Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Публицистика
Лесков Николай Семенович
Вопрос о народном здоровье и интересы врачебного сословия в России

Общее обозрѣнiе современнаго состоянiя вопроса о народномъ здоровьѣ. -- Мнѣнiя нѣкоторыхъ медицинскихъ писателей о неестественности отношенiй врача къ обществу и начальству. -- Аптекари и аптеки. -- Безобразiе новой аптечной таксы, обнаруженное магистромъ фармацiи Классономъ. -- Отпускъ лекарствъ врачами. -- Орловскiй примѣръ. -- Городовые и уѣздные врачи. -- Докторъ Тулушовъ въ селѣ. -- Знахари и лекарки. -- Чѣмъ жить сельскому врачу? -- Сравненiе положенiй сельскаго врача съ сельскимъ священникомъ. -- Въ чемъ должно заключаться правительственное содѣйствiе при устройствѣ врачебной части и что можетъ сдѣлать само общество? -- Что требуется отъ врачей для нихъ же и общественной пользы? -- Эмансипацiя врачей. -- Предположенiя объ устройствѣ сельской медицины. -- Условiя народнаго долгоденствiя и благоденствiя.  _______________

Вопросъ о народномъ здоровьѣ такъ тѣсно связанъ съ интересами врачебнаго сословiя, что говорить объ одномъ некасаясь другого значитъ смотрѣть только на одну сторону дѣла; и въ самомъ дѣлѣ почти все писанное до сихъ поръ объ этомъ предметѣ носитъ на себѣ характеръ самой крайней односторонности. Этимъ отчасти можно объяснить главную причину безплодности многихъ статей, написанныхъ въ послѣднее время объ устройствѣ сельской медицины; и въ этомъ же должно искать объясненiя того, что настойчивые попытки нѣкоторыхъ медицинскихъ газетъ заявить необходимость реформъ въ управленiи нашей медицинской части прошли въ нашей печати почти никѣмъ незамѣченными. Главный промахъ, какъ намъ кажется, заключается въ томъ, что одни писали только о страданiяхъ больного народа, а другiе твердили о тяжкомъ положенiи врачей и недостаточномъ вознагражденiи ихъ труда. Резюмированiемъ всего высказаннаго обѣими сторонами кажется до сихъ поръ никто не занимался и въ этомъ конечно нельзя никого упрекать, потомучто до недавняго времени нечего было и резюмировать. Все, что сказано о безпомощномъ положенiи нашихъ сельскихъ жителей въ болѣзняхъ почти ограничивалось указанiемъ болѣе или менѣе рѣзкихъ примѣровъ этой безпомощности при существующемъ устройствѣ медицинской части, жалобами врачей на склонность народа къ "шарлатанскому леченiю" и рекомендацiею не очень практичныхъ и не очень мудрыхъ проектовъ объ искорененiи знахарей и лекарокъ, при чемъ всегда предлагалось издать правило объ обязательномъ признанiи врачей народомъ. Къ сожалѣнiю прочитавъ довольно длинный рядъ статей, разсуждающихъ объ этомъ предметѣ, мы вынуждены сознаться, что статьи эти свидѣтельствуютъ иногда о весьма благородномъ а иногда и весьма странномъ образѣ мыслей авторовъ, и почти никогда не говорятъ о ихъ знакомствѣ съ дѣломъ, а тѣмъ не менѣе о способности повернуть дѣло лицомъ къ общественному вниманiю.

Собственно о положенiи врачей и объ ихъ отношенiяхъ къ начальствующимъ лицамъ у насъ начали говорить очень недавно (около двухъ лѣтъ назадъ) и то въ мало-распространенномъ спецiальномъ изданiи, съ которымъ едвали кто-нибудь и знакомъ изъ людей, непринадлежащихъ къ медицинскому сословiю. Но несмотря на этотъ вопросъ объ интересахъ врачующаго сословiя обработанъ гораздо многостороннѣе и тщательнѣе, чѣмъ вопросъ объ интересахъ людей требующихъ врачебной помощи.

Этой обработкой русская литература обязана професору университета св. Владимiра А. П. Вальтеру, издающему еженедѣльную медицинскую газету: "Современная Медицина." Въ два года, которые продолжается это изданiе, оно, какъ мы уже сказали, успѣло выяснить этотъ вопросъ на столько, что теперь можно болѣе или менѣе безошибочно опредѣлить положенiе нашего врачебнаго сословiя и искать мѣръ къ улучшенiю этаго положенiя одновременно съ изысканiемъ средствъ безпомощности нашихъ поселянъ въ врачебномъ отношенiи. Изъ ряда статей, напечатанныхъ втеченiи двухъ лѣтъ въ газетѣ професора Вальтера врачами и не врачами, явствуетъ: 1) что городскiе и уѣздные врачи, обязанные ex officio облегчать недуги городского и сельскаго населенiя, никакъ не могутъ этаго сдѣлать, потомучто имъ нѣтъ времени лечить народъ, потомучто они заняты самыми разнообразными служебными обязянностями и что вслѣдствiе безпрерывныхъ хлопотъ по службѣ они отстаютъ отъ науки и чѣмъ долѣе служатъ, тѣмъ менѣе становятся достойными званiя врачей. 2) Что вознагражденiе, получаемое этими медиками отъ казны (190 р. с. въ годъ), не даетъ имъ никакой возможности жить честнымъ образомъ, а вслѣдствiе того, какъ сказано въ "Современной Медицинѣ", ихъ по преимуществу "питаютъ взятки" съ тѣхъ статей, гдѣ медикъ является не врачемъ, а чиновникомъ, наблюдающимъ за ненарушенiемъ законовъ о народномъ здравiи. Понятно, что при такихъ условiяхъ городской и уѣздный врачъ, въ большинствѣ случаевъ, перестаетъ быть въ мнѣнiи общества врачемъ и считается только чиновникомъ. Его офицiальное положенiе и необходимость пользоваться этимъ положенiемъ ради прiобрѣтенiй, удаляютъ отъ него народъ и ставятъ его въ неблагопрiятномъ свѣтѣ передъ людбми съ развитыми понятiями о чести и "обязанностяхъ". 3) Народъ не любитъ людей за преслѣдованiе тѣхъ самоучекъ, которые лечатъ его болѣзни домашними средствами и теплымъ словомъ участiя; и 4) въ народѣ живетъ страшное отвращенiе къ больницамъ и гошпиталямъ, которое можете объяснить, что "Современной Медицины" (1861 г. No 42) "смертность въ нашихъ гошпиталяхъ особенно велика, наука по большей части далеко отъ нихъ, а честность и добросовѣстность еще дальше." Наклонность къ чудесному и вѣра въ таинственныя силы своихъ знахарей, въ соединенiи съ атестацiею, высказанною русскимъ гошпиталямъ русскимъ медицинскимъ професоромъ, не только объясняютъ причины народной антипатiи къ лечебнымъ заведенiямъ, но они представляютъ надежное ручательство за то, какъ пойдетъ дѣло, если врачебные порядки у насъ еще долго простоятъ въ прежнемъ положенiи. И такъ городскiе и уѣздные врачи, обязанные лечить жителей своего округа, не могутъ ихъ лечить за недостаткомъ времени, отнимаемаго у нихъ службою; а народъ не обращается къ ихъ помощи потому, что видитъ въ нихъ чиновниковъ и мало вѣритъ въ могущество ихъ знанiя, вслѣдствiе недостатка сближенiя съ врачами и затрудненiя въ полученiи лекарствъ. Сблизить врачующихъ съ требующими врачеванiя, когда они по милости разныхъ хитрыхъ и мудреныхъ мѣръ успѣли уже стать въ неблагопрiятныя другъ къ другу отношенiя, довольно трудно; а взаимные интересы ихъ требуютъ этого сближенiя самымъ настоятельнымъ образомъ. Теперь дѣло являетъ намъ такой видъ: народъ гибнетъ безъ врачебной помощи, молодые врачи сотнями сидятъ безъ дѣла и безъ заработка. Несообразность такого положенiя, краснорѣчивѣе всякихъ доводовъ говоритъ о необходимости немедленнаго устройства этой безурядицы. Вопросъ въ томъ: кому удобнѣе принять на себя иницiативу этаго устройства, обществу или правительству? Неблагоразумно было бы обольщаться надеждами, что существующiй разрывъ обѣихъ заинтересованныхъ здѣсь сторонъ можетъ уступить одному какому-либо распоряженiю, имѣющему цѣлью сблизить одну сторону съ другою, хотя бы и сами они одновременно поняли, что распоряженiе это очень важно для взаимной ихъ пользы. Остается заботиться только о томъ, чтобы тѣ врачи, которые приставлены помогать народу и тѣ, которые еще ни къ чему не приставлены за неимѣнiемъ въ Россiи мѣсть стали въ такiя отношенiя къ народу, въ которыхъ главнымъ занятiемъ ихъ было бы леченiе, а не обязанности, сопряжонныя съ потерею познанiй, дающихъх право именоваться врачемъ de facto. Первая мысль, которая приходитъ въ голову при этихъ соображенiяхъ уменьшить пространство раiоновъ, ввѣренныхъ попеченiямъ извѣстнаго врача до той соразмѣрности, при которой врачь можетъ поспѣшить на помощь больному селянину безъ большой потери времени и безъ вреда для другихъ больныхъ; при этомъ количество раiоновъ увеличится до очень большой цыфры и этою цыфрою опредѣлится число дѣйствительно нужныхъ намъ теперь врачей. Число это полагаемъ будетъ очень велико, потомучто участки должны опредѣляться нетолько пространствомъ, но и густотою населенiя. Врачамъ нужно будетъ дать жалованье не во 190 р. с. въ годъ, потомучто они не будутъ уже стоять у денежныхъ источниковъ извѣстныхъ теперешнимъ городскимъ и уѣзднымъ врачамъ. Нужно въ каждомъ участкѣ учредить аптеки, безъ которыхъ у насъ до сихъ поръ еще существуютъ многiе уѣздные города; а какъ вольный аптекарь не пойдетъ въ мѣста необѣщающiя значительныхъ оборотовъ, то аптеки придется учредить насчетъ того, кто приметъ на себя иницiативу устройства разсматриваемаго нами дѣла. Но расходы, потребные на содержанiе дѣйствительно нужнаго числа врачей и на устройство аптекъ, (безъ чего, при существующемъ порядкѣ, полученiя лекарствъ, назначенiе ихъ врачемъ будетъ безполезно) составятъ такую почтенную цифру, покрытiе которой изъ суммъ, составляющихъ государственный бюджетъ, невозможно. Кромѣ того неудобство правительственной иницiативы въ этомъ дѣлѣ станетъ осязательнымъ, если мы примемъ въ расчетъ, что намъ нужно не то, чтобы въ каждомъ участкѣ была персона имѣнующаяся врачемъ, но чтобы тамъ былъ дѣйствительный врачъ, прiятный народу и способный лечить людей, примѣняясь къ ихъ нуждамъ, образу жизни и степени умственнаго развитiя. Такимъ образомъ нечего и думать привести врачебный вопросъ въ положенiе выгодное для врачебнаго сословiя и для народа одними условiями правительства. Позволимъ себѣ теперь думать, что правительство, заботящееся о скорѣйшемъ предоставленiи маленькимъ городамъ и селамъ всѣхъ средствъ пользоваться врачебною помощью въ той мѣрѣ, какою страна можетъ обладать въ настоящее время, предоставить введенiе новаго распорядка самодѣятельности селъ и городовъ, точно такъ, какъ оно представило имъ, содержавшiяся отъ казны, пожарныя команды. Охраненiе отъ пожаровъ городскаго имущества (а между нимъ и казеннаго: казначействъ, винныхъ подваловъ, соляныхъ магазиновъ) и охраненiе собственнаго здоровья жителей, составляютъ ближайшiе интересы общинъ и потому, какъ въ томъ, такъ и въ другомъ случаѣ полагаться на ихъ заботливость очень основательно. Но рождается вопросъ могутъ ли городскiя и сельскiя общины устроить у себя врачебную часть при совершенномъ невмѣшательствѣ правительства, если оно признаетъ за ними въ этомъ дѣлѣ полное право. Совершенно могутъ, если правительство сочтетъ только нужнымъ сдѣлать одно распоряженiе. Изъ статей, написанныхъ самими врачами въ "Современной Медицинѣ" видно, что прежде всего нужно, чтобы врачъ былъ врачемъ, не дѣлаясь чиновникомъ, нужно чтобы врача полюбилъ народъ. Слѣдовательно нужно, чтобы врачи не назначались, а скорѣе избирались, потомучто иначе общества, обязанныя принимать врачей, назначенныхъ безъ ихъ выбора, найдутъ себя обязанными искать врачебной помощи у лицъ, имѣющихъ болѣе правъ на ихъ симпатiю. Нужно также освободить врачей отъ обязанности преслѣдовать лекарей-самоучейъ, ибо долголѣтнiй опытъ показываетъ намъ, что это не уничтожаетъ такъ-называемаго "шарлатанскаго леченiя", а только ставитъ самихъ врачей въ непрiязненныя отношенiя къ народу, привязанному къ своимъ лекаркамъ, и симпатизирующему имъ какъ лицамъ гонимымъ и преслѣдуемымъ за свою способность соперничать съ врачами, прiѣзжающими "потрошить мертвыхъ". Наконецъ нужно подвергнуть немедленному пересмотру аптечный уставъ, представляющiй рядъ безпрерывныхъ стѣсненiй: увеличивать число аптекъ нельзя; лекарства непомѣрно дороги. Аптекарская такса -- самая несообразная изъ всѣхъ таксъ, съ которыми не могутъ еще у насъ разстаться. Компетентные люди давно указывали на безчисленныя ея недостатки и наконецъ въ августѣ мѣсяцѣ прошедшаго года медицинскимъ совѣтомъ издана новая такса, которая по напечатанному отзыву магистра фармацiи Э. Классона "служитъ новымъ доказательствомъ, что у насъ важные вопросы рѣшаются людьми мало знакомыми съ предметомъ".

Г. Классонъ говоритъ:

"Разсмотрѣвъ таксу съ начала до конца, я не нашолъ ни одного параграфа, изъ котораго можно бы видѣть удовлетворительное рѣшенiе задачи. При назначенiи новыхъ цѣнъ составители руководствовались совершеннымъ произволомъ: дешевыя средства получили высокiя цѣны, другiя, стоимость которыхъ выше, должны быть продаваемы дешевле, при третьихъ назначены двѣ или три различныя цѣны, такъ что нельзя знать, которою должно руководствоваться при назначенiи цѣнъ на лекарства."

Въ статьѣ магистра фармацiи Классона приведено нѣсколько доказательствъ совершенной негодности новой аптекарской таксы. А между тѣмъ какой поднимается гвалтъ, когда кто-то начнетъ хлопотать о новой аптекѣ. Намъ нечего указывать, какими путями можетъ правительство оказывать содѣйствiе тому, чтобы народъ не смотрѣлъ на врачей какъ на чиновниковъ, чтобы аптекъ было столько, сколько ихъ нужно и сколько ихъ можетъ существовать; тогда не нужна будетъ и аптечная такса, имѣющая смыслъ только при монополи.

Получая право имѣть врачей по собственному выбору и устроивать врачебную часть по своему усмотрѣнiю, общество станетъ въ этомъ вопросѣ въ то самое отношенiе къ правительству, въ какомъ оно стоитъ къ нему въ вопросѣ объ учрежденiи пожарной части. Если захочетъ, оно останется при тѣхъ городскихъ, уѣздныхъ и окружныхъ врачахъ вездѣ, гдѣ не будетъ средствъ или желанiя замѣнить ихъ врачами по собственному выбору. Въ тѣхъ же мѣстахъ, гдѣ явилось желанiе иного порядка и гдѣ есть средства къ его осуществленiю оно получитъ возможность осуществиться, и общественный врачъ приметъ на себя всѣ обязанности полицейскаго врача въ отношенiи къ правительству (судебно-медицинскiя вскрытiя мертвыхъ тѣлъ, осмотры проходящихъ рекрутскихъ партiй и проч.), точно на томъ же основанiи, на какомъ общественная пожарная команда будетъ отстаивать казначейство, тюремные замки и вообще всѣ казенныя зданiя. Почти нѣтъ сомнѣнiя, что при той же нерасположенности, которая замѣтна у горожанъ къ городскимъ, а у поселянъ къ уѣзднымъ и окружнымъ врачамъ, городскiя общины весьма вѣроятно скорѣе придутъ къ замѣщенiю городскихъ вакансiй врачами по собственному избранiю, безъ предоставленiя имъ всякихъ служебныхъ привилегiй. Въ этомъ случаѣ на города можно скорѣе разсчитывать, потомучто въ нихъ жители чаще имѣютъ столкновенiе съ врачами наблюдающими, "въ видахъ охраненiя общественнаго здоровья" за рынками, мясными рядами, овощными лавками, кондитерскими и погребами; въ селахъ эти столкновенiя рѣже и ограничиваются почти исключительно случаями судебно-медицинскихъ вскрытiй, какъ народъ говоритъ "потрошенья". Оттого въ селянинѣ живетъ только одно чувство боязни къ полицейскому врачу, а въ горожанинѣ это чувство смѣшано съ другимъ болѣе непрiязненнымъ чувствомъ, вызывающимъ у него больше сильное желанiе инаго порядка въ устройствѣ врачебной части. Кромѣ того городскiя общества болѣе сельскихъ знакомы съ пользою врачебной науки и обладаютъ большими средствами обезпечить своего врача, отъ платы которому 190 рублей серебромъ въ годъ правительство уже должно освободиться. Къ тому же аптеки въ городахъ могутъ устроиться скорѣе, чѣмъ въ селахъ, гдѣ онѣ невсегда найдутъ для себя готовое помѣщенiе. Такимъ образомъ устройство врачебной части въ порядкѣ, соотвѣтствующемъ дѣйствительнымъ потребностямъ общества, въ городахъ несравненно удобнѣе, чѣмъ въ деревняхъ. Но въ деревнѣ люди нуждаются во врачебной помощи еще больше, потомучто образъ жизни поселянъ и разныя бытовыя условiя ихъ стоятъ въ совершенной разладицѣ съ гигiеническими условiями, благопрiятствующими человѣческой жизни. Смертность поселянъ въ дѣтскомъ возрастѣ можетъ служить однимъ изъ доказательствъ этого положенiя.

Можно полагать, что въ отношенiи городовъ правительству стоитъ только дозволить избрать городамъ врачей для охраненiя интересовъ общественнаго здоровья и дѣло устроится безъ всякаго правительственнаго вмѣшательства и безъ всякихъ съ его стороны расходовъ. Въ селенiяхъ дѣло другое. Тамъ мы не видммъ возможности обойтись безъ нѣкотораго содѣйствiя правительства. Очевидно, это содѣйствiе должно состоять не въ принужденiи поселянъ обращаться за совѣтами къ врачу. Въ этомъ нѣтъ никакой пользы, а потому нѣтъ и никакой надобности. Крестьяне охотно ходятъ за лекарствицемъ въ помѣщичьи дома и нерѣдко толпами приходятъ къ случайно (не ради "потрошенья") заѣзжему въ село лекарю. Слѣдовательно собственно отвращенiя отъ врачебной помощи у нашего народа нѣтъ. Содѣйствiе правительства нужно въ представленiи медикамъ возможности основаться въ селенiи, -- это нужно въ представленiи медикамъ возможности основаться въ селенiи, -- это нужно по крайней мѣрѣ на первое время, пока мало сказать: laissez faire, laissez aller. Ввести врачей всюду сразу не возможно; нужно познакомить прежде народъ съ пользою, которую могутъ приносить врачи. По этому можно бы начать съ селъ государственнаго вѣдомства, которое (см. "Русскiй Инвалидъ" и "Русскую Рѣчь" 1861 годъ) "владѣетъ огромными земельными участками и богатыми арендными статьями, приносящими годоваго дохода въ общемъ счетѣ около 7 коп. на десятину". Предоставленiе врачамъ помѣщенiй, извѣстнаго количества земли и нѣкоторыхъ хозяйственныхъ угодiй съ прибавкою, есди можно, небольшаго жалованья, хоть соразмѣрно тому, какое получаютъ сельскiе священники -- привлекли бы въ села скитающихся въ настоящее время безъ дѣла медиковъ и положили бы основанiе дѣйствительной сельской медицинѣ въ Россiи. Такое пожертвованiе со стороны государственныхъ имуществъ, кажется не былобы для него обременительнымъ, а обезпечить врача въ той же мѣрѣ, въ какой обезпеченъ священникъ, совершенно справедливо и необходимо, потомучто иначе ничего не выйдетъ для народнаго дѣла. Не выйдетъ ничего, конечно и изъ одного предоставленiя въ пользу врачей тѣхъ угодiй, какими пользуются священники, если они не получатъ вмѣстѣ съ тѣмъ и права отпускать отъ себя лекарствъ. Аптекъ нашему поселянину искать негдѣ да онъ и не любитъ безполезныхъ, по его понятiю, проволочекъ; онъ понимаетъ разумность платы за совѣтъ и за снадобье вмѣстѣ, но не покупаетъ рецептовъ. Это замѣчено давно очень многими и наконецъ засвидѣтельствовано, въ "Совр. Медицинѣ" докторомъ Добычинымъ или Орловскимъ городскимъ врачемъ Лебединскимъ. Опасности отъ дозволенiя сельскимъ врачамъ отпускать лекарства больнымъ поселянамъ предвидѣть нельзя. По крайней мѣрѣ теперь многiе живущiе въ селахъ врачи отпускаютъ же лекарства и вреда отъ этого ни малѣйшаго не происходитъ, а въ Орлѣ, городской врачъ Лебединскiй (см. "Русскую Рѣчь") исходатайствовать себѣ право снабжать бѣдныхъ больгыхъ лекарствами не изъ нашихъ драгоцѣнныхъ аптекъ, а прямо изъ лавки купца Суслова. Стало быть не мы одни думаемъ, что сельскимъ врачамъ ( и городскимъ, живущимъ въ такихъ городахъ гдѣ нѣтъ аптекъ) можно и должно дозволить снабжать лекарствами людей, прибѣгающихъ къ ихъ помощи. Запрещено же у насъ продавать въ лавкахъ порохъ, продаютъ вмѣсто его макъ, составленный изъ угля и селитры. Недозволено продавать мышьякъ, а можно купить мелкаго сахару, отъ котораго дохнетъ всякая тварь, подлежащая уничтоженiю, по мнѣнiю лица, купившаго мелкаго сахару въ первой москатильной лавкѣ; а кому хочется отравиться, тотъ и удавиться на первой веревкѣ. Что же пользы въ подобныхъ запрещенiяхъ? Дарованiе сельскимъ врачамъ права отпускать лекарства, по цѣнѣ, которая будетъ безобидною для нихъ и для народа и предоставленiе въ пользу сельскихъ врачей такихъ участковъ, какими пользуются сельскiе священники въ казенныхъ селенiяхъ, навѣрное дадутъ возможность скораго устройства въ селахъ медицинской части, и въ устройствѣ этомъ будетъ гораздо болѣе цѣли чѣмъ въ томъ, при которомъ два или три врача, состоящiе при палатѣ имуществъ, одинъ или два раза въ годъ катаются по селамъ, стоятъ правительству денегъ и не приносятъ никакой пользы народу, теряющему въ годъ одного человѣка изъ 30, тогда какъ народы другихъ европейскихъ странъ, стоящихъ несравненно ниже Россiи по условiямъ необходимымъ для человѣческаго долгоденствiя, теряютъ только одного человѣка изъ 57 и даже 1 изъ 61. У насъ очень развито недовѣрiе къ людямъ. Медицинская часть наша представляетъ совершенное подобiе австралiйскаго "контроля, контролирующаго контроль". Если держаться такой системы, то разумѣется устройство сельской медицины и отпускъ врачами лекарствъ представитъ весьма серьозную задачу съ стороны контролированiя дѣйствiй врача; но вѣдь не все же существующее есть въ тоже время и необходимое... Эту истину сознавалъ еще древнiй мiръ и разсужденiе о ней можно встрѣтить у Аристотеля. Да и развѣ въ самомъ дѣлѣ установленный нашими положенiями медицинскiй контроль существуетъ и можетъ существовать на самомъ дѣлѣ? Развѣ неизвѣстно, что такое наши старшiе врачи и инспектора управъ, имѣющiе право повѣрять и врачей, и аптеки. Современная Медицина фактически доказала, что весь этотъ надзоръ -- или только одна безсмысленная процедура, или невѣжественная придирчивость, или же что всего чаще, сборъ овчинокъ. Профессоръ Вальтеръ, которому (какъ выше сказано), мы обязаны собранiемъ многостороннихъ мнѣнiй о русскомъ врачебномъ вопросѣ, очень рѣзко возстаетъ противъ подчиненности врачей "профанамъ". Подъ этимъ именемъ почтенный ученый разумѣетъ лицъ, которымъ подчиненъ теперь служащiй медикъ, госпитальный ординаторъ или полицейскiй врачъ. Судя по собственнымъ наблюденiямъ и по статьямъ, разъяснявшимъ въ Современной Медицинѣ вредъ этого невыносимаго и безапеляцiоннаго подчиненiя медиковъ лицамъ, пережившимъ свои познанiя въ медицинѣ или вовсе никогда ихъ не имѣвшимъ, мы вполнѣ сочувствуемъ профессору Вальтеру. Но не говоря объ устройствѣ госпитальной части, которая не составляетъ предмета нашей статьи, мы не видимъ возможности изъять общественнаго врача отъ общественнаго контроля и полагаемъ, что общественный контроль будетъ справедливою и вѣрною оцѣнкою достоинствамъ практическаго медика и контроль этотъ вовсе не будетъ для медика такъ тяжолъ, какъ контроль нынѣшнихъ "профановъ". Довѣрiе или недовѣрiе къ врачу нельзя навязывать обществу, изъ какихъ бы "профановъ" оно не состояло и какбы высоко не стоялъ врачъ, по своимъ научнымъ познанiямъ; а потому нельзя и отнимать у общества права держать извѣстнаго врача или отвергнуть его. Въ этомъ правѣ оцѣнивать врача и содержать его или замѣнять другимъ только и выразится вся сила общественнаго контроля, въ который должно вѣрить и при которомъ легко упразднить контроль господъ, собирающихъ съ уѣздныхъ врачей по 100 руб. сер. годоваго оброка или невыдающихъ имъ положеннаго жалованья (см. письмо доктора Воронежецкаго въ Сѣверной Пчелѣ). При зависимости отъ общества, которому долженъ служить врачъ, онъ станетъ дорожить интересами этого общества, чтобы заставить его дорожить собою; а общественное мнѣнiе, всегда болѣе безпристтрастное, чѣмъ мнѣнiе отдѣльныхъ лицъ, располагающихъ участью нынѣшняго русскаго врача, не замедлитъ выразиться о немъ, какъ въ самомъ маленькомъ городкѣ, такъ и въ деревнѣ. Зависимость эта необходима и не мложетъ быть тяжкою для врача, понимающаго, что не человѣческое общество устроено для него, а онъ созданъ для человѣческаго общества. Кто изъ врачей понялъ это, тотъ не ошибся. Есть много примѣровъ, что врачи не только въ самыхъ маленькихъ городахъ, но и въ деревняхъ успѣли приобрѣсть себѣ уваженiе поселянъ и нашли у нихъ средства къ безбѣдному существованiю. Изъ письма доктора Тулушина, напечатаннаго въ 46 No "Тамбовскихъ губ. Вѣдомостей" мы видимъ, что онъ отлично устроился въ одной деревнѣ и всѣ крестьяне съ охотою идутъ къ нему лечиться. Онъ выписываетъ лекарства въ сыромъ видѣ изъ Москвы, приготовляетъ ихъ и беретъ за вылечку 20 коп. серебромъ.

20 коп. цѣна невелика, но если помножить ее на количество больныхъ, то составится порядочная сумма, на которую много можно приобрѣсть лекарствъ для бѣдныхъ." И всю эту сумму задаромъ забираютъ наши нѣмецкiе аптекари,1 катающiе на своихъ рысакахъ членовъ врачебныхъ управъ и акуратно поздравляющiе ихъ съ новымъ годомъ, новымъ здоровьемъ и цѣлостью стараго порядка...

По-нашему лучше устроиться въ сел и прiобрѣсть отъ леченiя тысячи больныхъ мужиковъ 500 честныхъ рублей (по полтиннику въ кругу всякiй заплатитъ. Одинъ дастъ двугривенный, зато другой дастъ и рубль, и два, и яичекъ, и маслица, и всего, что онъ даетъ , знахарю, убивающему его своимъ невѣжественнымъ леченiемъ); чѣмъ дополнять 190 руб. годоваго жалованья въ городѣ взятками, постоянно чувствуя себя между двухъ огней. Многiе уже понимаютъ это точно такъ какъ понимаемъ и мы, и понялъ г. Добычинъ, расказавшiй о непризнанiи врачей народомъ и о тяжолой, невыносимой зависимости врача отъ всякой власти уѣзднаго городка. Докторъ Добычинъ тоже знаетъ, какъ безполезны фискальныя мѣры противъ знахарскаго леченья и какъ безсмысленна война съ знахарями во всеоружiи полицейскаго медика. Онъ даже знаетъ и почему народъ предпочитаетъ лекарямъ знахарей, потомучто знахари не чиновники, живутъ съ народомъ одною жизнью, радуются его радостями и плачутъ его слезами, а не "ждутъ рекруткихъ наборовъ"; потомучто они не надуты спѣсью индѣйскихъ пѣтуховъ, а "умѣютъ успокоить и раздражительнаго мужа и сварливую, капризную жену." Но кто же сказалъ, что можно жить среди своего народа отдѣльною, неимѣющею ничего общаго съ нимъ жизнью? Что народу искать въ человѣкѣ, несоединяющемъ своихъ интересовъ съ его интересами, несочувствующемъ его радостямъ, нескорбящемъ о его горѣ? Они чужды одинъ другого и имъ обоимъ плохо въ этомъ разъединенiи. Народъ чувствуетъ это, но бѣдный, темный народъ не видитъ средствъ сблизиться съ "господами-врачами", чувствуютъ это и "господа-врачи." Первый шагъ должны сдѣлать врачи съ полнымъ убѣжденiемъ, что народъ не побѣжитъ отъ нихъ, если они не станутъ смотрѣть на него, какъ на "чернь непросвѣщенную", и не откажутъ ему не только въ терпѣливомъ вниманiи къ жалобамъ на тѣлесныя недуги, но и въ добромъ словѣ, способномъ умиротворить и согласить "раздражоннаго мужа съ сварливой, капризной женой." Зачѣмъ же отказывать въ этомъ? Зачѣмъ же дано образованiе и просвѣщенность сердца, если не для того, чтобы вносить блага мира и любви въ простыя сердца, враждующiя вслѣдствiе недоразумѣнiя, накипа тяжкой скорби, или неумѣнья справиться съ своими страстями? Развѣ разумное, честное и осторожное вмѣшательство умнаго и просвѣщаннаго сторонняго человѣка въ семейную вражду людей, лишонныхъ возможности не только разъѣзжаться и бросать дѣтей по первому капризу, но и жить на разныхъ половинахъ, -- не великое христiанское дѣыо, не дѣло самаго просвѣщеннаго человѣка въ селенiи?

Мы знаемъ, что въ быту сельскаго врача не всѣ денечки будутъ красны, что не безъ досадъ и нѣкоторой нужды онъ проживетъ свою жизнь, особенно сначала, пока его узнаютъ и полюбятъ, но вѣдь все же положенiе сельскаго врача всегда будетъ лучше положенiя праздношатающагося врача, которыхъ цѣлые сотни мы видимъ въ нашихъ университетскихъ городахъ. И такъ повторимъ, правительство одно не можетъ ничего сдѣлать ни для обученiя народа, ни для устройства въ широкоразбросанныхъ селахъ врачебной части; оно только можетъ дать средства идти этому дѣлу скорѣе, чѣмъ оно въ состоянiи идти безъ его содѣйствiя. Оно можетъ освободить медиковъ отъ ношенiя у своего бедра немедицинскаго инструмента, предоставить сельскимъ врачамъправо отпуска лекарствъ, дать въ ихъ пользованiе опредѣленное количество казенныхъ земель, приносящихъ около 7 коп. годового дохода съ десятины2, предоставить общинамъ выбирать себѣ врача (который долженъ нести и полицейскiя обязанности въ своемъ округѣ) и по общественному приговору замѣнять его другимъ; оно можетъ, наконецъ, дозволить учрежденiе неограниченнаго количества аптекъ лицами, имѣющими должныя фармацевтическiя познанiя и не возбранять аптекарямъ свободнаго пониженiя цѣнъ противу таксы. Впрочемъ это само-собою выйдетъ изъ конкуренцiи. Остальное все устроятъ сами общины, самъ народъ, съ понятiями котораго, по справедливому замѣчанiю Гакстгаузена, сроднился аграрный комунизмъ, и который въ этомъ комунизмѣ найдетъ средство обезпечить основныя потребности всѣхъ дѣйствительно нужныхъ общинѣ людей.3 Врачей общины, конечно, крестьяне признаютъ нужными для себя людьми; но для того, чтобы они познакомились съ выгодою медицинской помощи мы не видимъ инаго средства, какъ призванiе врачей сначала въ тѣ села, гдѣ правительство можетъ теперь же предоставить въ пользованiе врачей извѣстныя поземельныя угодья, т. е. въ села, подвѣдомственныя управленiю государственныхъ имуществъ. Окрестные поселяне другихъ вѣдомствъ сначала станутъ прибѣгать къ помощи врачей, живущихъ въ казенныхъ селенiяхъ, а потомъ, постигнувъ выгоды приближенiя къ себѣ врачей, подумаютъ и о средствахъ обзавестись своимъ особымъ врачемъ. Многимъ хочется сразу раздѣлить селенiя на медицинскiе округи и каждый изъ этихъ округовъ снабдить особымъ врачемъ, но это, къ сожалѣнiю невозможно, какъ по недостатку средствъ для такого дѣла, такъ и потому, что насылка врачей въ села можетъ имѣть неблагопрiятное впечатлѣнiе на поселянъ, особенно если врачи не будутъ зависѣть отъ общества и станутъ заботиться о его интересахъ менѣе, чѣмъ о расположенiи своихъ начальниковъ.

Такимъ только образомъ по нашему мнѣнiю и можно положить прочное основанiе непризрачному, а дѣйствительному устройству въ Россiи медицинской части, въ городахъ и селенiяхъ. Обрадованные правомъ выбора для себя полицейскихъ врачей, города не замедлятъ воспользоваться этимъ правомъ, а гдѣ городскiя общества не пожелаютъ имъ воспользоваться, тамъ можетъ оставаться старый порядокъ. Въ селахъ же врачи явятся вскорѣ послѣ того, какъ мы прочтемъ въ "Сѣверной Почтѣ" что въ село Цвѣтынъ или Добрынъ, напримѣръ, вызывается врачъ, въ пользованiе котораго предоставляется деревянный домъ съ тремя жилыми покоями и надворнымъ строенiемъ, пятнадцать десятинъ распашной земли въ трехъ клинахъ и три десятины сѣнокоса. Или же другое объявленiе, въ которомъ будетъ сказано, что я N. N. желаю быть сельскимъ врачемъ, если мнѣ дадутъ въ селѣ теплую, чистую хату, клочекъ земли и корма для лошади и коровы. Такiя простыя строки обрадуютъ насъ болѣе многорѣчивыхъ трактатовъ объ устройствѣ того, чего сразу нельзя у насъ устроить ни по какимъ иностраннымъ образцамъ. Можетъ быть нѣкоторые найдутъ, что земельный надѣлъ врача "свяжетъ его свободу", какъ полагалъ одинъ нашъ ученый, говоря о крестьянахъ, но вѣдь не всякое же лыко ставить въ строку. Мало ли, что не сдается нѣкоторымъ доктринерамъ? Поземельный надѣлъ въ пользу врача обезпечить его прочно, прочнѣе денежной складчины въ его пользу и, дѣлая его хозяиномъ своего участка, сдѣлаетъ его близкимъ къ интересамъ своихъ пацiентовъ, сблизитъ его съ народомъ и съ природой. Этимъ оканчиваемъ мы все, что могли предложить отъ себя на обсужденiе людей, обратившихъ въ послѣднее время вниманiе на интересы народнаго здравiя. Мы не выдаемъ нашего мнѣн=я за что-то конченное, непогрѣшимое, но позволяемъ себѣ надѣяться, что еслибы оно дошло до нашего смышленаго народа, то онъ можетъ быть во многомъ согласился бы съ нами и нашолъ бы въ себѣ и силы, и средства пособить своему теперешнему безпомощному положенiю.

Мы болѣе боимся, поймутъ ли насъ врачи. Это для насъ вопросъ весьма загадочный. Конечно, г. Тулушевъ, а пожалуй и г. Добычинъ и еще нѣсклько человѣкъ молодыхъ врачей, чувствующихъ неестественное положенiе русскаго вречебнаго сословiя въ русскомъ обществѣ, поймутъ насъ и можетъ быть согласяться съ нами, что для интересовъ самаго врачебнаго сословiя необходимы мисiонеры къ народу изъ этаго же сословiя, и что безъ свободнаго сближенiя врачей съ народомъ нельзя ожидать ничего хорошаго для ежегодно возрастающаго числа русскихъ медиковъ. Но что скажутъ авторитеты, неѣздящiе къ больнымъ, которые платятъ менѣе 3 р. с. за визитъ? Впрочемъ, чтобы они не сказали это все равно: "не ими свѣтъ начался, не ими и кончится." Гораздо дороже мнѣнiе такихъ людей, какъ професоръ Вальтеръ и его почтенные сотрудники, откровенно и честно обнажившiе передъ русскимъ обществомъ все возмущающее безобразiе русскаго медицинскаго управленiя, колосальное невѣжество и корыстолюбiе разныхъ юпитеровъ громовержцевъ медицинскаго олимпа.

Между тѣъ по выводамъ Моро де Жоннеса въ Россiи и Польшѣ встрѣчается изумительное долголѣтiе и человѣческiй вѣкъ въ этихъ странахъ представляется гораздо длиннѣе чѣмъ въ Австрiи и Италiи. "Страны съ умѣреннымъ климатомъ не принадлежатъ, какъ слѣдовало бы полагать, говоритъ Моро де Жоннесъ, къ числу тѣхъ, которыя пользуются выгодами малой смертности; для этаго они нуждаются въ общественномъ порядкѣ болѣе совершенномъ." Этою выпискою изъ знакомаго многимъ русскимъ сочиненiя фрацузскаго статистика мы и оканчиваемъ свою статью, желая русскому народу долгоденствiя и благоденствiя, а друзьямъ его изысканiя вѣрныхъ средствъ къ приведенiю страны въ то положенiе, при какомъ долгоденствiе становится удѣломъ ея жителей.  Н. Лѣсковъ

1 "Экономическiй Указатель" свидѣтельствуетъ, что въ Россiи до сихъ поръ нѣтъ аптекъ, принадлежущихъ русским.

2 См. "Русскую Рѣчь" (внутр. обозрѣнiе) и "Русскiй Инвалидъ" 1861 г. Ноябрь м.

3 Тенгоборскiй, въ своемъ извѣстномъ трудѣ (о производительныхъ силахъ Россiи) свидѣтельствуетъ, что "идея общины природна русскому народу во всѣхъ проявленiяхъ его жизни" и касаться его коммунистическихъ устройствъ, по замѣчанiю Тенгоборскаго, -- "опасно", ибо этому народу "противенъ корпорацiонный духъ западнаго мѣщанства."

Число просмотров текста: 1148; в день: 0.54

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0