Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Садоводство
Курдюмов Н. И.
Умный сад в подробностях. Садовая успехология для дачников и дачниц

Н. И. Курдюмов – практикующий садовый мастер, ученый-агроном, выпуск-ник Московской сельскохозяйственной Академии им. Тимирязева. Профессио-нально занимается разными видами обрезки и формировки деревьев и винограда, а также поиском и наработкой продуктивных способов дачепользования, позво-ляющих увеличивать отдачу сада и одновременно уменьшать затраты труда и времени. Объект внимания автора – частный сад и его хозяин. Автор считает, что дача призвана быть местом отдыха, а урожай может быть продуктом не столько физического, сколько умственного труда. Дача и приусадебный сад, по мнению автора – особая отрасль агрокультуры, со своими уникальными целями и метода-ми, поэтому попытки применять здесь методы традиционного промышленного садоводства дают весьма плачевные результаты. Автор предлагает вниманию чи-тателей концепцию разумного дачепользования. Материал для книги – опыт са-мого автора, продуктивные методы зарубежных садоводов и забытые наработки старых мастеров садоводства.

"Умный сад в подробностях" – третья книга автора. Как и две

предыдущие ("Умный сад" и "Умный огород"), эта книга призвана донести идеи разумного дачепользования до всех, кто стремится улучшить свою жизнь и любит растения.

Автор продолжает формировать сады и делиться своим опытом.

Вместо предисловия

О жизни, о жизни, и только о ней

Поет до упаду поэт.

Ведь не на что больше поэту смотреть,

И не над чем больше парить...

Ю. Мориц

О чем эта книга?

Эта книжка, как и "Умный огород", о том, как устроить удобный, урожайный и красивый сад, в котором отдых и удовольствие – главные занятия, а рутинный труд и борьба – незначительная добавка.

Именно такой сад нормален и естественен. Здесь вы уверенно и без напряже-ния управляете развитием растений. Сюда вы, занятой горожанин, с удовольстви-ем едете в выходные – не вкалывать, а сменить обстановку, расслабиться и обно-вить впечатления. Тут даже ваши близкие, обычно ищущие предлог остаться до-ма, находят для себя интерес – достаточно уже того, что вы не зациклены, не из-мотаны и никого не напрягаете!

В отличие от нашего традиционного садоводства, одна из главных целей кото-рого – как можно больше загрузить человека работой, разумное дачепользование стремится свести труд к минимуму и прибавить вам толику личной свободы. При этом случайность урожая объявляется вне закона, и применяются методы, повы-шающие вероятность отдачи сада и огорода.

Сейчас разумность дачепользования актуальна, как никогда. Бывает так, что само осознание смысла содержания дачи возвращает былой интерес, разрешает проблемы с родственниками и даже весьма улучшает гармонию семейных отно-шений. И я с помощью разумного садоводства решил многие свои проблемы, и буду заниматься этим интереснейшим вопросом до тех пор, пока сам не научусь всему тому, о чем пишу и рассказываю. А рассказывать я стараюсь только о том, что умею, что умели или умеют другие люди. Они научились этому сами. Мы так же можем научиться всему только на собственном опыте: уметь – значит делать. Но они потратили на это десятки лет, а мы, используя их опыт, можем научиться быстрее.

"Умный сад в подробностях" – это развитый и растолстевший от новой ин-формации "Умный сад". Печатаю первые строки, а уже жалею о том, что книжка утеряет легкость. Но слишком многое хочется сказать. Накопилось. Будет не-сколько новых глав – о нюансах формовки, о законах обрезки, о работе со взрос-лыми деревьями, о регулировке роста, о сортах и способах размножить нужные растения. Старые главы изменятся с учетом нового опыта. Будет и "прикладная философия", но я постараюсь быть кратким и не терять чувства юмора. А в общем любая хорошая книга должна быть веселой, тем более – "успехология". О чем эта книга? Конечно, об успехе. Об успехе, как ни крути – и только о нем.

А теперь я хочу представиться:

Здравствуйте!

Я – Николай Иванович Курдюмов, для друзей – Ник. Мне уже 39 (кошмар, как годы летят! Завтра должен быть очередной конец Света. Вот бы время оста-новилось!) В Тимирязевке мы с женой Татьяной Михайловной учились в самом начале 80-х годов. Жили весело, занимались туризмом, авторской песней, фото-графией, музыкой, интересовались психологией и педагогикой; все это и сейчас нам близко и дорого. Дети, оказывается, уже выросли, и весьма успешно продол-жают это дело. Иван в свои шестнадцать – студент КТУ. Юля закончит школу в пятнадцать и готовится в музыкальное училище. Тася пока не определилась, но энергии ей хватит на всех нас, вместе взятых. Живем дружно, хоть и тесно, в ста-нице Азовской.

Сначала я просто обрезал деревья. Потом обнаружил, что я нужен. Затем стало ясно, что в книгах и магазинах – красивое желаемое, ничего общего не имеющее с неприглядным дачным действительным. Наконец выяснилось, что одичалость наших дач – вещь хоть и привнесенная нашей культурой, но вовсе не-обязательная. Нашлись продуктивные способы для дачи, и нашлась успехология – технологии успеха, разработанные Роном Хаббардом (США). Они оказались столь практичными, что пришлось развивать это направление. Чем мы с Таней сейчас и заняты: я работаю с большими садами, она – с маленькими. При этом их хозяин нас часто интересует больше, чем сад: он ведь должен после нас осмыс-ленно работать сам.

Так получилась профессия. Можно было бы назвать себя садовником, но са-довник – это мастер, умеющий виртуозно вырастить все, от персика до редьки. А пока что вместо этого приходится долго рассказывать и писать книжки. Да и рас-сказывать обо всем хорошем, если честно, я люблю чуть ли не больше, чем выра-щивать сады. Поэтому сейчас я – популяризатор. Пишу о том, как лучше дачни-чать. И весьма озабочен доходчивостью текста книги. Я буду стараться писать как можно проще, и вы, пожалуйста, постарайтесь читать, не оставляя для себя ничего непонятного.

Как читать эту книгу?

Научно исследовать – это прочесть несколько книг, которые никто не читал, и написать еще одну, которую никто читать не будет.

Менее всего я стремлюсь написать научную книгу, и более всего – книгу практичную, полезную и развлекательную. А чтобы книга была полезной, хоро-шего содержания недостаточно. Важно, чтобы в ней не нашлось бы ни одного слова, значения которого вы не поняли, или поняли отчасти, приблизительно, с трудом. Именно неясное слово – причина потери нити рассуждений. Именно не-ясные слова – причина того, что книгу нелегко читать, она неинтересна, раздра-жает, и вы чувствуете, что слишком безграмотны и глупы. Слава Богу, нет! Вы-то в порядке, это автор, стремясь показать коллегам свою компетентность, использо-вал принятый в их компании язык. Получается, что книга написана не для вас. Посему я постарался свести непонятность текста к минимуму. В конце книги есть толковый словарик. Все подозрительные слова я пометил значком+ и поместил туда. Не только термины. Важно, чтобы и общеупотребительные (казалось бы!) слова мы толковали одинаково. Тогда вы будете понимать именно то, что я хотел сказать, и нам не придется спорить.

И вот вы поняли текст. Для развлечения этого достаточно. Для применения – нет. Чтобы использовать книгу, читайте ее в саду. Находите, разглядывайте и тро-гайте все упомянутое. Создайте в микрообъеме, на одном дереве, на одном квад-ратном метре то, что нужно увидеть. И часто наблюдайте за тем, как оно себя ве-дет. Тогда у вас появится опыт – тот самый крючок, без которого при всех стара-ниях "не вынуть из пруда рыбку" вашего успеха. А знания – только наживка!

Р.S. Крупный недостаток книги, которого не избежать: в ней чересчур много разной детальной информации. Пожалуйста, читайте ее понемногу, с большими перерывами, как несколько отдельных маленьких книг.

Г л а в а 1

Знакомьтесь: успех

УСПЕХ – ЭТО НОРМАЛЬНО

(моя прикладная философия)

Стать выше себя непросто,

И всем по плечу едва ли.

Но все мы такого роста,

Какой потолок избрали.

Т. Смирнова

Я всегда испытываю большое удовольствие, встречаясь с успешными спосо-бами жизни. Нельзя, нельзя, и вдруг – есть! Невозможно, немыслимо, а тут – вот оно! Все привыкли, прониклись, всосали с молоком матери "терпение и труд...", и вдруг один взял да и не поверил, проверил, покумекал и бряк! – сделал на порядок лучше. И ведь проще некуда – как раньше не додумались?! Самое интересное, что потом. Потом друзья повосторгались, пресса пошумела, наука покритиканствова-ла, и успех тихо лег на дно. А за крупные успехи часто приходилось драться, и жестоко. Не приживается успех в нашем мире. Потому что не могут держатели власти и науки жить с людьми, не нуждающимися в их контроле и опеке. Потому что если распространять успех, держатели экономики и политики не смогут ниче-го нам продать – их доходы держатся на нашей неспособности и беспомощности. Но успех – суть сама жизнь. Достижения, как семена, оседают, но затем прорас-тают. Прогресс все же происходит, и только потому, что кто-то когда-то показал: вот так и лучше, и проще.

В 70-х годах Брэгг, Шелтон, Николаев, Андреев, Малахов, Семенова и их по-следователи убедительно показали, что "научно обоснованное" питание почти вчетверо превышает потребность организма и вредит ему. По сути, это навязчивое состояние.

Г. С. Шаталова, показавшая несостоятельность калорийной* теории питания, достигла биологической нормы здорового организма: ее телу достаточно 2–3 ды-хательных движения и 12 ударов сердца в минуту, а во время бега – 60–70 ударов, и это – при постоянной активности и огромном жизнелюбии.

Еще раньше, в 50-е годы, в США Рон Хаббард усомнился в том, что разум+ человека непознаваем и несовершенен по природе, и обнаружил первопричину всех психических, умственных и телесных расстройств. Ею оказалась пережитая раньше боль. Появилась технология снятия этих блоков, а затем – технологии достижения успеха в разных областях. Выдержав страшную войну, эта наука про-должает жить и развиваться, как неформальное движение.

В это же время наши родители профессионалы Б. и Л. Никитины научились вынашивать, самостоятельно рожать и воспитывать совершенно здоровых, креп-ких, сообразительных и стремительно развивающихся малышей – маленьких, но настоящих людей. Им пришлось "открыть", что детский организм более жизне-стоек и вынослив, чем принято думать, и болезненность детей – дело рук взрос-лых.

В Петербурге Н. А. Бергер научилась учить детей музыке. Работая с теми, кого не взяли в музыкальную школу из-за "отсутствия слуха". Через год эти ребята уверенно музицируют (то, чего не может выпускник музыкалки!) и свободно иг-рают с листа пьесы средней сложности – причем могут исполнить их в любой то-нальности, пользуясь одним текстом!

Идеальная система обучения+ есть и для других предметов. Она создана Р. Хаббардом лет сорок назад. В ней нет оценок, кроме одной: "умение применять пройденное достигнуто". И способности ученика не имеют значения.

В сельском хозяйстве таких примеров также немало.

Глядя, опять же, не в книги, а на самого кролика, питерский кроликовод Ми-хайлов создал простую клетку-автомат (без всякой электроники), в которой кро-лики совершенно не болеют, вес пятимесячных крольчат достигает 5 кг, а их мех больше похож на соболий. Пришлось, в частности, "открыть", что желудок кроли-ка лишен мышц, и питаться ему нужно не три, а 86 раз в сутки!

А один знакомый мне пчеловод получает с улья за сезон до 170 кг меда и по два пчелопакета с молодыми матками во главе.

В конце прошлого века агроном И. Овсинский удесятерил урожаи

и полностью снял проблему засухи на своих полях, применяя свою систему беспахотного земледелия. Произвел фурор – и канул в пучину несущейся вперед пахотной культуры. Подробно об этом я рассказал в "Умном огороде".

Его современник, Николай Гоше, работал с деревьями настолько филигранно, что придавал им любые формы и создавал ветки или плодушки в любом месте по своему усмотрению. Слава Богу, он написал подробное толстое руководство, о котором я узнал год назад случайно и с трудом разыскал в Пушкинке.

Столь же успешно И. В. Мичурин работал с наследственностью и свойствами плодовых культур. Он научился доводить сорта до гарантированного максимума отдачи в каждом конкретном районе. Если бы его программа была выполнена, у нас вообще не было бы плохих и неурожайных деревьев!

А как умно наш И. Некрасов окучивает картофель: уложил куст плашмя, на-сыпал сверху горку – двойной урожай! И так – в два срока.

А плоскорез В. Фокина? Простая скоба, легче тяпки, а делает 20 операций, за-меняя весь огородный инструмент, кроме, разве что, опрыскивателя.

Пусть успех не нужен государству. Но никто не мешает нам применять его лично к себе, интересоваться им, создавать его!

Поразительно, но и мы старательно не замечаем этих достижений; и не стре-мимся о них узнать, как будто они не имеют к нашей жизни никакого отношения. А ведь эти подвижники кричали изо всех сил: "Люди, я смог, и точно знаю – вы сможете тоже! Только захотите, и все получится!.." И вот лет пять назад меня прошибло: Успех – это технология, которой можно научиться.

Я увидел: наша успешность непростительно низка. Все, что считается нор-мальным и привычным – это в лучшем случае десятая часть нормы. Вот когда ка-ждый научится ставить цели и достигать полных побед – это будет норма. Эти подвижники – просто нормальные, разумные люди. Ненормально то, что все мы, остальные, этого не далаем. Нас отучили доверять себе.

Освоение Успеха – тема для отдельной книжки. И, определенно, мое больное место: слишком серьезно пишу. Возможно, это не так просто. А в общем, это – остросюжетное приключение с хэппи-эндом и наградой в конце. Успех имеет свою анатомию, из которой здесь уместно упомянуть лишь главное.

Две вещи мешают нам приблизиться к успеху: неспособность видеть резуль-тат* и боязнь быть самоопределенным+. И то, и другое, кстати, вовсе неприрод-ные свойства ума, а искусственно созданные и пестуемые политической и духов-ной властью всех времен. Это славно: значит, от этого можно избавиться.

Результат – это когда в деталях видишь, как оно должно быть, плюс стремле-ние этого достичь. Вот тут должна быть тыква – оранжевая, на 80 кг, она будет лежать здесь, у дорожки, и все будут ею любоваться, а потом я сделаю из нее пас-тилу и одарю всех знакомых. Мой сын станет здоровым, развитым, самостоятель-ным и общительным, и у него не будет проблем с учебой. Вот с этой женщиной мы будем жить душа в душу и вырастим четверых прекрасных детей. Если сомне-ний нет – все получится. Если цели совпадают – получится хорошее партнерство. Если цели нет, мы, как правило, примыкаем к тем, у кого она есть.

Закон: не представляя точно результата, невозможно изобрести способы его получения. Проще: всегда неясно, как делать непонятно что. Оказывается, мы почти никогда не думаем, что получится. Более того мы часто и понятия не имеем о том, что об этом нужно думать! Многие ли точно представляют себе, каким бу-дет это дерево? Фирма, дом, муж, семья, свое тело, бизнес?..

Противоположность результату – процесс, или текучка. Это когда все вместе чувствуют душевный комфорт, предоставив планировать свои результаты другим – начальству, морали, религии, родственникам, друг другу. Живем процессом: хо-дим по врачам, сидим за партой, женимся, разводимся, калечим свое тело, копаем огород. Успех тут уже не наш, а тех, кому мы верим. Но зато можно вместе пожа-ловаться на жизнь?

Трудно представить себе, что вы все, абсолютно все решаете исключительно сами?.. Но именно так делает нормальный, разумный человек. И потому он успе-шен.

Привычка отдавать свои решения другим (то есть верить) приводит нас прямо-таки к курьезной ситуации: мы часами, месяцами, годами делаем то, в чем абсо-лютно убеждены (то есть в чем нас когда-то убедили!), получаем совершенно не то, что хотим, и умудряемся не видеть этого! "От племянниц старушка из Хожува ничего не видела хорошего, и она день за днем их лупила ремнем, чтоб добиться чего-то хорошего".

Не одно поколение окончило школы, ничему не научась, и вузы, не освоив профессию. Ни разу хамство и жестокость не достигали цели, но привычка силь-нее. Боясь отвечать за себя, мы видим причины неудач в ком-то другом, где-то снаружи. Но это – чистая иллюзия. С вами происходит только то, что вы пред-ставляете собою сами, внутри себя. Если там есть решения и стремления – они сбываются. Если там сомнения – не сбываются. Если вы верите другим – сбыва-ются, но не ваши, а их стремления: ведь придумали это они, а вы просто согласи-лись с ними.

Поэтому никогда не ищите оправданий снаружи – их нет. Если у вас что-то не получается, значит делать нужно совсем другое, независимо от ваших чувств и убеждений. Именно ваши сегодняшние убеждения и приводят к неуспеху.

Как ни крути, но чтобы стать успешным, нужно не бояться стать другим. Что такое счастье? Это предвкушение. Чувство движения, стремление достигнуть, вы-расти, ощущение роста, своей силы и приятное покалывание новой шкуры, в ко-торой здорово пощеголять, пока не забрезжит новая цель.

Разумность – это просто способность видеть результат и создавать успех. Это и есть то убеждение, которое помогло и помогает мне изменять свою жизнь к лучшему.

Однако, пора переходить к садоводству. В чем же состоит разумность дачи?

Дача умная и глупая

Трудно ничего не делать!

Но мы не боимся трудностей.

По моим наблюдениям, дачная ситуация в целом такова: конкретно на резуль-тат направлено 10% действий, еще 30% – против результата и 60% – на борьбу с этими тридцатью. Думаю, и в других делах мы столь же эффективны.

Дачники принадлежат, в основном, к двум противоположным лагерям. Первые ищут в даче прежде всего удовольствия и отдыха. Назовем их романтиками. Для вторых дача – возможность вырастить еду: какой там отдых – сорняки прут! На-зовем их реалистами или (трудоголиками).

Романтиков сейчас – явное меньшинство. И отдыхалось бы им неплохо, но "трудоголизм" – заразное заболевание. Две его главных формы – сажальная и ко-пальная болезнь – легко передаются при контактах и через научно-популярную литературу по садоводству. И романтики повально заражаются. Женщины, навяз-чиво склонные к порядку, – чаще мужчин.

Возникает характерная ситуация: жена – реалист (рудоголик), а мужу ничего не остается, как стать воинствующим романтиком. Дача покрывается камнями преткновения, а яблоки раздора зреют мешками прямо на кустах картошки. Перед нами – так называемый женско-дачный синдром (ЖДС). Об этих "болезнях" мы еще упомянем.

Так вот: и те, и другие относятся к даче, на мой взгляд, не оптимально. Дело в том, что по своей сути дача – наш сожитель, то есть симбионт+. Растения, поса-женные там – то же, что друзья, любимый домашний зверь или родственники (ес-ли, конечно, они вам – друзья). Это – партнерство. А партнерством является дале-ко не всякое сожительство.

Во-первых, партнерство – это общение и взаимный интерес. Представьте, что вы дружите по инструкции: прочитал, сказал по тексту, чего-то сделал, ответ не нужен, что там дальше по тексту?.. Абсурд? Вспомните: именно так или почти так мы выкармливаем своих малышей. Не равный, не партнер, а предмет для выкарм-ливания. Детский сад – там детишек на грядках выращивают. Таких разных – одинаково, как растения. Но даже растения реально неодинаковы, и партнерства не будет, если не вслушиваться, не всматриваться в их ответы.

Во-вторых, симбиоз взаимовыгоден. Вы даете растениям то, что им надо, они вам – то, что надо вам. Вы им больше – они вам больше. Это восходящая спираль партнерства, каждая ступенька которой – успех. Симбиоз всегда увеличивает сво-боду обоих партнеров. Иначе в природе не было бы сожительства. Попробуйте прямо, без обиняков ответить на вопрос, дача увеличивает вашу личную свободу? Положительный ответ считается честным, если вы никогда не сетуете по поводу дачи.

Формула разумного партнерства: я вместе с тобой, чтобы лучше жилось мне, а ты со мной, чтобы лучше было тебе. Исключены зависимость+, долг и вина. Вме-сто них – сотрудничество. Как только появляется зависимость, симбиоз кончается и начинается паразитизм. При этом всегда страдают оба, хоть и по-разному: пара-зит деградирует, а хозяин (пожалел, посочувствовал...) чахнет.

Реалист-трудоголик навязчиво зависим от дачи. Дача для него – паразит. Он связан ложным долгом кого-то кормить или страхом оказаться ненужным. Это вы? Поймите: ваши близкие могут и не есть ваших заготовок. Это вы не можете их не кормить. Обойтись без заготовок гораздо легче, чем видеть вас усталым, больным и сетующим на их лень. Дача паразитирует на вас, а вы – на своих близ-ких. Может быть, стоит над этим задуматься?..

Рис. 6

Романтики, наоборот, навязчиво не хотят напрягаться: урожай легче на рынке купить. И правильно: вы достаточно устаете в будни. Просчет в том, что сами по себе растения расти не умеют, и дача быстро дичает. Нужен минимум знаний и усилий, хотя бы для создания газона. Иначе на такой даче неприятно отдыхать, и впечатлений мало, и сил не прибавляется.

Вот график ваших отношений с дачей. Определите свою зону.

Рис. 7

З о н а 1. Дача – ваш паразит. Работаете на ней из страха или беспокойства. Главная проблема – вы слишком мало осознаете, что делаете. Считаете, что для успеха нужно еще больше трудиться, а сил нет. Дача ухудшает ваше здоровье и осложняет жизнь вашим близким. Выход: поставить на первый план свободу и самоуважение и устраивать умный сад.

З о н а 2. Вы грамотны и усердны, но склонны к трудоголизму. Хороший уро-жай удовлетворяет, но напрягает и оправдывает ваши претензии к лентяям-родственникам. Вы уже умеете выращивать растения. Осталось отойти от шабло-нов и дать бой лишним трудозатратам.

З о н а 3. Главное – не урожай, а отдых. Отлично! Купите косилку, загазоньте весь сад и спонсируйте жену, (большинство романтиков все же мужчины!), если она захочет что-то выращивать или устроить.

З о н а 4. Наша цель. Встречал только в виде отдельных фрагментов. Отзови-тесь! Я приеду с фотоаппаратом и обязательно опишу ваш опыт.

Работа – не волк, а произведение силы на расстояние.

В чем измерить дачный успех? Выведем формулу. В числителе – то, что мы от дачи получаем: урожай, или удовольствие от созерцания красоты, или от отдыха. Лучше все это перемножить. Если все это отнести к площади, мы получим эффек-тивность участка: кг-красоты/кв. метр, или кг-красотысотку. Обычно этим и огра-ничиваются. Но это еще не успех. Мы упустили главное – вас. Создавая кило-граммы и красоту, можно отравиться карбофосом или заработать радикулит, раз-ругаться с близкими, в конце концов помереть от какого-нибудь инсульта. А ус-пех никогда не требует жертв. Посему в знаменателе – ваши затраты труда и вре-мени.

Рис. 8

Успех дачника = кг-красоты, сотку • отдых // затраты, часорублей

В формуле показателей хозяйства нашей страны не был введен человек. Воз-можно, это и привело к краху нашей экономики. Никогда не забывайте вводить в любую формулу себя. Иначе формулы не работают, и получается ложь. Это и есть та доля правды, ради которой написана эта арифметическая шутка.

АКСИОМЫ РАЗУМНОЙ ДАЧИ ПО ПЕРМАКУЛЬТУРСКИ+

Встарь богатейшими странами были те, природа которых была наиболее обильна; ныне же богатейшие страны – те, в которых человек наиболее деятелен.

Г. Бокль

Почему при таком обилии научно-популярной литературы на наших дачах обычны неуспех, одичалость и трудоголизм? Потому что в нашей стране – един-ственной в мире, где нет профессии садовника, никто не изучал и не развивал ча-стные сады, а вся садовая литература написана специалистами школы промыш-ленного садоводства.

Во-первых, следует учесть, что довоенная сельхознаука решала прежде всего одну важнейшую задачу: создание максимума рабочих мест трудовой загрузки населения. Эффективность и урожайность были, очевидно, не так важны. Отсюда – соцсоревнования и поощрение не качества, но вала. Отсюда – дикое расширение площадей. Отсюда же и слишком трудоемкие технологии, и мораль бездумного трудолюбия.

А во-вторых, дача и промышленный сад – совершенно разные вещи. Они по-хожи не больше, чем паровоз и велосипед. Большинство промышленных методов на дачах не работает: они или не практичны, или слишком трудоемки. Сейчас яс-но: у дачи есть своя, приусадебная технология.

О, дача, дача! Кто тебя посеял!..

Дача – совершенно уникальное, типично советское явление, хитрый трюк на-ших кормчих. Выделив нам на отшибе по нескольку соток, они "убили бесконеч-но много зайцев": порадовали нас своей заботой (еще как!), спихнули на нас все-народное дело снабжения самих себя овощами и фруктами, успокоились насчет дохнущего сельского хозяйства и организовали наш досуг. Тут получилось осо-бенно "удачно": получив в 70-х годах участки, радостные дачники не получили никаких приусадебных технологий, а традиционная литература невольно обеспе-чивала надлежащее трудовое закабаление, зависимость от промышленности и надлежаще ограниченную и нестабильную урожайность. Мы начали уставать и в выходные, но ставшая родной дачка нет-нет да и одаривала нас чем-то, и наше умиление вкупе со смутной "любовью к земле" стало второй натурой. Капкан за-хлопнулся.

Иностранец отказывается понимать: как можно жить в городе, а крохотный клочок земли иметь черт-те где и добираться туда не на своем транспорте, а на общественном, который ходит часто по настроению; как можно работать там без коммуникаций, приспособлений, техники, а часто и без знаний; как можно посто-янно, из года в год, делать это без гарантии урожая, который к тому же весь мож-но купить на одну зарплату, оставлять все без охраны в то время, как точно зна-ешь: упрут, и при этом умиляться, глядя на этот кусочек серой иссохшей земли... В любом деле надежда для нас – главное. Мы от нее просто балдеем. Не в этом ли загадка русской души?..

Дача для нас – священный ритуал. Будет ли урожай, не так важно, пустяки – мы и не такое видали! А тут – почти коллектив, где мы дружно, почти буквально ощущая локоть соседа, пытаемся достичь общего идеала образцового порядка и вместе с тем сохранить свою непохожесть на других. Тщетно пытаясь обустроить дачу, мы каждый раз берем тяпку с надеждой, что это скоро случится. Не поймет голландец, как можно находить что-то в совершенно одичалом саду с одинокой фанерной будочкой, потому что неведомо ему, что значит "Ну хоть куда-то сбе-жать!.." И постоянные мысли: "Обокрали – не обокрали? А вдруг – не обокра-ли?".., без которых мы, как без любимых болезней, уже и сами не свои.

Особенно интересным становится загадочный узор отношений, если дачу не-гласно считают общей: теща сказала "Будьте хозяевами!", или сын купил дачу се-бе – для отца. Чаще всего "общая дача" выглядит так: вот вам, родные, сажайте на здоровье, да смотрите, не дай Бог что не по-моему!.. Некоторые годами не могут понять, в чем дело. О, дача, кто тебя придумал? Своя – и чужая. Вроде – подспо-рье, а вдуматься – одни проблемы... Но без тебя уже – никак!

А тем временем на Западе (да и у нас в прошлом веке) есть замечательные способы управлять растениями и создавать из них очень удобную и красивую среду для собственного обитания. Сейчас я приведу общие принципы самого под-хода к устройству дачи, самого отношения, целеполагания, что ли. Больше всего таких принципов сформулировали специалисты перманентной культуры, этого неформального движения, популярного в развитых странах. Смысл его в исполь-зовании разума для замены энергетических, трудовых, денежных затрат и прочих привнесенных извне факторов.

1. РАБОТА – ЭТО ВСЕ ТО, ЧТО ПРИХОДИТСЯ ДЕЛАТЬ ВАМ, ПОТОМУ ЧТО ВЫ НЕ ПРИДУМАЛИ, КАК УСТРОИТЬ, ЧТОБЫ ОНО ДЕЛАЛОСЬ САМО. Ну, например, таскаете ведра вместо того, чтобы поставить емкости и спустить в грядки фитили. Или боретесь с тлей, а нужно просто не пускать на деревья му-равьев. Или копаете и рыхлите, что совсем ни к чему, если овощи растут в тол-стом слое перегноя. Или боретесь с сорняками вместо того, чтобы накрыть почву мульчой. Обо всем этом я рассказывал в "Умном огороде".

2. ОТХОДЫ – ЛЮБОЙ ВЫХОДЯЩИЙ ПРОДУКТ, КОТОРЫЙ ВЫ НЕ ДОГАДАЛИСЬ ИСПОЛЬЗОВАТЬ СЕБЕ НА БЛАГО. Я и не представляю, чего нельзя использовать из обычных домашних отходов. Ну, разве что битое стекло, синтетику и пластиковый хлам – и то в фундамент можно замуровать для эконо-мии раствора. Все органическое, гниющее, идет в компост и в качестве мульчи. Фекалии – туда же, ценнейшее удобрение, "которых удобрительное значение вы-ше раз в 8–10 навоза" ("Народная энциклопедия", 1912 г.). Сорняки выбрасы-вать?! – ужас какой! Тряпки? Эх, мне бы куб-другой тряпья, я бы столько мульчи-рованной бахчи натворил. У меня в отходах только пластмасса, а всего остального катастрофически не хватает.

3. ЛЮБАЯ ПОТРЕБНОСТЬ УДОВЛЕТВОРЯЕТСЯ ИЗ НЕСКОЛЬКИХ ИСТОЧНИКОВ. Это особенно предметно в хозяйствах, где работает цикл обмена растений и животных. У нас же важнейшая потребность – вода. Она поступает с осадками, с атмосферной ирригацией+ (подземной росой), из ваших емкостей, ор-ганика ее удерживает, мульча укрывает, а густые смешанные посадки притеняют и берегут. Здесь же – выращивание многих видов и сортов растений, пород жи-вотных и т. д.

4. КАЖДОЕ УСТРОЙСТВО, ЖИВОТНОЕ И РАСТЕНИЕ ПРИНОСИТ РАЗНУЮ ПОЛЬЗУ. Это использование заборов как шпалер+, деревьев – как опор, подбор универсальных растений, чтоб служили и пищей, и косметикой, и лекар-ством, и медоносом. Да еще и почву чтоб улучшали – например, бобовые.

5. РАЗУМНОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ, ЗОНИРОВАНИЕ И РАЗДЕЛЕНИЕ УЧАСТКОВ ВДВОЕ ОБЛЕГЧАЕТ УХОД И ПОВЫШАЕТ ОТДАЧУ НАСАЖДЕНИЙ. Среднее расстояние от наших кухонь до насаждений – 10–15 км, и эффект налицо, несмотря на нашу врожденную любовь к преодолению трудно-стей.

В планировании важны три главных аспекта. Во-первых – бордюры. Они от-деляют грядки и цветники от необрабатываемой земли, которую удобнее всего содержать в виде газона. Бордюры конкретизируют обрабатываемую землю. Если они есть, обрабатываемая площадь сокращается в 2–4 раза, а качество ухода за ней соответственно возрастает. Во-вторых, удобство. Маленькие островки цвет-ников и гряд вместо зарастающего сплошняка; грядки расположены так, чтобы шланг не ломал растения, а ходить и таскать было бы ближе. Устраивая что-то, всякий раз переспрашивайте себя: а нельзя ли придумать еще удобнее? И в-третьих – близость самых важных культур. "Овощи отблагодарят вас за то, что они видны из окна кухни". Так уж мы устроены: что не можем рукой достать, то уже не-интересно.

Поэтому на заднем плане лучше посадить деревья и многолетники, да и то не самые важные и любимые.

Вот так устраивают свои многоярусные сады "пермакультурные" садоводы. Не скрою: очень хочется, чтобы их полезнейшие привычки быстрее прижились на наших дачах. Хочется чаще видеть на фоне газона улыбающихся новых дачников. То есть тех, кто решительно пересмотрел смысл дачи и подчинил ее себе. Пред-ставляется, что новый дачник очень уважает себя. Любознателен и наблюдателен. Не любит работать впустую, а любит думать, добиваться успеха и отдыхать. Це-нит удобство и красоту. Делает только то, что решил сам. Не обязан. Не зависит. Не боится. Жизнь и свою персону воспринимает с юмором. Не следует стандар-там, а создает их... Я сам пытаюсь стать таким. Вразуми нас, Господи!

А теперь займемся непосредственно садовыми делами. И начать, конечно, нужно с начала – как спланировать удобный и беспроблемный сад.

Рис. 5

Г л а в а 2

КАК УСТРОИТЬ САД ПОУМНЕЕ

УТОПИЯ СТАНДАРТНОГО САДА

Коль хочешь разбивать,

Сажать и строить сад,

Постигни раньше край,

Узнай, чем он богат.

Тогда возможности

Используешь умело,

И принесет плоды

Затеянное дело.

Часто в литературе даются какие-то примеры планов, стандартные схемы за-кладки садов: "Вот так нужно!" Сейчас, после еще трех лет садовничества, мне ясно: такие рекомендации практически безрезультатны. Во-первых, все дачники разные, и редкий старатель согласится использовать готовый план. Во-вторых, все участки разные: не та почва, не там дорога, уклон, лесополоса рядом и т. д. И ре-комендация не срабатывает. Наконец, саженцы все разные, и до такой степени, что часто сам торговец под расстрелом не признается, что он на самом деле про-дает. Потому дач по образцу в действительности не существует. Это – миф, при-вычка садоводов-производственников. А у нас – не производственный сад.

В производственном саду, прежде всего, масса места: семечковые+ сидят 8х8, косточковые+ – 7х6 м, а у нас всего четыре сотки, и без низких и плоских форми-ровок получается кипарисовая роща. В производстве, кстати, очень низка отдача с площади: в среднем 1–3 кг с 21 кв. м, тогда как нам бы не помешало 10–20 кг. Там работает техника, тут – только вы. Там главное – дешевизна работы и вал, здесь – качество и красота, во что мы готовы вкладывать. Там – "площадя", а у нас – сре-да для жизни с удовольствием. Здесь – та же квартира, только устроенная из рас-тений. Там посадил по нитке – и все, а тут придется не просто планировать – кон-струировать.

Не важно, сада еще нет или уже есть. Начиная с нуля, или изменяя конструк-цию готового сада, вы начинаете его создавать+. И он становится интересен. Пы-таетесь натыкать по чужой схеме, и – не создаете, не видите результата и не оби-таете, не сожительствуете. Но, главное, непланировочный подход порождает вспышки сажальной болезни. Сталкиваясь с увлекательным разнообразием куль-тур и с заботой жалостливых соседей ("Ну возьми! Такая вишенка, так жалко, ес-ли пропадет!"), человек теряет способность не сажать все, что попадает в руки. Чем впечатлительнее натура, тем скорее возникает лесное сообщество там, где имелся в виду сад. Самое эффективное лекарство против этого – кусочек земли, с полсотки, по взаимному уговору отданный вами в распоряжение "больного" для создания милых джунглей. Если, конечно, дача записана на вас. Если нет, попро-сите полсотки себе, и если дадут, оградите их забором, введите карантинный ре-жим и – будьте "здоровы"!

ПРОЕКТ ПЛАНИРОВКИ САДА (ПРАКТИКУМ С ШАГАМИ)

Поймать двух крокодилов очень просто:

ловите пятерых, затем выпускаете троих – и готово!

ШАГ 1. Если вы решили применить эту главу на практике, пожалуйста, выде-лите пару часов времени, возьмите бумагу и ручку, и сядьте за стол. Нужно будет рисовать и делать пометки, отвечая на вопросы. Когда глава кончится, у вас мо-жет получиться нехилый курсовой проект. Если его повесить на стенку и ставить крестики о выполнении, есть шанс, что дело начнет двигаться.

ШАГ 2. Обрушьте все свое обаяние на близких и постарайтесь склонить их к участию в обсуждении проекта. Решающий голос будет за тем, чья дача. Если удастся добиться согласия, вы избежите споров и сможете заручиться поддерж-кой, что сделает устройство сада вполне реальной затеей.

ШАГ 3. КАКОЙ САД ВЫ ХОТИТЕ СОЗДАТЬ? Попробуем увидеть общую картину сада: а) лесопарк только для пикников, б) парк – образец садового дизай-на, в) парк с крохотным огородиком для шашлыка и плодовыми деревцами для красоты, г) урожайный сад и огород со сквером и цветниками, д) производствен-но-урожайный участок, отделение личхоза "Трудовые резервы", е) специфические варианты (питомник, коллекция, дом 20х30, и т. д.). Отметьте, что вы выбрали. Скорее всего, мнения сторон колеблются от В до Д, и как компромисс, выходит Г. Тут есть все для всех. И для меня он предпочтительнее: на его примере я покажу максимум приемов и принципов, годных для всех садов.

Скажу сразу: в случаях парков для отдыха нужно начать с задернения всего участка. Первое, что для этого нужно – обеспечить регулярный, раз в две недели, подкос всей площади. Тут не обойтись без косилки или триммера+. Если деревья не слишком густы и сад не выпалывался начисто в последние годы, луговые тра-вы взойдут и размножатся сами в результате подкоса – это их среда. Сорняки под-коса не выносят и постепенно уйдут. Останется разнотравный луг. Стриженый, он очень красив, но, главное, устойчив и не требует ухода. Дерн – это отсутствие проблем и фон для дальнейших действий. Прямо на нем устраиваются поднятые и обрамленные бордюром грядки и цветники.

Рис. 14

Шаги 4 и 5 позволят вам установить, какие растения будут в саду.

ШАГ 4. ДЕРЕВЬЯ, КУСТАРНИКИ и ЛИАНЫ. Вы приготовились составить список желаемых растений. Пожалуйста, составьте его. А теперь – внимание: вак-цина против сажальной болезни. Сотка сада вмещает максимум 6–7 свободнорос-лых+ деревьев, сделанных низко или плоско, стенкой, на сотке располагается до 15, и остается место винограду и кустарникам. Гораздо лучше недосажать, чем пересажать: лишние деревья все равно придется убирать, а за время роста они на-вредят остальным растениям – в тени все тянется. Мне часто приходится выпили-вать такие деревья. Поэтому правильным будет оставить только самые необходи-мые. Честно ответьте себе: без чего вы можете обойтись, и вычеркните это из списка. Жалко? А мы еще не учли перспективность культур.

ШАГ 5. ЧЕГО ЖДАТЬ ОТ ВАШИХ РАСТЕНИЙ? Сейчас я покажу, что реаль-но происходит на наших дачах с разными растениями, и вы сможете уточнить ваш список. Может быть, что-то еще будет вычеркнуто, но чего-то прибавится в коли-честве. Мои наблюдения тут таковы.

ОБЛЕПИХА, дав первый урожай, быстро отбивает к себе интерес. Даже вера в ее сверхцелебность не в силах противостоять ее силе роста, высоте, колючкам и неудобству снимать ягодки. А нужно ее – литр. Лучше купить. А если прибавить экспансию корневой поросли? Нет, купить у бабушки – святое дело. Исключение можно сделать для сортовой початковой облепихи, собственноручно взятой и укорененной, а не с рынка.

ГРЕЦКИЙ ОРЕХ на шести сотках, вообще говоря – как слон в пивном ларьке, 80% "карликовых Идеалов" оказываются обычными сильнорослыми. Они съеда-ют свет и пространство и под собой, и вокруг. Очень любят возвышаться под про-водами; близко к постройкам взрывают ленточные фундаменты и отмостки. Удачный орех – редкость. Он может быть, видимо, только один, и сидеть так, чтобы его тень падала бы только на дом и создавала место отдыха. Мне больше нравятся мелкие, но тонкокорые орехи. А вообще дело не в урожае: орехи у нас достаточно дешевые. Единственная реальная роль ореха – тень. Но ее может да-вать и виноград.

ФУНДУК, чтобы давать хороший урожай, должен быть сортовым, и занимает при этом то же место, что и старая яблоня. Его не воткнешь в уголок – ему пода-вай чуть не четверть сотки. Выращивать лучше в 3–5 стволов, регулярно удаляя всю поросль. Если плоды не выдающиеся, смысла держать его не вижу.

КАЛИНА плодоносит регулярно и хорошо, много места не требует. Лучше вести ее деревом, в один ствол, и располагать у заборов. Тень переносит легко. Очень украшает участок. Одного дерева вполне хватит, два – если испытываете особую любовь и потребляете в огромных количествах.

АРОНИЯ (черноплодная рябина) – высокий кустарник. В тени сажать нельзя: плодов почти не даст. Культура неплодовая: сажают для разнообразия и ради це-лебности – давление снижает. Я думаю, что целебнее не доесть килограмм колба-сы, чем заесть его килограммом аронии. Если вы не особый любитель, лучше обойтись.

Так же малоурожайна, хоть и вкусна, ИРГА.

РЯБИНА у нас невкусная – если, конечно, мы не ухитрились обзавестись не-вежинской+. Парковая культура, декоративная. Можно украсить ею палисадник. Рядом с березками создает "среднерусский", тон сильноросла, но верх отпускать не стоит.

ЧЕРЕМУХА крупноплодная – также любительская парковая культура.

ЙОШТА (или древовидный крыжовник) и "смородино-крыжовник" (или золо-тистая смородина), занимают большой объем, но дают немного ягод. Любителям этих культур советую формовать кусты и сдерживать их рост прищипкой.

Все перечисленные культуры, а также малиновое* дерево, шиффердию+, хе-номелес+, цедонию+, гуми+, мушмулу+, актинидию+, лимонник и иже с ними, не нужно рассматривать, как плодовые. Удовлетворив наше любопытство, они чаще всего оказываются предоставленными самим себе: до их плодов у нас просто руки не доходят. Лучше считать их декоративными. Да чего уж там, у нас и основные-то культуры часто благополучно опадают! Рассмотрим и их.

ЯБЛОНИ и ГРУШИ, а также АЙВА, то бишь семечковые – одни из надеж-нейших и постоянных "плодородителей". У нас чувствуют себя нормально. Хо-рошо отзываются на формовку, легко принимают любую форму и высоту. Лучше всего – по два-три дерева от летних до поздних сортов. В идеале – укорененные своими руками.

СЛИВЫ требуют ухода: регулярной формовки (иначе "улетают" вверх), жест-ких мер от тли (на сливах ее обычно больше всего) и плодожорки. Склонны по-ражаться трутовой+ гнилью древесины, любят и плодовую гниль. Самая здоровая, вкусная и беспроблемная – наша ТЕРНОВКА. Она требует лишь эпизодической формировки.

АЛЫЧА – исконно наша, кавказская порода. В любой год облеплена плодами. Обычно сама формирует широкую, раскидистую крону. Бывает величиной с ябло-ко, с ароматом персика и абрикоса. Но на Кубани ее не особенно уважают. Поче-му – не могу понять! Два дерева разной алычи – и компотами обеспечена вся род-ня с Урала.

ВИШНЯ хорошая у нас, вообще говоря, редкость. Такая, как в Поволжье – обильная и сладкая. Если найдете удачную кустовидную (низкую, с пониклыми ветками), то хорошо. А если взяли древовидную (разные "шпанки"+: рост по типу черешни, лист крупный), учтите: без регулярной подформировки она станет ги-гантом, а плодоносить начнет год на восьмой, а до этого – понескольку десятков ягод, крупных и вкусных, что злит еще больше. Нередки самобесплодные+ сорта.

ЧЕРЕШНЯ – это да! Если только вам не всучили полудикую мелочь. Но есть нюанс: совершенно не переносит близости грунтовой воды, на слегка подтапли-ваемых участках чахнет и гибнет. Придется сажать на искусственную терраску. Нет смысла делать маленькой. Можно сделать низкой, но площади 6х6 м – уж из-вольте.

Остались два несознательных "трудных подростка", о которых можно сказать: без особого воспитательского таланта и постоянной опеки с ними лучше не свя-зываться.

АБРИКОС у нас, в общем, чужак. Ему потребна сухая и жаркая весна, как в Средней Азии. У нас из-за раннего цветения и сырой весны цветки или подмер-зают, или не опыляются. Плодоносит в среднем раз в 3–4 года. Растет же буйно. Но от той же сырости постоянно болеют, отсыхают молодые ветки, и крона зарас-тает пучками новой поросли. Так и стоят деревья, камедью+ истекают. Стабиль-нее плодоносят очень старые абрикосы в городе. Почти так же ведет себя и жер-делка+. Можно сажать только при особой любви и лишней земле, с северной сто-роны. Иногда я встречаю поздноцветущие формы – они лучше опыляются, и ред-ко – устойчивые к весеннему ожогу. Вычислить сорта невозможно. Я просто при-виваю их себе на алычу.

ПЕРСИК – оттуда же, из Персии. Опыляется неплохо, но требует трудоемкой защиты от курчавости+ листьев. К тому же – рекордсмен по скорости гибели от трутовика, очень усугубляемой потерей первых листьев. Без постоянного ухода на урожай не стоит надеяться, а больное дерево глаз не радует. Более устойчивы се-янцы и редкие местные сорта, но плоды их уже далеко не экстра-класс.

Вот так. Беспроблемный сад – это яблони, груши, айва, алыча и терновка.

При самом минимальном вмешательстве они меньше всего вас разочаруют.

Что касается кустарников, они радуют урожаем только при огромном количе-стве навоза (ежегодно – две тачки перепрелого на куст), достатке света (в тени почти не плодят), хорошем поливе и своевременной обрезке. Плюс: все кустарни-ки, включая ежевику, очень легко размножаются черенками и отводками. Сморо-дина и крыжовник часто поражаются мучнистой росой, а это недопустимо и по-тому трудоемко.

ВИНОГРАД требует постоянной регулировки роста побегов, многие сорта – укрытия на зиму. Можно, конечно, пустить его на беседку и трогать раз в год. Лучше всего для этого подходят "Восторги" и "Молдова". И, конечно, самый бес-проблемный – наша милая "Изабелла". Ею можно заниматься раз в 3 года.

Рис. 15

Такова ситуация на дачах Краснодара. А для тех, кто живет в другом регионе, установка такая: из всех желаемых пород и сортов выбирайте то, с чем нет про-блем именно в вашем районе. А если хотите иметь любимые культуры назло при-роде, придется изобретать свой успех, и тут вам скорее помогут уже достигшие его умельцы, чем книги.

ШАГ 6. КУДА НЕЛЬЗЯ САЖАТЬ УРОЖАЙНЫЕ КУЛЬТУРЫ?

Если бы тени предметов зависели не от величины сих последних, а имели бы свой произвольный рост, то, может быть, вскоре не осталось бы на всем земном шаре ни одного светлого места.

К. Прутков.

Их нельзя сажать в тень. В тени растение бросит все силы на свою главную цель: выйти в зону прямого и постоянного солнечного освещения. Оно будет тя-нуться, не закладывая плодовых почек, пока не перерастет помеху. На наших да-чах треть, а то и половина растений почти не плодоносит только потому, что по-сажены не там, где нужно. Часто их сажают, чтобы только не дать засохнуть. Но ткнуть растение куда попало – не подарок для него. Если оно вынуждено бороться за жизнь, за свет, отнимаемый другими, оно так и не окажется дома – как дикий зверь в клетке. И позже вы удалите его, а ведь сами сделали его бесплодным.

Поэтому сперва нарисуем запретную зону: а) изобразите план участка: заборы и ворота, дом и постройки (пусть это все еще в будущем), провода. И примерно – стороны света. Если есть старые деревья, сплошной забор и постройки, цифрами укажем их высоту. Ширина тени – примерно половина высоты. Тенью считается место, где тень царит полдня или больше; б) теперь изобразите примерную зону тени. Западные и восточные стены дают тень, сужающуюся к югу (см. рисунок). Готово?

Можете закрасить тень, чтобы лучше видеть, что осталось. В закрашенной зо-не место только цветникам, дорогам, беседкам, газону с элементами дизайна (ко-нечно, ему – не только тут!) и хозяйственным приспособлениям, и постройкам. Светлая зона годится для урожайных растений. Мало? Но и это еще не все.

Нужно еще учесть, что деревья реагируют не только на тень, а вообще на час-тичное закрытие неба. Если даже дерево на свету, но рядом что-то высокое, оно будет "шарахаться" к светлой части неба. Такие деревья будут плодить, но их придется подформовывать. Не отталкиваются деревья только от южных стен: днем они отражают достаточно света, если не слишком темно окрашены.

Итак, доска расчерчена. Поиграем в шахматы!

Рис.16 .source memo.wdx .H 1 Умный сад .H 2 н

Шахматный этюд: белые начинают с 8.00, заканчивают в 16.00,

перерыв с 12.00 до 13.00.

ШАГ 7. ЧТО – КУДА – И КАК? Вы, видимо, уже махнули рукой на свой спи-сок культур: не поместится! Думаю, не так все страшно, если учесть, что:

а) деревья могут быть в виде плоской стены высотой в 2 м, в виде шара высо-тою, опять же, в 2 м и нормальной высоты – до 4 м и шириною в 5–6 м.

Из них нормального роста будут черешни и абрикосы. И те и другие плодят по всей длине ветвей; у черешен урожай слишком хорош и вкусен – нет смысла де-лать их маленькими, а абрикос почти не плодит, но вдруг? – и опять нет смысла. Есть смысл просто формировать широкую, плоскую крону: с ней удобно работать.

Остальные деревья прекрасно отзываются на прикарливание формовкой+, мо-гут принимать любую форму – хоть по земле ползти, и урожай от этого только крупнеет и вкуснеет. Как формовать деревья, мы поговорим позже;

б) чтобы дерево могло образовывать боковые ветви и охотно плодоносить, расстояние до соседнего дерева должно быть не меньше его удвоенной высоты. Двухметровые "шарики" сидят – 4 м от ствола до ствола. "Стенки" можно сдви-нуть до 3 м. Они очень удобны, но их не создать без каркаса или шпалеры;

в) "шарики" и кустарники смородины и крыжовника следует располагать не в углах квадрата, а в углах треугольника – в шахматном порядке. Это экономит еще четверть места и улучшает освещение крон;

г) и "стенки", и ряды "шаров" и кустов лучше протягивать на север-юг, чтобы они давали меньше тени и междурядья можно было бы использовать.

Как видите, места у нас не так уж и мало. Последнее данное: и кусты сморо-дины и крыжовника, и ряды малины следует располагать не меньше, чем в 1,2, а лучше в 1,5 м друг от друга. Ежевике нужна шпалера высотой в 2 м.

Вообще создавайте сад так же, как обустраиваете дом. Не просто "вот тут бу-дет десяток деревьев", а буквально так: "Вот здесь будет обрамлять вот так, тут накрывать сюда, здесь тянуться туда и свисать вот отсюда". Примерно так же кон-струируется и огород. Тут учтем следующее:

д) умные дорожки не уже 40 см и расположены так, чтобы таскать и возить по ним было бы как можно короче. А самое неудобное – прямые углы. Сколько еще мы будем за них цепляться? Смело устраивайте косые, треугольные, радиальные грядки, если того требует удобство;

е) умные грядки подняты над почвой: обордюрены и заполнены перегноем. Высота – 20–30 см и выше, а ширина разная. Для капусты, корнеплодов и кусто-вых бобовых оптимум – около метра. А для огурцов, высоких томатов, дынь и плетистой фасоли – не шире 60 см, и по центру – шпалерка для овощной "стены". Низ такой грядки используется под лук, морковь и зелень. Шпалеры для вьющих-ся овощей хорошо соединить "крышей" чуть выше головы и устроить перекрытые огуречные, тыквенные, фасолевые аллейки;

ж) такие же грядки делаются вдоль восточных и южных стен. Под южной сте-ной все растет втрое быстрее, чем на грядке. Плюс стена декорируется. Надо только принять меры для гидроизоляции, чтобы грядка стену не портила;

з) для тех, кому огород почти не нужен, самое лучшее – круглые грядки. Раз-бросанные по газону обордюренные островки разной высоты и формы. Опти-мальная ширина – около метра. Красиво и удобно. Плетистые овощи отлично плодоносят на пирамидах: в основании – округлая грядка, по центру – опора. Полтора десятка растений лезут по веревочкам и оплетают конструкцию. Особен-но хорошо, если наверху устроен "зонтик". Такие грядки отлично устраиваются на стволах усохших деревьев (рис.);

и) наконец, приствольные круги всех нестарых, достаточно осветленных де-ревьев также огораживаются, заполняются перегноем и превращаются в отличные грядки для зелени, многолетних сортов лука, а если дерево достаточно взрослое и центр кроны уже не плодоносит, то и для фасоли с огурцами. Урожай не велик, но растения сохраняются дольше (рис.);

к) ВСЕ, кроме огороженных гряд и цветников, никогда не трогается железом! Это – газон косимый. Самый нетрудоемкий, красивый и экологически грамотный способ содержания земли в саду. Фон для остальных растений, поверхность для хождения и валяния. С его создания и начинается сад-сожитель.

Теперь посчитайте, какая площадь земли будет обрабатываться. Если в общей сложности полсотки – овощей будет больше, чем нужно. А ведь можно перегной еще и мульчой накрыть: завалить соломой, шелухой, травой, тогда поливать и слегка подпалывать придется раз в неделю – две.

А теперь повесьте план на стенку. Честно говоря, мне хотелось бы, чтобы в нем была какая-то заманчивость. Неудобство одно: это же сколько строить надо! Но эта проблема кажущаяся. Вспомните: именно потому, что мы ничего не уст-раиваем, мы и мучаемся все лето, и часто – без толку. Устроив сад один раз, мы не будем мучаться долгие годы. Не спешите. Берите из перечисленного то, что вам подходит. Начав работу, вы остальное придумаете сами.

Настал черед решать следующую проблему: где взять хороший посадочный материал, чтобы план обрел воплощение на участке? Есть два варианта: вырас-тить самому или купить. Рассмотрим сей вопрос с должной скрупулезностью и правдивостью.

Рис. 17

Г л а в а 3.

КАК ОБОЙТИСЬ БЕЗ РЫНКА

Желаемое и действительное о сортах

– А это какой вы сорт продаете?

– А это смотря какой вы покупаете!

Желаемое – в каталогах институтов и в литературе. Действительное – на на-ших рынках и дачах. Разница такая же, как между рецептом приготовления и са-мим осетром в винно-манговом соусе. За последние 80 лет у нас создано по не-скольку сот сортов каждой плодовой культуры, сотни районированы+, наша се-лекция и помология+ достигли невиданных высот. Но на дачах у нас – полный хаос, избытка прекрасных плодов мы не имеем, а едим в основном старые сорта, коих совсем немного. Почему так? Ответы находятся в прошлом веке. Их давно нашли мастера. Я буду часто ссылаться на двоих, чье мастерство так и осталось непревзойденным до сих пор. Один из них – Николай Гоше, плодовод-практик, гений формового плодоводства, умевший придавать растениям любые формы и получать великолепные плоды. Он жил в Германии в середине и конце прошлого века. Другой – Иван Владимирович Мичурин. О нем давно упоминают, как о практике, неверно толковавшем свои наблюдения. Я не поленился изучить Мичу-рина по его собственным работам и испытал настоящий шок: ни одной ошибки я у него не нашел! Это был непревзойденный селекционер, нашедший способы во многом предсказуемо изменять свойства растений. Но самое потрясающее – он нашел и описал правильный способ сохранять свойства сортов. Этого никто не делает до сих пор. И мы до сих пор далеки от понимания того, что такое – сорт.

Вот в природе есть виды. Их генотип+ сохраняется благодаря неизменной среде. В потомстве постоянно появляются существа, отличающиеся то тем, то этим, но они оказываются неприспособленными к месту обитания, потомства не дают или просто гибнут. И гены остаются постоянными – для этого места. Но вот условия изменились, и тут гибнут почти все: старый генотип теперь не годится. Остаются в живых несколько "нарушителей" генотипа: у них как раз подошло! Через полвека они тут обживутся. Но это уже не прежний вид, это новый подвид.

Чем мельче тварь, тем быстрее возникают подвиды. Бабочке достаточно пары десятков лет, а тлям и клещикам – 3–5 лет хватает. Большинство живых существ, обитающих по всему миру или на большой территории, не имеют четкого вида, а живут разновидностями, в каждом месте – чуть своя, без четких границ. Вообще, проводить границы – это человек выдумал. Это я к тому, что даже устойчивые ви-ды на деле не устойчивы, а постоянно плывут, мерцают, меняются.

Теперь представьте: берем и скрещиваем два совершенно разных растения. Да еще перевозим куда-то. Получили гибрид+. Понравился! Несколько лет опыляем своими же цветками. Наконец в потомстве – почти одно и то же. Вот и сорт! Но это просто "вид", которому несколько лет от роду. Генотип его еще не обтесала среда. Не было отбора на месте. А его развозят по областям: сортоиспытание.

Пять, пусть даже десять лет – недостаточно, чтобы оценить приспособлен-ность к условиям. Наблюдают при хорошем уходе, а тут бац! – перестройка, или тракторист заболел. Или год морозный, сухой или мокрый необычайно. И остают-ся самые древние, устойчивые сорта. А новые под влиянием неподходящих усло-вий теряют качества – выжить бы! И мы морщимся: это разве "Джонатан"!

Изменчивость сортов просто фантастична. Часто дерево меняет качества пло-дов просто оттого, что в его крону привиты черенки другого сорта, – это под-тверждали сотни опытов Мичурина, это же регулярно встречается в журнальных заметках опытников. Подвой+ также может менять качества сорта. Часто в юном возрасте дерево выглядит полудиким, но со временем, очевидно, под влиянием внешних факторов, начинает давать отличные сортовые плоды. Способность к укоренению за три-четыре года может дойти до 100%, если укоренять черенки с укорененных ранее черенков. То же – способность приживлять прививки. Выхо-дит, даже при вегетативном+ размножении нет гарантии полного сходства! При-чем чем моложе дерево, тем неустойчивее его наследственность, тем меньше ве-роятность появления его признаков в гибриде или при прививке, если другой "партнер" старше.

Еще сорт тем "разболтаннее", чем он эволюционно моложе (недавно получен), чем больше различаются родители, чем в более непривычной среде он находится, чем большему стрессовому воздействию подвергся и чем более устойчив и древен подвой. Не поручусь, что наши селекционеры учитывали все это, и в Академии нам об этом говорили только вскользь. А вот Мичурин постоянно наблюдал за своими растениями 55 лет. И научился сохранять сорта.

Сохранить сорт можно, только выполняя роль среды: постоянно пересевая нужное и постоянно отбирая самое лучшее и характерное. Этим и занимается на-селение сотни лет. Этим могли бы заниматься сортоотборочные станции в каждом районе. Это и предложил Мичурин. Но советская генетика и селекция обязаны были развиваться и выдавать на-гора. Она и выдавала. Но сохранить – такая зада-ча, по-видимому, не ставилась.

Итак, мы с вами дошли до добросовестного питомника. Тут прививают десят-ки сортов. Что из этого получится реально? Увы, и тут наши шансы невелики. И не потому, что кто-то ленив или нечист на руку. Тут пытаются справиться с тем, что уже дала селекция. А справиться непросто.

Еще в конце прошлого века Гоше был весьма озабочен увеличением количест-ва сортов и возведением помологии в ранг основы плодоводства. Он видел, что число сортов растет до бесконечности, они изменчивы в зависимости от местно-сти и агротехники, и составлять классификации всего этого – пустая трата време-ни. Достаточно указать назначение сорта (десертный, столовый, на переработку) и сроки созревания. Он понимал, что внимания для плодоводства заслуживает бук-вально десяток сортов каждой культуры. На них и нужно сосредоточить внима-ние. Он сам держал питомники и предупреждал: если вы видите каталог с десят-ками и сотнями сортов, то каким бы он красивым ни был, смело отказывайтесь. В питомнике делаются десятки операций для получения саженца. Если в работе пять–шесть сортов, они запоминаются и путаницы не бывает. Если же их много, да еще появляются новые, рабочие не в состоянии запомнить их все, и ошибки неизбежны – достаточно перепутать местами пачки с этикетками, утерять бирки и т. д. И это – старательная Германия прошлого века! И вот через год-два выясняет-ся: кто-то привил сюда не те глазки. Но привил мастерски – плохих не держим! Что же делать? Впадать в убыток? Конечно, нет. Вывезти на ярмарку и продать в розницу. Плоды будут только через пять лет, все деревья в разных садах, и всегда можно сослаться на "нетипичную реакцию сорта на условия". Поэтому серьезные хозяева, желая заложить сад, покупали саженцы примерно так.

Выбрав сорта, хозяин приезжает в конце лета и выбирает маточные+ деревья, с которых будут взяты глазки для прививки (окулировки+). Затем приезжает и контролирует прививку: на хорошие ли сеянцы прививают. Отмечает свои ряды. Потом интересуется агротехникой и состоянием саженцев. Затем делает выбра-ковку, убеждается в том, что сформирована хорошая мочковатая корневая систе-ма, и после этого платит деньги. Ну, а мы как купили, так и имеем!

Отнесем все вышесказанное к нашей действительности – и получим то, что и наблюдаю я на дачах каждый день: половина – вообще не то, что покупал, еще четверть – вроде и то, но что-то плоды какие-то не такие, вот у бабушки был сад – совсем другое дело!..

Что тут сказать? Сами виноваты. Не имеем своих верных каналов посадочного материала. Не понимаем, что частник, продающий что бы то ни было, прежде все-го выживает и семью кормит. Частники, кстати, чаще называют сорта своими именами, чем совхозы и питомники. Для тех разделить одну охапку и разные бир-ки повесить – дело иногда просто необходимое, а частник, если давно занимается, имя свое все же бережет. Но мы и тут ему умудряемся имидж испортить: подхо-дим, видим пучки без этикеток, и спрашиваем: "А у вас есть "Краса Кубани"?.. Против наивности такого вопроса может устоять только ненормальный. Надо быть врагом себе и семье, чтобы ответить отрицательно, когда ваши глаза прямо говорят о том, что вы с трудом отличаете черешню от груши, а пришли с деньга-ми. Не я, так другой что-нибудь "продаст". "Вот "Краса Кубани" – три штуки ос-талось!" Это не обман. Просто он – хороший продавец, а вы – ну очень хороший покупатель. И вы расстаетесь, довольные друг другом. А через пять лет вам будет не важно: подумаешь, розовая вместо черной!..

Но есть у нас один выход. Разбросаны по дачам интересные деревья и кустар-ники. Как драгоценные камни, редко встречаются удивительно обильные или не-обычно вкусные, интересные разновидности, которых не купить на рынке. Со-вершенно не важно, как называется сорт, и сорт ли это вообще. На практике есть два значимых названия: "нравится" и "не нравится". Важно, чтобы сорт рос у вас. И это – вполне решаемая проблема. Практически в любое время года можно уко-ренять черенки, а можно создать корни прямо на ветке. Кстати, среди условий, способствующих сохранению признаков, Мичурин называет корнесобствен-ность+.

Рис. 19

ЧЕРЕНКИ ВСЕ ЖЕ УКОРЕНЯЮТСЯ

Зри в корень!

Козьма Прутков

Может быть, для многих это окажется новостью: практически у всех культур с марта по сентябрь без особых проблем укореняются и одревесневшие, и зеле-ные, растущие черенки+. Укореняются даже хвойные. Укоренить можно любое растение, имеющее камбий – слой клеток между корой и древесиной, который де-лится, создавая и древесину, и кору. Такая укореняемость естественна: растения приспособлены к разным катаклизмам, и выживаемость их просто колоссальна. Это очень хорошо чувствовали старые мастера – они укореняли и оживляли бук-вально все.

А мы, сотни раз читая про черенкование, по весне бежим на рынок. Две трети дачников уверены, что это почти невозможно и слишком хлопотно, и даже не ду-мают о черенках; еще треть согласна с ними, потому что пробовали – не вышло. Остаются совсем немногие, умеющие укоренить смородину или виноград, но и они, как правило, не пытаются укоренять деревья. Почему так? Потому что опи-сываемые способы часто или невыполнимы (тепличка с туманообразующей уста-новкой!), или ненадежны и хлопотны (опрыскивать 4–5 раз в день, а через две не-дели – 2 раза в день). Сколько черенков сгубил и я, пытаясь укоренять их как по-пало! И всякий раз они гибли из-за недосмотра: загнили, засохли, сгорели. Стоп. Значит, нужна технология, исключающая риск, требующая минимума вмешатель-ства. Конечно, она существует. Мой вариант, возможно, и не самый лучший.

НАШ МИЛЫЙ КАМБИЙ

Камбий – строительный слой – охватывает чулком все растение, от ствола до кончиков веток. Это то скользкое и прозрачное, что обнажается, если снять кору. Из совершенно одинаковых вначале клеток возникает внутрь – древесина, наружу – кора, и потом все разнообразие органов, включая плоды. Мазок клеток камбия помещали под кору другого дерева, и вырастал побег – получалась прививка! В зависимости от внешних условий камбий может вылепить из себя и почку, и ко-решки. Так же универсален камбий на корнях: он легко может сотворить почечку. Очень многие культуры "прорастают" корневыми черенками.

Что заставляет камбий работать? Две вещи. Во-первых, тепло. Точнее, тепло неиссушающее. Конечно, на батарее отопления черенок просто высохнет. Но на шкафу, в сырой тряпочке и в пакете, камбий начинает трудиться с таким энтузи-азмом, что уже через неделю из срезов видны белые бугорки каллюса – ткани, за-полняющей ранки. Из каллюса и образуются корешки. Во-вторых, работу камбия можно ускорить стимуляторами. Их сейчас много: силк, гуматы, ауксины и т. д. В растворе стимуляторов черенки выдерживают от 2 часов до суток.

Для нас важно, как заставить камбий создать корешки? Мне известно три ус-ловия. 1. Сила тяжести: выше образуются побеги, ниже – корни. 2. Свет стимули-рует рост почки, темнота – рост корней. 3. Развитие корней стимулируется близо-стью влаги. На горизонтальной прикопанной ветке корни появляются часто по всей длине.

Теперь каждый из вас сможет устроить укоренитель, где все это учитывается. Однако есть разница, одревесневший черенок или зеленый, растущий.

ВАРИАНТ ОКОРЕНЕНИЯ ОДРЕВЕСНЕВШИХ ЧЕРЕНКОВ

Солнце заходит...

А зря!

Танка

Одревесневшие черенки – это концы прироста+, вызревшего осенью или еще не тронувшегося в рост весной. Резать их можно с осени до весны. Хранятся они, как и овощи, в земле, в погребе в песке, в холодильнике в пакетах с опилками. Следите, чтобы не срезать больной или вымерзший черенок: у первого древесина желтоватая или коричневатая, у второго – стеклянистая, быстро темнеет. Здоровая древесина беловато-зеленоватая, упругая. Черенки могут быть разной длины: от одной почки до десятка. Удобнее работать с черенками в 3–5 почек. Верхние две, в крайнем случае – одна, должны быть живыми. Поэтому над верхней почкой ос-тавляют 1–3 см и делают прямой срез. А снизу режут прямо под почкой и косо: с косого среза выйдет больше корешков, а еще они появятся возле почки. Заметим себе: если сделать внизу с двух сторон прорезы коры по 3–5 см, они начнут зарас-тать каллюсом и из них по всей длине полезут корни. (Рис.) На нижней половине черенка почки можно выщипнуть: появившийся "побежек" в почве все равно сгниет, а силы на него будут потрачены.

Рис. 20 А-Г

Можно оставить в основании черенка часть ветки, из которой он растет. Здесь также много зачатков корней. Это будет черенок "с пяткой". (Рис).

Деревянистый черенок очень долговечен. Уже потому, что живет в холодное время: легко сохранить. Но даже если черенки подвяли и сморщились, достаточно дать им влагу – поставить в банку, где на донышке вода, и закрыть крышкой, че-рез неделю они – "как с куста", и окоренятся не хуже. Нужно только сначала об-новить нижние срезы.

Более мощные черенки – на южной стороне крон, где больше света.

Опасностей может быть три.

1. Загнивание. Никогда не держите черенки целиком или даже наполовину по-груженными в воду больше суток. Особенно в тепле. В комнате черенок быстро просыпается и клетки его начинают работать, а для этого нужен кислород. В воде древесина задыхается и гибнет. Конечно, многие растения устойчивы к такому вымоканию, но лучше не рисковать. И при окоренении, и при оживлении подсох-ших черенков нужно погружать в воду только самый низ – 1–2 см. Если холодно, гниль черенкам долго не грозит, но и смысла нет черенки купать. Пока не вылезли корешки, влаги нужно ровно столько, чтобы не высыхать, и не больше: в самом черенке воды достаточно. Поэтому если песок, то сырой, но не мокрый, тряпочка – выжатая, опилки также отжаты.

2. Вымерзание уже проснувшихся, напившихся воды черенков или их полное высыхание. Возможно только по причине полной покинутости и ненужности.

3. Главная опасность – пробуждение почек раньше, чем появятся корешки. Именно это часто происходит, если передержать черенки в тепле при пробужде-нии. Почки начинают развиваться из-за тепла, используя внутренний запас влаги и питания. Он быстро иссякает, и обманутый побег гибнет, не успев родиться. По этой же причине часто гибнут распустившиеся веточки в бутылке на окне. Чтобы черенок рос с гарантией, нужно, чтобы корни развивались быстрее почек. Напри-мер, если почву подогревать снизу, а почки оставить на воздухе, за месяц получа-ются саженцы с бородищей корней и еще спящими почками – отличный весенний товар. А вот если при этом уже и побег отрос на полметра (укореняли в теплице или в комнате), с ним проблема: посадишь, а вдруг – заморозки? Учитывая все приведенные данные, получаем примерно вот что.

ВАРИАНТ ДЛЯ КОМНАТЫ. Достав из укрытия или срезав черенки в конце февраля – в марте, вы должны их сначала пробудить и подготовить в такой после-довательности:

а) Пучки черенков вооружаются этикетками. Это обязательно! Этикетки должны быть абсолютно влагостойкими: из толстой фольги, жировым каранда-шом на клеенке и т. д. Где – что вы все равно забудете. Готовьте заранее материал для этикеток и проволочки.

б) Нижняя часть черенков ослепляется (удаляются почки), нижний срез об-новляется, а вся нижняя треть бороздуется+ ножом с двух сторон: отсюда корни полезут.

в) Каждый пучок "надевает" этикетку, заворачивается в сырую тряпочку (опилки, мох), все общество – в темный пакет, и укладывается "спать" на шкаф: вставай, красавица, проснись! Через неделю-две они проснутся. Из срезов пока-жется каллюс, а почки набухнут и продемонстрируют кончик первого листика. Срочно – в ящик!

Рис. 23

Ящик высотой в 7–10 см устроим так, чтобы он не требовал полива. Проще всего уложить в него прелые опилки (солому, мох) с добавкой трети покупной торфяной земли для цветов (годится любая), засыпанные в черный пакет. Когда корни начнут развиваться – то есть дней через 10 после высадки – потребуется приток влаги, и проще всего устроить жгутовой полив: уложить в пакет, под грунт, полоску любой хлопчатобумажной материи, а концы ее вывести наружу через дырочки. При необходимости они опускаются в банку с водой, и грунт по-стоянно получает влагу. Тут невозможен недополив или переполив, и вам остает-ся только следить, чтобы в банке всегда было больше половины воды.

Теперь нам нужна разница температур: грунт теплее, верх холоднее. Можно подогревать низ обычной лампочкой, но самой маломощной – не перегреть бы! А можно использовать оконную термодинамику. Придется убрать второе стекло на одном из южных или восточных окон. По стеклу стекает на подоконник холодный воздух, а снизу поднимается струя теплого – от батареи. Укрепим ящик так, чтобы дно грелось снизу. Остается соорудить ловушку для холода, чтобы он не обтекал ящик, а тек через него. Ловушкой может быть полиэтиленовая ширма (рис.).

Рис. 24

Замоченные в растворе силка черенки воткнем в пакет, сделав маленькие про-рези. При наклоне ящика их нужно располагать строго вертикально, чтобы не ис-кривить побег, если, конечно, это имеет для вас значение. Я так, наоборот, люблю кривые и пологие штамбы+.

Если черенки сильно пошли в рост, а высаживать на место еще не позволяют заморозки, срезайте верх побега, оставив 3–5 нижних листьев. Во-первых, выиг-раете пару недель, а во-вторых, получите два побега из одного и быстрее сформи-руете крону.

Когда пойдут в рост побеги, добавьте в банку комплексное удобрение – поло-вину дозы, указанной в инструкции. Перед выносом в сад подержите ящик с неде-лю на холодной лоджии, где нет мороза, а если есть – только днем. При этом по-лив, конечно, надо прекратить. Зацвели яблони – выносите ящик в сад. Лучше не трогать черенки до осени: корешки очень ломки! А если сажать, то с особой осто-рожностью. Удобнее в этом смысле укоренять черенки сразу в отдельных пакети-ках, которыми и набивается ящик. Это чуть сложнее, но зато при пересадке ника-ких проблем не возникает.

ВАРИАНТ ДЛЯ УЛИЦЫ. Если черенкуются не тропические и не цитрусовые, то гораздо проще и удобнее устроить специальную грядку для древесины черен-ков прямо на даче. Потребуется полоса пленки в метр шириной и два–три метра укрывного материала (лутрасил, агрил, спонбонд – тонкий белый. Можно и без него, но вдруг – поздние заморозки?) Агрегат прост. На открытом месте встяпы-вается грядка шириной в полметра (длина – по потребностям). Выравнивается. Если бедная почва, добавляется перегной. Сверху сыплете слой песка, сантимет-ров 6–8. Идеален керамзитовый отсев (труха): долго не будет ни одного сорняка. Грядочка обворачивается пленкой, края тщательно прикапываются. Полив лучше устроить, опять же, жгутом: под песок положить скрученную полоску хэбэ, ленту старой половицы, веревку. Летом такой полив будет просто спасителен. Концы фителей – в утопленные в грунт ведра. Пленку сильно не натягивайте: пусть под ней будет воздушная полость.

Рис. 25

Расчет на то, что в этой грядке черенки просидят весь год, поэтому расстоя-ние между ними – сантиметров 12–15. Втыкаются уже разбуженные черенки в прорези пленки: два крайних ряда – наклонно, средний – прямо. Внимание: нельзя переувлажнять грядку! Весной влаги сверхдостаточно. Песок или керамзит пото-му и необходимы – воздух дать. Если вместо него окажется просто земля или пе-регной, после хорошего дождя черенки наверняка загниют: под пленкой тепло.

Примечание: что дает наклонная посадка черенков? Дело в том, что у корней собственных деревьев нет, в строгом смысле, корневой шейки+. Сажая деревце на место, вы заглубите черенковую часть в почву целиком, и она вся обрастет допол-нительными корнями, что усилит деревце. А в грядке, в наклонном положении лучше прогрев.

ЦЕННЫЙ РЕЦЕПТ. Ю. И. Трощей нашел и с успехом использует стимулятор роста корней следующего состава: желчь – 1 часть, глина – 3 части, вода – 5 час-тей. Желчь – сырая, любого животного или птицы, можно хранить в морозилке. Я видел: двулетки, окунутые в этот состав при посадке, выглядят на три года.

Под пленкой теплее, чем на воздухе, и корни развиваются быстро. Однако в мае становится слишком жарко. Как только станет ясно, что побеги хорошо рас-тут, пленку нужно замульчировать: положить слой бумаги или соломы, иначе корни могут перегреться. Лутрасилом следует накрыть грядку в том случае, если нежные побеги могут попасть в заморозки. Пленку использовать для укрытия не советую: днем под ней сгорят юные листики, – достаточно опоздать на час.

Удобрять песок не обязательно, а лучше пролить стимулятором. Подкормки понадобятся, когда начнется рост побегов. Лучше кормить птичьим пометом – 1:40. Для этого в пленке можно сделать прорези, но лучше – через фитиль.

Вот еще два способа укоренения. Можно поставить длинный черенок в бутыл-ку с водой и вкопать все это в землю так, чтобы 3–4 почки черенка, что выше бу-тылки, оказались в земле, и пара почек – над землей. Так укореняли виноград и алычу на Кавказе. А можно весной воткнуть черенок в картофелину и посадить в грядку. Получается и куст картошки, и деревце. Это может оказаться стоящей на-ходкой: в картофелине много стимуляторов роста. Весной обязательно устрою массовый опыт на эту тему.

Итак, главное – влага, воздух и "низ теплее верха". Если вам удастся это со-блюсти – будут корни. Все остальное – удобрения, стимуляторы и прочие ухищ-рения – для страховки и дополнительной надежности, и если вы не гонитесь за рекордами, можно вообще закрыть на это глаза: в черенках и в перегное почвы достаточно всего, что обеспечивает укоренение и выживание растения.

ЧТО МОЖНО УКОРЕНЯТЬ ТАКИМ СПОСОБОМ? Пробуйте укоренять все: пару черенков срезать нетрудно, а шансы достаточно велики. Самая трудная для черенкования – яблоня, но опытные садоводы и в этом не видят проблемы. В кон-це концов, если зимний черенок укоренить не получилось, впереди еще целое ле-то!

Укоренение зеленых черенков

Спокойно

Гляжу на лист:

Есть фотосинтез!

Танка

Если зимний черенок использует свои запасы, то летний – в основном то, что производит зеленый лист. Тут есть трудность. Чтобы производить свою глюкозу, листу нужно больше света. Но при этом он должен испарять воду, а воды еще и в помине нет – корни не отросли. Он не будет испарять воду, если создать стопро-центную влажность воздуха. Значит, нужна пленка. Но летом под пленкой все сгорает за час. Решение задачки – в точном подборе места для парничка. Прямого солнца там не должно быть почти совсем – ну, может быть, до восьми утра и по-сле восьми вечера, и отдельные солнечные зайчики не противопоказаны. Но сво-бодного неба должно быть максимум. Нормально – под северной стенкой, и чтоб рядом не было деревьев и домов. Или под кроной большого дерева, вокруг кото-рого – освещенное пространство.

Грядка делается так же. Тот же слой песка или отсева, пролитый стимулято-ром и половинной дозой удобрений. Проволочный каркасик высотой в 20–30 см. Натянута чистая пленка. Один край вкопан, остальные прижаты к земле герме-тично, но так, чтобы легко было пленку приподнимать. Вот и все устройство, на-зываемое холодным парничком. Если при этом устроить отражающий экран, ко-торый отбрасывал бы свет открытой части неба и с темной стороны, укоренение будет еще более быстрым и мощным. Для этого годится лист алюминия, зеркаль-ная пленка или просто что-то белое. Эффект отражателя очень заметен.

Рис. 26

ЗЕЛНЫЙ ЧЕРЕНОК можно срезать, когда побег в основании начал одревес-невать, с конца мая до конца августа. Годятся все ростовые побеги. Не стоит брать тонкие, прекратившие рост плодовые прутики. Лучше брать те побеги, что еще продолжают расти. Обычно берут на черенки среднюю часть побега. Удобнее ре-зать черенки в три почки. Если дефицит – в две, а то и в одну. На этот раз имеет значение время: лучше резать рано утром – в черенках больше влаги. Дневные и вечерние черенки перед высадкой следует часок подержать в воде, обновив срез острым ножом. Лист оставляем только на верхней почке, а если их там два, каж-дый ополовиниваем ножницами, чтобы они не требовали много влаги. Если ли-стья уже постарели, лучше найти побеги с более молодыми.

Рис. 27

Зеленые черенки совсем не хранятся без влаги. В сыром пакете их можно но-сить от силы полдня, при этом их нельзя мять. Поставив в воду, их можно сохра-нить еще пару дней, но листья при этом не должны попасть в воду, и лучше на-деть на банку пакет из прозрачной пленки – для увеличения влажности воздуха.

Подготовка черенков проста: подержать несколько часов в стимуляторе (са-мый доступный для нас – силк) и сделать две бороздки на нижней трети – для об-разования корешков. И опять: стимулятор – вещь хорошая, но не обязательная.

Сажаем черенки как можно скорее. Расстояние подбирайте по величине рас-тения так, чтобы листья не соприкасались. Заглубляем на этот раз чисто символи-чески: полуодревесневшие – на нижнюю треть, травянистые (мята, мелисса и т. д.) – на 2 см. Летом черенки особенно быстро сгнивают, а корни лезут даже лучше, если влага не совсем вплотную.

Такой парничок достаточно пропалывать и проливать из лейки раз в неделю. Лучше конечно, устроить фитильный полив. Когда побеги начнут бурно расти, пленку можно снимать, но поливать нужно почаще. Кормить можно раз в две не-дели, а если добавлен перегной – можно не кормить совсем. Тонкость ухода: ли-стья, прилипшие к отпотевшей пленке или к песку, быстро сгнивают. Следите, чтобы этого не было.

И опять скажу: пробуйте укоренять все, что хотите. Смотрите на черенок ре-ально: это живой организм, в котором есть все чтобы выжить. Есть и почка, и камбий для корешков. Черенок – это почти то же, что и семя. Укореняются даже концы многолетних веток смородины, срезанные в августе, и веточки облепихи, срезанные в сентябре. Укореняется даже двух- и трехлетняя древесина.

Мало того, способность укореняться черенками воспитывается. Растения очень "сообразительны"! Сначала укореняется, допустим, треть черенков. Черен-ки, взятые с укорененных растений, выживают уже на две трети. А черенки от них укореняются уже на сто процентов. Это детально описал еще Мичурин.

И это еще не все. Самые неукореняемые черенки можно подготовить к гаран-тированному укоренению. И даже заставить укорениться "не сходя с ветки".

Рис. 28

КАК УКОРЕНИТЬ ЧТО УГОДНО

Закономерность – повторение случайностей

Самый надежный способ укоренить растение – сделать отводок. Ветка, при-копанная в землю и увлажняемая, за лето дает свои корни, ничем не рискуя и не останавливаясь в росте. Весной ее можно отрезать и посадить, куда нужно. Так можно размножить все, что угодно. И деревья прекрасно укореняются. Мы не "отводим" их только потому, что привыкли зачем-то поднимать крону высоко над землей. У Юрия Игнатовича Тращея в Васюринской деревья сидят почти горизон-тально. Ветки их опускаются и прикапываются, потом снова прикапываются, и деревья могут "шагать" по саду, образуя низкорослый "дерево-сад".

Рис. 29

А китайцы еще в древности заметили: если ветку положить строго горизон-тально, из нее вверх лезет несколько побегов. Если такая ветка прикопана, под каждым побегом образуются корни, и можно получить несколько растений. Ма-точную ветку (побег) приходится пришпиливать накрепко к земле и хорошо по-ливать. Способ так и называется: китайские отводки. Его используют при раз-множении подвоев+ в питомниках: отросший сеянец закапывают в канавку, ос-тавляя только верхушку на свету. К осени вырастает "расческа" побегов, и все со своими корнями – можно делить. А в Казахстане сортовое дерево закапывают в две стороны три года подряд. Основные скелетные ветки становятся как бы кор-невищем+, образуются подземные стволы, обросшие корнями. А сверху стоят стеной плодоносящие ветки. Это здорово повышает засухоустойчивость. В нашем климате нам сам Бог велел использовать этот прием.

Рис. 30

Рис. 31

Образование корней на отводке можно усилить и ускорить, если надрезать или удалить часть коры на нижней стороне ветки. Здесь будут скапливаться оттекаю-щие из листьев вещества, и образуется наплыв, содержащий массу корневых за-чатков. Если отделяется всего один отводок, кору можно вырезать на кольцо це-ликом. Тут осядут все вещества, и образуется вздутие, что еще лучше.

Мичурин, уже в десять лет играючи прививавший что угодно, научился это использовать. Земли в его питомниках всегда был дефицит, и он придумал способ воздушных отводков. Если ветку нельзя спустить к земле, то почему бы землю не поднять к ветке? Оказалось – достаточно воды. Иван Владимирович использовал прибор из резиновой и стеклянной трубки. В мае кольцевал+ молодые веточки, в июле трубка заполнялась корнями. Только яблони артачились: до самой осени корни могли так и не появиться. Но вот что важно для нас: все "упрямые" веточки образовывали отличное вздутие, и оно было покрыто пупырышками корневых за-чатков. Все эти веточки, посаженные весной в грядки, отлично укоренялись! Вы-вод: просто окольцевав побег в начале лета, мы готовим его к уверенному окоре-нению.

Рис. 32 А, 32-Б

Нетрудно окольцевать у основания молодые ветки смородины или крыжов-ника и завалить землей или надеть пакет, коробку, упаковку от кефира, наполнен-ные влажной почвой. Созрел урожай – отрезаем ветки с ягодами. Ягоды – в дело, а ветки уже с корнями – в землю. Год – и новые кусты. С виноградом вообще чу-до: окольцуйте у основания плодовые побеги (те, на которых кисточки зреют) в июне, и осенью будете резать не абы какие, а готовые к окоренению чубуки. А ес-ли не полениться почву привязать, то уже в августе–сентябре можно сажать чубук с корнями. Весной он мощно пойдет в рост, развивая сразу три ветки. Выигрыш – год! Если это войдет в привычку, у нас появится позднелетний рынок посадочно-го материала.

Все это разработано и описано еще в 20-х годах. Мичурин очень рассчитывал, что наше садоводство преобразится благодаря его методам. "Этот способ окоре-нения при его полной разработке сулит в будущем большой переворот в деле са-доводства. В данном случае ждать начала плодоношения придется по сравнению с привитыми деревьями несравненно менее". Работая в патентном бюро агроуни-верситета, я обнаружил, что воздушное отводкование запатентовано во многих странах. Разумеется, России среди них нет. Что ж, советской науке это не подо-шло. А вот нам с вами вполне годится! Давайте же воплотим мечту Мичурина – разработаем способ полностью и самостоятельно. А для начала вот мой вариант.

В мае–июне хорошо видна граница прологодней и летней древесины: то ме-сто, откуда начал расти побег. Кольцо коры шириной в сантиметр снимаем сразу под этим стыком. Делаем и борозды для образования корешков длинной в 3–5 см. Побег лучше взять ростовой, без разветвлений – удобнее надеть пакет. Снизу кре-пенько привязываем пакет на ладонь ниже кольца снятой коры. Все почки внутри пакета обязательно ослепляем. В пакет кладем сырые прелые опилки, прелый лист, мох, немного перегноя или почвы. Увлажнение – среднее, ни в коем случае не грязь! Количество – не больше, чем со стакан. Сверху связываем пакет на 2–3 см выше борозд. Теперь завернем все это в пару слоев газет и закрепим их: солнце не должно сильно нагревать пакет. Это все. Иногда можно подходить, снимать бумагу и смотреть, что в пакете делается. Как только пакет заполнится корешка-ми, растущий побег можно укоротить вдвое. Через неделю можно сажать в хоро-шо пролитую ямку. Отрезать ветку нужно по нижнему краю пакета, а снимать па-кет – при посадке.

Рис. 33 А, 33 Б

Укоренять таким способом можно и двух-, и трехлетние ветки+. Конечно, са-жать их летом – большой риск, и нужно подождать до осени. Но из таких веток получаются сразу плодоносящие, слаборослые деревца.

Можно "отвести" и целое юное дерево! У трех–четырехлетнего дерева можно окольцевать ствол. Укрепить, как положено, емкость с землей – мешок или ящик. Поливать. К осени образуются корни, и дерево можно отрезать и посадить – ко-нечно, сильно разгрузив крону. А из-под кольца полезут новые побеги – из них за пару лет вырастет новая крона обезглавленного дерева. Так из одного дерева за одно лето делают два. Особенно популярно это в тропиках.

Ну, что вы теперь скажете о наших возможностях?... Рассказал все, что знаю. Кажется, что выше уже не прыгнешь. Но я точно знаю: это только начало. Скоро мы научимся отдельные листья укоренять! У Мичурина, кстати, это получалось. Пожалуйста, пробуйте, экспериментируйте. И смотрите больше не на мои советы, а на свои растения: они все вам расскажут сами.

Ну, а если вы предпочитаете рынок, следующая глава для вас.

Рис. 34

Г л а в а 4

САЖЕНЕЦ, ИЗ КОТОРОГО ЧТО-ТО ПОЛУЧИТСЯ

СОРТОТИП – подозрительный человек, продающий сортовые саженцы

В ЧЕМ ПРОБЛЕМА?..

А проблема в том, что больше половины купленных саженцев не оправдывают надежд покупателя. Как я уже упоминал, главная причина этой статистики состо-ит в том, что покупатель часто понятия не имеет, что он покупаем. Я надеюсь с помощью данной главы несколько исправить эту ситуацию.

Саженец может оказаться неперспективным по трем причинам.

1. Вам продали совсем не то, что вы купили. Обнаруживается это на 5-й год.

РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ. Вариант а) Сознательное приложение коммуника-бельности, обаяния, интеллекта, внешних данных и связей для установления при-ятельских отношений с хорошим производителем саженцев или его знакомыми. Это самый надежный вариант; шансы могут повыситься на 30%, а это немало.

Вариант б) "Сыночек, ну возьми, не пожалеешь, будешь меня потом вспоми-нать, честное слово!" Истинная правда: вспоминать придется в любом случае. Убейте двух зайцев: и деньги бабушке дайте, и саженец не берите. Впрочем, мож-но подарить кому-то, кто делал вам не слишком много добра.

Вариант в) Если вам пытаются толкнуть дичку, это можно предотвратить. Де-ло в том, что почти все сортовые саженцы – привиты (по-нашему, по-кубански, – "колярованы"). На их корневой шейке есть характерный изгиб, а на изгибе – пенек или круглая ранка от срезанного подвоя. Если же вы видите прямой стволик и мощный стержневой корень, то весьма вероятно, что это сеянцы из питомника или из леса (особенно – кизил). Если же саженец растет из куска толстого гори-зонтального корня – это корневой отпрыск, и совсем не факт, что он взят от кор-несобственного+ дерева (а только в этом случае он повторит его свойства). Так случается с вишней, сливой.

Вариант г) Вам продают сортовое дерево, да сорт не тот. Выход только один: что-то вроде романтического нигилизма или фатализма. "Что ж, как судьба распо-рядится..." или: "Все

хорошие сорта ищут, а я вот – специально не буду!" Других решений нет.

.source memo.wdx .H 1 "УМНЫЙ САД" .H 2 СТР. 31Б .H 3 ЗАК. 154 .H 4 В

2. Саженец не имел нормально сформированной корневой системы. Массовое явление в любой стране, где платят не за качество, а потребитель ничем не защи-щен. РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ: умение выбирать хорошую корневую систему.

3. Саженцы косточковых (вишня, черешня, слива, алыча, персик, абрикос, нектарин) в питомнике уже подхватили трутовую гниль древесины. Массовое яв-ление на Кубани. РЕШЕНИЕ: способность выбирать самые здоровые саженцы.

Саженец также может быть мертвым, мерзлым, сильно поврежденным, но это, как правило, бросается в глаза: вид слишком нетоварный. Такие саженцы реша-ются продавать крайне редко, и я лишь немного упомяну об этом позже. А сейчас вникнем в пункты 2 и 3, дабы повысить вашу способность выбирать из всех са-женцев наиболее здоровые и жизнеспособные.

РАЗЪЯСНЕНИЕ О ХОРОШИХ КОРНЯХ

Из семечка

Что-то растет.

О, не мешайте!

Танка

Представьте себе картину: все дачники приучены, закладывая новый сад, се-ять сразу на нужные места семена яблони, айвы, алычи и вишни. По три семечка в лунку. К июлю вырастают крепенькие сеянцы. Дачники звонят и приглашают мастеров – сделать окулировку (прививку почкой – глазком). Те могут приехать со своими сортовыми черенками, а могут привить и те, что дал хозяин. Прививка дешевле саженца, а приживаются они почти все. В лунке три сеянца – два из них с гарантией пойдут в дело. Эта утопия не беспочвенна. Ведь такие деревца не вы-нимаются из почвы с момента посева. Стержневой корень – естественный корень сеянца – настолько глубок и мощен, что сообщает деревцу удивительную силу и выносливость. Единственная причина, по которой мы вынимаем саженцы из зем-ли, в том, что это товар. Его нужно перевезти и продать.

С начала XIX века в питомниках России и Европы решали эту проблему, фор-мируя у саженцев мочковатую корневую систему. Вся она располагается у по-верхности, в объеме половины ведерка, и саженец становится транспортабель-ным. Делается это так: в начале июня вынимают из почвы пошедшие в рост сеян-цы, обрезают стержневой корешок и сажают на место. Это и есть пикировка. Ко-рень при этом ветвится и дает боковые отростки – мочки. В июле-августе сеянец окулируют. На зиму привитые сеянцы снова вынимают, опять подрезают длинные корни и укладывают на хранение в выстланные лапником траншеи. Это, конечно, труд, но потери от морозов, обледенения, мышей, лошадей, людей уже тогда были дороже. Все следующее лето саженец растет: сортовой побег набирает мощь, а дичок постепенно урезают. Осенью снова обрезают длинные корешки. Получает-ся густая борода корешков, среди которых главный уже не выделяется. Выкапы-вая такой саженец, мы получаем в придачу и всю его корневую систему.

Рис. 35

Судя по нашим саженцам, их, за редким исключением, вообще не вынимают из почвы ни разу. Ясное дело: некогда да и платить за это надо. И растут их корни два года в основном вглубь. Саженец вырастает сильный – загляденье! Осенью отрубают лопатой главный корень – и на рынок! А в почве осталось 80 процентов корневой системы. Пока деревце ее отрастит, оно будет сидеть год, а то и два, не давая прироста, и в панике выбрасывая плодушки, чтобы успеть родить хотя бы одно семечко прежде, чем погибнуть. Вы видели такие деревца? И даже радова-лись яблочку, рожденному в первый год? Увы. Оно родилось не от хорошей жиз-ни. Такой способ "ускорения плодоношения" приводит к сильной ослабленности и быстрой гибели. Именно о таких саженцах Р. И. Шредер* писал: "...такие дере-вья никуда не годны, так как лишены корневых мочек; потеря при пересадке так велика, что остальные (то есть выжившие) деревья обходятся слишком дорого, да и эти долго не могут оправиться".

Рис. 36

Мы настолько привыкли к таким саженцам, что считаем их перебаливание и частичную гибель чуть ли не нормой. Да Боже упаси! Саженец с развитыми кор-невыми мочками трогается в рост так же легко, как куст нарцисса, как пырей. Вот это – норма для саженца.

Из нашей реальной практики почти исчез важный технологический факт: кор-невая система деревьев формируется. Цель формировки – сосредоточить корни в малом объеме, чего дерево никогда не делает само. Так же формируется и крона: и крону дерево никогда не формирует само. В результате формировок мы получа-ем годное к пересадке, обильно плодоносящее, удобное и красивое дерево – куль-турную форму. Такое дерево приносит только пользу.

Поздравим себя с открытием! Оказывается, деревья могут быть культурными. А наши, стало быть, бескультурные?.. Ну, честно говоря, культурные формы у нас – редкость. Но об этом будет целая глава.

СКАЗКА О ПЕНЬКЕ И ГРИБКЕ-ТРУТОВИЧКЕ

Комар был кровно заинтересован в приезде

гостей...

По моим наблюдениям, сейчас на наших дачах больше половины вишен, че-решен, слив, абрикосов и практически все персики заражены коричневой гнилью древесины – трутовым грибком. На Кубани он – как насморк. Отсыхание мелких веточек и целых ветвей, безжизненное посерение и почернение коры не старой еще древесины, выделение камеди* (клея) – типичные симптомы процветания этого "милого" живого существа. Попадает он в дерево через гниющие пеньки и долго не сохнущие ранки. Грибница движется по сердцевине вверх, пытаясь дос-тать и растущие ветки. Пока рост сильный, дерево успевает "убежать" от гриба: молодые ветки и внешний, новый слой древесины остаются здоровыми. Так и жи-вут: дерево наращивает новое годичное кольцо*, а он, паразит, старое съедает. Дерево при этом не гибнет, но оно борется за жизнь, рождая мелочь и сбрасывая завязь, теряя ветки и отчаянно выбрасывая молодые побеги – волчки. Узнаете свои косточковые*? Если нет, скорее всего, у вас нет косточковых. Сады без тру-товика – редкость. Семечковым* он особого зла не чинит: он их ест почему-то слишком медленно – 20–30 лет. Косточковые приводит в негодность за 8–12 лет. Персики любит так, что в 5–6 лет с ними уже не хочется работать. Если, спиливая живую ветку, вы видите коричневые опилки, – это он, родимый. Избавиться от него нельзя. Пропитавшись 6–8 лет, пробивает внешнее кольцо древесины ствола и является в виде бугорчатых или "ухообразных" плодовых тел.

Рис. 37

В тени древесина наращивается медленно, и трутовик догоняет дерево быст-рее. То же – если прироста нет: деревце не растет, а трутовик – еще как! Поэтому саженцы коскочковых с обрубком стержневого корня нужно осмотреть оч-чень внимательно: ведь заражение трутовиком происходит в питомнике.

Гриб проникает в дерево там, где можно впитаться в древесину, а потом поль-зоваться влагой. Идеальное место в этом смысле – загнивающий пенек от срезан-ного дичка-подвоя, сделанный тупым секатором. Редкостный садовод сейчас ра-ботает ножом. В основном пеньки оставляют столь торчащими, что они не зарас-тают по два-три года. Именно через этот пенек саженец и "хватает" спору.

Классическая подготовка саженцев такова. В мае, когда прививка пошла в рост, дичок обрезают, оставив над прививкой 10 см (шип). Весь дичок сейчас уда-лять нельзя: он пока толще сортового побега, и ранка зарастет плохо. Все лето его держат живым, но прирастать не дают, чтобы он не толстел. К осени привой* уже толще дичка. Весной берут острый нож и срезают дичок точным сбегающим сре-зом. Через гладкий срез спора не пройдет: сухо. Такой срез затягивается уже к концу лета.

Рис. 38

Очевидно, можно удалить дичок и раньше, еще летом, но нож должен быть острым, а срез точным. Если залить его краской, можно сохранить саженец.

ГЛАВНОЕ О ВЕРШКАХ

Странно, но саженцы у нас почему-то продают, как колбасу: чем больше и толще, тем дороже. Это при том, что корней почти нет! При недостатке корневой системы лучше возьмется маленький саженец: у него меньше листьев, и он требу-ет от корней меньше воды. А маленький саженец с хорошими корнями – вообще удача: он даст низкое, удобное деревце.

А еще любопытно наблюдать, как торговец, заключив сделку, вдохновенно отхватывает секатором концы веточек и стволик. Вряд ли он понимает, зачем это делает, но ритуал – великая сила, и мы чувствуем надежность приобретения. На самом деле: а) резать – так уж пополам, на 50–70 см, чтобы штамб*был ниже, а новые побеги – мощнее; б) после такой обрезки остаются пеньки, весьма уско-ряющие вселение трутовика в новую квартиру. Так что весной лучше срезать са-женец "по колено". Главное, чтобы в нижней части стволика были живые и целые почки.

ИНСТРУКЦИЯ ПО ПОКУПКЕ САЖЕНЦЕВ ПЛОДОВЫХ РЫНОЧНЫХ

Если нет смысла в вопросе, не стоит

искать его в ответе...

Саженцы плодовые рыночные (так же, как и семена овощные и цветочные рыночные) – это смесь сортовой, полудикой и дикой древесины разной степени качества и жизнеспособности. Квалификация сортности невозможна по определе-нию. Жизнеспособность устанавливается с помощью настоящей инструкции.

Саженцы плодовые рыночные (далее – СПР) приобретаются лицами, пропове-дующими разные формы ортодоксального романтизма, как то: нигилизм, фата-лизм, альтруизм, мистицизм и пр., в которых качества растений часто игнориру-ются.

Приобретать СПР нужно в следующем строгом порядке:

1. Внимательно осмотреть корневую шейку СПР. Отсутствие прививки озна-чает большую вероятность дикой формы. Наличие незарастающего пенька озна-чает вероятность трутового заражения саженцев косточковых. Ищите дальше, до тех пор, пока не найдете хорошо зарастающие ранки от подвоя.

2. Теперь осмотрите корни. Наличие обрубка главного корня при отсутствии многочисленных корневых мочек означает высокую вероятность задержки в росте и получения рахитичного, больного дерева. Ищите сильную мочковатую корне-вую систему. Если она оказалась как раз там, где наличествуют незаросшие пень-ки, поезжайте на другой рынок. Если и там нет – на третий. Примечание: покупка СПР в питомниках или выкопка с неохраняемых участков не повышает вероятно-сти заиметь хороший саженец.

3. Отыскав СПР, соответствующий пунктам 1 и 2, осмотрите штамб. Он может быть любой высоты, но нижние полметра должны быть в хорошем состоянии и иметь живые почки.

4. Выбрав саженцы таким образом, нужно задать продавцу вопрос: "А какой это у вас сорт?" Спрашивать рекомендуется с кислой миной, как будто бы исклю-чительно из праздного любопытства. Далее следует долго и дотошно выяснять ка-чества данного сорта. Если продавец отвечает неуверенно, делает паузы или ухо-дит от прямого ответа, велика вероятность того, что он сам не знает, что продает. Примечание: спрашивая о конкретных сортах, вы ставите продавца в двусмыс-ленное и неловкое положение, и вся ответственность в этом случае ложится на вас.

5. Купленные саженцы возврату, ремонту и замене не подлежат.

Рис. 39

Надеюсь, вам теперь не так легко подсунуть что попало. Осталось не оши-биться при посадке, и с трудоемкими работами покончено!

КАК ПОДДЕРЖАТЬ ХОРОШИЙ САЖЕНЕЦ ПРАВИЛЬНОЙ ПОСАДКОЙ

Сад – деревья на месте вырубленного леса

В общем-то ошибок тут может быть две: 1) вообще не готовить посадочных ям и 2) посадить косточковые в ямы на затопляемом месте. Избежать обеих оши-бок – значит вырастить дерево с гарантией 99%. Понадеяться на авось – потерять минимум половину.

Когда дети уже подросли, пережив тяжелое детство с озабоченными воспита-нием взрослыми, наполучав тумаков, привыкнув к бесконечным "положи", "не лезь" и "от тебя одни убытки" и безнадежно испортив характер, где-то в дебрях заднего ума вдруг прорезается понимание: детям-то досталось зря. Нужно было просто приготовить дом к их появлению. Поднять наверх все, что трогать нельзя, а низ устроить так, чтобы свободу их ничто не ограничивало. На это потребова-лась бы неделя работы, но разве дети этого не стоят?.. А теперь придется всю жизнь преодолевать отчужденность и "недостатки" характера. Боже, сколько про-блем я сам себе создал!..

Если не приготовить умное место для саженца, платить потом придется боль-ше. Состоит оно из трех частей: емкость, бордюр и мульча*.

ЕМКОСТЬ – это яма. Это как будто горшок для цветка. В ней должно быть все, что нужно саженцу на первые три года. У нас почвы плодородные, и доста-точно ямки полуметровой глубины и ширины. Копая ямку, верхний штык* почвы бросайте в одну сторону, а нижний – в другую: он менее плодороден. Больше по-ловины ямки заполните органикой*: перегноем, гнилыми листьями, зрелым ком-постом. Сделайте конус и распределите по нему корни саженца. Сверху засыпьте верхний слой почвы. Остальную почву распределите "тарелкой", чтобы вода в ней задерживалась.

КОРНЕВУЮ ШЕЙКУ не стоит заглублять только в двух случаях: 1) деревце на карликовом подвое. Если привой, попав в почву, даст свои корни, карлико-вость будет теряться; 2) на корневой шейке – незаросшая гнилая ранка. В осталь-ных случаях, думаю, можно не обращать на шейку особого внимания. Раньше де-ревца закапывали на метр, чтобы получить корнесобственные формы: они более короткорослы и скороплодны, чем привитые на сильнорослые дички. Вспомните казахстанские подземные ветки. А у корнесобственных деревьев шейка – где? А у отводков? Наверное, корневая шейка – все же во многом миф. Главное тут – глу-бина залегания агрессивного для корней слоя подземной воды.

Рис. 40

Посадив саженец, сразу превращайте его приствольную зону в грядку или клумбу: ставьте бордюр высотой в 20–30 см. Проще всего – из кирпичей. Лучше, если это будет сразу красиво. А теперь заполните эту грядку несколькими тачками органики. Сверху – слой соломы или шелухи. Такая мульча все лето будет и кор-мить деревце, и беречь влагу для него. При наших засухах этот прием просто не-обходим. Конечный результат: саженец хорошо пошел в рост, а под ним – зелень и цветы. Это лучше, чем рубероид, который я рекомендовал раньше.

Нужно еще учесть, что за лето земля в ямке осядет сантиметров на десять.

Совсем иное дело, если участок ваш иногда затапливается водой. Если вода стояла у вас в 1997 году – вы попадаете под эту категорию. Семечковые вы може-те позволить себе посадить в мелкую ямку с насыпанным холмиком: выживут. Косточковые – ни в коем случае! Для них нужно сооружать высокие гряды.

Из досок, бревен, кирпичей и т. д. сооружаем стенки высотой в полметра. Форму "ящику" можно придать любую, а вот размеры – 2 м в поперечнике, не меньше. Весь ящик заполняется землей и органикой – по возможностям. Землю придется завозить дополнительно. Сверху насыпаем холм с уклоном градусов 15–20 – он еще осядет. Вот в этот холм и сажаем деревце, добавив еще перегноя. Чтобы грядка не страдала от засухи, сверху кладем мульчу из материала (старая ткань, рубероид) или набрасываем толстый слой соломы, травы, листьев, можно все лето бросать сюда кухонные отходы, сажать кабачки, тыквы, прочие овощи. Уверяю вас, на затапливаемом участке только так можно вырастить черешню да и прочие косточковые.

Рис. 41

КОЕ-ЧТО О РАЗНЫХ СПОСОБАХ ПОСАДКИ

Удивительно, как мы охотно идем на поводу у природы дерева, и как мало ос-тавляем себе права управлять ею! Двести лет весь мир сажает деревья вертикаль-но. Даже Гоше, вытягивая ветки над землей на высоте 30 см, саженцы укоренял строго вверх макушкой. Так мы с детства усиливаем рост дерева, а потом с этим боремся. Почему бы не изменить эту традицию?

Я уже упоминал, что можно посадить саженец горизонтально, в канавку. Он даст несколько ветвей, которые легко гнуть в нужном направлении. Так мы без всяких мучений получаем бесштамбовый куст – низкую, скороплодную, исключи-тельно удобную форму. Так делают в сухом Казахстане.

А Ю. И. Тращей сажает деревца почти горизонтально – под углом в 15о. Эф-фект тот же: появляются растущие вверх побеги, а из нижней части штамба вы-растают придаточные корешки. Дерево сильное, лидера нет – он и не нужен.

Наконец таким образом можно усадить в лунку два, а то и три саженца. Полу-чится свободная стенка или густой трехкрылый куст – красота! Ветки, достающие до земли, можно прикапывать, укоренять, и получится "шагающее" дерево. Срок жизни его бесконечен. Для редких сортов лучшего не придумаешь! Как видите, знаменитая "таганрогская лодочка" – только начало. А ведь есть еще и горшечная культура плодовых деревьев! Такой сад можно носить за собой куда угодно.

Вот и все, что я хотел рассказать о саженцах. А сейчас будет самая агрономи-ческая глава, маленький учебник с картинками по формировке деревьев.

Рис. 42

Г л а в а 5

КАК УЛУЧШИТЬ САД, КОТОРЫЙ УЖЕ ЕСТЬ

(глава для тех, кто хочет все делать сам)

Любого вида сад хорош уж потому,

что соответствует владельцу своему.

Ж. Дешль

А НАДО ЛИ?..

В садах, которые "уже есть", я бываю почти каждый день вот уже пять лет. Осуществляю, так сказать, окультуривающее вмешательство. Пилу и секатор при-ходится точить каждую неделю: дров бывает всегда много. Часто попадаются да-же такие деревья, которые приходится исправлять, удаляя напрочь всю крону и отращивая ее заново. Это, кстати говоря, нормальный прием: и крона отрастает без проблем, и целых два года эта жуть не мешает соседним растениям.

Читая литературу, мы десятилетиями выращиваем "леса", и урожай ценной костровой древесины обычно превышает урожай плодов. В таких садах одна про-блема цепляется за другую. А мы привыкаем, потому что не знаем, как можно иначе.

Сажая деревья, как рекомендовано, 3 на 4, мы не знаем, что высота их при этом должна ограничиваться 1,5–2 метрами (вспомним правило планировки). Де-ревья прут вверх – в такой тесноте они уже на третий год начинают чувствовать себя, как мы летом в час пик в троллейбусе: хочется головой пробить крышу. Им, слава Богу, есть куда пробивать, а вот мы, глядя на них повнимательнее, могли бы понять: при такой конкуренции деревья обрезкой* остановить почти невозможно. А обрезкой раз в год – точно невозможно. И вот, пока мы все лето бережно охра-няем дерево от формировки* (сок идет!!!), оно убегает от нас вверх. А то, что нельзя достать рукой, нам уже неинтересно. Ну и пропади оно пропадом! И тень смыкается. Чем больше в кроне тень, тем длиннее тянущиеся побеги и тем мень-ше плодовых почек и веточек (для простоты предлагаю все разнообразие плодо-вых органов называть далее плодушками). В тени и густоте вредители и болезни чувствуют себя именно как дома, и состояние деревьев намного хуже. А лезть на-верх тяжело, и так неохота, что сад остается неопрыснутым даже для профилак-тики. Кто-то уже засыхает. Кто-то разросся так, что соседям уже хило. Молодежь так хочет их перерасти, что вообще не реагирует на мудрое отсекновение маку-шек.

Именно в таких садах если и созревает какой-то урожай, то часто без пользы. В основном это мелкие плоды. А висят они так высоко, что их не снять. Плодо-съемники на длинных черенках не помогают: хлопотно это да и годятся они толь-ко для семечковых. По моим наблюдениям, две трети урожая гибнет только пото-му, что его не снимают. Лучше оставить самые сильные плодовые ветки, освет-лить и снизить кроны, и получать доступные и качественные плоды. Здесь я и расскажу, как я это делаю. Сложного в этом ничего нет, не считая того, что при-шлось научиться мастерски лазить по деревьям.

Рис. 43

НА ЧЕМ ОНИ ПЛОДОНОСЯТ?

Яблоко падает.

Шмяк!

Где же открытие?..

Танка

Обычно дачник что-то знает о том, как нужно резать. И одновременно не от-личает плодовую веточку от ростового побега. Значит, он не представляет себе, зачем он взял секатор. Ведь главная цель обрезки – увеличить количество плоду-шек за счет уменьшения ростовых побегов. И, конечно, дать веткам максимум света. Поэтому сперва разберемся с плодушками: их нужно видеть.

Позвольте мне не забивать вам голову всякими кольчатками, копьецами, шпорцами, прутиками и букетными веточками. Это – дело ученых, а мы постара-емся выделить главное. Для этого – пройдемте в сад. Возьмите секатор, тетрадь и ручку: объявляю лабораторную работу.

ЗАДАНИЕ 1. Научитесь отличать прирост от всего остального. Прирост – это самые молодые, концевые части ветвей. Летом концевые побеги нарастают, и на концах у них – неодревесневшие точки роста*. Зимой они гладкие, с юной, окра-шенной корой, в норме – прямые, без всяких "торчков" и ответвлений. Смотрите: самый мощный и длинный прирост – наверху, у стволов, направленных верти-кально, – лидеров*. Все верно: дереву главное – ввысь, поэтому вертикальный прирост перехватывает максимум каналов питания. Обратите внимание: нижние ветки взрослых деревьев вообще не прирастают – все покрыты плодушками; или прирост их мизерный – 5–20 см. Возможно, у вас найдутся и целые деревья, почти не давшие прироста. По длине прироста легко определить состояние дерева. Это – диагностический признак. Мы его рассмотрим позже.

Главное о приросте: у большинства растений он не плодоносит. Его роль – за-хват пространства. В первое лето побег только растет. К осени листики, если они в порядке, формируют в своих пазухах плодовые почки или зачатки плодовых ве-точек.

И только годичный побег (или однолетний, – тот, что был приростом в про-шлом году) весной зацветает или начинает обрастать плодовыми веточками. По-этому плодушки (так мы их обобщенно назовем) находятся ниже прироста, на бо-лее старых частях ветвей.

ЗАДАНИЕ 2. Научитесь видеть плодушки (то есть все, что плодит). Лучший способ увидеть плодушки: рассмотреть деревья во время цветения. Не просто по-любоваться ("Ух ты, красота – как цветет!"), а чуть целенаправленнее ("Ух ты, красота! На чем же она цветет?"). Смею вас заверить: полчаса такого любопытст-ва заменят вам эту главу и все руководства по обрезке.

Итак, смотрим ниже прироста, и обнаруживаем в большинстве случаев, что ветка обросла маленькими, недоразвитыми, короткими веточками. От сантиметра до 20–30. И чаще всего несут они округлые, дутые почки или букетик почек. Это и есть они, родимые, – плодушки разных типов и названий. Можно сказать, что плодит все недоразвитое, коротенькое. Все верно: ему расти уже нечем – всё пло-ды "съедают", да и ни к чему: на это прирост есть.

Стоит учесть, что рост плодушек обычно заканчивается рано: уже в июле эти веточки вершкуются*, и, присмотревшись, мы обнаружим на их кончиках "окук-лившуюся" почечку вместо развивающейся точки роста (см. рисунок). Можно сказать, что плодушки – это недоразвитый прирост. Отдавая соки развитому, он занимается плодами.

Рис. 44

Вырисовывается логика дерева: плодоносит то, что не растет. Или: плодоно-шение происходит там, где росту что-то мешает (на нижних ветках: сюда питание подается очень ограничено), или: плодоношение начинается тогда, когда рост уже не нужен (захвачено достаточно пространства. Обычно это происходит к 6–8 го-дам, и мы считаем, что дерево повзрослело).

ЗАДАНИЕ 3. Разберитесь, как и на чем плодит каждая культура в саду. Мы поняли общее, но есть и частности, отличающие культуры друг от друга.

ЯБЛОНИ И ГРУШИ. Первое лето – прирост. Второе лето – из годичной дре-весины (то, что было приростом) вырастают разные плодушки: совсем коротень-кие (кольчатки) и более длинные (прутики). (Названия запоминать не нужно). Третье лето – эти плодушки цветут, дают плоды и одновременно прорастают но-выми кольчатками и прутиками. Кольчатки могут не давать прутиков, а только во-зобновлять себя; получаются ветвистые, как бы из колечек собранные веточки. И те, и другие плодушки работают по несколько лет, ветвятся, а когда постареют, их можно обновить обрезкой до самой нижней плодовой почки. Некоторые сорта цветут и на концах годичных побегов. Особенно часто это бывает у груш.

СЛИВЫ и АБРИКОСЫ. Первое лето – прирост. Второе лето – годичная древе-сина цветет и одновременно прорастает плодовыми прутиками (шпорцы). Дальше цветут и годичные побеги, и шпорцы: дерево все в цветках, до самых кончиков веток. Некоторые сорта слив не цветут на годичных побегах, только на плодовых и букетных веточках. Плодушки этих культур могут ветвиться и работать 5–6 лет, но из-за грибных болезней обычно погибают на 3–4-й год.

ВИШНИ бывают кустовые и древовидные. Кустовые – более низкие, склон-ные к плакучести, обрастающие длинными прутиками, – цветут почти исключи-тельно на концах этих годичных побегов-прутиков. Почти весь урожай – в наруж-ной части кроны. Древовидные – с мощным вертикальным ростом по типу череш-ни (шпанка). Цветет часть почек годичных побегов (чем они сильнее, тем меньше цветков) и букетные веточки* на более старой древесине. Почти как сливы. Одна-ко букетные веточки без специальных воспитательных мер долго не образуют. К тому же часто не могут завязывать плоды от опыления собственной пыльцой (са-мобесплодность).

ЧЕРЕШНЯ милостиво дозволяет нам не напрягать мозги: цветет, начиная с годичной древесины, по всей длине ветвей. Цветут крохотные букетные веточки, работающие 3–5 лет, а иногда и дольше.

ПЕРСИК стоит особняком: у него цветут только годичные побеги – прирост прошлого года. Прирост зачах – урожай тоже. Посему – режут на обновление. Пухлые серые почки на молодых побегах отлично видны весной. В них и цветки, и новые побеги. Грибные болезни, особенно курчавость, очень мешают закладке цветочных почек нужной силы.

АЙВА цветет как на концевых, так и на более коротких боковых годичных побегах. При этом ведет себя любопытно: из почки появляется ростовой побег, дорастает до десяти сантиметров и вдруг разверзается цветком.

ВИНОГРАД выбрасывает новые побеги с цветочными кистями только из прошлогодних плетей. Этим похож на персик. И в обрезке много общего.

МАЛИНА плодит на годичных побегах, после чего они отсыхают.

СМОРОДИНА и КРЫЖОВНИК плодят на годичных побегах и более старых частях ветвей – на коротеньких плодушечках (смородина) или коротких обрас-тающих веточках (крыжовник).

Остальные культуры изучите, пожалуйста, сами. Если вы читали все это в са-ду, – будем считать, что и по общей, и по частной плодушкологии у вас зачет.

ПОСТАВИМ ДЕРЕВУ ДИАГНОЗ

– Доктор, я умру?..

– А как же!

Итак, дерево занято или преимущественно ростом, и тогда почти не плодоно-сит, или, напротив, рост невозможен, и тогда дерево обрастает плодушками и то-ропится дать потомство. В первом случае оно жирует, выращивает кучу дров и не плодит. Во втором – ослаблено, собралось гибнуть и лихорадочно рождает массу плодов, но все они мелкие и больные. И то, и другое нас не устраивает. Очевидно, нужна золотая середина. И действительно: наилучшее плодоношение происходит при среднем приросте. Этот закон справедлив для большинства плодовых расте-ний. Задача садовника – сделать так, чтобы прирост был средним как можно дольше и состояние это наступило бы пораньше – с третьего-четвертого года.

Состояние дерева определяется мощностью прироста. Оно не определяется величиной или возрастом. Бывает, что и старые деревья сильны, как молодежь. И наоборот. Вот саженец, не сумевший тронуться в рост. Смотрите: на прирост сил не хватает, и по всему штамбику вылезают кургузые плодушки. В свои два года это – старушка, уже поставившая крест на дальнейшей жизни.

Итак, давайте оценим состояние ваших деревьев. Молодежь (до 5 лет) и взрос-лые (до 10–12) деревья – по приросту средней и верхней части кроны. Старые де-ревья представляют собой, по сути, семью деревьев разного возраста: тут могут быть согбенные, давно не прирастающие суки, а из них могут лезть кверху моло-дые стволы – бывшие волчки-перехватчики. Тут каждый сук оцениваем индиви-дуально, и работаем с каждым суком по-разному. Сильный прирост – до метра и больше. Средний – 40–60 см, в среднем полметра. Слабый – меньше 40 см, осо-бенно если его осилили только отдельные ветки. Прироста может не быть совсем. Нижние ветки старых деревьев оканчиваются одними плодушками.

К жирующим деревьям применяем приемы, тормозящие рост. К ослабленным, наоборот – приемы, усиливающие рост. Чтобы понять, как они работают, давайте вникнем во взаимоотношения побегов и корней.

Рис. 45

ПРИРОСТ И КОРНИ

Прирост выталкивается на свет божий корневым давлением. Чем корни силь-нее, тем прирост мощнее. Прежде всего, прирост показывает нам состояние кор-невой системы. Все зависит от корней. Если дерево гибнет, то всегда потому, что отказали корни. Наоборот, при хороших корнях, что бы ни случилось с кроной – хоть все дерево свали – из пенька весной прут мощнейшие побеги, и за первое же лето восстанавливается чуть ли не полдерева. Помните, вы не знали, как изба-виться от таких пней алычи или ореха? Так что, если прироста нет – это корни не работают. Засуха 1998-го, а перед ней – наводнение 1997-го года "придавили" корневую систему так, что многие деревья – в основном косточковые – погибли. Потеряв корни, дерево весной расцветает, и даже может дать побеги и завязать ягоды, но вскоре чернеет: внутренние запасы кончились.

Корни питают прирост. Прирост, в свою очередь, половину созданной глюко-зы отсылает вниз, чтобы корни могли расти: они ведь всасывают, только наращи-вая новые корешки. Так они "выращивают" друг друга, и именно поэтому крона и корневая система должны находиться в неизменном балансе и равновесии. Связь эта означает также, что мы можем управлять приростом тремя способами: воздей-ствуя на побеги, воздействуя на корни и воздействуя на кору ствола и ветвей, че-рез которую корни и побеги связаны друг с другом.

ЕСЛИ ДЕРЕВО ЖИРУЕТ,

или Руководство по воспитанию акселератов

Значок на 150-килограммовом мужике: "Хочешь

умереть? Спроси, хочу ли я похудеть!"

Вот приемы, позволяющие "окоротить" не в меру разжиревшее дерево. Я их перечислю, а вы выберете подходящие. Если дерево чересчур мощно растет, можно применять сразу два, а то и три приема: не бойтесь, не умрет, а только за-плодоносит. Если эффект мал, на следующий год повторите, да прибавьте еще что-нибудь из нашего арсенала. А он достаточно богат.

ПРИГИБ ВЕТОК. Пригнуть ветку для дерева – все равно что отрезать. Гнутую ветку оно кормит лишь остатками с барского стола лидеров, лезущих вверх. И она смиренно начинает плодоносить. Правда, корни по-прежнему "рвут удила", и из пригнутой ветки выстреливают вверх мощнейшие новые лидеры. Их на будущий год также придется гнуть. А не нужны – так и срезать под корень.

ОБРУБАНИЕ КОРНЕЙ. На метр-полтора от ствола роем круговую канаву. Все встретившиеся корни обрубаем. Канаву закапываем. Прирост уменьшается, пло-душек завязывается вдвое больше: испугалось! Но если из-за погоды урожай не завязался, через год прирост опять начнет наглеть. Слишком трудоемкий прием.

ЛЕТНЯЯ ЗЕЛЕНАЯ ОБРЕЗКА. Прекрасный прием, подходящий к небольшим деревцам. Трижды за лето срезаем почти весь прирост. Уменьшаем листовой ап-парат – тормозятся корни. Одновременно уменьшается объем кроны и прибавля-ется света. Недостаток: нужна регулярность. С большими деревьями трудновато.

ПОПЕРЕЧНОЕ БОРОЗДОВАНИЕ (см. рис.). Берем острый нож и прорезаем кору. Если резать вдоль, это усиливает ветку (ствол). Если поперек – на время к корням перестает поступать питание. Можно резать в несколько слоев, чертить спиральки, фигурки, писать "Здесь был Вася", только крупно.

ПЕТЛЕВАНИЕ ПРОВОЛОКОЙ, или проще – передушивание. Проволока (лучше – медная, толщиной 2–3 мм) туго затягивается вокруг ствола и остается врастать. Не стоит передушивать те стволы и ветки, которые тоньше 6–7 см – они могут сломаться от ветра или урожая.

КОЛЬЦЕВАНИЕ. Эффективный прием. На стволе или в основаниях скелет-ных* ветвей вырезается поперечное кольцо коры шириной сантиметра полтора. Кольцо вынимается, канавка замазывается смесью глины (земли) и навоза, или за-клеивается непрозрачным скотчем (а если это в полутени – можно и прозрачным). За год-два кольцо срастется – камбий-то остался жив. Можно сделать иначе: по-дыскав ровное место, вынуть кольцо коры шириной в 6–10 см, перевернуть его и вставить на место. Резать придется строго перпендикулярно оси ствола. Встав-ленное кольцо закрепляется скотчем.

Все эти приемы весьма сдерживают рост, усиливают плодоношение и даже заметно уменьшают его периодичность*. Два последних приема не следует при-менять к кустовым вишням, абрикосам и персикам: они очень склонны к камеде-течению*, а вишни и персики растут и так неважно. Абрикосы же, наоборот, го-нят прирост за два метра, но плодят у нас редко из-за климата, и сдерживание роста тут не поможет. Лучше их почаще срезать на омоложение.

Рис. 46

КАК ОЖИВИТЬ СЛАБОЕ ДЕРЕВО,

или Садовая реаниматология

Когда сыт – кругом очень красиво!

Деревья, у которых "вырубилась" корневая система или сильно повреждена кора на стволе, дают прирост меньше 20 см, боковые ветки – и того меньше; де-ревце становится колюче-мохнатым от массы плодушек, кора его грубеет, древе-сина же, наоборот, становится рыхлой, плоды – сплошная мелочь: дереву-то важ-но дать семена, а не мякоть. Засуха усиливает эти страдания. Что делать?

1. С помощью ножа осматриваем кору у земли и выше. Постучав по коре там, где она вогнута или надтреснута, можно услышать "пустой звук": полость. Иногда короед делает кольцевой канал вокруг ствола; прикрытый корой, он не виден и начинает загнивать. Часто омертвение части коры после непережитой зимы. Всю мертвую кору вырежьте ножом. Рану заляпайте глинисто-навозной смесью.

Если обнаружился кольцевой канал гнили или погрыза, можно помочь и тут. Нужно сделать ящик вокруг ствола и насыпать земли выше погрыза. И поливать. Дерево может дать придаточные корни и снова пойдет в рост.

2. РАЗГРУЗКА КРОНЫ. Слабым корням не вытянуть многочисленных пло-дов. Все боковые, и особенно поникшие ветки, укорачиваются наполовину или даже больше – до молодого верхнего ответвления с заметным приростом. Если есть лидер с нормальным приростом, то на сей раз его оставляем. Большую часть оставшихся плодушек тоже удаляем. Видите? Все наоборот: мы избавляемся от плодушек и оставляем листовой аппарат. И пусть он нарастает пару лет.

3. ПРОДОЛЬНОЕ БОРОЗДОВАНИЕ. Прорезаем кору на ветвях и стволе вдоль, до древесины, одной целой линией, до самой земли. На ветках – по одной борозде, на стволе – две, с двух сторон. Кора стягивает ствол "хомутом" и мешает нарастать новым проводящим тканям. Отпускаем "хомут", и ствол утолщается. Борозды следует замазать упомянутой болтушкой.

Рис. 47

4. Теперь ГАРАНТИРУЕМ КОРНЯМ ВЛАГУ И ПИТАНИЕ. Речь идет об упомянутых приствольных грядках. Высыпаем под ствол несколько тачек пере-гноя, закрываем сверху травой и начинаем регулярно поливать деревце.

5. Высший пилотаж: когда покажутся юные побеги, хорошо пару раз опрыс-нуть дерево СИЛКом, в который добавлена мочевина (карбамид), чайная ложка на ведро), или проще – свежая урина* (на 1 часть – 2 части воды). Это – стимуляция и подкормка.

6. Примите меры от тли! Об этом подробнее – в главе о защите растений.

Очевидно, у вас нашлись и деревья со средним приростом. Их просто ведут в парикмахерскую: убирают лишние верхи, разгружают низы и осветляют загущен-ные места. На этом мы еще остановимся.

Старое дерево следует исправлять, учитывая характер разных частей: "плаку-чие" ветки реанимировать*, а мощные лидеры – "воспитывать". Конечно, гнуть лидеры здесь слишком тяжело, и они просто укорачиваются на боковую ветвь.

КАК БЫСТРЕЕ "ЗАПЛОДУШИТЬ" МОЛОДЕЖЬ

Я помню чудное мгновенье:

Твои цветы, твои листы...

О, гений чистой красоты –

Дитя оплодухотворенья!

НАУКООБРАЗНОЕ ПРИМЕЧАНИЕ. Введем для интереса математическую характеристику у плодового растения: эффективность урожая. Она равна урожаю, собранному с одного кубометра кроны.

УРОЖАЙ (кг)

ЭФФЕКТИВНОСТЬ УРОЖАЯ =

ОБЪЕМ КРОНЫ (м3)

Эффективность типичной восьмилетней яблони, высота которой вдвое больше расстояния до соседа, весьма мала: 10 кг поделим на объем (3х4х5=60 м3) и полу-чим 0,6. Со своей яблоньки-семилетки, которую я "оплодухотворяю" трижды-четырежды за лето, подрезая растущие побеги, я собрал четыре с половиной ведра – примерно 40 кг, а объем ее 2х2х1,5=6 м3. Эффективность – почти 7 кг/м3. Если бы я работал еще грамотнее, эта цифра была бы двое выше. Но 10 кг/м3 – вполне достижимый рубеж для любого, кого деревья действительно интересуют.

Рис. 48

Лирическое отступление о смысле жизни. Смысл жизни, по-моему, непости-жимо прост: он состоит в улучшении самой жизни. Разум всего живого, и наш в особенности, решает эту единственную задачу.

В конце прошлого века киевский агроном И. Е. Овсинский ввел свою систему беспахотного земледелия и увеличил урожай на порядок, уменьшив трудозатраты втрое. Сожительствуя со своими полями, он учитывал открытую им "деятельную самобытность растений". Растения пытаются выжить наилучшим способом. Они чувствуют и оценивают среду, в которой оказались. Но, главное, всякий раз они сами решают, каким образом лучше жить. Деятельная самобытность растений со-стоит в том, что в хороших условиях они мудро наращивают массу тела, а в пло-хих стремятся мудро оставить потомство. Если учесть, что у одних растений мы используем тело, а у других – только плоды, это наблюдение трудно переоценить: ведь в обоих случаях мы "заботливо" сводим агротехнику к обеспечению наилуч-ших условий! И растения "наглеют": буйно растут, но не плодоносят.

"...Недовольство своим положением, страдания – вот причины, по которым цветы цветут и производят семена... Мы, убежденные в том, что природа весною улыбается нам цветением, должны знать, что причиною этой улыбки есть боль". "...Хозяин должен употребить известные средства, чтобы заставить растения цве-сти и плодоносить, потому что без этого и самая лучшая почва и удобрения будут ни к чему... Растения неимоверно чувствительны к тем пыткам, которым подвер-гает их человек, и мстят ему за них – цветками и плодами..."

Дерево – просто живой организм. Организм сильный и стремящийся выжить как можно успешнее. А снабжение нас отборными плодами не входит в его планы – смею думать, оно вообще не подозревает о нашем присутствии. Дерево – всего лишь биоматериал. Но материал податливый и предсказуемый. Понимая его, мы можем приложить к нему расчет и руки – и сделать его чем-то. Мы можем при-дать ему самую удобную форму и облепить его ветки плодушками, и создать для себя идеальное дерево: чтоб и красиво, и все в руках, и плоды крупные, и при этом чтобы места почти не занимало! И следующая главка – учебничек о том, как управлять деревом самым простым и нетрудоемким способом.

ОДНО СПЛОШНОЕ ГНУТЬЕ

– Ну согласитесь, что с такого дерева вы 600 кг не соберете.

– А зачем мне 600?!

ФОРМУЛА ПЛОДОНОСНОЙ ВЕТКИ: плодоносная ветка: а) наклонена, б) освещена и в) доступна для рук без всяких лестниц. Из таких веток я и предлагаю составлять идеальное дерево для дачи. Почти ничего не резать, а просто гнуть. Это проще всех других приемов – достаточно понимать, как ветки реагируют на пригиб, и соблюдать некоторые меры предосторожности:

1. Любая вертикальная ветвь или побег реагирует на пригиб почти всегда оди-наково: из места сгиба выбрасывается новый сильный побег – на замену пригну-тому, а вдоль ветки появляются еще несколько новых побегов, устремленных вверх; концевые побеги также загибаются кверху. На сгибе могут появиться и два-три новых лидера – их сила убывает от сгиба к концу ветки (см. рисунки). Любой растущий побег по своей природе ориентирован прежде всего на верти-кальный рост.

Если больше не делать ничего, новые лидеры быстро перехватят на себя пита-ние ветки, продолжат триумфальный взлет в небо, и уже на второй год станут толще ветки-матери. Получая крохи, она быстро начинает плодить вместе с ос-тавшимися побегами, и плоды уже на второй год сгибают ее еще ниже.

Рис. 49

Точно так же реагируют на пригиб и сильные саженцы, и устремленные вверх деревца. Если ствол не толще запястья, дерево легко согнуть с подпилом: 6–10 раз хорошо разведенной пилкой надпиливаем ствол до половины толщины со сторо-ны загиба. Пропилы можно делать через 8–10 см. После этого древесина легко сгибается, ранки быстро зарастают, а согнутая часть меньше растет и быстрее плодоносит. Весьма эффективно таким образом воспитываются субтильные че-решенки, достигшие за три года высоты четырех метров и почти не желающие ветвиться. А я таким способом постоянно превращаю 4–6-летние деревья разных пород из метел в зонтики (см. рисунок). Чтобы не рисковать. Закрепляйте подпи-ленную ветку всегда двумя растяжками!

Рис. 50

Итак, молодые штамбовые* деревья резать вообще необязательно. Они непло-хо воспитываются одним только регулярным пригибом. Ну разве что выпилить "под корень" весь центральный лидер, если он уже не гнется никак. Главные вет-ки разгибаются, при необходимости – с подпилом. (Фото 1 и 2). Гнуть можно в удобные для вас стороны – был бы свет и пространство для каждой ветки. Если удалить лидер, из среза выстрелит пучок сильных побегов. Можно сделать второй ярус веток из них, а можно – из тех, что появились на ветвях. Думаю, в каждом ярусе должно быть не больше 6–8 веток. Лишние побеги удалите в мае-июне, не дожидаясь, пока они повлияют на развитие всего дерева.

Рис. 51а–б.

ТЕХНИКА ГНУТЬЯ. Следует учесть три момента.

1. Ветки, идущие под острым углом, очень легко отламываются от ствола. По-этому: а) применяйте подпилы, б) растяжку цепляйте ближе к концу, за прошло-годнюю или двулетнюю часть ветки, и в) работайте осторожно и нежно, без спор-тивной злости и свирепости.

2. Применяйте все, что не порвется в течение полного сезона: упаковочный полипропиленовый шпагат, проволоку. Не нужно заботиться о том, чтобы рас-тяжки не врезались в кору: ветке это не повредит. Единственный вред: если рас-тяжка сильно передавила ветку, она в этом месте может сломаться от ветра. По-этому в середине лета все растяжки необходимо сдвинуть чуть ближе к основа-нию веток. Заодно их можно подтянуть. Если деревья растянуты осенью или вес-ной, то перетягивать их нужно в середине июня. А если в июне, то проверить надо в конце июля. Обычно ветки фиксируются за три месяца.

3. Если ветка все же отломилась, – не расстраивайтесь. Достаточно, чтобы ос-талась цела полоска коры, соединяющая ее с деревом. Не стремитесь сжимать древесину – она уже не срастется. Зафиксируйте ветку в нужном положении и проведите на уцелевшей коре борозду, обмажьте глиной, замотайте пленкой. Камбий за пару лет все восстановит. Ветка даже не затормозится. Позже, года че-рез два, можно будет удалить остатки торчащих щепок и коры.

4. Бесштамбовые варианты Ю. И. Трощея – прекрасный пример практичности. Он совмещает пологую посадку и пригиб ветвей. Его формы полностью исклю-чают обрезку и отдают дружный урожай, что важно и в промышленном саду.

Самое простое – вырастить косую "расческу", и на 4-й год разложить все ее ветки горизонтально, с подпилом или без него.

Рис. 52а

Можно сделать это более последовательно, заложив основу из трех наклонных веток, а растущие вертикальные побеги гнуть каждый год левее исходных ветвей. Трощей называет этот способ "левосторонним раскрытием веера"

Рис. 52б

А вот "гнуто-косая пальметта*" Трощея. Форма исключительно ценная: а) вы-водится почти без обрезки, б) размещается в одной плоскости, в) позволяет при-менять сильнорослые сорта (из-за того, что ствол сжат "в гармошку", дерево оста-ется низким) и г) все это приводит к раннему плодоношению.

Рис. 52в .source memo.wdx .H 1 "УМНЫЙ САД" .H 2 СТР. 46 .H 3 В .H 4 В

Итак, если ежегодно весной или в начале лета гнуть все, что растет вверх, то через три года дерево перейдет на плодоношение и начнет гнуть себя само. Вам останется только иногда прореживать густоту и удалять старое (фото 3).

Однако крона при этом остается весьма объемной. Эффективность дерева можно очень увеличить, ограничивая рост побегов летней прищипкой и обрезкой.

Фото 3

КАК САМОМУ ВЫРАСТИТЬ ПЛОДУШКУ

Из всех плодов наилучшие приносит

хорошее воспитание.

К. Прутков

Грубо: если постоянно укорачивать до 3–4 почек (листьев) все, что уже вы-росло на 20–30 см, через пару лет получается очаровательный, маленький, густой шарик, весь утыканный плодушками. Я знаю грушку Любимицу Клаппа, которую постоянно общипывали – чуть ли не каждую неделю. В семь лет это был шар, на который я мог лечь сверху и обнять руками. Груши были отличные. Они не то что не падали, они делались "квадратными" от тесноты. В этом шарике помещалось ведер пять-шесть. Вот это – разумное дерево!

Тут есть несколько нюансов.

1. Не стоит так стричь персики, абрикосы, кустовидные вишни, черешни и ви-ноград. Хотя и здесь нельзя позволять приросту гнать метраж, но без длинных ве-ток не обойтись, и достаточно ополовинить прирост за лето – в июне.

2. Делая "прическу", нужно больше щадить боковые ветки (у них только от-щипываем макушку) и меньше – верхние (особенно мощные, их можно в конце лета и совсем вырезать). И тогда деревце станет "плоским в ширину".

3. Если листья закрутила тля, не раздумывая удалите такие побеги до хороших листьев. Плохой лист не даст плодушек, и даже листьев может не дать: его пазуш-ная* почка осталась неразвитой. Там, где был плохой лист, образуется совершен-но голая часть ветки – бесполезная часть, создающая лишний объем.

4. Такие деревца нужно поить и иногда кормить органикой. Ведь прищипка их ослабляет:

5. Лучше всего совмещать прищипку с пригибом. Загнул ветку – начинаешь прищипывать.

Так можно удерживать дерево в небольшом объеме. Это важно и потому, что маленькую крону гораздо легче пропитать, и урожаи бывают стабильными, и пло-ды крупными. Вот что говорил об этом Р. И. Шредер: "...Плоды истощают силы дерева и поэтому должны допускаться только в умеренном количестве. У нас это никогда не соблюдается, и дереву позволяют в один год принести столько плодов, что на другой год оно является уже совершенно истощенным; оно становится уже не в силах производить что-нибудь, пока снова не оправится".

Фото 4 и 5

Но главное – путем летней прищипки можно вырастить плодушки. Не ждать, что они появятся на будущий год, а заставить их появиться уже в конце лета. Прирост можно превратить в маленькую плодовую ветку. Плодовая ветка – это, как правило, слабая боковая веточка, и на ней – пара плодушек и пара небольших побегов. Она занимается плодами и не увеличивает основную ветку, а лишь загу-щивает ее. Если вы научитесь превращать прирост (любой ростовой побег) в та-кую веточку, вы увидите, каким образом можно придать дереву любую форму и заставить его давать отличные плоды.

Итак – на дворе весна, а перед нами годичный побег. Если он очень мощный – в метр, лучше срезать его почти "под корень", оставив бляшку в 1–2 мм. За лето из среза вырастет небольшой побег или плодовый прутик, а то и два. С побегом средней силы, а также с концевым побегом поступим так (см. рис.).

Рис. 53

1. Сделаем срез "на почку*", оставив четыре почки (рисунок). Получилась ос-нова плодовой ветки. Именно эти почки нам предстоит превратить в плодушки. Представьте себе: побег растет и тянет в себя сок. Почти в его основании и не ду-мают во что-то превращаться: сок бежит мимо, и они спят спокойно. И тут вы срезаете верх побега. Сок в избытке – наш пенек просто распирает, почки испы-тывают давление и начинают нервничать. Вот тут бы им и превратиться в пло-душки. Но не тут-то было! Плодушка выталкивается давлением средней силы. Нижние почки отмахиваются: "Дальше, дальше ступай!" Сок бьет с разбегу в две (иногда – в одну) самые верхние почки и вышибает из них ростовые побеги! Они примерно вдвое слабее "отца", но все равно – ростовые. Тот, что выше, сильнее нижнего (см. рисунки).

2. Вот, через 2–3 недели наши новые побеги выросли на 20–30 см: пора про-должать экзекуцию. Если просто отщипнуть им головы, мы уменьшим длину вет-ки, но плодушек не получим: давление сока не прибавится. Поэтому: а) верхний побег удаляем до нижнего, б) нижний опять укорачиваем и лучше до 2–3 почек (рис.). Вот теперь наши почки в основании начинают паниковать не на шутку. Новые побеги еще слабее прежних, но все еще слишком сильны для плодовых прутиков. Дождавшись, когда и они наберут положенные четверть метра, повто-ряем предыдущую экзекуцию, но еще короче: на 1 почку. И вот тут снизу, кряхтя и чертыхаясь, выползает какая-нибудь плодушка: или кольчатка, или прутик (ри-сунки).

Рис. 54а, 54б

Чем закончится вся операция? В августе, сделав очередную обрезку побегов, вы обнаружите, что сила роста дерева уже сходит на нет. Значит, новые побеги будут уже столь слабыми, что смогут сами превратиться в плодовые веточки. На-ша задача выполнена: мы убедили дерево в том, что здесь расти не надо. И оно переключило корни на другие ветки. Так достигается равномерность развития всех ветвей.

Теперь нам более понятно, как можно получить длинную горизонтальную вет-ку, покрытую одними плодовыми ветками и не захватывающую пространство длинными ростовыми прутьями.

Примечание: самая большая ошибка – укоротить побеги один раз и забыть о них. Получится просто вдвое больше сильных ростовых побегов, что только за-держит плодоношение. Исправляя ошибку на следующий год, оставляйте только нижний побег из каждой пары. Вот поэтому традиционная обрезка раз в год – де-ло неблагодарное и долгое.

Еще примечание: если, несмотря на все старания, плодушки не вышли, значит, вторую и третью обрезку нужно делать еще короче – на одну почку. Обычно так себя ведут очень сильные побеги. Если после первой прирезки надломить такой побег у самого основания, он приобретает должную скромность.

Рис. 55

Итак, вот формула превращения ростового побега в плодовую ветку:

май – на 4 почки, июнь – на 2–3 почки, июль – на 1 почку, август – на 1.

С летними, зелеными побегами работают точно так же.

Начать можно и с июля, и с августа, но первый срез всегда должен быть на 3–4 почки.

И вот плодовые ветки начинают жить и давать не только плоды, но и побеги. Что с ними делать дальше? Вот главные моменты, почерпнутые у Гоше и под-тверждаемые наблюдениями, что неизменно радует.

КОЕ-ЧТО О ЖИЗНИ ПЛОДОВЫХ ВЕТОК

(тонкости для любителей)

1. Нормальная плодовая ветка несет два, максимум три плода, а если больше – они мельчают. Плодушки старше трех лет многократно ветвятся и ослабляются, особенно в тени. Если ничего не делать, плодовая ветка может превратиться в густой "коралловидный" агрегат, почти потерявший способность давать плоды, хотя и бурно цветущий.

Омолодить такую плодовую ветку можно, срезав все, кроме нижней плодушки или, максимум, двух. Оставленные плодушки дадут побеги, с которыми работают по формуле (см. рисунок).

ПОЯСНЕНИЕ: если побег слаб, достаточно первого или двух первых шагов формулы. Например, многие тонкие прутики я в этом году укоротил в июне, и большего не потребовалось: выдвинув плодушки из верхнего глазка, они успо-коились.

Рис. 56

2. Многие наши сорта плодоносят на прутиках, которые с годами удлиняются и покрываются цветочными почками. Оставить лучше две-три у основания (см. рисунок).

Рис. 57

3. Юные плодушечки могут не иметь цветочных почек, а образуют только ро-зетку листиков. Они могут созревать год, а то и два (зависит от сорта и условий). Их нужно уберечь от разверзания (прорастания ростовым побегом). Оно происхо-дит, если прямо над плодушкой срезать часть ветки или весь побег. Поэтому, раз-гружая плодовые ветки, всегда оставляйте над плодушкой почку. Из нее выйдет побег, который отвлечет соки, и плодушка не прорастет (рис.).

4. Если в основании плодовой ветки есть неразвитые глазки*, все побеги, по-являющиеся из плодовых сумок*, режут очень коротко – все время на одну почку. Иначе нет шансов вытолкнуть из этих глазков плодушки (рис.).

5. Если коротко срезанная плодовая ветка проросла всеми глазками и дала два, три или четыре ростовых побега – оставляется самый нижний, и с ним работают по формуле (рис.).

Рис. 58а, б

Напомню: все упомянутое годится в основном для яблонь и груш и щадящий вариант – для слив. Остальным культурам больше подходит гнутье и укорачива-ние прироста пару раз за лето. Они без проблем образуют цветочные почки впол-не самостоятельно.

Ну а коли уж мы столь основательно коснулись плодушек, то нельзя не упо-мянуть о том, какие ухищрения позволяли нашим садоводам выращивать яблоки и груши весом более двух килограммов, поражать ими весь мир на парижских вы-ставках и продавать их англичанам по 200–300 долларов за штуку.

КАК ВЫРАЩИВАЮТ ВЫСТАВОЧНЫЕ ПЛОДЫ

На низком, сильном, формованном деревце оставляют по три-четыре разви-тых плодушки на верху. Они расположены ближе к стволу. Все остальные пло-душки ослепляют – отстригают цветки, а все растущие побеги регулярно прищи-пывают. Особенно сдерживают побеги на выбранной плодовой ветке и возле нее.

Опыляют цветки чаще всего искусственно: мало ли что. Когда оформилась за-вязь, аккуратно вырезают всю, кроме одной – самой крупной. Плодик одевают в мешочек из двойной марли: упаси Бог – плодожорка! Дерево кормят и поят.

Когда плодик окреп, к плодоножке прививают вприкладку (аблактировкой*) один из молодых побегов, растущих на материнской ветви. Как только прививка срослась, макушку этого "донора" отрезают: корми только плод! Если удастся, сильный побег с нижних веток прививают и к самой плодовой ветке. Когда ж ста-новится ясно, что плодик наливается, плодовую ветку кольцуют у основания, что-бы не отдавала питание вниз. Теперь плод покрывают бумажным пакетом: солнце делает кожицу грубой, и она хуже растягивается. Трижды, пока плод набирает массу, его обмывают раствором железного купороса (а сейчас, видимо, годятся и стимуляторы). Обмывку делают на ночь, чтобы раствор впитался. К этому време-ни плод уже не висит – это ведь растягивает плодоножку! – а лежит на специаль-ной подставке или подвеске. Ну как, попробуете?..

Рис. 59а

Живо представляю себе веселую компанию фанатов гигантских плодов. Они постоянно что-то ищут, пробуют и делятся впечатлениями. Для производства оче-редной операции они собираются (завтра – опыление!!!), спорят, выбирают дос-тойного (он в кольцевании – ас!), а потом отмечают "успешное навешивание бу-мажного мешка" бурными веселыми возлияниями. Естественно, кульминация жизни – выставка плодов, и победившая команда проживет зиму с гордо поднятой головой и лучезарной улыбкой...

Размечтался... Ладно! Давайте повторим пройденный материал. Что мы узна-ли?

1. Прирост – это все длинное, а плодушки – все маленькое. Косточковые могут плодоносить и на прошлогоднем приросте.

2. Длина прироста показывает состояние корневой системы дерева.

3. Лучше всего дерево плодоносит при среднем приросте.

4. Жирующее дерево можно ослабить, а слабое – стимулировать.

5. Плодоносная ветка а) наклонена, б) освещена и в) доступна для рук.

6. Сделать ветки плодоносными можно с помощью одного только пригиба.

7. А также с помощью прищипки и летней обрезки.

8. Лучше совмещать пригиб с летней стрижкой.

9. Плодушки создаются путем регулярного укорачивания побегов.

10. Так конструируется идеальное дачное дерево.

11. Но, думаю, большинство из вас ограничится шестью первыми пунктами. И правильно: выбирайте то, что вам подходит. Не осложняйте себе жизнь, расслабь-тесь. Тем более, что мы разобрались пока только с молодыми деревьями. А что делать со взрослыми и старыми?

Рис. 59б

РАЗГРУЗКА, ОСВЕТЛЕНИЕ И ОМОЛАЖИВАНИЕ

МАЛЕНЬКИЙ ТРАКТАТ ОБ УРОЖАЕ

– Во яблони! Без всякого ухода – стена яблок!

– А вы поухаживайте, поухаживайте...

В отличие от молодых, взрослые сады чаще всего разгружаются, осветляются и омолаживаются. На землю при этом весело летят не только ветви, но и стволы, а часто и целые деревья: превратившись в подобие пирамидального тополя раньше, чем начали цвести, и спрятавшись при этом целиком в тень, свою и соседскую, они уже никогда толком не заплодоносят. Глядя, как тенистый садовый лес быст-ро превращается в солнечную "саванну", хозяева реагируют по-разному. Боль-шинство из них согласно, что лучше изменить ситуацию в корне: "Режьте все, что считаете нужным!" Меньшинство, около четверти, испытывает к деревьям жа-лость, очевидно большую, чем к себе, и оплакивают каждую ветку вздохами, при-читаниями и восклицаниями, но и они крайне редко настаивают на "помилова-нии" – надо, значит надо! Наконец встречаются хозяева (кстати говоря, в основ-ном это разумные и веселые люди), которые просят избавить их от лишнего уро-жая и оставить самый минимум: слишком утомительно стрясать, собирать, зака-пывать и раздавать излишки. Дачники же, использующие весь свой урожай, встречаются так редко, что заслуживают собственной "Красной книги". Налицо общая тенденция: отсутствие хорошего урожая является меньшей проблемой, чем его присутствие. Парадокс? Боюсь, что нет.

С одной стороны: мы уверены в том, что урожай – вещь неуправляемая, а все неуправляемое нас отталкивает. Прибавьте сюда нашу занятость и усталость. Плоды же в основном червивые, а деревья высокие и полупустые. Сочетание сор-та "слава победителям", плодов "позор побежденным" и дерева "безумству храб-рых" вошло в привычку и стало нормой. К тому же дача так далеко, а выходной чаще всего один, а тут внукам в школу, а детям некогда... С другой стороны, есть люди – и их немало – не такие занятые. Они собирают урожай – часто на нашей же даче – и привозят его на соседний рыночек. Цена невелика, и часто мы спра-ведливо решаем, что дешевле купить. Как я уже упоминал, до двух третей урожая на дачах просто не собирается. Значит, не нужен? Но о чем мечтаем мы, дожида-ясь лета, как не об увешанных плодами деревьях! Откуда это противоречие? Что заставляет нас постоянно искать баланс между количеством плодов и невозмож-ностью их употребить?

Все дело в разнице между предвкушением и реальной нуждой в плодах. Часто мы эту разницу не осознаем. И оказываемся на распутье: не можем решить, ма-ленький нам нужен сад или побольше, высокими должны быть деревья или нет, резать их сильно или щадить. Если четко разделить желаемое и действительное, на душе может здорово полегчать: вы можете наконец понять, какой сад вам ну-жен.

Как ни крути, дача – это две трети морального удовлетворения и, в лучшем случае, треть продовольственной программы. Вот оно цветет – красота! Вот завя-залось, зреет – чудо! Вот созрело – все соседи зазваны на чай, все друзья – на шашлык, и душа радуется. Вот замотался, не успел собрать, все опало, сгнило – ну и гори оно синим огнем. Самое главное – удовольствие уже получили! Это и есть предвкушение. Чтобы удовлетворить его, по моим подсчетам, садик среднего воз-раста должен родить тонну-полторы плодов. Совсем не важно, что почти все они станут удобрением для почвы. Использовано будет в лучшем случае по два-три ведра. Это и есть реальная потребность. Она складывается из необходимости сде-лать запас на зиму, невозможности часто приезжать и неохоты высоко лезть. Ду-маю, она не превышает 100–150 кг. Предвкушение в десять раз больше потребно-сти (мы во всем – так!). Отсюда расстройства. Некоторые пытаются решить эту проблему, правой рукой сжав пилу, а левой вздымая лозунг "Все на борьбу с из-лишками урожая!" Я же предлагаю компромиссы.

Во-первых, успокоимся и возрадуемся: урожая нам нужно действительно го-раздо меньше, чем хочется. Кстати, сами деревья нам это подсказывают: сбрасы-вают завязь. В норме происходит три волны сброса: сначала опадают неопылен-ные цветки, позже – недоопыленная завязь и в июне – не выдержавшие конкурен-ции плоды. Если осталось 10–15 процентов завязи – это очень хороший урожай. Мы же, полные предвкушения, видим только обилие цветков и думаем, что и пло-дов должно быть столько же. Научитесь смотреть по-другому: вот яблоня, на ней десяток тысяч цветков, в ведре – два десятка яблок, мне нужно пять ведер, всего – сто яблок. На каких ветках лучший урожай? Остальные ветки – особенно те, что закрывают свет, – лучше убрать, а лишние плоды, особенно мелочь, лучше обор-вать в июне. Это и будет во-вторых: создавайте небольшие деревья, где плодов будет меньше, но они будут здоровыми и качественными. Взрослые деревья мож-но существенно приблизить к этому состоянию. Обычно для этого требуется одно лето, в особо тяжелых случаях – два; в обоих случаях это несложно.

Рис. 60

КАК ИСПРАВИТЬ ДЕРЕВО

Жил старик на развесистой ветке.

У него были волосы редки.

Но галчата напали

И совсем общипали

Старика на развесистой ветке.

Эдвард Лир

Речь идет в основном о деревьях штамбовых, то есть опирающихся на один ствол. При этом дерево может "пробивать крышу", наращивая один, центральный лидер, и оставаясь достаточно нешироким, а может иметь несколько сучьев-лидеров, между которыми происходит драка и гонка за свет; такое дерево весьма экспансивно и занимает массу места, часто подавляя другие растения.

Исправление "пирамидального" дерева несложно. 1. Изучив состояние при-роста, находите ветки со средним приростом – самые плодоносные. Обычно это средний ярус* ветвей. 2. Без сожаления вырезаете "под корень" центральный ствол-лидер. 3. Укорачиваете нижние, опустившиеся ветки до более молодых от-ветвлений, направленных вверх-наружу. 4. Летом, начиная с июня, регулируете рост поросли из среза: или удаляете, или превращаете в плодовые ветки гнутьем. К концу лета поросль "поймет", чего от нее хотят, и дерево уравновесится. Рас-смотрим все это немного подробнее.

1. Для взрослого дерева типично, что главный урожай – в среднем этаже кро-ны: буйно растущий вверх еще не заплодоносил, а нижние ветки уже постарели, перегружены плодушками и дают мелочь. А нам, к тому же, нужно сильно сни-зить крону и осветлить сад. Не вдаваясь в дебри всяких там разреженно-ярусных и полускелетно-обрастающих, просто уберем плохое и оставим самое хорошее.

2. Не волнуйтесь, без лидера дерево не погибнет. Оставьте максимум два яруса веток. Пилите на боковую ветку, не оставляя пня. И помните: из среза полезет по-росль*, которая, если ее упустить, за два года вытянется на три метра и сравняется по толщине с основными ветками. Срез можно залить краской, но только когда он высохнет.

3. Как правило, на каждой поникшей ветке есть где-то выше молодое ответв-ление. Без сожаления срезайте всю поникшую часть после него. Так вы усилите прирост, и ветка сможет еще 3–4 года расти и давать нормальные плоды. Это и есть разгрузка от старых плодушек и омолаживание ветки. Каждые три года это можно повторять. Ветки, очутившиеся под кроной и не имеющие молодых выхо-дов к свету, лучше удалить совсем, особенно с северной стороны кроны: толку от них не будет.

Получилось низкое, светлое дерево с плоской кроной (рис. 61а). Если летом не отрегулировать поросль* из среза и новые волчки*, к осени дерево потратит массу материала на выращивание этой ненужной древесины, и развитие плодовых почек может быть полностью блокировано (рис. 61б). Проще всего раз в месяц удалять эту братию почти вровень со стволом, оставляя не пенек, а бляшку. Из нее за лето могут выйти два-три слабых побега, которые быстро станут плодовыми прутиками (рис. ). Однако, если веток в кроне мало, можно создать из волчков еще один ярус, разогнув их в конце лета на свободные места. На следующий год их нужно прищипывать и "оплодухотворять", как это описано в главке о плодуш-ках. Одного лета такой работы будет достаточно: дальше ветки начнут сами гнуться под тяжестью плодов.

Рис. 61 а и б

Дерево с несколькими лидерами исправляется, в сущности, так же. Плодонос-ные ветки выводятся наружу. Разница в том, что центр этого "бокала" зарос вет-ками, путающимися и ищущими выход к свету. Все их, кроме плодовых прутиков, лучше удалить "на бляшку". Может оказаться, что какой-то из стволов, а то и два, мешают соседним деревьям. Смело выпиливайте их у самого основания, не остав-ляя пня. Из срезов за лето вырастут сильные побеги-заместители, которые можно превратить в ветки. Но это уже не исправление, а замена кроны.

КАК ЗАМЕНИТЬ КРОНУ НА НОВУЮ

Сад мой сегодня занят,

Он зарастает волчками.

Можно войти?

Танка

Это совсем просто. Нужно спилить все дерево и оставить ствол метровой вы-соты. Весной из него полезет мощная поросль. Прищипкой и гнутьем ее можно превратить в дерево любой формы. Через год она зацветет, как ни в чем не быва-ло.

Но обычно исправлять заменой кроны приходится огромные многоствольные "кустищи", коими склонны делаться абрикосы, сливы, алыча и иногда вишни, от-личающиеся сильным ростом. Схема исправления проста: каждый год вы выпи-ливаете у основания два-три ствола. Остаются те, что не особенно мешают, и только для того, чтобы не остаться совсем без урожая. Дальше из срезов выстре-ливают неукротимые волчки. Без надзора они вытянутся выше двух метров. Если через каждые 60–80 см отрезать у них верхушки (заодно удаляя тлю), они развет-вятся и слегка поостынут. В августе их уже можно нагибать. На следующий год – прищипывать и гнуть то, что полезет из них. Вот вам уже и часть новой кроны. Как только новые ветки зацветут, можно спиливать остальные стволы и с новой порослью поступать точно так же. Через два года у вас – новое, удобное дерево (рис.).

Рис. 62

ВНИМАНИЕ: гнуть волчки нужно или за кончики, или с подпилами, или предварительно закрепив нижнюю часть, чтобы не произошло отлома. Мощный волчок обманывает своей толщиной, но это – летний побег, который держится только за самый внешний, молодой слой древесины. Можно сказать, что он растет из-под коры. К тому же под очень острым углом: чуть отклони – сразу отламыва-ется.

ЕСЛИ ДЕРЕВО СОВСЕМ СТАРОЕ

Кашлем насморк не испортишь.

С ножом в руках осмотрите кору на стволе и главных суках. Если обнаружит-ся, что больше половины коры отмирает (она коричневая внутри, гнилая), лучше спилить такое дерево, оставив пень до метра высотой. Если кора почти вся мерт-вая, пилите почти под корень. Возможно, дерево даст сильные побеги, из которых можно будет сделать крону со здоровой корой, и жизнь дерева продлится.

Если же кора везде живая и зеленоватая на срезе, дерево проживет еще долго и есть смысл сделать разгрузку нижних веток и осветлить крону, оставив на каждом скелетном суку по одному, максимум по два молодых ствола-лидера, выросших из волчков несколько лет назад. Обычно в кроне находятся лидеры разного воз-раста. Оставить следует те, что находятся примерно на середине суков и имеют достаточно ветвей, отклоненных наружу. Хотя это, в общем, дело вкуса – лишь бы они свободно соседствовали. Верх лидеров удалите. Получается, что старое дере-во продолжает жить в виде нескольких молодых деревьев, растущих из его суков. Смысл омолаживания сводится к оставлению только частей, имеющих заметный прирост, и раскрытию кроны для света. Не бойтесь удалить лишнее: тут чем больше удалите, тем лучше. Придется, видимо, еще лечить повреждения коры, но эти приемы я решил вынести в главу о защите растений.

ГЛАВНОЕ О КОЛОННОВИДКАХ

Несмотря на многочисленные публикации, колонновидные яблони остались чем-то таинственным для многих дачников. Было обещано, что они будут напо-минать початок кукурузы, а на деле некоторые совсем не заплодоносили. Было сказано, что колонка должна стоять одним столбиком, а тут – боковые ветки по-являются! Многие поняли колонновидность так буквально, что начисто срезают все, что торчит из стволика в стороны, включая все плодушки. Поставим все на места, чтобы впредь не усердствовать так чрезмерно.

Прежде всего: колонка – обычное дерево, просто у нее сильно укорочены междоузлия*. Она как бы сжата в длину. И это – вся разница. Как и обычная яб-лоня, колонка образует ветки.

Их можно укорачивать до 3–5 почек, но не стоит удалять: урожай уменьшится. Можно колонку гнуть, и она так же дает ряд вертикальных побегов. Так же склонна тянуться, особенно в тени, и поэтому стоит пару раз за лето переполови-нить верхушку. Колонка – это, по сути, почти готовое "веретено" (загляните на стр. ). Расти столбиком, конечно, – большое удобство, но это вовсе не обязатель-но: можете ее и горизонтально положить.

Что касается сортов, то нам повезло: под Крымском, в селе Новокрымское, есть питомник колонновидных яблонь. Создал его пятнадцать лет назад Михаил Монахос, увлеченный и талантливый агроном, выпускник плодоовощного фа-культета Тимирязевки. Сейчас Миша – главный "колонковед" Кубани. Он испы-тал около сотни сортов колонок и отобрал лучшие, производство которых и нала-дил. Сейчас в испытании у Михаила новое чудо – колонные груши. Так что ко-лонки у нас есть! Уже создана и колонная алыча; ведется работа и по другим по-родам. Сад колонок – истинное чудо: как будто поле кукурузы, и на каждой "ку-курузине" – ведро яблок.

Фото 6

КОЕ-ЧТО О СТРАТЕГИИ И ТАКТИКЕ САДА

КОГДА РЕЗАТЬ ДЕРЕВЬЯ?

Где начало того конца, которым

оканчивается начало?

К. Прутков

Правильный ответ: когда угодно.

Больше шести лет я искал сколько-нибудь серьезное подтверждение тому, что деревья нельзя резать во время сокодвижения. Я обнаружил массу приемов летней обрезки и увидел ее эффект. Оказалось, что все старые мастера, добиваясь от де-ревьев поразительных результатов, и знать не знали, что этого нельзя делать по-тому, что "идет сок". Они просто учитывали, когда и как он идет. Нашлись сооб-щения о том, что за рубежом обрезку делают во время налива плодов: это увели-чивает долю плодов высшего качества. Я много раз видел, что даже спилив дерево целиком в середине лета, его не удается остановить в росте. Мне приходится уда-лять летом почти весь прирост, но это даже не замедляет роста жирующего дере-ва. Отпиливание целых стволов только вызывает бурный рост новых побегов. Я постоянно вижу, как деревья гибнут от прекращения работы корней, от отмирания коры, от трутовой гнили, как ослабляется дерево от тли и курчавости. Но никогда я не видел, чтобы дерево гибло от обрезки – какой бы она ни была. Обрезка в пе-риод покоя, очевидно, имеет один смысл: такой уход дешевле.

Гоше, работавший с деревьями круглый год, указывал на единственную раз-ницу: до раскрытия почек и после начала роста побегов. Если удалить часть веток до начала роста, то оставшимся побегам достанется весь сок, и они будут мощнее; если же срезать ветки уже с зелеными побегами, то оставшиеся будут не столь сильны, поскольку часть сока уже израсходована. Это – почти незаметный эф-фект, который следует учитывать только с самыми юными деревьями. Уже трех-четырехлетки нормальной силы роста не столь щепетильны: обрезанные в июне, они к августу отращивают практически весь положенный прирост.

Дерево только создает видимость летнего существа – того, что бодрствует не весь год. Но оно живет постоянно, просто на время делает перерыв в росте и раз-витии. Отрезал или пригнул в марте – в мае пошли побеги, и до осени выросли: надо снова гнуть, убирать лишнее. Отрезал или пригнул в августе – побеги вырас-ти не успели. Но весной они продолжат и наверстают! И все равно придется доде-лывать.

Если вы хотите просто поддержать в порядке крону дерева, не пытаясь огра-ничить объем, придать определенную форму или ускорить плодоношение, вы мо-жете позволить себе гнуть и резать раз в год. И единственное, что вы должны учи-тывать, это ваши удобства: когда есть время и силы, когда нет риска поломать любимые цветы и овощи и т. д. Но при этом дерево тратит массу лишних сил на ненужные побеги и делает в основном то, что "хочет". Вы почти не управляете деревом. Обрезка и не предназначена для управления. Управлять растением мож-но только во время вегетации*, то есть во время роста. Ведь только в активном состоянии оно может реагировать. Такое управление я называю формировкой.

Рис. 63а

Обрезка и формировка в определенном смысле противоположны. Обрезка, традиционная для нашей культуры, нужна для удаления частей дерева, которые уже выросли. Формировка – это то, что делает обрезку ненужной. С помощью формировки то, что кажется ненужным, вообще не вырастает, а сразу превраща-ется в то, что нужно. С точки зрения формировки, обрезка – это жестоко и бес-смысленно. Вот, например, появляется новый побег. Он растет, и с ним ничего не происходит. Для него это означает: "Расти!" Он старается, вымахал, корни к себе подключил, связями обзавелся, перспективы наметил, наобещал... Спать лег. А весной просыпается – цел только по колено! Что за дьявол! Ну не нужен, так сразу бы и говорил! Чего расти-то заставил? Я бы уже и корнями с братвой поделился, и плодушечки бы снизу вытолкал. А так – ни себе, ни людям. Эх ты, "Мичурин"!..

Формировка же делается вовремя. Вовремя – это когда уже видно, но еще не повлияло. Наклюнулся ненужный побег – долой его легким щелчком, пока мал: позже – уже ранка будет на коре. Гоше любил повторять, что единственным инст-рументом настоящего садовника являются ногти большого и указательного паль-цев руки. И он совершенно не преувеличивал! В этом году мне удалось формиро-вать свои деревца именно этими "инструментами". Цель формировки – превра-щать ненужное в полезное или предотвращать появление ненужного. Научное обоснование невозможности формировки преследовало, как я понял, другую цель: обеспечить дешевый и низкоквалифицированный уход за растущими площадями советских садов.

НЕМНОГО СТРАТЕГИИ

После исправления в саду не должно остаться ни одной ветки, которая не бы-ла бы открыта солнцу большую часть дня. Это было бы идеально. Это должно быть почти так. Поэтому, если в саду есть деревья, которые "много себе позволя-ют", но мало дают, следует подвергнуть их существование сомнению, что и дове-сти до их сведения путем решительного удаления половины стволов или суков – для начала. А на следующий год убрать и остальное.

Сомкнувшиеся деревья нужно "мирить". Для этого ветки, направленные друг к другу, сильно укорачиваются. В норме вы должны свободно проходить между де-ревьями, не сгибаясь и не отгибая веток. При этом лучше "вытягивать" кроны на север – юг и "сжимать" с запада – востока. Так будет больше света.

Кстати, о свете. Нормально прореженная крона летом дает тень, не меньше чем наполовину состоящую из солнечных зайчиков. Еще говорят, что воробей че-рез нее пролетает, не тормозя. Именно в такой полутени нормально плодоносит малина, смородина, а то и огурцы с фасолью.

О СМЫСЛЕ ЖИЗНИ И О ПИТАНИИ

– Вы чем картошку удобряли?

– Да чем только ни удобряли! Растет,

зараза!..

Неотъемлемая часть агротехники – удобрение и подкормки. Придется об этом хотя бы упомянуть. Самое главное: мне продолжает казаться, что у нас вообще нет проблемы с питанием деревьев. Есть проблема отказа корней из-за избытка грунтовой воды – на заливаемых участках. Там удобрения не помогут. Опреде-ленно есть проблема ожирения деревьев. В одном нашем совхозе пятнадцать лет не могли добиться урожая от лучших районированных сортов: вносили и вносили удобрения – погашали фонды. Сад так и пришлось выкорчевать. Значит, есть про-блема непонимания питания. Я поделюсь тем, к чему пришел, наблюдая реальную картину наших дач. Думаю, растения можно кормить более рационально.

Лет двадцать назад американка Карен Прайор сформулировала основы разум-ной дрессуры. Ее принципы сделали ее главным авторитетом не только среди дрессировщиков, но и среди психологов и социологов. Она без проблем могла научить краба в нужный момент звонить в колокольчик! Оказалось, что она нашла универсальный способ добиться желаемого поведения от любого живого сущест-ва, не прибегая к насилию. Все гениальное просто. Все живые существа всегда с удовольствием делают то, что улучшает их жизнь. а) Желаемое поведение должно быть награждено. б) Поощрение должно быть дано в ту же секунду, как только сделано желаемое действие. Это – все, остальное детали. Этот процесс дает фан-тастически быстрые результаты. Вот животное, и вот внимательно следящий за ним человек. Вот животное поворачивается в нужную сторону, и мгновенно полу-чает маленькую награду. На тридцатом кусочке даже самое тупое членистоногое соображает, как получить еще один. Но стоит один раз доставить животному не-приятность или боль, и все пропало: то, что ухудшает жизнь, никто в своем уме делать не станет.

Кроме нас. Если бы мы хоть через два раза на третий соблюдали эти правила в отношениях друг с другом! Конфликты и скандалы исчезли бы даже из лексикона. Отношения, как им и положено, сознательно создавались бы, а их разрушение считалось бы курьезом. Чего проще: внимательно проследи, чем ты можешь на-градить, затем определи, что ты хочешь получить в качестве награды. А потом че-стно поменяй первое на второе! Разумность в чистом виде. В природе именно так возникают симбиозы*. Но мы, цари зверей, до такого "натурализма" не унижаем-ся – ума не хватает. И все же попробуйте подрессировать друг друга. Вы будете потрясены результатами. Два часа честной игры сделают вас воистину просвет-ленным.

Ну а при чем тут деревья? А они тоже живые существа. Конечно, я не буду "притягивать их за уши" к дрессуре Прайор, но что-то тут явно сходится, тем бо-лее, что другой партнер – определенно не дерево.

Итак, вы хотите быть награждены урожаем, а дерево – питанием и водой. От-сюда следуют правила, пусть не в деталях, но в общем справедливые для сада.

1. ВСЕГДА КОРМИТЕ И ПОИТЕ ТОЛЬКО ТО, ЧТО ПЛОДОНОСИТ или дает урожай.

2. НЕ КОРМИТЕ И НЕ ПОИТЕ ТО, ЧТО НЕ ПЛОДОНОСИТ или не дает уро-жай.

3. НАГРАДУ* ЗА ХОРОШЕЕ ПЛОДОНОШЕНИЕ ДАВАЙТЕ СРАЗУ: начи-ная с момента налива основной массы плодов до сбора урожая – две-три подкор-мочки с поливом, если давно нет дождей. То есть: когда плодит, тогда и корми. Это не секрет: налив плодов требует дополнительного питания и созревание но-вых плодовых почек, происходящее в это же время, – тоже.

ПОЯСНЕНИЯ и СЛЕДСТВИЯ. 1. Рослое, жирующее молодое дерево кормить и поливать – упаси Бог: так оно будет вечно расти. Нам и так приходится приме-нять массу приемов, ограничивающих питание. Так зачем его добавлять? 2. Хи-лое, не пошедшее в рост юное дерево, буквально рискуя жизнью, выбрасывает плодушки и рождает какие-то плоды. Представим себе, что это оно для вас стара-ется. Конечно, его нужно срочно и хорошо откормить и напоить (вернитесь к главке о реанимации). Дало плод – получи награду. Иначе оно вообще может за-сохнуть. 3. Вот взрослое дерево "отдыхает" после прошлогоднего урожая. Ну и нечего его кормить в этом году: померла так померла. 4. А вот то же дерево ло-мится под тяжестью плодов. Кормите его, лапушку, каждый месяц! А то обидится и на будущий год ничего не даст (периодичность плодоношения). 5. А вот старое дерево, урожай которого мельчает и осыпается из-за загущения и перегруза пло-душками. Кормить его бесполезно: света мало, а плодушек вчетверо больше, чем корни механически могут прокормить. Разгрузите, осветлите, омолодите. Урожай придет в нормальное состояние. Вот теперь и подкормка кстати! 6. Наконец, вот молодое дерево, не дающее прироста и состоящее из одних плодушек. Оно сильно обрезано и "положено на реанимацию". Какого урожая мы от него хотим? При-роста. Вот и кормите его, если прирост появился и начал расти.

Вспомним Овсинского. Чтобы добиться семян и плодов, нужно частично ог-раничить рост. "...Наоборот же, растения, возделываемые не ради плодов и семян, садовнику следует воспитывать в условиях, по возможности самых благоприят-ных". Это – про овощи, особенно про неплодовые: салаты, капусты, корнеплоды.

Что касается техники кормления, то мне известны два разумных способа. Один из них – уже упомянутое покрытие приствольного круга толстым слоем пе-регноя, а сверху еще и листвой, соломой, травой или живыми растениями. Этот способ хорош для юных деревьев и ягодных кустарников.

Рис. 63б

Взрослые деревья рекомендую кормить так, как это делают некоторые мои клиенты. Во-первых, покройте почву побегоносной полевицей (о ней подробнее – в последней главе). Эта травка образует мульчирующий ковер такой мягкости и толщины, что почва под ним за пару лет становится рыхлой и плодородной на удивление. Достаточно сказать, что после создания полевичного ковра взрослые яблони начинают плодоносить каждый год! А во-вторых, устройте стационарные "кормушки": вкопайте ведра без дна, асбестовые трубы или другие емкости на полметра в почву, по периметру кроны – штук пять-шесть. Заполните их битым кирпичом или камнями. Накройте чем-нибудь, чтобы туда не засыпалась земля. Очень удобно поливать: вода уходит сразу на нужную глубину, не теряется от ис-парения, не создает уплотнения и грязи. Нужно перед поливом бросить в кормуш-ки по горсти удобрения, или лить настой помета. Вокруг таких кормушек образу-ется живая зона активных корней, и дерево имеет все необходимое в любую засу-ху – достаточно раз в месяц наполнить кормушки до отказа. Если снабдить такой кормушкой саженец, то его развитие ускорится.

Напоследок добавлю: по возможности не используйте минеральных удобре-ний. Они сильно сбивают химический и кислотный баланс почвы. Нет ничего сильнее и лучше, чем настои птичьего помета или "человеческого золота*" (1:50), настои навоза (1:20).

Рис. 64

КАК НЕЛЬЗЯ РЕЗАТЬ ДЕРЕВЬЯ

(главное о технике обрезки и об инструменте)

Не все стриги, что растет.

К. Прутков

Все же главная мысль такова: лучший срез – отсутствие среза. То, чего не должно быть, должно исчезнуть, едва успев нарисоваться. Формировка молодого деревца требует всего пяти минут, но – каждые две-три недели. И все же нам, как правило, некогда, и мы творим с деревьями всякие чудеса. Сначала несколько лет боимся трогать, а потом берем пилу и смахиваем половину плодовой древесины. Или укорачиваем прирост до тех пор, пока дерево не начнет напоминать банный веник. Или, срезав верхушку, все лето смотрим, как на ее месте вырастают четыре точно таких же: "Режу и режу, а она, зараза, прет и прет. Я уже прямо в отчая-нии!"

Я решил перечислить самые главные, привычные и распространенные ошибки в обрезке. Именно они приводят к потере урожая и заражению деревьев трутови-ком. Именно о них можно сказать: достаточно прекратить это делать, и станет лучше.

1. НИКОГДА НЕ ДУМАЙТЕ, ЧТО ПОСЛЕ ОБРЕЗКИ МОЖНО ЗАБЫТЬ О ДЕРЕВЬЯХ НА ГОД ИЛИ ДВА. Не существует исправительной обрезки, после которой не росли бы сильные волчковые побеги. Они растут и тогда, когда ветки просто пригибаются. Дерево, годами не получавшее воспитания, требует, чтобы ему регулярно, по крайней мере раз в месяц, сообщали, чего от него хотят. Иначе оно обязательно зарастает волчками*.

2. НИКОГДА НЕ УКОРАЧИВАЙТЕ ВЕРХУШЕК МОЛОДЫХ ДЕРЕВЬЕВ. Даже если дерево стоит в одиночестве посреди поля, срезанная верхушка вызовет не столько рост боковых веток, сколько усиленный рост вверх новых побегов из среза. А на даче, в условиях гонки за свет, и подавно. Укорачивая верхушки, вы только размножаете их: вместо одной вырастает три-четыре – такого же роста, так же вверх. Такое "усекновение голов" лишь усиливает вертикальный рост. Боковые ветки при этом не усиливаются, а наоборот, ослабляются. Если вы хотите усилить периметр кроны, нужно не давать расти ничему вместо срезанного лидера. Но го-раздо эффективнее – превращать лидеры в плодовые ветки гнутьем.

3. НИКОГДА НЕ ОСТАВЛЯЙТЕ ПЕНЬКОВ И ТОРЧАЩИХ ОБРЕЗКОВ. Де-рево должно иметь возможность затянуть рану собственной корой. Для этого во-круг ранки камбий образует коровый валик. Даже если рана слишком велика и никогда не затянется, валик служит гарантией того, что кора не начнет гнить и разрушаться.

Пенек – тройная беда. Во-первых, вокруг него почти всегда начинает разру-шаться кора. Сначала она гибнет на самом пеньке. Дальше микробы и насекомые, селящиеся под ней, быстро расширяют мертвую зону, захватывая часть сука или ствола. Через два-три года кольцо мертвой коры смыкается, и тогда весь сук гиб-нет. Почти всегда, обнаружив большое пятно мертвой коры, в середине вы найде-те причину "гангрены": маленький сухой пенечек. Поэтому любую ветку срезайте почти вплотную к стволу и обязательно острым инструментом. Такой срез и на-зывается "на кольцо" (рис. ).

Рис. 65а

Во-вторых, пенек – это вечная дырка. Он гниет и прекрасно впитывает воду. Даже искусственно нельзя устроить лучшего входа для трутовиков. Срезав любой старый пенек, вы обнаружите коричневую гниль: это и есть грибница. По моим наблюдениям, у нас две причины ранней гибели косточковых: трутовик и отказ корневой системы из-за подтопления, что опять-таки дает трутовику возможность "доесть" дерево раньше, чем оно нарастит новый слой древесины.

В-третьих, пенек, особенно от лидеров и сильных веток, превращается в ис-точник паразитических волчковых побегов. Увидев их, когда они, как это приня-то, уже вымахали метра на полтора, заботливый хозяин берет сучкорез на длин-ном черенке: не лезть же на дерево. А сучкорез – это инструмент, предназначен-ный специально для создания пеньков. Каждый пенечек снова превращается в пу-чок побегов, а каждый побег с помощью сучкореза – опять в пенек. Так продол-жается несколько лет. В результате тем, где должно было смыкаться кольцо коро-вого валика, возникает чудесное творение человеческих рук – язвенный нарост, топорщащийся мелкими побегами, или "ежик". Отпиленный и повышенный на стенку, он отлично украсит дачу, но дереву приносит вред: по сути, это пучок гниющих дырок.

Рис. 65б

Что такое точный срез? Это когда и пенька нет, и площадь раны минимальна. Обычно он перпендикулярен ветке, которую отпиливают. Или почти перпендику-лярен (рис. ). А чтобы не задирать кору, сначала нужно подрезать с внешней сто-роны.

4. НЕ НУЖНО ЗАМАЗЫВАТЬ СВЕЖИЙ, СЫРОЙ СРЕЗ. Вы не станете кра-сить мокрую раму. Почему? Во-первых, краска быстро отвалится. Во-вторых, под слоем краски дерево не сохнет и гниет гораздо быстрее. То же и со срезами. Как часто, снимая старую корку вара, я обнаруживаю под ней мокрую, замечательно гниющую ямку! Мы и тут умудрились заменить результат ритуалом. Составы для пропитки срезов (сейчас – садовый вар) ввели в практику лесоводы: им важно со-хранить качество древесины. До середины прошлого века и они обходились без этого, делая гладкие срезы острым инструментом. А когда появился вар на основе воска (современный вар часто его почти не содержит), они добивались результата, трехкратно применяя его в горячем виде. Сначала срез заглаживался ножом или стругалом. Потом сушился на солнце неделю: за это время сантиметровый слой древесины просыхал и давал трещинки. Затем вар расплавлялся на водяной бане (это – градусов 60). Тонкой кистью горячий вар наносился на гладкий срез так, чтобы не затронуть живую кору – она должна дать валик. Вар не намазывался, а пропитывал дерево. С появлением новых трещин операция повторялась. Такой срез совершенно не пропускал воду и не намокал.

Слава Богу, нам ни к чему такая возня. Срезы, оставленные острым секатором, прекрасно заживают сами. Срезы от острой пилы достаточно гладки, чтобы быст-ро сохнуть после дождя, и валик образуется без особых проблем. Лучше такие срезы не мазать ничем. Но если уж вы хотите перестраховаться, высушите срез и дождитесь всех трещин (летом это – месяц), а потом хорошенько залейте густой масляной краской. Пусть она затечет в трещины и пропитает срез сверху. Но уч-тите: как только краска начнет трескаться, вам придется "ремонтировать" ее: не-сохнущая влага под краской гораздо вреднее открытой раны, которая регулярно высыхает и проветривается оставаясь свободной от гнилей.

5. НЕ РАБОТАЙТЕ ТУПЫМ И ПЛОХИМ ИНСТРУМЕНТОМ.

ГЛАВНОЕ ОБ ИНСТРУМЕНТЕ

Плохой секатор размочаливает ранку и кору. Тупая пила не режет, а рвет: срез получается лохматым, а коровый валик может не образоваться, потому что сигна-лом к его образованию служат разрезанные клетки камбия. Может быть, отсюда такое внимание к садовому вару и прочим замазкам.

Конечно, этот последний совет выглядит абстракцией: сейчас в России совер-шенно не производят и не продают работающего садового инструмента. Я сам ищу старые секаторы, выпуска 50–70-х годов: тогда сталь была еще подходящей. После переделки эти секаторы режут лучше голландских. Садовые пилы так же: чем старше, тем лучше держат заточку. Но тут особых проблем нет: на два-три сада пилы хватает, а точить их совсем не трудно. Европейский инструмент хоть и дорог, но зато режет, как надо; однако и его приходится содержать в порядке, смазывать и подтачивать. Нормальный инструмент – это проблема, и я могу толь-ко поделиться секретами переделки и заточки. Думаю, у вас есть знакомые масте-ра – они разберутся, что к чему.

СЕКАТОР, купленный в магазине, имеет два недостатка, которые нужно уст-ранить: 1. Угол между режущими кромками слишком велик, и секатор выталкива-ет ветку вместо того, чтобы зажимать ее. Нужно выбрать режущую губу так, что-бы уменьшить угол захвата до 10–15 градусов, а то и меньше (рис. ). 2. Режущая губа не заточена. Она слишком толстая, и на режущей кромке имеет большую и тупую фаску. Нужно сточить слой металла (примерно миллиметр) так, чтобы по-лучился острый клин по типу опасной бритвы. Фаска не должна быть больше по-лумиллиметра. Она нужна для того, чтобы режущая кромка не так быстро тупи-лась, а при движении прижималась бы к опорной губе (рис. ).

Рис. 66

Примечание: секаторы нашего краснодарского производства сделаны на-столько загадочно, что переделке практически не поддаются, да и после нее го-дятся только для винограда и цветов. Прекрасный пример ритуального предмета, продаваемого не для использования, а исключительно для прибыли. Двойной "эффект": и не режет, и руки после него отваливаются.

САДОВАЯ ПИЛА имеет чуть серповидно вогнутое полотно и зуб, скошенный вовнутрь (к рукоятке). Именно такой зуб без проблем "выскребает" сырую попе-речную древесину. Разводка – не меньше, чем две толщины полотна. Заточка ясна из рисунков. Если рукоятка совсем гладкая, ее лучше сделать "гофрированной", иначе рука быстро устает. Европейские пилы, как правило, имеют более мелкий зуб или специальную фигурную заточку. Они делают отличные, гладкие срезы, но пилят очень медленно и для профессиональной работы не годятся. Я точу свои пилы с помощью дрели и точильного диска толщиной в 1,5 мм.

* * *

Ну вот и весь "учебник реального дачного плодоводства". Деревьями, видит Бог, вы уже сыты настолько, что лучше бы о них больше не упоминать. Но я не могу отказать себе в удовольствии показать вам искусство настоящего садовника. Следующая глава – о формовом садоводстве в исполнении Николая Гоше. Я про-сто беру рисунки и выдержки из его монографии. Добавить тут нечего. Расцени-вайте главу просто как альбом с картинками. Давайте отдохнем от агрономии, да-дим волю воображению и помянем добром гениального мастера, показавшего всему миру возможности нашего сожительства с растениями.

.source memo.wdx .H 1 Умный сад .H 2 н .H 3 н .H 4 н

Глава 6

Терра инкогнита:

формовое садоводство

Нет столь великой вещи, которую не превзошла бы величиною еще большая. Нет вещи столь малой,

в которую не вместилось бы еще меньшая.

К.Прутков.

Если честно, то самое лучшее, что можно было бы сделать для садоводов-любителей, это переиздать "Руководство" Гоше целиком. Надеюсь, когда-нибудь я смогу сделать это.

Книга доставляет истинное наслаждение: Гоше с одинаковым мастерством и талантом выращивает деревья, выражает свои мысли и рисует с натуры. Вникая в его труд, чувствуешь, как вырастаешь в собственных глазах и даже ощущаешь се-бя интеллигентным человеком. И наконец понимаешь, насколько дерево благо-датно для сожительства, какой огромный резерв отзывчивости и послушания скрыт в нем, и как неестественно и нелепо то, что мы не только не пользуемся им, но даже совершенно о нем не подозреваем. Может быть, эта глава даст вам боль-ше, чем вся литература по садоводству, прочитанная до сих пор.

Формовой плодовый сад

В этом году я "сделал открытие": на южной стене все растет весной втрое бы-стрее, чем на грядках при самом лучшем питании. Гоше больше ста лет назад не представлял себе, как можно выращивать сад, не строя специально стен для фор-мовки деревьев. В Германии он свободно выращивал отличный виноград, абрико-сы, персики и даже инжир. И изо всех сил пропагандировал свои успехи.

"...Стены суть именно те сооружения, которые увеличивают и скопляют теп-лоту, отстраняют ветры и умеряют вредные влияния

климата. ...Что для любителя цветов оранжерея, то для любителя плодов хо-рошо заложенный формовый сад. Только при его помощи делается возможным воспитывать деревья таких сортов и собирать с них плоды такого совершенства и доброты, чтобы можно было соперничать с плодами из стран, более счастливо расположенных. ...Ничто так не приковывает взора посетителя, как подобный сад, притом в течение круглого года. В формовом саду нет мертвого сезона: зимою здесь веселят глаз прекрасные формы, весною богатое, чудное цветение, летом - развитие листьев, побегов и плодов, поздним летом и осенью - сами плоды все-возможных цветов, форм и величин. К этому присоединяется еще сбор плодов и потребление их от лета до весны. Какое удовольствие для малого и старого – сбор плодов! С какой гордостью украшаем мы стол плодами своей собственной куль-туры! С каким волнением посматривают на них и пробуют их на вкус!

...Устройство роскошного парка стоит гораздо дороже... Часто одна оранже-рея стоит дороже, чем все устройство и засадка формового сада... Не в стоимости закладки, а только в недостатке любительства и в трудности получить способного садовника лежат причины того, что эта полезная роскошь до сих пор так мало распространена".

У нас на юге не нужны и стены – и так тепло. А шпалеру или каркасик устро-ить совсем недорого. Ведь при этом дерево начнет приносить тройную пользу: давать хорошие плоды, вызывать интерес и радовать глаз красотой.

Наиболее целесообразные формы деревьев

"Число искусственных форм – легион, и почти нет такой формы в природе, ко-торой не принимало бы формовое дерево. Оно было превращаемо в формы обезь-ян, гусей, верблюдов, баранов, ослов и т. п., но история умалчивает, почему в формах именно этих зверей находили люди удовольствие, мы же сами не осмели-ваемся подыскивать правдоподобных причин тому! Кроме этих звериных форм, обезображивали деревья еще и иным образом.

...Форма плодовых деревьев ни в коем случае не должна определятся прихо-тью или произволом; она должна прежде всего отвечать двум важным условиям: образование ее и уход за нею должны брать возможно меньше времени, и мы должны получить на данной площади возможно большее количество плодовых веток. (Далее Гоше, как ни в чем не бывало, перечисляет девятнадцать лучших форм. Мы их просмотрим в основном в картинках.) Все остальные формы мы считаем за игрушки, которые следовало бы искоренить, а не содействовать их распространению".

Ну, я бы не был столь категоричным. Жизнь, в конце концов, – это игра, и ес-ли человек находит радость в коллекционировании причудливых форм, я поддер-жу его от всей души. Все же мы – не хлебом единым, и не фруктами едиными - сад наш. Коллекция форм Гоше все же не противоречит этой мысли.

Пирамиды. "...Пирамида – это самая прекрасная форма из всех существующих, дающая, при хорошем воспитании, очень большие и отличные урожаи. Правда, она требует для

своего ведения больше работы и больше знания, чем другие формы; однако, истый садовод считает эти трудности вещью второстепенною и с удовольствием придается труду, лишь бы иметь в саду действительную прелесть. Где бы пирами-да ни находилась, она представляет величественный вид..."

Больше всего пирамида подходит для груш, яблонь, айвы, слив, а также для крыжовника, смородины (кроме черной), йошты, аронии, ирги. Выводится она двумя ежегодными обрезками. Рано весной (осенью) саженец укорачивают до 50 – 60 см (рез – на почку). Верхняя почка даст продолжение ствола – этот побег и так будет самым сильным. Нам же надо получить 4 - 6 боковых веток. (см. рису-нок) Чтобы пробудить нижние почки, над ними делают полулунный надрез но-жом или крышеобразный надрез пилой (лучше – полотном ножовки по металлу). (См. рисунок). Чем ниже почки, тем надрез шире и глубже: два самых верхних, примыкающих к концевой почке, надрезают символически, а две самых нижних – на треть окружности стволика и вместе с миллиметровым слоем древесины. Если и это не помогает, в конце мая лидера укоротите до двух почек (он еще успеет от-расти), а два – три верхних побега ополовиньте.

Летом, в июне, деревце уравновешивают: а) верхний побег – стволик – не тро-гают. Ну, если только есть тля, нужно удалить все до здоровых листьев; б) боко-вые веточки прирезают так, чтобы они стали одинаковыми по силе: более силь-ные (обычно те, что выше) укорачивают сильнее, а более слабые – слабее, или во-обще не укорачивают. Смысл в том, чтобы к осени все веточки сровнялись бы по высоте; в) с помощь распорок или оттяжек веточки наклоняют на 45о и распреде-ляют равномерно по окружности; г) наконец, если есть лишние побеги, их удаля-ют совсем. К осени получается первый ярус.

(рис. на стр. ).

На следующий год и лидер, и веточки ровненько срезают над 5 – 6-й почкой, то есть ополовинивают. На лидере повторяют прошлогоднюю операцию: верх-нюю почку отпускают расти, а несколько нижних пробуждают надрезами. Боко-вые ветки удлиняют ростом концевых побегов, а все ответвившиеся от них пре-вращают в плодовые веточки (см. "Как самому вырастить плодушку").

(Рис.)

Летом снова убирают лишние побеги, уравновешивают второй ярус, а если на-до, то и первый, и придают веткам нужные положения. Получается деревце с дву-мя ярусами (рис....). Напоминаю: не срезайте плодушек!

На третий год с приростом повторяют те же операции: сверху создают еще один ярус, а боковые ветки укорачивают и уравновешивают. И так лет 5 – 6. По-том форму дерева поддерживают, ежегодно удаляя почти весь прирост при ранне-весенней обрезке. Размеры пирамид могут быть разными: от 2 до 6 м в высоту.

Рис.

Для сохранения направления веток Гоше применял обрезку на шип*. Выше самой верхней рабочей почки оставляется отрезок побега в 3 – 4 почки, каковые полностью удалены – шип. Растущий побег продолжения летом привязывается к шипу и без всяких оттяжек принимает нужное направление. В июле шип удаляют. Таким способом Гоше создавал прямизну ветвей, которую считал очень важной. Так выглядит пирамида осенью пятого года, перед обрезкой.

Правильная пирамида отличается идеальной прямизной веток и тем, что они расположены строго друг над другом через ярус: ярусы смещены друг относи-тельно друга на половину угла расхождения. Выводится на каркасе. "Правильная пирамида есть настоящее произведение искусства; кто ее сумеет вырастить, тот настоящий мастер своего дела; он, конечно, сумеет преодолеть все трудности, ка-кие встречаются при воспитании формовых деревьев вообще".

Крылатая пирамида – это правильная, у которой все ветки расположены стро-го друг над другом и образуют плоскости – крылья. Каждый "этаж" должен быть не меньше 35 см по высоте. Выводить проще тем, что в качестве каркаса доста-точно жерди и пяти-шести проволок (именно столько крыльев – оптимум для пи-рамид).

Рис.

Канделябровая пирамида. "...Эти пирамиды могут быть выращиваемы только из груш на айвах, яблоней на дусенах и райках (то есть на карликовых подвоях – автор)... Чем сильнее рост сорта, тем шире и выше должно их

формировать. ...Хорошо веденная канделябровая пирамида представляет пре-милый вид. Легкие и элегантные сучья ее во время цветения кажутся цветочными гирляндами, а осенью – плодовыми. Она может служить украшением на малых грядках, газонах, огородах, в формовых садах, словом, всюду, где ей можно найти помещение..."

Первые три (для 6-сучной) или четыре (для 8-сучной пирамиды) ветки полу-чают также, как в случае обыкновенной пирамиды. Оставляют так же и лидер. В июне юные веточки привязывают к горизонтальному каркасу. Для более сильного их развития центральный лидер прищипывают, когда он достигнет полуметра. За-крепив 30–40 см боковых веток, им позволяют расти вверх. Гоше обрезает их сно-ва до горизонтальной части лишь зимой (весной). Я же полагаю, что при хорошем росте еще в июне, отрезав воспрявшие после привязки верхушки боковых веток, можно получить из каждой два побега. Правда, нет гарантии, что их будет два, а не один. Чтобы не рисковать, Гоше делает это весной следующего года: тут мож-но применить надрезы. Шип не нужен: два появившихся побега привязывают в начале июня горизонтально и V-образно (рис...). Привязав те же 30–40 см, все по-беги отпускают расти вверх. Теперь нужно добиться их равенства с лидером, по-этому лидер прищипывают чаще и короче, пока боковые сучья не догонят его. Ко-гда они вырастут вверх на 30–50 см, их привязывают к проволоке каркаса. В дальнейшем сучья ведут по проволоке, а лидер регулярно прищипывают, чтобы он их не обгонял. На самом верху все побеги, интереса ради, можно аблактиро-вать* друг к другу.

Примечание: карлики сами покрываются плодушками по всей длине веток. Но можно использовать и не карлики. При этом: а) основание стволика ежегодно узенько кольцуем, чтобы уменьшить рост и б) сучья ведем вверх, регулярно обре-зая и прищипывая, как у простой пирамиды. Вывод займет больше времени, и плодушек не будет так много, но, думаю, все равно это приемлемо для нас.

Ваза. "В посадках, главная цель которых – сбор плодов, нет места для вазы; только там, где желательно разнообразие форм, где на первом плане стоит развле-чение, украшение, удовлетворение вкусам хозяина, только там уместна ваза".

Гоше подкрепляет эту мысль расчетом: пирамида такого же диаметра (около 2,5 м) несет втрое большую длину ветвей, что на формовом дереве означает и пропорциональное увеличение урожая. Учитывая то, что большинству из нас не нужен большой урожай, мы простим вазе то, что она не дотягивает до рекорда. К тому же, после исправления большинство деревьев как раз и принимает вид вазы, только дикой и лишенной эстетической изысканности.

Основание вазы выводится так же, как основание канделябровой пирамиды, а дальше сучья направляются по каркасу, удерживаясь в равновесии прищипкой, и прирезаясь весной для создания боковых веточек, превращаемых в плодушки.

Примечание: очевидно, вы заметили, что все формы строго симметричны при распределении веток в ширину. Почему? Потому что иначе одни ветки будут рас-ти намного сильнее других, и

даже сильной прищипкой их не уравновесить. Это – одно из главных правил формировки деревьев.

Веретено или колонна. "Веретено очень пригодно тому, кто желает подобрать у себя в саду многочисленный сортимент; веретено очень легко вывести, оно не требует такого беспрерывного ухода, какого требуют многие другие формы, оно скоро начинает родить, плоды на нем развиваются отлично и, при высоте не более 3–4 м, не так легко срываются ветрами, как с пирамид. Мы не можем, однако, умолчать, что урожайность веретена меньшая, чем пирамиды (но ведь и сажать их можно вдвое чаще) – авт.). ...Мы употребляем веретена для промежуточных поса-док, то есть их сажают между пирамидами на дичках, а когда пирамиды потребу-ют для себя больше места, веретена удаляют. До этого времени пройдет 15–20 лет (ничего себе! – авт.) и веретена сослужат свою службу – извлекут пользу из пусто-го пространства между пирамидами.

Веретено незаменимо для образования целых групп, но и единичные деревья на газонах также очень хороши, равно как хороши они и для посадки на грядах огорода, где они менее, чем пирамиды, затеняют соседние овощи".

Для веретен годятся только карлики. "Подвои из собственных сеянцев не го-дятся здесь ни для груш, ни для яблоней, потому что веретено по своим малым размерам требует короткой обрезки боковых веток. А при этих подвоях оставлен-ные почки на верхушечной и на боковых ветвях образуют только ростовые побеги (те самые, которые "прут и прут", если хозяин не доделывает обрезку летом – авт.), отчего плодоношение часто запаздывает и уменьшается..." Однако, если применять три летних прищипки, я думаю, можно получить веретено, для нас удовлетворительное.

Выводится, в общем, как простая пирамида, но есть "геометрические" отли-чия: а) центральный лидер ежегодно режут не на 4–5, а на 7–8 почек; б) боковые ветки, наоборот, укорачивают сильнее, до 2–3 почек нового прироста; в) шипов не оставляют; г) не делают этажей, а стараются пробудить все почки на стволе, для чего делают надрезы над всеми, при нужде прищипывая лидера; д) больше остав-ляют "лишних" и неразвитых побегов и используют их как плодовые веточки.

По сути, колонновидные яблони при подрезке боковых веток и верхушки лег-ко превращаются в узкие веретена.

Рис.

Пальметты. "Под именем пальметт (в старых книгах это слово пишется с од-ним "т". – авт.) разумеют деревья, сучья которых развиваются в одной плоскости и притом один над другим, в одном направлении. ...Число известных пальметт бесконечно велико, и ни одна форма не имеет такого разнообразия; однако, между ними очень немного удачных, то есть таких, которые вполне покрывали бы

отведенную для них площадь шпалера". Однако, есть еще две проблемы, свя-занные с пальметтами: трудно удержать в равновесии горизонтальные ветки и раннее ослабление и старение нижних горизонтальных ветвей. Мы постепенно подойдем к тому, как разрешились эти трудности.

Все горизонтальные ветки (сучья) ведутся сначала, как косые, под 30о к гори-зонту. На 3-м году жизни эти сучья опускаются, если нужно – с подпилом. Если пытаться сразу горизонталить длинные сучья, то они слишком слабеют и отдают всю силу лидеру, которого, наоборот, очень трудно становится

сдерживать. И это – еще одно из главных правил формировки.

Рис.

Ежегодно, обрезав лидер на высоте нового этажа (35–40 см), пробуждают на нем для работы три почки: две – для суков и верхнюю – для стволика. Как видите, выравнивание наклоненных сучьев идет по горизонтали – так, чтобы нижние су-чья всегда были сильнее, иначе они ослабнут и затормозятся в росте. Вспомните: соки преимущественно отдаются наверх. Поэтому и далее: "нельзя допускать всех этажей на одинаковую длину даже тогда, когда все они готовы, а напротив, этажи должны всегда укорачиваться кверху настолько, чтобы длина самого верхнего была бы не больше половины длины самого нижнего; в противном случае нижние отстанут в росте, сделаются бесплодными и станут постепенно отмирать".

Рис. 84

Однако при такой резке верхних этажей они недодают урожай. И Гоше нашел выход: позволил двум нижним этажам расти вертикально! "Благодаря тому, что... два нижних этажа могут развиваться длиннее других, – деревья становятся здоро-выми, долговечными и плодородными".

Рис.

Однако и такие пальметты не уравновешивают сами себя и требуют много внимания, и поиски продолжились. "...Потребовалось много времени и работы, пока удалось, наконец, построить форму так, чтобы она равномерно питала все свои сучья, хорошо покрывалась плодущей древесиной и вполне покрывала отве-денную для нее площадь стены или шпалеры".

Канделябровая пальметта. Два нижних сука ведутся горизонтально, а затем за-гибаются вверх! Из горизонтальной части по всей длине вырастают побеги, кото-рые пускаются также вверх. Получается огромная "расческа".

рис. 86.

Но и тут неудача! Суки, что ближе к стволу, растут намного сильнее наруж-ных. Как же достичь симметрии? И появляется двойное и четверное "U" .

Рис.

Тут сучья питаются совершенно одинаково! Но – опять не так: слишком пус-тует низ шпалеры, но главное – выведение одного только основания требует 3–4 года. И форма опять не прижилась. Наконец выход был найден.

Пальметта Верье. "Эту форму всякий разумный древовод считает наилучшею; она делает излишними все остальные пальметты, будучи равно пригодной как для рослых, так и для слабых сортов, как для высоких, так и для низких шпалер, как на склоне, так и в равнине. Ее можно выводить с 3–16 и более сучьями, без уменьшения ее достоинства; выводить ее, несомненно, легче, чем даже все другие канделябровые пальметты; самое же главное – сучья ее удерживаются в равнове-сии без особых затруднений, при этом обработка плодовых ветвей в высшей сте-пени проста, а высота пальметт может увеличиваться неограниченно... Нам, во всяком случае, вовсе неизвестны темные стороны этой формы, и среди наших знакомых также нет таких садоводов, которым они были бы известны". ...Интересно, правда? А ларчик просто открывался: пальметта Верье – это косая пальметта, равномерно загнутая вверх. Из косых пальметт пальметты Верье легче всего и делаются.

В любом случае при выведении Верье нижние сучья должны обгонять верх-ние, для чего они выращиваются наклонно и даже с подъемом и, только достигнув длины своего этажа, пригибаются и привязываются горизонтально к каркасу.

Смотрите рисунок.

Верье годится для всех плодовых культур, вплоть до вишен. Оптимальный размер – 6–8 сучьев, на более крупные формы уходит слишком много лет.

Рис.

Для получения правильных углов наклона, особенно при переделке пальметт, Гоше использует подпилы, упомянутые ранее. Надрезы он делает пилой до поло-вины толщины сука. С их помощью он гнет сучья с одинаковым успехом и вниз, и вверх. Он с удовольствием описывает, как перенял этот прием у столяра, и потому убедился в его полной безвредности. "Для меня это открытие было величайшим приобретением, с помощью которого я взялся за исправление неудачных экземп-ляров из числа моих пальметт. Почти все сучья... до превращения в пальметты Верье, подпиливаются, даже без крайней необходимости, а единственно для пре-дупреждения отломки или отклейки их от ствола. Результаты, достигнутые этим приемом, так прекрасны, что я счел своею обязанностью поделиться с публикой этим малоизвестным способом". (Приятно сознавать, что прием, до которого ты дошел сам, великий Гоше перенял у столяра!).

На склонах Верье ведется в одну сторону. Она также выполняется и в объеме как четырех- и шестикрылая пальметта. А для красоты ей можно придать круглую форму. Но особенно великолепна она на стенах здания.

Рис.

А теперь вернемся в "каменный век пальметт".

Веерная пальметта. "Под этим именем мы разумеем так называемые голланд-ские шпалеры, то есть деревья, выведенные несимметрично, довольствуясь удале-нием лишней древесины и плоскою привязкою остающейся там, где имеется ме-сто.

...Теперь к веерным формам применяют обрезку, тогда как раньше их не обре-зали.

...Тем не менее, мы упоминаем об этих формах, так как они, не годясь специа-листам, представляют некоторые преимущества для всех тех, кому не достает знаний и времени для правильного ведения деревьев. Веерные пальметты дают урожаи сносные, если

не качественно, то количественно, несмотря на то, что форма эта выглядит не так красиво... Но в моих глазах плоды без древесных форм все-таки лучше, чем древесные формы без плодов. И разумный человек не должен думать, будто ко-гда-либо настанет время исключительного существования совершенно

правильных форм плодовых деревьев; это недостижимо. Потому что... всякий человек, занимающийся плодоводством попутно, отдыха и развлечения ради, не найдет достаточно времени для выполнения всех тех работ, без которых невоз-можно воспользоваться всеми преимуществами рациональной формовой культу-ры; при таких условиях надо радоваться, если люди полюбят нечто достижимое для них..."

Далее Гоше описывает плюсы и выгоды веерных деревьев: простота, деше-визна, возможность выращивать на севере южные плоды, использование стен зда-ний, легкость заполнения площади и хорошее плодоношение. И заключает: "Лишь бы достичь того, чтобы все подходящие стены были одеты шпалерными деревья-ми, – и деревенские жители будут уметь лучше нынешнего обходиться с плодо-выми ветками, а мы будем считать это великим прогрессом в народном хозяйстве, вовсе не смущаясь, если народ станет выводить не классически правильные фор-мы".

рис.

Ура! Наконец-то Гоше вспомнил и о нас. И как вовремя! В России его книга вышла в 1899 году. Век прошел, виток сделан, я просто подписываюсь под каж-дым словом великого мастера, и мы можем вместе осуществлять его заветы.

Может показаться, что простота и нетрудоемкость совершенно не совместимы с формовыми деревьями. А это смотря о какой форме речь! Верье – действитель-но "золотая середина" разумности. К ней тяготеют все деревья, подвергаемые ре-гулярному пригибу и прищипке без особой даже кропотливости. И мои деревца – пример тому. Да если просто разогнут с подпилом все ветки обычного молодого дерева, больше всего оно станет похоже именно на Верье. Но наше путешествие продолжается, и на очереди форма, открывающая еще ряд приемов эффективного управления развитием дерева. И это – кордоны.

Горизонтальный кордон. "Эту форму можно горячо рекомендовать из-за лег-кого ведения ее, малой площади, ею занимаемой, прекрасных и многочисленных плодов, приносимых ею, и из-за красивого вида длинных гирлянд из цветов, ли-стьев или плодов. Она была выведена Ж. Л. Жаменом в 1840 году и вскоре приоб-рела известность и обширное распространение... (Верье, кстати, изобрел свои пальметты в начале XIX века. - автор)... Мы считаем выгодным вести в ней только три культуры: яблони, груши и виноград. У всех остальных деревьев рост слиш-ком силен, чтобы можно было ограничить их столь малым пространством".

Рис.

Работая с кордонами, Гоше пришел к следующим выводам: а) двухсторонние кордоны предпочтительнее односторонних; б) применять следует карликовые подвои; в) сажать односторонние деревья одного этажа не ближе 3-х м друг от друга; г) не стоит аблактировать* концы кордонов друг с другом – это затрудняет исправление ослабевших или больных деревьев; д) многоэтажные кордоны следу-ет применять только при большой необходимости: если ими обсажены грядки, они мешают ходить и работать. И тут я живо представляю себе грядки, обордю-ренные кордонами в треть метра выстой. И яблони с грушами – ровненьким ряд-ком на фоне зелени морковки. Ей богу, здорово!

Вывод кордона прост. Весной саженец на высоте 30–40 см сгибается под воз-можно более правильным прямым углом (второе плечо также должно получить прямой угол), для чего стволик привязывается к колышку, а плечо – к проволоке. Но макушку загибают вверх: так она будет расти сильнее, и появляющиеся из плеча побеги будут не таким сильными. На плечах

пробуждаются практически все почки, стимулируя отстающие надрезами пи-лой (крышеобразный надрез) над почкой. Все обрастающие побеги прищипывают на 2–3 почки, не давая им вырастать больше, чем на 10–12 см, то есть примерно раз в неделю – две. Продолжение плеча вообще не прищипывают. Ближе к осени его привязывают к проволоке, опять загнув макушку кверху.

рис.

Двуплечий кордон отличается лишь созданием Т-образного расхождения плеч. Они создаются разными способами, являющими собой великолепный набор приемов управления деревом. Приведу главные из них.

1. Саженец весной режется на высоте плеч на почку. Все появившиеся побеги, кроме двух верхних, удаляются. В мае еще зеленый нижний побег аблактируется к стволику, и оба побега загибаются (а можно и не аблактировать).

Рис.

2. В питомнике: по достижении саженцем (растущей окулировкой+) полумет-ра его срезают на высоте плеч. Новый побег будет иметь в основании два глазка – рядом друг с другом. Как только новый побег вырастет на 12–15 см, его отрезают до двух глазков, и из них появляется "вилка" – два побега, которые в зеленом со-стоянии загибаются в стороны.

Рис.

3. Окулировки не трогают. Саженец весной срезают на высоте плеч. Верхнюю почку укорачивают, перерезав ножом пополам горизонтально. Это пробуждает два придаточных глазка, находящиеся по бокам от почки, и из них выходит иско-мая "вилочка" побегов.

рис.

4. В питомнике. Как только окулировка (сортовой побег) перерос линию плеч на 10–15 см, на линии плеч выбирают два глазка (то есть листка). Вертикальным резом отделяют полоску стебля в треть стебля толщиной, вместе с верхним глаз-ком. Рез ведут до нижнего глазка. Отделенный глазок отгибают. Позже обоим по-бегам придают нужное направление. "Эта оригинальная операция, будучи прове-дена на травянистых побегах, удается превосходно: недели через три раны зажи-вают так, что, не зная о них ранее ничего, нельзя было бы даже заметить опериро-ванного места. Замечательно еще и то, что опущенный таким способом глазок да-ет побег такой же силы, как и из оставленного глазка". Вот это и называется – во-время

работая с травянистыми побегами, можно делать чудеса!

Рис.

Несколько приемов, связанных с двойной прививкой – я их пропущу. А вот прием, не заменимый для нас, не привыкших к садовому ножу.

5. Летом, когда сортовой побег достиг полуметра, его гнут под максимально прямым углом, для чего скручивают в месте сгиба до разделения древесных воло-кон, или делают подпилы мелкой пилкой со стороны сгиба. Но при этом на самом сгибе располагают почку (она уже есть под листом). Сок толкает эту почку, и она быстро пытается стать продолжением стволика – дает побег. Его тут же загибают в другую сторону. Далее отстающий побег выращивают более поднятым вверх, и он за год уже догоняет своего "родителя".

рис.

Двуплечие кордоны Гоше сажал на расстоянии 7 метров, а если плечи вырас-тали слишком длинными, вел их друг над другом или устраивал на концах спира-ли, по которым и вел окончание плеч. "Эти спирали... своей прелестью вызывают удивление всех посетителей сада".

рис.

Простой вертикальный кордон. "...Нет другой формы, которую можно было бы вывести так легко и скоро и за которой было бы так просто ухаживать. Стволу сверху до низу приходится образовать и питать только плодовые ветви, и нечего заботиться о поддержании равновесия сучьев, не надо удалять одни части для усиления других. При нормальных условиях шпалеры полностью закрываются уже на третьем году, и с этого года можно уже получать плоды. Можно утвер-ждать по совести, что пока другие формы приходится еще выводить, с вертикаль-ных кордонов уже собирают урожаи".

Эта форма возможна только для карликовых подвоев. Но я думаю, что летняя прищипка вкупе с кольцеванием основания ствола позволяет получить сносные кордоны, особенно на корнесобственных* саженцах.

Все веточки кордона превращаются в плодовые, а лидер режут ежегодно так, чтобы только пробудить все почки, которым помогают подрезами. Когда кордон достиг своей высоты, прирост ежегодно отрезают по осени почти полностью. При необходимости заполнить

пустое место в ряду нужному побегу просто дают расти и привязывают к кар-касу. Если раздвоить саженец внизу, получается двойной кордон. Он хорош осо-бенно для персиков. Наконец, есть косой кордон.

Рис.

Кстати, о пробуждении почек приходится заботиться, выводя почти любую форму. Ю. И. Трощей из Васюринской пользуется животным клеем (столярный клей костный клей, или просто вываренные до густоты кости). Если намазать кле-ем точку роста в мае, когда побеги начали расти, то, по словам Юрия Игнатовича, ниже по побегу пробуждается гораздо больше почек, чем при отрезании верхуш-ки.

Естественные законы резки

Привожу эту главку, как свод законов для "повешения" в рамке на стенку да-чи. Эти законы, установленные и сведенные в специальную главу самим Гоше, послужат в качестве резюме ко всему, до сих пор здесь упомянутому.

"Двенадцать следующих правил неразрывно соединены меж собой. Как цепь, которая разрывается и делается негодной к употреблению, коль скоро лопнет од-но из звеньев, так и правила эти позволяют победить все трудности лишь при применении их целиком, не отступая ни от одного из них".

1. Листья вырабатывают питательные для дерева вещества и обуславливают образование глазков (почек) на ветвях. Дерево, на котором удалены (повреждены) листья, страдает, а плоды его не достигают полного развития по величине, красоте и доброкачественности.

Нужно строжайше избегать всего того, что вызывает разрушение листьев.

2. Наибольшей гарантией успеха посадки дерева с опадающими листьями служит производство посадки во время вегетационного+ покоя.

Если дерево выкапывается еще с листьями, их следует тут же срезать, оставляя черешки: испаряя воду, листья вытягивают ее из саженца, приводя его ткани в не-годность. Сажать же деревья осенью или весной одинаково благодатно, если са-женцы надлежащего качества. А плохие саженцы в любое время принимаются плохо, и Гоше вообще не считал возможным использовать их: "...если же качество деревьев невысоко, то никакое время посадки не в состоянии исправить этого не-достатка, и все заботы пропадут даром".

3. Первая окончательная обрезка у семечковых* производится только после того, как дерево примется (в норме - на будущий год). Косточковые же деревья, особенно персиковые, напротив того, обрезают непосредственно после посадки или, во всяком случае, до начала распускания почек.

Это очевидное в прошлом правило сейчас требует разъяснения. Укорененные и пересаженные деревца, естественно, ведут себя по-разному. Укорененное дере-во имеет развитые корни. В любом случае у него корней не меньше, чем почек, а если что-то срезать, корней больше, чем почек; при таком соотношении прирост обеспечен и чем короче обрезка, тем он сильнее.

Пересаженное дерево имеет большой дефицит корней - у него корней меньше, чем почек. Тут как короткая резка, так и отсутствие резки, плохо: если срезать ко-ротко, останется слишком мало листьев, и к корням будет поступать слишком ма-ло продуктов фотосинтеза, что сильно замедлит и ослабит укоренение; если во-обще не резать, все раскрывшиеся листья потребуют воды, которую обрезанные при пересадке корни дать не могут, в результате саженец обезвоживается и тор-мозится в росте, вплоть до гибели. Выход в оптимальной обрезке.

Нормальный годичный саженец семечковых – прутик, а саженец косточковых той же силы представляет собой деревце с ветками. Баланс для семечковых дости-гается укорачиванием прутика на треть или наполовину, что является неоконча-тельной обрезкой (окончательная - для формы –- гораздо короче и ее делают на следующий год.

Косточковые укорачивать до нижних веточек, что служит окончательной об-резкой. Корни более сильнорослых косточковых сильнее, и такая обрезка дает по-беги нормальной силы. Так я понимаю третье правило Гоше, но на практике его отследить трудно: деревца упомянутого качества почти не встречаются среди са-женцев; я видел их только среди сеянцев на плодородной почве. Поэтому в каж-дом случае используйте принцип равновесия корней и почек, глядя на корни и почки своих саженцев.

4. Формы, состоящие из нескольких сучьев, должны быть симметричны. Толь-ко в этом случае сучья легко уравновесить в росте и развитии.

5. Равномерное распределение сока по всем частям дерева необходимо для со-хранения формы его (и долговечности частей – авт.).

Соки стремятся выше, и тем сильнее, чем ближе к центру. Этому необходимо препятствовать, применяя последовательно следующие приемы:

а) Прирост у сильнорослых сучьев обрезают короче, чем у слаборослых, и чем больше разница в вилке, тем больше разница

в обрезке. Совсем слабые ветки не обрезают вовсе.

б) Приподнимают слаборослые органы, а сильные наклоняют тем сильнее, чем больше нужно ослабить их. Чем вертикальнее побег, тем он сильнее.

в) Лишние побеги с сильных веток удаляют возможно скорее (июнь, июль), а со слаборослых – как можно позже (в период покоя).

г) То же самое касается прищипки зеленых побегов в течение лета. Чем доль-ше и сильнее растет побег, тем сильнее он притягивает сок – подключает корне-вые связи к ветке.

д) Шпалеруют (привязывают) сильные побеги чаще и крепче, а слабые – позже и лишь слегка закрепляя.

е) Делаются полулунные и крышеобразные надрезы над слабыми ветками (это их усиливает) и под сильными (это их ослабляет). Чем больший нужен эффект, тем глубже делается надрез, но всегда не глубже внешнего годичного кольца дре-весины.

ж) Слабые побеги ветки продольно бороздуют – это их усиливает (подробно об этом приеме – в главе "Защита вместо борьбы").

з) Слабые побеги опрыскивают по листьям железным купоросом (сернокислое железо) – 1,5 г на литр воды. Я бы еще прибавил столько же мочевины. Для при-липания раствора добавьте щепоть любого моющего средства. Опрыскивать надо, когда нет солнца.

и) На сильных ветвях оставляют больше плодов, удаляя их часть с боле сла-бых.

к) Высший пилотаж: под слабым суком сажают деревце, которое затем к нему прививают аблактировкой.

л) На сильных ветвях удаляют половинки листьев, отрезая их поперек.

м) Сильнорослые ветки с весны затеняют навесами.

По-моему, вы теперь и во сне будете уверены в том, что если вам понадобится что-то усилить или ослабить, способов для

этого достаточно.

6. При равной силе ветвей, чем короче обрезана ветвь, тем сильнее побеги из нее развиваются. Обрезая короче, мы получим ростовые побеги (сильные), а ос-тавляя побеги длиннее, получим больше плодушек (они слабые). Ведь у соска-то в обоих случаях – одинаковое давление, но во втором случае оно распределяется уже значительно большим количеством почек.

7. Очень важно для долговечного дерева, чтобы при любой форме, и даже по-сле полного завершения ее, ежегодно на концах веток развивалось бы по молодо-му, сильному побегу. Эти побеги срезаются только осенью или весной.

Во-первых, они обеспечивают рост корневой системы: ведь все боковые ветки прищипываются и режутся все лето для получения плодушек. Во-вторых, когда растет побег продолжения, он отвлекает на себя соки, боковые ветки растут сла-бее, – и легче превращаются в плодовые.

8. Верхушечные почки всегда развиваются сильнее боковых. Значит, если нужно удлинение ветки, ее не режут, а оставляют верхушечную почку – она самая сильная. Или надо срезать ветку над сильной почкой. Если же прирост не нужен, то центральные почки глазком (кроме них сбоку есть еще недоразвитые прида-точные) можно обломать, и из придаточных почек получатся поздние и слабые побеги, легко превращаемые в маленькие плодовые прутики, из которых, однако, не получится нормальных плодовых веток.

9. На двулетних ветвях спящие почки (те глазки, что вообще не пробуждаются и находятся на голых частях ветки) развиваются

обыкновенно только под влиянием очень короткой обрезки. То есть, если ос-тавить голыми двулетние части веток, то потом ни прививкой, ни надрезами по-чек не пробудить: сок уже "плывет" мимо. Поэтому пробуждать почки нужно или летом, или в первый год, на годичном побеге.

10. Чем вертикальнее ростовая ветвь или побег, тем короче его нужно резать. Чтобы пробудились нижние почки вертикального побега, нужно срезать половину его весной. Если побег наклонен на 45о, спящими остаются лишь треть нижних почек и достаточно отрезать треть побега. Ветки, близкие к горизонтали, пробуж-дают почти все почки сами, и требуют иногда лишь незначительной помощи в ви-де надрезов над почками.

11. Чем более затрудняется сокообращение, тем слабее вырастают побеги и тем лучше покрываются они плодовыми почками. Гоше формулирует это с точки зрения науки довольно наивно, но зато абсолютно правильно по сути: "Наблюде-ние естественного хода развития деревьев учит нас, что для появления плодоно-шения нужно медленное обращение соков, чтобы они могли подвергнуться более полной обработке в листьях и древесных тканях, – переработке, без которой сок производит только листовые (ростовые) почки". Для "замедления сокообращения" (уменьшения роста) используются следующие приемы:

а) Обрезать очень длинно, а то и вообще не трогать ростовые побеги семечко-вых.

б) Прищипывать и скручивать боковые побеги ростовых и плодовых веток. Если делать это регулярно, достигается искомое ослабление роста.

в) Разветвление плодовых веток, переросшие 10–12 см, ежегодно обрезают, и чем они сильнее, тем короче режут. Грубо: их укорачивают до 3–4 глазков.

г) Всю зимнюю обрезку проводить поздно весной, когда побеги уже вышли на 15–20 см. Это ослабляет все дерево в целом.

д) Загибать ветки вершиной вниз. Гоше предостерегает: если ветка долго на-гнута ниже горизонтали, то соки совсем перестают поступать в нее, и она прекра-щает рост и постепенно усыхает. Поэтому загиб должен быть временным. Или же вышедший из сгиба сильный волчок должен на второй год направляться как заме-на нагнутой ветки, и, когда она устареет, оставляется вместо нее.

Рис.

Это, кстати говоря, и есть техника омолаживания веток при их нагибании.

е) Весной делать кольцевание у основания ствола: пропиливать кольцо тол-щиной 2–3 мм (без пилы) и настолько же в глубь древесины.

ж) Целый год не резать дерево совсем. Это – усиленный пункт "а".

Еще более жесткие меры применяются для очень сильнорослых деревьев:

з) Откопать боковые корни и оставить лежать на поверхности.

и) Выкапывать по весне деревья и сажать снова.

к) Весною окопать дерево круговой канавой, обрубив по пути все корни.

Примечание. Если дерево хорошо цветет, но не плодит несколько лет подряд, значит, скорее всего, вам попался самобесплодный сорт. Тут никакие меры не по-могут, и лучше всего спилить ствол и перепривить дерево "в пенек", что мы рас-смотрим позже более подробно. От себя добавлю: приемы от "з" до "к" из-за их трудоемкости я вообще не считаю подходящими к применению на дачах.

12. Все, что стремится уменьшить рост побегов, способствуя притоку сока к плодам, благоприятствует развитию плодов.

Тут Гоше перечисляет все приемы увеличения плодов, взятых мною из бро-шюры профессора Рудзкого (1904 г.) и уже

упомянутых в главке о выращивании выставочных фруктов. Очевидно, Рудз-кий использовал материалы Гоше. Кроме упомянутых, Гоше описывает и прямые обрезки, способствующие усилению подов:

а) Лучше использовать карликовые деревья: груши на айвах, яблони на дусе-не* или райке* (парадизке), вишни на антипках*, персики и абрикосы – на айвах. (Нигде не встречал такого, но не думаю, что это опечатка).

б) Все ветки, не нужные ни для образования формы, ни для создания плодо-вых веток, удаляются ежегодно при зимней обрезке.

в) Все побеги, ненужные ни для плодов веток, ни для продолжения ветки, вы-ламывают и прирезают как можно раньше в течение лета.

г) Все плодовые ветки, длиною не более 12–15 см, располагают непосредст-венно на ведущих ветках или сучках.

д) Когда дерево достигло своей формы и величины, ежегодно при зимней об-резке удаляют почти полностью весь прирост, развившийся за лето на концах су-ков.

е) Побеги, растущие из плодовых веток, прищипывают (обезглавливают), как только они достигнут 12–15 см, что происходит уже в мае.

Если же вы хотите вырастить очень большие плоды, к вашим услугам весь ар-сенал "Клуба гигантских фруктов". Но к счастью, вы можете этого и не делать.

Так или иначе, позвольте вас обрадовать: мы приблизились к финишу, можно расслабиться, стряхнуть чары Гоше, вернуться в наше время, вспомнить о нашей милой даче. Больше не будет никаких веток, побегов и плодушек – мы с этим по-кончили! Просто забудьте обо всем этом на время. К весне вы обнаружите, что из всей этой каши осталось совсем немного – именно то, что вы не прочь применить на деле.

.source memo.wdx .H 1 Умный сад2 .H 2 н .H 3 н .H 4 н

А напоследок – мнение Гоше о сортоведении, часто выдаваемом за основу плодоводства.

"Право, нам давно пора бросить эту праздную забаву, не только бесполезную, но даже прямо вредную, так как поклонение помологии ведет за собой стремление вырастить как можно больше

сортов, три четверти из которых никуда не годятся.

...Число сортов постоянно растет, и, например, у груш, уже превзошло тысячу. ...При таком множестве сортов отнесение данного плода на память к данному се-мейству, разряду, классу и подклассу является делом решительно невозможным. К чему же тогда помологические системы? Неужели для того, чтобы несколько прилежных писак могли пощеголять псевдонаучными приемами, дозволительно наполнять садовые журналы шаблонными описаниями, а головы учащихся – ерундою?

По нашему убеждению, следует совершенно вычеркнуть помологию из числа предметов учения в садовых школах. Если к тому же будет брошен обычай на-граждать на выставках преимущественно "обширные и точно определенные кол-лекции", то у нас будут шансы обращения на пользу дела тех сил, которые ныне тратятся попусту. Менее будет у нас сортов, менее будет, в глазах профана, похо-дить наше знание на науку, но зато мы станем выращивать гораздо больше фрук-тов!"

Как похожи труды Гоше и Мичурина! Та же вразумительность и корректность, то же остроумие и та же прямота и бескомпромиссность. Уверенность практика, точно знающего свою

цель и достигшего высоких результатов. Редкость в нашей литературе, и в жизни вообще. Пусть же пример Николая Гоше напоминает нам о том, что, даже живя в обществе, мы только сами должны решать, что хорошо, а что плохо. Иначе успеха не добиться. Результат – удивительная вещь: стоит его увидеть и захотеть, как он начинает неминуемо вырисовываться. Это действительно так. Возможно, это – самая высшая милость Бога, дар Небес. Остальное зависит от того, насколь-ко мы верим себе. И да будет так!

Г л а в а 7

Рис. 7

Современная дачная мифология

Или из чего состоит несвобода

Религия – это когда толстые учат худых соблюдать посты.

Наша дачная культура, как и любая другая, зиждется на определенных убеж-дениях, сформированных наукой и традициями. В силу развитого чувства локтя и взаимного доверия, убеждения эти почти не подвергаются анализу и не оценива-ются с точки зрения эффекта, и являются верованиями. В отличие от знания, ос-нованного на достигнутом результате, вера суть выражение чувства душевного комфорта.

Верования воплощаются в жизнь с помощью ритуальных и обрядовых дейст-вий. Действия обрастают специальными предметами – атрибутами культа. В мага-зинах садовых принадлежностей больше половины предметов – культовые. На-пример, сначала мы верим, что деревья должны быть большими, а потом покупа-ем длинноручные приспособления для обрезки, съема плодов и всякие лестницы. Или сначала верим, что почву можно окультурить только вскопкой, а потом вы-нуждены приобретать лопаты, тяпки, мотоплуги и кучу рыхлительных инстру-ментов.

С небольшой разницей большинство дачников, и особенно дачниц, придержи-ваются характерной языческой веры, выросшей из коллективного садоводства эпохи радостного социализма. Главные идолы веры – порядок и трудолюбие. На третьем месте – бог науки. Широко распространены ровно побеленные "тотемные деревья" и культовые участки, вытяпанные до идеальной чистоты, как погранич-ная полоса. Часто встречаются шкафы, забитые литературой, и хозяин одичалого сада проявляет характерную для верующих наивность: "Да я все это знаю – я мас-су книг перечитал! Все некогда, некогда!.."

Упомянув уже массу полезных способов и даже их списки для вывешивания на стенку, я счел своим долгом свести в один "черный список" и все убеждения, которые приносят нам вред и не позволяют действовать более результативно. На-деюсь, этот "кондуит" поможет нам чаще веселиться на свой счет.

Ложные данные о жизни вообще

Рис. 108

(в том числе упоминавшиеся и ранее

У человека для того поставлена голова

вверху, чтобы он не ходил вверх ногами.

К.Прутков.

"Надо приспосабливаться и уступать"

Приспосабливаться – значит позволить управлять собой. А человек счастлив только тогда, когда приспосабливает мир к себе. Выход в том, чтобы или стать у руля, или суметь выйти из-под контроля – освободиться. Иначе будете съедены. Есть тысячи способов и остаться свободным, и не причинить никому зла, и сохра-нить симпатию и поддержку окружающих.

Рис. 109

"Надо бороться с трудностями". На самом деле, борьба с беспорядком никогда не приводит к порядку. Нам нужны способы, делающие борьбу ненужной. Скаже-те: а для чего тогда ученые? Они должны этим заниматься! Увы – и это тоже лож-ное данное. Проблему должен решать тот, у кого она возникла. У ученых нет ва-ших проблем! А у вас нет повода отдавать им свои успехи на откуп.

"Научные знания – ценность, и им нужно доверять". Не хочу ни в коей мере умалить авторитета науки. Дело в ее использовании. Вот тут, сейчас, для нас с нашей проблемой ценно только то, что а) отвечает на вопрос: как решить пробле-му самому и б) делает нас способными ее решить самостоятельно. Именно этим наука не занимается; исключение составляет только система знаний Р.Хаббарда. Реально, каждый человек, изобредший какой-то успех, тем самым создает самое настоящее научное знание. И с точки зрения этого успеха совершенно не важно, принадлежит ли он к формально-экономической системе, называющей себя Нау-кой. Ну, давайте договоримся называть себя Практикой!

Рис. 10

"ЭТО ДЕЛАЮТ ВСЕ, ЭТО ДЕЛАЛОСЬ ВСЕГДА, ЗНАЧИТ ЭТО ПРАВИЛЬНО". Иначе – большинство всегда право. К счастью, все наоборот. Лю-бой успех создает кто-то один. Создавая свои успехи, "мы все одиноки перед Бо-гом". Более правильное суждение: если кто-то один сделал то, что все считают не-возможным, значит это – норма, достижимая для каждого.

"БЕЗ ТРУДА... ТЕРПЕНИЕ И ТРУД..." и т.д. Очень циничная фальсификация действительности. Успех определяется не трудолюбием, а эффективностью рабо-ты. Успешнее тот, кто получает результат, затратив меньше усилий.

Рис. 111

"ТРУД СДЕЛАЛ ИЗ ОБЕЗЬЯНЫ ЧЕЛОВЕКА" – такой перл мог придумать только человек, кровно заинтересованный в бездумном трудоголизме народа. Лю-бая обезьяна умерла бы от смеха, глядя, как мы из года в год режем, копаем и прыскаем, почти не представляя, что получится в результате. Ни одно живое су-щество в природе не действует, основываясь на чужих мнениях и догмах! Непро-дуктивный труд – изобретение человека.

"Я ЖИВУ И РАБОТАЮ РАДИ (детей... внуков... человечества...страны). Мно-гим очень тяжело расстаться с этой иллюзией, но именно она - причина всех их неудач и бед. Дело в степени честности. Да, мы стараемся улучшить жизнь дру-гих, близких людей, но только для того, чтобы улучшить свою жизнь. Люди – это поддержка, средство жить лучше. И мы хотим быть нужными, чтобы заручиться этой поддержкой. Но

войдем и в их положение. Нормальный человек не может спокойно перено-сить, когда живут "ради него" – и он чувствует себя должником. Живите для себя, и никто не будет против, чтобы, в разумных пределах, вы использовали его для улучшения вашей жизни. Тогда исчезнет еще одна иллюзия:

"НУ ДОЛЖНЫ ЖЕ ОНИ ПОМОГАТЬ!". Нет, к счастью, не должны. Если бы они были должны, жизнь их была бы кошмаром. Если нам от души не говорят "спасибо", значит нарушен баланс обмена. Или мы навешиваемся и отнимаем у человека свободу – это бывает сплошь и рядом. Или наоборот: человек таков, что жить ради него – самоубийство и преступление перед Богом, даровавшим нам жизнь, – это, к счастью, бывает гораздо реже. Рецепт во всех случаях один: ува-жайте себя.

ЛОЖНЫЕ ДАННЫЕ ДАЧНОГО САДОВОДСТВА

Не жалей усилий, чтобы ничего не делать!

"ЧЕМ ЛУЧШЕ УСЛОВИЯ, ТЕМ ЛУЧШЕ УРОЖАЙ". Полуправда. Условия, получаемые при соблюдении традиционных рекомендаций, для деревьев могут оказаться слишком хороши, и они жируют, требуя специального воздействия; для овощей же, напротив, хорошие условия очень трудно создать без органических гряд и постоянного полива, а также без приспособлений для рассады, подвязки и ухода.

"ПОРЯДОК НА УЧАСТКЕ – ЗАЛОГ УРОЖАЯ". Ну, это смотря какой поря-док. Если вся площадь – как армейский плац, то это урожай не повысит, но будет залогом более раннего "созревания и увядания" самого хозяина. Порядок – это то, что действительно повышает отдачу сада и уменьшает затраты труда. Если весь сад газоном покрыть, для меня это – порядок, а если вскопан – беспорядок!

А вот убеждения, приводящие к поражению копальной болезнью.

"ЧТОБЫ БЫТЬ РЫХЛОЙ, ПОЧВА ТРЕБУЕТ ВСКОПКИ И РЫХЛЕНИЯ". Наоборот: чем лучше мы копаем и рыхлим, тем быстрее и плотнее почва "клек-нет" после первого дождя,– тем больше нужно копать, тем быстрее клекнет... и т. д.

"ВСЕ, ЧТО РАСТЕТ КРОМЕ ОВОЩЕЙ И ЦВЕТОВ – СОРНЯКИ, НАДО КОПАТЬ И ТЯПАТЬ, ЧТОБЫ ИХ НЕ БЫЛО". Наоборот: сорняки живут только на обрабатываемой почве, приспособлены именно к ней и никогда на ней неис-требимы, мы могли бы заметить, что наша борьба с ними не прекращается уже сотни лет. Все, что растет на почве – рыхлит ее корнями, улучшает и снабжает ор-ганикой, даже сорняки. А избавиться от бурьяна можно, создав частым подкосом луговую дернину, или накрывая почву светонепроницаемыми материалами – мульчой.

"ЕСЛИ НАКРЫТЬ ПОЧВУ, КОРНИ ЗАДОХНУТСЯ". Наоборот! Только под мульчой почва сохраняет влагу и структурируется, пронизываясь ходами и пусто-тами. Ими она и начинает "дышать". А без них никакого дыхания быть не может.

А вот распространенное верование о напастях:

"БОЛЕЗНИ И ВРЕДИТЕЛИ – ВНЕШНЕЕ ЗЛО, НАПАДАЮЩЕЕ САМО ПО СЕБЕ". Ох, как мы любим считать зло чем-то, от нас не зависящим! На самом де-ле оно – внутри нас. Я думаю, что зло – это наш страх. Если его удается осознать, зло теряет силу. Мы слишком боялись потерять свой урожай. Создали огромные монокультурные поля – там вредители могут размножаться вообще без помех. Потом травили ядами, жгли, копали, и в результате этого жесткого искусственно-го отбора получили супервредителей. А наши слабые растения их натиска не вы-держивают. Так кого винить? Факт: в разнокультурных посадках, при использо-вании большого количества органики, мощные растения от напастей почти не страдают.

Остальное – о деревьях, просто для памяти. Не нужно думать, что

"ДЕРЕВЬЯ ДОЛЖНЫ БЫТЬ СВОБОДНОРОСЛЫМИ*". Может быть, но при этом их надо сажать 8 на 8. И штамбовыми* они быть вовсе не обязаны! Это ра-дует.

"ДЕРЕВЬЯ НУЖНО РЕЗАТЬ РАЗ В ГОД". Ну, честно говоря, можно и вообще не резать. Можно только гнуть. А уж если резать, то раз в месяц – летом.

"ДА КТО ЖЕ РЕЖЕТ ЛЕТОМ! СОК ИДЕТ – РЕЗАТЬ НЕЛЬЗЯ!" Если быть точным, сок идет одну неделю: во время выдвижки почек. Но даже и в это время обрезка вреда не приносит. А летом сокодвижение весьма умеренное – ранки ос-таются сухими. Поэтому, если понимаешь, как и зачем, резать можно когда угод-но.

Дорогие "прихожане"! Давайте признаем, что хитрые божества нашего панте-она как-то недобросовестно относятся к своим обязанностям: прогуливают, хал-турят, часто требуют жертвоприношений и устраивают слишком бурные возлия-ния. В результате за отчетный полувековой период многие наши дачи так мало похожи на сады Эдема, что даже больше напоминают какие-то чистилища. Посе-му – посвящаю всех желающих в новую веру:

не верьте, братья и сестры, ничему, кроме глаз и рук своих, и никому, кроме тех, кто успешен и счастлив. А если уж так необходимо верить, то поставьте на алтарь себя. Себе и верьте. Все время. Каждое утро вставайте и приводите себя в порядок, трудолюбиво обхаживайте себя, советуйтесь с собой, давайте сами себе научные рекомендации и будьте сами для себя авторитетом. Это очень зарази-тельно, и скоро другие тоже начнут... вас обхаживать, советоваться с вами, и счи-тать вас авторитетом. Тогда, чтобы поддержать марку, вам уж придется добиться какого-нибудь успеха (по себе знаю). А это – дело очень заразительное... И так далее. Аминь.

Рис. 112

Г л а в а 8

А ПОЧВА ПРОДОЛЖАЕТ УМНЕТЬ

Сейчас я еще больше убежден: обработка почвы – самый жесткий капкан для дачников. Нет на участке работы более тяжелой и одновременно более вредонос-ной. Вскапывая землю, мы "убиваем двух зайцев": трудолюбиво уничтожаем пло-дородие и обрекаем себя на дальнейшую "борьбу по уходу за растениями".

С одной стороны, глядя на это, прямо душа горит, и хочется больше писать о восстановительных, непахатных способах содержания почвы. С другой стороны, не хочется повторяться: в "Умном огороде" эта проблема рассмотрена во всех подробностях. Остается компромисс: для порядка упомянув старое, я сообщу не-что новое, что кажется мне очень важным и перспективным для нас.

ЕСЛИ НЕ КОПАТЬ, ТО ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ?

РУКОПАШНАЯ – (здесь) работа на садовом участке, даче, огороде.

Традиционная агротехника – это методичное убиение почвы плюс упорная борьба за ее восстановление. Еще раз повторю: обрабатывая и удобряя почву са-мым старательным образом, соблюдая гороскопы, ходя босиком, разговаривая с почвой, согревая ее в руках и сдабривая чудодейственными химикалиями, мы разрушаем плодородие. А создают его почвенные живые организмы – микробы, корни растений, черви и насекомые. И единственным разумным вмешательством в жизнь почвы будет такое, которое поддерживает жизнь почвенных обитателей. Слава Богу, к этому давно пришел уже почти весь цивилизованный мир. Приме-няется масса восстановительных техник, и в результате их объединения и дора-ботки скоро появится земледелие, которое увеличит отдачу растений на порядок. Это уже демонстрируют Голландия и Япония, и многие страны идут их путем. И нам с вами никто не мешает! Не нужно только уповать, что такая программа ста-нет у нас государственной: думаю, это -

совершенно немыслимо в ближайшие полвека. Вводить эту культуру нам, по-тому что больше она никому не нужна. Тем более, что она не увеличивает, а уменьшает затраты труда: если почва не разрушается, то и борьба сводится к ми-нимуму. Привожу свод правил восстановительного земледелия, которые я приме-няю без особых усилий на сегодняшний день.

1. НИКОГДА НЕ ОБРАБАТЫВАЙ ПОЧВУ ГЛУБЖЕ, ЧЕМ НА 5 см. Нару-шить естественную структуру*, создаваемую корнями и червями, –

значит отсечь почву от атмосферы и прекратить в ней жизнь. Корни и черви почву рыхлят, а лопата ее уплотняет. Полоть и рыхлить можно только поверхно-стный слой, для чего нужны плоскорезные инструменты: бритвочки, полольники, плоскорез Фокина (чудо, выполняющее 20 операций) и пропашники, ускоряющие прополку в десять – двенадцать раз.

2. ЗАМЕНЯЙ ПОЧВУ ОРГАНИКОЙ* везде, где это возможно. Она настолько питательна, воздушна и влагоемка, что вскармливает мощные растения, не требуя почти никакого ухода.

Фото 10.

3. ПРИКРЫВАЙ ПОЧВУ СЛОЕМ ОРГАНИКИ ИЛИ МАТЕРИАЛАМИ – МУЛЬЧОЙ. Под мульчой сохраняется влага, создается структура, она сдерживает корнями.

4. КОРМИ, ХОЛЬ И ЛЕЛЕЙ ПОЧВЕННУЮ ЖИВНОСТЬ и особенно микро-бов. Все отходы, сорняки и органический мусор должны в любое время уклады-ваться на грядки. Чем больше пищи получат почвенные организмы, тем больше питания вернется к корням в виде доступных элементов питания и биоактивных веществ.

5. НЕ ОСТАВЛЯЙ ПОЧВУ БЕЗ РАСТЕНИЙ! Голая почва – умирающая почва, а покрытая растениями – восстанавливается и создается. Лучше бурьян стеной, чем сухая пустошь. Засевайте все свободные грядки сидератами* (подсолнухом, пшеницей и т. д.) – рано весной и после сбора урожая, и почва станет рыхлее и питательнее. Сидераты нужно не вырывать, а подрезать плоскорезной бритвоч-кой.

6. НЕ ПРИНИМАЙ НА ВЕРУ НАУЧНЫХ РЕКОМЕНДАЦИЙ, ТРЕБУЮЩИХ УВЕЛИЧИВАТЬ ТРУДОЗАТРАТЫ. Не будем забывать: работа возникает тогда, когда мы начинаем мешать природе, вместо того, чтобы помогать ей.

В этом году у нас появилась еще одна возможность увеличивать

урожай,

одновременно оздоравливая себя и свою среду. С помощьЮ эффективных по-лезных микробов.

ЭМ – технология сверхурожайности

Покажи мне свои бактерии, и я скажу, кто ты.

Представьте себе: обнаружилась главная причина плодородности перегноя и компоста, квинтэссенция плодородия и здоровья. Теперь представьте, что она вы-делена и многократно усилена. Речь идет о полезных микроорганизмах.

Сейчас изучено примерно 3000 видов микробов. Одни из них в целом помога-ют живым существам, а другие их угнетают или ими питаются. Первые делают массу полезных дел: вырабатывают органику путем фотосинтеза (все виды одно-клеточных водорослей и фотосинтетических бактерий – именно они насыщают питанием воды океанов, рек, озер и прудов, и "кормят" всех других их обитателей. Вспомните: зацветшая, зеленая вода – прекрасное удобрение и стимулятор рос-та!); превращают азот воздуха в азотное питание для растений (бактерии – азото-фиксаторы, в частности и те, что живут в клубеньках на корнях бобовых); разла-гают органические остатки до простых веществ (целый легион гнилостных, бро-дильных и сквашивающих бактерий, дрожжей и прочих грибков, благодаря кото-рым и образуется почва, и к корням возвращается все, что растения когда-то взяли из нее. Именно эта группа микробов производит компост* и перегной; многие из них активно очищают воду и почву от всяких остатков и отходов); освобождают минералы – элементы питания – переводя их в свободное состояние (эти микробы используют энергию распада неорганических соединений, встречаются и в горя-чих источниках, и на больших глубинах в земной коре); наконец, перерабатывают вредные и ядовитые вещества в безвредные, если только сами не гибнут (масса бактерий, применяемых для очистки сточных вод, животноводческих помещений и проч.). Многие из перечисленных микробов создают фон, неприемлемый для жизни вредных микробов, и вытесняют их из среды. Эти микробы никогда не вредят живому, напротив, их работа создает для здоровья растений, животных и человека наилучшие условия. Около сотни видов их населяют наш желудочно-кишечный тракт, и без них невозможно нормальное пищеварение. Это – саноген-ные (здоровье рождающие), или регенеративные микробы, для простоты назовем их полезными.

Другая группа микробов либо выделяет вредные и ядовитые вещества (напри-мер, зловонные газы – метан, аммиак, сероводород и прочие; или токсины*, вы-зывающие расстройства организма, как это делают болезнетворные микробы), ли-бо используют живые клетки для жизни и питания (все болезни животных и рас-тений), если их слишком много, они могут вытеснять из среды полезных микро-бов. Это – патогенные, или дегенеративные микробы, далее будем называть их просто вредными.

Теперь факты. В стерильной среде невозможна никакая жизнь. Процветание растений и чистота среды, а отсюда и здоровье животных и человека, обуславли-ваются не стерильностью (самый жуткий и преступный миф нашего времени!), а обилием полезных микробов в среде. В нашей же среде – все наоборот, потому что у нас, "милочка", "Комет" и микробов убивает!", а антибиотик – лучший друг. Полезные микробы преобладают в естественной, живой среде, а в среде искусст-венной, насыщенной ядами, промышленными отходами, лекарствами и удобре-ниями – могут преобладать вредные микробы. Помните, зло это наш страх?.. Мы слишком боимся микробов. Травим их нещадно. Гибнут и вредные, и полезные, и среда "обескровливается". Теперь она больше подходит для вредных, да и вытес-нить их некому – как, например, в постоянно вспахиваемой почве или в кишечни-ке, расстроенном полуядовитым кормом и антибиотиками.

Избавиться от проблем можно одним способом: насытить среду полезными микробами. Микробы, как и другие живые существа, склонны "идти за лидером". В любой среде быстро завоевывают лидерство несколько основных видов микро-бов, а все остальные подлаживаются под них. Если обеспечить перевес полезных

микробов, они начинают лидировать и изменять свойства среды в лучшую сторону. Нужно только периодически добавлять их.

Вот почему компост и перегной так разительно увеличивают силу растений. Вот почему настои навоза или травы так стимулируют рост растений – это же жидкая культура полезных почвообразователей!

А теперь представьте: взять весь набор разных полезных микробов, усилить их свойства отборок, подобрать уникальный набор видов, способных сосуществовать вместе в одной среде, и предоставить это каждому человеку. Придумали и вопло-тили это, конечно, японцы. Эффект оказался просто фантастическим.

Препарат назвали ЭМ – эффективные микроорганизмы. В него входит 80 штаммов* полезных микробов. Размножаются они в обычной трехлитровой банке с добавлением пары ложек меда или патоки. Через неделю можно разводить в сто или в тысячу раз. Получается 3 тонны раствора – хватит, чтобы трижды за лето выливать по ведру на каждый квадратный метр грядок, что дает очень сильный эффект. Японцы вот уже 15 лет окружают ЭМ-технологиями свой быт и хозяйст-во.

Регулярное добавление препарата в почву в виде полива усиливает ее плодо-родие и структурность так, что отдача растений повышается не на 30 – 50%, а в 3–5 раз. Такие данные уже получены в теплицах и на огородах Улан-Удэ. Выращены кочаны капусты по 24 кг; плоды томатов и перцев достигали 800 г при том, что их количество не уменьшалось, а увеличивалось. То же наблюдали и в подовых садах и на полях. Двукратный полив картофеля увеличил выход клубней в 2,5 раза, и из десяти мешков только полтора ведра подверглось сухой гнили. Японцы отказа-лись от пахоты: в ЭМ-почву уже на 4-й год легко входит почти целиком метровая бамбуковая палка.

Смешивание ЭМ с органическими остатками быстро превращает их в целеб-ный ЭМ-компост. В Японии домохозяйки так заполняют кухонными отходами специальные контейнеры. Отходы обмениваются на ЭМ и продукты, выращенные с помощью ЭМ. Местные фирмы делают из таких отходов сухой компостный ЭМ-порошок, который в огромных количествах добавляется в грунт и поч-вы, им посыпаются сады и плантации. Благодаря ЭМ, с одного куста томатов в теплице снимают до 100 кг отборных плодов. Это кажется чистым вымыслом, но ЭМ-растения не похожи на обычные – настоящие деревья! В 1998 г. в Бурятии урожай томатов увеличился в 5 раз – при агротехнике, очень далекой от уровня Японии. Так же отзываются на ЭМ и другие овощи. В тех же теплицах урожай огурцов на ЭМ-грядках оказался выше контроля в 3,5 раза.

Эффективно работает ЭМ и в животноводстве. Опрыснул свинарник или птичник – исчезают неприятные запахи. Добавка в воду и в корм заметно оздо-равливает животных. Поросята начинают усваивать 90% пищи вместо обычных 50–60%, и помет их перестает быть зловонным. У кур увеличивается выход и ка-чество яиц. Только за счет уменьшения падежа цыплят ЭМ окупился в 20 раз. Бройлеры и свиньи остаются настольно живыми и подвижными, что не набирают вес во время откорма, что придется учитывать впредь: в этот период ЭМ давать не следует.

ЭМ на японском столе – как обычная приправа. Пища, даже тяжелая, перева-ривается без проблем. Быстро снимает последствия отравления и возлияний. Нормализует работу кишечника при любых расстройствах. Считается самым эф-фективным средством от дисбактериозов. Даже носки, обработанные ЭМ, стано-вятся противогрибковыми!

Особенно велика роль ЭМ в очистке среды. Распространены биотуалеты, ко-торые совершенно не пахнут и быстро превращают все в отличный компост. В домах есть небольшие отстойники с ЭМ, и по каналам вдоль улиц течет чистая вода – а ведь это просто открытая канализация! Весь сток крупного жилого дома – с кухонь, из туалетов и ванн – ЭМ может превратить в чистую воду за 24 часа. Та-кая установка демонстрируется в Публичной библиотеке города Гусикава. Теперь там платят за потребление воды в 20 раз меньше, чем до ввода установки.

ЭМ и в других вариантах приготовления наносится и на листья растений. Если это делается "смолоду" – почти полностью сдерживаются болезни. Если же обра-ботать полумертвые кусты,

ЭМ мгновенно их "переваривает" - отбраковывает.

Применяют ЭМ и против вредителей. Замечено, что бродильные микробы сильно расстраивают пищеварение насекомых, и они часто гибнут. Это же проис-ходит с юными насекомыми, особенно с их личинками. Здесь много необычных эффектов, которые нужно изучать. Но характерно то, что работают с ЭМ без вся-ких средств защиты.

Уже более ста стран мира активно покупают ЭМ-технологии. Сейчас препарат стали производить в Бурятии, недавно он появился в Краснодаре. Хочу отметить: высшие инстанции не заинтересованы в распространении препарата, и он распро-страняется через дистрибьютеров. Если у нас и появится ЭМ-культура, то только снизу. Нам, дачникам, ее и осваивать! Ведь для личного оздоровления, для част-ного сада, ЭМ подходит как нельзя лучше, Уже сейчас я начинаю применять ЭМ и наблюдать за результатами, и приглашаю всех присоединиться, чтобы следую-щим летом поговорить об этом детально.

Рис. 113

Г л а в а 9

ПРИВИВКА БЕЗ ПРОБЛЕМ

Пришейте к подушке куриную голову. Готово? Теперь попробуйте объяснить, для чего вы это сделали.

Способов прививки – десятки, и решают они массу разных

проблем, от восстановления гибнущей коры до коллекции сортов на одном де-реве. Во всем блеске своего разнообразия они и описываются в учебниках и руко-водствах. Видимо, именно по этой причине большинство дачников даже и не ду-мают попробовать что-нибудь привить, уверенные в непостижимости этого "ис-кусства". Я тоже не ахти какой прививщик. В академии нас учили только окули-ровать – вживлять почку (глазок – "око") под кору сеянца. Правда, нас научили точить нож и немного натаскали, как его держать: порезался – не получишь заче-та. Но это было давно, а прививать хотелось сейчас. Я стал пробовать и наблю-дать. Потом попытался выделить главный смысл этого приема применительно к нашим дачам. И вот к чему пришел: нам нужен способ прививки, позволяющий человеку без знаний и мастерства одним махом превратить одно дерево в другое, и чтобы это другое быстро, за два года, вырастало бы и начинало плодоносить.

Именно такой способ я и опишу со всеми подробностями. Попробуйте его применить, и вы убедитесь: прививка – очень простая процедура.

ЧТО И НА ЧТО?

Прежде всего: молодые побеги (концевой прирост) на молодое и здоровое де-рево (или сук, или ветку).

Побеги для привоя* лучше резать с южной стороны кроны и с веток среднего яруса: на нижних прирост слишком мал, а на верху – слишком толст и мощен. Лучше черенки – в половину или в две трети карандаша толщиной.

Лучший подвой – молодое здоровое деревце, корневой отпрыск или сеянец, а можно и саженец, с толщиной ствола 3 – 10 см. Если подвой болен или имеет ос-лабленный рост, прививать нет смысла, ну разве что для тренировки. Здоровые, сильные ветки взрослого дерева, имеющие указанную толщину, тоже годятся.

А теперь о совместимости пород. В Болгарии прививают

смородину на вишню. А Мичурин прививал грушу на лимон. Фактически, применяя специальные способы, можно, видимо, приживить апельсин на березу. Не понятно, правда, зачем. Ну, если только из интереса! Хотя, надо сказать, что подвой может очень сильно изменять свойства привоя. Мичурин даже вел речь о соматических* гибридах, и неспроста. Действительно, появляются новые общие свойства, но со временем один из "сожителей" начинает подчинять себе другого: того, что генетически моложе, взят в более молодой стадии, попал в нетипичные условия или подвергся стрессу. Я читал, что соматические гибриды получали на стадии семян, прививая части семядолей* совершенно разных семян. Писали, что вырастали разные удивительные химеры*. Исследовать это – увлекательное заня-тие, но нам нужны варианты, гарантирующие совместимость даже при невысокой технике прививки.

АЛЫЧА - самый сильный и благодатный подвой для всех косточковых, кроме вишен и черешен. Большинство косточковых на ней и привито. И отпрыски, и по-росль под стволом, и сеянцы дикой алычи можно найти повсюду и узнать легко: мощный рост, мелкие листья, желтовато-охристая молодая кора.

СЛИВЫ, особенно полудикие – отпрыски и сеянцы – не столь мощны, но так-же годятся для всех упомянутых косточковых пород.

АБРИКОСЫ и ПЕРСИКИ, купленные сортовыми саженцами, как правило, уже к трем-четырем годам слишком больны, и древесина их поражена трутови-ком. Сеянцы бывают сильнее и здоровее, но хорошо прививаются только юными, пока кора не огрубела. Лучше прививать в основания веток. Но я бы связываться не стал.

Прививать на них можно все перечисленное.

ЧЕРЕШНИ И ВИШНИ часто привиты на дикой черешне или антипке, похо-жей на черемуху. Все перечисленное, и черемуха тоже, совместимо между собой. Самый доступный материал для подвоя – вишневые отпрыски. Оптимальная тол-щина – 4–7 см. Их достоинство в том, что они здоровы и мощны.

ЯБЛОНЯ хорошо принимает яблони и груши, причем черенки можно приви-вать под кору даже в конце лета.

ГРУША яблоню принимает с трудом, а легко – только своих, грушевых соро-дичей. Причем сама прививается и на яблоню, и на айву, на рябину и боярышник. Это даже не национализм, а шовинизм! Оправдывает ее то, что она без проблем образует собственные корни при воздушном отводковании.

АЙВА – подвой для себя и для груши. Грушу "прикарливает".

Самые вероятные для нас подвои: алыча, вишня, яблоньки и грушки. На них и обращайте внимание прежде всего в саду. Напоминаю: их не нужно пересаживать, чем мощнее рост, тем быстрее вырастет новое деревце. Во всяком случае, сперва привейте и дайте отрасти, а уж потом пересаживайте – через год-два.

Даже в указанных вариантах не все сорта одинаково совместимы. Поэтому ра-зумно прививать на подвой сразу несколько сортов – что-то приживется.

КУДА И ЗАЧЕМ?

– Это у вас черная смородина?

– Нет, красная.

– А почему такая белая?

– Потому что еще зеленая.

Дачник, вдруг обнаруживший, что его прививка может прижиться, как прави-ло, загорается интересом и начинает прививать всюду, где найдет место. Дерево при этом кажется подходящим для прививки во всех местах, но одновременно кажется, что оно должно сохраниться почти в неизменном виде. И это – ошибка. Даже опытные "прививальщики" так озабочены самим приживлением черенка, что часто совсем не смотрят, куда его прививают. И прививки оказываются в са-мых неподходящих местах: в середине кроны, на верхних ветках, или наоборот – на нижних, и даже на кончиках нижних ветвей. И прививка становится ничем: попав на нижние ветки, она просто не развивается, а попав в крону, превращается в длинный бесплодный хлыст. Из прививки ничего не вышло – она не прижилась в самом главном своем смысле.

Зачем, для чего вы делаете прививку? Для того, чтобы полностью заменить дерево. Или, по крайней мере, целую скелетную ветвь или сук. Это получится только в том случае, если прививка – абсолютный лидер в кроне, или в своей час-ти кроны. Если есть лидеры выше и сильнее ее, она не превратится в сильную ветку: лидеры не дадут ей света и питания. Проще говоря, из прививки никогда не вырастет более той части, что вы удалили, готовя место для нее. Удалили нижний сук – вырастет максимум полсука: наклонная ветка почти не получает питания. Удалили ветку в кроне – вытянется такая же ветка, но тоньше: ведь соседние вет-ки уже гораздо гуще, чем были. Отрежете кончик плодовой ветки – получите тот же кончик. Спилите дерево – получите дерево.

Если вы решили перепривить 5–8-летку, лучше всего оставит один нижний ярус ветвей. Весь ствол выше нужно спилить напрочь. Тогда прививки получат всю силу корней и станут лидирующими ветвями, чего вы и хотели. Конечно, при условии, что все лето вы выламываете волчки, лезущие из спила от ствола (рис.).

Если же в вашем распоряжении 2–5-летка, нечего с ней церемониться: нужно спилит все дерево, оставив пенек не выше 30 см. Можно, конечно, и выше, но по штамбу пойдут нескончаемые побеги, которые обезобразят ствол и утомят вас. За кору, в пенек, можно вставить 4–5 черенков, и уже к концу лета получить не-большое ветвистое деревце. Через год оно заплодоносит. Это самая простая из прививок, она удается даже новичкам. Кроме того, она позволяет применить приемы, почти гарантирующие приживление черенков. Прививка в пенек за кору – и есть искомый способ. Вариант для взрослого дерева – в пенек ветки за кору. Привожу инструкцию прививки в нужной последовательности.

КАК?

Чем сложнее инструкция, тем дальше ее

автор от понимания описываемого предмета.

Оговорюсь сразу: если у вас прививки и так хорошо приживаются, не стоит морочить себе голову чтением этой главки. Техника, которую я привожу здесь, гораздо проще, чем эта инструкция. Я ввел в нее несколько перестраховочных приемов и тонкостей, которые более служат показу механизма прививки и сжив-ления и демонстрации возможностей улучшать эту операцию, чем практике: у опытных прививщиков взмах ножом – втык под кору – замотка – и все растет. Так будет и у вас. Я же показываю свой способ.

1. Черенки – вызревший прирост – лучше резать в марте – апреле и сразу при-вивать, но можно заготавливать уже с ноября. Осенне-зимние побеги этикетиру-ются и хранятся, как картошка, в земле или в погребе, в песке. Февральско-мартовские черенки просто заверните в пакет и положите в нижнюю часть холо-дильника.

2. В феврале готовим: черную виниловую изоленту (если нет черной – сойдет любая), белые непрозрачные пакеты из-под молочных продуктов, садовый вар, табуретку и нож. Нож может быть любой, но он не должен быть большим. Обяза-тельное условие: он должен легко брить волосы на руке. Ну, по крайней мере, его нужно хорошо отвести на нулевой шкурке. Кроме черенков, придется еще срезать кору на пеньке, и чтобы не тупить понапрасну прививочный нож, приготовьте еще один, не так идеально отточенный.

3. Прививать лучше всего во время распускания почек подвоя, однако можно и на пару недель раньше и позже – вплоть до выхода листиков. Если прививка дела-ется до выхода почек, можно и черенки резать в этот же день. Но если почки рас-крылись, черенки резать поздновато. Они уже должны лежат в холодильнике: в момент прививки они должны еще спать. Один из секретов успеха – в отставании черенков от подвоя: черенки должны проснуться не раньше, чем образуется кал-лус и произойдет начальное срастание, иначе вышедшие листики потребуют воды и быстро обезводят черенок.

.source memo.wdx .H 1 сад .H 2 а .H 3 а .H 4 а

4. Берем все подготовленные причиндалы, прихватываем пилку и секатор и отправляемся в сад. Безжалостно спиливаем подвой (ветку или деревце) в 20–30 см от почвы (от основания). И отбрасываем подальше. А пенек готовим.

ПОДГОТОВКА ПОДВОЯ: а) более грубым ножом заглаживаем срез, и осо-бенно ровненько – кольцо коры; б) намечаем (лучше – карандашом) 3–5 мест для черенков. Если возможно, их лучше сместить к югу: чем теплее, тем быстрее сра-стется; в) этим же ножом на намеченных местах срезаем половину толщины коры; и г) в центре каждого места вертикально прорезаем кору до древесины на 2–3 см вниз (рис. ). Подвой готов.

5. ОПЕРАЦИЯ. В левой – черенок (его макушка), в правой – "скальпель". Кла-дем прутик основанием (комлем) на опору (табуретку). Нужно сделать ровный длинно-косой рез. Намечаем место, чтобы с обратной срезу стороны не оказалось почки (ее придется удалять, а это лишняя беспорядочность). Резать удобнее не плоско (как мы стругаем палку), а вниз на опору, отпластывая срез сбоку (так мы режем дорогую колбасу) – так выходит ровнее. Твердой рукой тихонько, можно и по линейке, делаем косой рез (рис. ). Чуть отделяем лезвием кору подвоя, пере-кладываем прутик в правую руку и вталкиваем срезом внутрь. Как глубоко? Чтоб весь срез заглубился. Теперь отрезаем прутик, оставив 2–3 почки. Все, операция прошла успешно! (Рис. ).

6. Повторяем ту же операцию для остальных черенков. Нюанс: заранее при-киньте, с какого боку начать вставлять черенки, чтобы вставленные не мешали вставлять невставленные.

ТЕОРИЯ ВТЫКАНИЯ. а) Плоскость среза черенка должна вплотную при-жаться к слою камбия подвоя, чтобы площадь срастания была максимальной. Мы это обеспечим тугой обмоткой. Варианты для очень толстого подвоя: 1) не делать разрез коры, а просто всунуть клин черенка между корой и древесиной. Кора мо-жет и не порваться, и черенок плотно сядет. Такие прививки приживаются без всякой обмотки, и особенно успешно, если снять кору с клина черенка; 2) сделать не один, а два прореза – по ширине черенка, чтобы при впихивании вся кора не приподнималась, а выходил лишь этот сегмент. Это ценно: в месте срастания не образуется воздушных полостей. (Рис.) б) Срез не должен успеть окислиться: на воздухе – не дольше 20 секунд! Чтобы не суетиться, можно втыкать срезы в лист алоэ или ставить в стакан со сладкой водой (1 чайн. ложка сахара на стакан) – так можно хранить срезы минут 10–15.

7. Как только вставлен последний черенок, туго обматываем пенек изолентой, чтобы она прикрыла все прорезы.

8. Все дырки, щели и пустоты замазываем варом; намазываем его и на верхние срезы черенков.

9. Сверху надеваем белые пакеты, два в один, и приматываем их еще одним слоем ленты. Под пакетами будет прохладно, и почки еще поспят. Под черной изолентой – тепло, и срастание ускорится. (Рис. ).

Вариант: можно обойтись и без этой черно-белой "элегантности". Надеваем на пенек ведро без дна и засыпаем прививки влажными опилками, перегноем, землей – по макушки черенков. Сверху укроем пленкой. Срастание обеспечено.

А ЧТО ДАЛЬШЕ?

Привить – это полдела. Главное – сохранить прививку.

а) Через пару недель обязательно срежьте верх пакетов и осмотрите черенки. Возможно, они уже пошли в рост. Освободите их от пакетов и тут же обвяжите вокруг так, чтобы они не отломились наружу: мало ли кто по саду бегает! Полезно соорудить что-то вроде защитной ограды.

б) В начале июля, не позже, острым ножом аккуратно разрезаем изоленту вдоль и бороздуем черенок и часть ствола. Это освободит давление коры и позво-лит тканям утолщаться. Разматывать изоленту не нужно! (Рис. )

в) Тут же аккуратно удаляем побеги, растущие внутрь. На каждом черенке лучше оставить один, максимум два побега.

г) Тут же нужно обновить обвязку и прочую защиту от отламывания. Поверь-те, в первое лето черенки отламываются кнаружи, от легкого прикосновения, и очень обидно бывает их потерять.

д) Весь следующий год держим молодые побеги связанными. При этом усло-вии в середине лета можно уже разгибать их, формируя низкую крону. Неплохо на второй год срастить их друг с другом аблактировкой – дерево будет прочнее (рис.). Если же черенок остался один, следует удалить часть пенька, которая будет мешать коре наплывать на рану (рис.). За два года такой срез закроется.

Фото 11

Существует много способов прививки. В том числе и необычных. Например, цветочной почкой, мазком камбия или трубочкой коры. Я же остановился на том, который позволяет максимально изменить сад к лучшему при минимуме сложно-стей. Остальные способы осваивайте сами. А мы, наконец, добрались до самой любимой и желанной культуры – винограда. Попробуем сделать его понятным!

Рис. 122

МАЛЕНЬКАЯ ГЛАВА-ВСТАВКА

Несадовые мысли

(Любителям доискиваться до причин)

Друзья мои! Идите твердыми шагами по стезе,

ведущей в храм согласия, а встречаемые по

пути препоны преодолевайте с мужественною

кротостью льва.

К. Прутков

Есть вещи, понимание которых позволяет стать у руля: правильно реагиро-вать на проблемы или успешно решать их. Особенно мне нравятся идеи, которые делают человека свободнее. Некоторые открытия Р. Хаббарда оказались для меня столь практичными и ценными, что хочется этим поделиться.

I. БОРЬБА С БЕСПОРЯДКОМ НИКОГДА НЕ ПРИВОДИТ К ПОРЯДКУ. Этот закон – отличное лекарство от каши в голове. Вот вы годами, месяцами чего-то тщетно добиваетесь. Стоп. Спрашиваете себя: "С чем я борюсь?" Честно выяснив это, вникаете дальше: "Каким образом я это создаю?" Это самый трудный вопрос. Мы часто не осознаем, что сами производим беспорядок. Ответ ищите, догово-рившись с собой, что только вы – причина всему, и отбросив науку, культуру, же-ну или свекровь. Обнаруживаются удивительные вещи. Например, сорняки растут по причине того, что почва обрабатывается. И не важно, что так принято столе-тиями! Правда в том, что вы копаете – у вас сорняки, а сосед только косит свой газончик – у него их нет. Выяснив, как вы создаете свой беспорядок, нужно со-браться, успокоиться, раздать долги, написать завещание и... прекратить его соз-давать. Иногда этот трудно – приходится менять шкуру, пересматривать ценно-сти. Но жалеть не стоит: никудышные, значит, были ценности.

Борьба – вид неразумия, проще – безумия, когда человек навязчиво пытается уничтожить следствие, не убирая причины. Сколько мы боремся за здоровье, а нужно всего то перестать комплексовать, нервничать и есть все подряд. Сколько боремся с детьми, а надо, видимо, просто перестать думать, что они должны быть такими, какими мы желаем их видеть. У борьбы не бывает побед. Никогда. Побе-да – это то, что делает борьбу

ненужной. Чаще всего это – договор. Поэтому беспорядок ликвидируется не борьбой, а введением нового порядка, при котором борьба не нужна. Часто этому сопротивляются, что заставляет вас опустить руки. Для преодоления этой ловуш-ки есть закон порядка:

ПРИ ВВЕДЕНИИ ПОРЯДКА ВСЕГДА ВОЗНИКАЕТ ВРЕМЕННЫЙ БЕСПОРЯДОК. ЕСЛИ НАЧАТЬ С НИМ БОРОТЬСЯ, ПОРЯДОК ТАК И НЕ БУДЕТ ВВЕДЕН. Нужно продолжать вводить новый порядок, полностью игнори-руя хаос. Победителей не судят, их чаще благодарят, извиняясь. Хотите, открою секрет, что в человеке нас привлекает больше всего? Способность быть причиной. А желание быть следствием отталкивает.

2. ПРОИСХОДИТ ТОЛЬКО ТО, ЧТО КОМУ-ТО ВЫГОДНО ИЛИ НЕОБХОДИМО. Часто – навязчиво необходимо, ошибочно необходимо, но это не меняет сути. Нет ничего, что происходит само по себе. Что бы это ни было, это кто-то так выживает.

Вот работяга, на которого родные уже махнули рукой: он не в состоянии не работать, хотя здоровье уже – никуда. А он просто боится оказаться бесполезным. Я часто встречаю таких пенсионеров, и многие относятся к этому довольно легко: "Конечно тут и помру! Все лучше, чем детям глаза мозолить..." Выход для детей – устройство разумного сада: радости больше, а усталости меньше. А вот мы с вами копаем землю, хотя это уже давно признано вредным и ошибочным. Почему? По-тому что кто-то продает плуги, мотоблоки и прочие орудия, затем – гербициды, удобрения, химикаты. Именно он когда-то заказал и оплатил науку, которая все это "научно обосновала". А вот – огромные деревья, которые не обработать тол-ком, не опрыснуть и урожай не снять. Откуда такое у нас? А из 20-х годов. Нужны были сады, дающие большой вал плодов при наибольшей дешевизне ухода.

Партия сказала "надо" – наука ответила "есть". Ясное дело, от этой дешевиз-ны кто-то получал гигантскую прибыль.

Чтобы продавать шампуни, пришлось создать "Центр здоровых волос". Скоро появится "Центр благоухающих подмышек", "Ассоциация целебного пива"... Нау-ка нашего времени – большая рекламная кампания. То, что делается не для рекла-мы, остается для нас тайной. А открытия, делающие ненужным и первое, и вто-рое, исчезают, едва родившись: бизнес есть бизнес! Посему наша задача – меньше верить, больше наблюдать и анализировать. Мне, например, стало проще жить, когда я понял: зло – это не зло, а просто неразумная, навязчивая попытка улуч-шить жизнь. Сейчас мы со злом на равных: оно жизнь улучшает, и я тоже. По-смотрим, чья возьмет. Но мне проще: я его уже понимаю, а вот оно меня – нет!

3. ЕСЛИ ТО, ЧТО ВЫ ДЕЛАЕТЕ, НЕ ПРИВОДИТ К УЛУЧШЕНИЮ РЕЗУЛЬТАТА, ОНО СКОРО НАЧНЕТ УХУДШАТЬ ВАШУ ЖИЗНЬ. Этот закон помогает понять, почему так важно при необходимости менять убеждения и при-вычки. Дело в том, что мы неверно понимаем, что такое стабильность. Кажется, что если ничего не меняется – это стабильность. Но нет. Стабильность – это плав-ный рост. Вспомните: когда что-то постепенно улучшается, вам хорошо, вы чув-ствуете уверенность. Перестает улучшаться – исчезает уверенность, падает на-строение, появляется скука, рутина.

Почему же не улучшаться так опасно? Потому, что все хорошее живет только до тех пор, пока вы это создаете. Ничто не процветает само по себе. Если переста-ло расти, улучшаться – значит, вы перестали это создавать: наблюдать, обращать внимание, искать, пробовать, спрашивать и ловить ответы. Вы решили, что оно теперь будет само. И ошиблись: то, что больше не создается, умирает потому, что на его место приходит другое, более нужное, более заманчивое – еще не создан-ное. Вы перестали создавать дачу, и вас захватил быт. Дача перестала радовать, и на первый план вышли семейные разборки. На даче воцарилась рутина, и работа показалась важнее... И в конце концов дача продается. Я отнюдь не хочу сказать, что бросить дачу – плохо. Но поставим все на места: если не прекращать созда-вать свой сад, в нем всегда будет радостно и интересно. Это – факт.

Глава 10. КАК ПРИРУЧИТЬ ВИНОГРАД

Про виноград вообще можно сказать:

несмотря на то, что он растение

теплых стран, сеянцы некоторых его

разновидностей могут приспособляться

к таким климатическим условиям, при

которых даже простые сорта наших

яблонь не могут успешно развиваться,

и как бы ни казалось невероятным

такое мое сообщение, на деле это –

неопровержимый факт.

И. В. Мичурин

Виноград устроен проще, чем деревья: все его части одинаковы, специальных плодовых органов нет – плодоносит и одновременно растет все то, что выросло в прошлом году. Именно в прошлом! Из побегов, которые были с гроздьями в про-шлом году, растут побеги, несущие гроздья в этом году. А из их почек будущей весной выйдут опять побеги с гроздьями. Смысл ведения куста в том, чтобы еже-годно получать одно и то же количество новых побегов. Немного задумавшись, можно уже сообразить, как это делается.

Почему дачники уверены, что виноград сложнее, чем деревья? Это Бог науки, после неслабого возлияния вдохновясь, решил Бахуса прославить. И такое его вдохновение прошибло, что учебники по виноградарству даже я сейчас изучать не рискну. Уверяю вас, сам виноград не имеет отношения к научным сложностям. Он настолько прост, что смысл его обрезки объясняется за десять минут, и я не встречал человека, который бы этого не понял. Надеюсь, скоро и вы с этим согла-ситесь.

Главный враг винограда – тень. Даже полутень. Не имея прямого солнца, ви-ноград не просто тянется, а превращается в десятки метров тонких, бесплодных плетей. Упустишь – за год добирается до вершины дерева и уже там дает прекрас-ный урожай, на который остается щурить глаз, как лисица на виноград.

Молодой куст ежегодно увеличивает массу побегов в несколько раз, и сам се-бя душит в тени. Поэтому летняя работа для винограда даже более важна, чем особо правильная обрезка. Если научиться прищипывать виноград и резать зеле-ные побеги, с кустом можно творить настоящие чудеса: нет формы, которую не мог бы принять виноград за два лета. Но для начала пойдем в сад и, пожалуйста,

ДАВАЙТЕ ВНИМАТЕЛЬНО ЕГО РАССМОТРИМ

Давайте сразу исключим путаницу со временем и с названиями. У куста есть все три вида древесины, которые нужно видеть и различать. Они постепенно пре-вращаются друг в друга, а называются часто одинаково. Внесем ясность.

ПЛОДОВЫЙ ПОБЕГ (или летний побег). То, что растет летом. Появляется в апреле-мае, быстро удлиняется, несет листья, над 2–4-м листом дает цветочную кисть (две или три), из пазух листьев дает ответвления – пасынки, к моменту со-зревания гроздей начинает одревесневать и к моменту сбора листьев покрывается зрелой коричневой корой – насколько успеет. Эту молодежь назовем побегами. Большинство побегов несут грозди, но самые мощные и самая мелочь часто бес-плодны. Созрев осенью и полностью одревеснев, побеги превращаются в...

ПЛОДОВЫЕ ЛОЗЫ. Это то, из чего растут побеги. Это побеги, прошедшие полный цикл летнего развития – годичные побеги. Вызрев осенью, побег стал ло-зой. Она перезимовала, весной из ее почек вышли молодые побеги, и пока они не вызрели осенью – это все еще лоза. Вызрели побеги – стали лозами – и лоза ста-новится веткой.

ВЕТКА. Это то, что уже прошло два цикла развития. В научной литературе – "рукав". То есть двух-, трех- и старшелетняя древесина. Назовем ее всю старой: нам важно то, что вся она остается голой и не пробуждает почек до тех пор, пока лозы, находящиеся выше, не срезаны или не начинают отмирать. Как только верх ветки слабеет, она рождает сильный побег, а то и два-три, на замену усыхающей части. Например, все ветки, вымерзшие в 1998 году, дали снизу по нескольку по-бегов. Договоримся всю старую древесину называть ветками, независимо от ее положения и роли – так будет проще.

Итак, у нас есть побеги, лозы и ветки. Подойдем к кусту. Побеги – зеленые. Лозы – коричневые, осенью и весной – молодая кора типичного для сорта цвета, за лето темнеет. Ветки – почти черные, кора снаружи разволокнившаяся, лохма-тая.

Вот и весь виноград. А теперь – самая суть обрезки, главный алгоритм, так сказать.

ЭТОТ ХИТРЫЙ СУЧОК ЗАМЕЩЕНИЯ

ТОЧКА ОТСЧЕТА: весна, мы подходим к кусту с сектором и видим примерно такую картину: ветка и на ней несколько лоз. Нас интересуют всего три сильных или средних по силе лозы, желательно ближе к корню (рис.). Конечно, три – это среднее арифметические. На слабой ветке их может быть всего две, а если ветка очень сильна, то можно оставить и четыре – суть не изменится. Для простоты представим, что их три: все, что выше, мы срежем вместе с веткой.

Теперь важный момент: самую нижнюю лозу укорачиваем до 4 почек. Полу-чилась исходная ситуация, которая теперь будет повторяться из года в год (рис.).

ТЕХНИЧЕСКИЙ НЮАНС: если у деревьев нельзя оставлять пеньков, то у ви-нограда, наоборот, нужно оставлять треть междоузлия +: древесина его полая, и мороз может убить почку через срез. Здесь острота секатора значения не имеет.

Теперь – главное: наша исходная ветка имеет две части, совершенно разные по назначению: ростовую часть – наш короткий сучок, и плодовую часть – длинные лозы (рис. ). Дальнейшие судьбы этих частей – полные противоположности.

Плодовая часть должна дать урожай и исчезнуть. Лозы должны пробудить как можно больше почек, и это произойдет только тогда, когда вы расположите их горизонтально (помните деревья?). Если какие-то почки спят, мы "будим" их над-резами над почкой, как и у формовых деревьев. Итак, из лоз растут побеги. Их рост нам ни к чему – нам урожай нужен. Поэтому над побегами плодовой части мы издеваемся как только можно: отрезаем головы над 3–5 листом выше кистей, прищипываем все пасынки над 2 листом и таким образом сдерживаем рост все ле-то; кольцуем лозы чуть ниже оснований побегов, к августу кольцуем и сами побе-ги.

Ростовой части предоставляется полная свобода. Поскольку сучок короток, да еще расположен ближе всех к корню, все его почки пробудятся, и из них получат-ся мощнейшие побеги. Вот и пусть себе растут, и лучше пустить их на отдельную шпалеру или кол, чтобы не мешали плодовым побегам своей буйной зеленью (рис. ).

Резать их не нужно, потому что укорачивание не способствует вызреванию древесины на зиму, а нам нужно побольше зрелой древесины на зиму, а нам нуж-но побольше зрелой древесины. Теперь – смертельный номер, слабонервных прошу не читать: сняв урожай и сказав "спасибо", всю плодовую часть удаляем напрочь, до самого сучка.

Что осталось? То, с чего мы начали: три-четыре лозы (новых лозы!) (рис. ).

Новая точка отсчета: весна № 2, у нас есть три лозы. Самую нижнюю укорачи-ваем до 4 почек (вообще-то достаточно трех, а часто и двух – побеги лезут еще из придаточных + почек, но вдруг верхние отмерзнут?). Две длинных, не укорачивая, протягиваем на плодоношение. Из сучка растут побеги. Осенью плодовую часть удаляем. Остается три-четыре лозы – то же, с чего начали.

Весна № 3: у нас есть три лозы. Нижнюю режем коротко... И так все время. Вот поэтому этот короткий обрезок и называется сучком замещения.

А сучок вместе с парой лоз назовем, как у Гоше, просто головой.

Вам показалось, что двух лоз мало? Ну, две хороших лозы – это 25–40 гроз-дей. Хорошая лоза набирает до 15 почек, на двух – около 20 побегов, даже если пробудились не все почки; на каждом – 1–2 грозди. А ведь речь идет только об одной ветке. В кусте нормальной силы может быть 6–10 веток. Нагрузку таким кустам дают до 200 глазков (то есть 200 побегов с кистями). Ясно, что такой куст занимает огромное пространство, и главной проблемой виноградарей часто быва-ет размещение куста и конструкция шпалер. Оказалось, что дешевле сажать больше кустов, но делать их маленькими. К чему мы и привыкли.

КАК ДОВЕСТИ ДО УМА ТО, ЧТО ЕСТЬ

Лучшие результаты я получил от

суглинисто-дерновой земли с добавлением

песка, торфа и битого кирпича от старых

построек, при поливке жидким удобрением

из хорошо перебродившего, очень жидкого

раствора дешевых сортов столярного клея

(по сути, культура микробов – автор).

И. В. Мичурин.

Это делается очень быстро, дешево и сердито. Подходим к кусту.

1. Выбираем одну ветку – любую. Для удобства можно вытащить ее из куста.

2. Считаем, сколько на ней хороших лоз: толщиною не меньше карандаша, имеющих не меньше 5–6 вызревших почек (то есть почек на зрелой древесине). Скорее всего, их от 2 до 6.

3. Все мелкое, тоненькое, неразвитое и травянистое, незрелое, то есть все, кроме этих хороших лоз, удаляем у основания: толку от него не будет.

Если вся ветка не родила ничего, кроме такой мелочи, значит, она отжила свое. Вырезайте без сожаления. Помните: любая лоза может заменить ее уже а бу-дущий год. Но чаще всего эта лоза сама выходит из умирающей ветки ниже, бли-же к корню. Нет ли ее там? Если есть, удаляйте все, что выше нее. Вот так и про-исходит омолаживание ветки. Можете делать его, когда вздумается.

4. Самую нижнюю из лоз, оставшихся на ветке, режем на 4 почки – делаем сучок замещения. Обрезка закончена. Остальные лозы можно вообще не укорачи-вать – они будут плодить.

Если на ветке нашлась всего одна лоза, посмотрите, что вам удобнее. Если она внизу, ближе к корню тогда лучше срезать ее коротко и получить из нее к концу лета несколько лоз – омолодить ветку (рис. ). Если же лоза где-то у самого конца, тогда я бы ее не трогал, заставил бы отплодить и вырезал бы ветку совсем. Если внизу древесина хорошая, из пенька все равно выйдет пара хороших побегов на замену. Лучше, если лозы начинаются ближе к земле, – удобнее укрывать и располагать куст. В прошлом веке в Европе были весьма популярны головчатые и даже "блиновидные" формы (рис. ). Правда, они годятся только для короткорос-лых сортов. У нас же в основном – сильнорослые, у которых первые 2–3 почки лоз часто бесплодны – их побеги не дают кистей. Лучше оставлять длинные лозы и протягивать их по нижним проволокам.

КАК ОМОЛОДИТЬ СТАРЫЙ КУСТ. Это легко сделать, если даже внизу нет новых лоз на замену. Делать это можно в любое время, вплоть до середины лета. Просто нужно знать: если корни хорошие, – где бы ни срезали вы ветку, из среза пойдут сильные побеги, которые осенью станут лозами. А лозы через год – ветка-ми. Вот и омоложка. 1998 год продемонстрировал, как омолодить кусты без вме-шательства хозяина: вся древесина вымерзла, а весной из пней вышли мощные побеги, и к осени отросли новые кусты.

КАК ПОДВИНУТЬ КУСТ НА НОВОЕ МЕСТО. Просто протяните туда ма-кушку длинной ветки (или двух веток), прямо под концовыми лозами вырежьте колечки коры и все это закопайте в траншейку, добавив органики и придавив сверху кирпичами. Из окольцованных мест за лето отрастут корни, и осенью можно отрезать материнскую ветку. Новый куст готов (рис. ).

КУСТЫ, КОТОРЫЕ ЛЕГКО РЕЗАТЬ И УКРЫВАТЬ

Для достижения возможно раннего

вступления лоз в пору плодоношения

нужно стараться выращивать

возможно более сильные лозы,

оставляя не более двух побегов на

каждом экземпляре.

И. В. Мичурин

Если все лозы весной привязать горизонтально к нижней проволоке, вверх по шпалере полезет "расческа" побегов. Их останется подвязать на высоте около метра. Грозди при этом будут висеть ровным рядком на высоте пояса – красота! Почему мы так любим отращивать метры лишних, ненужных веток и привязывать их вертикально? Ведь при этом пробуждаются в основном концевые почки лоз, а побеги перепутываются на верхней проволоке, душа друг друга тенью! Я уж не говорю о том, что укрывать такие кусты на зиму – трудовой подвиг. Вот несколь-ко приемов, которые позволят вам выводить кусты, удобные для вас.

1. КЛАССИЧЕСКИЙ ВАРИАНТ, РАЗЪЯСНЕННЫЙ В ГЛАВКЕ О СУЧКЕ ЗАМЕЩЕНИЯ. В кусте при этом – две ветки, направленные в разные стороны, и на каждой – по три-четыре лозы. Лозы длиной примерно по 2 м, между кустами – по 4 м. Не бойтесь привязывать по две-три лозы к одной нижней проволоке: поч-ки пробудятся не все, а на двух метрах шпалеры можно уместить до 20 побегов: дойдя до верхней проволоки, они будут остановлены раз и навсегда и их пасынки – тоже (об этом – следующая главка). Расти вольно будут только побеги из сучка замещения, для которых в центре куста каркас лучше нарастить.

Нюанс с сучком: в мае, когда побеги сучка выйдут на полметра-метр, их заго-ризонталивают рядом со шпалерой, чтобы осенью удобно было класть новые лозы для укрытия (рис. ). Гнуть надо за кончики – побеги очень хрупки!

КАК ПОЛУЧИТЬ ДВЕ ВЕТКИ ИЗ ЧУБУКА. Когда черенок пошел в рост, при любом раскладе в первое лето нужно выращивать один побег, удаляя все, кроме самого развитого, иначе получится куча мелочи вместо сильной лозы. Но два побега вполне допустимы, если вывести их в самом начале роста. Это легко: на высоте 20–30 см юный побег, достигший 30–40 см, обезглавливается. Через пару недель удаляются все точки роста, кроме двух сильных боковых побегов (па-сынков). Чем вертикальнее мы подвяжем юные побеги, тем сильнее они вырастут (рис. ).

Следующей весной наши первые лозы режутся каждая до 4 почек, и побеги, растущие на них, не укорачиваются. Они и служат основой куста. Осенью нижний можно превращать в сучок, а длинные протягивать на плодоношение.

2. Классика на стене беседки в два-три этажа. Это для, скажем так, не особо вымерзающих сортов. Между этажами – не меньше метра. Полностью закрывает зеленью каркас любой высоты, например, стенку веранды. Если сверху метровый навес, то в мокрый год куст надежно защищен от милдью + и прочих грибков, и здоровьем будут радовать и листья, и ягоды, и зрелая к зиме древесина.

ВЫВОД НОВОГО ЭТАЖА. На новой ветке сучком сделайте не нижнюю ло-зу, а следующую за ней. Нижнюю же (а она самая сильная) направьте вверх и за-гляните на следующую проволоку. После загиба оставьте знакомые нам 4 почки: из них и вырастет голова для второго этажа. Видите? Сучок замещения – это про-сто 3–4 почки, дающие новую голову. Где вы захотите, там их и оставите. Сейчас они оказались на конце лозы, чтобы дать голову для нового этажа.

Третий этаж выводится так же: лозу, что ближе к корню, направляют вверх и загибают, а сучком второго этажа делают следующую. (Рис. ).

Многоэтажные кусты сильны и плодовиты, но вы помните: верхние ветки всегда "тянут соки на себя" и усиливаются, ослабляя тех, кто ниже. Для того, что-бы нижние ветки были в равновесии с верхними, их надо усилить. Поэтому каж-дый следующий этаж должен нести на одну лозу меньше. Первый – три лозы, вто-рой – две, и третий – одну. Мало того, при таком раскладе и сучок оставляют с каждым этажом короче: на первом – 4 почки, на втором – 3, на третьем – 2 (см. рисунок). И это не все: побеги сучка верхнего этажа будут сильнее всех, и их при-дется в июне один раз ополовинить да удалить пасынки – кроме концевых, про-должающих рост побега.

3. То же, но с удлиненными горизонтальными ветвями. Например, вдоль за-бора. Вряд ли практично: лучше лишние кусты посадить. Но зато мы увидим, как сделать несколько голов на горизонтальной ветке. Это просто: понимая, что лю-бая голова вырастает из сучка, нам нужно оставить сучки через 1,5 м вдоль по ветке.

ВЫВОД НОВЫХ ГОЛОВ. Вот новая голова отплодоносила. Удаляем не всю плодовую часть: оставляем одну из бывших лоз – новоиспеченных веток. Из нее вверх торчат отплодоносившие лозы. Вырезаем их все, пока не дойдем до той, что отстоит от первого сучка примерно на полтора метра. Ее режем на 4 почки – это и есть сучок – родитель новой головы. Следующая за ним лоза продолжит рост вет-ки – ее привязываем к проволоке горизонтально. Все, что дальше нее, отрезаем (рис.). В дальнейшем основная ветка будет оставаться голой, а плодовые лозы бу-дут выращиваться только из голов и подвязываться к основной ветке. Тут мы окончательно понимаем: голова не имеет возраста – она остается новой каждый год.

В случае горизонтальных веток больше бушевать будет то, что ближе к "ство-лу". Поэтому побеги ближнего, первого сучка нужно в июне ополовинить и потом убрать пасынки – все, кроме концевого, который продолжит рост побега.

Многоэтажные кусты оставляют на каркасе и лозы просто обматывают бума-гой на зиму. А формы, ведомые целиком по нижней проволоке, легко укрыть, бросив сверху рубероид, картон, старые половицы, или двойную пленку, прижав края укрытия досками или камнями. Вся работа – убрать плодовые части веток да привязать новые плодовые лозы к проволоке. Никаких сгибаний, увязаний и зака-пываний. А по весне остается снять укрытия, и в мае сделать надрезы над заспав-шимися почками. Второй раз вы подойдете к винограду уже тогда, когда побеги достигнут метра, – подвязать. С этого момента начинается летняя работа.

ЛЕТНЯЯ "ПРОПОЛКА" И НЕКОТОРЫЕ УРОЖАЙНЫЕ ХИТРОСТИ

Как уже упоминалось, побегам плодовой части житья вообще не дают. И пра-вильно, иначе каждый из них вымахает на 3–4 метра и даст десяток метровых па-сынков. Ну, если куст не такой сильный, то вдвое меньше, но даже и это – пол-сотни листьев! И весь их фотосинтез уходит на то, чтобы создать никому не нуж-ный метраж этих джунглей. А для созревания грозди достаточно 3–5 листиков!

Вот к этому и нужно стремиться. Куст надо полоть. Иначе вся сила его уйдет в древесину, а не в плоды. Вспомните правило Гоше № 12! Кроме того:

1. Когда над кистями вырастет примерно метр побегов, нужно их переполови-нить, оставив над кистями по 3–5 листьев. Говорят, можно без ущерба оставить всего по одному, но я не пробовал.

2. Все боковые побеги (пасынки), а также и концевой, по достижении полу-метра урезаются до двух листьев. Можно пасынки вырезать совсем, но из-за час-той гибели листьев от болезней я предпочитаю оставить пару молодых листьев.

3. Все, что растет после этого, регулярно укорачивается до 1–2 листьев.

Таким образом, плодовые побеги так и не достигают верхней проволоки. И не надо! По верхней проволоке можно пустить побеги из сучка замещения.

Но можно еще на треть укрупнить ягоды и увеличить их сахаристость. Для этого сразу после завязывания ягод нужно окольцевать лозы в основании побегов. Это прекратит отток питательных веществ в корни, и часть их достанется гроздь-ям (рис. ). Вообще, чтобы ягоды были сладкими, они должны быть на солнце.

Есть и другие хитрости. Некоторые сорта могут плодоносить на пасынках – например, Мускаты. Если прищипнуть побеги во время выхода бутонов, они бы-стро разветвляются, и веточки (почему мы их так презрительно "пасынками" на-зываем?) также цветут и дают кисти, не крупные, но вполне хорошие.

Отсюда – простор для эксперимента. Если регулярно прищипывать точки роста сильного побега, он к осени может дать веточки 3-го и 4-го порядков и пре-вратиться в густое деревце. Наверняка, его урожай увеличится, и, возможно, в не-сколько раз. Представляете такую пушистую плодовую часть? Не ручаюсь за сто-ловые сорта, но у Изабеллы, наверняка, отплодят все почки. Так можно прищипы-вать прирост малины, и урожай утраивается. Но, как и в случае с плодоношением на пасынках, возникает проблема размещения таких "крон" на шпалере: они за-нимают и места втрое больше, чем простые лозы. Тут нужны дополнительные шпалерные приспособления. А вообще-то самый лучший результат можно полу-чить, если для каждого растения построить индивидуальную шпалеру. Даже для огурцов и помидоров шпалеры будут разные! А уж для разных формировок – тем паче.

Как видите, виноградом заниматься вполне можно! Из него можно даже де-лать штамбовые деревца, а при желании и разные формы. Напоследок – совет по работе со шпалерой. Привязывать к проволокам – очень нудное занятие. Потрать-те время зимой, и наделайте из алюминиевой проволоки простых крючков (рис. ). Такие используются в тепличных комбинатах для подвязки огурцов и томатов. Их легко надеть и легко снять, и даже за целое лето лозы и ветки не передушиваются. Думаю, пятисот крючков хватит на весь сад и огород.

А теперь хочется показать, как работал с виноградом Николай Гоше.

ВИНОГРАДНЫЕ КОРДОНЫ ГОШЕ

Гоше выращивал виноград исключительно на южных стенах – в Германии его иначе не уберечь от морозов. Работал в основном со слаборослыми сортами. Они отличаются тем, что даже в основаниях лоз образуют только плодовые побеги. Поэтому головы могут состоять из одних коротеньких сучков. Соответственно, самих голов может быть больше – чуть ли не из каждого глазка делается новая го-лова. Плодовые побеги удерживаются в пределах шпалеры.

Поскольку кордоны очень загружены плодовой древесиной, выводятся они постепенно: по две, а при сильной росте по четыре новых головы в год. У гори-зонтального кордона концевой побег в июне привязывают горизонтально, а осе-нью его урезают до трех почек: две – для образования двух голов, а концевая – для побега продолжения. На следующий год этот побег продолжения снова гори-зонталят, а осенью опять оставляют три новых почки. Так, ветка прирастает на три почки в год (рис. ).

Вертикальный кордон также наращивается по три почки в год. Два боковых пробега превращаются в головы, а верхний, концевой, продолжает рост вверх и осенью укорачивается для получения трех следующих побегов (рисунок). При этом, чтобы сохранить прямизну ствола, применяется тот же прием, что и для по-лучения второго плеча кордона: выталкивание нового побега путем сгибания ли-дера. Весной "стволик" (лоза продолжения) гнется так, чтобы третья почка, даю-щая новый побег продолжения, была на сгибе (рис.). Из нее лезет сильный побег, а отогнутая лоза прирезается. Из лозы получится голова, а из пасынка – продол-жение ствола.

Для сильных кустов этот прием можно применять и летом, по ходу роста. Но гнуть придется на каждой следующей почке. Отрос побег на полметра – согнули и выставили вверх лист. Согнутый побег прирезаем. Из него сразу – сильный пасы-нок. Дорос он до 50–70 см – гнем и его у самой нижней почки и тут же укорачива-ем. Из сгиба – опять сильный пасынок, уже третьего порядка. И так далее. Для то-го, чтобы нужная почка оказалась на верхней части побега, даже зрелую, а тем паче зеленую древесину можно скручивать вдоль, вплоть до треска волокон, а по-том жестко закреплять проволокой. Через месяц проволоку нужно снять – побеги уже фиксируются.

А ГДЕ ВЗЯТЬ ХОРОШИЕ СОРТА

Глупец гадает; напротив того, мудрец проходит

жизнь как огород, наперед зная, что кой-где

выдернется ему репа, а кое-где и редька.

К. Прутков

На сей раз я могу сообщить, что в Краснодаре есть надежный источник сор-товых чубуков. Выращивает их профессиональный ученый-виноградарь, увлечен-ный человек и радушный хозяин – Петр Пантелеевич Радчевский. Приехавший к нему в Елизаветку с пустыми руками не уедет, и сорта будут именно те, о которых рассказано. Я попросил Петра Пантелеевича выписать в порядке убывания САМЫЕ УСТОЙЧИВЫЕ ко всем возможным напастям сорта винограда для Ку-бани. Вот этот список.

1. ВОСТОРГ – как я и думал – на первом месте. Сорт очень ранний.

2. ПЛЕВЕН УСТОЙЧИВЫЙ – ранний сорт.

3. АРКАДИЯ, или НАСТЯ, – ранний.

4. НАДЕЖДА АЗОС – ранний.

5. РОМУЛУС – самый устойчивый из кишмишей (бессемянных) - ранний.

6. КЕША-1 – средне-ранний сорт.

7. БГ-14 – средний сорт.

8. ЮБИЛЕЙ ЖУРАВЛЯ – поздний.

9. ОРИГИНАЛ – средне-поздний.

10. СУРУЧЕНСКИЙ БЕЛЫЙ – поздний.

11. УСТОЙЧИВЫЙ ДОКУЧАЕВОЙ – поздний.

12. МАРИНКА – средний.

Кстати, о кишмишах. Есть у нас энтузиаст кишмишей, врач, Юрий Иванович Божко. У него три десятка сортов кишмишей, многие из которых весьма устойчи-вы. Он доказал: мы можем выращивать у себя кишмиши! Спасибо ему! Пытаясь донести до нас свою работу, Юрий Иванович недавно издал очень красивую ма-ленькую брошюру с фотографиями и описанием сортов. Сейчас он планирует на-чать распространять свои кишмиши и готовит питомничек.

Вот и все о винограде. Напоследок напомню: если есть возможность, устраи-вайте для винограда крышу. Я видел, как в 1997 году из-за дождей виноград поте-рял и листья, и ягоды, а потом, не успев вызреть, вымерз от первого же ноябрь-ского мороза. И я видел, что в то же время побеги, попавшие под навесы, были в отличном состоянии и остались живы. Конечно, нет худа без добра – кусты омо-лодились, но лучше делать это самому, а не перепоручать дождям.

Глава 11

ГЛАВНОЕ О КУСТАРНИКАХ И КЛУБНИКЕ

Незрелый ананас для человека

справедливого всегда хуже

зрелой смородины.

К. Прутков.

Здесь я ограничусь самыми главными моментами, постоянно бросающимися в глаза на дачах, и небольшой коллекцией умных способов, придуманных садово-дами-практиками.

Главная беда ягодников – отсутствие навоза, без которого они практически не дают прироста нужной силы. Навозом лучше всего заваливать ряды слоем впол-штыка. При этом почва приобретает стабильную влажность и воздушную струк-туру – то, к чему кустарники так же требовательны, как огурцы и капуста. Тут особенно нужны обордюренные "грядки" с органикой. Сказанное меньше отно-сится к землянике, которая растет практически на любых почвах, и даже на моем сухом солончаке, что упрощает, но не исключает ухода.

Другая беда: почему-то чаще всего кустарники попадают в тень, где быстро слабеют, и цветочные почки и тени недоразвиваются.

Третья беда – тля и мучнистая роса. Пока это самая трудоемкая проблема.

И четвертая беда – кустарники, как правило, не обрезают, как надо. От этого они накапливают старые ветки, зарастают неразвитым приростом – "мышиными хвостами", а нормального прироста не дают, и поэтому не могут омолаживаться. Эта беда самая поправимая: резать кустарники просто, и достаточно делать это дважды в год. Органику тоже достать нетрудно: листового опада и сорняков со всего участка, а также отходов из дома хватит, чтобы укрыть полтора десятка кус-тов. А с болезнями и вредителями мы все равно справимся – дайте срок.

ЗЕМЛЯНИКА

... Но до американских размеров сбыта нам еще далеко: в Нью-Йорке во время сильного подвоза бывает на рынке по 120 тысяч четвериков (около 1800 тонн) в день.

Полная энциклопедия русского сельского хозяйства, 1900 г.

.source memo.wdx .H 1 Умный сад2 .H 2 н .H 3 н .H 4 н

Землянику мы привыкли называть клубникой, а клубнику – родственницу лесной – земляникой. В английском языке она называется "соломенной ягодой", потому что издавна выращивается на мульче, для чего в Англии использовали со-лому. А американцы стали мульчировать плантации чем-то вроде толя – "карто-ном, пропитанным гудроном". Мичурин стал писать об этом, а чиновники "мичу-ринской агробиологи" тут же среагировали: мульчирование толем применялось и изучалось на десятках гектаров в хозяйствах юга России. В конце 30-х учебники упоминали мульчирование как обычный, известный способ ухода. Видимо, кому-то это оказалось невыгодно: мы об этом почти ничего не знаем.

Отзывы были восторженные: мульча и влагу держит, и почву рыхлит, и усы не укореняются, и лист здоров, а главное - ягода не гниет, и стандартных ягод соби-рают чуть ли не вдвое больше. Мы работаем на и почве теряем, по моим наблю-дениям, треть, а в мокрые годы – половину ягод только из-за отсутствия мульчи. Лучшее, что я могу предложить, –

поднятая грядка под рубероидом.

Ставим стенки-доски высотой в 15 – 20 см. Заполняем с горкой землей и орга-никой. Укладываем рубероид присыпкой вверх, края подсовываем к доскам, при-жимаем или прикапываем: нужна хорошая герметизация со всех сторон, иначе почва под мульчой будет высыхать. Рассаду упихиваем в маленькие крестики, сделанные ножом. Не рвите дыр, не делайте больших прорезов: вся мульча пойдет насмарку, если есть, куда лезть сорнякам. Кусты сами расширят себе дырочки. Помня Овсинского, в рядах кусты сожмем до 25–30 см, а междурядья расширим. На грядке

метровой ширины получится три ряда:

один – по центру и два – почти вплотную к краям. И пусть с них

свешиваются. О поливе такой грядки заботиться вообще не нужно – влаги хва-тит и в самый сухой год. Конечно, по мульче ходить нельзя, и между грядками нужно проложить дорожки. Можно не делать высокую грядку, а раскатывать сра-зу несколько рулонов внахлест. Тогда по "нахлестам" проложите доски, чтобы по ним ходить. Рубероид лежит 3–4 года – как раз столько, сколько живет плантация, и выходит дешевле пленки. Черная пленка тоже годится, но она за год-два разру-шается, и чтобы сохранить ее, нужно засыпать сверху хорошим слоем шелухи или соломы. Учитывая все сказанное, я предпочитаю рубероид.

Рис.

Из подкормок земляника любит микроэлементы. Можно добавить на ведро воды по щепотке медного и железного купороса, немного борной кислоты, мар-ганцовки и настойки йода и полить прямо из лейки растения вместе с листьями. Кусты скажут "спасибо" – зазеленеют с новой силой.

Если вы предпочитаете работать на почве, все же следует чем-то засыпать ря-ды во время плодоношения: жалко ягоду-то. И, конечно, нужно придумать что-нибудь, чтобы уменьшить трудоемкость ухода. Например, можно делать так: два года не выпалывать усов, а после второго урожая просто перекопать старые ряды, превращая их в новые междурядья.

Есть у нас еще одна привычка: в конце лета срезать весь лист и "обновлять" кусты. Считается, что это – профилактика от грибковых болезней (антракноза). Тут меня большие сомнения берут: я практически не видел, чтобы у нас планта-ции страдали от таких болезней. А вот сила куста от такой стрижки уменьшается. И будущие плодовые почки внутри розетки закладываются в меньшем количест-ве. Да и земля иссыхает сильнее, пока кусты голые. Я много раз видел больные листья, но они благополучно отмирали и не вызывали вспышек болезни. Поэтому, если уж вам хочется обновить куст, то убирайте только старые листья, и логичнее сделать это сразу после того, как земляника отплодоносит: у куста останется вре-мя обрасти, увеличиться и сформировать будущие цветки.

Размножать землянику можно, доращивая усы в емкости с водой. В землю вкапывается горшок или тазик, а вокруг него делается перегнойная или песочная грядочка. Емкость наполняется водой. Нарезанные усы ставятся основаниями в воду, а розетками вдавливаются в грядочку вокруг емкости. Емкость накрывается крышкой. Усы можно придавить на первое время пленкой или дощечками – что-бы лучше "уцепились". Воду нужно подливать трижды в неделю! Главное: сразу перед усадкой в тазик срезы нужно обновить, иначе некоторые усы погибнут. К августу вокруг тазика зеленеет куртина земляники.

Рис.

Часто советуют строить разные колонны, пирамиды и прочие вертикальные сооружения для земляники. Имея грядки на рубероиде, за которыми почти не нужно ухаживать, я не испытываю никакой нужды в таких постройках.

МАЛИНА

...Много ягод лесной малины вывозится из западных губерний в Германию для выделки вина.

Полная энциклопедия русского сельского хозяйства, 1900 г.

Без слоя органики (навоза) под кустами малина вообще

немыслима. Она слишком требовательна к влаге и питанию. Даже мульчиро-ванные ряды нужно поливать раз в две недели. Почва должна быть влажной по-стоянно. Без этого малина мельчает и дает недоразвитые ягодки, да и те норовят быстро завянуть.

Самое страшное – не выкапывать прирост. Молодых побегов каждый куст ро-ждает два десятка, а нужно их всего 5–6 – столько же, сколько плодоносящих ве-ток. Это – замена старых, которые отплодят и высохнут. Оставить мы должны са-мые мощные побеги. А для усиления их мощи нужно удалять все остальные, бо-лее мелкие. Их нужно просто срубить на уровне почвы острой бритвочкой или плоскорезом. Первую прополку необходимо сделать в мае, когда самые крупные побеги достигнут 50–70 см, а через месяц прополку нужно повторить. Вот тогда куст направит силы на нужное дело – на закладку почек будущего урожая.

И вот побеги выросли метра на два и готовы зреть на зиму. Если вы хотите крупных ягод, удалите верхнюю четверть каждого побега: самый хороший уро-жай бывает в средней трети побега. Это относится и к плетям ежевики, и к лозам винограда, и к прочим лианам, очевидно, тоже.

Сажая новые кусты, ни в коем случае не оставляйте длинных веток: урожая все равно не получите, и прироста не будущий год – тоже. Лишенный корней кус-тик будет пытаться сохранить ветку в живых, и если не погибнет, то сильно за-держится в развитии. Срезайте побеги саженца короче – почти до земли. А вооб-ще-то малина отлично размножается кусками корней. Их режут по 10–15 см и ук-ладывают плашмя на глубину 5 см. Мульчируют и поливают. Скоро появляются молодые побеги: на корнях малины полно почек.

Какие у малины могут быть формировки? Оказывается, есть! Хаос побегов и плодоносящих веток можно упорядочить так, чтобы и ухаживать было удобнее, и урожай бы увеличивался. Вот то, что я счел наиболее практичным:

1. Вместо одной проволоки – две, в полуметре друг от друга.

Плодовые ветки – на одной, а прирост в середине – конце июля – на другую. Свет – и тем, и другим без помех; сперва удобно полоть прирост, а потом – соби-рать урожай и вырезать отплодившие ветки. Можно "посадить" прирост на место и осенью. Тогда он прирезается и просто выводится на наружную сторону пово-локи – и вязать не надо.

Рис.

2. Как и у винограда, у малины вовсе не обязательно выращивать побег в виде одного хлыста. В мае, когда сильные побеги достигли полуметра, прищипнем их верхушки. Они дадут две-три веточки. Когда и они вырастут на полметра, при-щипнем и их. А потом, если новые веточки продолжают хорошо расти, прищип-нем и их тоже. И весной все кончики укоротим. Вместо хлыста получилось дерев-це. Оно может дать впятеро больше ягод, чем хлыст. Конечно, таких "деревьев" в ряду придется

оставить вдвое-втрое меньше, чем хлыстов, но урожай все равно растет. Кроме того, для таких кустов можно придумать и другие схемы посадки, например, са-жать их в шахматном порядке.

Нужно ли говорить, что лучше всего совместить оба упомянутых способа?

Примечание. Допустим, вы не успели сделать первую обрезку, и прирост вы-махал уже на метр-полтора. Ничего страшного.

Отрежьте голову. В зиму уйдет с 4–5 полуметровыми ветками. И весной эти ветки не поздно обезглавить. Эффект будет почти такой же, но "крона" будет вся наверху. А. Г. Соболев из Кургана пишет, что весенняя прирезка дает даже луч-ший результат: плодоношение растягивается на все лето. Как видите, "издеваться" над малиной можно всяко.

Есть и нерешенная проблема: галлица, которая образует на побегах уродливые округлые наросты. Урожай на таких ветках не вызревает. Если кто-то научился сохранять пораженные ветки, пожалуйста, поделитесь опытом!

ЕЖЕВИКА САДОВАЯ

Это та же малина, только с побегами по пять метров. И солнце любит больше. И еще отлично размножается, уткнув конец побега в землю. Все, что сказано о малине – от навоза до формировок – справедливо и для ежевики. Как и с виногра-дом, проблема с ней одна: где разместить плети, растущие не по дням, а по часам. Без шпалеры не обойтись. А на шпалере разумно

плодовые ветки "мотать" на одну сторону, а растущие плети

– на другую.

Рис.

СМОРОДИНА И КРЫЖОВНИК

У достойной старушки из Лутона

Вся прическа была перепутана.

Но четыре половника

Киселя из крыжовника

Утешали старушку из Лутона.

Эдвард Лир.

Элементарные условия для них – солнце, воздух и постоянно влажная почва, что достигается все тем же толстым слоем навозной или перегнойной мульчи.

Сажать лучше всего по два саженца и почти горизонтально, оставляя на по-верхности только верхнюю треть побега. Такая посадка дает мощный куст и мно-гочисленный прирост уже на второй год.

Рис.

.source memo.wdx .H 1 Умный сад стр. 104 .H 2 н .H 3 н .H 4 н

Главная задача – ежегодно выращивать несколько сильных новых побегов на замену старым веткам. Чаще всего придется менять ветки у черной смородины: мучнистая роса и стеклянница, выедающая сердцевину, приводят ветки в негод-ность уже на 3–4-й год. Реже всего – у крыжовника, который хорошо плодит и на пятилетних ветках. Но без прироста и обновления ветвей кусты сходят на "нет" даже у золотистой смородины, образующей на наших дачах огромные кустищи с ветками, живущими до десяти лет. Ее мелкие блестящие ягоды с длинным "хво-стиком" – нечто среднее между смородинными и крыжовенными – особого инте-реса не представляют, а вот сам куст может быть отличным подвоем для крыжов-ника, красной и белой смородины при выращивании их в штамбовой форме. По-жалуй, дольше всех может обходиться без корневого прироста йошта – гибрид крыжовника и смородины (или "древовидный" крыжовник с силой роста небое-ва). Ее и нужно делать деревом в два-три ствола, и только на пятом году жизни это чудо-юдо даст заметный урожай. Отличный материал для прищипок и созда-ния всяких форм.

Итак, прирост. Чтобы он был сильным и регулярным, нужно: а) завалить куст навозом (и еще буду это повторять!), и б) регулярно резать куст, ведь вы помните: короче режешь – сильнее прирост. Иначе: нужно ежегодно создавать избыток корней – удалять часть кроны. Как и в случае с виноградом, смысл обрезки – что-бы каждый куст состоял бы из того же количества веток того же возраста, что и в прошлом году. Например, 6 двулетних, 6 годичных (все это плодит) и 6 летних растущих зеленых побегов, в данном случае называемых нулевками. На следую-щий год – опять то же самое. Вы уже наверняка поняли, как это делается.

Приведенный пример, как я убедился, оптимален для черной смородины в ус-ловиях Кубани. Судите сами. 1) Плодоносить начинают годичные побеги, и уро-жай их – самый крупный и обильный: они покрыты ягодами по всей длине. 2) Уже трехлетние ветки плодят очень слабо из-за стеклянницы, засух и болезней. Мы держим в кусте по паре веток от одного до пяти-шести лет. Результат: боль-шая часть куста не плодит как надо и прирост не вырастает. Лучше не оставлять в кусте веток старше трех лет, но увеличить количество молодых, нормально пло-доносящих ветвей – годичных и двулетних. Для этого и нужны два саженца в лунку.

В первое лето выращиваем 6–8 сильных нулевок, для чего прочую поросль и мелочь в начале лета регулярно удаляем – как и у малины (рис.). Осенью нулевки станут годичными побегами. На второе лето годичные побеги плодоносят сверху до низу, а рядом растут новые нулевки – такая же порция, так же бдительно охра-няемая от лишних побегов и мелочи. Добавим штрих: отклоним годичные побеги под воткнутую в землю широкую П-образную арматурину (рис). На третье лето нулевки превратятся в годичные побеги, годичные – в двулетние ветки (на них появятся ответвления!); и то и другое будет плодить. А снизу будут расти еще ну-левки, которые останется отрегулировать прополкой (рис.). Примерно с этого года куст набирает свою густоту, и прирост нулевок должен уменьшиться и ослабеть. А мы берем секатор и срезаем все двулетки, прямо со спелыми ягодами! Лучше не ждать до осени, а срезать их раньше: нулевки сильнее вырастут. Осенью пригиба-ем выросшие нулевки вместо срезанных двулеток (рис).

Для красной и белой смородины, ветки которых используются дольше, можно взять более растянутую по времени схему: 4-0, 4-1, 4-2, 4-3, 4-4, с удалением че-тырехлетних веток. Первая цифра – количество веток, вторая – их возраст.

Крыжовник требует учесть то, что он колючий. В его кусте вряд ли возможно оставить больше десятка взрослых веток, и поэтому лучше выращивать ежегодно по две нулевки и удалять по две-, пяти-, шестилетних веток: 2-0, 2-1, 2-2, 2-3, 2-4, 2-5. При этом необходимо удалять нижние ответвления всех веток и приподни-мать их выше с помощью подпорок, чтобы за кустом можно было ухаживать,– пропалывать мелочь. Это для крыжовника жизненно важно: без этого он быстро зарастает "хвостами", из-за чего ветки стареют и останавливаются в росте, а в ко-лючки не влезешь, и куст за пару лет превращается в злой колючий шарик, с кото-рого даже урожай собрать не просто, а не то что мелочь вырезать.

Йошту кустом выращивать невыгодно: за первые же два года вымахивает ог-ромный кустище, в который трудно влезть, который занимает массу места и уро-жай дает весьма умеренный. Лучше оставить 3–4 ствола, все лишнее снизу уда-лить, поросль регулярно вырезать; стволы растащить веером в разные стороны и дважды за первую половину лета прищипывать все растущие побеги, а осенью вырезать лишние вертикальные лидеры, давая преимущество боковым веткам. После двух лет такой формировки можно рассчитывать на заметный урожай.

Осталось добавить: как и в случае с малиной, нулевки смородины можно при-щипывать раз, а то и два раза за лето, и получать разветвленные нулевки. Я не пробовал, но читал, что так можно удвоить выход ягод. Наблюдения подтвержда-ют это: я часто вижу нулевки, разветвленные тлей или мучнистой росой. Конечно, если лист поврежден, плодовые почки недоразвиваются, но побеги получаются нормальные – это факт. Выделив сильный куст для опыта, вы не проиграете.

Ну вот, теперь не осталось ничего, что мы не могли бы обрезать или сформи-ровать. И настало время для самой больной и трудной темы: как защитить расте-ния от болезней и вредителей. С помощью борьбы пытались полвека – не получи-лось.

Попробуем иначе.

Г л а в а 12.

ЗАЩИТА ВМЕСТО РАБОТЫ

"О добре могу я говорить, но не о зле, ибо – что есть зло, как не добро, мучи-мое голодом и жаждой?.."

Джебран-Аль-Джебран

И еще раз повторю: защита – не есть борьба, а борьба часто не подразумевает никакой защиты. Посему это название главы из "Умного огорода" заменить пока нечем.

Главные защитные механизмы находятся внутри самого растения. Бесполезно "оборонять" растение, если оно ослаблено. Самая эффективная защита – усиление мощности и иммунитета самого организма. Тогда он сам способен противостоять болезням или быстро восстанавливать потери и сохраняет силу и плодовитость, даже подвергаясь обрезке. Я вижу это и на дачах, и вокруг, и внутри себя.

Думаете, мы болеем из-за микробов? Как бы не так! Ведь микробы постоянно населяют наши организмы в огромном количестве, и если бы именно в них была причина, мы все были бы постоянно больны всеми видами болезней. После от-крытия бактерий и вирусов долгое время считали, что "...именно они являются причиной болезней. Но теперь мы знаем, что вирусы и бактерии – всего лишь возбудители. Болезнь наступает тогда, когда организм потерял способность про-тивостоять окружающей среде". Это сказал Роберт Родейл – человек, стараниями которого фермеры США выращивают отличные урожаи на органике, почти не применяя химии. Нагляднее всего это демонстрирует ЭМ-технология. Нам надо признать: причина болезни – мы сами. Антибиотики не делают нас здоровее. И когда мы переносим привычные отношения "врач – больной" на нашу дачу, мы не получаем здоровых растений.

Защита без борьбы – "садовое айкидо" – как оказалось, еще не развитое на-правление, и я расскажу то, что известно на сегодня. Но уже сейчас можно выде-лить три эффективных направления этой дисциплины:

1. Усиление силы и иммунитета самих растений с помощью органической почвы, растительных стимуляторов и микробов.

2. Создание разнообразной и устойчивой экосистемы + как в саду, так и на от-дельных грядках, чтобы в полной мере использовать оздоравливающее действие разных растений и позволить размножиться естественным врагам вредителей. То есть, создание сада, исключающего монокультуру + даже в масштабах одной грядки.

3. Зная биологию вредителя или болезни, использовать способы,

позволяющие его перехитрить (ловушки, приманки, отпугивание) или не пус-тить на растения (преграды, препятствия, укрытия). Сюда же относятся способы, позволяющие создать условия, неприемлемые для размножения и жизни парази-тов. Например, прикрытие сорняков черной пленкой.

Кроме того, все найденные способы защиты должны по возможности быть: а) нетрудоемкими, то есть требовать меньше труда, чем привычные способы, и б) должны давать одинаково надежный эффект в разных районах и в разные годы. Если у вас есть такие находки, пожалуйста, сообщите о них. Я берусь системати-зировать и обобщить ваши способы и довести до всех нуждающихся. Эта наша совместная работа может вылиться в издание "Справочника умной защиты" или чего-нибудь подобного, что будет действительно полезным и практичным.

ЭФФЕКТ ВИНЕГРЕТА

Если нельзя избежать болезней – избегай хотя бы врачей!

Для существ, питающихся каким-то одним видом корма (а именно таковы вредители и болезни) в природе нет условий, позволяющих неуемно размножать-ся. Разные трудности постоянно сдерживают их численность. И только мы умуд-рились создать для них идеальные условия, сажая одни растения в одном месте. Столько любимого корма без помех! Вредители просто пухнут от такого счастья. Они уже так избалованы, что в природной среде просто теряются до незаметно-сти, а попав в смешанные посадки, ведут себя сдержанно и угрюмо. Их жизнь подчинена закону: чем разнообразнее среда, тем труднее размножаться! Почему?

Во-первых, кормовых растений как бы меньше, их уже приходится искать, а на это нужны силы и время, и не всякий червяк добирается до "дома" живым.

Во-вторых, поиски корма затрудняет обилие разных запахов, среди которых много неприятных, пугающих, а то и опьяняющих, что сильно сбивает с толку.

В-третьих, в таком саду гораздо больше разных живых существ, среди кото-рых много и тех, для кого сам вредитель – корм.

В результате наши растения страдают очень умеренно и быстро восстанавли-вают утраченное.

Как и сорняки, большинство вредителей приспособлено к нашей агротехнике. Например, медведки, проволочник – к пахоте. В луговой дернине они не живут – им ее не прорыть. Если ставить грядку на дерн, с ними долго нет проблем.

Растения тоже влияют друг на друга. Даже наука об этом есть – аллелопатия. Чистых опытов здесь никто не ставил, и данные весьма противоречивы. Но если обобщить мнения разных источников, выходит то же самое: чем разнообразнее, тем лучше. Вот главные данные, встречающиеся наиболее часто:

ДИНАМИЧЕСКИЕ РАСТЕНИЯ – те, которые на всех хорошо влияют, под-держивают общий тонус, создают, так сказать, благоприятную атмосферу. Это крапива, ромашка, валериана, одуванчик, тысячелистник.

ПОМОЩНИКИ ДЛЯ ВСЕХ – салаты и шпинаты. Они притеняют почву от за-сухи, а их корни выделяют вещества, усиливающие активность корней других растений. Вот что нужно сажать на приствольных грядках деревьев!

ОТПУГИВАЮТ ВРЕДИТЕЛЕЙ И УГНЕТАЮТ МИКРОБОВ лук, чеснок, пет-рушка, фасоль и все губоцветные травы: мелисса, базилик, чабер и чабрец (тимь-ян), котовник, иссоп, майоран. Эти растения должны быть рассеяны по всему са-ду, присутствовать понемногу в грядках, под деревьями и возле кустов.

А вот фенхель и полынь горькая угнетают все соседние растения, и для них лучше отвести самый дальний угол.

В разнообразной экосистеме+ постоянно происходит взаимообмен и взаимное сдерживание между насекомыми и микробами; в ней полезные организмы могут находить корм и укрытие. Чем богаче экосистема, ТЕМ ОНА УСТОЙЧИВЕЕ. Это значит, что численность вредителей в ней никогда не повышается до уровня, ко-торый уже приносит заметный ущерб культурным растениям. По сути, есть один способ свести поражаемость растений к ПОСТОЯННОМУ, стабильному миниму-му: создать устойчивую экосистему.

Лучше всех это понимают европейские фермеры-биодинамисты. Биодинами-ческая система земледелия появилась в Германии еще в начале века. Смысл ее – в использовании живительных сил природы, которые проявляются там, где не на-рушена гармония элементов природной среды. Результаты биодинамистов весьма впечатлительны. Они докапываются до ПРИЧИН. Больше семидесяти лет они на-блюдают и ставят опыт. Это они первыми научились тонко управлять созревани-ем компоста и перегноя с помощью травяных препаратов. Видя вспышку болезни или вредителя, они не просто принимают меры для ликвидации вспышки. Главная их задача – ПОНЯТЬ, почему вспышка произошла. В результате таких исследова-ний они видят реальные причины размножения вредителей и болезней. Оказыва-ется, химзащита только усиливает эти причины! Хочу привести выводы С. Паде-ля, специалиста союза "Биоланд" по защите растений, с небольшими коммента-риями.

"Если нам приходилось наблюдать, какие растения в природе поражались бо-лезнями, то оказывалось, что в большинстве случаев это были ослабевшие расте-ния. ...Грибы, бактерии, вирусы, клещи и насекомые принимают на себя функцию САНИТАРНОЙ ПОЛИЦИИ в царстве природы. (Отбраковка слабых – необходи-мый механизм эволюции, обеспечивающий процветание потомства и вида. Без отбора вид быстро вырождается.– Автор)... Только когда эти полезные ПОМОЩНИКИ и становятся слишком многочисленны и служат причиной недо-бора урожая, тогда мы можем назвать их вредителями". Выводы: а) проблемы со вспышками численности возникают только там, где вмешивается человек; б) мно-гие наши растения ослаблены из-за неверной агротехники.

"С введением химических средств защиты число болезней, которые необхо-димо побороть, не уменьшилось, а ЗНАЧИТЕЛЬНО увеличилось".

"Основная идея (биодинамического подхода) состоит в том, чтобы улучшить фитосанитарное состояние (то есть, снизить вероятность поражения растений), а не бороться с болезнями". Для этого создаются условия, делающие поражение растений весьма незначительным. Профилактические приемы, о которых будет упомянуто ниже, призваны сдерживать ЧРЕЗМЕРНОЕ размножение вредителей. "...Речь идет именно о чрезмерном размножении, поскольку присутствие неболь-шого числа вредителей даже длительное время еще не является причиной для па-ники. "Ведь они являются кормом для их врагов – ПОЛЕЗНЫХ организмов. Дальше приводятся данные опытов, показывающие, что применение ядов унич-тожает этих полезных существ сильнее, чем самого вредителя. В ЭТОМ – ВСЯ ЖУТЬ "стерилизации": облил, уничтожил естественных врагов, а корм для вреди-телей остался – теперь гуляй да пой, братцы-паразиты!

Это и есть главный результат химической защиты. Как и любой борьбы! Пом-ните ЭМ-культуру? НУЖНО НЕ ОТСУТСТВИЕ ВРЕДИТЕЛЕЙ, А ИХ ОПТИМАЛЬНАЯ ЧИСЛЕННОСТЬ. Чтобы поддерживать и кормить разных своих естественных врагов, без которых, действительно – пиши "пропало". РАСТЕНИЯ ЗДОРОВЫ ПОТОМУ, ЧТО ВРАГИ ВРЕДИТЕЛЕЙ И БОЛЕЗНЕЙ УСПЕШНО ДЕЛАЮТ СВОЕ ДЕЛО. Конечно, это не исключает и искусственного сдержива-ния вредителей при необходимости. Но главное – создавать условия для полезных организмов.

"Полагаться при защите растений исключительно на средства борьбы и не применять при этом профилактических мер – значит заранее программировать разочарование". Многие биодинамические хозяйства успешно работают вообще без применения лечебных средств. Свои меры защиты они основывают на глубо-ком знании биологии жизни вредителей и их врагов. Лучше врагам – хуже вреди-телям! Европе потребовалось полвека на то, чтобы перестать видеть вокруг одних врагов, и обратиться лицом к друзьям. Сколько еще времени нужно нам, чтобы перестать хвататься за опрыскиватель, как за пулемет?

Как поддержать полезных микробов и насекомых?

а) Насытить почву органикой. Это – пища для них. Важную санитарную роль играют микрогрибки: выделяют стимуляторы для корней и антибиотики против болезнетворных микробов. Микориза (нити гриба) вступают в симбиоз практиче-ски со всеми культурными растениями и помогают им развиваться. Все грибки питаются органикой.

Кроме того, применение азотных удобрений разрыхляет оболочки клеток ли-стьев и сильно повышает поражаемость тлей, мучнистыми росами и другими грибковыми болезнями. Нужно СБАЛАНСИРОВАННОЕ количество питательных элементов. Где оно имеется? В телах самих живых существ – в ОРГАНИЧЕСКИХ остатках.

б) Поддерживать жизнь полезных существ. Конечно, мы не можем изменить климат в их пользу. Но мы можем дать им: а) корм, б) укрытия для жизни. Вот только некоторые примеры.

ПАРАЗИТИЧЕСКИЕ ГРИБКИ – болезни самих вредителей. Яды убивают их. Применяя яд против грибковых болезней растений, мы создаем вспышку вредите-лей.

НАЕЗДНИКИ – маленькие насекомые, родственники ос. Откладывают яйца в гусениц, в тлю и других вредителей. Зимуют в опавших листьях и под чешуйками коры. Питаются нектаром и пыльцой лугового разнотравья.

НОВИУСЫ (божьи коровки) – символ экологического земледелия. И жук, и личинка съедают по 50–70 тлей в день. Зимуют в опавшей листве!

ЗЛОТОГЛАЗКИ похожи на крупных комариков. За свою жизнь златоглазка уничтожает до 500 тлей, клещей, щитовок. Зимуют в незамерзающих нишах, под листвой, в компосте. Весной нуждаются в пыльце, нектаре и тле для восстановле-ния численности после зимы.

ЖУЖЕЛИЦЫ – ночные хищники. Уничтожают слизней, проволочника, личи-нок хрущей и других вредителей, молодь медведки, личинок колорадского жука. Укрытия – заросли кустов с подстилкой из листьев. Землю тут копать нельзя – жужелицы часто живут в норах.

ШМЕЛИ и ДИКИЕ ПЧЕЛЫ – опылители всех плодовых, а также бобовых, тыквенных и других растений. Живут в лесках и кустарниках, где почва не нару-шается.

ПТИЦЫ уничтожают вредителей несметно. Нуждаются в густых кустарнико-вых зарослях, густых деревьях. Конечно, не вся дача, но уголок такой можно уст-роить! Разнотравная дернина, обилие цветов, декоративные кустарники и макси-мум девственной почвы, где не убирается листва, куда не ступает нога и не вонза-ется лопата, отсутствие ядов – и равновесие быстро восстановится.

То же можно сказать и о сорняках: ОНИ ДОЛЖНЫ БЫТЬ В ОПТИМАЛЬНОМ КОЛИЧЕСТВЕ. Во многих опытах, при наличии сорняков снижалась поражаемость растений вредителями. Сорняки – отвлекающие расте-ния; кроме того, на них часто размножается тля, поддерживающая численность полезных насекомых. "Сначала надо привыкнуть к мысли, что кормовые угодья полезных существ – это ВРЕДИТЕЛИ. Если нужно активизировать развитие по-лезных организмов, то нужно допустить и наличие вредителей".

В основе концепций уничтожения лежит чей-то слепой страх. Все эти концеп-ции оказались обманом, мифом. Силы трех поколений ушли впустую – потрачены на борьбу ради самой борьбы. Я не против того, что кто-то получает от этого при-быль, но не хватит ли нам терпеть убытки?..

Можно поселить в смешанном саду и полезных "зверей". Ю. И. Трощей, на-пример, обзавелся пчелками осьмиями. Лет десять назад выписал из Полтавы – тогда Полтавский НИИ садоводства рассылал их всем желающим. К сожалению, я не сумел узнать, рассылает ли сейчас. Осьмия – дикая пчела, похожая на домаш-нюю, только меньше вдвое. Живет в камышинах, пустотах дерева, размножается сама без всякого присмотра. Кормит личинок исключительно пыльцой, которую добывает в больших количествах. Отсюда – сильнейший "талант" опылять цветки: каждая пчела в день опыляет до 5000 цветков! С появлением осьмии заметно уве-личилось завязывание ягод смородины и крыжовника, абрикоса и других деревь-ев. Летает осьмия и в пасмурную погоду.

ИЛИ ОБМАНУТЬ, ИЛИ ДОГОВОРИТЬСЯ

Петух пробуждается рано, но злодей – еще раньше!

К. Прутков.

Можно сказать, что плодовым садам вредят в основном тли и плодожорки. Другие вредители появляются так редко и фрагментарно, что, не будь двух упо-мянутых, мы и не замечали бы особого вредительства.

Плодожорки – милые бабочки. Откладывают яйца в завязь плодов в течение месяца после цветения. В июле-августе второе поколение кладет яйца в наливаю-щиеся плоды. При мокрой погоде поврежденные плодики первыми начинают гнить от плодовой гнили. Особенно жаль черешню. Плодики, в которых подрас-тает розовая плодожорочья гусеничка, спешно "созревают" и падают. Поэтому я считаю разумным регулярно стрясать их – хоть на дереве больных не будет!

СЛАБОЕ МЕСТО: привлекаются запахами бродящих и киснущих сахаров. Значит, можно поймать! Годится пиво, квас, компот из фруктовых остатков, даже просто сахарная бражка. Можно наливать в тазики, в банки и бутылки, ставить на стол, развешивать в кронах по нескольку штук. Тазики на день лучше прикрыть: плодожорка днем не летает. Учуяв запах еды, бабочки набиваются в ловушки ку-чами и тонут. Раз в неделю отцедить их и долить "божественного нектара" – дело нетрудное. Этот способ проверен многократно. Пара хороших тазиков может из-бавить от бабочек весь сад. Тазики эффективнее банок: бабочки "приводняются" прямо на компот и тонут, ни на что не отвлекаясь.

Тля – зверь маленький, а потому может дать за лето и десять поколений. Обычно мы позволяем ей это: редко встретишь чистые деревья в июне. Значит, недооцениваем! Еще раз напомню: там, где лист скручен, плодовые почки не об-разуются. Вот откуда голые, часто даже необлиственные части веток – лишняя, бесплодная древесина.

СЛАБОЕ МЕСТО: почти всех самок для "рождения" первого весеннего поко-ления на деревья заносят муравьи. Практически вся древесная тля – сожительница муравьев, их домашний скот, полный аналог нашей коровы.

Дерево – это пастбище. Под корнями, глубоко в почве – муравейник. Обычно он появляется уже под двух-трехлетним деревцем. Улетая закладывать новую се-мью, крылатая муравьиха тащит в челюстях самку тли с яйцами. Ясно – плохую не возьмет. Так получаются тлевые "породы". А весной, с появлением первых листиков, "пастухи" рассаживают юных самок по побегам. Как отличить свобод-ную, "дикую" тлю от муравьиной? Дикая захватывает сперва отдельные ветки, а муравьиная методично закручивает все побеги дерева. Первое время "пастухи" помогают тле: охраняют, растаскивают по новым веточкам. А "фуражиры", снующие по стволу, ее доят. Породистая тля эффективно концентрирует сок дере-ва, испаряя лишнюю воду и оставляя сахар – ну прямо "медогонный аппарат"! – а излишки "сиропа" выделяет для "хозяев". А позже так размножается, что начинает давать не только "молоко", но и "мясо". Вот такое животноводство! Используем муравьи и кровяную тлю – крупную, серую, покрывающую в июле-августе кору веток персиков и алычи снизу. С этой проще: надел варежку, размазал по коре и полмесяца можно жить спокойно. Но и с листовой тлей можно посостязаться в остроумии.

Конечно, если уже май-июнь и тля уже завершила строительство развитого социализма, нужно брать опрыскиватель и поливать деревья без всякого "паци-физма". Однако я, что называется, нутром чую: и тут можно обойтись без ядов. Пытаюсь найти простое и доступное, как стиральный порошок, вещество, без-вредное для листьев и губительное для тли. А пока попробуйте горький перец: 1 кг сырых или 0,5 кг сухих стручков варите час в ведре воды и настаивайте сутки. Потом процедите. Для опрыскивания литр этой "аджики" разбавьте еще в ведре воды. Не забудьте добавить прилипатель – ложку моющего средства. Опрыски-вать ветки нужно снизу, а побеги – с двух сторон.

Однако, можно сделать так, чтобы опрыскивать совсем не пришлось. Для это-го достаточно весной не пустить муравьев на дерево. При их проворстве это не легко, но возможно. Неплохо работают полиэтиленовые полосы, на которые пе-риодически, раз в 3–4 недели, наносится клей-ловушка (например, АЛТ) (рис.). На кору не мажьте: и липкость теряет, и кору угнетает. На бумагу не мажьте: впиты-вается внутрь. Способ более эффективен для молодых деревьев: мощные мура-вейники взрослых деревьев быстро заваливают липкий пояс "трупами" добро-вольцев. К тому же, клей весьма дорог.

Рис. 155

Более трудоемко, но более надежно и дешево – емкость вокруг ствола. Дела-ется из полиэтиленовой "юбочки" (рис. А, Б). Самое трудное – проклеить стык, чтобы налитая жидкость не утекала. Получается "защитный ров". Он может ви-сеть на стволе, а проще сделать его у земли, подсыпав под ствол земельный валик. Приклеивать стыки лучше всего широким скотчем с двух сторон. А можно сде-лать "ров" из резиновой детской клеенки

– она отлично клеется резиновым клеем. Налить в "ров" можно и простую во-ду, но лучше добавить моющего средства: оно моментально обволакивает всяко-го, кто в него попадает. Ров нужно периодически вычищать и доливать.

Рис. 156

Качественный ров сдерживает не только муравьев, но и всех, кто заползает на дерево с земли: кровяную тлю, упавших гусениц молей и листоверток, клещей, цветоедов. Он так эффективен, что стоит строить вокруг молодых деревьев ста-ционарные "рвы" из металла или бетона: окупится многократно. Полиэтиленовый же ров в сентябре нужно снять, чтобы осмотреть кору: не повредил ли кто, и при необходимости подлечить.

Итак, дорогие дачники, дерево будет вполне здоровым, если будет "одето в типовое обмундирование". Древесная "форма номер раз": защитный пояс или ров снизу и емкости с пивом... нет, лучше с компотом – на уровне кроны. Нужно, что-бы мы и не представляли себе деревья без этой "формы".

А для тех, кто с трудом меняет привычки (и я – из их числа!) один компро-мисс. Если в мае-июне тля "завернула" молодой прирост, срежьте его до здорово-го листа: все равно нужно его укорачивать, а скрученный лист, как уже дважды упоминалось, дает только пустую древесину.

Рис. 157

ГРИБКИ И ДОЖДЬ

ГРИБКОВЫЙ ДОЖДЬ – здесь: маленький грибной дождичек.

Дело в том, что спора любого грибка прорастает в капельке воды. Поэтому для грибковых болезней любой дождь – грибной. А также – туман и роса.

Если бы не мучнистая роса, фитофтора да пероноспора – как бы мы славно жили! Первая гробит ягодные кустарники, вторая – помидоры и картошку, третья – в неделю сжигает огурцы. А есть еще пероноспора винограда – милдью, которая уничтожила виноград в дождливом 1997 году.

Особенно лютуют грибки в жару: при 25–30оС спора прорастает за час-два, при 15оС – только за два-три дня. Споры пылят из больных пятен, поднимаются с током теплого воздуха и падают на листья, как снег. С каждого листа слетает их полмиллиона. Эффективных препаратов, несмотря на рекламу, нет.

Привожу состав Ю. И. Трощея, который он успешно использует против всех грибковых и бактериальных болезней: сырая желчь (любой скотины или птицы) – 1 часть, вода – 10 частей. Опрыскивать с появлением первых признаков болезни и дальше – по необходимости.

СЛАБОЕ МЕСТО: без капельной воды грибок не прорастает. Думаю, это са-мый верный путь – нам нужно привыкнуть укрывать растения от дождя и росы. Я много раз видел, как выделяются здоровой зеленью виноградные лозы, попавшие под навес. Видел и пышные кусты томатов в августе 97-го: их хозяйка просто ук-рыла всю грядку нетканым материалом – лутрасилом. Кусты "не потели" по утрам и были здоровы. Встречал и огуречные грядки, укрытые сверху пленкой. Конечно, мы вряд ли сможем укрыть деревья (хотя раньше шпалерные деревья укрывали крышей!), но кусты вполне можно накрыть, хотя бы от дождя. Лутрасил*, агрил и спонбонд сейчас уже не так дороги. Весь мир укрывает ими все, что можно. Ко-нечно, это не самый удобный для нас способ, но я не знаю более эффективного.

Хорошо сдерживает болезни СИЛК – уже октябрь, а мои растения еще вполне живы! Но от сильных дождей и он не спасет. Если вы знаете лучшее средство, пожалуйста, свяжитесь со мной.

Рис.

ГДЕ ВЫ, УСТОЙЧИВЫЕ СОРТА?

Каждый год каталоги радуют нас сортами, устойчивыми буквально ко всем болезням. Это – теория. Но растения продолжают дружно болеть – это действи-тельность. Почему? Во-первых, устойчивость свою сорта проявляют только при высокой агротехнике – такой, как в теплицах, где их выводили. Во-вторых, даже у солидных торговых фирм доля брака в семенах, как правило, не бывает ниже 60%. Почему? Ну, с одной стороны, настоящие семена ценных гибридов и сортов слишком дороги – мы их просто не купим. К тому же, их нужно жестко калибро-вать, что вполовину уменьшает их количество. Хранить, опять же, в специальных условиях – дело трудное. А с другой стороны, мы приучены к тому, что если ты что-то оплатил, то вовсе не факт, что получишь то, что хотел. Видя, что в полови-не случаев нас надувают, мы все равно продолжаем покупать, бережно храня на-дежду на удачу и милосердие к горемыкам-обманщикам. Эта наша душевность заставляет торговцев продолжать бизнес в том же духе. В-третьих, многие устой-чивые сорта остаются таковыми ненадолго: через три-четыре года появляются разновидности болезней, справляющихся и с ними. Тем более, что, попадая, на-пример, из "солнечной" Голландии в наш "пасмурный" край, интеллигентные сор-та сильно переживают и нервничают, что снижает их устойчивость еще больше.

Чтобы получить заметное увеличение устойчивости, нужно привнести в рас-тение гены совершенно устойчивых видов. Чаще всего это дикие виды. Они бы-вают абсолютно устойчивы к некоторым болезням и ко многим климатическим факторам, но, как правило, плоды их почти несъедобны. Приходится делать сотни скрещиваний, а потом отбирать нужные деревья из тысяч саженцев. А чтобы дос-тать пыльцу нужных видов, надо ухитриться слетать в нужную точку планеты в нужный момент. Это делает такую отдаленную гибридизацию почти невозмож-ным делом: дорого. Мичурин поступал именно так и заложил генетическую базу для дальнейшей селекционной работы. С тех пор в основном скрещивают уже имеющиеся сорта. С дикими видами работают лишь энтузиасты некоторых ре-гиональных опытных станций. Такая генетическая "узость" вкупе с избытком удобрений и ядов приводит к постепенному снижению устойчивости, что мы и видим: сейчас почти нет пород, которые не страдали бы от целого комплекса бо-лезней. Если яблони и груши болеют в основном паршой и еще выглядят доста-точно живыми, то персики, абрикосы, многие сливы и вишни можно считать вы-мирающими породами на Кубани.

Изменить эту ситуацию попытался Юрий Игнатович Трощей. Его сад на ок-раине Васюринской, возможно, представляет для плодоводства Кубани ценность большую, чем многие плантации наших питомников. Трощей не просто разрабо-тал новую, удобную и безопасную систему садоводства, отдельные элементы ко-торой я уже упоминал. Он проделал сложную селекционную работу: скрестил семь лучших районированных сортов с шестью дикими, в том числе горными ви-дами яблони. Не рассказать о его работе в нашей ситуации было бы нечестно.

Интересно уже то, что его сад заложен на метровом слое глины. Юрий Игна-тович завез ее из карьера. Три года сеял люцерну и другие травы. Сейчас деревья мощно растут и чувствуют себя прекрасно.

Для работы Трощей взял Розмарин, Грушовку Верненскую, Апорт Александр, Кроваво-красный апорт, Апорт Гареева, Зимнее красное киргизов, Рашида зим-нюю.

Пыльца была взята у выбранной формы низкорослой лесной яблони, яблони сливолистной, яблони Недзвецкого, яблони Сиверса, киргизской и гималайской яблонь.

Десять лет Трощей наблюдал и выбраковывал. В результате осталось семь гибридов. Все они показали исключительную устойчивость к болезням: находясь среди деревьев с признаками парши, манилиоза, мучнистых рос и других болез-ней (ядов Трощей не применяет никогда), они многие годы оставались чистыми и здоровыми. Кроме того, они исключительно выносливы к скачкам климата, и плоды их отлично хранятся. Конечно, и сами плоды достойны высшей оценки. Поражает и вид самих деревьев: листья – в ладонь, глянцевые, побеги гибкие, мощные. Свои гибриды Юрий Игнатович назвал траши. Вот их характеристика:

Траши-1. Розмарин х Белый налив с низкорослой лесной. Сверхранний, белые плоды по 100–120 г, равномерно покрывают всю древесину. Крона разлатая, ветви отходят под углом 60о. Склонен к перегрузу урожаем. Плодить начинает с 4-х лет. Не переносит близости грунтовых вод.

ТРАШИ-2. Кроваво-красный апорт с лесной низкорослой. Ранний, плоды изу-мительной красоты, красные с белыми подкожными точками, по 150–160 г. Крона также плоская, лист очень крупный. Морозостоек и жаростоек.

ТРАШИ-3. Апорт Александр с дикой яблоней киргизов. Среднеспелый, плоды плоские, белые с розоватыми полосками, огромные, до 300 г. Крона широко-пониклая, ветки отходят почти под прямым углом. Плодоносит с 4-го года.

ТРАШИ-4. Апорт Гареева с яблоней Недзвецкого. Созревает в сентябре, пло-ды белые с красными полосами, по 300–350 г, очень красивы. Крона широко-пониклая, лист огромный (170 на 120 мм), глянцевый. Плодоносит с 4-го года.

ТРАШИ-5. Грушовка Верненская с яблоней сливолистной. Средне-поздний, плоды по 130 г, вишневые с розовыми точками, очень красивы и ароматны. Крона широко-пониклая, лист небольшой. Плодоносит с 5-го года.

ТРАШИ-6. Зимняя киргизов с яблоней Сиверса. Поздний. Плоды по 170 г, снежно-белые с желтым бочком, очень вкусны и красивы. Дерево плакучее (ветки отходят под углом 100–105о), исключительно неприхотливо и устойчиво, лист крупный, вытянутый в длину. Плодит с 4-го года.

ТРАШИ-7. Рашида зимняя с гималайской. Зимний гибрид, плоды хранятся до следующего урожая. Желтовато-зеленые, с карминным бочком, конические, по 150–180 г, исключительного вкуса, с ароматом персика. Лист очень вытянутый, крона широкораскидистая. Заплодоносил в возрасте 3-х лет. Высочайшая побего-образовательная способность.

ВНИМАНИЕ ПИТОМНИКОВ и ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ САЖЕНЦЕВ! Юрий Игнатович готов предоставить черенки своих гибридов для размножения и даль-нейшей селекционной работы. Однако деревья еще невелики, и рассчитывать на получение материала могут пока только самые серьезные партнеры.

Рис. 159

ДРЕВЕСНАЯ КОСМЕТОЛОГИЯ И ХИРУРГИЯ

В районе Белореченска кислотный дождь рН 5.5 – для здоровья вашей кожи!

Если кора повреждена, никакие яды не спасут. На практике сохранение и ле-чение коры чуть ли не важнее, чем прочие меры защиты. Буквально в каждом саду найдутся деревья с погрызами, ходами древоточца. Обычное явление – разруше-ние коры вокруг сухих пеньков, а то и сам хозяин корневую шейку салидолом на-мажет и тряпкой замотает: сосед посоветовал. Сами деревья тоже не без изъянов: например, у груш образуется слишком толстая короста, а черешни с вишнями час-то рвут кору – она у них не склонна к расширению. Почти во всех случаях легко остановить гниль, залечить рану и даже стимулировать нарастание новой коры. Для этого понадобятся два главных атрибута: нож и глина.

НЕ ПРОСТО ПОБЕЛКА

Каждую весну мы молимся богу Порядка: белим деревья. Вообще-то это изо-бретено для предотвращения "ожогов коры": весной днем кора нагревается, а но-чью замерзает и как бы гибнет. Однако, Валерий Петрович Чернышов из Саратова установил-таки более реальную причину гибели коры, а то и целых деревьев кос-точковых: при резкой оттепели почки пошли в рост, а земля еще не оттаяла – кор-ни воды не дают. Листья просто высасывают воду из тканей, и дерево полностью обезвоживается. Значит, даже тут известь ни при чем. А уж о санитарном ее зна-чении лучше вообще не говорить, она давно никого не убивает.

Между тем, садоводы Европы издревле применяют для обмазки деревьев смесь глины, коровяка и золы. В нашей старой литературе часто упоминают тот же состав, но без золы. Разводят глину с коровяком примерно пополам до густоты сметаны и наносят малярной кистью на ствол и ветки. Такая болтушка действи-тельно полезна. Глина долго держится на дереве, защищает от солнца и мороза, от суховеев, но при этом прекрасно "дышит". Коровяк склеивает глину и не дает ей отпадать, а также содержит массу питания и биоактивных веществ. Глина сырая – кора питается и стимулируется, высохла – защищает растущую кору. Можно до-бавить в болтушку немного извести и купороса, и деревья будут щеголять краси-вой охристо-салатной "одежкой". Лично я не вижу смысла просто так украшать деревья побелкой, но если надо сохранить камбий, залечить рану или омолодить кору, этот состав незаменим. Думаю, двух ведер глины вам хватит на все лето.

КАК ОМОЛОДИТЬ КОРУ

В основном, это относится к грушам. Особенно слаборослым, привитым на айве. Кора их быстро отмирает снаружи, образуя коросту, которая давит на кам-бий и мешает ему наращивать новые ткани. Бывает короста и на старых яблонях.

Возьмите скребок для старой краски или старую пилку – это будет скраб – и соскребите всю коросту до зеленых царапин – до слоя молодой коры. Лучше де-лать это после дождя, когда кора мягкая. А теперь нанесите на дерево упомянутый "увлажняюще-питательный крем". За лето кора потолстеет, и дерево оживится.

КАК ЗАЛЕЧИТЬ РАНУ

Любую гниль, рак, зону мертвой или умирающей коры нужно как можно бы-стрее, не дожидаясь осени, вырезать ножом до здоровой коры зеленоватого цвета. Иногда приходится пройтись ножом на метр или два по стволу и веткам, удаляя целые полосы. Часто бывает, что погибает только верхняя часть коры, а камбий под ней еще жив, и получается пятно голой древесины, скользкое от живого кам-бия. Не думайте, что обнаженный камбий обязательно погибнет. Он слишком шустр и активен. Конечно, на солнце, в жару он высохнет. Но в пасмурную пого-ду успеет быстро "наделить" новых клеток и образовать покровную ткань. Через пару недель смотришь – а в дырке новая кора, тонюсенькая, но совершенно на-стоящая! Грех не использовать такую активность: обнажился камбий – замажьте рану, и он останется жив (рис.).

Вырезав гниль или сушь, заляпайте рану нашим "бальзамом", разведенным на сей раз погуще, и обмотайте сверху пленкой или тряпкой, да не слишком туго. Через полтора-два месяца снимите повязку: там уже заросло все, что можно, и те-перь на свету и воздухе дерево будет быстро достраивать то, что надо. А мы мо-жем помочь ему увеличить нарост новой коры, опять взявшись за "скальпель".

БОРОЗДОВАНИЕ

Забытый и очень эффективный прием, позволяющий расширить площадь ко-ры.

Там, где нужно расширить кору и усилить древесину, острым ножом проводят линейный продольный рез, прорезая кору и чуть углубляясь в древесину. Камбий тут же начинает заживлять борозду, заполняя ее новыми тканями, и объем бороз-дованной части увеличивается (рис.).

Рис. 161

Прежде всего бороздуются стволы молодых деревьев. Особенно актуально это для черешен и вишен. Их кора обхватывает ствол поперечными кольцами. В су-хие годы она сильно грубеет, сжимается, как хомут, и не дает камбию наращивать новые ткани. Если после этого влага в избытке, камбий рвет кору. Вы не раз виде-ли такие рваные раны. Чтобы дать дереву свободно утолщаться, весной или летом пробороздуйте ствол с двух сторон, и ветки – снизу. Если кора через полчаса ра-зошлась больше, чем на 2–3 мм, лучше замазать борозду глиной или землей.

Гоше бороздовал и побеги, и веточки, и даже плодовые прутики, если хотел их усилить. Но это нам вряд ли пригодится. А вот усилить уцелевшую часть коры – это пригодится (рис.). Или ускорить закрытие подвойного пенька корой привоя (рис.). В обоих случаях бороздовать надо дважды: в мае и в конце июня. А если вы питаете к вашим деревцам особо нежные чувства, каждый раз после бороздо-вания используйте наш "Плинитюд лифтинг". Ведь они этого достойны!

Рис. 162, рис. 163

СИЛК И ЕГО КОМПАНИЯ

Главный вредитель урожая – человек.

Ю. Слащинин.

Химзащита – ярчайшая иллюстрация бесполезности борьбы с беспорядком. Понадобится еще полвека, чтобы заменить эту борьбу чем-то более эффективным. Но верный путь уже есть: путь профилактики. Похоже, время борьбы кончается. Оторвавшись от микробов – а в них ли, ей богу, дело? – Ученые обнаружили, что заболеваемость зависит не столько от наличия инфекции, сколько от состояния иммунной системы. Мир стал все увереннее заботиться об иммунитете и тонусе вместо того, чтобы убивать микробов. В растениеводстве появилось новое поко-ление препаратов – индукторы+.

Индукторы никого не убивают – они вообще не ядовиты. Это, по сути, естест-венные стимуляторы растений, усиливающие деление клеток и повышающие со-противление болезням. Их и выделяют из растений. Применяются они в сверх-микродозах: 1–20 г на гектар. Обработанные растения меньше болеют и быстрее развиваются. В России тоже появилась серия индукторов. В наших магазинах сейчас есть первый из них – СИЛК, испытанный и проверенный нашим КНИИС-Хом.

СИЛК

СИЛК – индуктор иммунитета и регулятор роста. Это комплекс веществ, вы-деленный из отходов производства пихтовой древесины (опил, кора, хвоя). Рас-творим в воде и сохраняет свойства при температуре до 60оС. Абсолютно безвре-ден для всех форм жизни. За 15 дней в почве разлагается полностью. Продается в виде порошка и в таблетках.

Препарат был детально исследован в КНИИСХ имени Лукьяненко в течение двух лет на разных культурах, и опыты продолжаются. Один из первых испытате-лей и пропагандистов СИЛКа – доцент кафедры тропического растениеводства КГАУ Борис Николаевич Жук. Собранные им многочисленные данные об эффек-тах, получаемых при применении СИЛКа, подтверждают: препарат неизменно да-ет хороший результат.

Действие СИЛКа множественно. Точнее всего его можно назвать кураторст-вом растительного организма. Прежде всего, СИЛК повышает иммунитет расте-ний так, что заболеваемость их уменьшается в 2–5 раз, то есть выражен эффект защитного препарата. Обработанные СИЛКом семена прорастают очень быстро и дружно, например, огуречные могут за сутки дать корешки по сантиметру. Обра-ботанная рассада здорова и мощно развивается. Растения лучше противостоят за-сухе (корни больше) и подмерзанию (рост стимулируется). Урожай появляется на неделю-две раньше, плоды чистые и развитые. Например, увеличивается завязы-ваемость огурцов, томатов, баклажанов, заметно уменьшается сброс завязей на плодовых деревьях; почти исчезает горошение ягод в кистях винограда. Завязыва-ется и дает урожай абрикос. Груши и яблони, обработанные СИЛКом, ломают ветки под тяжестью плодов. То есть, проще говоря, СИЛК позволяет растению быть таким, каким оно было бы, не будь разных помех и вредных воздействий. При этом нельзя сказать, что СИЛК увеличивает урожай во много раз. Но он со-храняет тот урожай, который растение в состоянии дать, будучи сильным и здо-ровым – и отсюда прирост урожая, а часто просто его появление.

Даже в октябре мои томаты и огурцы живы, относительно здоровы и продол-жают поставлять на стол плоды, которых вполне хватает на еду и даже на кое-какие закрутки. Томаты хорошо перенесли фитофтору, а огурцы стойко выдержа-ли пероноспору и до сих пор плодоносят. Отличные были и яблоки: красивые, крупные. Так что СИЛК прочно вошел в мой небогатый арсенал защиты растений.

Сходным действием обладает Биостим. Подробно он описан в "Умном огоро-де". Заказать его можно у Ю. И. Слащинина – это он нашел изобретателя Биости-ма, Г. А. Протопопова и помог наладить производство препарата.

Последняя новость: создано еще несколько препаратов группы СИЛКа, и, ве-роятно, после окончания испытаний и проверок они появятся в продаже.

НУ, ЕСЛИ УЖ ТРАВИТЬ, ТО...

– Вишь, сосед, побрызгал я картошку, а тут – дождь. Как думаешь, сдохнет жук или не сдохнет?..

– Ну, сдохнуть-то, может, и не сдохнет... Но ведь и здоровья того уже ж не бу-дет!

Эта главка для тех, кто реально отказаться от химии не может. Я специально посоветовался со специалистами, которым могу доверять. Сам же я – не спец в химзащите: никогда этим не занимался и делать этого не умею. Поэтому здесь – информация, но не советы: ведь знание и умение – даже не родственники!

Курс "Химическая защита растений" мы изучали целый семестр (а может – всего семестр?..) Учебник, равно как и билеты – 140 ядохимикатов: формулы (они-то, Господи, зачем?!), синтез вещества (?!), действие, упаковка, разведение, техника, дозы, сроки, культуры и т. д.– наизусть. Спросите доцентов: чему вы ре-бят учили? – Защите растений! – Да ну? И как, хорошо защищают?.. Тут доценты не понимают, чего вы на них взъелись, и посылают вас куда подальше. А мы, если повезет, свои положенные три года бегаем за бригадиром, посылая подальше все учебники. Чтобы мы могли защитить урожай, нас нужно было весь сезон гонять по полям с лупой, сажать на машины, тыкать носом в расчеты факторов эффекта, заставлять заполнять баки и регулировать форсунки. Но это дорого и вредно для здоровья. Посему "Знание – сила!" Слово "умение" в аудиториях не встречается.

Один мой сокурсник – начальник региональной станции защиты растений, другой – агроном по защите в совхозе. Едем в автобусе, беседуем (дело происхо-дит в конце восьмидесятых). Первый, не скрывая горьких чувств, рассказывает, как растения защищают по-настоящему – он недавно из Франции. Картинка там такая. Ежедневно лаборанты отслеживают характер и численность вредителей. Все это, вместе с температурой, влажностью и давлением воздуха, погодой, на-правлением и силой ветра заносится в компьютер. Тот выдает день и час (!) само-го массового нашествия или самого эффективного удара, маршрут, дозу, объем, величину капель, давление рабочей жидкости и все прочее (средства защиты, в какой бокс сбросить использованную спецодежду и во сколько бригада может ид-ти пить пиво). Техника пошла – минимум яда, поражаемость 95%. У нас яды льют по максимуму – главное, фонды использовать! – а эффект не выше 30–40%. Фор-сунки не те – препарат сдуло, перед дождем обработал – смыло; опоздал на день – эффект вдвое ниже, на три дня – яйца уже отложены или личинка уже повзросле-ла. Опять же, склады забиты просроченными ядами. А их надо и хранить по-разному, и утилизировать разными способами! Яды должны быть четко класси-фицированы! Вот ты – агроном, ты на складе навел порядок?

Другой приятель, агроном, одарил первого взглядом, каким тертый ас разгля-дывает мечтательного салагу: "У меня весь склад старыми ядами забит. Надписей не разобрать. Классифицировать, конечно, можно. Яды бывают двух сортов: бан-ки и мешки".

Дачники, если найдут возможность, прыскают тем, что удалось достать, тогда когда есть время. Так что, в большинстве случаев, обработки носят выраженный ритуальный характер. Самые небесполезные – профилактические, осенние и ве-сенние обработки, а также летние обработки стимуляторами и внекорневые под-кормки – они, во всяком случае, не требуют точного соблюдения сроков. О них и упомяну в первую очередь.

ПРОФИЛАКТИКА КУРЧАВОСТИ И ПРОЧИХ ГРИБКОВЫХ БОЛЕЗНЕЙ. В ноябре и в марте, по набухшим почкам, хорошенько "облить" дерево, особенно молодые веточки, раствором медного купороса, не менее 5–6%, без извести. То есть: 0,5–0,6 кг купороса на ведро воды плюс ложка моющего средства. Меньшая концентрация уже не работает. В большинстве случаев я наблюдал хороший эф-фект такой обработки, но одна клиентка сообщила, что и это не помогло.

ПРИ ПОЯВЛЕНИИ МУЧНИСТЫХ РОС. Упомянутые в главе о клубнике ще-потки бора, марганца, меди, йода и железа, плюс чайная ложка мочевины на ведро воды, с прилипателем (моющее средство). Это ускоряет развитие новых листьев.

А вот что рекомендуют из ядов на ближайшие три года:

1. Против курчавости персика – ТОПСИН, ДЕЛАН.

2. Против грибковых болезней (мучнистые росы, фитофтора, пероноспора) – МИЦУ, ДИТАН. Против пероноспоры и милдью – РИДОМИЛ-МЦ.

3. Против колорадского жука – СОНЕТ, КАРАТЭ, ДЕЦИС. Против клещей, тли и белокрылки – ЗЕТА, МИТАК.

Обращаю ваше внимание на то, что: а) все эти препараты должны применяться не менее 2–3 раза в течение вегетации, что означает: на овощах – во время плодо-ношения. При этом: б) срок ожидания всех этих ядов (то есть время, в течение ко-торого яд разлагается на безвредные (безвредные ли?..) вещества) – 20–30 дней. То-есть месяц после обработки все ядовито. Помыть недостаточно, потому что большинство из этих ядов системные – проникают в растение и бьют вредителя

изнутри. Интересно, что срок ожидания, например, для Зеты, в теплицах пока-зан 3 дня, а в открытом грунте – 25–30 дней. Не могу это объяснить ничем, кроме как тем, что огурцы в теплицах собирают раз в два-три дня. Кроме того: в) нет ни-какой возможности ручаться за качество препарата. Обычно оно выдерживается только в первый год выпуска. Кроме того, вредители быстро приспосабливаются. Это хорошо заметно на примере ИНТАВИРА: два года назад он легко уничтожал тлю и даже щитовку, а сейчас и двойная доза не дает нужного эффекта. Наконец, г) как правило, препараты, объявленные безвредными, лет через 10–15 вносятся в списки канцерогенов (возбудителей рака), аллергенов и т. д.

Давно, что называется, нутром чую: есть простые, безвредные и доступные вещества, вроде стирального порошка, которые можно использовать для "тактич-ного" подавления численности вредителей. И вот нахожу подтверждение у био-динамистов! Они используют растительное масло и калийное мыло в качестве контактных (то есть, набрызгиваемых непосредственно на вредителя) инсектици-дов (ядов, убивающих насекомых). Мыло нужно именно калийное, дающее заод-но калийную подкормку. Большинство же моющих средств – натриевые мыла, и их не применяют, чтобы не засорять среду избытком натрия. Разводят 300 г мыла на ведро воды (3% раствор) и обрызгивают тлю, направляя струю снизу и с боков. Я пробовал использовать стиральный порошок – тля дохнет исправно, но нужно подобрать точную концентрацию, чтобы не страдали юные листики. Мне это пока не удалось – попробуйте сами. За точку отсчета возьмите 1%.

Масло используется оливковое, пищевое. Делается эмульсия – смесь мель-чайших капель масла и воды. Чтобы получить эмульсию, нужно смешать масло с теплой (35–40оС) водой и тщательно взболтать в закрытой емкости. Получается белая однородная жидкость. На литр добавляется пара столовых ложек спирта или полстакана водки. К сожалению, не указано, в каком соотношении смешивать масло и воду. Будем устанавливать опытным путем! Масло и спирт нарушают твердость покрова насекомых и забивают им дыхальца. Мыло обволакивает, про-никает в мельчайшие сочленения тела, вызывает потерю зрения. Думаю, что есть и другие подобные вещества. Выходит, что у нас куча возможностей жить со здо-ровыми растениями в чистой и здоровой среде!

Поэтому мое последнее слово: откажитесь от ядов. Создавайте, подобно био-динамистам, разнообразную среду для размножения естественных врагов, парази-тов, сдерживающих численность вредителей и болезней куда надежнее, чем хи-мия. Плюс повышайте мощь растений с помощью СИЛКа, органики, ЭМ-культуры и мульчи. И вы увидите: эпоха химзащиты – это наше страшное про-шлое.

.source memo.wdx .H 1 сад .H 2 а .H 3 а .H 4 а

М а л е н ь к а я г л а в а-п р о с л о й к а

КУЛИНАРИЯ ДЛЯ ЗАНЯТЫХ

Каждая жена должна помнить: обеды

будут вкусней, если готовить их реже.

В этом году пришлось почти все закрутки на зиму делать самому: Таня была в "длительной командировке" в Сочи. Вспомнил о том, что можно все облегчить и упростить, если захотеть. Покумекал, полистал журналы – действительно! И ре-шил поделиться. Вот как можно проще справляться с овощами и фруктами, чтобы зря не тратить времени.

ЕСЛИ НЕ ХВАТАЕТ БАЛЛОНОВ

Баллоны и двухлитровки в этом году "кусаются" – по 12 рублей, а то ли еще будет. Вспомнил совет знакомых, и решил, что соки лучше закручивать в пласти-ковые бутылки. Но думаю, что от кратковременного нагревания они делают сок ядовитым - на вкус, во всяком случае, ничего не заметно. Но, конечно, настаивать на этом не буду. А делаю это так.

В баке кипит сок, на полу – чан с холодной водой; немного водки в чашке, еще – в бутылке. Ополаскиваем чистую бутылку водкой, крышку – в чашку с вод-кой. Бутылку погружаем в воду и через воронку большой кружкой льем сок. До-ливаем прямо через верх и закручиваем. Бутылка остается плавать. Когда в чане накопится несколько бутылок, я быстро переношу их под проточную воду.

НЕ НУЖНО МЯТЬ КАПУСТУ

Это кто-то из соседей научил. Разводим рассол "на яйцо". Шинкованную ка-пусту берем, обмакиваем в рассол, даем стечь и кладем в бак. Наложили полный – сверху кладем гнет. Капуста сама уплотняется и получается хрустящей и вкусной. Позже ее

раскладываем в банки для более длительного хранения, а можно и так есть.

БАНКИ ПРОКАЛИВАТЬ НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО

Алкоголь в малых дозах безвреден в любом количестве.

Обычно банки прокаливают в духовке или пропаривают. Заложив овощи, трижды заливают кипящим рассолом и сливают обратно. Я упростил и то, и дру-гое.

Вымытые банки и крышки достаточно хорошо ополоснуть водкой или спир-том. Ополаскиваю, сливаю и оставляю под крышкой.

Приправы кладу в дуршлаг и купаю секунд 10–15 в кипятке – в баке вода ки-пит. Конечно, базилик, петрушку и прочие листики – просто окунаю. Овощи на-кладываю в три порции, так же искупав каждую порцию в кипятке. Соль, лимонку и сахар кладу сверху – чтоб "круче заварились". Заливаю кипятком и закручиваю прокипяченной крышкой. Одна банка из десяти взлетела. Видимо, очень спешил и халтурил.

Икра овощная моментальная: возьмите по полкило помидоров, огурцов, пер-цев и кабачков, добавьте соль, уксус, масло и съешьте все, тщательно пережевы-вая. Через час икра готова.

ПРОСТАЯ СТЕРИЛИЗАЦИЯ

Смотрю, как Таня банки "по горло" в воде стерилизует, и протестую внутри себя, жди, пока нагреется, чуть не полдня, и не дай Бог банку наклонить. Сложно! Уставил банками дно (конечно, не прямо на дно – на подставочки), крышками на-крыл, воды налил на три пальца – и под крышку. Пар – те же 100о, и стерилизует не хуже воды. Покипело минут двадцать – полчаса – закатываю, не снимая крыш-ки.

ОГУРЦЫ ПО-РУССКИ

Огурцы меня просто повергли в шок: паришь, кипятишь – взлетают, а тут про-сто заливают водой из-под крана – стоят, как влитые!

В чистый баллон кладем побольше приправ: хрен, чеснок, укроп, горький пе-рец – до четверти банки. Любишь потверже – клади хрен, поострее – перец. А можно и вообще не класть ничего. Мытые огурчики – туда же.

Заливаем холодным рассолом – столовая ложка на литр. И оставляем под крышечкой на четыре дня – киснут. Прошло четыре дня – сливаем рассол, доста-ем огурцы, ополаскиваем муть со специй, огурцы моем, укладываем обратно, за-ливаем водой из-под крана и закатываем. Вон, стоят. На пятый день муть исчезла – и все. Чего-то мы не понимаем, братцы!.. Господи, вразуми!

И процесс пищеварения может быть творческим!

Г л а в а п о с л е д н я я

САДОВЫЙ ДИЗАЙН В ДАЧНОМ СТИЛЕ

Дилетант (итал.) – охотник, любитель, человек, занимающийся музыкой, ис-кусством, художеством не по промыслу, а по склонности, по охоте, для забавы.

В. И. Даль

В садовом дизайне+, как и в любом искусстве, масса стилей: садик классиче-ский, архитектурные, альпийские, модерн, в японском стиле, в деревенском стиле и т. д. "Дачный стиль" – конечно, шутка. Просто, зная о том, что именно на красо-ту дачнику всегда не хватает времени, я решил поделиться опытом облагоражива-ния участка самыми дешевыми и "ленивыми" способами. К счастью, и здесь об-наружилось, что уменьшение трудового вмешательства может сделать участок не менее, а более красивым – если прибавить немного понимания жизни растений. Эта глава – опыт лентяя и рассуждения дилетанта на тему привлекательности не-большого приусадебного сада.

МИНИМАЛЬНО РУКОТВОРНАЯ КРАСОТА

Как ни крути, самые прекрасные образцы растительного дизайна демонстри-рует нам абсолютно нерукотворная природа. Восхищаясь чудесными парками и садами, мы чувствуем, что это – лишь попытка воссоздать природное совершен-ство. И все художественные приемы, если вглядеться, взяты у природы же. Одна-ко искусство по сути – общение, и мастер использует эти приемы, для выражения себя, своего миропонимания и настроения. Поэтому природа переделывается, подправляется, изменяется каждым художником на свой манер. Тут, как и почти во всем, Запад и Восток пошли разными путями.

Европейцы привносят в природу нечто свое, рациональное, символическое. Растение пытаются сделать чем-то другим: архитектурным элементом, геометри-ческой фигурой, животным, скульптурной формой. То же и в планировке: прямые линии, орнаменты, симметрия, плюс элементы декора: беседки, мостики, дорожки и сооружения – все это часто несет, так сказать, неприродно-декоративный харак-тер. С помощью природы европеец пытается воссоздать милые сердцу город, дом и атрибуты быта. Сад здесь должен создавать ощущение уюта и радовать формой и красками.

Для японца природа и есть Бог; и сам он, и дом его – частица Бога. Язык при-роды – божественный язык, и ценности творений искусства для японца тем выше, чем тоньше отражают они дух и форму природы. Японские садовники ни на йоту не отходят от естественных элементов и форм ландшафта. Наоборот, они еще бо-лее уточняют, обостряют эту естественность. При этом отдельные элементы соче-таются так, что их индивидуальность воспринимается еще более остро, но, в то же время, и их гармония становится еще более осязаемой. Как отдельные элементы, так и сочетания их несут определенный, усиленный художником смысл и на-строение, и вся композиция представляет собой емкий смысловой образ. Япон-ский сад не предназначен для уютного кайфа. Напротив, он настраивает на глубо-кое самосозерцание и размышления, помогает прочувствовать гармонию сущего, утвердить в ней свое место. Вот корявый, растресканный стволик бонсаи, согбен-ный под тяжестью искусственных лет, созданных рукой мастера. Корни обнажены и морщинисты, как иссохшие пальцы старика. Несколько листиков, и на тонкой веточке – три неожиданных, юных цветка: на белоснежных лепестках – капельки росы. Я не знаю, можно ли проще и ярче выразить мысль о неумолимости време-ни, ностальгию по юности и веру в будущее. Признаюсь, этот язык мне ближе и понятнее, чем язык европейского искусства.

Однако и восточные, и западные садовники вкладывают в свои произведения массу мастерства, сил и времени. Поэтому нам не подходит ни то, и это. Обратим-ся к истоку – пойдем в лес, в поле, в горы. Кажется, я обнаружил то, что делает природу для нас красивой. И "это" легко "перетащить" на нашу дачу.

Вот лес – темная стена, куда ни глянь. И вдруг – алое пятно боярышника: ух ты! А вот поляна. Ничего особенного, пока не нарисуется на поляне островок из кустов шиповника: красиво... А вот лесистые склоны, смотреть не на что, а тут скальный кряж белеет: здорово! Одно дело – просто луг, и совсем другое – если на нем копенка или стожок. А какой восторг, находившись по лесу, выйти вдруг к озерку! Или, гребя по широкой реке, наоборот, наткнуться за излучиной на не-большой лесистый остров. В пустыне очень красив оазис. Но его вы не заметили бы в джунглях. Там радует глаз песчаная отмель реки.

Даже бродя по полям из одних драгоценных камней, мы были бы рады встре-тить скалу из обычного гранита, и именно это место сфотографировали бы.

Я долго не мог понять, почему мои походные слайды не возбуждают в друзь-ях яркие чувства. Смотрите, этот камень – единственный на всей поляне! А вот момент: шли-шли, и наконец, – река! Стоп. Все дело в этих "наконец" и "вдруг". Они же там не были, им не с чем сравнить! Река после дневного перехода по лесу – одно, а та же река после трех дней стоянки на ее берегу – совсем другое. А фо-тоаппарату все едино – он не понимает, в каком настроении ты за него хватаешь-ся: река она и есть река. Сколько лет надо бродить, сколько пленки извести, чтобы научиться снимать то, что красиво не от неожиданности и не потому, что именно тебе понравилось, а само по себе! Оказывается, в природе нам красиво все непо-хожее, отличающееся, неожиданное. Красивый вид содержит различия, контра-сты. Разные детали выделяют и подчеркивают друг друга. Совсем хорошо, если они при этом расположены так, что уравновешиваются, воспринимаются одним целым. Но главное – контраст. Если он есть, снимок интересен сам по себе. Если нет, он и для вас скоро перестанет "звучать".

И лесные картинки, и парки Запада, и сады Востока звучат благодаря контра-стному фону: ровной, однотонной и плоской дернине газона.

ГАЗОН ИЗ СОРНЯКОВ

– Куда с тяпкой-то?

– Огород полоть. Посеял махорочку, а там

помидоры, чтоб им, полезли!

Для приверженца чистой почвы газон – просто сорняки. Для него и ландыш – сорняк, если на участок залез. А для меня сорняк – только то, что растет не на своем месте. Вот вплотную к грядке растут кущи пырея – не-а, не сорняк! А вот в грядку один стебелек залез – ну, формально сорняк. А в грядку залезть трудно: она бордюром огорожена. И все, что снаружи, я регулярно кошу ручной косилкой – триммером. Вот и выходит, что этот пырей уже не сорняк, а газон. А грядок со-всем немного, да все они мульчированные. Потому и нет у меня проблем с сорня-ками: они приручены и разжалованы в почвопокровные растения.

Еще раз повторю: сорняки и луговые травы – антиподы. Первые могут жить только на обрабатываемой почве. Вторые – только на подкашиваемом участке. Сорняки же подкоса не переносят. Поэтому в режиме частого подкоса бурьян бы-стро превращается в луговую дернину. Происходит этот прямо на глазах.

Вот весною вылез ковер сорняков. Подождав, когда они встанут сантиметров на 15–20, втыкаю в розетку триммер и скашиваю это сочное великолепие. Рост сорняков задерживается, а рост однодольных луговых трав, которых тут тоже взошло достаточно, стимулируется: их точки роста находятся ниже уровня почвы, и никакое укорачивание им не страшно. Через пару недель сорняк дал боковые веточки, да и травы поднялись. Опять срезаем все общество. Сорняк снова в но-кауте, а многие травы, чем больше стрижешь, тем больше начинают давать боко-вых побегов – отпрысков. Их ряды густеют, и они даже начинают собираться не-большими группами, уже чувствуя, что наступают новые времена

В июне сорняки дают еще более мелкие веточки, а травы колосятся, пользуясь случаем дать семена. Рано, милые! Враг еще силен. Делаем еще покос. Сорняки поняли: их время проходит, и начали вжиматься в почву, их веточки буквально стелятся по земле. После очередного подкоса трава берет ситуацию под контроль. В августе, дважды потеряв свои привычно высокие метелочки-соцветия, травы выбрасывают совсем низкие колоски-метелки. Эти уже можно оставить: они зре-ют очень быстро. Обычно в это время я не кошу недели три, а то и месяц: "рево-люция" уже свершилась, и сорняк отброшен назад окончательно. Лужок уже вполне благообразен: трав и низеньких, пушистых, уже почвопокровных много-летних примерно поровну. На следующий год, после 5–6 подкосов, сорняки почти исчезнут, а на замену им придут одуванчики, медуница, вероника, клевер, а где часто ходят – подорожник и спорыш (горец птичий – "газон" деревенских улиц). И это уже – нормальный парковый, или разнотравный, газон, радующий глаз и отлично укрывающий почву от засухи. Все, что нужно для его создания – частый подкос.

О триммерах

Идеальный инструмент для частого подкоса в небольшом саду – триммер, или, по каталогам, турботриммер (дословный перевод: крутящийся ровнятель). Машинки эти изобретены лет 25–30 назад и есть в каждом европейском доме (как у нас – лопата). Сейчас они довольно дороги, но, обзаведясь этой машинкой, я третий год легко и с увлечением обустраиваю свой палисадник, всякий раз поми-ная добром ее изобретателя. Именно триммер изменил мое отношение к своему участку. Я давно знал о пользе подкосов, но коса или серп – не решение пробле-мы. А взяв триммер и увидев, как весело разлетается из-под турбинки трава, я сразу понял: теперь и у меня будет маленький парк!

Триммер весит 2,5–4 кг, удобно лежит в руках и совсем не утомляет. Его ре-жущая часть – капроновая леска, и он совершенно безопасен: ребенку можно до-верить. Захват – 30 см, углы наклона фрезы и длина рукоятки регулируются. Уни-кальность триммера в том, что им можно косить между кустами, в канавах, можно выкосить под табуреткой, не сдвигая ее с места. Все скошенное частично измель-чает, и траву не нужно убирать. Работать триммером – большое удовольствие. Купить его в любом случае стоит. Если решитесь – вот вам мои советы "впрок".

Первое: можно брать любые триммеры Европы и США, но лучше не брать машинки "желтой сборки" – Китай, Тайвань: они недолговечны.

Второе: лучше доплатить, но взять триммер мощностью 300–400 ватт, чем сэ-кономить и купить 200-ваттный. Последний годится только для сеянного газона, тогда как первые справляются и с дикими травянистыми зарослями. У меня "Ви-кинг-400", и с его мощностью я могу косить травостой любого состава и высотой до 30–40 см, если стебли еще не огрубели, то есть в мае-июне. С трудом осилив покос такой "целины", триммер потом легко разметает все, что растет здесь, дальше.

Третье (на всякий случай – вдруг не показали в магазине): для удлинения лес-ки практически у всех триммеров не нужно открывать барабан. Достаточно на-жать на его серединку или что-нибудь в этом роде.

Четвертое: разобрать барабан и намотать новую леску – не проблема. Я не по-купаю запасных триммерных катушек, а покупаю только леску, что многократно дешевле.

Пятое: возникает соблазн заменить леску чем-то более долговечным. Ничего не получается – пробовал! Самый оптимальный материал – капроновая или ней-лоновая леска не тоньше 0,8 (быстро изнашивается), не толще 1,5 (вызывает виб-рацию и сильный перегрев двигателя).

Конечно, не обязательно покупать специальные удлинители – годится любой двойной провод типа "полевика" (шнур связистов). И последнее: триммеры легко разбираются, и лучше их перебирать и смазывать раз в год.

Любителей посевного газона хочется предостеречь: не любые импортные се-мена себя оправдывают. До сих пор можно встретить в продаже семена некото-рых сортов Райграса, предназначенных для трудоемких партерных газонов, тре-бующих дорогой подготовки почвы и чуть ли не ежедневного ухода. Многие из этих райграсов не переносят засухи и могут вымерзнуть зимой. Покупая семена, детально выясните качества травы. Более неприхотливы смеси из полевицы, мят-лика, овсяницы, гребника. Но есть травы просто идеальные для покрытия дач.

ПОБЕГОНОСНЫЕ И ПОЛЗУЧИЕ

Как будто специально для нас, вечно занятых и безденежных, природа создала травы, растущие не ввысь, а вширь. Я знаю две: полевица побегоносная и мятлик ползучий (или отпрысковый). Высота кустиков – 10 см, и все лето они, как земля-ника, дают "усы", которые тут же укореняются и дают новые отпрыски. Один крошечный кустик или отпрыск, посаженный и политый, за лето укрывает мяг-ким, пушистым ковром четверть квадратного метра. На любом разветвлении тра-вы – крошечный узелок, вздутие. Отсюда могут появиться корни и молодой лис-тик даже тогда, когда трава уже высохла в сено. Можно взять клок травы, мелко порубить, посеять, чуть присыпать – буквально на полсантиметра – и начать по-ливать.

Через месяц получится зеленый коврик. Так разводят и продают газон японцы.

Эти травки почти не требуют подкоса – ну, разве только для красоты подров-нять. Ковры образуют многослойные, мягкие, пушистые – ходи, сиди, лежи! Поч-ва под ними рыхлится и оживает совершенно замечательно – лучшей мульчи не найдешь! Все, что им нужно - редкий полив. В засуху могут выгореть, высохнуть и пожелтеть, но стоит пройти дождям, как перед нами снова нежный, светло-зеленый ковер, на который так и тянет присесть. И никакой мороз ему не страшен.

К счастью, побегоносной полевицы уже довольно много на дачах. Если уви-дите нечто совсем нежное, светло-зеленое, пушистое – подойдите ближе. Если есть длинные ползучие стебельки, покрытые кустиками по всей длине – это она. Рвите клок, режьте на отдельные кустики и сажайте через полметра. Продаются и семена. Но если не написано, что это побегоносная полевица – значит, не она, что бы ни утверждал торговец. Семена побегоносной полевицы трудно спутать с дру-гими газонными: они в несколько раз мельче – по 1–2 мм длиной.

Ну, теперь представьте себе, что лучше в качестве фона: газон или копанная земля? К тому же он почву укрывает. На нем сорняки не растут. В дождь он не пачкает ног, а в сушь – не пылит! Вот так и окупается триммер с лихвой.

Газон однотонен. В противовес ему, другие растения – разные. Поэтому одно-тонность газона подчеркивает все, что мы видим на его фоне: другие цвета, от-тенки, фактуру зарослей и крон. Но еще более контрастно то, что газон образует ровную поверхность. Поэтому цветки начинают особенно "звучать" на фоне под-кошенного газона. Так на фоне выровненного щебня "звучат" каменные глыбы, так коряга "звучит" на гладком песчаном плесе.

Однако цветники тоже разные бывают. Те, что встречаются чаще всего, вряд ли украсят газон, а ухода требуют, как грядки. А нам нужно – наоборот!

ЗАПЛАТКИ И ПУГОВКИ

Не будь в природе цвета, все ходили бы в

одноцветных одеяниях.

К. Прутков

Чаще всего цветники устраивают так: вскапывают целый участок в четверть сотки, а то и больше, и засаживают его цветами сплошь – как картошкой. Конеч-но, все лето тут борются с сорняками и засухой, и получается разноцветная рос-сыпь цветков на фоне серой земли. Сами цветы друг для друга – плохой фон: в пестроте все они теряют индивидуальность. Земля для них – фон еще хуже. Такой цветник хорош только при взгляде издали, когда он превращается в яркое пятно. И газон его дополняет только издали. Большие клумбы – элемент больших парков и скверов. А у нас – все вплотную.

Берем описанный цветник и вносим коррективы.

1. Цветы, рассеянные по всей площади, сжимаем в две-три отдельные плот-ные кучки. Яркость кучек повышается, земляной фон исчезает, и остается масса "лишней" земли – две трети, не меньше. Отлично – за ней не придется ухаживать!

2. Освободившуюся землю превращаем, естественно, в газон. Теперь мы име-ем фон для упомянутых кучек, и "они начинают понимать", для чего вообще тут цветут. Получаются яркие заплатки не просто "на теле", а на красивой ткани.

3. Еще подарок занятым и ленивым: однолетние цветы по возможности заме-няем многолетними. Они сами каждый год вылезают на своем положенном месте и без всяких посевов и прополок радуют нас своим мощным великолепием. Взяв такую генеральную линию, мы с женой стали жить веселее: а) отпадает масса лишней работы по посеву и уходу за цветниками; б) мы с интересом открываем для себя новые растения; в) многолетники прекрасно коллекционируются. Они не изменяют свойств, прекрасно размножаются делением кустов; г) они прекрасны; например, коллекция ирисов или лилий – настоящая отрада для глаз; д) многие из них сильнорослы и служат основой или центром композиции. Наконец, е) они не запрещают сеять и любимые однолетнички, которые гораздо проще подобрать, когда уже знаешь: вот тут – кусты люпина, а здесь – пятно аквилегий. Ясно, сюда можно посеять настурцию, но уж никак не хатьму (лаватера). Ах да, есть еще ж) меньше приходится расстраиваться из-за того, что купил одно, а выросло другое!

Получились "заплатки" не просто цветные, а еще и объемные, выпуклые. Уже есть на что посмотреть! Но вот беда: газон лезет в цветничок, начинается борьба, появляются тяпка, лопата, и газон незаметно отступает, страдает. Нужно избежать этой суеты и еще больше выделить цветники на фоне газона.

4. Ограничиваем цветничок бордюром и заполняем эту "емкость" перегноем или землей. Цветничок поднят над поверхностью совсем чуть-чуть, но даже если его сплошь засадить совершенно плоским, почвопокровным очитком (седум), это уже будет самостоятельный декоративный элемент. В качестве бордюра подойдут кирпичи, камни, черепица, поленья, "плетень" из прутьев. Такие "пуговки" без проблем обкашиваются триммером, держат влагу, создают под собой в почве глу-бокую структуру и требуют минимум сил – просто потому, что маленькие.

"Пуговки" могут быть округлыми, бесформенными или вытянутыми вдоль стен и заборов. В них могут сидеть деревца, лианы и даже овощи; их могут отте-нять большие камни, декоративные кусты или что-то скульптурное; хорошо в них смотрятся кусты роз. Можно подобрать "соседей" по срокам цветения так, чтобы одни цвели вслед за другими. Все это уже легко, интересно и идет своим чередом, если устроена основная схема и поддерживается ее основа – газон.

Теперь единственное, что может омрачать вид, – это старые стены, некраси-вые заборы, мусор и стволы погибших деревьев. Эти "элементы" можно, наобо-рот, замаскировать и скрыть с помощью вьющихся растений.

ЦВЕТНАЯ МАСКИРОВКА

Беседка – встречка с интересным человечком

в садике, скверике, парчике.

Декоративные тыквочки, лагенарии+, люффа (мочалка), разные виды и сорта плетистой фасоли – от декоративной фиолетовой до вигны+, а также вьюнки – конвульвулюс, ипомея, тунбергия, кобея (все это вы увидите на пакетиках с семе-нами) – совершенно беспроблемные растения: неприхотливы, сильнорослы, деко-ративны и достаточно дешевы и доступны. Чтобы превратить их в зеленую стену или пирамиду, нужны две вещи: а) веревочки или проволока для оплетания; б) влага в почве у корней, то есть эпизодический полив или мульча.

Вьюнки и ипомеи, а также и фасоль, достигают полной декоративности в ав-густе; они полностью осваивают опоры и образуют перепутанные космы наверху, развивая многочисленные

боковые побеги. Пять кустов, поднявшись по стене, могут к концу лета совер-шенно заплести фронтон + дома. Если вы хотите закрыть стену, нужно, кроме вертикальных шпагатов, протянуть 2–3 горизонтальных и прищипывать лианы по достижении этих "этажей". Иначе они, не ветвясь, заберутся наверх и вся "куща" окажется под крышей. Сеять их нужно через каждые 30–40 см.

Декоративные тыквочки – другое дело. Они, при наличии влажного перегноя в корнях, плетутся и плодоносят практически до заморозков, при возможности за-бираясь на деревья, карабкаясь под крышами и по заборам. Плети их достигают десятка метров, и от дождей рост их усиливается. Можно, конечно, пустить на каркас и обычные тыквы, но их плоды падают, набрав 3–4 кг и не созрев. Поэтому большая часть декоративного эффекта теряется. Совсем иное дело – мелкоплод-ные тыквы: лагенарии ("змеевидные" тыквы длиной до 1,5 м), мускатные и фиго-листные, "мячики", "кувшины", шлемовидные (или чалмовидные). Все они в мо-лочной зрелости съедобные и вкуснее кабачков – пока шкурка протыкается ног-тем, можно есть. А в полной зрелости плоды окрашиваются и уподобляются экзо-тическим "елочным игрушкам", создавая ощущение настоящего праздника жизни. А огромные желтые цветки выполняют роль гирлянд. Плети тыкв лучше прищи-пывать хотя бы раз в месяц, иначе вам придется по осени выпутывать из их "объя-тий" чуть не полдачи.

Я не буду останавливаться на винограде, кампсисе (длинные оранжевые "ко-локольчики"), глицинии (нежно-лиловые пахучие "сосульки" в начале лета), ка-прифоли (вьющаяся жимолость – загнутые вверх "ресницы" лепестков и торчащие далеко вперед изящные тычинки), клематисах и прочих многолетних лианах – их достоинства не требуют комментариев. Я сам с удовольствием собираю их. На-пример, в этом году удалось укоренить черенки клематисов, и уже хочется со-брать коллекцию. Все эти лианы прекрасно поддаются прищипке и формировке, годятся для стен, пергол + и беседок. Все лето они хорошо черенкуются молоды-ми побегами.

* * *

Таков мой способ украшать участок. Частым подкосом создается разнотрав-ный газон. По нему разбрасываются маленькие приподнятые цветнички и камен-ные клумбочки – рокарии. Деревья, стены и заборы стараюсь закрывать лианами. Все, что я делаю летом, – кошу триммером и иногда поливаю. С каждым годом коллекция растений пополняется, и цветники выглядят все лучше.

Так же постепенно, не сразу, пополняется слой перегноя в грядках, приобре-тают форму и заплодушиваются деревья, возникают шпалеры. И хоть я совсем не тороплюсь, каждое лето участок очень заметно отличается от прошлогоднего. Это радует, и заставляет строить новые планы, и невольно побуждает учиться тому, чего не умел раньше.

Теперь я знаю: не природа ограничивает наши возможности, а только мы са-ми. Наверное, именно эту мысль я и пытался выразить с самых первых страниц, и, может быть, это – главное из всех знаний о саде.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

1. Один только наш край – такой кладезь умного садоводства, что хватит на соответствующую энциклопедию как минимум европейского масштаба. Вот толь-ко разыскать все это – жизни не хватит. Я продолжаю эти поиски и буду благода-рен за любой опыт и информацию о новых продуктивных растениях и умных спо-собах садоводства и огородничества. Адрес для писем: 353245, станица Азовская Северского р-на Краснодарского края. Подчеркиваю: этот адрес – только для пи-сем. Лично прошу без предварительной договоренности не приезжать – дома бы-ваю редко. Конверт с обратным адресом будет означать, что я должен ответить. Напоминаю: 62-29-53 – мой диспетчер в Краснодаре, отвечающий на звонки в ра-бочее время.

2. Чтобы идея умного сада имела практический выход, привожу координаты тех, кто может быть полезен ищущим садоводам.

Юрий Иванович Слащинин – человек, создавший неформальное общество "Народный опыт", издающий журнал для разумных садоводов-огородников "Жизнь земная", автор брошюры "20 мешков картошки с одной сотки" и распро-странитель индуктора "Биостим": 344039, Ростов-на-Дону, а/я 6560, Слащинину Юрию Ивановичу. На все перечисленное можно подписаться и сделать заказ.

ПЛОСКОРЕЗЫ ФОКИНА высылает сам изобретатель: 601254, Владимирская область, Судогодский район, пос. Муромцево, Фокину Владимиру Васильевичу.

Информация об ЭМ-препарате: 33-80-82, 33-42-01, 62-54-10.

По поводу колонновидных яблонь можно позвонить в хозяйство Михаила Монахоса: 8-231-3-24-61.

С виноградарем Петром Пантелеевичем Радчевским можно связаться по рабо-чему телефону 56-60-57, а живет он в Елизаветинской, проезд Молодежный, 3.

О кишмишах можно узнать, позвонив Юрию Ивановичу Божко: 62-61-31.

Самый широкий и надежный выбор саженцев и любого посадочного материа-ла, я думаю, в Садовом центре, в НИИ садоводства и виноградарства, ул. 40 лет Победы, 39. Позвонить туда можно по телефону 53-70-98.

О СИЛКЕ подробнее расскажут: Борис Николаевич Жук (56-59-46), Владимир Афанасьевич Пуминов, директор фирмы "АгроСилк" (58-73-01).

Напоследок о себе. Книги "Умный огород" и "Умный сад в подробностях" продаются в магазинах "Советской Кубани" (ул. Рашпилевская – Колхозный ры-нок), в "Садовом центре" (40 лет Победы, 39), в "Подписных изданиях" и "Коло-се" на Красной. По телефону 62-29-53, строго в рабочее время, вы можете оста-вить сообщение, если хотите исправить или сформировать целый сад. Отдельны-ми деревьями я не занимаюсь и консультации по телефону давать не имею воз-можности. Указанный телефон может измениться летом 2000 года. Следите за объявлениями в газетах. А мой адрес в Интернет – kurdyum @ mail. ru.

Рассмотрю любые предложения о сотрудничестве.

ТОЛКОВЫЙ СЛОВАРИК

Специалист подобен флюсу: полнота его односторонняя.

К. Прутков

АБЛАКТИРОВКА – две веточки надстругивают прямо, не срезая, приклады-вают срез к срезу и приматывают. Скоро веточки срастаются общей корой.

АКТИНИДИЯ – плодовая лиана. Растения женские и мужские (двудомность). У нас известны дальневосточная актинидия Коломикта и актинидия новозеланд-ская – киви.

АНТИПКА – вишня душистая, или магалебская. Похожа на черемуху, особен-но ягоды. Подвой для вишен и черешен.

БОРОЗДОВАНИЕ – прорезание коры с целью образования новых тканей.

БУКЕТНЫЕ ВЕТОЧКИ – плодушки, несущие целые кучки цветочных почек, до 12 шт.

ВЕГЕТАЦИЯ – процесс и период роста тела растения.

ВИГНА – коровий горох. Часто называют африканской фасолью. У нас выра-щивают спаржевую разновидность с длинными, до метра, безволокнистыми стручками.

ВОЛЧКИ – мощные вертикальные побеги, появляющиеся из старых суков, ес-ли те отмирают или обрезаны.

ГЕНОТИП – типичный, характерный для вида набор генов.

ГИБРИД – комбинация генов двух родителей. Конкретная, разовая комбина-ция. Даже у одних родителей все комбинации разные – как, например, у нас: мы все – гибриды. Если долго скрещивать гибрид с самим собой, то, теоретически, потомство все станет одинаковым – это и есть сорт.

ГЛАЗОК – бывшая пазушная почка. Почка в пазухе (под черешком) листа, прошедшая летний цикл развития. Теперь она может дать и побег.

ГУМИ – лох многоцветковый. Окультуривается сахалинскими садоводами. Там, и в южной Сибири плоды сладкие, с вишню. У нас плодов еще не встречал, хотя кусты растут у многих любителей.

ДИЗАЙН, садовый дизайн – садово-декоративное искусство. В переводе с английского: замысел, проект, узор.

ДУСЕН – французская разновидность райской яблони, кустовое видоизмене-ние, подвой, придающий яблоням карликовость.

ЖЕРДЕЛА – под этим названием, видимо, понимают сеянцы абрикосов, даю-щие мелкоплодную, колючую разновидность, распространенную на Кубани.

ЗАВИСИМОСТЬ – неосознаваемая эмоциональная тяга или, наоборот, оттор-жение. Эмоциональная реакция, которой вы не управляете, а которая сама вами управляет. Вы не понимаете, откуда она, и не можете ее прекратить. В основе за-висимости – память тела о пережитой боли, давно забытой вами. Тело узнает при-знаки того, кто (что) причинил боль, или признаки того, кто (что) от нее спас (по-жалел, посочувствовал). Отсюда антипатии и влюбленности.

"ЗОЛОТО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ" – фекалии, человеческий "навоз". Почему-то мы его сейчас очень стесняемся, а раньше его весьма ценили. Очевидно, мы напу-ганы страшилкой о вездесущих "яйцеглистах". Непонятно, чего их бояться – ведь и моем овощи, и варим, и жарим. Да и цивилизованный мир фекалии весьма на полях использует – и ничего. Надо просто научиться их компостировать.

ИРРИГАЦИЯ АТМОСФЕРНАЯ – выпадение капель воды на стенках почвен-ных каналов, когда воздух горячее почвы. В пахатной почве не происходит ввиду отсутствия каналов.

КАЛОРИЙНАЯ ТЕОРИЯ – человек, как двигатель, извлекает энергию для жизни только из топлива (продуктов), причем энергии в них столько же, сколько тепла выделяется при их сгорании. Теория не может дать ответ на простой

ПЕРМАКУЛЬТУРА, перманентная культура – движение по возрождению природных способов сожительства с растениями и животными. Перманентный – значит вечно продолжающийся, постоянно длящийся.

ПЕРИОДИЧНОСТЬ – после обильного урожая плодушки недоразвиваются, и на следующий год дерево дает отдельные плоды, "отдыхает". Периодичность не-обязательна. Если регулировать количество плодов, удерживать крону от зараста-ния и давать под осень обильный полив и подкормки, ее можно избежать.

ПОДВОЙ – то, на что прививают.

ПОМОЛОГИЯ – наука о разнообразии сортов. Поскольку разнообразие бес-конечно, непонятно, зачем нужна помология? Хороший пример рекламной науки, обеспечивающей статус и сбыт, в данном случае, продукции питомников и селек-ционных учреждений.

ПОРОСЛЬ – здесь: побеги, вырастающие вокруг среза, на замену удаленному суку.

ПРИВОЙ – то, что прививается.

ПРИДАТОЧНЫЕ ПОЧКИ – маленькие почечки по бокам от основной. Про-буждаются, если срезать основную почку.

РАЗУМ – здесь: сам человек, который может направлять внимание, оценивать, намереваться и решать, и его аналитический ум, который занимается расчетами наилучшего выживания, то есть улучшением жизни для себя и вокруг себя.

РАЙКА, райская яблоня, парадизки – кустовая разновидность яблони. Карли-ковый подвой для яблонь.

РАЙОНИРОВАННЫЙ – прошедший программу сортоиспытания и получив-ший об этом сертификат для данной местности. Думаю, иногда второе было важ-нее первого.

РЕЗУЛЬТАТ – здесь: то, что и хотели получить. Результат или есть или нет. Это – цель разумных действий и их прямое следствие.

САМОБЕСПОДНОСТЬ – когда от собственной пыльцы плоды не завязывают-ся.

САМООПРЕДЕЛЕННОСТЬ – здесь: свобода и ответственность самому ре-шать за себя. Обычно мы самоопределенны только в отдельных сферах жизни – там, где можем быть причиной. Разумный человек самоопределен во многих ас-пектах. Совершенно разумный – во всем.

СВОБОДОРОСЛЫЕ – деревья, которым не придается определенная форма.

СЕМЕЧКОВЫЕ – яблони, груши, айва, боярышник, рябина, мушмула.

СЕМЯДОЛИ – половинки семечек, которые раскрываются и становятся пер-выми, семядольными листочками всхода. В них – запас питания для начала роста.

СИМБИОЗ – взаимовыгодное сожительство двух относительно независимых партнеров.

СОЗДАВАТЬ – здесь: быть причиной существования чего-то. Реально сущест-вует только то, что создается. То, что перестали создавать, исчезает.

СОМАТИЧЕСКИЙ – не связанный с половым процессом. Соматический гиб-рид – ветка, получившая новые признаки от сживления с другой веткой (привив-ка).

СТРУКТУРА почвы естественная – система каналов корней, ходов червей и насекомых, не нарушаемая столетиями и обеспечивающая дыхание и жизнь поч-вы.

СУМКА ПЛОДОВАЯ – раздутая часть плодовой ветки, из которой растет и плод, и часто новые побеги.

ТОКСИНЫ – яды органического происхождения от микробов, змей, насеко-мых и т. д.

ТОЧКА РОСТА – разворачивающийся и растущий кончик побега.

ТРИММЕР – ручная косилка малого захвата.

ТРУТОВИК – гриб, питающийся живой древесиной.

ФОРМОВКА – придание определенной формы.

ФОРМИРОВКА – здесь: регулярное упорядочивание и уменьшение кроны де-рева.

ХЕНОМЕЛЕС японская – айва японская. Кустарник с красными цветками и пахучими плодиками. Декоративные формы цветут и желтым, и розовым, и мали-новым.

ХИМЕРА – здесь: существо, собравшее черты многих других существ.

ЦЕДОНИЯ – если не ошибаюсь с названием, айва китайская. Похожа на хено-мелес, но куст высокий, а плоды крупные и пахнут совершенно парфюмерно.

ЧЕРЕНОК – здесь: и уже готовый кусочек побега, и сам срезанный с дерева побег.

ШЕЙКА КОРНЕВАЯ – место между корнями и началом ствола. Для корне-собственных и бесштамбовых растений – условность.

ШИП – концевая часть побега с удаленными почками, оставленная для под-вязки нового побега, чтобы выпрямить его. Осенью удаляется.

ШИФФЕРДИЯ – разновидность лоха с красными вкусными ягодами. Сильно-росл и урожаен, но на Кубани периодически вымерзает.

ШРЕДЕР Рихард Иванович – светило русского садоводства, около сорока лет – преподаватель Петровской академии (бывшая Тимирязевка) и директор акаде-мического парка и питомника. Парк до сих пор великолепен.

ШПАЛЕРА – конструкция для привязки растений, обычно сделанная в одной плоскости.

ШПАНКА – древовидная вишня, вишне-черешня. Шпанка – значит "испанка", так называли черешню: испанская вишня, или шпанская вишня.

ШТАМБ – часть ствола от земли до начала кроны.

ШТАММ – то же для микробов, что и сорт для растений или порода для жи-вотных.

ШТЫК – высота штыка лопаты, примерно 30 см.

ЭКОСИСТЕМА – саморегулирующаяся живая среда, где все кормят друг дру-га и поддерживают численность друг друга в равновесии.

ЯРУС – этаж расположения веток.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Вместо предисловия

О чем эта книга

Здравствуйте!

Как читать эту книгу

Г л а в а 1. ЗНАКОМЬТЕСЬ: УСПЕХ

Успех – это нормально

Дача "умная и глупая"

Аксиомы разумной дачи по-пермакультурски

Г л а в а 2. КАК УСТРОИТЬ САД ПОУМНЕЕ

Утопия стандартного сада

Проект планировки сада (практикум с шагами)

Г л а в а 3. КАК ОБОЙТИСЬ БЕЗ РЫНКА

Желаемое и действительное о сортах

Черенки все же укореняются

Наш милый камбий

Вариант окоренения одревесневших черенков

Укоренение зеленых черенков

Как укоренить что угодно

Г л а в а 4. САЖЕНЕЦ, ИЗ КОТОРОГО ЧТО-ТО ПОЛУЧИТСЯ

А в чем проблема?

Разъяснение о хороших корнях

Сказка о пеньке и грибке-трутовичке

Главное о вершках

Инструкция по покупке саженцев плодовых, рыночных

Как поддержать хороший саженец правильной посадкой

Кое-что о разных способах посадки

Г л а в а 5. КАК УЛУЧШИТЬ САД, КОТОРЫЙ УЖЕ ЕСТЬ

А надо ли?

На чем они плодоносят?

Поставим дереву диагноз

Прирост и корни

Если дерево жирует (руководство по воспитанию акселератов)

Как оживить слабое дерево (садовая реаниматология)

Как быстрее заплодушить молодежь

Одно сплошное гнутье

Как самому вырастить плодушку

Кое-что о жизни плодовых веток

Как выращивают выставочные плоды

Разгрузка, осветление и омолаживание

Маленький трактат об урожае

Как исправить дерево

Как изменить крону на новую

Если дерево совсем старое

Главное о колонновидках

Кое-что о стратегии и тактике сада

Когда резать деревья

Немного стратегии

О смысле жизни и о питании

Как нельзя резать деревья

Главное об инструменте

Г л а в а 6. ТЕРРА ИНКОГНИТА: ФОРМОВОЕ САДОВОДСТВО

Формовой плодовый сад

Наиболее целесообразные формы деревьев

Естественные законы резки

Г л а в а 7. СОВРЕМЕННАЯ ДАЧНАЯ МИФОЛОГИЯ, ИЛИ ИЗ ЧЕГО СОСТОИТ НЕСВОБОДА

Ложные данные о жизни вообще

Ложные данные дачного садоводства

Г л а в а 8. А ПОЧВА ПРОДОЛЖАЕТ УМНЕТЬ

Если не копать, то что же делать?

ЭМ – технология сверхурожайности

Г л а в а 9. ПРИВИВКА БЕЗ ПРОБЛЕМ

Что и на что?

Куда и зачем?

Как?

А что дальше?

Маленькая глава-вставка. Несадовые мысли (любителям доискиваться до при-чин)

Г л а в а 10. КАК ПРИРУЧИТЬ ВИНОГРАД

Давайте внимательно его рассмотрим

Этот хитрый сучок замещения

Как довести до ума то, что есть

Кусты, которые легко резать и укрывать

Летняя "прополка" и некоторые урожайные хитрости

Виноградные кордоны Гоше

А где взять хорошие сорта

Г л а в а 11. ГЛАВНОЕ О КУСТАРНИКАХ И КЛУБНИКЕ

Земляника

Малина

Ежевика садовая

Смородина и крыжовник

Г л а в а 12. ЗАЩИТА ВМЕСТО БОРЬБЫ

Эффект винегрета

Или обмануть, или договориться

Грибки и дождь

Где вы, устойчивые сорта?

Древесная косметология и хирургия

Не просто побелка

Как омолодить кору и залечить рану

Бороздование

СИЛК и его компания

Ну, если уж травить, то...

М а л е н ь к а я г л а в а-п р о с л о й к а. КУЛИНАРИЯ ДЛЯ ЗАНЯТЫХ

Если не хватает баллонов

Не нужно мять капусту

Банки прокаливать не обязательно

Простая стерилизация

Огурцы по-русски

Г л а в а п о с л е д н я я. САДОВЫЙ ДИЗАЙН В ДАЧНОМ СТИЛЕ

Минимально рукотворная красота

Газон из сорняков

О триммерах

Побегоносные и ползучие

Заплатки и пуговки

Цветная маскировка

Вместо послесловия

Практическое приложение

Толковый словарь

Николай Иванович Курдюмов

Умный сад

в подробностях

Садовая успехология для дачников и дачниц

Редактор Н. В. Ходырева.

Технический редактор В. В. Иванова.

Корректор

ЛР № 010194 выдана 22.05.97 г.

Сдано в набор 1.11.99 г. Подписано к печати

Формат бумаги 84х108 1/32. Бумага газетная.

Гарнитура шрифта тип "Балтика". Печать офсетная.

Усл. печ. л. Учетно-изд. л.

Тираж Заказ "С"

Отпечатано на государственном унитарном предприятии

"Издательство "Советская Кубань"

350680, г. Краснодар, ул. Рашпилевская, 106.

.source memo.wdx .H 1 "УМНЫЙ САД" .H 2 ДОС. 127 .H 3 В .H 4 В

вопрос: почему не умирают балерины, потребляющие в сутки около 1000 ккал, а тратящие 8000? В общем, научное обоснование того, что мы любим много и вкусно поесть – источник процветания врачей и пищевиков всего мира.

КАМЕДЬ – древесный клей, выделяемый косточковыми для закрытия ран, при поражении тканей древесины гнилью. Камедетечение вызывает чаще всего труто-вик.

КОЛЬЦЕВАНИЕ – удаление кольца коры с целью притормозить рост ветки. См. стр. .

КОЛЬЦО ГОДИЧНОЕ – слой наросшей за лето древесины.

КОМПОСТ – перегнившая смесь органических отходов. Перевод с англ.: "смешанный".

КОННЕСОБСТВЕННОЕ – не привитое (на чужой корено), а укорененное, от-деленное или отведенное (на своих корнях).

КОРНЕВИЩЕ – подземный стебель с почками.

КОСТОЧКОВЫЕ – все плодовые культуры, имеющие твердокорую косточку: абрикос, персик, сливы, алыча, вишни, черешни, терн. Интересно и необъяснимо: почему камедь выделяется у таких разных культур, и практически только у них?

КУРЧАВОСТЬ листьев персика – грибковая болезнь, уничтожающая первую листву персиков. Подробнее – на стр. .

ЛАГЕНАРИЯ – посудная тыква, или горлянка. Съедобна только в незрелом виде – как кабачки или огурцы. Формы плодов разные. У меня – змеевидная, дли-ной 1,5 м.

ЛИДЕР – самый вертикальный и мощный ствол (сук) кроны. Может быть не один.

МАЛИНОВОЕ ДЕРЕВО – по всей видимости, разновидность шелковицы, но точных данных я не нашел. Шелковицы же известны десятки разновидностей.

МЕЖДОУЗЛИЕ – промежуток между листьями. УЗЕЛ – место, где отходит лист и кисть, лист и усик, или просто лист.

МИЛДЬЮ – пероноспора винограда, родной брат ложномучнистой росы (пе-роноспоры) огурца, которая и сжигает растения в июле-августе.

МОНОКУЛЬТУРА – когда на большой площади сидят одни и те же растения.

МУЛЬЧА – любое покрытие почвы. Чем угодно. В английском слово " " обо-значает, в общем, "рыхлый верхний слой" или вид рыхлого картона.

МУШМУЛА – семечковая культура, распространенная в лесах предгорий Кавказа. У нас же на дачах редка. Плоды – плоские желтоватые "яблочки" вели-чиной со сливу, лист длинный, крупный, кожистый. Не путайте с распространен-ной на сочинской побережье вкусной и душистой мушмулой японской (эриобот-рия).

НАГРАДА – здесь: то, ради чего мы что-то делаем, как-то действуем. Закон: происходит только то, что награждается (то есть выгодно или необходимо). То, что мы перестаем награждать, перестает быть. На самом деле все, что мы делаем, является стремлением к какой-то награде. Близкие люди, любовь, долг, идеалы – все это СРЕДСТВА улучшить собственную жизнь. Когда это честно понимаешь, решаются все проблемы в отношениях с людьми.

НА ПОЧКУ СРЕЗ – по верхнему срезу почки, чтобы потом не осталось пенька.

НЕВЕЖИНСКАЯ РЯБИНА – одна из распространенных в России разновидно-стей рябины с негорькими, вкусными плодами. В старой литературе – "нежин-ская".

ОБРЕЗКА – удаление частей, по сути ампутация. См. стр. .

ОБУЧЕНИЕ – здесь: целенаправленные действий, продуктом которых являет-ся УМЕНИЕ что-то делать, решать какие-то проблемы. Доводится до результата. Все остальное – незаконченное обучение, запоминание фактов, усвоение знаний и т. д. – обучением не являются. Поэтому и способности человека не увеличивают.

ОКУЛИРОВКА – прививка почкой (глазком. Глаз – "око").

ОРГАНИКА – любой органический материал, подверженный гниению и ком-постированию.

ПАЗУШНАЯ ОЧКА – почка, которая формируется под черешком листа летом.

ПАЛЬМЕТТА – форма, занимающая обычно одну плоскость. См. стр. .

ПЕРГОЛА – деревянная (обычно) конструкция без крыши, оплетаемая расте-ниями.

Число просмотров текста: 33520; в день: 12.17

Средняя оценка: Хорошо
Голосовало: 12 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0