенор-сквер и на утренний поток чиновников, текущий к письменным столам в этой части Мэйфера.

Джейн подняла голову от бумаг, лежавших у нее на столе, сохраняя бесстрастное выражение на лице. Зная, что секретарша сейчас наблюдает за ними, Нед остался в дверях. Волосы Джейн, длинные и иссиня-черные, как у девушки из племени Сиу, были собраны в пучок.

– Знаешь, этот список гостей… – начала она. – Бог ты мой.

Он мрачно взглянул на нее.

– Сколько же времени она собиралась держать это в секрете от нас?

– Это моя вина, Нед. Мне следовало настоять, чтобы она…

Легким кивком головы Нед напомнил о присутствии секретарши. Джейн оборвала себя на полуслове.

– Это будет большая проблема? – спросила она как-то неуверенно.

– В полдень в большом зале намечен брифинг. Ты придешь?

– Конечно.

Так, чтобы этого не заметила секретарша, Нед показал сначала на Джейн, а потом на себя.

– Он может затянуться. А мы можем пропустить ленч.

– Понятно.

Незаметно для секретарши Нед широко улыбнулся Джейн.

– Спасибо за помощь, – сказал он, повернулся и вышел.

Осталась последняя секция посольства. Это была его собственная, военная секция. Официально она обеспечивала связь с английским и американским военными командованиями в Англии. По традиции это считалось райским местом для таких шпионов, как Нед. Перед тем как отправиться в свой кабинет, ему надо было нанести еще один визит.

На двери одной из комнат в подвале табличка гласила: «Инженер по эксплуатации», хотя работавшие там люди не имели никакого отношения к административной секции. Нед вошел в маленькую прихожую, где было отведено место для секретарши, но самой секретарши никогда не было. Он негромко постучал еще в одну дверь, ведущую куда-то в глубину подвала.

– Мистер Паркинс.

Он услышал тяжелые шаги за дверью. Через секунду дважды щелкнул замок, дверь приоткрылась, но не больше, чем на дюйм, и через щель на Неда взглянул светло-серый глаз.

– А, это вы. Доброе утро, полковник. – Дверь распахнулась. П. Дж. Р. Паркинс был на добрых десять лет старше Неда и на дюйм с лишним выше – гораздо больше шести футов ростом, кряжистый, как дуб, плотный, но прямой. Коротко подстриженные, серые с металлическим отливом волосы покрывали узкую голову с почти крючкообразным носом, похожим на Панча[13] подбородком, про который сам Паркинс часто говорил, что «на него можно лампу подвешивать».

Нед осторожно взглянул на него, памятуя о том, что это британский подданный высокого ранга, состоящий в штате посольства. Платили Паркинсу хорошо, так как в этой закрытой задней комнате с разными инструментами, пучками проводов и черными ящиками, набитыми электроникой, он отвечал за эксплуатацию обширного лабиринта воздуховодов, электрических, телефонных и компьютерных цепей.

– В США, – начал Нед медленно, – закон карает людей, которые пытаются смыться с места аварии. А здесь такие же порядки?

Сильное, почти без морщин лицо Паркинса имело непроницаемый вид, но взгляд был осторожным и уклончивым.

– Во всяком случае, я склонен так думать.

– Но, – продолжал настаивать Френч, – зависит ли от серьезности аварии, закроют власти глаза на подобный поступок или нет?

На лбу Паркинса появились горизонтальные морщины, сообщившие его лицу вопросительное выражение, но он ничего не сказал, как человек, умеющий терпеливо ждать. Нед тоже умел ждать. Установилась тишина.

– Я не понимаю, полковник, – сказал наконец Паркинс крайне неохотно.

– Примерно в половине восьмого сегодня утром водитель сбил бегуна на Бейкер-стрит чуть к северу от Мэрилбоун-роуд. Я видел это, но так как опаздывал, не остановился. Я…

– Дошло, – щелкнул пальцами Паркинс. – Оставьте это дело мне, полковник.

– Только без имен.

Паркинс подмигнул правым глазом.

– Какие могут быть имена?

Нед поднялся на свой этаж, но, перед тем как войти в кабинет, постучал в соседнюю дверь. Через секунду Мо Шамун открыл.

– Как ты?

– Ты меня об этом наконец перестанешь спрашивать?

– У тебя же колени…

– Дай мне крупномасштабные карты Уинфилд-Хауза и прилегающей территории. И вообще все архитектурные планы, фотоснимки.

– Что случилось?

– Как обычно, мы в полном дерьме.

Шамун улыбнулся.

– Другими словами, не до размышлений.

– Размышления – это для неженок. Настоящий мужчина стреляет сразу.

Нед отпер свой кабинет и сел за письменный стол. Он сунул сломанные часы в ящик стола и взял новые, купленные ему старшей дочерью, с цифровой индикацией. Установил время и застегнул ремешок.

Подобно кабинету Джейн, сидевшей этажом выше, по обеим сторонам от него открывался вид на площадь. По Гросвенор-сквер, как и всегда в утренние часы, с дикой скоростью проносились машины. Интересно, подумал он, смотрит ли Джейн сейчас на площадь? Понимала ли она тот же язык знаков? На протяжении нескольких недель они устраивали свидания во время ленчей, но всякий раз это получалось как-то на бегу.

Игра случая (воля случая). Нед долго сидел, вслушиваясь в почти неразличимые звуки канцелярии. Даже шум движущегося снаружи транспорта не мог заглушить до боли знакомого бормотания работающего здания, которое окружало его со всех сторон.

А потом пришел Шамун с картами, и начался напряженный рабочий день.

Глава 2

Для Джейн Вейл десятичасовые совещания воплощали канцелярскую рутину. Почти двенадцать человек – руководители секций или их заместители и несколько типов вроде Неда Френча или странноватого сотрудника налоговой службы – собрались в узкой комнате мансарды.

Она оглядела комнату, ярко освещенную по контрасту с унылым лондонским утром, казалось, что комната освещала улицу через большие окна, а не наоборот. Энспечер из политической секции сидел одиноко на диване, где могли поместиться трое. Ростом он был ниже Джейн, к тому же кончил менее престижный, чем она, университет; это заставляло Энспечера держаться от нее подальше. На этот раз Джейн решила сесть рядом с ним.

– Понедельник… – пробурчал Энспечер испуганным тоном вместо приветствия.

Джейн перехватила на себе косой взгляд его близко посаженных глаз.

– Доброе утро, – сухо ответила она.

Джейн скрестила свои длинные ноги, ее юбка и комбинация слегка потрескивали от электрических разрядов.

Билл Восс из коммерческой секции сидел, развалясь, в бежевом кожаном кресле, отделенный от них серо-голубым ковром. Он бросил на них измученный угрюмый взгляд, затуманенный головной болью.

– Давайте быстренько закруглимся. А то среди нас есть умирающие.

Едва Джейн собралась ответить, как вошел Ройс Коннел. Он кивнул некоторым из присутствующих, сел и пригласил:

– Мэри?

Десятичасовое совещание началось с обзора новостей, который делала Мэри Константин из секции по связи с общественностью. По понедельникам, как знала Джейн, этот обзор мог занять половину из получаса, выделенного Ройсом на совещание. Она перестала слушать Мэри, которая с головокружительной скоростью излагала новости, сообщенные в течение уик-энда английским телевидением и прессой. Вместо этого Джейн наблюдала за Биллом Воссом, сидевшим с закрытыми глазами; неутихающая головная боль вызвала гримасу на его лице.

Билл бросил пить, стало быть, это не похмелье. Но у каждого из нас есть своя душевная рана, подумала про себя Джейн. Поэтому иногда кажется, будто мы начали прикладываться к бутылке еще с пятницы.

– …интервью с Фрэнком Синатрой, – говорила в это время Мэри, – но закончилось оно внезапно, когда они подняли традиционный вопрос о его связях с мафией, а он поднялся и ушел. Однако в «Таймс» мы…

«Выходные нужны для того, чтобы прийти в себя от будничных стрессов», – думала Джейн. Но американцам, в отличие от англичан, никогда не удавалось избавиться от стресса за уик-энд. Чем больше напряжение работы в будни, тем труднее стряхнуть его с себя в выходные. Отдых требует почти таких же усилий, как и тяжелый труд. Поэтому в понедельник ощущается усталость от бесплодных попыток отдохнуть.

– …напомнить вам, что в среду, в одиннадцать утра, – говорил теперь Гас Хефлин из административной секции, – у нас будет тренировка по противопожарной безопасности и проведению эвакуации. Пожалуйста, пометьте, что…

Билл Восс устало посмотрел на нее, перехватив ее взгляд. Он заерзал в кресле и подумал: «Перестаньте издеваться над животными».

– Попросили сказать вам, – произнес Ройс Коннел, – что все сотрудники – участники сегодняшнего брифинга по вопросам безопасности – должны быть освобождены от работы до конца недели. К обычным делам в секциях они вернутся в следующий понедельник.

– Как так? – спросил Восс.

– Это связано с необходимостью обеспечить безопасность приема в Уинфилде в воскресенье, – объяснил Коннел.

– Ну и…

– Останься после совещания, Билл.

– О!.. – Восс снова уселся с видом, который должен был означать: «Не трогайте меня». Джейн заметила, что на лицах еще нескольких человек было такое же выражение.

Итак, никто еще не посвящен в воскресные проблемы. Джейн выпрямилась на диване так порывисто, что Энспечер взглянул на нее с некоторым беспокойством. «Если уж руководителям секций и их заместителям не собирались ничего объяснять, то кому же собирались?» – спрашивала себя Джейн.

– …существует возможность и других антиамериканских демонстраций в течение выходного, приходящегося на четвертое июля. – Это говорил уже Макс Гривс из ее секции. Официально Макс числился за министерством юстиции, и никто не говорил вслух, что на самом деле он из ФБР.

– …машины для резки бумаги очищают от отходов ежедневно и дважды в пятницу. Это означает…

В комнате стоял гул голосов. Никто не следил за ходом совещания. Никто не делал пометок, кроме Мэри Константин, которая любила прикрывать тетрадью свою вполне заурядную грудь, которая, как она однажды призналась Джейн, была объектом вожделенных взглядов всех мужчин в этой комнате. Фантазии Мэри, вероятно, не имели почвы, думала Джейн. Но если бы женщины не фантазировали, мужчинам было бы грустно жить.

Она снова резко выпрямилась, нарушив раздумье Энспечера. Прежде он был ученым. До сих пор он питал слабость к свитерам с высоким воротником, которые надевал поверх сорочки с галстуком, и залатанным карманам пиджаков. Повсюду у него были дырки, прожженные искрами из его трубки.

А разве не благодаря эмоциональному мышлению, присущему женщинам, спрашивала себя Джейн, у них бывают разные вспышки, как гроза среди ясного неба. Даже самый незаметный мужчина может вдруг показаться им красавцем.

Вместе с тем, с прямолинейным мужским мышлением можно двигаться только из точки А в точку В, а потом дальше – в точку С. Никакой полет фантазии не может нарушить железную цепь причин и следствий.

Именно прямолинейное мышление позволяло хитрецам, вроде Неда, предполагать, о чем думают их противники, чтобы помешать им. И именно эмоциональное мышление заставляло женщину, подобную Джейн, поверить, что такой мужчина, как Нед, был вполне доступен для нее, ничем не связан со своей женой и волен начать новую жизнь с другой, к тому же еще и в посольстве.

Находясь здесь, где она постоянно испытывала стресс, Джейн почувствовала внезапный прилив сил. Словно одинокий, маленький и сверкающий лучик солнечного света резал лондонскую мглу и коснулся ее, как указующий перст Господен. Взгляни на них, думала она, на несчастных трудоголиков. Их серая жизнь похожа на свинцовое лондонское небо. А у меня есть тайный сад, где я – единственная, желанная и никогда не чувствую себя уныло. Огромное наслаждение после долгих лет беспросветной рутины – оно было окрашено для нее в алый цвет и имело привкус опасности.

– Отлично, – сказал Коннел, – мы почти закончили, если никто не хочет чего-нибудь добавить.

Он обвел комнату вопросительным взглядом. Его симпатичное лицо выражало внимание и интерес.

«О да, – почти беззвучно сказала ему Джейн, – кое-кому из нас есть что сказать, и немало. Это высшая игра секретов, дорогой Ройс».

Она встала, помахала Коннелу и вышла из комнаты, чувствуя такую легкость, что почти не заметила, как вернулась в свой угловой кабинет ниже этажом.

Всем, кроме Неда Френча, приходилось записываться на прием к Джейн Вейл. Сотрудники ее секции должны были договариваться о встрече с ней тоже заблаговременно. Поэтому было совершенно необычно, когда сотрудники двух различных подразделений ее секции попросили принять их вместе. Это была ее первая беседа в этот понедельник. Джейн задержала взгляд на двух вошедших мужчинах.

Один из них, Гарри Лейлэнд, в течение последнего года возглавлял группу, занимавшуюся паспортами. Это был высокий пожилой человек, выходец из Новой Англии,[14] демонстративно сохранявший – даже с некоторой нарочитой гордостью – очень сильный акцент, характерный для жителей штата Мэн.

Второй был новичком в Лондоне, Пол Винсент, выходец из Калифорнии, с пухлым и всегда загорелым лицом. Он был адвокатом, как и Джейн, только что окончил университет. Пол пытался освоить ведение различных юридических дел, с которыми граждане США обращались в секцию, включая вопросы гражданства, выступления в суде, высылку.

– Мы по поводу заявления о выдаче нового паспорта, – начал Лейлэнд. Он держал синий паспорт так, что была видна фотография мужчины, лицо которого трудно описать.

– Вы что думаете, у меня рентгеновское зрение или телевик на глазах? – спросила Джейн, удерживая улыбку.

– Извините, некий мистер Джеймс Фредерик Вимс заявил, что потерял паспорт несколько месяцев назад, вскоре после приезда сюда. У него какой-то большой пост в одной из американских фирм в Лондоне, поэтому с разрешением на работу проблем нет.

Лейлэнд остановился. Джейн ждала дальнейших разъяснений. Винсент нервничал.

– Продолжайте, Гарри, – мягко предложила Джейн.

– Угу. – Лейлэнд посмотрел на паспорт в своей руке так, как будто он никогда в жизни не видел ничего подобного. – Так вот, – продолжил он наконец, словно нехотя, – перед тем как выдать новый паспорт, мы посылаем телекс в столицу, чтобы получить подтверждение фамилии, даты, места рождения и сведения о том, когда был выдан предыдущий документ. Заявить о потере паспорта, чтобы иметь сразу два, – один из самых старых трюков.

– Это вы мне рассказываете! – сухо заметила Джейн.

Старший из мужчин вдруг понял, что все рассказанное было ни к чему, и повернулся к юристу.

– Так вот, из столицы приходит ответ с указанием задержать выдачу паспорта. Оказывается, птичка влипла в какую-то историю. – Он засунул новый паспорт во внутренний карман пиджака, как бы заключив его навсегда в тюрьму. Оказавшись в центре внимания, молодой юрист растянул губы в жалкой улыбке. Большие очки «порше» в черной оправе поблескивали от верхнего света. Он поправил очки на мясистом носу.

– Это, конечно, не приказ о высылке, – добавил он, – но предварительное указание о розыске. За этим последуют вопросы из налоговой службы. Такова процедура.

– Она такая? – спросила Джейн. – Это все, что нам известно?

– Этот Вимс причастен к каким-то оффшорным фондам,[15] которые скисли год или два назад. Поэтому налоговая служба и ищет его. Кстати, это объясняет, зачем ему нужны два паспорта или больше.

Он нервно захихикал, словно сказал что-то неприличное. Джейн поняла, что она, должно быть, чем-то смущает этого, по-видимому, спокойного молодого человека. Она улыбнулась ему, хотя и не желала поощрять его шутливое настроение.

Ладно, посмотрим, что скажет теперь Лейлэнд.

– Гарри, можем ли мы вызвать этого Вимса побеседовать?

– Сейчас его нет в городе. – Лейлэнд задумался на секунду. – Мы оставляли для него уведомления. Не слишком много, чтобы не вспугнуть птичку.

– Но нам известно, где его можно найти?

– Угу.

– Отлично. Ваше время слишком дорого для таких занятий, – сказала она старшему. – Пусть Пол свяжется с министерством юстиции. А пока держите новый паспорт в сейфе. Я не могу придумать более надежного способа выкурить Вимса из места, где он скрывается.

* * *

В дипломатических кругах Е. Лоуренса Рэнда никогда не представляли по должности. Его должность называлась «резидент», так как он возглавлял операции резидентуры Компании в Лондоне или, проще говоря, руководил местным ЦРУ. Конечно, Ларри Рэнд редко посещал дипломатические приемы, поскольку страдал от своего маленького роста и от того, что лицо его было похоже на подгоревшее печенье.

Набирая номер, чтобы поговорить с Коннелом, он внимательно смотрел на телефон.

– Это Рэнд, – сказал он без лишних любезностей. – Ты серьезно решил сделать Неда Френча ответственным за безопасность Четвертого июля?! Знаешь, есть такая штука, как специальные каналы.

– Тогда, – холодно заметил Коннел, – они идут от меня. Если есть какие-то жалобы, подай их в письменном виде.

– Сукин сын, – воскликнул Рэнд, после того как положил трубку.

Коннел был сейчас неприкасаемым. Но Френч-то таким не был. Есть только один способ проучить этого раздолбая Коннела. Если к концу приема сад повсюду будет залит кровью, Рэнд позаботится, чтоб там была и кровь Френча.

Глава 3

В десять утра, набросав предварительный план того, как обеспечить безопасность приема в Уинфилд-Хаузе, Нед отослал помощника подготовиться к брифингу, назначенному на полдень. Шамун закрылся в своем кабинете и начал раскладывать карты и схемы, которые нужно было показать через проектор. Когда зазвенел телефон Неда Френча и тот не ответил, Мо вошел в его кабинет.

Поговорив с Лаверн Френч, Шамун написал записку боссу и задержался, глядя на уже редеющий поток чиновников, опоздавших в этот понедельник к началу работы. Шамун был в Англии недавно, но уже знал, что по понедельникам не имело смысла звонить людям в офис до одиннадцати утра, а по пятницам – после обеда, поскольку их нет на месте.

Капитан Морис Шамун был гораздо внимательнее к мелочам, чем другие офицеры его возраста. Другие первые лейтенанты и капитаны, работавшие на разведку под крышей посольства в 80-х, относились к новому поколению, говорили развязно, позволяли себе класть ноги на стол и потихоньку покуривать в кабинетах.

Шамуну, например, никогда бы не пришло в голову подойти к личному аппарату Неда, не получив от него такого указания. И ни за что он не обратился бы к Лаверн иначе, чем «миссис Френч», если бы она первой не стала называть его Мо. Такой деликатностью, вероятно, отличались не все жители города Сэндаски, штат Огайо, но в семье Шамуна она почиталась, как Священное Писание.

Ибрагим Шамун не покинул Бейрут в начале 60-х, а уехал лишь после того, как город стали раздирать конфликты. Он ни секунды не сомневался, когда его бездетный дядя, владелец небольшого магазина ковров в Сэндаски, предложил ему войти партнером в свое дело, если он эмигрирует.

Очень быстро после этого появились на свет его сын Морис, две дочери и еще одиннадцать магазинов ковров в прилегающих к Сэндаски районах. Дядя Лаиб ушел на покой. Ибрагим же управлял сетью магазинов, был президентом торговой палаты, членом приходского управления методистской церкви и ждал, когда Морис окончит колледж и займет принадлежащее ему по праву второе место в фирме.

Капитан Шамун закрыл дверь в кабинет Неда, вошел в свою комнату, расположенную по соседству, и включил маленький настольный приемник, чтобы послушать новости. Конспирация была первой заповедью разведывательной работы, но две запертые двери и включенное радио свидетельствовали о личных пристрастиях Шамуна, отчасти определивших его судьбу.

Он знал, что не мог войти в команду, несмотря на отлично сшитую форму, капитанские двойные серебряные полосы на погонах и ряд наградных ленточек мирного времени на груди. Он никогда не мог войти ни в какую команду. Два мотива – тайный и явный – побудили его избрать военно-дипломатическую шпионскую карьеру.

Явным было нежелание доживать жизнь, расстилая перед провинциальными домохозяйками ковры и расхваливая качество синтетических покрытий. Тайное же оставалось тайным – не для Шамуна, но для всех остальных, даже для тех, кто довольно долго наблюдал за ним, например для Неда Френча.

Если Шамун и говорил с кем-то откровенно, то это был Нед, которого он считал своим единственным другом на службе. Впервые они встретились в посольстве в Риме, а не в Бонне, где Нед работал до того, как оказался в Лондоне. Рим, где ультралевацкие жестокости и неофашистские массовые кровопролития соединились с привычным мошенничеством чиновников, сблизил двух мужчин. Однажды, в откровенном дружеском разговоре, Шамун вскользь упомянул о тайной причине, побудившей его уехать из дому.

– Я был единственным ливанцем в Сэндаски, – часто говорил он, но никогда не завершал фразу.

– Вечно посторонний, да? – спросил тогда Нед.

Шамун не ответил. Нед был первым, кто угадал. При обычных проверках в разведке ощущение себя чужаком обычно не давало о себе знать. Правда, кое-что могла подсказать Неду поездка, совершенная Мо после окончания колледжа, в 1980-м. Вместо того, чтобы в июне начать работать в главном магазине, Шамун собрал все свои сбережения и отправился в единственное место на земле, где, как он знал, он не мог чувствовать себя чужим.

Ливан.

Непостижимая бредовость этого шага оказалась очевидной, как только он приземлился в аэропорту Бейрута, оказавшись под перекрестным огнем друзов и фалангистской милиции. После этого, правда, дела пошли легче. Он бродил по изрытым пулями улицам столицы; с его худобой, темной кожей, глазами, похожими на маслины, он был неотличим от окружающих. По-арабски он говорил все еще как начинающий, вспоминая то, что слышал от отца и матери, когда они переходили на этот язык, непонятный детям. Его произношение было правильным.

Во всяком случае, так уверяла его двоюродная бабка Шана. Она рассказала ему и семейную тайну. В Сэндаски, в Огайо, дядя Лаиб был столпом методистской церкви, и Ибрагим был его преемником: Шамуны были образцовыми христианами. В Бейруте они считались иудеями.

– Нельзя сменить религию, – заверяла его Шана. – У людей слишком долгая память. Здесь, уж если ты родился евреем, евреем и останешься, Мойшелех.

Он заметил, что, помимо воли, кивает ей головой.

– А раз еврей – значит чужой, – добавил он. Хватит с него Ливана.

Кто-то постучал в дверь. Шамун напоминал зверя, вспугнутого охотниками. Крадучись, как обитатель джунглей, он подошел к двери.

– Кто там?

– Открой, – отозвался Нед Френч.

Шамун не торопясь отпер дверь.

– Извини, Нед, но у меня вся эта ерунда на столе…

Френч взглянул на карты.

– Все в порядке. Нет, радио не выключай. Я насчет звонка Лаверн.

– Что-нибудь срочное?

– Она не сказала.

– Ну тогда ей придется подождать, – резко сказал Нед и, как заметил Шамун, тут же пожалел об этой резкости. Смущенно вздохнув, он присел на стол Шамуна.

– Лаверн прекрасная армейская жена, – сказал он погодя. – Бог мой! Кажется, это звучит как эпитафия?

Шамун не ответил. Взглянув на него, Нед спросил:

– Питер Паркинс не звонил?

– Нет.

Френч пытался успокоиться, медленно поглаживая подбородок.

– Что-то пока не ладится с охраной безопасности воскресного пикника: начальники секций не выделяют для этого людей. Пара фэбээровцев, парень из таможни, все остальные жидковаты.

Шамун изобразил сожаление. Он понимал, что это было странно. Впалые щеки и тонкие губы всегда придавали его лицу угрюмое выражение, но некоторые находили его ироническим. Лицо было по-своему симпатичным, но люди вкладывали разный смысл в слово «ирония». Шамун знал: посторонний скрыл лицо под маской, чтобы никто не прочитал его мысли. Кроме Френча, может быть.

– Хочешь что-нибудь предложить? – спросил Нед.

– Ты, конечно, сообщил в Компанию?

– Конечно нет. – Голос босса звучал язвительно. – Эти обезьяны могут сами все выяснить.

– Но ты должен взять инициативу в свои руки, – заметил Шамун, – хотя бы для того, чтобы Ларри Рэнд не сделал этого.

Нед Френч глубоко вздохнул.

– А разве Компания когда-нибудь делилась информацией?

– Конечно, если им вывернуть руку. – Нед зло усмехнулся. – А мне нужны войска. – Он взял телефонную трубку. – Включи скрэмблер,[16] когда я скажу.

* * *

Паркинс сидел в своем огромном запертом кабинете, набитом всевозможным электронным оборудованием и инструментами, и читал утреннюю газету. Его широкая прямая спина не позволяла ему нагнуться над столом, поэтому он держал газету перед собой, словно был близорук. Хотя ему было пятьдесят два, Паркинс обходился без очков, и глаза его упускали очень немногое.

Его телефон прозвонил один раз и замолк. Паркинс положил газету, повернулся на вертящемся стуле и воткнул провод наушников в одно из отверстий в невзрачном черном ящике. Его движения были размеренно точны, большие пальцы не спеша и привычно делали свое дело. Подкрутив два диска, он включил магнитофон.

Отличная идея, подумал Паркинс. Как только кто-то в здании включает скрэмблер, телефон Паркинса дает один звонок, предупреждая его. Это совсем не трудно было сделать, ведь в канцелярии не так много скрэмблеров, и почти все они устаревших моделей, чисто электромеханических, с простым набором, не то что новые – с совершенными компьютерами и с миллионами вариантов кодирования.

– …много ли людей ты можешь выделить? – отчетливо прозвучал голос полковника Френча.

– Я не играю в то, что обречено на проигрыш, – ответил после паузы другой голос. Это был Е. Лоуренс Рэнд, который, как полагал Паркинс, имея на то основания, был резидентом ЦРУ в Лондоне.

– Ларри, это пораженчество!

– Не вешай мне лапшу на уши, Нед. Мы говорим о реальных перспективах. Отмени прием. Вспышка СПИДа, герпеса, свинки – чего угодно. Напряги воображение.

– Ты понимаешь, что порешь чушь? – бросил Нед.

Паркинс усмехнулся. Не было ничего приятней прямых стычек между индейскими вождями, возглавляющими у янки враждующие стороны. Такие стычки могут поведать о многом.

– Победы быть не может, Нед. Отмени.

– Слишком поздно.

– Никогда не поздно, – возразил Рэнд. – Стрела с транквилизатором охладит пыл добрейшей Пандоры. Нет ничего проще.

– Теперь я понял, кто хотел утихомирить Кастро взрывающейся сигарой. Мужики, вы слишком увлекаетесь разными техническими штучками, чтобы вам кто-то поверил. Я предлагаю шампанское, копченого лосося, а позже… настоящую теннессийскую свинину на гриле. Короче, ты пришлешь мне несколько своих мальчиков и девочек.

– Свинину подаешь? Толково. Это уберет мусульман и евреев.

– Ларри, – не выдержал Нед, – мне что, приказывать надо?

– Какие приказы? Я тебе не отвечу, полковник.

Ухо Паркинса уловило нотку недовольства в голосе Рэнда, необычно неприятный тон. Паркинс подумал, что между спецслужбами разгорелась обычная ревность.

– Ларри, не будь таким козлом, – говорил полковник Френч. – Я не напрашивался на это дело. Мне его навязали заодно с президентской Директивой-103.

Тон Рэнда едва ли можно было назвать мирным.

– Можешь вытереть своими директивами задницу, Нед. Они годятся только для идиотов из загранслужбы, набитых дерьмом. А для меня они не значат ровно ничего.

– Бог мой, ну и тупая у тебя голова, – взорвался Нед.

– Отвяжись, вояка.

– Неужели тебе надо объяснять, – продолжал настаивать Нед, с трудом сдерживаясь, – как близки Фулмеры с президентом? Насколько они полны решимости выполнить Директиву-103 до последней буквы? Ты что, Ларри, ждешь прямого указания из Белого дома. Если ты будешь продолжать в том же духе, ты этого добьешься.

– Любители, – проворчал Рэнд, – вся эта чертова служба забита сумасшедшими любителями. Когда Белый дом наконец поймет, что он не может… – Тут он остановился.

– Давай, давай, Ларри, очень интересно послушать.

Прошло так много времени, прежде чем Рэнд продолжил, что Паркинс уже начал беспокоиться, а не сломалась ли его декодирующая аппаратура.

– Я могу дать тебе восемь мужчин и пять женщин, – сказал он наконец. – Но если только ты…

– Пришли их всех сюда сегодня к двенадцати дня, – резко оборвал Нед. – Мы планируем на это время наш первый брифинг. Да, и как обычно, огромное спасибо Компании, Ларри, за полезное сотрудничество. – Он повесил трубку.

Паркинс отключился от телефона, перемотал пленку и пометил кассету буквенно-цифровым кодом. Потом он поднял трубку и набрал номер внутреннего телефона.

– Группа посыльных.

– Это Паркинс. Пришли мне бегуна, малыш. Лучше Муркока, если он свободен.

Паркинс нацарапал записку, обернул ее вокруг пленки и закрепил простой резинкой. В запертую дверь, отделявшую кабинет Паркинса от прихожей, постучали. Паркинс встал, чтобы впустить «мальчика» лет тридцати.

– Доброе утро, майор Паркинс.

– Муркок, ты глупая башка.

– Прошу извинить, мистер Паркинс.

– Передай это пятому.

Когда посыльный ушел, Паркинс позвонил по городскому телефону. Мужчина с сильным шотландским акцентом сказал:

– Да-а.

– Кое-что послал вам, Джок.

– Что теперь? – спросил человек раздраженно.

Паркинс поудобней устроился на стуле.

– Нужна информация о пострадавшем в дорожной аварии сегодня утром – Бейкер и Мэрилбоун – около семи тридцати; машина сбила пешехода.

– Что-нибудь еще? – спросил шотландец иронически.

– Последние новости отсюда. Мои глупые «жучки» откусили больше, чем могут сожрать. – П. Дж. Р. Паркинс расслабился после хорошего разговора по единственной внешней линии во всем посольстве, которую он не прослушивал лично.

* * *

Джейн Вейл сидела в конце маленького зала в подвале здания канцелярии на Гросвенор-сквер.

В 12.01 Шамун запер дверь зала и опустил шторы на окнах, выходивших не на пышную зелень площади, а в вентиляционную шахту, которая освещала комнату слабым светом. Даже этот свет был теперь перекрыт.

Люди сидели в темноте – около тридцати человек, прикинула Джейн, – их силуэты были видны на огромном экране позади Неда, стоявшего на сцене. Шамун подошел к проектору, который находился в конце комнаты, рядом с Джейн, и включил сияющий прямоугольник света. На экране появились аэрофотоснимки Уинфилд-Хауза и прилегающего к нему участка.

Джейн пыталась не смотреть на профиль Неда на экране. У нее перехватило в горле. «Это, наверно, любовь, – повторила она про себя слова старой песни Роджерса и Харт. – Это не аппендицит».

Она казалась себе длинной, худой, гибкой черной кошкой, свернувшейся в клубок и страстно желавшей превратиться в котенка. На сцене что-то говорил Нед, развертывая планы. Звук его сухого голоса, его интонация и ритм завораживали ее. Смысл она не улавливала. Может, он и был неуловимым, думала Джейн.

В сущности, делать здесь ей было нечего. Безопасность не входила в ее обязанности. Но Ройс Коннел попросил ее понаблюдать за деятельностью миссис Фулмер, а она с этим не справилась. Настолько, подумала Джейн, что Нед и все эти люди оказались теперь в крайне сложной ситуации.

Никто не обвинял Джейн в провале, меньше всех Ройс, который мог, если бы захотел, одним насупленным взглядом заставить ее плакать. Любому, кто спросил бы Джейн о том, кому принадлежали ее симпатии и привязанность последние два года, она готова была признаться, что все в ней, кроме физического влечения, было устремлено к Ройсу Коннелу, в которого она влюбилась безоглядно, как школьница. А разве кто-нибудь мог не влюбиться?

То, что она испытывала к Ройсу, казалось всего-навсего теплым чувством в сравнении с тем пламенем, что захватило ее сейчас. И любовь Неда к ней, она знала, была такой же неистовой.

Она переменила позу и попыталась сосредоточиться на том, что говорил Нед.

– Если бы у нас была по всему периметру ограда высотой двенадцать футов, к тому же усиленная сетью «Циклон», – произнес он, показывая линию на экране, – однако вместо этого у нас есть только ряд стальных прутьев, кое-как соединенных между собой и не более надежных, чем венецианское стекло. Имея это в виду…

Как ни странно, Джейн была даже приятна та ситуация, в которую поставил ее роман с Недом. Она вдруг спросила себя, не слишком ли любит острые ощущения и не начинается ли все это у женщин ближе к сорока годам. Работала она много. Как сотрудница, аккредитованная и назначенная конгрессом, она со временем могла бы получить должность консула в какой-нибудь небольшой стране вроде Люксембурга или в прибрежных Альпах во Франции. Разумеется, при условии, что она не влипнет в какую-нибудь историю.

Насколько позволяли обстоятельства, она оставалась самой собой – просто Джейн. Она была стройной и изящной, с яркой цыганской внешностью, но носила туфли без каблуков, очки как у библиотекаря, скучные прямые платья и совсем не экстравагантные костюмы из дамских отделов универмагов «Триплер», или «Дж. Пресс», или «Л. Л. Бин». Она не изменила стиля одежды и после окончания колледжа в Рэдклифе, и во время учебы в Гарвардской школе права.

Напряженно работая и не заводя любовных интриг, она делала карьеру в загранслужбе. Своим продвижением она была отчасти обязана секретной программе «утвердительного действия» в госдепе – в соответствии с ней белые англо-саксонские протестанты, руководящие этим учреждением, позволяли избранным представителям других рас и национальностей выбиваться из среды клерков. Продвигалась и Джейн Вейл, закончившая школу права с похвальным листом, хотя была не только женщиной, но и еврейкой. Это означало, что ее никогда не могли назначить на работу ни в какую арабскую страну, но оставалось много других возможностей.

Так стоит ли рисковать всем этим из-за Неда?

Не первый раз за последние недели Джейн искала кого-то, кому можно было бы довериться. Она была старшей дочерью школьной учительницы из Бруклин-Хайтс,[17] которая вышла замуж за резчика половиков, рассчитывая на спокойную жизнь. Ее муж стал владельцем фабрик и даже мельниц. Джейн была примерным ребенком, когда семья жила скромно, она не изменилась и после того, как они разбогатели. Она доверяла своей матери и делилась с ней. Говорили, что они напоминают сестер, между тем как сестра Джейн, Эмили, была ни в чем на нее не похожа. С годами Джейн стала высокой и темноволосой, а Эмили белокурой и пухлой. Джейн была серьезной, усидчивой девочкой. Эмили – пустышкой, увлекающейся только мальчиками.

И в самом деле, Джейн вспоминала об этом уже без горечи – доверять Эмили было опасно, последствия были непредсказуемы.

Эмили стала постоянным источником забот семьи Вейлов. Одни проблемы сменялись другими: мужчины, наркотики, которые как громом поразили ее несчастных родителей, заставив их изыскивать средства на докторов, психоаналитиков и больницы, где ее лечили от пьянства, наркомании, глубокой депрессии.

Сейчас, сидя в аудитории, Джейн думала о своей непутевой сестре, которой она никогда не доверяла.

– …этот канал на Западе предоставляет прекрасную возможность для атаки, – говорил Нед. – Но современной техникой владеют все, поэтому мы не можем исключить применения противником ракет с дистанционным управлением, с инфракрасным самонаведением или таких, которые запускают с помощью телекамеры. Еще одна возможность – атака с вертолета. Мы должны также учитывать, что в дело могут быть пущены заминированные грузовики, управляемые камикадзе, или такие же самолеты, которые могут прорваться через периметр обороны. Однако здесь…

Джейн откинулась в кресле. Она ненавидела все это и негодовала при мысли, что Нед к этому причастен.

У них за плечами стоял разный жизненный опыт. Нед прошел через армию, которая платила за все, включая его магистерское звание и докторскую диссертацию по политическим наукам. Ее путь был другим: она училась, сдавала экзамены, старалась работать как можно лучше. Начальники, недовольные ею на первых порах, потом становились ее лучшими друзьями. Нед принадлежал войне, а она – миру.

Несоответствие было настолько разительным, что Джейн ощущала его физически. Опасность возбуждала. На поле боя, называемое посольством США, они пришли из разных миров.

– …возможность захвата заложников, вероятно, не имеет себе равных в современной истории, – продолжал Нед. – В одном месте соберутся люди, жизнь которых оценивается очень дорого. Каждый из них тесно связан с каким-то правительством, газетой, политической партией, корпорацией, кино- или телестудией, готовыми платить миллионы, чтобы спасти им жизнь. Эти люди…

Джейн смотрела на план, изображенный на экране. Она знала: задача Неда – предвидеть даже самые нелепые варианты, не допустить непоправимой беды. Но, конечно, как ни велико искушение захватить Уинфилд-Хауз и его гостей, ни одной террористической группе не под силу собрать меньше чем за неделю хорошо подготовленных людей и скоординировать их действия.

– Если вам интересно, кто может осуществить это, – сказал Нед, – отвечу, что мы не знаем ни одной группы, способной подготовить штурм за такое короткое время и рассчитывать на победу в соответствии с законами стратегии и тактики.

Он сделал паузу, и Джейн почувствовала, как спало напряжение в комнате от его слов, прозвучавших как хорошая новость.

– С другой стороны, ни одна террористическая группа не придерживается законов стратегии и тактики. Мы имеем дело с людьми, для которых их дело всегда выше любых законов. Они не боятся ничего потерять, но надеются многое получить.

Глава 4

Приглашая на ленч солидных посетителей – дипломатов, старых друзей, журналистов, Ройс Коннел предпочитал встречаться с ними в ресторане за углом. Ему не нравилось, когда они появлялись в офисе. Это вносило в тщательно создаваемую атмосферу гостеприимства коммерческий душок.

Ему было особенно неприятно, что посетитель появился у него в кабинете в тот самый момент, когда посольство бросило все силы на то, чтобы предотвратить несчастье, нависшее над Уинфилд-Хаузом. Его особенно смутило, что Джилиан Лэм зашла пригласить его на ленч.

Боже, до чего она хороша, подумал Ройс, вставая из-за письменного стола и исподтишка разглядывая ее. Ей было слегка за тридцать, но Джилиан делала пробор на своих светлых волосах ровнехонько посередине, как школьница. Поэтому льняные волосы обрамляли кроткое лицо и по-английски бледно-розовые щечки. Напряженный взгляд ее тигровых, рыжевато-коричневых глаз под тяжелыми веками придавал ей сходство с Бетти Девис.[18] Правда, мягкость ее черт была обманчива.

Под его обожающим взглядом Джилиан вдруг как-то поникла.

– Дорогой Ройс, – промурлыкала она своим звонким голоском, четко выговаривая каждую согласную, – я вас чем-то обидела?

– Что? – Коннел даже мигнул от изумления.

Он никогда не позволял себе удивляться так, чтобы это было заметно другим. Но в последнее время жизнь наносила ему удар за ударом, поэтому он начал морщиться и мигать, выражая свое неудовольствие. Теперь, когда он достиг вершины служебной лестницы, работа доставляла ему не столько удовольствия, сколько неприятностей. Ройс был одним из тех старомодных дипломатов, смыслом жизни которых были мир и спокойствие. Чтобы обеспечить их, он проявлял чудеса дипломатического искусства, становясь все более полезным своей стране в этом бурном мире. Но он уже не мог притворяться, что ему это нравится.

– Дорогой, почему вы так свирепо смотрите на меня?

Он снова мигнул, но при этом лицо его озарила такая широкая и теплая улыбка, словно он хотел заключить Джилиан в объятия и сказать: «Для меня нет никого на свете дороже вас».

– Каким ветром вас занесло? – спросил он.

Джилиан не хотела откладывать свой неприятный сюрприз до ленча в «Гавроше». Это только испортит удовольствие. Один из ее «свободных художников», ведущий раздел местных сплетен, позвонил ей сегодня утром, сообщил, что посол Фулмер и герцог Бучанский охотились на оленя… тогда как это запрещено.

– Герцог, конечно, старая хитрая лиса. И то, что они охотились на оленя герцога на восьми тысячах акров его земли, дела не меняет. Но я не об этом, – заверила она Ройса. – Главное для меня – прием Четвертого июля. Это нужно видеть, и люди смогут посмотреть это по телевидению.

– Что, вся ваша команда собирается в Уинфилд-Хауз?

– Через два дня, чтобы отснять все приготовления к воскресенью.

Заместитель руководителя посольства чуть не мигнул снова, но удержался. Мысль о том, что телевизионная бригада Джилиан Лэм будет болтаться по комнатам и парку Уинфилд-Хауза, а сама Джилиан займется скандалом с посольской охотой на оленя, внушила Коннелу такой же страх, как и то, что в следующее воскресенье жена соберет самых дорогих в мире заложников.

Что происходит в госдепе, если там одобряют посла, только что назначенного президентом? Неужели любой дилетант может преодолеть дипломатическую табель о рангах, если не поскупится на деньги? Неужели политические назначенцы, навязанные госдепу каждым новым президентом, всегда будут саботировать и доводить до маразма работу профессиональных дипломатов вроде Ройса? Лондон – не южноамериканское полицейское государство. Нельзя создать в Лондоне такую же синекуру для своих политических сторонников, как, скажем, в Танзании, Лихтенштейне или Гренландии. Лондон…

Ройс Коннел нахмурился и уселся за стол, избегая любопытного взгляда Джилиан Лэм. Ее большие глаза светились как объективы телекамер. Лондон, размышлял он, самое сложное место на земле. Москва – тоже не подарок, но чуть лучше Лондона. Даже обманчивая, эгоцентрическая, аморальная атмосфера Парижа была предпочтительней лондонской. Когда-нибудь Коннел подготовит доклад по Лондону. Руководить американским посольством здесь в десятки раз труднее, чем на вражеской территории. Несмотря на все недостатки, здесь был круг общения, Ройс же любил общество в той мере, в какой ему позволяли средства. За ленч с Джилиан, например, заплатит он сам, а не дядя Сэм.

– Дорогой, вы далеко отсюда, – сказала ему Джилиан.

Ройс медленно покачал головой.

– Я, как все, – ответил он мрачно, – не люблю плохих вестей. – Он понял, что слишком серьезен, и продолжал уже веселей: – Впрочем, мне нравится, когда вестник прекрасен, как вы.

– Не считайте меня плохим вестником. Я, если хотите, ваша поклонница.

– А я ваш, – галантно ответил он.

Джилиан некоторое время сидела молча, размышляя о том, сколько плохих новостей он способен переварить.

– А как друг, – продолжала она скороговоркой, – я хотела бы вам сообщить еще кое-что, прежде чем мы перейдем к ленчу. Для меня все это несущественно. Я посвящу время только приему Четвертого июля. Но газеты идут по следу, и стоило бы поручить кому-нибудь из ваших ребят, прикомандированных от министерства юстиции, разобраться с этим, до того как разразится скандал.

– Дорогая Джилиан, – простонал Ройс, – пожалуйста, не надо больше несчастий на мою голову!

– Только пометьте перед тем, как идти, – попросила она его. – Есть такой ваш соотечественник по имени Тони Риордан. Вам говорит что-нибудь это имя?

– Нет.

– А нет ли у вас каких-нибудь неприятных ассоциаций с названием «Международный англо-американский траст»?

– Спекуляции на бирже?

Она кивнула:

– Наше счастье и наша беда в том, что финансовый центр, Сити, основан на принципах саморегулирования и доверия.

– Так во всяком случае говорят. – Коннел почувствовал легкий холодок внутри. Он ненавидел любые финансовые скандалы, но особенно те, в которых участвуют американцы. Можно ли говорить о репутации, основанной на саморегулировании и доверии, если некоторые американцы возглавляют неслыханно прибыльные фирмы по всей Европе?

– Тони Риордан, – повторил он, небрежно делая пометку. – «Международный англо-американский траст». Отличное название. А в чем суть аферы?

Джилиан только махнула маленькой красивой ручкой.

– Обычная липа. Акции выпускались для компаний, которые существовали лишь в фантазии Тони Риордана. Это так называемые совместные фонды. Ничего нового или сложного. Просто чрезвычайно доходно. Я только хочу добавить, что малый, передавший мне этот слух, сообщил и об охоте на оленей. Здесь может быть какая-то связь с Риорданом.

– Сколько у нас времени?

– До чего?

– До… – Ройс сделал вялый жест рукой.

– До того, как эта бомба взорвется? – спросила Джилиан, расширив свои тигрово-желтые глаза. – Дни. – Ее вдруг заинтересовало что-то позади него. – Дорогой, а эта фотография другого приема по случаю Четвертого июля?

Ройс повернулся к книжному шкафу за письменным столом.

– Прошлогодний прием. Так, небольшой сабантуй, аппарат посольства и члены семей.

– А в этот раз будет по-другому? – поинтересовалась она. – Идея Пандоры Фулмер? Приглашаются почти все желающие?

Коннел взглянул на часы.

– О, Боже! Мы опаздываем. – Он встал. Поднялась и Джилиан. Она подошла к книжному шкафу и взяла фотографию.

– А кто этот круглолицый джентльмен? – Она указала на Неда Френча.

Ройс забрал у нее фотографию.

– Один из наших военных атташе.

– А леди рядом с ним?

Коннел поставил фотографию на место.

– Не понял!

– С большим бюстом. – Джилиан слегка покраснела. – Мне кажется, она сильно похожа на меня.

– Это жена Френча. Но сходства я совсем не нахожу.

– Ну, во-первых, – фигура. – Джилиан задумалась. – Дорогой, я только сейчас поняла, что у меня совсем нет шансов. Вы просто не замечаете моих тайных прелестей.

– Вздор.

«Улыбайся!» – сказал себе Коннел.

– Чистый вздор. Пойдемте, не стоит опаздывать. В «Гавроше» бывают недовольны, если кто-то приходит не вовремя.

– Да пошли они…

– Что?

– Давайте посидим на площади и съедим сандвич из ржаного хлеба. – В ее голосе прозвучала угрожающая нотка, которая не ускользнула от Коннела.

«Ты от меня не уйдешь, – говорили ее удивительные глаза. – Не суетись, ты мой!»

– Мне кажется, в моей квартире будет еще лучше, дорогая?

Наступила напряженная тишина. Коннел внимательно рассматривал ее. Он знал Джилиан Лэм уже много лет. Она начала с работы в газете, но ее яркий, острый стиль раскрылся на телевидении, где не последнюю роль сыграла ее неброская красота и розовые щечки. «Лэм на заклание» – так называлась часовая передача, подготовленная ею в прошлом году для Би-би-си, в этом – для одного из независимых каналов, а в будущем году, как он слышал, – для нескольких зарубежных телекомпаний. Не исключено, что передачу покажут по американскому телевидению. У ее программы была простая идея: показать то, что пытаются скрыть.

– «Гаврош» никогда не простит мне, если я не приведу блестящую и прелестную мисс Лэм, – сказал наконец Ройс.

Джилиан мягко засмеялась.

– Как-нибудь в другой раз, Ройс, как-нибудь….

Господи, но только не в это воскресенье, молил Коннел.

* * *

Все сделано довольно профессионально, отметил про себя Нед. Если и не элегантно, то по меньшей мере просто!

Конспиративная квартира размещалась в огромном торговом комплексе «Селфридж», занимавшем целый квартал вдоль шумной Оксфорд-стрит, и была всего в нескольких минутах ходьбы от канцелярии. Любой преследователь, думал Нед, оказался бы в сложном положении на первом этаже «Селфриджа» во время ленча. Слежку было бы легко обнаружить, а значит, и оторваться от нее.

Дальше маршрут пролегал по тыльной стороне магазина, по Эдвардс-Мьюз. В этой части и с западной стороны по направлению к Оксфорд-стрит «Селфридж» соседствовал со станцией техобслуживания фирмы «Шелл» и отелем. В те дни можно было попасть из магазина в отель, не выходя наружу. Лифты отеля были всего в одном-двух ярдах от входа, поэтому можно было подняться на них незаметно от портье. А если снять, как сделал Нед однажды в апреле, двухкомнатный номер – такой, как 404-й, – на имя вымышленной компании, которая платит помесячно, независимо от того, используется ли он, то получишь ключ от комнаты 404.

Все, включая еженедельные поиски техники подслушивания, было устроено, как в обычной конспиративной квартире, где Нед мог бы встречаться с агентами. И он действительно раза два с апреля использовал ее для этой цели. Только один человек знал об этом месте, но это был не Шамун. Хотя Нед был почти уверен, что Шамун догадывался о существовании этого убежища, его местонахождение оставалось тайной для всех, кроме женщины, которую Нед ждал с минуты на минуту.

Он поднял окно в спальне номера. В комнату ворвался сильный шум транспорта. Рев лондонской улицы набирал свои децибелы не от клаксонов машин, а от рычания двигателей легковушек, автобусов, дизелей такси. Нед настроил вмонтированное в стену радио на канал Би-би-си-3. Какой-то актер читал английские стихи густым красивым голосом под аккомпанемент оркестра английской средневековой музыки: с барабанами, флейтами и редкими струнными инструментами.

Нед открыл холодильник и достал маленькую холодную бутылку «перье».[19] Медленно, но не отрываясь, он выпил почти всю воду. Когда ему приходилось проверяться, не следят ли за ним, его всегда мучила жажда.

Нед посмотрел на дверцу холодильника и покачал головой. Он не станет проверять, закрыта ли она. Нед пошел к окну, чтобы холодильник остался у него за спиной, потом вздохнул и, повернувшись к нему, потрогал дверцу. Он все еще покачивал головой от огорчения.

Эта придурь с холодильниками со временем пройдет. С ним и раньше случалось такое, но он с этим покончит. А вот прыжок в автомобиль – что-то новое. Хорошо еще, что он не пытался остановить «роллс-ройс».

Он скинул туфли и лег на большую кровать, вспоминая о брифинге, который он только что провел в канцелярии. В сознании быстро мелькали картины, напоминавшие мультфильм. Потом он заставил себя не думать о брифинге и решил, что за шесть дней успеет исправить любую ошибку.

Джейн наверняка заметила все ошибки. Ему все больше и больше была нужна в эти дни ее поддержка в этом деле, которое казалось кошмаром. А может, сказал он себе, это и есть кошмар – отвратительный, пугающий, навязанный извне, но непостижимо связанный с изъянами собственной психики? Нед пристроил подушку наподобие деревянной японской, чтобы она приподнимала его шею.

Джейн была именно то, что ему нужно. Ее рассудок отлично справлялся с ядом, разлитым в жилах Неда.

Мелодраматично? А как назвать то, что отравило твою кровь и заставило тебя осознать бесцельность доброй половины твоей жизни, проведенной в работе на дядю Сэма? Как можно назвать взрослого мужчину, который отлично справлялся со своим делом и вдруг понял, что участвует в смертельной, но бесцельной игре? Он просто полный идиот.

Но ведь этого требовал от Неда дядя Сэм. Еще более трогательно? Имя этому греху – безволие. Он совершал дурацкие поступки, а Господь смотрел на это сквозь пальцы. Но, если дядя Сэм и есть Бог, сказал себе Нед, значит, именно он заставлял его делать глупости, чтобы выторговать еще несколько уступок в интересах свободы предпринимательства и американского образа жизни.

О, Джейн! Как мне нужно, чтобы ты была рядом!

Была рядом и взглянула на Америку, как на землю обетованную. Я зажег свою лампу рядом с золотой дверью. Джейн, скажи мне, что в этом есть смысл! В нас, утомленных битвами англосаксонских протестантах, едва теплится огонь.

Джейн – внучка иммигрантов. Но даже сейчас она сохранила простодушный и чистый взгляд на вещи. Земля для свободных, дом для мужественных – такова для тебя Америка. Я зажег свою лампу рядом с золотой дверью. Научи меня чувствовать, как ты, Джейн.

Викофа тогда ночью во Франкфурте помяли слишком сильно. Не помогли никакие профессиональные навыки. Родился он в Нинахе, штат Висконсин, – там, где фабрики «Клинекса».[20] А умирал тяжело – в густых лесах под Франкфуртом.

Нед поправил подушку и, уставившись в потолок, стал вспоминать то, что случилось с Викофом.

* * *

Нэнси Ли Миллер нашла скамейку на Гросвенор-сквер, освещенной рассеянным светом облачного июньского дня. Она села и разгладила юбку, прикрывавшую ее длинные ноги в тонких темных чулках. Нэнси не положила, как обычно, ногу на ногу, так как собиралась развернуть на коленях пакет с бутербродом из тунца.

Это был обычный английский сандвич: сухой хлеб, следы масла и намек на тунца. Словно желая восполнить недостающее количество тунца, давшего изделию название бутерброда с рыбой, сверху положили три кружочка огурца толщиной в бумажный лист.

Нэнси Ли с удовольствием вспомнила сандвичи с салатом из тунца, которые готовят у нее на родине, в Калифорнии: объемное сооружение из хлеба, разрезанного по диагонали, и аппетитно выложенные на нем мясистые кусочки тунца, черешки сельдерея, горки низкокалорийного майонеза, «соломки» из моркови, завитки зеленого перца. Все это лежало на хрустящих листьях салата, окруженное кружочками томата, которые, правда, не имели запаха.

Она отломила кусочек от своего убогого сандвича, рассеянно глядя на какую-то статую в огромном капюшоне. Нэнси часто спрашивала себя, чья это статуя. Может, когда-нибудь рискнет спросить об этом кого-нибудь из американцев, работающих в посольстве.

Она увидела полковника Френча, выходящего из посольства, очень аккуратного и подтянутого в гражданской одежде. Полковник повернул на север, к Одли-стрит. Нэнси положила сандвич на остатки пластиковой обертки, порылась в маленькой сумочке и достала записную книжку.

Она нацарапала число и время на одной из последних страниц. Книжка была почти полностью исписана, а ведь начала она записывать меньше четырех недель назад – сразу после того, как об этом попросил Дрис. Его было очень плохо слышно. Он сказал, что звонит из Бейрута и скоро увидится с ней. Но с тех пор от него не было вестей и напоминала о нем только эта книжка, испещренная зашифрованными фразами, значение которых уже начало стираться из ее памяти. Когда информация понадобится Дрису, она, вероятно, уже не сможет ее расшифровать.

А вот и Джейн Вейл, как всегда аккуратная, очки в черной оправе, волосы собраны наверх. Она поспешно вышла из канцелярии и скрылась на Брук-стрит. Нэнси отметила и это в своей книжке. Она надеялась, что Дрис будет доволен.

Нэнси Ли не обольщалась насчет своего ума. Ей едва удалось окончить колледж, да и то благодаря ухищрениям отца. Нефтяная компания, где он работал, дала что-то вроде стипендии на исследовательские работы. Ее родители постоянно разъезжали, мотаясь с одних нефтяных полей на другие. Она никогда не жила на одном месте так долго, чтобы получить настоящее образование в школах, где учились дети американцев. Нэнси провела детство на Ближнем Востоке, где научилась только говорить по-арабски, да и то не слишком хорошо.

Дрис называл ее гением, потому что был безумно влюблен в ее светло-каштановые волосы, в маленький, чуть курносый нос и в аккуратные ушки. «Как улиточки», – говорил он, покусывая их, при этом его рыжевато-карие глаза горели. Он имел обыкновение покусывать ее – все, что он мог ухватить губами или зубами.

В ту поистине прекрасную неделю в Риме, последний раз, когда они были вместе, она вернулась в Лондон зацелованная, заласканная и покусанная почти до смерти. Тогда, погруженная в свои ощущения от глубины пережитого, Нэнси была в состоянии, близком к обмороку. Ее будто накрыла, а потом выбросила на берег огромная волна у Санты-Барбары, и она, полуживая, избитая, жадно ловила воздух, пропитанный солью океана.

Она доела бутерброд. Видения прошлого возбудили ее; теперь она пыталась успокоиться. Мимо прошел Ройс Коннел, прозванный англичанами из машбюро «мистером котом». С ним была леди с длинными русыми волосами. Нэнси Ли сделала еще пометку в своем блокноте.

Наблюдать было ее обязанностью. С самого начала, когда отец добился для нее этой должности в посольстве, Нэнси знала, что будет ужасно скучно, так как придется сидеть, привязанной к месту и заниматься нудной работой.

Впрочем, это назначение очень обрадовало Дриса, а ей больше всего на свете хотелось доставлять ему удовольствие. Он сделал ее женщиной, и она была благодарна ему. Ради него Нэнси готова была вынести даже скуку, значит, так тому и быть. Джон Леннон когда-то очень мило пел: «Пусть это будет».

Два больших белых фургона медленно ехали по площади, отыскивая нужный номер дома. Нэнси видела их почти каждый день. На их стенках было написано смешное английское название фирмы: «Ходгкинс и дочь – традиционные обеды». Мимо ее скамьи шли лондонцы – поодиночке и парами. Нэнси считала англичан странным народом – необычной казалась ей их манера одеваться, удивляли лица – с большими носами и подбородками, как у мистера Паркинса, инженера по обслуживанию систем в посольстве. Женщины, особенно молодые, одевались безвкусно и нарочито неряшливо. Мужчины, похожие, по мнению Нэнси Ли, на бродяг, казались ей симпатичнее.

Она развернула дневные бульварные газеты, которые покупала из-за гороскопов.

«Недели ожидания,

– прочла она под своим знаком Зодиака, –

теперь завершатся любовью; вы получите возможность сделать то, что доставит вам наслаждение. Прохождение Сатурна наконец заканчивается».

Нэнси нахмурилась. Она пролистала газету до колонки сплетен, которая пестрила намеками на любовные похождения в высшем обществе. Нэнси читала не торопясь. После того, как она добралась до главного раздела, набранного курсивом, прошло много времени, прежде чем она дочитала заметку:

«…весь Лондон жужжит по поводу главного события сезона – огромного ящика Пандоры.[21] В связи с празднованием американского Дня независимости жена посла США, общительная Пандора Фулмер, пригласила почти полтысячи самых известных людей на хорошее угощение и добрую выпивку. Вы еще не получили приглашения? Не печальтесь – мы свое уже получили, так что смотрите на этой же странице дальнейшие…»

Нэнси почувствовала, как кто-то крепко взял ее за правое предплечье, почти у подмышки. Двое мужчин сели возле нее с обеих сторон. Она взглянула на того, кто сжал ее так больно и вместе с тем по-свойски.

– Дрис!

– Спокойно, любимая, – тихо сказал Хефте по-арабски. Потом обратился к своему товарищу: – Разве я не говорил тебе, что она прекрасна? Небо вознаградило меня.

Тут он увидел раскрытую на колонке сплетен газету, которую читала Нэнси, когда они подошли.

– Здесь написано, что нас благословило Небо, брат. Иншалла!

Глава 5

Пандора Фулмер вставала всегда рано, когда ее мужа, посла, не было в городе. В тот день она встала почти так же рано, как Нед Френч. Она потягивала кофе, когда он пробежал мимо резиденции. Пандора часто спрашивала себя, чем он на самом деле занимался в посольстве. Должность «заместитель военного атташе», насколько она знала, не значила ничего. Отпив глоток кофе, Пандора подумала о деталях того, что должно было стать триумфом госпожи Фулмер, жены Адольфа Фулмера-третьего, руководителя дипломатической миссии, чрезвычайного и полномочного посла, личного представителя президента США у ее величества королевы Великобритании.

Мелочи были коньком Пандоры. Некоторые считали, что она и сама мелочь.

– Вы можете описать меня цифрой пять, – часто говорила она корреспондентам женских изданий. Как бывший журналист, Пандора знала, что значит запоминающаяся фраза.

– Цифра пять, – повторяла она вкрадчиво. С годами у нее почти исчез акцент жительницы штата Миссисипи. – Мой рост пять футов. Все, что я ношу, имеет американский размер пять, даже туфли. А раз я такая маленькая, – тут она всегда выставляла на обозрение свои стройные ножки, – мне приходится носить туфли на этих ужасных пятидюймовых каблуках. На редкость неудобно, но я уже привыкла к этому.

Тут она переставала говорить о себе и предупреждала читателей, что такие высокие каблуки не стоит носить, не обладая таким же малым весом, как Пандора, – меньше сотни фунтов.

– Это семь стоунов,[22] – добавляла она для английской публики. Свою домашнюю работу она всегда делала истово, вникая во все мелочи.

Эта фраза побуждала журналистов вкратце описать размеры посла, разумеется, отличающиеся от размеров его жены, – Бад был гораздо выше шести футов и отнюдь не кожа да кости, – однако Пандора тут же возвращала журналиста к основной теме.

Фулмеры приехали в Лондон недавно и еще более недавно оказались на загранслужбе. Однако, как оказалось, Пандоре не нужно было подсказывать, что и как делать. Утро в начале той недели, которая должна была завершиться в воскресенье празднованием Четвертого июля, особенно удивляло интересом Пандоры к мелочам. Она надеялась, что грядущее событие будет ее самой крупной личной победой и по-настоящему поддержит президента.

Пандора понимала, что создает проблемы для посольства. Они, конечно, заинтересуются, почему она так затянула рассылку приглашений и почему она сама надписывала адреса и отсылала приглашения, не поручив этого своей экономке, миссис Крастейкер, и Лорне Мэй Ходж, горничной. Пандоре придется кое-что предпринять, чтобы обезопасить себя от некоторых людей в посольстве, в частности от Джейн Вейл.

Пандора ни за что не позволит профессиональным дипломатам затевать игры вокруг ее приема. И она гораздо лучше, чем можно было предположить, разбиралась в том, как самостоятельно проворачивать дела в больших компаниях.

Она вынуждена была постичь все эти премудрости, став женой главы фирмы «Фулмер Сторз инк.», крупнейшей в США сети, объединявшей как специализированные, так и универсальные магазины. Отец ее мужа, председатель правления фирмы, считал сына круглым идиотом, и это мнение вскоре распространилось среди других руководителей компании. Потому-то Бад и не принимал участия в управлении ею. Амбициозная Пандора считала унизительным быть женой человека, которому не доверяют никаких дел. Впрочем, она сумела извлечь все, что можно, из их единственного преимущества – денег. Пандора заставила Бада внести значительную сумму на предвыборную кампанию республиканцев. Такую значительную, что, когда нынешний президент занял свое место в Овальном кабинете и захотел отплатить Фулмеру за щедрость и преданность, он всего лишь на несколько секунд замер, услышав цену.

– Только не Лондон!

– Да нет, все-таки Лондон.

Было заметно, как президент проглотил слюну.

– Господи, – только и сказал он, правда, довольно громко. Уже не первый раз в Овальном кабинете обращались к Богу, но, вероятно, никогда прежде не было так нужно его вмешательство.

«Да, – сказала себе Пандора, отворачиваясь от окна и вызывая звонком миссис Крастейкер, – мне придется найти способ утихомирить Джейн Вейл». И еще надо будет очень осторожно сообщить Баду о приеме в саду. Он терпеть не мог больших сборищ, где приходилось пожимать сотни незнакомых рук, тем более что никто из гостей не предлагал ему выпить. Назначенный послом, Бад не пил уже целый месяц. А большие приемы, как отлично знала Пандора, – искушение для алкоголиков.

Экономка открыла дверь ее спальни и вошла. Миссис Крастейкер сначала работала на семью отца Пандоры – на Морганов из Билокси, потом стала служить у Фулмеров в Нью-Йорке и Балтиморе. Она была высокой негритянкой, хотя и не такой высокой, как Бад Фулмер, но проворной, очень проворной для женщины шестидесяти семи лет от роду, и к тому же прабабушки.

– С до-обрым утро-ом, Бел, дорогая, – начала Пандора с билоксийским выговором. – Телефон вот-вот начнет звонить. Сделай так, дорогая, чтобы отвечали только ты, я или Лорна Мэй, но никто другой, ясно?

– И никто из посольства?

– Не стоит полагаться на них. Неужели ты им веришь?

– Дорогая, я не верю никому, кроме нас с тобой, – ответила миссис Крастейкер словами их старой шутки и добавила:

– А иногда я даже в тебе не очень уверена.

Женщины негромко рассмеялись.

* * *

Подзорная труба нового образца, которую взял Шамун, была предназначена для наблюдения при слабом освещении, но годилась и для такого пасмурного дня, как сегодня. Морис стоял в глубине комнаты, наводя маленький, но мощный прибор на зелень Гросвенор-сквер. Нэнси Миллер, последние недели поглощавшая свой ленч на скамейке, делала это и сегодня, когда погода, наконец, стала походить на летнюю. Само по себе это ничего не значило для Шамуна, но его внимание привлекло то, что она при этом делала какие-то пометки. Наводя объектив на резкость, Морис увидел, что Нэнси Ли пощипывала сандвич. В то же время он услышал, как звонил прямой телефон Неда Френча. Он недовольно вздохнул, положил подзорную трубу, открыл свой кабинет, чтобы попасть в комнату Неда.

На восьмом звонке он поднял трубку.

– Офис заместителя военного атташе.

– Мо? – Это опять была Лаверн Френч. – Он там?

– Только что вышел из посольства.

– А я все жду его звонка.

Шамун помолчал.

– У нас здесь что-то вроде состояния… повышенной боеготовности. Нед дома объяснит. – В ту же секунду он пожалел, что сказал это, нарушив правило не сообщать о служебных делах женам, даже дочери старого вояки генерала Криковского.

– Ну тогда я все расскажу тебе, – продолжала Лаверн более холодно. – Сегодня утром к нам домой приходил мужчина и сделал пробный звонок в дверь. Изображал, как водится, почтальона. Грубо сработано. Думаю, он проверял нашу телевизионную систему наблюдения, но при этом хотел, чтобы я подергалась.

– Как он выглядел? Тебе удалось сделать хороший снимок?

– Он записан на видеопленку, только вряд ли там будет что-нибудь, кроме его затылка. Если мне повезло, то, может быть, я поймала его изображение, когда он поворачивался, чтобы уйти. Надо взять пленку и просмотреть ее. Я прождала все утро. Теперь пришла женщина, которая у нас убирает, и мне надо выйти на рынок. Когда будет можно?..

– Не уходи пока, Лаверн. – Шамун сделал постное лицо. – Все, кого можно послать к тебе… были заняты утром. Подожди. Может, кого-нибудь раскопаю. Правда, сейчас обеденный перерыв, поэтому придется подождать еще какое-то время.

– Я думала, что Нед… – начала невесело Лаверн.

– Он вышел потрепаться с… контактами.

На другом конце провода наступила тишина, встревожившая Шамуна.

– Обещаю, что к двум часам кто-нибудь заберет пленку.

– Я подожду. – Послышались короткие гудки.

Ей надо разрядиться, подумал Шамун, и лучше всего на Неде. Но пора бы Лаверн привыкнуть, что он все время ускользает от этого.

Морис взглянул из окна кабинета Френча на Гросвенор-сквер. Нэнси Миллер по-прежнему сидела на скамейке, соединив колени, и медленно ела сандвич. Во всех концах площади лондонцы сидели и лежали на траве, курили и разговаривали, будто наслаждаясь ярким летним солнцем в своем собственном парке.

Высокая неуклюжая фигура человека с плакатами виднелась в стороне, не вписываясь в эту праздничную сцену. Шамун заметил, что нечто вроде cordon sanitaire[23] окружало его. Люди, радуясь обеденному перерыву, не интересовались таинственными надписями на его плакатах. Его решительный вид и воинственная поза словно предупреждали окружающих: «Если вы не хотите ко мне присоединиться, держитесь подальше».

Нед Френч попросил ФБР проверить этого странного чудака, прозванного им Наблюдателем, но ничего стоящего внимания не было обнаружено. Мимо Наблюдателя не спеша прошли полицейские в форме – мужчина и женщина, – скользнули взглядами по плакату и продолжили свой путь. Никого он не интересовал.

Впрочем, нет.

Сбоку от Наблюдателя трое парней сидели, развалясь на скамейке. С такого расстояния без своей трубы Шамун мог видеть только их силуэты. Одеты неряшливо, как фашиствующие молодчики: тяжелые черные ботинки, обтягивающие черные брюки, черные куртки из кожзаменителя и стриженные «под горшок» волосы, которые выглядывали из-под черных кепочек, едва держащихся на затылке.

Их интерес к Наблюдателю был, видимо, вызван скукой, решил Шамун. Скука и интерес, вызываемые в садистах одинокими и потенциально слабыми людьми.

Шамун иногда размышлял о том, не следует ли посольству контролировать подобные ситуации. Наблюдатель протестовал против чего-то американского, но скверно, если его изобьют на пороге канцелярии. А когда настоящий английский громила берется за дело, в ход идут и кастеты, и цепи, и залитые свинцом резиновые шланги. На футбольных матчах несколько раз пускали кровь кухонными ножами. Любит подраться мистер Брит.

Шамун вернулся в свой кабинет и запер дверь. Когда он взял подзорную трубу и навел ее на Нэнси Миллер, она была уже не одна. Шамун пристально рассматривал молодых людей. Симпатичный араб был ему незнаком. А вот второй…

Все трое встали со скамейки и пошли прочь. Рука араба по-хозяйски обнимала талию Нэнси. Шамун усмехнулся. Девчонка была типичная вертушка, но расположенная к арабам. Используя свою внешность, Шамун раза два встречался с ней, причем, несомненно, имел успех. Было очень приятно, но в постели она почему-то предпочитала говорить на отвратительном арабском.

Второй парень…

Шамун пролистал все файлы в ящиках. На каждом была фотография. Но того, второго, в файлах не было.

Он отпер ящик письменного стола, вытащил несколько дискет без надписей, включил «персоналку» и вставил в нее дискету. На экране появились краткие биографии и маленькие фото, не совсем четкие снимки портативных фотокамер. Шамун просмотрел весь диск дважды, второй раз более медленно, и остановился на фотографии, имевшей сходство с тем парнем, что сидел с Нэнси Ли Миллер. Он выписал часть информации с экрана на настольный календарь. Занимаясь этим, Шамун совсем забыл о трех громилах.

Пометки на календаре были сделаны на английском, но информация на дискете – на иврите.

* * *

В западной части Большого Лондона, на юг от Руислипа с его станцией подземки, лежат большие зеленые поля, рассекаемые скоростной магистралью А40, которая ведет на восток, в самое сердце Лондона. Здесь находится Норфолкский аэродром королевских ВВС, где совершают посадку самолеты, прилетающие в Англию с конфиденциальными миссиями. Для этих самолетов столпотворение в Хитроу слишком рискованно.

Здесь завершались перелеты королевы после возвращения из заморских путешествий. Но в частном «Лиарджете», прибывшем из Абердина, было всего два пассажира: ни один из них не принадлежал к королевской семье. Хотя одного из них сопровождали три дюжих телохранителя, обоих проводили к обычному «флитвуд-кадиллаку». Возглавляли процессию два полицейских на мотоциклах, за лимузином пристроился «форд-эскорт». Кавалькада двинулась по автотрассе А40, миновала Илинг и Шеффердс-Буш и по Паддингтон-Флайовер направилась к Риджент-парку. Из поездки возвратился Адольф Фулмер-третий, чрезвычайный и полномочный посол.

Его спутник, Джим Вимс, не был ни гостем посольства, ни личным другом Фулмера, хотя с недавних пор был стал менеджером европейской сети магазинов «Фулмер Сторз, лтд». Прилетели они на самолете компании. Когда «флитвуд» остановился на дорожке у Уинфилд-Хауза, Вимс едва успел пожать руку своему спутнику, вместе с которым охотился в Шотландии во время уик-энда; люди из службы безопасности послушно провели его к ожидавшему такси и отправили его в отель, в Мэйфер.

Фулмер расстался с ним без всякого сожаления. Он был едва знаком с Вимсом, но тот пригласил его к герцогу Бучанскому по случаю недавнего назначения в «Фулмер Сторз». Герцог был другом Вимса, а не Фулмера. Бад чувствовал себя неуютно в любой компании, кроме общества старых друзей. Но сейчас на этой стороне Атлантики никого из друзей не было, поэтому единственными людьми, общение с которыми доставляло ему удовольствие, были Пандора и миссис Крастейкер.

Признаться, размышлял Бад, нет на земле человека, менее подходящего для роли посла. Он не был общителен. Вся эта затея с посольством принадлежала Пандоре, но он вполне полагался на нее.

Бад постоял немного у портика с колоннами, пилястры которого высотой в два этажа поддерживали треугольный фронтон, доходивший до крыши мансарды. Фулмер был человеком крупным, хотя и не толстым, с широкими костями, мускулистый и плотный. На лице его не было морщин, так что он выглядел на сорок с небольшим, а между тем в ноябре Баду Фулмеру должно было стукнуть шестьдесят. С годами морщины едва тронули его лоб, но придали странное выражение его лицу, словно высеченному из камня и загорелому от долгих прогулок. По словам Пандоры, ни мрачность, ни улыбка не меняли его. Со свойственной ему прямотой Бад однажды сказал ей: «Дорогая, неважно, улыбаюсь я или хмурюсь, делай то, что считаешь нужным».

Неуверенность в себе была основой характера Бада, когда они поженились в шестидесятых. Со временем она только углубилась, хотя повадки его были чисто мужскими: он рыбачил и охотился, путешествовал по самым диким местам.

В Шотландии, где старый герцог обращался с ним грубо, как с высокопоставленным невежой, Бад поразил всех, уложив с двухсот ярдов своего первого оленя выстрелом прямо в сердце. Но все еще больше удивились, когда он отказался продолжать охоту: «Нет, больше не буду. Хватит. Спасибо огромное, только давайте вернемся домой».

Поначалу Пандору озадачивало, почему так застенчив, неамбициозен и нерешителен человек с мужественной внешностью, приятным, глубоким и сильным голосом и живыми глазами охотника.

Трое телохранителей проводили его вверх по лестнице в апартаменты Фулмеров. Где-то зазвонил телефон.

За месяц до этих событий Ройс Коннел предложил Баду Фулмеру опытного английского слугу, но тот отказался. «Пандора сама справляется», – объяснил он.

Бад знал, что он был не так уж беспомощен. В конце концов, он почти сорок лет обходился без жены, и, уж несомненно, ему было спокойнее без такого маленького, хоть и очаровательного, вечного двигателя, каким была Пандора. Но без ее помощи он не поднялся бы выше того уровня, которого уже достиг.

– Я вернулся, дорогая, – позвал он, входя в комнату и услышав, как надрываются телефоны. Он нашел ее в солнечной гостиной, где они обычно завтракали вдвоем. Она поднялась из-за длинного стола, за которым они вместе с миссис Крастейкер работали, и быстро, несмотря на высокие каблуки, подбежала к нему. Бад поднял ее на воздух и несколько раз с удовольствием поцеловал куда-то между ухом и ртом.

– Что это у вас тут творится? – поинтересовался он.

Он держал легкую Пандору высоко, как ребенка. Опять зазвонил телефон.

– Поставь меня, любимый. Мы заняты пикником 4 июля. Помнишь?! – Она внимательно наблюдала за ним. Он не помнил.

– Ты обедал?

– Я не голоден, – ответил Бад, ставя ее на пол. – А что за пикник?

– Ну, это такая традиция. Посол устраивает такие пикники каждый год, и я подумала: «Великолепно! Вот шанс принести пользу президенту». Все складывается замечательно, Бад.

Он уселся напротив миссис Крастейкер и подмигнул ей.

– Бел, во что она влезла на этот раз?

Крупная негритянка показала на десятки листов бумаги.

– Это список приглашенных. Только пятьсот… – Зазвонил телефон, и она протянула к нему свою длинную руку. – Уинфилд-Хауз, – сказала она. – Чем могу помочь? – Слушая, она водила карандашом вверх и вниз по списку, нашла то, что нужно, и сделала отметку напротив одной из фамилий. – Мы с огромным удовольствием ожидаем встречи с вами. Спасибо, что позвонили. – Она повесила трубку.

– Так, теперь у нас двести шестьдесят «да» и одиннадцать «нет».

Бад Фулмер откинулся в кресле и выслушал объяснения жены о том, как быстро и точно следует ответить на призыв президента «подняться и показать флаг». И о том, как от имени президента они продемонстрируют добрую волю именно в тот момент, когда ему это так нужно. Снова зазвонил телефон. Бел только успела ответить на звонок, как тут же последовал другой. Трубку взяла Пандора.

Бад наблюдал за двумя женщинами, проверявшими списки.

Никто и никогда не предупреждал его о том, как пуста жизнь, какое мертвое пространство человеку приходится преодолевать каждый день. Уик-энд в Шотландии был… бесконечным. Полдня, начиная с завтрака, герцог и Джим Вимс трепались по поводу каких-то финансовых авантюр, из которых им удалось выбраться. С ним они обращались покровительственно, соблазняя стаканом виски. Потом, «под мухой», они восхищались его красивым выстрелом и требовали, чтобы он убивал еще.

Фулмер издал горловой звук, похожий на всхрапывание молодого бычка, – не в порядке пищеварение. Если бы он любил убивать. Господи, ну что доказывает его выстрел? Вот если бы у бедного оленя была «хасквама-6000» калибра 30.06 с оптическим прицелом! Бад с удовольствием посмотрел бы тогда, как олень уложил бы на дуэли герцога.

Эта мысль заставила его усмехнуться, но женщины этого не заметили. Телефоны надрывались, но это не мешало им дружелюбно беседовать.

Бад подумал, что не выдержал бы этого и пяти секунд. Если уж на то пошло, он и вообще не мог ничего делать, разве что ухлопать оленя с двух сотен ярдов при хорошем освещении. Отец ошибся, думал он, настаивая на том, чтобы Бад не участвовал в управлении фирмой. Впрочем, это решение ни на йоту не повлияло на ход дел в компании. За пятнадцать лет после смерти отца дело выросло примерно с двухсот магазинов и универмагов до более чем тысячи в США, а теперь и в Западной Европе. Но Бад Фулмер к этому успеху не имел отношения. Этого добились десятки высокооплачиваемых менеджеров, координируя разделения доходов, операции с акциями и прочую муру. Успех принесли такие люди, как Джим Вимс с его темными связями в высших сферах; одной из этих связей был герцог Бучанский, прикончивший свою первую жену, которая принесла ему состояние, и выдавший это за несчастный случай на охоте.

Почему отец не давал ему заниматься этим? – этот вопрос Бад редко задавал себе в пору возмужания, подстрекаемый окружающими к бесцельным занятиям спортом, волокитству, игре в покер и пьянству.

Бад смотрел, как Пандора аккуратно писала что-то на одном из отпечатанных на машинке листов. Он наконец понял, что чертовски много людей принимают приглашения, и взял один из листов, пробежал его глазами. Он даже не слышал о большей части этих людей. Эти списки напоминали «Кто есть кто в Лондоне».[24] Неудивительно, что Пандора так возбуждена.

Именно этим привлекла ее мысль об этом чертовом посольстве – возможностью общаться со звездами. Бад улыбнулся Пандоре, когда она отметила очередную фамилию.

– Дорогой, мы уже приближаемся к трем сотням, – сказала она, снова беря трубку.

Все эти знаменитости в одном месте. И он без своей «хаксвамы». Плоховато. Он мог бы сам шлепнуть министра или кинозвезду. Широкая улыбка появилась у него на лице. Но ведь и кто-то еще может это сделать. Вообще-то могут шлепнуть и его.

Улыбка исчезла, он нахмурился. Но никто не заметил этой перемены.

Глава 6

Радио в комнате 404, все еще настроенное на Би-би-си-3, передавало бесконечно однообразное современное подражание Дебюсси, которое, как объявил доктор, было музыкой Делиуса. За этим последовало произведение Ральфа Вогана Уильямса.

Нед замычал.

– Сдается, что у Би-би-си есть договор с каждым английским композитором, живущим или умершим, по которому самые жалкие опусы транслируются по радио.

Джейн Вейл отодвинулась от него и улыбнулась, глядя в потолок.

– А ты посмотри на это с другой стороны. Ведь зато не будут пропущены Парсел и Элгар?[25] Ну что, пора на работу?

Он некоторое время любовался ее стройным обнаженным телом цвета слоновой кости, маленькой грудью и тонкой талией.

– Конечно нет, – заверил он ее. – У нас же нет доказательств того, что кто-то заинтересуется воскресным праздником у Пандоры. Так куда же торопиться? Нам остается только руководить конторой, которую, как показала Пандора, ничего не стоит обойти. Джейн, не искушай меня. Со мной происходит такое, что я готов провести с тобой в этой комнате вечность.

– В холодильнике только один пакетик арахиса и немного картофельных чипсов. А я уже завязала с ленчами из чипсов.

Он искоса взглянул на электронные часы на тумбочке у кровати.

– Час тридцать, – сказала ему Джейн. – У нас еще пятнадцать минут до того, как мы выйдем на улицу и отправимся в канцелярию – но не вместе. Френч, что с тобой, во что ты так погружен сегодня? Неужели о празднике Четвертого июля? Судя по брифингу, с ним почти все улажено. Или, во всяком случае, тебе так кажется.

Нед не ответил, зная, что она уже привыкла к тому, что он отмалчивается. Есть вещи, о которых не рассказывают никому – не потому, что хотят сохранить тайну, но чтобы не перекладывать на людей бремя своих забот.

– Ты и Ройс… – продолжала Джейн. – Я знаю, вы хотели бы, чтобы я уговорила миссис Фулмер не рассылать эти проклятые приглашения.

– Мы уже сталкивались, с женами послов, которые хотели ускользнуть от нашего контроля. Я помню, однажды в Бонне… – Он замолк.

После затянувшейся паузы Джейн повернулась, приподнялась на локте и заглянула ему в глаза. Она почувствовала, как Нед, замыкаясь в себе, уходит все дальше и дальше от нее.

– Однажды в Бонне, – повторила она. – А что же случилось… однажды в Бонне?

– Однажды в Бонне, – начал он торопливо, боясь, что иначе никогда не расскажет об этом деле, – я сделал грубую профессиональную ошибку. Ведь я из Висконсина. Ты знала об этом?

– Боже, это действительно ошибка.

Не обращая внимания на колкость, Нед продолжал:

– Ты, может быть, думала, что я родом из Чикаго, поскольку кончил Чикагский университет. Но это было уже после того, как я связал жизнь с армией. На самом деле я из маленького городка в нижней части озера Виннебахо. Он называется довольно странно – Фон-дю-Лак. А наш сотрудник, по фамилии Викоф, был из Нинаха, в верхней части озера – там, где фабрики «Клинекса». Я с ним вместе работал по делу Олега Протоклитова, которого нужно было арестовать, чтобы КГБ не подозревало его в сотрудничестве с нами. Мы послали его к ним за десять лет до тех событий. Я не слишком быстро? Олег был нашим человеком, но следовало уверить всех, что он не имеет никакого к нам отношения. Викоф, этот мальчик из Нинаха… – Его голос сорвался, и, закашлявшись, он попытался скрыть это.

Они долго молчали. Потом Нед заговорил обычным голосом, хотя можно было заметить, что он сдерживается.

– Это была ловушка. Викофу велели заявить, что Олег приставал к нему в баре для «голубых» во Франкфурте. Никто из нас и не подозревал, что этот бар что-то вроде штаб-квартиры неонацистов. Мы считали, что это обычное место встреч гомосексуалистов. Как и планировалось, Викоф начал ссору с Олегом. А потом что-то пошло не так. Я никогда… – Его голос снова сорвался и на этот раз слегка задрожал.

– Может, больше не надо? – спросила Джейн.

– Нет, черт возьми. – Он кашлянул раз и другой. Чтобы овладеть собой, Нед начал слегка потирать свои разбитые колени. Потянувшись за простыней, он натянул ее на себя и Джейн.

– Ситуация вышла из-под контроля, – продолжал он, успокоившись. – Я имею в виду, что Викоф уже не владел ею. Олег удрал, а на Викофа набросились с цепями, кастетами и дубинками. Его нашли… – Он снова закашлялся. – Там, возле Франкфуртского аэропорта, есть лес. Тело нашли прикованным к дереву: руки были завязаны за спиной. Кажется, это был дуб.

Он снова остановился и долго смотрел на белый, без единого пятнышка, потолок.

– В холодильнике, помнится, есть еще бутылка «перье».

Джейн принесла ему открытую бутылку, но не забралась к нему под простыню, а села на край кровати и смотрела, как он одним махом проглотил все восемь унций минералки.

– Это было тело Викофа?

– Они отрезали ему голову.

– Нед!!

– Член тоже, как и следовало ожидать. Ты не проверишь, закрыта ли дверь холодильника?.. Дело в том, что у каждого военнослужащего берут отпечатки пальцев, но нам понадобилось какое-то время, чтобы провести проверку в Штатах. В этом случае только на отпечатки пальцев и можно положиться. Я был один, хотя и говорю «мы». Я все это заварил и послал Викофа на это дело. Олег не выплыл, поэтому «мы» больше не было. Слушай, эта чертова дверца холодильника…

Он перевел взгляд на руку, державшую пустую, похожую на кеглю бутылку, и легким движением швырнул ее через комнату. Ударившись о дверь холодильника, она разлетелась на несколько зеленых осколков.

– Ты думаешь, ее легко разбить? – спросила Джейн. – Эти бутылки – небьющиеся.

– Рука у меня такая, – пояснил Нед. – Я чертовски устал от этой истории.

– Ты часто ее рассказывал?

– Ни разу.

– Доскажешь в следующий раз, – предложила она. – Не мучай себя, Нед.

– Почти ничего и не осталось. Через неделю было продолжение в нашей квартире в Бонне. Лаверн вечером уехала с девочками смотреть диснеевские фильмы на английском языке, но с немецкими субтитрами. – Он взглянул на Джейн.

– Лаверн говорит языком диснеевских фильмов? Да?

– И еще на солдатском сленге времен Второй мировой… Вернувшись домой с работы, я нашел записку, что ужин в микроволновке. В квартире никого не было уже несколько часов. Я открыл холодильник, чтобы… – Он задохнулся.

– …достать бутылку «перье». – Закончила за него Джейн.

– А там был он.

– Что?

– Его голова. Они держали его глаза открытыми, пока не наступило трупное окоченение. Викоф таращился на меня.

– О Боже!

– Представь, что было бы, если бы это нашла одна из девочек?

– Господи!

Чтобы чем-то заняться, Джейн встала с кровати, опустилась на колени, подобрала осколки разбившейся бутылки и бросила их в корзину для мусора. Потом открыла и закрыла дверь холодильника так, чтобы Нед видел это.

Нед наблюдал за ней с удовольствием: она делает что-то полезное, подумал он, а полезное не окрашено в серый цвет. К тому же приятно видеть стройную обнаженную женщину на коленях – она словно позирует для художника: спина чудесно изогнута, а тонкие руки вытянуты вдоль тела. Длинные темные волосы Джейн, обычно собранные на макушке в пучок, как у французских горничных, рассыпались каскадами черных завитков, которые поблескивали, как тлеющие угли.

Ощущение расквашенности прошло; Нед быстро собрался. Рассказав все это Джейн, он испытал облегчение, хотя и знал, что оно было временным. От таких ран не существует лекарства.

– Знаешь, я помню, что читала об этом, – сказала Джейн, ложась в кровать и залезая под простыню. – Боже, да ты совсем замерз! – Она обхватила своими длинными ногами его ноги. – Только не помню, чтобы там упоминалось американское посольство.

Нед кивнул.

– Нам пришлось сделать так, чтобы голова была найдена в другом месте. Но по отношению к семье Викофа было бы несправедливо позволить забыть его имя. Они… Я сказал… Это между нами, Джейн. Во время отпуска перед назначением в Лондон я приехал в Висконсин, просто так, как приятель их сына. Молол какую-то чушь. Они были школьными учителями, умные люди. Они смутились. Живешь, внушая неколебимые истины детишкам, а правда о смерти сына – мучительна, и ни одно объяснение не смягчает боли.

– Моя мама тоже школьная учительница, – сказала Джейн. – Отец настаивает, чтобы его шофер отвозил ее на работу утром и забирал домой после школы. Она до сих пор преподает в начальной школе в Бруклине, где полно маленьких преступников.

– Ее часто грабят?

– Никогда. Дети думают, что она связана с мафией, раз у нее машина и шофер.

Они тихо рассмеялись, но потом опять воцарилась тишина.

– Мать Викофа, – сказал наконец Нед, – догадалась о том, что ее сын делал в Германии. Но даже самая пылкая фантазия не в состоянии придумать того, что было на самом деле. Мне самому до сих пор не все ясно. Могли ли эти мерзавцы из бара расчленить его просто ради забавы? Или игра была перехвачена какой-нибудь неофашистской группировкой? Мертвая голова в холодильнике уже ни о чем не расскажет. Одно несомненно – в смерти Викофа виновен я.

– Но это не так, – быстро возразила Джейн.

– Мы все одинаковы – эти мясники и я. Между прочим, голову отрезал человек, имеющий опыт рубки мяса. Я потратил месяцы, отрабатывая эту версию, но… – Он вздохнул. – Викоф был не первым парнем, которого я послал на смерть. Просто первый из Нинаха. Любой военный понимает, что даже в мирное время распоряжается жизнью тот, кто отдает приказы.

Джейн передвинулась на свою половину кровати.

– Получается, что самое необходимое в армии – взобраться как можно выше по служебной лестнице, – пробормотала она под завывания музыки Вогана Уильямса.

– Но кто-то всегда есть над тобой, – рассмеялся Нед и закашлялся. – Я не хотел взваливать все это на тебя, Джейн.

Джейн повернулась к нему. Ее блестящие темные глаза под тяжелыми веками пытливо скользнули по его лицу.

– Френч, это был несчастный случай. Один из многих. Ты не должен так переживать. Но за всем этим могло быть еще что-то.

– Я любил этого мальчика. Это была ошибка. Но он – одна из каждодневных потерь. Жестокая игра. Чтобы показать усердие, мы демонстрируем потери. А люди в Штатах говорят: «Ого! Эти парни действительно надавали нашим врагам по заднице». А те, кто руководят этой игрой, добавляют: «Глядите, как граждане рады этому. Мы вполне заслуживаем того, чтобы остаться у власти еще на четыре года». А идиоты вроде меня, чьими руками ведут эту игру, замечают: «Здорово, я действительно заслужил похвалы! Теперь надо ждать повышения». И некоторое время все довольны.

Музыка уже не доносилась из приемника, и диктор сказал, какое произведение исполнялось. После паузы раздались гудки точного времени. Начали передавать новости:

«…имеет отрицательный эффект для конференции по разоружению, которая должна открыться на следующей неделе в Женеве, где…»

– Френч, – начала Джейн, но тут же остановилась.

– Я знаю, мы должны были уйти отсюда давным-давно.

– Да нет. Нет еще. – Ее большие глаза не отрываясь смотрели в его глаза. – Почему ты сказал «игра»? Ради красного словца? Или это шпионский термин?

Нед слез с кровати и пошел к дивану, на спинке и подлокотниках которого была аккуратно разложена его одежда. Надев трусы и носки, он застыл: его внимание привлекло какое-то сообщение по радио.

– Ну, у тебя и колени! Тебе надо ими как следует заняться!

– Ничего.

– Вот к чему приводит бег среди машин, – сказала Джейн. – Френч, ты болван. Медсестра смотрела твои колени?

Он с шутливым смущением прикрыл колени рубашкой.

– Нет, в последнее время нет.

– Френч, пора перестать корчить из себя героя.

– Вообще-то говоря, ободранные колени очень идут к военной форме.

Она вскочила с кровати и возмущенно встала перед ним.

– Сейчас мирное время. Будь на то моя воля, я бы сделала так, чтобы мирная жизнь продолжалась. Нам не нужны герои.

Пауза была такой долгой, что Джейн не выдержала и улыбнулась.

– Ну вот я опять соврала. – Она взяла у него рубашку. – Мне нужен герой, и ты для этого подходишь. – Она поцеловала его в губы и, повернув спиной к себе, помогла надеть рубашку. – Ты чем-нибудь колени мазал?

Нед рассеянно покачал головой, слушая новости:

«…Больше не будет оставаться равнодушным к обидам и политическим выкрутасам Запада, – сказал мулла журналистам. – Было время, когда вся южная Европа, от Испании до Балкан, была под контролем ислама. – Он, кроме того, предупредил, что…»

– Прелестно, – заметила Джейн. – Он тоже участвует в игре? Или я не так понимаю смысл этого слова?

Нед натянул брюки.

– Джейн, дело в том, что никто не решается наступать. Если все погибнет, политикам нечем будет управлять. Даже у корпораций, поддерживающих их, не будет рынка сбыта. Поэтому самые большие борцы за мир сидят в Вашингтоне и Москве. Не улыбайся, Джейн. Потери от этой игры несравнимы с ядерной катастрофой. Так кто же скажет, что эта игра не самый лучший способ спасти наши задницы?

– Прекрати, Френч.

Потянувшись за пиджаком, он вдруг остановился и взглянул на Джейн самым проницательным взглядом. Она чуть помедлила.

– И давно ты так думаешь?

– Достаточно давно. – Он взял пиджак. – Пожалуй, со смерти бедняги Викофа. Но его смерть была просто последней каплей.

Она посмотрела в зеркало, тщетно пытаясь собрать свои длинные локоны в пучок.

– Где же эта штуковина? Такое черное резиновое колечко с блестками.

Нед уставился на нее, пораженный тем, что она так равнодушно отнеслась к крушению его веры. Он вдруг громко рассмеялся.

– Проблемы Френча должны подождать, пока мы не приведем в порядок волосы Вейл? – спросил он.

Прилаживая резиновое колечко, она подняла руки и стала укладывать волосы. Она знает, что такая поза делала ее похожей на подростка, думал Нед.

– Послушай, – сказала Джейн, поправляя волосы то тут, то там, – есть люди, которые путают работу с воскресной проповедью. Один из таких людей находится со мной в номере 404 и переживает кризис веры, как проповедник, которого одолевает сомнение в существовании Бога.

Она наконец справилась с волосами, стянула их резиновым колечком и поправила челку.

– Я знаю, что единственная цель наших политиканов – удержаться у власти. В Советах правят страной такие же неандертальцы. Но люди, которые служат им, как мы, не должны раскисать. Иначе мы лопнем от раздражения и злости. Как ты, Нед! Как ты.

– Правда. – Френч встал позади нее и легко прикоснулся ладонями к ее телу. Его руки гладили ее грудь и бедра, снова и снова возвращались к изящному изгибу живота. Ее кожа казалась ему удивительно гладкой и тонкой – как ткань, едва покрывающая упругие и выпуклые ягодицы. – Лопнем.

– А теперь уходи, Френч. Уходи сразу. Если я случайно встречусь сегодня с тобой в канцелярии, держись подальше. – Она посмотрела на его отражение в зеркале. – И не будь таким печальным. Пожалуйста, а?

Он нарочито глупо улыбнулся.

– Так лучше?

– Нет, уж лучше будь снова мрачным. – Выскользнув из его объятий, она на мгновение прижалась к нему. – У тебя все в порядке?

– Не понимаю как, но ты помогаешь мне удержаться на плаву.

Она некоторое время озадаченно смотрела на него.

– А ведь это опасно. Я начинаю понимать, в кого я влюбилась. Ты человек, которому нужно все или ничего, так?

– Я как-то об этом не думал.

– Но ты был патриотом. Теперь ты циник. Неудивительно, что у вас с Лаверн возникли проблемы.

– Это случилось еще до того, как я встретил тебя.

Она кивнула.

– Да, да. Но послушай, что я тебе скажу, Френч. Пытаясь понять твое поведение, я преследую свои цели. Мы с тобой ведь ставим все на эту… на эту карту. Это игра. – Она остановилась. – Мне хочется, чтоб нам было легче, а не тяжелее, но мы сию минуту должны возвратиться на работу. А здесь я испытываю тебя. Испытываю нас.

Он долго молчал. Потом слегка прикоснулся губами к ее щекам.

– Я люблю тебя, Вейл. Это не может так закончиться. Но продолжение будет… позже.

– Да. – Она начала одеваться. – Позже.

* * *

Недалеко от Лаунус-сквер, где Найтсбридж пересекает Белгравия-сквер, стоит массивный белый дом с черной отделкой, построенный сразу после Первой мировой войны. Стиль дома номер 12, называемый сейчас «арт деко», снова в моде, поэтому владельцы его постоянно меняются, а цена каждый раз удваивается. Недавно его приобрел почти за девять миллионов фунтов один человек, конечно, араб.

И не просто какой-нибудь араб, обязательно добавит кто-нибудь из знающих все соседей. Доктор Хаккад – офтальмолог, известный у себя на родине, и таинственный мультимиллионер. Ну, а кто же смог бы заплатить наличными за дом номер 12.

Поскольку дом – исторический памятник, его внешний вид менять нельзя, но все внутри покрашено в яркие, горячие красные и оранжевые тона. Стены – в коврах. Есть и встроенные в пол ванны с золотыми кранами, и огромные кровати под резными балдахинами. Поистине, декор «1001 ночи» прячется в сердце степенной Белгравии.

Вся эта цветовая неразбериха вызывала у Берта головную боль. Он никогда бы об этом никому не сказал, и во всяком случае Хефте, если бы сама американка не упомянула об этом. Она целый день слонялась по квартире на верхнем этаже дома номер 12, курила кальян и пила араку.

– Какие-то странные цвета в промежутке между оранжевым и алым, Дрис, – сонно пожаловалась Нэнси Ли. – Из-за этого у меня глаза начинают подергиваться.

Хефте, которого она называла Дрисом, старательно изучал ее записную книжку, задавал вопросы и делал пометки. Обычно Берту приходилось иметь дело со второсортным человеческим материалом во всех этих делах, но Хефте был настоящим профессионалом. Берт с трудом верил, что не немец, как он сам, мог быть так хорошо подготовлен, как Хефте.

Всем известно, насколько многосторонен ислам, думал Берт. Мир знал о палестинцах и нескольких течениях в ООП, воевавших друг с другом. Много писали и говорили о шиитских братствах и различных организациях вроде «Хезболла», «Амаль» и «Джихад». С суннитами тоже надо было считаться, памятуя о друзьях.

Кроме перечисленных организованных группировок, были еще и десятки безымянных, зародившихся в одном регионе. В лице Хефте, как знал Берт, ислам имел человека, отлично разбиравшегося в конфликтах, симпатиях и религиозных взглядах.

– Правда, – сказал Берт по-английски. – Там, где цвета соприкасаются, возникает цветовая неразбериха.

– А где в жизни, брат мой, – ответил Хефте по-арабски, – нет неразберихи? Любимая, – повернулся он к Нэнси Ли, – ты записала, что полковник Френч каждый день или через день выходил из канцелярии в полдень или чуть позже, а возвращался через 90 – 100 минут? То же самое и с еврейкой Вейл, и в те же самые дни. – Он посмотрел на Берта. – Не улыбается ли нам Аллах?

Нэнси хихикнула.

– Ты чудно говоришь. – Она закрыла глаза.

Хефте улыбнулся.

– Сегодня в газетах мы прочли об этом рискованном празднике, придуманном женой посла. Брат, наверняка ты уже тысячу раз думал о том, что это – ловушка Сатаны или чудесный дар Аллаха.

Берт с тревогой взглянул на американку, но понял, что она дремлет на длинном оранжевом диване. Ее голова лежала на восьмиугольной фиолетовой подушке с серебряными блестками. Он и Хефте отошли в дальний конец комнаты к окнам, из которых была вдали видна Белгравия-сквер.

Мужчины смотрели на лондонские вечерние пробки на улицах. Такси, лимузины, автобусы, грузовики тихо ждали, когда загорится зеленый свет и можно будет немного продвинуться.

– Какие англичане дисциплинированные, – тихо сказал Хефте.

– Как овцы, – пробурчал Берт.

– Если бы впереди у нас был месяц! – резко и сердито воскликнул Хефте. – Но вместе с завтрашним днем у нас всего пять суток.

– Ты прав, – согласился Берт, верный своему правилу быстро и утвердительно отвечать, говоря с арабами. Арабы не любят слышать «нет». – Но вообще-то… есть и другой путь.

Впервые светло-карие глаза Хефте обратились к Берту.

– Объясни.

– Ты согласен, – начал Берт, – что мы можем напасть на особняк посла?

Хефте на секунду задумался.

– Да.

– Но долго ли мы сможем удерживать Уинсфилд-Хаус во время переговоров – ведь они могут затянуться на дни и недели.

– Верно.

– Все это время, – продолжал Берт почти без паузы, – враждебный городок будет вокруг нас, а наши силы попытаются уничтожить.

Они перешли с арабского на английский и говорили тихо, чтобы не разбудить спящую девушку.

– Хефте, – спросил Берт патетически, – неужели Сатана терпит поражение лишь тогда, когда мы опустошаем его карман? На каких скрижалях начертано, что мы не можем посрамить Сатану, уничтожив его жирных избранников?

Девушка перевернулась и начала посапывать. Хефте надолго замолчал. Берт видел, как светло-карие глаза выразили мучительное размышление.

Они были независимы, но осознавал ли Хефте различие между их собственной, весьма оппортунистической, группой и той ортодоксальной, что была в их стране и направлялась на Запад как ракета, летящая в одну цель? Их люди не имели точно поставленной задачи. Нужно было находиться за пределами вражеской территории, пока не определялась ситуация. Именно поэтому их финансировал такой спонсор, как доктор Хаккад. Именно он оплачивал их счета, следил, как продвигается дело, участвовал в разработке планов. Их зависимость от него была унизительна. А ведь Хаккад был всего лишь банкиром, занимался ростовщичеством, запрещенным Кораном.

Берт поджал свои тонкие губы. Непоследовательность ислама, противостояние сект всегда беспокоили его. Колебания Хефте сейчас убеждали его, что того тоже смущала бесконечная сложность целей и средств; у Хаккада не было таких колебаний: его цель – выкуп. Но политическая акция, которая потрясет четыре части света, будет еще внушительнее, не рассчитывая на выкуп. Поймет ли это Хефте?

В глазах Хефте появился блеск: то ли от солнечного луча, подумал Берт, то ли от удовольствия.

– И то и другое. – Хефте тихо вздохнул. – Да, и то и другое. Как… замечательно.

* * *

Нед Френч вышел из офиса налоговой службы в северо-западном конце подвала канцелярии. Он разговаривал там с сотрудницей по поводу длительной аудиторской проверки американского бизнесмена, живущего в Лондоне, которую она пыталась завершить.

– Он нас водит за нос почти пять лет, – жаловалась сотрудница. – Фамилия парня Вимс. За это время он дважды менял работу.

– Ну и что он вытворяет? Скрывает доходы?

– Мы начинаем всегда так, – сказала женщина, хищно улыбаясь. – Так или нет, но это всегда подтверждается. Называется: «виновен, пока не докажет невиновность».

Неду стало жаль Вимса, кем бы он ни был.

Френч направился к убежищу П. Дж. Паркинса. После обычной задержки с замками, огромный, кряжистый, как пень, мужчина появился в дверях, заслоняя собою почти все пространство; только хаотический беспорядок был заметен в его офисе-мастерской.

– Вы по поводу несчастного случая, полковник?

– Как бегун?

– Царапины, ушибы и сломанный палец. Убедившись, что с головой все в порядке, видимо, выпишут из больницы.

– А как водитель «мини»?

Что-то стремилось прорваться наружу изнутри кряжистого фасада. Неду показалось, что веселый огонек мелькнул в глазах Паркинса.

– Водитель в тюряге. Это его третье нарушение. Он бандит что надо.

– Хорошо. Надеюсь, что он не улизнет.

– Не улизнет? – повторил Паркинс. Он издал звук, похожий на пыхтение далекого паровоза. – Не улизнет? – снова спросил Паркинс, едва удерживаясь от смеха. – Парень до сих пор не может отдышаться! – Он хохотнул и снова обрел непроницаемо-деревянное выражение.

– Вот так смотрит на это Билл, полковник, – добавил Паркинс, говоря о полиции на жаргоне, принятом как у копов, так и у мошенников. – Им, между прочим, не интересны ни свидетели, ни какой-то там «форд-фиеста».

– Спасибо.

– Ну что вы, полковник.

– Всего хорошего.

Паркинс взглянул на часы.

– Ого! Уже пора уходить. Вот и еще один понедельник закончился.

Нед решил ограничиться обычной любезностью. Его отношения с П. Дж. Р. Паркинсом были довольно деликатного свойства: каждый из них скрывал, кто он на самом деле.

Френч медленно поднялся этажом выше и помедлил у окна коридора, чтобы взглянуть на площадь: люди расходились по домам; было поздно. Ритм движения толпы в Лондоне всегда удивлял Неда: никто, ни отправляясь на службу, ни возвращаясь с нее, не спешил. Отвечать по телефону, кстати, тоже никто не торопится. Не меньше шести раз звонит телефон. Наверное, только в каком-нибудь средиземноморском городке такой же ленивый темп жизни.

Как это бывало к концу дня, выглянуло солнце, озарив город розовым светом. Тень Наблюдателя, похожая на пугало, вытянулась далеко за пределы лужайки.

Из-за плакатов над головой Наблюдателя тень казалась квадратной и напоминала Авраама Линкольна в цилиндре. Да нет, с красным, белым и синим цветами на плакате он был вылитый… дядя Сэм!

Нед заметил, что никто не обращал ни малейшего внимания на бедолагу. Три молодчика из Национального фронта, сидя поблизости на одной из скамеек, закурили от одной зажигалки – значительно, как посвященные, выполняющие ритуал. Когда еще вился сигаретный дымок, со скамейки поднялся самый крупный и плотный из них – почти без шеи и с шарообразными бицепсами. Он шел как-то бочком и вид его словно говорил: «Я здесь ни при чем». Это возбудило подозрения Неда.

Он видел, как крепыш обошел вокруг Наблюдателя и занял позицию неподалеку от него. Потом он дал своим «братцам» знак, подняв вверх большой палец и подмигнув. Тут же все начали приближаться к человеку с плакатом.

Эта сцена напомнила ему фильмы сорокалетней давности о Второй мировой войне, время от времени их крутили по телевидению. В этих фильмах люди в обтрепанной одежде собирались у подпольных радиоприемников, напряженно ожидая полночного стука в дверь.

Мысли Неда перескочили на Арона Химница, старого профессора философии в Чикагском университете. Странно работает мозг. Нед начал день, вспомнив одно из любимых словечек профессора – «беспорядочный».

Занятные люди эти евреи-буревестники. Всегда в центре любого урагана. Даже Иисус Христос создавал проблемы для Понтия Пилата. Единственной миролюбивой еврейкой, которую знал Нед, была Джейн. Остальные всегда были в водовороте событий, словно они были в эпицентре любой беды.

Химниц легко понял бы суть того, что должно произойти на Гросвенор-сквер. Он не видел бы в этом садистского наслаждения, которое испытывают, причиняя боль слабому – тому, кто не может ответить. Химниц подвел бы философскую базу.

Внизу на площади было мало прохожих. Через минуту-другую три молодчика накинутся на одного карикатурного дядю Сэма.

Он взглянул на свои новые часы. Ну и черт с ними, какое дело ему до того, что какой-то бедолага будет избит местными фашистами? Пусть вмешается прохожий-англичанин: ведь это его фашисты. В Англии часто случается – старики становятся жертвами молодых то ли из-за денег, то ли из-за того, что можно безнаказанно избить их.

Человек с плакатами очень подходил для расправы. Нед видел, как крепыш подходил все ближе. Его дружки были не более чем в ярде от Наблюдателя.

«Ну кто мне этот Наблюдатель», – спрашивал себя Нед.

Он увидел, как крепыш достал из правого рукава двухфунтовый кусок дюймовой трубы.

– Господи, – замычал Нед, бросился вниз, перепрыгивая через ступени, и выскочил на улицу через главный вход.

На лужайке головорез занес руку с трубой, чтобы ударить Наблюдателя в область почек. Его друзья уже сорвали с Наблюдателя плакат. Проскочив между движущимися машинами, Нед выбежал на площадь и бросился вперед как раз в тот момент, когда крепыш обрушил удары на спину старика.

– Эй! – закричал Нед, приближаясь. – Эй, ты!

Никто из молодчиков не обернулся. Один из них подсек Наблюдателя под колени, и тот упал на землю. Все трое принялись бить его ногами.

– Эй вы, мерзавцы! – еще громче заорал Нед.

На этот раз окрик подействовал. Коренастый криво ухмыльнулся, когда Нед бросился на него. Он взмахнул трубой, норовя попасть Неду в лицо.

Но Нед отскочил на шаг в сторону, перехватил правую руку молодчика, вырвал трубу и ударил ею парню поддых. Двое других с изумлением смотрели, как крепыш, согнувшись вдвое, рухнул на траву рядом с Наблюдателем и начал скулить. Они бросились наутек.

Через мгновение крепыш вскочил на ноги и рванул за дружками. В нескольких ярдах, уже на безопасном расстоянии, он остановился, смахнул блевотину с губ и крикнул: «Ты свое получишь, янки паршивый!» И побежал дальше.

Нед опустился на колени возле Наблюдателя.

– Как ты, старикан, все в порядке?

Голос мужчины был сдавлен от боли.

– Не трогай меня.

Нед услышал американский или канадский акцент. Мужчина был того же возраста, что и его отец, но совершенно опустившийся. Френч оглядел площадь, ища того, кто помог бы ему перенести старика или вызвать «скорую». Но площадь была пуста.

Наблюдатель с трудом поднялся на колени.

– Посмотри, что ты сделал с моим плакатом.

– Не я, а хулиганы. Но, честно говоря, я не очень жалею об этом.

– Ты из этого чертова посольства?

– Да.

Худое, изборожденное морщинами лицо старика будто окаменело. Он начал подниматься на ноги, оттолкнув протянутую ему Недом руку.

– В твоей помощи не нуждаюсь, – проворчал он. Медленно и удрученно, он принялся собирать обрывки плаката.

– Не скажешь ли мне кое-что? – спросил Нед.

– Едва ли.

– Что у тебя за проблемы с США?

Звук сдерживаемой ярости вырвался из плотно сжатых губ Наблюдателя.

– Господи Иисус Христос, ну может ли быть большее оскорбление! – Держа обрывки плаката, он захромал прочь в сгущающиеся сумерки.

Нед долго стоял, не двигаясь. На поле битвы никого больше не было – молодчики и жертва, прохожие – все исчезли куда-то. Мерзкие слова, правда? Извините, профессор Химниц. Мерзкие люди. Нед чувствовал себя полным идиотом, сохранив шкуру дяди Сэма.

Но, сказал себе Нед, если он и в самом деле гражданин США, я должен был его спасти.

Чувствуя слабость и тяжело дыша, Нед поплелся в посольство и поднялся к себе в офис. Он увидел, что дверь Шамуна открыта. От него выходил посыльный. Нед уселся напротив, подождал, пока капитан запрет дверь, и закрыл глаза. Открыв их, он увидел, что Шамун подключил видеоплейер к монитору своего компьютера.

– Эту кассету прислала Лаверн. С твоей телекамеры у входной двери.

Нед кивнул.

– Я не буду тебе мешать. – Он снова закрыл глаза. – Считай, что меня здесь нет.

Через мгновение он медленно их открыл. Шамун распечатал конверт и достал кассету. Нед смотрел, как он нажал на клавиши компьютера и ждал, пока программа загрузится, а потом включил видео. Пленка была с горизонтальными белыми полосами, но легко позволяла разглядеть коротко стриженную голову посетителя, отвернувшегося от объектива. Они смотрели, как он переместился в нижнюю часть кадра, потом поднялся и пошел прочь без почтовой сумки, что заметила и Лаверн.

Лицо Шамуна было унылым. Оборудование с низкой чувствительностью, позволяющее следить за входом, вечно создает проблемы. Такое оборудование легко перехитрить. Нед помнил, как однажды в Риме грабители замазали черной краской объектив телекамеры – владелец должен был считать, что она не работает.

– Попробуй первые кадры, – сказал он Шамуну.

Тот перемотал ленту и запустил ее снова. В самом начале пленки была пара кадров, где…

Шамун включил стоп-кадр и немного сдвинул пленку. Вот! Можно сделать снимок с этого кадра, подумал Нед. Он пристально вглядывался в электронное изображение. Лицо было как будто незнакомое.

– Что за парень? – спросил он.

– Парень? – Шамун взмахнул руками, как волшебник. Он сдвинул пленку на кадр назад, вернувшись к первому изображению. Голова была по-прежнему повернута в сторону, но ухо, с его мясистой мочкой и ясно различимым завитком, годилось для работы, равно как небольшой нос и краешек рта и глаза. Строго говоря, это было совсем не густо.

– Парня этого зовут, – сказал Шамун, – Бертольд Хайнеман, или Чарльз Кутт, или Бен Идрис Вакиль. Выбирай любое имя.

– Ого! Мо, мне все они нравятся. А чем нам интересен этот сосунок? – Уже спросив, Нед ощутил все то же предчувствие. Он ждал ответа Шамуна, хотя и знал его.

Часть 2

Вторник, 29 июня

Глава 7

Лаверн проснулась раньше Неда. Последние дни, после отъезда дочерей в Штаты, у нее ранним утром не было так уж много дел, поэтому обычно она спала до девяти. А сегодня проснулась в семь. Лаверн слышала, как Нед принимает душ наверху. Полусонная, она с непривычки приготовила обильный завтрак вроде тех, которыми ее мать кормила четырех растущих сыновей и маленькую дочку.

Лаверн испекла большой толстый блин, поджарила ломтики бекона, в подогревателе лежало несколько намазанных маслом тостов: как только появится муж, она поставит блин и яичницу. Приготовленного кофе хватило бы на восемь человек, кленового сиропа – на двенадцать, апельсинового сока – на шестнадцать, а масла – на две дюжины. Эти заготовки назывались «великим американским завтраком».

Она услышала, как Нед выключил душ наверху.

– Что за запах? – крикнул он. – Восс, ты уже встала?

– Завтрак будет готов, как только ты придешь.

– Я только побреюсь.

Лаверн присела у длинного окна, где она выращивала лук, шалфей и другие растения, точнее, ухаживала за тем, что посадила ее старшая дочь Лу Энн. Шла вторая неделя с тех пор, как они остались вдвоем. Лаверн перестала много стряпать – Нед возвращался всегда по-разному. Обычно она готовила простую еду – мясо с картофелем, презирая иностранные штучки с чесноком.

Нед вошел в кухню, потирая подбородок. Он был одет для офиса, но пока без пиджака. Лаверн видела, что, хотя он сразу оценил солидность завтрака, его мысли обращены к другим делам.

– Я попросил Шамуна подбросить меня.

Лаверн кивнула.

– Как насчет блинов?

– Нет, спасибо. Только тост и кусочек бекона.

– Ты шутишь, Нед, посмотри на эту красоту.

– А ты посмотри на эту красоту. – И он похлопал себя по абсолютно плоскому животу.

Она налила тесто на сковородку и смотрела, как шипят в масле два блина.

– Мужчине, работающему, как ты, нужен хороший завтрак.

Нед покачал головой, тщательно выбирая самый маленький кусочек бекона и укладывая его на самый маленький кусочек хлеба.

– Я больше не курю. Бегаю только раз или два в неделю. На корт не выходил уже год. Я – канцелярская крыса и веду сидячий образ жизни, Восс.

Она бессознательно покачивала головой в такт ему.

– Кажется, все меняется, – проговорила она едва слышно. – Нельзя называться игроком, пока не известен счет.

– Характерно для этого дела.

Лаверн перевернула блины на сковородке.

– Что, Ройс Коннел дает большой ужин сегодня?

Нед нахмурился.

– Сегодня вечером? Да нет, обычный фуршет.

Она выключила огонь под сковородкой.

– А тебе нравится Ройс? Правда?

Нед жевал свой спартанский завтрак, набив рот, чтобы не говорить. Потом тянул черный кофе без сахара. Потом смотрел в черное дно своей чашки и молчал.

Лаверн тихо вздохнула.

– Я соскучилась по девочкам. – Ее голос звучал очень мягко.

Нед резко поднял голову, будто услышал незнакомый голос, и взглянул на Лаверн.

– Я тоже. Когда они должны вернуться, в начале сентября?

Никогда, ответила про себя Лаверн. Я сделаю все, чтобы они никогда не покинули безопасное гнездышко, которое устроили для них мои родители. Она следила за лицом Неда, испытывая редкое и приятное ощущение злорадства. Он не единственный, кто не должен отвечать на вопросы: в эту игру могут играть и двое.

– Я скучаю о них, – продолжала она, – потому что, когда они завтракают, ты хотя бы заставляешь себя разговаривать.

– Неужели?

Она увидела, что огонек интереса, зажегшийся было в его глазах, погас, как только он снова вернулся к каким-то занимавшим его проблемам. Он подошел к холодильнику – агрегату с двумя дверцами, слишком большому для них двоих. Не колеблясь, он открыл дверцу, достал апельсиновый сок и закрыл ее. Лаверн заметила, что он спокойно налил и выпил небольшой стакан сока.

– Что, больше в белом ящике нет привидений? – спросила она, улыбаясь.

Он печально взглянул на нее.

– Ты заметила?

– Трудно не заметить. Начиная с Бонна, ты боишься заглянуть в холодильник. Это уже больше года.

Он поставил стакан в мойку и включил воду. Потом взглянул на часы.

– Ты… никому не рассказывала об этом?

– Зачем? Чтобы это попало в твое досье?

Он кивнул, по-прежнему не глядя на нее и не садясь с ней за стол. Она переложила блины на свою тарелку, взяла масло, полила их сиропом.

– Точно не будешь? Может, хоть один?

Он повернулся к ней, пытаясь вникнуть в то, о чем она говорит.

– Они пахнут чудесно. Но нет, не буду. – Он снова взглянул на часы. – Их подарила мне Лу Энн, никак не могу привыкнуть к часам без стрелок.

– Сядь, – посоветовала она. – Мо Шамун никогда не опаздывает, но и никогда не приезжает раньше. Кстати, что ты нашел в нем?

– Он первоклассный умный офицер.

Снова нахмурившись, Нед уставился на пустой стул, как будто обдумывал самое важное решение в своей жизни. Наконец он взял еще один крохотный кусочек бекона и начал медленно покусывать его, как белка покусывает орех. Это избавляло от разговора.

– Нед.

– Гм.

– Шамун упомянул что-то вчера о повышенной готовности. Я полагаю, это официальная форма ответа: «У меня нет времени помогать жене, когда к ней ворвались коммуняки-провокаторы». У меня была для тебя видеопленка; она так и валялась бы дома, если бы я не приказала Шамуну забрать ее. Это ты называешь «повышенной готовностью»? А что прикажешь мне делать с провокаторами в следующий раз? Или тебя не касается, что твоя жена при удобном случае может оказаться жертвой? Но ведь это не безразлично твоей жене. Следующий ублюдок, который попытается залезть, получит пулю 38-го калибра прямо через щель для почты. Это заставит тебя быть осторожнее, Нед?

Он продолжал жевать свой бекон, пока тот не исчез. Потом криво улыбнулся.

– Успокойся, Восс. Я жалею о вчерашнем. Но я же извинился вечером.

– Ничего не объяснив.

Он вздохнул и чуть было снова не взглянул на часы, но вовремя удержался.

– Полагаю… – сказал он безразличным тоном, – словами об уничтожении коммуняк, ломящихся в дом, ты доказала, что должна все узнать. Поэтому, чтобы ты не стреляла, я все тебе объясню.

Он рассказал об ожидаемом у Пандоры Фулмер приеме, не углубляясь в детали, касающиеся мер безопасности. Лаверн начала вилкой вырезать из блинов узоры, но ничего не ела.

– Мы на прием приглашены?

– Конечно. Но, боюсь, что не смогу тебя за руку держать. Придется тебе обходиться без меня.

– Это что-то меняет?

– В каком смысле?

– Меняет что-нибудь то, что я буду без тебя? – Она оттолкнула тарелку. – Когда ты хотел рассказать мне о приеме? Вчера вечером?

– Вот я и рассказал тебе это. – Нед щелкнул пальцами, обнаружив тем самым недовольство. – Ты уж как-нибудь постарайся отделить свою личную обиду от нависшей беды.

Она кивнула в знак согласия.

– Жены умеют это делать, особенно брошенные. И более всего те, кого оставили, словно и не оставив. Жить дома, спать в одной постели и при этом не быть вместе! – закончила она, переходя на крик.

– Отлично. – Он взглянул на часы, на этот раз открыто. – Я подожду Шамуна на улице. Он человек молодой, впечатлительный, холостой. Не стоит портить его представление о счастье в браке.

– А я?

– Извини, не понял?

Лаверн почувствовала, как стеснилось ее дыхание. Она не собиралась затевать этот разговор. Он был не в ее стиле и напоминал нытье. Единственная дочь генерала Криковского никогда не ныла – это удел слабых.

– Мои фантазии о счастье в браке. – Услышала она свой голос будто со стороны. – Ты хоть имеешь представление о том, что я?.. – Она остановилась вовремя.

Это не касалось Неда – он не скрывал, что его не интересует вопрос, почему у них нет больше детей. Грех, конечно, но тогда ей казалось правильным не плодить кучу детей. Она уже не ходила в церковь по воскресеньям, а на последнем причастии была больше года назад. Но до сих пор помнила слова священника после ее признания в том, что ей перевязали трубы. Многие годы они звучали в ее душе, пока она не поняла, что этот ответ – полное дерьмо. Она решила, что священник, не раз слыхавший о таком прегрешении, имел наготове подходящий ответ. «На твоей душе тяжкое бремя, – сказал он, – но ты несешь его во имя Того, кто прощает. Оставь это Богу, а сама постись».

– И каждый год после этого… – вырвалось у Лаверн.

Нед удивленно взглянул на нее.

– Извини?

– Нед, ты стал такой, как они все. Ты даже говоришь не так, как американец. «Извини?» Они превратили вас всех, даже самых лучших, в нытиков.

– Восс, не кипятись.

– Я? Это потому, что я чувствую себя брошенной.

– Что?

– Я рада, что вспомнила об этом. Брошенная! Я думала об этом вчера утром, когда смотрела, как ты уходишь. Ты всегда уходишь, Нед. Физически ты возвращаешься, поэтому нельзя сказать, что ты ушел. Но для меня это не имеет значения. Я то, что осталось в прошлом. Ты понимаешь?

– Конечно, даже то, что выделено курсивом. – Он выглянул в окно кухни. – А что, все это можно было мне сказать только перед работой? Чтобы я целый день приходил в себя после чудовищного завтрака, который ты…

– Извини. Не понимаю, зачем все это выложила. Видимо, из-за тоски о девочках. – Она принялась перекладывать фигурки, вырезанные из блинов. – А твой друг ливанец блины случайно не любит?

Раздался звонок в дверь.

– А вот и он. – Нед сказал это с таким очевидным облегчением, что глаза ее на мгновение увлажнились. Но дочь генерала Криковского не заплакала. Ни рыданий, ни нытья, ни плача.

Она пошла к входной двери, опередив мужа, и пригласила Мо Шамуна войти.

– Пять минут на чашку кофе, капитан.

Смуглый, худощавый молодой человек расплылся в улыбке.

– Превосходная мысль, капитан.

Лаверн заметила, что полы ее хлопкового халата слишком разошлись, и запахнула его.

– А откуда ты узнал мое звание?

– Мы знаем все, – сказал Шамун с шутливой таинственностью. – Доброе утро, Нед.

– Поехали.

Шамун остановился на полдороги к кухне, откуда доносился аромат свежесваренного кофе.

– Мы торопимся?

– Мы всегда торопимся, – бросил Нед, идя позади него к двери.

– Извини, если кофе не слишком хорош, – сказала Лаверн.

– Это ты меня извини, – ответил Шамун.

– На звонки в дверь не отвечай никому, Восс, – крикнул Нед, уже выходя.

– Это приказ? – спросила она с иронией. – Да вот поможет ли он?

– Нет, серьезно, – сказал Шамун. Его темные глаза блестели, выражая симпатию. – Вам же стоит только позвонить. Не надо корчить из себя героя.

– Бегом, капитан. – Она сделала прощальный жест. – Давай, давай.

Сидя у кухонного стола, Лаверн слушала фырчание удаляющегося серо-коричневого «форда-фиесты». Она задумалась и медленно разрывала холодный блин на мелкие части.

* * *

Когда девочка, ставшая впоследствии королевой Викторией, впервые обосновалась здесь, часть Лондона, которая называется Кенсингтоном, была, собственно, не городом, а сельской местностью с маленькими фермами и деревнями, разбросанными вдоль основных маршрутов дилижансов – на север и запад.

К сожалению, истории не известно, что она сказала бы о сегодняшнем окружении Макса Гривса. На Кенсингтон-Хай-стрит возвышается типовой туристский отель, выходящий на сады, где Виктория шалила в детстве, если, конечно, она вообще когда-нибудь шалила.

В этом отеле, как подобает холостяку, живущему на чужбине, Макс Гривс снимает полулюкс, а счета каждый месяц направляет в министерство юстиции по адресу: «США, Вашингтон, округ Колумбия».

Во вторник утром он вышел из холла гостиницы в восемь, вместо того, чтобы послоняться здесь и послушать смешные истории земляков-американцев, приезжающих посмотреть Лондон. Нельзя сказать, что после нескольких лет, проведенных здесь, Макс Гривс пресытился Лондоном. Пресытился он только плоскими остротами туристов.

Сейчас он торопился и нервничал. По жестоким внутренним правилам посольства он, один из сотрудников ФБР, числившихся за отделом Джейн Вейл, не мог рассчитывать на личную беседу с Ройсом Коннелом, но только на те официальные встречи с замом посла, которые происходили каждое утро на десятичасовых совещаниях. Поэтому, когда Коннел, позвонив вчера вечером, попросил Макса «подскочить» с ним утром в одно место, день просто засиял от радушных надежд.

В отличие от того, что изображалось в комиксах, повседневная работа сотрудника ФБР была достаточно скучной. Поэтому намерение Ройса проехаться с ним в лимузине в условиях исключительной конспирации наполняло Макса надеждой, что задание будет особым.

Он ехал на юг по Виктория-роуд, где было полно тупиков и улиц с односторонним движением, из которых состоял этот жилой район, будто созданный для того, чтобы затруднить движение машин в любом направлении. Макс повернул на Запад именно в тот момент, когда принадлежавший Ройсу «кадиллак» с обрубленным багажником остановился у широкого крыльца, выкрашенного в темно-желтый цвет с табличкой «Коринф-Хауз».

Огромный дом с целым штатом слуг принадлежал одному человеку. Ройс должен чувствовать себя здесь не слишком уютно, так же как Макс в своем несопоставимо меньшем гостиничном номере. Фэбээровец остановился возле черного автомобиля и кивнул шоферу, хотя им и не приходилось встречаться. Чуть погодя Макс принялся рассматривать себя в затемненных окнах «кадиллака», желая убедиться, что его внешность соответствует обстоятельствам. Встречи с Ройсом Коннелом производили почти на всех такое же впечатление.

Макс выглядел неважно. Было заметно, что он нервничает. А ведь первые впечатления решают все! Он бы не занимал свою должность, если бы не знал, что надо делать в подобных случаях. Макс постарался придать себе уверенный вид, чуть выдвинув вперед нижнюю челюсть, отчего лицо его стало почти квадратным. Он может чувствовать себя неуютно, но, как и все преуспевающие люди, должен казаться надежным и владеющим собой. Это непросто.

У него, как сознавался себе Макс, было одно уязвимое место. Он только что окончил университет Мидуэстерн, где изучал правоохранительные органы и получил звание магистра. Главным образом он занимался «бухгалтерией» борьбы с преступностью. Макс Гривс был из послегуверовского[26] поколения: его приняли на работу, когда смерть директора избавила бюро от пятидесяти лет притворства. ФБР освободилось от дурацких представлений эпохи Гувера, когда оно всячески избегало возможности выдвигать любые обвинения против членов организованных преступных групп. Новое бюро двигалось в ином направлении. Хотя деньги налогоплательщиков по-прежнему шли на то, чтобы внедряться в основательно потрепанные левые организации, все же ФБР теперь действовало, как настоящий правоохранительный орган, впервые занявшись сетью преступных организаций в стране. Макс нахмурился, глядя на свое отражение в затемненном пуленепробиваемом стекле «кадиллака». Его лицо было довольно длинным и узким, одутловатым, словно искаженным головной болью после бессонной ночи. Он заметно лысел. Оставались лишь темные редкие пряди волос. Не лучше ли носить шляпу? Интересно, сейчас мужчины носят шляпы? Что об этом скажет Ройс? А сам Ройс носит шляпу?

Он редко появляется на улице.

Мои глаза, сказал себе Макс, не внушают доверия: налитые кровью, да еще и бегают. И слишком светло-карие для брюнета. Боже, все в нем было не так в это утро. Ну просто никудышный человек!

– Нравишься себе? – спросил Ройс Коннел.

Макс резко обернулся, почувствовав, как вспыхнуло его лицо.

– Застали на месте преступления. Доброе утро, сэр.

– Немного здорового тщеславия не повредит никому, – ответил Ройс, медленно оглядывая его и словно ища, к чему прицепиться. – Голова болит?

Макс поморщился.

– К сожалению, даже этим не могу объяснить свой паршивый вид. Извините, но я что-то сегодня… Может, освещение?

Ройс взглянул на редкие голубые просветы над головой. Макс отметил, что сегодня посланник, как его называли официально, был одет как будто в тон с Коринф-Хаузом: легкий летний костюм желтоватого цвета плотно сидел по английской моде, почти черный галстук и очки в тяжелой черной оправе. Фасад Коринф-Хауза с полосами и черными рамами окон словно соответствовал одежде Ройса. Ни флага, ни малейших признаков того, что дом – постоянная резиденция второго человека американского посольства в Лондоне.

– Сядем.

Они сели на заднее сиденье «кадиллака». Шофер закрыл дверь и коснулся руля. Он нажал кнопку, и тяжелое стекло – пуленепробиваемое, решил Макс – поднялось между сиденьем водителя и просторным салоном для пассажиров.

Ройс заблокировал изнутри обе задние двери и уселся поглубже. «Кадиллак» двинулся в парк, где широко раскинувшаяся лужайка отделяла Кенсингтон-Гарденс на западе от Гайд-парка на востоке.

– Макс, – начал Коннел, – говорит вам что-нибудь имя Тони Риордан? Американский биржевой делец.

Гривс покачал удлиненной головой.

– Я проверю файлы.

– Сделайте, пожалуйста. И будьте осторожны. Я в одной частной беседе узнал, что он намерен устроить большой скандал и втоптать в грязь доброе имя американского предпринимательства. Мне хотелось бы избежать публикаций в газетах. Вообще говоря, хотел бы, чтобы Риордан исчез с лица земли. Но это невозможно, поэтому, я думаю, ваши коллеги могли бы схватить его за что-то, совершенное им дома, и отправить в Штаты до того, как всплывет это лондонское дело.

– Можно сделать.

– Это дело тонкое. Похитить американского гражданина – незаконно. Будьте очень осторожны.

Макс почувствовал, как дрожь, спутница страха, пробежала по телу. Ого, да это дело, как говорится, для специалистов по части плаща и кинжала! Он нервно выглянул в окно, когда тяжелый лимузин повернул на север по внутренней дороге, вливающейся в Парк-Лэйн. Скоро они будут в посольстве, и эта почетная, но рискованная беседа закончится. Мысли Макса перескакивали от одной опасности к другой.

– Понятно, – продолжал тем временем Ройс, – вам придется как-то утрясти и другие дела. Я бы хотел, чтобы вы по мере сил помогли Неду Френчу. Но на то, чтобы найти и отправить в Штаты Риордана, я даю вам двадцать четыре часа.

«Сидеть на двух стульях…» – пронеслось в мыслях Макса.

– Наверное, летом никто больше шляпы не носит. – Он удивился сказанной им глупости. – Я имею в виду… – Он громко проглотил слюну.

Только дипломат мирового класса знает, когда не надо слышать произнесенное вслух. Ройс Коннел, казалось, сосредоточился, очищая от пятнышка светлые брюки. Только когда «кадиллак» оказался на Брук-стрит, в одном квартале от канцелярии, он поднял глаза.

– Вы выйдете здесь, – сказал он, постучав по стеклу, отделявшему их от водителя. Машина на секунду остановилась, и Макс выскочил из нее.

– Двадцать четыре часа, – напомнил Ройс, улыбнувшись, закрыл дверь и дал знак водителю трогаться.

Макс немного постоял на углу Аплер-Брук и Парк-стрит. Он видел, как лимузин повернул направо, на Блэкбернз-Мьюз. Спуски вели оттуда к подземным уровням стоянок под канцелярией посольства. Сразу за ним повернула и коричневая «фиеста» Мо Шамуна. Весь мир в движении!

Не в первый раз узкое лицо Макса омрачилось беспокойством. Какого черта бюро приняло на работу такого неподходящего человека, как он? Неужели они не могли отсеять его при отборе? Как ему проделать эти незаконные штучки?

Он угрюмо поднял плечи, выдвинул челюсть и двинулся навстречу дневной работе.

* * *

В гараже, в задней части канцелярии, водитель Ройса Коннела быстрыми движениями пушистой щеткой смахивал с машины едва заметную пыль. Проверив пепельницы рядом с задними сиденьями лимузина, он увидел, что они чистые. Потом оглянулся по сторонам, чтобы убедиться, один ли он, и просунул руку в узкую щель, которая шла из салона к месту водителя. В руке оказалась гладкая черная коробка, размером и видом похожая на пачку сигарет «Джон Плейер Спешл».

Шофер открыл коробку, будто собираясь достать сигарету. Но внутри были не сигареты, а портативный магнитофон. Он остановил его, нажал кнопку, и крохотная кассета вывалилась из пачки. Аккуратно положив ее во внутренний карман своего серого пиджака, шофер поставил вместо нее новую микрокассету и положил коробку с магнитофоном в боковой карман.

– Доброе утро, Хопчерч!

Шофер испуганно обернулся и увидел П. Дж. Р. Паркинса, который внимательно наблюдал за его действиями. Огромный Паркинс подкрался к своей жертве совершенно бесшумно.

– Д… доброе утро, майор.

– Доброе утро что?

– Простите, сэр. Чертовски трудно привыкнуть думать о вас, как о гражданском.

– Только сделай такую ошибку при посторонних, – начал Паркинс угрожающе.

– Я знаю, сэр. Точно. Прошу прошения. – Хопчерч полез во внутренний карман и достал крошечную кассету. Он и Паркинс огляделись по сторонам перед тем, как она поменяла хозяина.

– Это мистер Гривс, сэр.

– Понял.

Паркинс повернулся кругом, обнаружив настолько явную военную выправку, что и без специальной подготовки можно было понять, почему его иногда называли «майор».

* * *

«Фиат-фиорино», видимо, самый маленький из фургонов, произведенных в Европе, после того как большинство проржавевших «ситроенов 2-CV» отбегало свои последние километры. Этот фургон, покрытый серыми пятнами краски там, где на кузове проступила ржавчина, ловко протиснулся среди транспорта, запрудившего съезд вокруг Гайд-парка, и направился в сторону Темзы. Он пересек реку в том месте, где над плоскими крышами парковок и складов высились огромные дымовые трубы теплоэлектростанции Бэттерси, построенные в стиле «артдеко». На боках фургона коричневыми буквами было написано: «Веллингтон-галантерея».

Берт проехал под двумя железнодорожными мостами, потом резко повернул налево в один из мрачных промышленных пустырей, оставшихся в Южном Лондоне еще со времен войны после гитлеровских бомбардировок. На большом кирпичном здании значилось: «Ты хранишь – ты и запирай».

Затормозив у высоких металлических ворот в ограде, он оглядел двух своих спутников. Если замысел был в том, чтобы они незаметно слились здесь с местными работягами, то подготовлено это было, конечно, тщательно, хотя и не вполне продуманно. На них были застиранные джинсы с потертыми коленями и старые свитера. Все дело в волосах: Берт и оба араба совсем недавно подстриглись – слишком коротко, чтобы походить на лондонских рабочих.

После того как Берт расписался в журнале, девица в воротах едва взглянула на них. Берт решил, что она не оценила, насколько разношерстной была их троица.

Он – высокий и светловолосый – резко отличался от Мерака, небольшого, черноволосого, истощенного голодом парня лет шестнадцати, с темно-оливковой кожей, а также и от Мамуда, с его бледным лицом и неряшливым, из-за непрерывного курения и редкого мытья, видом. Еще более щуплый, чем Мерак, Мамуд был так неопрятен, что грязь скопилась у него под ногтями, в складках кожи и даже в уголках светло-серых глаз, словно выцветших в пустыне.

Берт вывел фургон в узкий проезд, служивший складом. Он слишком хорошо знал, какие серьезные проблемы создавали для Хефте новички вроде этих. Шесть месяцев, а может, и недель назад они были в пустыне, обходясь горстью фиников в день и выпрашивая окурки сигарет. Они, разумеется, не представляли, как вести себя на Западе, скажем, в Лондоне. В лучшем случае они стремились подражать своим лидерам, вроде обожаемого ими Хефте. Поэтому они двигались неумело, как любительский мужской танцевальный ансамбль, пытающийся сочетать балетные «па» с резкими полувоенными позами.

Берт припарковал «фиорино» возле зоны «G». Неподалеку, в зоне «J», был виден полицейский фургон, из которого два бобби в форме выгружали большие картонные коробки. Это бывало и раньше, когда Берт приезжал сюда. Он уже знал, что несколько местных полицейских участков хранили здесь старую документацию. Но вид синей формы заставил блеснуть серые неподвижные глаза Мамуда; тощий же Мерак остановился как вкопанный, выйдя из фургона. Лишь после команды Берта они стали двигаться как ни в чем не бывало.

Это был самый трудный для них урок. Сложно заставить новобранцев изменить привычки юности и научить их, только что прибывших в аэропорт Хитроу со студенческими визами, подражать спокойным и холодным манерам молодого английского рабочего. Это было тем труднее, что каждый из юнцов уже видел пролитую кровь, жаждал выпустить кишки первому встречному белому и посмотреть, как они будут дымиться.

Берт открыл заднюю дверцу фургона, чтобы Мерак и Мамуд вытащили вешалку с блестящими, изумрудно-зелеными платьями в прозрачных пластиковых упаковках. Они внесли вешалку в лифт, поднялись на два этажа, прокатили ее по длинному коридору, с обеих сторон которого были видны закрытые двери, и остановились у одной из них, запертой на прочный висячий замок из ванадиевой стали.

Берт проверил циферблат на замке. Он всегда оставлял стрелку на 14, чтобы можно было узнать, не пытались ли подобрать комбинацию. Он просил Хефте записать комбинацию, но красавца араба нельзя было беспокоить такими мелочами.

Берт хорошо знал, что любой замок можно снять, если есть время и инструменты. Этот замок был так прочен, что ни распилить, ни взломать его обычным слесарным инструментом было нельзя. Не обойтись без газового резака. Полиция и те, кто пользуется складом, появляются здесь регулярно, думал Берт, так что возможность взломать замок сомнительна. Однако взрывчатка и оружие почти на сто тысяч фунтов стерлингов были доступны любому, кто знал цифровую комбинацию.

Он ввел молодых арабов в небольшое помещение и закрыл дверь. Вокруг них стояли деревянные ящики, сложенные в штабеля по четыре-пять.

– Как вы думаете, – тихо спросил Берт по-арабски, – эти полицейские ищейки внизу нас заметили?

Мамуд открыл ближайший ящик и с вожделением смотрел на повидавший виды «инграм М-10», словно ободранный – без магазина и толстого глушителя.

– Ладно, – усмехнулся он. – С этим мы завоюем города, забитые полицией.

Берт обошел его и поднял «инграм».

– Хороший выбор, Мамуд. – В его голосе прозвучала похвала.

Он открыл еще несколько ящиков и присоединил к «инграму» недостающие детали, отыскав самый потрепанный глушитель и поцарапанный стальной магазин, который позвякивал патронами.

Берт вложил оружие в руки Мамуда.

– Испытай это, брат, – сказал он. – Если оружие, побывавшее в стольких переделках, будет работать хорошо, то уж другое и подавно. Его покупали партиями.

Он открыл другой ящик и достал четыре гранаты. Тонкие пальцы Мерака прижали поржавевшие, похожие на груши серо-зеленые гранаты к костлявой груди.

– Это будет непросто, – сказал ему Берт. – Хефте объяснял вам, что нужно, чтобы никто не услышал грохота от взрывов. – Он достал «Калашникова» и подсоединил к нему дугу сильно изношенного магазина.

– Можно будет использовать одну из конспиративных квартир Хефте за пределами Лондона. Эта пустынная сельская местность расположена близко к подземному трубопроводу. Как вы увидите, благодаря глупости Сатаны, это идеальное место для испытания оружия.

Мамуд взял у него автомат, взвесил в руке и повернулся к ярким женским платьям. Он просунул «АК-47» под пластиковую упаковку и укрепил на вешалке так, что платье совсем скрыло его. Араб холодно взглянул на Берта, не ожидая похвалы, но готовый принять ее.

– Очень хорошо, Мамуд, – восхитился Берт. У этих юных арабов, почти детей, было ярко выражено мужское начало: они отвечали на похвалу, как посевы на дождь.

Мерак нетерпеливо рассовывал гранаты по карманам яркого шелкового пиджака.

– Отлично, Мерак, – заметил Берт. – Теперь я понимаю, братья, почему мудрый Хефте выбрал из остальных именно вас двоих.

На дальнем конце линии подземки, «Метрополитен-лайн», находится пригород Амершэм-он-де-Хилл, выстроенный в 1930-х годах, когда линию вели через это место. Он смотрит свысока на старый Амершэм, деревню, история которой началась с саксонцев, а может, и римлян: до сей поры здесь уцелели тюдоровские, если не елизаветинские, пабы, дома и амбары. Берт взялся доставить на фургоне небольшой груз оружия в Амершэм, где он подобрал Мерака и Мамуда, завершивших тренировочную поездку на подземке.

Они вывалились со станции с таким видом, как будто выполнили трудную задачу. Мамуд, который считался главнее и старше Мерака, сел рядом с Бертом, а его несколько заторможенный приятель трясся сзади.

– Ты должен запомнить дорогу, – предупредил Берт Мамуда. – Когда закончите испытания, тебе придется немедленно позвонить в Лондон. Потом вы поедете туда на ближайшем поезде, дойдя до станции пешком. Понял?

Светло-серые глаза Мамуда уставились, не мигая, на дорогу, «фиорино» мчался мимо фасадов семнадцатого века. Через мгновение они выехали из Амершэма на дорогу, по обеим сторонам которой плавно поднимались Чилтернские холмы, покрытые люцерной, и рощицы деревьев. На бескрайних зеленых полях паслись овцы. Вороны поднимались, каркая, небольшими тучами.

– Здесь, – сказал Берт, замедляя ход машины примерно через милю, чтобы свернуть налево в направлении указателя «Литтл-Миссенден».

Фургон проскочил мимо нескольких небольших коттеджей и двух пабов. Магазинов не было видно. Повернув на еще более узкую дорогу и миновав церковь, Берт ввел фургон в пристройку к последнему из четырех коттеджей. Похожая на гараж и полуразрушенная, она еще сохранила белые оштукатуренные стены, они были перерезаны черными деревянными конструкциями.

Даже сейчас, в конце июня, дом хранил прохладу, от которой маленького Мерака охватил озноб, когда он внес оружие и сложил его в обшарпанной кухне с викторианской мебелью.

Берт приложил палец к губам.

– Слушайте, – прошептал он.

Все трое долго стояли не двигаясь. Вдруг неподалеку прозвучали два выстрела. Мерак вздрогнул, но Мамуд стоял спокойно.

– Послушайте еще.

Дом, холодный внутри, был неподвижен и беззвучен, как могила. Они терпеливо ждали. Берт посматривал на часы. Снова два выстрела, но чуть в другом месте.

– Ну разве я не сказал вам, что это идеальное место для испытания оружия? – спросил он мальчиков. – Поля с люцерной. Вороны. Да еще машины, у которых баллон с пропаном имитирует звук взрыва, двойного взрыва, как при выстреле. Бах-бах!

– И вороны улетают? – спросил Мерак.

– Точно. – Берт снова приложил палец к губам. Они подождали. Еще два выстрела из новой точки.

– Эти проклятые машины начинают на восходе, – объяснил Берт. – Их по крайней мере полдюжины только в этом районе. А заканчивают они, когда становится совсем темно. В это время года это между девятью и десятью вечера.

– Какие тупые эти белые, – ухмыльнулся Мамуд.

Забыв о своем цвете кожи, Берт энергично кивнул головой.

– Но какой подарок Аллаха! – Он помолчал. – Вопросы есть?

Мерак покачал удлиненной головой. Через редкие волосы просвечивала кожа. Мамуд смотрел в сторону: воображая себя старшим, он был и неподвижен и холоден.

– Хочу сообщить, – сказал Берт, – что к югу и к северу лежат довольно большие леса, вокруг которых курсируют машины, отпугивающие ворон. Проводите испытания между девятью и десятью часами. Понятно?

Снова Мерак в знак согласия кивнул, а Мамуд промолчал.

– Не дожидайтесь, пока закроются пабы. Англичане, если возвращаются домой в подпитии, непредсказуемы. Проводите испытания между девятью и десятью вечера. Еще можно успеть на поезд в город. Последний уходит не раньше полуночи. Ясно?

Он увидел, как Мерак дважды кивнул. Выражение, придававшее Мамуду сходство с муллой, обозначалось отчетливее в его неподвижных глазах. Чем раньше Берт оставит этих двоих наедине с их задачей, тем скорее Мамуд перестанет прохаживаться насчет белых.

– Успеха вам, братья, – сказал Берт, направляясь к боковой двери в пристройку. – Оставайтесь внутри, пока не стемнеет. Тогда за работу! Да поможет вам Аллах!

Глава 8

В огромном здании канцелярии начали набирать обороты пересекающиеся ритмы вторника. Отдохнувшие люди включались в служебные дела. Они занимались несложной рутинной работой вроде распечатывания почты, что позволяло им постепенно перейти к привычным занятиям. Но для двоих это время до десятичасового совещания было весьма напряженным. Как кисть подчиняется руке художника, наносящей на полотно единственно нужные мазки, так эти двое двигались по зданию слишком сосредоточенно и осторожно, чтобы их перемещения можно было назвать привычными.

И каждый из них старался не попадаться на пути другому.

Нед Френч к этому времени обошел несколько отделов, по привычке выясняя, чем дышит народ. Поговорив со многими, он заметил, что слушает плохо. Его мысли все еще были заняты утренней ссорой с Лаверн, вернее, ее вспышкой.

Пытаясь не застревать на этом эпизоде, Нед подумал, что исключительность подобной вспышки и мешает ему переключиться. Лаверн никогда не жаловалась: наслушавшись за долгие годы историй об армейских женах, Нед убедился, что его собственная жена не доставляет ему никаких хлопот.

Спровоцировать могло только что-то из ряда вон выходящее, очень сильное переживание. В этом конфликте он вел себя не лучшим образом, признался себе Нед.

Он задержался на повороте лестницы, обдумывая ситуацию с новой точки зрения. Одно то, что мысль об отношениях с Лаверн мешает ему работать, указывало на сложность конфликта. Случись что-нибудь подобное с его подчиненным, Нед устроил бы ему самый серьезный разнос.

Стоя на лестнице, он увидел плотный, похожий на ствол дерева торс – с прямой, как палка, спиной. П. Дж. Р. Паркинс ступал тихо, как кот, по лестничной площадке этажом ниже. Нед пододвинулся ближе к стене, чтобы англичанин не увидел его. Уже не в первый раз они едва избегали встречи – каждый на своем утреннем обходе. Благодаря этой «невстрече», как и всем предыдущим, они не обнаружили противостояния.

Мысль о том, что Паркинс болтается по зданию, досаждала Неду и забавляла его. Он не сомневался, что этот человек был из МИ-5 или из Спецотдела. Должность в посольстве позволяла ему проникать в любые закоулки канцелярии. Нед гораздо больше беспокоился о том, не проделывает ли Паркинс отвлекающих маневров, чтобы проникнуть в его дела. Работа англичан в годы Второй мировой войны строилась на намеренном дублировании – фальшивые армии и аэродромы, двойные агенты на каждом углу, дезинформационные кампании и тому подобное. Сотрудники иностранной разведки знали, что обман, отвлекающие маневры были чертами английского стиля работы.

Нед пошел к следующей точке своего обхода, не заметив, как размышления о Паркинсе отодвинули Лаверн в сторону, если не на задний план. Оказывается, старикан приносил и пользу.

В девять тридцать Нед Френч поднялся на этаж, где работала Джейн Вейл. Он выглянул из окна на лежавшую внизу Гросвенор-сквер. Сотрудники контор, приступающие к работе позднее, не спеша шли к своим офисам. День был не ясный и не пасмурный: редкие просветы голубого неба затягивались клубящимися в вышине облаками.

Нед смотрел в окно, не понимая, что его задерживает. Площадь была… не такая, как обычно?

На ней не было Наблюдателя.

Ну да, конечно, вспомнил Нед. Эти панки нанесли ему несколько сильных ударов и пинков. В возрасте Наблюдателя человеку требуется время, чтобы избавиться даже от царапин. А сколько ему? Шестьдесят? Возраст его отца? Разве он не просил Макса Гривса проверить его несколько месяцев назад? На него должен быть файл.

По дороге в офис Джейн Нед остановился перед закрытой дверью Гривса. Он постучал, немного подождал и вошел. Длинное узкое лицо Макса выглядело удивленным и помятым, будто его вынули из стиральной машины.

– Привет, Нед. – Голос фэбээровца прозвучал тихо, как вздох. – Что нового по Четвертому июля?

– Все нормально. Что с тобой сегодня?

– Плохо выгляжу?

– Видел хуже только в банке с формальдегидом в Лондонской клинике.

– У меня… – начал Макс и остановился.

Неду всегда казалось, что лицо этого человека выдает его мысли. «У меня проблема» – таков был смысл недоговоренных им слов. Нед кивнул, как бы отвечая на вопрос.

– Ты помнишь, несколько месяцев назад я просил проверить старикана со смешным плакатом, который болтается на Гросвенор-сквер?

Гривс с трудом отвлекся от своих страхов и сомнений, вникая в вопрос Неда.

– Да, конечно. А что такое?

– Можно мне взглянуть на его файл?

– Конечно, а что случилось?

Нед нахмурился.

– Я хотел бы сейчас.

– Конечно, а… – На этот раз даже Макс заметил, что его повторения кажутся странными. – Так, старикан с плакатом. – Он повернулся на стуле к компьютеру, Гривс включил персоналку и замер, держа руки над клавиатурой.

– Самая последняя модель, Макс?

– Да, конечно. Черт, а как его зовут?

– Ты что, не можешь найти файл без имени? Что у вас за система поиска информации? Неужели нельзя по ключевому слову? – спросил Нед. – Протесты? Жалобы? Псих? Макс, может, у вас в конторе есть код для входа в систему получше? А, Макс?

Гривс медленно покачал головой из стороны в сторону.

– Ты не понимаешь, Нед. В этой конторе на компьютере работаю я. Именно меня послали на компьютерные курсы, именно я ставлю все информационные программы.

Нед помолчал.

– И ты вводишь свои досье только по фамилии объекта?

– Разве есть другие способы?

На этот раз молчание Неда длилось гораздо дольше: он просчитывал стоимость четырех или пяти терминалов и главного компьютера, полностью ориентированных на работу в этом офисе.

– Слушай, Нед, – взорвался Макс. – Дай мне его имя, и я всю его жизнь открою тебе через долю секунды.

– Прекрасно.

– Бернсайд! – воскликнул Макс.

– Что?

Гривс весело забарабанил по клавиатуре. Как он и предсказывал, не прошло и секунды, как на экране монитора появился текст из трех строчек. Яркие зеленые буквы. Нед прочитал:

«Бернсайд, Амброз Э.

– так начиналось досье, –

возраст 66 лет; мужчина; нынешний адрес: 60, Гудж-стрит, И-си-2, Лондон; по учетам не проходит».

– А что еще? – спросил Нед.

– На этого типа нет файлов ни здесь, ни дома, Нед.

– Восхитительно, – ответил Нед. – Если на человека нет файла, вы не можете выдать ничего больше, чем вот это?

– Я сам проводил его домой и узнал фамилию от домохозяйки. Это просто ночлежка над пабом со странным названием. Никто в пабе не знает о нем ничего, кроме того, что он ходит с чудным плакатом. Он редко заходит в паб, ни с кем не разговаривает. У меня это заняло полдня. Публика там все время меняется. Студенты из Лондонского университета, люди, которые пользуются Британским музеем. Короче, это Блумсбери.

– Спокойно, Макс.

– Я спокоен, – уверил его Гривс. – Я проверил его по всем учетам и здесь, и дома. Все запросы пришли пустые.

– Хорошее здоровье?

– Я это говорил? – простонал Макс. – Он может оказаться хоть оживленным Сталиным. Единственное, что я могу сказать точно, что по учетам он не проходит.

– А ты знаешь, Макс, Амброз Э. Бернсайд был известным юнионистским генералом во время гражданской войны.

Гривс долго, не мигая смотрел в глаза Неда. Потом выдавил:

– Может, родственник?

– Может, правнук? – добавил Нед.

– Может быть.

– А может, вымышленное имя?

– О черт, Нед.

Мужчины помолчали.

– Вырубай свой бездарный компьютер, Макс, – вздохнул Нед. – Во что нам эта штуковина обошлась? Полмиллиона? Так частная промышленность обдирает дядю Сэма? В два раза больше рыночной цены? Самое последнее слово в программном обеспечении не позволяет обнаружить обманщика, не способного провести и двенадцатилетнего школьника.

– Такие штуки случаются, Нед. Ты же знаешь.

«Хорошо, что хоть твоя башка не оказалась в моем холодильнике», – добавил про себя Нед. Он нацарапал адрес Бернсайда на клочке бумаги со стола Гривса.

– Спасибо за помощь, Макс.

Гривс кашлянул, когда Нед повернулся, чтобы выйти.

– Нед, я управленец, а не оперативник. То есть, когда мне приходится следить за кем-то вроде Бернсайда, хорошо, если я не потеряю его на первых же поворотах.

– Ладно, Макс, не заискивай.

– Слушай, когда ты попросил о помощи, я сделал все, что мог. – Гривс держал руку вверх. – Это немного, согласен. Но теперь нужна твоя помощь. Мне нужен человек по имени Тони Риордан. Американец, биржевой делец. Я искал его в компьютере пятью разными способами, но ничего не вышло.

– Что, есть пять разных способов написаний этой фамилии?

– Может быть. Это тебе ничего не говорит?

Нед покачал головой.

– А может, его настоящее имя Ам…

– …броз Э. Бернсайд. Очень смешно. Я жду, когда дома, в бюро, будет утро. Может, у них что-нибудь на него есть?

– Сейчас здесь без четверти десять утра, так? Значит, в Вашингтоне без четверти пять. Утра ждать еще долго. Попробуй связаться по телексу с ночными дежурными.

Нед вышел от Гривса и направился в офис Джейн. Он шел, не переставая удивляться, сколько должностей в госучреждениях занимают добродушные идиоты вроде Макса Гривса. На них нельзя сердиться. Но невозможно добиться и нормальной работы. А уж если заставишь, они наделают такую кучу ошибок, что не разгребешь.

Секретарши Джейн не было на месте. Нед прошел мимо ее стола и постучал в открытую дверь.

– Мисс Вейл. У меня есть жалоба на одного из ваших людей, мэм.

– В чем дело, полковник Френч? Сэр, как же вы меня напугали.

Они молча глядели друг на друга. Наконец Нед прошел в кабинет.

– Стой там. Ты слишком соблазнительно выглядишь. Так и хочется откусить кусочек, – сказала Джейн. – А я собираюсь на десятичасовое совещание.

– Даже и перекусить за это время не удастся.

– Конечно. Так что за жалоба?

– Я знаю, что Максом Гривсом ты не руководишь, но…

– Такой приятный молодой человек. Но только от сих и до сих. – Джейн коснулась ушей. – А так – чистая сметана.

– Что за увлечение съестным?

– Ничего. А как насчет ленча?

– Думаю, что мог бы предложить арахис, если, конечно, гостиница обновила запасы в холодильнике.

– Как всегда?

– Давай на полчаса позже, чтобы нарушить традицию.

Она кивнула, глядя ему за спину.

– Аманда, ты закончила с этим ксероксом?

– Я как раз туда иду, – ответила секретарша.

Нед подождал, пока ее каблучки не застучали в коридоре, потом он сделал воздушный поцелуй, повернулся и вышел так, чтобы это видела Аманда.

* * *

– Да, Джок, – говорил П. Дж. Р. Паркинс кому-то на другом конце провода. – Не стоит ее пересылать. Я стер уже. Там интересно было только имя – Тони Риордан.

Он сидел в кресле так, будто его смастерили вместе с креслом.

– Да-а? – спросил шотландец с обычным раздражением.

– Риордан, – повторил Паркинс.

– И что, мне подключаться? – спросил Джок кисло.

– Если нет, значит, я тоже могу ошибаться.

Возникла неловкая пауза. Паркинс напомнил о себе:

– У вас есть файл по вчерашнему несчастному случаю с бегуном?

– У меня? Нет.

– Мне кажется, фамилия Риордан принадлежит не то парню, которого сшибли, не то тому, кто его сшиб.

Зевок был явственно слышен в трубке.

– Проработаем это, Питер, проработаем. – И линия в МИ-5 отключилась.

Вообще-то Паркинс мог сидеть, наклонившись и вперед и назад. Но, видимо, гены внушили ему, что торс сидящего должен быть в строго вертикальном положении. Чтобы разрядиться после стычки с шотландцем, он встал и начал расхаживать по узкому пространству между столами с электронным оборудованием и инструментами.

Он должен сделать несколько звонков. Надо позвонить дежурному сержанту и выяснить имя Риордана. Имя. Гражданство. Может, все это и совпадения. Может, он вовсе не Тони и не янки. Не исключено, что он Пеордан или Деордан, размышлял про себя Паркинс, потому что сообщение, которое он получил, было телефонным, а не письменным.

Но если это все же был Тони Риордан, американец, то что за игру ведет этот хитрец, полковник Френч?

* * *

Молодой человек в просторной, студенческого типа одежде лежал на животе: ноги были раздвинуты в стороны, руки согнуты в локтях, голова поднята, а глаза впились в окуляры бинокля – мощного и поставленного на специальную треногу, чтобы не дрожало изображение.

Он лежал в комнате, видимо, давно покинутой маленькой спальне, на третьем этаже современного жилого дома.

Дом, расположенный в узкой лощине среди богатой летней зелени Риджент-парка, мог быть раньше студенческим общежитием, а молодой человек – одним из его обитателей.

Но дело, которое его полностью захватило, хотя рядом с ним стоял термос с горячим кофе и лежали конфеты, показывало, что его присутствие в этом доме никак не могло быть законным.

На этой высоте в поле его зрения как раз попала довольно большая группа кустов и деревьев, посаженных через улицу и прикрывающих от нескромных глаз Уинфилд-Хауз, резиденцию посла и госпожи Фулмер. Улица, которая пролегала между наблюдателем и объектом его наблюдения, называлась Аутер-Серкл. В этот ранний утренний час немногочисленные машины проносились по ней на юг.

Именно по Аутер-Серкл бежал вчера Нед Френч, когда видел подъем «Олд Глори», а чуть позже – приглушенное сияние Большой лондонской мечети. Этот храм находился к югу от здания, из которого молодой человек продолжал наблюдать за окнами Уинфилд-Хауза и двумя въездами на его территорию с Аутер-Серкл.

Один въезд, прямо напротив общежития, позволял видеть все западное крыло Уинфилд-Хауза и его южный фасад. Но перед ним была протянута цепь, а железные ворота закрыты фанерными щитами, чтобы загородить дом от прохожих. Другой въезд, в нескольких ярдах к северу, оставался открытым, но его охраняли из сторожки. Редкие автомашины, въезжавшие на территорию резиденции, останавливались для проверки, а потом поворачивали налево по дорожкам из гравия к задней части особняка или в другую сторону, на стоянку позади оранжереи и теннисных кортов.

Молодой человек с биноклем взглянул на часы и, увидев, что уже одиннадцать, взял в руку «уоки-токи».[27]

– Танго-два Чарли-первому.

Радиоприемник затрещал.

– Поговори со мной, дорогой.

– Обычный поток. Фургон садовника. Фургон «Ходгкинс и дочь – традиционные обеды».

– Ты наполнил мой день, о глаз Аллаха.

– Десять-четыре.

Молодой человек вытащил доску с зажимом и на разграфленном листе бумаги написал что-то против числа 11. Потом он вернулся к наблюдению. Неожиданно «уоки-токи» издала сигнал вызова.

– Танго-два, танго-два, посетители.

– Повтори, Чарли-один.

– Ты, о благословенный из людей, – сказал мужской голос. – Почистил ли ты свои ботинки, солдатик? Десять-четыре.

Озадаченный парень с биноклем уставился на молчащее радио. Только сейчас до него дошел смысл сообщения: кто-то шел с проверкой. Ну и что? Он был там, где должен был быть, делая то, что приказано. Зачем паниковать.

– Не вставать, – рявкнул голос сзади.

Молодой человек дернулся в сторону за маленьким «узи»,[28] лежавшим рядом с «уоки-токи». Потом застыл.

– Здравствуйте, – выдавил он.

Небольшой человек крепкого телосложения стоял в проеме. На первый взгляд, он походил на озлобленного Микки Руни[29] – такого, который качает пресс по пятьдесят раз в день. То же, похожее на эльфа, лицо, только редкие седые волосы не спадали кудрями, как у актера.

– Ладно, – сказал мужчина. – К биноклю, Шультхайс!

– Слушаюсь, мистер Рэнд.

– Что там делается?

– Все как обычно, мистер Рэнд. Грузовики с продуктами и товарами.

– Следи за тем, о чем болтают в посольстве. Ты слышал о воскресном плане?

– Мистер Крофт мне рассказал. Что-то вроде сборища знаменитостей.

– Отменяется, Шультхайс.

– Хм?

– Не будет. Никакого сборища. Мы не допустим этого.

– Но, как я понимаю, это идея миссис Ф.?

– А ты пойми по-другому, Шультхайс.

– Да, мистер Рэнд.

Разговор двух американцев гулко отдавался в пустой комнате, будто где-то вдали шли переговоры по межпланетным каналам.

– Ладно, собирайся и следуй за мной, – сказал Рэнд молодому человеку. – Сейчас мы усилим нашу группу электронного подслушивания двумя мощными фигурами – тобой и Дитрихом. Все входящие и выходящие звонки записываются на пленку и расшифровываются.

– Что, даже и по телефонам миссис Ф.?

– В первую очередь.

– Да, мистер Рэнд.

Невысокий седой человек взглянул на него с вызовом сверху вниз.

– Давай, давай, иди. – Он подождал, пока Шультхайс собрал свое оборудование в обычную полотняную сумку, застегнул ее на молнию и поднялся на ноги.

– Все в порядке, мистер Рэнд.

Пара казалась очень странной. Шультхайс со своей сумкой сошел бы сейчас за студента, направляющегося домой на летние каникулы. А Ларри Рэнд, возглавлявший резидентуру Компании в Лондоне, походил на кого угодно, кроме резидента. Жокей на пенсии? Тренер по тяжелой атлетике? Что-то связанное со спортом? В его наклоненной вперед фигуре было что-то агрессивное, бульдожье, соотносящееся с его рявкающей манерой отдавать приказания и общей самоуверенностью.

Рэнд повернулся и первым вошел в большое помещение с длинным столом, заставленным подслушивающей аппаратурой. Несколько молодых людей, похожих на студентов, сидели в легких наушниках, словно слушали обычные записи «Топ-40».[30] Время от времени они что-то царапали на бумаге.

Двигаясь, Ларри Рэнд терял свой бульдожий вид. Он ходил исключительно легко, покачиваясь и бочком, как овчарка или терьер, но искусством управлять миром владел, как дрессировщик. Может быть, он инстинктивно чувствовал, когда пустить в ход плетку или вовремя рявкнуть, чтобы заставить повиноваться массы людей.

Усадив Шультхайса в конце стола, он указал ему на пару наушников.

– Перехваченные разговоры распределяются автоматически, – объяснил он. – Когда на твоей контрольной панели загорится лампочка, нажми кнопку и запиши все, черт возьми, аккуратно, да не забудь указать время с точностью до секунды. Иначе нам придется немало похлопотать, чтобы сопоставить пленки и запись. Понятно?

– Да, мистер Рэнд.

– Начинай.

Рэнд вразвалку направился к окну. На верхнем этаже Уинфилд-Хауза горничная протирала окно мансарды. Она чуть смочила стекло чистящей жидкостью и еле водила руками. Лицо Рэнда стало жестким. Плохая работа выводила его из себя еще больше, чем безделье. Вы платите горничной за мытье. Если она этого не делает, вы просто ее увольняете. Но нужны годы, чтобы обнаружить недобросовестность горничной, которая едва шевелит губкой. А она, между прочим, крадет ваши деньги, как вор.

Он повернулся и взглянул на группу парней. Они сидели, словно готовясь к экзаменам, за длинным библиотечным столом, где электронная информация медленно впитывалась в мозг. Это действительно был экзамен, подумал Ларри Рэнд. Каждый день враг закидывал петли, которые надо было распутывать. Экзамен никогда не кончался – вопросы жизни и смерти, на которые вам надо было дать ответ или заплатить высшую цену.

Он прошел в угол комнаты, где на пыльном цементном полу стоял обычный телефон. Рэнд поднял трубку и набрал номер.

– Хеннинг, – резко бросил он через секунду. – Давай.

Человек на другом конце провода начал с каких-то невразумительных фраз типа: «Я не очень уверен».

– Пока еще слишком рано утверждать, мистер Рэнд.

– Неужели? – рявкнул Рэнд. – Или это оправдание?

– Мы начали всего час назад. Почти половина тех, кому успели позвонить, просто не берут трубку.

– Это все отговорки. С кем вы к этому моменту поговорили?

– Лично я только с двумя: Рупертом Мэйном и Джилиан Лэм.

– С кем?

– Он чем-то занимается на «Гранада Телевижн», а она ведет какую-то телевизионную программу. То ли новости для женщин, то ли что-то еще.

– Короче, Хеннинг. Суть?

– Мэйн сдался сразу. Он сам не пойдет и криком кричит, убеждая приглашенных коллег тоже не ходить. Но эта сучка Лэм начала выспрашивать, кто я такой, от имени какой организации говорю, ну и так далее.

– Не оправдывайся. В чем суть?

– Мистер Рэнд, единственное, в чем мы убедились, – так это в том, что она будет там в воскресенье. Она говорит, что дух противоречия – ее вторая натура. И что-то еще про овец на заклание.[31]

Ларри Рэнд молча стоял и слушал тихий шелест десятков голосов в наушниках: его группа продолжала подслушивать телефоны в Уинфилд-Хаузе.

– Дальше, Хеннинг, – бросил он. – Что у других?

– Примерно то же самое. Пятьдесят на пятьдесят.

– Слушай приказ. Если вам попадется такой же крепкий орешек, как Лэм, разрешаю направить письма с угрозами от террористических групп. Понял? Их надо доводить до белого каления. Посмотрим, так ли уж силен в ней дух противоречия.

Он повесил трубку, повернулся вполоборота к подслушивающей команде. Рэнд не знал, американка Лэм или англичанка. Если американка, то он велел бы найти компромат, проверил бы через налоговую службу, как обстоят ее дела. Если англичанка, он намекнул бы ей на проблемы, которые могут возникнуть у нее с контрразведкой и налоговой службой Англии. На самом деле ничего подобного он не смог бы организовать – не так уж блестящи отношения между Компанией и ее оппонентами в Лондоне, но ведь Лэм-то об этом не знает. Однако, когда Рэнд хотел сделать что-то в этом роде, он мог шантажом добиться от англичан всего.

Как и некоторые сотрудники, набранные в Компанию после того, как Управление стратегических служб[32] военного времени уступило место ЦРУ мирного времени, Е. Лоуренс Рэнд был студентом Браунского университета. Его успехи в учебе были посредственными, но он работал с командой по фехтованию, а потом вошел в команду по гребле как рулевой благодаря своему маленькому росту. Так или иначе, окончив университет в 1960 году, он поступил на работу в Компанию и с тех пор поднимался по служебной лестнице.

Этому способствовали два обстоятельства: первое из них было чисто случайным. Одним из основателей ЦРУ был Е. Генри Рэнд, не имевший к Ларри никакого отношения, – факт, который последнему удалось утаить. Совпадение имени и фамилии не сработало бы даже в самом примитивном обществе. Однако в коридорах ЦРУ в Лэнгли, в штате Вирджиния, особенно после смерти Рэнда-основателя, это почему-то действовало как гипноз.

Вторая причина успешной карьеры Ларри Рэнда в Компании случайной не была и объяснялась его характером. Скажем, к примеру, что резидентура в Лондоне всегда была лакомым кусочком для шпионов, чья карьера близилась к пенсиону. Руководил ею обычно человек, уже готовый уйти с передовой и мечтавший разводить розы на покое. Но последние годы жизнь в Лондоне, чреватая неожиданностями и неприятными сюрпризами, требовала, чтобы резидентуру возглавил настоящий костолом, без колебаний способный на жестокость.

Вспомнили, понятно, о Ларри Рэнде.

То, что он делал сейчас, «отменяя» прием Пандоры Фулмер – ее любимое детище, ее гордость и радость, – принесло бы ему ее вечную ненависть, узнай она когда-нибудь, кто преследует ее гостей. Нельзя было ждать ничего хорошего ни от чистоплюев вроде Ройса Коннела, ни тем более от его поводыря Неда Френча.

Ни одной секунды не сомневался Ларри Рэнд в том, что он поступает правильно. В уверенности – залог успеха. Да, его вмешательство может разозлить пустоголовых журналистов вроде Джилиан Лэм, заставить вопить сопливых либералов, которые шныряют повсюду, становятся отличной мишенью для убийц из исламских и других организаций и в конце концов создают сложности даже для Неда Френча.

Ну и ладно. Зная, что поступаешь правильно, делаешь это вновь и вновь, пока не дойдешь до уровня Ларри Рэнда, на котором считается правильным любой поступок. В самый последний момент, когда не придет никто из приглашенных, его люди, вошедшие в группу Френча, сделают все, чтобы обеспечить охрану посла и его безголовой жены. Все остальные пусть заботятся о себе сами.

Особенно Нед Френч.

Для жестокого человека с репутацией костолома проблема состоит в том, что никто не способен оценить тонкость его чутья. У вечно воняющего и рявкающего коротышки Ларри Рэнда была почти болезненная способность чуять изъяны в характерах. Его интуиция была несравненно острее, чем у тех в Компании, кто считался асами. Особенно обострялась она, когда просыпались его звериные инстинкты.

В джунглях ослабевшее животное погибает. Таков закон продолжения рода. Но есть способ обнаружить такое животное. Можно всегда учуять, когда животное, вроде Неда Френча, готово покинуть стадо. Можно предвидеть его первые колебания, первый неверный шаг и приберечь все это, пока не подвернется подходящий случай.

Для Ларри Рэнда искусство разведки состояло в накапливании файлов с такими сведениями о сослуживцах, что он смог бы пресечь происки любого из них. Для него, резидента в Лондоне, не было ничего важнее, чем защитить резидентуру от саботажа чиновников.

А если бы кто-то вроде Коннела с куриными мозгами захотел обойти Компанию, поручив человеку из другой службы дело, которым по праву должно заниматься ЦРУ? Что ж, того, кому это поручат, придется раздавить на глазах у Коннела, да так эффектно, чтоб его дрожь проняла. Иначе его не проучишь.

Что же до Френча, то правила бюрократических игр были ему хорошо известны. Если он их до сих пор не нарушает, пустить его в расход.

Глава 9

Обычно Нед встречался с Джейн в половине первого. Перенеся свидание ближе к часу, он вышел за пять минут до назначенного срока. Френч шел быстро; солнце временами показывалось из-за облаков. Он не смотрел ни направо, ни налево, как и подобает человеку, делающему вид, что не подозревает, не может подозревать и никогда не заподозрит, что за ним следят.

Это была иллюзия, как и многое другое во внешних проявлениях Неда Френча. Много лет назад у родителей, на озере Фон-дю-Лак, в Висконсине, в бестолково построенном щитовом доме с широкой верандой и прохладным подвалом, Нед и его друзья прятались от жарких лучей солнца, играя в погребе в настольный теннис. Тайное от взрослых и неумелое курение вызвало у некоторых из них кашель; у Неда же в ту пору возникло поразительное «периферическое зрение», как это называют офтальмологи, а также и другие качества, развиваемые настольным теннисом – мгновенная, почти рефлекторная реакция и решительность.

Даже его редкие способности не помогли ему подавить чувство, что дела сегодня не слишком хороши. Может, вспышка Лаверн, может, глупость Макса Гривса или дюжина других, более мелких неприятностей, но все вместе складывалось в предчувствие надвигающейся серьезной беды.

Несмотря на это, он решительно шагал по Брук-стрит, потом повернул и пошел по пешеходной улице под названием Саут-Молтон-стрит, мимо маленьких магазинчиков, которые то объявляли о своем банкротстве, то вновь открывались, мимо крохотных ресторанчиков, где когда-нибудь они с Джейн смогут посидеть за ленчем на улице, не ощущая тревоги.

Да, когда все это успокоится, сказал себе Нед. Когда исчезнет тревога. Как это может случиться? – спрашивал он себя. Как убедить Лаверн, чтобы она позволила ему уйти? Смогут ли он и Джейн открыто проявить свои чувства друг к другу, не вызвав немедленного, хотя, может быть, и замаскированного дисциплинарного взыскания?

Внимание Неда привлек молодой студент, остановившийся поглазеть на витрину с какой-то мурой для панков. Он двигался следом за Недом почти так же быстро, как и сам Нед. Когда они приблизились к шумной и многолюдной Оксфорд-стрит, парень приблизился на расстояние тридцати ярдов, как это и рекомендуют пособия по слежке. Нед отметил на оперативном жаргоне, что его «вели издали», а теперь «взяли вплотную».

Остановившись на оживленной улице, Нед поглядел по сторонам, как бы высматривая автобус. Благодаря периферическому зрению, Нед ни разу прямо не взглянул на студента, но, поворачивая голову, все же заметил еще одного человека с такими же повадками. Молодой парень терся возле почтового отделения на углу Бленхейм и Молтон, очень неопрятный, со слишком короткими темными волосами и таким носом, о котором отец Неда говорил: «Так и хочется напихать в него груду никелевых монет».

Чувствуя себя маршалом на параде, Нед подождал, пока переключился светофор, и двинулся через Оксфорд-стрит. Его кортеж проследовал за ним на соответствующей дистанции. Студент в тридцати футах, а Нос – в пятидесяти. Насколько мог судить Нед, не желая проверять свою догадку слишком открыто, ни один из них пока не заметил другого.

Хотя слежка за ним не принадлежала к разряду мелких неприятностей, она добавила что-то еще к мрачной атмосфере этого дня. Ничего путного в этот вторник не будет, решил Нед. Еще одно поразительное предчувствие Френча?

Нед снова помедлил, чтобы предоставить своим преследователям возможность поменяться местами, а себе дать время подумать, что же делать дальше. Он был уверен, что может уйти от кого угодно в этом сумасшедшем доме, которым был первый этаж «Селфриджа». Но от двоих?

Длинная вереница автобусов медленно двигалась на восток. Люди вскакивали на заднюю площадку и соскакивали с нее с такой легкостью, что можно было подумать, будто эта лондонская привычка вполне безопасна. Нед знал, что это вовсе не так; правда, тот, кто вскакивал или соскакивал, редко ушибался, но иногда от толчков страдали пожилые респектабельные старушки, терпеливо ожидающие возможности войти в автобус или выйти из него.

Черт подери, подумал Нед. Два хвоста. Один из Компании, а второй, скорее всего, человек Бертольда Хайнемана, любителя приключений, о существовании которого ему вчера вечером сообщил Мо Шамун. Техника ухода от слежки не была установлена раз и навсегда и не подчинялась никаким законам. Однако инстинкт подсказывал Неду, что шансы на успех снизились, поскольку преследователей было двое.

Ему придется отменить встречу. Джейн ушла из офиса несколько минут назад. Лучше всего, видимо, позвонить ей прямо в номер 404. Это было намного безопаснее встречи. Они уже несколько месяцев искушали судьбу, полагаясь на его интуицию. Это будет первый раз, когда они отменят свидание. Отличный процент. Вот только страх, гнетущий, как предзнаменование… Короче, день не задался. Черный вторник, черт его подери.

В поисках телефона Нед вошел в универмаг «Дебенхам» в поисках телефона. Он только что миновал маленькие ресторанчики на Саут-Молтон, где он и Джейн однажды…

Разумеется, их отношения будут совершенно иными без Лаверн. Знала она об этом или нет, но это был любовный треугольник. Само ее существование сообщало их отношениям особый привкус запретности. Без нее это были бы просто пирожные и чай на Саут-Молтон.

Он нашел телефон, прождал четыре минуты, пока не наговорилась стоявшая перед ним женщина, позвонил в отель, который был частью «Селфриджа», и попросил соединить с номером 404. Нед мог себе представить, как беспокоилась Джейн. Трубку подняли, но никто не ответил.

– Джейн?

– О Господи! Ты меня чуть не до смерти напугал.

– Джейн, ничего не получится. Половина шпиков Лондона тащится за мной.

– Чудесно.

– Ты же понимаешь, что я огорчен не меньше, чем ты.

– Знаю. Пока.

Он повесил трубку и повернулся так быстро, что уперся взглядом прямо в Носа: стоя всего в нескольких ярдах от него, тот вдруг остро заинтересовался колготками в ближайшей витрине. Студент, лучше подготовленный, будто поджидал одного из них у лифтов.

Следующие полчаса Нед водил шпиков по магазинам грампластинок вдоль Оксфорд-стрит – от Марбл-Арч до Тоттенхэм-Корт-роуд. В каждом он подходил к продавцу, обычно ветерану лет 26, и спрашивал, нет ли альбомов фортепианной музыки.

– Что-нибудь из ранних записей – годов тридцатых или сороковых, – объяснял Нед. – Пайнтоп Смит, Арт Ходс, Джо Салливан, Джимми Йэнси, Джесс Стейси. Любой исполнитель буги-вуги, вроде Алберта Амонса, Питера Джонстона или Мид Лукс Люиса. Только не надо дуэтов и трио. Ничего, кроме соло.

Альбом не попался ему ни разу, но он нашел несколько пленок, заляпанных бездарными этикетками, на которых значилось что-то вроде «величайшие классические произведения всех времен». Он купил их, хотя эти вещи у него были – большей частью на пластинках из шеллака, на 78 оборотов. Им было уже более чем полвека, и потому звучали они плоховато. Последние двадцать лет он почти всегда возил их с собой. Лаверн, помогавшая таскать эти жернова из города в город, говорила:

– Они не могут ни перегреться, ни переохладиться, ни высохнуть, ни увлажниться: с ними обращаются лучше, чем с нашими девочками.

Вот и отлично, решил Нед, купив пленки. Если их счастливый дом распадется, некоторые из фортепианных записей должны быть легкими, как эти кассеты.

Он видел, как роется Студент на стеллаже с пластинками. Нос прохаживается снаружи по тротуару Оксфорд-стрит. Теперь они поняли, что следят за одним и тем же человеком, который ведет их по ложному следу. Когда парни вернутся к себе, их боссы развлекутся, вычисляя, что же на самом деле произошло и чего не было.

Нед пошел по направлению к канцелярии. Когда он свернул с шумной, задымленной Оксфорд-стрит на юг, на Дюк-стрит, Студент сник, узнав дорогу домой. Нос держался поблизости, пока Нед не скрылся в огромном здании. Нед стоял в холле и смотрел через окно, выходящее на Гросвенор-сквер, видел, как Нос встретился с другим парнем, судя по всему, тоже арабом. Они о чем-то говорили, оживленно жестикулируя.

Гнусный и мерзкий день с липкими мелкими неудачами не оставил даже надежды на воздаяние в виде встречи с Джейн. Он уже не мог обойтись без этих встреч. Без них он страдал, как ребенок. Дурацкий, мрачный день.

Нед снова вышел из канцелярии, чтобы остаться наедине со своими унылыми мыслями. Еще полчаса никто не будет ждать его в офисе. Может, ему повезет, и он встретит Джейн, у которой наверняка такое же поганое настроение.

Держась в стороне от толчеи Оксфорд-стрит и выбирая небольшие, спокойные улочки, он оказался на Гановер-сквер, в глубине района Сохо, с его секс-шопами и другими заведениями подобного рода. Окна пестрели объявлениями местных специалисток, готовых доставлять садистские удовольствия. Куда бы ни забросила человека судьба, как бы ни баловала его, он никогда не бывает доволен. Время пришло.

Нед взглянул на часы. Он провел эти несчастные полчаса, даже не пытаясь обнаружить своих засветившихся преследователей. Нед знал, что опытный разведчик должен избегать самоанализа.

Так или иначе, серьезной обиды на Лаверн у него не было. Бог – свидетель, она была хорошей армейской женой. Двадцать лет назад, в то почти забытое время, когда они поженились, он считал свой выбор идеальным. Она была привлекательна, сексуальна, редко жаловалась, растила четырех прекрасных детей и хорошо готовила. Что еще нужно мужчине? Совпадения политических взглядов, общих интересов?

Он еще немного посидел на Сохо-сквер и почувствовал, как устал от себя и от своих неуклюжих попыток разобраться в том, что осталось от его брака.

Да, правда, в последние годы между ними образовалась трещина. Лаверн с ее армейской прямолинейностью правильно сформулировала происшедшее: он пошел дальше, а она осталась.

Как это назвать? Житейские расхождения? Политические? Сила привязанности? Лаверн всегда фанатически поклонялась своему отцу: «Это моя страна, хороша она или нет».

Но остальной мир отошел от этого. И Нед тоже.

Он смотрел, как по внутренней дорожке Сохо-сквер медленно шел пожилой мужчина с маленьким терьером на поводке. Старик не просил подаяния. Но симпатичный белый с черным терьер вставал на задние лапы и перебирал передними, как бы прося чего-то, пока люди на скамейках не бросали пару монет. Старик собирал деньги в кепку как плату за развлечение.

Неожиданно мысли Неда переключились на Амброза Э. Бернсайда, человека, обиженного на США. Нед быстро пошел на север по Рэтбоун-Плейс и уже через несколько минут был на Гудж-стрит. Номер 60 был, как и сказал Макс Гривс, пабом с выразительной вывеской. На нем была притягивающая вывеска «Большая бочка».

От боковой двери шла лестница наверх.

На втором этаже Нед остановился перед закрытой дверью. Оттуда доносился кашель и какой-то шум: казалось, будто сапожник прибивает подлатку. Нед постучал в дверь.

Постукивание прекратилось, а за ним и кашель. Снизу, из «Большой бочки», доносились характерные позвякивания и посвистывания игрального автомата, будто эльфы или космические пришельцы давали представление посетителям.

– Мистер Бернсайд?

Он слышал, как щелкали замки; потом заскрипела отодвигаемая задвижка. Дверь приоткрылась на несколько дюймов. Под глазом старика был яркий зелено-фиолетовый синяк, на белке – сетка лопнувших кровеносных сосудов.

– Вы!?

Снизу донесся позвякивающий, хихикающий звук эльфов из игральных автоматов, похожий на чириканье цыплят с чужой планеты.

* * *

Существовало сходство между двумя мужчинами, сидящими за угловым столиком в «Булестине», ковент-гарденском ресторане, очень любимом журналистами, которых приглашали на дорогой ленч и которые не хотели натолкнуться на своих коллег. Внешний вид мужчин вполне отвечал слегка старомодной атмосфере «Булестина», а дорогое меню – толстым кошелькам тех, кто подкармливал журналистов.

За ленч Харгрейвса платил другой журналист, но на это никто не обращал никакого внимания. Глеб Пономаренко официально числился в советском ТАСС, хотя его расходы убеждали таких циничных писак, как Харгрейвс, совсем в другом.

Странно, размышлял Харгрейвс: когда он смотрел, как Глеб поглощает унцию белужьей икры четырьмя жадными глотками, у него возникло ощущение, что он видит себя. Без всякого сомнения, между ними было определенное сходство. Что бы ни делал Глеб для Советов, никто бы не заподозрил в нем русского шпиона. Этот сорокапятилетний, как думал Харгрейвс, человек, походил лицом на отпрыска королевских фамилий: Романовых – Габсбургов – Сакс-Кобургов, которые правили европейскими государствами в прошлом веке. Эти мешки под глазами, это румяное, с высокими скулами лицо, тонкий нос с трепещущими ноздрями, эта безвольная нижняя губа! Глубокие дугообразные морщины словно заключили в иронические скобки нос, рот и усы.

Рассматривая Глеба, многолетнего партнера по ленчам, Харгрейвс совершенно забыл о теме разговора. Это была одна из самых непостижимых способностей русского человека – оставаться здесь столько времени. Он провел в Лондоне уже лет десять. Всех его товарищей куда-то перевели. Чудеса бюрократических нелепиц?!

– Удивительно, – пробурчал Харгрейвс.

Глеб оторвал взгляд от кусочка лимона, который он тщательно выжимал на остатки икры.

– Это далеко не самая лучшая наша икра, – заверил он Харгрейвса. – Боюсь, что ресторан экономит.

Англичанин вслушался в интонацию Глеба – прекрасное оксфордско-кембриджское произношение. Никогда не перепутает W с V, не проглотит артикль перед существительным. Конечно, долго слушая его, можно заметить, что он родился не в Англии, но откуда он родом, узнать было невозможно.

– Удивительно, что за все эти годы я не заметил твоего сходства.

– С кем?

– Со мной, черт возьми!

Русский нахмурился, вглядываясь в одутловатое от пьянства лицо старшего Харгрейвса – с набухшими венами на висках, алой сеточкой набухших на носу кровеносных сосудов и нездоровой одутловатостью щек.

– Не обижай меня, Найджел, – возмутился он. – Я – привлекательный мужчина, меня часто принимают за юного Седрика Хардвика. А ты – законченный алкоголик, который лучше всех пишет о городских сплетнях.

– Привлекательный? Ты? Да у тебя такой вид, особенно сегодня, после того как ты неделями не подрезал свои тараканьи усы… – Харгрейвс выжал лимон на свою икру и положил ее ложечкой на завитушку поджаренного хлеба. – Черт возьми, а кто ты на самом деле по происхождению? Мы с тобой так часто встречаемся за ленчем, что я могу об этом спросить.

Глеб пожал плечами.

– Мой отец был знаменит, не то что я. Низенький человек, – Глеб показал рукой высоту меньше метра, – но тем не менее семь лет подряд он считался лучшим стахановцем-сварщиком на ДнепроГЭСе. Он…

– Стахановец? Так работяги называют мастера по ускорению работы?

– Точно. Мой отец погиб во время обороны Сталинграда, точно так же, как и многие другие. Мама тогда была на восьмом месяце беременности. А через месяц появился я.

Русский остановился, глядя, как Харгрейвс неторопливо доедает свою икру.

– Говорят, ты помогаешь этой чертовски привлекательной Джилиан Лэм. Правда?

– Человеку надо есть, – подтвердил Харгрейвс, уписывая икру с тостом. – Телекомпания платит Джилиан весьма прилично, тем более что это не мешает моей работе в газете.

– Поздравляю. Она прелестна.

Помятое, истасканное лицо Харгрейвса неожиданно покраснело.

– Ну что ты, ничего подобного у меня с ней нет, я тебя уверяю.

– Может, и нет, но я знаю твою репутацию.

Харгрейвс сложил кончики пальцев вместе.

– Глеб, лесть всегда выручала тебя, но со старым Харгрейвсом это не пройдет.

– Зачем мне льстить тебе, – ответил Глеб. Он сделал знак официанту, чтобы тот сменил тарелки. – На самом-то деле именно ты и должен льстить мне, – продолжал он, – хваля мою шпионскую сеть за точность работы. – Его глаза расширились, словно предостерегая Харгрейвса от острот. – Правда, правда. Говорят, ты начал разнюхивать грязные дела, связанные с этой бандой в Уинфилд-Хаузе. Это относится к воскресному приему у них?

– Какая грязь, черт возьми? – Англичанин потягивал свой сухой «Мускадет», все еще холодный, хотя его давно налили. – «Лэм на заклание» грязью не занимается.

– Извини, это что – справочный материал?

– Так, по нескольким педикам, которые привлекли интерес Джилиан.

– А мне говорили, что мисс Лэм интересует только Ройс Коннел.

– Тебя чертовски хорошо информируют, а, Глеб?

Русский отмахнулся от этой реплики, будто это был комплимент. Он и Харгрейвс уже несколько лет регулярно скрещивали шпаги в словесных поединках. Сценарий был одним и тем же. В начале ленча, накачиваясь виски и белым вином, журналист прикидывался твердым орешком, который трудно было расколоть. В середине беседы, сдобренной мягким кларетом или бургундским, из него начинала просачиваться информация, как вода из корабля с пробоиной. Не вся она была правдоподобной, но к коньяку он доходил до таких интимных подробностей, что Глеб из чувства стыда пресекал этот душевный стриптиз. Нет, говорил он себе сейчас, это не стыд, а просто внутренний прием опытного рыболова.

Нельзя брать слишком много рыбы из одного пруда – это может вспугнуть рыбу. Не выуживай слишком много из этого чертова старика Харгрейвса, не то он запомнит… и пожалеет.

В конце концов, ловля рыбы была профессией Глеба или, поправил он себя, чем-то в этом роде. В Первом главном управлении КГБ отдел Глеба занимался животноводством – разводил высокого ранга агентов. Сначала надо было отыскать такие редкие экземпляры. Потом создать такие условия, чтобы они покинули стадо и начали пастись самостоятельно.

Глеб вдруг понял, что слишком пристально смотрит на Харгрейвса. Он сделал знак официанту, чтобы тот наполнил их бокалы. «Мускадет» закончился.

– Еще бутылку?

– Нет, нет. Той бутылки «Фиджеака», которую ты попросил открыть, мне вполне хватит.

Когда появилось горячее, оба обрадовались. Блюда в «Булестине» могли быть лучше или хуже, но сервировали стол всегда красиво. Сейчас подали мясо-шароле, с тонкими, как осенние листья, ломтиками; стебли были сделаны из петрушки. По краям был зеленый салат, а внизу – кубики заливного мяса и крохотные хрустящие и острые корнишоны.

– По правде говоря, – сказал Харгрейвс, начиная выплескивать информацию, – ты никогда не догадаешься, кем больше всего интересуется Джилиан.

– Кроме Коннела?

– Кроме Коннела, с которым уже все ясно. – Русский наморщил лоб. Морщины на его лице появлялись в самых неожиданных местах, выражая готовность принять любую новость, хорошую или дурную, и тут же на нее отреагировать.

– Кто-то незнакомый?

– Один из этих таинственных людей с прикрытыми лицами, которые разгуливают по улицам Лондона, – сказал Харгрейвс выспренне. Современные английские журналисты, вынюхивающие как слухи, так и серьезные новости, предпочитали более динамичные фразы, обращаясь к красивым оборотам родного языка, особенно из викторианской эпохи, разве что из ностальгии.

Морщинки сбежали с лица Пономаренко.

– А, тогда мне жаль эту леди, – сказал он. – Этот город… – Он покачал головой, но оставалось неясно, признак ли это сожаления или удивления.

– Ты знаешь, Харгрейвс, возможно, даже лучше, чем я, что некоторые города в этом мире будто специально предназначены для того, чтобы притягивать определенный тип авантюристов. Сингапур, а? Гонконг. А на Западе – конечно, Вена, и Цюрих, и Лиссабон, и Лондон. Да, да, ваш Лондон. Этот город стал центром интриг. – Он улыбнулся сказанному. – Если напишешь колонку, так и быть, за последнюю красивую фразу я с тебя денег не возьму.

– Интриги? – Харгрейвс, несмотря на выпитое, по-прежнему сохранял отдаленное карикатурное сходство с Пономаренко, хотя был заметно более помятым. – Расскажите мне все, черт возьми. Если об этом кто-нибудь узнает, это будет…

– Э, нет. – Русский предостерегающе поднял вверх указательный палец. – Я знаю, какой гнусный ярлык вы, писаки, приклеили мне, благородному представителю вашей собственной профессии, если в этих словах нет противоречия. Но я уверяю тебя, со мной все ясно, как и с Ройсом Коннелом. Люди, о которых я говорю, не люди, а шифры. Призраки. Они беспрепятственно просачиваются в Лондон и ускользают из него, чтобы участвовать в авантюрах, которые поражают самое богатое воображение. Они крутятся вокруг денег, предпочтительно наличных. Но в этом они мало отличаются от нас, бедных поденщиков, а?

– Ну, рассказывай дальше, черт возьми. У меня уже слюнки потекли.

Лицо Пономаренко выразило полное безразличие.

– Я могу быть уверен, что ты не повернешься резко назад?

– Для чего? Ну конечно нет, черт.

– А теперь медленно и только по моей команде повернись. Вон там, в дальнем углу за лучшим столиком, который я никогда не выбираю, чтобы не быть слишком на виду, сидит мужчина. Приготовься, но пока не поворачивайся. Он слушает своего сотрапезника и оглядывает комнату. Он довольно молод, до сорока, полноват, с очень подвижными глазами и высоким лбом, на который спадают жесткие спутанные волосы. Ну просто копна волос. Давай!

С самым непринужденным видом Харгрейвс поднял палец, показывая на какую-то деталь на потолке, потом устремил взгляд в направлении руки, словно изучал невидимое архитектурное украшение. Посмотрев в сторону, он увидел человека, о котором шла речь.

Он увидел именно то, что описал русский. Мужчина без каких-либо примет, невыразительный, как поношенный пиджак. У него были торчащие усы, как из стальной проволоки, и дебелое лицо, будто никогда не видавшее солнца, что так просто в дождливом Лондоне. Но не это делало его похожим на призрака. Харгрейвс понял, что это не одно лицо, а физическое воплощение нескольких подобий.

Он повернулся к Глебу.

– Чертовски странное лицо. Только что ты видел его – и вот уже не видишь.

– Как проницательно, Харгрейвс. Многие люди сочли бы его лицо вялым, признаком слабого характера. Но ты и я в этом разбираемся лучше. Если можно так выразиться, это лицо на день, которое человек с очень сильным характером решил поносить.

– Говори, говори, проклятый мучитель.

– Но это практически все. Могу добавить очень немногое. Я знаю, что такие люди существуют. Это новая порода, Харгрейвс. Тогда как мы с тобой – неисправимые романтики, работающие и борющиеся ради самого искусства, у этой новой породы вместо сердца – плата с микросхемами, которая оценивает каждое действие в фунтах, пенсах, долларах и центах.

– И никогда в рублях и копейках?

Пономаренко пожал плечами.

– Разве я знаю? Мне известно только, что у них нет сердца, если не иметь в виду простой медицинский смысл этого слова. Они запрограммированы на то, чтобы портить или перехватывать любое прибыльное дело, которое они обнаружат. Берут бразды правления в свои руки, меняют любые первоначальные цели – политические, культурные, военные, экономические – и занимаются только собственной выгодой.

– Будь я проклят, если я тебя понимаю, Глеб.

– Вот. Вот здесь, не более чем в шести ярдах от нас, подтверждение моим словам. – Русский прикрыл глаза, готовясь вывести в рассказе вымышленные имена и личности, чтобы обеспечить личную безопасность. – Так вот. Группа специалистов по конному спорту из Венгрии прибыла в Лондон с самыми благоприятными предварительными отзывами. Все на этом острове, бредящем лошадьми, хотели видеть их. Любители спорта и профессионалы по выездке выстраивались в очередь у касс Альберт-Холла. То же самое, я уверен, было и в Эдинбурге, и в Манчестере, и в Бирмингеме. Они платили по десять фунтов за билет, чтобы посмотреть прославленный венгерский прыжок, выездку. С точки зрения венгерской группы, это было очень полезно для международного обмена. Команда могла собрать в общей сложности около пятидесяти тысяч фунтов за вечер. Скажем, десять выступлений в Великобритании. Полмиллиона фунтов, не форинтов. Венгрия была чрезвычайно довольна. Тут звонит человек, если я правильно помню, Альдо Сгрои – может быть такое имя? – известный итальянский кинопродюсер, предлагает сделать документальный фильм об этом триумфальном турне. Обычный молодой человек, немного безвкусный, но серьезный, здравомыслящий, искренний. И просит всего десять процентов от прибыли. Сделка подписана. Какая блестящая идея увеличить сборы от выступлений команды! К последнему дню турне Сгрои – один из них, почти говорит по-венгерски. Они братья по крови? Igen![33] Могут ли они когда-нибудь предать друг друга? Nem![34]

Русский остановился, медленно отрезал кусочек мяса, словно забыв о том, что говорил. Харгрейвс, не скрывая, нервничал в ожидании продолжения.

– Давайте, давайте! – торопил он.

– Всему свое время. – Пожевал, пожевал, проглотил. – Расписки были помещены в восточноевропейский банк в Лондоне. До сих пор его название неизвестно. В последний день руководитель команды перегружен делами: билеты на самолет, визы, отправка лошадей, не говоря уж о наездниках и конюхах. Надо было собрать эту маленькую венгерскую армию для заключительного броска на родину.

По договору банк переведет деньги в Будапешт, как только команда улетит. Но тут появляется кто-то из команды – а может, кто-то из киносъемочной группы, трудно их разделить в эти последние недели – с запиской от руководителя команды, которую передает руководителю банка. Через десять минут венгерские полмиллиона в пятидесятифунтовых банкнотах упакованы в бриф-кейс. И он удаляется! – Глеб хлопнул ладонями. – Только что видели деньги, и тю-тю, их нет.

– Проклятье! – Харгрейвс сдавленно захохотал. – Черт подери!

– И помни, старик, – продолжал Глеб, – этот Сгрои – всего лишь один человек. А дюжины таких, как он, разгуливают по улицам Лондона, отыскивая какого-нибудь бизнесмена, чтобы стянуть у него деньги. Представляешь, какой шум поднялся бы в Будапеште, если бы эта игра была разыграна ЦРУ? Но эти таинственные люди не имеют никакого отношения к политике. Это стервятники, которые мчатся вперед, наметив очередную жертву. И ты мне говоришь, что кто-то из них мог возбудить интерес прелестной Джилиан?

Искры дьявольского веселья, блестевшие в глазах Харгрейвса, медленно потухли.

– Боже, да нет, – сказал он наконец. – Ничего таинственного.

– Ну так расскажи мне.

Вместо ответа Харгрейвс тайком взглянул в дальний угол зала, чтобы рассмотреть пухлого, с одутловатым лицом и выпуклыми глазами человека. Удивительно, какого рода внешность позволяет обеспечивать доверие? И правда кинопродюсер! По распространенному мнению, а Харгрейвс твердо верил, что все, что он думал, было распространенным мнением – типичный человек, вызывающий доверие, должен быть обходительным, мягким, хорошо одетым, достаточно привлекательным и для мужчин, и для женщин и, безусловно, свободным от каких-либо неприятных характеристик или отрицательных черт, которые могут насторожить потенциальную жертву.

– Удивительно, – вздохнул Харгрейвс. Он бы и сам смог стать подобным мошенником, если бы хватило смелости. Но единственное, что ему удавалось, – это дурачить молодых и впечатлительных женщин, которые нуждались в его помощи, чтобы войти в общество. Он снова вздохнул.

– Твой ум где-то бродит, – заметил Глеб.

– Да. Просто восхищаюсь сырой глиной, из которой может быть вылеплена такая мастерская интрига, как «Дело венгерской команды».

– Ты говорил о любопытстве мисс Лэм. К кому она проявляет интерес? – спросил русский на прекрасном английском.

– Один шпион из американского посольства, Френч.[35]

– Френч?

– Ну да, дело в том… – И журналист принялся сбивчиво объяснять то, что смутило его сотрапезника. – На самом деле парень не француз. Только фамилия его Френч.

Глеб думал, как лучше прервать этот фонтан ненужных объяснений.

– Нед Френч, – сказал он наконец, – фанатик джаза.

Харгрейвс остановился на полуслове, открыв рот.

– Извини? – Краска полностью покрыла его лицо розовым румянцем.

– Тоже любитель фортепианного джаза, как и я.

– Ты его знаешь? – Пальцы Харгрейвса тряслись, пока он неуклюже рылся в карманах пиджака, пытаясь достать ручку. – Играет на фортепиано, – пробормотал он, быстро записывая что-то в маленькой записной книжке.

– Вовсе нет. Просто любитель, как я. Хотя, уверяю тебя, я не думаю, что мы любим одних и тех же исполнителей. – Глеб подождал, пока Харгрейвс зачеркнул предыдущую запись. – Мне говорили, что он балдеет от малоизвестного чикагского пианиста Арта Ходса. – У Глеба появилось странное, почти брезгливое выражение, плохо вязавшееся с его сакс-кобургским видом. – Очень бледный, специализирующийся на блюзах исполнитель. Фигня.

– А ты? – выспрашивал Харгрейвс.

– Я? Я предпочитаю бессмертного Оскара.

– Уайльда?

– Петерсона. – Глеб видел, как журналист записал это. – Да про меня-то зачем, бестолочь? Джилиан про меня не спрашивала.

– Точно. – Харгрейвс зачеркнул запись. – Что ты еще можешь рассказать про Френча?

Глеб откинулся назад и начал тщательно разрезать остатки букета из мясных листьев. Он прожевал кусок, который показался ему суховатым, потом поднял взгляд на своего гостя.

– Напротив, старик, что можешь рассказать мне ты?

* * *

Если полковник Френч уходил на ленч рано, капитан Шамун обедал поздно, и наоборот. Но если Френч забывал предупредить своего заместителя о времени ленча, Морис Шамун оказывался привязанным к письменному столу, не зная, когда удастся перекусить, да и удастся ли вообще. Если дела шли нормально, это не вызывало проблем. Но сегодня, по личным причинам, Шамун особенно хотел пообедать вне пределов канцелярии. Он включил крохотный транзистор, чтобы узнать новости. Ничего, кроме музыки. Он выключил приемник.

Когда вернется Нед, было не известно, никто не заметил, когда он вышел из здания. Шамун стоял у окна, смотрел на Гросвенор-сквер и думал, что делать. Обычно Нед не исчезал не замеченный охраной у входа. Но в последнее время он ускользал в полдень незаметно.

Утром, перед тем как сесть в машину и заехать за Недом, Шамун позвонил из телефонной будки.

Этот звонок и был причиной того, что сейчас он немного нервничал.

Он заметил длинноногую девицу, сидевшую на скамейке. Нэнси Ли Миллер без сандвича и араба-любовника все равно писала что-то в своей проклятой книжечке. Даже с такого расстояния Шамун видел, что у нее была новая записная книжка, значит, старую изучают боссы. У Шамуна неожиданно возникла мысль, не слишком хорошая, но заманчивая.

Как заметил Шамун, обходя лужайку, чтобы подойти к Нэнси Ли сзади, погода была переменчивой, обещала то дождь, то солнце, но ни того ни другого не было. Покрытое тучами небо прояснилось и сияло голубизной. Люди проходили через сквер, опасливо поглядывая на небо, а возможно, и друг на друга.

Он подошел сзади к скамейке Нэнси. Она и в самом деле читала книгу в бумажной обложке, под которой лежала небольшая записная книжка, прошитая пластиковой спиралью; что до литературы, то Нэнси Ли оказалась патриоткой: в руках у нее был порнографический бестселлер; его автор, американский писатель, жил за границей.

– Стыдно, стыдно, Нэнси Ли, – промурлыкал Шамун ей в ухо.

Девушка вскочила, как ужаленная, издала сдавленный крик и, обернувшись, увидела своего мучителя.

– А, это ты испугал меня, Морис!

– Слушай, ну ты такое почитываешь?

Она покраснела.

– Я не знала, что ты ханжа.

Он похлопал ее по руке.

– Ты вечером сегодня свободна?

– Боюсь, что нет.

– А завтра вечером?

– На этой неделе не получится, Морис. – В ее отказе прозвучало некое туманное обещание, но это было так неуклюже, что Шамун усомнился, проглотит ли он это.

Он взял у нее роман.

– Ну, где тут самые пикантные места?

– Купи себе такую же книгу и найди сам.

– Зачем же мне покупать, если у моей подружки она есть?

Она еще больше покраснела.

– С каких это пор я стала твоей подружкой, дорогой?

– Только в мечтах, – шепнул он патетически, взял в руки ее записную книжку, дважды пролистал ее. – Пишешь порнороман, Нэнси Ли?

– Отдай.

– Вот. – Но он не возвращал книжку до тех пор, пока не нашел строчку: «12.55: Френч вышел». Он усмехнулся, глядя, как она прячет записную книжку.

Они немного помолчали, девушка оглядывала лужайку, пока взгляд ее не остановился на бронзовой статуе мужчины в большом морском капюшоне, потрепанном штормом.

– Да, – сказала она, припоминая что-то, – старик в пальто? Этот? – Показала она.

– Ф. Д. Р.? А что?

– Ф. Д. – кто?

– Франклин Делано Рузвельт. Президент США во время Второй мировой войны и в период Великой депрессии. Если я правильно помню, его избирали президентом четыре раза. – Шамун пристально смотрел на нее. – Ты же знаешь о нем, Нэнси Ли. Ты же помнишь, что о нем рассказывали вам в школе.

– Неужели?

– Нэнси Ли, – помолчав, начал он безразличным тоном, словно это не очень-то интересовало его. – Сколько тебе лет?

– Больше восемнадцати.

– Нет, серьезно. Тебе уже есть двадцать один?

– Конечно, а почему спрашиваешь?

– Нэнси Ли, – продолжал он, беря обе ее руки в свои. – Могу я сказать тебе кое-что очень личное? О сексе?

Она нервно засмеялась.

– А почему бы нет?

– Ты когда-нибудь слышала о женском обрезании?

Возникла неловкая пауза. Ее щеки зарумянились.

– Это что, шутка?

– Это называется клитеродектомия.

– Морис!

– Нэнси Ли, арабские мужики не успокоятся, пока не вырежут тебе клитор. Не говори, что ты об этом не слышала.

На этот раз пауза была еще более длинной и неловкой.

– Ты за мной шпионишь, Морис.

– Я ревную, как дьявол, вот и все.

Она сделала попытку засмеяться.

– Ты что, хочешь извести себя? Мы провели неделю в Риме, ну и старались там!..

Ее смех был заразителен; Шамун непроизвольно захихикал. Она на него долго смотрела.

– Я не могу сегодня вечером, Морис. В восемь у меня одно серьезное дело.

– Что бы там ни было, встретимся у меня в пять тридцать? Я тебя довезу назад.

Она сидела молча, играя со своей записной книжкой.

– Ты не знаешь этого парня, Морис. Он… понимаешь, я как будто ему должна, а он не стесняется получить свое. Он просто с ума сходит, если видит другого парня рядом со мной.

– Пять тридцать, угол Одли и Гросвенор. Я буду на маленьком коричневом «форде-фиесте». Я доставлю тебя, куда ты скажешь к восьми вечера, точно.

– Не знаю, Морис. Я хотела бы.

– Этому парню все уже немного наскучило. А ты устала быть должницей. Со мной начнешь все сначала.

Ее рот слегка приоткрылся. Она так напряженно на него смотрела, что не заметила, как выронила на траву записную книжку.

– А потом? – хотела она спросить.

– Теперь о тебе, Нэнси Ли. Я без ума от тебя.

– Ну…

– Пять тридцать. Одли и Гросвенор. Это свидание.

* * *

Один из немногих не разорявшихся регулярно магазинчиков находился на углу пешеходной улицы Саут-Молтон и Бленхейм. Шамуну казалось, что магазин под названием «Бриктон» был здесь всегда. Он торговал обычной женской одеждой и всем тем, что носят модные дамы со средним достатком. Назван он был в честь той, чей ночной клуб в Риме был излюбленным местом многих знаменитостей. Но было еще одно объяснение такому названию.

Попрощавшись с Нэнси Ли, Шамун прошел по Саут-Молтон и остановился на углу, разглядывая витрины «Бриктона».

Потом дошел до конца улицы. В кофейне заказал сдобу с маслом и чайник китайского чая. Он сидел, наверное, минут пятнадцать, глядя на стол и размышляя, состоится ли встреча, которую сегодня утром он назначил на два тридцать – именно это время показывали сейчас его часы. Поняв, что срок наступил, он не испытал тревоги, хотя не чувствовал себя и спокойным. У входа в кофейню послышался вдруг какой-то шум. Он поднял глаза.

Владелица «Бриктона» была рыжеволосой и толстой, хотя и не пухлой. Пятьдесят фунтов лишнего веса были катастрофой для женщины ее роста. Она изменила свою фамилию в Бриктон – по названию магазина. К югу от Оксфорд-стрит ни у кого не было такой большой груди. Шамун напомнил себе, что к северу от этой границы пальма первенства, конечно, принадлежала Лаверн Френч. И не одна.

Бриктон села у столика позади Шамуна так, чтобы ее шепот никто, кроме него, не мог слышать. Раздался звук чиркнувшей спички. Она закурила и выпустила дым в его сторону.

– Ну, паренек, лови момент.

Шамун кивнул и начал что-то аккуратно писать карандашом на дешевой бумажной салфетке со столика.

Он и Бриктон знали друг друга давно. «С тех пор, когда я была костлявой», – говаривала Бриктон, хотя Шамун помнил ее только пышечкой. Перед ним живо стояла их первая встреча в Тель-Авиве в день его приезда на автобусе из Бейрута. Он окончил колледж еще в те добрые времена, когда стреляли меньше, чем теперь. Но даже тогда только американский паспорт помог ему проехать в Израиль. Та встреча была тоже в кофейне, мало чем отличавшейся от этой: тогда Шамун заказывал что-то, говоря по английски.

– Эй, янки, тебе нужен переводчик с дипломом Велесли?

Бриктон – ее звали, кажется Мириам, но Шамун за долгие годы забыл ее имя – родилась в Штатах, после колледжа переехала в кибуц к северу от Яффы. Она была на десять лет старше Шамуна и уже тогда имела звание капитана в Моссад. Не будучи урожденной израильтянкой, она не могла попасть во внутреннюю разведку Шин-Бет. Но Моссад, проникнувшая во все страны, сумела использовать ее исключительные способности.

Аккуратно записывая свои короткие заметки, Шамун подумал о том, что сейчас она, вероятно, полковник, как Нед Френч. В конце концов, руководить резидентурой Моссад в Лондоне было чертовски сложно.

Особенно для женщины.

Глава 10

– Да нет, сэр! Если бы только Абе Линкольн поддержал его, вместо того, чтобы прижать в деле с этим негодяем Джо Хукером, война закончилась бы к осени 1863 года.

Нед Френч сидел в тихом уголке «Большой бочки» на Гудж-стрит, слушая, как Амброз Эверетт Бернсайд-третий защищал своего деда, устроившего резню во Фридериксбурге.

«Большая бочка» была приятным старомодным пабом с гигантской, на три стороны, стойкой в центре: дюжины клиентов могли пристроиться возле нее одновременно.

Под влиянием виски и нескольких чашек крепкого кофе в старике за последние полчаса произошла замечательная метаморфоза. Он заметно взбодрился.

– Надо помнить одну штуку, молодой человек, – объяснял Бернсайд Френчу. – Грэмпо сделал ошибку, которую сделал бы любой честный человек. После всех этих воплей – ну, двенадцать тысяч юнионистов погибло и всего пять тысяч северян – Грэмпо прямо сказал Линкольну: «Сэр, вышвырните этих разбойников, не подчинившихся моим приказам – а это были Франклин, Самнер и Хукер, – или вышвырните меня». Неважно, что во Фридериксбурге Грэмпо выступал против генералов Роберта Э. Ли и Стоунволла Джексона. Нет, сэр, Линкольн просто освободил его от командования и отправил в Теннесси. А разве позже не Грэмпо спас Ноксвилл от Лонгстрита? Однако после этого дела в Род-Айленде никто не стал относиться к нему хуже. Они трижды избирали Грэмпо губернатором. А потом послали его в Вашингтон сенатором. Вы видите, молодой человек, что фамилия, которую я ношу, – славная фамилия. И именно это делает всю мою историю настолько непереносимой.

Нед обдумывал, как бы ему спросить старика, в чем же состоит его обида на США.

– Расскажите мне о себе, мистер Бернсайд.

– В 1940-м я пошел на войну добровольцем, еще до Перл-Харбора. Меня зачислили в ВВС. Тогда они еще назывались авиакорпус. Это уже позже, в 1942-м, нас всех перевели в армейскую авиацию США.

– Вы были летчиком?

– Нет, механиком. Я прибыл сюда, в Англию, с первой группой семнадцатых.

– А демобилизовались вы тоже здесь?

– Да, в 1950-м. К тому времени я был уже женат. – Старик умолк, на его изможденном лице заходили желваки.

Пришло время показать, подумал Нед, что он тоже военный. Он вынул свое старое удостоверение, на котором был сфотографирован еще лейтенантом. Он давно заметил, что именно человеку в этом звании лучше разговаривать с бывшими военными. Упоминание его нынешнего звания только отталкивало их.

Бернсайд скосил глаза на удостоверение.

– Не дурачьте меня, молодой человек. Вы слишком стары, чтобы быть лейтенантом.

– Ну и что? Вы знаете, что я работаю в посольстве. Если у вас есть законная жалоба, я смогу вам помочь.

Старик медленно выпрямился с таким видом, будто Нед дал ему лекарство без этикетки, и оно может убить или вылечить.

– Да, – сказал он наконец с неожиданной теплотой в голосе. – Я женился на английской девушке Вики, самой красивой во всем английском ВМФ. Устроился в одну авиастроительную компанию, которая потом обанкротилась. Так и шли мои дела. Каждая компания, принимавшая меня на работу, через несколько лет вылетала в трубу. Не удавалось им справиться ни с «Боингом», ни с чем другим. В конце концов случилось так, что у нас с Вики остался только маленький угловой киоск на Саут-Кенсингтон – сигареты, газеты, конфеты. У меня купили его два года назад за приличную сумму.

– Ну, это хорошо.

– Там сейчас кабак итальянский.

– А деньги?

– Моей и Викиной пенсии нам как раз хватало на жизнь. Поэтому мы вложили деньги в одну так называемую объединенную трастовую компанию. Американскую. Парень, возглавлявший ее, был американцем, а деньги наши они вкладывали в американские фирмы. «Получите вашу гарантированную долю богатства дяди Сэма!» Это очень подходило нам, Вики и мне, потому что, сами понимаете, мы не хотели вкладывать деньги в английские концерны.

– А как называлась ваша компания?

– «Международный англо-американский траст».

– Звучит как английская фирма.

– Это название компании. Мы у нее купили бумаги акционерного общества «Северо-американский фонд свободы». «Присоединяйтесь к растущему чуду 1980-х!»

Бернсайд разволновался.

– Я стучусь в это чертово посольство уже два года, и никто меня не слушает. Двадцать тысяч фунтов вылетели в трубу! Это же больше тридцати тысяч долларов, молодой человек. У Вики всегда было слабое сердце, но на бесплатную операцию не приходилось рассчитывать: двести двадцать седьмой номер в листе ожидания. Проживи она еще три года, ее бы прооперировали. Я хотел заплатить за частную клинику, но она отказывалась. А потом, однажды ночью, компания и фонд вдруг свернулись и испарились.

Дыхание Бернсайда участилось. Оцарапанная кожа вокруг подбитого глаза потемнела. Его пальцы впились в руку Неда.

– Я не сказал ей об этом. Но через неделю она узнала об этом из старой газеты, что-то разворачивая. Она подошла ко мне: «Милый, это правда? Все наши сбережения?» Я стоял как истукан и кивал, пока она не упала на пол прямо передо мной.

Он стукнул указательным пальцем по крышке столика еще раз и возбужденно продолжал:

– Прямо у моих ног. Ее привезли в больницу. Больше она не приходила в сознание. Доктор сказал, стресс.

Нед тяжело вздохнул. Пьяный воздух паба входил в его легкие и выходил из них. Он смотрел на убитое лицо внука генерала Бернсайда – того, кем гордилась страна, Восьмая воздушная армия, человека, уничтоженного…

Нед достал из нагрудного кармана ручку и старый конверт.

– Дайте мне еще раз название этого фонда.

Указательный палец старика продолжал бить по крышке столика, вместо того, чтобы наказать того, кто ограбил его от имени Америки.

– Да не в названии фонда дело. – Тук, тук, тук. – А в том жулике, который командовал всей этой шарагой. Он тоже американец.

– Его фамилия?

Тук, тук.

– Тони Риордан.

Негодующий Нед записал на конверте фамилию, едва не разорвав бумагу.

– Давайте в одиннадцать утра завтра. Вы подойдете к главному входу со стороны площади и спросите мистера Гривса. Вот. – Он написал фамилию. Пододвинув листок к старику, Нед смотрел, как недоверчиво тот читает. Его снова поразило странное сходство между этим неряшливым стариком и его аккуратным, хорошо ухоженным отцом в Висконсине.

– Гривс? Мне совсем не нравится эта фамилия.

– И ради Бога, – продолжал Нед, – приведите себя в порядок перед тем, как туда идти. Помойтесь. Вымойте волосы шампунем. Причешитесь. Сбрейте щетину. Вы должны выглядеть как следует, старый солдат.

Нед придвинул к себе обрывок бумаги и, написав: «Шампунь! Причесаться!!» – засунул листок в карман его пиджака.

– Пойдемте-ка, солдат, в магазин. Нам надо купить то, что вам нужно.

– В подачках не нуждаюсь, – обиженно сказал Бернсайд. – У меня есть пенсия.

Нед встал и огляделся.

– Поблизости наверняка должен быть магазин. «Бутс» или «Ундервуд». Один из таких. Купите там все. Я хочу, чтобы завтра вы выглядели достойно.

– А чем этот Гривс так важен?

– Он пытается упрятать за решетку вашего старого приятеля Риордана, наломавшего столько дров. Вы – очень ценный свидетель. Но вы должны выглядеть солидно. Поняли?

Бернсайд, казалось, долго размышлял. Потом он кивнул, словно через силу.

– Садись, – приказал он. – Я думаю, что должен тебе кружку пива, сынок.

* * *

В три тридцать Джейн Вейл сняла трубку телефона и набрала прямой номер Неда Френча. После шестого гудка она повесила ее, зная, что теперь ответить может только Морис Шамун. В ней закипело бессознательное раздражение против Неда. Только спокойно поговорив с ним, она сможет избавиться от этого.

Отчаяние она почувствовала не от того, что в последний момент сорвалось их свидание. В конце концов, говорила она себе в сотый раз после того, как это случилось, их отношения регулировались неписаными правилами, определяющими их поведение в любых ситуациях. Они не могут подводить друг друга, выказывая эмоции при посторонних.

Все это игра, с горечью признавалась она себе. И жизнь разведчика для Неда была игрой, в которой, как он говорил, счет велся по ежедневному числу трупов. Разве не это сказал он ей в их грустном, уютном гнездышке в отеле? Он считал и их отношения игрой, а значит, она имела свои правила.

Первое и главное: скрывать все от посторонних. Лицо Джейн еще больше помрачнело. И конечно, ни на что не жаловаться и ничего не выяснять. Боже, да никогда.

Она встала и пошла из офиса. Потом остановилась на полпути, поняв, что Неда в его кабинете нет, а если бы он и был, пришлось поразмыслить, чтобы объяснить свой визит к нему.

Джейн возвратилась к столу и позвонила в Уинфилд-Хауз: по этому номеру Пандора Фулмер просила отвечать на приглашения. Послышался сильный густой голос экономки, миссис Крастейкер.

– Уинфилд-Хауз. Чем могу вам помочь?

– Миссис Крастейкер?

– Да.

– Белл, это Джейн Вейл из посольства.

– А, мисс Джейн! Очень рада вас слышать. – Пожилая негритянка ответила очень настороженно. – Миссис Пандоры нет сейчас на месте.

– Я догадываюсь, что телефон трезвонит не переставая.

– Сегодня уже спокойней. Вы знаете, как такие дела проходят, – начала объяснять экономка со знанием дела. – Оказывается, многие просто не знают, что означает пометка RSVP[36] на приглашении, или просто об этом не думают, а кто-то скажет секретарше позвонить, а та забудет. Ну, вы знаете.

– Так сегодня полегче? Сколько у вас сейчас, наверное, уже больше трех сотен?

Продолжительная пауза на другом конце провода позволила Джейн понять, что Пандора Фулмер избегает разговора с ней, чувствуя за собой вину. Наконец экономка ответила.

– Что-то вроде того.

– Скажем, триста двадцать? – допытывалась Джейн.

Еще одна пауза, и Джейн догадалась, что рука прикрыла трубку. Голоса звучали приглушенно. Миссис Крастейкер ответила уже с облегчением:

– Триста десять, мисс Джейн. Я как раз подсчитала. Триста десять.

– Спасибо, Бел. Пожалуйста, передайте миссис Фулмер мои извинения за то, что мне не удалось сегодня утром приехать и помочь вам. Но нам приходится здесь заниматься безопасностью приема.

– Простите?

– Безопасность, Бел. Вы понимаете, что в связи с приемом нам следует обеспечить особую безопасность? Ведь в одном месте собираются все важные персоны.

Эта мысль явно удивила миссис Крастейкер.

– Ну и что?

– Передайте миссис Фулмер, чтобы она не беспокоилась по этому поводу, – добавила Джейн почти со злобой. – Пусть не забивает этой ерундой свою прелестную головку. Мы справляемся.

– Ну это же прекрасно, – ответила негритянка с энтузиазмом. – Пока.

Положив трубку, Джейн почувствовала, что настроение ее еще ухудшилось. У нее теперь был повод зайти к Неду. Но хотела ли она увидеть его? Он напугал ее сегодня. Как затрепетала она, услышав телефонный звонок в их маленьком тайном убежище! Она не знала, надо ли отвечать. А потом услышала вместо объяснения какие-то сбивчивые слова. Неожиданная ситуация, ладно. Но прошло уже несколько часов, и ничего – ни извинения, ни сочувствия.

Да пошел он к черту! Она снова позвонила к нему в офис, дождалась, пока Шамун взял трубку.

– Капитан Шамун, это Джейн Вейл.

– Да, полковника Френча…

– Вы можете записать для него сообщение? Я разговаривала с Уинфилд-Хаузом. Приглашенные медлят. Они получили согласие от трехсот десяти человек.

Шамун что-то тихо пробормотал, записывая сообщение.

– Что-нибудь еще?

– Все. До свидания. – Четко. Очень хороший работник эта мисс Вейл.

И к черту Неда Френча.

* * *

Центр коммуникаций Компании только недавно переехал в дом рядом с Беркли-сквер. Руководя этим местом, Ларри Рэнд ненавидел его.

Никаких особых причин для этого не было. Место было удобным. Маленькие забегаловки на Шеферд-Маркет, тележки с едой и прохладительными напитками, классные диско-клубы по вечерам и несколько еще более классных ресторанов; для тех же, кто имел склонность к более высоким материям, от этой части Мэйфера было рукой подать до картинных галерей на Корн-стрит, до Королевской академии на Пикадилли и всего лишь десять минут ходьбы до театрального района.

Здесь установлено самое современное и совершенное оборудование, защищенные от подслушивания системы позволяли связаться с любой точкой планеты. Рэнд не любил это место только потому, что это было место, где-то конкретно расположенное. Он был слишком опытен и понимал, что центр будет прослушиваться кем угодно – от ИРА и КГБ до добрых старых МИ-5 и МИ-6. В природе любого места заложена уязвимость.

Тем не менее, напомнил себе Рэнд, быстро идя по Керзон-стрит к центру, как по-другому можно организовать связь? Он начал свою карьеру в Компании как оперативник. В то время карман был кабинетом, ближайшая телефонная будка – самым совершенным, защищенным от подслушивания каналом связи. Ладно. Чертову центру связи деваться некуда. Он останется, конечно.

Он исчез за очень старомодной витриной магазина, который продавал черепаховые расчески и помазки для бритья из щетины хорошего качества. Многие джентльмены заходили в давно известные магазины на Керзон-стрит в поисках подобных вещиц. Это конкурирующее заведение было создано шесть месяцев назад. Вы проходите вглубь, где выставлены поясные ремни и щипцы для завивки усов. Миновав их, вы открываете дверь без вывески, за которой находится лифт, и поднимаетесь наверх.

Рэнд поднялся на второй этаж.

Короткое тело раскачивалось из стороны в сторону, глаза пристально смотрели по сторонам, когда он шел через рабочую зону, разделенную стеклянными перегородками, которые не доходили до потолка. Молодые парни и девушки работали на компьютерах, пишущих машинках, шифраторах и другом оборудовании. Приглушенный гул большого муравейника наполнял большую комнату без окон.

В дальнем конце располагались два кабинета с настоящими стенами от пола до потолка и запирающимися дверями. Один принадлежал Хеннингу, заместителю Рэнда по коммуникациям. Другой офис использовал Рэнд во время своих редких посещений. Сейчас он говорил себе, дело не в том, что это – место, а в том, что все каналы связи Компании – радио, спутниковые, радиорелейные, телефонные, факсимильные и компьютерные – сходились здесь. Это было не просто место, а главная цель.

– Хеннинг! – Рэнд просунул голову в соседний кабинет, потом сел за стол и стал дожидаться своего зама.

Если большая часть служащих теперь выглядела и одевалась, как студенты колледжа, то Хеннинг, который работал в ЦРУ почти столько же, сколько и Рэнд, походил на вечного студента. Казалось, будто, перехватывая какие-то стипендии и гранты, он продолжал учиться всю жизнь и получал одну степень доктора философии за другой. Из-за толстых стекол очков смотрели переутомленные десятилетиями напряженного чтения глаза. Длинные, еще не тронутые сединой волосы придавали ему живой и молодой вид. Лицо было тоже молодым, не помятым жизнью. Достаточно взглянуть на то лицо без морщин, с неудовольствием думал Рэнд, и сразу поймешь, что этот человек не работал никогда и нигде, за исключением письменного стола.

– Дай мне последний оперативный перехват.

Хеннинг сел напротив Рэнда и печально вздохнул. Он пытался отлепить языком что-то, прилипшее к передним зубам. За выпуклыми стеклами его глаза казались огромными, как будто из фильма ужасов. Поняв, что производит не слишком приятное впечатление, он снял очки и потер глаза. Потом протер очки.

– Ты мне скажешь, когда перестанешь тянуть время? – спросил Рэнд.

– Я ничего не тяну. Просто тебе не понравится то, что у меня есть. У нас по-прежнему пятьдесят на пятьдесят.

– Половина говорит, что придет, а половина – что нет?

– Да, примерно так.

– Ты сделал то, что я сказал? Упоминали угрозы террористов?

– Никаких проблем после Лэм не было.

Рэнд кивнул.

– Если еще появятся возражения, говори, что из-за этих угроз мы не может гарантировать безопасность. И говори это жестко. Да, между прочим… – Рэнд сделал паузу: то, что он собирался сказать Хеннингу, будет не слишком приятно ему услышать – при всей его безупречности. – Между прочим, ты действительно не знаешь, кто такая Джилиан Лэм?

Он видел, как побледнел Хеннинг. Сегодня утром ни один из них не знал этого имени, но после этого Рэнд сделал свою домашнюю работу, а Хеннинг – нет.

– Ты вообще смотришь телевизор, Хеннинг?

– Не часто.

– Она же тебе сказала название своей дурацкой программы «Лэм на заклание», а ты все равно не допетрил. И больше того, она собирается снимать все это безобразие в воскресенье. С ней будет целая группа. Ничего удивительного в том, что она про тебя стала выспрашивать. И ничего странного, что многие решительно настроены прийти. Это для них хороший шанс появиться на экране телевизоров, и они его не упустят ни за что на свете.

– Господи!

Рэнд кивнул, как бы вняв этому призыву о помощи.

– Короче, ты и твои люди должны немедленно распространить сюжет об угрозе террористов. Посмотрим, много ли придет этих барбосов, стремящихся к известности. – Рэнд потянулся к красному телефону. – Эту линию можно использовать?

Хеннинг встал и с удивлением повернулся.

– В любое время.

– Закрой за собой дверь. Хеннинг…

– Да?

– При следующем разговоре мне нужны будут новые цифры. Эти «пятьдесят на пятьдесят» засунь себе в задницу. Понял? Иди.

Рэнд проследил, как закрылась дверь. Не слишком ли мягок он был с Хеннингом? Тот относился к категории людей, которых надо все время подгонять. Делай это постоянно, и он будет прекрасно работать.

Он нажал четыре цифры на телефоне, подключенном к совершенно новой системе: ее испытывала сейчас Компания. Шифровальная межконтинентальная коммутируемая связь давала возможность безопасно звонить из одних офисов в другие ключевые офисы в любой точке мира, не тратя лишнего времени. Случайный набор для шифратора определялся компьютером. Пока всего двадцать таких телефонов.

После третьего звонка трубку взял мужчина.

– Да?

– Мак, это Ларри.

– Да. Что случилось?

– Мне нужны кое-какие материалы из Пентагона.

– Вообще-то здесь в Лэнгли их не много.

– Мне надо все, что удастся найти по полковнику из разведки Эдварду Дж. Френчу.

– Да. Как там ваш пикничок в воскресенье?

– Где ты об этом услышал?

Мужчина на другом конце линии, в Лэнгли, в штате Вирджиния, помолчал.

– Ударные волны распространяются быстро. Никто не ожидал, что кто-нибудь из послов так быстро отреагирует на исполнительную Директиву-103.

– Так всегда бывает с любителями, – проворчал Рэнд.

– Но Коннел мог тебя привлечь.

– Этот козел решил, что не надо.

– Не говори плохо, – проговорил человек в Лэнгли замогильным голосом, – о мертвых. Ты собираешься отплатить за это Коннелу, или я не знаю моего Е. Лоуренса Рэнда.

– Похоже, что так, – уныло Рэнд. – Поэтому мне и нужны материалы по Френчу. – Он помолчал. – А другие посольства планируют что-нибудь столь же глупое?

– Директива-103 попала в яблочко в Лондоне. Но ты знаешь, Ларри, в таких делах всегда больше такого, что ускользает из виду.

– Что? – бросил Рэнд. – Что? Ты ничего не скрывай от меня.

– Я? Я от тебя скрываю?

– Ладно, давай, – потребовал Рэнд. – Что там такое?

– Как только мы решим, что тебе надо знать, сообщу, дорогой.

– Ну и дерьмо, – выругался Рэнд. – Скажешь ты или нет?

– Эй, у каждого из нас есть свои козыри, Ларри. Я уверен, и ты их придерживаешь, особенно для воскресного пикничка.

Рэнд сидел некоторое время молча, не желая выспрашивать информацию.

– Поэтому их и называют козырями, Мак, – сказал он с наигранной бодростью.

– Ты их не увидишь, пока я не покажу их. Считай так, что до тех пор я придерживаюсь своих взглядов в отношении потерь. – Злорадное хихиканье раздалось на американском конце провода. – А что насчет взглядов полковника Френча?

– Ну, – сказал Рэнд, – в таких ситуациях – сделать или умереть – два исхода. И в обоих случаях Френчу придется плохо.

– Ты говоришь так, будто тебе безразличен будет исход.

– Когда я смогу получить что-нибудь по Френчу? Завтра?

– Да. По этому телефону.

– До свидания, сэр, – сказал Мак по-русски.

– Прощай, товарищ, – тоже по-русски ответил Рэнд. Линия отключилась.

Все еще пытаясь разгадать, что за каша заварилась и что именно утаил Мак, Ларри Рэнд мрачно глядел на трубку, зажатую в руке. Он передернул плечами и слегка улыбнулся. Старина Мак бывает зловредным и ехидным. Ну да ладно.

На мгновение широкое, приплюснутое книзу лицо Рэнда приобрело почти выражение добродушия. Старина Мак довольно быстро получил информацию о пикнике, довольно быстро. Цель воскресных упражнений – вывести из игры Френча. При благоприятном стечении обстоятельств он может быть даже убит. Рэнд пока еще не решил, что с ним делать, но точно знал, что воскресный прием – блестящая возможность без особых усилий превратить Френча в кровоточащий кусок мяса. Пусть Коннел смотрит на это с ужасом и усваивает урок.

Рэнд имел чутье на такие дела. Как и охотники за черепами из КГБ, он знал, когда именно надо отрезать зверя от стада. Совсем необязательно, чтобы Френч умер. Отчасти это будет зависеть от того, кто начнет стрельбу. Но если уж до этого дойдет, смерть имеет много преимуществ. Во всяком случае, такой урок Коннел не забудет никогда.

Френч – тоже.

* * *

В 5.25 дня капитан Шамун вывел свою серо-коричневую «фиесту» со стоянки. Он влился в поток транспорта, движущегося по Гросвенер-сквер мимо канцелярии, выехал на Брук-стрит и покатил на восток в сторону Нью-Бонд-стрит.

Перед тем, как добраться до нее, он пересек Саут-Молтон-стрит, свернул налево в узкий, окруженный стенами пятачок, называемый «Двор оленьей ляжки», и выключил мотор.

Несколько секунд Шамун ждал на пустынной площадке. Во дворик с Бленхейм-стрит вошла толстуха с оранжевыми волосами. Она остановилась, попыхивая сигаретой, пока две женщины помоложе, чему-то засмеявшиеся, не ушли с площадки. Тогда толстуха бросила сигарету, откинула переднее сиденье «фиесты» и забралась назад.

Бриктон, только что сидевшая в машине Шамуна, внезапно исчезла, словно испарилась. Несмотря на ее габариты, ей удалось свернуться на полу машины и натянуть на себя какое-то темное одеяло.

Шамун завел мотор.

– В пять тридцать будем на месте, – сказал он в пустоту.

– Sei gesund,[37] – ответил голос из пустоты.

– Ты сбросила вес, а? – спросил Шамун, выезжая со двора и продолжая движение к Бонд-стрит. – Тебя там сзади вообще не видно.

– Самый подходящий момент для сарказма, – возразил голос.

– Еду на юг по Бонд. Возвращаюсь к площади по Гросвенор, как мы и планировали.

– Слушай, избавь меня от отчета. – Она словно задыхалась.

– Ты дышишь там нормально?

– Веди, чудило.

– О\'кей, я на углу Одли, поворачиваю налево. А вот и она, моя арабская красавица.

– Не потеряй голову, Морис. Если тебя и ждет девчонка, не думай, что ты уж такой подарок для женщин.

– Нет? А что же это значит?

– Это значит, что девчонка беспробудно тупа.

Шамун усмехнулся, останавливаясь и открывая левую дверцу.

– Прыгай, беби.

Нэнси Ли Миллер оглянулась, перед тем как сесть в машину.

– Если мой друг увидел бы… – начала она сразу.

– Он тут же зашил бы тебе письку, клитор и все остальное.

Девица захихикала.

– Морис, ну ты просто невозможный.

Маленькая машина быстро неслась на юг параллельно кромке Гайд-парка, но на расстоянии нескольких кварталов от него. Когда они добрались до Хертфорд-стрит, Шамун повернул направо, потом налево на Парк-Лэйн. Несмотря на час пик и запруженные автомашинами, грузовиками и автобусами дороги, он рассчитывал за полчаса добраться до конспиративной квартиры Бриктон под номером 3.

– Где нам надо быть к восьми? – спросил он.

– Белгравия.

– А где в Белгравии?

– Он мне язык вырвет, Морис, клянусь.

– А как же я тебя туда вовремя доставлю?

– Ты меня посадишь в кеб без четверти восемь.

– Ну, ты все рассчитала, а?

Она снова захихикала. В шуме транспорта никто из них не услышал слабого звука жидкости, смачивающей платок. Но через секунду по салону распространился характерный запах. Губы Нэнси раскрылись, чтобы сказать что-то, но к ее носу и рту тут же прижался платок. Он был обжигающе-холодным. Больше она ничего не чувствовала.

– Открой окно, Мойше, – сказала рыжеволосая, убирая в пакет платок, пропитанный пентоталом, – иначе мы все трое отправимся в лучший мир.

Глава 11

По будням в Лондоне каждый вечер бывают тысячи вечеринок и приемов, большей частью с выпивкой, едой, а возможно, и с картами. На более современных порой показывают видеофильмы или продают дамам нижнее белье, возбуждающее мужчин, и кое-что еще. Но два сегодняшних приема непосредственно касались жизни Неда Френча.

Первый проходил в роскошном особняке номер 12, построенном в стиле «арт деко». Сюда этим утром прибыл доктор Хаккад. Роль, которую он играл, была не ясна: хозяин, муха на стене, почетный гость. Сочетание личин было для него естественным.

Хозяином он был щедрым, внимательным и хорошо владел искусством гостеприимства. Он был слишком хорош для западного человека. Ведь от хозяина в западной стране всегда ждут чего-то особенного: то ли забудет фамилию гостя, то ли вдруг окажется, что у него лед кончился. Такой хозяин должен иметь изысканные манеры и одеваться ровно настолько хорошо, чтобы мужчины не чувствовали себя неряхами, а женщины не страдали от того, что на них ненастоящий жемчуг.

Честно говоря, доктор Хаккад, известный офтальмолог, поразил гостей своим видом и скромным сиянием своего дома. Его толстуха жена и дети – пять толстых девочек и толстый мальчик – редко сопровождали его во время поездок в Лондон. Сегодня их тоже не было. Роль хозяйки выполняла его сестра – восхитительная Лейла. Десятью годами моложе брата, она была в полном блеске красоты, как цветок Аллаха, с полными губами и огромными глазами. Ее пышное тело облегали тончайшие и яркие, как закат в пустыне, ткани.

– Ну просто грудинка барашка в папильотках, – пробормотал один западный журналист, не предполагая, что внимание Лейлы, как и любой настоящей мусульманской хозяйки, поглощено делами.

Гости на мусульманских приемах, как правило, мужчины. Так было и сейчас. Берт и Хефте переходили из комнаты в комнату, как другие гости и официанты. Французский адвокат с элегантной женой держались врозь, равно как итальянский кинопродюсер с круглым лицом и нездоровым видом и его любовница, которая без умолку трещала по-итальянски.

Три журналиста с Флит-стрит[38] были поражены, увидев, что все гости потягивают апельсиновый сок. Берт провел их в боковую комнату, где их ожидали виски и джин. Среди других гостей была пожилая чета профессоров по фамилии Маргарин; они занимались нефтеносными скальными пластами.

Кроме Лейлы, присутствовали еще три женщины. Было заметно, что их намного меньше, чем мужчин.

Появление Нэнси Ли Миллер должно восстановить этот дисбаланс. Но на часах уже половина девятого, а Нэнси все не появлялась.

Чтобы сгладить диспропорцию, Лейла собрала женщин в маленький кружок в одном углу гостиной, где они пытались на трех языках нащупать общую тему. Единственный, кто нарушал их уединение, был кинопродюсер. Время от времени он вставал позади Лейлы и клал свою бледную маленькую влажную руку на ее роскошное плечо. Он держал руку на плече Лейлы, пока оставался с женщинами. Его странные выпуклые блестящие глаза походили на лягушачьи и смотрели так, словно всасывали информацию.

* * *

Прием, на котором были Нед и Лаверн Френч, проходил в Коринф-Хаузе, особняке в Кенсингтоне, занимаемом вторым человеком в посольстве США, Ройсом Коннелом. Предшественник Ройса был женат и имел троих детей. Но даже его большая семья едва заполняла один из этажей этого здания. Трудно сказать, что было в Коринф-Хаузе до того, как госдеп США приобрел этот особняк, но, во всяком случае, его первый этаж был предназначен в основном для развлечений. Высоченные потолки возвышались над двумя огромными залами. Один из них размещался слева от входа. В нем можно было давать приемы или даже балы. А справа была уютная библиотека с книжными полками от пола до потолка, так что для пользования ими требовалась специальная лесенка.

В отличие от доктора Хаккада, который специально одевался для приема, Ройс Коннел давным-давно усвоил, что делать этого не стоит. Поэтому обычно он выбирал какой-нибудь поношенный пестрый твидовый костюм, хорошо сидевший на его худощавой фигуре, или серые брюки и темно-синий блейзер с таким причудливо уложенным голубым платком в нагрудном кармане, что на него уходило больше времени, чем на весь остальной подчеркнуто простой туалет.

Устраивая приемы, он всегда старался, чтобы мужчин и женщин было поровну. Каждый женатый гость вроде Неда и Билла Восса должен был прийти с женой. Президент престижного университета Айви Лиг[39] прибыл один, без жены, так что Ройс подобрал ему в пару Мэри Константин из прессы, которая все равно должна была быть здесь, поскольку ждали нескольких журналистов.

Два члена палаты представителей, которые, оторвавшись от свар в конгрессе США, проезжали через Лондон, были, к счастью, противоположного пола, так что, по мнению Ройса, создавали пару.

Ройс пригласил и Джилиан Лэм, но ему очень не хотелось, чтобы ее считали его партнершей; поэтому он попросил Джейн Вейл держаться к нему поближе и быть официальной хозяйкой приема. Так что для Джилиан пришлось искать пару. Совсем недавно для съемок телевизионных сериалов для Би-би-си приехал в Лондон Дэвид Доул, старинный приятель Коннела со времен колледжа, такой же холостяк, как и он, не менее красивый и элегантный. Ройс сказал: «Берешь Лэм на себя».

Все это было столь непринужденно, что Коннел далеко не был уверен, удачны ли будут его маневры по подбору пар Ноева ковчега.

Это было одно из ежемесячных событий, которые проводились сравнительно скромно по разным причинам: иные из них были в духе Макиавелли.

Внешняя скромность была в стиле Ройса. Он полагал, что люди расслабляются только на приемах, которые не поражают своим великолепием, а выглядят домашними и неофициальными. Важнее всего это было для приемов, не имеющих особой цели: они должны походить на непринужденную встречу приятных людей.

Ройс надеялся, что Джейн поддержит эту легкость общения, при которой каждый знает всех не только по имени, но и по роду занятий в большом мире, за стенами Коринф-Хауза.

Угощение, говорил Нед, как всегда, было классным. Ветчину и индюшку доставляли самолетом из штата Вирджиния. Приготовленные по старинному семейному рецепту Коннелов, они были нарезаны большими, но тонкими кусочками. Восхитительно выглядели воздушные корзиночки, наполненные чем-то вроде взбитых с маслом крабов и спаржи. По случаю приема в помощь к дворецкому Ройса и пяти слугам-филиппинцам был приглашен самый популярный в Лондоне бармен-ирландец Нунан. Он был не только расторопен, но помнил вкусы каждого, безошибочно предлагая крепкие или слабые напитки. Нунан обосновался в библиотеке, где был поставлен длинный стол с напитками. Услуги Нунана Ройс оплачивал из своего кармана, что сказывалось на его бюджете: денег хронически не хватало. Но Нунан стоил затрат.

– Мистер Харгрейвс собственной персоной, – сказал сдержанно ирландец, когда автор колонки слухов подошел к нему. – Ваш гостеприимный хозяин приготовил специально для вас «Чивас Ригал».[40]

Харгрейвс еще не пришел в себя после ленча и был готов убить кого угодно за стакан выпивки, но отрицательно покачал пальцем. Они были старыми приятелями, поскольку ирландца нанимали на все лучшие приемы в Лондоне.

– Нунан, – сказал Харгрейвс гораздо тише, чем обычно, – если ты меня знаешь, а ты меня знаешь прекрасно, черт тебя подери, то должен помнить, что я терпеть не могу все эти дорогие и шикарные скотчи. Для развлечения, конечно, иногда можно выпить что-нибудь вроде коньяка. А вот для кайфа дай мне самый паршивый виски – такой, чтобы дух захватило, а из глаз слезы полились.

Бармен неуверенно достал бутылку «Уайт энд Маккей».

– Мне нравится вот этот. Для вас он не слишком легкий?

Харгрейвс жадно смотрел, как тот наливал хорошую порцию виски.

– Нам придется поэкспериментировать, Нунан. Нужен научный подход. Только так, черт подери, человечество может что-нибудь узнать, – он перешел на шепот, взяв стакан у бармена, – что касается знаний…

Глаза Нумана сузились.

– А у меня есть кое-что для вашей колонки, мистер… – Он остановился. – Да, мадам, еще немного белого бордо? Оно достаточно охлажденное на ваш тонкий вкус?

Харгрейвс отошел, попивая виски без всякого научного подхода: это больше походило на заглатывание. Хотя это был его первый стакан после явного перебора с Пономаренко, он все же умудрился толкнуть Неда и Лаверн Френч. Бормоча извинения, Харгрейвс сообразил, что ни разу не взглянул на Неда, но никак не может оторвать глаз от бюста его жены. Хотя на Лаверн была свободная одежда, скрадывающая ее формы, как ни драпируйся, старика Харгрейвса не обмануть.

* * *

В интересах панисламистской солидарности Берт не приближался к доктору Хаккаду, когда тот обходил своих гостей. Хефте перед этим объяснил Берту, что если он станет покровительствовать кому-то из молодых людей, то лишь такому, говоря деликатно, которого можно назвать сыном Пророка, а не штутгартского автомеханика.

Это вполне устраивало Берта, так как он вынужден был иметь дело с теми пьющими европейцами, которые в подпитии могли говорить и делать такое, чего не простил бы ни один мусульманин.

Берт участвовал в движении большую часть своей жизни. В двенадцать лет во франкфуртском депо он начал с того, что, проскользнув ночью мимо спящих железнодорожников, переключил стрелку: грузовой поезд врезался в пассажирский. Опыт общения с европейцами и мусульманами позволил ему увидеть, как вскипает кровь мусульманина из-за безобидных с виду слов европейца. Это напоминало высказывание Маркса о том, что капитализм содержит в себе семена собственного разрушения.

Из всех друзей по движению Берт был единственным, кому пришлось работать с арабами, хотя заранее это не было известно. Судьба его старых друзей оказалась тоже непредсказуемой, но о них и их целях он теперь думал редко. Когда-то в детстве его осенило множество примитивных и непоследовательных идей. Некоторые из них сохранились до сих пор. От своей бабушки, мягкой старухи, помнившей несбывшиеся надежды немецких рабочих коммун накануне Первой мировой войны, Берт усвоил романтическую любовь к угнетенным. Сам же додумался до того, что только насилие достигает цели. Эта мысль окрепла под влиянием отца, беспробудного пьяницы, готового избить кого угодно или устроить поножовщину, чтобы дракой добиться желаемого. Ребенку, постигающему жизнь, казалось очевидным, что всегда побеждает отчаянный, тот, кто не думает о других.

Берт обнаружил, что так же думают и молодые арабы – участники движения. Мысль о необходимости насилия для обретения свободы тесно сблизила их. В его работе с Хефте это не шло пока дальше слов. Но уже в воскресенье слова должны были отлиться в пули.

Сейчас, на приеме, слова затмили все. Доктор Хаккад залучил изрядно набравшегося журналиста из одной бульварной газеты, который сделал ошибку, назвав джихад главной целью («Знаете, что-то вроде священной войны…»).

– Дорогой сэр, – начал Хаккад, облизывая свои синеватые губы, подобно тому как скрипач-виртуоз смазывает канифолью смычок перед исполнением Паганини, – необходимо в конце концов подняться над уровнем заголовков бульварных газет, – он приятно улыбнулся, – типа «Неописуемый ужас: восемнадцатилетняя мать съела собственного ребенка».

– Да, но…

– Необходимо наконец думать более возвышенно, как говорил мне мой духовный наставник. Следует думать о журналистике как о профессии, требующей призвания более высокого, чем работа швеи или карманника.

– Но эта штуковина, джихад…

– …способ достижения очевидных целей всех религий, исламская версия вашего собственного христианского обращения к душам верующих, вашего Бога, вашего…

– Я хоть и христианин, но в церковь не хожу…

Легкая тень пробежала по лицу доктора. Он промокнул лоб ярким оранжевым платком из тончайшего муслина.

– Хефте, мой брат, – сказал он негромко, внезапно осознав, что если этот парень-христианин не ходит в церковь, то вполне может оказаться евреем, – предложите, пожалуйста, мистеру… гм, мистеру… нашему другу, может, он еще хочет выпить?

– Мистер Мак-Налти, еще стаканчик?

Журналист отрицательно покачал головой.

Хаккад откатал в уме характерную кельтскую фамилию. Евреи, он знал, часто изменяют или переиначивают свои фамилии, но никогда не слышал, чтобы кто-то из них взял ирландскую.

– Мистер Мак-Налти, – продолжал Хаккад, – приходило ли в голову вам или вашему издателю, что пять постулатов ислама содержат тайну мира на земле, прекращения голода и подлинной глобальной демократии?

– Я, правда, не могу с…

– Вы слышали когда-нибудь фразу: «пять столпов мудрости»?

– Я думаю, что…

– Начнем с Аш-Шахада: оно состоит в том, что существует только один Бог, Аллах, а Моххамед – его посланник на земле и слуга. Ничего странного, дорогой сэр?

– Я не…

– Да, конечно. Второй столп, – продолжал Хаккад, – это Салах, пять дней молитв, каждый мусульманин должен посвятить их Богу, своему Господу и Создателю. Сом – третий столп. Это простой пост, или Рамадан, священный месяц, в течение которого каждый мусульманин должен с восхода до заката воздерживаться от еды, питья, интимных отношений и неправедных мыслей.

– Я на самом деле не говорю о…

– Четвертый столп – это Заках: он обязывает нас отдавать два с половиной процента нашего богатства тем, кто менее удачлив, чем мы. Это не более революционно, чем ящик для бедных в английских церквах. И наконец, пятый столп – Хадж. Он предназначен для истинно верующих и предусматривает паломничество к Каабе в Мекке по крайней мере один раз в жизни.

Хаккад замолчал и засиял улыбкой, словно предлагая Мак-Налти найти хоть маленькую трещину в любом из его построений.

Берт стоял в стороне, будто выжидая. Перехватив взгляд Хефте, он постучал по стеклу часов и покрутил головой. Хефте отошел от говоривших как раз в тот момент, когда Мак-Налти начал пространственно объяснять, что он, христианин, потерявший интерес к вере, а теперь изучающий марксизм и…

– Уже девять, – шепнул Берт Хефте, когда тот подошел, – когда придет твоя подруга?

Темно-карие глаза Хефте потускнели, не выражая никаких эмоций. Он сказал:

– Она была моей подругой, но своим предательством разрушила все.

– Это не имеет значения, брат, – сказал Берт успокаивающе.

За те несколько месяцев работы с Хефте он понял, что лицо его становится неподвижным, когда он страдает. Тем не менее, он добавил:

– Меня больше беспокоят Мерак и Мамуд.

Снова взглянув на часы, Берт продолжал:

– Примерно в это время или чуть позже они должны были закончить испытания. Меня что-то тревожит.

– …связь некоторых норм марксистской практики, – говорил Хаккад журналисту, – с нашими исламскими законами, я уверен, не ушла от вашего внимания. Для квалифицированных журналистов, ищущих глубинные ответы на вопросы современности, существуют гранты на исследовательскую работу. Конечно, журналист, работающий в бульварной газете, не всегда может получить такой грант, но раньше мне… удавалось им помочь…

* * *

– Совсем нет, полковник Френч, – сказала Джилиан Лэм.

Ее длинные льняные волосы, разделенные посередине пробором, обрамляли лицо как тонкая золотая пряжа, а оранжево-тигровые глаза угрожающе смотрели на Неда. Она походила на сердитого ангела.

Лэм обладала способностью использовать совсем не то средство нападения, которое от нее ожидали окружающие. Удивительно красивое лицо, печальные всевидящие глаза – и репутация безжалостной журналистки: за этим, казалось, таилось коварство дикой кошки. Странной в ней была и отчаянная независимость, свойственная, впрочем, представительницам ее профессии. Она, казалось, не слишком церемонилась с теми, о ком готовила материалы, что позволяло ей пойти дальше безобидного почесывания спинки, к которому склонялась современная журналистика.

Нед подумал, что работа для нее не была средством к существованию, и если он все же и поддастся ее чарам, то совсем не из чувства страха.

Как человек, часто допрашивающий врагов, он понял суть этого чувства. Оно было сродни тому, что лежит в основе садо-мазохистских отношений. Если на человека сильно давить, то в конце концов он ожесточится, замкнется и будет молчать. Но если подойти к нему как Джилиан, исподволь, не замечая его настороженности, улыбаясь уверенно, с пониманием, но показывая при этом свою силу, то скоро тот, кого допрашиваешь, подумает о том, что вся эта утомительная бесконечная процедура выше его сил и отдается в руки следователя. Он неизбежно подчинится превосходству более сильного и… расслабится.

Нед понял, что Джилиан Лэм прекрасно ведет журналистские расследования, возможно, не сознавая своей силы, и умеет заставить подчиняться, как подчиняется раб хозяину.

Между тем Джилиан продолжала:

– Совсем нет. Ни на секунду я не захотела узнать о том, как вы готовитесь к воскресенью. Мне просто нужно иметь представление об общей картине.

– Общая картина? – улыбнулся Нед.

– Кажется, так американцы это называют? Широкие мазки. Краткая информация?

Его улыбка стала еще шире.

– Бесполезно, мисс Лэмб. Даже не могу признать, что у нас есть какие-то проблемы с воскресеньем.

– Но правда… – Она замолчала. Ее щеки слегка порозовели. – Я хотела сказать, что меня подтолкнули к мысли…

Она снова замолчала. Ее удивительные рыжеватые глаза расширились, когда она оглядывала огромную комнату, в одном углу которой, у буфета, Джейн накладывала Лаверн салат. Нед поспешно отвел взгляд и тут же почувствовал, как Джилиан взяла его под руку маленькой мягкой рукой и повлекла к окну. Они оказались одни.

– Вы, может, и не имеете права мне что-либо говорить, – заметила она так тихо, что ему пришлось склониться к ней, – но я далеко не так скупа на помощь, как вы.

Она обвела комнату жестким взглядом, желая убедиться, что их никто не подслушивает. Потом продолжила:

– Сегодня у меня был очень странный телефонный разговор с каким-то человеком, заявившим, что говорит от имени службы безопасности посольства.

– Это мог бы позволить себе лишь один человек, но он сейчас в отпуске в Род-Айленде. – Нед посмотрел на нее более пристально. – Что же он сказал?

– Он сказал, что они не могут нести ответственности за безопасность приема и неофициально предупреждают об этом гостей.

– Что?!

– Когда я начала расспрашивать, он повесил трубку.

– Чудовищно.

– Еще более чудовищно, что он позвонил через час и рассказал об угрозах от известных экстремистских групп. И спросил, не хочу ли я изменить свое мнение? На этот раз я повесила трубку.

– Замечательно!

Она помолчала, медленно скользя по нему глазами – по кистям рук, плечам, а затем по лицу. Когда наконец их взгляды встретились, он понял, что она хочет услышать от него. Однако он был не склонен поддаваться ее влиянию.

– Вы оцениваете это как официальное лицо, полковник?.. Замечательно?!

– Так мы говорим, если даже самые удивительные глаза в Лондоне просят нас сказать больше.

– Разве я спрашиваю о чем-то большем? – В ее взгляде отразилось простодушие. – Разве мне мало встретить достойного соперника? Я понимаю, почему Ройс так относится к вам.

Ответная улыбка Неда была слегка кривовата.

– А вы не собираетесь сдаваться? – Она продолжала держать его руку в своей, и он слегка чуть-чуть по-дружески пожал ее. – Попробуйте поговорить со мной о чем-нибудь другом, мисс Лэм.

– И что будет, когда кто-то, как Христос, ударит по камню? Тут же начнутся откровения?

– А Христос так и сделал.

Она посмотрела на него почти грозно.

– Отлично, полковник. Поскольку вы не хотите вдаваться в подробности, даже для безопасности съемочной группы в случае непредвиденных обстоятельств, давайте считать, что в воскресенье никаких проблем не будет. Встав на колени и помолившись Господу, уверуем в то, что он нам поможет, все пройдет гладко и все триста знаменитостей насладятся гостеприимством вашей страны, а заодно пройдут обработку в пользу вашего президента через его будущих друзей. Фулмеры…

– Простите.

– …рассматривают этот прием как отличную возможность для пропаганды президентских взглядов на некоторые баталии с конгрессом, сенатом и доброй третью губернаторов. Давайте…

– Перестаньте.

– Коснулась еще одной запретной темы?

– Откуда вы знаете, что Фулмеры намерены это делать?

– Из источников. – Она одарила его очаровательной приторной улыбкой.

– Безымянные?

– Разве я могу быть такой же недоверчивой, как вы? Конечно нет. Этот источник – мисс Сюзан Пандора Фулмер.

При этих словах он невольно сжал ее руку, но вовремя отпустил ее.

– Извините, я не хотел сделать вам больно.

Она скосила глаза на Лаверн, поглощенную беседой с Джейн.

– Если мисс Френч ничего не имеет против этого, то почему я должна?

* * *

Толстуха с оранжевыми волосами бросила Нэнси Ли Миллер с повязкой на глазах на обычный кухонный стул и скрутила ей руки за спиной. Она заметила, что это не понравилось Морису Шамуну.

– Я не очень-то сильно ее связала, – заявила она. – Но ты должен знать, что даже легкое прикосновение веревок оказывает огромное влияние на таких глупых людей.

– Брик, – сказал он ей, – ну что она может знать? Она просто ребенок, соблазненный каким-то арабом.

– Из сказанного тобою, – ответила ему резидент Моссад в Лондоне, – следует, что она знает очень много, хотя, может, не подозревает об этом. Понимаешь?

– Ладно. Чем ты ее угостила?

– Пентотал.

– Разве она могла так вырубиться? Ты переборщила.

Бриктон кивнула и закурила.

– Я обычно такими делами сама не занимаюсь. Но поскольку мой зам взорвался на прошлой неделе, когда пересекал Ла-Манш на пароме…

– Так это был Дов? – с ужасом спросил Шамун. – В газетах не было его настоящего имени.

– Погибли Дов и его жена с одним из двоих детей. Они отправились на уик-энд в Голландию. Я ему сказала, поезжай, посмотри тюльпаны. – Ее голос дрогнул, и она глубоко вздохнула.

– И еще четверо пассажиров, – добавила она тише. – Вот что может сделать связка из двух гранат с детонатором.

– Но Миллер не настолько важна, чтобы ты тратила на нее время. Позвонив тебе, я только хотел…

– Не важно, что ты хотел, Мойше. У меня свои планы на нее. Они не касаются ни тебя, ни полковника Френча. Я бы даже не хотела, чтобы она тебя увидела здесь, когда очнется.

Он увидел, как она сделала еще одну глубокую затяжку и выпустила дым в лицо Нэнси Ли.

– Из твоего рассказа я поняла, что она красива, – заметила рыжая, – а теперь вижу, что она просто симпатичная.

– Посмотри, какое тело.

– Ты его только послушай! Я знаю мужчин, Мойше. Я знаю о мужчинах даже больше того, что нужно для женщины.

От своей сигареты она прикурила следующую и продолжала:

– Кстати, если ты когда-нибудь поинтересуешься, как круглолицая американская девочка становится лесбиянкой, то окажется, что виной тому избыток информации о мужчинах.

Шамун чуть не вздрогнул, услышав это, но смог подавить это непроизвольное движение.

– Ты?..

– Да.

– Смешно.

– Совсем не смешно. На самом деле я бисексуалка. Так что побереги свою задницу, малец.

Он нервно засмеялся. Потом сказал:

– Она вроде приходит в себя.

– Так уходи.

– Здесь, кажется, будет жарко?

– А тебе-то что? – спросила Бриктон.

– Это все равно, что оставить лису в курятнике. Верно?

Она выпустила клуб дыма.

– Убирайся, Мойшелех. Теперь пришло время для взрослых.

* * *

Харгрейвс пытался убедить Ройса Коннела, что большой приемник, стоящий у задней стены зала, вполне сойдет для танцев.

– Мы в Коринф-Хаузе не танцуем, – сказал Коннел, еле сдерживая смех.

– Миссис Френч и я с огромным удовольствием потанцуем.

Коннел внимательно посмотрел на раскрасневшееся лицо Харгрейвса, пытаясь понять, насколько он пьян.

– Я вот что вам предложу, – сказал он наконец. – Если найдете еще две пары – танцуйте.

Харгрейвс сейчас же вернулся к Лаверн, которая раньше отошла в угол с Бетси Восс, женой Билла. Они не были друзьями, хотя знали друг друга уже много лет. Скорее их можно было назвать союзницами, так как они сходились на приемах, где у них не было знакомых и они не чувствовали себя вполне уверенно в разговоре с другими.

– Миссис Бетси, – сказал Харгрейвс, пытаясь подражать фермеру со Среднего Запада. – Миссис Лаверн, мэм, я был бы очень счастлив, если бы…

Он замолчал, забыв, о чем хотел попросить.

– Папочка не разрешает здесь танцевать, – тихо сказала Лаверн, – правда, Бесс? Ты можешь представить себе Ройса Коннела крутящимся на ковре и…

– …и спотыкающимся? – вставил Харгрейвс. – Представляете, споткнется?

– Между прочим, – сказала Бетси Восс, – он прекрасный танцор. Очень искусный.

Лаверн хотела что-то возразить, но передумала. Рука Харгрейвса оказалась на ее талии, а пальцы другой торопливо скользнули вверх под бюстгальтер.

– Слушайте, Харгривс, – она произнесла «гривс», хотя он дважды напоминал, что надо говорить «грейвс», – кончайте меня лапать.

Бетси Восс была шокирована.

– Лаверн?!

– Он пьян, – объяснила она, выскальзывая из рук Харгрейвса, – и поэтому думает, что симпатичен. Он действительно симпатичен, но совсем не тем, чем ему кажется.

– Вы – цветок персика! – ответил Харгрейвс с таким чувством, будто объяснялся с кем-то другим. – Откровенно говоря, этот комплимент я мог бы отпустить очень не многим дамам. Может быть, только вам и миссис Лэм, но она недосягаема, – тараторил он.

– А я досягаема.

– Лично вы? – спросил журналист. – Вы прелестны, дорогая миссис Френч. В другой жизни или на другой планете я мог бы просить вас выйти за меня замуж или, по крайней мере, разрешить мне приласкать вас. Но сегодня вечером вы просто сияете красотой на приеме у Ройса.

Бетси Восс сердито фыркнула и отошла в сторону.

– Вы очень обидели ее, – заметила Лаверн.

– Я говорил все это вам.

– Это и было обидно.

– Представляю себе! – Он слегка возмутился. – Но вы, дорогуша, не обиделись?

– Вы намерены и дальше развивать тему о том, как приласкать меня?

– Ничего странного в этом не вижу. Хочу пригласить вас на танец.

– А разве Ройс не сказал, что должно быть еще две пары?

– Что-то в этом роде.

– Ну тогда уговорите его пригласить Джейн Вейл. Она в него по уши влюблена. – Лаверн подумала и сказала: – И Дойла. Этого приятеля Коннела со студенческих лет. Могу поклясться, что он не менее классный танцор.

– Правда? Вы уверены?

– Харгрейвс, и откуда у меня впечатление, что те, кто пишет колонки слухов, – мужчины ого-го?

* * *

– Нет, Махмет, – сказала Лейла брату так тихо, что ее мог услышать только он, – это дело так просто не пройдет. Мадам Люссак, может, и не будет возражать, ведь французы довольно терпимы в этих вопросах. А вот этот так называемый кинопродюсер спит и видит, как избавиться от своей болтливой подруги. Даже по его лягушачьим глазам видно, что он бабник. А вот профессор Маргарин и его жена слишком старомодны. И, если ты пригласишь только мужа, а не ее, она обидится.

– Но Лейла, ты же знаешь это место в Голдерс-Грин. Туда пускают только мужчин.

– Тогда приглашай каждого в отдельности, и только тех, кто нашей крови…

– Уже поздно. Я уже говорил с Мак-Налти и еще с одним журналистом. Так что зверя уже выпустили из клетки. Я тебя прошу только об одном: собери всех женщин, ведь их всего три, и развези по домам в одном из наших лимузинов. Это не так сложно? Ты сказала, что только профессор Маргарин может обидеться. Ну и ладно.

– Не имею представления, как к этому отнесется подруга киношника. Она так быстро треплется по-итальянски, что я успеваю уловить только одно слово из десяти.

– Лейла, хватит.

Последовала долгая пауза.

– Хорошо, Махмет. – Она отвернулась от него, взмахнув разноцветной тканью, и прошла в угол комнаты, где три женщины пытались поддержать подобие разговора, смешивая французский, итальянский и английский. Профессор Маргарин старалась объяснить, чем она и муж занимались в пустыне, где им, двум ученым, пришлось вести жизнь бедуинов, правда, с «лендроверами» и сейсмическим оборудованием.

– Нет, э, мы, э, вызывали эти petit[41] взрывы.

Профессор Маргарин была низенькой полноватой женщиной с седыми волосами и челкой на лбу. Она погружала свои пальцы в толстый ковер, а потом выдергивала их с громким возгласом: бум!

– Brava! – воскликнула маленькая итальянка. – Tu sei molto carina.[42]

– Дамы, – начала терпеливо Лейла, – думаю, что для вас это был не самый обычный вечер. Он, наверное, был бы более характерен для Дамаска или Эр-Рияда. И вот сейчас мой брат по ближневосточной традиции пригласил мужчин в один из кабаков, находящихся в Северном Лондоне, где можно увидеть танец живота.

Поскольку все промолчали, Лейла обратилась к любовнице киношника.

– Gli uomini, capisce, gli uomini vanno fuori senza donne.

– Ma, perche?

– Perche c\'e uno spettacolo con, um, ballerine, yes? La danza di stomaco, capisce?

Итальянка разразилась хохотом.

– Bene! E le donne? C\'e vino, no? C\'e qualche cose da mangiare, no? Benissimo!

– Что она говорит? – спросила профессор Маргарин.

– Она сказала: пусть мужчины отправляются куда угодно, а мы останемся здесь и будем пить вино. Почему бы и нет?

Мадам Люссак пожала плечами и спросила:

– Ну, в этом нет особого разнообразия, а?

– А позже, дамы, я развезу вас по домам в моем чудном «даймлере». – Лейла, излагая программу для женщин, внимательно наблюдала за профессором геологии, единственной, кто не высказал своих мыслей по этому поводу. Ее светлые глаза смотрели из-под густой седой челки, которая придавала этой женщине вид мальчика, хотя ей могло уже быть около семидесяти.

– Прекрасно, – сказала Маргарин, поворачиваясь к итальянке. – Взрывы, capisce? Бум! А потом guardiamo il сейсмограф, чтобы посмотреть…

* * *

П. Дж. Р. Паркер тоже был в этот вечер на встрече, которую нельзя назвать приемом. Встретились старые приятели по Спецотделу, симпатичные друг другу люди; они все работали в подразделении полиции, официально занимающемся только подрывной деятельностью – той, что угрожает благоденствию страны. Неофициально же, конечно, как и всякая тайная полиция в любом государстве, – расследованием всего, что ей хочется.

Уходя из паба в девять вечера, чтобы вовремя попасть домой, разделить холодный ужин со своей матерью миссис Паркинс – П. Дж. Р. был холостяком – и посмотреть любимую передачу по телевизору, он вспомнил о бегуне и о «мини». А пройдя по улице и уже собираясь спуститься в подземку на Уоррен-стрит, он вдруг застыл так, словно не мог пошевелить головой и должен повернуться всем корпусом, чтобы последовать в нужном направлении. При этом, наморщив обычно гладкий лоб, он пытался вспомнить название полицейского участка, который мог бы помочь ему нужной информацией.

Как он припоминал, несчастный случай произошел к северу от Мэрилбоун на Бейкер-стрит, то есть в районе NW-1. Значит, зарегистрировать его должны были ребята в участке на Олбани-стрит. Это было недалеко. Поэтому, повернув на запад, Паркинс, как глыба, двинулся к Олбани-стрит, а затем пошел направо к участку. Дежурного инспектора он знал – тот лет десять назад проходил подготовку под его началом в Хендоне.

– Джемпот![43] – воскликнул Паркинс, обращаясь к рослому парню лет тридцати с суровой внешностью.

Полицейский важно повернулся и увидел того, кто назвал его прозвищем, от которого он за время работы здесь постарался избавиться.

– Бог ты мой, майор Паркинс. Ну и удивили вы меня.

– Вот что парень, слушай, Малвей, я не буду величать тебя Джемпотом, если ты не станешь называть меня майором.

Малвей рассмеялся и повел Паркинса в свой кабинет – настоящий кабинет в настоящем полицейском участке. Его хозяин не стал предлагать гостю ни кофе, ни чая, ни других напитков, а сразу перешел к делу.

– Энтони К. Риордан, – вспомнил он сразу, – паспорт США. Ему около тридцати пяти. Ушибы. Ссадины. Сломан большой палец. Сотрясение мозга.

Паркинс подавил улыбку.

– Какой палец?

Малвей уставился на него.

– На левой руке, точно?

– А почему, находясь в таком горячем местечке, как это, ты так точно вспомнил беднягу Риордана?

– Да потому, что этот орел улетел из больницы.

– Черт возьми!

Малвей кивнул, глядя мимо Паркинса.

– А еще потому, что вы интересовались этим делом с самого начала. И еще из-за этого таинственного «форда-фиесты». К тому же, этот странный парень-бегун, который крепко приложил водителя. Кстати, вы не единственный, кто задает подобные вопросы. Здесь был какой-то мужик, который размахивал удостоверением военно-морской разведки США. Я припоминаю, что такие удостоверения начало печатать ЦРУ, правильно?

Паркинс отрицательно покачал головой.

– В этом месяце они используют поддельные удостоверения налоговой полиции. Я думаю, что ты бы сдох от изумления, если бы кто-нибудь из этих ослов показал тебе свое настоящее удостоверение, а? А у меня просто кровь закипает от того, что они постоянно лезут в наши дела. В прошлом месяце один пытался что-то вынюхать во вполне заурядной компьютерной английской фирме. Причем вопросы задавал только политические: сколько специалистов в компании работает, ну и всякую подобную ерунду. Паршиво, а? Представляешь, он будто и не знал, что у нас уже несколько лет лейбористы у власти! Да и вообще, какое дело дяде Сэму, что в таком-то английском концерне столько-то людей голосуют за лейбористов, я тебя спрашиваю?!

Он вздохнул и, казалось, немного успокоился. Потом вдруг спросил:

– А как Риордан смылся? Сам?

– В четыре утра с перевязанной головой? Маловероятно, правда?

Малвей пытался смягчить постоянно хмурое выражение своего лица.

– Так вы говорите, что это дело Спецотдела?

– Джемпот, давай неофициально, просто как два приятеля поболтаем.

Малвей кивнул.

– Но у меня ничего нет по этому делу. Риордан не англичанин. Его ни в чем не обвиняют, так? То, что удрал из госпиталя, – просто опасения за собственную шкуру, правильно?

Паркинс промолчал, задумавшись над создавшимся положением. Малвей, конечно, прав, отказываясь заниматься делом Риордана. Да и ему, Паркинсу, тоже не стоит лезть в это, тем более что Риорданом теперь интересуются и ФБР и ЦРУ, не говоря уж об этом хитром, лживом полковнике Френче, который во всем этом по уши завяз. Притом, вдруг вспомнил Паркинс, исчезновение из госпиталя – это именно то, о чем Ройс Коннел просил фэбээровца Гривса.

Паркинс поднялся со стула.

– Спасибо, Малвей. Я думаю, что нам с тобой следует держаться от всего этого в стороне. Я даже чертовски сожалею, что пытался вытаскивать для янки каштаны из огня.

Однако, снова подходя к станции подземки, Паркинс вспомнил, что Гривс получил инструкцию примерно в восемь тридцать утра, то есть через несколько часов после исчезновения Риордана. А это меняло дело, которое становилось более запутанным, чем казалось сначала.

Ладно, решил он, утро вечера мудренее.

* * *

Джейн подумала, что два члена конгресса символизируют кровь и плоть американской республики. Один из них – Чак Грец, республиканец из Южной Дакоты, был тощий ботаник, который еще в 60-е годы перестал заниматься сельским хозяйством, но зато добился успеха как конгрессмен. Джейн пришло в голову, что можно спорить с идиотским законом, заставляющим проводить перевыборы каждые два года, но заслуживал уважения любой из тех, кому удавалось удержаться в своем кресле два десятка лет, как это удалось Грецу, несмотря на эту узаконенную нервотрепку.

Его «подружкой» на приеме была негритянка мисс Кэтрин Хирнс – демократ из Бронкса, штат Нью-Йорк, она работала в конгрессе уже третий срок. Это была полная, но энергичная женщина и мать троих детей. Подрабатывая днем уборщицей в отеле «Шератон», получила диплом юриста на вечернем отделении университета. Политические оппоненты знали ее как Кэти. В палате представителей их мнения с Грецом почти всегда расходились: когда Кэти была «за», Грец был «против».

– Весело здесь, правда? – спросил Грец у Джейн.

– Так вы приятели?

– Мы больше, чем приятели, – объяснила Кэти. – Мы смертельные враги.

И она могучей рукой обняла Греца.

– Это и называется большой политикой? – спросила ее Джейн с притворным равнодушием дипломата, делающего карьеру.

Наблюдая, как Нед разговаривает с обворожительной Джилиан Лэм и своей женой Лаверн, она заметила, что между этими женщинами есть сходство. Обе были невысокими, как и ее сестра, вертушка Эмили; обе привлекательные блондинки с пышным бюстом. Джейн до сих пор чувствовала себя не в своей тарелке из-за сорвавшегося свидания, а поэтому в этот момент была не склонна идеализировать Неда.

Вдруг до нее дошло, что Грец очень пространно ответил на ее вопрос, а она и не слышала, что он сказал.

– Это поразительно, – только и смогла она сказать.

– Фантастика! – сказала Кэти Хирнс, чем вызвала взрыв хохота у своего приятеля Греца.

– Вы знаете эту шутку, мисс Вейл? Две девушки-негритянки, которые знают друг друга еще со средней школы, встречаются через десять лет после ее окончания. Та, которая одета получше, говорит: «Ой, дорогая Хаби, я очень богата». А вторая отвечает: «Фантастика!» Тогда первая добавляет: «У нас три дома и четыре „кадиллака“». А ее подруга опять: «Фантастика!» Богатая девушка спрашивает: «А как ты, дорогая?» – а вторая отвечает: «Я ходила в вечернюю школу». Ну, богатой, понятно, хочется узнать, чему же ее там научили. А подруга ей и говорит: «Они научили меня говорить „фантастика“ вместо „дерьмо собачье!“»

Кэти закрыла глаза, потом, широко их открыв, твердо взглянула на Джейн.

– Так вот, когда мой старинный приятель Чак говорит вам, мисс Вейл, о демократическом процессе, у меня свой ответ: фантастика.

– Вы хотите сказать, что никакого демократического процесса нет? – спросила Джейн.

– Хочу сказать, что палата представителей точно так же, как и сенат, – клуб. Клуб, где друг другу почесывают спины. Фермерам Чака нужны субсидии. Вы когда-нибудь встречали фермера, который не стоит с протянутой рукой за субсидией? А моим избирателям нужны деньги на соцобеспечение. Они им всегда будут нужны. Не имеет значения, заслуживают ли они этого и может ли федеральное правительство пойти на это. Важно другое: если я помогу ему с его фермерами, он поможет мне с моими людьми. Вот это и есть демократический процесс.

Грец нервно кашлянул.

– Судя по выражению вашего лица, – сказал он Джейн, – вы думаете, что перед вами парочка, которая взяла да и нарушила замечательную систему лишь для того, чтобы остаться на своем месте в конгрессе.

– Да нет, – заверила его Джейн, – мне платят не за то, чтобы я так думала.

Оба члена палаты представителей почему-то разразились хохотом. В это время сам бармен Нунан подал им стаканы с «Джек Дэниелс»[44] и «Севен-Ап».[45] Нунан курсировал по залу, принимая заказы на напитки и удовлетворяя их. Вершиной мастерства Нунана было то, что он знал, кому что подать и сколько. Так, например, он заметил, что Грец выпил уже пять стаканов, а Кэти Хирнс – два. Но если бы кто-нибудь, даже его работодатель, спросил его об этом, он изобразил бы полную неосведомленность.

– Мисс Вейл? – предложил Нунан, держа поднос с бокалами.

– Ничего, спасибо.

Она подождала, пока он удалился на приличное расстояние, и продолжала:

– Слушать вас вредно. Хорошо еще, что вы не из одного штата.

– Да мы друг друга прикончили бы, – ответила Кэти.

Нед Френч извинился перед своими секс-бомбами и подошел к Джейн.

– Полковник Френч, вы встречались с нашими законодателями? – начала она холодно.

– Я видел, как вы развлекаетесь, и подумал вот о чем: не захотите ли вы поговорить с приглашенными сюда тележурналистами и газетчиками?

– Вы очень предусмотрительны, полковник Френч, – ответила миссис Хирнс, – но это пустая трата времени.

– Кэти имеет в виду, – объяснил Грец, – что нас интересуют только американские журналисты.

Нед улыбнулся.

– Немного ваших избирателей живет на этой стороне океана?

Кэти Хирнс ткнула Неда пальцем под ребро.

– Черт, приятно видеть, какой толковый народ работает за границей! Чак, ты когда-нибудь видел более симпатичную парочку, чем эта?

– Жаль, что мы не сможем провести еще несколько дней в городе, – заметил он. – Нам даже не удастся участвовать в приеме по поводу Четвертого июля.

– Кстати, нас не пригласили, – добавила Кэти.

– Да что вы? – удивилась Джейн. – Наверняка миссис Фулмер не знала, что вы будете в городе.

Чак Грец кисло улыбнулся.

– Наш комитет не из влиятельных. Только те, кто связан с конгрессом, знают о нем, но уж никак не посол, для которого внове политическая жизнь.

– Вот если бы сенатский комитет… – сказала миссис Хирнс. Ее лицо стало серьезным. – Просто стыдно, что люди, начавшие заниматься политикой, не усвоили основных правил.

– Правила? – вежливо поинтересовался Нед. – Я знаю только одно правило: «Добейся избрания».

– Это правило первое. Второе правило гласит: «Добейся переизбрания», – объяснила Кэти. – А правило третье: «Позаботься о своих друзьях».

– И о своих врагах, – мягко добавил Грец. – Четвертое правило: «Никогда не забывай ни услуг, ни обид.» – На этот раз он одарил слушателей широкой улыбкой.

Джейн почувствовала, что в этом разговоре посвященных было что-то соблазнительное, заставляющее ослабить контроль над собой. Иначе непонятна следующая реплика Неда.

– Мне сказали, что воскресный прием будет весьма политизирован, – сообщил он членам Конгресса. – Ожидают мощную поддержку позиции президента по разным вопросам.

– Да? – резко спросил Грец. – Но мероприятия по поводу Четвертого июля никогда не бывают политическими. Нет, никогда.

– Это пока вы, республиканцы, не начнете ими заниматься, – возразила Кэти Хирнс с довольно злорадной ухмылкой. – А вы двое не обращайте на нас внимания. Мы хуже, чем пара боксеров на тренировке. Чак, пойдем-ка со мной, дорогой.

Она направилась с ним в дальний конец зала.

– Мне надо было бы придержать язык, – тихо сказал Нед.

– Не валяйте дурака, полковник Френч.

– Что это значит?

– Вы любите заводить, – заметила она жестко. – Я видела, как вы заводили Ля Лэм. И сама завелась, так как никогда не думала, что ты можешь делать это сознательно. Но оказывается, у тебя просто талант. А зная твое настоящее отношение к политикам, уверена, что ты использовал этих замечательных людей в своих целях. Не так ли?

– О чем ты так долго разговаривала с Лаверн?

Джейн пожала плечами.

– Может, она сама скажет тебе об этом.

– Ну, и кто на самом деле провокатор?

* * *

К полуночи муж профессора Маргарин и мэтр Люссак, французский адвокат, откровенно зевали, несмотря на самые соблазнительные движения девушки, исполнявшей танец живота. Только кинопродюсер, синьор Альдо Сгрои, с интересом наблюдал ее завораживающие телодвижения. Его блестящие глаза выдавали пристрастие к женскому полу. После одиннадцати Берт дважды пытался уговорить Хефте позвонить по телефону. Один из его помощников все время сидел у телефона, ожидая звонка, однако Мамуд и Мерак не звонили и не появлялись.

Хефте притворялся, что ему это безразлично. Но Берт знал, почему он это делает: проявить беспокойство перед спонсорами – все равно, что потерять лицо. Берт не был так сдержан, потому и не слишком старался скрыть от Хефте свое беспокойство.

– Так всегда бывает с неопытными бойцами, – шепнул он Хефте, когда доктор Хаккад отвлекся.

– Товарищ, – улыбнулся Хефте, – ты начинаешь причитать, как старуха. Опытный командир должен уметь ждать.

– Не читай мне нотации.

Берт, чуть не потеряв контроль над собой, заставил себя рассмеяться, хотя это вышло не слишком натурально, он пошутил:

– Ты прав, брат. Ожидание – искусство: чтобы его освоить, нужно долго тренироваться.

Журналист Мак-Налти уснул сразу после того, как они приехали, и спал до сих пор, то есть уже больше часа, в своем кресле, убаюканный гипнотизирующей музыкой и, вероятно, неумеренной дозой ракии.

После ужина Берт стоял на улице и смотрел, как Хефте помогал рассаживать гостей в два лимузина, потом сказал:

– Я приеду позже.

Когда лимузины тронулись, он вернулся в ресторан и вызвал такси. На нем добрался до Сент-Джонс-Вуда. Там сел за руль темно-серого «фиата-фиорино» и на предельной скорости помчался по пустому шоссе. Через полчаса он был в Амершэме. Там, всматриваясь в редких прохожих и стоящих парней, он медленно проехал мимо станции, где проходили поезда подземки линий «Метрополитен» и «Бритиш-Рэйл». Но ни Мерака, ни Мамуда не обнаружил.

Оказавшись в сельской местности, Берт проехал одну-две мили, проскочил темную главную улицу Литтл-Миссендена. Оба паба были закрыты, на окна и двери спущены решетки. Во всех тюдоровских домишках по пути к старинной церкви не было ни огонька. Он выключил фары и заглушил мотор. На нейтральной передаче машина покатилась дальше. Не было слышно ни звука.

Тишина успокаивала. Вдали вдруг раздалось «пр-ру». В это позднее время все машины по отпугиванию ворон молчали. На шоссе в нескольких милях от деревни тяжелый грузовик или автопоезд слегка пофыркивал двигателем.

Берт беспокойно вздохнул.

Низко над землей клубился легкий туман. Он подумал, что неподалеку есть река, названия которой он не знал. Фургон остановился в десяти ярдах от последнего дома, где этим утром Берт оставил двух парней.

Луны на небе не было видно. Но на востоке облака слегка серебрились. На западе сияло светло-розовое зарево ночного Лондона.

Пр-ру… Пп-пру…

Берт ступал очень осторожно, стараясь не задеть гравий в траве. Он бесшумно переходил от окна к окну и пытался заглянуть внутрь. Берт почувствовал, как часто забилось его сердце. Хефте сказал бы, что он ведет себя, как старая баба – ведь было ясно, что в коттедже никого нет. Наверняка эти тупицы давным-давно закончили свои дела и преспокойно вернулись в город.

Все вокруг было спокойно.

Берт тихо вставил ключ в замок боковой двери, бесшумно отпер его и шагнул внутрь. Прислушался. Тишина. Сделал еще шаг. В голове мелькнуло: к чему эти предосторожности?

Деревня спала.

Вдруг что-то щелкнуло. Затвор.

Раздался выстрел из автомата с глушителем – характерный кашляющий звук. Пули просвистели где-то близко. Фри. Фри.

Берт перекатился по гравию в сторону, наделав много шуму. Снова пули. Фри. Та-та-та.

Берт вскочил на ноги. Он бежал, петляя. Только бы добежать до «фиата».

Та-та-та.

Впереди в дверце фургона рассыпалось от пули стекло. Он пригнулся ниже к земле, обогнул машину и прыгнул на сиденье.

Раздалась длинная очередь из «инграма». Та-та-та!

В голове Берта пронеслось: да это же один из автоматов, которые он оставил ребятам на испытание. Не раздумывая больше, он завел мотор и с ревом помчался по спящей деревне. Фары включены. Педаль газа нажата до упора. Сердце готово выскочить из груди, во рту сухо.

Фермеры и другие жители деревни, вероятно, заворочались в своих постелях от рева «фиата», но никто не проснулся. Шины фургона завизжали, когда Берт на полной скорости повернул на шоссе и помчался к Лондону.

А деревушка снова погрузилась в сон.

Часть 3

Среда, 30 июня

Глава 12

Утром в среду по дороге в Уинфилд-Хауз Шамун позвонил из телефонной будки. Сдвоенный английский гудок прогудел с дюжину раз, прежде чем раздался сонный женский голос.

– Да?

– Брик, доброе утро.

– Ты меня разбудил. И, отвечая на твой невысказанный вопрос, хочу сразу сообщить, что она до сих пор жива, а сейчас крепко спит, если ты и ее не разбудил.

– Что-нибудь удалось из нее вытянуть?

Бриктон издала странный звук – нечто среднее между кашлем и храпом. А он продолжал:

– Ладно, Брик, я очень тороплюсь.

– Разве я когда-нибудь говорила, что хочу от нее что-нибудь, кроме ее чудного белого тела?

– А, черт. – Он собирался повесить трубку, но, услышав ее слова, передумал. – Повтори. Что?

– Я говорю: было бы хорошо, если бы и тебе так повезло. Мне удастся с тобой увидеться во второй половине дня?

– Если нужно.

– Тогда как обычно.

– Хорошо. Ты уверена, что с ней все в порядке?

– Тебе это не понравится, Мойшелех, но сегодня эта девочка проснется новым человеком, гораздо лучшим, чем была раньше. Ты понял? Я разбудила этого ребенка, привила ей вкус и зажгла в ней огонь. Что еще я могу сказать, чтобы ты понял, мальчонка, как она изменилась?

– Ты себя-то не обманывай, – заметил он сурово. – Ее голова так пуста, что и менять-то нечего было.

– Ну, от этого только легче. Мне не пришлось сильно стараться.

– Перестань.

– Раз тебя мучит совесть, позволь со всей ответственностью сказать, что девочку я не унизила и не оскорбила.

* * *

Молодой юрист из Калифорнии Пол Винсент, сидя в среду утром в офисе Джейн Вейл, выглядел обеспокоенным. Хотя он занимался консульскими делами недавно, но уже понял: самый дурной способ держать начальника в курсе переменчивых событий состоит в том, чтобы изливать свои опасения, попусту тратя чужое время. Записка или телефонный звонок требуют гораздо меньше времени. Но в то же время он знал, что чем дольше будет откладывать попытку изложить все Джейн Вейл, тем больше она будет им недовольна.

– Входи. Она сейчас тебя примет, – сказала ему секретарша.

Винсент, чтобы лучше видеть, подвинул вверх свои толстые очки «порше» и вошел в кабинет Вейл. Она посмотрела на часы и сказала:

– Через несколько минут у меня десятичасовое совещание.

– Может, мне попозже зайти? – Голос Винсента слегка дрогнул. Ему казалось, что только он это заметил.

– Садитесь. Давайте коротко.

Молодой юрист сел и начал листать бумаги, лежащие в папке.

– Это по делу Вимса, – начал он.

– Я так и думала. В чем проблема?

– Помните, когда мы с вами беседовали в понедельник с мистером Лейландом, вы…

– Помню. Так в чем проблема?

Винсент нахмурился. Ему говорили, что она жесткий начальник, но никто не предупреждал, что сегодня она вообще встала не с той ноги.

– Просто дело в том… – Услышав в голосе предательскую дрожь, он остановился и проглотил слюну. Затем продолжал:

– Мне кажется, что…

Он снова замолчал и смущенно посмотрел на нее, пытаясь догадаться, что она знает о его опасениях.

– Что-нибудь серьезное? – спросила она мягче. – С вами все в порядке?

– Да, я… Мне только надо…

Он глубоко вздохнул.

– Я уперся в каменную стену, – сказал он наконец; потом, словно объясняя детали, повторил: – Я уперся в каменную стену.

– Поняла: вы имеете в виду, что уперлись в каменную стену.

Он поднял глаза и с облегчением увидел, что она улыбается.

– Кто-то дергает за ниточки, мисс Вейл. – На этот раз он понял, что дрожь в его голосе была заметна и ей. – Я имею в виду, что сначала все окружено как бы каменной стеной, а потом вдруг становится чистой и простой работой.

Она вежливо кивнула.

– Ну, да, чистенький кирпич. Понятно.

– Понимаю, что мои слова звучат странно, – признался он. – Мне очень неловко все это вам излагать, но…

В возникшей тишине Джейн Вейл кашлянула и снова посмотрела на часы.

– Но некому больше все это излить?

– Разрешите, я расскажу, что случилось?

– Да что вы? Это будет очень любезно с вашей стороны.

Он поморщился.

– Извините. Но все эти дела так меня запутали. Сразу после нашей встречи в понедельник я запросил по телексу в Вашингтоне досье на Вимса. Во вторник они ответили: ничего не известно. Это показалось странным. Если помните, мы заинтересовались Вимсом только из-за того, что минюст попросил задержать выдачу его паспорта, когда мистер Лейланд собирался его выдать. Теперь министерство юстиции заявляет, что никогда не слышало о Вимсе.

– Прямо так и говорит?

– Не совсем этими словами. Но могли бы и так написать. После всех этих телексов я решил позвонить. Вы уже ушли с работы. Я разговаривал в Вашингтоне с отделом, который просил задержать выдачу паспорта Вимсу. Они мне сказали, что я кретин и надо просто забыть об этом деле; спросили, неужели у меня нет чего-нибудь такого, что можно было бы сделать в интересах дяди Сэма, и так далее. Поэтому…

Он остановился, будто не зная, стоит ли продолжать.

– Поэтому?

– Я сделал то, что, может быть, и не следовало делать, то есть использовал другие каналы. У меня есть приятель в министерстве юстиции. Мы вместе кончали школу права. Я нашел его на работе и спросил, какого… что происходит? Он позвонил мне через час. Вот здесь-то и началась самое загадочное.

Он видел, что мисс Вейл изо всех сил старается не смотреть на часы, а поэтому торопливо продолжал:

– Он попросил меня позвонить позже, «как в доброе старое время, когда ты оказался прав».

– Это вас напугало?

– Я вспомнил, что это значит. – Винсент поправил очки. – Когда мы учились в школе права, то часто звонили домой, прося прислать деньги. Он тогда сказал, что надо самому платить за телефон. А я возразил, что если позвонить из телефонной будки за счет родителей, то это подчеркнет тяжесть положения. Оказалось, что прав был я.

Он заметил, что Джейн Вейл снова улыбается, и быстро продолжил:

– Вспомнив все это, я позвонил ему из телефонной будки вчера ночью, уверенный в том, что он дома, и попросил соединить меня с ним за его счет. Первые слова, которые он произнес, были: «Ты из телефонной будки?» Тогда я понял, в чем дело. Он боялся, что его или мой служебный телефон прослушивается!

Винсент перелистал содержимое папки и остановился на листе с карандашными пометками.

– Он сказал, что этот Вимс и другой парень, его помощник, – неприкосновенны. Я возразил, что неприкосновенных людей нет. Оказалось, его начальники дали ему понять, что Вимс и второй парень – из ЦРУ.

– Что?

– То ли сотрудники, то ли по контракту работают. Он мне совершенно прямо сказал, что не хочет рисковать, углубляясь в эту проверку. Это дело связано с национальной безопасностью. Вот и все. Но и этих сведений вполне достаточно и для него и, конечно, должно быть, для меня. Он имел в виду нас.

– То есть нет больше просьбы задержать выдачу нового паспорта?

– Очевидно.

Она долго сидела молча и обдумывала создавшееся положение.

– Но формально на данный момент у нас есть первоначальное требование задержать выдачу?

– Верно.

– Никто официально не отменял это требование – ни письменно, ни устно?

– Так.

Она встала из-за стола.

– Тогда вот что, – сказала она, показывая, что ей пора идти. – Слушайте внимательно.

– Да.

– Не делайте ничего. Мы будем действовать в соответствии с первоначальным требованием задержать выдачу паспорта, пока не придет что-нибудь, меняющее это указание.

Она проводила его до двери и вышла с ним из кабинета.

– Если это на самом деле вопрос национальной безопасности и ЦРУ остро нуждается в том, чтобы Вимс получил новый паспорт, мы об этом узнаем. Если же нет, мы будем исходить из того, что кто-то в Вашингтоне сознательно напускает туман.

– О\'кей. – Винсент почувствовал облегчение. – А что с другим парнем?

Они шли по коридору: Джейн Вейл направлялась на совещание.

– Другой парень?

– Помощник Вимса по имени… – Винсент на ходу снова перелистал папку, – по имени Энтони К. Риордан.

* * *

Бернсайд проснулся утомленным. Голова болела. Пока была жива жена, он редко напивался, но вчерашний разговор с этим молодым парнем из посольства вдохнул в него надежду. После его ухода Бернсайд принял довольно много перед тем, как доползти до своей берлоги.

В какой-то из ближайших церквей отзвонил колокол, но Бернсайд не обратил на это внимания. Он уже давно перестал прислушиваться к этому звуку. Однако вспомнил, что ему надо было сегодня утром куда-то ехать. Этот парень сказал ему, что…

В нагрудном кармане пиджака Бернсайд нашел бумажку, на которой было нацарапано:

«11 утра, мистер Гривс, посольство США. Шампунь! Расческа!»

Бернсайд безнадежно оглядел свою крохотную каморку. Уже неделя, как он не умывался с мылом. Да у него и не было его. Тем более, ни шампуня или расчески. Но вместе с тем он понимал, что ему обязательно надо сделать так, как сказано, а для этого выйти на улицу и где-то все это достать.

Бернсайд набросил на голое тело пиджак, взял из верхнего ящика комода три фунтовые монеты, медленно, все еще не очень уверенно спустился вниз по лестнице, прошел мимо закрытого паба и завернул за угол дома.

Аптека «Бутс»[46] была новым, очень современным заведением. Поэтому продавщицы могли сурово встретить неряшливо одетого старого человека. Неважно. Мыло. Шампунь. Расческа. Он решительно толкнул большую стеклянную дверь аптеки и вошел. В этот ранний час магазин был почти пуст. В нем было всего несколько молодых мамаш, кативших по залу своих малышей в прогулочных колясках. А, вот и расчески!

Он стал бродить по аптеке, надеясь случайно наткнуться на то, что ему еще было нужно. Это был большой магазин, и в нем продавалось все – от маленьких телевизоров до садовых инструментов. Он немного постоял у витрины с компьютерами, наблюдая за тем, как на экране монитора сменялись зеленые буквы, потом вышел в боковую дверь и остановился, чтобы сообразить, где же Гудж-стрит. Следом за ним из магазина вышла молодая женщина в спортивной куртке и высоких сапогах: она остановилась рядом с ним.

– Извините, сэр.

– Гм?

– Мне кажется, вы взяли расческу в «Бутс» и не заплатили, – безапелляционно заявила она. – Я из службы охраны этого магазина. Не пройдете ли вы со мной в магазин к менеджеру, чтобы разобраться в этом?

– Я… – Бернсайд нахмурился, силясь что-то вспомнить. Затем начал растерянно рыться в карманах. – Неужели я?..

– Да, да. Сюда, пожалуйста.

– Но я…

– Это не займет много времени, сэр. Минуты две, и все.

Служба безопасности помещалась в небольшой комнате с двумя телемониторами. Круглолицая девушка не отрываясь смотрела на два экрана, к которым были подключены камеры, находящиеся в торговом зале магазина. Время от времени камеры в магазине переключались и меняли сектор обзора.

Женщина, остановившая Амброза Эверетта Бернсайда, вызвала менеджера и позвонила в полицейский участок.

– Девушка, я не воришка. Я забыл, что положил расческу в карман. Мне она очень нужна. Понимаю, что мой внешний вид говорит против меня. Но… через… мне надо быть в посольстве, и для этого нужна расческа. Я не могу здесь рассиживаться. Я ничего не сделал. У меня есть деньги. Вот. – Он начал шарить по карманам.

– Подождите, пожалуйста.

В этот момент в маленькую комнату вошли два полицейских в форме в сопровождении нервной женщины, заместителя менеджера.

– Где этот джентльмен? – спросил один из полицейских со светлыми волосами. Увидев Бернсайда, он лукаво улыбнулся ему, как старому знакомому, будто узнал его по какому-то предыдущему аресту. Менеджер уклонилась от негодующего взгляда старика и повернулась, чтобы уйти.

– Вам решать, мисс, – сказал блондин менеджеру. – Мы можем предупредить его официально и отпустить. Вы вправе потребовать, чтобы против него было возбуждено дело. Тогда нам придется отвезти его в участок.

– И что дальше? – спросила она рассеянно.

– Если это его первое нарушение, он получит предупреждение и его отпустят. Но в этом случае у него будет привод.

– Вы меня извините? – промурлыкала она. – Мне надо позвонить.

И вышла.

После ее ухода в маленькой комнате не стало просторней. Полицейский с темными волосами начал болтать с сотрудницей охраны магазина, второй изучал расческу.

– Сорок два пенса? – спросил блондин у Бернсайда. – И это работа для городской полиции?

Он снова лукаво улыбнулся Бернсайду, как старому знакомому и продолжал:

– А ты тоже, помощничек. Нарядился черт знает как. Да в таком виде тебя любой в тюрьму отправит.

Кто-то постучал в дверь: за ней оказалась менеджер. Она попросила обоих полицейских выйти из комнаты.

Они вернулись несколько смущенные.

– Ну, это необязательно, – сказал блондин своему помощнику. – Это не автоматически. Ее босс сказал ей, что надо его отправить в участок, потому что в последнее время из магазина сильно тащат. Но это указание для нее, а не для нас.

– Минутку, – вмешался Бернсайд, поднимаясь. – Вы что-то со мной хотите сделать? Мне нужна расческа. Я тоже права имею.

– Конечно, имеете. Вы их получите в участке, – сказал один из полицейских, открывая дверь. – Пройдемте, мистер Бернсайд. Осторожно, здесь ступеньки.

* * *

Нед Френч сидел откинувшись во главе длинного обеденного стола и оглядывал членов своего «комитета» – так он называл его за неимением лучшего слова. «Комитет» состоял из нескольких человек. Макс Гривс представлял министерство юстиции. Мо Шамун был замом Френча. Гарри Ортега командовал очень небольшим штатом сотрудников безопасности Уинфилд-Хауза, часть которых одновременно исполняли разные обязанности в саду и гараже. Кевин Шультхайс выступал в роли заместителя офицера безопасности Карла Фолетта, а тот в это время проводил отпуск в США. Правда, выглядел он слишком молодо для этой роли. Вот, собственно, и все участники.

Разношерстная группа людей, подчиненных разным ведомствам. Для Макса делом чести было докладывать обо всем в ФБР. Шультхайс – один из двух заместителей Фолетта, был вместе с тем в канцелярии «ушами» Ларри Рэнда. На работу в посольство, как и некоторых других, его направила Компания. Впрочем, это не беспокоило Френча, раз парень как следует делал свое дело, но все же заставляло его дважды подумать перед тем, как что-то сказать при Шультхайсе. Особенно, если Нед не хотел, чтобы Рэнд о чем-то узнал.

Обычно, как уверяла Неда экономка миссис Фулмер, эта солнечная комната была как бы командным центром космического полета: отсюда исходили приказы могущественной крошки.

Шультхайс начал критиковать то, что они увидели утром, это и в самом деле поразило всех, кроме Ортеги, который из первых рук знал, как плохо организована защита периметра. Нед, слушая, как негодует Шультхайс, подошел к окну, окинул оценивающим взглядом пространство за деревьями на другой стороне дороги, где виднелось здание общежития. Внезапно он заметил отблеск, похожий не на рассеянное отражение света от плоской стеклянной поверхности, а на луч, отраженный искривленным стеклом. Линза. Кто-то наблюдает за ними, а возможно, и подслушивает их разговоры, снимая информацию лазерным лучом с колеблющихся стекол окон. Чудесно!

Нед открыл все окна, впустив в комнату поток теплого июньского воздуха. Теперь подслушивать стало нельзя. Усевшись на место, он вежливо улыбнулся Шультхайсу.

– …ограда периметра такова, что любой, имеющий ацетиленовую горелку, может проникнуть на территорию через двадцать секунд.

– Такие сложные вещи даже не нужны, Кевин, – прервал его Нед. – Обычным рычагом можно раздвинуть верхнюю часть прутьев и протиснуться через ограду. А уж для того, чтобы проникла группа, можно применить автомобильный домкрат и сделать дыру шириной в два фута.

– Так вы согласны, что невозможно защитить это место?

Нед пожал плечами.

– Это зависит от того, кто и кого собираются атаковать. Если бы единственными гостями были члены популярной рок-группы, а Уинфилд-Хауз был окружен пятью сотнями юнцов, жаждущих автографов и сувениров, тогда следовало бы беспокоиться об ограде периметра. Но кого мы ждем? Что мы можем сказать об их планах?

– Извините, Нед, но мое волшебное зеркало ничуть не лучше вашего.

У Шультхайса был вид башковитого студента, а его ироническая улыбка словно бросала вызов.

– Первая часть ответа проста, – сказал Нед, обращаясь ко всем. – Опасность в нашем случае представляет любая террористическая группа. Это может быть большая группа, финансируемая арабскими банкирами, имеющая возможность организовать полувоенное нападение. Но может быть и крохотная группка фанатиков, не боящихся смерти, а напротив, даже ищущих ее.

– Не исключены оба варианта, – добавил Мо Шамун.

Гарри Ортега засмеялся.

– И вы хотите справиться с этими головорезами? Да еще с такой разношерстной командой, как наша? Не знаю, на кого еще вы рассчитываете, полковник Френч, но все, что я могу вам предложить, – это дюжина здоровых садовников и парней, которые умеют утрамбовывать теннисный корт.

– Вы правы. Я бы тоже уже давно запаниковал и потребовал бы прислать две-три роты военной полиции, чтобы они окружили это место плотным кольцом. Суровых людей с винтовками и автоматами. Если мне дадут три сотни полицейских, с пикником мы управимся. Я буду спокоен. Но это придаст приему оливковый цвет.

Шультхайс кивнул и сказал:

– Чем больше слушаю, тем больше удивляюсь, почему вы не отменили этот прием?

– Мне приказано охранять его всеми имеющимися силами, но при этом не допустить, чтобы он превратился в учения НАТО.

На его лице мелькнуло подобие улыбки.

– А теперь давайте соображать как настоящие сотрудники службы безопасности, о\'кей? Обсудим возможные версии. Какую игру мы бы затеяли, если бы хотели представить дядю Сэма болваном и получить круглую сумму в виде выкупа? Предположим, мы не боимся риска и имеем неограниченные средства.

Нед взглянул на часы и сказал:

– Макс, не забудь, тебе надо через час быть в канцелярии, чтобы встретиться с Бернсайдом.

Гривс кивнул.

– Нет проблем. Но, Нед, почему мы предполагаем, что кто-то непременно нападет? Есть ли у нас доказательства того, что кто-то по глупости отважится на такое?

– Хороший вопрос. Кто-нибудь хочет на него ответить?

Привычная издевательская усмешка пробежала по лицу Шультхайса.

– А есть на него ответ?

– Конечно. Мы думаем то, что думаем, в этом наша работа. Нам платят за то, чтобы мы готовились к худшему. Нет нужды в каком-то другом ответе.

– О\'кей, – продолжал Макс. – Почему мы считаем, что они попытаются захватить заложников и потребовать выкуп? Почему не разнести Уинфилд бомбой и не объявить это большой победой?

– Еще один хороший вопрос. Ответ: такие блестящие возможности представляются не каждый день. Мы должны допустить, оставив в стороне политику, что даже обычная жадность может заставить уголовников напасть и захватить заложников с целью получения выкупа.

В дальнем конце комнаты медленно открылась дверь, на пороге появилась маленькая Пандора Фулмер и грозно взглянула на сидящих.

– Мне не хотелось бы вас прерывать. Продолжайте, – сказала она. – Полковник Френч, можно вас на минутку?

Нед медленно поднялся.

– Конечно, миссис Фулмер. – Его взгляд задержался на Шамуне. – Объясни им оба сценария: с воздуха и пеший. Я скоро вернусь.

Он вышел из комнаты следом за Пандорой Фулмер и закрыл дверь.

– Долго ли еще вы пробудете в комнате? – сразу начала она тихо.

– Еще час, а может, меньше. Она нужна?

– Да.

Сейчас ее маленький рост был особенно заметен: даже на каблуках она едва доставала до плеча Неда. Ее обтягивала бежевая юбка с разрезом сбоку, на ней был яркий оранжевый свитер, а длинную тонкую шею обвивал лимонного цвета шарф.

– Извините, миссис Фулмер, мы можем провести это совещание еще где-нибудь. В подвале? Или в одном из гаражей?

Она моргнула.

– Не дерзите мне, полковник. Вы здесь только потому, что мистер Коннел до смерти перепугал посла, и он поддался всеобщей истерии.

– Не думаю, что это истерия, миссис…

– Называйте это как хотите, полковник, но усвойте одно. Этот прием не должен быть омрачен появлением солдат в форме. Мы хотим свободно и открыто заявить о наших демократических институтах, отдав дань таланту и мудрости нашего президента.

Ее маленькие, ярко-синего цвета глаза сверкали. Сейчас, когда она злилась, они приобрели жесткое выражение и позеленели.

Заметив, что ее дыхание участилось, Нед подумал: сознательно она это делает, или не может с собой справиться? А вслух сказал:

– Пожалуйста, успокойтесь, миссис Фулмер. Я хочу только одного – чтобы ваш прием имел полный успех.

– Да? Я так не думаю.

В ее голосе послышались угрожающие нотки, будто зашипела змея.

– А что вы думаете, миссис Фулмер?

– К вчерашнему дню триста десять приглашенных сообщили, что придут. Хотя обычно на RSVP положительно отвечает больше людей. Вчера к вечеру мы начали получать отказы. А сегодня утром число обещавших прийти сократилось уже до двухсот семидесяти. Тот, кто играет со мной, полковник, решил принизить значение моего приема настолько, чтобы для него не нужны были ни особые усилия, ни охрана. Полковник, кто бы ни был этот человек, он мой враг. Вообще-то у меня есть соображения по поводу того, кто он. Если только они подтвердятся, он узнает, каким врагом могу быть я.

Нед печально покачал головой.

– Трудно поверить, что кто-нибудь может быть вашим врагом, миссис Фулмер. Скажите, правильно ли я понял то, что вы сказали о талантах и мудрости нашего президента?

Мутно-зеленые глаза Пандоры впились в лицо Неда.

– У каждого приема должен быть какой-то резон.

– А что, Четвертое июля – недостаточный резон?

– Недостаточно драматический. Мне пришлют материалы из США: памфлеты, видеокассеты.

Они помолчали.

– Видеокассеты? На приеме будут телемониторы?

– Это что, имеет какое-нибудь отношение к безопасности, полковник?

– Постольку, поскольку мы должны знать о всех ваших планах, чтобы избежать неожиданных сюрпризов.

Пандора сделала один из своих «кукольных» жестов – отточенный и изящный, – и сказала:

– Уверена, вы знаете о том, что было сделано несколько видеозаписей, на которых президент излагает свою позицию по разным вопросам. Их показывали по телевидению США.

– Позиция? – уточнил Нед. – По поводу интервенции в Латинской Америке? По ядерному разоружению? Такие темы, да?

– Я полагаю, да, – ответила она с оттенком элегантной беспечности, словно темы видеозаписей не имели значения.

– Вы не знаете, кто-нибудь еще делал такие записи?

– Не поняла.

– Конгресс? Сенат? Любая другая ветвь власти, кроме исполнительной?

– Полковник Френч, понятия не имею. Разве это необходимо знать?

– Я думаю, какое влияние это окажет на прессу, миссис Фулмер. Будет действительно много журналистов, знающих, что прием Четвертого июля подобен десяткам других, проводимых посольствами и консульствами во всем мире. Для мира наши посольства представляют всю страну, а не только одну из ветвей власти.

– Вы, конечно, понимаете, что решать здесь не вам, полковник?

– Вы абсолютно правы. Это задача политической секции и, разумеется, посла и советника-посланника. – Он посмотрел на нее, размышляя. – Мистер Коннел, естественно, знает об этом.

В наступившем молчании Нед взглянул в красивое лицо Пандоры и заметил, что оно изменилось. Трудно было поверить, что в этом маленьком личике что-то могло измениться, но это было так. Стиснутая челюсть напоминала затвердевший бетон. По каким-то причинам – у Неда не было времени вникать в них – он оказался в начале черного списка Пандоры. Его обвиняли в том, чем на самом деле занималась Компания, – в отваживании гостей. А теперь ему придется ответить и за свои слова о том, что НЕЛЬЗЯ политизировать День независимости. Ее маленький очаровательный подбородок стал твердым, как сталь, а взгляд мутно-зеленых глаз – жестким, как обсидиан.[47]

– Не имею ни малейшего представления, – заговорила она, – знает об этом Ройс или нет. Но если он об этом узнает, я пойму, кто ему сказал. Не так ли?

* * *

Когда доктор Хаккад проснулся после ночного загула, у него уже не было того элегантного, лощеного вида, с каким он предстал перед гостями. У этого рыхлого и угнетенного более, чем обычно, своими мыслями человека всклокоченные волосы торчали в разные стороны, а глаза глубоко запали. Доктор никак не мог прийти в себя, пока не выпил несколько чашек крепкого кофе, сваренного Лейлой на кухне в его квартире в доме номер 12.

Он потягивал вторую чашку, читая утренние газеты и громко комментируя прочитанное Лейле, которая сидела в большом зале и тщательно красила ногти.

– Опять этот Судан, – крикнул ей Хаккад. – Тунисцы планируют вторгнуться в Эфиопию.

– Иншалла! – сказала нараспев Лейла; в ее голосе была едва заметная насмешка.

– А Йемени все играет с ценами на сырую нефть. Должен бы понять, что только молчание украшает его позицию.

– Бисмиллахейр! – ответила Лейла.

– А идиоты в Ираке… нет, невозможно!

– Ар-Рахман.

– Прекрати, Лейла. Произносить имена Аллаха надо с трепетом.

Он продолжал чтение газет.

По правде говоря, доктору Хаккаду редко нравились новости из арабского мира. Хотя единая вера сплотила около миллиарда людей, живущих на берегах Средиземного и Красного морей, Персидского залива и в десятках других земель, у них не было единого подхода к мировым проблемам. Каждая страна связывала свои надежды и планы с человеком, который смог бы руководить ею – как в политическом, так и в военном отношении. Все с нетерпением ожидали, чьи могущественные руки завладеют неслыханными богатствами этого проклятого мира, занятого слишком земными интересами.

Достичь этой власти в пределах обычной политики невозможно. Это Хаккад усвоил еще в молодости, после того как в разных странах обернулись катастрофой несколько попыток захватить политическую власть. Только сосредоточив в руках всю информацию и обладая уникальной осведомленностью, можно оказаться в центре политических событий в нынешнем сложном мире, где все пронизано каналами связи и насыщено компьютерными данными.

Однако это не просто. Между Ираном и Ираком – конфликт, Турция – член НАТО, в Африке проблема отношений между мусульманскими государствами Египтом и Ливией, враждуют даже малайцы и индонезийцы. Все это влияет на амбиции таких людей, как доктор Хаккад. Их услуги принимают и отвергают, встречают с восторгом и презрением… Эта работа не для нервных, не для тех, кто сомневается в себе.

– Ты только посмотри, – вдруг позвал он сестру, – Советский Союз граничит с исламскими странами от Турции до Пакистана.

Он разглядывал карту, помещенную под заметкой:

«Советские мусульмане заставляют ходить на цирлах кремлевских руководителей».

– Аль-Карим, – снова с некоторой издевкой в голосе сказала Лейла.

– Прекрати! Над Аллахом не шутят. Принеси мой еженедельник, пожалуйста.

Сестра взяла записную книжку со стола и безропотно вручила ее Махмету. Но он счел нужным заметить:

– Предупреждаю: твое поведение небезупречно.

Доктор просмотрел две страницы, где был записан распорядок дня на среду. В соответствии с ним днем необходимо было заехать в центр Лондона, чтобы встретиться с арабским коммерсантом, который мог оказать нужную услугу, хотя и небезопасную. Но Хаккад привык к риску. Особенно к такому, что был связан с работой группы Хефте. Он, конечно, знал, что только риск приносит хорошие барыши. Коммерсант мог обеспечить эту прибыль.

Доктор Хаккад поднял взгляд на сестру и увидел, что она замерла, как статуя, в ожидании его следующих распоряжений. Эта выдержка проявилась у нее давно. Еще в детстве она умела выражать иронию молча. Хаккад вздохнул.

– Еще кофе, Лейла. И соедини меня с этим молодым смутьяном Хефте. Сегодня напряженный день, а мне надо с ним переговорить один на один.

– Ар-Радзан.

Глава 13

Берт почти в полдень сошел с поезда «Метрополитен-лайн» в Амершэме, на последней остановке. Уже давно не испытывал он таких ударов судьбы, как сейчас: поэтому, оглядывая городок, он словно не видел его. Определив направление по солнцу, прячущемуся за облаком, Берт пошел пешком к старому городу по дороге на Литтл-Миссенден.

Все идет неправильно, думал он, быстро спускаясь по дороге с холма. С самой первой встречи с Хефте, когда встал вопрос о формировании группы, он ощутил в своем товарище внутренний барьер, затруднявший сотрудничество. Так и случилось. Чтобы сгладить различие взглядов, пришлось постоянно уступать. Лишь идеология удерживала его в стане мусульманских братьев.

Идеология или что бы там ни было, но вся операция подвергалась угрозе. Два парня исчезли. Кто инсценировал нападение? Может, Мамуд? Если так, то это направлено против него. Однако подобная версия была маловероятна, да и Хефте не принял ее.

Произошло что-то еще. Ребят убрали. Может, похитили? Если да, то кто? Полиция?

Все происшедшие события были разрозненны и сами по себе не имели смысла, но каждое из них угрожало исходу дела. Взять хотя бы зловещее нападение в непроницаемой темноте сельской местности прошлой ночью. Оно не имело смысла и казалось Берту привидевшимся во сне кошмаром предательства. Но в «фиате» три пробоины, а правое окно разбито вдребезги. Значит, все же это не ночной кошмар.

Необходимо было разобраться в том, что случилось, найти ребят, выяснить, откуда исходила угроза. Конечно, возвращаться туда при дневном свете опасно, но и от кошмаров иначе не отделаешься.

Наказывая Берта за то, что случилось, Хефте не дал ему никого в помощь. Он считал, что операция поиска пропавших должна быть проведена в одиночку. Возможно, в этом не было ничего плохого, но менее активные члены группы не были способны оценить беззаветную преданность Берта их общему делу, и это вызывало в нем чувство горечи.

Длинная дорога петляла при спуске из нового города в старый. По сторонам ее стояли дома, построенные, судя по выбитым на них датам, в конце 1600-х годов. В некоторых из них были лавки редкостей и антиквариат, в тюдоровских зданиях с перекрещенными деревянными балками черного цвета вдоль фасада шли чайные и магазины деликатесов.

Берт остановился у одной из витрин посмотреть на выставленные сыры. Вот треугольник «мюнстера»[48] с маленькой этикеткой; бледная поверхность его испещрена крохотными дырочками, а верхушка уже заветрилась и побурела. Берт вспомнил детство. В кухне бабушки в Унтертюркхайме около завода «Даймлер-Бенц» семилетний Берт иногда оставался один. Пламя настоящего угля разогревало большой кованый стальной очаг, где он поджаривал хлеб с сыром: клал на хлеб кусочки «мюнстера» толщиной с папиросную бумагу, чтобы никто не заметил, как он их отрезал, и смотрел, как сыр плавился и медленно обволакивал хлеб. Почти невидимый «мюнстер» придавал кусочку холодного хлеба замечательный вкус и приятный запах, который был ощутим еще до того, как кусочек попадал в рот. Это нечто большее, чем хлеб и сыр – волшебная тайна, принадлежавшая только мальчику.

Берт сжал челюсти и заставил себя идти дальше из Олд-Амершэма. Он не тосковал по детству. Конечно нет. Но время от времени сентиментальное облачко затмевало его привычный рационализм, и только миг он болезненно чувствовал, как тоска охватывает его, подобно волне прибоя.

А, черт! Ведь он почти не спал всю ночь. В таком состоянии любой может отдаться дурацким романтическим бредням.

Теперь, снова оказавшись за городом, Берт пошел быстро. Вскоре действительность вытеснила воспоминания. Слева за рощицей – Литтл-Миссенден. Он решил, что уж на этот раз не будет таким ослом, как прошлой ночью, когда открыто вошел в деревню и влип – нарвался на засаду.

– Глупо! – сказал по этому поводу Хефте.

Большую часть ночи они с Хефте проспорили. Наконец, убедившись, что ситуация неясна, Хефте обвинил Берта. Он сказал:

– Твоя идея… твой план… на тебя напали… отправляйся и разберись во всем сам. И быстро.

После этого Хефте презрительно отвернулся, как бы подчеркивая свою непричастность к этому делу.

Утром в среду зазвонил телефон, и американская потаскушка завела песню, задевшую гордость Хефте. Она сказала, что ее похитили и, может быть, это ЦРУ. А там кто знает? Потом добавила, что ей дали средство, развязывающее язык, – пилюли «правды». Нет, им она ничего не сказала. Поняв, что пилюли не подействовали, ее пытали.

– Дрис, подожди, ты еще больше ужаснешься, когда увидишь мои раны!

Дойдя до опушки леса, Берт увидел, что он густой, но небольшой, так что при желании его можно быстро прочесать. Над головой каркали жирные черные вороны. Десять или пятнадцать птиц поднялись в воздух и затеяли шумную драку, но вскоре опустились на землю рядом с машиной по отпугиванию птиц. Он усмехнулся, увидев ворон, важно шагающих среди рядов растений и жадно клюющих созревающие бобы в тени патентованной машины.

Берт тихо вошел в прохладный лес. Маленькие светло-голубые цветы на длинных стеблях покачивались в сумеречном подлеске. Он вспомнил, что видел такие же цветы на лесистых холмах у Штутгарта, когда был мальчишкой. Они назывались?..

Заметив пень, он сел на него, достал большой красный платок и вытер им лицо. Лесная прохлада остудила его горящие щеки.

Берт глубоко вдохнул запах земли и вдруг увидел медный цилиндр. Потом еще один. И еще пять.

Здесь! Они испытывали оружие зд…

У Берта перехватило дыхание: из земли, богатой перегноем, рядом с голубыми цветами, с Glockenblumen,[49] прямо у его ног торчала кисть руки.

Он отскочил от неподвижной руки. Под ногтями была грязь, а вокруг запястья – кровоподтек.

Рука Мамуда.

Берт упал на колени и начал по-собачьи, лихорадочно рыть землю, не видя ничего вокруг. Показалась вся рука, потом вторая и, наконец, лицо. Вдалеке каркали, будто издеваясь, вороны.

* * *

Неожиданно ощутив стремление быть полезным, Кевин Шультхайс предложил Неду подбросить его в канцелярию. Нед согласился, оставив Шамуна улаживать некоторые детали с Гарри Ортегой. Перед тем как покинуть Уинфилд, Нед, однако, позвонил Джейн Вейл. Ее секретарша попросила его подождать, но прошло несколько минут, и Нед повесил трубку.

Сейчас он сидел рядом с Шультхайсом, который маневрировал на своем старом «мустанге» в плотном потоке транспорта по Бейкер-стрит. Он ругал почем зря идиотизм дипломатов-назначенцев, не способных иметь дело с огромным миром за пределами их собственного окружения. Нед подумал, что тихий и занудливый лекторский голос ужасно угнетает, если даже не обращать внимания на незрелые мысли Шультхайса, выдаваемые им за истины в последней инстанции. Ясно, что его попытка заняться чисто американским делом – заполнить «мертвый воздух» – была не слишком удачной. Нед знал за собой такой же грех: чтобы уйти от серьезного разговора, он подчас бессознательно толок воду в ступе.

Не вникая в болтовню, Нед начал прокручивать в уме разные версии того, почему Джейн не захотела разговаривать с ним: для начала ей могли помешать обстоятельства. В конце концов, он решил, что с ней все в порядке, но она по-настоящему разозлилась на него. Если так, то он совсем не был уверен, что знает, за что.

Его опыт общения с женщинами был ограничен: слишком много лет провел он в бесформенной среде разведывательного сообщества с его оперативниками, контрразведчиками, агентами и прочей мелкой сошкой. В этой среде женщины чувствовали себя так же свободно, как и мужчины, поэтому романы или связи нередко становились поводом для шантажа или использовались, как приманки.

Хотя Френч, отец четырех дочерей, был женат половину жизни, это мало расширило его сексуальный опыт. Чтобы понять мотивы поведения Джейн, следовало обладать опытом долгой беспорядочной жизни и неразборчивых отношений. Джейн, увы, была только второй серьезной связью в жизни Неда.

Под треп Шультхайса он продолжал бесплодно и печально размышлять о том, так ли женщины отличаются от мужчин, что уж совсем невозможно понять их мысли.

– …маленькая леди на самом деле командует громадным Бадом Фулмером, – говорил Шультхайс. – А ею не командует никто.

– Гм? – повернулся к нему Нед.

– Я представляю, что вам пришлось выслушать от нее.

– И главное, все напрасно, – согласился Нед. – Она вообразила, что именно я разгоняю ее пикничок.

– То есть как?

– Ларри Рэнд старается отпугнуть всех гостей, – сказал Нед, сознавая, что эти слова обязательно дойдут до Компании. – Он запугивает гостей угрозами, полученными от террористических групп.

– Вы не шутите?

– Для меня это не проблема, – осторожно продолжал Нед. – Чем меньше гостей, тем лучше. Но крошка думает, что злодей именно я, и готова меня за это кастрировать.

– Это вам мистер Рэнд рассказал?

– Он разве кому-нибудь что-то рассказывает? – Они пересекали Оксфорд-стрит, направляясь к канцелярии. – Моя единственная надежда, что это не очередная сказка Компании. Если угрозы действительно поступили, это может помочь нам, чтобы узнать, кто же на самом деле враг.

– А… понятно.

– Тебе понятно?

Щеки Шультхайса слегка порозовели, но он смотрел прямо перед собой на дорогу, поворачивая «мустанг» к заднему входу в канцелярию.

– Мне что?

– Нет, ничего, Кевин. Спасибо, что подбросил. – Нед взбежал по лестнице на этаж, где располагался офис Джейн.

Из двери Макса Гривса его окликнули:

– Эй, Нед. Твой подарочек не прибыл.

Нед вернулся и заглянул в кабинет Гривса.

– Ты уверен? Он серьезно собирался прийти сюда.

– Я даже позвонил охранникам у входа. Никого похожего по описанию не было.

– Бернсайду действительно нужна наша поддержка. Ему важно знать, что США заботит то, что случилось с ним.

Гривс в недоумении уставился на него:

– Какой-то выживший из ума старик с плакатом? С каких пор это стало нашей работой?

Нед промолчал. Не было никакого смысла убеждать Макса, поскольку у того не хватало мозгов, чтобы серьезно подумать о чем-то. Тем не менее, это было как раз то, что старый Химниц называл «моментом постижения истины».

– Макс, а как ты думаешь, что нам вообще следует делать здесь?

Лицо фэбээровца выразило сомнение.

– Наверное, исполнять все, что попадает в папку для входящих бумаг? – спросил он с надеждой.

Нед невольно улыбнулся.

– Макс, для чего правительству нужны посольства и консульства? Чтобы обеспечить работой нас с тобой? Или помогать всем нашим гражданам за границей?

Макс оживился.

– Дошло. – Но сомнения тут же возвратились. – А как же настоящие сумасшедшие, вроде Бернсайда?

– Неужели ты думаешь, что он сумасшедший? Не кажется ли тебе, что он просто престарелый американец, потерявший жену и лишившийся всех сбережений из-за грязной аферы. Он не знает, что можно сделать, а потому расхаживает с нелепым плакатом перед посольством.

Нед взглянул на часы и направился к угловому офису, в котором работала Джейн. На этот раз секретарша не стерегла вход в кабинет. Переступив порог, он постучал в косяк и увидел, что Джейн разговаривает по телефону.

Как ему показалось, она взглянула на него довольно холодно. С тем же выражением лица она продолжала разговаривать.

– Я согласна, Ройс. Это грязная игра. А ты говорил об этом с полковником Френчем?

Джейн смотрела прямо перед собой, слушая Коннела.

– С чего она взяла, что он стоит за этим? – Еще одна длинная пауза, и ее взгляд остановился на лице Френча, правда, смотрела она на него бесстрастно, как на деревянного идола. – Он, кажется, устроил-таки скандальчик миссис Фулмер. Я постараюсь что-нибудь выяснить, Ройс. Да, да. Пока.

Джейн медленно положила трубку.

– Я вижу, ты добавил еще одну блондинку к списку своих побед. Миссис Фулмер только что потребовала твоей головы.

– Кстати, с добрым утром тебя.

Он уселся напротив нее.

– За что ты на меня злишься? Я ничего не мог поделать вчера.

– От тебя и не требовалось ничего, но ты мог позвонить мне после обеда или вечером, или отозвать меня в сторону на ужине у Ройса и шепнуть пару ободряющих слов или просто пошутить, или…

– А что ты там про блондинок говорила?

– Мужик просто теряет голову от них. Особенно от цветущих блондинок с пышным бюстом.

– Разве у Пандоры Фулмер большой бюст?

– Видимо, эта плоская брюнетка – временное отклонение. – Она несколько секунд разглядывала его. – Я упрощаю все, правда? На самом деле все гораздо серьезнее, чем цвет волос.

Нед долго молчал.

– Ну что сегодня за день? Почему все, с кем я встречаюсь, говорят загадками? Почему у каждого есть своя шкатулка с секретом? Мне никак не удается разобраться.

– Пора бы уже привыкнуть к этому, Нед. Ты провел половину жизни в мире, где все оказывается не тем, чем кажется. И ты мало чем от этого мира отличаешься.

– Но послушай…

– Френч, которого я знала, – плод моей женской фантазии. Настоящий Френч, может быть, славный малый, но он не тот, на кого можно положиться.

– Сорвалось всего одно свидание! Один только раз!

– А ты подумай, нет ли чего-то еще, кроме спальни в гостинице, – предложила она ему. – Неужели у нас не было ничего большего? – Ее огромные темные глаза, казалось, стали еще больше. – Может быть, на свете есть два или несколько Френчей, может, даже дюжина. Но сегодняшней мне не слишком нравишься сегодняшний ты. Даже совсем не нравишься.

– Перестань, Джейн.

Она медленно покачала головой. Он увидел ее профиль на фоне освещенных окон, выходящих на Гросвенор-сквер. На ее волевом лице сейчас можно было прочитать только полное равнодушие. Судьба, думал Нед, окружила его сильными женщинами.

– Не только сильными, – произнес он вслух, – но и упрямыми.

Ее огромные глаза снова взглянули на него.

– Ты в самом деле не понимаешь, что такое отчаяние? Для тебя оно всегда рационально и вызвано реальным событием вроде смерти того бедного парня из Висконсина. Но может быть отчаяние, порожденное чем-то обычным, даже отмененным свиданием. Но и такое отчаяние может вторгнуться в чувства и убить их.

– Джейн, – сказал он. – Мне трудно поверить во всю эту муру. Я хочу сказать… одно несостоявшееся?..

Она смотрела на него и напряженно молчала.

– У меня бывают разные настроения, – наконец сказала она. – Видимо, ты никогда не видел меня такой. Но я наблюдала за тобой, пока ты разговаривал со своей сексуальной женой… с этой сексуальной Джилиан Лэм… С этой, Бог ее знает кем. Это насыщенная, богатая жизнь, но… без меня. Мы очень редко встречаемся на людях, но тогда невозможно вести себя естественно и у нас возникают все новые поводы для лжи, лицемерия.

Замолчав, она медленно и глубоко вздохнула.

– Нед, ложь у тебя в крови. Можно сказать, что они платят тебе за вранье. Я не говорю, что в моей жизни не было случаев, когда мне приходилось лгать. Но для меня это очень трудно. Это меня угнетает и на работе, и в личной жизни. Но еще хуже то, что, запутавшись во лжи, я получаю лишь украденный миг, который так никогда и не наступает. Тогда я чувствую… угрызения совести! – Ее голос стал жестким. – Не говорите мне больше, что вам трудно поверить и в это, полковник Френч.

Его лицо помрачнело – такое бывало и с Шамуном, – будто у них на глазах резали любимое животное.

– Не говори мне ничего, Нед, – сказала она.

– Дело не в том, что я не верю тебе. Просто…

Они молча смотрели друг другу в глаза.

* * *

После того, как полицейская машина доставила Бернсайда и женщину-детектива из магазина в участок, делом начали заниматься новые люди. Сотрудницу службы охраны магазина увел молодой констебль, который начал флиртовать с ней еще в «Бутс». Бернсайда, выглядевшего еще хуже, чем раньше, оставили на скамейке наедине с молодым сержантом, тот заполнял разные бланки, стараясь не смотреть на старика.

Бернсайд напоминал себе камень в бетономешалке. Не то чтобы кто-то был с ним груб. Разве что менеджер из «Бутс»: ведь ей было незачем сдавать его в полицию, но она все же сделала это.

– Ну как, это то, что я думал? – спросил инспектор, заглядывая через плечо сержанта. – И когда они в игрушки перестанут играть?

Сержант пожал плечами.

– Они не желают гоняться за настоящими ворами. Ты можешь себе представить, расческа за сорок два пенса? И это тогда, когда их собственные служащие разворовывают магазин направо и налево.

Инспектор, которому, как показалось Бернсайду, было на вид лет пятнадцать, сделал гримасу.

– Вообрази, что будет, если они примутся за своих? Никто не будет работать на «Бутс». Ладно, возьми у него объяснение, проверь, нет ли чего-то на него, выдай ему предупреждение и займемся наконец серьезными делами, а?

– Вроде ленча? – спросил сержант. Он выглядел еще моложе, чем инспектор. Никто из них и не взглянул на Бернсайда, будто его не было в комнате.

– Правильно, мистер Бернсайд? Подойдите сюда, пожалуйста. Это не займет много времени.

Сержант обыскал его, вытащил мелочь, кошелек, не содержащий ничего, кроме карточки социального страхования, ключ от квартиры и клочок бумаги, на котором было нацарапано:

«11 утра, мистер Гривс, посольство США. Шампунь! Расческа!!»

Полицейский вывернул все карманы, похлопал под мышками, ища оружие.

– Мы вынуждены это делать, мистер Бернсайд. Таковы правила.

Он потратил еще пятнадцать минут, составляя подробную опись всех вещей, после чего отдал старику все, за исключением ключей, которые он поместил в пластиковый пакет, и запечатал специальным патентованным устройством.

– Распишитесь здесь, пожалуйста.

Бернсайд уставился на отпечатанный бланк, где были перечислены все его вещи.

– Зачем?

– Здесь сказано, что все это ваше и будет возвращено вам. Это вас ни к чему не обязывает. – Сержант глядел, как он подписывает протокол. – И здесь. Это недолго.

Услышав шум за спиной, Бернсайд обернулся как раз в тот момент, когда женщина-детектив из «Бутс» и молодой полицейский выходили из участка. Сам он стоял у барьера, переминаясь с ноги на ногу, пока сержант заполнял бланк на четырех листах. Шло время. Звонил телефон, на звонки отвечали. Жизнь продолжалась. Бернсайд понял, что чем больше воруют служащие «Бутса» у себя в магазине, тем больше будут арестовывать невиновных. Время тянулось медленно.

– Можете присесть, мистер Бернсайд, – наконец сказал сержант. – Это недолго.

Бернсайд ненадолго задремал. Потом увидел, как появился другой полицейский, и шепнул что-то сержанту, прошел в соседнюю комнату и стал возиться с кодовым замком на сейфе в стене. Он достал из сейфа пластиковый мешочек и раскрыл его.

– Это ваши ключи? – спросил он старика.

– Конечно… Мне кажется… Может, и мои. А где моя расческа?

– Подпишите здесь, – сказал сержант, указывая еще на одну строчку в протоколе. – Я же говорил, что это недолго.

– Но теперь у меня привод за то, чего я не совершал.

Сержант поднял на него глаза.

– Если вы потребуете суда, это вызовет только задержку. Все может растянуться на месяц, а то и на два. Другой вариант гораздо проще: вы получаете от меня предупреждение прямо сейчас и убираетесь отсюда.

– А какие у меня шансы в суде? – поинтересовался Бернсайд.

– Придется нанять хорошего адвоката, который докажет провал в памяти или что-нибудь еще в этом роде. Тогда не будет привода.

– Или денег, чтобы заплатить адвокату.

– Что ж, ведь не зря говорят, что Фемида слепа, – сержант криво улыбнулся. – Подпишите здесь.

* * *

– У вас есть пять минут, полковник Френч?

Нед поднял взгляд от письменного стола, где они с капитаном Шамуном рассматривали схемы, которые Морис принес от Ортеги, начальника охраны Уинфилд-Хауза. Точнее, это были копии схем электрической проводки особняка, охранной сигнализации и телефонных цепей.

В проеме двери, ведущей в кабинет Неда, безмолвно, тихо, как кошка на ковре, появился П. Дж. Р. Паркинс. Его нос висел крючком, напоминая турецкую саблю. Он подался вперед: весь его вид выражал воинственность.

– Вы знакомы с капитаном Шамуном? – поинтересовался Нед.

– Да, э…

Нед взглянул на Мориса: тот свернул схемы и молча вышел из кабинета, закрыв за собой дверь.

– У этого молодого человека отличные манеры, – заметил Паркинс. – Можно? – Он взгромоздился на кресло для посетителей.

– Садитесь, садитесь. Чем могу быть полезен?

Они долго молчали, как люди, привыкшие ждать. Нед откинулся в кресле и решил позволить старому ворчуну разыграть спектакль. Он ждал.

– Риордан пропал, – сказал Паркинс наконец.

Нед нахмурился. До сих пор, насколько он помнил, имя Риордана ни разу не упоминалось в их разговорах. Сейчас лучше было свалять дурака.

– Риордан? Что за Риордан?

– Энтони К. Риордан – парень, чью жизнь вы, возможно, спасли в понедельник утром, когда «мини» сбил его.

– Так фамилия этого бегуна была Риордан?

– О Господи. – Паркинс тоже расслабился в кресле; еще минуту оба делали вид, что наслаждаются обществом друг друга. Наконец Паркинс прокашлялся – тихо, но с выражением внутренней силы.

Это напомнило Неду о том, как продавец в автомагазине уговаривал его купить «мерседес»: «Запомните, только действительно мощная машина может ехать по-настоящему тихо».

– Господи, – повторил Паркинс. У него был такой же спокойный вид, как и у Неда. Как будто два мастера пантомимы соревновались между собой.

– Если позволите, я отвлекусь от темы, – начал Паркинс. – Нет нужды говорить о том, что у нас в городе есть все разновидности злодеев. Конечно, Нью-Йорк, может, и ставит рекорды по преступности, но у нас тоже есть бандюги, ого-го. Особенно тянет сюда финансовых аферистов со всего света. Они являются в наш город с оскаленными зубами, как вампиры, и готовы высосать жизненные соки из любого предприятия. Пару историй я мог бы вам рассказать.

Он остановился и уселся поудобней.

– Мы считаем, что этот парень, Риордан, как раз из этой породы – ищет доходные дела, чтобы влезть в них и обескровить. Вы не поверите в то, что они вытворяют. Один такой орел подольстился к ирландцам из «Шин-Фейн»[50] и подчинил себе одну из их групп, которая специализируется на прибыльных похищениях.

– Все, что угодно, лишь бы заработать лишний соверен, – заметил Нед.

– Именно так. Ничего общего с политикой или свободой Изумрудного острова. Самая обыкновенная жадность. Поскольку Риордан ирландская фамилия, у нас эти факты стали сразу складываться в картину, понимаете?

Нед глубокомысленно кивнул.

– Конечно, понимаю.

– Правда? Мне очень приятно слышать это, полковник. Любая подобная ситуация, если с ней связано посольство, очень нас беспокоит. Даже если под этим ничего нет, уж одно то, что сообщения об этой истории попадут в газеты, вполне может добавить седых волос. – Паркинс дотронулся до своей головы.

– Вы абсолютно правы, – согласился Нед. Мужчины настороженно наблюдали друг за другом, но уже без открытой неприязни. Трудно сказать, благодаря кому из них наметился этот перелом.

– Я хочу вас предупредить, полковник. Если вы не возражаете, я на несколько дней исчезну из канцелярии, а все технические проблемы будет решать мой помощник Лавэпл.

– Лавэпл? Я его не знаю.

– Невысокий коренастый йоркширец. Лысоватый.

– Он хороший специалист?

– Вполне, – уверил его Паркинс.

Нед хотел спросить, почему «дело» Риордана заставило Паркинса взять «отгул». Но он не стал рассеивать тот туман, который они оба напустили.

– Если вы полагаете, что Лавэпл подходит, считайте, что мое согласие вы тоже получили, – произнес Нед торжественно.

Паркинс добродушно улыбнулся. Хотя его задубевшее лицо было почти неподвижным, оно непостижимым образом выражало благодарность, хорошее расположение и, главное, доверие.

– Полковник, – сказал он наконец, – мы с вами всегда ладили. За этот год, что вы здесь, у нас с вами не было никаких стычек. Верно?

– Вы хотите сказать, что сейчас у нас возникли какие-то проблемы?

– Что-то не так с этим типом, Риорданом. «Шин-Фейн» или что-то там еще – просто догадка. Но после его исчезновения в этом деле появились настораживающие моменты. А единственный человек, связанный с ним, – вы.

На языке у Неда вертелся вопрос о том, почему сотрудник посольства, отвечающий за электрические и другие сети, ищет «связи» в «деле» Риордана. Но он дал Паркинсу продолжить.

– Нет нужды враждовать из-за этого; следует разобраться во всем, не поднимая лишнего шума. Я уверен, что вы согласны?

– Конечно.

– Тогда не могли бы вы мне объяснить, какого черта вы бежали следом за этим типом утром в понедельник?

– А, вот вы о чем! – Нед подался вперед, в его взгляде отразилось прямодушие и стремление помочь. – Я это обязательно объясню, только вы мне сначала скажите, кто был за рулем «мини» и что с ним стало потом.

– Это мелкая сошка по фамилии Феттерс. Чоки Феттерс. За ним тянутся разные дела. Он из тех типов, которых нанимают, чтобы кого-нибудь попугать, а может быть, сделать… и что-нибудь похуже. Естественно, его выпустили под залог. Но если дойдет до суда, а дело Риордана кажется серьезным, мы сможем обвинить его и в покушении на убийство.

– А Риордан на самом деле пропал? Сбежал из госпиталя?

– Сам или с чьей-то помощью. По своей воле или по принуждению. Мы, к сожалению, не знаем. Ну а теперь хватит слушать меня. Ваша очередь, полковник.

– Хорошо. Только позвольте вас сразу предупредить, мистер Паркинс, что в большую часть из того, что я скажу, трудно поверить.

* * *

Два фургона, большой и маленький, подкатили к воротам Уинфилд-Хауза. Охранник вышел из привратницкой взглянуть на них.

– Ну что там еще? – проворчал он.

– «Альбион», – произнес водитель первого фургона. Он сунул руку в бардачок и вылез из кабины с пачкой бумажек.

– Что значит «Альбион»? – неприветливо спросил охранник. Он нехотя взял бумаги и начал их просматривать. – Прокат? Прокат чего?

– Телевизионного оборудования, приятель.

– Ничего об этом не знаю, – упрямо ответил охранник. – Подождите здесь. – Он исчез в привратницкой, но и вернувшись, не проявил ни малейшего интереса. В каждой черточке его лица, казалось, сквозило раздражение. Тем не менее он ткнул большим пальцем налево: – Тащите все это барахло в заднюю часть дома. Аккуратно и без шума.

Фургоны скрылись за углом. В эту минуту маленький белый «метро» остановился у ворот. За рулем сидела Джилиан Лэм в белоснежном костюме, свежая и сияющая.

– Боже, это вы, дорогуша! – воскликнул охранник.

– Это я, дорогуша, – ответила она.

– Вам надо было приехать до фургонов. – Он подмигнул и пропустил белую машину. – Дорогуша, вы меня по телеку не покажете?

– Как же я могу не показать такого красавчика, как вы?

Он крякнул и проводил взглядом машину, которая повернула налево за угол и скрылась следом за фургонами. Охранник присвистнул и вернулся в привратницкую.

* * *

Пандора Фулмер приняла мисс Лэм в одной из роскошно обставленных комнат на первом этаже, конечно, слишком большой для двух женщин. Хотя Пандора все еще злилась из-за того, что казалось ей заговором, предполагавшим сорвать ее прием Четвертого июля, она, как обычно, хорошо подготовилась к встрече с журналисткой.

Пандора указала на стены, покрытые китайскими бумажными обоями ручной работы, потом – на обитые шелком небольшие диваны, поставленные под прямым углом друг к другу.

– Мы будем обедать в саду, – сказала она Джилиан Лэм, – но я решила, что мы можем выпить что-нибудь здесь и ближе познакомиться.

Джилиан села на диван и разгладила брюки спортивного покроя, такие элегантные и экстравагантные, что китайско-викторианское убранство комнаты, стоившее безумных денег, словно потускнело. Пандора, зная, что комната поражает роскошью, тоже оделась «попроще», в стиле, усвоенном студентами колледжей на юге Штатов в 50-х: расклешенная юбка, белая блузка, две нитки жемчужных бус. Свои обычные босоножки на высоких каблуках она заменила простыми кожаными туфлями на красной резиновой подошве с яркими шнурками. Она хорошо знала, что с небольшого расстояния ей можно было дать лет двенадцать. Про Джилиан этого сказать было нельзя.

Англичанка обворожительно улыбнулась и убрала со щеки прядь соломенных волос. Ее удивительные оранжевые глаза окинули комнату.

– А здесь чудесно, миссис Фулмер.

– Спасибо, Джилиан. Но никакого отношения к дизайну комнаты я не имею. Да, и зовите меня просто Пандора.

– А разве не Сюзанна?

– Так меня звала только мама. – Обе женщины рассмеялись.

– Что вы хотели бы выпить?

– Я редко употребляю спиртное, когда работаю. «Кока-кола» есть у вас?

– Отлично. – Пандора нажала кнопку.

И когда появилась миссис Крастейкер, сказала ей:

– Две «кока-колы», Бел. Между прочим. – Она встала и подошла к высокой негритянке. – Миссис Бел Крастейкер, моя экономка. А это Джилиан Лэм, тележурналистка.

Джилиан поднялась с дивана. Хотя она и не была высокой, но при ней и миссис Крастейкер крошечная женщина, смахивающая на двенадцатилетнюю девочку, почти исчезла. Джилиан пожала руку негритянки.

– Вы любите, чтобы было много льда в стакане, мисс Лэм? – спросила экономка.

– Нет, много не надо.

– Бел уже прабабушка, – сообщила Пандора.

– Не может быть! В это трудно поверить, – ответила Джилиан.

– Ну а мне и того трудней, – сказала Бел и вышла.

Когда Бел принесла напитки и поставила их, женщины принялись осматривать комнату. Пандора объясняла происхождение и название каждой изысканной китайской вазы и других предметов. Джилиан поняла, что так же умело она может провести экскурсию по любой из комнат особняка. Впрочем, Джилиан не скрывала, что ее не слишком интересуют все эти вещи.

– У меня программа для народа, – второй раз заметила она, говоря о передаче «Лэм на заклание».

Она уселась на диван главным образом для того, чтобы покончить с музейной экскурсией.

– Зрители думают, что она посвящена разным проблемам, но начало и конец ее – люди. Иногда мы забываем о них. Но в мире не так уж много Нобелевских лауреатов. А нас всех привлекает средний, обычный человек, особенно в неординарной ситуации.

– Это относится к воскресному приему?

В ответ на скрытый упрек Джилиан отрицательно покачала головой.

– Не думаю, что того, кто достиг ранга посла, можно назвать средним или обычным человеком. Вы пригласили далеко не заурядных гостей, да и ваш День независимости – не рядовое событие. Особенно если его отмечают в той стране, вместе с которой вы боролись за независимость. – Она тепло улыбнулась. – Но среднему зрителю близки прямые ассоциации: у него, как и у известных людей, есть свои вечеринки, пикники, встречи в обществе. Ему кажется, что великие люди делают все на особый лад, не так, как он, с большим размахом, что ли. Я понятно говорю, Пандора?

Сияя от удовольствия, Пандора несколько раз кивнула. Хотя она тоже была журналисткой, внутренний голос не предостерег ее от этой традиционной мыльной пены, такой же скользкой, как кожура банана, и чреватой такими же неприятными последствиями.

* * *

Когда капитан Шамун сказал, что собирается в город, и предложил принести кофе и сандвич, Нед решил пренебречь протоколом и отправиться вместе с ним. Это не вдохновило Шамуна, но Нед так увяз в своих проблемах, что этого не заметил. Они вышли с площади и направились к Оксфорд-стрит, а уже через несколько сот ярдов они заметили Студента, следующего за ними на положенном расстоянии.

– А еще одного, пониже, темноволосого, видишь? – спросил шепотом Нед, приложив руку ко рту.

– Сразу за Студентом. Он отвернулся, чтобы взглянуть в витрину агентства по торговле недвижимостью, – ответил Шамун так же тихо. – А что мы шепчемся? Они же не могут использовать параболические микрофоны в такой толпе.

– Они и вчера за мной таскались, пока я от них не ушел.

– А я думал, куда ты вчера пропал после обеда?

– Помнишь Наблюдателя? Мужика, которого отлупили бандюги из Национального фронта? Нанес ему визит. Давай вернемся на площадь и посидим. Почему бы нам не отдохнуть, пока они будут стоять.

Когда два разведчика вышли на Гросвенор-сквер, за ними все еще был «хвост».

– Как ты думаешь, почему вместо одного у меня оказалось два «хвоста»?

– Студент – из Компании. Это видно по почерку.

– Твой ответ возбуждает вопросы. Зачем Ларри Рэнду следить за мной?

– Откуда же я знаю? – Шамун зевнул и потянулся. – А почему ты не сказал Ройсу о том, что Компания делает с приглашенными?

– Пандора уже капнула ему на меня сегодня, – во всем, видите ли, я виноват. Пусть Ройс дойдет до точки кипения, а там и на Рэнда его натравим.

– А как же с идеей показать президентские выступления на приеме?

– Держу это про запас, – ответил Нед. – С Пандорой нельзя иметь дело, ничем не располагая. – Он встал. – Ты иди на восток. А я пойду на запад. Посмотрим, кто больше нравится Студенту. Если ты все же доберешься до кофейни, возьми мне ростбиф с ржаным хлебом и салатом. Черный кофе не забудь. Потопали!

Он отправился на запад почти бегом. Шамун видел, как оба преследователя поспешили следом за ним. Тогда Мо, улыбаясь, прошел несколько улиц на восток и остановился у угловой витрины под названием «Бриктон». Потом добрался до ближайшей кофейни и сел в дальнем углу длинного узкого зала. Бриктон появилась почти через полчаса. Толстуха подошла к стойке и встала спиной к Шамуну. Она неторопливо рассматривала лежащие перед ней пирожные и закуски, потом попросила хозяина сложить выбранную ею еду в пакет.

– Нэнси возвратится в канцелярию завтра, – тихо сказала женщина с оранжевыми волосами. – У нее будет побитый вид. Не обращай на это внимания. Это грим. К ней не подходи. Если ты ей понадобишься, она об этом скажет сама. Делай то, что она попросит.

– В виде любезности тебе?

– Девочка в сложном положении. Ей пришлось вернуться к арабу, а потому ей нужен друг, Мойше. Будь паинькой, а?

– Брик, ты сильно рискуешь… с другими.

– Потому-то я резидент, а ты – внедренный агент. – Ее тучное тело затряслось от смеха.

– Что смешного, Брики? – спросил хозяин кофейни.

Вернувшись в канцелярию, Шамун вошел в кабинет Неда Френча с бумажным пакетом; тот рассматривал конверт с пластинкой.

– Ты от них оторвался?

Нед кивнул и передал конверт Шамуну. «Арт Ходс. „Чикаго Блю“». Шамун посмотрел на фотографию невысокого пожилого сухощавого джентльмена, играющего на пианино со снятой передней панелью, так что были видны струны и молоточки.

– Удалось откопать эту штуковину, Нед?

Тот кивнул, по-прежнему молча.

– Это недоступно простому парню из Сэндаски вроде меня, – сказал Шамун, кладя на стол конверт и бумажный пакет. – Если понадоблюсь, я буду у себя.

Нед кивнул в третий раз. Когда Шамун вышел, закрыв за собой дверь, Нед извлек из-под стола правую руку с большим желтым конвертом, в котором была доставлена пластинка. Именно та, которую он безуспешно искал почти всю свою сознательную жизнь. Кроме конверта, в его руке была маленькая белая визитная карточка с аккуратно выгравированной фамилией и короткой запиской, набросанной синими чернилами:

«Приятного прослушивания».

Френч перевернул карточку. На обороте были только небольшие вмятины – свидетельство того, что ее отпечатали с дорогой гравированной пластины, а не на более дешевом термографе.

Выгравированная надпись гласила:

«Глеб Пономаренко. Корреспондент. Информационное агентство ТАСС».

Глава 14

Каждый прохожий, увидев «роллс-ройс», медленно движущийся по узким, забитым транспортом улицам города, с белокожим шофером за рулем и шикарным левантинцем на заднем сиденье, подумал бы, что машина арендована часа на два. Но поскольку там сидел Хаккад, они бы ошиблись.

Панъевразийский кредитный трест мог себе это позволить. Двадцать лет назад, когда Хаккад был молодым удачливым офтальмологом в Бейруте, он основал трест, поняв, что есть возможность способствовать завоеванию мира исламом. Компания начала с обмена валюты: комиссионные были низкими. Правда, иногда брали и большие комиссионные с тех клиентов, которые нуждались в полной секретности. Активные кредитные операции треста сделали его, по-видимому, одним из самых сильных банков в арабском мире и одним из немногих, сумевших заработать на внезапных скачках и падениях цен на нефтяном рынке.

Сегодня днем доктора везли на восток, в каменные джунгли города, на квадратную милю не сдерживаемого законом воровства, – туда, где он чувствовал себя так же вольготно, как пиранья в Амазонке.

Человек, к которому он направлялся, предложил избавиться от рискованного предприятия, а при этом еще и получить прибыль. Этот человек контролировал новые сокровища в нескольких ближневосточных странах: не коричнево-зеленые фонтаны, а колоссальные запасы воды. Во многих регионах исламского мира резкий спад цен на нефть обратил множество людей в бедняков. Это неожиданно повысило спрос на сельское хозяйство: когда нефть не дает денег на хлеб насущный, приходится самим выращивать его.

Для этого нужна вода Элиаса Латифа.

Лицо Латифа, невысокого, невероятно худого человека, казалось вырезанным из кости. Высокие скулы были острыми, как ножи. Когда он улыбался, сухие губы растягивались так широко, что обнажали зубы до самых десен – длинные, крепкие лошадиные зубы. Глаза выглядывали словно из самого черепа, окруженные сухой, как бумага, сморщенной кожей.

Хаккада поразил сморщенный вид человека, контролирующего гигантские запасы животворной воды. Недаром поговаривали, что сам Аллах спрашивал разрешения Латифа перед тем, как пролить дождь.

– Пожалуйста, – сказал человек-скелет, показывая на графин и два стакана. – Это всего лишь, э… лондонская вода, но ее трижды отфильтровали, чтобы, хм, удалить глину.

Они рассмеялись; Латиф, поставив в сторону стакан, сразу перешел к делу.

– Мне придется говорить о фондах, – объяснил он. – Нет нужды рассказывать вам об… э… особых налогах, которыми облагают верующих бизнесменов, налогах, э… особого свойства и предназначенных для особых целей.

Хаккад кивнул. В зависимости от того, в какой стране занимались бизнесом, частные вклады в наличных следовало вносить в «чрезвычайные» фонды каждого правительства. Никакой отчетности никто не вел. Как и все остальные, Хаккад относился к этому, как к обычному налогу на бизнес и не рассуждал, оседают ли деньги в карманах политиков или идут на финансирование террористических группировок.

Офтальмолог протянул руки с наманикюренными ногтями ладонями вверх, словно выпуская какую-то огромную морскую птицу.

– Не все еще потеряно, мой друг. Панъевразийский трест имеет кое-какие особые запасы. Я не говорю о наличных, речь идет о тайных запасах, – Хаккад аккуратно сложил губы, – человеческих ресурсов.

Прикрытые ве́ками глаза торговца водой как будто расширились и слегка вылезли из орбит, как глаза улитки, сидящей на гибком стебельке.

– Возможно ли, чтобы здесь, в Англии, или в наших родных краях, где безработица столь высока, запасы человеческих ресурсов рассматривались иначе, нежели, э… нежелательный пассив?

– Я не говорю о британских рабочих, которые из поколения в поколение занимались откровенным саботажем. – Хаккад снова сделал движение руками, но на этот раз уже не выпуская, а словно принимая назад в свои объятия птицу счастья. – Нет, я говорю об энергичных молодых парнях нашей веры, находящихся здесь, в Англии, и готовых к серьезным делам.

– Скажем, таких, что от них можно получить, э… деньги? – Доктор широко улыбнулся. Наживка на крючке задергалась. Уже давно он искал способ избежать больших затрат на группу Хефте. Собственное правительство Хаккада вынудило его финансировать группу в Лондоне, и он воспринял это, как еще один побор. Но поддержка террористов, к сожалению, попадала только в графу дебета в его бухгалтерских книгах.

Он мог бы «продать» Хефте Латифу, если бы тот обещал ему миллионные поступления в качестве выкупа за заложников. Вся эта операция будет занесена в книги Панъевразийского треста как краткосрочная, легко возвращаемая ссуда – даже с гигантским наваром, если, конечно, у Хефте все пройдет успешно. Как букмекер, раскладывающий большие ставки по другим букмекерам, чтобы разделить с ними риск, Хаккад обеспечивал страхование своих финансов, если в это дело входил Латиф. Детали могут обеспокоить Латифа. Но он сильно заинтересован, значит, и лекарство должно быть сильным. Это, напомнил себе Хаккад, – плата за ведение бизнеса во все более опасном мире.

* * *

Всегда просто найти Глеба Пономаренко, блестящего лондонского корреспондента ТАСС, не сделавшего за долгие годы ни одного сообщения, думал Нед.

Где бы он ни ел, русский всегда находился в одном из двух баров в Найтсбридже между пятью тридцатью и семью часами вечера. Это, как и большая часть оперативной работы Пономаренко, было элементарно. Те, кто хотел встретить его «случайно», знали, как это сделать.

Не составлял исключения и этот вечер, когда около шести часов Нед нашел Глеба в забегаловке на Понт-стрит. Никто из знакомых Неда не отваживался есть в этом месте, где можно было заработать острое пищевое отравление. Но пить в баре было вполне безопасно.

– Вы не рискуете до тех пор, пока не попробуете их hors d\'oeuyres,[51] – прошептал он русскому, взгромождаясь на соседний табурет у бара.

– Зачем? По правде говоря, я так поел, что могу ничего не брать в рот до завтрака.

– Что, сегодня некого из госслужащих и блинами покормить? Ни одного газетчика, чтобы попотчевать икоркой?

– Неужели я так грубо работаю? – сказал Глеб шутливо, поворачивая к Неду свое породистое лицо. Резкие складки в углах рта, казалось, были готовы вот-вот расплыться в улыбке.

– Ну, что касается пластинок, здесь все классно, – признался Френч. – Откуда вы узнали о моей страсти к Арту Ходсу?

– Из моих источников.

– И один из них следит за мной, пока я во время ленча болтаюсь по магазинам и признаюсь в своих пристрастиях. – Он решил прощупать русского. – Этот Студентик работает старательно, как по учебнику, поэтому я думал, что он из людей Ларри Рэнда.

На лице Глеба отразилось замешательство. Не слишком сильное – уж очень он был хитер, – но достаточное, чтобы подтвердить подозрения Неда Френча.

– Не ваш? – спросил он. – А парень, чья мать, похоже, была муравьедшей?

Пономаренко поцокал языком.

– У вас передо мной преимущество, как сказал епископ хористке.

– Что, ни тот ни другой?

– Френч, – возразил русский иронически, – альбом, который вы ищете уже Бог знает сколько времени? И тут после одной-единственной прогулки по магазинам я вдруг вытаскиваю его, как фокусник кролика из своей шляпы?

Появился бармен.

– Скотч, содовая и чуть-чуть льда, – заказал Нед. Бармен ушел.

– Я тоже обожаю фортепианный джаз, – признался тассовец. – Не буду говорить о своих любимцах. Вы – почитатель редкого стиля. Но вот что я вам скажу. Люди, собирающие сольные записи, – одиночки. Вы знаете это?

– За вами стоят все рабочие, художники, домашние хозяйки, агрономы и звероловы, которых объединили Советы, а вы называете себя одиночкой?

– Подальше от толпы. – Глеб несколько раз кивнул. – Вот ваш стакан. – Он взял его у бармена и отдал в руки Неду. – За нас, – сказал он, чокаясь с Недом бокалом, наполненном мартини.

– За нас – одиночек?

– За нас – профессионалов. – Пономаренко разглядывал Неда, пока тот пил виски. – И за унаследованные нами дисфункции, которые вызывает работа.

Френч хмуро взглянул на него.

– Звучит, как плохой перевод.

Глеб отрицательно покачал головой еще до того, как Нед сказал это.

– Французы называют это le cafard – то, что ваши солдаты во Вьетнаме окрестили тысячемильным страхом. У моряков это каютная лихорадка. А бизнесмены утверждают, что от этого сгорают к середине жизни. – Он тихо засмеялся.

– Ну и какие у вас дисфункции, Глеб?

– Я нечасто в этом признаюсь. – Допив свой мартини, он знаком попросил у бармена еще одну порцию. – Если я вам скажу, что я вообще не хочу никогда уезжать из Лондона, где нашел свою среду, от которой не вижу смысла отрываться, вы мне ответите: это старая новость.

– А если я вам скажу, что даже листья слегка желтеют от той жизни, которую мы ведем, – заметил Нед, – то вы ответите: это тоже не сенсация.

– Не смейтесь над тем, что может оказаться серьезным.

– О Господи, Глеб! Не говорите, что следите за мной. Вы надеетесь заманить меня в свой кораль и заменить клеймо на моей шкуре?

Породистое лицо слегка омрачилось. Разведчик ранга Пономаренко копает глубоко, работая с дальним прицелом. Чем бы ни была пластинка Ходса: взяткой, платой за приватную беседу или способом возбудить любопытство Неда, Глеб добился своего – информации. Теперь, даже получив отпор, он всегда сможет вернуться в этой теме.

– А если и так? – спросил русский. – Можете ли вы осудить меня за то, что я хочу работать с хорошим материалом?

– Выбросьте это из головы, – сказал ему Френч. – Я не продаюсь! – Он поднял руку, как бы приглушая нарастающее негодование. – Даже за кучу альбомов Ходса. Но предлагаю вам сделку: вы мне говорите, где купили пластинку «Чикаго Блю», а я покупаю вам еще стаканчик.

Скобки морщин вокруг носа и рта русского сделались глубже, словно их разъела кислота.

– Моя матушка любила старую поговорку, полковник Френч: в переводе на английский она звучит примерно так: «На каждый жесткий кусок мяса найдется и острый нож». Никогда не слышали?

– Нет. А как поживает ваша мама?

– Отлично.

– Собираетесь ее навестить?

– Не знаю, кто из нас получит от этого меньшее удовольствие. – Бармен принес ему порцию мартини. – А ваши родители как поживают?

– Очень хорошо.

– Говорят, что зима в Висконсине в этом году была очень суровая. Озеро Виннебахо замерзло.

Нед дружески улыбнулся.

– Глеб, мне очень жаль, что я не могу отплатить вам сообщением о том, сколько свеклы выросло в маленьком саду у вашей мамы в Крыму. Мне, конечно, льстит, что вы не пожалели сил на маленький винтик в могущественной разведывательной машине дяди Сэма. Скорбно, но это тупик для вас. И все же мне очень хочется узнать, как вы достали пластинку.

– Информация вам не поможет, если, конечно, вы не знаете нашего резидента в Чикаго.

Мужчины уставились друг на друга, а потом рассмеялись.

Нед размышлял: в самом деле ему весело или нет. Но кое-что Нед Френч несомненно пытался заглушить – тошнотворное сознание того, что попал в поле зрения такого проницательного человека, как его собутыльник.

Le cafard, так это называется? Одно из психосоматических заболеваний, убивающих быстрее пуль.

* * *

Сегодня выпал редкий случай – их не пригласили на большой обед. Посол и миссис Фулмер наслаждались скромным ужином у себя на кухне в Уинфилд-Хаузе. Слуг на вечер отпустили. Даже Бел Крастейкер уехала навестить дальнего родственника, живущего в Стоун-Ньюингтоне.

Порхая по огромной кухне, как прелестный, но беспомощный мотылек, который украшает летний сад несколько коротких часов, Пандора Фулмер делала обыкновенные сандвичи из поджаренного хлеба с сыром – полдюжины.

– Кофе уже не будешь, поздно? – спросила она.

Он сидел в рубашке за длинным столом, на котором обычно готовили еду. Только человек его габаритов мог читать за этим столом газету. Он поднял взгляд на жену, потом посмотрел на стенные часы и, наконец, – на наручные. Казалось, прошла вечность, пока мысли сменились раздумьями, пить кофе или нет.

– Только чай, дорогая. У нас есть чай?

– Полно. Сахар будешь?

– Нет, и молока не надо.

– Дорогой, ты когда-нибудь встречался с этим парнем, который занимается безопасностью, с полковником Френчем?

Теперь мысли Бада Фулмера с трудом переключились с кофе на Френча. Воспоминания о том, что он читал про безопасность ядерных реакторов, испарились из его головы.

– Не думаю. Может, раз-другой поздоровались. У него симпатичная жена с… хм… – плоское, как плита, лицо Бада почти не изменило выражения, но Пандора знала, что сейчас появится похотливая улыбка.

– Он, он, – сказала она. – Ты ни одной юбки не пропустишь, старый козел.

– Только глазками. Пальчиками – ни-ни.

Пандора рассмеялась.

– Этот человек угробит меня, Бад. Мой прием обернется из-за него катастрофой. – Она уселась на стол рядом с его газетой, взяла одну из его огромных, размером с окорок, лапищ своими крохотными ручками и рассказала о своих обидах на Эдварда Френча.

Бад молчал.

– Ты хочешь, чтобы его схватили и пристрелили, дорогая?

Ее глаза расширились от предвкушения такого удовольствия. Но одолело чувство реальности.

– О, если бы ты только мог это сделать!

– Я сильнее его. Хочешь, я надаю ему по морде?

– Перестань меня мучить, Бад. Что мне делать с этим ужасным человеком?

– Хорошо. – Бад старательно шевелил мозгами, словно включив самую низкую скорость, пригодную лишь для того, чтобы подниматься по крутым склонам или выбираться из грязи.

– Во-первых, от сегодняшнего дня до воскресенья осталось совсем немного времени. А понимаю так, что если у нас его нет, значит, никто не придет. Во-вторых, все, что ты мне сказала, не выдержит проверки в суде. Это, что называется, косвенные улики. Ты не можешь быть уверена, что именно он сделал это. Если же ты сможешь это доказать, я сам сниму с него скальп и принесу его тебе на серебряной тарелке. Клянусь!

Она взяла его руку и поцеловала большую ладонь.

– О, Бад! Когда у меня возникают настоящие проблемы, ты единственный, кто… – Она прервалась, закашлявшись. – Как глупо, что твой отец… – Она не могла продолжать.

– Дорогая, пожалуйста.

– Так несправедливо. Так глупо. Какой ужасный человек.

– Он был гений, дорогая, и сделал только одну ошибку: ты видишь ее перед собой. – Бад Фулмер посмотрел на раскрытую газету. О чем он читал? Он чихнул. – Дорогая, а как насчет сандвичей?

Пандора соскочила со стола и выхватила хлеб из тостера. Она разложила сандвичи на большой тарелке и побрызгала паприкой для цвета. Потом добавила несколько кусочков огурца, как украшение.

– А к этому отлично подошло бы пиво, – мечтал вслух Бад.

– Может, ты воздержишься?

– Хорошо. Только глазками. Пальчиками – ни-ни. – Он положил треугольный сандвич в рот. Медленно заработали челюсти, и сандвич исчез в мгновение ока. – Еще возьму?

– Он со мной обращается, как с идиоткой, Бад.

Другой сандвич исчез почти так же быстро.

– Но, дорогая, только между нами и… кухонной раковиной… – последовал третий кусочек. Глотка Бада дернулась. – Я имею в виду список приглашенных. – Он засмеялся. – Между нами, дорогая, ты и есть идиотка.

– Бад Фулмер!

Он посадил ее к себе на колени.

– Давай, дорогая, – сказал он, поднося треугольный сандвич к ее рту. – Скушай булочку, детка.

* * *

Нед повернул к телефонной будке и позвонил жене.

– Буду поздно, Лаверн, – сообщил он. – Лучше не жди, ужинай без меня.

– У меня только легкий ужин. – Она помолчала. – Ты домой придешь сытый?

– Не знаю.

– У тебя какой-то странный голос.

– А разве обычно нет?

– У тебя все в порядке? – спросила Лаверн.

– Отлично. Сейчас произошло кое-что забавное, но это совсем не сенсация недели. Пока.

Он повесил трубку, не дожидаясь ответа. Он не лгал ей, но и не говорил правды. Попытки Глеба Пономаренко смущали его, но с ними легко было справиться. Гораздо больше его беспокоило, что все это наступило именно сейчас. Какого рода вибрация исходила от него, если чувствительная душа Глеба могла ее уловить? Может, его связь с Джейн стала известна русскому? Но почему он считает это признаком того, что Френч начинает сдавать? Только один человек мог так расшифровать его поведение. И это должен быть человек, который прослушивал номер 404 в «Селфридж-отеле».

Но это было невозможно. Нед лично проверял эту комнату каждую неделю, а иногда и чаще. Любой «жучок» он давно бы нашел. А всякий, кто попытался бы снимать звук с окон с помощью лазера, просто потратил бы время впустую, не услышав ничего, кроме смеси уличного шума и Радио-3.

Часто разведчики говорили, что все эти ухищрения ни к чему, если тебе не везет и у тебя нет способности обыграть противника. Боксер, фехтовальщик, теннисист – все, кто занимается спортивными единоборствами, знают, что предвидение или телепатия – самый большой дар для игрока.

Глеб Пономаренко был не из числа давних противников. Он попал в поле зрения Неда лишь год назад. Так какого черта спрашивать себя, смог ли Глеб переиграть его? Только из-за того, что у него есть дар, чутье. Очень тревожно.

Нед не спеша шел по тихой части Кадоган-Плейс: он миновал Кадоган-Лейкс, направляясь на юг в сторону Челси. Наступал вечер. Но сумерки не успокаивали, как обычно. Их розовато-лиловый свет не рассеивал тревожного чувства, которое вызвал интерес Глеба к нему. Это не пройдет. Теперь, когда русский убедил себя в том, что прав, воспоминания об этом разговоре будут преследовать Неда всегда и повсюду, даже если он напишет рапорт о досрочной отставке.

Как же мало он знал о том, что может представлять интерес для КГБ. Имена, конечно. Скорее всего, в Западной Германии сеть не слишком изменилась за год после того, как Нед оттуда уехал. Это может оправдать усилия русских. Но в Англии, Нед был уверен, он не знал ничего, заслуживающего пристального внимания.

Обычное дело для разведки: часто случается, что человек знает меньше, чем подозревают другие. Все равно, что стать членом тайного общества: неслыханная секретность церемонии вступления оборачивается на деле изнурительной скукой, а то и вызывает смех. Хорошо, что каждый работник знает очень немногое. Что до его работы в Англии, то, заставив его заменить Карла Фолетта на приеме Четвертого июля, его тем самым вынудили передать свои дела другим. Одному майору разведки в Медменхэме всучили две текущие операции, другой в Манчестере контролировал третью. Но все это были второсортные дела, ничего выдающегося. Глеб просто зевал бы над ними.

Нед шел по маленьким боковым улочкам позади универмага «Питер Джонс». Многие из них назывались похоже – Кадоган-Гарденс, Кадоган-Гейт, Кадоган-сквер и Кадоган-стрит. Он понял, что делает то, чего не делал никогда раньше. Он искал дом Джейн Вейл.

Он прежде не видел его. Ее квартира была слишком мала, чтобы приглашать сослуживцев на приемы. К тому же они решили, что с его стороны было бы глупо заходить к ней. Нед помнил только, что у ее дома было странное название, не то Поссом, не то Моссон, и находился он где-то в этом районе. В офисе он посмотрел крупномасштабную карту и представлял себе, где она живет. Номер 37 на карте был крохотным треугольником из двух или трех зданий.

Сумерки все больше сгущались, надвигалась ночь, хотя небо было все еще светлым на западе, а уже скрывшееся солнце бросало оранжевые отсветы на низкую гряду облаков. В улицу Милнер-стрит, по которой он шел, врезались переулки, как бы членя ее на причудливые углы. Концы переулков уже терялись в темноте.

Глупо. Он ясно представил себе, где ее улица, используя свою профессиональную способность запоминать увиденное на карте с первого раза. Будет еще глупее, если ее не окажется дома. И почему он решил, что она обрадуется? Ладно, только на секунду, а? – конструировал он разговор с ней. На пятнадцать минут?

Он шагал по улице под названием Дейнер, извилистому продолжению Милнер-стрит, когда вдруг почувствовал – профессиональный навык! – что проскочил. Он повернул назад. Перекресток был так плохо освещен, что он не мог разглядеть Моссон, пока не увидел номер дома на стене. Вот он и у дома 37, покрашенного в бледно-розовый цвет, хотя, может, он только казался таким в обманчивом свете уличных фонарей и угасающем оранжевом сиянии с запада.

На первом этаже горел свет!

Не дом, а скорее детский рисунок дома: одно большое окно и узкая дверь на первом этаже и два окна – на втором. Но свет-то горел!

Он позвонил. Изнутри была слышна музыка. Он услышал, как громкость внезапно уменьшили. А что, если у нее гость? Нед услышал шаги, потом кто-то начал возиться с замками. Ни один сотрудник ее ранга не имел права пропускать в посольстве лекции по безопасности: на них Карл Фолетт рассказывал и о том, как открывать дверь. Нед слышал, как она накидывает цепочку. Дверь наконец открылась на три дюйма.

Тут же ее закрыли, цепочку сняли, дверь распахнулась уже широко.

– Заходи.

Джейн, стараясь избегать его взгляда, смотрела на быстро темнеющую улицу. Потом заперла замок, накинула цепочку и задвинула засов. Ее крохотная прихожая была тесна для них, так что замешкавшийся Нед мешал Джейн пройти. Он повернулся к ней, а она, обвив его руками, крепко прижалась к нему.

– Нед. О Боже! – Высокая и сильная, она обняла его так крепко, что ему стало немного больно. Он тоже крепко обнял ее. Казалось, будто они хотят прижаться друг к другу так сильно, чтобы уже ничто и никогда не могло разлучить их.

– Отлично, – сказал он. – Это ответ на первый вопрос, который я собирался тебе задать. – Он наклонил голову и поцеловал ее. Прошло много времени, прежде чем они вышли из прихожей.

– Странно, ведь ты ни разу не был здесь, – сказала она. – Виски будешь?

Он кивнул, оглядывая комнату. У нее была необычная форма, как и во многих других старых домах Лондона, – ни стены, ни углы, ни полы не были прямыми. Стены были покрашены в очень светлый бежевый цвет, который гармонировал с более темным паласом. Возле дальней стены был узкий камин, который делил комнату на две части, заполненные книжными полками, радиоаппаратурой и другими вещами. Наливая виски в стаканы, Джейн приглушила музыку Малера, лившуюся из огромных колонок.

– Все?.. – Она повернулась, держа по стакану в каждой руке. – У тебя все в порядке?

Он кивнул, взял стаканы и чокнулся с ней.

– Счастья этому дому. Таков всегда мой первый тост в новом доме. Отец меня этому научил.

– Удивительно, правда? В прежние времена в наши годы люди уже оставались без родителей. Твоим сколько, а? К семидесяти?

Она опустилась на колени и зажгла газ в камине.

– Им примерно шестьдесят пять. Отцу пришлось уйти на пенсию в шестьдесят. Он не хотел этого. Он преподавал химию в средней школе.

– Нед, а ты мне никогда не говорил, что ты сын учителя.

– Я сегодня думал о нем. Ты помнишь старика с плакатами? Он напомнил мне… нет они просто одного возраста. Старик назвал меня «сынок». – Он виновато улыбнулся.

– Ты покраснел. Не оправдывайся.

– Молчу.

– Ты поразил меня, Френч.

Она взяла его правую руку и поцеловала в ладонь.

– Так я ошибалась? У тебя все же есть сердце… для старых чудаков и плоскогрудых библиотекарш.

– Что-то ты о плотском заговорила.

– Я столько жила головой, – сказала она, – что почти забыла про тело. Но не хочу себя обманывать. Я совсем не интеллектуалка.

Нед смотрел на мерцающие газовые «угли», которые начали краснеть.

– В университете у меня был профессор по фамилии Химниц. Он преподавал философию.

– Арон Химниц?

Он кивнул.

– Умер в прошлом году. Мы переписывались. Не часто – примерно по письму раз в полгода. Грешен, накатал ему послание из Бонна на своем собачьем немецком. – Нед смотрел на горящий газ будто загипнотизированный. – Таких, как он, осталось совсем немного. Они были не нужны. Нам нужны лекари. Политические шаманы. Они говорят нам: «Изберите меня, и вы сможете просить у меня все, что угодно». Тут и начинается ложь.

Она нахмурилась.

– Нед, почти все понимают, все это слова. Он не может дать им все, что угодно. Большинство знает это.

– Верно. Если политики были бы счастливы сделать это, значит, вполне естественно, что они чуть смещают акценты, пытаясь расположить к себе людей. Так же, как в игорном бизнесе. Сорванный куш всегда приносит пользу и казино. Но почему политики не могут оставить все так, как есть?

– Я не очень тебя понимаю. – Джейн растирала его колени. – Можно, я сниму твои туфли?

– Конечно, пожалуйста. Ты слушаешь, или в тебе говорит голос плоти?

– Пожалуй, второе.

– Так почему нельзя все это оставить так, как есть? Потому что политик каждый раз стремится увеличить выгоду, тем самым первоначальная сделка превращается в откровенно жульническую – все для политика и ничего для избирателя.

Она сняла с него черные туфли.

– И называется все это «фальшивые проблемы», – добавил он.

– Правильно, Френч. Я с тобой совершенно согласна.

– Я имею в виду, – продолжал он, – что реальные проблемы никогда не попадают в повестку дня. Нищета, болезни, загрязнение окружающей среды, безработица, престарелые, отвратительное образование, забота о ближнем, голод – все это остается за бортом. Обращаются ли политики к этим вопросам? Черт, да, конечно же, нет! Они располагают уймой мнимых проблем, на которые можно переключить внимание избирателей. Империя зла наших политических противников. Растущее распространение порнографии. Быстрый возврат к смертной казни. Мошенничество с соцстрахованием. Пугающий рост тайного влияния негров, азиатов, латиносов, женщин, масонов, гомосексуалистов. Политики спекулируют этими проблемами так, словно размахивают красными флагами, а избиратели, как взбесившиеся быки, бросаются на ложные проблемы…

– Можно, я сниму с тебя носки?

– Что?

– И заткну тебе ими рот?

– Джейн, ты – животное, неужели у тебя нет времени на работу мысли?

Соскользнув с кресла, он опрокинул ее на пол. Они долго молча боролись, пока угли в камине медленно тускнели, превращаясь из ярко-оранжевых в розовые.

Маленькие французские часы-повозка на каминной доске прозвонили семь раз.

* * *

Нед вылез из кеба перед своим домом. Он заплатил водителю, вошел, отключил систему сигнализации, потом снова включил ее. Работая с переключателями, спрятанными в стенном шкафу, Нед увидел записку, которую Лаверн оставила на самом видном месте.

«П. Дж. Р. Паркинс звонил в 10 вечера. Позвони ему, когда бы ты ни вернулся».

Ниже был нацарапан номер телефона.

Нед взглянул на часы и с ужасом обнаружил, что была уже почти полночь. Он подошел к телефону в холле и набрал оставленный Паркинсом номер, надеясь, что не разбудит англичанина. Спустя некоторое время в трубке раздался осторожный голос:

– Инспектор Малвей.

– Скажите, можно мистера Паркинса? Это полковник Френч.

– Да.

Долго не было ничего слышно, потом неожиданно, как полицейский в пантомиме, возник Паркинс и весело гаркнул:

– Хэлло! Хэлло!

– Извините, что звоню поздно.

– Мы все здесь на ногах, полковник. Вы помните эту длинную и очень правдоподобную историю, которую вы рассказали мне про вашу случайную встречу с Риорданом?

– Да.

– Боюсь, что она больше не годится.

– Объясните, пожалуйста.

– Я хочу попросить вас об одолжении, полковник. Вы не могли бы подскочить в участок на Олбани-стрит?

– Так поздно?

– Дело в том, что полиция нашла Риордана.

– Да ну?

– И он мертв.

Часть 4

1 июля

Глава 15

Профессиональная солидарность, подумал Нед Френч. Со мной любезны как с профессионалом. Если бы П. Дж. Р. Паркинс и инспектор Малвей занимались похоронным бизнесом, они бы сделали скидку для коллеги.

Сейчас было около трех или четырех часов утра. Четверг, 1 июля. Они несколько раз прочесали из конца в конец район Сент-Джонс-Вуд, дважды видели тело Риордана и копошившихся вокруг него криминалистов и фотографов. Весь гостиничный номер был засыпан специальным порошком – искали отпечатки пальцев. Когда они снова возвратились на место, от гражданина США Энтони Риордана остался только очерченный мелом силуэт на потертом шерстяном ковре.

Глупо, подумал Нед, эти двое пытаются дожать его. Они никогда не поверили бы тому, что он случайно бежал следом за Риорданом. На их месте он бы тоже не поверил. А теперь, когда Риордан мертв, вступили в силу новые правила игры. Началось расследование по подозрению в убийстве.

Риордан жил в большом современном отеле южней крикетной площадки Лордз. По случайному стечению обстоятельств, из его окна открывался прекрасный вид на Уинфилд-Хауз, Большую лондонскую мечеть и своеобразную, похожую на зиккурат, Веллингтонскую клинику.

Местечко что надо. Нед понял: одно это убеждало копов в том, что за смертью Риордана крылось гораздо больше, чем бросалось в глаза.

На первый взгляд, на теле Риордана на было заметно повреждений, кроме тех, которые он получил во время дорожного происшествия. Судмедэксперт, хотя и высказался вполне определенно, но от окончательного ответа на вопросы Паркинса и Малвея уклонился. Да, смерть могла наступить от церебральной эмболии, часто связанной с сотрясением мозга. Да, единственные следы насилия те, что зафиксированы после несчастного случая. Но он ничего не может официально подтвердить до вскрытия. Ни в коем случае. Он слышал о серьезных последствиях, к которым может привести сознательное – он выразительно растянул это слово – воздействие на уже имеющиеся повреждения.

Нед знал, что было бы хорошо воспользоваться правом прекратить все это, отправиться домой и урвать хоть немного сна. Но делать этого не стоило. Он еще не объяснил, где был вечером в среду, когда Паркинс позвонил ему домой и оставил для него сообщение. А как раз в это время, около семи вечера, было совершено убийство, если это вообще убийство. В девять тридцать тело Риордана обнаружила горничная, которая пришла разобрать постель.

По неписаным правилам профессиональной солидарности ни Паркинс, ни довольно грубый Малвей ни разу не свели эти факты к прямому вопросу: «Можете ли вы рассказать, где были в то время, когда было совершено убийство?» Но из-за того, что этот незаданный вопрос висел в воздухе, Нед считал неудобным вспомнить вдруг о своих правах и уехать.

Кроме того, сейчас его не тянуло домой к Лаверн. Она наверняка проснется и захочет спросить о том же, что и Паркинс, хотя и по другим причинам. Сейчас Нед не собирался доказывать свое алиби кому бы то ни было. Это не было обязательно, не так ли? Он не имел никакого отношения к несчастному Риордану, не считая того случая в понедельник. Бедняга Риордан.

Симпатичный парень, даже мертвый, вспомнил Нед. На стене полицейского участка на Олбани-стрит стрелка электрических часов со щелчком перескочила на 3.59.

Но, подумал Нед, Риордану, непревзойденному, как говорят, мошеннику, и надо было иметь шарм, уметь льстить, обладать физической привлекательностью. Даже после смерти.

– Ну, пока мы ждем результатов судебно-медицинской экспертизы, не могли бы вы, – предложил Паркинс, – рассказать нам, что еще вы знаете о бедняге Риордане?

– Мне казалось, что я ничего вам не говорил. Я и не знаю ничего. По вашей просьбе я опознал убитого, как человека, которого сбила машина в понедельник утром. Но вам это и без меня известно. Кроме этого, как я уже сказал, я не могу ничего сообщить.

Может, настало время, подумал Нед, спросить Паркинса о том, кто же он на самом деле. Но с другой стороны, таким щекотливым вопросом можно добиться от Паркинса немногого. Ладно, пусть все пока идет своим чередом. Из опыта своей работы с полицией разных стран Нед знал, что при расследовании убийства как самый тактичный, так и самый продажный коп рано или поздно добираются до щекотливых вопросов. Ничего удивительного, все они ждут результатов экспертизы, чтобы объявить это убийство непреднамеренным или преднамеренным.

Если оно все же окажется преднамеренным, сколько им понадобится времени, чтобы задать вопрос о том, где он был накануне вечером?

* * *

Нет, говорила себе Лаверн, так жить дальше просто невозможно.

Во время редких приступов бессонницы, лежа рядом со спящим Недом, в те минуты, когда кажется, что ничего хорошего в жизни уже не может произойти, Лаверн часто мечтала оказаться со своими дочурками и родителями в Кэмп-Либерти в Калифорнии. Сегодня ночью, или уже утром – поправила она себя, взглянув на мерцающие красные огоньки часов-радио на тумбочке у кровати, – без Неда с его вечной иронией – ситуация кажется еще более невыносимой. Они просто не имеют права продолжать так жить.

Она начала с вопроса о том, кто для него Паркинс. Один из служащих посольства, если она правильно помнила. Она спустилась вниз в полночь, услышав, что Нед вернулся, и увидела, что он снова убежал из дома: на ее записке о Паркинсе, лежащей на столе в холле, были добавлены слова: «Срочно. Извини».

Сначала она подумала, что стоит позвонить ночному дежурному по посольству, но потом решила не нарушать неписаные правила. Безопасность. Но раз в этом деле замешан Паркинс, насколько оно может быть безопасным? Лежа без сна в кровати, Лаверн подумала о том, что звонок как-то связан с воскресным приемом. Что все это значит?

Она устала быть хорошим маленьким солдатом и отброшенным лишним колесом.

Она сделала ошибку, послав девочек домой в Калифорнию. Они, без сомнения, наполняли ее жизнь. Ей надо было уехать с ними. Тогда Нед мог бы хоть каждую ночь проводить вне дома, а ей было все равно – она не лежала бы без сна. Возможно, оставь они впятером Неда одного в Лондоне, он никогда бы и не вернулся домой. Лаверн понимала, что для такого умного человека, как Нед, жизнь так же увлекательна, как возня с головоломкой для ребенка.

Между ними произошел разрыв, думала Лаверн. Он находился в своей среде – среде разведчиков, столь же коварной и лживой, как иностранцы, проникавшие в нее. Вся Европа была коварной, вся Азия – лживой.

По мнению Лаверн, любая территория, где бы они ни работали за пределами США, – была враждебной. Неважно, что гласили договоры между США, Англией, Западной Германией или еще какой-нибудь страной. Враждебность исходила не от договоров. Она была в образе мыслей.

Ты чувствуешь себя среди друзей, говорила себе Лаверн, или нет. В отличие от других жен военных или женщин-офицеров, она никогда не чувствовала теплоты к иностранцам. Те, с кем она была здесь, в Англии, были ближе других, но можно ли им доверять?

Взять, например, прием во вторник у Ройса. Ей было уютнее с Бетси Ворс, затрапезной Бетси, или Джейн Вейл, чем с какой-нибудь шикарной Джилиан Лэм или даже с этим смешным Харгрейвсом, взгляд которого откровенно раздевал ее. Джейн ей нравилась особенно, настоящая американская девушка, – но ей никак не удавалось пробудить к себе интерес Ройса.

Впрочем, это проблема Джейн. Лаверн перевела свою проблему на армейский язык: «Чрезмерная удаленность от баз поддержки».

Вся эта зарубежная работа, может, для кого-то и привлекательна, но для нее это полное дерьмо. Конечно, ей приходилось ехать туда, куда посылали Неда. Он кадровый офицер. Счастливый брак и хорошая жена имели значение для досье. Лаверн знала, как составляются такие досье. Мужчина, жена которого сбегает домой и живет с родителями и детьми, а не с ее дорогим муженьком, – пассив. Дочь генерала Криковского не желала создавать проблемы для мужа. Ни в этом мире, ни в ином.

Но жизнь за границей истощила ее терпение. Для нее эта страна, где говорят на высокопарном английском и проводят время в воспоминаниях о несуществовавшем былом величии, – как колючка под хвостом. Никто здесь не бывает искренен – нация актеров, может, и хороших, но в лучшем случае настолько, насколько это дано актеру.

Посмотрим правде в лицо, думала Лаверн, глядя бессонными глазами в потолок спальни: теперь, когда занялся рассвет, его стало лучше видно. За окном проснулся черный дрозд и начал петь серенады. Она, конечно, не самая умная в семье, размышляла Лаверн, но надо быть идиоткой, чтобы не замечать происходящего вокруг. Все маленькие фирмы проглатываются крупными. Слияния гигантов ежедневно уменьшают число соперников. Так и страны. Только там это не называется слиянием, потому что в этих сопливых странах вещи никогда не называют своими именами. Банановые республики. Мини-страны. Крохотные государства, населенные ловкими актерами.

Она стала вспоминать страны, где они с Недом работали, и, только дойдя до Москвы, в которой они пробыли восемнадцать месяцев, почувствовала, что вот эту-то землю можно по-настоящему называть страной.

Вот и все. США и две коммунистические страны – Россия и Китай. Про остальные и вспомнить нечего. А какое из этих трех настоящих государств выбрать для жизни? Она взглянула на часы – 4.06. Значит, в Калифорнии, если вычесть восемь часов… восемь вечера. Уже поужинали, а догадка обнадеживала. Девочки учат уроки. Мама смотрит телевизор или пишет письма. Папа…

Она перегнулась к телефону и набрала длинный номер – четырнадцать цифр, – чтобы позвонить родителям в Кэмп-Либерти. Надо или не надо звонить, она не знала, но испытывала необходимость поговорить с теми, кого она любила, в стране, которая много значила для нее и была достаточно велика, чтобы называться страной, и где люди были искренни, а не играли.

– Хэлло?

– Лу Энн? Это мама.

– Мама!! – Вопль с расстояния шести тысяч миль едва не оглушил ее. – Это мамочка! Эй, это мамочка! – Это походило на победоносный вопль разбойников, но лицо Лаверн смягчилось, и она почувствовала себя счастливой впервые после того, как девочки уехали из Лондона.

* * *

Первое, что ощутил Берт, была сильная боль в затылке – как раз у шеи. Ему показалось, что именно эта мучительная боль заставила его очнуться. Но, едва открыв глаза, он понял, что ошибся.

Он был привязан к стулу многожильным проводом красно-медного цвета так сильно, что провод вонзился ему в тело и нарушил кровообращение. Они поработали и над его лицом – кончиком языка он нащупал выбитые зубы.

Сидя голый на стуле, он видел глубокие порезы вокруг члена и мошонки. Боль от этих ран и заставила его очнуться, хотя и не от сна, она вывела его из состояния комы. Как только они поймут, что он пришел в себя, допрос продолжится. Берт закрыл глаза.

Как он не догадался о существовании такой элитной группы? С превосходством невежд он и Хефте считали, что они одни кружат вокруг своей жертвы и нашли самый удобный случай.

Но с этими людьми, думал Берт, превозмогая боль, он был бы горд служить вместе, не будь они наемниками. На фоне этих профессионалов люди Хефте походили на школьников. Они держали его здесь со вчерашнего вечера, и ни разу ему не удалось увидеть даже краешка лица под лыжными масками или услышать хоть что-нибудь, кроме обращенных к нему слов на немецком – отрывисто и грубо у него требовали информации. До сих пор он даже не представлял себе, что это за люди и какой они национальности.

Это новый тип – наемники без идеологии. Теперь было очевидно, что, привезя сюда из Лондона Мерака и Мамуда, он привел врага прямо к конспиративной квартире Хефте. Сделав первую ошибку и уцелев, Берт совершил следующим вечером вторую, когда зашел в мужской туалет паба «Красная звезда». Там эти профессионалы и накрыли его.

Везде, думал он, стяжатели отстраняют политические кадры. Маммона сменила Маркса. И с какой алчной капиталистической энергией! Он хотел узнать побольше об их происхождении.

Так как он наотрез отказался отвечать на вопросы, допрос продвинулся не настолько далеко, чтобы можно было догадаться о целях врага. Это только показало, что Берт, способный выдержать пытки, – не меньший профессионал, чем они. Может, решил Берт, если он даст им несколько ложных ответов, ему удастся узнать о них побольше.

Правда, зачем ему эта информация, если даже он получит ее? Он не сомневался, что живым его отсюда не выпустят.

Поняв это краем сознания, Берт не испытал никаких эмоций. Его и раньше жестоко допрашивали, но всегда это было под видом законности. Совершив жестокость, эти люди ответили бы перед высшими властями, находящимися под демократическим контролем. Эти же независимые элитные формирования работали круче всех специальных подразделений всех спецслужб, с которыми за долгие годы имел дело Берт.

Он осторожно приоткрыл глаза – на долю дюйма. Дневной свет уже пробивался через окно, и он понял, что находится в маленькой узкой гостиной конспиративной квартиры Хефте в Литтл-Миссендене.

Дневной свет падал на двух мужчин, охранявших его. Один отдыхал или спал, сжав в руках автомат и откинувшись на спинку деревянного стула. Другой, блондин, как и Берт, курил сигарету и раскладывал пасьянс на маленьком деревянном столике. Оба были в масках из легкой летней ткани.

Уловив легкое движение головы блондина, Берт закрыл глаза. Боль заставила его застонать.

Он почувствовал резкий приступ новой боли. Спавший вскочил на ноги и стукнул Берта металлическим прикладом автомата в челюсть. Берт ощутил, как кровь залила его рот.

– Внимание! Как вас зовут?

Кровь струилась по подбородку. Он поперхнулся, пытаясь заговорить.

– Говорите громче! – заорал мужчина.

Четверг обещал быть длинным днем.

* * *

Приняв душ, переодевшись, но не выспавшись, Нед Френч появился в канцелярии в четверть девятого и тут же направился в кабинет Ройса Коннела. Как он и ожидал, вторая персона в посольстве уже сидела за столом, пытаясь разобраться с первой пачкой бумаг из корзины входящей корреспонденции.

– Заходи, но у тебя только пять минут, Нед. – Коннел неодобрительно взглянул на заместителя военного атташе. – Этот галстук…

– Расскажи мне еще и о моем галстуке.

– Он подошел бы к другому костюму, – заметил Коннел. – А что касается мыльной пены за ухом… – Он улыбнулся. – Тяжелая ночь?

– Да, и нужно гораздо больше пяти несчастных минут, чтобы все объяснить.

Нед шумно уселся на стул перед столом своего гражданского начальника. Мужчины подождали, пока секретарша Ройса принесла кофе. Почувствовав, что ее присутствие нежелательно, она выскользнула из кабинета, так и не предложив кофе.

– Приступай, – скомандовал Коннел.

– Начнем с человека по имени Энтони К. Риордан.

– Господи!

За четыре минуты Нед объяснил, что произошло с Риорданом: на исходе пятой он вспомнил о предупреждении Джилиан Лэм три дня назад. Они помолчали, потягивая кофе и хмуро глядя в свои чашки. Первым нарушил молчание советник-посланник.

– Что говорит отчет экспертизы?

Нед взглянул на часы.

– Его должны доставить с минуты на минуту. Паркинс сообщит немедленно, не беспокойся.

– Кстати, еще одно дело, – заявил Коннел. – Мы не можем допустить, чтобы шпионы из Спецотдела разгуливали по канцелярии.

– Это неизбежно. Вышвырнув Паркинса, мы получим вместо него другого.

– Нет, если наймем американца.

– О\'кей. Но давай подождем, пока не прояснится история с Риорданом. Иначе подумают, что мы хотим спрятать концы в воду.

– Почему? – спросил Коннел. – Нам нечего прятать. – Он сделал паузу и долго о чем-то раздумывал, его красивое лицо казалось озабоченным. – У тебя все чисто, Нед?

– Как у подозреваемого? – Теперь настала очередь Неда погрузиться в размышления. – Это зависит от того, что ты имеешь в виду. Если тебя интересует, убил ли я Риордана, то нет.

– Исключено, что они прижмут тебя за нападение на водителя?

– Вполне.

– Тогда остается еще одно.

– Что?

Коннел придвинулся к столу и выпил остатки кофе.

– Ну… ты знаешь. Где ты был на самом деле, когда убили Риордана? Если, конечно, это было убийство.

Нед откинулся, улыбнувшись ему хмуро и неестественно.

– Смешно. Единственный, кто задал мне этот вопрос, – мой босс.

– Извини. Но он обязательно всплывет.

– Пока не всплыл. Даже Лаверн не спросила.

Вид Коннела показывал, что он чувствует себя неловко. Это настолько противоречило его обычному спокойствию и самообладанию, что его невозмутимость почти исчезла.

– Нед, ты знаешь, что я полностью доверяю тебе. Ты же понимаешь, что иначе я не поручил бы тебе заниматься воскресными делами. – Он остановился и заглянул в свою пустую чашку, словно желая погадать на кофейной гуще.

– Кем ты еще располагаешь, если учесть, что Фолетта нет?

– Не в этом дело. – Номер два пытался собраться. Не впервые Нед видел, как Ройс умел выражать оттенки настроения – с точностью хорошо подготовленного актера. – Ты приобрел врага в лице миссис Ф. Думаю, что для тебя это не новость. Но, возможно, ты удивишься ее требованию отстранить тебя от обеспечения безопасности в воскресенье.

– Не очень здорово.

– Я посоветовал ей оставить эту мысль, – спокойно продолжал Коннел. – Сказав ей, что ты опытный и превосходный офицер разведки…

– И что у тебя никого больше нет, – закончил за него Нед. – А что будет после воскресенья? Мы встретимся с Пандорой за собором с секундантами? Пистолеты или шпаги?

– Это кровная месть, а не дуэль, – заметил Ройс. – Но, в любом случае, ты проиграешь.

– У нее такие мощные связи?

Лицо Коннела смягчилось.

– Унизительно, что нам, профессионалам, приходится всегда мириться с этим, Нед. На этот раз я ее осадил, и есть шанс, что она забудет про тебя. Хотя я так не думаю. Таким образом…

Снова Коннел надолго замолк.

– Таким образом, – продолжил он, – если возбудят следствие по делу об убийстве, то некто крайне заинтересован, чтобы ты хоть капельку был замешан в нем, и с этим связан дурацкий вопрос, где ты находился прошлым вечером, когда Риордан был… ну, в общем, когда с этим типом что-то случилось.

– Ты не слишком скорбишь, что он разнюхал это.

Советник-посланник обдумывал сказанное.

– Тебя этот идиот Макс Гривс не беспокоил?

– Это не беспокойство. Справедливости ради скажу, что он не упоминал о каких-либо инструкциях, полученных от тебя.

Долгий печальный вздох вырвался из красиво очерченных губ Ройса.

– Теперь, когда есть труп Риордана, с тяжелой руки лондонской полиции и при активном содействии Спецотдела мы можем ожидать, что «скандал Риордана», как я его называю, продержится в заголовках лондонской прессы несколько недель. Черт подери!

Нед допил кофе и вдруг заметил, что его мысли возвращаются к необъяснимой ненависти Пандоры Фулмер. В любом случае, сказал Ройс, он проиграет. В любом случае?

– Они показали тебе президентские видеозаписи, Ройс?

– Президентские – что?

– Миссис Ф. собирается показать видеозаписи на приеме Белого дома, чтобы пропагандировать президентскую точку зрения по ряду противоречивых проблем, в которых он увяз дома.

Ясный прямой взгляд, идеальный для рекламы очков, сосредоточился на лице Неда так, что тот ощутил физическое воздействие – словно Ройс включил прожектора. Но тут же произошло нечто странное. Лицо советника-посланника озарила широкая улыбка, идеальная для рекламы зубной пасты.

– Ты мошенник, – сказал Коннел с восхищением. – Случайно не играешь в теннис? – Он радостно потер руки. – Чудесно. Боюсь, что мне придется поручить этот вопрос Дэну Энспечеру из политической секции, как ты думаешь? А к тому времени, когда он получит ответ из госдепа…

– Она догадается, что я на нее накапал, – заметил Нед, – Она даже предсказала, что я это сделаю.

– Ну не думаешь же ты, что я хоть намеком дам ей понять, что имею к этому отношение. Энспечеру придется сделать запрос по собственной инициативе. Но он молод. А что еще может научить, кроме тяжелого опыта?

* * *

Морис Шамун сидел в своем офисе и сравнивал планы этажей Уинфилд-Хауза со схемами электропроводки. На воскресенье планировалось несколько ступеней защиты: одни – очевидные, другие – скрытые, кое-какие – широко известны, а о некоторых знает только он и Нед Френч. Он с готовностью взялся за эту нудную, не нравившуюся ему работу, потому что мог сделать ее лучше других, так что выполнить ее надо было с точностью до запятой. Более пристальный анализ мотивов Мориса выявил бы причины, которые он предпочитал утаить.

Болезненнее всего реагировала на любое вмешательство та часть его «я», которая чувствовала, что вся его авантюра с Моссад была актом предательства – не по отношению к США, но к тому, кто был ему и другом, и ментором, – к Неду Френчу. Служить двум хозяевам, тайно сотрудничать с одним и носить форму другого не казалось ему слишком обременительным: на то были свои причины.

Не завербуй его Бриктон в Тель-Авиве, он никогда не поступил бы на службу в американскую армию. Она считала, что в интересах Моссад ему лучше внедриться в американскую разведку. Такова была предыстория двойной игры, которую он вел; это казалось ему естественным и не вызывало чувства вины.

В дверь постучали. Он вскочил, перевернул схемы лицом вниз и подошел к двери.

– Да?

– Морис, это я.

Он вздрогнул. Нэнси Ли никогда прежде не приходила к нему в офис. Морис отпер замок и открыл дверь. Он взглянул мимо нее на ряды столов, за которыми работали офицеры из его секции. Двое из них подняли глаза – только ли потому, что у Нэнси Ли были длинные ноги?

К счастью, она держала в руках листок бумаги, который передала Морису. На нем не было ничего – просто повод зайти к нему.

– Я не могу позвонить миссис Хендерсон, – прошептала она. Это был один из множества псевдонимов Бриктон; каждый начинался с «миссис». – А мне надо кое-что рассказать ей. Она сказала, что ты…

– Она ошиблась, – отрезал он.

– Пожалуйста, Морис. Это срочно.

Он окинул ее быстрым, внимательным взглядом. Брик была права: безмозглая дочка нефтяного магната повзрослела за одну ночь. Как разведчик с опытом, Морис не слишком доверял таким переменам. Позиция же Брик была такова: неважно, глубоки ли эти перемены и надолго ли они, надо их использовать. Она, возможно, и о нем так думала.

– Я не могу обещать.

– Возникла какая-то паника. Три самых ценных человека исчезли перед какой-то крупной операцией. Это все, что я знаю. – Она робко улыбнулась ему и ушла, не забыв одарить улыбками и тех двух парней, что поедали ее глазами.

Шамун сделал вид, что читает что-то на чистом листе бумаги. Потом он закрыл и запер на замок дверь и снова уселся за стол. Он не мог поговорить с Брик по телефону, а для встречи с ней сегодня у него не было времени. Но то, что сказала ему Нэнси, казалось важным, особенно потому, что он уже знал о связи ее любовника-араба с Бертом Хайнеманом. Это выделяло его из категории рядовых членов арабских экстремистских организаций и делало одним из основных подозреваемых.

Перед какой-то крупной операцией?

Шамун откинулся в кресле и уставился в окно на площадь внизу, думая: «Стану ли я тройным агентом, передав Неду фамилии и явки организаторов попытки нападения на Уинфилд-Хауз в это воскресенье?»

Он слышал о таком раньше. Во время Второй мировой войны многие шпионы трижды меняли хозяев на пути к славе или смерти. Это, наверное, не сладкий опыт, с ним трудно жить. Шамун слегка улыбнулся. Времена изменились, что ли? Теперь это было самым простым делом на свете.

Глава 16

Лейла Хаккад в свои тридцать с небольшим начала ощущать нарушения в обмене веществ: они предвещали тучность. Ее организм стал иначе воспринимать пищу, и у нее появились складки жира в самых неожиданных местах: фигура стала оплывать, пополнели шея, запястья, колени и…

Аллах не так уж и хорош, думала Лейла. Он дал жизнь, но забрал молодость. Лучше всего уйти из жизни рано. Что говорили древние греки? «Те, кого любят боги, умирают молодыми».

Она накормила завтраком брата, подготовила его к очередному рандеву, сулящему деньги, а сейчас, в девять утра, начала есть. Правда, теперь это уже не было радостью: каждый слоеный круассан или пирожное, каждая порция масла или варенья, двойные сливки в кофе и, уж конечно, желтоватые кристаллы сахара стали ее врагами.

Покончив с утренними газетами, она обратилась к своей подлинной страсти – европейским журналам скандальной хроники. Читая по-французски, по-итальянски и по-немецки, Лейла могла извлекать удовольствие из разнообразных версий всевозможной чепухи с цветными фотографиями, из бесконечных адюльтеров, незаконных детей, слухов о гомосексуалистах и других светских сплетен.

Умная, как и ее брат, Лейла прекрасно знала, что в большей части этих журналов печаталась полуправда, а то и откровенная ложь о людях, не смущавшихся этой болтовней, если только не были перевраны их фамилии. Поглощать эти сплетни заставляла ее замкнутая жизнь арабской женщины из обеспеченной семьи.

Покончив со «Штерном» и «Пари-матч», она погрузилась в длинную историю в «Огги» – об итальянском поп-певце, чья третья жена подала на развод из-за его связи с умственно отсталой четырнадцатилетней дочерью от первого брака. Дочь и отца сфотографировали в римском ночном клубе. За столом с ними сидели, как гласила подпись к фотографии, известный кинопродюсер Альдо Сгрои и его постоянная спутница Аида Баттипалья.

Лейла слегка торжествующе улыбнулась. Она не стремилась к высшему свету, но получала удовольствие, общаясь с настоящими знаменитостями, а эти двое были во вторник вечером на приеме у ее брата прямо здесь, в доме номер 12. И разве не Лейла развозила гостей по домам, и мисс Баттипалью в том числе? Она высадила дам, одну за другой, в Вест-Энде.

Прекрасные большие глаза Лейлы, темные от теней и грима, редко моргали из-за обилия краски. Но сейчас она растерянно заморгала, и глаза ее сузились от попыток убедиться в том, что она видит именно то, что есть.

Альдо Сгрои, толстый молодой человек с жесткими волосами и выпученными глазами, был здесь в прошлый вторник, как и Аида Баттипалья, маленькая брюнетка с бесчисленными каскадами завитков. Но в «Огги» Альдо был худым и лысым, а Аида – крупной блондинкой.

Она набрала номер телефона брата в «роллс-ройсе». Ему, такому эмоциональному, придется объяснить все осторожно, чтобы он не начал вопить.

* * *

Около девяти тридцати зазвонил телефон на столе Неда Френча. Он не брал трубку до тех пор, пока они с Шамуном не просмотрели набор изображений Уинфилд-Хауза. Большая часть звонков Неду, строго говоря, не была связана с официальными обязанностями военной секции. Как было им заведено, ни гражданская секретарша, ни сотрудники-военнослужащие – никто, кроме Шамуна, не мог отвечать на звонки. На одиннадцатом звонке Нед поднял трубку.

– Полковник Френч.

– Извините, что приходится беспокоить, полковник. – По голосу было ясно, что П. Дж. Р. Паркинс нервничает. После бессонной ночи его деревянная вежливость исчезла, сейчас ее заменил наигранно-иронический тон. – Вы хорошо спали?

– Совсем не спал. Пришел отчет о вскрытии?

– Потому я и звоню. – Голос звучал устало.

Френч почувствовал раздражительное упрямство, может, это была реакция на бессонную ночь.

– Надеюсь, это не секретная информация, – спросил он шпика из Спецотдела. – Конечно, по телефонам канцелярии говорить небезопасно.

– Вы в этом уверены, полковник? – Последовала долгая пауза, и Нед понял, что Паркинс пытается собраться с духом. – Суть в том, что эта чертова экспертиза только предполагает, а не утверждает. Трудно разобраться, воздействовали на уже имевшиеся повреждения, чтобы убить, или нет. Сейчас у нас восемьдесят процентов за то, что это было убийство, а двадцать – что нет. В этом что-то есть, а? – спросил он кисло.

– Но вы же не можете оперировать процентами?

– Это так. Поэтому мы считаем это убийством, полковник. У нас есть ваши показания, поэтому другие пока нам не нужны.

– Нам? – спросил Нед. Короткое местоимение эхом отдалось в трубке. – Почему эту линию не прослушивали?

– Я имею в виду Билла.[52] Теперь это работа Ярда.[53] Они это дело забрали себе, и Джемпоту, то есть инспектору Малвею, придется поиграть в игры с серьезными ребятами.

– Счастливчик Джемпот.

– Да уж, и впрямь, – сказал Паркинс, прибегая к привычному для англичан языку пауз и недомолвок. – Такие вот дела, а?

– А есть надежда, что я вам не буду нужен до исхода воскресенья?

– Воскресенья? А, ну да, воскресенье. – Паркинс издал какие-то звуки, прочищая горло. – Мне сказали, что вы обращались в департамент регулирования движения и просили установить посты проверки на Ганновер-Гейт и у Макклфорд-Бридж?

– Я попросил об этом в понедельник, когда мы поняли, что должны будем контролировать въезжающий транспорт.

– А наши люди вам потребуются?

Нед немного подумал.

– Вы хотите сказать, что мы можем рассчитывать на нескольких бобби от вас, э-э, то есть из департамента регулирования движения?

– До дюжины на пост. Только скажите.

Нед дважды поднял брови, подавая знак Шамуну, и улыбнулся:

– Это было бы просто здорово, мистер Паркинс.

– Не стоит говорить об этом, полковник Френч.

– А нельзя ли получить еще несколько человек для охраны периметра? – Нед понял, что, предлагая направить полицейских, Паркинс отчасти вознаграждал его за бессонную ночь. Надо это использовать.

– Скажем, в общей сложности человек пятьдесят было бы достаточно? – спросил Паркинс.

– Да, конечно.

– Положитесь на меня, полковник.

Улыбка Неда стала еще шире.

– Тогда я могу быть спокоен – дело в надежных руках.

Он повесил трубку и повернулся, улыбаясь, к Шамуну.

– Отлично! Пятьдесят здоровенных бобби, которых ни с кем нельзя спутать, будут топать вокруг дома, привлекая к себе всеобщее внимание. Что можно было бы еще пожелать?

Шамун иронически воспринял это, повторив с напускной печалью:

– Чего можно еще пожелать?

* * *

Обычно к половине десятого Адольф Фулмер-третий уже активно включался в дела. Бад Фулмер все еще был новичком на дипломатическом поприще, а поэтому целиком полагался на сотрудников Ройса Коннела, составляющих график его встреч на день. Четверг, как он заметил, пролистывая толстый в кожаном переплете ежедневник, был не слишком напряженным. К одиннадцати он должен был быть в канцелярии, чтобы встретиться с группой американских бизнесменов, которую собрал Билл Восс. В полдень перерыв – коктейль и ранний ленч в канцелярии. На вторую половину дня в ежедневник было занесено телеинтервью с Джилиан Лэм. В шесть здесь, в Уинфилде, будет прием для нью-йоркской балетной труппы, недавно начавшей выступления в Лондоне. А к половине девятого ему с Пандорой предстояло отправиться в голландское посольство на неофициальный ужин с послом.

Так или иначе, подумал Бад, основные события этого дня предоставляли поводы выпить.

Он помрачнел, вспомнив, что обещал Пандоре завязать, а между тем постоянно окружен выпивкой и пьющими. Когда Бад Фулмер мрачнел, большое плоское его лицо не менялось. Но когда зазвонил телефон, глаза его слегка расширились.

Его телефон звонил так редко в первые недели пребывания на посту посла, что это даже слегка волновало его. Он издал хрюкающий звук, рассматривая селектор на столе – маленькая эбонитовая коробочка с полированными алюминиевыми деталями. На ней было шесть маленьких лампочек и шесть кнопочек. Лампочка номер один мигала зеленым, номер два – красным. Остальные не горели.

– Доброе утро, сэр. Вас соединить?

– Кто это?

– Некий мистер Вимс, сэр.

Лицо Бада Фулмера еще больше помрачнело, так что его небольшой, довольно красивый рот стал похож на прямую линию.

– Соедините.

Лампочка номер один погасла. Красный цвет номера два сменился зеленым. Посол нажал кнопку под ней.

– Фулмер слушает.

– Джим Вимс, ваше превосходительство. Как поживаете?

– Отлично. Какие проблемы?

– Проблем нет, сэр, просто хотел вам сообщить, что герцог приготовил отличное мясо из оленя, которого вы убили, и готов, как только вы пожелаете, отправить оленину вам в Лондон.

– Оленину?

– Да, и голову. Просто невозможно забыть, а? Прекрасное чучело с рогами – ни дырочки на нем, а все благодаря вашему блестящему выстрелу.

Бад Фулмер представил себе, как изменилось бы лицо Пандоры, если бы он попросил ее выделить место для чучела головы оленя.

– Алло?! – спросил Вимс. – Вы слушаете, сэр?

На лице Бада появилась озабоченность, впрочем, почти незаметная. Во время охотничьего уик-энда с пьяным герцогом Вимс постепенно менял формулу обращения к нему, начав с «ваше превосходительство», а закончив «мистером Фулмером». Попробовав раза два назвать его Бадом и почувствовав, что это не проходит, он, как и герцог, стал называть всех по фамилии. Сегодня Вимс величал его «сэром» – и не один, а два раза. Бад знал, что производил впечатление человека медлительного и тугодума, но постоянное общение с такой феей, как Пандора, заставило его соображать быстрее. Очевидно, Вимсу что-то нужно.

– Я вам сообщу, Вимс.

– Только не затягивайте. Мясо-то парное. Я вот что вам скажу, – Вимс продолжал уже менее торопливо, – может, мне стоит вам послать фотографии и адрес, где меня можно найти, если вы захотите со мной связаться?

– Вы не будете в офисе «Фулмер Сторз»?

– Только загляну.

– А что за фотографии? – поинтересовался Бад.

– О, они сделали кучу фотографий. Вы ведь помните. Что-то около пятидесяти, а то и больше. Очень-очень подробное описание происшедшего.

На обоих концах провода установилось молчание. Бад все еще не очень понимал, на что так старательно пытается намекнуть Вимс, даже говоря о том, где он находится.

– О\'кей, – сказал он наконец. – Приятно было с вами поговорить.

– Что касается фотографий… – Последовала еще одна долгая пауза. – Это не очень существенно, но… Когда уик-энд закончился, герцог отвел меня в сторону и сообщил, что охота на оленей в это время запрещена.

– Запрещена?!

– Вы представляете? Хитрый старый разбойник, а?

– И вы предлагаете пятьдесят фотографий, подтверждающих, что я нарушаю закон? – спросил Бад. Голос его был по-прежнему спокойным, но тон стал чуть ниже. – А теперь расскажите мне о негативах.

– Послушайте, ваше превосходительство. Вы все это не так поняли. Никаких задних мыслей. Это просто подарок, сэр, от чистого сердца.

– Оленина и рога?

– Точно.

– Отлично. Я переключу на секретаршу, а вы ей дайте номер телефона или еще что-то. Привет ветеранам в «Фулмер Сторз». До свидания.

Он повесил трубку до того, как Вимс успел сказать что-то еще. Только тогда Фулмер заметил, что тяжело дышит, а его руки дрожат. Господи, сейчас бы выпить. Это сразу сняло бы напряжение. Он смотрел на зеленую лампочку, которая еще довольно долго горела.

Выбросить из головы Вимса. Как будто и не знакомы… Если этот разговор был не шантажом, то чем же еще? Надо кому-то об этом рассказать в посольстве. Ройсу Коннелу? Но ему он не может по-настоящему доверять. Некому рассказать, кроме Пандоры.

Но до приема осталось мало времени, и он не станет ее отвлекать подобными глупостями.

* * *

Берт знал, что какое-то время назад все засуетились. Он не представлял, который был час, но видел, что был день – в окно падал свет. Они воткнули кляп в его окровавленный рот и отнесли его вместе со стулом в кузов большого грузовика армейского типа, покрытый брезентовым тентом.

Все продолжало оставаться неясным. Его перевезли из конспиративной квартиры Хефте в лес и посадили среди деревьев, сквозь листья которых почти не проникал солнечный свет. Коммандос отвязали его от стула, грубо натянули на его истерзанное тело что-то из его одежды, а потом снова привязали к большой вишне или яблоне – что это за дерево, Берт не мог точно определить. Кляп оставался во рту. Нос был разбит, и было трудно дышать. Если бы только он мог вдохнуть ртом.

Ужасно быть в руках профессионалов. Они слишком хорошо знали возможности человеческого тела. Беспокоило его и то, что с ним говорили по-немецки. Может, правда, им было известно его происхождение, а подготовка позволяла им говорить на нескольких европейских языках. Мысль о том, как отвечать на их вопросы, ничего ему не дала. Теперь они знали его имя и кое-что из его прошлого. Но почему-то коммандос потеряли к нему интерес.

Он попытался вздохнуть, но его изуродованный нос пропустил лишь слабую струйку воздуха. Тем не менее, говорил он себе, кое-что понятно. Они держали его для кого-то еще, кто до сих пор не мог появиться в Литтл-Миссендене. Как только это произойдет, он получит то, что ему надо от Берта, и игра закончится. И смерть не заставит себя ждать.

Берту не удавалось избавиться от мыслей о прошлом. У него были грандиозные планы. У них всех они были. Они предполагали стать в авангарде мировой революции и проложить путь к победе… Он отрезал «мюнстер» очень тонкими кусочками, чтобы бабушка не заметила. «Мюнстер» плавился, впитываясь в хлеб, и становился единым целым с ним.

Что было бы хуже, спрашивал он себя, с трудом втягивая воздух: умереть без всякой мечты или сознавая, что твоя мечта умерла еще раньше?

Хороший вопрос. Деревья вокруг Берта закачались. Он потерял сознание.

* * *

Когда в десять утра вошла Джейн в зал совещаний и села, она увидела, что за окном сияет солнце. Даже эта унылая комната повеселела. Список лиц, присутствующих на утренних брифингах, никогда не был постоянным, но Мэри Константин была готова выступить с обзором прессы, Макс Гривс – помелькать на глазах у начальства, Энспечер – рассказать о политической сенсации. Какой-то не очень знакомый парень заменял отдыхающего в Штатах Карла Фолетта. Морис Шамун представлял военный атташат. Еще каких-то двое мужчин, которых Джейн не узнала, сидели в дальнем конце комнаты с Биллом Воссом из секции экономики и торговли.

Ройс вошел, как всегда, с отсутствующим видом. Актерский талант Ройса заставлял их верить в то, что такую массу важнейших проблем, которыми он занимается, просто невозможно удержать в голове.

– Мэри, извините, но сегодня у нас не будет времени для вашего обзора. Может быть, только заголовки. Мы их оставим на конец, хорошо? Кевин, представьтесь, пожалуйста.

– Кевин Шультхайс, административная секция. Остался за Карла Фолетта.

– Морис, также представьтесь.

– Шамун, замещаю полковника Френча.

– Отлично. Гас, вы сделаете объявления от административной секции или Кевин?

– Сэр, – сказал Шультхайс. – Я здесь только в связи с воскресным мероприятием.

– Хорошо, Гас, пожалуйста.

– Они по-прежнему просят нас не парковать машины на близлежащих улицах, – сказал Гас Хефлин. – Мне посоветовали подсказать всем, кто ежедневно ездит на работу на машине, чтобы они позаботились о платной стоянке. Сейчас здесь просто кризисная ситуация. Нет места для парковки.

– Хорошо, Гас. Переходите к следующему вопросу.

Хефлин слегка покраснел, но продолжил.

– Кафетерий будет закрыт в пятницу на переоформление и…

– Для встречи нового шеф-повара? – спросил Восс.

– Слышали, слышали, – в тон ему сказал один из его сотрудников.

– Отлично. Продолжайте, Гас.

– Замечания по мусору на улице. Полицейские многократно предупреждали наших людей о том, чтобы они не бросали на землю обертки от сандвичей, а…

– Что-то еще есть, Гас?

– Все. Да, пункт переливания крови Красного Креста будет работать всю вторую половину дня в пятницу. Любой, кто…

– Спасибо, Гас. Морис? План обеспечения безопасности на воскресенье. Только общую картину, пожалуйста.

Шамун переложил несколько бумаг в папке, но Джейн заметила, что он ни разу не взглянул в них, начав говорить.

– Мы ограничиваем въезд транспорта в обоих направлениях. Южные ворота, сейчас закрытые, откроем. Транспорт со стороны Бейкер-стрит будет въезжать через них. Транспорт с севера будет въезжать в северные ворота. Также через проверочный пункт. Лондонская полиция обещала дать людей, чтобы перекрыть дороги. Кое-кто из нас будет участвовать в проверке пропусков. Весь остальной транспорт направится по Аутер-Серкл к соответствующей части кольцевой дороги, окружающей Риджент-парк. Парковка будет категорически запрещена. Никаких перекуров у водителей рядом с резиденцией. Они должны высадить гостей и ехать дальше. Таксисты не станут возражать. Что касается водителей лимузинов… ну, здесь ничего не поделаешь. Жизнь есть жизнь.

Он замолчал, и Ройс спросил:

– Это все?

– Наблюдение с вертолетов. Наблюдение за периметром. Как обычно.

– А что по поводу пропусков? – спросил Шультхайс.

– Хм?

– У вас хватит времени, чтобы доставить их гостям? – спросил Ройс.

– Сегодня только четверг. Технически у нас есть время, скажем, до полудня воскресенья, чтобы доставить их.

– Хорошо. Кевин? Макс? Что-нибудь еще?

Все чувствовали, заметила Джейн, что Ройс гонит совещание на бешеной скорости, даже не останавливаясь на важных вопросах. Так как никто не ответил, Ройс собрался продолжать, но Шультхайс все же бросил:

– Как-то уж слишком неформально все, правда?

– Вы так считаете? – Ройс удивленно поднял брови.

Шамун кивнул.

– Все правильно, Кевин. Мы не хотим, чтобы уже на этой стадии наши планы были жестко очерчены. Нам нужна подвижность и гибкость.

– Отлично, – согласился Шультхайс, – но и слишком большая гибкость до добра не доведет. Знает ли каждый свои обязанности? Не считаю такие требования слишком высокими, поскольку до воскресенья осталось всего ничего.

Ройс повернулся к Шамуну:

– Кевин повторяет старый армейский девиз: простые планы для простых мозгов. Ничего слишком изощренного, и все как следует прописано. Я правильно говорю, Кевин?

– Совершенно точно, сэр.

– То, как это представляется сейчас, – сказал, обращаясь к ним, Шамун, и его печальное лицо не выражало эмоций, а темные глаза стали похожи на капли чернил, – подтверждает, что подобный план вы получите не раньше субботы.

– Ты это обещаешь? – настаивал Шультхайс.

Шамун приложил правую руку к сердцу и не без скрытого сарказма произнес:

– Кевин, я обещаю сделать это.

– Билл, – тут же переключился на другую тему Ройс, – проинформирует нас о встрече посла с бизнесменами – она запланирована на сегодня.

– Одни сплошные любезности, и больше ничего, – сказал Восс недовольным голосом.

Джейн давно распознала в нем бывшего алкоголика. Говорят, что и посол принадлежит к той же категории. Им непросто было бы поладить. Восс был руководителем, который терпеть не мог обстоятельности и перспективного планирования. Он так небрежно упомянул о предстоящей встрече, что никому и в голову не пришло, какую блестящую возможность она открывает для установления более тесных отношений между правительством и бизнесом. Джейн интересовало, почему на этот раз Восс недоволен, но очень скоро она узнала об этом.

– …и для пущей убедительности мы берем эту толпу избранных мультимиллионеров мирового уровня и тащим в личную столовую посла, где потчуем их проклятым стандартным ленчем из чертова кафетерия.

Ройс выглядел озадаченным, но не для постороннего, а для Джейн, которая хорошо знала и любила его. В последнее время он начинал мигать, когда что-то удивляло его. Эта привычка могла перейти в тик, если учесть множество сюрпризов, которые преподносила ему жизнь.

– А ты предпочел бы заплатить по сотне долларов из денег налогоплательщиков за каждого из этих моголов, чтобы они поели в «Гавроше»? – спросил Ройс.

– Я думаю, это почти оправдало бы их надежды.

– Если они предпочтут не задумываться об этом, то конечно. А потом нас обвинят в том, что мы попусту тратим деньги наших граждан.

На лице Восса одно выражение быстро сменялось другим.

Джейн заметила, как он едва удержался от грубого возражения, но его злость быстро прошла.

– Что же, это наглядно демонстрирует разницу между настоящим временным поверенным и убогим чиновником вроде меня.

– Совершенно с тобой согласен, – парировал Ройс. – Джейн, у тебя есть что-нибудь для нас?

– В данный момент – нет.

Кое-что у меня есть, но только не для «ушей» типа Шультхайса, подумала она и спросила себя: почему по всему миру, везде, где есть американские посольства и консульства, на таких совещаниях всегда сидит какой-нибудь человечек, докладывающий обо всем в ЦРУ?

– Дэн?

Энспечер прокашлялся. Джейн знала, что имя его вовсе не Дэниел, но почему-то друзья звали его Дэном: Ройсу следовало бы прояснить это. Рука Энспечера, словно ища защиты, дотронулась до кармана твидового пиджака, где лежала трубка. Ройс запретил курить на всех совещаниях в посольстве, где собиралось более двух или трех человек. На рабочих местах курить не возбранялось, если не возражали соседи по кабинету.

– У меня сегодня ничего нет, Ройс.

– А как насчет видеозаписей?

Страх отразился в глазах Энспечера: они забегали вправо и влево, словно в поисках видеозаписей, о которых спрашивал Ройс.

– Видеозаписи?

– Записи выступлений президента по разным проблемам. Вы о них, конечно, слышали?

– Конечно, – сказал Энспечер и сразу пожалел об этом. – Дома. Я слышал, они сделаны очень профессионально.

– Как вы знаете, их собираются показать в воскресенье на приеме.

Джейн воспринимала Энспечера, как тонкую и совсем неинтересную книжку. Он постоянно остерегался неприятностей, но из-за недостатка ума у него возникали проблемы.

– Да, конечно, – согласился Энспечер не очень убедительно, но неуклюже пытаясь доказать уверенность в себе. Его рука лихорадочно шарила в кармане пиджака в надежде ощутить успокаивающее прикосновение трубки.

– Вы можете просветить нас насчет их содержания? – продолжал настойчиво допытываться Ройс.

– Да, конечно. – Через всю комнату Джейн услышала, как что-то судорожно щелкнуло в глотке Энспечера. Ну, сейчас он выложит им чушь, почерпнутую из заметок в «Геральд трибюн».

– Мы не очень уверены, – начал он во множественном числе, как бы снимая с себя часть ответственности, – много ли этих видеозаписей. Но среди них есть одна, связанная с военным присутствием в Карибском бассейне. Другая, как мы полагаем, относится к проблемам Средиземноморья. Говорят, что есть пленка, подтверждающая необходимость сокращения расходов на социальные нужды, а еще одна указывает на необходимость либерализации процедуры выдачи разрешений на проведение тайных операций в стране. Есть несколько видеозаписей, слишком специальных для демонстрации на приеме, вроде воскресного.

Браво, сказала про себя Джейн. Несмотря на все эти «мы» и «они», Энспечер свой домашний урок выполнил.

– Выясните, какие пленки планируют показать, – предложил ему Ройс. – И вы, конечно, должны получить мнение Вашингтона относительно того, стоит ли так политизировать наш традиционный исторический праздник Четвертого июля.

– Я уверен… – Снова в глотке Энспечера что-то явственно щелкнуло.

– Ты шутишь, – вмешался в разговор Восс со своим густым голосом.

– Извините, не понял?

– Это все равно, что подбросить им пару дохлых крыс, – пояснил Восс. – Мы никогда не политизировали никакие посольские мероприятия, а особенно День неза…

– Отлично сказано, Билл, – поддакнула Джейн. Она повернулась к Энспечеру. – У тебя не слишком много времени, чтобы прокрутить все это дома.

Чтобы не слишком спешить с ответом, Энспечер посмотрел на часы.

– Сейчас еще рано звонить в Вашингтон. Я не смогу там ни с кем переговорить по крайней мере до полудня по лондонскому времени.

– Но есть же и домашние телефоны, – подсказал ему Ройс. – Мы всегда прибегаем к ночным звонкам в чрезвычайных случаях. Дэн, вы ведь можете сказать, что это чрезвычайный случай?

– Н… я имею в виду, конечно. То есть в смысле разницы во времени… – Его губы несколько секунд беззвучно шевелились.

Наконец он сказал:

– В Вашингтоне все сейчас спят. Я не могу никого будить до двенадцати по здешнему времени, правда?

– Вы абсолютно правы, Дэн. Позвоните в полдень. – Ройс взглянул на часы и повернулся с обворожительной, но грустной улыбкой к Мэри Константин. – Мне ужасно жаль, Мэри, но у нас вышло время. – Он поднялся и направился к двери.

Восс тоже неторопливо поднялся, на его губах играла злорадная усмешка.

– Ха, Дэн, любишь ты с красотками дело иметь.

– Что?

– Миссис Ф. страшно обрадуется, когда ей скажут, что она не может пропагандировать своего дорогого закадычного дружка из Белого Дома.

– А кто ей это сказал? – поинтересовался Энспечер.

– Ты употребил неправильное время, Дэн. Речь идет о будущем. Ей скажут. И это сделаешь ты.

Глаза Энспечера расширились. Ему так хотелось своими попытками ускользнуть от текущих проблем, что он даже не догадался, какое будущее ему уготовано. Он вытащил трубку из кармана, постучал по ней пальцами.

– Но разговаривать с миссис Фулмер – не моя задача. Это дело советника-посланника.

– Если ты так думаешь, – сказал Восс, подмигнув одному из сотрудников, стоявших у него за спиной, – то ты не знаешь Ройса Коннела.

Глава 17

Ленч доставили горячим из отличного ливанского ресторана в Найтсбридже. Лейла сама подавала двум мужчинам, подчеркнуто заботясь о том, чтобы лучшие куски кебаба[54] попадали Элиасу Латифу, водяному магнату. Правда, она ожидала, что он помоложе и поздоровей, а не такой высохший сучок. И почему, когда брат приводит в дом холостяка, он всегда оказывается либо безнадежно юным, либо таким древним, как этот? Да еще лошадиная улыбка!

Ей до сих пор не удалось рассказать брату Махмету о том, что двое из гостей на вечеринке во вторник скрывались под фальшивыми личинами. Лейла не смогла связаться с ним по телефону. Ну да ничего страшного. По тому, как он обращался с Латифом, Лейла поняла, что этот ленч имеет огромное значение и может принести хорошие барыши, поэтому брат должен быть спокоен. Чтобы угодить гостю, Махмет заказал несколько бутылок минеральной воды: французские, итальянские, одну бельгийскую и две английских. Маленькие бутылки образовали впечатляющее каре на низком столике для коктейлей в огромной гостиной.

– Самую лучшую воду в Англию не поставляют, – сказал Латиф, накалывая несколько стручков турецкого горошка на вилку и медленно пережевывая их один за другим. – Лучшая вода – на крайнем юге Италии – «Манжаторелла». Италия не выходит у меня из головы, потому что после нашей вчерашней встречи я виделся с вашим другом, кинопродюсером.

Лицо Махмета выразило удивление, но, наконец, он сообразил, о ком идет речь.

– Альдо Сгрои? Он мне вовсе не друг.

– Однако в любом случае вы должны признать, что его предложение звучит намного привлекательнее, чем предыдущее, – продолжил торговец водой.

– Мой дорогой Латиф, – сказал Хаккад, позволив себе небольшую резкость. – Сгрои сделал предложение от моего имени? Это невозможно.

– Отлично. Эта баба ганнудж очень вкусна.

– Я рад, что она вам нравится. – Доктор, казалось, погрузился в раздумья. – Надо оставить место дляму-бальбии с лябаном.[55] – Он снова помолчал. – Вы знаете, любая сделка, направленная на защиту чьих-то интересов, в сущности негативна. Пожалуйста, вот отрицательные примеры. В республике Ирландии правительство обвиняют в том, что оно ежегодно откупается пятью миллионами от подпольных террористов ИРА во избежание похищений, взрывов, перестрелок и других акций, в ходе которых может пострадать гражданское население. Французы имеют аналогичное тайное соглашение с ООП. Но так деньги не делают. Займы, дорогой Латиф, только займы имеют смысл. – Он снова замолчал. На этот раз пауза была еще длиннее.

– Нормальная банковская ссуда требует только того, чтобы банкир признал дополнительное обеспечение, какую бы форму оно ни имело. Один банкир ищет под ссуду собственность, другой наркотики, третий золото. Это обычный подход. Но Панъевропейский кредитный трест всегда был открыт для любых форм дополнительного обеспечения. Особенно удачными были наши операции, например, когда мы ссужали деньгами нарождающиеся политические движения. В один прекрасный день должник просто восстает против существующего режима. А часто, примерно через месяц, должник становится правителем, вложения оказываются удачными, и ваши деньги возвращаются с огромными процентами.

– Но почему ваш друг Сгрои, – спросил Латиф с легкой укоризной, – предлагает аналогичное предприятие, но на более выгодных условиях?

– Более выгодных? Мой дорогой Латиф, – сказал доктор тоном, в котором звучала обида, – я предлагаю вложить полмиллиона фунтов в дело, обещающее спонсору пять миллионов. Это десятикратный доход. И всего на неделю.

Тощий старик собрал с тарелки остатки острого соуса кусочком питы.[56]

– Но послушайте, Сгрои рассчитывает на прибыль в десять миллионов с такого же первоначального вложения. А это уже двадцатикратный доход, дорогой Хаккад. – Он долго, по кусочку отламывал хлеб, его крупные зубы легко перемалывали мякоть.

Наконец он проглотил все, и доктор Хаккад впервые увидел, как задвигался его кадык, пропуская пищу.

* * *

Джейн постучала в запертую дверь офиса Неда Френча. Она и сама знала, что то, чем занимались Нед и Морис Шамун, значительно отличалось от работы других сотрудников военной секции. Именно поэтому у них не было ни секретарей, ни клерков, ведущих файлы.

– Кто там? – спросил Нед из-за двери.

– «Вестерн Юнион».[57]

Она слышала, как щелкнул замок. Дверь распахнулась, и она увидела темные глаза Шамуна, смотревшие на нее. Всепонимающая улыбка была как будто взята у кого-то напрокат. Нед нахмурился, не отнимая пальцев от дверной ручки.

– «Вестерн Юнион» уже сто лет не доставляет телеграммы. Но даже в те счастливые годы, когда это было, у них не работали стройные брюнетки.

Месяцами они осторожно лгали, избегали друг друга на публике, а если и сталкивались, говорили на нейтральные темы. И вдруг теперь Нед, кажется, вздумал предать огласке их отношения. Она заметила синие тени под его глазами. Какие-то проблемы?

– Мо, ты мне не дашь потолковать с этой леди пять минут.

Но Шамун и так уже молча направлялся в свой кабинет.

– Даю тебе десять, – сказал он, исчезая за дверью.

– Он догадывается, – прошептала Джейн.

Нед отрицательно покачал головой и закрыл дверь, когда она уселась на стул.

– Что случилось?

– Случилось? Просто хотелось взглянуть на тебя.

– Не заставляй меня краснеть. – Нед вздохнул. – Была тяжелая ночь.

– Лаверн?

Его усталые глаза расширились, когда он взглянул на нее. Она поняла, что он не спал.

– Уехав от тебя, я всю ночь занимался всякой ерундой, – проворчал он. – Один гражданин США скончался, и оказалось, что это тот самый бегун, о котором я тебе рассказывал в понедельник. Помнишь мое нападение на «мини»? Этот Риордан был…

– Энтони Риордан?

– Друзья звали его Тони. – Он уставился на нее. – Ты его знаешь?

– Только по репутации. – Она рассказала Неду то, что узнала от молодого юриста Пола Винсента несколько дней назад. – Очевидно, – заключила она, – Риордан и Вимс могут выйти из любого положения, поскольку длинная рука Компании защищает их.

– Вимс? – Нед начал перебирать бумаги на столе. – Ты слишком молода, чтобы помнить руководителя танцевального оркестра Теда Вимса. Он в Чикаго играл. Вместо вокалиста у него в ансамбле был свистун по имени Эймо Тэннер.

– Слушай, мне кажется, у меня лучше получается, если я работаю от «Вестерн Юнион».

– Нет, честное слово, был свистун. Так, Вимс. Вот. – Нед поднял толстую пачку скрепленных вместе бумаг и стал листать последние страницы. – Вот список гостей Пандоры, моей крохотной цикады. А вот и фамилия Вимса в конце. Джеймс Ф. Вимс.

– Это он. Его пригласили на воскресенье?

– Один из трудолюбивых «жучков» Ларри Рэнда. – Нед нашел еще пачку бумаг и пролистал их. – Нет, он не проходит как человек Компании. Рэнд превзошел самого себя. Ну и суслик. – Он заметил, как она взглянула на часы. – Побудь еще немножко.

– С превеликим удовольствием. Только Шамун не так глуп, чтобы поверить, будто мы все еще говорим о делах.

– С ним все в порядке, но этим я не хочу сказать, что ему можно все рассказывать. Просто если даже он и догадается, он будет вести себя, как надо. Он надежный друг.

– Скажи, а не поэтому ли идут служить в армию? Чтобы завести дружбу на всю жизнь? – Она встала и уже открывала дверь кабинета. – Так вот, общая численность гостей сегодня на одиннадцать утра – двести семь. – Ее голос звучал уверенно, никаких признаков сомнения. – Миссис Ф., кажется, теряет почву под ногами. Причем обратите внимание, что отказы добровольные. Еще много будет людей, которые просто тихо не придут.

Нед беззвучно изобразил поцелуй, когда она закрывала дверь. Он взял трубку телефона, набрал номер Рэнда, а услышав ответ, включил скрэмблер.

– Это Нед Френч, Ларри.

– Тебя-то я и ищу. Что за чушь насчет новых пропусков?

Поскольку Шамун уже рассказал о стычке на десятичасовом совещании, Нед спокойно ответил:

– Шультхайс так быстро успевает доносить?

На другом конце провода на несколько секунд замолчали.

– Ну, и что дальше?

– Все гости должны иметь соответствующие пропуска, – сказал Нед.

– У них есть приглашения. Разве недостаточно показать их у въезда?

– Так-то ты понимаешь безопасность, Ларри? А я говорю о самых современных пропусках – на уровне лучших образцов, голографических, считываемых лазером.

– Не дури меня, Френч.

– Слушай, а кто такой Тед? Ой, извини, Джим Вимс?

– Повтори.

– Джеймс Ф. Вимс. Один из двух клоунов, которые участвуют в одной финансовой афере. Он должен быть из твоих людей, Ларри. А если и не твой, то Лэнгли – наверняка.

– Короче, Френч. Ты получишь ровно столько, сколько даешь по поводу пропусков. Что это значит: считываемые с помощью лазера?

– Это так, ради смеха, Ларри. Но Вимс – это не шутка. Особенно теперь, когда убили Риордана.

– Слушай, ты темнишь, Френч.

– Это дело тебе не удастся прикрыть, Ларри. Им занимается Спецотдел. А Скотленд-Ярд разбирается именно с убийством.

– Скажи, а Шерлок Холмс в этом деле не участвует? Ладно, исчезни. – Телефон отключился.

* * *

Только после того, как Ларри Рэнд набрал номер телефона в третий раз, он наконец дозвонился – и стали слышны гудки в США. Он повернулся в специально приподнятом кресле, в котором казался выше благодаря дополнительной шестидюймовой ножке, но его короткие ноги болтались в воздухе.

– Хэлло? – В трубке послышался голос недавно разбуженного человека. В Лондоне был уже полдень, но в Лэнгли, штат Вирджиния, было всего семь утра.

– Кто это? – Ворчливо поинтересовался Рэнд.

– А кто это? – Ответил раздраженный голос.

– Кончай комедию. Это Рэнд, резидентура в Лондоне.

– Ларри? Это Дурлэчер.

– А что же ты не сказал сразу? – спросил Рэнд брюзгливо. – Давай, что у тебя есть по Джеймсу Ф. Вимсу.

– В архиве никого не будет еще… по крайней мере, еще час. Я распоряжусь, чтобы тебе послали факс часа в два по вашему времени. Шифр Луни-Тьюнс, о\'кей?

– Поищи заодно в связи с Вимсом следы Риордана.

– Нужен какой-нибудь ключ.

– Может, подделка ценных бумаг? – высказал предположение Рэнд.

– Но это сфера ФБР.

– Отвали, Дурлэчер. Мне нужны они оба. Можешь сказать, что это международная преступная группировка, которая угрожает…

– …государственной безопасности. – Закончил за него Дурлэчер.

– Ну и толковая же ты ж…а! – Рэнд бросил трубку красного телефона и так резко откинулся в кресле, что оно даже скрипнуло. Гнев его владельца обратился на Неда Френча. Он был прав насчет этого гада с самого начала. Одиночка. Совершенно определенно – одиночка, которого давно пора вышвырнуть.

Но надо отдать должное этому типу. Задержка с выпуском пропусков до последнего момента – умный ход, о котором он, Ларри Рэнд, обязательно подумал бы, будь он на его месте. В этой ситуации твоим противникам совсем не оставалось времени на то, чтобы вовремя отреагировать. Умный мужик этот Нед Френч, раз дошел до этого.

Именно поэтому он так опасен. Это не обычный вояка, который тянет лямку, получает звезды, зарабатывает пенсию. С Френчем все иначе. Он – фанатик. Даже немного жаль пускать его в расход, чтобы проучить Коннела и щелкнуть по носу других спесивых индюков из посольства. Но с этим уж ничего не поделаешь.

Ничего. Всегда лучше без фанатиков. В конечном счете, лучше иметь дело с тихонями. Они не возникают. Они слушают и слушаются тебя. К Френчу это не относится. Он слишком самобытен, чтобы выжить.

* * *

Хотя Баду Фулмеру никогда не приходилось руководить предприятием, он часто приходил в офис к отцу. Ему даже выделили собственный кабинет, когда он был помоложе и еще не понял, что все это игра, а на самом деле никто не позволит ему занять хоть какое-то положение в управлении «Фулмер Сторз». Это стало в конце концов одним из многих мест, где он чувствовал себя бесполезным.

Весь жизненный опыт Бада был накоплен им благодаря мимикрии – так же, как у охотника. Бесшумно крадясь по лесам за животным, охотник имитирует приемы своей жертвы, использует ее укрытия и военные хитрости. То же ощущал Бад, расхаживая по своему офису в канцелярии после того, как попрощался с бизнесменами, приглашенными Биллом Воссом на ленч. Он подражал поведению руководителя.

Все эти парни моложе, чем он. Почти всем до сорока, думал Бад Фулмер. Но у них отточенная техника, как у руководителей фирм. Они напомнили ему о Джиме Вимсе. Даже жаргон у них был один и тот же. Говорили шутливо, но иронично. Очень своеобразная манера говорить, никогда и ничего не называя своими именами, а то и вовсе меняя смысл. Он вспомнил, как двое из гостей вступили в спор, как называло это новое поколение: ни у кого из них не было четкой позиции ни по одному вопросу. В лучшем случае – зрители футбольного матча, болевшие за одну команду.

– Это было бы прекрасно, – сказал один из гостей по поводу замечания Билла Восса о том, что под давлением английское правительство, как и любое другое, будет вынуждено ввести ограничения на импорт.

– Это было бы прекрасно. – Он думал, что это было бы совсем не прекрасно. – И не слишком беспокоило бы Белый дом. – Он думал, что беспокоило бы, и очень сильно.

Один из других гостей назвал первого сторонником свободной торговли с такой гадливостью, словно речь шла о форме СПИДа, и добавил:

– Попробуйте сейчас продать американское электронное оборудование. – Он считал, что не стоит и пробовать. – Попробуйте рекламировать наш контроль за качеством и сравните его с тем, что у младших желтых братьев. (Все равно проиграете, думал он.) А после этого расскажите мне о свободной торговле. (Он был убежден, что о ней и слышать не хотят.)

«Время в моих руках», – вспомнил Бад название старой песни. А разве это не стало девизом жизни? Если говорить о его жизни, конечно. Когда постоянно слышишь от своего отца, что ты никчемный выродок, то поневоле транжиришь время, словно избавляясь от него, стараешься его не замечать.

До шести вечера ничего мало-мальски важного в его ежедневник не внесено, а вот места прикорнуть в канцелярии нет.

Он поднял трубку и попросил соединить его с Ройсом Коннелом.

– Это Бад Фулмер, – начал он, имитируя тон руководителя. – Я мог бы поговорить с вами насчет одной проблемы?

– Я сейчас зайду.

– Нет, я сам зайду к вам, – начальственно возразил Бад. – Мне надо размяться. Все как-то недосуг сегодня.

Без спиртного было еще хуже, чем предполагал Бад. Без выпивки встреча с ведущими бизнесменами – просто смертельная скучища. Не пропустив рюмки, он не мог днем и заснуть толком.

Увидев, что он вышел из офиса, его секретарша, ширококостная девица из Орегона, вскочила из-за стола так резко, что опрокинула корытце для исходящей корреспонденции.

– Мисс Пэтч, извините, пожалуйста. Вы не скажете, как найти офис мистера Коннела?

Было заметно, что мисс Пэтч никак не могла решить, стоять ли ей или броситься подбирать разлетевшиеся бумаги. Ее глаза забегали, выражая безмолвное отчаяние.

– Он как раз по… извините, пожалуйста, за это… Прямо через холл… какой ужас. Я очень виновата, ваше превосходительство.

– Через холл направо или налево?

– Налево. Второй угловой офис.

Бад Фулмер вошел в приемную Ройса, когда тот открыл дверь своего кабинета, словно идя навстречу ему. Ройс вышел, подумал Бад, предупредить свою секретаршу о визите важной персоны.

Фулмер еле заметно улыбнулся при мысли о том, что бесполезный Бад Фулмер вызвал такую лихорадочную активность лишь перемещением в пространстве своего мощного костяка. Для него было внове ощущать свой вес. Его улыбка расплылась от двусмысленной фразы. Раньше он был уверен, что должность посла заставит его только скучать. Теперь он видел, что в ней были свои преимущества. Впервые ощутив себя человеком номер один, Бад Фулмер, кажется, действительно приобрел вес в этом мире. Интересно, именно этого добивалась от него Пандора?

После того, как его церемонно провели в офис Ройса, обшитый теплым деревом, и предложили чашку кофе или чего-нибудь, как выразился Ройс, «для улучшения пищеварения», Бад наконец устроился в большом ореховом кресле со спинкой, обитой тканью.

– Нужен один совет, – объяснил он цель своего посещения. – Я знаю, что вы очень заняты, Ройс, а это даже и не посольское дело. Тем не менее, это может оказаться серьезным и вызвать неприятности.

– Ого! Я весь внимание.

Бад осмотрел своего заместителя, не вглядываясь в детали. Если кто-то и был идеально сложен, то это Ройс Коннел. Да, это были греческие пропорции и воспринимаемые белым человеком, как эталон совершенства. Узкая аристократическая голова с жестким подбородком. Плоский живот, длинные ноги. Господи, подумал Бад, как только бабы не съедят его живьем?

– Менеджер по международным операциям в «Фулмер Сторз», – начал посол, – парень, с которым я почти не встречался прежде, некий Джим Вимс, позвонил мне две недели назад и…

Когда он закончил историю с Вимсом, включая рассказ о фотографиях посла – нарушителя закона, подстрелившего оленя, классические, но живые черты Ройса застыли, как гипсовая маска.

– Это заурядный шантаж, – заявил он. – Оснований для чего-то серьезного у него нет. Самое время подключить к этому полицию. Правда…

Оба некоторое время смотрели друг на друга.

– Я уже было хотел сказать, что наша позиция безукоризненна. Недавно появившись здесь, вы, разумеется, полагали, что герцог Бучанский – законопослушный подданный Ее Величества, и не собирались нарушать никаких правил. Вы искренне и глубоко раскаиваетесь. Правда, в этом случае ваши сотрудники выглядят, как скопище идиотов. Почему они-то не остановили вас? Вот о чем спросят люди. Какие кретины руководят посольством США, если они позволили своему послу угодить в такой капкан, как этот?

– Я мог бы объяснить, что просто не счел нужным посоветоваться с…

– Так это еще хуже, ваше превосходительство, извините меня за прямоту. Посол, который действует без консультаций – балласт или, как в вашем случае, – слишком недавно на своем посту и неопытен. Но эту причину с готовностью приму я, а не публика.

Бада Фулмера замутило. Неужели всю оставшуюся жизнь ему придется терпеть такое? Неужели всегда ему будут говорить, что он не внушает доверия? Не будут позволять принимать решения? Всего несколько минут назад, до этого разговора, он чувствовал, как расцвело в нем ощущение собственной силы. Люди вскакивали при его появлении. И вот ушат холодной воды…

– Кстати, уж коль скоро мы об этом говорим, ваше превосходительство, – добавил Коннел, – еще один совет вам и госпоже Фулмер. Я не хочу упоминать о том, чего нам стоит прием Четвертого июля в смысле человеческих усилий, которые мы могли бы направить на другие дела. Но даже обеспечение безопасности… – Коннел покачал красивой головой.

Бад встрепенулся.

– Я опасался этого. Уж очень на виду.

– Слишком много известных людей. Большая вероятность нападения, похищения. Вам все это известно не хуже меня. – Заметив, что Фулмер реагирует с пониманием, Коннел продолжал: – Когда все это закончится, и, Бог даст, успешно, может, вы потолкуете с миссис Фулмер? Вы оба – пример для нас. И конечно, для англичан, думаю, об этом можно и не говорить? Беря пример с вас, и мы сможем улучшить нашу работу.

– А что насчет Вимса?

– Боюсь, придется подождать до понедельника, как вы думаете?

Бад Фулмер важно кивнул и поднялся. Хотя Коннел был почти шести футов роста, рядом с послом он казался невысоким.

– Вы сказали, что он работает в «Фулмер Сторз»? – спросил Коннел. – Но разве вы не главный акционер?

– Вообще говоря, пока я посол…

– Конечно, но вы же можете оказать давление.

– Чтобы убрать Вимса?

– Что-то вроде того. Это может служить контругрозой.

– У меня нет права голоса, – наконец признался Фулмер.

– А Вимс знает об этом?

– Ройс, – с трудом выдавил Бад, – об этом знают все.

* * *

Во время ленча Шамун прошел по Саут-Молтон-стрит и, как обычно, поглазел на витрины бутика Бриктон. Процедура уже устарела, и ее надо было менять, но он чувствовал себя неуютно, работая и на Моссад, значит, и это тоже нуждалось в коррекции.

Зачем сейчас беспокоиться об этом, спрашивал он себя, идя к кофейне, где должен был дождаться толстухи. Единственное, что заставило его пойти в американскую армию и вызваться работать в разведке, – это убеждение Моссад в том, что затея внедрить урожденного американца, воспитанного христианином, в истэблишмент США – не просто хороша, но даже великолепна. Это было много лет назад, но только в Лондоне Моссад впервые захотела получить назад должок. До сих пор никто из израильской разведки никогда не выходил на Шамуна: исключением были редкие «визиты вежливости» Бриктон. Но за последний год она включила Шамуна в разряд действующих двойных агентов, и это стало стеснять его.

«А почему стеснять?» – спросил он себя, усевшись за столиком и заказав кофе. Было прекрасно чувствовать себя посторонним. Классическая позиция. Но ему было плохо без дружбы Неда.

Факт, что ни он, ни Нед Френч не заводили легко друзей. Он знал: что-то происходит между Недом и Джейн Вейл. Когда это началось, он учуял сразу, сделал вид, что это его не касается. Но это заставило его думать о дружбе. Неда и Джейн заметно тянуло друг к другу, это чувствовалось. Но что связывало его с Недом?

Он не ревновал к Джейн. Они с Недом не гомосеки. Не питал Нед и отеческих чувств к молодому симпатичному офицеру, таких, какие часто возникают у старших к младшим: защитить, пожурить, похлопать по плечу, помочь в карьере, познакомить с влиятельными людьми, – погоди, завтра займешь мое место… Ничего менторского.

Они оба были слишком умны для разведки армии США, и это сблизило их. Они также знали гораздо больше, чем было нужно для работы по защите благоденствия Америки; это отличало их от других сотрудников.

И все же, подумал Шамун, увидев расплывшийся силуэт Бриктон в проеме двери, если я стану тройным агентом, то смогу сослужить Неду хорошую службу. Стоит попытаться.

Рыжеволосая долго стояла у стойки, разговаривая с хозяином, а потом сказала:

– Гино, эти бутерброды осточертели. Пойду-ка я на улицу, поем в нормальном ресторане.

– Брики, bambina, mangia bene.[58]

– Манжиа, манжиа. Ты говоришь, как моя мать. – Она вышла из кофейни. Шамун встал и увидел, как она вошла в соседний кофетерий. Через пять минут он вошел туда и сел за один столик с ней, не поздоровавшись.

– Nu, Moishe, wus noch?[59]

– Арабская любовница во что-то впуталась.

– Рассказывай.

– Она говорит, что они в панике. Трое их лучших людей пропали уже много времени назад, накануне большой заварушки, то есть этого чертова приема у миссис Фулмер в воскресенье.

– Это все?

– Нет, не все. Еще хочу сказать, что отказываюсь быть посыльным у твоих пустоголовых агентов.

– Извини, но была срочная необходимость.

– У тебя все срочно. Ты меня превратила в mishegas[60] со своими срочностями.

Толстуха улыбнулась, и на щеках у нее появились такие глубокие ямочки, что она могла бы засунуть туда целиком большие пальцы.

– Когда ты говоришь на идише, остается только смеяться, Мойше. Правильно было бы сказать – meshuge. Я превращаю тебя в meshuge. Mishegas обозначает любое сумасшествие во множественном числе.

– Нет, правильное слово было бы «Моссад».

Лицо Бриктон помрачнело.

– У тебя слишком длинный язык, малец. – Она оглянулась. – Есть проблемы с воскресным пикником?

– У нас все в порядке.

– Я верю в тебя, парень. Ты и Нед Френч достаточно толковы для такого дела. – Она подмигнула ему. – Позволь предложить тебе чизбургер с датским сыром. Вот это meshuge.

* * *

Когда Берт снова пришел в себя, он почувствовал, что тело его дрожит, хотя в лесной чаще не было прохладно. И все же сильный и беспрерывный озноб сотрясал его, будто он ехал по ухабистой дороге. Поезд истории, говорил Ленин, он может сделать крутой поворот. Те, кто не удержится, окажутся за бортом.

Те, у кого нет опоры, подумал Берт. Он открыл глаза: голова сильно тряслась. Темный лес безудержно плясал перед ним, пока трясущаяся голова не запрокинулась назад. Он закрыл глаза. Что-то ярко-голубое болезненно мерцало в его мозгу, потом цвета стали красно-коричневыми.

Затрещали ветки. Он вдохнул через разбитый нос. Кляп слегка вынули. Теперь он мог втягивать воздух через пропитанную кровью ткань. Его легкие дышали с трудом, но свежий воздух придавал силы. Поезд истории сделал крутой, очень крутой поворот.

Снова ветки. Сильная пощечина.

Глаза Берта открылись, а голова откинулась в сторону. Перед ним стоял новый человек с выпученными глазами, полноватый, постарше других мучителей. В группе Берта толстых не было. Классовый враг.

Берт узнал его. Он был на приеме у Хаккада. Сильный акцент и жуткая грамматика. Не похож на немца. Проклятая итальянская дрянь. Кинопродюсер. По имени Альцо, Альсо, Альдо.

– Комбинацию на замке, быстро? – потребовал итальянец на своем безобразном немецком. Его густые волосы казались давно не мытыми.

Он хотел заполучить комбинацию на замке от склада Берта? Там же оружия и боеприпасов на сотню тысяч фунтов!

– Scheissdreck![61] – еле слышно ответил он.

– Он не может говорить, – сказал голос Хефте.

Хефте?

Берт медленно перевел взгляд. Не может быть: его товарищ, его брат, едва смущенный, не более того! Его глаза, цвета детской мочи, искоса смотрели на Берта. Они даже не связали его, не сунули кляп ему в рот. Никто не бил его. Никто не держал автомат у виска его возлюбленного брата.

Пальцы Хефте прикоснулись к его окровавленным лохмотьям.

– Берт, они убьют тебя, – сказал он тихо и холодно. – Я покупаю наши жизни в обмен на оружие, мой брат. Скажи им комбинацию на замке, и мы свободны.

«Лжешь, – подумал Берт. – Ты свободен уже сейчас, товарищ. Никто не надругался над твоим телом.» Его губы заныли, когда вытягивали кляп.

Он немного подвигал челюстью, потом языком. Его рот пересох, как могила, вырытая в песках пустыни.

Сейчас ему стало жарко. Это место источало жар, как врата ада. «Мюнстер» плавился и впитывался в хлеб. Тонюсенькие кусочки – бабушка не должна заметить, что он ворует сыр.

Он чувствовал запахи влажного лесного воздуха, различая запах почвы и перегноя. Он вдохнул, чтобы охладить свои измученные легкие.

– Предатель! – крикнул он изо всех сил.

Хефте отшатнулся, как от пощечины. Итальянец с выпученными бегающими глазами снова ударил его по лицу. Голова откинулась в сторону.

Берт чувствовал волны тепла, идущие от земли, словно она горела.

– Однажды мы сделаем это – подожжем весь мир! – снова крикнул он.

Итальянец обернулся к Хефте и озабоченно покачал головой.

– С тобой он хочет говорить еще меньше, чем с другими, как и следовало ожидать.

– Нет, погодите, – взмолился Хефте, – я узнаю комбинацию!

– Вот, так всегда с любителями, – проронил кинопродюсер, ни к кому не обращаясь. Его выпученные глаза расширились.

Отступив назад, он вытащил из кармана пиджака маленькую автоматическую «беретту» калибра 0.25.

– Отойди в сторону, пока я его прикончу, – приказал он Хефте.

– Нет, я заставлю его говорить.

Хефте вынул из кармана маленький перочинный нож; с щелчком выскочило длинное лезвие – тонкое, узкое и заточенное, как бритва; таким оружием закалывают, кромсают или… делают то, что приходит в голову его владельцу, подумал Берт. Хефте – как раз такой.

– Никогда, – закричал Берт своему возлюбленному брату.

– Нет, – сказал Хефте почти мягко. – Не надо так говорить. Пожалуйста. – И двинулся к Берту с ножом.

Глава 18

– Я рада, что все это оказалось так просто, – говорила Пандора Фулмер Джилиан Лэм. Женщины стояли в холле Уинфилд-Хауза, наблюдая, как съемочная группа готовилась к интервью с его превосходительством. Только что в другой комнате была отснята беседа с Пандорой.

– Вы знаете, это современное оборудование, – объясняла Джилиан.

– Да, конечно. Мой опыт общения с телевидением – не из самых приятных. Мили толстенных кабелей, вьющихся змеями по всему дому, огромные старые камеры на треногах размером с «фольксваген». А свет! Моя дорогая, свет – это вообще!

– Теперь все гораздо проще. – Джилиан смотрела, как оператор проверяет углы съемки. – С мини-камерами мы мобильнее и не зависим от сильного освещения. Думаю, что мы готовы, миссис Фулмер.

– Я приглашу его превосходительство, – ответила миниатюрная хозяйка. Она пошла куда-то в потайной уголок, где его превосходительство вершил государственные дела вопреки суматохе, поднятой группой программы «Лэм на заклание». Или он как бык храпит где-то перед тем, как выскочить на арену и встретиться с матадором?

Странно. Название передачи сразу раскрывало ее направленность и остроту. Тем не менее, на памяти Джилиан не было случая, чтобы кто-то отказался принять ее со съемочной группой.

Люди меняли свое привычное поведение, когда включалась камера, подчиняясь стереотипу, усвоенному из телепередач.

– Я не испытываю к нему злобы, – сказала о чудовищном маньяке мать убитого им ребенка. – Мне только жаль его мать.

Телевидение формирует поведение. Джилиан поняла это, снимая тот сюжет.

– А что вы почувствовали, когда нашли его тело, миссис Кэтсмит? – Вздох, пауза. – Вы были в шоке, миссис Кэтсмит? – Кивок.

– О да. Я была в таком шоке, что трудно передать.

В дальнем конце комнаты показалась Пандора Фулмер: цокая пятидюймовыми каблуками, она торжественно вела своего гигантского быка на арену. Его взгляд показался Джилиан слегка затуманенным: то ли он пил, то ли спал.

– Добрый день, ваше превосходительство, – сказала она, идя ему навстречу.

– Ты помнишь мисс Лэм, дорогой?

– Здрасьте, мисс Лэм, дорогая.

Джилиан решила выпытать у Ройса, как проводит свое свободное время посол – вне официальных мероприятий, вроде открытия новых площадок для крылатых ракет. Конечно, если это ей удастся.

Ей нравилось заигрывать с Ройсом, джентльменом, явно безразличным к женскому полу. Не евнух, не импотент, просто безразличный. В Англии таких полно. Такую мужскую холодность можно было бы назвать английской болезнью. Полное равнодушие к сексу, а может, и легкое отвращение к нему заглушало зов тела в мужчинах вроде Ройса.

А теперь посмотрим на этот экземпляр, подумала она, оглядывая Бада Фулмера с головы до ног. Этот-то не безразличен к женщинам. Ни один из ста его килограммов не противился соблазнам женского пола, столь чудесно олицетворенного его крохотной женой. Джилиан не могла вообразить, как они занимаются любовью: может, Пандора всегда сверху? Непременно поговорю об этом по-сестрински с милой Пандорой.

– Мы решили, что вам будет удобней в этом кресле у камина, – объясняла Джилиан Фулмеру. – Мне сказали, что это ваше любимое кресло?

Его превосходительство пропустил это мимо ушей; значит, решила Джилиан, это придумала маленькая создательница мифов Пандора, чтобы придать шарм своему супругу.

– Впрочем, вы здесь слишком недавно, чтобы полюбить какое-нибудь определенное кресло.

Посол уселся.

– Вы правы, – согласился он.

Есть проблема, подумала Джилиан. Даже две: во-первых, лицо, не выражающее ничего, ровным счетом ничего. Во-вторых, нулевая реакция: ее вопросы отскакивали от него, как резиновый мяч от стены. Он аморфен, совсем аморфен.

– Вам удобно?

Он кивнул, его глаза обвели огромный кабинет с книжными полками от пола до потолка. Хотя был июль, кто-то, постаралась маленькая создательница мифов, зажег несколько поленьев в камине; это едва ли будет хорошо смотреться через объектив. Джилиан села на маленький диван, расположенный удобно для съемки. Закинув ногу на ногу, она поправила юбку и сложила руки на коленях.

– Вот так мы и будем сидеть, – объяснила она. – В такой позе. Как бы долго мы ни снимали, на экране это будет несколько минут, поэтому детали во время съемки не должны меняться, чтобы на пленке не было разнобоя. Если я изменю свою позу и иначе сложу ноги – зашелестит платье, переместится взгляд вашего превосходительства, все это будет безобразно выглядеть в окончательном варианте. Поэтому займите удобное положение и сохраняйте эту позу, ладно?

Он снова кивнул. Отлично, подумала Джилиан, он и говорить будет кивками. Что мне делать с этим зомби?

– Вы просмотрели список вопросов? – спросила она.

Он кивнул в третий раз.

– Может быть, есть еще что-то, не включенное в список, о чем вы хотели бы поговорить?

Что-то неуловимое шевельнулось у него в лице. О, так у него все же есть выражение, хоть и в зачаточном виде. Она встала и подошла к режиссеру.

– Гарри, ты можешь дать лицо крупным планом? Так крупно, чтобы срезать все выше бровей и ниже подбородка?

– Так крупно?

– Пожалуйста.

– Как скажешь, дорогуша.

Она снова уселась на место. Казалось, что его превосходительство укачало – вот все, что можно было прочитать на этом плоском куске мяса, считавшимся его лицом.

– Вы хорошо себя чувствуете, ваше превосходительство?

– Где… а Пандора далеко?

– Я здесь, дорогой.

– О\'кей. – Он стал еще спокойнее, вперившись взглядом в жену, которая стояла в дверном проеме футах в тридцати от него.

– Миссис Фулмер, – сказала Джилиан, осененная внезапной идеей, – вы же все еще в гриме для интервью?

– Да, а почему вы спрашиваете?

– Пожалуйста, сядьте рядом со мной. Вы будете почти все время за кадром, но, я думаю, так будет лучше для его превосходительства.

– Ну… конечно.

Крошка порхнула к дивану и примостила свою миниатюрную попочку рядом с объемными формами Джилиан. Джилиан глазами попросила оператора включить Пандору в кадр. Он несколько раз молча кивнул.

– Готова, дорогуша? – спросил режиссер.

– Готова.

– Пустить звук.

– Звук пошел.

– Пустить пленку.

– Пленка пошла.

– «Заклание», дубль семнадцатый. – Он показал пальцем на Джилиан.

– Ваше превосходительство, мы беседуем под сенью, если можно так выразиться, вашего американского Дня независимости, Четвертого июля, тогда как многие англичане считают, что теперь наш черед бороться за независимость от Соединенных Штатов. Учитывая споры по поводу американских военно-воздушных и ядерных баз в Великобритании, а также и то, что американский капитал владеет английской промышленностью, а на культурном уровне проявляет стремление подмять под себя наш маленький остров с помощью своих фильмов, телевидения и прочего – что вы чувствуете, находясь в сердце этой конфронтации?

Режиссер отвернулся, чтобы скрыть улыбку.

* * *

Четверг приближался к концу, и Нед Френч изо всех сил пытался оценить положение с подготовкой к Четвертому июля. Он потер глаза, воспаленные от недосыпания, и встал, чтобы взглянуть на Гросвенор-сквер. По всему Мэйферу пустели офисы. Люди спешили кто домой, кто в бар. А здесь, на площади, в удлиняющихся тенях деревьев стоял Амброз Эверетт Бернсайд-третий.

Нед стал его разглядывать. Снова плакат. Глупый старик снова был с теми же картонками.

Лицо Неда расплылось в улыбке. Ну и мужик этот Амброз! Он покажет всему миру. В конце концов, старик достоин уважения. Вот он стоит, непокоренный. Принимайте меня таким, каков я есть. Он будто хочет сказать: «Правда никогда не бывает красивой». А если формулировать так, как Бернсайд, то выходит, что правду даже нельзя отличить от лжи.

Нед набрал номер Макса Гривса.

– Это Френч. У тебя есть пять минут?

– Привет, Нед, я…

– Во всяком случае, ты собираешься выйти из здания?

– Да.

– Встречаемся в вестибюле. Прямо сейчас. – Нед повесил трубку.

Он увидел Гривса уже у выхода.

– Твоя дама может подождать пять минут, Макс?

– Это муж моей сестры – Джек. Он проездом в Лондоне.

Нед быстро вышел с ним из здания и пошел через лужайку по Гросвенор-сквер.

– Нет, только не это, – застонал Гривс. – Только не Амброз.

– Добрый вечер, мистер Бернсайд, – сказал Нед. – Хочу представить вам мистера Гривса. Я полагал, что на днях мы договаривались о встрече?

Светлые глаза Бернсайда забегали. Он выглядел еще более нервным, чем тогда, когда Нед видел его в последний раз.

– Это ты тот парень, что насчет расчески говорил? – спросил он.

Прокрутив мгновенно вопрос Амброза, Нед отреагировал точно.

– Я – да. А вот вы так и не выполнили своего обещания. Не расчесывались, кажется, несколько недель, да и не брились тоже. Так не должен выглядеть солдат.

Прошло время, пока в голове старика все состыковалось; после этого он ответил неожиданно для Неда.

– Убирайтесь, вы двое. Вы мне только несчастье принесли – из-за вас привод в полицию получил. Мне теперь не разрешено покупать расчески. И в «Бутс» меня больше тоже не пускают.

Сдавшись под этим натиском, Нед отступил и оглядел новый плакат.

– Очень впечатляет, мистер Бернсайд. Мне очень нравится, как у вас теперь написано.

Фэбээровец переводил взгляд с Неда на Бернсайда и обратно, пытаясь хоть что-нибудь понять.

– Не могу поверить тому, что слышу, – наконец сказал он.

– Ничего непонятного. У меня в Висконсине отец такого же возраста, как и мистер Бернсайд. Если бы у мистера Бернсайда и его жены Вики были дети, то, думаю, они были бы моими ровесниками.

– Ну уж нет, спасибо, – проворчал старик.

– У меня самого четверо, – сказал ему Нед. – Четыре девочки.

– Это дело. – Злость исчезла с грязного изможденного лица. – Говорят, что гены отца определяют пол ребенка. Это правда?

– Нед, – взмолился Макс Гривс, – когда я доберусь до Джека, он налижется, а я обещал сестре, что в Лондоне он будет трезв, как стеклышко.

– Это не займет много времени, Макс. Мистер Бернсайд, можно ли сделать так, чтобы вы пришли сюда побеседовать завтра утром в полном порядке? Потому что послезавтра начнется уик-энд, и мы будем очень заняты.

Глаза Бернсайда блеснули.

– А в чем дело?

– В воскресенье – Четвертое июля.

Старик кивнул, согласившись, что это веский повод.

– Если мне удастся перехитрить копов, – сказал он. – А то они не позволяют мне купить расческу, шампунь и побриться. А я же не могу прийти на беседу, как бродяга.

Макс грубо захохотал.

– Вы прямо мои мысли читаете.

– Ничего, Макс. Давай договоримся, что я доставлю мистера Бернсайда в твой офис, скажем, к девяти тридцати. Ты знаешь, дед мистера Бернсайда был не только юнионистским генералом, но губернатором и сенатором.

– Не может быть! Я потрясен. Послушай, муж моей сестры, Джек…

– Из великого штата Род-Айленд, – добавил Нед.

– Некоторые считают, что старый Род – мура, потому что размером мал, – сказал Бернсайд, – но масштаб не определяет значения, правда, мистер Гривс?

– Пусть он лучше, – предложил Нед, – задаст этот вопрос Ларри Рэнду.

* * *

Мучения Бада Адольфа Фулмера-третьего продолжались. Хотя для освещения использовались малогабаритные галогеновые лампы, которые излучали мало тепла, на лбу Бада выступили капли пота. Во время перерыва его малышка жена, подпорхнув к нему, нежно вытерла его массивное лицо. Джилиан к этому времени протащила его кровоточащую тушу через дюжину заграждений из колючей проволоки, каковыми были вопросы о ракетных базах, торговле с Россией, американских бомбардировщиках в Англии, политической свободе, равной плате за одинаковую работу, о политическом влиянии организованной преступности и масса других, напоминающих битое стекло, по которому ему пришлось топать босиком.

Пока Пандора приводила в порядок своего «малыша», как тренер боксера перед выходом на ринг, Джилиан переговорила со своим режиссером.

– Как он смотрится, Гарри? Выражение на лице есть?

– Одна непереносимая боль.

– Запечатлел реакцию крошки?

– Отлично! У нее все на лице написано.

– Тогда по местам, солдаты. – Она повернулась к Фулмеру. – Мы готовы продолжить, ваше превосходительство. Теперь мы покончим с политикой и перейдем к личным вопросам.

– Мне придется отвечать на те, что были в переданном вами списке?

Джилиан поискала на его лице следы сарказма – ведь она до сих пор не задала ни одного вопроса из тех, что были ему переданы.

– Извините, сэр. Мы разве собирались ограничиться только теми вопросами, что в списке?

Бад Фулмер, ничего не ответив, пожал плечами. Сейчас Пандора могла бы выразить неудовольствие. Но она сидела молча, словно притворяясь, что ничего не слышала. Джилиан поняла, что Пандора, которая всю жизнь была посредственностью, хотя и богатой, не собиралась упустить свой шанс в грязной политической игре.

– «Заклание», дубль двадцать шесть.

– Ваше превосходительство, личная жизнь крупных политических деятелей очень интересует всех. Могли бы вы сказать, кто оказал на вас самое большое влияние?

Бад приготовился отвечать на этот вопрос так же, как и на предыдущие, – правда, потом это можно вырезать с пленки, – дважды кивнув, выпятив подбородок и взглянув на Пандору в поисках поддержки.

– Главным образом мой отец, – сказал он.

Шестое чувство подсказало Джилиан, что эти слова отличались от стереотипной телевизионной реакции, сформированной большими дозами разных программ и старых фильмов.

– Ваш отец? Но это естественно, для каждого мальчика влияние отца огромно, не так ли?

Едва уловимое смущение появилось на плоском лице Фулмера, словно сказанное вынуждало его продолжать в том же духе.

– Он… – Бад остановился и облизал губы. – Вообще говоря, он был гигант.

– Вы свои габариты унаследовали от него?

– Я имел в виду его мозг, его положение в промышленности… – Мысли посла скользнули на боковую дорогу. – Свой рост я унаследовал от матери. Вся ее семья была выше шести футов, даже ее сестры, мои тетушки, которые… – Боковая дорога уперлась в кусты. – Но мой отец тоже гигант, только по-своему. Он – лидер. Пионер в создании сети магазинов. Вообще говоря, он никогда не оглядывался назад. Он пер вперед.

– А если бы вам пришлось кратко изложить его философию бизнеса, как бы вы это сделали?

– Покупай много, а продавай дорого.

– Извините, не совсем понятно.

– Вы покупаете, скажем, тысячу штук какого-то товара по низкой оптовой цене. Но у вас пятьсот магазинов для реализации. В каждом городе, вообще говоря, этот товар в единственном экземпляре, поэтому вы можете установить большую цену. Вы знаете… – Он, видимо, перехватил какой-то незамеченный остальными сигнал от Пандоры, потому что остановился. – Мой отец, – снова начал он медленно, – был гигантом интеллекта и энергии. Это часто можно встретить у невысоких людей.

Воцарилась болезненная тишина. Джилиан уже была готова объявить перерыв, когда посол снова ожил, как всегда, медленно выпятил подбородок и дважды кивнул.

– Мы с ним никогда не ладили.

– Дорогой!?

– Вообще говоря, он не доверял мне даже самых пустяковых дел.

– Дорогой!?

– Вообще говоря, погубил мою жизнь.

– Мисс Лэм, можно устроить перерыв?

– И деньги, конечно. Тонны денег. Ну что, в сущности, такое, эти деньги? Если у вас достаточно средств к существованию, вы хотите сделать что-нибудь полезное, что-нибудь…

Пандора вскочила на ноги и потянулась к нему, делая вид, что снова вытирает ему лоб.

– Мисс Лэм, я так понимаю, что посольство имеет право просмотреть запись перед тем, как ее покажут по телевидению?

– Мистер Коннел настаивал на этом.

– Тогда все в порядке.

– О-о. – Джилиан подняла и понизила тон, что характерно для англичан, когда они хотят показать недоверие. – Правда?

* * *

Махмет Хаккад провел очень напряженный день. Его шофер несколько раз покрутился по городу, как пчела над поляной. И результаты, предчувствовал Хаккад, будут столь же «медоносными». Теперь он не спеша направлялся к Белгравии, потому что час пик заставляет двигаться неторопливо даже «роллсы». Не будь он правоверным мусульманином, он сейчас открыл бы холодильник, установленный в машине, и налил бы себе спиртного.

Его последний визит был самым важным за день, хотя, возможно, он и не принесет дохода. Он встретился с человеком, знакомым Альдо Сгрои, таинственного кинопродюсера. О своем открытии, связанном с ним, Лейла к этому времени уже сообщила. Примерно то же сказал ему, хотя и не прямо, человек, с которым он только что встретился, – Мустафа, занимавшийся темными делишками в области международных финансов.

– Альдо Сгрои, – объяснил он, – просто личина; он воспользовался ею, чтобы осуществить свои планы в этом месяце. Понятия не имею, каково его настоящее имя и даже итальянец ли он.

– Мне кажется, он сицилиец, – ответил Хаккад, тронув ногтем большого пальца шрам на лице: это был намек на связь с мафией.

– Честно говорю, что не знаю, глубокоуважаемый друг, – признался Мустафа. – Существует реальный Сгрои, возможно, должник этого парня, что и позволяет мистеру Иксу использовать его имя. Но лет десять назад, когда я встретился с этим человеком на Мальте, его звали Юсуф Драго и он владел всеми публичными домами на Стрейт-стрит.

Хаккад глубокомысленно кивнул.

– Принцип тот же: связь финансовых услуг с незаконным источником наличных. Но он проделал длинный путь с тех пор, как был суперсводником.

– Именно к нему обращалась любая мадам, намереваясь открыть новое заведение. Он обеспечивал финансирование. – Мустафа подался вперед и повысил голос. – Последний раз, когда я видел мистера Икса, у него было французское имя, а жил он в Женеве, работая с правительствами маленьких государств, которым нужны были деньги.

– Так его считают серьезным человеком?

– Его уважают, мой друг. Его информация всегда точна. Здесь, в Лондоне, он возглавляет собственную разведывательную сеть и вербует людей повсюду. Они не нашей веры, поэтому им проще работать на Западе. Их железная дисциплина напоминает мне дивизию «Ваффен СС» – «Мертвая голова». Это очень привлекательная комбинация для тех, кому нужны деньги.

* * *

У дома номер 12 «роллс» остановился. Швейцар приветствовал доктора Хаккада гостеприимным жестом и провел его к лифтеру. На верхнем этаже доктор Хаккад достал ключи и отпер дверь квартиры. Лифтер, улыбаясь, закрыл двери лифта и спустился вниз. Хаккад вошел в квартиру.

Сделав несколько шагов, он замер и похолодел. Пухлый невысокий человек, называвший себя Сгрои, наставил на него автоматическую «беретту» небольшого калибра. Ее крохотное черное дуло угрожающе смотрело на доктора, но тот не мог оторвать взгляда от своей нагой сестры.

Светлая кожа Лейлы была стянута медной проволокой, как у птицы, которую собираются жарить на вертеле. Влажная плоть вздымалась. В горле у Хаккада застрял стон.

– Спокойно, понял? – сказал Сгрои. – Двигайся тихо, ясно?

Хаккад вытер струившиеся из глаз слезы и громко высморкался. Ужас на его лице сменился хорошо разыгранной яростью.

– Я обязан за…

– Ты веришь в это? – спросил Сгрои. – Ты думаешь, в таком возрасте она все еще девственница?

Наконец Хаккад смог осмотреть всю комнату. Его сестра, нагая и корчащаяся от боли, причиняемой проволокой, находилась посередине. Ее рот был заткнут нейлоновым чулком. Около окон видны были силуэты двух парней с автоматами большого калибра с глушителями. На обитом тканью стуле сидел Хефте и курил сигарету. Его американская подружка сидела с обеспокоенным видом рядом.

– Садись рядом с Хефте, только тихо.

Когда Хаккад оправился от шока, его голова заработала. Каким образом столько людей проскользнуло мимо швейцара и лифтера? Неужели его служащих так легко купить? Быстро же они его предали.

– Что вы хотите? – спросил он человека с «береттой».

– Наличные завтра утром, в девять тридцать, когда откроются банки.

– О! Давайте сейчас.

Мужчина, назвавшийся Сгрои, удивленно взглянул на него.

– Завтра утром, в девять тридцать, наличные. Понял? Иначе имей в виду, что у меня здесь дюжина мужиков… а твоя сестрица – девственница.

Хаккад содрогнулся, представив эту картину. Он снова начал судорожно размышлять и тотчас вспомнил о своем соседе по дивану.

– Хефте, – сказал доктор, – ястреб мой, ты что так тихо сидишь?

– Мне очень грустно, доктор. Мой товарищ Берт… – Аккуратно загасив сигарету, он приложил руку к сердцу. – То же случится со всеми нами, доктор, если мы не будем сотрудничать с этим джентльменом.

– Я что-то не вижу, чтобы проволока впивалась в твое нагое тело! – закричал Хаккад. – Или в тело твоей американской шлюхи.

– Слышите? – спросил Хефте у человека, назвавшегося Сгрои. – Эмоциональный срыв! В этом, как вы говорите, разница между любителем и профессионалом.

* * *

Обед в голландском посольстве всегда начинался с выставки разных сортов джина, правда, Бад Фулмер никоим образом не мог знать, что это не было устроено, как особое искушение, специально для него. Пандора погрузилась в беседу с хозяйкой, предоставив его превосходительству сначала бегло взглянуть, а потом обстоятельно осмотреть батарею бутылок. Все они были почти одинаковой формы: высокие, граненые, суживающиеся у горлышка, как химическая посуда.

Одни были из темно-зеленого стекла, другие – из соломенно-желтого, пропускающего свет, а некоторые были словно запечатаны в коричневой глазурованной керамике.

– А, ваше превосходительство, – сказал мужчина с интонацией человека из высшего английского общества, – для такого изобилия джинов нужен квалифицированный гид.

– Точно, – заметил Фулмер. – Между прочим, я не пью.

Мужчина был ему как будто знаком – то ли по одному из дипломатических приемов, то ли в связи с чем-то еще – посол не помнил.

– Вот эта бутылка, – продолжал мужчина, поглаживая широкие густые усы, – которая выглядит так, будто ее достали из погреба, называется «Коренвин» и должна иметь возраст не менее двадцати пяти лет. Или, как говорят – выдержку.

– Вы голландец? – спросил Бад. – Ваше лицо… кажется мне знакомым.

Когда мужчина улыбнулся, на его щеках образовались ямочки рядом со скобками морщин по обеим сторонам рта. – Позвольте представиться, ваше превосходительство. Глеб Пономаренко, ТАСС.

Он протянул руку, и Фулмер пожал ее раньше, чем до него дошел смысл сказанного.

– Вы русский? – поинтересовался Бад.

– Да. А теперь посмотрите на керамическую бутылку с буквами «O.G.», ей тоже много лет. Никогда бы не подумал, но вкус таких искусственных спиртов, как джин, с возрастом становится мягче.

Хотя его превосходительство и не пил, эта тема не была для него вполне незнакомой.

– Но вы же не выдерживаете свою водку, – заметил Бад.

– Увы! Мы пьем так быстро, что выдерживать уже нечего.

– Ха-ха-ха! А я завязал, – сказал ему мрачно Фулмер. – Дни, когда я выпивал, прошли. Мой отец был бы теперь счастлив.

– Он, э… больше не с вами?

– Умер несколько лет назад.

– Он был невысок, – отметил Глеб таинственно.

– В нем не было и пяти футов трех дюймов. Настоящий сморчок.

– Мой отец тоже был низкого роста, – сообщил русский.

– Вы знаете, это самое паршивое. Такие люди – настоящие тираны.

Глеб вздохнул.

– Увы, он умер еще до того, как я успел родиться.

Бад Фулмер взглянул на него с неподдельным интересом.

– Вы счастливчик, – проворчал он.

И только позже, возвращаясь после обеда в Уинфилд-Хауз, посол вдруг спросил себя, откуда русский мог знать, что его отец был коротышкой. Но в этот момент было слишком поздно задавать вопросы.

* * *

Это время года и все остальное лето ночное небо над Лондоном было допоздна светлым. Лу Энн, старшая дочь Неда и Лаверн, после их приезда в Англию часто спрашивала, почему это происходит. Нед показывал ей карту мира, объясняя, что Лондон находится на одной широте с Ньюфаундлендом.

– Разве это понятно? – спросила Лаверн и потребовала, чтобы Нед нашел глобус и с помощью настольной лампы, заменяющей солнце, рассказал, как светило меняет положение зимой и летом.

Сегодня даже в девять часов вечера небо все еще светилось, рассеивая ночную тьму, но не позволяя ничего разглядеть как следует. Лаверн стояла у окна гостиной и смотрела на двух птиц на лужайке перед домом.

– Давно пора спать, птички, – сказала она бодро.

– Что?

Нед смотрел в кабинете девятичасовую программу новостей Би-би-си.

– Что ты сказала, Лаверн?

– Ничего.

Ну и смешные же эти птицы. Черные, с оранжевыми клювами, они имели явные музыкальные способности. Лаверн знала, что это была какая-то разновидность черного дрозда – ее соседка-бельгийка из соседнего дома так их и называла. Близкий Риджент-парк был наполнен их пением в это время года. Казалось, они могли имитировать все, что угодно, – трубы, паровые свистки, скрипки, тамбурины. Их ловкость напомнила Лаверн одного из джазовых виртуозов, которых любил слушать Нед, – быстрые перепады звука, длинные стремительные петли мелодии. И все эти звуки издает обычная крошечная птица.

– Все, птички, больше червячков нет, – сказала она, обращаясь к тем двум, что сидели на лужайке. – Домой, пора спать. Пока, дроздики.

Она заметила, что разговаривает с птицами так же, как говорила со своими девочками, когда они были маленькими. Чудесно было поговорить с ними по телефону сегодня утром! Это скрасило долгое отсутствие Неда. Она не вполне представляла себе, чем он занимается, только заметила, что в последние дни его работа имела отношение к воскресному приему – одному из тех служебных дел, которые позволяли Неду исключить ее из своей жизни.

– Нед?

– Иди сюда.

Она еще немного постояла у окна.

– Летите домой, дроздики. Пока. – Потом повернулась и вошла в кабинет. На телеэкране член администрации США говорил на пресс-конференции о том, что Америка никогда не пойдет на переговоры с террористами – «будь то так называемые святые люди или обычные уголовники».

– Ох, ну и чушь, – саркастически воскликнул Нед.

– …интересах самообороны, – продолжал министр, обращаясь к журналистам, – мы поддерживаем в боевом состоянии наши силы в восточном Средиземноморье и в верхней части Индийского океана. Это соответствует…

– Нашему широкоизвестному стремлению к миру! – добавил Нед.

– …готовы преподать еще один незабываемый урок, выдержанный именно в этом духе, чтобы его поняли террористы, которые…

– Ракеты! – предложил Нед. – Единственный хороший удар – это ядерный удар.

– Нед, замолчишь ты наконец?

Он повернулся к ней.

– Не беспокойся, Восс, он меня все равно не слышит.

– Но соседи могут услышать. А я хочу послушать.

Он сложил руки на груди и сидел, безмолвно уставившись в телевизор, пока министра не сменило изображение огромного слона, который неподвижно лежал на боку, тогда как трое ветеринаров-дантистов пытались запломбировать его бивень.

– Укуси их, Джамбо![62]

– Нед!

– И почему у нас нет такого компьютерного устройства, которое позволяло бы менять то, что происходит на телеэкране? – вопрошал Нед. – Вот эта идея! Слон откусывает им руки и удаляется, задумчиво их пережевывая. Или министр по ядерным ракетам нажимает кнопку, и мы взлетаем на воздух.

Лаверн долго смотрела на него.

– Слоны, – сказала она наконец, – вегетарианцы.

– Смейся, сколько влезет, но мне пришла в голову одна мысль. Каждые несколько лет новое поколение историков заново переписывает историю, переиначивая все. Почему это никогда не соответствует истине? Какая-то компьютерная игра получается.

– Первое, что стоит сделать, – это послать тебя на медкомиссию.

– Нет, нет и нет. Это нельзя использовать как орудие личной мести. А кроме того, я не сделал ничего, чтобы заслужить такую участь.

Она села рядом с ним на маленький диван. Они смотрели на экран пустыми глазами. Какие-то пикеты маршировали то ли перед магазином, то ли перед офисом с какими-то плакатами в руках. Полиция в английских шлемах начала разгонять их дубинками. Трое бобби, опрокинув на землю невысокого мужчину, принялись избивать его ногами. Кто-то сзади бросил кирпич в полицейского, на лице его выступила кровь. Потом начались гонки. Машины неслись по длинной кольцевой трассе. Лаверн совсем перестала смотреть на экран.

– Нед, – начала она, – сколько еще мы пробудем в Лондоне? Год?

– М-м?

– Я спрашиваю сколько?

– Еще два года. Тебе уже здесь наскучило?

В руке у Неда был пульт дистанционного управления. Он нажал на кнопку, и экран погас. Потом положил пульт на диван и молча поглядел на нее.

– Это очень престижное назначение, ты ведь знаешь?

– Лучше, чем в Штаты? – спросила она.

– А? – Нед сделал мину, означавшую: «Я так и знал». – Ты снова завела свою песню. Нет на свете места, где так же хорошо, как в добрых старых Штатах Америки. И это несмотря на то, что ты не жила в Штатах – сколько? – лет двенадцать? Может, я информирован не лучше, чем ты, но знаю, что дома произошли большие перемены, Лаверн. Твое семейство уверяет, что все прекрасно, но они говорят о контролируемой среде, причем контролируют ее они сами.

– Не начинай, не надо. – Она встала с дивана. – Моя семья не имеет к этому отношения.

Она помнила голос своей матери, спокойный и любящий, который она услышала утром. И радостный вопль своих девочек. И что все они просили ее поскорей приехать к ним. Может, поэтому она до сих пор и не рассказала Неду о своем телефонном разговоре. Ну что же, долг платежом красен. Он тоже ни о чем не рассказывает ей.

– Эй, – сказала она, – мы пропустим «Тречери».

Он взглянул на часы и снова включил телевизор. «Тречери» – одна из популярных вечерних «мыльных опер»,[63] была ввезена из Штатов. Здесь она пользовалась таким же успехом, как дома. Переплетение предательств, лжи, греха, гнусных поступков и еще более мерзких персонажей заставляло воспринимать сериал, как характерную картину жизни США, во всяком случае, высших слоев общества.

– Смотри, – сказал Нед.

– Я думала, что тебе тоже нравится.

– Восс, я привез домой все полученные сегодня бумаги. Я не успел даже расписать их по сотрудникам.

Она кивнула. На экране одна из героинь «Тречери», одетая в блестящую золотую разлетайку, которая начиналась у нее над сосками, а оканчивалась у копчика, дала пощечину другой, пытавшейся вцепиться ей в глаза.

– Так, и что теперь? – спросила Лаверн, усиливая звук.

– …маленькая ведьма! Я тебя проучу!

– Восс!

– …думаешь, я не знаю, что ты вытворяешь у меня за спиной?

– Восс!

Героини катались по полу, выдирая друг у друга волосы и пиная ногами одна другую.

Нед встал, взял с письменного стола свой кейс и тихо вышел на кухню.

– …вытрясу из тебя твою паршивую душу, ты, тухлая…

Он закрыл дверь и уселся за кухонным столом.

Часть 5

Пятница, 2 июля

Глава 19

Когда Лаверн проснулась, небо за окном спальни сияло голубизной. Радиочасы показывали без четверти девять. Она протянула руку, думая, что Нед уже встал, но увидела, что он все еще спит.

Она похлопала рукой по его голому плечу, но, не добудившись, начала гладить ему спину, усиливая нажим книзу, как при массаже.

– Нед, – прошептала она. – Уже почти девять, Нед! – Он медленно, нехотя просыпался.

– Мне надо быть на Гудж-стрит.

– Я, кажется, забыла рассказать о том, что вчера говорила с девчонками.

– С девчонками? – Он перевернулся на живот. – Как у них дела?

– У Лу Энн все в порядке, хотя мальчик, с которым она переписывалась, перестал ей отвечать. Глория была в кино. Де Карта только что закончила летнюю сессию по гриму. Только отличные оценки. Салли… ты помнишь, у нее поздно начались месячные. Они у нее до сих пор нерегулярные. Каждый месяц сходит с ума.

– Не самая редкая жалоба.

– Да, но у многих женщин причины другие. Мне приятно сознавать, что никто из наших не может забеременеть.

– Беременность в тюрьме – редкая вещь. – Нед поднялся с кровати и стоял голый, протирая глаза.

– Ты так называешь Кэмп-Либерти?

– Так я называю любое место, окруженное высоченным забором из колючей проволоки, с пулеметными точками, электронной системой наблюдения, сторожевыми доберманами, с контролем за телефонными переговорами. Где школы, магазины, церкви, библиотеки и все остальное находится под контролем одного органа. Если тебе кажется, что слово «тюрьма» невыразительно, может, больше подойдет «концентрационный лагерь»?

– Господи, Нед. Но ты ведь совершенно не прав!

– Если бы этой тюрьмой руководил посторонний человек, а не твой отец, ты бы сто раз подумала, обрекать ли четырех молодых девушек на такую жизнь.

– У них там был бал.

– Неужели? Я хочу, чтобы они были здесь к осенним занятиям в школе.

Помолчав, Лаверн сказала:

– В этом проклятом богом месте? В Банановой республике? Ты хочешь, чтобы твои дочери выросли на подаяниях и разговаривали, как персонажи очередного сериала?

– Я не хочу, чтобы они впитали идеи свихнувшегося генерала, пригодные для образцового фашистского государства.

– Перестань! – Лаверн вскочила с кровати, готовая к битве.

– Ты хочешь отдать их на милость любого бандюги или насильника? На милость продажного политикана? Находиться с людьми, которые за всю жизнь не смогли обеспечить себе нормальное существование, не способны отличить хорошее от дурного или американца от русского? Так ты видишь их будущее?

Он угрюмо смотрел мимо – в окно, на солнечный свет.

– Вы с отцом живете, как будто в девятнадцатом веке, окруженные команчами. Ваша главная цель – составить повозки в круг и зарядить ружья. Эх, если бы вы хоть раз взглянули туда, – он показал на солнечное сияние утра, – вы бы увидели, что жизнь – не вестерн. Мы уже на целый век ушли от однозначного «хорошо-дурно» времен освоения Запада. Если ты не поймешь мир сейчас, не захочешь этого сделать, он уничтожит тебя, Лаверн, и наших девочек тоже. Что до тебя, я уже сдался. Но я не дам утонуть нашим девочкам.

– Сдался? – Она откинулась назад. Ее грудь вздымалась и опускалась в такт дыханию. Лицо было безжизненным и белым. – Кого ты подыщешь на мое место? Кто сможет жить с тобой и переносить твои капризы?

– Я всегда мог рассчитывать, что ты улучшишь мое настроение. – Он выскочил из комнаты, а через несколько секунд стало слышно, что душ шумит вовсю.

Лаверн осталась стоять, готовая к сражению и лишенная возможности сразиться. Она выросла с четырьмя братьями, поэтому драка не была для нее внове. Но он действовал не так. Ударил и удрал. Таков был стиль полковника Френча.

Не она начала это. Он отвратительно говорил о Кэмп-Либерти. Поэтому она не чувствовала раскаяния, не собиралась бежать вниз и готовить завтрак полковнику. Да уж, прекрасное фашистское государство. Все, чего хочет сделать ее отец, это навести какой-то порядок, ограничить вседозволенность, царящую сегодня в Америке, где каждый обладает своими правами – не заработанными и не заслуженными. Но если рискуешь сказать об этом, ты уже фашист.

Ничего. Будущее за такими оазисами, как Кэмп-Либерти, и десятком подобных мест. Будущее, уготованное ее девочкам.

Утопическое будущее с правами для всех, в которое уверовал Нед, проведя слишком много лет вне Америки, обречено. Его уже вкусили. Есть уже два поколения семей, живущих на пособия и никогда не имевших работы. Мир объелся коммунистическими неудачами. Это не только Россия, но и Швеция, и Италия, и Англия. Социализм не работает. Естественный порядок вещей – это лидеры и последователи. Стоит только взглянуть на природу и животных, чтобы понять это. Права для всех – это дурацкая, противоестественная, обреченная на неудачу идея. Почему Нед не может понять этого?

Она решительно вошла в ванную и застала его вытирающимся.

– Почему ты не можешь увидеть этого, Нед? Твоя идея будущего уже проверена, а не сработала. Идею моего отца не проверяли, но…

– А чем занимались Гитлер, Муссолини и Франко и половина диктаторов Латинской Америки? Они испытывали на практике идею твоего праведного отца. Он далеко не первый открыл мерзостные соблазны фашизма. Будем надеяться, что он окажется последним.

– Ты… ты… ты – сумасшедший!

Она повернулась и пошла прочь, но потом вернулась.

– А если ты думаешь, что я собираюсь растить девочек в этом вертепе, ты еще более ненормальный, чем я думала.

Через несколько минут, полностью одетый, он прошел мимо нее, направляясь вниз.

– И куда же это ты собираешься?

– На работу, – бросил он. – Пытаюсь сделать так, чтобы мой скромный вклад в работу был в полном порядке. Извини, что я резко говорил о твоем отце, Восс. Но он – динозавр, притом опасный, и я не допущу, чтобы он расплющил моих детей, как тебя.

– Никто меня не расплющил!

Он был уже за входной дверью.

– Спокойно, Восс, спокойно.

– Ударил и бежать, да?

Он посмотрел на нее, стоявшую в светлом хлопковом длинном халате на ступенях у входа. Пояс был завязан, но узел ослаб, халат распахнулся, утренний солнечный свет падал на ее тело.

– Восс, халат.

– Я не хочу жить на этом клочке земли, называемом страной! – заявила она. – Я не хочу, чтобы мои девочки жили неполноценной жизнью среди людей, не отличающих хорошее от плохого.

– Восс, завяжи как следует халат, пожалуйста.

– А, вот что тебя беспокоит?! – Она распахнула халат, обнажив свою роскошную грудь цвета слоновой кости. – Дай мне простор! – кричала она. – Дай мне свободу, Нед! Я ненавижу это место!

Он спустился по ступеням и пошел по дорожке. В голове вспыхнула мысль о том, что он собирался поехать на подземке на Гудж-стрит, привести Бернсайда в приличный вид, а потом доставить его в канцелярию. Сейчас он был в нерешительности, оставив Лаверн в таком состоянии. Он повернулся и сделал шаг к ней.

– Пошел прочь, полковник, – сказала она, запахивая халат и завязывая пояс. – Давай, давай. Ты уже опаздываешь. Опаздываешь спасать здешний продажный, прогнивший мир. Его не стоит вытаскивать, он заслужил свою участь, но ты иди, иди, трать время и силы на спасение.

Она повернулась и решительно вошла в дом, изо всех сил хлопнув дверью. Он постоял, раздумывая, что же делать. Только Лаверн удавалось так сбить его с толку. Приглушенно прозвучали выстрелы – как из глубокого подземелья. Он слышал, как Лаверн в подвале выпустила пять пуль в мишень. Спускает пар? Неужели это ее единственный способ успокоиться?

Он не привык чувствовать себя смущенным. Покачивая головой, Нед направился к станции подземки. Глухие звуки выстрелов ее пистолета все еще звучали в ушах. Нед посмотрел на часы и понял, что они с Бернсайдом несомненно опоздают в посольство. Тогда он сделал то, чего никогда не делал. Остановившись на углу Веллингтон-роуд, он остановил такси. Первое, которое подошло.

* * *

В центре телекоммуникаций рядом с Керзон-стрит Ларри Рэнд сидел рядом с дверью в кабинет Хеннинга за письменным столом; он пользовался им, заходя сюда. Вчера поздно вечером он получил то, что в Компании зовут «Луни-Тунз», факс-шифровку, сделанную с помощью старомодного одноразового шифра, к которому только Рэнд имел ключ.

Расшифровка не составила бы труда для чинуш, руководивших резидентурами в других местах. Но Ларри Рэнд за долгие годы работы «в поле» возымел отвращение к кодам, сигналам, «оперативным» штучкам, придуманным твердокаменными задницами, которые наложили бы в штаны, оторвавшись от своих любимых письменных столов.

«Луни-Тунз» был разработан еще перед Второй мировой войной как дешевая, но очень надежная система кодов. Теперь, когда большая часть шифрованных сообщений обрабатывается компьютерами, его используют в основном из экономических соображений. Он обеспечивает отличную надежность, хотя стоит сотую долю цены электронной системы. Работа с «Луни-Тунз» предполагала, что Рэнд должен найти свой шифр-блокнот, постараться вспомнить, когда он его использовал последний раз, и выбрать нужную новую таблицу. Обычно писали на верхней странице, потом, оторвав и уничтожив ее, переходили к следующей. Так это происходило в Лэнгли. Но так как Ларри Рэнд ненавидел бумагомарание, предпочитая ему телефон, он не мог вспомнить ни того, когда он использовал блокнот последний раз, ни того, какую страницу надо взять сейчас.

Он уселся за столом, поболтал ногами, не достававшими до пола, и попытался расшифровать начало сообщения, используя все страницы подряд. Каждый раз выходила полная галиматья. Он занимался весь прошлый вечер дома и дошел уже до седьмой страницы, когда наконец обозначился просвет.

НЕТИЗ.

Он скорчил рожу, но продолжал писать.

НЕТИЗВЕСТ.

Он почесал затылок и написал еще несколько букв.

НЕТИЗВЕСТНЫХЗАПИСЕЙРИОРДАНУТЧКВИМСКОНТРАКТРЕЗИДЕНТУРАГОНОЛУЛУТЧКСТАТУСЗАКОНСЕРВИРОВАН.

Ларри Рэнд откинулся в кресле и карандашными росчерками разбил сообщение на слова. Делая это, он вспомнил, что много лет назад была замешана в финансовой афере резидентура в Гонолулу.

Она следовала тактике, свойственной и многим другим резидентурам ЦРУ, – привлекала к сотрудничеству бизнесменов и журналистов, которые вели подвижную жизнь и переводили средства из одного места в другое. Эти люди, работавшие по контракту, были не кадровыми сотрудниками Компании, а чем-то вроде гражданских служащих. Однако они перемещали или отмывали для ЦРУ незаконные деньги, перевозили посылки, передавали деньги и наркотики политикам, находящимся под влиянием управления, короче, делали все, что сотрудник Компании счел бы для себя слишком щекотливым. Они напоминали агентуру мафии – бизнесменов, политиков и сотрудников полиции, связанных с определенным кланом, но не входящих в него.

«Яйцеголовые» в Компании часто говорили, что для широкой публики безразлично – в штате ли человек или работает по контракту. Последние, впрочем, проникали глубоко и нередко получали плату в двух местах – у себя и в ЦРУ. Так зачастую бывало в Латинской Америке или Юго-Восточной Азии с их нестабильными и коррумпированными правительствами, ценившими людей такого рода.

Но в Гонолулу один из таких контрактов завершился весьма плачевно. Некто втянул в аферу всех, включая работавшего с ним сотрудника резидентуры: все вложили деньги в его гарантированный, обеспеченный защитой фонд. Когда один из надутых подал на него в суд, клубок размотали, и люди из Компании почувствовали себя идиотами, доверившими аферисту свои сбережения.

– Но они не признались, что работали с ним. Один из сотрудников ЦРУ, вложивший сбережения своих родителей, со слезами на глазах рассказывал в суде, какое доверие внушал ему аферист.

– Я по-настоящему верил ему. И до сих пор почти верю.

Рэнд знал это ощущение. Вы готовите контракт, даете человеку подлинные документы на чужую фамилию, неподотчетные средства, секретную информацию, тайные контакты. В ответ он прикрывает своей фирмой незаконную операцию ЦРУ. И очень скоро, как это случилось и в Гонолулу, вы начинаете верить ему, как доктор Франкенштейн поверил в Бориса Карлова.

Расшифрованный факс впрямую не связывал Вимса с конкретной аферой в Гонолулу, но намекал на нее. Не упоминал ли этот чертов Нед Френч о каких-то финансовых махинациях? Да еще и труп? Спецотдел, Скотленд-Ярд…

Еще одно Гонолулу прямо здесь, в Лондоне!

Ларри Рэнд откинулся, ошеломленный. Пять минут он занимался тем, что выбирал факты, отсеивая сомнения и страхи. Сначала он должен убедиться, что ни у кого не было контактов с Вимсом и Риорданом. Доказав это, он сможет защитить себя. Но, если вдруг обнаружится, что кто-то все же работал с Вимсом, надо будет сменить тактику, а заодно выяснить, кто, кроме Френча, знает о связях этого субъекта с Компанией. И до того, как защищать Вимса, придется заткнуть им рот.

* * *

Объезжая ямы и ухабы на Черри-лайн по дороге в Амершэм, Базард увидел тело; еще мгновение, и было бы слишком поздно. Это была очень узкая дорога, что две машины не могли разъехаться. Остановившись, Базард перекрыл ее, быстро выскочил из своего «лендровера» и бросился к телу.

Он увидел молодого мужчину, сильно изувеченного, в разорванной одежде, со сломанным носом и окровавленным ртом. В Амершэме редко бывало, чтобы трупы загораживали деревенскую дорогу. Базард попытался вспомнить, как щупают пульс. Пульса не было. Еще что-то там делают с зеркалом, вроде подносят ко рту, но не снимать же зеркало обзора с машины. Шея. Вот. И здесь нет пульса. Погоди, что-то есть? Трудно сказать.

Базард представлял собой странное сочетание городского жителя с сельским. Он жил дальше по дороге и обрабатывал несколько акров земли, но, чтобы позволить себе это, работал стряпчим в городе. Стряпчие же не обязаны знать, как обнаружить признаки жизни. И все же… лучше обращаться с беднягой так, как будто он живой.

В приемной амершэмского госпиталя фельдшер был потрясен количеством ран. Ему тоже не удалось обнаружить пульс.

– Мы его отправим в Стоун-Мэндвил, – сказал он. – У них есть отделение интенсивной терапии.

По кускам коры и листьев Базард и фельдшер предположили, что парень приполз на Черри-лайн из ближнего леса или из другого, над Шарделоз.

– Но это невозможно, – заметил фельдшер. – Невозможно, чтобы умирающий сделал это, если только…

– Если только? – спросил Базард.

– Я как раз собирался сказать, – проворчал фельдшер. – Ну, какая-то цель, или исключительная необходимость, или нечеловеческое желание… вообще-то трудно, конечно, сказать. Но, видимо, было что-то, что бедняга хотел сделать, если я понятно выражаюсь. В его случае совершенно очевидно торжество духа над телом.

Накрывая пострадавшего полотняной простыней, фельдшер все приговаривал:

– Тэкс, тэкс, – и покачивал головой. – Нечеловеческое усилие, – пробормотал он.

– Думаю, мне лучше поехать с ним, – предложил Базард. – Они в любом случае захотят получить мои показания.

– Кто?

– Полиция, – объяснил Базард. – Вы же не думаете, что он так изранился, попав под культиватор?

* * *

Нед Френч вышел из такси на Гудж-стрит перед «Одной бочкой». В это время – было почти девять пятнадцать – паб был закрыт. Попросив таксиста подождать, Нед взбежал вверх по лестнице и забарабанил в дверь Бернсайда.

– Это я, Френч, – позвал он. – Откройте, старый солдат.

После долгого молчания он услышал шарканье, потом щелканье отпираемых один за другим замков. Наконец дверь распахнулась.

– Боже мой! – воскликнул Нед.

Амброз Эверетт Бернсайд-третий не только принял где-то душ – в ближайшей общественной бане, как он признался позже, – но вымыл волосы и расчесал их еще влажными, поэтому сейчас, когда они только что просохли, у него был вид прилизанного франта двадцатых годов. Побрившись, он помолодел лет на десять и был в сорочке и галстуке.

– Неужели это вы?

– Думай, что говоришь, парень.

– Внизу ждет кеб. Поехали.

– Всему свое время. Я собираю свои, э-э, документы, – сказал старик сурово. – Мое свидетельство о почетной отставке, пенсионные бумаги, карточку социального страхования, паспорт, всякие такие штуки.

– Это необязательно. Я за это поручусь.

– А кто за тебя поручится? – парировал Бернсайд.

Когда они добрались до Гросвенер-сквер, счетчик показывал гораздо больше семи фунтов: было уже без четверти десять, но Нед был уверен, что Макс Гривс подождет. Бернсайд жадно смотрел по сторонам.

– Я никогда не видел этого места из кеба, – заявил он. – Я ведь всегда пешком здесь хожу. К тому же и плакат не влез бы в кеб. Точно нет. Понял?

Нед видел, что двойник его отца был сегодня утром просто переполнен эмоциями. Наверное, подумал Нед, ведя старика мимо охранников в вестибюле, не имеет значения, что он сообщит по делу Риордана. Главное – показать ему, что он не одинок, даже несмотря на то, что потерял Вики. У него еще есть мы.

* * *

– Ей потребуется медицинский уход, – сказал доктор Хаккад. – Эти провода все время…

– Единственный уход, который она получит, – это ваш, доктор. Вы ведь наверняка знаете основы первой помощи? – Пухлый, с выпученными глазами человек, которого он мысленно называл Альдо Сгрои, пристально смотрел на него, пока два его помощника считали пятидесятифунтовые банкноты, упакованные в три сумки «Свисэйр».[64]

Операция с банком прошла успешно. Мистер Икс был уверен, что он получит только минимум того, что мог бы дать Панъевразийский кредитный трест. Но времени было мало, притом все это было лишь довеском, дополнительными деньгами на операцию Четвертого июля. Чтобы завершить ту операцию, может понадобиться неделя. Торговля из-за выкупа – это война нервов. Он полагал получить от Хаккада две-три сотни тысяч и был приятно удивлен, когда привезли почти полмиллиона. Более чем достаточно, чтобы обойтись без Элиаса Латифа.

– Браво, доктор. Вы ведете себя как спонсор. Какая ирония судьбы, а?

– Пожалуйста, развяжите Лейлу.

Мистер Икс повернулся к Нэнси Ли Миллер.

– Ты знаешь, что надо сделать? Разотри ее, чтобы восстановить кровообращение. Намажь чем-нибудь, не слишком жгучим, порезы. Можно перекисью водорода.

Нэнси Ли кивнула. Ее взгляд скользнул на Хефте.

– А не мог бы он?..

– Нет, не мог бы, – ответил мужчина, называвший себя Сгрои. – Мне нужно, чтобы этот красавчик был рядом со мной. Понятно?

Нэнси Ли накинула халат на Лейлу и помогла ей дойти до большой ванной. Лейла передвигалась с трудом, стонала и что-то говорила по-арабски. Брат провожал их взглядом, пока не закрылась дверь ванной. Тогда он повернулся к мистеру Иксу.

Совершенно заурядный человек, подумал Хаккад. Ничего примечательного. Нездоровая полнота, бледная, как на брюхе камбалы кожа, лохматые волосы. Такой скудный материал не годится для фигуры международного масштаба.

– Это называется «послужной список», Хаккад, – сказал мистер Икс, и Хаккаду стало неуютно от того, что прочитали его мысли. – Ведь выступления чистокровных жеребцов тоже записывают, не так ли? Те, с кем я имею дело, знают меня. Они выбрали меня, потому что я удачлив. Моя разведывательная сеть превосходна, уникальна. Я изыскиваю возможности там, где их не найдет никто другой, и забочусь о том, чтобы приносить прибыль.

По мнению Хаккада, именно так думали о нем самом его инвесторы, но он и не думал посвящать в это своего соперника. Люди с пистолетами уже дважды пересчитали наличные. Один забрал все три сумки «Свисэйр» и вышел, передав пистолет с длинным глушителем другому парню.

– Вы очень доверяете своим людям, – вздохнул Хаккад.

– Он будет в Женеве к трем, за полтора часа до закрытия банков, так?

Зазвонил телефон. Никто не двинулся, пока он не прозвонил раз двенадцать. После этого парень с двумя пистолетами взял трубку.

– Алло? – Он кивнул. Потом снова кивнул. – До свидания.

Его босс взглянул на него.

– Они забрали все оружие оттуда? И продолжают действовать?

Парень кивнул. Он направил один из пистолетов на Хефте. Его мощный глушитель был почти такой же длины, как ствол. Подталкивая им араба, он провел его через переднюю в гардеробную.

Тот, кто называл себя Сгрои, дважды поднял свои густые брови, глядя на Хаккада. Через мгновение они услышали через закрытую дверь гардеробной два хлопка, которые делает пистолет даже с мощным глушителем.

– Хефте мне был нужен только для двух целей: добраться до вас и вашего оружия. Теперь у меня есть и то и другое, так? Хефте в расход.

– Но я могу предложить вам кое-что еще, – несмотря на страх, голос Хаккада звучал довольно спокойно. – В лице Панъевразийского кредитного треста вы имеете дело со значительной массой… о Господи. Трудно говорить, не зная вашего настоящего имени, сэр.

– Правда? Да что вы?

– Если мы вступим в переговоры, было бы весьма полезно называть вас вашим именем, сэр.

– Отлично. – Человек с нездоровой внешностью энергично почесал затылок. – Отлично. Ты можешь звать меня, э-э… Фаунсом. Английская фамилия, так?

Глава 20

– О\'кей. Никаких встреч на время ленча не назначал? Хорошо. Запри дверь на замок. Расстели карты и схемы. Ослабь галстук, Мо. Мы сейчас займемся серьезным делом. Это наш последний шанс вспомнить о том, что упустили, исправить то, чем пренебрегли, предложить сенсационные идеи и прочую чепуху. Команда готова?

Шамун вздохнул.

– И что только с тобой сегодня утром приключилось?

Нед откинулся в кресле и бросил проницательный взгляд на своего помощника, который сидел по другую сторону стола, заваленного черновиками, отчетами, фотографиями, схемами электропроводки и планами местности.

– Только то, что от пятницы до воскресенья лишь один день. Необязательно быть параноиком, чтобы иметь дурные предчувствия.

Шамун, ухмыляясь как клоун, тасовал пачку карточек для заметок.

– У меня здесь самая обычная колода, – начал он, – такую можно купить в любой аптеке.

Нед взял карточки у него из рук и положил их, как колоду карт, лицом вниз.

– Всю неделю, – сказал он, – мы носились с разными идеями – хорошими и плохими, старыми и новыми, умными и глупыми. Думаю, все это ты и записал на этих карточках?

– Очень хорошо, что спросил, – ответил Шамун. Он разложил карточки веером и продолжил тоном крупье. – Возьмите карту, любую карту.

– Мо, как только закончим с карточками, запиши все наши идеи во временной последовательности. Шаг за шагом. Это будет вроде инструкции по работе со сложным оборудованием, которое ты собираешься включить. Понял? А после этого надо пройтись по списку и убедиться, что ничего не упущено и все именно там, где должно быть. К полудню я хотел бы замкнуть цепочку, Мо. В прямом и переносном смысле: то есть запереть одну копию списка в моем сейфе, а другую – в твоем.

Он взял стопку карточек, разложил их на две части, соединил вместе, чтобы перемешать, как это делается в казино. Потом подвинул их назад к Шамуну. Их глаза встретились. Неду хотелось сказать еще раз о мерах предосторожности, повторить предыдущие советы, напомнить о том, как важна в этом деле последовательность. Но он подумал: какого черта, ведь Мо знает все это и без меня. Ведь он – мое второе «я», так что и объяснять ему ничего не нужно.

Все слова, которые вертелись на языке, вдруг исчезли. Утренняя стычка с Лаверн глубоко потрясла его, как и стихийная сила прозрения, таящаяся в темных недрах ее американской души. Он вдруг заметил, что на него смотрят глаза – черные, как маслины: взгляд был открытым, но непроницаемым.

– Мо, – спросил он, – а когда ты был дома в последний раз?

– На Рождество.

– Сэндаски, конечно, устроил большой парад в честь своего возвращающегося героя?

– Естественно. Они вывесили разноцветные гирлянды на всех главных улицах. В витринах разложили искусственный снег. В домах поставили елки. Ты разве об этом не знал?

– Елки в твою честь?

– И еще кедры. Ты слышал о ливанских кедрах?

– Ну и как там дома? Я имею в виду…. Ты же за границей уже четыре года, да? Как жизнь там, отличается от здешней?

Шамун пожал плечами. Его лицо, обычно непроницаемое, приняло болезненный вид.

– Как всегда во время отпуска. Папа хочет, чтобы я ушел в отставку и вернулся в дело. Раньше он даже просил, чтобы я не появлялся на людях в форме, так ему было стыдно. Но теперь нравы в Сэндаски изменились. Так что ему даже нравится показывать меня во всем параде.

– Я знаю. – Он оттолкнул бумаги и поднялся из-за стола. – Они нас то ненавидят, то любят. Это как маятник. – Он уставился на начищенные мыски своих туфель. – Вся страна раскачивается. Можно почувствовать перемену отношения. Они снова начинают воздвигать барьеры.

– У нас всегда есть барьеры. Например, два океана? Мы всегда будем изолированы.

– Да, да, именно это. Изоляционизм. Это старое американское кредо. Пусть Европа варится в собственном соку. Пусть третий мир гниет. У нас будет зерно, сталь, мясо, горючее, если мы будем действовать осторожно. Кому нужен этот мир?

– Так думают в Сэндаски, – согласился Шамун. – А в Фон-дю-Лак то же самое?

– И в Чикаго, и в Новом Орлеане, и в Денвере, и…

Нед тихо застонал.

– Это приближает нас к окончанию работы? Я имею в виду защиту Уинфилда?

– Позволь мне начать с того, о чем я не рассказал на вчерашнем совещании. – Он перебрал свои карточки. – Во-первых, парни из контрольной службы разрешили мне установить возле двух ворот их телевизионные системы скрытого наблюдения. С дистанционного управления сигнал поступает в фургон с компьютерными терминалами, позволяющими обратиться к любым файлам фотографий в мире – нашим, Спецотдела, Интерпола, только скажи, к каким. За несколько секунд мы можем идентифицировать сомнительного визитера. – Он положил карточку назад и взял другую.

– Впечатляет. Продолжай.

– Снайперы на крыше Уинфилд-Хауза.

– Ну, это мы проговаривали. Что еще?

– У меня есть дюжина наших военнослужащих, которые будут каждые пятнадцать минут осматривать территорию вокруг Уинфилда. Они разделены на группы. В любой момент – днем ли, ночью ли – одна из групп будет на патрулировании. У них есть приборы ночного видения, датчики для выявления посторонних, параболические микрофоны и так далее. Ну и, конечно, миноискатели.

– Собаки?

– Нет, собак нет. Группы начнут проверку на закате в субботу и закончат в воскресенье, когда уедет последний гость.

– А почему собак не будет?

– Нед, а зачем нам собаки? Мы можем что-нибудь сунуть им в нос? Нет, собаки бесполезны. – Он взял другую карточку.

– Согласен. Продолжай.

– Снаружи ограды по периметру будут бобби, которых для нас выхлопотал ты. Есть добровольцы из пехотинцев; они будут в штатском и смешаются в воскресенье с гуляющей вокруг Уинфилда публикой.

– Они вооружены?

– Не удалось получить разрешение. У них будет все, что удастся достать, – обрезки труб, кастеты. Они вызвались участвовать, потому что имеют соответствующую подготовку. Карате.

– Так, дальше.

– Это почти все. Завтра к концу дня армейская типография отпечатает специальные пропуска. Доставим их гостям утром в воскресенье. – Он сгреб карточки и отложил их в сторону.

– Что еще?

Нед опустил ноги со стола и поднялся.

– Мы не все предусмотрели, Мо. Мне не нравится, что между нами и потенциальной опасностью такое большое расстояние. Проблема еще в том, что мы не должны бросаться в глаза, иначе испортим прием.

– Тебе не понравились мои пехотинцы?

Нед рассмеялся.

– Да нет. Просто им лучше быть на территории, а не за оградой. Но тут уж ничего не попишешь. Нет… – Он задумался. – У тебя есть фургон для телесистемы, контролирующей въездные ворота? А у Лэм? У нее будут фургоны?

– Всего два. Они используют мини-камеры, с каждой из которых работает оператор и звукооператор.

– Но когда ты идешь и видишь на улице надпись «Би-би-си» или название какой-нибудь независимой компании, ведущих репортаж из какого-то здания, рядом всегда огромные фургоны. Никто не жалуется на эти фургоны, потому что на них замечательные буквы – TV.

– Ты хочешь большой телефургон?

– Я хочу два фургона. Вытряхни из них все, оставив место для двадцати солдат с автоматами. Это такой же старый трюк, как троянский конь.

– Боже, Нед, сорок солдат будут исходить потом? Да они взбунтуются.

– Поставь кондиционеры.

– Ты что, серьезно?

– Абсолютно серьезно. Поставь фургоны вот здесь, – он ткнул в карту, – или здесь. Тогда дом будет окружен, но на расстоянии не в полмили, а в пятьдесят футов. Если кто-нибудь что-нибудь затеет, все будет наводнено солдатами. – Он увидел, как Шамун сделал пометку на новой карточке.

Шамун радостно потер руки.

– Теперь, я думаю, все предусмотрено.

Нед молча кивнул. Он увидел полуобнаженную Лаверн на ступеньках их дома. Он зажмурился. Что происходит с ними? И между ними? Почему все обрушивается сразу, а не постепенно? Почему все так беспечно-равнодушно и жестоко?

– Лаверн.

Шамун поглядел на него снизу вверх, но, так как он больше ничего не сказал, молча опустил взгляд на карточки.

– Для нее все это не существует, – вырвалось у Неда. Он не выносил тех, кто взваливает на других свои личные проблемы – дешевый способ завоевать расположение, угодливая, фальшивая благодарность за любой дурацкий совет.

– Европа для нее не существует. Это всего лишь скопление банановых республик, где все люди продажны, живут на подачки и не умеют отличать хорошее от дурного, Америку от России: к тому же и говорят смешно.

Шамун снова поднял глаза.

– А мы в них не нуждаемся. Мы громада, а они – карлики.

Нед улыбнулся, с облегчением заметив, что Шамун воспринял этот разговор как политический, а не личный.

– Ты с ней говорил?

– Нет, так говорит муж моей сестры в Сэндаски.

– Неужели все американцы так думают?

– Ты меня удивляешь, Нед. Узнав, что я работаю в посольстве США, они спрашивают: «А на кой черт нам посольства?» Для них это бездарный способ тратить деньги налогоплательщиков. Они хотят знать, почему мы должны иметь представительства в нищих странах третьего мира. Центр мироздания здесь, в Сэндаски. Или, скажем, в Фон-дю-Лак.

– Правильно. Но разве наши предки – не выходцы из Европы? И разве мы не должны быть им благодарны?

Мужчины помолчали. Потом одновременно повернулись к окну и увидели на площади то же, что и всегда, во время перерыва на ленч: люди ели сандвичи, сидя на скамейках или прохаживаясь по двое.

– Это не?..

– Да, – ответил Нед, – это Амброз Эверетт Бернсайд-третий. У него даже походка стала бодрей.

– Что с ним случилось?

– После воскресенья я посвящу тебя во все детали. А сейчас я волнуюсь. Мое обычное предчувствие, как у девушки, когда у нее… Ты уж меня прости.

– Два троянских коня в резерве. Перестань беспокоиться.

– Этого недостаточно. Мы что-то упустили.

Снова установилась тишина. Их взгляды медленно обратились к груде бумаг на столе. Нед выудил несколько скрепленных вместе листков.

– Вот список тех, кто будет работать на приеме, – сказал он. – Не считая обычной прислуги, у нас будет двенадцать музыкантов, двадцать официантов, десять поваров, десять мойщиков посуды, шесть барменов… – Он остановился. – А кто их нанял? Кто их проверил?

– Фирма, занимающаяся обслуживанием приемов: посольство работает с ней много лет. «Ходгкинс и дочь».

– А кто проверил их всех? Смотри, у нас будет почти шестьдесят человек, в основном мужчины.

Шамун набрал номер телефона.

– Пусть Гарри Ортега нам все объяснит, – шепнул он. – Гарри? Шамун из канцелярии. «Ходгкинс и дочь» список своего персонала передает для проверки?

Нед снял трубку другого аппарата как раз в тот момент, когда Ортега сказал:

– Они все обычно работают с нами, Мо. Знакомые лица. Мы видим их десять или двадцать раз в году.

– Все шестьдесят?

– Время от времени, пожалуй.

– Это и есть процедура проверки?

– Более или менее.

Шамун повесил трубку, когда Ортега говорил: «Если у тебя есть возражения, ты, пожалуйста, не…»

Офицеры уставились друг на друга.

– Ну, не соскучишься, работая на дядю Сэма, – пошутил Нед. – А ведь это чуть не проскочило мимо нас.

– Проверь их, когда появятся. Кстати, это будет хороший экзамен для телевизионной системы наблюдения, соединенной с компьютерными файлами.

– Мо, послушай. Дай мне прокрутить сценарий.

– Свет. Камера.

– Как обычно выглядит приглашенный официант, повар и так далее? Кто он: филиппинец, турок, киприот, или… ты улавливаешь?

– Как и я.

– А араб-террорист?

– Как я, но не такой симпатичный.

– Понимаешь, о чем я толкую?

– Скажи, Нед, а как выглядит добродушный террорист из ИРА, милый дотошный убийца из «Красных бригад» или малец-сосед из «Роте Армес Факцьон»?

Оба умолкли. Нед молча повернулся в кресле. Шамун принялся перекладывать бумаги, наводя на столе порядок; он тоже молчал.

– О\'кей, – заявил наконец Нед. – Больше никаких предчувствий. Я на этом просто зациклился.

– Прими пару таблеток аспирина и скажи мне, если появятся проблемы.

– «Ходгкинс и дочь» озвереют, но мы располагаем самым большим агентством по найму, где есть и музыканты, и повара, и бармены, и нейрохирурги, и… кого только нет. И называется оно, солдатик, «армия США».

– И?

– Вот кто предоставит шестьдесят человек для воскресного приема.

* * *

Шотландец, с которым часто разговаривал Паркинс по закрытому телефону, оказался таким же крупным, как и он сам.

Оба давно были на службе у ее величества. Один – в МИ-5, секретной службе, шпионившей на внутреннем фронте, хотя ее существование отрицалось, другой – в Спецотделе – подразделении полиции, действовавшем открыто. Эти службы так интенсивно обменивались информацией, так много сотрудников переходило из одной в другую, что даже средний англичанин, знающий о них, затруднился бы разделить сферы их деятельности.

Что касается взгляда изнутри, то есть с позиций Паркинса и того, кого он называл Джоком, разница между службами была совершенно очевидна и состояла главным образом в том, что Спецотделу приходилось отчитываться в расходовании части своих средств, тогда как МИ-5 была неподотчетна, поскольку вроде бы и не существовала.

Это относилось и к МИ-6, точно так же «несуществующей» и занимавшейся теми же проблемами, но за пределами Великобритании. С МИ-5 ее связывали отношения, подобные тем, что были между американскими ЦРУ и ФБР, с тем же отсутствием взаимной любви, обусловленным финансированием. Налогоплательщики выделяли на тайные операции определенную сумму долларов или фунтов, из-за которых и шла борьба.

В маленьком, отделанном деревянными панелями кабинете Джока окно имело форму арки и выходило на крохотный старый двор в Мэйфере. Сейчас здесь сидели два англичанина, похожие не на соперников, но на вполне дружелюбных коллег. Паркинс был офицером армии в центре подготовки в Каире во время суэцких событий в 1956 году, а Джок работал там же в посольстве. Впервые они встретились в Тегеране, когда западные страны по требованию нефтяных компаний пытались свергнуть режим Мосаддыка и посадить на «Павлиний трон» шаха. Оба тайно контролировали бюрократические структуры ЕЭС в Брюсселе и Страсбурге, оба руководили тайными операциями на Кипре, а чуть раньше – в Греции.

Они не питали друг к другу теплых чувств, подобных дружбе, и не поверяли один другому личных дел, не скрывая лишь того, что Паркинс холост, а у Джока несколько внуков. Но, долго общаясь, они, что называется, притерлись, за их плечами стоял общий опыт, подчас довольно суровый, но главное – они спокойно относились к возникающим то и дело проблемам, и это отличало их от более молодых, напичканных политикой коллег.

– …какой-то смысл втянуть его в эту историю, – говорил Джок. – В конце концов, запись телефонных разговоров Риордана показывает, что он четыре раза звонил Вимсу.

Паркинс что-то нацарапал в маленькой записной книжке.

– Мы этим займемся, Джок, не беспокойтесь. Меня тревожит то, что мы до конца не поняли, как во всем этом участвовал янки и каким образом это связано с посольством. Я думаю, что Френч по-прежнему темнит, но я уж постараюсь, чтоб он пожалел об этом, пусть только завершатся его воскресные проблемы.

– С янки всегда проблема, – ответил Джок задумчиво. Почти всегда у него были румяные щеки; сейчас веснушки, осыпавшие лицо, словно побледнели – настолько сильно он покраснел.

– В их колодах всегда по пятьдесят три карты. Разве мы не фиксируем, когда они появляются в английских компаниях, выискивая социалистов?

– Да ладно. – Паркинс сделал мягкий жест рукой. – Мы к этому сами часто прибегаем, Джок. Особенно тогда, когда при утверждении бюджета надо объяснить толпе парламентариев, на что мы расходуем деньги. То же и у янки. Если бы они регулярно не выковыривали красных из-под своих кроватей, только Бог знает, сколько народу им разрешили бы оставить.

Офицеры помолчали. Маленький офис шотландца, казалось, был переделан из прихожей чьей-то квартиры, но вид из окна на улицу был приятным и располагал к размышлениям.

– Все это проявится, – сказал Джок почти самодовольно. – Не волнуйтесь, мы научимся той игре, которую ведут янки. – Он зевнул, взглянув на улицу.

Мимо окна быстро прошли две хорошенькие женщины; они спешили через булыжный двор к шикарному ресторанчику, расположенному дальше, за офисом МИ-5.

– Вы только посмотрите, – сказал Джок. – Из-за булыжников, что ли, они так раскачивают бедрами?

– Это из-за высоких каблуков, Джок.

– Да, только холостяк в этом разбирается.

Они молча посмотрели вслед женщинам. Потом Паркинс спросил:

– Вам не кажется, что чем старше мы становимся, тем больше привлекают нас женщины этого возраста? Ведь им обеим за сорок, Джок, но будь я проклят, если отказал бы какой-нибудь из них.

Шотландец критически взглянул на Паркинса, словно оценивая его возможности при встрече с дамой средних лет. Взгляд был прямой, немигающий и не выдавал мыслей Джока о пятидесятилетнем холостяке, живущем с матерью. Он важно кивнул.

– Мы здесь закончили, Питер, – сказал он. – Идите, попытайте счастья с ними.

Паркинс смущенно засмеялся.

– Я должен вернуться в посольство и попытаться кое-что выкачать. Там что-то прячут, но я до этого скоро доберусь.

– Доберитесь также и до Вимса, приятель.

* * *

Нэнси Ли Миллер подошла к двери спальни и обратилась к доктору Хаккаду.

– Она как будто отдыхает сейчас. Мне кажется, с ней все будет о\'кей. Она хочет с вами поговорить.

Хаккад вскочил, но тут же повернулся к пухлому мужчине.

– Мистер Фаунс, – начал он, произнеся эту новую фамилию, – я мог бы?..

– Конечно, доктор Хаккад.

Фаунс смотрел ему вслед своими выпуклыми глазами, пока тот не скрылся за дверью спальни. Потом подошел к гардеробной и тихо сказал:

– Это я. Открой.

Дверь открылась. За ней стоял молодой парень с пистолетом. В крохотной каморке был также и Хефте – живой и невредимый. Два пулевых отверстия зияли в оштукатуренной стене позади него.

– Отлично сработано, – сказал мужчина своему помощнику. – Отведи Хефте на этаж под нами, так? И убери пушку. Хефте – наш человек.

– В отличие от доктора Хаккада, – пробормотал Хефте. – Он и отца родного продаст ни за понюшку табака.

– Он собирался продать тебя этому Латифу.

– Когда мои люди узнают о предательстве Хаккада, мне будет трудно их удержать. Они захотят его крови.

Мужчина улыбнулся. Несмотря на выпученные глаза, улыбка располагала к нему.

– Оставь Хаккада моим людям, ладно? – сказал он. – У меня есть планы насчет него, даже после воскресенья. Даже главным образом после воскресенья.

– Так нападение все же будет?

– А ты в этом сомневаешься, соколик? – Фаунс, как настоящий итальянец, потрепал его по щеке. – Поговори со своими воинами. А ты, – он обратился к своему светловолосому помощнику, – покажи им схему мечети, так?

Хефте нахмурился.

– Мечети?

– Большой лондонской мечети, так? Она через дорогу от Уинфилд-Хауза. Но зачем я рассказываю тебе все это, когда ты уже тщательно разработал свой план?

Хефте прекрасно знал, что все планы операции подготовил Берт, поэтому счел за лучшее кивнуть.

– А зачем нам схема Большой мечети?

– Именно оттуда, – объяснил Фаунс, – начнется нападение. Символично, да? Чтобы показать миру мощь ислама. Подумай об этом, как о молитве перед битвой, так? Лев рычит перед тем, как броситься на врага. Так?

Хефте молчал, обдумывая сказанное. Потом в глазах его появился какой-то странный блеск, который часто замечал Берт.

– Символ! – воскликнул он с энтузиазмом. – Символ, который увидит весь мир! Да! Рык льва! Ну конечно!

* * *

Лаверн не привыкла психовать. Она считала себя спокойной, уравновешенной женщиной. Можно ли вырастить четырех детей, не обладая спокойствием? Она привыкла к тому, что вокруг нее все идет не так, но, когда это задело ее душу и нарушило привычное равновесие, она почувствовала себя на новой и враждебной территории.

Как гром среди ясного неба, подумала она. Нед проснулся, бросил в меня гранату и удрал.

Откуда она могла знать, что Нед так ненавидит ее отца? Конечно, он подшучивал над Кэмп-Либерти. Но ведь не он один. Мама присылала ей иногда вырезки из американских газет с карикатурами, высмеивающими Кэмп-Либерти и генерала Криковского. Но этого и следовало ожидать. Это было частью кампании, затеянной розово-либеральной прессой в Штатах. Но дни либералов сочтены, так стоит ли брать это в голову? А если один из либералов – твой муж и на него возложена зашита национальной безопасности, тогда как быть? Внутренний враг, подумала Лаверн.

Что сделает настоящая американка в такой ситуации? Сдаст своего мужа? Отца своих детей? Нет. Сначала она разберется с этим как жена, а уж потом как американка. Ни одно из решений не будет легким, особенно когда внутри все бушует.

С ней никогда не было ничего подобного. Впервые она испытала приступ бешенства, когда промахнулась в тире. Она выпустила тогда пять пуль, и ни одна даже не коснулась десятки. И это с ее медалями за снайперскую стрельбу. Но она же зарабатывала их не в таком состоянии!

Это симптомы сумасшествия и одиночества, признак того, что она замужем за человеком, который сбился с пути и готов потянуть ее за собой. Это признак отчаяния и страха, потому что она не знает, как выбраться на правильную дорогу.

Ей так хотелось с кем-то поговорить об этом. Нед издевался над привычкой изливать свои проблемы друзьям, но вся эта чертова гордость от того, что он работает в разведке.

У нее очень редко бывали подруги, которым можно все рассказывать. Неудивительно для жены военного, кочующей с места на место! А уж если появлялась соседка или подруга, которым можно было довериться, обычно тут же приходилось перебираться в другой город.

Трудно быть дочерью генерала Криковского. Ты как бы источаешь непогрешимость. Стойкость. Верность. Ты говоришь себе и миру: вот несгибаемая малышка, которая может выдержать все, что ни обрушит на нее жизнь. Не поверив в это, ошибешься и ты, и мир.

Обычно не Лаверн рассказывала о своих проблемах подругам, а они ей. Нет, думала она. Я никогда не была в таком положении, как сейчас. Хоть бы поделиться с кем-нибудь!

В Лондоне есть капеллан,[65] наверняка даже несколько капелланов, к которым можно обратиться за помощью. Но об ее проблемах не расскажешь мужчине. К тому же хотелось бы, чтобы капеллан был католиком.

Но где-то в этом вонючем городе должна же быть женщина-капеллан, консультант по семейным проблемам или хоть кто-то в в этом роде. Неужели нет женщины, которая выслушает, даст совет – пусть даже за деньги. В конце концов, совет принимать не обязательно, так что, кроме денег, она ничем не рискует.

Вот только одно – как найти такую женщину?

Кого спросить? – подумала Лаверн. Кто назовет надежные адреса и не раззвонит об этом на всех перекрестках? К северу от Лондона есть группа психологических консультантов для женщин-военнослужащих. Но там только сопли вытрут, а твои секреты через десять секунд выболтают всем.

На улице перед окном кухни маленький черный дрозд с оранжевым клювом залился песней, символизируя вечное торжество музыки. Лаверн помахала ему:

– Хэлло, дроздик.

Она сварила себе чашку кофе, уселась за кухонным столом и принялась листать телефонную книжку. Нет, здесь помощи ждать не от кого. Почти все уже опять в Штатах. У нее, в сущности, не было знакомых за океаном, а тем более здесь, в Лондоне. Черный дрозд пускал переливчатые трели, свистел, чирикал.

Она сидела, уставившись на маленькие горшочки с цветами, которые поливала для Лу Энн. Дрожь внутри стала лихорадочной. Это кофеин действует, сказала себе Лаверн. Она обхватила голову руками и долго беззвучно рыдала.

* * *

Тот, кто называл себя Фаунсом, ощутил, что пока его планы реализуются как надо. Он обдумал предложенное Хаккадом, пока курил огромную сигарету – очень тонкую и длинную – ее делал специально для него один табачный фабрикант в Монте-Карло. Там была его штаб-квартира. Ему нравилось убеждать всех, будто его база в Женеве, хотя там были только его деньги.

Убить Хаккада и женщин. Или стать его партнером.

То, что предложил ему Хаккад, было половиной в Панъевразийском кредитном тресте. Это далеко не мелкая уступка. В одну ночь он стал бы одним из самых богатых людей в Европе или на Ближнем Востоке. За ним окажется надежное и престижное название треста, а также отчасти воображаемые преимущества незапятнанной репутации. В финансовых делах незапятнанность означала только то, что банк или финансовая компания не были пойманы на преступлении или на ошибке, внушающей подозрения. Со временем все изменится. Но пока нужно выдоить до конца корову Хаккада.

Он стряхнул пепел за окно. Еще кое-что понадобится и от американки, и от сестры доктора. Первая – ключ к Хефте, вторая – к Хаккаду. Ладно, пусть все они еще поживут.

Хефте до воскресенья. Сейчас, этажом ниже, он убеждает своих собратьев – а их там почти пятьдесят – в том, что в воскресенье надо действовать во имя новых славных символов. Представьте, говорит он им, целая команда правоверных арабских воинов освящает джихад в Большой мечети перед тем, как с львиным рыком броситься на Уинфилд-Хауз.

От удовлетворенной улыбки тонкая сигарета во рту Фаунса чуть заметно шевельнулась. Дорогой Хефте. Не будь он предателем, что бы стало с этим планом? Что бы стало со всем планом без его предательств? В воскресенье предатель поймет смысл отвлекающего маневра. За несколько минут до того, как его борцы за свободу появятся в Большой мечети, телефонный звонок предупредит об этом полицию.

Улыбка снова заиграла на его губах. В глазах не было жестокости. Когда Хефте задержат и это отвлечет внимание сил безопасности Уинфилда, в дело пойдут настоящие бойцы.

После того, как перестрелка закончится, заложники окажутся в безопасности в подвале Уинфилда, а американцы поймут, что их одурачили, будет уже слишком поздно. Тогда начнутся переговоры, медленные и выматывающие, и традиционные жестокости: обрезанные уши, предсмертные просьбы, расчетливые изнасилования, точно выверенные убийства – короче, все, как обычно.

Потом, когда Хефте сыграет роль приманки, придется отпустить его вместе с американкой. А Хаккад и его сестра останутся под охраной в целях безопасности. Отлично сбалансировано. Потом будет время разобраться с Хаккадом.

Он сделал еще одну глубокую затяжку и внезапно щелчком отбросил сигарету; она описала широкую дугу над лондонской улицей. Это был красивый жест: он словно бросал перчатку всему миру.

* * *

Совещание в кабинете Ройса было коротким, едва ли больше десяти минут, но за это время Макс Гривс и Нед Френч рассказали советнику-посланнику то, что они знали о Риордане, Вимсе и всей этой истории, Джейн Вейл добавила кое-что об участии в этом ЦРУ, Ройс же напустил на себя устрашающе сердитый вид.

Коннел был мрачен, хотя он и не испытывал ни злобы, ни, тем более, ненависти. Его раздражение выдавали напряженный подбородок, плотно сжатые губы и две вертикальные складки на лбу между широко посаженными глазами; хотя складки врезались в кожу, новые морщины не появлялись.

– Удивительно, правда, – спросил он, ни к кому не обращаясь, – мы сидим здесь, пытаемся заниматься делами, что-то контролируем, продвигаем и вдруг, как гром среди ясного неба, кто-то сует гаечный ключ в спицы. Этот Вимс. Но история будет неполной, если не знать, что в ней замешан его превосходительство.

Он быстро рассказал о попытке шантажа, связанной с охотой.

– Теперь вы понимаете, почему я так удручен, – продолжал Ройс, почти не выказывая раздражения. – Этот Вимс шныряет везде и почти бесконтрольно. И он не связан с русскими, а один из наших.

– Его может прихватить Спецотдел, – заметил Нед. – А если это произойдет, то в одну ночь станет одной из самых сенсационных новостей в газетах.

– Нельзя ли подождать до понедельника?

– Разрешите мне потолковать с моим глубокочтимым тайным сотрудником.

Лицо Коннела выразило неудовольствие, так как ему напомнили, что он мирится с присутствием в самом сердце канцелярии шпиона из Спецотдела.

– Думаю, лучше я переговорю с несколькими людьми в МИДе, а?

– Но почему, – спросила Джейн, – МИД должен брать на себя ответственность?

– Да потому, что у меня никого нет в МВД, – признался Ройс с обворожительной улыбкой. – У тебя есть?

– Нет никого заслуживающего внимания.

– А может, все же попробуешь?

Она кивнула.

– Только не обольщайся. – Джейн перевела взгляд на Неда. – Я думаю, твой лицемерный Паркинс – ключевая фигура в этом деле.

– Правильно. – Коннел обвел взглядом комнату. – Что-нибудь еще? Тогда все. – Ройс встал.

Он проводил глазами Неда и Джейн, вместе вышедших из офиса; на это, впрочем, Коннел не обратил внимания. Он вдруг вспомнил об утреннем звонке миссис Ф., просившей просмотреть отснятый Джилиан Лэм материал, и дать на него добро. Зная Джилиан, Ройс понял, что оказался между молотом и наковальней.

Нед дошел с Джейн до дверей ее офиса, но не стал показываться на глаза секретарше, которая и так чаще, чем надо, видела их вместе.

– Ну и работа, – пожаловался Нед.

– Какая работа?

– Эта чушь, за которую нам платят, – объяснил он. – Она мешает личной жизни.

Она улыбнулась ему ласково, дотронулась пальцами до его щеки и, ни слова не сказав, исчезла в офисе. Он остался один.

– Мисс Вейл, – позвала Джейн секретарша.

– Вам уже два раза звонила женщина. Она сейчас на четвертой линии. Вы с ней поговорите?

– А кто это?

– Миссис Френч.

Глава 21

– Дрис… Хефте, малыш. Я что-то ничего не понимаю. Большая мечеть? Это вроде слишком далеко.

Нэнси Ли Миллер глазела на витрины вместе с Хефте. Поскольку она пришла в дом номер 12, не взяв ничего из предметов туалета с собой, ей надо было что-то купить. У Хефте было шесть пятидесятифунтовых банкнот Панъевразийского кредитного треста; их дал ему тот, кого и он теперь называл Фаунсом. Молодой араб был готов подарить американке даже луну, на что и рассчитывал Фаунс, отпуская его.

– А что тебя смущает? – спросил Хефте. Они шли вдоль витрин на Оксфорд-стрит; из-за шума машин ему пришлось повысить голос.

– Во-первых, фамилии и имена. Ты теперь уже не Дрис, а Хефте. А этот называет себя Фаунсом. С ума сойти. Я не должна говорить Хаккаду или Лейле, что ты жив; они должны считать, что тебя кокнули и скоро придет их черед. Но мы-то на свободе и ходим по магазинам. Одуреть просто!

Он показал ей на комплект белья из тонких черных кружев. Они были слишком молоды и не могли знать, что такое белье с эластичным поясом и поддерживающими чашечками бюстгальтера было в свое время писком будуарной моды в Вене. Но почему-то это белье и сейчас еще возбуждало Хефте, человека другой культуры.

– Давай купим тебе такой.

Нэнси Ли наморщила носик:

– Как тебе нравится твой новый босс, Фаунс?

Красивое лицо Хефте помрачнело.

– У меня нет босса. Я сам себе хозяин. – Шум машин оглушал.

– Ну и правильно, Дрис. Так эта затея с мечетью все еще в силе?

– Конечно. Ее никто и не отменял.

– Отлично. Где это мы? Саут-Молтон-стрит? Смотри, и машин нет. Похоже, пешеходная улица. – Они уклонились от маршрута, заходя в магазины; теперь они вошли в бутик под названием «Бриктон». Там она остановилась у витрины и стала расхваливать ее содержимое.

Одна из продавщиц прислушалась к ее словам – трусики, комбинация, платье, юбки, блузки.

– Я получила кое-что новое, – вступила в разговор хозяйка.

Хефте наскучили эти разговоры, и он через окно разглядывал прохожих. Бриктон деловито отобрала несколько вещей, отпустила продавщицу и предложила Нэнси Ли:

– Вы не хотели бы это примерить, мисс?

– Да. Я долго не задержусь, Дрис.

Он повернулся: Нэнси Ли шла следом за толстухой с оранжевыми волосами, лица которой он не видел. Через мгновение он позабыл о ней. Через улицу он увидел магазин мужской обуви. Они сейчас же туда зайдут. Слишком долго из-за Берта он вел аскетическую жизнь. Он купит девушке все, что она захочет, а потом возьмет для себя пару ботинок из змеиной кожи, которые стоят в витрине.

Бриктон в примерочной говорила тихо, но едва сдерживая гнев:

– Совершенно безответственно, Нэнси. Я думала, ты лучше соображаешь. Никто сюда не должен приходить, а особенно эти из ООП.

– Поверь, у меня не было выбора. – Нэнси говорила плачущим тоном. – Ты же не знаешь, что мне пришлось пережить, Брики. Мне надо было обязательно тебя увидеть, так как я знаю, что они собираются делать. Я даже знаю где.

Толстуха сняла с Нэнси одежду.

– Ты только посмотри на это, – сказала она, заметив следы любовных укусов на ягодицах. – Он тебе всю задницу изгрыз, а?

– Как только мог. Давай примерим эту оранжевую штучку.

– Не надо, она и так подойдет. – Бриктон начала целовать шею Нэнси. – Есть вещи, с которыми женщинам приходится мириться. Что такое заставило тебя нарушить конспирацию?

– Это будет Большая мечеть.

Бриктон лизала ей ухо.

– Что?

– Он и его люди собираются занять мечеть в воскресенье в час дня.

– Господи, для чего?

– Это время одной из их полуденных молитв. Они войдут, обратятся к Мекке, встанут на колени, а когда молитва закончится, возьмут мечеть под свой контроль.

Толстуха отступила назад.

– Ты уверена?

– А после этого они нападут на Уинфилд, – заявила Нэнси решительно. – Брики, помнишь способ, который ты показывала мне в последний раз?

– Енот?

– Да, да. Енот. Пожалуйста, а?

– Енот пользуется лапами и языком, – сказала Бриктон. – Эта кабина слишком мала, – добавила она, опускаясь на колени.

* * *

– Ройс, я очень удивлена, – сказала холодно Джилиан в телефонную трубку.

– Мне это еще более неприятно, чем тебе, – заверил ее Ройс. Он сидел за письменным столом с совершенно невозмутимым видом, только голос его выражал досаду. – Я счел, что должен предупредить заранее, а не обрушивать этого на вас на приеме вечером.

– Но у меня был договор с вами, Ройс, а не с миссис Фулмер.

– Совершенно верно, именно поэтому я сейчас и звоню. И имейте в виду, я только тонко и дипломатично намекаю, что, возможно, для вас будет лучше, если в вашей программе вы не…

– О Господи, – оборвала его Джилиан. – Каждый раз, когда я прохожу цензуру, меня уверяют, что для моей же пользы.

– Да я же не собираюсь подвергать вас цен…

– Миссис Фулмер хоть раз пыталась проделать что-нибудь подобное с американской телепрограммой?

– Понятия не имею. – В голосе Ройса появились нотки раздражения. Ему было обидно до слез таскать для посла каштаны из огня, ведь у того не было даже дипломатической подготовки. Кажется, он всю жизнь только этим и занимается, не получая за работу ничего, кроме отличного гардероба, поскольку баланс на счете в банке был нулевым.

– И что еще важнее, – сказала Джилиан, – я видела пленки и должна сказать, что ваш драгоценный посол смотрится совсем не так плохо. Он знает, когда надо промолчать, а когда сказать, что не знает чего-то. Для политика это девяносто процентов успеха.

– Но у миссис Ф. сложилось впечатление, что вы хотите сделать из него дурака; во всяком случае, она заставила меня в это поверить. Почти так она и сказала.

На другом конце провода воцарилось молчание.

– Ройс, вы чувствуете себя в этой истории так же неуютно, как и я? – спросила наконец Джилиан. – Неужели мы должны оплачивать такой ценой свою личную жизнь?

Лицо Ройса не выражало ничего; так бывало всегда, когда Джилиан касалась этой темы.

– Дорогая, вы знаете, что я люблю вас, чего нельзя сказать о миссис Ф. Но это моя работа, и пусть на надгробии напишут: Коннел делал свое дело.

– Но, Ройс, это ведь девиз семьи Лэм.

– Ну надо же! Джилиан, может, найдется несколько дюймов вырезанной пленки – я дал бы ее миссис Ф., чтобы она повесила ее у себя на поясе как скальп.

– Я увижу вас сегодня вечером?

– Когда мне подъехать?

– Это просто вечеринка. Биб[66] открывает новые студии в Хаммерсмите, и все знаменитости, которых удастся залучить, будут там. Поэтому, если вы появитесь к семи, то, возможно, попадете в кадр в том ролике, который будут показывать по телевидению поздно вечером.

– Никаких кадров со мной, моя дорогая.

– С вашим лицом этого не избежать. Я буду между входом и камерами. Найдите сначала меня.

– А сколько времени все это продлится?

– Мы не обещаем всемирных знаменитостей, как те, кого миссис Фулмер пригласила на воскресенье. Но я хочу, чтобы вы увидели, каких звезд мы, англичане, можем заполучить за такое короткое время. Мы должны освободиться к восьми, а к восьми тридцати будем у меня, выпьем сухого мартини.

Для Ройса было новостью, что после вечеринки у него свидание. Он начал понимать, что его звонок соединил несколько просьб в цепь взаимных любезностей. Если он хочет, чтобы Джилиан сделала монтаж, который удовлетворил бы Пандору Фулмер, как он может отказаться выпить с ней?

– Прекрасно, – сказал он, не дрогнув. – Помните девиз наших семей!

* * *

Между пятью и пятью тридцатью, разобравшись со всеми документами в папке для входящих бумаг, Джейн Вейл все еще спрашивала себя: должна ли она говорить Неду, что собирается встретиться с Лаверн в баре? Что, если он вдруг появится у дверей ее кабинета? И может ли она не сказать ему?

Джейн пришло в голову, что за последний год она разговаривала с Лаверн, возможно, раз двенадцать и почти всегда на полуофициальных собраниях. Она знала о ней очень немного, только то, что проскальзывало у Неда. Но ей, пожалуй, нравилась эта женщина, хотя, конечно, о политике говорить с ней было невозможно. Но так было почти со всеми в посольстве; политика, как сифилис в начале века, стала запретной темой, о которой умалчивают в присутствии дам. Даже сотрудники политической секции, например Энспечер, воздерживались от этих разговоров. Правда, они считали, что невозможно говорить об этом с профанами. Что до Лаверн, то они с Джейн смотрели на многое настолько по-разному, что просто невозможно было даже начать разговор, предчувствуя его неприятное завершение.

Лаверн, видимо, ощутила это раньше, так что, встречаясь, они старательно выбирали темы, далекие от политики. Джейн довольно часто слышала о детях Лаверн (детях Неда), о ее братьях, которые счастливо избежали военной карьеры и жирели на том, что извлекали из правительственных оборонных контрактов с их компаниями.

Они с Джейн как-то сравнивали своих матерей и даже говорили о сестре Джейн Эмили. Отчасти потому, что Лаверн чем-то напоминала ее. Эмили тоже была полная, красивая и светловолосая. Да, впрочем, красота, наверное, уже ушла. Жизнь пощипала ее.

Обе были самоуверенны, возможно, оттого, что их баловали в детстве. Ну можно ли было не восхищаться крошкой Эмми? А ведь Лаверн была единственной дочкой, и можно представить, как носились с ней! А Джейн, угловатая, неуклюжая девчонка, покрытая прыщами до тех пор, пока ей не стукнуло семнадцать, и она перестала расти, достигнув пяти футов десяти дюймов… она была совсем не такой, каких балуют, как Эмми.

В пять тридцать она выскочила из здания, моля Бога о том, чтобы избежать встречи с Недом, и отправилась в большой скучный отель в нескольких кварталах от канцелярии на Парк-Лэйн, где она договорилась встретиться с миссис Блондинкой-Бомбовозом в баре. Не надо сравнивать ее с Эмили. Не надо так нервничать перед встречей с женой любовника. Во всяком случае, пока нет повода для беспокойства.

Тем не менее, от волнения у нее перехватило дыхание, когда она вошла в холл гостиницы и направилась к бару. Она пришла на несколько минут раньше – видимо, чувство вины. Лаверн, которая жила довольно далеко, наверняка опоздает из-за часа пик. Но нет, она уже в баре.

– Здравствуйте, – сказала Джейн, садясь. – Какой прекрасный выбор – пунш «Плантерз».

– Спасибо, что пришли, – сказала Лаверн, сразу переходя к делу. – За этот бокал плачу я. Мне нужно только десять минут. Обещаю, что дольше вас не задержу.

Она беспокойно ждала, пока Джейн не принесли бокал с напитком. Они чокнулись. Отпили коктейли с ромом.

– Позвольте вам сказать… – Лаверн остановилась. – Я имею в виду, что я должна… – Очередной глоток наполовину уменьшил содержимое бокала.

Джейн заметила, что Лаверн тщательно оделась для встречи: на ней был приятный бежевый костюм; расстегнутый пиджак скрадывал размеры ее бюста. Для меня хоть этой проблемы не существует, подумала Джейн. Она отметила, что мужчины глазеют на Лаверн точно так же, как прежде на Эмили.

– Так вот, дело в том, – снова начала Лаверн, – что в Лондоне у меня нет близких подруг. А мне хотелось бы кое о чем посоветоваться. Но я, право, не знаю… я уже говорила. Я слыхала, что есть женщины, чья профессия – выслушать и дать совет. Поэтому-то я и сказала, что мне нужно только десять минут. Я подумала, что вы могли бы направить меня к одной из таких, э… женщин.

– Терапевту?

Лаверн вздрогнула.

– Разве об этом я вас просила?

– Психоаналитик? – Джейн немного подумала. – У меня в офисе есть список таких специалистов. Вы бы удивились, узнав, как часто к нам обращаются с такими просьбами.

Лаверн, с несчастным видом склонившаяся над коктейлем, вдруг встряхнулась. Она откинулась на спинку стула и оглядела зал с заметным облегчением. Ее явно успокоили слова Джейн. Она, как и многие женщины, судила о других по себе. Если многие поступают так, то для Лаверн это гораздо легче.

– Они все специализируются, – продолжила Джейн. – Ведь проблемы могут быть медицинскими, эмоциональными, экономическими или связанными с… – Она почувствовала, как ее голос сорвался на слове «брак». Она надеялась, что Лаверн не обратит на это внимания.

– В этом как раз и дело, – ответила Лаверн.

– В чем?

– В моем браке. – Лаверн оттолкнула от себя бокал, словно более не нуждалась в допинге. – Если бы мне сказали два года назад, когда мы были в Бонне, что люди могут так быстро отдалиться друг от друга, я бы подумала, что это бред, а теперь сама ищу помощи у психиатра.

Глядя на нее, Джейн не могла произнести ни слова.

– Сейчас все обстоит так, что я просто схожу с ума, – сказала Лаверн равнодушным тоном, будто говорила о ком-то другом. – Раздвоение личности? Я хочу быть не здесь, а в Калифорнии со своей семьей. И самое худшее то, что Нед… – Она остановилась. – Я обещала не отнимать у вас более десяти минут, Джейн. – Она вымученно улыбнулась. – Может, мне заглянуть завтра утром к вам в офис? Вы дали бы мне эти фамилии.

Джейн кивнула.

– Да, да, конечно.

Внезапно Лаверн почти беззвучно зарыдала. Никто в баре, кроме Джейн, этого не заметил.

* * *

Гостиную с большими окнами сделали центром управления воскресным приемом. Именно здесь Бел Крастейкер и Пандора отвечали на звонки по специальным линиям RSVP, хотя теперь телефоны звонили редко. Именно здесь обсуждали последние подробности обслуживания приема с человеком из «Ходгкинс и дочь». А теперь на закате здесь сидела Пандора, вглядываясь через огромные окна в лужайки и сад, которые в воскресенье к этому времени будут наполнены факелами, музыкой и людьми.

Она слабо представляла, как работает канцелярия, хотя и знала, что к шести часам вечера в пятницу уже не услышит гула часов. Она вынесла все это, а теперь словно неслась, как в бобслее на бобе, вниз под гору, не ощущая своего веса – из сегодняшнего дня к Четвертому июля. Это напомнило ей…

Сначала ей сказали, что частные фейерверки недопустимы. Но, конечно, если бы она спросила у начальников и специалистов, особенно в канцелярии, ее бы заверили, что нельзя и ужинать в саду. Такова была, по мнению Пандоры, природа мелких людишек – все время нет, нет и нет.

Что же до фейерверков, то ей, в конце концов, удалось найти человека в посольстве, в протокольной секции, который оформил разрешение. Теперь оставалось только выбрать компанию, которая все организует. Таких было три, все за пределами Лондона, и ни одна не отвечала на ее звонки.

– Неподходящее время года, – объяснила ей по телефону одна услужливая девушка. – Мы теперь до осени почти не будем работать. А там День Гая Фокса.

Эта фраза ничего не объясняла Пандоре. Поэтому она продолжала действовать. Взяв список адресов, она выбрала номер и повернулась к телефону, который вдруг зазвонил.

Пандора взглянула на часы. 5.55 вечера, пятница. Если это еще один отказ прийти на прием, она просто расплачется.

– Будьте любезны, можно поговорить с миссис Фулмер? – сказал мужчина с американским акцентом. Если это кто-то из канцелярии, она абсолютно наверняка расплачется.

– Это я. Чем могу помочь?

– Миссис Фулмер, это Пенденис Энспечер из политической секции.

– Дэннис, я сейчас очень занята.

– О, это недолго, миссис Фулмер. Это по поводу видеопленок.

Пандора положила трубку, отвернулась и сжала свои крохотные кулачки изо всей силы, так что они даже задрожали. Она слышала, что он продолжал говорить. Немного погодя она снова приложила трубку к уху.

Пандора представила себе Пендениса Энспечера, бывшего ученого, судя по его противному голосу. Евнух из «Лиги плюща». Садист. Бабуин. Чудовище!

– Да, мистер Дэннис.

– Пенденис Энспечер, миссис Фулмер. Я хотел сказать, мы только что получили разъяснение из госдепа. Боюсь, вы не знаете о том, какие противоречивые толки вызвали эти пленки в конгрессе, миссис Фулмер. Я хочу сказать, что сейчас палата представителей рассматривает вопрос о проведении расследования по поводу их происхождения, стоимости и так далее. Поэтому госдеп полагает, что мы не можем влезать сами или втягивать дипслужбу в подобный скандал.

Возле телефона в Уинфилде наступила мертвая тишина. Потом Пандора спросила:

– Мистер Дэннис, должна ли я понимать это как указание не показывать на приеме видеозаписи президента?

– Я недостаточно, ясно выразился, миссис Фулмер. Позвольте вам об…

– Вы все изложили даже слишком ясно, мистер Дэннис.

– Пенденис Энспечер.

– Я спрашиваю, это прямое указание госдепа?

– Ну, теоретически, миссис Фулмер, теоре… – У него в глотке что-то щелкнуло. – Теоретически полномочный посол имеет право делать все, что он хочет, в пределах протокола. Но это относится к послам с большим опытом работы или к карьерным послам. Однако послы, которые недавно на дипломатической работе, должны максимально придерживаться указаний, миссис Фулмер, а они…

– Благодарю вас, мистер Дэннис.

Она швырнула трубку, повернувшись так резко, что ее юбка разлетелась веером, и бросилась к окну. День угасал, а с ним угасала и она.

Телефон снова зазвонил. Она не взяла трубку.

* * *

Хотя госпиталь Амершэм был современным, больница в Стоун-Мэндвиле казалась значительно больше. Госпиталь походил на маленький городок с отдельными зданиями, отделенными одно от другого зелеными лужайками и стоянками. Недалеко от урологического отделения было отделение несчастных случаев: здание в форме буквы Н с еще одной ножкой. Здесь помогали тяжело пострадавшим со всего Бэкингемшира, используя старое оборудование, известное всем любителям медицинских фильмов: длинные стеклянные сосуды, резиновые трубки, которые, пища́, что-то перекачивали, осциллографы, фиксирующие удары сердца и издающие потрескивание при появлении на экране прямой линии смерти.

Баззард здесь уже бывал, но, к счастью, не как пациент. Он привозил сюда своих братьев, сломавших руку или ногу, катаясь на лыжах, фермеров, засунувших руку под работающий культиватор – обычные несчастья сельской местности. Но никто из них не был таким безжизненным, как бедняга, найденный им на Черри-лайн.

– Он мертв?

Врач из интенсивной терапии изобразил гримасу ребенка, отказывающегося от груди.

– С этими гипослучаями всегда трудно сказать наверняка.

– Гипо?

– Ну да. Недостаток всего: сахара в крови, белых телец, красных телец, да и самой крови нет, – посетовал доктор. – Его раны очень серьезны, их много, но ни одна из них не задевает жизненно важных органов. Так что паренек просто потерял слишком много крови. Мы сделаем все, что в наших силах. – Он показал на трубки, присоединенные к пластиковым пакетам с кровью и плазмой. – Но может оказаться, что уже слишком поздно.

– Так значит, есть признаки жизни?

Кивком головы врач показал на осциллограф, укрепленный над кроватью.

– Видите эти кривые на экране, а?

Баззард следил, как прибор вычерчивает низенькую кривую из пиков, а не устойчивую – из спадов и подъемов, похожих на Гималайский хребет. С ним всегда случалось такое в больницах. Все в районе знали его как адвоката, но почему-то считали, что он утаивал свое медицинское прошлое.

– Но значит ли это, что он выздоровеет?

– Слишком рано говорить об этом.

Из динамика раздался сигнал вызова. Врач сказал:

– Это меня. Вернусь через минуту.

Его по ошибке приняли то ли за доктора, то ли за родственника. Они даже не спросили фамилии бедняги. В его изорванных брюках не было ничего, удостоверяющего личность.

– Vater[67] – едва слышно выдохнул человек, опутанный проводами и трубками.

– Слышу!

– Vater.

– Слышу, старина! – закричал Баззард. – С тобой будет все в порядке!

* * *

К шести-пятнадцати они закончили вторую порцию пунша «Плантерз». Пианистка приходила и уходила, играла что-то тихое и позвякивающее, чего почти не было слышно в заполненной людьми комнате. Лаверн на время умолкла, рассказав Джейн почти все, что рассказала бы консультанту. Пианистка заиграла.

Она заканчивала цикл песен о погоде. Уже сыграла «Разве не здорово оказаться под дождем» и «Дождь по крыше», отбарабанила «Бурную погоду», а сейчас начала «Поющий под дождем», наращивая темп для эффектного финала.

– Как это обманчиво, – сказала Джейн наконец.

– Что? – Взгляд Лаверн обратился к ней. – О чем вы?

Джейн сообразила, что это недоступно пониманию Лаверн. Ее странная, по-ослиному упрямая челюсть словно выражала нерасположение ко всему, чего она не принимала. Джейн помнила, что у Эмми было нечто похожее. Как гласит американская поговорка: «Не сбивайте меня с толку фактами – я уже принял решение».

– Но это же намного хуже, – вскрикнула Лаверн. – Какого черта, Джейн. Ведь политика – это игра для мужчин, разве не так? Поэтому женщина может просто пренебречь ею, верно? Но если причина разрыва эмоциональная, какие у меня шансы?

– По правде говоря, я…

– Я помню, как папа и братья спорили о политике. Это же пустая трата времени, Джейн. Все равно, что спортивные страницы в газетах. Счет встреч, пасы форвардов, штрафные. Мужчины прожигают жизнь, тогда как женщины рожают детей и растят их. Если вы мне скажете, что расхождения между мной и Недом не в политике, я потеряю надежду, соберусь и отправлюсь в Сан-Франциско. Клянусь. Я не хочу так страдать.

Джейн словно обдало кипятком. Нед один останется в Лондоне! Господи, какая эгоистическая радость! Одна женщина несчастна. Другая просто в экстазе. Кто сказал, что жизнь справедлива? Лети, Лаверн! Приделай крылья и лети!

По случайному и не замеченному ими совпадению пианистка только что сыграла «Я оставил мое сердце в Сан-Франциско».

– Эй вы, двое, встряхнитесь! – крикнул кто-то.

Джейн подняла глаза и увидела направлявшуюся к ним миссис Кэтрин Хирнс, следом за ней шел ее оппонент и смертельный враг Чак Грец.

– Леди, какой приятный сюрприз, – воскликнул он.

Сев рядом с Лаверн, Чак заставил ее подвинуться на один или два фута.

– Через час мы отправляемся во Франкфурт.

– Он улетает, – пояснила миссис Хирнс, – только самолет взлетит позже.

Пианистка начала бойко наигрывать «Нью-Йорк, Нью-Йорк». Не вглядевшись, нельзя было заметить слез, стоявших в глазах Лаверн. Но Кэти Хирнс отличалась наблюдательностью.

– Ого! – сказала она. – Это же моя песня, миссис Френч. – Она перегнулась через столик и очень мягко взяла Лаверн пальцами за подбородок. – Перестаньте. Ну-ка, улыбнитесь!

– Эй вы! Нам всем надо выпить, – заявил конгрессмен из Южной Дакоты. – Мисс! – позвал он пианистку. – Вы знаете песню «Сиу Сити Сью»?

– А вы? – крикнула она в ответ.

Он подошел к фортепиано.

– Ничего хорошего из этого не выйдет, – заметил Кэти Хирнс. – Может, я чем-нибудь могу помочь? – спросила она Лаверн. Та отрицательно покачала головой.

– «Сиу Сити Сью, – пел Чак Грец, – Сиу Сити Сью. Я продал свою лошадь и пистолет тебе. Нет ничего, чего бы я не сделал для… Сиу Сити Сью, Сиу Сити…»

– Я думаю, мне надо освежить грим, – сказала миссис Хирнс. – А вам не надо? – спросила она Джейн.

В туалете они встали у зеркала и посмотрели на свои отражения. Даже через закрытую дверь было слышно, как баритон Греца выводил:

– «Я оставил мое сердце в Пьерре, что в Южной Дакоте».

– Она догадается, – сказала миссис Хирнс. – Это вопрос времени.

– Правда? – Джейн почувствовала, что у нее перехватило дыхание, как после бега.

– Она сейчас слишком несчастна. А когда успокоится, поймет все насчет муженька. Детка, я это поняла еще во вторник, у мистера Коннела.

– «Все ко времени, – заливался Грец, – в Рэпид-Сити».

Глава 22

Харгрейвс стоял в фойе театра «Лирик-Хаммерсмит», в начале века здесь размещался известный театр, который восстановили и сделали частью огромного торгово-жилого и делового квартала в западной части Лондона, обычно называемой «дорогой в Хитроу».[68]

Он смотрел через дорогу на новое здание, где Би-би-си открывала свою последнюю телестудию при большом стечении народа. Это сулило Харгрейвсу материал для колонки слухов недели на две. Quel ennui,[69] подумал он.

Нет, нельзя забрасывать колонку слухов, единственный источник заработка в журналистике для старого гомика вроде него. Никто не хочет брать к себе старого хрыча, который печатает на машинке двумя пальцами. Никому не нужен пьяница за шестьдесят, не способный провести настоящее журналистское расследование и застукать наследного принца с порнозвездой где-нибудь в замке в горах. Для этого требуются не только энергия, но и молодость.

А здесь, наблюдая за шикарными господами и дамами, описывая их веселье и шалости, он вел единственную игру, оставшуюся в городе для некогда боевых коней, предавшихся ныне пьянству.

Харгрейвс поморщился. Он чувствовал приступ привычной болезни, называемой им «послеполуденной мигренью», – результат ленча в стиле Харгрейвса, то есть за чужой счет.

Чернорабочий, торговец грязью, бабник (если бывал при деньгах), друг великих и малых, Харгрейвс в периоды обострения «мигрени» ощущал себя катализатором, ферментом в кровеносной системе лондонского общества. Нет, не того затхлого предвоенного общества, в котором герцоги и графини умирали от смеха над грошовыми шутками, а сегодняшнего общества – грязного, динамичного, стоящего на желчи, обмане, хитрых сделках и обилии наркотиков.

Харгрейвс благословлял своего доброго духа, который не дал ему превратиться в наркомана, несмотря на все многолетние соблазны. Господи, дорогой! О, наконец и бар открыли через дорогу. Теперь поторопись, Харгрейвс, и утоли свою мучительную жажду, успокой головную боль.

Он едва не столкнулся с «мини», перебегая дорогу, и прошел мимо охраны у входа, даже не показав приглашения. Для вьючной лошади, вроде него, на свете осталось не так много развлечений, подумал Харгрейвс. Прорваться на вечеринку было одним из них. Любое ничтожество попытается сделать это, но только журналист умеет прорваться. У него в письменном столе лежало приглашение, но он уже двое суток не был в офисе. Бармен Нунан помахал ему издали.

Не следует появляться вовремя. Но толчея у бара на этой тусовке Биба просто невыносимая. Харгрейвс жестом подозвал официанта и облегчил его поднос на два высоких бокала шампанского. Очень неправильно заглатывать шампанское, сказал себе Харгрейвс, проделывая это, но, Господи, нужда заставит.

Ладно. Теперь вперед! Разве это не веселье? Никаких грустных мыслей, решил он. Никаких жалоб насчет старости. В этом огромном сером городе, раздувшемся от амбиций, стоило веселиться только, где за это платили. О, неплохая идея для начала колонки. «Как поставщик веселья, Биб не сравним ни с чем». Нет, не пойдет. «Так как все продается, решили в Бибе, почему не торговать весельем?» Нет, это тоже не пойдет. «Если вас интересует, куда девалось лондонское веселье, знайте, его подарили Бибу в пятницу на празднование открытия…»

– Официант! Да, заберите эти, спасибо. А я возьму вон те.

Много лучше! Веселее!

Он почему-то подумал о том, как выглядело в прошлом такое искусственное веселье. Пришел в голову Рим при Нероне. Потом – последние дни Веймарской республики. Отчаянно нарумяненные парни, девицы в смокингах, экс-генералы, банкиры, веселья хоть отбавляй.

А здесь не так плохо, заметил Харгрейвс. Первыми всегда приходят подающие надежды молодые, будущие звезды и юнцы в своей самой занюханной одежде, в свитерах с дырками, проеденными молью, с прическами панков, в наколенниках и без носков, синевато-багровом гриме. Веймарская ночь в Хаммерсмите.

И музыка. Дикий оглушающий рев, неразборчивые слова с ударными, состоящими из нескольких электронных чипов, огромный громкоговоритель, который может скопировать у живого барабанщика все, кроме пота. И воздух, конечно, уже насыщенный дымом «травки».[70]

Ага! Лазера нет! Спасибо, дорогой Биб. Мои уши ты не пощадил, но глаза отдыхают.

– Неужели это вы, дорогая? Так рано? – поинтересовался он.

– Я пригласила свою очередную жертву – Ройса Коннела, – объяснила Джилиан. – Вы видели его?

– Всего без четверти семь. Официант. А, понятно. – Он кисло посмотрел на официанта. Из-за собеседницы он теперь не мог брать по два бокала, не предложив одного из них ей. – Неужели вы им серьезно интересуетесь? – спросил он ее.

– Считайте это последним желанием Лэм.

– Но, я имею в виду, Джилиан, это должно быть очевидно. – Харгрейвс остановился и похолодел, поняв, что зайдя слишком далеко, может оказаться без работы на «Лэм на заклание». Для этого он еще недостаточно надрался, спасибо. Он, конечно, знал о Лэм, кое-что не подлежащее гласности, например, происхождение ее семьи. Но если ее прижать, она станет безжалостной.

– Я знаю все об этом, – призналась Джилиан. – Боюсь, что именно это и привлекло меня. Вызов.

– Господи, да почему же я не могу быть вызовом?

– Вы – вызов? Здесь нет никого моложе восьмидесяти, кого бы вы не трахнули, с их согласия, разумеется.

Ее желто-коричневые глаза заблестели, когда она представила эту картину. Потом она сосредоточилась на Харгрейвсе, и он вдруг пожалел, что в зале нет лазера, выдержать который было бы гораздо легче, чем ее взгляд.

– Что говорят о Ройсе? – поинтересовалась у него Джилиан.

– «Роли изменились», – процитировал он воображаемый заголовок. – Автора колонок опрашивает телерепортер. Никаких комментариев, Флит-стрит рыдает.

– Харгрейвс, вас спрашивает любимица миллионов.

Он оглядел ее с ног до головы: облегающее белое платье из легкого материала, подчеркивающее ее формы и мерцающее под объективами телекамер, ухудшая качество изображения. Жаль, что это предназначалось Ройсу Коннелу.

– Про него почти ничего и не говорят, дорогуша, – уверил ее Харгрейвс. – А все из-за того, что у него до сих пор нет личной жизни.

– Что, и мальчиков нет?

Харгрейвс надул щеки:

– Это исключено, милочка.

– Ну расскажите же что-нибудь.

– Нечего рассказывать. Даже молодые прожигатели жизни молчат, а я их всех знаю. Просто ни звука.

– Вы уходите от разговора.

– Я говорю сущую правду, а вы никак не поймете, что это случается с Харгрейвсом только тогда, когда он начинает пить.

На улице, недалеко от поворота, погасли огни подошедшей автомашины.

– Это он. Я его предупредила.

– Он что, не любит фотографироваться?

– Когда ты номер два, Харгрейвс, надо позаботиться, чтобы фотографировали только первый номер. – Она направилась к двери. Харгрейвс смотрел, как у нее при ходьбе покачиваются бедра. И вообразить нельзя, чтобы такая роскошная женщина была еще и такой талантливой. И потратить все на парнишечку Коннела!

– Мистер Харгрейвс?

Высокий мужчина, стоявший рядом с ним, говорил с американским акцентом. На нем был американский смокинг темно-синего цвета, огромный желтый галстук-бабочка и сорочка с жабо.

– Мы разве встречались? – спросил Харгрейвс.

– Нет, но ведь это очень легко исправить, – ответил мужчина.

У него было очень располагающее, открытое лицо. Харгрейвс почему-то решил, что он аферист. Надо будет спросить у Нунана об этом субъекте.

– Это, конечно, так, но стоит ли? – заметил журналист.

– Это может быть для вас выгодно, – пообещал американец.

– Да что вы? – Харгрейвс мысленно поздравил себя с тем, что определил афериста по одной внешности, даже до того, как тот открыл свой паршивый рот. – Мы говорим о материальной стороне дела, не так ли?

– Да, и об этом тоже. В том смысле, что информация может приносить людям вашего типа весьма большие барыши.

– Горю желанием узнать ваше имя, молодой человек.

Американец протянул руку.

– Джим Вимс, сэр. Рад познакомиться.

* * *

Для Ройса Коннела это было внове, и он совсем не был уверен, что ему это нравится. Даже если пренебречь вопросительными взглядами, словно говорившими: «Ну разве они не отличная пара?» Коннела не приводила в восторг необходимость играть вторую роль после телезвезды, настолько доступной, что каждый считал своим долгом по-родственному поболтать с ней.

Карьерой Коннел был прежде всего обязан своим умением привлекать внимание средств массовой информации к тому, кто был сейчас его начальником. Фотографии почти всегда были одинаковы: какой-нибудь посол или генерал на переднем плане с важной улыбкой на лице, а с самого края приятный симпатичный моложавый мужчина с едва заметным ироническим выражением. Если бы Ройс коллекционировал свои служебные фотографии, такие снимки повторялись бы без конца, менялись бы только лица в центре.

Но он не работал на Джилиан Лэм, напомнил себе Ройс. Его отношение к ней было тайной от всех и дилеммой для него самого. Может быть, люди, беспечно относящиеся к грязным делам, и не были бы так смущены, как он. Не исключено, что слухи, которые разносились во время этого приема Би-би-си, как всегда циничны.

– А кто этот симпатяга с Джили? А этот, если присмотреться, может быть ее отцом.

– Таскается с ней уже несколько месяцев.

Как несправедлива бывает молва и как легка на обвинения. Он знал, например, что Джилиан не считалась «слабой на передок», совсем нет. А сам он, как знал Ройс, добился того, что все гадали, кого он предпочитает – женщин или мужчин. Эта игра в «угадайку» преследовала его все годы работы в загранслужбе. Время от времени он злился на это, но, как и во всякой игре, его забавляла мистификация. Бог – свидетель, не так уж много радостей в карьере, которая волей-неволей и с каждым годом все больше обязывает подвигать политических назначенцев.

– То, что ее повсюду сопровождает американский дипломат, подрывает доверие к ней как к репортеру, правда?

– Я даю им шесть месяцев. Через это время она съест его живьем.

– А я даю им шесть недель, и через это время он разобьет ей сердце.

Сегодняшнее сборище было просто создано для слухов – их спектр от рассчитанной утечки информации до злобного шипения отвергнутого любовника. Большой прием по случаю Четвертого июля в воскресенье – вариация этой тусовки на более высоком уровне. Прием будет стоить посольству гораздо больше, чем это мероприятие обошлось Би-би-си. Да еще придется привлечь всевозможные силы служб безопасности, а Би-би-си, если даже они об этом подумали, добавили пару частных копов – и то только для того, чтобы сдержать любопытных у входа.

Вот это и отличает правительство, ставшее мишенью для каждого террориста или амбициозного политикана, от любимой всеми национальной организации, которая входит в каждый дом круглые сутки с музыкой, новостями, развлечениями и информацией, и взимает за это меньше пятидесяти фунтов в год.

– Вы что-то не слишком веселы, правда?

Ройс мигнул. Он знал, что это его недавняя и дурная привычка, и терпеть не мог тех, кто заставал его врасплох; но это был пьяница Харгрейвс, а с ним, считал он, надо быть «хорошим».

– О, как вы предусмотрительны, – сказал Коннел, беря у Харгрейвса второй бокал шампанского. – Неужели вы принесли это для меня?

– Не стоит об этом говорить. – Харгрейвс был явно огорчен, когда Коннел начал пить шампанское. – Вы выглядели немного кислым.

– Я, кажется, не создан для вспышек блицев.

– Я тоже от них не в восторге, – признался Харгрейвс, – правда, наверно, уже лет сто прошло, как меня снимали, а вот вы – «горячая» штучка.

– Только как бледная тень Ля Лэм.

– Вы оба – отличная тема для журналистов, – уверенно сказал Харгрейвс.

– Для вас прежде всего, да?

– Нет, конечно, – с сожалением ответил журналист. – Я известен тем, что рассказываю подобные истории заранее, да и то с разрешения участников.

– Какие истории?

Харгрейвс надул щеки.

– Горячо. Горячо. Я плаваю в кипятке. Не берите в голову, старина. Черт, до чего же я болтлив.

Коннел улыбнулся.

– Знаете, у вас на этом вечере особая миссия, и такая, что я буду вашим вечным должником.

– Что бы это могло быть?

– Кроме вас и Джилиан, я не знаю здесь ни души и…

– И не хотите никого знать, – закончил за него репортер, – но не будете возражать, если я сделаю для вас подписи под фотоснимками. Харгрейвс назовет вам всех по фамилии, расскажет о роде занятий и балансе банковского счета. С кого начнем?

Пока Коннел оглядывался, Харгрейвс нахально взял у него недопитый бокал шампанского, осушил его и сменил два пустых бокала – свой и Коннела – на полные у проходившего официанта.

– Я знаю вон того парня, – сказал Коннел. – Он берет интервью у всех подряд.

– Абсолютно у всех.

– А комедия той женщины поставлена на Вест-Энде.

– У Люсинды? Я не очень понимаю то, что вы называете ее новой пьесой, – пробормотал Харгрейвс. Язык его начал понемногу заплетаться. – Кроме того, что во втором акте в ней есть пара сцен с голыми грудями и задницами, она известна лишь тем, что вы почти наверняка можете отыскать своих друзей в фойе ее театра во время антракта.

– Что, очень популярно у туристов?

– Что, сиськи и письки? Исключительно популярно, – сказал Харгрейвс. – О, быстро отвернитесь. Туда.

– От кого я прячусь?

– Не вы, а я.

Вместо того, чтобы отвернуться, Коннел пытался определить, кто вызвал у него пьяный испуг.

– Вон идет парень, похожий на вашего младшего брата.

– Это он. Вы не возражаете, если мы пройдем к бару?

– Я должен быть не очень далеко от Джилиан, – объяснил Коннел, кивнув на свою спутницу, которая стояла, прислонившись к стене, в ярде от них перед толпой молодых людей с фотокамерами и блокнотами в руках. – Хотя, я думаю, она сама с ними справится.

Он помахал ей и показал рукой в направлении бара. Она послала ему воздушный поцелуй и подняла пустой стакан, показывая, что ей от него сейчас нужно.

– Я восхищаюсь этой женщиной, – сказал Коннел. – Ее очаровательная головка вмещает сразу так много!

– Была бы отличной женой дипломата, – ответил Харгрейвс, ввинчиваясь в толпу и проталкиваясь к бару.

– А ваш братец преследует нас.

– Вот черт! Я думаю, он хочет поговорить с вами.

– А мне кажется, с вами.

– Он не мой брат. – Харгрейвс негромко рыгнул, деликатно прикрыв рот рукой. – Господи! Нет, он не мой брат. – Он резко остановился и повернулся с овечьей покорностью, когда похожий на него мужчина догнал их.

– А, это ты?

– Товарищ журналист, – обратился к нему Глеб Пономаренко, – представьте меня вашему другу.

* * *

– Дорогая, тогда увидимся в воскресенье? – спросила Джилиан Лэм у невысокой и немного полноватой женщины с короткой стрижкой и большой челкой над очками в толстой оправе того же темно-коричневого цвета, что и волосы. В ее лице было что-то обезьянье. Она была привлекательна, но как-то по-мальчишески или скорее по-клоунски – с тем шутливым выражением лица, которое заставляло предполагать, что она никогда и не бывает серьезной.

– Надеюсь, дорогуша, – отвечала женщина. – А разве есть такие, кто не собирается быть на приеме Четвертого июля?

– Мне кажется, что Биб устроил что-то вроде репетиции, – пошутила Джилиан. – Тина, могу я предложить тебе выпить?

Женщина с челкой очень решительно затрясла головой:

– Я не могу тебя беспокоить, дорогая.

– Возле бара, э… чичероне, – призналась Джилиан. – Он мог бы принести тебе бокал.

– Шампанское, мадам? – спросил официант.

Джилиан заметила, что он уже некоторое время крутился поблизости. Это был пухлый молодой человек с выпученными глазами. Он был одет иначе, чем другие люди с подносами – в очень коротких смокингах и черных галстуках, на нем же был пиджак, белый галстук, светло-серые брюки и голубой цветок в петлице.

Официант слегка поклонился, протягивая им поднос. На нездоровом, землистого цвета лице выделялись неаккуратные усы; жесткие темные волосы были всклокочены.

– Будем мы иметь удовольствие обслуживать вас, мадам, в воскресенье? – спросил он.

Джилиан прислушалась к акценту. Не английский и не американский.

– О, это ваша фирма обслуживает посольский прием?

– Да, мадам. – Взгляд его выпуклых глаз обратился к Тине. – Вы, мадам, что-то будете?

– Удивительно, – ответила та, беря бокал с подноса. – То есть то, что та же фирма будет нас обслуживать. А как вас зовут? – Официант выглядел смущенным. – Я имею в виду название вашей фирмы, – поправилась Тина.

– «Ходгкинс и дочь», мадам, – коротко ответил он. – Всегда к вашим услугам.

Европеец, решила Джилиан, но много работал в Америке.

– Приятно знать, что прием за приемом тебя будет обслуживать свой официант.

– О, нет, мадам, я не официант. – Его выпученные глаза расширились, а жесткие волосы как будто встали дыбом. – Я их начальник.

– Поэтому и цветок в петлице? – кивнула Тина.

– Извините, мне пора. Большое спасибо, – прервал он разговор и отошел с пустым подносом.

– Ты думаешь, это правда, – задумчиво спросила Джилиан, – что все эти большие приемы обслуживаются «Как-его-там и дочерью»? Ты должна знать, Тина.

– Я слышала об этой фирме, – ответила та.

– Да, но если так, встречала ли ты этого парня раньше?

– Кого? Этого пухлого? Никогда.

– И я тоже нет.

Тина драматически вздохнула.

– Как корабли, которые разминулись в ночи, – прошептала она.

* * *

С того момента, как их представили друг другу, Ройс Коннел искал вежливый предлог, чтобы покинуть Пономаренко. Он сослался на то, что он должен принести своей даме бокал, но официант с цветком в петлице помешал ему воспользоваться этим предлогом.

Дело не в том, что Коннел вообще был против общения с русскими. За годы его дипломатической службы он неоднократно имел с ними дело. Но то были досконально проверенные русские, с определенным положением и предоставленным в его распоряжение разведкой госдепа досье. Такие встречи проходили на жестко контролируемых дипломатических собраниях, обедах, приемах, празднествах, где беседа сводилась к скучнейшим фразам типа: «Да, и вправду, этот год был исключительным для Пуйи-Фюнзе, не правда ли?»

Но Глеб Пономаренко опасен, он – известный советский шпион, сам себе хозяин в Лондоне и занимается такими делами, о которых не принято говорить на публике. Сегодня обстановка была неофициальной, народ из шоу-бизнеса напоминал зубчики чеснока в тушеном мясе и незаметно создавал интимную атмосферу.

Ройс понимал, что этот прием давал повод другим посмотреть и себя показать, посплетничать и предоставить возможность посплетничать о себе. И поэтому совсем не стоило долго разговаривать на глазах у всех с советским шпионом такого ранга. Он, конечно, не был ни в чем виноват, но искусство служебной карьеры в загранслужбе состояло и в том, чтобы никогда не приходилось ни оправдываться, ни искать смягчающих обстоятельств.

– …отличный дополнительный заработок для Харгрейвса, – говорил в это время русский. – Он стареет, значит, лишние деньги не помешают.

– Он ведь вроде гончей для Джилиан? – спросил Коннел.

– Очень точное определение. Посмотрите на того пухлого парня, который только что подал им шампанское, – продолжал Пономаренко, – и упредил ваши галантные намерения.

– Да, он, пожалуй, слишком разодет для официанта. – У Коннела в руке был бокал, и он собирался направиться к Джилиан.

– Но он не официант.

– Вы его знаете?

– Дорогой Коннел, я видел его раньше, но в другой обстановке. Вообще-то можно сказать, что мне на него указали. Но нет, я узнал о том, что он начальник официантов, услышав, как он сказал об этом вашей очаровательной даме. Я умею читать по губам.

– Господи помилуй, – шутливо воскликнул Коннел. – Не самый приятный сюрприз для первого знакомства.

– Я бы вам посоветовал этому научиться, дорогой Коннел. Это бесценный дар на таких шумных сборищах.

Советник-посланник даже раздумал идти к Джилиан. Он внимательно осмотрел русского.

– Чертовски полезный совет, – сказал он наконец. – Вы этому в школе научились?

Глеб покачал головой.

– Надо просто смотреть телевизор и постепенно уменьшать громкость. День ото дня это получается все лучше и лучше. Вы, конечно, понимаете, дорогой Коннел, что я читаю по губам только по-английски?

Коннел разразился смехом, а через долю секунды к нему присоединился и Пономаренко.

– Но вы ведь знаете того парня, – повторил вопрос Коннел. – Того, с вытаращенными глазами и взлохмаченными волосами.

Пономаренко кивнул.

– Да. – Он медленно перевел взгляд в сторону. Лицо его засияло. – Коннел! Дорогой друг, это редчайшая возможность! Вы сейчас встретитесь с самой блестящей женщиной в Лондоне.

– А мне казалось, что именно я привел ее сюда.

– Ну да, конечно, тысяча извинений. Конечно, – затараторил Глеб. – Моя дражайшая Мириам! – воскликнул он.

Огромная женщина с яркими оранжевыми волосами и в блестящем вишневом вечернем платье проплывала мимо. Платье напоминало сари – из-под ткани, облегающей ее фигуру, там и сям выглядывало розовое тело. Как пятна в маскировочном костюме, они сбивали глаз с толку – локоть здесь, пухлое плечо там, лоснящаяся верхняя часть груди, массивная шея, маленькая рука, тонкая, как лапка енота, толстые икры и узкие колени, блестящие оранжевые туфли на высоких каблуках. Коннел пытался понять, как такая тучная женщина может быть настолько сексапильной. Или это самогипноз?

– Берегитесь, – воскликнула Бриктон, – вы сейчас разговариваете с самым опасным мужчиной в Лондоне.

– Моя дорогая Мириам, кому адресовано это предупреждение? – спросил русский. – Вы, как всегда, выглядите так… сейчас бы съел.

– Вы, наверно, поняли, мистер Коннел, – сказала Бриктон, – что у этого dshlub[71] плохие манеры. – Она протянула руку. – Мириам Шэннон.

– Культурный атташе, – добавил Глеб.

– Израильского правительства, – закончил за него Коннел. – Да здесь собрался просто букет профи, не так ли? – Он пожал ее руку. – Шэннон – ирландская фамилия, так же, как и Коннел.

– Правильно, но моя старая мама писала ее как Шанин. Вы осознаете, – продолжала она, пристально глядя на него, – что, если бы у наших ног разорвалась граната, это могло бы вызвать третью мировую войну.

– А может, наоборот, навсегда ликвидировало бы эту угрозу, – вздохнул русский. – А вон и моя уважаемая соотечественница, черт ее подери, сбежавшая танцовщица. Что у меня за память! – Он направился к блондинке, окруженной молодыми людьми с короткими стрижками и аккуратными усиками.

– Она его до смерти испугалась, – тихо сказала Бриктон. – Его побочное занятие – возвращение беглецов. Людей, которые сбежали из России лет десять назад. Он убеждает их, что на родине теперь все по-другому. И они верят в это.

– Вы сказали, что это его побочное занятие?

– Ну, в его документах значится, что он корреспондент ТАСС.

– А в ваших, что вы культурный атташе.

– Неверно. Мои говорят, что я владелица бутика на Саут-Молтон-стрит. Так оно и есть.

– Так Пономаренко просто создает проблемы?

– А разве не этим занимаются все корреспонденты?

– Вы всегда отвечаете вопросом на вопрос?

– Был ли Мозес евреем? – Она то и дело прикасалась к нему: то к плечу, то к ладони. Сейчас она взяла его запястье и крепко держала. – Боже, это она, Джилиан Лэм. Я совершенно влюблена в нее.

– Да, но чтобы это выразить, надо встать в очередь.

– Вы знакомы с ней?

– Она сегодня, э… моя дама.

Она еще сильнее сжала его запястье.

– Представьте меня ей, мой дорогой.

* * *

Харгрейвс, который никогда не переходил с шампанского на что-то более крепкое, теперь поздравлял себя с такой предусмотрительностью. По его не очень трезвым подсчетам, он уничтожил по крайней мере пару бутылок лучшей шипучки Биба, но все еще держался на ногах и compos mentis,[72] благодарю вас, все еще останавливал каждого официанта и брал свои неизменные два бокала.

Харгрейвс остался один. В его воспаленном сознании, едва пробившемся сквозь нарастающее шипение винных пузырьков, снова вспыхнула мысль о придуманной им для себя роли фермента в общественном кровоснабжении Лондона. Получив до войны хорошее образование – а он до сих пор мог с апломбом блеснуть греческой или латинской пословицей, хотя и не без помощи словаря, – Харгрейвс смутно помнил, что фермент – это катализатор, химическое вещество, вызывающее реакции, не участвуя в них. Точное описание его роли в собраниях вроде этого. «Фермент», все еще держа оба бокала шампанского, снова начал циркулировать в «потоках крови».

– …чертовски трудно пробивать финансирование. Понятно, что английские деньги добыть невозможно.

– А ты попробуй снимать в Венгрии. Они иногда дают хорошие субсидии.

– Как это скучно. Венгрия…

Харгрейвс, допив свой – наверно двадцатый – бокал, поставил его пустым на поднос и принялся за двадцать первый. В отдалении он увидел роскошную Лэм, беседующую с глазу на глаз с какой-то огромной и толстой рыжеволосой женщиной, тогда как Ройс Коннел разговаривал с кем-то еще.

– …они берут кусок там и кусок здесь, подтягивают и зашивают за ушами, где волосы полностью закрывают шов. И все! Presto.[73] Вы на десять лет моложе.

– А ваш артрит, а?

Харгрейвс сделал левый вираж налево и чудом не сбил с ног молодую актрису, одетую в тряпье, чтобы привлечь внимание к своему таланту.

– Извините, – буркнул он.

– Вы – Харгрейвс.

– Это что – обвинение, детка?

– А меня зовут Николя Стронг.[74]

– Харгрейвс Уик.[75] Кажется, у меня только один бокал шампанского. Но он ваш, сладчайшая, потому что я всегда обожал вас.

– Даже несмотря на то, что я только что приехала в Лондон?

– Из Кейптауна? – поинтересовался Харгрейвс.

– Акцент до сих пор заметен?

– Но даже в Кейптауне я обожал вас, – упрямо бубнил журналист. – Даже когда вы были еще дитя, мы были обречены на встречу.

– Итак, – сказала она, оглядывая его с ног до головы. На вид ей было меньше двадцати, лицо было чистым, как только что отчеканенная монета, золотое под золотом шапки волос. Несмотря на довольно угрюмый вид, она показалась Харгрейвсу достаточно веселой, в глазах как будто стояла мысль: «Позаботьтесь обо мне, а я о вас позабочусь как надо».

– Наверно, здорово знать все это блестящее общество, – говорила она. – Меня пригласили только потому, что мне дали небольшую роль со словами в очередном фильме по Диккенсу, и мой продюсер хочет, чтобы я «показалась».

– Вот вы и показались, – сказал Харгрейвс, беря ее под руку. – Может, пройдемся по залу?

Фермент, пьяный или трезвый, продолжает действовать. В течение следующей четверти часа Харгрейвс представил Николя пяти кинопродюсерам, трем режиссерам и двум своим коллегам – специалистам по слухам. Он подумал, что сменил дипло-шпионокружение на другое.

Подошел официант с шестью сияющими бокалами шампанского.

– Это от мистера Нунана, сэр, – шепнул он.

Харгрейвс передал один бокал Николя, четыре взял себе, а еще один – режиссеру, с которым они сейчас беседовали.

– Это похоже на вестерн из древнеримской жизни, – объяснял тот. – Не эти тягучие спагетти с Клинтом Иствудом, а художественный фильм с натурной съемкой. На лошадях. Но герои – древние римляне в тогах, обреченные на уничтожение аборигенами-этрусками в, э-э, скажем, тысячном году до нашей эры. Там есть масса погонь, фехтования, прелестные сцены в гротах возле Флоренции и великолепное сражение, в котором римляне вроде как собирают в круг повозки, а этруски на лошадях скачут по периметру и вроде как стреляют стрелами, пробивая груди римлян и издавая дикие воинственные этрусские крики, одновременно вроде как бы скальпируя римских детей и насилуя римских матрон, и…

Внимание фермента переключилось. В углу огромного фойе, где проходил прием, американец Вимс разговаривал с пухлым начальником официантов с голубым цветком в петлице.

Погоди! Мозги Харгрейвса зашевелились. Он знал это пухлое рыхлое лицо. Но откуда?

– …наиболее толковый продюсер с итальянской стороны, – говорил в это время молодой режиссер, – по фамилии Альдо Сгрои, прямо скажем, имя в кинематографических кругах, хотя он и неизвестен здесь, в Лондоне. Кстати, вы не находите, что Лондон совершенно провинциален?

Харгрейвс старательно подавил зевок, но Николя заметила это. Она повела его к выходу.

– Я могла бы вас подвезти до дома? – спросила она.

– У вас машина?

– Да, «мини», я его одолжила у приятеля, но пока еще не привыкла к левостороннему движению, даже чуть не сшибла одного мужика, когда приехала сюда.

– Перед входом? Это был я, дорогая девочка. Ну что я говорил? Мы предназначены друг другу судьбой.

* * *

Глупо, думал Пономаренко, собираясь уезжать. Он отказывался регулярно заниматься нудной работой, состоявшей в собирании мельчайших деталей и сопоставлении их, как в головоломке. Много раз он объяснял это своим начальникам, но он так и не убедил их дать ему возможность делать то, что он считал нужным, а не копаться в муре, предназначенной для клерков от разведки.

И все же такие вечера были созданы как раз для того, чтобы собирать отдельные части головоломки. Глеб говорил себе, что умный человек не может пренебрегать общей картиной подобной сцены, озаряемой случайными лицами, каждое из которых отмечено печатью индивидуальной судьбы. Он, например, нашел умную сволочь, которая обобрала венгерскую команду по конному спорту. Наглец был снова в деле, скрывшись под личиной начальника официантов всемогущей фирмы «Ходгкинс и дочь».

Если и было что-то, доподлинно известное русскому, так это то, что пухлый парень с глазами навыкате разбирался в обслуживании приемов не больше, чем сам Пономаренко. Где-то в «Ходгкинс и дочь» были возможности для…

Корреспондент внезапно остановился. Пухлячок будет в воскресенье на приеме нового американского посла, куда и самого Пономаренко не забыли пригласить. Пухлячок будет на всех крупных приемах в Лондоне или почти на всех.

И конечно, все приемы предоставляют пухлячку прекрасные возможности, впрочем, как Глебу, Харгрейвсу или прелестному юному созданию, которое повезло старика домой.

А из всех приемов, думал Пономаренко, самый великолепный шанс обещает воскресный. Какова бы ни была цель: секс, шантаж, шпионаж, продвижение по службе, просто кровавый хаос, похищение и выкуп – воскресный прием даст возможность ее осуществить.

Глеб чуть улыбнулся, искривив губы. Может, потому-то Америку и называют страной возможностей?

У входа появился знакомый Глебу человек – высокий, в костюме и таком длинном черном плаще с поднятым воротником, словно в эту прекрасную июньскую ночь на улице пошел снег. Видимо, от волнения лицо его покрылось красными пятнами. На голове виднелись остатки волос светло-рыжего цвета.

Глеб быстро оглядел большой зал. Большая часть гостей, от души угостившихся спиртным Би-би-си, уже уехала развлекаться в другие места. Новый знакомый Глеба, американский советник-посланник увез свой ценный груз – двух пылких женщин, разбрасывающих вокруг искры. И кто сказал, что жизнь справедлива, Глеб Сергеевич? Сегодня ночью этот человек испытает райское блаженство.

Итак. Время выбрано отлично. Джон Прингл, рыжеватый мужчина в дверях, занимал довольно приличный пост в МИ-5. Друзья называли его Джоком. Русский снова, но уже медленнее, оглядел комнату, пытаясь обнаружить людей Джока. Какова цель появления Джока, столь торжественно одетого, словно его поспешно вызвали с королевского приема?

А это что еще за тип рядом с ним, от которого за версту разит полицейским? П. Дж. Р. Паркинс в своей обычной одежде только что прибыл, как догадался Пономаренко, с тайного поста в посольстве США, где он вел жизнь термита, питаясь кусочками дома, в котором жил. Глеб тут же вспомнил все, что знал о Паркинсе, который носил армейское звание майора, хотя был не ниже уровня главного инспектора Спецотдела.

Корреспондент ТАСС знал, что сейчас эти двое ищут не его, хотя в перспективе было возможно и это. Серые глаза Джока дважды скользнули по лицу Глеба, но не выказали узнавания. Нет, они искали…

Ага. Тренированный взгляд русского нашел пучеглазого начальника официантов с голубым цветком в петлице. Он был явно обескуражен, жесткие волосы пришли в еще больший беспорядок, чем обычно. Он нервно жестикулировал.

Джок Прингл потер подбородок – один из тайных знаков, придуманных полицией. Тут же трое дюжих молодцов в патрульных костюмах, выскочили вперед – туда, где стоял Папай-официант.[76] Где-то вскрикнула женщина. Даже Пономаренко удивился, хотя ничем не выдал этого.

Крепкие руки парней схватили высокого мужчину в американском смокинге с открытым и почти юным лицом.

Глеб вспомнил всех святых. Они взяли не Папая, а кого-то; незнакомец энергично протестовал, пока его вели к выходу мимо Джока Прингла и П. Дж. Паркинса, которые сделали вид, что ничего не происходит.

Но, сказал себе Глеб, но…

Он был абсолютно уверен, что официант с цветком указал на высокого американца. Глеб, который часто пользовался услугами подобных информаторов, понял, что с Принглом и Паркинсом работал Папай, выступивший в роли стукача, а может, и провокатора.

Ничего особенного в этом не было. Официантов, барменов, горничных и другую обслугу регулярно привлекала разведка, чтобы шпионить за людьми. Необычным было лишь то, что парень с цветком был аферистом, обобравшим венгерскую команду.

А кто знает, сказал себе Глеб, кого он еще ограбил?

Часть 6

Суббота, 3 июля

Глава 23

Суббота 3-го июля началась, как и многие другие дни в Лондоне: яркие солнечные лучи с востока вонзились почти горизонтально в свинцовые тучи. Еще один что-то обещающий день.

Оба спали плохо. Лаверн легла с тревожными мыслями. Если такое изредка случалось, она ворочалась всю ночь, будя этим Неда, но никогда ничего не говорила. Нед подумал, что люди, много лет проспавшие друг с другом, ведут себя в постели по неписаным правилам, по которым нельзя нарушать ничей сон, какими бы мучительными ни были твои мысли.

За завтраком, приготовленным им самим, Нед хмуро просмотрел утренние газеты в поисках того, что Гамлет называл «увлечением страсти», то есть не было ли ночью какого-нибудь повода к насилию. С «увлечением» или без него, через тридцать часов эти люди получат возможность для насилия в Уинфилд-Хаузе.

Новости были малоинтересные. Никто в Вашингтоне не метал громов и молний, никого не оскорблял, ночью не было никаких предупредительных бомбовых ударов. Словно по взаимной договоренности, никто в Европе не жаловался на то, что делает Америка в настоящее время, сообщения ограничивались обычной внутренней борьбой в Общем рынке из-за цен на сельхозпродукцию и перепроизводство вина в Италии.

Нед поднял глаза и немного успокоился. Он с Шамуном вчера долго готовили список всех мероприятий, хотя ни один список никогда и ничего не решал, даже такой длинный, как этот – в четыре машинописных страницы.

Во вселенной, управляемой по законам Мерфи, размышлял Нед, списки мероприятий – что-то вроде амулетов, отгонявших нечистую силу. Тем не менее, при такой сложной операции, как прием в воскресенье, он и Шамун должны ясно представлять то, что им предстоит делать, шаг за шагом. Он снова опустил взгляд на газету и просмотрел еще несколько страниц, пытаясь перехитрить Мерфи.

В третьем мире, как заметил Нед, среди важнейших новостей не было ничего ни о новой резне, ни о засухе. Никто не расстреливал из автоматов переполненные лагеря беженцев. Видимо, для разнообразия отсутствовали и устрашающие сообщения о повседневной жизни в условиях недоедания и угнетения.

Как жаль, найдется ли новый мессия, который явится в воскресенье и во имя мщения за эти преступления устроит нападение на Уинфилд. Как жаль…

Короткая передышка. Нед поднял глаза и увидел Лаверн в домашнем халате, которая смотрела на него. Интересно, долго ли она простояла здесь, беззвучно спустившись босиком по лестнице? Она выглядела усталой и обеспокоенной.

– Паршивая ночь, да?

Она кивнула и направилась к кофеварке.

– Спасибо, что подогрел, – сказала она, наливая кофе и кладя кусок хлеба в тостер.

– Что-то тебя беспокоит? – спросил Нед.

Они оба знали, что он должен быть сегодня в офисе, но жизнь станет чуть легче для них обоих, если они выплеснут все за завтраком, а не перед входной дверью.

Он подвинул Лаверн масло и варенье.

– Что случилось?

– Думаю о девочках.

– Скучаешь о них?

– А ты разве нет?

Он на секунду заколебался.

– Естественно. Но ты ведь прекрасно знаешь, что, если бы они были здесь, я бы не видел их больше десяти минут в день.

– Это ты хвастаешься или жалуешься?

Он улыбнулся, но улыбка быстро исчезла.

– Однажды, – сказал Нед, – когда я смогу рассчитывать на полную пенсию… – Мысль так и осталась незаконченной.

– Но до тех пор, где бы ни были девочки, у тебя нет времени для них, – бросила Лаверн. – Послушай, Нед, мне надо поговорить с тобой о себе, а не о тебе.

– Давай.

– Я хочу улететь домой и…

– Это и есть дом, – отрезал он.

– Я имею в виду Калифорнию. Мне хотелось бы побыть с ними месяц-другой.

– За колючей проволокой.

– Необязательно останавливаться в Кэмп-Либерти. Мы можем поехать к одному из моих братьев. Фил нас давно уже приглашает. Да и Пит – тоже.

– А долго тебя здесь не будет?

– До начала занятий в школе. Мы вернулись бы ко Дню труда.[77]

– Ты давно об этом думаешь, Лаверн?

– В общем-то недавно. Но, честно говоря, это беспокоит меня с тех пор, как мы приехали в Лондон. Как только ты…

Казалось, оба ждали, чем закончится эта мысль, но она не стала продолжать.

– Как только я – что? Ты говоришь, что я изменился и ты чувствуешь, будто я оставил тебя. Дело в этом?

– Память не подвела тебя, Нед.

– Ты названиваешь девочкам. – Он кивнул в ответ на свои мысли. – Я понял. И ты считаешь, что твоя главная обязанность – быть с ними, так как я отрезаю тебя от всего остального. Понял. Только одно. Откуда я знаю, что ты привезешь их назад?

– Но ведь я так говорю.

Они посмотрели друг на друга – глядя в глаза, его темно-синие в ее светлые.

– О\'кей, Восс, это подходит. – Он кивнул головой, допив кофе. – Что тебя подтолкнуло к этому решению?

– Ха. Это отдельная история. Мне помогли.

– Ого. Профессионал?

– Подруга.

– Бетси Восс?

– Она мне не подруга. – Лаверн с сожалением посмотрела на него. – Что ты знаешь о друзьях, Нед? У тебя нет ни одного друга, если не считать твоего ливанского лакея.

– Я думал, мы говорим о тебе, а не обо мне.

– Да. Я сходила с ума, просто сбрендила. Я знаю, есть в Лондоне консультанты по проблемам брака. Терапевты. Но кого я могла попросить помочь мне?

– И кого ты попросила?

– Джейн Вейл. – Лаверн улыбнулась с оттенком гордости. – И знаешь, очень странно. Когда я поговорила с ней, по-настоящему поговорила, мне уже не понадобился профессионал. Оказывается, все, что мне требовалось, это поплакаться другу.

Тостер щелкнул и выбросил два недожаренных куска хлеба. Лаверн молча намазала их маслом.

Нед долго стоял, не двигаясь и раздумывая, сесть ли и выслушать Лаверн или проявить равнодушие и узнать все позже от Джейн.

– Это она посоветовала тебе отправиться в Калифорнию?

– Совсем нет. Она сказала мне только, не делать ничего навсегда. То есть считать временным то, что я делаю, – таким, что можно потом изменить. Не обрубать концы. Понимаешь?

– Отлично. Вы треплетесь о нашем браке. Прекрасная сцена, Восс. Ты уверена, что она об этом не расскажет в посольстве?

– Джейн не такая. Ты же знаешь ее, Нед. Как ты можешь подумать, что она сделает что-то такое?

– А случайно?

Лаверн пожала плечами.

– Думаю, что великий разведчик-водопроводчик полковник Френч справится с такой простой штукой, как утечка из дома.

Нед будто прирос к полу, так хотелось ему узнать подробности разговора, но он боялся проявить любопытство. Хотя времени не оставалось, все же надо было отправиться в Уинфилд-Хауз, чтобы встретиться с Шамуном и миссис Фулмер и обсудить с ними последние детали.

– Когда ты собираешься уезжать?

– Наверно, в понедельник или во вторник.

– Так скоро?

– Нед. – Она подняла на него глаза и нежно заговорила с ним. – Не пойми это превратно, но я улетела бы сегодня утром, если бы не этот проклятый прием. В любом случае, я соберусь.

– А я останусь на обломках.

– Если у тебя будут трудности, поговори с Джейн. У нее есть список специалистов для таких случаев.

– Так ты советуешь поговорить с Джейн?

* * *

Приятное здание в стиле «арт деко», называемое домом номер 12, выглядело непривычно спокойным для тех соседей в Белгравии, которые время от времени наблюдали за ним. Частые посещения молодых парней прекратились. Человек, доставлявший газеты, сказал, что ни швейцара, ни лифтера уже нет: их сменил молодой и суровый парень, который не впускал ни почтальона, ни разносчика газет. Мусорщик обнаружил, что черный вход заперт. Чтобы выйти или войти, оставался только один путь, но охранник не располагал к передвижениям.

Хотя утром третьего июля было облачно и влажно, все окна в мансарде были заперты. Никто не смотрел на город с террасы на крыше. Жизнь на верхнем этаже замерла. Нэнси Ли спала с Лейлой в ее спальне. Дверь была заперта снаружи, а ключ от нее находился у одного из подручных пучеглазого. Время от времени женщин выпускали, чтобы приготовить еду. Разговаривать с доктором Хаккадом им не разрешали. Он сидел взаперти в своей спальне, еду приносил ему вооруженный охранник.

Со вчерашнего полудня никто не входил и не выходил отсюда. Пучеглазый тоже не появлялся. Он забрал с собой Хефте и не позволял ему даже позвонить Нэнси Ли.

Хаккад чувствовал, что сходит с ума. Его кормили и разрешали смотреть телевизор, но это было все. У него забрали бритву и отключили телефон. Даже приготовленную Лейлой пищу просматривали – не спрятана ли в ней записка.

Нэнси Ли не сходила с ума… пока. Вчера утром она сообщила Бриктон о запланированном на воскресенье нападении и рассчитывала передать новую информацию, когда вернется в дом номер 12 после похода по магазинам. Но двери захлопнулись: теперь у нее не было доступа ни к информации, ни к Хефте, ни к Бриктон.

Один из двух вооруженных охранников непрерывно раскладывал пасьянс. Другой слушал классическую музыку по «Радио-3», выключая его, когда читали стихи или рассказывали о термоядерной реакции. Время от времени звонил телефон. Разговоры были односложные и ничего не давали Нэнси.

– Они об этом пожалеют, – кипятилась Лейла. – Не беспокойся. Мой брат – очень сильный человек. Эти собаки пожалеют о том, что так обращаются с нами.

Нэнси Ли не приходило в голову извлечь хоть что-то из Лейлы. Поэтому она до сих пор не знала, что первоначальный план нападения был украден пучеглазым и подчинен его целям. Нэнси знала лишь о захвате Большой лондонской мечети – сообщив об этом Бриктон, она была спокойна. Она красила ногти, листала журналы мод Лейлы, пила «кока-колу», занималась аэробикой и старалась не жаловаться на жизнь.

Иногда она думала, появится ли здесь Брики, чтобы спасти ее и заниматься с ней любовью. Она никогда не испытывала ничего такого. Она в долгу перед Брики.

* * *

Ройс Коннел появился из спальни Джилиан Лэм медленно и вкрадчиво, как немецкий актер в фильме о Дракуле. Он взялся за косяк двери обеими руками, прошел дальше, оперся о стену. Взгляд его блуждал по квартире, а в глазах застыл безмолвный вопрос: «Где я?»

Осторожно закрывая дверь спальни, он услышал за спиной глубокое и ровное дыхание Джилиан. Ее руки обнимали подушку так же, как совсем недавно обнимали его.

Уже утро? Ройс в одних носках бесшумно прошелся по дому. Это была маленькая пристройка к огромному особняку под названием Обри-Гейт, расположенному в верхней части Обри-Уок. Отсюда можно было увидеть не только соседний Кенсингтон, но далеко, как во сне, – шпили музея Виктории и Альберта, вздымающиеся в утреннем тумане, подобно высокой груди русалки.

Ройс нашел крохотную кухню и остановился, думая о том, как бы сварить себе кофе. Он не делал этого уже много лет. Кофе всегда готовили для него сотрудники посольства, вроде Фишлока. Но, говорят, старые навыки не пропадают? Он поставил кипятить воду. Маленькие оранжевые кварцевые часы на полке показывали раннее время – не было и семи. Оперевшись на раковину из нержавеющей стали, Ройс попытался свести воедино отрывочные воспоминания о прошлой ночи.

Нас было трое, так? Джилиан, восхитительная Мириам и я. Двусмысленная ночь – с утаенными и раскрытыми тайнами. Ночь, как водопад. Ройс положил в кружку большую ложку растворимого кофе и залил его кипятком.

Он вошел в маленькую гостиную Джилиан, впервые с удовольствием разглядев прекрасную мебель и интересные картины на стенах. Холостяцкая квартира, пожалуй, здесь едва хватает места для одной женщины. Стоп! Неужели это Коро? А на другой стене маленький набросок пейзажа… Сезанн? Не может быть. Копии. Ройс нашел свои ботинки под маленьким диваном рядом с туфлями Джилиан на высоких каблуках. А ночью здесь были и оранжевые туфли Мириам.

Она – бисексуалка, подумал он, нахмурившись, и попытался всунуть ноги в свои ботинки. Ройс отхлебнул глоток кофе.

Бриктон с ума сходила по Джилиан, пока не поняла, что та безразлична к женщинам. Тогда Мириам затеяла скаутский праздник: распевала песни, выкрикивала тосты. Потом в ней проснулась сваха – еврейская страсть выдавать замуж – лучше, конечно, за хорошего профессионала, дипломата или телерепортера.

Ройс смутно припоминал, что он отчаянно защищал благословенное одиночество, негодуя против того, что люди что-то «должны» друг другу, когда у них роман. Они спели об этом несколько песен. «Ты принадлежишь мне». Песни собственников. Он отчетливо вспомнил, как Мириам хриплым баритоном выводила бессмертные строки из «Девушки сна»: «Ты научишься готовить и шить, и ты полюбишь это, я знаю». Кофе был ужасен.

Набросок наверняка принадлежит Сезанну, а вон тот карандашный рисунок акробата – несомненно, Кле. До того, как он потерял рассудок.

Ройс вернулся в кухню, где аккуратно вылил весь свой кофе, сполоснул кружку и поставил ее вверх дном на маленькую деревянную подставку. Все в этой квартире было маленьким, подходящим много работающей журналистке. Ройс почувствовал резкий контраст с огромными комнатами Коринф-Хауза, предоставленного ему правительством. Но все же здесь, если верить словам Мириам, было больше того, что сразу бросалось в глаза. Например, живопись на стенах.

Джилиан вышла из комнаты, чтобы приготовить закуску, необходимую после их неимоверных вечерних возлияний.

– Прекрасная девушка, – тихо сказала Мириам. – Прекрасный маленький домик. Привратницкая к большому особняку.

– А кто живет в особняке? – поинтересовался Ройс.

– Никто. Когда Джилиан порвала с семьей, она устроила так, что никто из них не сможет добраться до Обри-Гейт.

– Вы хотите сказать, что она владеет всей этой громадиной?

– Мой дорогой…

Мириам придвинула к Ройсу свой гигантский бюст. Занятие сводничеством расположило к фривольности.

– Мой дорогой, – продолжала она, – кажется, я знаю о вашей подружке больше, чем вы.

– Она мне не под…

– Она – леди Стоук-Монктон. – Пухлый рот Мириам открылся и закрылся, как у оракула. – Она не вынесет, если поймет, что вы об этом узнали. Она ненавидит свою семейку.

– Мне незнакома эта фамилия.

– Ее прадедушка нажил миллионы на опиуме в конце прошлого века, – сказала Мириам свистящим шепотом. – Когда умер ее отец, она с братом унаследовала огромные фермы на севере, какие-то заводы в центральной части Англии, недвижимость в Лондоне. Мой дорогой Ройс, эта недвижимость поражает воображение. Но меня не удивит, если она отдаст все это на благотворительность. Она… тсс!

Ройс услышал, что хозяйка возвращается.

– Но откуда вы все это знаете? – спросил он у Бриктон.

– Это же моя работа, мой сладчайший.

– В бутике?

– О чем вы тут шепчетесь, а? – спросила Джилиан.

Сейчас, сидя в кухне, Ройс размышлял об услышанном. Он был полуодет, поэтому надо было собраться и тихо уйти. До Коринф-Хауза отсюда было не очень далеко, да и хорошая прогулка пойдет ему на пользу. Не очень сильная, но непрерывная боль в пояснице беспокоила его. Вот результат вдохновенного сводничества Мириам, подумал Ройс. Как он смутно помнил, она ушла чуть позже полуночи, чтобы не мешать затеянному ею.

Как ни странно, именно присутствие третьего лица сделало все это возможным для Ройса. Он сознательно ограничил свои контакты с противоположным полом. Похождения всегда заканчивались тем, что к полуночи он на цыпочках с ботинками в руке выбирался из квартиры, как какой-нибудь главный герой порнографических комиксов. На ночь он не оставался никогда – не из-за секса, а потому, что не выносил возникавшей после него принудительной интимности.

Ройсу было противно то, чего ждали от него утром – слов, признаний, совместного завтрака. Если уж человеку позарез нужен секс, тогда можно как-то смириться с этой отвратительной интимностью. Но зов пола был не так силен в нем. Он подозревал в себе что-то, не исключавшее контакта с мужчиной. Впрочем, в таком возрасте он и не думал затевать этого.

Но прошлой ночью или утром его захватил безумный вихрь, так что теперь было не до разговоров. Над ним и Джилиан пронесся ураган, закруживший и смявший их так, что слова были уже не нужны.

Он повернулся к окну и посмотрел на Лондон, раскинувшийся внизу. Обычный рабочий день. Снова надо работать с людьми – кого-то склеивать из кусочков, как разбитую вазу, кому-то помогать, кого-то окружать ореолом величия и могущества или, как в случае Бада Фулмера, подгонять под мерку достойного человека.

Занимая такой высокий пост в загранслужбе, подумал Ройс, надо научиться быть нянькой для богатых. За тридцать лет он постиг это. Жил хорошо, тратя заработанное до последнего пенни, и никогда об этом не жалел. Но ранняя отставка, о которой он помышлял, была невозможна при отсутствии сбережений.

Его внимание отвлек электрический чайник. Он слегка нахмурился и снова снял ботинки. Надо признаться, кофе был отвратителен, но если положить меньше порошка?.. Тихо двигаясь в носках, он налил две кружки кофе, нашел песочное печенье, поставил все на маленький поднос.

Шлепая по полированному полу, Ройс вошел в спальню Джилиан, примостил поднос на тумбочке у кровати и склонился к спящей. Он слегка поцеловал ее в щеку.

– Дорогая! Пора просыпаться. Завтрак готов.

* * *

Вне Лондона есть несколько больших и маленьких городов, предназначенных для того, чтобы разместить предприятия, слишком крупные для Лондона с его очень дорогой землей. Таким городам англичане дали название «конурбация»; одним из них был и Слау.

Вдоль одной из широких магистралей Слау, специально спланированных для автомобильного движения, стоит двухэтажный дом, зажатый между заводом крупной компьютерной фирмы и цехом, который доводит французские автомашины для использования в Великобритании. В этом доме в 1930-х жил фабрикант кухонного оборудования. Теперь на нем была вывеска: «Ходгкинс и дочь. Традиционные обеды».

Место это выглядело на удивление современным, принимая во внимание, что этот дом был одним из немногих, оставшихся от старых времен. Его очертания в стиле «арт деко», задуманные как имитация кухни 1930-х, были в моде теперь, когда остальные из нынешних обычных домов сильно напоминают кухню. Его стены были сделаны из стеклянных кирпичей, поэтому интерьер озарялся светом, когда появлялось солнце.

Коренастый мужчина с нездоровым цветом лица и выпученными глазами сидел за маленьким столом в центре большого офиса. Его стол отличался от других тем, что на нем было несколько местных телефонов и один прямой городской. В это утро мужчина долго сидел молча, разглядывая пометки в своем блокноте. До полудня он будет один, потом офис оживет, люди начнут готовиться к сегодняшним приемам и к завтрашнему грандиозному событию, устраиваемому миссис Фулмер.

Зазвонил городской телефон, но мужчина даже бровью не повел. Кончиком карандаша он отмечал пометки на блокноте. Наконец он снял трубку.

– Да?

– Он сбежал.

Выпученные глаза еще больше выкатились.

– Кто?

– Немец.

– Идиот! Как это ему удалось?

– Нигде не можем его найти. Могу поклясться, что он был м…

– Хватит. Найти его.

Мужчина бросил трубку и гневно выдохнул воздух. Неужели на свете нет больше настоящих профессионалов?

Он потратил столько времени и денег – правда, не своих, – собирая лучших боевиков в разных странах. Они повиновались ему, как автоматы. Он выбил из них дух творчества. Ему приходилось думать обо всем за них. Так было лучше. Его успех объясняли безжалостностью, какими-то внутренними контактами или тайной политической поддержкой. Все было так.

Он создал свою собственную разведывательную сеть из тех, кто обслуживал вечера и приемы. Они поставляли поразительный объем информации. Его всегда удивляла беспечность людей, говорящих в присутствии прислуги: им и в голову не приходило, что подслушанная информация может быть продана. Официанты, шоферы, горничные, бармены, уборщики, камердинеры, секретари – никто из них не зарабатывал столько, чтобы позволить себе воротить нос от дополнительных денег.

То, что он был первым, имело еще одно преимущество. Сеть его информаторов часто собирала материал, который не давал никакого навара, но был полезен Биллу. Неважно, часть ли того, что в насмешку называли правоохранительными органами, или вся полиция полностью полагалась на покупную информацию, получаемую обычно от стукачей, которых британцы именуют «grasses», он сотрудничал со всеми, включая секретные службы. Как один из наиболее надежных поставщиков информации в Лондоне, он мог рассчитывать, что его защитят и от тех, кто зарабатывал на жизнь, мешая жить преступникам.

Такие возможности, как завтрашний прием в Уинфилд-Хаузе, выпадали редко. Напротив, сборища вроде вчерашнего в Бибе могли предложить сходные возможности, но почти без шансов на успех. Новые студии находились на переполненных улицах, часто запруженных транспортом, тогда как Уинфилд-Хауз с его обширным подвалом, словно специально предназначенным для заложников, стоял в парковой зоне, откуда было легко смыться на вертолете.

Конечно, и удача играет большую роль. Он холодно усмехнулся, подумав о том, каким подарком судьбы было то, что прямо к нему в руки попали невежественные арабские гуси, которые отвлекут внимание полиции и тем самым обеспечат его успех. Когда он впервые услышал о финансируемой Хаккадом операции, он позаботился о том, чтобы его пригласили в дом доктора, поскольку хотел выведать, действительно ли эти любители-мусульмане замышляли нечто, намного превосходящее их возможности.

Не было надежды на то, что их предприятие увенчается успехом. Он думал так, пока на вечере у Хаккада не увидел немца по имени Берт. Досье на таких парней обычно бывает толщиной с хороший телефонный справочник, а он имел доступ к множеству досье. Берта, политического террориста, надо было устранить. С самого детства Берт действовал по чисто идеологическим мотивам, а поэтому им нельзя было манипулировать так, как павлином вроде Хефте. Но вместо того, чтобы преспокойно сдохнуть, он теперь исчез. Его надо было убить должным образом, а не подвергать его этой фантастической «смерти от тысячи порезов». Нечто простое и несомненное, как пригоршня слизняков.

Снова зазвонил городской телефон. Он так напряженно обдумывал ситуацию, что продолжал размышлять о ней, даже взяв трубку. Наконец он понял, что его о чем-то спрашивают; он услышал возбужденный женский голос.

– Это мистер Фаунс?

– А, миссис Фулмер. Какой приятный сюрприз! У вас все в порядке?

– Все как раз не в порядке. – На другом конце провода молчали. Видимо, она закрыла трубку рукой, чтобы поговорить с кем-то еще. – Все просто из рук вон плохо, мистер Фаунс. От меня требуют, чтобы… но это невозможно!

– Алло! Миссис Фулмер!

– Это совершенно немыслимо! Так грубо, по-армейски! Полный идиотизм! Это солдаты, понимаете, а не поставщики. И предполагают, что я приму их как опытных поваров, официантов и даже музыкантов? Это абсолютно немыслимо!

Видимо, она обращалась к кому-то еще, а не к нему. Но пучеглазый сидел, уставившись на пустую стену из стеклянных кирпичей, и думал: «Не может быть!»

Не может быть, чтобы один из этих американцев – скорее всего, полковник Френч, – обыграл его, пронюхав о том, что он решил подменить официантов боевиками. Черт, вот ведь неудача! Но пока еще можно хоть что-то поправить.

– Миссис Фулмер, – сказал он. – Послушайте…

– Что? Говорите громче, мистер Фаунс.

– Послушайте, мадам. У меня есть одна идея.

* * *

За окнами большой комнаты, где Пандора Фулмер наблюдала за тем, как приводят в исполнение ее планы, связанные с воскресным приемом, пошел дождь. Трое мужчин сидели за столом и смотрели в окно: Ортега, обычно руководивший безопасностью Уинфилда, и два офицера разведки – Шамун и Френч. Они словно тайком сговорились смотреть на дождь, а не слушать разговор миссис Фулмер с фирмой, согласившейся обслуживать прием.

Шамун почувствовал беспокойство за Неда Френча. Он появился в Уинфилде совершенно разбитым и замкнулся, не желая говорить о своем состоянии. Еще одна утренняя перепалка между Недом и Лаверн, решил Шамун, без кровопролития, конечно, но с проникающим ранением души.

Нед замкнулся еще больше после того, как миссис Фулмер, пытаясь выяснить, кто будет обслуживать прием, выказала неожиданное раздражение. Хотя Нед подробно объяснил ей, что персонал из квартирмейстерской службы сухопутных войск имеет отличную квалификацию и большой опыт, Пандора не желала расторгать свою договоренность с фирмой «Ходгкинс и дочь».

– Вы понимаете значение слова «контракт», полковник Френч? – почти орала она на него. – Я подписала контракт с фирмой. Это документ. Я понимаю, что объяснять армейскому офицеру, привыкшему к тому, что Пентагон сыплет деньгами, с каким уважением следует относиться ко всякому контракту, еще труднее, чем разговаривать с глухим. Но в порядочном обществе, полковник Френч, доверяют контрактам. Мы требуем, чтобы фирма следовала своим обязательствам, а сами полагаем выполнять свои.

С громкого крика она вдруг перешла на шепот. Почти как питон, который постепенно обвивает вашу шею, подумал Шамун. Теперь они трое, как провинившиеся школьники, сидели и наблюдали, как миссис Фулмер смешивает их карты.

– Да, мистер Фаунс. Как предусмотрительно с вашей стороны… О, а не могли бы вы, мистер Фаунс… Вы настоящий джентльмен… Я просто не знаю, как вас благодарить, мистер Фаунс, за то, что вы помогли мне выбраться из такого неловкого положения.

Шамун краем глаза посмотрел на Неда. Никакой реакции. Сидит и смотрит на дождь. Наконец Шамун не выдержал:

– Нед! Неужели нам все это нужно?

Нед медленно повернул голову и, не глядя в глаза Мо, как-то отстраненно сказал:

– Время выбрано отлично. После такого дождя сад будет прекрасно выглядеть завтра.

Ортега скорчил гримасу и тихо заметил:

– Слава Богу, что дождь сегодня, а не завтра, а?

Нед повернулся к нему и спросил, тоже не глядя ему в глаза:

– Как ты думаешь, Гарри, погода наделена способностью понимать?

– Ты думаешь, что завтра может пойти дождь?

Френч все же взглянул на Шамуна.

– Только если нам повезет. – Он поднялся. – Миссис Фулмер, могу я прервать вас на секунду?

Она прикрыла рукой трубку.

– Вы… не… можете.

– За что судьба посылает мне так много решительных женщин? – спросил Нед, ни к кому не обращаясь.

– Не понимаю вас, – отрезала Пандора ледяным голосом.

– Повесьте трубку, миссис Фулмер. Скажите ему, что перезвоните и сообщите, что ему делать. В конце концов, кто кого нанял? Получается так, будто он принимает решения за вас.

– Мистер Фаунс, извините. Я вынуждена иметь дело с исключительно грубыми людьми. Я позвоню вам через полчаса. Да. Как чудесно! Спасибо. Да. До свидания. – Ее глаза стали спокойными. Внутренние бури не сотрясали больше Пандору. Казалось, что она обратилась в маленькую и аккуратную ледышку.

– Полковник Френч, – начала она, – если уж я не могу предать вас суду, то намерена добиться хотя бы вашего перевода. Вы превысили свои полномочия, причем поведение ваше совершенно неприемлемо. Вам придется усвоить, что у нас гражданское правительство, и решения принимают гражданские люди, а не бездельники в военной форме.

В ответ на этот, как показалось Шамуну, еле сдержанный выпад Нед усмехнулся.

– А теперь непосредственно о деле, – продолжала холодно Пандора, – я хочу сказать, что вам не позволят привести ваших убогих квартирмейстеров в Уинфилд-Хауз. Ни завтра, ни послезавтра – никогда.

Нед взглянул на часы.

– Прошу извинить, миссис Фулмер, вы не знаете, его превосходительство сейчас здесь? Он принимает посетителей?

– Вы не смеете беспокоить его превосходительство этими проблемами.

– Боюсь, что вы не оставили мне другого выбора.

– А я боюсь, что вы не понимаете трудности своего положения. Вас здесь никто ни во что не ставит. А я уж постараюсь сделать все, чтобы так было всегда и везде. Людям, как вы, нельзя разрешать наводить порядок от имени президента.

Шамун старался отнестись ко всему происходящему незаинтересовано, наблюдая их, как боксеров. У нее вес комара, может, еще меньше, но все же она самка комара. Пандора выпрямилась и смотрела на Неда таким глупым неподвижным взглядом, что Шамун, невольно вспомнив о Медузе Горгоне, представил себе окаменевшего Неда. Мо кашлянул. Как ни странно, этот звук снял царившее в комнате изнурительное напряжение.

– А мы не могли бы использовать и тех и других? – предложил Шамун, – чтобы часть обслуги была из наших, а часть из «Ходгкинс и дочь»?

– Наконец! Просветление! – Голос Пандоры напоминал теперь змеиное шипение. – Как раз это предложил мистер Фаунс. Он не загоняет меня в угол, полковник Френч, в отличие от вас. Он готов к компромиссу. А теперь и ваш подающий надежды атташе до этого дошел. Это усвоили ваши солдафонские мозги?

– Я думаю, что мы посоветуемся об этом с его превосходительством, – сказал Нед.

– Нет!

– Боюсь, что придется.

– Нет!

– У меня нет вы…

– Нет! – Она резким движением опустилась на маленький стульчик и вдруг разразилась слезами. Черные от туши линии поползли по щекам. Лицо ее сразу стало несчастным и убитым.

– За что в-вы меня так ненавидите? – спросила она Неда.

Шамун сделал шаг назад. Эту женщину окружала аура, сильная, как электромагнитное поле. Как опытный дзюдоист, она могла использовать себе во благо большой вес своего противника. Нед опустился на одно колено и протянул ей белоснежный платок, но она оттолкнула его руку. Платок парил над полом – невесомый и будто наэлектризованный. Пандора всхлипывала почти беззвучно, уткнувшись, как беззащитный котенок, в рукав своего свитера. Она мяла в пальцах крохотный платочек и прикладывала его поочередно к маленькому носу и щекам.

Эта женщина, подумал Шамун, поддержанная мощью Белого дома, получившая благодаря президентской Директиве-103 такую силу, что смутила даже Ройса Коннела и на неделю выбила из седла его и Неда Френча, все же поняла, что выиграет слабостью, а не силой. У нее дрожал голос, когда она, все еще всхлипывая, вздохнула, подняла печальные глаза на полковника Френча и тихо сказала:

– Вы все время делаете мне больно, сэр. Вы использовали свою силу, чтобы унизить меня, сделать смешной… плаксивой… и глупой. Вас, конечно, обрадует, что госдеп запретил мне показывать видеопленки президента. Вы, должно быть, смеялись, сэр, когда гости десятками отказывались от приглашений. Вы, вероятно, злорадствовали, узнав, что мне не удастся устроить фейерверк. А теперь вы метите в самое сердце всего дела, сэр, – в обслуживание, предлагая мне наемных убийц из квартирмейстерского корпуса, не отличающих крылышка цыпленка от его ножки без особых на то указаний. – Она перевела дух, и Нед успел вставить:

– Вы совершенно правы, миссис Фулмер. Я не совершил ничего из перечисленного вами, но вы совершенно правы, полагая, что кто-то в этом виноват. Но, миссис Фулмер, у нас нет времени. Сегодня суббота. Давайте хоть на минуту сделаем вид, что мы действуем заодно, и быстро изменим некоторые решения.

Она уставилась на него, вытирая со щек следы туши. Оценивающий и отрешенный взгляд Шамуна уловил, что она, даже не глядя в зеркало, знала об этих полосах. Она сознательно пустила слезу, чтобы показаться беззащитной. Это часть ее арсенала.

– Ч-что вы сказали?

– Я предложил довериться друг другу в ближайшие двадцать четыре часа. После этого вы можете добиваться моего перевода. Но до тех пор давайте вести себя как взрослые, идущие к одной цели.

Ортега, который все время чувствовал себя исключительно неуютно, наконец улучил момент, чтобы выступить миротворцем.

– Но вы не должны помыкать нами, полковник Френч. Мы обеспечиваем безопасность Уинфилда уже давно. Я знаю, что главное для миссис Фулмер – это интересы Уинфилда.

Услышав эту галиматью, Шамун испугался, что Нед ввяжется в перепалку. Он никогда не видел Френча таким взбешенным, разве только в его кабинете, где не было других свидетелей, кроме Шамуна. Нед встал с колен, поднял отлетевший платок и машинально засунул его в рукав, как и Пандора. Он перевел взгляд с нее на Ортегу, потом на Шамуна и сказал:

– Я готов к компромиссу.

– Какому компромиссу? – спросил сбитый с толку Ортега.

– А к тому, что мы только добавим к профессиональным официантам наших людей, а не заменим их всех.

Не теряя времени, Пандора взяла трубку. Ее глаза все еще пристально смотрели на Неда. Потом она набрала номер.

– Мистер Фаунс? Да. Послушайте, проблема решена.

* * *

Эту часть Пимлико, окружающую галерею Тэйт, которая находится на берегу Темзы, по праву можно назвать фешенебельной. Когда-нибудь, надеялся Харгрейвс, она оправдает это название. Конечно, не это заставило его несколько десятилетий назад в удачный момент купить на первом этаже крохотную квартирку, выходившую в еще более крохотный садик. Она нравилась ему тем, что причудливо сочетала в себе пещеру кентавра с комнатой отдыха. В это утро она нравилась ему еще больше, потому что у него была Николя Стронг.

Старый Харгрейвс не питал иллюзий по поводу того, что девушка, годившаяся ему во внучки, останется с ним после того, как он ее выведет в общество и обеспечит ей более высокое положение на английской театральной сцене. За долгие годы примерно с десяток таких Николя прибивались к нему в надежде на помощь. Одни из них подавали надежды, другие были бездарны. Но Николя Стронг казалась ему совершенством в сравнении с ними – не только внешне, но и умственно. Может, с возрастом он научился выбирать настоящих женщин.

Он сидел в поношенном халате за маленьким круглым дубовым столом на кухне, откуда был виден садик. Там, одетая в его длинный, бесформенный свитер, сидела на корточках она и рвала цветы. Что бы ни сказали об этом соседи, они не могли бы не оценить прелести этой сцены, которая становилась еще прелестнее, когда свитер поднимался, обнажая тело.

Николя вернулась в кухню, налила холодной воды в высокий стакан и поставила в него маленький букетик цветов.

– Ты не ухаживаешь за садом, – с укором сказала она.

– Времени нет.

– Ладно, поскольку с тобой никто не живет, я поселяюсь здесь и берусь за лопату.

Харгрейвс выпрямился на стуле.

– Замечательно!

– Хотя район у тебя не самый шикарный, но это не значит, что сад можно запускать. К нему надо приложить силы и желание.

Он смотрел, как она взяла сетку с апельсинами, пытаясь найти отверстие, чтобы вытащить один из них. Она казалась ему очень юной, но не слишком беззащитной, если учесть ее амбиции.

– Ты, кажется, уверена в своих амбициях? – поинтересовался Харгрейвс.

– Но это же все очень положительные качества. Упорный труд, превосходный талант.

– У англичан с талантом и амбициями есть возможность выбора, – заметил он. – Мы можем уехать из Англии туда, где наши дарования оценят, а нам воздадут должное, или остаться здесь и умерить наши требования.

Она наклонилась над апельсином и стала не спеша, одной длинной полоской срезать корку, держа его над бумажным пакетом, куда Харгрейвс собирал мусор.

– Я не говорю, что ты должна уезжать, – сказал ей Харгрейвс. – Может, тебе повезет больше, чем остальным. В шоу-бизнесе бывают исключения. Это как бокс у черных: единственный способ для негра сделать карьеру. А театр может предложить единственную приличную карьеру англичанке.

Она по-тарзаньи ударила себя в грудь.

– Я Стронг.

– Да уж, это тебе необходимо. Потому что крушение надежд случается и в шоу-бизнесе. Это не всегда получается по Диккенсу или Шекспиру. Часто единственным способом заплатить за квартиру может оказаться какое-нибудь дрянное дело. Ты уже достаточно взрослая и понимаешь, что это такое?

– Дрянное дело? – Ее длинные пальцы разломили апельсин на дольки. – Я уже, конечно, знаю, что такое дрянь.

– Это выражение мне нравится. Дрянное дело обращает в дрянь все хорошее, что было до этого, даже наследие предыдущей эпохи.

Она села к нему на колени и стала кормить его дольками апельсина.

– А телевидение, – с трудом произнес он, пережевывая апельсин, – все еще на уровне автомобильных погонь. Почти во всех фильмах машины носятся, как угорелые. Или домохозяйки грызутся друг с другом в техасских ресторанах. А книги?

– Хлам, – сказала она низким трагическим голосом. – Все хлам.

– Особенно книги – самоучители типа «Переработка личных отходов для развлечения и получения доходов». Кипы всякой муры по творческой мастурбации. – Он, почти не жуя, проглотил дольку апельсина. – Ты разбудила во мне проповедника.

Он взял блокнот и написал еще несколько названий книг: «100 способов борьбы с причудами» и другие. Харгрейвс поцеловал ее в ухо.

– Как ты думаешь, что скажут, когда увидят нас вместе? – спросил он.

– Надеюсь, что-то вроде «ну и счастливчик этот Харгрейвс».

– Это не счастье. Я тебе уже говорил. Это судьба.

– Дело в том, что я счастливый человек, – сказала она будничным тоном, переводя разговор на другую тему. – Ты знаешь, кто самый большой враг молодой актрисы?

– Старый развратник.

– Ничего подобного. Мой злейший враг – молодой актер, наглый мужик, любитель девочек. Сколько карьер сломалось из-за таких!

– А престарелый мошенник с пристрастием к спиртному… безопасен?

Она обняла его.

– Да, вполне безопасен.

Он обвил ее руками и принялся ласкать, думая о том, какими опытными и мудрыми стали теперь молодые.

* * *

Когда они появились в канцелярии, там была обычная для уик-энда обстановка – не полное безлюдье, но мало народу. Если бы Нед Френч остановился в тихом коридоре и прислушался к звукам пишущих машинок, электронного оборудования и телефонов, он заметил бы, что они сегодня едва различимы. Канцелярия была закрыта для посетителей, но многие служащие работали.

Нед сел за свой стол и отослал Шамуна с каким-то заданием в его кабинет. Френчу не хотелось говорить ни с кем. Он чувствовал себя разбитым и даже не знал, выиграл он схватку или проиграл.

Стычку с Лаверн он точно проиграл. Может, и с миссис Френч тоже. Время покажет. Но в другом смысле!.. Когда воюешь с женщиной, всегда есть другой смысл. Так, в этом другом смысле он, может быть, и выиграл. Бог его знает. Нед взял трубку и позвонил в офис Джейн Вейл. Ответа не было. Он позвонил ей домой. Снова никто не подошел.

Он откинулся на спинку стула и стал думать, почему ее нигде нет. Все в это утро шло не так. Он снова позвонил ей домой. Двадцать гудков.

А может, они с Лаверн в каком-нибудь пабе. Жена с любовницей обсуждают его брак. Значит, все было действительно дурно, если понадобилось такое. Он снова позвонил ей домой, и снова никто не ответил. Это становится нелепым, решил Нед. Надо остановиться, пока не превратился в полоумного теленка или как еще можно назвать того, к кому не идет подруга.

Все же это беспокоило его. Где-то есть простое объяснение. Но интуиция подсказывала ему, что это было что-то более серьезное. Он поздравил себя с тем, что успел позаботиться о защите Уинфилда до того, как его поразила отравленная стрела Купидона. Сначала дело. Все остальное потом. Ну нет причин, чтобы ее не было дома.

Зазвонил городской телефон.

– Нед, – начала Джейн, – пожалуйста, перестань звонить мне.

– Какого черта ты…

– Остановись, пожалуйста.

– Но я хочу тебя сегодня увидеть.

– Нет.

– Слушай, Лаверн…

– Увидимся завтра в Уинфилде, – сказала она. – Сегодня я тебя видеть не хочу.

– В Уинфилде?

– Я занимаюсь протоколом для Ройса на приеме. Во всяком случае, я так думаю. Не могу найти его ни дома, ни в офисе.

– Может, он тоже не подходит к телефону. Послушай, Джейн…

– До свидания.

Послышались короткие гудки.

Глава 24

По карте Слау находится в трех четвертях пути от центра Лондона до городка Амершэм в Бэкингемшире. Быстро несясь на север в Амершэм, пучеглазый радовался тому, что пока ему везет. Ему удалось удержать миссис Фулмер на своей стороне.

Главная проблема сейчас – пропавший немец. Заговорит ли Берт? Парни, как он, не нарушают кодекс молчания. Это имеет над ними ту же устрашающую власть, что и теория Маркса о прибавочной стоимости.

И все же нет гарантии, что преданный, истерзанный и оставленный умирать Берт сохранит верность своим прежним товарищам. Идейные связи действуют до определенного предела, пока их не разрушает жажда мести.

Ну разве ему не повезло, спросил себя пучеглазый, что Слау находится всего в нескольких минутах езды от Амершэма и Литл-Миссенден? Или это просто результат правильного, удивительного, необычайного планирования?

Он притормозил и свернул влево с шоссе А355 в старый городок Амершэм. Блондин, которому он приказал встретить себя, должен был стоять рядом со зданием старого рынка, выстроенного как центр городка. Это было старинное кирпичное двухэтажное строение с открытой галереей или торговой зоной, на первом этаже, куда фермеры в свое время привозили свою продукцию и где теперь выставляли на продажу кожаные ремни, керамические ожерелья и сувениры из дерева. Там и стоял его человек, рассматривая коробочку с надписью «Сувенир из Амершэма».

Он не знал настоящего имени блондина. В его организации все могли выбирать любое имя, как и он сам. В «Ходгкинс и дочери», купленной им в прошлом году, регулярно платили зарплату, потому что ее сотрудники не были частью его элитарных боевых сил. А боевики, нигде не оформленные, не имели ни служебных обязанностей, ни постоянной зарплаты. Раз в неделю он раздавал им наличные. После особенно доходной операции – как, например, завтрашняя – он выдавал боевикам премию.

Он свернул к тротуару и подождал, пока парень не сел в машину. Да, завтра будет очень много денег. Благодаря тому, что он недавно запустил руку в лондонские счета Хаккада, в спонсорах не было необходимости. Он не будет делиться ни с кем, кроме Панъевразийского кредитного треста Хаккада. Организации нужен свой банк, хотя бы для того, чтобы переводить в него деньги за выкуп.

Блондин сел на заднее сиденье.

– Его нигде нет, – сказал он, едва дыша. Его научили помалкивать.

– Значит, кто-то подобрал его, – сказал пучеглазый. – Он не мог сам исчезнуть.

– Мы проверяем здешнюю больницу.

– Будьте внимательны, так?

Парень кивнул.

– Это требует времени, сэр.

– У нас есть время. – Фаунс медленно выехал задним ходом на дорогу. – А вот для немца время истекает. – Притормозив, чтобы влиться в поток транспорта, он увидел несколько машин, стоявших у обочины. – Что это такое?

– Что, сэр?

Рука развернулась так быстро, что блондин не успел увернуться от сильной затрещины.

– Фургон «фиорино», дурак!

Парень еле удержался, чтобы не потереть ушибленное место, но все же не шелохнулся.

– Он принадлежит арабу, сэр.

– Кто написал на нем «Ходгкинс и дочь»?

– Это Хефте предложил.

На этот раз он ожидал очередного удара. Когда суставы пальцев шарахнули по скуле, он почувствовал боль во всей щеке и глазу. Он зажмурился, но до щеки по-прежнему не дотронулся.

– Отведешь фургон в Литл-Миссенден, идиот. Я поеду следом. Поставь его в гараже конспиративной квартиры, понял? Сразу закрась буквы, слышишь? И замени стекло с пулевой пробоиной. Дурак!

Фаунс крепко приложил парня. Все еще не дотрагиваясь до лица, блондин вылез из «метро», с достоинством подошел к «фиорино» и поехал в Амершэм.

Хороший парень, подумал пучеглазый. Он потер суставы. Один из тех, кто любит боль. Мой тип.

* * *

В одиннадцать часов в этой части военной секции раздались два звонка. На один ответил Нед, на другой – Шамун. Потом они оба встали из-за своих столов и встретились в холле у своих кабинетов.

– Звонил Паркинс, – сказал Нед своему заместителю. – Они взяли Вимса и держат его в участке на Савил-роу. Они хотят, чтобы я на полчаса к ним подъехал.

Шамун кивнул.

– Я здесь поруковожу.

– А тебе кто звонил?

– Ошибка, – сказал Шамун.

Нед уже шел к выходу, поэтому не стал останавливаться и продолжать расспросы. Звонок мог и в самом деле быть ошибочным, но Шамун, конечно, умолчал, что этим способом Бриктон вызывала его в случае крайней необходимости. Первый такой звонок был сигналом предупреждения. Если через несколько секунд за ним не следовал второй, значит, встреча должна состояться в обычном месте, у бутика. Если раздавался второй, то Шамун должен был найти непрослушиваемый телефон и попытаться разыскать ее по одному из нескольких номеров.

Нед только что отошел, когда телефон вновь зазвонил. Шамун поднял трубку и услышал вслед за щелчком короткие гудки. Второй звонок. Морис выглянул в окно на Гросвенор-сквер: она была пуста – субботние покупатели не рискнули выйти в такую погоду. Дождь перестал, но тяжелые свинцовые облака снова собирались на западе.

Уход Неда дал Шамуну по крайней мере полчаса. Он не любил оставлять офис пустым, поскольку в их отсутствие никто не отвечал на звонки. Но второй звонок указывал на срочность, значит, надо было действовать.

Он вышел из здания почти следом за Недом, но повернул на север, в направлении Оксфорд-стрит. Морис нашел автомат на Дюк-стрит, недалеко от одного из магазинов одежды, в подвальном этаже которого были аркады торговых помещений, обслуживающих станцию «Бонд-стрит».

На всякий случай он позвонил по номеру бутика, но девушка, оставшаяся за Бриктон, сказала, что та будет позже. Он пытался позвонить ей на конспиративную квартиру в Челси, но безрезультатно. Наконец он набрал номер, по которому ее надо было позвать как «миссис Хендерсон» – это был офис, который она снимала: он имел телефонную связь с компанией части Мэйфера, называемой Шеферд-Маркет. Это была довольно неряшливая контора, готовая за пятьдесят гиней в неделю дать надежный адрес. Телефон был с автоответчиком.

– Миссис Хендерсон в данный момент в офисе нет. Пожалуйста, оставьте сообщение или позвоните по следующему номеру.

Шамун выслушал номер и, повесив трубку, набрал его. Голос Брик, источающий удовольствие, послышался в трубке.

– Извини, пожалуйста…

– Так какого черта…

– Заткнись и слушай, Мойше. Завтра ваши гости начнут с мечети. Это символический акт. Приурочен к полуденной молитве.

– Что?

Телефон отключился. Волнуясь, Шамун достал еще одну монету и снова набрал номер. На этот раз ответа не было. Десять гудков. Двадцать! Черт бы побрал эту бабу!

Он укоризненно посмотрел на телефон, потом повернулся и направился к канцелярии. Ходьба успокоила его, и он понял, что Бриктон сделала ему любезность.

Огромная любезность, дар – информация, которая может спасти людей. Но это был отравленный дар. Ведь он не может сообщить эту ключевую информацию, не объяснив, откуда он ее получил?

– Скажу: Нед, был анонимный звонок. Может, это как раз тот парень, что вроде не туда попал, я тебе о нем говорил. Что-то с Большой мечетью завтра будет связано. Может, и ерунда, но все же…

Тухло пахнет. Но дело не только в этом. Если все так неопределенно изложить, то и информацию нельзя будет использовать. Ее сочтут неубедительной и не предпримут никаких мер. Если Брик права – а он знал, что ее сведения из первых рук, – то этот отчаянный символический акт необходимо предупредить, но готовиться к противодействию надо сейчас же, как только Нед узнает об этом.

Вернувшись за свой стол, Шамун принялся изучать карту района. Мечеть была почти через дорогу от Уинфилда. Но она совершенно не годилась как база для нападения с земли. Вход в мечеть был со стороны, противоположной Уинфилду, таким образом, расстояние между этими двумя объектами удваивалось.

Если посмотреть на дело с точки зрения немецкого агента, комиссара Хефте – а Шамун считал, что сам Хефте не способен подготовить хоть мало-мальски приемлемый план атаки, – то занять мечеть следует без выстрелов и всего того, что может считаться осквернением. Проорав воинственные лозунги в мечети, нападающим придется обогнуть ее почти полностью, прежде чем они начнут штурмовать ворота Уинфилда. В этом нет большого смысла. Но, конечно, как символический акт это будет выглядеть весьма убедительно.

Он откинулся на стуле и снова взглянул на Гросвенор-сквер, припоминая, когда он впервые заметил Нэнси Ли Миллер с ее маленькой книжечкой. То, что такая тупица делала пометки, возбудило в нем первые подозрения. Потом, увидев Хефте и немца, он догадался о связях Нэнси. Но вот теперь она в самом сердце группы Хефте, а вместе с тем работает на Брики.

Сила любви.

Он чуть заметно улыбнулся… своей обычной улыбкой – сдержанной и тревожной. Причины для волнения у него были. Его долг по отношению к Неду – если угодно, его любовь к нему, его единственному на свете другу, – требовал открыть ему информацию, полученную от Бриктон. И обязательно объяснить ее источник, иначе она ничего не даст.

Если информация точна, значит, готовится нападение; оно станет не только сенсационным, но унесет много жизней, поскольку речь идет о настоящих боевиках, а не о тех, кто избегает огласки. Правда, в Уинфилде будет полно телекамер. И ни одной в мечети.

Но как ему рассказать обо всем Неду? Не может же Брик пытаться таким образом избавиться от него? Нет, внедрив его в ЦРУ, Моссад потратил слишком много времени, чтобы спалить его на информации, которая почти ничего не значит для израильтян. Единственная возможность для него – это правдоподобно солгать, а потом решительно отрицать вину.

* * *

Неподалеку от картинных галерей на Керк-стрит стоит светло-серое здание. Оно тянется между Олд-Берлингтон-стрит и Савил-роу, где находится много портняжных мастерских. В этой части Лондона туристы часто теряют дорогу, сворачивая в cul-de-sacs вроде Коуч энд Хорсиз-Ярд, так как никто им не говорит, что «cul-de-sacs» означает тупик. Очень немногие из них входят в светло-серое здание, построенное в псевдоготическом стиле 1930-х, если только они не ищут полицейского.

Комната, которую временно оккупировал П. Дж. Р. Паркинс, была маленькой. Обычно в ней еще до вызова стенографиста внешне мирно беседовали полицейский-следователь и задержанный. К тому моменту, когда в нее вошел Нед, там уже было трое мужчин, ни один из которых не выразил особой радости при его появлении. Вероятно, весь запас кислорода в комнате ушел на них, а потому они были недовольны прибавлением еще одной пары легких.

– Отлично, – сказал Паркинс вместо приветствия. – Мистер Вимс, вот полковник Эдвард Френч из посольства США. Полковник Френч, это – Джеймс Вимс, американский гражданин. Он просил, чтобы приехал кто-нибудь из посольства, и я решил, что это должны быть вы.

– Правда? – Нед повернулся к рыжеволосому мужчине с ярким от гнева румянцем. – А этот джентльмен кто?

– Он сейчас уходит, – ответил Паркинс.

Не проронив ни слова, рыжеволосый, а это был Джок, вышел.

– Я разве просил об этом? – удивился Нед.

– Ладно, Вимс. Вам он был нужен.

Высокий американец с честным лицом выглядел очень усталым. Он провел беспокойную ночь здесь, в участке, что было заметно даже по его синему блейзеру. Его лицо было помятым и обеспокоенным.

– Я просил приехать мистера Рэнда, – сказал Вимс.

– Да получите вы вашего мистера Рэнда, – пообещал ему Паркинс. – Просто сукин сын не очень торопится.

Нед сделал недовольную гримасу.

– Разве можно так говорить, мистер Паркинс?

– Не сердитесь, полковник.

– Ну, раз мистер Вимс не хочет меня видеть, это, кажется, можно считать ложной тревогой, так что я поеду. Мне еще много надо сделать к воскресенью.

– Полковник, – невесело остановил его Паркинс; и Нед понял: он ищет возможность намекнуть ему, что он нужен здесь не из-за Вимса, а в связи с делом Риордана.

– Вы хотели бы мне что-нибудь сказать, мистер Вимс? – спросил тогда Нед. – Или о чем-то попросить меня?

Американец отвел взгляд, словно раздумывая, но ничего не сказал.

– Может быть, – предложил Паркинс, – для начала он объяснит, почему у него нет паспорта? Он утверждает, что его украли. Говорит, что обратился в посольство за новым, но пока не получил ответа.

– Это правда, мистер Вимс?

– И да, и нет.

– Вы не могли бы минуты за две объяснить, что означают эти слова в связи с утверждением мистера Паркинса?

– А кто такой, черт побери, этот мистер Паркинс? – взорвался Вимс. – Никто не предъявляет документов, только машут перед носом какими-то карточками, и так быстро, что их невозможно прочитать. Где ваши документы? И кто такой Джок?

– Джок?

– Это тот парень, что сразу слинял, как только вы появились.

Нед повернулся к Паркинсу.

– Мы все говорим по-английски, мистер Паркинс. Может быть, вы избавите меня от необходимости выступать в роли переводчика?

– Да, конечно. – Паркинс встал и начал вышагивать по крохотному кусочку свободного пространства у двери, едва ли большему по площади, чем ярд на ярд. – Как вы оба знаете, смерть Риордана возбудила множество вопросов. Мы пытаемся начать с начала, то есть с того, что означают четыре телефонных звонка погибшего мистеру Вимсу на прошлой неделе.

– Разумеется, до того, как он умер, – добавил Нед.

Но у Паркинса не было желания шутить. Его задубевшее лицо, казалось, окаменело и стало совершенно неподвижным.

– Да, мы смотрим ваши забавные американские телевизионные детективчики, полковник Френч. Мы хорошо понимаем смысл таких диалогов. Обычно мы такие штучки оставляем на потом, когда преступник уже выведен на чистую воду.

– Он имеет в виду меня, – пояснил Вимс. – Эти идиоты считают, что я причастен к смерти Тони.

– То же самое можно сказать и про меня, – ответил ему Нед. – А не объяснить ли вам мистеру Паркинсу, почему вы вне подозрений? Если вы расскажете о том, где вы были в последнее время, это может помочь.

– Так вот как защищает меня мое посольство! – воскликнул с негодованием Вимс. – Вы на чьей стороне, Френч?

– Естественно, на вашей, до тех пор пока вы исправно платите налоги.

Не ожидав ответа, Вимс замер с открытым ртом.

– Что вы имеете в виду? Вы хотите сказать, что налоговая служба?.. Да вы шутите, правда?

– Вы представляете, какой бы отличный это был шаг? – обратился Нед к ним обоим. – Вы не получаете от правительства ничего, не платя налоги. Если вы преступник или мошенник, мы забираем у вас все привилегии, даже те, что были когда-то уже использованы. Мы забираем Вьетнам, Чили, Гренаду, Никарагуа, Ливию. Мы снимаем тайное наблюдение со стороны ФБР, ЦРУ и всех других правительственных шпионов. Мы перестаем рыться в вашем дерьме. Мы больше не унижаем тех, кто учит ваших детей и ваших соседей. Мы уже не используем ваши налоги на финансирование телевыступлений аферистов-политиканов, гигантских предприятий сельхозбизнеса или нефтяных компаний. Мы даже прекращаем любые незаконченные проверки налоговой службой. Это полное лишение всех благ, которыми обеспечивает американское гражданство налогоплательщиков. А потом, когда вы сломлены, и рыдая, просите прощения, мы разрешаем вам, от щедрот наших, выплатить ваши налоги и вновь присоединиться к ликующим толпам.

Паркинс, у которого челюсть отвисла в начале этой тирады, теперь закрыл ее, да так, что зубы щелкнули.

– Ну и денек предстоит, – пробормотал он. И, возвращаясь к основной теме, добавил громко: – Может, вы хотели бы остаться вдвоем минут на десять? Я надеюсь, что из этого получится что-нибудь путное. – Он вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.

– Итак, – сказал Нед, – это очень странно, я же не ваш адвокат.

– Вы для меня никто, полковник. Я просил, чтобы приехал Ларри Рэнд.

– А что, если Рэнд не захочет удостоверить вашу личность?

– Так вы слышали обо мне?

– Я знаю, вы считаете себя под защитой Компании.

Вимс помолчал, видимо, тщательно все взвешивая.

– Это значит, что нам не о чем говорить, так?

Нед пожал плечами.

– Мне кажется, что это совсем пустая трата времени. Я думаю, что старина Паркинс просто сделал перерыв, чтобы сходить в туалет.

Он уселся напротив Вимса с непроницаемым лицом. Мог Рэнд защищать этого подлеца или нет? Какая разница. Нед был сыт по горло всем этим делом. Очень жаль, что Джейн не захотела увидеть его или поговорить с ним. Ему было не по себе из-за решения Лаверн. И также он был совершенно взбешен компромиссом с Пандорой Фулмер. В общем, это был бездарный день, и в этой похожей на конуру комнате с подозреваемым – или подозреваемыми? – можно было ожидать новых проблем.

Нед подумал о том, как сложился день у Шамуна.

* * *

В отделении несчастных случаев больницы в Стоун-Мэндвиле было только два штатных сотрудника безопасности. Оба служили раньше в военной полиции. Теперь им было уже за пятьдесят. Им удавалось решать сообща почти все проблемы, связанные с безопасностью, когда они возникали в отделении. Это касалось непрошеных посетителей, в том числе журналистов, или пациентов, иногда начинавших бушевать так, что с ними не могли справиться даже медсестры. Другими словами, как часто признавался Тревор Батт своему напарнику Уиллу Найтуотеру:

– Это курорт по сравнению с прежней жизнью.

Для Трева и Уилла прежние дни включали ночные дежурства в Германии и на Кипре, когда приходилось вытаскивать британских военнослужащих из неприятностей, связанных с проститутками, беременными женщинами и хозяевами магазинов, по-хулигански разгромленных ими.

– И смертная скука, – ответил Уилл Треву.

– В любом санатории скучно, – подытожил Трев.

Он был на два года старше Уилла и часто изображал человека, который все знает и везде побывал. Встречались они только раз в день, после ужина, когда Трев уходил с дневного дежурства, а Уилл заступал на ночное, но как-то так сложилось, что они проводили полчаса вместе, попивая чай и вспоминая службу. Трев был, кроме всего прочего, пронырой. Ему удалось оставить после ухода на пенсию служебный девятимиллиметровый «парабеллум». Его не регистрировали, но пистолет хранился в кабинете службы безопасности в запертом ящике письменного стола. Уилл был благодарен Треву за это, потому что именно в ночное дежурство могли возникнуть серьезные проблемы.

– Трев, удивляюсь я тебе. Я видел, ты купил нам еще несколько патронов. Как это тебе удалось? Ведь пистолет не зарегистрирован.

Трев редко отвечал на подобные вопросы. Проныра не должен давать отчет даже старому приятелю, не правда ли?

– Ты только не распространяйся, старик.

Уилл сделал обиженное лицо.

– Ты же знаешь меня, Трев. Если будет по-настоящему жаркая ночь, я суну его в карман, но никто его не увидит.

– Ну сегодня-то не будет развлечений. Сейчас у нас народ после автомобильных аварий.

– А этот немец?

Трев нахмурился.

– Тот, что покалечился в Литтл-Миссендене?

– Он пришел в себя, когда дежурила сестра Превит и просто измучил ее. «Воды, пожалуйста. Извините меня. Воды попить». А сестра Превит никак не могла взять в толк, что ему надо. Пришлось мне объяснять.

– Ему повезло, что вода в нем держится, – сказал Трев безапелляционным тоном невежды. – Его так изрешетили, что и крейсер потонул бы.

Чай допили в сосредоточенной тишине, вспоминая поножовщину, которую им удавалось остановить или скрыть, чтобы спасти английских солдат от суда за границей. Нет ничего лучше настоящей поножовщины. Теперь в Англии никто так не дерется. А жаль.

* * *

– …Да знаешь ли ты, что я сделал это добровольно? Это не в твоей юрисдикции. – Голос Ларри Рэнда, низкий и жесткий, стал слышен до того, как его короткое тело появилось в дверях следственной комнаты. Он был в безумной ярости, но Нед Френч не мог припомнить случая, чтобы тот не был в ярости. Это было частью натуры Рэнда.

– Ты! – заорал резидент, как только увидел Неда. – Я так и знал, что какая-нибудь вонючая задница вроде тебя замешана в этом деле!

Френч поднялся.

– Ну-ка повтори это снаружи, Ларри. Я просто умираю от желания превратить тебя в кучку поросячьего дерьма. Думаю, это не займет больше двух минут.

Рэнд отступил на несколько дюймов. Его беспокойный взгляд обежал маленькую комнату.

– Что это за хреновина? Вы что, берете здесь уроки по подслушиванию?

Френч ласково положил правую руку на левое плечо Рэнда.

– А ну, извинись, поросенок!

На сморщенном лице резидента сменялись гримасы, улыбки, подмигивания.

– Ты что, шуток не понимаешь, Френч?

– Только не твои, коротышка!

Подмигнул. Усмехнулся. Покашлял.

– Ну никакого чувства юмора. – Он вперился взглядом в Вимса. – А это кто такой?

– Извинись. – Нед сильней стиснул правой рукой плечо Рэнда.

– О\'кей, о\'кей. Не обижайся. Что это за парень?

Нед убрал руку.

– Джеймс Ф. Вимс. Просил, чтобы ты приехал. Ума не приложу, зачем это?

– Вимс? – Сама эта фамилия зазвучала как труба в устах Рэнда. – Вимс? Что вы хотите, Вимс?

Долговязый кашлянул.

– Мне надо вам это объяснять?

Рэнд повернулся к Френчу, словно ища союзника.

– Кто этот парень? Он что, шутник?

– Ну никакого чувства юмора, Ларри, а? Он считает, что имеет право на прикрытие Компании. А ты как думаешь?

В голове резидента промелькнуло несколько резких ответов, но ни один из них он не произнес вслух. Вместо этого он сжал губы и несколько раз надул свои висячие щечки.

– Ты имеешь представление, сколько правил безопасности ты только что нарушил, Френч?

– О Господи, только не это. Он назвал твое имя, баранья голова. А Паркинс прекрасно знает, с кем он будет разговаривать. Поэтому снимай накладную бороду и давай заниматься делом.

После паузы Рэнд сел на стул и сразу стал казаться крупнее, почти сравнявшись с Френчем, но, заметно отставая в росте от Вимса. Френч начал понимать, что Вимс не ожидает особой помощи от такого угря, как Рэнд. Ни намека на порядочность не было в его поганых мелких генах. Они долго молчали.

– Поскольку ты спросил, – начал наконец Нед, встревоженный тем, не записывает ли магнитофон Паркинса эту гнусную сцену, – позволь мне рассказать о деле Джеймса Ф. Вимса. Для начала, здесь я могу быть не совсем точен, налоговая служба гонится за ним по пятам. Это так, для сведений. Я также понимаю, что с ним желает побеседовать подразделение лондонской полиции, занимающееся мошенничеством по поручению департамента торговли и промышленности, а также совета по ценным бумагам и инвестициям. Это то, что касается Лондона. В Нью-Йорке тоже есть на него целое дело, но когда запросили тамошнее министерство юстиции, то уперлись в каменную стену. Вимс и парень по фамилии Риордан, Тони Риордан, прикрыты Компанией. Ты об этом знал? А это приводит нас к Риордану, который…

– Подожди, ради Христа. – Правой рукой Рэнд заслонил лицо – то ли желая собраться с мыслями, то ли надеясь что-то утаить. Потом рука вернулась в прежнее положение и легла плашмя на стол перед ним. – Ты думаешь, я успеваю следить за всей этой галиматьей?

– Полагаю, что большая часть этого известна тебе.

– Ты рехнулся, Френч?

– Неужели первый раз слышишь?

– Хм. – Снова его рука потянулась к помятому лицу, но усилием воли он остановил ее. Ого, подумал Нед, уж не хочется ли ему слинять?

– Если вы отвергаете мистера Вимса, – сказал Нед, – тогда он попадает под мою юрисдикцию, по крайней мере до тех пор, пока я смогу передать его обратно Биллу. – Нед повернулся к долговязому американцу. – Я полагаю, у вас есть адвокат?

– Возможно.

– Тогда я смогу сделать для вас только одно – помочь вам позвонить ему. Остальное сделает Паркинс и его команда.

– Паркинс? – поинтересовался Рэнд. – Этот старикан из канцелярии?

– Как я понимаю, он твоего возраста, Ларри.

– О\'кей, Френч. Ты выиграл. Я влез в это, не подозревая, что это западня. В следующий раз будем играть по моим правилам. Запомни. – Он поднялся на ноги и тут же снова превратился в карлика. Зрительный эффект был настолько силен, что казалось, будто и голос его должен измениться на сопрано.

– В любое время, Ларри. – Нед открыл ему дверь. – Когда я буду писать отчет, я просто укажу, что ты отрицал какое-либо знакомство или связь с обвиняемым. Правильно?

– Пошел ты в… – Карлик исчез.

Они помолчали, потом Вимс сказал:

– Ну ты меня с ним и сделал.

– Ты думаешь, я лишил тебя шансов на прикрытие?

– Конечно. – Вимс устало вздохнул. – Он должен был тебя отсюда убрать, тогда мы с ним договорились бы.

– Ну и почему же он этого не сделал?

Вимс зло рассмеялся.

– Ты хорошо знаешь историю Компании?

– Откровенно говоря, это не самый любимый мой предмет.

– Ты слышал когда-нибудь о том, что случилось в Гонолулу?

– Любой, кто читает газеты, помнит это.

– Ну так вот. Когда со мной все здесь произошло, Рэнд сразу вообразил, что он уже машет ручкой резидентуре в Лондоне и отправляется в досрочную отставку. Вот он так со мной и поступил. Это все.

– Ты говоришь, что у тебя действительно есть контракт с Компанией?

Вимс пожал плечами.

– Какое это имеет значение? Тот, кто убрал Тони, подставил меня.

– Кто заплатил за наезд?

– Некто, кого Тони сильно зацепил.

Нед оглядел его, ища подвоха.

– Ты не знаешь его фамилию?

– Господи, Френч, это мог быть кто угодно. Риордан был моим лучшим торговым агентом. Он добывал по три-четыре тысячи в неделю на продажах акций.

– Значит, тот, кто был зол на него, может быть зол и на тебя?

– Меня это не пугает. У меня есть еще кое-какие козыри. – Вимс выпрямился на стуле, а честное выражение на лице обозначилось еще отчетливей.

– Что это должно означать? – спросил Нед. – У тебя оставался только один туз, да и тот уже побит твоим дружком Ларри.

– Это не первая его ошибка. Но, возможно, ее он запомнит лучше, чем остальные.

– Вимс, я думаю, вы не понимаете, где мы находимся. Здесь не жарят людей на электрическом стуле, но они постараются запрятать вас в тюрьму лет на двадцать пять, если им удастся повесить на вас смерть Риордана.

– Только вы не дадите им сделать этого. – Вимс взглянул на Неда с триумфом. – Я был в Шотландии с герцогом Бучанским – охотился на оленя.

– Это ваше алиби?

– Там же был и его превосходительство Бад Фулмер.

Нед кисло посмотрел на него: ему очень захотелось стереть самоуверенность с открытого лица Вимса.

– Значит, мистер Фулмер плохо разбирается в друзьях.

– Что да, то да. Очень плохо. Тем более, что в это время охота на оленей была запрещена. Он нарушил закон. А вы знаете, как реагируют британцы, если убивают оленя?

Лицо Неда смягчилось. Вимс сам себя поставил в сложное положение. Если Нед хотел, чтобы фамилия посла не попала в газеты, он должен защитить алиби Вимса перед Паркинсом.

– Какие доказательства вы продаете?

– Фотографии.

– Вы понимаете, что это может быть убийство? Я не уверен, что смогу помочь вам, даже если захочу.

– О, вы с Ройсом Коннелом что-нибудь придумаете!

– А почему вы так уверены в этом?

– Шутки в сторону, Френч. Вы вместе аккуратно и красиво прикроете меня американским флагом. Рэнд этого делать не станет, а у вас нет другого выхода. Я не жду, что вы тут же побежите делать это. Мне ясна ситуация. Я останусь с Биллом, пока вы не найдете способ вызволить меня.

Он протянул Френчу свою правую руку совершенно искренне и просто, как американец американцу. Нед недовольно нахмурился.

– Уберите ее в карман, Вимс. И давайте сменим тему. Паркинс, вероятно, все слышал.

– Мы договорились?

– Вы лучше побеспокойтесь о своем здоровье, Вимс, – сказал ему Нед. – Если не вы убили Риордана, тот, кто это сделал, постарается, чтобы вы последовали за ним.

Паркинс открыл дверь и вошел.

– Совершенно правильно, мистер Вимс, – сказал он. – Следующее, что может с вами произойти, – это столкновение с «мини» на дороге.

* * *

Небо над Лондоном по-прежнему было беспросветно-серым: сейчас, ближе к концу дня, солнце опускалось все ниже. Еще немного, подумал Нед, возвращаясь с Савил-роу в канцелярию, и солнце вновь на мгновение выглянет из-за облаков, как актер, выходящий на поклон перед закрытием занавеса в расчете на аплодисменты.

Он шел медленно, чувствуя тревогу. Сегодня все беспокоило его, и нигде не мог он найти ни тени облегчения, пусть даже такого призрачного, как лучи заходящего сейчас солнца. Казалось, что вокруг нет ничего, кроме предательства, что он дышит отравленным им воздухом. В отличие от других его предчувствий, это имело название.

Не стоит так много думать о предательствах. Это неизбежно заставит его обратиться к собственной жизни и вспомнить о собственных предательствах. Странно, но аферист Вимс, не совершивший в течение своей уголовной жизни ни одного порядочного поступка и оказавшийся теперь, когда Ларри Рэнд «сдал» его, в капкане, усугубил тревожную атмосферу этого дня.

Еще более удручало Неда, что Рэнд, разыгравший перед ним спектакль, потом тихо вызволит Вимса из-под ареста. Еще одно предательство.

Предательство витало в воздухе. Возможно, не только в воздухе Лондона, но и повсюду. Но он был в Лондоне, и его легкие были отравлены. Даже мертвый Риордан не избежал предательства. Уходя из полицейского участка, Нед слышал, как Вимс обвинял во всех аферах, совместных фондах, в каждой подозрительной отправке денег в Швейцарию мертвого Тони. Отличная максима: всегда винять отсутствующих.

Он вышел с Беркли-стрит на Гросвенор-сквер и взглянул через площадь на весьма не располагающий к себе фасад канцелярии.

И что нашло на Сааринена, когда он составлял эту комбинацию из камня и стекла? Орел… трудно сказать что-нибудь плохое про орла, скопированного с такого же в Северной Англии. Он несколько оживлял это унылое сооружение.

Нед кивнул охраннику у входа и, как обычно, поднялся по лестнице на свой этаж. Усевшись за стол в своем кабинете, он услышал за стеной звук маленького транзисторного радиоприемника Шамуна, время от времени слушавшего новости.

Нед знал, что ему повезло с помощником, который угадывал его мысли и принял его лаконизм без тени сомнения. Лаверн…

Да, Лаверн. Она что-то там говорила насчет того, что у него нет друзей, если не считать его «лакея». Ну не дано Лаверн понять, что Мо необычен, умен – личность, которая для армии просто находка. Может, она из ревности так говорила? Не имеет значения. Мо – его друг и заместитель. А что Джейн говорила, подтрунивая над ним? Кажется, что люди идут служить в армию, чтобы приобретать друзей на всю жизнь? Да, на всю жизнь. Только вот продолжительность ее разная. Жизнь Викофа до того, как его голова оказалась в холодильнике Неда, продолжалась недолго.

Однако ни Лаверн, ни Джейн не могли понять, что при его работе дружба только мешает. В нормальной жизни человек приобретает или теряет друзей, но головы им не отрезают и не прошивают пулями из девятимиллиметровых пистолетов. Не делают с ними и того, что парни в его департаменте называют «самоубийством в кавычках». Это такая новая форма самоубийства, когда самоубийце «помогают» отправиться на тот свет. Примерно то же, что в Латинской Америке называют «исчезновением» в кавычках.

Нед откинулся на спинку стула и посмотрел на свой стол. Только сейчас он заметил записку, приклеенную лентой к телефону:

«Перед тем, как уйдешь из офиса, обязательно найди меня. Надо поговорить».

Как все, что писал Мо, она была без подписи. Типичная для Шамуна предосторожность. Радио за стеной замолчало. Нед подошел к двери Шамуна и постучал.

– Открой.

Через минуту дверь открылась, за ней стоял Шамун. В его темных глазах угадывалось беспокойство.

– Прочел мою записку?

– Что случилось?

– Зайди. – Мо запер дверь за Недом и сел за стол.

Что-то показалось Неду необычным в его лице, хотя оно не изменилось – разве только выражение стало другим.

– О\'кей, – сказал Нед, усаживаясь. – Если есть что рассказать, валяй.

– Не смотри на меня так. Это хорошая новость.

– Хорошие новости мне нужны.

– А как бы ты отнесся к сообщению о том, где наш противник собирается начать завтра?

– Какой противник, миссис Ф.?

Шамун рассмеялся.

– Да нет. Я имею в виду арабскую группу под началом Берта Хайнемана и второго парня по имени Хефте.

Если до этого Нед сидел, развалясь и изображая безмятежное спокойствие, то после слов Шамуна он подался вперед.

– Что ты сказал? Тебе удалось что-то перехватить?

– Нед, эти клоуны начнут с того, что займут внутренний двор Большой мечети во время полуденной молитвы. Сделав что-то – политическое заявление, символический жест или благословение, – не знаю, что там такое делают арабы, обратившись лицом к Мекке, они начнут нападение на Уинфилд.

Нед так нахмурился, что на переносице появилась глубокая морщина. Он, казалось, застыл, подавшись вперед. Долго он сидел не двигаясь, потом выпрямился и снова изобразил спокойствие.

– Какая-то ерунда.

– Да нет, Нед. Информация надежная.

– Ты хочешь сказать мне, что эти «борцы за свободу», не знаю, сколько их там, – пятьдесят, сто – собираются провести такую операцию? Скажем, у них есть самое портативное оружие, которое производится в мире. Вооружены они до зубов. А теперь слушай внимательно, Мо.

– Ну…

– Они втаскивают все это в мечеть, расстилают свои коврики, несколько раз вопят «Иншалла» и снова вытаскивают все оружие? Да это же бред! Ты представляешь, сколько места оно займет? Несколько грузовиков должны привезти его к мечети. Это же просто смешно и бессмысленно!

– Если представить все именно так, то безусловно.

– Я не закончил. Допустим, эти парни не читали Клаузевица, или Макиавелли, или вообще никого. Допустим, они не подозревают, что неожиданность в военных действиях – одна из главных составляющих успеха. Но мы-то с тобой знаем, что такой профессионал, как Берт Хайнеман, прочел Клаузевица столь же внимательно, как Маркса. Вот тебе еще один довод против.

– Послушай, Нед, если ты….

– Подожди, я еще не закончил. Неужели, услышав их вопли в мечети, мы будем попивать шампанское из туфелек наших дам? Как ты думаешь, что мы сделаем, услышав топот их кованых ботинок, несущихся к Уинфилду? Дорогой, мы же не приглашали их к себе в гости. Значит, мы их не пустим.

– Ты полагаешь, они знают, что Уинфилд хорошо охраняется. А если их разведка слаба и не добыла таких сведений?

– Конечно, можно считать, что эти ребятишки способны выкинуть какую-нибудь глупость, но только на старину Берта это не похоже.

– Кончил?

– Давай.

– Где сказано, что террористы действуют по Клаузевицу? С ними бывает трудно справиться именно потому, что они поступают вопреки здравому смыслу. У тебя есть возражения?

– Продолжай.

– Второе: всегда трудно сказать, что для них важнее – пропагандистский эффект или деньги. Если ты правоверный мусульманин, и намерен нанести удар во имя ислама, и привлечь к себе внимание, лучше сначала освятить джихад, получив благословение Аллаха, а уже потом проливать кровь.

Нед провел пальцем по губам, явно борясь с желанием возразить. Но когда Шамун закончил, он промолчал. Палец все еще водил по губам.

– В этом что-то есть, – сказал он потом задумчиво. – Мо…

– Что?

– А откуда эта информация?

Шамун неопределенно развел руками.

– А это имеет значение?

– Имеет ли это?.. Да ты что, шутишь?

– Помнишь, перед твоим уходом в полицию был ошибочный телефонный звонок?

– Ну.

– Парень позвонил снова. Говорил он на смеси английского и арабского. Легкий иранский акцент. Временами я его едва понимал. Вероятнее всего, он звонил откуда-то из-за границы. Обратился он ко мне по фамилии.

– Ого!

– Может, из-за того, что я был в Ливане? – Шамун тяжело вздохнул. – Он начал болтать что-то насчет джихада и обязанности мусульман бороться против сатаны, но это тебе не нужно. Потом рассказал мне о плане нападения с условием, что отведем ему место на первых страницах газет и в вечерних теленовостях.

Голос Шамуна с каждым словом слабел. Он сидел, уставившись на план Большой лондонской мечети, лежавший у него на столе. Нед поглядел на него внимательно, потом перевел взгляд на площадь.

– Ладно, Мо.

– Что «ладно»?

– Ты меня водишь за нос.

– Нед, это правда.

– Ты знаешь не хуже меня, что информация бесполезна, когда неизвестен ее источник. И не говори мне больше о телефонных звонках, хорошо? Может, позже я тебя и поблагодарю, но сейчас эта информация не нужна, если ты не скажешь, откуда она на самом деле. – Он почувствовал, как в нем закипает гнев.

– Разве недостаточно знать план нападения?

– Нет! – Как при мигрени, все вдруг подернулось дымкой.

Нед вскочил и взбешенный пошел к выходу, глядя в окно, но не видя площади.

– Черт подери, Мо! Нужна правда! – Он почувствовал изнеможение, словно его избили.

– Тебе говорит что-нибудь фамилия Бриктон?

– Мириам Шэннон? Она связана с Моссад и работает здесь, в Лондоне.

– Она резидент, – сказал Шамун.

– Правда? Полезно знать на будущее. Погоди, так ты хочешь сказать, что получил все это от Моссад?

Шамун медленно кивнул головой. Он хотел встать, но опасался, что оскорбленный Нед врежет ему.

– От Бриктон.

– И поскольку эта информация исходит от нее, ты считаешь ее надежной?

– Да.

У Неда был вид человека, готового на все. Такой вид, подумал Шамун, бывает у людей в порыве любви или гнева. Обычно они пытаются объяснить свое состояние.

Усилием воли Нед Френч заставил себя немного успокоиться. Бешенство стало проходить. Глаза слегка прикрылись. Но он продолжал сидеть, напряженно выпрямившись. Взгляд Неда блуждал по столу: от телефона к транзистору, потом к развернутой схеме мечети и к компьютеру. Он старательно избегал взгляда Шамуна.

– О\'кей, – сказал он наконец очень тихо. – О\'кей, может, она и надежна. Я отчасти могу согласиться с тобой. Моссад нам дезинформацию не подсовывает. По крайней мере, до сих пор этого не было.

– Я здесь посмотрел план мечети, Нед. Мне…

– Мо, есть только одно, что ты должен мне объяснить. О\'кей?

Шамун кивнул.

– Почему Моссад передал эту информацию тебе? Скажи.

Прошло время, прежде чем Шамун выдавил из себя:

– Это необходимо?

– Да, Мо. Ты же понимаешь, что от этого зависит вся твоя судьба. Не будет лишним сказать, что от этого ответа зависит и твоя карьера, и, возможно, твоя свобода.

– Нед!

– Конечно, военный трибунал примет во внимание четыре года или больше безупречной службы. В твоем досье полно положительных характеристик. Кое-что я сам туда писал, поэтому знаю, что там обнаружат. К тому же Моссад сейчас нам не враг. Но наша контрразведка начнет докапываться и наверняка что-то найдет. Думаю, что, учась в колледже, ты ездил в Израиль. Иногда именно так вербуют пацанов. Но для этого надо быть евреем. Но ты же не…

– Нед, – прервал его Шамун. – Это было в 1980-м. – Он подвинул Неду карандаш и бумагу. – Делай пометки, если надо. Я окончил колледж и поехал в Ливан, потом в Израиль. Именно там я встретил Бриктон, только тогда у нее была другая фамилия, может, потому, что она еще не выкрасила волосы в оранжевый цвет.

– Так это была ее идея, чтобы ты поступил на службу в американскую армию?

– Да.

– И работал на Моссад?

Шамун увидел, что Нед просто впился в него глазами, больше уже не избегая его взгляда.

– Меня воспитали христианином, Нед. Но обнаружив, что в Ливане мои родственники – иудеи, я испытал что-то вроде шока.

– Да, да. Вечный чужак. Лаверн мне сегодня утром сказала, что с памятью у меня все в порядке. – Он отодвинул бумагу в сторону. – Я не думаю, что ты был слишком полезен для Моссад во время предыдущих командировок… И сколько они тебе платили?

– Ничего. Они ни разу не подходили ко мне до Лондона.

– Что ты ей рассказывал?

– Пока ничего.

– Как ты должен был все мне объяснить?

– Она не знает тебя так хорошо, как я, Нед. Может, она считала, что тебе будет достаточно самой информации. Она ведь очень важна.

– Хм. – Неожиданно Нед откинулся на спинку стула. Впервые за время разговора его лицо слегка просветлело. – Так ты теперь тройной агент, так ведь? И только с одной зарплатой. Продешевил!

Шамун кивнул.

– Должен признаться, что ты не такой скользкий, как большинство из них.

Шамун поднял глаза и увидел, как окаменело лицо Неда, а взгляд впился в переносицу собеседника, словно отыскивая место для пули.

– Думаю, что вы сможете быть полезны, капитан. Даже сомнений быть не может.

Шамун пытался пошутить, но не смог.

– Приятно слышать.

– Да что вы? Как вы думаете, что я почувствовал, обнаружив, что пригрел двойного агента? Как вы думаете, что я теперь думаю о вас?

– Но ты же сделал…

– Я сказал, что вы будете полезны. И я уж постараюсь, чтоб так оно и было. Отныне вы для меня только полезны, капитан, и все. Я не отправлю вас в контрразведку только потому, что не хочу выглядеть полным кретином, не раскусив вас давным-давно.

Он встал.

– Но если я узнаю, что вы снова якшаетесь с Бриктон, можете быть уверены, я не пощажу вас.

– Я… догадываюсь…

– А что тут догадываться? Прямо скажу, я просто попытаюсь вылезти из этого дерьма с наименьшими потерями. Надеюсь, вы не думаете, что мне нравится это. Или что вы мне нравитесь.

Он с грохотом захлопнул дверь.

Глава 25

Уилл Найтуотер делал свой первый обход. Он выпил чаю с Тревом, пожелал ему доброй ночи и отправился в северное крыло, где находилась операционная.

Трев был, конечно, прав, работа как на курорте. Ничего особенного делать не надо – ходи себе по коридорам, проверяй, заперты ли входные двери, смотри, нет ли чего подозрительного. Можно и словечком перекинуться с дежурными медсестрами.

Если должно было случиться что-то неожиданное, вроде выписки пациента поздно вечером, Уиллу об этом заблаговременно сообщала медсестра. Даже об экстренной операции ему говорили по крайней мере за полчаса. Уиллу это было по душе, потому что он терпеть не мог сюрпризов. А вообще, кому они нравятся?

Он только что вышел из северного крыла и по центральному коридору направлялся к приемному покою, расположенному в южном крыле, когда услышал крик сестры. Что случилось? Сестры обычно не кричат.

Он побежал к приемному покою.

Уилл Найтуотер услышал, как впереди кто-то рявкнул. Похоже на собачий лай. Гав! Гав-гав! И снова крик. Далеко впереди была освещена часть приемного покоя, выходившего к стоянке.

У дверей стояли четыре человека; свет падал на них сверху, как на сцене.

Уилл шагнул в сторону, притаился за приоткрытой дверью, а потом выглянул в коридор. Две медсестры – Джэкобсон и Превит, – и два молодых парня в масках.

Он снова выглянул. Господи, да у них «М-10»[78] – с глушителями и магазинами. Уиллу Найтуотеру никогда не приходилось стрелять из «М-10», но в фильмах он их часто видел. Обычно из них косил людей Макс фон Сидов, но он помнил и фильм, в котором Джон Уэйн[79] играл полицейского из Сан-Франциско и…

Ти-ди-ди.

Сестра Джэкобсон закричала. Три красных дыры расползлись по халату сестры Превит. Уилл огляделся. Офис службы безопасности прямо напротив него, но они заметят, если он пересечет коридор. Боже, а что бы сделал Трев в такой ситуации?

Сестра Превит упала на колени. Она прикрывала руками грудь, словно защищаясь от новых пуль. Потом рухнула лицом вниз, как срубленное дерево.

Уилл проскочил в коридор и влетел в свою комнату. Эх, если бы Трев был здесь! Эти сволочи дождались, пока остался один дежурный охранник. Где же ключ от стола?

В темноте он открыл ящик стола и вытащил тяжелый «парабеллум». Точность так себе, но если уж попал, то уложит не хуже, чем они уложили сестру Превит.

Его пальцы сильно дрожали. Он вставил в пистолет магазин с тринадцатью патронами. Потом взвел курок. Другой магазин засунул в карман, подошел к двери и осторожно выглянул в коридор. Они выключили свет в приемном покое.

Вдоль коридора в нескольких ярдах друг от друга тускло горели лампочки, как островки света в этом жутком темном пространстве. Парни могли быть где угодно, подумал Найтуотер. Так как он не включал света, они были на равных, ничего не видели. Но двое против одного?

Если бы он только знал, что им надо! Трев быстро бы догадался, что к чему. В сейфе ночью денег не держали, да и днем там гроши были. Наркотики? Может, из-за них?

Уилл бесшумно скользнул в дверь и прижался к стене, стараясь держаться подальше от света. Интересно, можно ли заметить его силуэт при таком слабом освещении?

Только рискнув, можно это выяснить. Он низко, по-армейски пригнулся и стал медленно продвигаться вдоль стены к приемному покою, держа обеими руками тяжелый «парабеллум». Впереди кто-то застонал. Значит, сестра Превит еще жива?

– Здесь никого нет, – сказал мужской голос.

– А мне что-то показалось.

– Пошли. Держи ее перед собой, как щит.

– Я же вам сказала, – произнесла заикаясь сестра Джэкобсон. – Я н-не знаю, о ком вы говорите.

– Молодой парень. Немец.

Уилл Найтуотер точно знал, где спит немец: в центральном крыле, в палате интенсивной терапии. От них до него не было и сотни ярдов. Что же делать?

Если бы Трев был здесь, он бы сообразил. У него голова быстро работает. Побьют они сестру Джэкобсон, чтобы узнать номер палаты? Едва ли. А вот если он выстрелит в них и промахнется, они весь коридор зальют свинцом и уж наверняка его шлепнут.

Ладно. Надо затаиться и ждать, пока они не приблизятся настолько, что он не промахнется. Но если он попадет в одного, не пристрелит ли другой в отместку сестру? Что это за люди? Горячие или хладнокровные?

– Вы т-тратите время со мной, – бормотала сестра Джэкобсон. Теперь их голоса звучали гораздо ближе. – Я не знаю человека, которого вы разыскиваете.

– Тогда мы найдем того, кто знает.

– Сейчас здесь больше никого нет, – сказала она.

– Перестань, сестра.

– Я точно говорю.

Теперь они были всего в двух-трех ярдах. Уилл Найтуотер мог бы уже разглядеть их, но они держались у стены, так же, как и он.

– Сестра Превит еще жива, – сказала женщина. – Ей нужна помощь. Вы же не хотите, чтобы вас судили за убийство.

– Что, что? – Один из парней заржал. Уилл увидел внезапно его силуэт, рядом с другим, более высоким силуэтом второго парня. – Судить за убийство, говоришь? – Парня почему-то это очень рассмешило. Второй не то кашлянул, не то хрюкнул.

Первого Уилл Найтуотер повалил выстрелом в голову.

В падающем сверху свете вспыхнул вишневым фонтаном поток крови. Громко закричала сестра. Уилл Найтуотер выстрелил в живот второму парню. Последнее, что он увидел, была дыра в животе, размером с грейпфрут.

* * *

Сейчас Гросвенор-сквер была пуста. Солнце уже исполнило свой обычный фокус, метнув горизонтально лучи на землю из-под облачного неба. Субботние покупатели давным-давно исчезли. Когда зажглись фонари, только несколько пешеходов неторопливо шли по площади. Теперь она принадлежала машинам. Бесконечная череда бело-голубых фар, оранжево-красных больших огней и стоп-сигналов разбивалась на потоки, пересекалась, смешивалась.

Нед Френч сидел на подоконнике. Не так много времени прошло с тех пор, как он испил очередную чашу предательства. Может, полчаса, а то и меньше. Насколько он мог судить, Мо все еще сидел за своим столом, без сомнения, переживая, что его уличили, а еще вероятнее, смеялся над тем, что заставило Неда не разглашать его тайну.

Итак, подумал Нед, этот день, начавшийся с мелких измен, превратился в клубок предательств.

Как иначе можно назвать то, что выложила ему Лаверн за завтраком? Может, «измена» – слишком сильное слово? А как насчет вероломства? А каким словом обозначить поведение Джейн по отношению к нему? Сначала она вытирает сопли Лаверн, становится ее… сообщницей! А потом трусит и не хочет говорить с ним, обидев его.

Рядом с ними Пандора Фулмер – просто любительница. Она всего лишь тупоголовая, самовлюбленная баба. Ну и денек!

От таких дел вы облекаетесь в непроницаемый панцирь. Это просто необходимо. Но и самый прочный панцирь можно расколоть, если ударить по нему как следует. Сейчас он чувствовал себя и разбитым, и очень уязвимым. Он не мог отнестись равнодушно к измене, разрыву, трусливому молчанию, прямому предательству, а также к тому, что все задуманное им для безопасности Уинфилда разрушено крошкой-идиоткой.

Наверное, так должны чувствовать себя моллюски, когда их вытаскивают из раковин и съедают?

А у него ведь тоже был защитный панцирь, укрепленный привычкой к армейской дисциплине и навыками. Неда Френча голыми руками не возьмешь! Надо, чтобы его прибили одновременно жена, любовница и единственный друг. Ударить так, чтобы обнаружить свое притворство и обесценить свою связь с ним.

Вот это-то и произошло.

Зазвонил телефон. Он схватил трубку с дурацкой внезапной надеждой, что звонит Джейн – извиниться и пригласить к себе.

– Заместитель военного атташе.

– Это клуб любителей Арта Ходса? – спросил мужчина со старательным английским выговором. Голос немного подрагивал от сдерживаемого смеха. – Лондонское отделение проводит субботнее собрание своих членов в обычном месте.

– Что?

Но в трубке уже слышались короткие гудки. Нед повесил трубку и невесело улыбнулся. Когда друзья и возлюбленная предают тебя, нет более подходящего момента, чтобы подружиться с врагом.

Глеб Пономаренко всегда бывал вечером в будни в одном из пабов или баров в Найтсбридже. Очевидно, и в субботу он там же. Но зачем он позвонил?

* * *

– Фил, – сказала Лаверн Френч в телефонную трубку, – я позвонила не вовремя?

– Восс! Бог ты мой! – ответил ее старший брат. – У нас сейчас ленч. Угадай, кто жарит мясо?

– У тебя есть минуты две?

– Говори, я слушаю. Как поживает моя сестричка? Как Нед? Как девочки? Хотя про девочек я знаю – мама мне звонит раз в неделю.

– Все в порядке. А как Кэтлин и малыш?

– Прекрасно. Что ты хотела сказать?

– Я еду домой.

Фил помолчал, потом спросил:

– Ты имеешь в виду Кэмп-Либерти?

Лаверн поняла, что он реагирует так же, как Нед. Для мужчин дом – это место, где находятся они сами.

– Так, погостить. А потом я вернусь с девочками назад.

– А к нам заедешь?

– За этим и звоню. Я хотела бы взять девочек и побыть у вас с неделю.

– Отлично! Только не приезжай в первые две недели августа, потому что у меня будут совещания в Бадже и Мауи.

– Где?

– Это неважно. Все остальное время я буду здесь. Будем тебе очень рады. Когда решишь ехать, позвони Кэтлин и скажи дату.

– Я позвонила тебе первому, – продолжала Лаверн нерешительно. – Я собираюсь позже позвонить Патрику, Питу и Полу.

– Будешь к каждому проситься на недельку? – засмеялся он.

– Да, что-то в этом роде. Ведь девочки почти не знают своих дядюшек и кузенов.

– Так. – В голосе Фила послышалось несвойственное ему сомнение. Ни у кого из детей генерала Криковского этого никогда не было, подумала Лаверн.

– Так ты неделю пробудешь в Кэмп-Либерти?

– Неделю. Девочки там и так уже две недели. Мама и папа все правильно поймут.

– Да, конечно. – Снова пауза.

– По правде говоря, – продолжала она, – Нед не очень рад тому, что они там.

– Так вот в чем дело… Я сейчас иду! – закричал он кому-то. – Я разговариваю с Восс! Международный разговор! Из Лондона! А ну заткнитесь!

– Иди, жарь мясо.

– Как это – не очень рад? Лори и Линда все каникулы там проводят. Там их делают настоящими людьми.

– Нед называет это место тюрьмой.

– Восс, я думал, что ты замужем за американцем.

– Он и есть американец. Его допускают к секретам, какие и не снились никому в нашей семье.

Она помолчала, думая, как бы объяснить брату, что происходит на самом деле. Но сначала ей самой надо во всем разобраться.

– Раньше мы с ним думали почти одинаково, Фил. Но Нед говорит, что мир изменился и наш образ мыслей – то есть то, как нас учил думать отец, – как это он сказал? Он назвал папу динозавром. Он… – Голос ее прервался. – Мы об этом поговорим, когда я приеду к тебе.

– Конечно, конечно. Мне только не нравится, что моя сестричка… – Он снова заорал на кого-то. Фил женился поздно, когда ему было за сорок, а сейчас, в пятьдесят, ему не хватало терпения, чтобы справляться с маленькими детьми.

– Каким же кретином он стал теперь? – спросил он.

– Да он не кретин. Он американский разведчик, который от долгой работы потерял ориентиры. Это случается иногда.

– Мне кажется, что он стал слабаком, – сказал брат с отвращением. – О\'кей! О\'кей! Я иду! – А потом снова ей. – Надо бежать, Восс. Пока.

Повесив трубку, Лаверн взяла телефонную книжку, чтобы найти номер другого брата – Пита. Но книжку она закрыла. Позвонит позже. Не было сил объяснять все сначала.

* * *

Из двух мест в Найтсбридже, где Глеб Пономаренко встречался по вечерам с людьми, сегодня он выбрал довольно большой бар отеля в американском стиле, который стоял на Лаундс-сквер. Это был огромный стеклянный цилиндр, известный среди местной публики как «Газометр».

В момент появления Неда Френча русский очень внимательно слушал какого-то невзрачного молодого человека, одного из бесчисленных парней в тройках из темно-синего материала в полоску, которых можно встретить в городе. Его зонтик и шляпа лежали на ближайшем табурете. Этот брокер или банкир еще минут десять что-то рассказывал Пономаренко. За это время Нед выпил виски с содовой и заказал еще одну порцию. Ему не надо было опасаться старину Глеба. Но лучше, конечно, ничего не рассказывать, а на все предложения отвечать отрицательно.

Наконец парень ушел. Глеб склонился над своим стаканом с виски, печально покачивая головой.

– Как странно. Как странно, – сказал он по-русски, потом посмотрел на Неда, пытаясь понять, слышал тот или нет.

Глеб взял стакан и подсел к американцу.

– Этот парень, как говорят у вас на родине, если не ошибаюсь, глубоко в дерьме.

– Да, раньше так говорили, – согласился Нед. – Я уже так давно оттуда уехал, что, возможно, теперь говорят «глубоко в борще». – Он посмотрел на русского. – Если у вас есть еще альбом Арта Ходса для меня, покажите его сразу.

– К сожалению, ничего такого у меня нет, – сказал Пономаренко с искренним сожалением.

– Но по телефону вы сказали, что…

– Я помню, что сказал. Неправда, что русские унылые люди, как все, кто живет в краях, где ночи длинные, а зимы долгие. Нет, мы бываем веселыми, но потом за это расплачиваемся. Я пошутил по телефону, потому что надеялся вам помочь, дружище. Только сейчас я понял, что никто не в состоянии вытащить вас из такого «глубокого борща».

– А с каких пор мы стали друзьями?

– Возьмите это, – сказал Глеб, показывая на свой полный стакан, – и замените на двойной виски. И мне принесите. – Он тяжело вздохнул. – Да с того самого момента, как вы приехали в Лондон. Год уже? До этого я и не подозревал о вашем существовании, равно как и вы о моем. Но за прошедший год я весьма основательно познакомился с вами и с вашей работой. Вот почему мне грустно.

– Взбодритесь, Глеб Сергеевич. Мое состояние смертельно, но не очень серьезно. – Принесли стаканы и мужчины церемонно чокнулись.

– Я говорю о завтрашнем дне, – объяснил русский. – На вас нападут, оглушат и бросят умирать.

– Тем самым порадовав кого-то в Кремле. – Нед злорадно ухмыльнулся. – Что вы хотите мне рассказать, мой друг?

– Как я уже сказал, меня очень волнует ход вашей операции. – Он поднял вверх палец, как учитель, требующий внимания. – Послушайте, Френч, при нормальном развитии событий этот прием должен был стать детищем Карла Фолетта. Поскольку его нет, предполагалось все это поручить Е. Лоуренсу Рэнду. Едва ли нужно рассказывать, как этот джентльмен, известный своей утонченностью и чувствительностью, делал бы это дело. Но тут под рукой оказались вы. Должен сказать, что импровизировали вы блестяще. Но вы не в состоянии противостоять вашему противнику, полковник. Ваша операция не предназначена для борьбы с гражданскими людьми. По-настоящему этим должны были заниматься сотрудники Рэнда, но они некомпетентны. Я вам не наскучил? Или вам это тоже приходило в голову?

– А если так, то что?

– Тогда вам не покажется странным то, что я скажу. Если рассматривать ситуацию на уровне страны, окажется, что американское разведывательное сообщество пребывает в плачевном состоянии. Если речь идет о разговоре или сообщении, которые можно перехватить, тут вы мастаки! У вас самое современное оборудование, позволяющее обнаружить, записать и расшифровать малейший шепот во Владивостоке или Антофагасте.[80] Но в грязной работе, требующей контактов с людьми, вы профаны. Посмотрите, например, на Рэнда. Неужели вы думаете, что приличные люди будут работать с этим вечно недовольным лилипутом.

Нед еле удержался от смеха.

– Ну, то, чем занимается Рэнд, не единственное направление нашей работы.

– Это направление, призванное работать с агентурной сетью и добывать нечто более важное, чем звездные шорохи тропосферы. С такими типами, как Рэнд, могут сотрудничать только ему подобные, или безмозглые рабы, которым безразлично, кто их сечет.

Нед смотрел в свой наполовину пустой стакан. С такими друзьями, как Пономаренко, зачем думать о врагах?

– Но, что до вас, старина, – сказал русский, – то единственное, благодаря чему вы еще справляетесь с проблемами, – это помощь друзей из Моссад и советы вашего покорного слуги из ТАСС.

– Из ТАСС, – повторил Нед.

Он почувствовал, как у него екнула селезенка от того спокойствия, с каким Пономаренко намекнул на предательство Шамуна. Господи, да неужели все в городе знают об этом?

– Да, у меня серьезные проблемы, – сказал ему Нед, – хотя я и пытаюсь с ними справляться. Имейте это в виду, уважаемый корреспондент.

– Я только хотел кое-что шепнуть вам. Но если это вам не нужно, я могу воздержаться.

– Не обижайтесь. Вы же меня знаете. Я приму совет от кого угодно.

Глеб огляделся, а потом зашептал в ухо Неду.

– Вы знаете фирму «Ходгкинс и дочь»? – Нед кивнул. – В нее проник один человек – вроде начальника. Он занимается, в частности, тем, что собирает разнообразную информацию от своих сотрудников. В прошлом году он купил эту фирму на деньги, украденные им у венгров. Сейчас он выступает под фамилией Фаунс. Это что-то вам говорит? – Нед снова кивнул. – Он из новой породы. К политике отношения не имеет. Служит только одному хозяину – своей всепожирающей жадности. Не надо объяснять, насколько это делает его опасным?

Нед кивнул в третий раз, но русский молчал.

– Это все? – спросил Нед. – Ничего более конкретного нет?

– Как говорят американцы? Еще разве нужно, чтобы на вас дом рухнул?

Нед кашлянул.

– О\'кей. Спасибо за подсказку. Американцы говорят еще так: «Что вы хотите с этого иметь?»

– В сущности, я не прошу ничего особенного. Конечно, я мог бы выложить контракт и потребовать, чтобы вы приложили к нему палец и расписались кровью. Нет, не стоит. Мне нужна только ваша бессмертная душа.

– Вы думаете, я думаю, что вы шутите? – спросил его Нед.

– А вы думаете, я думаю, что вы думаете, что это невозможно? – парировал Глеб. – Это не невозможно. Особенно после того, что стало с вашим характером, с вашей убежденностью, вообще с вашим взглядом на жизнь, когда однажды вечером вы обнаружили голову Викофа в своем холодильнике.

Нед долго молчал, потом одним глотком допил остатки виски.

– Все так, мой друг. Вы начали собирать на меня материал только в Лондоне?

Глеб пожал плечами.

– Я всего лишь старательно готовлюсь к этому. – Он допил содержимое своего стакана почти так же быстро, как Нед. – Пора идти. Здесь вечерами бывает прохладно.

– Да, – согласился Нед. – Послушайте, вы пробовали меня уговорить…

– И буду пробовать вновь.

– Что же, спасибо за информацию о Франце.

– Его фамилия Фаунс, – поправил его русский.

Он ушел, а Нед остался сидеть, уставившись в пустой стакан.

– Бармен, еще двойной!

– Да, сэр. Только это будет новый счет, сэр. Тот джентльмен заплатил за все, что было выпито.

– Да ну? Ну и везет же мне на друзей.

* * *

За окном кабинета Шамуна в сумеречном свете неясно вырисовывались очертания Гросвенор-сквер. Она уже не казалась ему зеленой, но воспоминания о зелени словно запечатлелись на его сетчатке. Постепенно, по мере того, как темнота делала бесцветным все окружающее, воспоминания окрашивались в перламутровый цвет.

Огорченный и обозленный своей ошибкой, Шамун отвернулся от окна и включил радио, чтобы послушать новости. Он бесцельно перекладывал бумаги на столе.

– …в Женеве, так и не придя к решению относительно многостороннего контроля над вооружениями. Только что к нам поступило сообщение о происшедшем несколько минут назад вооруженном нападении на больницу в Стоун-Мэндвиле в Бэкингемшире. Двое мужчин в масках убили медсестру. Включаем Каролин Кар – прямой репортаж с места события.

Видимо, из-за волнения, журналистка в конце каждой фразы повышала голос.

– …фамилию убитой медсестры до сих пор не сообщили. А пока нам удалось поговорить с героем сегодняшнего дня, с тем, кто остановил нападавших, расстреляв их почти в упор. Вот он, мистер Уилл Найтуотер, сотрудник службы безопасности больницы Стоун-Мэндвила. Скажите, пожалуйста, говорил ли кто-нибудь из них, что им нужно?

– Что им было нужно, – повторил низкий мужской голос. – Они искали одного пациента, немца, который поступил с множественными ножевыми ранениями.

– А теперь оба нападавших мертвы, мистер Найтуотер?

– Оба нападавших мертвы. На стоянке они оставили фургон. Они занимались обслуживанием торжественных мероприятий, а может, угнали его.

– Спасибо, мистер Найтуотер. Спасибо за то, что вы героически отражали нападение на больницу! Я – Каролин Кар, независимое радио, из Стоун-Мэндвила!

– А в это время футбольные хулиганы снова…

Шамун выключил радио. Фургон фирмы, занимающейся обслуживанием мероприятий. Раненый немец. Он позвонил в справочную и узнал номер телефона больницы в Стоун-Мэндвиле. Казалось, ждать ответа в больнице пришлось бесконечно. Наконец, кто-то взял трубку. Как только Шамун узнал то, что хотел, трубку повесили. Мо подошел к двери Неда, постучал, прислушался, вернулся к своему столу и позвонил на военно-воздушную базу, расположенную неподалеку от Стоун-Мэндвила. На базе находилось небольшое подразделение фоторазведки ВВС США. С третьей попытки ему удалось дозвониться. Он представился.

– Скажите, вы знаете о нападении в Стоун-Мэндвиле?

– Мы слышали об этом по радио. А в чем дело?

– Вы могли бы кое-что для меня выяснить?

– Если для этого надо ехать в больницу, то это исключено: я дежурю до полуночи.

– А знакомых в больнице у вас нет? Может, кому-нибудь позвоните?

– Ни души, капитан.

– Черт! А далеко ли это от Лондона?

– Вот это да, капитан! Здорово!

* * *

Нед не был пьян. Он легко нашел дорогу из Найтсбриджа в Челси, добрался пешком, ни разу не ошибившись, не пропустив ни одного поворота. Теперь он стоял в самом начале Моссон-стрит и смотрел на дом номер 37.

Из-за сплошной облачности ночь опустилась раньше, чем обычно. Небо уже подсвечивалось розоватым сиянием города, которое появлялось по ночам. Уличный фонарь возле дома Джейн горел. Горела и лампа за ее окном в передней. Но больше нигде света не было. Может, ее нет дома? Или она дома, но не для него?

Он позвонил. Долго стояла тишина. Он позвонил снова. Было слышно, как звук прокатился по всей квартире. Потом послышались легкие шаги, словно к двери подошел кто-то в шлепанцах.

– Нед, это ты? – спросила Джейн. – Уходи.

– Пожалуйста, открой. Мне надо с тобой поговорить, – сказал он тихо.

Его голос срывался от отчаяния, чего еще никогда не было в жизни полковника Френча.

– Что?

– Мне надо поговорить с тобой, – повторил он громче.

Проходившие мимо две девушки внимательно посмотрели на него.

– Уходи. Пожалуйста.

– Только после того, как поговорю с тобой.

Девушки захихикали. Нед приподнял плечи.

– Джейн, удели мне хоть столько времени, сколько ты уделила Лаверн.

С той стороны долго молчали. Нед подумал, что она рассердилась.

Вдруг защелкали замки, и дверь широко распахнулась. Едва войдя, он увидел, что она плакала. Или у нее что-то с глазами? Может, читала мелкий шрифт? Или резала лук? Может быть, насморк? Он попытался обнять ее, но она отступила назад.

Джейн стояла в центре гостиной. С распущенными черными волосами и покрасневшими глазами она выглядела измученной. Джейн смотрела на него, как на постороннего человека, заставившего ее страдать. На ней было длинное зеленое бархатное платье.

– Это несправедливо, – сказала она. – Я должна была поговорить с Лаверн. Ведь она твоя жена. Но тебе я не должна ничего, Нед.

– Она уходит от меня.

– О!?

– Отправляется в эту тюрьму в Калифорнии. Говорит, что привезет девочек осенью, но я не верю. Это ты ей посоветовала уехать?

– Нет. А разве она так сказала?

– Нет. Она сказала, что ты ей посоветовала не делать ничего навсегда. А как назвать то, что она уезжает от мужа и собирается обосноваться в шести тысячах миль от него?

– Если она обещала вернуться, значит, так оно и будет, – сказала Джейн.

– Я уверен, что это – навсегда.

– Ты злишься, – заметила она. – Ты хочешь, чтобы она была при тебе, пока ты крутишь роман со мной. Правильно? – Она посмотрела на него опустошенным взглядом. – Ты пил.

– Я много чего делал, и со мной много чего делали. Например, предавали.

Он сел в кресло и уставился в камин. В нем уже не играли весело огоньки газа.

– Но не я, Нед, – ответила она.

– Не ты? А почему же? Присоединяйся к шайке.

Он вытянул к камину свои длинные ноги, словно замерз и воображал, что огонь согреет его.

– Это носится в воздухе. Все оказываются не тем, чем кажутся. Каждый знает все о Неде Френче, кроме самого Неда Френча.

– Я не пони…

– Я только что выпивал с человеком, который рассказал мне, что плохо и со мной, и с завтрашней операцией. Он каждым словом вгонял гвоздь мне в голову. А он из КГБ. Теперь ясно, что Нед Френч – это маленькая часть общественного скандала. Более подходящий момент трудно выбрать. Лаверн летит в Калифорнию. Уинфилд-Хауз в руках врага. Шамун… – он оборвал себя. – А вот и Джейн Вейл – советчица всех, кто страдает от неразделенной любви.

– Нед, если ты пришел, чтобы оскорблять…

– Дорогая Джейн Вейл. Мой муж меня не понимает. Поскольку вы знаете его лучше, чем я, очень прошу посоветовать, что мне делать. Подпись: с разбитым сердцем, но не инвалид.

– Нед!

– У тебя есть виски?

– Тонна. Только ты не получишь, пока не заткнешься.

– Угу!

– Нед, она несчастна. Она думает, что дело в политике. Я сказала ей, что причины эмоциональные и физиологические. Это ее огорчило еще больше. Будь дело только в политике, она бы с этим смирилась. Она мне сказала, что политика – это игра, на которую тратят время мужчины. А женщины ею не интересуются. Она была готова забыть о ваших расхождениях, пока я не объяснила реальные причины.

– Меня поражает, что женщины выкидывают самые фантастические фортели, которые только приходят им в голову. И считают, что все о\'кей! Все о\'кей, потому что делает это женщина. Женщины имеют на это право, потому что они – женщины. Все дозволено. Предательства, из-за которых мужчина готов пустить себе пулю в лоб или повеситься, чтобы стать пищей для ворон, – все это разрешено женщинам. Она едет домой. Дом – это любое место, которое она предназначит для этого. Все позволено маме, летящей домой, чтобы напихать червяков в глотки ее детенышей.

В этот момент ему показалось, что она рыдает. Он поднял глаза и увидел, что она смеется.

– Очень откровенно, – сказала Джейн. – Ты хочешь, чтобы она была здесь, с тобой, а не где-то еще. Ты говоришь, что ее присутствие успокаивает, а когда ее нет, это ужасно, немыслимо, чудовищно.

– Нет. – Он понял, что она загнала его в логическую ловушку. – И почему я вообразил, что в этот худший из дней моей жизни мои излияния перед тобой принесут мне облегчение?

Что-то он сегодня все время попадал не туда, так часто промахиваясь, что это, конечно, не принесло бы славы бейсбольному клубу.

– Нет, – повторил он. – Это то же, что и отъезд Лаверн. Но мне этого не надо ни сейчас, ни завтра. Что касается ее возвращения осенью…

– Она вернется.

– О! Она и тебе обещала?

– Лаверн не лжет. Она не коварна. Уж так ее воспитали, независимо от того, что ты думаешь о ее политических взглядах. Именно поэтому она и способна на то, что ты называешь чудовищным. Она делает это открыто и без обмана. Я не хочу сказать, что все женщины таковы. Но я видела гораздо больше обманщиков мужчин, чем женщин.

– Ну и что? – Он метнул в потолок воинственный взгляд. – Кого это волнует? Женщины всегда что-то изображают. Я говорю как отец четырех девочек. Всегда претендуют на то, чего они не заслужили.

– Если я налью тебе виски, ты заткнешься? Ты превратился в худшую разновидность шовинистической свиньи.

Посмотрев на нее, он увидел, что у нее в глазах все еще стояли слезы.

– Наша специальность – рыдания по заказу, – пробурчал он. – Сэкономь выпивку. Я ухожу. – Он поднялся, покачиваясь. – До свидания, Джейн. Всего тебе хорошего. – Он направился к двери.

– Пока, Нед.

– Ты не собираешься меня выпускать?

– Я не собираюсь допустить, чтобы ты шантажом склонил меня к жалости.

– Послушай. – Он стоял в дверях. – Нам надо поговорить.

– Тебе надо поговорить с Лаверн. Не знаю, чем вы занимались двадцать лет, но по-человечески вы не разговаривали. Наконец-то она решилась поговорить с посторонней, со мной, не зная, что именно я – предатель. Ты жалуешься на предательства, Нед. А спроси себя, с чего они начинаются.

Он вернулся в комнату.

– Налей мне, пожалуйста, а?

Они постояли, глядя друг другу в глаза, – два одиноких человека, как мачты двух разминувшихся кораблей. Корабль Неда слегка покачивался, но был все еще на плаву, хотя и подавал сигналы о катастрофе.

– Как ты думаешь, каково было мне говорить с Лаверн? – спросила она наконец.

– Да. Я знаю.

– Да? – передразнила его Джейн. Она повернулась и подошла к книжному шкафу. На пластиковом подносе стояли бутылки и стаканы. Она налила виски, добавила немного льда, дала один стакан Неду и, взяв другой, уселась у холодного камина. – Ты думаешь, это самый худший из дней в твоей жизни? – бросила она ему с вызовом.

– Как в мелодраме. Ладно, определение оставим до завтра.

– Мы можем о чем-нибудь поговорить, не вспоминая каждый раз про безопасность Уинфилда? Надо же делать все постепенно, иначе ничего не удастся решить.

– А почему ты считаешь, что что-то можно решить?

– И правда, что? – Она подняла свой стакан, он – свой. Они выпили. – Ты знаешь, Лаверн… – Она помолчала. – Я с ней говорила, как со своей сестрой Эмили. Я не понимаю этот тип женщин. И никогда не понимала. У них есть все, чего у меня никогда не было: красота, фигура, блеск. С детства я была похожа на библиотекаршу.

– Перестань, Джейн. Какая ерунда!

– Но я научилась выглядеть лучше. Все дело в том, как причешешься и наложишь грим. Я решила эту проблему. Никого теперь не тошнит при взгляде на меня. Ненадолго в меня даже влюбляются некоторые невротики из разведки.

– Правда? И много их у тебя было?

– Да и один слишком много.

– Сегодня такой день, что все себя жалеют… – Он сел напротив нее. – И между прочим, я позволил тебе забрать у меня этот день. Это был мой плохой день.

Она долго молча потягивала виски. Ее бледное лицо слегка порозовело.

– Она действительно уезжает? И мы целое лето будем вдвоем? Или это фантастическая мечта?

– Когда ты поймешь, что о нас, возможно, уже вся канцелярия шушукается…

– Не думаю, – сказала она. – Хотя точно сказать трудно. Но, по крайней мере, несколько ночей ты сможешь провести у меня.

Он кивнул.

– А ты – у меня. Если только за моей квартирой не следят.

– А за моей?

– Кто знает? – В его голосе прозвучало отвращение. – Я думаю, что в номере 404…

– Никогда. Ты знаешь, мы как пара наркоманов. Не можем даже дождаться, когда уедет Лаверн.

Нед помолчал.

– Ты не зажжешь газ в камине? – Он смотрел, как она зажгла огонь. В комнате стало гораздо уютнее. – А ты не думаешь, – спросил он, – что Лаверн нас обоих перехитрила?

– Нет. – Джейн стояла на коленях у камина, регулируя огонь. – Женщины так не поступают. Во всяком случае, женщины вроде Лаверн.

– Нет? Не может она пойти за советом к своей сопернице?

– А тебе приятно подозревать ее в коварстве?

Он покачал головой.

– Просто пытаюсь себе это представить. Так, один из возможных сценариев.

– Игры.

– Что? – переспросил он.

– Игры, в которые играют мужчины. А потом ноют о чудовищных поступках женщин. Ты бы еще сказал, что она собралась похитить своих собственных дочерей. – Она продолжала стоять на коленях. Теперь она держала в руке стакан и смотрела на него. Ее большие темно-карие глаза были печальны.

– У меня есть книжка, которую мне кто-то прислал из Штатов на прошлое Рождество. – Она нахмурилась, вспоминая. – Там есть… – Она встала, подошла к книжному шкафу, порылась там и достала большой альбом рисунков – «Эхо из бездонного колодца». Она начала листать альбом.

– Он голландец, – сказала Джейн про автора, – художник и философ. Я только… – Она продолжала листать. – Вот. – Она передала альбом Неду. Он увидел незамысловатый рисунок, выполненный кистью, пером и чернилами. На нем была изображена обнаженная полная женщина, лежащая на спине с разведенными в стороны ногами.

– Как у гинеколога, – сказал Нед. – Прелестно!

– Не будь ослом, Нед, это изречение буддийской монахини. «Отсюда, – гласило изречение, – вышел в мир Будда и Христос». Художник добавил и имя монахини: Майолей.

– Понятно, – сказал Нед, возвращая альбом. – Это устройство дает вам лицензию на чудовищные поступки.

– Я ничего не могу сказать про буддийских монахинь, – начала размышлять вслух Джейн. – Может быть, они дают обет безбрачия. Но я незамужняя и бездетная, уверяю тебя, каждая женщина знает, что она говорит о нас правду. Мы связаны с планетой и человечеством так, как никто из мужчин. У меня нет детей и, скорее всего, и не будет, но я чувствую эту связь не менее сильно, чем Лаверн. Вот почему она…

– Глупости.

– Нед…

– Послушай, связь отца с человечеством не менее определенна. Это биологическая связь, и она, конечно, не так драматична. А эмоционально он связан с детьми так же, как и мать. Но когда доходит до дела, роли меняются. Мать выкармливает. Отец добывает пропитание. Это не драматично, как беременность и роды, но не смей думать, что мы менее связаны с человечеством, чем те, кто дает нам детей.

– Ты не хочешь позволить Лаверн даже этого?

Он надул щеки в знак недовольства.

– Знаешь, что я хочу сказать? Вы, женщины, делаете то, что хотите, делясь друг с другом самым задушевным. Интересно, долго ли вы можете сохранять служебные тайны?

– А сколько женщин среди сотрудников разведки? Или агентов?

– В мирное время очень немного.

– А сколько мафиози?

– Ни одной.

– Даже среди террористов женщины очень редки.

– Да. – Он осторожно посмотрел на нее. – Ты утверждаешь, что женщины более нежны и заботливы? Не касайся этой темы.

– О, могут быть ужасные примеры бессердечных, страшных женщин, – признала она. – Так же, как могут быть два или три солдата – чудовища. – Она криво улыбнулась. – Или агента разведки.

– До начала современной эпохи профессия солдата была неотделима от профессии убийцы, – сказал Нед. – Но когда появилась возможность убивать на расстоянии, проводить атомные бомбардировки и использовать химическое или бактериологическое оружие, профессия солдата стала уважаемой. Моральная ответственность перешла к политикам.

– Ты любишь мальчиков для битья.

– Иногда говорят о различии между террористом и солдатом. Террорист убивает во имя того, во что он верит сам. А солдат убивает во имя того, во что верят политики.

– Извини, но я американка. Мне это не подходит.

– Джейн? – Он взглянул на нее удивленно.

– Я гражданка демократической страны. И у нас именно те тупые, коррумпированные политики, которые нам нравятся и которых мы хотим. Если не согласен, почитай опросы общественного мнения.

– Когда обвиняют всех, никто ни за что не отвечает.

– Как раз поэтому некоторые военные стараются перекинуть ответственность на политиканов.

– Ты просто невозможна, – бросил он.

Она долго смотрела на него.

– Нед. Я всегда буду такой.

Она подошла к нему и встала перед ним. Ее стройная фигура была скрыта под складками зеленого бархата. У нее был вид проповедницы, склонной пророчествовать, а не приносить успокоение.

– Это все еврейские штучки, да? – спросил он. – Вы для этого посланы на землю?

Она допила виски.

– А теперь то, что я назвала бы вполне христианской мыслью. – Ее огромные глаза были устремлены на его лицо. – Нет конкретной цели, с которой мы посланы на землю. Мы пьем виски. Работаем. Влюбляемся в совершенно неподходящих людей.

Он потянулся к ней, и они медленно обнялись, прижимаясь друг к другу осторожно, будто опасались спрятанных шипов.

– Это совсем не то, что говорил мне старый Химниц, – заметил Нед. – Он сказал мне, что предназначение евреев – удерживать все остальное человечество на правильном пути. А кому нравятся люди, лезущие не в свои дела?

– Химниц – просто рехнувшийся осел, – ответила Джейн. Они целовались нежно и долго. – А его лучший ученик, – добавила она, вздохнув, – такой же осел.

– Именно об этом меня предупредили сегодня вечером. Коллега-шпион.

– Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты. Френч, мы так и будем жить дальше? Корабли, которые встречаются только в ночи?

– Не знаю. Я чертовски запаниковал, когда ты не захотела говорить со мной по телефону. Как будто отторгла меня.

– Ты говоришь, как еврей.

Он нахмурился.

– Это шутка? Не мучай меня, Вейл. Мы должны быть всегда открыты друг для друга. Даже если все, что мы можем сказать друг другу, это: «Привет, у меня все в порядке. Как твои дела?» Мы просто обязаны быть доступны друг для друга.

Она так крепко прижала его к себе, что у него перехватило дыхание.

– Ты нарисовал такую привлекательную картину нашего будущего, – прошептала она ему на ухо. – Состарься со мной и увидишь, что самая ужасная скука ждет нас впереди.

Нед приподнял ее, и они посмотрели друг на друга, глаза в глаза – темно-синие в темно-карие.

– И кто же это высказал такую мысль, – заметил он, – что наша главная сила – это разговор? – Он нежно поцеловал сначала один ее глаз, потом другой.

Она засмеялась ему в ухо.

– Не выношу такой откровенной лести, – сказала она. – Неужели ты думаешь, что и у меня есть гены Эмили?

– А она больше склонна к физиологии?

– Ну уж, только не к умствованию. – Она положила руки ему на плечи и приподнялась, чтобы посмотреть на него сверху вниз.

– Мне кажется, это любовь, – сказала она. – Ты единственный человек на свете, который считает меня красивой и сексапильной.

– Меня тянет только к высоким женщинам. Я не имею в виду никого конкретно.

– Прекрасно! – Ее тело медленно соскользнуло вниз. Долгое и тесное объятие возбудило их больше, чем они хотели бы признаться.

Ее темные глаза выражали непокорность, обиду и беспокойство.

– Я хотела бы, чтобы ты позвонил Лаверн, – начала она. – Скажи ей что-нибудь односложное, как ты это умеешь, и останься со мной еще несколько часов. Ты меня сегодня уже много обижал. Может, теперь будешь вести себя хорошо?

Лицо Неда помрачнело.

– Я мог бы только мечтать об этом, – сказал он, понимая, что за этим должно последовать «но». Он пристально посмотрел на нее. – Ты помнишь, что завтра Четвертое июля?

– Скажи, – ответила ему Джейн довольно резко, – разве у вас с Шамуном не все в порядке?

– Все, что мы смогли предусмотреть.

– Тогда?..

Он замолчал, вспоминая безумный ритм прошедшей недели, в котором составлялся план защиты Уинфилда; теперь он давал не больше, чем трость слепому. Тем не менее все, что они придумали, было готово к работе: снайперы, наблюдатели, официанты, пехотинцы в «троянском коне» и даже маленький оркестр для исполнения разных танцев, вооруженный пистолетами, спрятанными под одеждой. Был еще взвод морских пехотинцев и группа его добровольцев в штатском. О чем же еще беспокоиться?

– Тогда, – повторил он вслед за Джейн, – давай заранее посмотрим фейерверк.

* * *

Серый «форд-фиеста» несся по скоростной дороге А355 на юг из Амершэма в Слау. Шамун посмотрел на часы. Десять вечера. Он неплохо сегодня вечером поработал. Когда он доберется до Лондона, надо будет позвонить Неду и все подробно рассказать.

Полиция в Стоун-Мэндвиле поначалу не очень хотела помочь ему, но он расположил всех к себе своим благожелательством. Так что, в конце концов, ему разрешили посмотреть на немца. С одного взгляда было понятно, что Берт Хайнеман в предстоящих делах участвовать не может. Бывшие товарищи дважды пытались и не смогли убить его. Крутые парни эти марксисты.

Изувеченные тела убитых уже увезли в морг, но все согласились с тем, что они не похожи на арабов.

Полиция разрешила ему также взглянуть на фургон «фиат-фиорино», с нанесенной, а потом закрашенной эмблемой фирмы «Ходгкинс и дочь». С одной стороны фургона она проступала через свежую серую краску, словно владелец фургона никак не решался закрасить ее до конца. Кроме пулевого отверстия в одном из окон, фургон не давал никаких новых данных. Некоторые отпечатки пальцев на нем принадлежали двоим убитым. Но были и отпечатки других людей.

История, о которой Шамун собирался рассказать Неду, была уже вполне ясна. Их подозрения насчет фирмы подтвердились. Ее сотрудники очень хотели убить немца. Хотя это и удивляло, но соотносилось с сообщением Нэнси Ли об исчезновении нескольких лучших людей Хефте.

Как жаль, что немец не в состоянии говорить! Кажется, он догадался, что его снова пытались убрать. Глаза его блестели, но говорил он бессвязно, да к тому же и по-немецки. Могут пройти недели, пока можно будет понять его речь, а у них нет и суток.

Позади «фиесты» Шамун увидел две яркие, быстро приближающиеся фары. Он не раз замечал, что английские водители включают свет дальних фар, не заботясь о том, что они ослепляют других. Дальний свет англичане неправильно использовали и для того, чтобы подать сигнал. Во всем мире мигнуть дальним светом означает: «Берегись, я еду». А в Англии совсем другое: «Поезжай впереди меня. Обгонять не собираюсь». Совершенно сбивает с толку. Но очень эксцентрично, по-английски.

Шамун изменил положение зеркала заднего обозрения, чтобы свет фар не слепил глаза. Он хотел поправить и зеркало снаружи, но машина догоняла его так быстро, что он не стал делать этого.

Она подалась направо, чтобы обойти его, и они долго ехали параллельно. Шамун успел заметить, что это не легковушка, а белый фургон, больше, чем «фиорино» и его «фиеста». Мо мельком увидел лицо водителя с большими, навыкате глазами. Он сжал в руке маленький круглый микрофон.

Фургон резко вильнул влево. Его переднее крыло сильно ударило по «фиесте». Они переезжали мост, и Шамуну с огромным трудом удалось удержать машину, чтобы не врезаться в ограждение моста.

Фургон проскочил вперед. Шамун сознательно отстал, но все же оказался не готов к последующим действиям преследователя. Фургон с визгом шин промчался вперед на более широкое место и резко развернулся. Теперь он несся прямо в лоб «фиесте», ослепляя Шамуна светом фар.

Шамун свернул вправо. Фургон снова зацепил его передним крылом, но промчался мимо. В зеркало он увидел, как вновь развернулся преследователь. Шамун нажал на педаль газа. Он должен уйти от этого сумасшедшего – его машина легче фургона.

Две машины неслись по дороге А355, бросая в ночь снопы белого света. Шамун сжал зубы и надавил на педаль до отказа. Ему было ясно, что происходит, поскольку во время разворотов на бортах фургона несколько раз мелькнула надпись: «Ходгкинс и дочь – традиционные обеды».

Пока ему удается держаться впереди фургона, все будет в порядке. Это была безлюдная часть дороги, но вскоре они достигнут застроенного района Биконсфилд; тогда он либо оторвется от фургона, либо найдет полицейский участок и укроется там. Так или иначе, Шамун не сомневался, что доставит свою информацию в Лондон.

Не сомневался, пока не увидел далеко впереди другой фургон, несущийся прямо на него с ослепительно яркими фарами.

Часть 7

Воскресенье, 4 июля

Глава 26

Шорох. Что-то едва прошелестело, разбудив Неда Френча четвертого июля. Снова шорох, как дурное предзнаменование.

Он уснул, обняв Джейн. После минут упоительной близости он с трудом разместился на ее узкой кровати – едва ли даже полуторной; настоящая кровать одинокой библиотекарши. Его голова касалась ее маленькой груди; ее ноги обвили его, как две лианы.

Снова шорох.

Он приподнялся на локте, уже совсем проснувшийся. Во рту было сухо. Наконец он понял, что его разбудили старые электрические часы, в которых каждую минуту переворачивался тонкий металлический прямоугольник с цифрой. Только что на часах было 04.02, но на глазах Неда пластинка перевернулась, чуть щелкнув: 04.03.

Итак, решающий день начался.

Он освободился из ее объятий так осторожно, что она не проснулась. Прошлой ночью они выпили много виски. Во всяком случае, много для Джейн. И долго занимались любовью. А он так и не позвонил Лаверн.

04.04. Легкий шорох, как далекое кукование кукушки, казалось, отсчитывал оставшиеся ему годы жизни. Смотри, как уходит твоя жизнь с шорохом осенних листьев. Смотри, как замки рассыпаются, а твои тело и мозг дряхлеют. 04.05.

Раздетый, он на цыпочках спустился в ее кухоньку позади гостиной. Как и кровать, весь ее дом не предназначался для жизни вдвоем. Он налил воды в электрический чайник, включил его в розетку и начал искать растворимый кофе. К тому времени, когда он нашел его, вода уже кипела.

Он чувствовал беспокойство, почти смятение. Неужели он оттолкнул всех, в ком нуждался, да еще в придачу и тех, кто не был ему нужен? Кофе был таким горячим, что он обжег язык. Язык принес тебе те неприятности, от которых ты сейчас пытаешься избавиться.

Решающий день. Но разве бывает командир адъютанта? Надо разбудить Шамуна. Они, конечно, уже не друзья. Надо разбудить этого сукина сына, тройного предателя. Он позвонил Шамуну домой. Через двадцать гудков он повесил трубку, снова позвонил и повесил трубку через десять гудков. О\'кей. Ну, Шамун – накануне сражения где-то трахается.

Оглядев комнату, Нед увидел, что она завалена его разбросанной одеждой. Лежало и сброшенное Джейн ее темно-зеленое бархатное платье. У Джейн под ним ничего не было. И правильно. Так проще.

Итак, вечного постороннего не было дома в четыре утра. Вот она проблема посторонних – они ведут себя иначе, чем свои. Есть и еще один посторонний – Амброз Эверетт Бернсайд-третий, – притом настолько, что казался инопланетянином.

Взяв телефонный справочник, он обнаружил, что номера Бернсайда там нет, видно, такие номера не печатают.[81] Мало ли кто захочет позвонить?

Между тем Нед одевался. Он всунул ноги в свои черные туфли и завязал галстук, глядя в маленькое зеркальце.

– Куда спешить? Все еще закрыто, – тихо пробормотал он себе под нос. А потом вспомнил.

Странное ощущение испытываешь, когда бредешь по тихим улицам утреннего Лондона. Ни машин, ни такси, ни грузовиков, ни пешеходов. На светофорах переключаются цвета, а транспорта нет как нет. Он дошел до Гайд-парк-Корнер около четырех пятнадцати и увидел несколько такси, несущихся по кругу с сумасшедшей скоростью. На Гросвенор-сквер он был в четыре тридцать. Ночью канцелярия заметно изменила свой вид, напоминая теперь груду камней, золотящихся при свете уличных фонарей. Охранники в канцелярии долго изучали его пропуск перед тем, как впустить.

Я же не побрился, вспомнил Нед. Это всегда делает тебя подозрительным, вызывая у охранников ассоциации с террористами, анархистами и всеми, кто ест хлеб из муки грубого помола и пьет не пастеризованное молоко. Не побрейся еще один день, и тебя пристрелят на месте.

Он отпер дверь своего кабинета и увидел записку, прикрепленную к телефону. Господи, подумал он, я же должен был оставить записку Джейн! Что за кретин! Свинья! Он развернул записку:

«Уехал в больницу в Стоун-Мэндвиле. Вооруженные типы в масках на фургоне фирмы по обслуживанию торжеств пытались забрать молодого пациента-немца. Стоит посмотреть».

Шамун закончил, как обычно, без подписи. Только номер телефона больницы. Нед набрал номер. Долго никто не подходил. Наконец трубку подняла женщина.

– Нет, – ответила она, – вам лучше спросить об этом полицию, сэр.

– А есть поблизости полицейский?

– Извините, сэр, – сказала женщина, обращаясь к тому, кто был рядом с ней. – Тут джентльмен интересуется…

– Кто это? – спросил мужской голос.

– Полковник Эдвард Дж. Френч, армия США. А с кем я разговариваю?

– Я все думал, когда вы позвоните, – сказал ему Паркинс. – Откуда вы узнали?

– Узнал? Что?

– О! – Паркинс помолчал. – Полковник, вы знаете мост через Темзу у Хинли?

– Не очень. А что случилось?

– Серый «форд-фиеста» врезался в стальную конструкцию моста. Это случилось между десятью и десятью тридцатью вчера ночью. Никто не видел аварии. В это время, вы же понимаете, все добирают свое в пабах.

– А водитель? Что с водителем?

– Водителя нет. Считаем, что выбросило прямо в реку.

– Чушь! – взорвался Нед. – Шамун лучший водитель из всех, кого я знаю!

Паркинс снова помолчал.

– На автомашине вмятины и царапины, появившиеся не из-за этой аварии.

– А вы что там делаете?

– Помогаю другу. Вы могли бы подъехать?

– Я без машины.

– Скажите, где вы находитесь, и за вами через десять минут заедут.

* * *

Посторонние и свои. Жестокая игра.

Поле, на котором шла игра, было обширной территорией, застроенной старыми и новыми зданиями. Больничная территория включала отдельные строения из красного кирпича и бетонных панелей, а между ними располагались стоянки, возле которых зеленела трава и росли деревья. Как огромная шахматная доска с маленькими фигурками. Отделение несчастных случаев помещалось в современном двухэтажном здании; с воздуха оно казалось буквой «Н» с еще одной ножкой.

Нед посмотрел на Паркинса и высокого мужчину с редкими рыжими волосами и усыпанным веснушками лицом. Оба сидели недалеко от входа за письменным столом, специально выделенным для них. Они разговаривали тихо, как посвященные, не желавшие, чтобы с ними играл кто-то еще.

Очевидно, как раз у этого входа и произошла перестрелка. Большое пятно крови впиталось в бежевое ковровое покрытие недалеко от стола. Дальше по холлу под падающим сверху светом тоже была видна кровь. Мозг и внутренности размазались по стенам и ковру, словно их бросили, как игральные кости.

Вход был огорожен невысокими стальными прутьями на подставках, между ними были натянуты оранжевые пластиковые ленты. Яркие полосы лент окружали места, где погибли люди, и не давали праздным посетителям ступить на них.

Хотя здесь не могло быть праздных посетителей. Неду хотелось побыстрее взглянуть на место, где произошла эта… так называемая авария.

– Извините меня, джентльмены.

Рыжеволосый поднял голову.

– Да?

– Когда я смог бы взглянуть на машину моего заместителя?

– Через полчаса.

– Можно поговорить с немцем?

Рыжеволосый недовольно нахмурился.

– А для чего? – сказал он с шотландским акцентом.

– Я говорю по-немецки. Если он в сознании…

Шотландец взглянул на Паркинса.

– Чтобы убить время?

Паркинс кивнул.

– А почему бы и нет?

– Хорошо, – согласился шотландец. Он ткнул большим пальцем через плечо. – Там, в интенсивной терапии.

* * *

Светает, подумал Берт. Он только что открыл глаза и увидел, где находится. Он все вспомнил. Чистая больница. Чистые бинты. Чистые доброжелательные медсестры. Покой. Безмятежность.

Как в могиле. В лесу, где много голубых цветов. Два мальчика, один из них из Штутгарта, где…

Кто этот мужчина?

Мужчина сел рядом. Знакомое лицо. Пришел пытать Берта. Откуда он знает это лицо?

– Доброе утро, как дела? – спросил мужчина.

– Вы мой друг? – наконец Берт мог говорить по-немецки. – Вы пришли мне помочь? Или вы один из них – мучитель, предатель, убийца? Я больше не выдержу пыток. Я выбрал трудный путь в жизни. Я не жду, что со мной будут обращаться лучше, чем я стал бы обращаться с моими врагами. Но есть предел выносливости.

Он внезапно перестал говорить, и Нед увидел, как от жалости к себе одна-единственная слеза скатилась по его щеке.

Только одна. Господи, да какая же в нем внутренняя сила!

– Я не враг, – сказал ему Нед по-немецки. – Быть может, я смог бы помочь тебе. Я пришел сюда не для того, чтобы причинить тебе новые страдания. Нужны месяцы, чтобы ты выздоровел. Но серьезных переломов нет, и заражения крови тоже, к счастью, нет.

Незабинтованным было только лицо Берта. Несколько зубов выбили. И все же он говорил и жил. Из-за того, что ему повезло, и благодаря фантастической стойкости.

– Ты счастливчик, Берт.

– Да, – согласился тот с готовностью. – Но вы и не подозреваете, на что способны эти предатели. А все потому, что у меня не было связи с народом. Вы понимаете. Вы умный человек и немец. Мне кажется, я знаю вас по прежней жизни, да? Поэтому вы поймете, что идеология может дать повод для измены.

– Они предали тебя, твои товарищи?

– Хефте. А за что? Вы умный человек, вы понимаете, что, когда весь мир у вас в руках, когда будущее человечества зависит от тебя, нет цены, за которую можно предать свое дело.

– Он предал тебя за деньги. Эта история стара, как мир, Берт. – Нед налил немного воды из графина в бумажный стакан и поднес к губам парня. Тот жадно глотнул, закашлялся, снова глотнул. – И кому тебя продали? Наемникам. Правильно?

– Я знал, что вы умный человек. Да, наемникам. Мы были так близки к победе. К победе во всех отношениях: и в пропаганде, и в финансах… – Он снова закашлялся.

– Эти наемники осквернили твои идеалы, – сказал ему Нед, подбираясь наконец к тому вопросу, который хотел задать. – А чем их планы лучше твоих?

– Понятия не имею. Они набросились на меня в темноте. Они… – От возбуждения он, видимо, пошевелился слишком резко. Боль перекосила его лицо. Единственной незабинтованной рукой он показал на низ живота. – Они искромсали меня там. Как бычка.

– Не может быть!

– И за это я тоже должен благодарить Хефте. Он сделал это собственным ножом.

– Врачи говорят, что ты поправишься. У тебя будут дети, Берт. Ты веришь мне?

На лице парня появилось странное выражение. Он смотрел на Неда, все еще пытаясь сосредоточиться, но взгляд его блуждал где-то далеко.

– Дети поджаривали хлеб, – сказал он. – Они клали «мюнстер» на хлеб. Тоненькие кусочки. И «мюнстер» исчезал. Никто не знал, что «мюнстер» все еще там. Это был их секрет. Только дети знали его.

– Ты хочешь иметь детей?

– В моей жизни нет места детям. – На ресницах Берта заблестела вторая слеза. Она медленно скатилась по щеке. – Вы понимаете? Когда я отсюда выберусь, мне предстоит много работы… Моей работы. Вы немец?

– Я говорю по-немецки.

– Но с американским акцентом. – Берт прикрыл рукой пах, словно ожидая удара. – Похороните меня рядом с голубыми цветами. – Он скорчился. Боль от неосторожного движения заставила его застонать. Он потерял сознание.

Нед долго смотрел на него. Он потрогал горячий лоб Берта и пошел искать медсестру.

Пожалуй, игра посторонних еще более жестокая, чем игра своих.

* * *

В воскресенье вся Темза покрыта снующими лодками. К шести утра несколько ранних пташек, направлявшихся вверх по течению, подплыли к шлюзу у Темпла, ниже Хинли.

Они и нашли Шамуна.

Ночью его тело плыло вниз по реке среди островков и тростника. Оно зацепилось за верхний створ шлюза. Через шлюз ночью никто не проходил. Когда лодки прошли створ, около одной из них, восемнадцатифутовой моторки под названием «Унда Овадрафт», показалось бледно-голубое, в синяках и ссадинах, лицо Шамуна. Его увидела жена хозяина лодки. Ее крик остановил всех.

К дому шлюзового мастера в Темпле, где был телефон, можно было подъехать на машине только у близлежащей фермы. Поэтому Паркинс взял полицейский катер в Хинли. Он и Нед Френч стояли на корме длинной, с низкой осадкой лодки, прокладывавшей себе дорогу вниз по течению среди хлынувшего потока частных лодок. Шлюз в Темпле закрыли на время расследования, поэтому лодки все прибывали.

– Мы пропустили что-то интересное? – крикнул кто-то с одной из лодок.

– До черта, паршивый осел, – пробурчал тихо Паркинс, тогда как на лице у него застыла успокаивающая улыбка.

Нед молчал. Траурные стереотипы не приходили в голову. Он смотрел, как терпеливо ждали маленькие лодки и большие яхты, пока мимо шел полицейский катер. Полицейский констебль, стоявший на носу, посылал окружающим сдержанные проклятья.

– И вы зовете себя мореплавателями, – ухмыльнулся, глядя на них, Нед. – Только забиваете реки Англии своими посудинами.

– Мы нация мореплавателей, – сказал Паркинс, повернувшись к Френчу и слегка поморщившись. – Все в порядке, полковник?

– Великолепно, – ответил Нед. – Еще далеко?

– Уже совсем рядом, если только эти тупицы нас пропустят.

Нед сомневался, что все сохранится в полном порядке под охраной одного полицейского констебля. Он полагал, что Шамуна уже выловили из воды и положили в каком-то тихом уголке, накрыв простыней. Тогда процедура опознания была бы точно такой же, как когда-то во Вьетнаме: откинули покрывало, взглянул в мертвое лицо, кивнул, лицо снова закрыли. Вошел и вышел. Ударил и убежал.

Но здесь все было по-другому. Тело Шамуна все еще покачивалось на воде среди речного мусора, собирающегося за ночь у закрытого шлюза: это пена от моющих средств, желтоватая и неприятная на вид, апельсиновые корки, окурки, перья лебедей, использованные презервативы. И среди всего этого капитан Морис Шамун. Лицом вверх, широко открытые глаза смотрят на начальника. Утро прекрасного солнечного дня.

Нед свесился с борта, чтобы подсунуть руки под плечи Шамуна. Тело было ледяным, негнущимся, скользким. Огромная плотина поблизости издавала непрерывный шипящий гул.

– Помогите ему, – приказал Паркинс констеблю из Хинли, молодому и не слишком крепкому парню.

Полицейский ухватил тело Шамуна за ноги, и вместе с Недом они с трудом втащили его на катер. При этом Нед почти обнял тело и прижал его к груди, чтобы оно снова не упало в воду. Где-то рядом рвало от отвращения ребенка или женщину.

Они положили тело на деревянное дно катера. Вода, падающая с плотины, продолжала шуметь. Шамун смотрел прямо в глаза Неду. Соприкосновение было близким и ледяным, как нутро холодильника.

Нед почувствовал, что у него подгибаются колени. Он так тяжело плюхнулся на скамью у борта, что катер качнуло и он зачерпнул грязь из Темзы. По воде заскользил к ним любопытный лебедь, но потом шарахнулся в сторону и поплыл прочь.

– Да, – сказал Нед еле слышно Паркинсу. – Это капитан Шамун.

– Я так и думал. Бедняга!

Во вскрытии не было необходимости. Шамун не утонул. По пути в Хинли, где их ждала «скорая помощь», они поняли, что убили его большим гаечным ключом, след от которого походил на рану, полученную в автокатастрофе.

Нед решил, что это ключ из фургона фирмы по обслуживанию торжеств, но не сказал об этом Паркинсу, хотя тот, вероятно, пришел к такому же заключению. Нед чувствовал себя очень одиноко, пока катер, неся свой траурный груз, медленно полз вверх мимо заглушивших двигатели лодок. Мало-помалу движение лодок возобновлялось.

Ему казалось, что ранили его, что это он был за рулем серо-коричневой машины. Именно он возвращался в Лондон с эффектной информацией, именно его машину столкнули с дороги и именно его отделали так профессионально, но в такой спешке, что даже не позаботились как следует замаскировать убийство.

Нед знал, что Паркинс хотел бы поговорить об этом, но у него самого желания разговаривать не было. Ударить и удрать. Причина и следствие. Сегодня он видел еще одни застывшие глаза. Они не были такими, как у Викофа, но ведь и мясник был другой. Мясо доходит до кухни, когда над ним уже поработал мясник.

– Правильно? – спросил он, ни к кому не обращаясь.

Паркинс выждал немного, кашлянул.

– Я полагаю, – начал он чуть торжественно, потому что говорил о человеке, которого он почти не знал, – вы сообщите его семье?

– Да.

– И конечно, можно не говорить, что означает это происшествие для вашего сегодняшнего приема?

– Можно.

– Я бы его отменил. Развернул бы гостей и отправил их по домам. – Пауза. – Он был хорошим парнем? Я его мало знал.

Нед кивнул.

– Да, я хочу сказать… – Он сделал неопределенный жест рукой. – Мы иногда расходились во взглядах. – Он умолк и начал покачивать головой из стороны в сторону.

– Если это может утешить вас, полковник, я обещаю, что мы найдем сволочей, которые сделали это.

– Да.

– И они за это заплатят.

– Да? – Лицо Неда ничего не выражало. – В этом я надеюсь на один-два шага опередить вас.

* * *

Машина Спецотдела без опознавательных знаков быстро неслась по дороге М4 в Лондон. По почти пустым автотрассам она проскочила Слау и Хитроу. Сзади в черном «ровере» сидел Нед; он только что закрыл глаза. Нед испытывал беспредельное одиночество, хотя рядом были водитель, охранник и Паркинс, делавший пометки в маленьком, прошитом спиралью блокноте.

Я один, сказал он себе. Командир, идущий в бой без адъютанта. Все планы лежали в сейфе Шамуна. Именно Шамун продумал всю операцию, договорился о прикрытии с вертолетов, о снайперах, о группе электронного поиска…

Нед едва не застонал, но вовремя удержался. Пусть Паркинс думает, что он спит. Он проспал этой ночью меньше четырех часов, но дело было не в этом. Он потерял Шамуна слишком внезапно.

До того, как такое случается в фильме, размышлял Нед, что-то непременно на это намекает. Последний разговор с Шамуном должен был тоже что-то подсказать ему.

Но сколько Нед ни пытался, он вспоминал только чувства отвращения и гнева. Сознание предательства затмило в нем все остальное, так что к сценарию нельзя было уже прибавить ничего, вроде тоскливого взгляда Шамуна или фразы: «Дорогой босс, я искуплю вину кровью». Во время разговора лицо выражало то же отвращение и злость, что и лицо Неда. Возможно, отвращение к себе за то, что плясал под дудку Моссад.

Но что об этом вспоминать, подумал Нед. Если бы не Моссад, Шамун никогда бы не пошел в американскую армию, никогда не встретился с ним. Он вырвался из отупляющей скуки коврового бизнеса и из самого города Сэндаски, узнав, что он – еврей. Совсем не посторонний. Нед криво усмехнулся, подумав, как изменилась жизнь «элегантного постороннего» от сознания, что он все же принадлежит к какой-то общности. Ну и что это ему принесло, кроме горя?

– С вами все в порядке, полковник? – спросил Паркинс тихо, чтобы не было слышно сидевшим впереди.

– Просто немного устал. И Шамуна жаль.

– Вы лишились правой руки.

– Ничего, справлюсь, – заверил его Нед, открыв глаза и увидев, что Паркинс пристально смотрит на него.

– Есть замена? – поинтересовался офицер Спецотдела.

– Шамун был очень методичен. Он оставил подробный план операции.

– Как это говорят янки? – спросил Паркинс. – Не изображайте себя героем? Так?

– Между прочим, это любил повторять Шамун.

– Простите. Не думаю, что вы согласитесь, но все же рискну предложить вам заместителя из моих людей.

– Конечно, не соглашусь.

– Подумайте!

– Нет, Паркинс. Может, мы и кажемся слабоватыми для исполинов, но все же сможем защитить наше посольство. – Он похлопал водителя по плечу. – Здесь налево, пожалуйста.

Тяжелый «ровер» свернул налево – туда, где жили Френчи.

– Четвертый дом слева, с черной дверью, – сказал Нед.

Машина остановилась.

– Есть еще время поспать? – полюбопытствовал Паркинс.

– Нет. Душ, побриться, сменить одежду, выпить кофе.

– Ну, тогда пока. Возьмите. – Паркинс дал ему карточку с двумя телефонными номерами. – Весь день меня можно найти по одному из них.

Нед взглянул на его лицо, похожее на Панча. Загибающийся книзу нос все никак не мог достать до выступающего вперед подбородка.

– Спасибо, Питер.

Он вышел из машины. Поднимаясь по ступенькам к своей двери, Нед сообразил, что никогда прежде не называл старика иначе как «мистер Паркинс».

* * *

Холодный душ освежил его. Он знал, что Лаверн в постели и притворяется, что спит.

Он был уверен, что она стояла у окна, когда полицейский «ровер» высадил его. Кроме первых лет работы в военной разведке, когда он частенько отсутствовал, эта ночь за долгие годы была первой не проведенной в постели с Лаверн. И по печальной иронии судьбы он именно в эту ночь имел стопроцентное алиби.

Побрившись, он зашел в спальню. Маленькие часы на тумбочке у кровати показывали 7.32. Это была современная модель, с красными светящимися цифрами. Никакого шелеста, напоминавшего о скоротечности жизни, как у часов Джейн.

Бедняга Шамун! Машину сбросили с дороги, его убили. Почти и не пытались изобразить аварию. Будто им безразлично было, догадаются, что это убийство, или нет. И все же, когда убивают шпиона, пресса хочет получить достоверную версию. Авария вполне подходит для этого.

Нед решил, что сегодня в первой половине дня, по крайней мере, до прибытия гостей, ему надо быть в парадной форме. Вид человека в форме действует успокаивающе, да и солдатами будет проще командовать. Около часа дня он переоденется в темно-серый костюм, который он аккуратно уложил в атташе-кейс.

Комната была слабо освещена, но он заметил, что Лаверн тоже собирает вещи. В углу стояли открытыми два больших чемодана, наполовину заполненных ее летней одеждой. Казалось, она забрала все свои вещи, уложив даже свой знаменитый набор из двух «уэбли». Нед не был уверен, что ей удастся пройти осмотр в аэропорту.

Это был коллекционный набор. «Уэбли» выпустила всего сто пар этих облегченных плоских пистолетов калибра 0.32 для американских диверсантов, которых забрасывали в тыл врага во время Второй мировой войны. Они отличались тем преимуществом, что их можно было легко спрятать на теле. Набор подарил дочери к свадьбе генерал Криковский. Прекрасный подарок девушке, отправляющейся в свадебное путешествие!

Он знал, что для вывоза оружия из Англии нужно письменное разрешение. Нед повернулся к кровати и увидел, что Лаверн сидит и наблюдает за ним.

– Доброе утро, Восс.

– Еще одна короткая передышка? – спросила она. Глаза воспаленные, будто она не спала всю ночь. – Принял душ, побрился и ушел?

– Восс! Этой ночью убили Шамуна.

Ее светлые глаза расширились.

– Господи! Кто?

– Думаю, что знаю. Я даже видел этого человека. Меня предупредили насчет него, но источник был ненадежным.

– Кто тебя предупредил?

– КГБ.

– Потому ты и допустил это убийство? – Она широко раскрыла рот, словно собираясь закричать, но тут же сжала губы. За двадцать лет он не рассказывал ей ничего подобного. Это было категорически запрещено. Смерть Шамуна здорово выбила его из колеи.

– Слушай, мне придется весь день работать без Шамуна. Ты сможешь добраться в Уинфилд сама?

– Конечно.

– Сотрудники посольства должны быть там между десятью тридцатью и одиннадцатью, но это не относится к их женам. Так что смотри сама, как тебе удобней. Гостей ожидаем к часу.

– Хорошо. Нед?

– Что? – Он уже выходил из комнаты. А ведь она права, я с ней общаюсь по принципу «ударил и убежал». Нед остановился и обернулся к ней. – Да? – спросил он.

– Не забудь позвонить его родителям.

– Я пошлю телеграмму. И позвоню позже, после приема.

– Да, так будет лучше. А что ты им скажешь?

– Погиб при исполнении служебных обязанностей. Пожертвовал собой… Я не знаю.

– Но такое можно оправдать, только когда воюют, – сказала она.

– Тебе было бы намного проще, если бы мы воевали.

– Так почему же ты не признаешь, что так оно и есть, черт побери!

– Потому что войны нет, Восс. Единственная надежда – помнить об этом. Самая большая опасность в том, что безмозглые патриоты могут не выдержать нажима и потребовать снарядов.

Она вскочила с кровати и встала посредине комнаты в позицию борца, слегка расставив ноги.

– А если предположить, что это случится, Нед? – спросила она. – Что ты тогда будешь делать? Отправишься к своим приятелям из КГБ?

– Если это произойдет, – сказал он, притворяясь спокойным, – если политики все же вовлекут нас в войну, я умру рядом со всеми остальными. Не глупи, Восс. Ты начинаешь вести себя, как твой отец, а ведь ты к нему еще не приехала. Для чего тебе в Штатах нужны «уэбли»?

– Если ты об этом спрашиваешь, значит, все равно не поймешь ответа, – сказала она ему насмешливо. – Улицы там переполнены преступниками. – Воры, насильники, террористы, саботажники, беглые преступники и всякий другой мусор. И ты еще спрашиваешь, зачем мне там нужно оружие?

– Но здесь-то ты не ходишь вооруженная, как все эти бездельники-недоучки.

– О… заткнись.

– У тебя есть документы и разрешение на провоз «уэбли»?

– Конечно. – Они стояли друг против друга, как каратисты, пытаясь предугадать следующий ход. Наконец Лаверн немного успокоилась и провела рукой по своим прекрасным светлым кудрям. – Нед, – снова спросила она, – что ты скажешь его родителям?

Нед глубоко вздохнул.

– Солгу, – ответил он и вышел.

* * *

Без десяти восемь утра в воскресенье четвертого июля небольшой «рено 5-TS» притормозил, въехав на кольцевой внутренний проезд в Риджент-парке. Американский полковник, сидевший за рулем, заметил, что контрольные посты для транспорта, который направлялся в Уинфилд, еще не выставлены.

Американский флаг мирно трепетал на флагштоке за воротами, отчасти скрытый зеленью деревьев. С самого восхода день был яркий и солнечный. Нед притормозил и свернул налево, к главным ворогам. Его тут же остановили. Это был не пожилой джентльмен, обычно стороживший ворота, а два здоровенных сержанта морской пехоты.

– Когда вы сюда прибыли? – спросил Нед.

– Минуту, сэр, – сказал один из сержантов. Он посмотрел документы Неда и теперь искал его фамилию в длинном списке. – Придется подождать, сэр. Мы были здесь в семь.

Второй сержант безмолвно подал второй, гораздо более короткий список.

– А, вот. В самом начале. – Строгое выражение на лице морского пехотинца сменилось широкой улыбкой. Он вернул Неду пропуск, отдал честь и сделал шаг в сторону.

Медленно двигаясь по дорожке Уинфилда, Нед заметил три телекамеры наблюдения. Они немного повернулись, когда машина свернула налево. Значит, парни из этой службы тоже уже на посту. Скрывшись из поля обзора телекамер, Нед затормозил, выключил двигатель и вышел из машины. Перебегая от дерева к дереву, он пробрался в густые заросли рододендронов и, стараясь не шуметь, направился к дому. Почти тут же двое парней в штатском с пистолетами выросли перед ним.

– Стоять!

– А, это вы, сэр, – добавил второй, проверив пропуск Неда. – Проверка.

– Правильно, продолжайте патрулирование.

– Здорово! – сказал второй парень вслед Неду. – Очень толково, полковник.

Выйдя на солнце, Нед остановился на центральной поляне и медленно обвел взглядом все вокруг. Он увидел нескольких снайперов – они должны замаскироваться позже. Восемь человек разместятся в разных местах наверху здания, хотя крыша и мансарда не очень подходят для этого. По два снайпера будут контролировать каждую сторону здания.

Через дорогу, в пустом здании общежития будут находиться еще несколько снайперов. Должно быть, они еще не появились, а может, есть какие-то проблемы с выходом на крышу.

Над головой ровно в восемь появился легкий вертолет ярко-алого цвета, в который покрашено все, чем владеет ее величество. Вертолет, как стрекоза, прострекотал низко над Уинфилд-Хаузом, подрагивая от неравномерно поднимающихся воздушных потоков.

В дальнем конце территории особняка небольшой пруд соединялся каналом с озером. Для прогулок было еще рано, но Нед увидел несколько крепких молодых людей, которые ходили взад и вперед по парку за оградой Уинфилда. Часть пруда, расположенная на территории особняка, была перегорожена так, чтобы ни лодка, ни пловец не могли туда проникнуть. Тем не менее, двое крепких парней жались как раз возле того места, где легче всего было проникнуть на территорию. Нед надеялся, что они не слишком подозрительны. Он, конечно, заметил их издали.

Нед вошел в дом.

– Здравствуйте, полковник.

Сильный низкий голос, рыкающий, как двигатель грузовика «мерседес». Нед повернулся и увидел очень высокую негритянку, поднявшуюся с кресла, где он ее сначала не заметил.

– Полковник Френч, – сказал он, снова предъявляя документы.

Она рассматривала их, держа на вытянутой руке и плохо справляясь без очков.

– А, знаменитый полковник! Вы хотите видеть миссис Фулмер?

– Да, если она встала.

– О! Она на ногах уже с четырех утра.

– Странное совпадение. Я тоже. Если бы вы…

– Бел, – произнес мужской голос. Нед повернулся и увидел его превосходительство в измятом халате. Волосы посла Фулмера были влажными после утреннего душа. – Бел, мне показалось, что кто-то пытался войти. Это были вы? – спросил он Неда.

– Полковник Френч, сэр. Мы раньше не встречались. Я как раз тот человек, который…

– Который крепко поскандалил с Пандорой, – сказал Фулмер без всякого выражения. – Я много слышал о вас. – Он протянул руку. Она была влажная.

– Говорят, вы охотник, – продолжал Нед светским тоном. – Поскольку вы заметили мое почти бесшумное появление в доме, я полагаю, что вам не нужно так уж много охраны.

– Вообще говоря, – начал Бад Фулмер, но остановился, прислушиваясь к звуку тяжелых шагов снаружи. – Вообще говоря, охотник всегда агрессивен, полковник Френч. Надо быть настороже, когда вторгаешься на чужую территорию. Но сегодня ситуация совсем другая: охотится кто-то другой.

Сержант морской пехоты постучал в одну из стеклянных дверей. Нед открыл.

– Это ваша машина, полковник?

– Да. Извините, я сейчас ее припаркую на стоянке.

– Пожалуйста, а то такие машины, брошенные где попало, действуют нам на нервы. – Он отдал честь и ушел.

Нед заметил: что бы ни сделал Шамун, он, несомненно, привел всех в состояние повышенной бдительности.

– Вы не хотите связываться с морскими пехотинцами, полковник, – сказал посол, стоя у него за спиной.

Нед повернулся.

– К чему это делать?

Большое круглое лицо Бада Фулмера не выражало ничего.

– Это все равно, что связываться с Пандорой, – заметил он.

Они посмотрели друг на друга. Потом Фулмер повернулся.

– Вы меня извините, полковник? Мне надо одеться, – произнес он и ушел.

* * *

Человек, называвший себя Фаунсом, был уже одет: чистая белая рубашка с короткими рукавами, белые полотняные брюки и кроссовки, толстый белый шейный платок и белая поварская шапочка, аккуратно сложенная и торчащая из заднего кармана брюк.

Ничего этого он не мог видеть, сидя в полной темноте. Подходящий момент для практических занятий медитацией, не так ли? Он был приверженцем особой медитации, приписываемой паукам, – тайных зловещих комбинаций, в результате которых кого-то всегда съедали живьем.

Сидение в темноте прочищает мозги. Прекрасное средство расслабиться. Он глубоко вздохнул, но воздух был совсем не так свеж, как хотелось бы. Он вздохнул. И чем только не пожертвуешь, чтобы пробиться наверх, к звездам!

Фаунс снова собрался и начал по-паучьи обдумывать предстоящее, словно предвкушая, как он вытянет соки из своей жертвы.

* * *

В восемь утра зазвонил городской телефон Ройса Коннела в Коринф-Хаузе. Фишлок, английский дворецкий и эконом, обычно спал у себя дома, но за дополнительную плату был готов расположиться в одной из пустующих спален огромного дома. В таких чрезвычайных обстоятельствах ему полагалось подходить к личному телефону хозяина. Ройс считал это вполне надежной договоренностью, имея в виду те ночи, которые он проводил вне Лондона, поскольку нельзя же спутать густой голос дворецкого с голосом самого Ройса.

– Резиденция мистера Коннела, – ответил Фишлок на двенадцатый звонок.

– Кто это? – подозрительно спросил американец.

– Фишлок.

– Какого черта, кто ты такой, Фишлок? – гаркнул Ларри Рэнд. – Ну-ка, соедини меня с Коннелом.

– Извините, – уклонился дворецкий. – Мистера Коннела в данный момент…

– Чушь. Соединяй.

– Могу я узнать вашу фамилию и телефон, сэр? Мистер Коннел позвонит вам через пятнадцать минут.

– Так уж и через пятнадцать минут? – переспросил Рэнд с издевкой. – Господи! Скажи, что это Рэнд. Он мне срочно нужен! – Он бросил трубку.

Фишлок позвонил по телефону, оставленному ему Коннелом, и терпеливо ждал ответа. Он услышал женский голос, низкий, сонный и очень знакомый. Где он его слышал раньше?

– Чем могу вам помочь? – спросила Джилиан.

Прошло пять минут, прежде чем к телефону подошел сам Коннел. Выслушав Фишлока, он сказал:

– Буду через десять минут. Пожалуйста, приготовьте черный кофе.

Если этот ранний воскресный звонок и разбудил Ройса Коннела, это не было заметно, когда он вышел из такси у своего дома. С точки зрения усталого Фишлока, он выглядел совсем молодым – лет на десять моложе своего возраста – и ходил пружинистым шагом. Боль в спине прошла. Он прошел прямо к письменному столу и начал звонить в разные места. С третьего раза ему удалось соединиться с Рэндом, который редко бывал на месте, даже в воскресенье.

– Ну наконец-то, – заметил ворчливо резидент тоном, к которому вместе с тем нельзя было придраться.

Общаясь с Рэндом многие годы, Ройс так и не уловил, какое животное напоминал этот низенький и более чем активный субъект. Терьера? Овчарку? Нет, на Рэнда они не похожи. В голове Коннела давно созрело сравнение с барсуком, на редкость злобным созданием, которое так и норовит схватить вас за любую приглянувшуюся ему часть тела. То, что Рэнд никогда не хватал Коннела ни за какие места, означало только то, что Ройс был лучше других защищен своими многолетними связями с дипломатами и сотрудниками госдепа.

– Какие проблемы, Рэнд? – спросил Коннел.

– Это больше твои проблемы, чем мои. Ты уже читал утренние сообщения?

Коннел взглянул на часы. Было четверть девятого.

– Не умея читать мысли и не имея пока информации, не знаю, в чем дело. Если можешь что-то сообщить, Рэнд, будь другом – расскажи, пожалуйста.

На другом конце провода наступила тишина: Рэнд прикидывал, не пора ли вцепиться Коннелу в пах. Потом он сказал:

– Ночью что-то произошло. Точно не знаю. Что-то вроде предупредительного удара в восточном Средиземноморье или в районе Ормузского пролива.

– Чей? Наш?

– Похоже, что наш.

– Не знаю, во что тебе обходятся телефонные разговоры, Рэнд, но готов дать четверть доллара, чтобы выдавить из тебя еще какие-нибудь подробности. Что это было? Воздушный налет? Высадка с моря? Ракетный обстрел? Где? Какие-то заявления из Вашингтона были?

– Не злись, Коннел. Я знаю только то, что вроде бы это сделали наши и направлено это могло быть против одной из маленьких нефтяных стран. Не думаю, что от ядерных ударов там поумнеют.

– В утренних газетах что-нибудь есть?

– Нет, но радио с утра передает слухи.

– О чем? О том же самом? – спросил Коннел.

– Волнения. Жертвы среди гражданского населения. Да кто же верит журналистам? Они передают все, что приходит им в голову.

– Откуда же еще можно получить информацию, если не от людей, которых бомбили? – Коннел остановился, недовольный тем, что начал спорить с таким типом, как Рэнд. – Что-нибудь еще есть?

– Что тебе еще надо? Предупреждение из Вашингтона? Странно, что твой любимчик полковник Френч тебя не предупредил. Но его же не найдешь, когда он нужен, верно?

Коннел повесил трубку и потом позвонил пресс-атташе Мэри Константин.

– Разбудил? – извиняющимся тоном спросил он.

– Вы по поводу бомбежки?

– Уже знаете? Что именно? Место?

– Пока неизвестно.

– Звоните знакомым журналистам.

Ройс нашел номер дежурного в госдепе, но он не отвечал – верный признак того, что происходит что-то безобразное. Фишлок подал ему дымящуюся кружку черного кофе. Ройс набрал номер Джилиан.

– Это секретарь мисс Лэм? – спросил он, когда она подняла трубку.

– Сама мисс Лэм в вашем распоряжении.

– Проснулась и уже встала! – воскликнул Коннел. – На Ближнем Востоке какая-то американская акция. Поспрашивай. Если будет что-нибудь, позвони…

– А почему ты решил, что я еще сплю? – прервала она его. – Как только ты отсюда удрал, начались телефонные звонки, Ройс… – Она помолчала. – Это очень плохо.

– Бомбовый удар? – У него что-то сжалось внутри, словно кто-то собрался ударить его.

– Мы еще точно не знаем. Произошло это в Дамаске. Есть жертвы… – Она помолчала. – Все выглядит так, будто удар нанесен изнутри. Бомбы взорваны в густонаселенных районах. Много погибших детей, Ройс.

– Но послушай…

– Мне уже позвонили трое, включая моего продюсера, который интересуется… – Она опять сделала паузу, не зная, стоит ли говорить. – Который спросил, подходит ли нынешний момент для передачи об Америке и ее Дне независимости.

– Джилиан, а почему ты думаешь…

– В Дамаске волнение. Всеобщие антиамериканские настроения. Напали на консульство. Жгут американские флаги. Они…

– Пожалуйста, – прервал он ее. – Будем рассуждать здраво. Он постарался говорить уверенно. – Официальные обвинения есть? Кто-нибудь обвинил США, кроме уличной толпы?

– Разве это необходимо? – спросила она. – Ройс, бомбы на спящий город? Это же… – Она снова сделала паузу. – Это как фирменный знак!

В тишине Ройс долго смотрел в пол, чувствуя себя так, словно удар в живот он все-таки получил. Они были любовниками всего две ночи, но эти ужасные события с новой силой пробудили его опасения насчет близости с ней. Было бы легче, если бы она была американкой? Стала бы она произносить вслух то, о чем и подумать невозможно?

– Извини. – Услышал он ее голос. – Но ты должен знать, как на это смотрит мир. Я на твоей стороне.

Он попытался улыбнуться. Напряжение начало спадать.

– Спасибо, – только и смог он сказать тихо. – Огромное тебе спасибо, моя дорогая. – Тут он впервые улыбнулся. – Правда, правда.

Попрощавшись с ней, он вызвал свою машину, принял душ и, как всегда, подумал о том, что надеть. Он готовился к приему в час дня. Светло-желтый костюм, темно-голубая рубашка, решил он, вязаный галстук… Под стать Дамаску.

Он поморщился и выключил душ. Растираясь полотенцем, он подумал: День независимости будет отмечаться по всему миру – и вдруг убитые дети, в Дамаске. О чем только думают в Вашингтоне?

Зазвонил телефон.

Глава 27

В девять утра четвертого июля два маленьких фургона телевидения появились у северных ворот Уинфилд-Хауза. Незадолго до них туда подъехал «метро», за рулем которого сидела Джилиан Лэм, готовая обольстить своей неотразимой улыбкой старого сторожа у ворот, уже влюбленного в нее.

– Ваши документы, мисс, – строго попросил сержант морской пехоты, протягивая руку.

– О Господи. Боюсь… Я знаю, они где-то здесь. – Джилиан безуспешно рылась в своей сумочке. Она подняла глаза и подарила сержанту улыбку, проникающую в самое сердце. – Но вы, конечно, знаете меня, сержант?

– Я бы с удовольствием с вами познакомился, но сначала предъявите документы.

Эта фраза подействовала на Джилиан совершенно неожиданно, заставив ее покраснеть, хотя от этого ее очарование стало еще сильнее. Наконец она нашла свой пропуск и подала ее сержанту. Тот так внимательно изучал его, что было ясно: он никогда раньше ее не видел.

– Спасибо, мисс Лэм. – Морской пехотинец отметил ее фамилию на листе, в начале которого значился Нед Френч. – А что это за фургоны с вами? У всех там есть пропуска?

– А почему бы вам не спросить их об этом? – ответила она язвительно и въехала на территорию Уинфилда.

В это же самое время к южным воротам, открытым для транспорта специально по случаю сегодняшнего приема, подъехали два больших фургона с теми же буквами TV. Водитель переднего фургона показал документы морскому пехотинцу и спросил:

– Покажете мне хорошее тенистое местечко возле дома?

– Тенистое? А почему тенистое?

– Много оборудования, чувствительного к перегреву. Надо, чтобы оно было в прохладном месте.

– Попробуйте встать вон там. – Морской пехотинец показал рукой направление.

Стоя на террасе Уинфилд-Хауза, Нед наблюдал за перемещениями обеих групп фургонов. Впервые ему пришло в голову, что группа «Лэм на заклание» могла бы поинтересоваться насчет других фургонов. Он было собрался выйти на дорогу, когда миссис Крастейкер, не повышая своего густого голоса, позвала его из большой комнаты:

– Телефон, полковник.

– Нед, это Макс Гривс. Мы начинаем развозить официальные приглашения. Мне не хотелось тебя беспокоить, но Шамуна здесь все еще нет.

– Как вы организовали рассылку?

– Обычный лондонский курьер на мотоцикле. Здесь же у каждого пацана есть мотоцикл. Доставив приглашение и получив расписку, он вернется и возьмет следующее.

– Прекрасно. Есть необходимость кого-нибудь подключить к тебе?

– Пару наших ребят.

– Хорошо. Макс, у меня две просьбы. Посмотри, нет ли у тебя досье на человека по фамилии Фаунс. Потом брось все, чем занимаешься. Заменишь Мо, о\'кей?

– Заменить Мо? – Голос фэбээровца чуть не сорвался от неожиданности, но задавать вопросы он не стал. – Буду у тебя через полчаса.

– Не надо… Я сам приеду в канцелярию. Подожди меня.

Нед повесил трубку и, обернувшись, обнаружил, что к высокой и солидной миссис Крастейкер присоединилась бледная, похожая на ребенка крошка.

– Я предпочла бы работать с капитаном Шамуном, – холодно объявила Пандора. – Где он?

– В другом месте, – сказал Нед. – Но вы не беспокойтесь. Когда я вернусь, Мо заменит Макс Гривс, симпатичный малый, вы помните? Он вам понравится.

– Ну это мы еще посмотрим.

В это утро Пандора положила на лицо только часть грима – основу и тени у глаз. Она еще не воспользовалась, хотя Нед не заметил этого, помадой, тушью для ресниц, румянами и карандашом для бровей. Возможно, поэтому у нее был бледный вид и голодное вопросительное выражение лица, как у сиротки Оливера,[82] держащего пустую миску для каши.

– Да нет, вам понравится Макс, – уверил Нед ее, приятно улыбаясь. – Он не принадлежит к разряду коррумпированных военных, которых вы так не любите. Он гражданский, миссис Фулмер. Вы с ним поладите. – Нед направился в сторону террасы.

– Полковник!

Он остановился и медленно повернулся к ней.

– Да, миссис Фулмер?

– Совершенно очевидно, что мы с вами не поладим, – сказала она сурово. – Но сегодня нам это необходимо. Вы можете пообещать мне содействие?

Нед протянул ей руку.

– Даю слово.

Они торжественно пожали друг другу руки, и Неду показалось, что он увидел затаенную радость в глазах миссис Крастейкер до того, как она отвернулась, чтобы спрятать… улыбку? Наверное, непросто нянчить Пандору, подумал Нед, но наверняка это доставляет много веселых минут.

Снаружи случилось именно то, чего он опасался. Один из операторов Джилиан воинственно направился в сторону больших фургонов с надписью TV.

– Какого черта вы тут делаете?

Водитель-негр, переодетый армейский лейтенант, начал было отвечать, но заметил Неда, спешащего на помощь.

– Этот джентльмен все объяснит, – сказал он с сильным акцентом жителя штата Джорджия.

– Пожалуйста, проводите меня к мисс Лэм, – начал Нед. – Они не имеют отношения к английскому телевидению. Я ей все объясню.

– Чертовы янки приехали сюда перехватить нашу работу? – спросил оператор, направляясь с Недом в сторону второй группы фургонов. – Старая история!

– Я все объясню мисс Лэм.

– Объясните что? – спросила Джилиан. – Про эти два фургона? Они что, американские? Что происходит?

Нед отвел ее в сторону к деревьям у флагштока, намереваясь поговорить так, чтобы не слышала съемочная группа.

– Они вам доверяют? – спросил он. – Это ваша обычная группа?

– Да. Но они считают, что у них пытаются перехватить работу.

Нед посмотрел в тигровые глаза; лицо ее обрамляли шелковистые светлые волосы. Это был момент честности, а не очарования.

Не улыбаясь, он сказал ей очень тихо:

– Вы помните троянского коня?

– Что вы сказали?

Он подвинулся к ней так близко, что его губы касались ее уха.

– Эпизод с троянским конем помните?

Она искоса взглянула на него. В тигровых глазах застыло сомнение.

– Это что – шутка, полковник?

– В фургонах вооруженные солдаты. Надеюсь, что они не понадобятся. Вы должны иметь это в виду, а съемочной группе расскажите то, во что они поверят.

В ее взгляде теперь читался страх.

– Они будут заперты там целый день? Вот как вы обращаетесь со своими солдатами!

– Это необходимо. По крайней мере, мы так считаем.

– Ройс об этом знает?

– Нет. Кроме вас, об этом не знает никто.

Она с сомнением перевела взгляд с него на свою команду, издали наблюдавшую за ними, а потом на фургоны, с которыми они повздорили. Джилиан плотно сжала губы, но, тем не менее, выглядела великолепно.

– Вы можете убрать их подальше от глаз.

– Надо, чтобы они были вблизи от дома. А это что такое? – Еще два фургона медленно въезжали на территорию от главных ворот. На их боках было написано «Ходгкинс и дочь. Традиционные обеды».

– Стой! – крикнул Нед, побежав к первому фургону. Он остановил машину и потребовал, чтобы двое сидящих спереди вышли из нее.

– Документы, пожалуйста.

– Да мы только что их показали.

– Покажите снова.

Фургоны были набиты продуктами, тяжелым оборудованием для кухни и обслуживания гостей. Четыре человека на глазах у Неда выгрузили все, что находилось в фургонах. Они расставили невероятное количество тарелок, подносов, стаканов и бокалов, спиртовок, очагов для подогревания пищи и даже четыре туалетные кабины с надписями «Для мужчин» и «Для женщин». Нед открыл и проверил внутри каждую кабину.

Гарри Ортега, шедший мимо, увидел, как он выходит из кабины для женщин, и с издевкой спросил:

– Кто-нибудь стащил кучу дерьма, полковник?

– Очень смешно, Гарри. Я на некоторое время уеду, но обязательно вернусь к десяти тридцати. Я хочу, чтобы эти четверо немедленно убрались с территории вместе со своими фургонами. Задержи у ворот весь персонал и все машины от «Ходгкинса», пока я не приеду.

– Послушай, я знаю этих парней.

– Это здорово. Но все равно придержи их за воротами, пока я не приеду.

– Ну, я не понимаю, – сказал обеспокоенно Ортега.

– Все ты понимаешь, Гарри. Я только что все тебе объяснил.

Начальник охраны Уинфилда обрадовался.

– Ну, если это приказ, тогда другое дело. О\'кей.

– Гарри, ты с каждым разом становишься все лучше.

Нед быстро направился на поиски Джилиан Лэм. Он заметил шапку светлых волос еще издали, а возле нее всю группу, которая, готовясь к съемкам, казалось, забыла об инциденте. Или отложила это.

– Что вы им сказали? – спросил он Джилиан.

– А что я могла им сказать? Все, что эти конкурирующие фургоны ни стали бы делать, мои парни сочли бы за вызов.

– И?

– И я просто попросила их довериться мне. – И улыбнулась.

Нед приложил руку к сердцу.

– Дорогая, даже я доверяю вам.

* * *

К десяти часам Макс Гривс и Нед просмотрели уже многие пункты подготовленного Шамуном сводного плана; он состоял из четырех страниц. Хотя Гривс и утверждал, что все предусмотрено, Нед с горечью почувствовал, что никогда уже не придется ему работать с таким толковым человеком, как Шамун, который к тому же почти всегда угадывал его мысли. Гривс, хотя и старательный, не годился ему в подметки.

Может, Бюро и не научило его толком бороться с преступностью, но благодаря ему он усвоил обычную дисциплину, которая теперь не позволяла ему задать вопрос, вертевшийся, как чувствовал Френч, на языке. Они убрали в карманы по экземпляру составленного Шамуном плана, и Нед решил, что был прав, не рассказав ничего о нем Гривсу. Это бы слишком расстроило его. Потом, если когда-нибудь будет «потом», он узнает правду или часть правды.

– Какие сведения дал компьютер о Фаунсе?

– Записей нет.

– Это значит, что мы не сможем достать его фотографию. – Нед взял фуражку и поднялся. – Пошли. Уинфилд слишком долго остается без присмотра.

Зазвонил его телефон.

– Заместитель военного атташе.

– Нед, – начал Ройс Коннел сразу, – я ищу тебя по всему Лондону. Зайди ко мне в кабинет, пожалуйста. Только сейчас же.

– У меня здесь Макс Гривс.

– Хорошо. Зайдите вдвоем. – Ройс повесил трубку.

Когда Нед и фэбээровец вошли в кабинет, Ройс просматривал толстую кипу телексов. Он сидел в сорочке, что было необычно. Нед догадался, что Ройс хочет сохранить свой светлый костюм до приема в Уинфилде в девственной чистоте. Пиджак висел на деревянной вешалке.

– У нас нет до сих пор ясной картины того, что случилось. Понятно, что в Дамаске произошло несколько взрывов. Были ли бомбы установлены на земле или сброшены с воздуха – неизвестно. Убитых в этом районе насчитывается двадцать семь. Все сирийцы, среди них и дети.

– Кого обвиняют в этой акции? Нас?

– Это случилось среди ночи, поэтому все говорят, что ночная бомбежка беззащитного города – фирменный знак США. Это наша манера расправлять плечи, – добавил Ройс с горечью. – Но это повлекло за собой волнения: демонстрации, поджог автомашин и зданий. Все эти действия направлены против американцев. Результат – новые жертвы, главным образом сирийцы.

– Что говорит Вашингтон?

– Сейчас там пять утра, поэтому нет никого, кто мог бы сказать что-нибудь вразумительное. На звонки отвечают дежурные клерки, которые говорят, что мы знаем больше, чем они.

– Можно, я позвоню? – спросил Нед, потянувшись к одному из телефонов Коннела. – Есть лишь два варианта: либо мы невиновны, либо мы все же сделали это. Кто дал санкцию сбросить бомбы – Пентагон или Компания – тот и знает об этом. – Говоря это, он набирал длинный номер своей штаб-квартиры в США. Нед долго ждал, прежде чем услышал сонный голос.

– Кто дежурный? Говорит полковник Френч, посольство в Лондоне.

– Нед, это Рафферти.

– Том, что известно по Дамаску?

– Мы думаем, что это кто-то на месте сделал. Во всяком случае, полеты в том направлении не были запланированы.

– Ты же знаешь, что они все на нас валят.

– Так это ведь всегда бывает. Передай привет Лаверн.

– Пока. – Он повернулся к Ройсу. – Воздушного налета не было, так что лучше поговорить об этом с Рэндом. Меня всегда так и подмывает намылить ему морду.

– А почему ты считаешь, что эти взрывы организовала Компания?

– Разве я это говорил? – возразил Нед.

– Хм… Хорошо. Думаю, что вас уже заждались в Уинфилде. Я туда подъеду попозже. Надо следить за развитием ситуации, пока не будет ясно, что же все-таки произошло.

Выйдя из кабинета Коннела, Нед передал ключи от своей машины Максу Гривсу.

– Возьми мой маленький белый «рено 5-TS» и жди у телефонной будки на Дюк-стрит неподалеку от Окфорд-стрит. Мне надо забежать к себе в офис.

– Зачем?

– Точнее, в офис Шамуна. Он… У него там есть маленький приемничек. Я думаю, что нам тоже надо быть в курсе того, что на самом деле произошло в Дамаске.

– Зачем? – снова спросил Макс.

Нед с недоумением уставился на фэбээровца.

– Ладно, иди к машине, Макс.

Только один человек мог ответить по телефону, напечатанному на карточке, лежавшей в бумажнике Неда.

Он не имел понятия, где находился этот телефон, в офисе или в квартире. В любом случае, по этому номеру не стоило звонить из канцелярии.

* * *

– Глеб, – начал он, – этот парень, Фаунс. Могли бы…

– А стоит ли вообще с вами говорить? – оборвал его Пономаренко.

– Что?

– Слышали новости из Дамаска?

– Фаунс, – повторил Нед.

Послышался тяжелый вздох, похожий на дыхание вьюги в бескрайних просторах Сибири.

– Неважно, ты или нет, ответственность всегда падает на большие страны. Теперь вы в нашей компании, да? Не слишком завидная репутация.

– Глеб, обещаю встретиться с вами на следующей неделе и развить эту животрепещущую тему, а сейчас опишите мне Фаунса.

– Среднего роста. Полноват. Растрепанные жесткие волосы. Выпученные глаза. Сероватый цвет лица. Иногда с усами, иногда – нет.

– Акцент есть?

– Очень легкий, американский, но не уроженца Штатов.

Недалеко от телефонной будки маленький белый «рено» подъехал к тротуару. Гривс с любопытством уставился на Неда.

– Я должен вам один…

– Вы должны мне десять.

– Когда-нибудь.

– Когда-нибудь ваши люди перестанут создавать для меня проблемы? Понимаете ли вы, что теперь я должен накропать десять тысяч слов о том, какой гнев и возмущение испытывают рядовые англичане по поводу варварского террористического акта, совершенного дядей Сэмом?

– Идите к черту!

Нед повесил трубку и взглянул на Макса Гривса, сидевшего за рулем его старой машины. Они собирались отдать эту машину Лу Энн, когда ей исполнится восемнадцать.

Не слишком ли велика любезность Пономаренко? Вроде он не просил ничего слишком серьезного. Надо при случае показать, что он не чувствует себя так уж обязанным. Стаканчик виски, вот и все.

Он включил маленький, чуть больше пачки сигарет, приемничек Шамуна. Прижав его к уху, направился к машине и сел в нее.

«…Волна негодования прокатилась по всему исламскому миру, включая страны, где мусульмане составляют меньшинство. А в это время в Москве…», – говорил диктор.

– Поехали в Уинфилд, Макс. Сначала дела, а уж потом все остальное.

* * *

Несколько фургонов и грузовиков с надписями «Ходгкинс и дочь» ожидали перед главными воротами Уинфилда, когда Макс Гривс провел маленький «рено» мимо морских пехотинцев.

Нед вышел из машины.

– Припаркуйся здесь слева, Макс, а потом отправляйся к тем грузовикам и проверь их. Кстати, захвати сводный план Шамуна и прочеши территорию. Если увидишь Гарри Ортегу, скажи, чтобы он немедленно шел к северным воротам. Я буду ждать его там. Давай, действуй.

Он посмотрел вслед озадаченному фэбээровцу. Сравнение с Шамуном было явно не в его пользу. Но такого, как Шамун, больше не будет. Господи! Он же не сообщил еще ничего его родителям!

Нед направился в Уинфилд-Хауз, чтобы позвонить, но по дороге встретил Ортегу.

– Что случилось, полковник?

– Мы собираемся пропускать обслуживающий персонал по одному. Гарри, ты говоришь, что знаешь их в лицо. Нужна твоя помощь. Я буду проводить их мимо тебя. Если ты знаешь человека, поздоровайся, если видишь первый раз, молчи. Все ясно?

– Я должен проводить опознание. Все ясно.

– Гарри, когда ты пошел на госслужбу, детективные агентства потеряли большого мастера.

У калитки встали два сержанта морской пехоты. Все водители и обслуга из «Ходгкинс и дочь» быстро проходили по тенистой аллее. Когда они подходили к Ортеге, их останавливал Нед, и начальник охраны Уинфилда здоровался с теми, кого знал. После этого их распределяли на две группы.

Первые двадцать мужчин и женщин оказались знакомы Ортеге, но из следующих двадцати он узнал лишь четырех. Нед подошел к работникам фирмы и знаком подозвал двух морских пехотинцев и Ортегу.

– Мы договорились с мистером Фаунсом, – начал объяснять Нед спокойно, – что он пришлет тридцать человек. А здесь вас намного больше. Поэтому нам придется подождать, пока сам мистер Фаунс не приедет сюда.

Он говорил медленно и очень спокойно, чтобы по возможности сохранить мирную атмосферу.

– Вы, – обратился он к двадцати четырем «опознанным» людям, – проезжайте на территорию и принимайтесь за работу. А вы, – сказал он остальным еще более дружелюбно, – подождите мистера Фаунса. Сержант, – сказал он стоявшему рядом с ним морскому пехотинцу, – найдите большой грузовик и посадите в него этих людей, чтобы они не перегрелись на солнце.

– Слушаю, полковник.

Нед смотрел, как неопознанные влезали в большой фургон защитного цвета. Он пытался понять, отличаются ли они от тех, что прошли на территорию. Может, их форма лучше? Нет, разницу уловить не удавалось. Оставалось только быстро, пока они не опомнились, изолировать их.

– Сержант, – снова позвал он, – возьмите столько людей, сколько вам нужно, и поезжайте на юг по Аутер-Серкл вокруг Риджент-парка, потом поверните на север на Честер-Гейт, прямо перед собой вы увидите полицейский участок Олбани-стрит. Сдайте всех этих людей из грузовика инспектору Малвею. Скажете, что они задержаны по приказанию мистера Паркинса. Все ясно?

Люди в грузовике заволновались.

– Заприте двери, сержант. Быстро!

– Есть, сэр! Инспектор Малвей, правильно? И господин Паркинс, так?

– Поехали!

Нед повернулся и пошел в Уинфилд-Хауз. Войдя на этот раз через кухню, он подошел к телефону в безлюдном уголке у холодильных камер, взял карточку Паркинса и набрал один из написанных на ней номеров. Трубку подняли почти сразу. Когда он рассказал, что отправил в участок шестнадцать человек, Паркинс притих.

– С этими мы разберемся, – сказал он после паузы. – Вы все же не прислушались к моему совету? Не стали отменять прием?

– Это не в моей компетенции.

– А молитва в мечети будет?

– Пока не известно, – ответил Нед.

– К нам начали поступать сообщения о том, что в Лондоне планируются массовые демонстрации.

– В связи с дамасскими событиями? Но что же там все-таки случилось? Кто-нибудь знает об этом?

– А это и не нужно, полковник. Дело в ваших предыдущих акциях. Если что-то происходит с мирно спящими арабами, камень летит в ваш огород. Не возражайте, я знаю, что вы, может, и невиновны, но с этим вам придется свыкнуться.

– Послушайте, а еще кого-то я могу отправить к Малвею?

– У него нет больше камер, поэтому отправляйте в участок на углу Гринбери и Ньюкорт. Это недалеко от вас.

– Спасибо. Пока.

– Полковник! Может быть, все-таки отмените?!

– Я вам первому об этом сообщу.

Нед повесил трубку и, достав бумажник, вынул из него визитные карточки с большим количеством нужных ему телефонов. Сначала он позвонил родителям Шамуна в Сэндаски. Никто не отвечал. Да там же сейчас половина шестого утра! Он быстро повесил трубку. Такими новостями лучше никого не будить.

Потом он набрал номер адъютанта командира ближайшей роты квартирмейстеров.

– Капитан, говорит полковник Френч. Ваши повара и официанты готовы?

– И даже уже сидят в машинах.

– Все в белой одежде?

– Конечно. И без знаков отличия.

– Пусть держатся свободней.

Нед повесил трубку и взглянул на аккуратно отпечатанный план Шамуна. Он отметил карандашом несколько пунктов на первой странице. План напоминал проверочный лист командира корабля и второго пилота. Вверху второй страницы было написано:

«Если температура поднимется выше 75 градусов по Фаренгейту, проверить „телевизионные фургоны“».

Нед направился туда, где были припаркованы в тени два его «троянских коня». Он предъявил документы негру-лейтенанту, изображавшему водителя.

– Дышут пока?

– Пока не жалуются, сэр.

– Как они одеты?

– Защитные комбинезоны, береты. Легкая полевая форма. Знаков отличия нет.

– А как они потребности справляют?

– Химические туалеты. Это непросто для ребят.

Нед кивнул.

– Да и для туалетов тоже.

– Нельзя ли сделать так, чтобы они могли выйти наружу, размяться и воздухом свежим подышать?

– Лейтенант, если такая возможность будет, я вам дам знать. Все это может оказаться ложной тревогой.

– Лучше бы нет, – мрачно заметил лейтенант, – а то парни друг другу глотки перегрызут. Уж очень им хочется повоевать.

– С этим тоже надо потерпеть, как и с химическими туалетами.

* * *

Хефте надеялся, что с крыши дома, в котором были сняты несколько комнат, он сможет через верхушки деревьев увидеть происходящее в Уинфилде. Дома в этой местности, обращенные задней частью к Примроуз-Хилл, действительно позволяли увидеть южную сторону, но сегодня Хефте считал неразумным привлекать к себе внимание, стоя на крыше.

Сейчас, потеряв Мерака, Мамуда и Берта, его группа состояла из сорока пяти человек. Все это были подростки с огнем в груди и чистыми верованиями ислама, питавшими их души.

Многие из них приехали из Ирана, где аятоллы воплотили ислам в форме джихада, самой активной и призванной стереть сатану с лица земли со всеми его дьявольскими кознями. Это были те, кто не погиб в юношеских батальонах во время сражений с Ираком. Теперь, закаленные в боях, они вливались небольшими группами по четыре-пять человек во всемирный джихад. Часть из них отправили дестабилизировать обстановку в Бейруте и Каире, другие нелегально пробирались в Израиль, третьи вливалась в другие исламские группировки, чтобы укрепить их, а некоторые, как Хефте, очутились в самом логове сатаны, пытаясь «вскрыть гнойник иудео-христианской заразы».

Хефте посмотрел на часы. Одиннадцать утра. Он взял четырех человек и вышел на улицу. Повсюду было припарковано полдюжины машин, угнанных его парнями в ранние воскресные часы. В них в две ездки вся группа соберется у мечети. Они будут одеты так же, как сейчас, подобно лондонским рабочим. У всех будут автоматы с запасными магазинами, у каждого пятого – гранаты, а у каждого десятого – гранатомет.

Уже сейчас у мечети был припаркован фургон с большим количеством оружия. Хефте и четверо его подчиненных разошлись в разных направлениях, желая убедиться, что припаркованные машины не привлекли внимания. Обстановка казалась спокойной. Типичное воскресенье, когда большинство семей за городом, а на улицах почти нет транспорта.

На Финсли-роуд Хефте вошел в телефонную будку и набрал номер квартиры Хаккада.

– Да? – ответил жесткий мужской голос.

– Это Хефте. Я хотел бы поговорить с американкой.

– Невозможно.

– Я же сказал, что это Хефте.

– Никаких телефонных разговоров. Это приказ.

– Тогда дайте поговорить со Сгрои. То есть с Фаунсом.

– Невозможно. – Телефон отключился.

Хефте почувствовал, как у него загорелись щеки. Он хотел было позвонить еще раз, но понял, что опять ничего не добьется. Как посмели с ним так разговаривать?! Только бы ему удалось добраться до Фаунса, уж он бы потребовал головы той собаки, которая обидела его! Фаунс ему сказал, что сейчас квартиру охраняет только один человек. Блондина отозвали для участия в захвате Уинфилд-Хауза.

Меньше чем через два часа начнется нападение. Впервые Хефте был предоставлен самому себе. Он оглядел небольшие дома и аккуратно подстриженные газоны.

В начале улицы остановился белый полицейский «ровер» с красно-желтой полосой. Водитель внимательно посмотрел на Хефте, и тот почувствовал страх и боль в животе. Казалось, что вот-вот начнется медвежья болезнь. Его прошиб пот. «Ровер» свернул за угол и уехал. Хефте судорожно сглотнул слюну. Аллах не оставит его в этот решающий час. Товарищи тоже рядом. Да какие – отборные парни! Пока они прячутся, но только и ждут момента для атаки.

Ему почему-то стало трудно дышать. Он набрал воздуха и медленно выдохнул его. Надо идти к группе, сказал он себе и, все еще еле дыша, не торопясь, пошел наверх в снятую квартиру, как старик с подорванным здоровьем.

* * *

– Как же я рада видеть вас, – тихо прошептала миссис Крастейкер на ухо Джейн Вейл, которая только что приехала в Уинфилд вместе с Биллом Воссом, его женой Бетси и другими сотрудниками посольства. Сейчас все прибывшие вертелись перед зеркалами, поправляли прически и галстуки, подкрашивали губы. Они напомнили Джейн любительскую труппу из маленького провинциального городка, которая в огромной гримерной готовится к предстоящему спектаклю. В основном именно эти люди должны были обеспечить безопасность приема.

– Миссис Ф., должно быть, очень нервничает, – негромко сказала Джейн высокой негритянке. – Я бы на ее месте просто с ума сходила.

– У нее уже произошла первая стычка с полковником Френчем – приятный мужчина, правда? – но, в конце концов, они заключили перемирие. Хотя думаю, оно долго не продлится. – Она осмотрелась, чтобы убедиться, никто ли их не слышит.

– Вы единственная, к кому она прислушивается. С остальными она ведет себя, как настоящая Пандора.

– Вы считаете, что я могу контролировать жену моего босса?

Миссис Крастейкер кашлянула.

– Во всяком случае, больше, чем кто-либо. Я знаю эту малышку с рождения. Сегодня ее звездный час, мисс Вейл. Я понятно говорю?

– То есть, если прием провалится, на нас обрушится ураган, да?

– Вашингтон не сможет быстро убрать Фулмеров из Англии. Поэтому вы уж постарайтесь.

– А почему она вдруг станет слушаться меня? – спросила Джейн.

– Откуда я знаю? – Мисс Крастейкер задумалась. – Она уважает вас. Вы профессионал, юрист, дипломат. Она примерно так же и себя оценивает, естественно… – Экономка не закончила мысль. – К тому же, вы высокая женщина, как и я. Пандора может поспорить с любым мужчиной, но пасует перед высокими женщинами. Ее мать была высокой, и мне почему-то кажется, что высокие люди вызывают в ней какие-то воспоминания о наказаниях. – В глазах негритянки зажегся лукавый огонек.

– Так вы считаете, между нами говоря…

– Нет, просто если вам удастся справиться с малышкой, то я брошу все силы на то, чтобы мистер Ф. не прикоснулся к спиртному.

С этими словами миссис Крастейкер отправилась на кухню, и именно в этот момент появилась Пандора. Она была уже в косметике и одета в легкое белое шифоновое платье со слишком крупным узором из красных и синих цветов. Ее туфли на пятидюймовых каблуках, отделанные полотном, были выделаны в тех же патриотических тонах.[83]

– Господа, – сказала она низким и напряженным голосом. – Господа, я от души благодарю вас за то, что вы пришли сегодня. – Говоря это, она заметно смягчала окончания слов, как настоящая южанка, что и сообщало ее речи дополнительное очарование, с точки зрения других американцев. – Господа, вы все очень милы. Я просто не знаю, что бы я делала без вашей бескорыстной помощи. Не думаю, что кто-либо из нас знает всех, кто приедет. Поскольку общество неоднородно, я полагаюсь на то, что вы воздадите должное истинно знатным гостям, каждый из которых должен представиться его превосходительству и мне. Надеюсь, это не слишком трудно?

– Совсем не трудно, миссис Фулмер, – заверила ее Бетси Восс. – Поверьте, для всех нас большая честь сделать все, что в наших силах, и помочь успеху грандиозного мероприятия, которому вы и его превосходительство…

– Бетси имеет в виду, – грубо прервал ее муж, – что вы можете рассчитывать на нас. Все.

Большие, тщательно подведенные глаза Пандоры скользнули по присутствующим, словно отыскивая кого-то. В левой руке она держала светлую соломенную шляпку с широкими полями – такую, какие слетают с головы от малейшего ветерка, а под дождем складываются, как зонтики и обхватывают голову, как железный обруч.

– Джейн, – сказала она наконец, сделав знак глазами. Женщины удалились и вошли в маленькую комнатку, где рабочие из «Ходгкинс» поставили четыре алюминиевых очага, чтобы разогревать пищу. – Джейн, скажите мне правду, дорогая. Как вы думаете, придет к нам хоть один гость?

– Миссис Фулмер! – Джейн вдруг поймала себя на том, что непроизвольно вытягивает шею, словно стараясь увеличить свой рост. – Почему вы спрашиваете? – Она обратилась к Пандоре с вызовом, будто требуя ответа у ученицы. – Это же событие года!

– Оно могло бы стать таким, если бы за дело не взялись специалисты. Полковник Френч рассылает записки с угрозами.

– Может, кто-то это и делает, но не полковник Френч. В любом случае, миссис Фулмер, учитывая утренние новости, едва ли стоит укорять гостей, если они опасаются ответных акций террористов.

– В связи с чем? Что за новости?

– В Дамаске ночью произошли взрывы. Сейчас там серьезные волнения.

Большие глаза Пандоры расширились на мгновение, а брови сдвинулись к переносице.

– Я, наверное, смогла бы убить президента, – сказала она. – Прямо накануне моего приема!

* * *

В одиннадцать пятнадцать у въезда в Уинфилд снова скопились машины, на этот раз у южных ворот, обычно запертых. Сюда почти одновременно подъехали два грузовика с крытым верхом и большие фургоны-рефрижераторы с эмблемой фирмы «Ходгкинс и дочь». Нед заранее предупредил морских пехотинцев, чтобы они вызвали его при появлении машин. Он быстро подошел к воротам в сопровождении Макса Гривса, Гарри Ортеги и двух морских пехотинцев.

– Эти два грузовика пропустите, – приказал Нед, – только сначала проверьте документы. А эти два… – Он взглянул на фургоны с надписью «Ходгкинс и дочь». – Гарри, ты еще можешь поработать?

В фургонах оказалось всего шесть «чистых» работников. Четверо охранников поместили остальных в крытые грузовики, заперли дверцы и повезли их в полицейский участок на Гринбери-стрит. Нед повернулся к Гривсу.

– Если Гарри не ошибся, то у нас на территории только надежные повара и официанты. Включая парней из корпуса квартирьеров, вполне достаточно, чтобы готовить и подавать. Одно неясно – где Фаунс. Он до сих пор не появился. Пока мы как будто в безопасности, но чтобы ситуация не изменилась, надо предотвратить появление в Уинфилде новых работников из «Ходгкинса».

– В этих последних рефрижераторах еда. Напитки привезли раньше. Так что никто больше и не должен появиться.

– Ладно, посмотрим. – Нед повернулся к Ортеге. – А что, если тебе отправиться в дом и еще раз проверить людей, которых ты пропустил.

Ортега кивнул и побежал к особняку.

– Ты думаешь, он мог ошибиться?

– Нет, просто мне хотелось, чтобы он исчез. В час дня, – он взглянул на часы, – то есть через девяносто минут, что-то должно произойти в мечети. Вон она, через дорогу от нас.

– А что?

– Хотя эта акция должна отвлечь внимание, тем не менее, она вполне реальна. Как нам представляется… – Он открыл свой экземпляр плана, подготовленного Шамуном. – Посмотри страницу три, позицию сорок один.

– Здесь говорится: «12.50, предупредить Спецотдел». Это связано с мечетью?

– Я уже все сделал. Спецотдел знает обо всем и может, что называется, набросить покрывало на этот очаг огня.

– А что ожидают? Демонстрацию?

– Это должна быть религиозная акция. Что-то вроде провозглашения джихада. А скорее всего, чтобы поднять дух. Но даже покрывало, наброшенное на огонь, не всегда сбивает все языки пламени. Кто-то из этих парней с автоматами и гранатометами может появиться и здесь. Единственный путь для них – южные ворота, а мы готовы к тому, чтобы их достойно там встретить.

– Так значит, у нас все более или менее в порядке?

– Нет. Я же сказал, что это отвлекающий маневр. – Нед остановился и попытался понять, доступны ли Максу Гривсу абстрактные рассуждения. Подобный вопрос не пришел бы ему в голову, если бы он работал с Морисом Шамуном.

Не надо сравнивать. Мо мертв. Четвертое июля только-только перевалило за полдень. Еще предстоит много всего; в известном смысле, он и будет работать бок о бок с Шамуном, потому что они вместе подготовили свой сводный план. А время для траура наступит позже. Тогда он и позвонит его родным.

– Нед!

– Извини, я… – Он секунду молчал, забыв, о чем шла речь. – Ах да. – Так вот, этот отвлекающий маневр. Это значит, что кто-то на территории Уинфилда ожидает отвлечь нас событиями у мечети, а тем самым ослабить нашу бдительность в самом Уинфилде. Таким образом он – назовем его Фаунсом – сможет захватить его неожиданным ударом.

– Но этого не будет, – добавил с энтузиазмом Макс, – потому что мы убрали его людей. Мы и его сюда не подпустили. Значит, это неудача для него, Нед?

– Я скажу тебе об этом после часа дня. А сейчас я пытаюсь думать за Фаунса. Предположим, он знает, что мы вышвырнули его боевиков и не дадим ему прорваться сюда. Неужели у него нет другого выхода, кроме того, чтобы отменить нападение?

– Нет.

– У него есть еще девяносто минут на размышление до того, как он бросит карты.

– Его обыграли. Людей у нас больше. Нед, про Фаунса можно забыть.

– Ты думаешь, как Макс Гривс, – сказал Нед, стараясь, чтобы его слова не звучали укором. – Поставь себя на его место и скажи себе: я потратил уйму времени и сил на это дело, которое может принести миллионы долларов. Есть ли способ, чтобы добиться успеха в последнюю минуту вопреки всему?

– Я полагаю… – Лицо фэбээровца выражало мучительное раздумье. – Полагаю, если бы он смог проникнуть в Уинфилд, у него не было бы другого выбора, чем захватить заложников. Самых высокопоставленных, которых ему удастся найти.

– По фамилии Фулмер?

– Да, в этом роде. Но как он попадет в Уинфилд?

– Нам платят не за предположения о том, как он сюда попадет, а за определенные действия в том случае, если он все же это сделает. Ты чувствуешь разницу?

– Ничего до сих пор не произошло, ничего и не будет, – упрямо заявил Гривс.

– Макс, перестань говорить глупости!

Наступила пауза. Гривс замолчал от обиды, будто ему дали пощечину. А потом печально сказал:

– Нед, я не глуп. Я обычный человек. Это же несправедливо – работать за него. Нед, где Мо?

– Он мертв. – Комок в горле мешал ему говорить. – Его убили прошлой ночью.

– Нед!

– Невозможно, да? Но единственный закон, по которому мы живем, – это закон Мерфи, а он гласит, что каким бы невероятным ни представлялось зло, оно все-таки может произойти.

– Господи, Нед! Да он же был для тебя как брат.

Нед Френч кивнул. Поблизости не было никого. Только они стояли под высокими деревьями. Вверху все пели и пели, радуясь солнцу, черные дрозды. Он мог позволить себе немного погоревать.

– У немцев, – сказал Нед каким-то чужим голосом, – есть хорошее слово «Doppelganger» – что-то вроде второго «я».

– Таким и был для тебя Мо.

Нед снова кивнул.

– Да, именно таким.

Глава 28

В полдень маленький черный «мини» остановился перед домом номер 12 в Белгравии, из него вылез худенький черноволосый парень ростом с ребенка. Когда новый охранник, мрачный и волосатый, окликнул его, он мгновенно выстрелил ему в колено из пистолета с глушителем. Как только верзила, скрючившись, упал на землю, он связал ему руки за спиной и защелкнул наручники. Потом с трудом оттащил охранника в глубь холла, чтобы его не было видно. В это время в дом вошла Бриктон и направилась к лифту.

– Чисто, – сказала она парню.

Стоя рядом, они походили на велосипед прошлого века с двумя разными колесами – одним огромным, а вторым крохотным.

– Чисто? – переспросил он. – А если сказать – превосходно? Ты когда-нибудь пыталась попасть специально в коленную чашечку?

Пока лифт поднимался на верхний этаж, парень заменил обойму в пистолете.

– Брики, что у тебя в руках?

– Это не пистолет. Зачем мне оружие, если ты рядом?

– Я – узкий специалист, – проворчал плюгавый боевик. – Ты убираешь людей с помощью узких специалистов. А чем так важна эта Нэнси Миллер?

– Это мое дело. Но я тебе вот что скажу, поправь свой паршивый галстук. Ты сейчас встретишься с самым шикарным банкиром исламского мира.

* * *

Там, где Ганновер-Гейт вливается в Риджент-парк с запада, странное восьмиугольное каменное строение рассекает движение: так врезается нож в свадебный пирог с завитушками и украшениями. Из всех окон строения прекрасно виден транспорт, который движется в сторону Риджент-парка и обратно. Строение находится сразу за углом от главного входа в Большую лондонскую мечеть. Обычно строение выглядит безлюдным, но не сегодня, в воскресенье Четвертого июля, в половине первого дня.

За грязными окнами второго этажа, откуда лучше видно происходящее, находился П. Дж. Р. Паркинс. Он только что разговаривал с Уинфилд-Хаузом, и полковник Френч уверил его, что никто не предпринимал никаких враждебных акций на территории особняка: предполагаемому противнику мешает проверка у ворот.

– Во всяком случае, он так говорит, – сказал Паркинс Джоку Принглу.

Оба были одеты, как обычно для прогулки в парке в выходной день: старые брюки и поношенные свитеры. Но никто не принял бы их за обычных людей, увидев, что они стоят у грязных окон строения, прямо, как стрелки аспарагуса, и подозрительно смотрят на улицу.

– Я не упрямый баран, так что верю его словам, – ответил рыжеволосый мужчина с сильным шотландским акцентом. – Но нам-то все равно надо заблокировать этих арабов.

– Это одна из самостоятельно действующих групп, финансируемых Панъевразийским кредитным трестом. Ты ведь понимаешь, что это значит.

– Конечно. Никакого насилия.

– Это судьба, Джок, – согласился Паркинс. – Нашим парням только дай подубасить по черепушкам черных карибийцев. Важно одно: чтобы они не слишком сильно колотили своими дубинками по костям. А тем более по почкам. Для черных можно припасти даже несколько смертельных выстрелов, поскольку их не прикрывает сильное государство.

– Я не идиот, Питер. Арабы, которые молятся на коленях, обратясь к Мекке, и наши бобби, избивающие их просто из любви к искусству? – Рыжеволосый слегка улыбнулся. – Сегодня мы не можем позволить разгуляться нашим парням. Пусть ждут до следующего футбольного матча.

– Насколько я понимаю, правоверные должны прийти пешком или приехать на машине. В момент появления они наиболее уязвимы, потому что разделены на группы.

– Я привел в порядок их фургон и поставил его на стоянке у мечети. – Джок долго и заливисто смеялся. – Мне бы хотелось увидеть их лица, когда мы их погоним, они заберутся в фургон, надеясь там что-нибудь найти, но ничего не обнаружат.

Теперь смеялись они оба. Потом рыжеволосый быстро спросил:

– Вы все еще держите этого мерзавца Вимса?

– Да.

– Отпустите!

В маленьком домике все было покрыто толстым слоем пыли, заглушавшей звуки, так что, когда они умолкли, наступила мертвая тишина. Паркинс минуту помолчал, потом переспросил сдавленным голосом.

– Отпустить?

– Экспертиза дала неверный результат, – объяснил Джок успокаивающе. – Нет признаков того, что кто-то прикончил беднягу Риордана. Он умер от ран, полученных в понедельник.

– Экспертиза?.. – Голос Паркинса сорвался.

Полицейские долго смотрели друг на друга в полной тишине, пока им не почудилось, что воздух вибрирует от звука натянутых веревок, от напряженного ожидания предательства, убийств и шантажа. Паркинс кисло улыбнулся.

– Да, конечно, – бросил он отрывисто. – Наконец-то они разобрались.

– Смерть вследствие дурного стечения обстоятельств, сказал бы я, – иронически заметил рыжеволосый.

– Смотрите, Джок, вот и бедуины едут!

Оба, несмотря на полноту, побежали через улицу за угол, куда повернул маленький «датсун», до отказа забитый молодыми смуглолицыми парнями. Опередив Паркинса и Джока, трое полицейских остановили машину и приказали всем выйти.

Один за другим молодые люди мирно вылезли из «датсуна». Их обыскали, надели им наручники и затолкали их в полицейский фургон, припаркованный у поворота. Два парня, по виду арабы, повернули за угол и бросились бежать к мечети. Их остановили трое других бобби. Оказал сопротивление лишь один из них – симпатичный малый с острыми скулами и светло-карими глазами. Его попытка вытащить пистолет вызвала незамедлительную реакцию полицейских. На него набросились двое, жестоко избивая его. Надев на него наручники, его присоединили к тем, кто уже сидел в фургоне. Мысли о подвиге во имя джихада и даже о сопротивлении покинули Хефте.

Через пятнадцать минут больше ста молодых арабов прибыли к полуденной молитве пешком и на машинах, но и их тут же увезли полицейские фургоны. Когда Паркинс зашел в мечеть, большой мраморный молельный зал был пуст.

Джок Прингл вынул маленькую кожаную коробочку «уоки-токи» из набедренного кармана.

– Джок Биллу-один.

– Билл-один Джоку. Кончено.

– Закрыть все посты на Уинфилд, – сказал он. – Не разрешать двигаться никому ни в каком направлении, пока я не распоряжусь об отбое.

– Билл-один Джоку. Понято. Конец связи.

Шотландец повернулся к Паркинсу.

– Никогда не знаешь, что получится. Нет ощущения, что в Уинфилд вовремя съезжаются гости, а? А потом янки будут вопить на нас, что бы там ни было. Давай перед тем, как пропустить их гостей, задержим их на полчаса.

Паркинс оглядел дорогу.

– Какие гости? Дорога пуста во всех направлениях.

Наверху торжественный и сильный голос муэдзина прорезал воздух, призывая к молитве. Но ему никто не внял. Все правоверные были арестованы.

* * *

Двое мужчин – один невысокий и другой – долговязый – сидели на Голден-сквер, в небольшом зеленом уголке, откуда начинается лондонский театральный район. Никто не обратил внимания на это место в сегодняшнее воскресенье, даже туристы. Оба смотрели по сторонам, поэтому казалось, что их слова падают в пространство.

– …пятичасовой рейс «Катай Пасифик» на Гонконг. Когда вы пройдете регистрацию в Хитроу, попросите мистера Чена. Он проведет вас мимо таможни прямо на самолет. Паспорт на имя Вимса не использовать.

Высокий нахмурился.

– Слушайте, Рэнд, у меня назначена деловая встреча. Ее нельзя провести в воскресенье.

– Ты, кретин, самолет вылетает в 5 вечера. Понял?

– Послушайте, я…

– Заткнись, тупица, – разъярился его собеседник. – Ты предпочитаешь сгнить в Лондоне за убийство?

Вимс вздохнул.

– О\'кей. О\'кей.

– Если ты в следующий раз втянешь Компанию в какое-нибудь еще дерьмо, мы дадим тебе уже не билет на самолет.

– Я сказал, о\'кей.

– Ты исчез. Все. Господи, сколько же у меня дел. Все время приходится защищать контору там, где все рушится. А когда я подумаю об этом сегодняшнем чертовом приеме в саду… – Он печально покачал головой.

Вимс посмотрел на часы и встал.

– Ну и как он проходит?

Рэнд тоже поднялся, но не стал поднимать глаза, чтобы не глядеть на собеседника снизу вверх.

– Я умыл руки. Теперь Френч действует самостоятельно.

– Но ваши люди посланы поддержать его.

На губах Рэнда заиграла зловещая улыбка.

– Он думает, что это так, – сказал он тихо, себе под нос. – Да, он думает, что это так.

* * *

Нед Френч также отправился осматривать Аутер-Драйв, откуда, начиная с часа дня, должны были появляться автомашины и такси с гостями. Он слышал крик муэдзина, высокий и бесплотный, похожий на голос неведомой птицы, одинокой и оторванной от родных мест. Нед был сейчас в гражданской одежде. Он посмотрел по сторонам и не увидел ни одной машины. Не слышал он и шума со стороны мечети. Он достал радиоприемничек Шамуна и приложил его к уху.

– … А теперь часовые новости Би-би-си. Распространявшиеся ранее слухи на Ближнем Востоке подтверждены теперь сирийскими властями после налета на виллу неподалеку от Дамаска и возникшей перестрелки, в ходе которой были убиты четверо ливанских христиан-маронитов, как говорят, они находились на службе у США. Открытые высказывания высокопоставленных лиц из кабинетов нескольких арабских стран дают основания полагать, что финансируемые американцами диверсанты ответственны за более чем двенадцать взрывов большой мощности, которые произошли прошлой ночью в центре Дамаска. Во время или в результате взрывов погибло около шестидесяти пяти сирийцев, включая двенадцать детей. Вместе с тем официальные источники в Вашингтоне до сих пор не отреагировали на эти обвинения. Здесь, в Лондоне, министр иностранных дел решительно отверг любые предположения о том, что…

Нед выключил радио и направился назад в Уинфилд. Тишина в Риджент-парке казалась странной. Конечно, подумал про себя Френч, без гостей здесь и должно быть довольно тихо. Небольшой военный танцевальный оркестр еще не начал играть в одном из углов сада. Не было еще ни звона бокалов, ни позвякивания льда.

Не было и автомашин. Нед повернулся и увидел, что проезд за оградой Уинфилда пуст. Ни души.

Он удивился действенности контроля, установленного Паркинсом и рыжеволосым из МИ-5. Повернувшись к дому, Нед услышал черного дрозда, который сидел где-то на верхушке дерева и соревновался с другим, издавая трели, похожие на колоратурные партии.

Наш муэдзин, подумал Нед, призывает великих, прекрасных, известных и богатых отдать дань великим и добрым Соединенным Штатам по случаю Дня их независимости. Дань стране, которая изо всех сил стремится рассыпать бомбы по всему миру. Пой громче, муэдзин!

Возле Уинфилда он увидел нескольких людей из посольства и с телевидения, нервно снующих туда и сюда и занимающихся последними приготовлениями перед открытием занавеса. Поодаль высокая стройная брюнетка разговаривала с красивой женщиной чуть ниже ее ростом с большим бюстом и прекрасными светлыми, кудрями. На обеих была одежда цвета светлой слоновой кости. На Джейн платье до колен в складку, на Лаверн длинная юбка из очень легкой ткани и жилет-болеро без рукавов, оставлявший открытыми ее полные руки.

Нед остановился. Он отдал бы сейчас что угодно, чтобы украдкой подслушать разговор между Джейн и Лаверн. Испытывая некоторое беспокойство, он направился к ним, но держался в стороне, чтобы не нарушать беседу.

– …невозможно всегда верить тому, что говорят сирийцы, – сказала Лаверн, обращаясь к Джейн. – Они могут пристрелить кого угодно и взвалить ответственность на убитого.

– Я знаю. – Джейн с тревогой взглянула на Неда. – Новость распространилась по всему городу, – объяснила она ему. – Ройс услышал, что сегодня на заходе солнца на Гросвенор-сквер планируется демонстрация протеста. Бдение при свечах по убитым в Дамаске.

– Кто? Сирийцы, живущие в Лондоне?

– Группы защиты мира, разоруженцы, организации, борющиеся против ядерных ракет. – Она кивнула в сторону Энспечера, который с кем-то разговаривал и время от времени выпускал дым в лицо собеседнику. – Энспечер говорит, что на этот раз коалиция шире, чем обычно. Среди жертв в Дамаске много детей.

– Но почему все считают, что именно мы сделали это?

Из Уинфилд-Хауза донесся пронзительный душераздирающий женский вопль. Казалось, что от него должны посыпаться листья с деревьев, как от порыва ледяного северного ветра. Нед бросился к дому. Через мгновение оттуда раздался выстрел.

С быстротой молнии он проскочил в дверь террасы. Грянул выстрел. Пуля из девятимиллиметрового оружия пробила штукатурку над его головой.

Нед резко остановился и поднял руки. В другом конце огромной комнаты сцена напоминала стойбище неандертальского племени.

Пучеглазый мужчина с всклокоченными жесткими волосами вцепился в запястье Пандоры Фулмер и вывернул ее руку за спину, кровь отлила от щек Пандоры, что было заметно, несмотря на грим. Сейчас Пандора стонала уже тише.

В правой руке пучеглазый держал девятимиллиметровый «парабеллум». Нед разглядел через комнату, что это был обычный натовский пистолет из тех, что солдаты продают в обмен на наркотики.

У ног Пандоры лежал в крови Билл Восс, согнувшись почти пополам. Его руки, подергиваясь, прикрывали огромную рану на животе. Глаза Восса с ужасом смотрели на кровь, которая между тем уже начала пропитывать маленькие полотняные туфельки миссис Фулмер.

За спиной того, в ком Нед узнал Фаунса, стоял молодой блондин, который, по словам Ортеги, регулярно обслуживал приемы в Уинфилд-Хаузе. У него в руках тоже был «парабеллум», наведенный на Неда. Ясно, что именно он только что едва не пристрелил его. Парень ждал приказаний Фаунса.

– Спокойно, полковник Френч. Спокойно. – Высокий голос Фаунса звучал напряженно.

Дуло его пистолета касалось правого уха Пандоры.

– Только одно движение… – сказал Фаунс. – Имейте в виду, полковник, я очень вспыльчивый человек.

– Я безоружен. – Нед стоял неподвижно. – Могли бы мы оказать первую помощь Биллу Воссу?

– Нет, мы не могли бы.

– Он умирает.

– Он будет не единственным, так? – Фаунс глубоко вдохнул. – Думали, что обыграли меня?

– Теперь ясно, что нет.

Макс Гривс, стоявший в стороне, прокашлялся.

– Оборудование для подогревания еды, Нед. – Его голос был непривычно скрипучим. – Их доставили сюда сегодня утром спрятанными в этом оборудовании.

– Так-то, – бросил Фаунс. – Гости должны быть с минуты на минуту. Я хочу, чтобы их встретили, так? Как только я решу, что их достаточно, я скажу об этом, а вы закроете Уинфилд. Ясно?

Нед медленно осмотрел комнату. Он знал, что кто-то из людей вошел за ним в комнату, но очень надеялся, что Джейн и Лаверн не попали в ловушку. Но где его высокопревосходительство?

В любой момент могут начать съезжаться гости. Может пройти еще много времени, прежде чем подъедут по-настоящему «дорогие» гости, которые тут же станут добычей Фаунса. Полные грузовики солдат оказались ни к чему. Все сконцентрировалось сейчас возле правого уха Пандоры Фулмер. Все эти морские пехотинцы, силы безопасности, бобби, «троянские» солдаты – все они не имели теперь никакого значения. Все, кто мог помочь, были прикованы к месту одним пистолетом у одного уха.

– Послушайте, – сказал Нед, не называя имени террориста, чтобы не насторожить его, – если за этим стоят какие-то политические мотивы, то вы не…

Пандора вскрикнула от боли, это заставило его замолчать. Нездоровое бледное лицо Фаунса покрылось от злобы румянцем.

– Миссис Фулмер недовольна, полковник Френч. Вы причиняете ей боль. Заткнись и встань к стене рядом с фэбээровцем.

Направляясь к стене, Нед продолжал осматривать комнату. Огромное помещение было задумано, как танцевальный зал: всю мебель отсюда вынесли, кроме нескольких стульев и небольших столов. Одна стена, полностью застекленная, выходила на террасу. Он увидел, что Лаверн и Джейн беспечно последовали за ним в комнату. Очень плохо!

Один парень с «инграмом М-10» стоял около высоких дверей. Другой, с таким же оружием, прикрывал проход к кухне. Третий, блондин, стоял позади Фаунса.

Взгляд Неда вновь перешел на Билла Восса. Потеряв много крови, он перестал шевелиться, а его глаза неподвижно смотрели в потолок.

Почетный конец заграничной карьеры. А его вдова Бетси, где она? Где его превосходительство? И где Ройс Коннел?

Может ли помощь прийти извне? Можно ли уговорить Фаунса на… на что? Отказаться от операции, хотя и кровавой, но сулящей хороший навар? Может ли в последнюю минуту, как в вестерне, появиться американская кавалерия и одним решительным ударом спасти их? Или они обречены, имея рядом людей, бессильных что-либо сделать?

Нед оглядел всех, кто находился в этом огромном зале, казавшимся теперь маленьким, как тюремная камера. Пожалуй, у Фаунса больше шансов выжить, чем у других. Свои шансы Нед считал минимальными. Но рядом люди, которых он должен защитить: Пандора, Лаверн и Джейн.

– Кажется, они едут, – сказал Фаунс.

За стеклянными дверями террасы послышался шум. То не были неторопливые шаги приглашенных. Ко входу подкрались несколько официантов, едва заглянув внутрь, они бросились бежать. Стоя возле дверей, Нед видел это лучше, чем Фаунс, но все равно не понял, кто они – люди из «Ходгкинс и дочь» или солдаты из квартирмейстерского корпуса. Впрочем, это не имело значения. Никто из них не захотел бы ворваться в зал, где витала смерть, и принести новую жертву.

Фаунс сейчас был на коне. Ничто извне не угрожало ему. Он проиграет, если только просчитается здесь. Но человек, просидевший несколько часов в очаге, скрюченный и почти без воздуха, лелея мечты о славе, вероятно, предвидел возможные ошибки и был готов предотвратить их.

Но где же гости?

Ожидание начало сказываться и на Фаунсе. Его выпученные глаза беспокойно поглядывали в окно, пытаясь хоть что-нибудь нащупать. Но гостей все не было. Пот струился по его бледно-серым щекам, напоминающим негодное говяжье сало.

Однако на Пандору Фулмер ожидание вовсе не действовало. Она повисла на Фаунсе, как маленькая тряпичная кукла, только сильно выгнутые ступни показывали, с каким усилием она приподнималась, чтобы облегчить боль в вывернутой за спину руке. Грим у нее на лице начал отслаиваться, как штукатурка; из-под слоя косметики проглядывала сморщившаяся кожа.

– Хельмут, – позвал Фаунс парня, охранявшего выход на кухню. – Утащи это с глаз. – Он показал на тело Билла Восса. – Нам не стоит настораживать гостей.

Зажав «Инграм» под мышкой, парень схватил Восса за ногу и поволок его в задний коридор. Вернувшись, он набросил большую скатерть на лужу крови. Белоснежная ткань мгновенно стала красной. Парень убрал скатерть, и положил вместо нее небольшой персидский ковер.

Где же гости?

Нед понимал, что шевелиться нельзя, не стоит даже смотреть на часы. Впрочем, за спиной Фаунса на каминной доске стояли позолоченные часы в виде повозки; они показывали двадцать минут второго.

Фаунс повернулся и что-то тихо сказал блондину. Тот кивнул и, выставив вперед «браунинг», направился к Неду Френчу.

– Пошли со мной, – сказал он с небольшим акцентом. – Будь осторожен.

Неду показалось, что акцент скандинавский. Они прошли через стеклянные двери на террасу мимо неподвижно стоявших Лаверн и Джейн. Нед покосился на них и натужно улыбнулся, чтобы они приободрились.

Блондин шел позади Неда, прижимая дуло пистолета к его ребрам. Они направились к северным воротам, где находился наряд морских пехотинцев.

– Все, что нам нужно узнать, – это где гости, – выдохнул блондин в ухо Неду.

– Спросить у них о гостях? – предложил Нед.

– Нет, молчите. Мы только посмотрим.

Где-то над головой раздавался голос муэдзина, похожий на песню птицы, он звал правоверных на молитву. Собирайтесь, друзья! Почтите землю неограниченных возможностей! Отпразднуйте независимость свободного предпринимательства!

– Стоп!

Двое мужчин, тесно прижавшись друг к другу, стояли под деревом, на котором весело пели дрозды. Нед посмотрел по сторонам. К северу был виден пост полиции, но около него не было машин. Нигде, казалось, их не было.

– Странно, – прошептал блондин на ухо Неду.

– Назад в дом! – Дуло пистолета больно уперлось в ребро. Оба повернулись и направились в сторону террасы так неторопливо, словно у них была уйма времени и они мечтали провести его вместе.

Уголком глаза – самым краешком периферического зрения – Френч увидел что-то, движущееся в направлении проезда и огибающее Уинфилд-Хауз с другой стороны. Блондин ничего не заметил.

За долю секунды Нед рассмотрел двух мужчин, идущих к сторожке, где находились морские пехотинцы. Один, напоминавший посла, был высок и грузен. Второй, в светлом костюме и ослепительно-белом галстуке, тянул его за руку, как непослушного пса. Это мог быть только Ройс Коннел.

Весьма характерно. Ройс спасает шкуру посла. Пусть все остальные погибнут. Для человека номер два главное – обеспечить безопасность номеру один.

Несправедливо, сказал себе Нед. Впрочем, на месте Ройса он сделал бы то же самое: сначала вытащил бы отсюда его превосходительство, а потом уже разбирался бы с похищением или как это еще там называется. На одно только мгновение ему вдруг захотелось поменяться местами с Ройсом. Но он знал, что его место здесь. Блондин остановился у входа в зал и тихо, как любовник, прошептал:

– Будь осторожен. Не заставляй меня причинять тебе боль.

* * *

В кустах рядом со сторожкой лежала, прижавшись к земле, группа людей. Ройс Коннел продолжал пригибать вниз голову посла Фулмера. Лейтенант морских пехотинцев распростерся на гравии рядом с армейским лейтенантом.

– Все понятно? – строго спросил Коннел. – Никто не подходит близко к дому. Никаких подвигов. Никаких нападений. И, сэр, – обратился он к Фулмеру, – я разделяю вашу тревогу, но, сохранив спокойствие, мы получим шанс спасти ее или даже всех их.

– Перестаньте себя обманывать, – пробормотал посол.

– Я рассчитываю, что пучеглазый сделает ошибку, а Нед Френч ею воспользуется.

– Очень слабый шанс, вообще говоря.

– У нас связаны руки. – Коннел взглянул на двух офицеров. – Проверьте, поняли ли приказ люди из квартирмейстерского корпуса, хорошо? Держитесь подальше от дома. От этого зависит жизнь всех, кто внутри.

Странный звук раздался в напряженной тишине. Офицеры смущенно отвернулись. Ройс понял, что посол тихо застонал от душевной боли.

* * *

Френч и блондин вошли в зал, словно скованные невидимой цепью. Фаунс уставился на них, нетерпеливо ожидая результатов. Так же нетерпеливо смотрели на них и все остальные.

В больших светлых глазах Лаверн застыл вопрос. Джейн, стоявшая рядом с ней, посмотрела на Неда с виноватым, грустным видом. Фаунс рявкнул:

– Где гости?

– Пока никого нет, – ответил блондин.

– Это какая-то уловка.

– Важные гости всегда опаздывают, – сказал Нед.

Он почувствовал, как напряглись мышцы блондина. Его рука описала дугу и пистолет со всего маху ударил Неда по зубам. Рот наполнился кровью из разбитой нижней губы. Нед понял, что нельзя даже поднимать руки, чтобы вытереть кровь.

– Правильно, – сказал Фаунс, – этот рот должен заткнуться. Назад к стене, полковник Френч. Что же, придется еще подождать, так?

От пистолета во рту остался привкус пороха. Он чувствовал, как по подбородку струится теплая кровь. Он втянул ее и проглотил вместе со слюной. Макс Гривс неподвижно стоял у стены рядом с Недом.

– Посол в безопасности, – прошептал Нед, почти не шевеля губами.

– Да и черт с ним, – ответил Гривс.

Но где же в самом деле гости? На совершенно пустой дороге, на ней не было ни машин, ни людей, как если бы… Нед снова втянул кровь. Как если бы район был заражен, подумал он, и небезопасен после ядерной катастрофы.

Нед моргнул. Рот начал болеть, губы и зубы ныли. Наконец он понял, что происходит снаружи.

Повсюду праздновали День независимости. Кое-кто сидел у телевизора и смотрел, как весь мир протестует против последнего нападения на безоружных женщин и детей, ответственность за которое возложена на безответственную Америку. Так или иначе, но зачем рисковать, появляясь на приеме, проводимом этой ковбойской страной? И разве не угрожали террористическими акциями? Лучше уж остаться дома. Может быть, попозже несколько человек и появятся, те же журналисты, например. Но в целом картина ясна.

Гостей не будет. Америка проводит прием, на который никто не придет.

– Послушайте, – обратился он к Фаунсу. – Нам надо поговорить.

– Опять он открыл пасть! – воскликнул пучеглазый. – А ну-ка, избавьтесь от него!

Блондин сделал шаг к Неду и поднял тяжелый «парабеллум» на уровень плеча. Палец застыл на спусковом крючке.

Раздался оглушительный выстрел. Блондин лежал на полу с зияющей дырой на месте глаза.

Перед стеклянными дверьми, расставив ноги, застыла Лаверн. Она держала один из двух своих «уэбли» в правой руке, левая поддерживала ее снизу. Она стреляла истово, как в своем тире.

Вторая пуля прошила горло Фаунса.

Двое парней выпустили длинные из «инграмов» с глушителями очереди. Ти-ти-ти. Ти-ди-ди.

Красные фонтаны брызнули со светлого жилета Лаверн в виде огромной буквы X. Она рухнула на пол.

Нед бросился к ней и подхватил «уэбли». Одним выстрелом он уложил парня возле окна. Тот упал лицом вперед.

Скользя в крови, Нед повернулся и выпустил пулю в другого, стоявшего у двери, но тот поднял «инграм» и тоже выстрелил. Боль обожгла левое плечо Неда.

Сморщившись от боли, Нед снова выстрелил и увидел дырку у парня в груди. Потом он быстро повернулся к Лаверн.

Ее светлые глаза были широко открыты и глядели в его глаза.

– Я попала в него? – Ее голос прерывался и был тонок, как нить, сползающая с катушки.

– Ты попала в него, Восс.

Жизнь уже ушла из ее глаз, все так же широко открытых. В них застыла та же грусть, как и в глазах Шамуна. И тот же холод, что и в глазах Викофа.

Внезапная тишина распростерлась над всем, что было внутри и снаружи. Потом раздался топот морских пехотинцев, бежавших к дому. А над головой, надрывая душу, пел черный дрозд.

Эпилог

Никто здесь не может понять и полюбить меня.

Какие только трудности не взваливали они на меня!

Постели мне постель и зажги свет,

Я приду сегодня поздно ночью.

Черный дрозд… прощай.

Напрягая глаза, можно было увидеть извилистую гряду гор на горизонте. Яркое солнце безжалостно сжигало плоскую и бесконечную пустыню, простирающуюся от Палм-Дезерт до границы Колорадо.

Ни одно растение не могло вырасти здесь без воды, отведенной из Колорадо. Ничего, кроме монстров и скорпионов.

Нед стоял в полной парадной форме с непокрытой головой. Слепящее солнце пронизывало болью его левое плечо. Ныли раны. Дочери стояли по обе стороны от него, и каждая старалась хоть чуточку до него дотронуться. Рядом с ними стояли его родители, прилетевшие из Висконсина.

Позади них, сияя начищенной медью под лучами солнца, военный оркестр в пыльно-зеленых костюмах Кэмп-Либерти ожидал команды. Один из трубачей уже сыграл траурный сигнал, когда гроб начали опускать в иссохшую землю пустыни.

Родители казались Неду посторонними. Он не видел их очень давно, и они выглядели старше, чем прежде. Может быть, то была усталость от долгого перелета? Его девочки почти не знали их. Да и сам он с трудом узнал в этих рано ушедших на пенсию людях своих родителей. Надо их приободрить. Им необходимо… Он вспомнил, что однажды говорил об этом с Джейн. Что же она тогда сказала? Надо ее спросить, если они снова встретятся.

Нед чувствовал, что его ранило и оскорбляло праздничное сияние солнца и ярко сверкающая медь оркестра. Устроить военные похороны решил генерал. Ему-то уж не грозила досрочная отставка. Военные похороны в этой угрюмой тюрьме. Плечо Неда болело не переставая. К черту их всех!

Генерал-лейтенант Де Карт Криковский сделал шаг вперед и вручил маленькую саперную лопатку Неду. Кладбище Кэмп-Либерти было, вероятно, самым зеленым местом среди этом дикого скопления казарм, нагромождения колючей проволоки, сторожевых вышек и искусственно выращиваемых эвкалиптов. И уж наверняка оно было единственным местом, не окруженным изгородью с пропущенным по ней током.

Взяв лопатку, Нед встал на колено. Под трехдюймовым слоем почвы, покрывавшим кладбище, был чистый песок. Он набрал на лопату земли и песка и бросил в могилу. Описав дугу, комья земли со стуком ударились о крышку простого гроба Лаверн. Нед передал лопатку Лу Энн, которая проделала то же самое. Три дочери последовали ее примеру. Они казались очень печальными. С опущенными в землю глазами.

Забрав у Салли, младшей, лопатку, Нед сбросил ее в могилу. Он холодно взглянул в глаза старому бумажному вояке, на лице которого, казалось, появилась тень сомнения. Старик отвернулся и взял жену за руку. Рядом с ним стояли их сыновья, с трудом сдерживая враждебность к Неду.

Он вспомнил об этом ночью в бараке, где ночевал вместе с дочерьми. Они все легли рано в мрачной тишине. То и дело девочки принимались всхлипывать. Прошло полчаса, но никто из них все еще не спал. Нед пошел в ванную налить стакан воды, чтобы запить болеутоляющие таблетки.

– Пап, – попросила Лу Энн, – принеси нам воды, а?

Его первые воспоминания о девочках были тоже связаны с тем, что он носил им воду по ночам. Сколько воды набежало за годы, а? – спросил он себя. Наверное, тысячи галлонов? Нед улыбнулся. Он нашел поднос и понес звякающие стаканы с жесткой вонючей водой Кэмп-Либерти. Его плечо все так же, не переставая, болело.

– Отлично, – сказала Лу Энн. – Когда мы отсюда уберемся?

Нед молчал, сидя в темноте в ногах ее постели.

– Что ты имеешь в виду? – спросил он ее наконец. – Тебе здесь не нравится?

– Нравится? – спросила Де Карта. – Ха!

Он переводил взгляд с одной девочки на другую.

– Я думал… Ваша мама…

– Так когда? – переспросила Лу Энн.

Нед сидел и не мог вымолвить ни слова. Наконец он поднялся.

– Вы должны знать, что я ухожу со службы.

Все вдруг замолчали. Глория опустила ладошку в стакан с водой и, подкравшись незаметно к Салли, вылила пригоршню воды на ее голую спину.

– Не смешно!

– Не увольняйся, пока мы не вернемся в Лондон, о\'кей?

Нед откинулся назад, потирая раздробленное плечо и разглядывая каждую из них по очереди. Только Лу Энн походила на мать. Остальные пошли в него. По каким-то таинственным причинам Лу Энн – старшая и похожая на Лаверн – имела власть над остальными. Точнее, если они и были под чьим-то влиянием, то это было ее влияние.

– А почему Лондон? – спросил он.

– Папа, – с чувством сказала Лу Энн. – Ты хочешь Бонн? Рим? Куда угодно, но только не оставаться здесь!

– Генералу это не понравится.

– Нет, конечно, – задумчиво произнесла Лу Энн.

– А как насчет Висконсина? – спросил Нед.

– Эй! – ответила Лу Энн. – Это бо-ольшая страна!

Примечания

1

Зиккурат – пирамидальный храм в Месопотамии.

2

Уинфилд-Хауз – резиденция посла США в Великобритании.

3

ФДР – Франклин Делано Рузвельт, президент США (1933–1945).

4

Аутер-Серкл – внешняя аллея в Риджент-парке.

5

«Олд Глори» – разговорное название флага США.

6

МИ-5 – английская контрразведка.

7

Компания – жаргонное название ЦРУ.

8

Четвертое июля – День независимости США.

9

Герберт Гувер – президент США накануне Великой депрессии.

10

Овальный офис – название кабинета президента США.

11

Левиафан – в мифах разных народов огромное морское чудовище, противостоящее Богу.

12

US – сокращенное английское написание названия США.

13

Панч – герой английского фольклора, похожий на Петрушку.

14

Новая Англия – обобщенное название северо-восточных штатов США.

15

Офшорные компании, фонды – организации, действующие за пределами основной страны осуществляемого ими бизнеса; создаются с целью уменьшения выплачиваемых налогов.

16

Скрэмблер – устройство для защиты телефонных разговоров с помощью специального кодирования сигналов.

17

Бруклин-Хайтс – район Нью-Йорка.

18

Бетти Девис – американская киноактриса.

19

«Перье» – минеральная вода.

20

«Клинекс» – крупная американская фирма по производству салфеток и разного рода гигиенических изделий из бумаги и целлюлозы.

21

Ящик Пандоры – в греческой мифологии сосуд с человеческими пороками и несчастиями. Создав Пандору, боги вручили ей этот сосуд как месть за то, что Прометей похитил огонь. Когда Пандора открыла его, по земле расползлись беды и болезни.

22

Стоун – английская мера веса, равная 6,33 кг.

23

Санитарный кордон (фр.).

24

«Кто есть кто» – биографические справочники, включающие известных политиков, финансистов и др.

25

Парсел и Элгар – английские композиторы.

26

Эдгар Гувер – директор ФБР в 1930 – 1970-е годы.

27

«Уоки-токи» – портативная радиостанция в форме телефонной трубки.

28

«Узи» – портативный автомат израильского производства.

29

Микки Руни – американский киноактер.

30

«Топ-40» – радиопередача, в которой передаются 40 лучших произведений рок-музыки.

31

Овцы на заклание – неправильно понятое название программы «Лэм на заклание». (Лэм в переводе с английского – овца.)

32

Управление стратегических служб – американская разведка. В 1947 г. преобразовано в ЦРУ.

33

Да! (венг.)

34

Нет! (венг.)

35

Френч – в переводе с английского – француз.

36

Ответьте, пожалуйста (фр.).

37

Будь здоров (нем.).

38

Флит-стрит – улица, центр лондонской прессы, где расположены редакции многих газет.

39

Айви Лиг – «Лига плюща». Название группы самых престижных американских университетов.

40

«Чивас Ригал» – дорогой сорт шотландского виски.

41

Маленькие (фр.).

42

У тебя нежное сердце (ит.)

43

Джемпот – в переводе с английского это прозвище означает «горшок варенья».

44

«Джек Дэниелс» – сорт виски.

45

«Севен-Ап» – разновидность лимонада.

46

Во многих аптеках на Западе наряду с лекарствами продаются и другие товары.

47

Обсидиан – твердый минерал, вулканическое стекло.

48

«Мюнстер» – сорт сыра.

49

Колокольчики (нем.).

50

«Шин-Фейн» – название политического руководства североирландского освободительного движения.

51

Закуски (фр.).

52

Билл – жаргонное название Спецотдела.

53

Ярд – Скотленд-Ярд, уголовная полиция.

54

Кебаб – восточное мясное блюдо.

55

Баба ганнудж, мубальбия, лябан – блюда восточной кухни.

56

Пита – лепешки из пшеничной муки.

57

«Вестерн Юнион» – почтовая компания.

58

Лучше ешь, девчонка (ит.).

59

Ну, Мойше, что еще? (идиш.)

60

Чокнутые, сумасшедшие (идиш.).

61

Дерьмо! (нем.)

62

Джамбо – слон, герой диснеевского мультфильма.

63

«Мыльные оперы» – как правило, мелодраматические телесериалы, которые первоначально финансировались компаниями по производству мыла, поэтому и получили такое название.

64

«Свисэйр» – швейцарская авиакомпания.

65

Капеллан – военный священник.

66

Би6 – жаргонное название Би-би-си.

67

Воды (искаж. нем.).

68

Хитроу – международный аэропорт, расположенный неподалеку от Лондона.

69

Какая досада! (фр.)

70

«Травка» – наркотик, обычно марихуана.

71

Жлоб (идиш).

72

В здравом уме (лат.).

73

Готово (итал.).

74

Стронг – в переводе с английского – сильная.

75

Уик – в переводе с английского – слабый.

76

Папай – герой американских мультфильмов, у которого были выпученные глаза.

77

День труда – праздник в США, отмечается в первый понедельник сентября.

78

«М-10» – портативный автомат.

79

Макс фон Сидов и Джон Уэйн – популярные американские киноактеры.

80

Антофагаста – город на севере Чили.

81

По просьбе абонента в западных странах его номер телефона может не включаться в сводный справочник.

82

Оливер – герой одноименного кинофильма, снятого по мотивам романа Ч. Диккенса.

83

Белый, красный и синий – цвета государственного флага США.

пер. В. А. Комиссаров

Число просмотров текста: 6486; в день: 2.21

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0