Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Документация и справочники
Брокгауз и Эфрон
Энциклопедия Брокгауза и Эфрона - И

Ибисовые

(Hemiglottides s. Ibiidae) - семейство аистовых птиц (Ciconiae) . Верхняя половинка клюва имеет с каждой стороны по носовой бороздке, тянущейся вдоль всего клюва, ноздри лежат около самых лобных перьев; язык мал, развит очень слабо; лоб; уздечка и горло, иногда вся голова и шея - голые; плюсна и пальцы средней длины. Полы мало различаются, возрасты резко. Около 30 видов (1888) , распределенных почти по всем подобластям, преимущественно в жарких странах. Дневные, весьма общительные птицы, живущие преимущественно по болотам, топям и берегам вод, ночующие и гнездящиеся на деревьях. Питаются насекомыми и мелкими позвоночными. Гнездятся обществами и кладут по 3 - 4 яйца. При перелетах стадо располагается прямой линией. Очень осторожные птицы; мясо их вкусно. По строению И., а особенно ископаемые формы, приближаются к кроншнепфам (Numenius) . Род Threskiornis отличается тонким, при основании более толстым, сжатым с боков и дугообразно изогнутым по всей длине клювом, голыми в зрелом возрасте головой и шеей и удлиненными, рассученными перьями на плечах. Плюсна толстая, лишь немного длиннее среднего пальца и покрыта спереди и сзади сетчатой кожей. Священный ибис (Т. s. Ibis religiosa) белого цвета, голая в старости голова и шея, концы маховых перьев, клюв и ноги черные, длинные, рассученные, черные с фиолетовым блеском кроющие перья покрывают концы крыльев и хвост; дл. 75 см. Родина Африка; в настоящее время попадается в Египте севернее Хартума лишь как редкое исключение, обыкновеннее в Нубии. Питается преимущественно насекомыми. В древнем Египте был священной птицей; набальзамированные И. во множестве найдены в египетских памятниках. Рассказы об истреблении ибисом змей лишены основания, хотя и возможно допустить, что он иногда съест маленькую змею. Род Ibis отличается от предыдущего более тонким клювом, плюсною, покрытой спереди щитками, и тем, что лишь уздечка и место вокруг глаз голые; край когтя среднего пальца незубчатый. 2 вида водятся в Америке. И. красный (I. rubra) яркокрасного цвета с черными концами маховых перьев; молодые - более серого цвета; экземпляры, вырастающие в Европе в зоологических садах, менее ярки. По величине равен священному И., водится в Средней и Южной Америке до Амазонки, залетает и в Соединенные Штаты. Род Коровайка (Falcinellus) очень близок к предыдущему, но коготь среднего пальца с гребенчато зазубренным внутренним краем; крылья длинны и совершенно покрывают короткий хвост. Коровайка (Falcinellus igneus s. Ibis falcinellus) каштановобурая, летом более красно-бурая; спина, крылья и хвост черно-бурые с зеленоватым или фиолетовым блеском; темя темно-бурое; клюв грязно темно-зеленый; ноги зелено-серые. В зимнем наряде голова и часть шеи черные, все перья с белыми каемками; верхняя сторона медного цвета с зеленоватым, нижняя серо-бурая. Длина 60 см. Водится в средиземноморских странах, по Дунаю, в южной Польше и России, в странах по прибрежьям Черного и Каспийского морей, Западной Азии в Африке. У нас перелетная птица, в Африке оседлая. Род Колпица (Platalea) отличается длинным, прямым, сплющенным и расширенным на конце в виде лопатки клювом. Плюсна высоких ног покрыта сетчатой кожей. 6 видов, живущих в большей части теплых стран обоих полушарий. Колпица-лопатень (P. leucorodia) белая: лишь нижняя часть горла желтоватая, клюв черный с буроватым концом, ноги черные, окружность глаз и голое горло зеленовато желтые. У старых самцов на затылке хохол из длинных желтоватых перьев. Длина 80 см. Водится в Европе (Голландия, дунайские низменности, южная Россия) , Средней Азии, Средней Индии; в Европе перелетна.

Н. Кн.

Ибис

- птица эта в древнем Египте, повсеместно почиталась священной, была символом Тота, бога мудрости и правосудия, которому часто поклонялись в образе И.; изображался Тот с головою И., и эта же птица служила иероглифическим знаком его имени. В храме Тота содержались многочисленные И. Трупы И. подвергались бальзамированию. В древнем Египте И. были весьма многочисленны и беспрепятственно водились даже в городах, ныне же встречаются в Египте чрезвычайно редко, но южнее Хартума они довольно многочисленны.

Иблис

- диавол, злой дух, стоящий, по вероучению магометан, во главе других духов. В Коране о падении И. говорится: "когда Бог сказал ангелам: Я хочу поставить наместника на земле" они отвечали: "неужели Тебе угодно поставить на земле существо, которое бы распространяло там зло и проливало кровь, тогда как мы славим и величаем тебя беспрестанно?" "Я знаю то, отвечал Господь, чего вы не знаете". Когда Бог повелел ангелам поклониться Адаму, они послушались, исключая И., который "надмился гордостию и был из числа неверующих" И., отпавши от Бога сам и склонив к падению праотцев рода человеческого, отторгнул от Бога некоторых других духов; так произошли джинны, дивы и пери. Ср. А. Леопольдова, "Опыт изложения мухаммеданства по учению ханифитов" (Казань, 1873) .

И. И.

Ибн-Фодлан

(собств. Федkан; Ахмед И.-Аббас И.-Рашид И.-Хеммад) араб. писательпутешественник Х в. Он был клиентом (мевла) халифа Моктедира Биллях (908 - 932) и был им отправлен в 921 г., вместе с посольством, к новообращенным в ислам волжским болгарам. Вероятно, И.-Фодлан занимал в посольстве должность секретаря, и описание путешествия, которое он составил, это - официальная докладная записка халифу. В этой записке (рисале) он обстоятельно описывает болгар, русов, хазар и башкир; русов он видел в хазарском Итиле. До нас дошли только отрывки из рисале, приведенные в "Большом Географическом Словаре" Якута, т. е. 300 лет спустя.

Литература. Словарь Якута, изд. Вюстенфельдом (Лпц. 1866 - 1867; рукописи есть в спб. академии, в Копенгагене, в Оксфорде) ; труды академика Френа - "Chasara" (СПб. 1822) , "De Baskiris" (СПб. 1822) , "Ibn Fozlan\'s u. anderer Araber Berichte uber die Russen" (СПб. 1823) , "Die Wolga-Bulgaren" ("Mem. de l\'Acad. " VI serie, t. I) ; статьи Сенковского (в Собр. соч.) ; Рассмуссен, "De Arabum Persarumque commercio cum Russia" (Копенг. 1825) ; комм. к И. Фодлану у Круга, в "Forschungen in der alteren Geschichte Russlands" (т. II) ; В. В. Григорьев (о болгарах) , в "Библ. для Чтения" (1836) ; Макушев, "Сказания иностранцев о быте и нравах славян" (ч. II) ; Reinaud, "Geographie d\'Aboulfeda" (П. 1848, т. 1) , П. Кеппен, "Древние и нын. болгаре" (М. 1828) ; А. Котляревский, "О погребальных обрядах языческих славян" (М. 1868) ; А. Я. Гаркави, "Сказания мусульманских писателей о славянах и русских" (СПб. 1870) . П. Голубовский, "Известия И. Ф. о Руссах" ("Киевск. Унив. Изв.", 1882 г., ? 6) .

А. Крымский.

Ибн-Хальдун

(Абд ор-рахман Вели од-дин, по прозвищу Хадрами и Эшбили, Севильский) - известный арабский историк (1332 - 1406) . По происхождению - человек незнатный Изучив в родном городе, Тунисе, - Коран, хедисы, право, грамматику, пиитику, служил у султана фесского. Придворные интриги заставили его уехать в Испанию (1362) ; здесь он составил трактат по логике и несколько стихотворений; по поручению гранадского султана, вел переговоры о мире с ДонПедро Кастильским. Позже И.-Хальдун был письмоводителем у повелителей тунисского и фесского. С 1382 г. он жил в Каире) занимая должность профессора, а затем верховного кадия. Честность доставляла ему много врагов, так что несколько раз его смещали, но потом опять призывали на должность. Когда Тамерлан вторгнулся в Сирию (владения султана егип.) , И.-Хальдун, по словам Ибн-Арабшаха, сопровождал туда своего повелителя, сумел очаровать Тамерлана своим обращением и был отпущен в Каир на ту же должность верховного кадия (1400) . И.-Хальдун прославился как историк-прагматик. Его сочинение "Китаб аль-ибер etc." ("Книга примеров..... по истории арабов, персов и берберов и наций, живших с ними на земле") состоит из четырех частей: 1) введение в историю ("Мокаддама") , 2) история от создания мира до Мохаммеда, 3) арабы в Африке и Испании и берберы, 4) мелкие мусульманские династии Египта в Азии. "Мокаддама" образует самостоятельный трактат. Содержание ее: смысл истории, значение исторической критика и приемы ее, источники исторических ошибок; географ. обзор земного шара, мысли о физич. и нравств. влиянии климата и почвы на людей; способы познания истины; эволюции форм семейной, общественной и государственной жизни; развитие экономическое и умственное; разложение государства; значение труда в благосостоянии государства; обзор различных отраслей ремесл и искусств; классификация наук. Автор не чужд предрассудков своего века, но все же "Мокаддама", по справедливости, считается замечательным произведением. Стиль - тяжелый, и потому Пиризаде перевел "Мокаддаму" на турецкий язык, переработавши ее в стилист. отношении. Катрмер напечатал весь текст в "Notices et extraits" (tt XVI - XVIII, Пар. 1858) ; полный французский перевод: "Prolegomenes" (Париж 1862) ; восточное изд. - Каир (2-е, 1886) и Бейрут (1882) . Вторая часть издаваема была аббатом Арри (по-араб. и итальян.) . Третья часть обстоятельно разобрана Рено (Reinaud) : "Memoire sur les populations de l\'Afrique septentrionale, leur langage, leurs croyances et leur etat social" (в "Nouv. annales des Voyages", 1858, февр.) ; арабск. издание "Hist. des Berberes" (Алжир 1847 и 1851) и франц. перев. (1852 - 1856, 4 тома) . Четвертая часть издана в извлечениях Noel des Vergers: "Histoire de l\'Afrique sous la dynastie Aghlabide et de la Sicile sons la domination musulmane" (Париж 1841) ; о крестовых походах изд. и пер. Торнберга: "Narratio de expeditione Francorum" (Упсала 1841, в "Академ. Зап. ") . Полностью издан весь труд И. Хальдуна в Булаке (1867, 7 т.) . См. также Jac. Graberg di Hemso, "Notizia" (Флор. 1834) : Alfr. v. Kremer, "Ibn.-Ch. and seine Kulturgeschichte der islamischen Volker" (Вена 1879) ; "Autobiographie d\'Ibn-Kh." ("Journ. Asiat. ", 1844) .

А. Крымский.

Ибсен

(Генрих Ibsen) - знаменитый норвежский драматург, род. в 1828 г. в маленьком городке Скиен, на берегу залива Христиании. Он происходит из древней и богатой датской семьи судохозяев, переселившихся в Норвегию около 1720 г. Отец драматурга, Кнуд И., представлял собой деятельную в здоровую натуру; мать, - немка по происхождению, дочь состоятельного скиенского торговца, - была особой строгого, сухого нрава и крайне набожная. В 1836 г. Кнуд И. обанкротился, и жизнь богатой, хорошо поставленной семьи, круто изменилась. Прежние друзья и знакомые мало по малу стали отдаляться, пошли сплетни, насмешки, всякого рода лишения. Людская жестокость отразилась очень тяжело на будущем драматурге. И так уже от природы необщительный и дикий, он теперь стал еще более искать уединения в ожесточился. Учился И. в элементарной школе, где поражал учителей превосходными сочинениями. На 16-м г. пришлось И. поступить в ученики в аптеку близлежащего городка Гримштадта, с населением всего в 800 жит. И. покинул безо всякого сожаления Скиен; он больше никогда не возвращался в родной город, где ему в таком раннем возрасте пришлось узнать все значение и власть денег. В аптеке, где он пробыл 5 лет, юноша втихомолку мечтал о дальнейшем образовании и получении докторского диплома. Революционные идеи 1848 г. нашли в нем горячего приверженца. В первом стихотворении своем, восторженной оде, он воспел венгерских патриотов-мучеников. Жизнь И. в Гримштадте становилась для него все более и более невыносимой. Он возбудил против себя общественное мнение городка своими революционными теориями, вольнодумством и резкостью. Наконец И. решил бросить аптеку и отправился в Христианию, где ему пришлось вести первое время жизнь полную всяких лишений. В Христиании Ибсен познакомился и тесно сблизился с Бьёрнсоном, который впоследствии стал его ожесточенным противником. Вместе с Бьёрнсоном, Виньи и Боттен-Хансеном, И. основал в 1851 г. еженедельную газету "Andhrimner", просуществовавшую несколько месяцев. Здесь И. поместил несколько поэм и 3-х актное драматическое сатирическое произведение "Norma". После прекращения журнала, И. познакомился с основателем народного театра в Бергене, Ола-Булем, который предоставил ему должность режиссера и директора этого театра. В Бергене И. пробыл 5 лет и в 1857 г. переехал в Христианию, тоже на должность директора театра. Здесь он оставался до 1863 г. Женился И. в 1858 г. и был очень счастлив в брачной жизни. В 1864 г., после долгих хлопот, И. получил писательскую пенсию от стортинга и воспользовался ею, чтобы поехать на юг. Сначала он поселился в Риме, где жил в полном уединении, потом переехал в Триест, затем в Дрезден и Мюнхен, откуда ездил в Берлин, а также присутствовал при открытии Суэзского канала. В настоящее время живет обыкновенно в Мюнхене. Первая пьеса Ибсена, более психологическая, чем историческая драма "Саtilina", относится к 1850 г. В этом же году Ибсен добился того, что была поставлена на сцене его трагедия: "Kamphojen". С тех пор он начал писать пьесу за пьесой, сюжеты для которых брал из истории Средних веков. "Gildet pa Solhoug", шедшая в Христиании в 1856 г. - первая из драм И., имевшая значительный успех. Затем появились "Fru Inger til Osterraat" (1857) , "Harmandene paa Helgeland" (1858) , "Kongs Emnerne" (1864) . Все эти пьесы имели большой успех и были много раз играны в Бергене, Христиании, Копенгагене, Стокгольме и в Германии. Но написанные им в 1864 г. пьесы "En Broder Nod" и в особенности "Kjoerlighedens Komedie", так восстановили против него его соотечественников, что И. был вынужден в 1864 г. покинуть Норвегию. Дальнейшие его драмы "Brand" (1866) , "Peer Gynt" (1867) , "Kejser og Galiltoer" (1871) , "De Unges Forbund" (1872) , "Samfundets-Stotter" (1874) , "Nora" (1880) , после которой он совершенно поссорился с Бьёрнсоном. Затем еще И. написал: "Hedda Gabler", "Rosmersholm" и "Строитель Сольнес". Стихотворения И. собраны в книжку "Digte: " (1871) .

М. В.

Пьесы И. стали известны в Европе сравнительно недавно, но слава этого писателя выросла с поразительною быстротой, и в последние годы критики, говоря о вершинах современной литературы, упоминают норвежского драматурга рядом с именами Толстого и Зола. Одновременно, однако, с фанатич. поклонниками, у него есть столь же рьяные противники, считающие его успех явлением болезненным. Славу создали ему не исторические пьесы, написанные по древнескандинавским сагам (лучшая из них "Воители Гельголанда") , а комедии и драмы из современной жизни. Решающим моментом в деятельности И. является 1865 год, когда он, в первый раз покинув Норвегию, прислал туда из Италии драматическую поэму "Бранд". По настроению и основной идее современные пьесы И. делятся на две категории: тенденциозно обличительные комедии и психологические драмы. В своих комедиях И. является фанатическим защитником цельной, самодовлеющей личности и яростным врагом тех форм жизни, которые, по мнению художников, обезличивают, нивелируют современных людей - семьи, основанной на романической лжи, общества, государства, и, глав. образом, демократии - тирании большинства. В общих чертах фабула всех этих пьес одна и та же: какая-нибудь цельная личность, герой или героиня, вступает в борьбу с обществом из-за идеала правды. Чем эта личность самобытнее и сильнее, тем ожесточеннее ее борьба с безволием и нравственным ничтожеством людей. В конце концов личность остается одинокой, покинутой, поруганной, но не побежденной. Священник Бранд, герой фантастической драматической поэмы в стихах, ставит целью жизни достижение внутреннего совершенства, полной умственной свободы. Ради этой цели он жертвует личным счастьем, единственным сыном, горячо любимой женой. Но в конце концов его дерзновенный и не знающий компромиссов идеализм ("все или ничего") сталкивается с трусливым лицемерием духовных и светских властей; покинутый всеми, герой в сознании своей правоты погибает один среди вечных льдов норвежских гор. - В обстановке более реальной подобная же участь выпадает на долю докт. Штокмана (герой комедии "Враг народа") . Убедившись в том, что демократия его родного города, служа на словах принципам свободы и справедливости, на деле подчиняется мотивам мелким и бесчестным, доктор Штокман собирает народную сходку в объявляет, что сделал следующее открытие: "самый опасный враг истины и свободы, это сплетенное, свободное большинство! .. Большинство никогда не право, - да, никогда! Это - общепринятая ложь, против которой должен восставать каждый свободный разумный человек. Кто составляет большинство в каждой стране? Просвещенные люди или глупцы? Глупцы составляют страшное, подавляющее большинство на всем пространстве мира. Но справедливо ли, черт побери, чтобы глупцы управляли людьми просвещенными?" Получив от сограждан кличку "враг народа", всеми покинутый и преследуемый, Штокман заявляет в кругу своей семьи, что сделал еще одно открытие: "вот видите ли, что я открыл: самый сильный человек в этом мире тот, кто остается одиноким". До такого же конфликта доходит и Нора, родственная по духу Бранду и Штокману. - Убедившись, что семья основана на том, что муж любит в жене только красивую куклу, а не равноправного человека, Нора, в пьесе того же названия бросает не только мужа, но и любимых детей, обрекает себя на полное одиночество. Во всех этих пьесах И. ставать вопрос: возможна ли жизнь по правде в современном обществе? - и решает его отрицательно. Чтобы жить по правде, цельная личность должна стать вне семьи, вне общества, вне сословных в политических партий.

Художник не ограничился таким внешне обличительным отношением в современности. Возможно ли при современных условиях жизни счастье, удовлетворенное чувство жизнерадости? - вот второй вопрос, который ставить себе И. и на который отвечают его психологические драмы, в художественном отношении стоящие несравненно выше комедий. Ответ и тут получается отрицательный, хотя миросозерцание художника во многом радикально изменилось. Счастие невозможно, потому что счастье неразлучно с ложью, а современный человек заражен микробом правды, лихорадкой правдолюбия, чем губит себя и ближних. Вместо гордого, романтического Бранда, проповедником правды является теперь чудаковатый, но реально изображенный Грегор Верле ("Дикая утка") , который своим злосчастным правдолюбием разбивает на глазах зрителей невозмутимое, хотя и основанное на лжи счастие своего друга Иалмара. Невозможно счастие и потому, что никто не может быть самим собою, никто не в силах отстоять свою индивидуальность, так как над нами тяготеет закон наследственности, и среди нас встают привидения как пороков, так и добродетелей наших отцов ("Привидения") . Путы долга, обязанности, завещанные нам прошлыми веками, мешают нашей жизнерадости, которая, ища тайного выхода, становится развратом. Наконец, счастье невозможно и потому, что с развитием культуры, становясь утонченнее умственно и нравственно, человечество теряет стремление к жизни, разучивается смеяться и плакать ("Росмерсгольм") . К этому же циклу психологических пьес относится "Эллида" (или "Женщина моря") - самое поэтическое из всех произведений И., если не по идее (заключающейся в том, что чувство доверия, уважения имеет больше власти над сердцем, нежели деспотизм любви) , то, по крайней мере, по исполнению. Венцом же творчества И. кажется нам "Гедда Габлер", единственная, быть может, его живая пьеса, без общественных или моральных схем, в которой герои действуют и живут для себя, а не правят барщину ради авторской идеи. В Гедде Габлер И. воплотил великий декаданс нравов нашего века, когда впечатлительность к оттенкам внешней красоты заслонила вопросы добра и зла, чувство чести заменено боязнью скандала, а любовь - бесплодными муками ревности. Последняя по времени пьеса И. "Строитель Сольнес", нелишенная автобиографического значения, рисует в символическом образе ход мирового прогресса, который начался с наивной веры, продолжается наукой, а в будущем приведет человечество к новому разумно мистическому пониманию жизни, к воздушному замку, построенному на каменном основании. Таковы идеи ибсеновских пьес, смелые, часто дерзновенные, граничащие с парадоксами, но задевающие самые интимные настроения современности. Помимо идейного содержания, эти пьесы замечательны, как безупречные образцы сценической техники. И. вернул современной драме классические формы - единство времени и места, а что касается единства действия, то оно заменено у него единством замысла, внутренним разветвлением основной идеи, на подобие незримой нервной системы, проникающей в каждую фразу, почти в каждое слово пьесы. По силе и цельности замысла И. мало имеет соперников. Он, сверх того, совершенно устранил монолог, а разговорную речь довел до идеальной простоты, правдивости и разнообразия. В чтении произведения И. производят больше впечатления, чем на сцене, потому что за развитием идеи легче следить читая, чем слушая. Особый прием И. представляет его любовь к символам. Почти в каждой пьесе основная идея, развиваясь в действии, воплощается в каком-нибудь случайном образе; но этот прием не всегда удается И., а порой, как например, в "Бранде" и "Строитель Сольнесе", вносит в пьесу некоторое безвкусие. Значение И. и причину его всемирной славы следует искать в современности проповедуемых им идей. И. такой же представитель безграничного индивидуализма в литературе, как Шопенгауэр и Ничше - в философии, как анархисты - в политике. Никто не сомневается в глубине и оригинальности его идей, только многим кажется, что они не согреты любовью к людям, что сила их - не от Бога.

Н. Минский.

Почти все драмы И. изданы на нем. яз. под загл.: "Moderne Dramen" (3 т., Б., 1889 - 90) . Многие появились в "Nordische Bibliothek" (1, 4 - 6, 9 - 14 и 16, 1889 и сл.) ; в рекламовской "Universal Bibliothek", а также в мейеровских изданиях для народа. Многие драмы И. имеются и на франц. языке ("Les Revenants", 1889; "Le Canard sauvage", "Edda Gabler", 1891 в др.) . По-русски в "Артисте" напечатаны его драмы: "Доктор Штокман" (1891, ? 15 в отд.) ; "Эллида" ("Женщина моря", 1891, ? 14) и "Северные богатыри" (1892, ? 20) ; в "Вестн. Европы" - "Столпы общества" (1892, ? 7) ; в "Сев. Вестнике" - "Гедда Габлер" (перев. с датского П. Ганзена, 1891, ? 7) ; в "Петерб. Жизни" 1894 г. - "Росмерсгольм". В 1891 г. предпринято издание "Полного собрания драматических произведений И.", под редакцией А. Алексеева; вышедшие выпуски содержат драмы: "Гедда Габлер", "Сев. богатыри" и "Устои общества". Отдельно, кроме того, появились: "Привидения" (изд. Суворина, 1891) , "Нора" (перев. П. Вейнберга, СПб., 1883; есть издание 1891) , "Дикая утка" (1892) , "Счастливец" ("Строитель Сольнес", пер. П. Ганзена, 1893) , "Враг человечества" ("Доктор Штокман", 1893) , "Ингэр из Эстрота" (изд. "Всем. Библиотеки", 1893) . Ср. Vasenius, "Н. I-s. dramatiska diktning" (Гельсингф., 1879) ; Passarge, "Н. I." (Лпц., 1883) ; G. Brandes, в "Moderne Geister" (пер. в "Русск. Мысли", 1887, ? 9) ; Н. Jager; "H. I. " (Б., 1888, на нем. Дрезд., 1890) ; его же, "Н. I. og hans Voerker" (1892) . На русск. яз. статьи Н. Минского ("Сев. Вестник", 1892, 9 и 10) , А. Волынского ("Сев. Вестн." 1893) ; Д. Мережковского: "Две последние драмы И.: Гедда Габлер и Строитель Сольнес" ("Новости", 1894, ?? 21, 26, 39 и 40) .

Иван-да-Марья

- народное название нескольких травянистых растений, цветы которых (или верхние части всего растения) отличаются присутствием двух резко различаемых окрасок, всего чаще желтой и синей или фиолетовой. Наиболее популярны два растения. 1) И.-да-Марья, Марьянник, Брат с сестрой, Желтяница, Иванова трава и др., Melampyrum nemorosum L. - травянистое однолетнее растение из семейства норичниковых (Scrophularineae) , с желтыми цветами и ярко-синими прицветниками, т. е. верхними листьями всего растения. Растет у нас часто по рощам и лугам, чаще в тени, по лесным опушкам; цветет в начале лета. 2) Трехцветная фиалка, Viola tricolor L. (при чем ее третий цвет - белый - не принимается в расчет) - в ее диком виде и в садовых разностях. Значительно реже пользуются этим названием еще 5 - 6 схожих растений, чаще других: Ajuga genevensis L., с бело-пушистыми прицветниками и синими цветами, шалфей луговой, Salvia pratensis L., - тоже с контрастом темно-синих цветов и серо-зеленых прицветников; иногда так называют и барвинок, Vinca minor Lin., но подобные названия, как у множества (русских) растений, основаны на слишком грубом и невнимательно разобранном сходстве.

А.

Иванов

(Александр Андреевич) - знаменитый исторический живописец, род. в СПб., 16 июля 1806 г., одиннадцати лет от роду поступил "посторонним" учеником в имп. академию худож. и воспитывался в ней с поддержкою от общества поощрения худож., под главным руководством своего отца, профессора живописи А. И. Иванова. Получив за успехи в рисовании две серебр. медали, был награжден, в 1824 г., мал. золот. медалью за написанную по программе картину: "Приам испрашивает у Ахиллеса труп Гектора" (наход. у К. Т. Солдатенкова, в М.) , а в 1827 г. больш. такою же медалью и званием художника XIV кл., за исполнение другой программы: "Иосиф в темнице истолковывает сны царедворцам фараона". Покровительствовавшее Иванову общество решило послать его на свой счет за границу, для дальнейшего усовершенствования, но предварительно потребовало, чтобы он написал еще картину, а именно на тему: "Белерофонт отправляется в поход против Химеры". Удовлетворив этому требованию (картина наход. у М. П. Боткина, в СПб.) , И. пустился в путь, в 1830 г., и чрез Германию, с остановкою на некоторое время в Дрездене, прибыл в Рим. Здесь первые его работы состояли в рисовании с микеланджеловского "Сотворения человека", в Сикстинской капелле, и в сочинении эскизов на разные библейские сюжеты. Усердно изучая Священное писание, в особенности Новый Завет, он все более и более увлекался мыслью изобразить в обширной и сложной картине первое явление Мессии народу, но прежде чем приступить к этой трудной задаче, хотел испробовать свои силы над менее значительным, хотя также крупным произведением, и с этою целью написал, в 1834 г., "Явление воскресшего Христа Марии Магдалине" (наход. в Имп. Эрмитаже) - картину, превосходную по красоте композиции, благородству стиля, рисунку, краскам и экспрессии мироносицы, но исполненную еще совершенно в академическом духе. Она имела большой успех как в Риме, так и в СПб., где художник был признан за нее, в 1836 г., академиком. Ободренный успехом, И. принялся за "Явление Мессии", глубоко вдумывался в сюжет, изучал все, что касалось его хоть сколько-нибудь, делал множество этюдов, советовался с знаменитыми иностранными художниками, жившими в Риме, постоянно переменял первоначальную композицию и ее подробности. Процесс столь добросовестного творчества шел медленно, и годы летели один за другим в заботах художника о получении средств для довершения его капитального предприятия, в его сомнениях и колебаниях. Начав работу с полною верою в божественность избранной темы, он подвергся впоследствии сомнению, благодаря в особенности чтению книги Штрауса о Христе, и уже не мог трудиться с прежним увлечением; кроме того, в последнюю пору его пребывания в Италии болезнь глаз мешала ему заниматься с желаемою усидчивостью. Таким образом, исполнение картины тянулось слишком двадцать лет, (1836 - 57) , и только в 1858 г. И. решился отправить ее в СПб. и явиться туда вместе с нею. Выставка ее и всех относящихся к ней эскизов и этюдов в одной из зал академии худ. составила событие в русском художестве, небывалое со времен К. Брюллова. В печати она была встречена противоположными суждениями: одни восторгались картиною беспредельно; другие находили, что ее автор, при всем своем усердии, взялся за задачу не по силам, не разрешил ее удовлетворительно, видели в ней лишь собрание более или менее интересных этюдов, не достаточно связанных одним общим движением и, в особенности, одним общим колоритным тоном. Но для большинства истинно художественных людей она была явлением в высшей степени замечательным. Серьезное, вдумчивое отношение И. к предмету, полное отречение его от рутинных, академических взглядов и приемов, его приверженность к натуре, искание красоты не внешней и случайной, а обусловливаемой соответствием формы индивидуальному характеру и значению изображенных лиц, - все это завоевало творцу "Явления Мессии" горячее сочувствие преимущественно молодых художников, было для них настоящим откровением и оказало решительное влияние на многих из их числа. Однако И. не суждено было увидеть плоды своего почтенного труда: еще продолжалась его выставка, и участь его картины еще не была решена, как он сошел в могилу, пораженный холерою, 3 июля 1858 г. После его кончины, "Явление Мессии" было приобретено императором Александром II и пожаловано московскому публичному музею, в котором красуется и поныне. Кроме этой картины, составляющей один из драгоценных памятников русской живописи, крайне любопытны многочисленные наброски (пером, карандашом и акварелью) на темы Ветхого и Нового Заветов, которыми И. занимался в Риме, отрываясь по временам от своего главного труда. Они изданы в точных факсимиле немецким археологическим институтом на счет капитала, завещанного ему с этой целью братом живописца, архитектором С. Ивановым. Ср. М. П. Боткина, "А. А. И., его жизнь и переписка" (СПб. 1880) и в биoграфич. библиотеке Ф. Павленкова.

А. С - в Иваново-Вознесенск - безуездный город Шуйского у., Владимирской губ., расположен по обеим берегам р. Уводи, станция Шуйско-Ивановской железной дороги. На правой стороне реки расположено бывшее с. Иваново, со слободами Дмитровской и Ильинской, по левой Вознесенский посад со слободой Троицкой. Город занимает площадь в 12 кв. вер. Почва местности суглинистая (красная глина) , с довольно богатым содержанием песка. Местами встречается еще серая глина, удобная для выделки цемента и огнеупорного кирпича. Главное богатство города торф. У города 15 десятин хорошего торфа, столько же и у частных лиц. Водоснабжение удовлетворительно, благодаря обилию колодцев. На месте И. Вознесенска жили меряне, и от них осталось много курганов, разрытых К. Н. Тихонравовым. В 1561 г. с. Иваново значилось в числе черных государевых сел. Затем оно перешло к кн. Шуйским и в 1638 г. к кв. Черкасским. В 1723 г. с. Иваново было уже значительным поселением. Жители города исстари занимались торговлей. В первой половине XVIII ст. ивановец В. Гондурин с братьями, а во второй половине И. М. Гарелин вели обширную торговлю с Астраханью. Петр Великий обратил внимание на развитие здесь холщового и набоечного мастерства и выписал иностранца Тамеса или Тамена, который устроил фабрику в 9 в. от с. Иванова. Пример Тамеса подействовал, и возникли полотняные фабрики в с. Иванове, Ярославле и Костроме. От кн. Черкасских в XVIII ст. с. Иваново перешло к гр. Шереметьевым. В 1751 г. в Иванове были уже фабрики Ямановского, Гарелина и Грачева. С 1776 г. по Иванову распространились набоечные заводы у так называемых горшечников или кустарей, и некоторые ивановцы отправились в Петербург и Шлиссельбург, чтобы узнать секрет составления красок и способы лучшей набивки. По возвращении их открылись набоечные фабрики. В 1803 г. на фабриках М. И. Гарелина и М. И. Ямановского стали употреблять английскую бумажную пряжу, из которой ткали миткаль. С 1812 г. фабричная промышленность начала еще более развиваться. В 1814 г. Ямановский работает ситцев и платков на 1650 т. р. Английская пряжа, благодаря В. М. Киселеву, входит в употребление на всех фабриках. В 1825 г. в Иванове было уже 125 фабрик. История фабричной промышленности города изложена у Гарелина: "Город И.-Вознесенск". В 1871 г. из с. Иванова и посада Вознесенского образован г. И. Вознесенск. В это время было домовладельцев-крестьян в с. Иванове 859, а в Вознесенском посаде оседлое население около 2183 и, кроме того, рабочих в одном Иванове до 15 т. чел. Купцов в 1870 г. было 1 гильдии 18 и 2 гильдии 91, а всех торговых документов выдано 1175. Церквей было 9, из них каменных 6. Всех зданий было 256 камен. и 1652 деревянных, фабрик ситцевых 38. Из фабрик и заводов в настоящее время в г. И. Вознесенске по оборотам более значительны: 1) К. И. Маркушева фабрика миткаля и ситца, ежегодно более 28 милл. арш., на сумму более 2 милл. руб.; 2) Н. Ф. Зубкова бумаготкацкая, белильная и ситцепечатная. Оборот 1 1/2 милл. р. Рабочих 819 чел.; 3) Никона Гарелина (с 1751 г.) бумагопрядильня и т. д. Оборот до 2 милл. р. Рабочих 1630 чел.; 4) Ив. Гарелина то же, 2150 т. р.; б) товарищество Куваевской мануфактуры (ситценабивная и др.) на сумму 5400 т. р. Рабочих от 1500 - 1600 ч. Берды для ткацких станков делаются многими мастерами; 6) Н. Дербенева миткалеткацкая и др. фабрики на сумму 600 тыс. руб.; 7) Бурылина - бумажные изделия на 600 тыс. руб.; 8) А. М. Гандурина ситценабивная и др. на 800 тыс. руб. Всех фабрик и заводов более 70, с оборотом около 38 милл. руб. Лавок более 700, торговых документов выдано 1113. В 1890 г. по железной дороге разного товара привезено 12397 т. пд. и отправлено 1917 т. пд. Городских доходов в 1890 г. было 102606 руб. Из них трактирного налога 10785 руб. и с торговых документов 10052 р. Расходы 103538 р.; из них на народное образование 10857 р., на благотворительные учреждения 2500 р., на городское управление 13661 р., в пособие казны на содержание учебных заведений и др. 5 т. р., на врачебную часть 3110 р. Долгов у города было 112 тыс. рублей. Общественный банк. Женская гимназия, реальное училище, 12 городских приходских, рисовальный класс, несколько фабричных школ. Открывается механическо-техническое училище. На него собрано 130 т. р. М. Н. Гарелин содержит 1 училище. В 1889 - 90 г. в 10 приходских училищах было 953 уч., а расход на их содержание 12286 р. Земство давало 6731 р., город 2200 р. и частные лица 3355 р. При некоторых фабриках устраиваются народные чтения. При реальном училище и женской гимназии существуют общества вспомоществования бедным учащимся. При реальном же есть ссудосберегательная касса. В городе библиотека для чтения, библиотека при Покровском соборе. Книжных лавок 5. Благотворительные учреждения: 6 богаделен, 1 приют, вспомогательное общество купеческих приказчиков и благотворительное общество. Больничных учреждений 4 и из них одна земская больница. Жителей в 1883 г. считалось 15370 ч. (без рабочих) , а в 1892 г. 40 т. чел., в том числе 26 т. чел. фабричных рабочих. 11 церквей и из них 6 приходских, старообрядческих молелен 1 и две часовни при домах. Благодаря большому количеству рабочих, в 1883 г. было до 142 заведений для продажи крепких напитков. При всех фабриках (больших) есть приемные покои. Помещения для рабочих, по исследованию Я. П. Гарелина, неудовлетворительны: Лит. указана у Я. П. Гарелина: "Город И. Вознесенск или бывшее с. Иваново и Вознесенский посад, Владимирской губ." (Шуя, 1885) ; Д. И. Шишмарев, "Краткий очерк промышленности района Нижегородской и Шуйско-Ивановской ж. д." (СПб., 1892) .

А. Ф. С.

Иволги

(Oriolidae) - семейство певчих птиц (Oscines) . Клюв более или менее конический, закругленный и без ребра, с слабо загнутым концом; крылья длинные, с 10 ручными маховыми перьями, из которых 1-ое укорочено; хвост средней длины, плюсна короткая, покрытая щитками, пальцы сильные. 75 видов (1891 г.) этого семейства принадлежат исключительно восточному полушарию, живут в лесах и питаются насекомыми и ягодами. Род Oriolus отличается широким при основании клювом длиною с голову (с вырезкой перед концом) , ротовою щелью длиннее плюсны, крыльями, в которых 3-е маховое длиннее всех, прямым хвостом и плюсною длиннее заднего, но короче переднего пальца. 24 вида. Иволга обыкновенная (О. galbula) , длиною 25 см.; конец хвоста и нижние кроющие перья крыла желтые, самец весь желтый, кроме черной уздечки, крыла и хвоста; самка и молодые сверху серозеленые, снизу беловатые с темными стержневыми пятнами. Живет во всей Европе, кроме крайнего Севера, и в Западной Азии, зимою во всей Африке до Мадагаскара включительно. Прилетает в средине мая, держится в лиственных лесах и садах, а также в хвойных с примесью лиственных; питается различными насекомыми, особенно гусеницами, а также ягодами; очень любить вишни, чем и может приносить вред садам, хотя в общем должна считаться полезной птицей. Голос самца очень мелодичен. Гнездо устраивается очень искусно, обыкновенно в развилине тонкой ветви, высоко над землею; яйца (4 - 5) высиживаются раз в лето, высиживает самка, которую самец сменяет лишь в полуденные часы. Птенцы подвергаются линянию уже в гнезде.

Н. Кн.

Иглокожие

(Echinodermata) - тип животных с кажущейся лучевой (обыкновенно 5лучевой) симметрией тела, твердым известковым наружным скелетом, обособленными кровеносной и пищеварительной, а также нервной и амбулякральной системами. Они составляют один из самых характерных и резко обособленных типов животного царства, хотя в прежнее время, на основании лучевой симметрии их соединяли с типом кишечнополостных (Coelenterata) под названием лучистых (Radiata) . В теле И. можно различать главную ось, полюсы которой у правильных форм определяются один (ротовой или оральный) - ртом, другой (аборальный) - заднепроходным отверстием; вокруг этой оси расположены по радиусам приблизительно одинаковые группы органов, обыкновенно в числе 5, реже 6 или более (до 40) . Благодаря этому, в типических случаях можно провести через главную ось 5, 6 и т. д. плоскостей, разделяющих тело на симметрические половины. Эти 5 (или 6 и т. д.) плоскостей определяют положение 10 (или 12 и т. д.) меридианов, из которых 5 главных называются радиусами, а 5 чередующихся с ними - интеррадиусами; те и другие характеризуются у И. одинаковыми органами. Совершенно строгой лучевой симметрии впрочем никогда не наблюдается, так как всегда существуют органы, имеющиеся в единичном числе и не совпадающие с главной осью. Тем не менее внешняя лучевая симметрия довольно резко выражена у наиболее правильных форм (морских звезд, лилий, и правильных ежей) , у которых мы можем поэтому различать лишь оральную (ротовую) и аборальную сторону. В других случаях, благодаря тому, что один радиус и соответствующий интеррадиус (у неправильных ежей) или три радиуса (у многих голотурий) развиваются неодинаково с остальными, тело получает резкую двустороннюю симметрию и можно различать передний и задний конец, спинную и брюшную, правую и левую стороны. Кожные покровы И. состоят из наружного эпителия и толстого кожного слоя и отличаются обилием известковых отложений, которые составляют или твердый и совершенно неподвижный (большинство ежей) , или до известной степени подвижный (морские звёзды и лилии) наружный скелет, панцирь; отдельные пластинки во втором случае приводятся в движение мышечными волокнами. Лишь у голотурий известковые отложения представляют отдельные тельца, при чем в коже существует сильная мускулатура. У одной голотурии Pelagothuria natatrix даже вовсе нет известковых отложений, ни в коже, ни вокруг пищевода. К наружному скелету относятся также иглы и педицелярии (звезды, ежи) , небольшие органы в виде щипчиков, с 2 или 3 (редко 4) ветвями, сидящих на общем стебельке. В связи с наружным скелетом развивается и внутренний: сюда относятся челюсти ежей, позвонки звезд и лилий, известковые пластинки глоточного кольца голотурий и известковые отложения в некоторых внутренних органах. Характерную особенность И. составляет водно-сосудистая или амбулякральная система, состоящая из правильной системы каналов. выстланных внутри мерцательным эпителием и заключающих в стенках мышечные волокна; эти каналы наполняются извне водою и связаны с так называемыми амбулякральными ножками - длинными, цилиндрическими, очень сократительными мешками, оканчивающимися часто присасывательными кружками. Наполняясь водою, эти ножки могут сильно вытягиваться и служат у большинства И. органами передвижения тела (в других случаях для передвижения служат изгибания частей тела) . Центром амбулякральной системы служит кольцевой сосуд, окружающий глотку; от него отходят по направлению радиусов стволы, дающие веточки к амбулякрам, которые при основании их образуют мешковидные расширения, ампуллы. С кольцевым каналом связаны обыкновенно так наз. Полиевы пузыри, служащие резервуарами воды; в него открывается один или нисколько каналов (каменистых каналов, названных так вследствие отложения в их стенках извести) , которые открываются по большей части на поверхности тела в интеррадиусах пористыми "магрепоровыми" пластинками. Через эти пластинки и каналы амбулякральная система наполняется морской водою. Иногда (большинство голотурий) каменистый канал открывается прямо в полость тела, в таком случае вода поступает в полость тела через особые поры и отсюда по каменистому каналу наполняет амбулякральную систему. Другие придатки амбулякральной системы - жабры (у ежей) , щупальца (у голотурий) . Распределение ножек сильно варьирует, их может и вовсе не быть. Хорошо развитый кишечный канал состоит из пищевода, желудка, у некоторых снабженного радиальными выростами, и задней кишки, которая открывается наружу в центре аборальной поверхности или в одном из интеррадиусов; иногда кишка оканчивается слепо; с нею могут быть связаны выросты, считаемые за органы выделения (у звезд) , или разветвленные органы, считаемые органами защиты (органы голотурий, по Кювье) и разветвленные мешки, наполняемые водою (водные легкие голотурий) . Кровеносная система состоит из кольцевого сплетения сосудов вокруг пищевода и выходящих из него радиальных сосудов (у голотурий 2 больших сосуда тянутся вдоль кишки) ; кроме того может существовать второе сосудистое кольцо, лежащее у аборального полюса; с глоточным кольцом соединен сокращающийся сосуд - сердце. Особые органы дыхания существуют в виде амбулякральных жабр (ежи) , кожных жабр (некоторые звезды) , водных легких (голотурии) ; кроме того, ту же роль может играть вода, наполняющая амбулякральную систему и омывающая внутренние органы. Полость тела И. выстлана мерцательным эпителием; отделы ее, окружающие кровеносные сосуды, носят название перигемальных полостей. Нервная система состоит из радиальных нервных стволов, лежащих у звезд непосредственно в коже, а у ежей и голотурий под кожным скелетом, и образующегося из соединения их кольца вокруг глотки. Из органов чувств у ежей и звезд встречаются глаза, у голотурий (Apoda) - слуховые пузырьки; органами осязания служат щупальца (у голотурий) , щупальцевидные амбулякральные ножки (у звезд) , кистеобразные ножки (Spatangidae из ежей) .

Размножение происходит почти исключительно половым путем. Лишь немногие морские звезды (Ophiatis virens, Asterias tenuispina, Linckia multiflora) могут произвольно распадаться на отдельные лучи или группы лучей, которые затем, благодаря свойственной И. чрезвычайно сильно развитой способности воспроизведения утраченных частей, воспроизводят недостающие части; этот вид размножения получил название схизогонии (Schizogonia - размножение расщеплением) . За исключением Synaptidae из голотурий и Amphiura из звезд, И. раздельнополы. По внешнему виду половые органы различаются лишь по цвету. Половые органы имеют вид мешков, лежащих в интеррадиусах и по числу соответствуют плану симметрии животного; однако, число их может быть и меньше (4, 3, у голотурий же 2 или 1) ; у морских лилий они лежат в руках. Яйца и семя выбрасываются в окружающую воду, где и происходит оплодотворение; лишь у немногих голотурий происходить внутреннее оплодотворение. История развития И. крайне своеобразна. В огромном большинстве случаев личинки подвергаются сложному метаморфозу. Из яйца развивается бластула, покрывающаяся мерцательными волосками, затем гаструла, отверстие которой становится потом заднепроходным отверстием животного, а полость - кишечником; ротовое же отверстие образуется отдельным впячением, открывающимся в полость кишечника. У морских лилий отверстие гаструлы закрывается; продолговатая личинка, равномерно покрытая мерцательными волосками, получает затем взамен мерцательного покрова 4 поперечных обруча крупных волосков и пучок их на заднем конце, затем задний конец личинки удлиняется и внутри личинки развивается тело морской лилии и ее стебелек. У остальных И. брюшная сторона личинки получает седлообразное углубление, спинная становится выпуклой, а на краю вместо равномерного мерцательного покрова развивается извилистый мерцательный шнур. Заднепроходное отверстие лежит вне шнура. Типическая личинка голотурий (Auricularia) ), имеющая в профиль форму, похожую на ушную раковину, снабжена одним непрерывным мерцательным шнуром, который окаймляет как лежащий перед ртом предротовой щиток, так и задний (анальный) . Кроме того, мерцательные волоски находятся во входе в рот. Личинка морских звезд отряда астерий (Asteridea s. Stelleridea) , так назыв. Bipinnaria, отличается в сущности тем, что предротовой щиток отделен от спинной стороны углублением и окаймлен отдельным мерцательным шнуром, другой мерцательный шнур окаймляет всю нижнюю сторону и анальный щиток; на мерцательном шнуре могут образоваться выросты. Brachiolaria, свойственная той же группе И., отличается 3-мя выростами, руками, сидящими между обоими шнурами. У морских ежей в офиур личинка, носящая название Pluteus, отличается сильно выпуклой спинной стороною и длинными выростами по краю брюшной стороны, снабженными известковым скелетом. У некоторых ежей (Echinus, Echinocidaris) , кроме мерцательного шнура, есть две пары мерцательных кружков (эполет) , у Spatangidae на спинной стороне сильно выдающийся вырост, у офиур очень длинные боковые отростки. При превращении бипиннарий, брахиодарий и плутеусов значительная часть тела личинки атрофируется; у аврикулярий утрачивается лишь незначительная часть тела личинки, но она проходит через стадию бочонковидной личинки с 5 поперечными мерцательными обручами. В более редких случаях процесс развития идет более прямо; случаи этого рода встречаются у некоторых звезд и голотурий. При развитии личинки, обыкновенно еще до образования ротового отверстия, от желудочной полости отделяется (отшнуровывается) пузырь, делящийся на правый и левый, или сразу отшнуровываются два пузыря. От верхней части левого отделяется пузырь, дающий начало амбулякральной системе. Вокруг кишечника и амбулякральной системы в личинке формируется (у морских звезд и ежей несимметрично расположенный) зачаток взрослого животного, которое затем сбрасывает остатки личиночных органов. Все И живут исключительно в море; большинство медленно ползает, большая часть морских лилий - организмы сидячие. Некоторые (напр, свободные лилии) могут плавать. Наконец недавно открыта голотурия Pelagothuria natatrix, ведущая чисто пелагический образ жизни на поверхности океана и обладающая тонкой кожистой пластинкой, расположенной позади щупалец перпендикулярно к оси тела и служащей органом плавания. Личинки иглокожих, за очень немногими исключениями, ведут пелагический образ жизни. Пищей большинства служат, главным образом, различные животные; голотурии частью питаются мелкими животными, частью наполняют кишечник илом или песком и питаются находящимися в них живыми или мертвыми организмами. Большинство зоологов делит тип И. на 4 класса: 1) морские лилии (Crinoidea) ; 2) морские звезды (Asteroidea) ; 3) морские ежи (Echinoidea) и 4) голотурии (Holothurioidea) , или выделяют из звезд в отдельный класс офиур (Ophiuroidea) . Относительно положения типа И. в системе Геккель и Гегеyбаур высказали мнение о близости их к червям и рассматривают тело И., как радиально расположенную колонию червеобразных организмов. Мнение это представляется, однако, весьма произвольным. Можно считать твердо установленным лишь то, что И. произошли от животных не лучевой, а двубоковой симметрии, и что их кажущаяся (неполная) лучевая симметрии вторичное явление.

Н. Книпович.

Игнатий

(Дмитрий Александрович Брянчанинов, 1807 - 67) - сначала военный инженер, затем инок и архимандрит Сергиевой пустыни близ Петербурга; впоследствии епископ костромской и кавказский; известен аскетическими сочинениями: "Отечник" (избранные изречения св. иноков, изд. 1880) , "Полное собрание сочинений" (аскетические опыты, 4 т., СПб., 1865 - 1867) .

Н. Б.

Игнипунктура

- погружение с лечебной целью сильно нагретых прижигателей в различные ткани тела на большую или меньшую глубину. В настоящее время почти исключительно пользуются прижигателем (термокаутером) Пакелена. Он состоит из деревянной рукоятки, к которой привинчены различной формы наконечники из листовой платины (так называемые арматуры) , устроенные в виде замкнутого полого футляра, в котором происходит сгорание бензина, вдуваемого помощью обыкновенного пульверизатора. К И. часто прибегают при болезнях суставов и глубоких процессах в костях.

Г. М. Г.

Игорь Рюрикович

- вел. кн. киевский, сын Рюрика. Умирая (879) , Рюрик вручил правление и малолетнего И. Олегу. И. начал княжить лишь по смерти Олега, в 912 г. Брак И. с Ольгою летопись относит к 904 г. Едва смерть Олега стала известной, древляне и другие племена восстали, но И. заставил их смириться, а воевода его Свинельд покорить угличей и взял их город Пересечен, за что и получил их землю в управление. В 914 г. близ пределов России явились впервые печенеги, которых И. встретил с многочисленным войском. Печенеги, не решаясь вступить в бой, заключили с И. перемирие на пять лет. И. - первый русский князь, о котором сообщают иноземные писатели (Симеон Логофет, Лев Грамматик, Георгий Мних, Кедрин, Зонара, продолжатели Феофана и Амартола, Лев Диакон, кремонский епископ Лиутпранд) . В 941 г. И. предпринял поход на Грецию. С флотом в несколько сот ладей И. пристал к берегам Вифинии, распространил свои опустошения до Босфора фракийского и подступил к Константинополю. Греческий флот был в то время в отсутствии, в походе против сарацин. Тем не менее суда И. не выдержали "греч. огня", и сам он спасся только с 10 судами. В 944 г. И., при содействии варягов и печенегов, возобновил свое нападение на Грецию, но греч. послы встретили его еще по сю сторону Дуная и предложили выкуп, вследствие чего И. возвратился в Киев. В 945 г. прибыли в Киев греч. послы для подтверждения этого мира; с ними И. отправил в Царьград собственных послов, которые и заключили договор, приводимый летописцем под 945 г. Договор этот не известен визант. историкам, что послужило Шлецеру одним из главных оснований к сомнению в подлинности его, но позднейшие исследования устранили эти сомнения. В этом, наиболее пространном из договоров русских с греками Х в. (напеч. в 1-м вып. "Хрестоматии по истории русск. права" Владимирского-Буданова, где и литература) , весьма много положений частного международного права, в которых усматривали древнерусские народные обычаи; на основании их Эверс нарисовал цельную картину нашего древнего юридического быта. Сергеевич ("Ж. М. Н. Пр." 1882, ? 1) , утверждая, что положения эти действовали только на греч. территории и притом в столкновениях греков с русскими (а не русских между собою) , доказывает, что при составлении этого договора русские обычаи принимались во внимание лишь постольку, поскольку не противоречили стремлению греков наложить узду на примитивные нравы Руси и в частности на господствовавшее у ее начало самоуправства. Этим значение договора, как источника русского права, в значительной степени умаляется, за то выдвигается другая сторона договоров русских с греками, как первых по времени памятников, в которых выразилось влияние на Русь Византии. Кроме племен, обитавших по обе стороны верхнего и среднего Днепра, владения Руси при Игоре распространялись, по-видимому, на ЮВ до Кавказа и Таврических гор, на что указывает статья договора 945 г., обязывавшая И. не допускать нападений черных болгар (т. е. болгар, обитавших на нижней Кубани и в вост. части Крыма) на Корсунь и другие греч. города в Тавриде, а на С достигали до берегов Волхова, что можно вывести из указания Константина Багрянородного на то, что при жизни И. в Новгороде княжил сын его Святослав. Смерть И. летопись относить к 945 г. Случилась она на полюдьи. Не удовольствовавшись данью, уже полученной с древлян, И. с небольшою частью дружины вернулся к ним за новой данью, но древляне, и именно жители Коростена, с князем своим Малом во главе, возмутились и убили И. По словам одного византийского историка (Льва Диакона) древляне привязали его к верхушкам двух нагнутых друг к другу деревьев, а потом пустили их, и И. был разорван. Резолюцией кабинет-министров 21 авг. 1735 г. некоторые старые серебряные деньги признаны за копейки вел. кн. Игоря, хотя при И. никаких копеек не было. Впоследствии оказалось, что имя И. прочли вместо слова: государь. Ср. "П. С. Р. Л. " (I, 8 - 10, 12, 18 - 24; II, 238, 239, 241 - 243; IV, 173 - 174; V, 9, 88 - 90, 93, 94, 97 - 103; VII, 221 - 222, 269, 270, 272, 273, 27884; IX, 16, 16, 18, 26 - 28) ; Срезневский, "Договоры с греками X в. " ("Истор. Чтения о яз. и словесности") ; Н. А. Лавровский, "О визант. элементе в языке договоров русских с греками" (1853) .

Игры:

1. Общественные: А) у греков. В) У римлян (Ludi) . - Подобно греческим агонам, И. у римлян находились в тесном отношении к культу; не смотря на общий упадок религиозности в эпоху расцвета римского государства, их число все увеличивалось, а обстановка делалась все роскошнее. Общественные игры (ludi publici) подразделялись на 1. stati, периодически повторяющиеся, 1. votivi, совершавшиеся по обету, 1. extraordinarii. По родам, они разделялись еще на circenses, введение которых приписывалось еще Ромулу, gladiatorii и scaenici. Первые находились в заведывании эдилов, которые ставили их на свой счет и старались превзойти друг друга в роскоши, с целью заслужить благоволение толпы. Они открывались торжественной процессией, обходившей весь цирк, после чего начинались состязания, состоявшие в беге, ристании колесниц, кулачном бое и примерных сражениях, даже морских (naumachiae) . L. gladiatorii происходили в амфитеатре, scaenici - в театре. Важнейшие из римских 1. publici: 1) L. Apollinares, учрежденные во время 2-й Пунич. войны (312 до Р. X.) . Совершались 5 июля в Circus Maximus. 2) L. Capitolini - в честь Юпитера, после изгнания галлов. 3) L. Florales или Floraria - весенний праздник, в поздние времена отличавшийся разнузданностью. 4) L. Magni или Maximi упоминаются Ливием впервые в 491 г. до Р. X. Дионисий подробно их описывает, с целью доказать их заимствование от греков. Уже в древнейшее время на них тратились большие суммы (500 мил сер. ежегодно) , они происходили в цирке и состояли первоначально только из конского ристания. Впоследствии присоединились борьба и звериный бой. б) L. Megalenses, в честь великой матери богов, по поводу перенесения в 204 г. ее символа, черного камня, из Фригийского Пессинунта в Рим. 6) L. Plebeii, учрежденные в республиканское время. Происходили в Фламиниевом цирке 7) L. Romani, патрицианский праздник в честь капитолийской триады. 8) L. Saeculares, справлявшиеся раз в 100 лет, учреждены консулом Валерием Попликолой и совершались каждый раз после предварительной справки в Сивиллиных книгах, так что случалось, что между двумя празднествами протекало и более 100 лет, напр. 110. Праздник длился 3 дня в 8 ночи, при чем допускались иногда слишком свободные отношения между полами, так что Август, во время знаменитых L. Saeculares 17 года до Р. X., разрешил молодежи обоего пола участвовать в празднествах не иначе, как под надзором старших. Празднествам предшествовало объявление о приближении их глашатаями по всей Италии. Они начинались торжественною помпой, жертвами; ночи проходили в пении, танцах и театральных представлениях. Заканчивались игры пением особого Carmen Saeculare, исполнявшегося хором из 27 мальчиков и такого же числа девочек. В 17 г. до Р. X. Carmen Saeculare сочинено было Горацием. 9) L. Augustales - 3 различных праздника в честь императора Августа: первый справлялся в день его рождения, второй в день благополучного возвращения из путешествия по Востоку, третий был учрежден после смерти его в честь его, как Divus Augustus. Ср. Friedlander, "Darstellungen aus der Sittengeschichte Roms" (II, 227 сл.) и его же - у Marquardt-Mommsen\'a: "Handbuch d. Rom. Altertumer" (VI) .

II. Увеселительные игры частного характера у греков и римлян. Лексикограф Полидевк (IX, 9) перечисляет до полусотни разных родов игр, бывших в употреблении у греков, из которых около половины детские, как-то: куклы, лошадки и т. п. Самые употребительные игры взрослых: 1) игра в кости или зернь (astragalismoV, alea) . Кости имели четыре поверхности с номерами: 1. 3. 4. 6. Четыре такие кости клали в небольшой сосуд и, выбрасывая на стол, смотрели, какие цифры на верхних ребрах. Лучшим метанием считалось то, при кот. все 4 цифры были разные (Venus) , худшим, - если везде стоял 1. Иногда костям придавали правильную кубическую форму с номерами от 1 до 6 (tesserae) . Игра эта считалась азартною и когда шла на деньги, называлась также cubeia, была запрещена и производилась в особых притонах, называвшихся также cubeia, или skirajeia; 2) игра, вроде наших шашек и шахмат - petteia, от камушков pettoi, которые заменяли шашки, или poliV, так как напоминала отчасти и игру, называющуюся осада крепости. Задача игрока состояла в том, чтобы запереть противнику ходы. У римлян подобная игра называлась 1. latrunculorum, или duodecim scriptorum; 3) чет и нечет (artiazein, ludere par impar) , азартная игра, тожественная современным, состоящим в угадывании числа денег и т. п., зажатых в руке, пальцев (мора) и т. д.; 4) игра в мяч (sjairistikh) упоминается уже у Гомера. Играли по двое и более человек. Иногда делились на два враждебные лагеря. Некоторые роды И. в мяч принимали вид прямо упражнений с гигиеническими целями, напр. раскачивание грудью большого полого мяча, висящего с потолка; 5) KottaboV, преимущественно греческая игра, допускавшаяся в веселых компаниях, за попойкой, и потому считавшаяся несколько непристойною для людей степенных. Состояла в искусном выплескивании капель вина аз сосуда в другой сосуд, или на особый прибор, вроде канделябра с статуэткою (ManhV) наверху. Жидкость должна была задеть металлическую пластинку, лежащую на голове статуэтка и сбросить ее в подставленный сосуд, при том так, чтобы он издал при этом звук. Несколько приборов коттаба найдено в некрополях Этрурии, но среди римлян, по крайней мере в хорошо известные нам эпохи, игра эта не была распространена. см. Becker, "Charikles" (т. II, стр. 38, 362) и "Gallus" (П, стр. 79; III, стр. 454; обе кн. Беккера перев. на русск. яз.) ; Ohlert, "Ratsel und Gesellschaftspiele der alten Griechen" (1886) ; Richter, "Die Spiele der Griechen and Romer" (1887) .

А. Щ.

У народов романских и германских общественные И. не были так разнообразны; у германцев в древнейшую эпоху в большом ходу были только военные И. для упражнения юношей. У славян (восточных) общественные И., называемые духовными писателями игрищами, сопровождали какой-либо языческий обряд, а потом стали приурочиваться к какому-либо определенному времени. Наиболее распространены были кулачные бои, бега, скачки, метания копий, стрельба из лука и др. Победителя получали награды и выигрывали заклады. Церковь карала отлучением предававшихся игрищам. В большом ходу с древнейших времен были И., имевшие целью выигрыш (зернь, карты и др.) . У женщин и девиц по настоящее время большою любовью пользуются хороводы, ведущие начало с отдаленной древности. Став предметом исследования этнографов, русские И. вошли в разные сборники: Сахарова, "Сказания русского народа" (СПб., 1885) ; Терещенко, "Быт русского народа" (ч. IV) ; Сементовский, "Обзор игр в Полтавской и Черниговской губ." ("Маяк", 1843, т. XI) ; Максимович, "Дни и месяцы украинского селянина" ("Русская Бес.", 1856) ; Маркевич, "Обычаи и поверья малороссиян" (1860) ; Moszynska, "Kupajlo", в "Zbior wiadom. do antrop. krajow. " (1881) ; Исаевич, "Детские игры в окрестностях Переяслава" ("Киев. Старина", 1887) ; Иванов, "Игры крестьянских детей в Купянском у." ("Сборн. Истор. Филолог. Общ. при харьк. унив.", т. II) .

В. Р - в.

Игрушечное производство.

- Желание подражать старшим в их действиях так сильно у детей, что во все времена родители снабжали их подобиями действительных предметов игрушками. И. находят как между остатками свайных построек, так и в позднейших развалинах и гробницах. Первое место между И., конечно, занимают изображения людей и животных - куклы, по старинному "живуля". Классическая кукла еще сравнительно недавнего времени была "тряпичная", свернутая из тряпки с пришитыми руками и нарисованным лицом. Куклы великобританской императрицы Виктории, недавно переданные в музей, были все тряпичные, хотя очень элегантно одетые. Восковые головы и руки не долго были в моде вследствие своей непрочности. Головы из "папье-маше" еще и теперь изготовляются кустарями, но далеко превзойдены неломающимися куклами из смеси желатина с глицерином, патокою и краскою, составленною на подобие массы для типографских валков, фарфоровыми головками Жюмо в Париже в их подражаниями. Ремесло игрушечника не самостоятельное, чуть ли не все ремесла применяются к этому делу, только характер работы меняется; тут требуется не прочность и добросовестность работы, а дешевизна и достаточная степень внешней отделки. Так, напр., существует особая "игрушечная окраска", она с виду походит на масляную, но делается на клею, с достаточною примесью мела для грунта, и только покрывается дешевым лаком из раствора канифоли в скипидаре. У нас большие игрушечные мастерские существуют в обеих столицах и в Риге, но очень много дешевых И. изготовляется кустарями под Москвой, особенно около Сергиевского посада. Самые изящные И. парижские; там же в обычае к новому году пускать в разносную продажу по бульварам дешевые, нового образца И., непременно отличающиеся чем либо оригинальным, которые, в случае успеха, распространяются потом по всему свету. В Швейцарии изготовляются во множестве разные И. и музыкальные ящики. В Германии лучший сорт И. делается в Нюрнберге, Штуттгардте и Берлине, похуже - в Вюртемберге и Тюрингене, а самые дешевые - в Рудных горах Саксонии. Обороты игрушечного производства считаются десятками миллионов.

В. Лермантов.

Игуаны

(Iguanidae) - семейство ящериц из подотряда толстоязычных (Crassilinguia) . Зубы, приросшие к внутренней поверхности челюсти, округленные у корня, сжатые с боков и широкие на конце; клыков не бывает почти никогда; часто бывают нёбные зубы; голова покрыта щитками, тело чешуйками, расположенными по большей части поперечными рядами; пальцы обыкновенно свободны, всегда по 5 на передних и задних ногах. Очень многочисленное (в 1883 г. известно 55 родов с 235 видами) семейство, живущее в Америке, особенно Ю. Распадаются на две группы: 1) древесные И. (Dendrobatae) с тонким, сжатым с боков или трехгранным телом, длинным хвостом и тонкими конечностями, живущие на деревьях, и 2) наземные И. (Humivagae) с круглым или приплюснутым телом, хвостом по большей части лишь средней величины или коротким и по большей части укороченными конечностями. К древесным принадлежит род И. (Iguana) . Тело тонкое, хвост очень длинный и сжатый с боков, спина и хвост с продольным гребнем, на горле большой, сжатый с боков мешок, пальцы очень длинны; зубы в челюстях зазубренные, есть и нёбные. Крупные быстрые ящерицы, живущие преимущественно около воды и хорошо плавающие. От человека убегают, но в случай крайности храбро защищаются. Питаются растениями и насекомыми; мясо и яйца съедобны; яйца, величиною с голубиные, откладываются в ямку в песке. 5 видов, водящихся в Вест-Индии и Южной Америке, составляют предмет ревностной охоты; пойманные - сначала ведут себя очень бешено, но потом хорошо приручаются. Обыкновенная И. (I. taberculata) , с крупным щитком под ухом; на спине преобладает зеленый цвет, бока с бурыми окаймленными желтыми полосками; брюхо зеленовато-желтое, хвост с бурыми и желто-зелеными кольцами. Длина 1, 75 м., из которых 1, 25 м. приходятся на хвост. Водится в Вест-Индии и Южной Америке. К этой же группе принадлежит Василиск. Весьма замечательна по своему образу жизни ящерица, водящаяся в большом количестве на Галапагосских островах, похожая по виду на И. - Amblyrhynchus s. Oreocephalus cristatus, длиною около 0, 9 м., грязно-черного цвета, с укороченной головой, покрытой сверху пирамидальными щитками; вдоль спины зубчатый гребень, хвост сильно сжать с боков. Превосходно плавает, змеевидно изгибая тело без помощи ног и значительно удаляется от берегов, возвращаясь, в случае опасности, на прибрежные скалы; питается исключительно морскими водорослями (Ulva) . Это единственная действительно морская ящерица. Из наземных И. замечателен род Phrynosoma. Тело толстое, короткое, плоское, похожее на тело жабы; голова короткая и плоская; плоский, широкий при основании, хвост короче тела; ноги очень коротки, с мало развитыми, зазубренными на краях пальцами; на горле поперечные складка; на затылке и боках тела шиповатые чешуи. Их не менее 9 видов, водящихся в Америке к западу от Миссисипи, от Мексики до Дакоты. Все живородящие, рождают 7 - 8 детенышей. Очень медленны в движениях, легко привыкают к неволе и приручаются. P. Orbiculare-Taпайаксин сверху светло-буроватого цвета, с беловатой продольной полоской по средине и по 4 больших черных пятна по бокам. Длина 10 см., хвост 3, 8 см. Водится в Мексике, в сухих солнечных местностях, питается насекомыми (особенно муравьями и жуками) и улитками.

Н. Кн.

Игумен

(греч. - предводительствующий) - название начальственного лица в монастыре, в древности всякого монастыря, по штатам 1764 г. в России монастыря третьеклассного. Начальственные права и должностные обязанности его те же, какие имеет всякий настоятель монастыря. Отличие его от архимандрита (настоятеля монастыря первоклассного и второклассного) лишь в том, что при богослужениях он облачается в простую монашескую мантию и набедренник, тогда как архимандрит облачается в мантию с "скрижалями", наперсный крест, палицу и митру.

Н. Б.

Идеал

- представление высшего совершенства в каком-нибудь отношении. В этом широком смысле слово И. применяется одинаково и к отвлеченным и конкретным предметам: И. добра, И. женской красоты, И. государства, И. гражданина и т. д. В этом общем смысле И. обыкновенно противополагается действительности, как чему то несовершенному. Такое противоположение может приниматься в трояком смысле: 1) И., противоречащий действительности, может тем самым признаваться за пустую фантазию; 2) действительность, несоответствующая И., будет безусловно отвергаться как бытие ложное и призрачное и 3) противоречие между этими двумя терминами может пониматься как задача их примирения, т. е. преобразовании действительности по И., или воплощения его в действительности. Первые два взгляда имеют частную, относительную истинность, поскольку бывают И. по существу своему фантастичные, а с другой стороны бывает действительность также по существу негодная, неспособная к улучшению или пересозданию. Но общая принципиальная истина принадлежит только третьему взгляду: совокупность космического и исторического опыта указывает на И. осуществимые и осуществляемые и на действительность преобразуемую, усовершаемую; вся история мира и человечества есть лишь постепенное воплощение И. и преобразование худшей действительности в лучшую, и когда полагаются произвольные пределы этому процессу - это обыкновенно означает лишь тайное предпочтение дурного хорошему в силу низших интересов и страстей. Особое значение имеет понятие И. в области чистого искусства, имеющего своею задачей воплощение идей в чувственных формах, т. е. создание конкретных И.. В общее употребление слово И. стало входить с конца прошлого и начала нынешнего столетия, главным образом, благодаря Шиллеру.

Вл. С.

Идеализм,

-ист (от греч. через лат. idealis) - имеет много различных, но связанных между собою значений, которые могут быть расположены в последовательный ряд по мере углубления понятия. 1) В самом обыкновенном и поверхностном смысле под И. разумеют наклонность к более высокой, чем следует, оценке лиц и жизненных явлений, т. е. к идеализации действительности; так идеалистом называют, напр., человека, который верит в доброту и честность всех своих ближних и старается все их поступки объяснять достойными или, по крайней мере, невинными побуждениями; в этом значении И. есть почти синоним оптимизма. 2) Далее И. называется преобладание у кого-либо общих интересов над частными, умственных и нравственных - над материальными. 3) Сродный с этим, но более глубокий смысл получает И., когда им обозначается сознательное пренебрежение реальными практическими условиями жизни вследствие веры в могущество и торжество высших начал нравственного или духовного порядка. Указанные три вида принадлежат к И. психологическому, выражающему известное душевное настроение и субъективное отношение в действительности практической. Далее следуют различные типы И. собственно философского, представляющего некоторое теоретическое отношение ума к действительности, как мыслимой. 4) И. Платоновского или дуалистического типа, основанный на резком противоположении двух областей бытия: мира умосозерцаемых идей, как вечных и истинных сущностей, и мира чувственных явлений, как бытия текущего неуловимого, только кажущегося, лишенного внутренней силы и достоинства; при всей призрачности видимого бытия, оно имеет, однако, в этой системе самостоятельную основу, независимую от мира идей, именно материю, представляющую нечто среднее между бытием и небытием. 5) Этот осадок реализма окончательно уничтожается в И. Берклеевского типа; здесь единственною основою всего признается бытие духовное, представляемое божеством с одной стороны и множеством тварных умов - с другой; действием первого на последних возникают в них ряды и группы представлений или идей (в англо-французском смысле этого слова; см. ниже) , из коих некоторые более яркие, определенные и сложные суть то, что называется телами или вещественными предметами; таким образом весь физический мир существует только в идеях ума или умов, а материя есть только пустое отвлечение, которому лишь по недоразумению философов приписывается самостоятельная реальность. Эти два вида И. (Платона и Берклея) обозначаются иногда как И. догматический, так как он основан на известных положениях о сущности вещей, а не на критике наших познавательных способностей. С такою критикою связан 6) И. англ. школы, своеобразно сочетавшийся с эмпиризмом и сенсуализмом. Эта точка зрения отличается от Берклеевской тем, что не признает никаких духовных субстанций и никакого самостоятельного субъекта или носителя психических явлений; все существующее сводится здесь к рядам ассоциированных идей или состояний сознания без особых субъектов, как и без реальных объектов. Этот взгляд, вполне развитый лишь в нашем веке (Миллем) , уже в прошлом (у Юма) обнаружил свою несовместимость с каким бы то ни было достоверным познанием. Чтобы предотвратить роковой для науки скептицизм Юма, Кант предпринял свою критику разума и основал 7) И. трансцендентальный, согласно которому доступный нам мир явлений, кроме зависимости своей от эмпирического материала ощущений определяется, в своем качестве познаваемого, внутренними априорными условиями всякого познания, именно формами чувственности (пространством и временем) , категориями рассудка и идеями разума; таким образом, все предметы доступны нам лишь своею идеальною сущностью, определяемою функциями нашего познающего субъекта, самостоятельная же, реальная основа явлений лежит за пределами познания (мир вещи в себе, Ding an sich) . Этот собственно Кантовский И. называется критическим; дальнейшее его развитие породило три новые вида трансцендентального И.: 8) субъективный И. Фихте, 9) объективный И. Шеллинга и 10) абсолютный И Гегеля. Основное различие между этими четырьмя видами трансцендентального И. может выясниться по отношению к главному вопросу о реальности внешнего мира. По Канту, этот мир не только существует, но и обладает полнотою содержания, которое, однако, по необходимости остается для нас неведомым. У Фихте внешняя реальность превращается в бессознательную границу, толкающую трансцендентальный субъект, или я к постепенному созиданию своего, вполне идеального, мира. У Шеллинга эта внешняя граница вбирается внутрь или понимается как темная первооснова (Urgrund и Ungrund) в самой творческой субстанции, которая не есть ни субъект, ни объект, а тожество обоих. Наконец, у Гегеля упраздняется последний остаток внешней реальности, и всемирный процесс, вне которого нет ничего, понимается как безусловно имманентное диалектическое самораскрытие абсолютной идеи. Общее суждение о философском И., сказавшем свое последнее слово в гегельянстве, может ограничиться указанием, что противоречие между идеальным и реальным, между внутренним и внешним, мышлением и бытием и т. д. упразднено здесь односторонне, в сфере чистого мышления, т. е. все примирено только в отвлеченной мысли, а не на деле. Эта непреложная граница философского И. есть, впрочем, граница самой философии, которая в гегелевской системе напрасно хотела стать на место всего. Для действительного оправдания И. должно обратиться к деятельному, практическому осуществлению абсолютной идеи, т. е. истины, в человеческой и мировой жизни.

Владимир Соловьев.

Идеология

- метафизическая философия, понимаемая как учение об идеях. см. Destutt de Tracy, "Elements d\'ideologie" 1801 - 15) . К этому направлению примыкает школа Кузена. Слово И. в этом значении не сохранилось в философской терминологии. Более употребительно (особенно во Франции) другое значение, введенное Наполеоном I, который называл идеологами всех тех, которые на какихнибудь принципиальных основаниях противились практическим требованиям текущей политики.

Вл. С.

Идея.

- В древней философии так обозначается умопостигаемая и вечная сущность предмета в противоположность его чувственному, преходящему явлению. У Канта И. есть априорное понятие чистого разума, не отвечающее никакому внешнему предмету, но выражающее функцию самого разума завершать высшим единством всякое рассудочное познание. У Гегеля своеобразно соединяются оба эти главные смысла слова И. с упразднением их ограниченности: его И. есть Платоновская сущность, но не вне процесса, а в нем самом, и вместе с тем это Кантовское понятие чистого разума, но не лишенное бытия, а создающее всякое бытие в себе и из себя. У английских и французских философов, не подчинившихся влиянию кантианства и гегельянства, И. сохранила чисто психологическое значение: идеями называются здесь не только все общие отвлеченные понятия, но и простые представления.

Вл. С.

Идиллия

(от греческого слова "эйдиллион", буквально - "маленькая картина") . Под И. подразумевается род искусственной (не народной) поэзии, средний между эпосом и лирикой, иногда с присоединением драмы. Содержание И. составляют настроения, мысли и обыденный быт простых людей, приходящих в непосредственное общение и соприкосновение с природой. И. иногда называется пастушеской или "буколической поэзией"; это неточно, так как содержание И. пастушеским бытом не исчерпывается. Сюжет всякой И. дает поэту возможность провести параллель между утонченной жизнью города и деревенским образом жизни, а также - делать воззвание к возвращении горожанина на лоно природы в к естественности в сфере людских отношений. Идиллия возникает позднее остальных родов литературы. Зачатки И. мы встречаем в литературе восточных народов. Уже в Библии попадаются книги с оттенком идиллическим (Руфь) или буколическим (Песнь Песней) . И. в более самостоятельном виде появляется в позднейший период индийской литературы, у поэтов Калидасы и Джаядевы.

Калидаса, живший около 50 г. до Р. Хр., написал лирический сборник "Ритусангара" (Времена года) , в котором рисовал картинки природы и сельского быта. "Сакунтала" Калидасы может быть названа идиллической драмой. Джаядева, поэт XII в. по Р. Хр., в идиллической поэме "Гитаговинда", изобразил историю любви бога Кришны к пастушке Радхе; слог поэмы напоминает Песнь Песней. В китайской поэзии времени династии Тангов известны лирики Туфу и Литайпе, выказавшие особенную любовь к природе и настроениям ею вызываемыми В истории арабской литературы после Магомета прославились своими И. поэты ИбнДорейд (ум. 933 г.) и Тиграи (ум. 1119) . И., как самостоятельный род поэзии, развилась в Греции, в позднейший, александрийский период литературы, когда, с потерей политической и национальной свободы, в поэзии стали преобладать индивидуалистические мотивы. Одновременно с эротической лирикой появилась И., зачатки которой давно уже таились в народном творчестве. Дорийские пастухи в Сицилии сыздавна имели свою поэзию пастушескую или буколическую (от "буколос" - пастух) , изобретателем которой считался полумифический пастух Дафнис. Эта поэзия изображала судьбы Дафниса или обычные, чаще всего эротические, настроения пастухов; буколические песни пелись с обрядами на сельских празднествах в честь Артемиды, с мимикой и, значит, с примесью драматического элемента. Уже сицилийский лирик Стезихор (ок. 610 до Р. Хр.) подражал пастушеским песням, воспевая любовь и трагическую смерть Дафниса. Мастерски воспользовался этим народным творчеством Феокрит Сиракузский, живший в III в. до Р. X. Феокриту принадлежит до 30 И., в которых он рисует жанровые картинки из быта пастухов и низших классов населения, иногда - богов. Порой Феокрит воспевает элегическое настроение пастуха, отвергнутого суровой деревенской красавицей; порой - он передает в поэтической форме разговор двух жнецов: влюбленного юноши и положительного крестьянина, который смеется над товарищем, советуя ему лучше работать, чем мечтать. Юмор и грация идут у Феокрита рука об руку; он одновременно и наивен, и утонченен. Весьма важным элементом И. Феокрита является их народность. Как род поэзии, И. Феокрита - нечто среднее между эпосом и драмой и может служить примером "мима", представителем которого был современник Еврипида, Софрон, служивший образцом для Феокрита. Софрон был древнегреческим рассказчиком из народного быта и слагал вирши на манер русск. раешников, на простонародном наречии. Эту манеру усвоил Феокрит, облагородив ее и придав ей строго метрическую и художественную форму Подражателем и современником Феокрита был Бион; в его И. драматический элемент (диалог) и описание (пейзаж) отступают на второй план; преобладает лирика. Другой подражатель Феокрита, Мосх, уже отчасти манерен. Идиллия из Греции перешла в Рим, где продолжала развиваться в августовский период литературы, представлявший много аналогий с периодом александрийским. Виргилий в своих десяти И., названных им "эклогами" и соединенных в сборник под названием "Буколики", усвоил только внешнюю манеру феокритовой И. На самом деде, в И. Виргилия нет главного: природы и настроения. Виргилий смотрел на эклоги, как на средство умно и тонко намекнуть на живейшие и современнейшие злобы дня; так, первая эклога является хвалебным гимном Октавиану, четвертая воспевает Азиния Поллиона и Мецената; в пятой, под именем Дафниса, воспевается Юлий Цезарь и т. п. Народный элемент совершенно отсутствует: слог рассчитан исключительно на читателей образованных. "Георгики" Виргилия под понятие И. подходят лишь постольку, поскольку в них преобладает пейзаж; дидактизм этого сборника вредит цельности идиллического впечатления. Оды Горация также не могут служить образцом И.; несомненно, однако, что преобладающее настроение лирики Горация - идиллическое; мораль "золотой посредственности" мораль природных инстинктов, развившихся на доне природы вне общественной жизни. Аллегорическая или тенденциозная И. Виргилия нашла подражателей в нероновское время в лице Кальпурния Сикула, который уже с полною откровенностью добивается милости кесаря; форма эклоги здесь совершенно случайна. И. заметно падала. С пробуждением интереса к античной словесности во время Возрождения ожила и И. Саннацаро, в подражание Виргилию, пишет И. "Аркадия" (1502 г.) , в двенадцати эклогах; поэт воспевает сельский быт и свою несчастную юношескую любовь. Его примеру последовал Аламанни (1495 - 1556) , писавший эклоги и в своем "La coltivazione" подражавший "Георгикам" Виргилия. Одновременно с сантиментальными мечтами о золотом веке воскресло и мечтание о прелести пастушеского быта. Опять появилась буколическая, пастушеская поэзия. Пастушеские стихотворения, написанные с начала до конца одним размером, назывались эклогами, а написанные разными метрами - И. В это же время зарождается новый род И.: драматическая И. или "пастораль" (пастушеская драма) . Действующие лица пасторали делились на "влюбленных и "комических" пастухов (pastori eroici, pastori comici) - как в "Жнецах" Феокрита. Лучшей пасторалью в свое время считалась "Аминта", Тассо, в подражание которой Гварини написал своего "Верного пастуха" (Il pastor fido) . Как только пастораль стала средством для прославления высокопоставленных лиц, этот новый род И. пришел опять в упадок.

Из Италии И., в конце XVI в., перешла во Францию, через посредство Ронсара в его кружка ("Pleiade francaise") . Во французской литературе XVII века идиллия приняла приторно-слащавый, с примесью низкопоклонства, характер благодаря влиянию двора Людовика XIV. Поэтесса Дезулиер, прославившая этого рода И., получила прозвище "десятой музы". Кроме ее на поприще И. выдвинулся Делиль, писатель XVIII в., переводчик "Георгик" Виргилия, автор "Садов" и "Французских георгик", произведения крайне аффектированного. Таким образом развитие И., как самостоятельного рода поэзии, прекратилось и выродилось в подражательную буколическую поэзию. В Германии И. возникла в виде пасторали. В XVII в. в Нюрнберге был основан "Пегницов орден" (по имени реки, протекающей через Нюрнберг) или общество пегницовых пастушков. Общество имело значение, как противодействие педантизму, господствовавшей поэтической партии, но в развили И. роли не играло. В XVIII в. появляется И. в виде подражания французским образцам; создатель ее - Геснер, как автор "Idyllen", считавшихся вполне национальным продуктом до разоблачения Гердера. В том же роде были написаны И. Фосса, которые только своей "Луизой" дал первый образец национальной и художественно правдивой И. Ранее Фосса, в Англии, Джемс Томсон (1700 - 1748) своими "Временами года" (The Seasons) сделал первый опыт новой, самобытной и народной И.: его пейзаж - настоящий северный пейзаж со всеми оттенками в переходах от осени к зиме и от зимы к лету, а его герои - не слащавые пастушки, а настоящие английские крестьяне. Поворот в сторону художественного реализма, сделанный литературою XIX в., отразился и на И., которая становится вполне самостоятельной и принимает национальный отпечаток. Самый род И. расширяется: появляется идиллическая народная лирика, примером которой могут служить "Алеманские стихотворения" Гебеля и знаменитая идиллическая поэма Гете: "Герман и Доротея". В этой поэме уже нет и следов ложноклассической буколики: поэт воспевает мелкое немецкое мещанство, не вполне удалившееся от влияния природы и земледельческого труда, это - поэзия бюргерского довольства, зеленых стаканчиков с рейнвейном, семейной патриархальности и девичьей скромности, поэзия национального благодушия (Gemuth\'a) , столь напоминающего "золотую посредственность" Горация; все это национально и вполне оригинально. Идиллия Гете "Der neue Pausias" (известная русским по переводу А. Майкова: "Поэт и цветочница") рисует милую и болтливую юную пару влюбленных, вспоминающих всю историю своей любви; это - не подражание, но самостоятельное воспроизведение античной жизни. Предметом И. XIX в. становится выражение всякого непосредственного и сильного, природного чувства. У Мюссе, под названием "Idylle", передан спор двух друзей о любви, при чем один понимает ее в идеалистическом, а другой - в материалистическом духе (отголосок "Жнецов" Феокрита) . Точно также в "Bergidyll", Гейне, мы не находим никаких устарелых атрибутов старой И. : пастухи из современной И. исчезли, остались - природа и близкие к ней люди. Идиллический элемент стал весьма значительною составною частью нового романа, особенно со времени обращения литераторов к сюжетам из народной жизни; много И. в романах Ауэрбаха - в Германии, Диккенса - в Англии, Жорж Занд - во Франции.

В России И. появилась в виде подражания и перевода, в XVIII в. Сумароков, Княжнин, Владимир Панаев усердно переводили и переделывали французскую И. В 1777 г. вышли "Георгики" Виргилия, в переводе В. Рубана; к 1788 г. относится перевод неизвестного автора: "Златый век Дафниса", Геснера. Воейков перевел "Сады или искусство украшать сельские виды", Делиля (1816) , а также эклоги Виргилия, Мерзляков - идиллии Дезулиер (1807) . В XIX в. И. сделала новые шаг в своем развитии, благодаря Гнедичу, воспроизводившему античные образцы и избегшему подражания французским И. Жуковский и Карамзин, благодаря сантиментальному направлению их поэзии, ничего нового в сфере И. не создали. Пушкин, специально И. не писавший, дал, однако, несколько образцов идиллической лирики (в своих стихотворениях, описывающих деревенскую жизнь) и идиллического эпоса (в своих поэмах, изображающих простонародный быт русских крестьян и кавказских горцев) . Пушкин окончательно упразднил буколическую поэзию своих предшественников. Образцом новой И. может служить "Рыбная ловля" Майкова, в которой мастерски описаны настроения, вызываемые местным пейзажем средней полосы России. Идиллический элемент играет большую роль в новом русском романе; народничество благоприятствовало развитию этого элемента ("Рыбаки" Григоровича, "Устои" Златовратского) . Очерк Тургенева "Бежин луг" (в "Записках охотника") образец И. в прозе: необыкновенно гармонически слилась в этом произведении романтика летней ночи и поэзия разговоров крестьянских мальчиков.

Вс. Чешихин.

Идиом

(греч.) - дословно: своеобразность, обыкновенно отличительность языка; местное наречие, говор, произношение, свойственное известному обществу. Идиосинкразия - наблюдаемое иногда своеобразное свойство иных организмов реагировать на некоторые раздражения совершенно необычным образом. Так, напр., встречаются лица, у которых, после употребления раков, появляется крапивная лихорадка, иногда резь, рвота, понос. Другие не переносят земляники, грибов, особенно сморчков, спаржи, даже смородины и малины. Третьи не переносят некоторых лекарств в самых ничтожных размерах (сулемы, морфия, хинина, висмута) . И. наблюдается иногда даже у животных; так, напр., иногда овцы и рогатый скот не переносят днем гречихи. Идиосинкразия объясняется повышенною возбудимостью нервной системы и обнаруживается не только как отраженное явление при внутреннем употреблении некоторых веществ: к идиосинкразии нужно отнести появление у иных субъектов головной боли, тошноты и даже рвоты от яркого, по преимуществу красного и желтого, света или при быстрой езде мимо белоокрашенного палисадника. У других простая камерная музыка вызывает дрожь, судорожную зевоту, судорожный плач; иногда взгляд на известных животных, пауков, жаб, вызывает рожистые воспалены кожи (рожа от испуга) ; сильный запах, как-то мускуса, пачули, жасмина, померанца, даже розы вызывает мигрень с ее последствиями; у иных дотрагивание к плюшу, к мокрому и затем высохшему бархату и, в особенности, к извести на стене может вызвать припадки головокружения и даже судорог. И. встречается преимущественно у нервных людей и особенно при условиях, когда нервная возбудимость особенно повышена, при болезнях, в периоде выздоровления, во время регул, при беременности и всего чаще у истеричных. С возрастом И. обыкновенно проходит, хотя иногда появляется даже у пожилых. Случается, что она на время исчезает, я затем вновь появляется. Лечение находится в связи с общим состоянием организма. В большинстве случаев наилучшие результаты получаются при укрепляющем лечении.

Г. М. Г.

Идиотизм

- обозначает состояния глубокой слабости интеллекта или полного отсутствия его, развившиеся не позже детского возраста, т. е. у таких субъектов, духовная жизнь которых еще не успела перейти за первоначальную, детскую стадию. Другими словами, И. можно рассматривать как психическую слабость, обусловленную задержкой развития умственных способностей в начальные периоды такового - при самом рождении или в первые годы детства. Существуют постепенные переходы между идиотами и нормальными детьми через различные степени тупоумия (imbecillitas) . При врожденном тупоумии также имеется задержка развития умственных способностей, но она столь незначительна, что такие дети по внешнему облику и поведению мало отличаются от нормальных, и путем целесообразного воспитания их духовное развитие все-таки способно к некоторому прогрессу; восприимчивость их слаба, мыслительная деятельность их совершается вяло и вращается в ограниченном кругу, но в них вырабатывается некоторое самосознание, и они в известной степени могут делаться самостоятельными личностями. Ничего подобного не бывает при тех состояниях, которые подводятся под категорию И. В глубоких степенях И. обнаруживается даже недостаточное развитие самых элементарных психических отправлений, напр., неспособность некоторых идиотов к оборонительным движениям: если им производить уколы в руку, то они кричат и плачут, но не отдергивают руку. Иные настолько беспомощны, что самопроизвольно не едят, или акт питания наступает только тогда, когда пища положена им в рот. Другие во всю жизнь не выучиваются управлять функциями мочеиспускания и испражнения, и эти акты происходят непроизвольно. Точно также многие идиоты не умеют пользоваться ногами для ходьбы, хотя мышцы их вовсе не поражены параличом; или, если они и ходят, то крайне неуклюже, переваливаясь с боку на бок; движения рук их также в высшей степени неловки. Речь может совсем отсутствовать на низших степенях И., или ограничиваться произношением отдельных нечленораздельных звуков; у других способность речи имеется, но разговор неправилен, напоминает детский лепет, и иные буквы вовсе не выговариваются. При степенях И., сопровождающихся только что указанными дефектами элементарных отправлений, едва ли возможно говорить об какой бы то ни было интеллектуальной жизни; здесь нет даже проблесков сознания. У тех же идиотов, у которых речь сохранена, обыкновенно имеются и проявления умственной жизни, только крайне зачаточной. В конкретных случаях обыкновенно определяют степень умственного развития идиота по сравнению с развитием нормального ребенка, и в этом смысле одни напоминают детей 1 1/2 и 2 лет, другие 3 - 4-летнего возраста. Конечно, такое сравнение дает лишь в самых общих чертах представление о психическом состоянии идиотов, тем более, что в отдельных случаях наблюдается большое различие характера их. Одни молчаливы, малоподвижны, не восприимчивы ни к каким впечатлениям. Другие, напротив, очень подвижны, все хватают, особенно блестящие предметы, все кладут в рот, постоянно что-то бормочут, обнаруживают симпатию к определенным личностям. У иных замечаются стереотипные привычки, напр., вертеться на одном месте, качаться из стороны в сторону, постоянно засовывать себе палец в рот. Многим свойственна подражательность. Между прочим, эта подражательность иногда проявляется в речи тем, что они повторяют вопросы, предлагаемые им, вместо того, чтобы отвечать на них. На еще высших степенях речь может быть почти совершенно свободна, и даже возможно обучение чтению и письму, а также некоторым простым механическим работам и рукоделию. Такие идиоты могут различать людей и предметы, исполнять простые поручения, подобно маленьким детям. Но к дальнейшему совершенствованию они неспособны; отвлеченные понятия для них не существуют: перед мало-мальски сложной задачей они теряются. Вместе с тем у таких высших идиотов появляются склонности к лакомствам, а впоследствии к другому полу, которые они, при удобном случае, удовлетворяют совершенно импульсивно, не будучи удерживаемы ни стыдом, ни другими нравственными побуждениями. К дефектам умственной жизни идиотов, у которых о таковой вообще может быть речь, между прочим, принадлежит неправильность воспроизведения представлений: то, что они видели или слышали, легко извращается в воспоминании их, почему на них никогда нельзя полагаться как на свидетелей какого-нибудь происшествия. Кроме того, к умственной бедности их часто присоединяется нравственное извращение, наклонность ко лжи и обману, конечно, в самой грубой форме. Вообще идиоты добродушны и безвредны, но в случае раздражения становятся крайне злыми и тем более опасными, что не умеют оценить последствий своих поступков.

Замечательно, что, при глубокой задержке умственного развития, иногда память идиотов поразительно развита в каком-нибудь одностороннем направлении. Некоторые лица, прославившиеся по способности производить наизусть очень быстро сложнейшие вычисления, были идиоты. У иных замечается феноменальный музыкальный слух, или талант к определенному ремеслу. Известен случай идиота Минда, умершего в Берне в 1814 г., который получил название "кошачьего Рафаэля", потому что с замечательным искусством рисовал кошек.

Однако, в характеристике картины И. нельзя ограничиваться исключительно духовной стороной идиотов. Будучи результатом задержки в развитии мозга или болезненных процессов в нем, И. весьма часто сопровождается физическими симптомами. Сюда относится сочетание И. с эпилептическими припадками или параличом одной половины тела, или обширными параличами и контрактурами всех конечностей с атрофией мышц. Далее, часто встречаются неправильности в форме черепа и лица асимметрия их, крайнее уменьшение головы или, наоборот, увеличение, вследствие водянки мозга, различные уродливые формы черепа, искривления его; неправильное образование зубов и аномалии в расстановке их, безобразная форма ушных раковин; косоглазие, слепота и т. под. физические недостатки, обусловленные болезненным поражением головномозговых нервов. Часто встречаются недостаточное развитие и аномалии половых органов. Но во многих случаях, особенно в меньших степенях И., способность к половой жизни сохранена, а в отдельных случаях даже наблюдались роды у идиоток.

Своеобразные и характерные особенности отличают внешность целой группы идиотов, известных под названием кретинов. У них И. осложняется поражением костей и развитием зоба. Они очень малы ростом, конечности их искривлены, голова большая, неправильной формы, кожа на голове и лиц утолщена, губы выпячены и из них вытекает слюна; на короткой и толстой шее большой зоб. В то время как все другие формы идиотизма наблюдаются в виде случайных (спорадических) заболеваний, появляющихся повсюду в зависимости от причин, о которых будет сказано ниже, кретинизм составляет эндемическую (повальную) болезнь, связанную с определенными местными условиями, и поражает более или менее значительную часть населения в известных местностях. Преимущественно кретинизм наблюдается в глубоких долинах, расположенных среди горных хребтов, как напр. Альпы в Европе, или Кордильеры в Америке. В Европе главнейшие очаги кретинизма представляют некоторые кантоны Швейцарии (Валлис, Ури) , некоторые провинции сев. Италии и южн. Франции (Савойя, Пиренеи) , далее Тироль, Зальцбург, Богемия и другие гористые местности. Большинство кретинов принадлежит к глубоким степеням идиотизма и неспособно к продолжению рода. Замечательно, что в тех местностях, где встречается эндемический кретинизм, наблюдается также кретинообразная наружность у субъектов, свободных от идиотизма (так наз. кретиноиды) ; с другой стороны, один из характерных признаков кретинизма - зоб - иногда отсутствует у настоящих кретинов-идиотов.

Исследование мозга идиотов обнаруживает во всех случаях резкие изменения и неправильности, делающие вполне понятным отсутствие или недостаточное развитие умственных способностей. Натура этих изменений и болезненные процессы, которыми они обусловливаются, весьма разнообразны. В одних случаях происходит задержка в развитии и росте мозга еще в период зародышевой жизни, так что, напр., в мозгу отсутствует деление на полушария, или некоторые образования, свойственные вполне развитому мозгу, представляются в зачаточном виде. В других случаях в раннем детстве наступает преждевременное окостенение швов черепа, так что рост черепа в определенных направлениях задерживается, в мозг также не может развиваться правильно. В этих случаях уже размеры головы по своей незначительности (микроцефалия) кладут резкий отпечаток на наружность идиотов. Но и при достаточной величине черепа мозг может оказаться слишком малым или неравномерно развитым. При чрезмерном накоплении жидкости в мозговых желудочках (так называемой мозговой водянке, гидроцефалии) , голова даже бывает чрезмерно объемиста, но в черепе содержится мало мозгового вещества. Иногда анатомическое строение мозга резко нарушается вследствие того, что в раннем детстве в нем происходит хотя бы ограниченный, местный воспалительный процесс, и в зависимости от него атрофия, задержка в развитии других мозговых образований. Другой раз в мозгу идиота отсутствуют всякие воспалительные изменения, но замечаются аномалии в самой анатомической организации мозга, преимущественно в расположении извилин и борозд на мозговой поверхности. Наконец, микроскопическое исследование мозгов идиотов обнаруживает, независимо от перечисленных грубых уклонений от нормы, неправильности в распределении нервных элементов мозговой ткани. Вообще изменения мозга, лежащие в основе идиотизма, могут быть сведены к задержке развить и роста с одной стороны, и различным патологическим процессам (в смысле воспаления, последовательной атрофии и т. п.) с другой. Воззрение, что мозг некоторых идиотов, преимущественно микроцефалов, представляет проявление так называемого атавизма, т. е. возврат к менее совершенному типу, которое некогда высказывалось, теперь должно считаться отвергнутым.

Соответственно изложенным данным об анатомических изменениях в мозгу идиотов, понятно, что и причины И. весьма разнообразны. С одной стороны такою причиною может быть случайное повреждение головы новорожденного во время акта родов, или в раннем детстве, или перенесенное в раннем детстве инфекционное заболевание, осложнившееся воспалением мозга. С другой стороны, при кретинизме, составляющем эндемическое заболевание, которое проявляется не только И., но также поражением костей, зобом и другими органическими симптомами, причину нужно искать в особых теллурических условиях тех горных местностей, которые вызывают это общее заболевание, и которые, к сожалению, до сих пор не выяснены. Кроме того, однако, должны быть особые причины, по которым происходит неправильное развитие мозга в зародышевый период, или по которым, напр., в ином семействе родятся несколько идиотов подряд, и эти причины не остаются без значения также при кретинизме, так как ведь и в указанных выше местностях далеко не все население состоит из кретинов. Нужно заметить, что к этим более глубоким причинам идиотизма принадлежит целый ряд обстоятельств, ведущих к вырождению расы. Сюда принадлежат наследственное предрасположение родителей к нервным и душевным болезням, высокий возраст или физическая слабость их, пьянство, в особенности зачатие в нетрезвом виде, далее болезни или нравственные потрясения матери во время беременности и тому подобные условия, неблагоприятно отражающиеся на развитии плода. Обыкновенно в числе причин идиотизма указывают также на близкое родство между родителями, но этот фактор, по-видимому, играет роль только тогда, когда данная семья и без того предрасположена к проявлениям вырождения; при тщательном разборе отношений родителей для большого количества идиотов, различные авторы находили кровное родство между отцом и матерью лишь в незначительно большем числе случаев, чем это имеет место в здоровом населении. Точно также наследственный сифилис играет лишь небольшую роль в числе факторов, производящих идиотизм. Перечисленные здесь причинные моменты сохраняют свое значение и для тех случаев идиотизма, в которых он, может быть, не обусловлен задержкой зародышевого развития мозга, а все-таки представляется врожденным, не завися от случайных более поздних повреждений мозга, при чем он очень часто сочетан с эпилептическими припадками. Из обстоятельств, играющих роль уже после рождения, в смысле предрасположения к И., нужно указать еще дурные гигиенические условия, недостаточное питание, слишком теплое укутывание головы, наконец, употребление водки или опия для усыплении ребенка.

Об излечении И., составляющего результат задержанного или неправильного развития мозга, не может быть никакой речи. Попытки лечить идиотов-микроцефалов вырезыванием кусочков черепных костей для того, чтобы устранить тесноту черепа, как обстоятельство, мешающее росту мозга, также не привели к желаемым результатам. Приходится ограничиваться по отношении к идиотам систематическим обучением их в специальных заведениях; этим путем удается приспособлять многих к производительному механическому труду. Они редко достигают высокого возраста, но при хорошем уходе все-таки доживают до нескольких десятков лет. Специальные сведения об И. можно найти в руководствах по душевным болезням и психиатрических журналах. Кроме того, см. Ireland, "Идиотизм и тупоумие" (русский перевод, 1880) ; Б. В. Томашевский, "К патологии идиотизма" (СПб., 1892) .

П. Розенбах.

Идриси

- (Абу Абдаллах Мухаммед, аль-Шефир аль-И., также эль-Эдриси) - арабский географ, происходил из рода Идрисидов, род. в Цеуте около 1100 г.; в ранней молодости отправился в Кордову, объездил часть Испании, сев. Африку и Малую Азию, впоследствии принял приглашение короля Сицилии, Рожера II, по поручению которого составил в 1154 г. обширный географический труд, служивший объяснительным текстом к семи серебряным картам, посвященным тому же Рожеру II. При составлении его И. руководствовался как собственными наблюдениями, так и описаниями путешественников, а равно показаниями еврейских, арабских, франкских и особенно греческих купцов. Свои известия о русских И. составил по сказаниям Ибн-Хаукаля и аль-Джайгани, писателя конца IX или начала Х века, сочинения которого до нас не дошли. Особенно важны сведения, заимствованные у альДжайгани, о разделении руссов на три племени и о существовании, кроме Киева и Новгорода, еще третьего города, в котором Гаркави ("Труды III археологического съезда", т. 1, стр. 345 - 352) усматривает Смоленск. Извлечения из труда И. напечатаны в Риме в 1592 1597 гг., отдельные части издали: I. М. Hartmann ("Africa", Геттинген, 1796; "Hispania", т. 1 и 2, Марбург, 1802) , Rosenmuller ("Syria", Лпц. 1828) , Gildemeister ("Palaestina et Syria", в "Analecta arabica", т. III, Бонн, 1885) , Dozy et de Goeje ("Description de l\'Afrique et de l\'Espagne", Лейд. 1866) , Amari et Coelest. Schiaparelli (Рим, 1878 часть, относящуюся к Италии) . Извлечения в латинском переводе напеч. марониты Gabriel Sionita et Jobs. Hesronita, под заглавием; "Geographia Nubiensis" (Пар., 1619) . A. Jaubert дал полный французский перевод, но во многих отношениях неудовлетворительный (2 т., Париж, 1836 - 40) . Ср. W. Tomaschek, "Die Handelswege im XII J. nach den Erkundigungen des Arabers Idrisi" ("Sitzungsberichte der Wiener Akd. d. Wiss., phil-hist. Classe", Bd. 113, 1886) ; его же, "Zur Kunde der Hamus-Halbinsel" (2 т. Вена, 1881 - 86) ; "Archiv fur slav. Philologie" (bersg. von Jagic, Bd. 10, 1887, 317 ff.) . И в области медицины и ботаники И. также выступил самостоятельным исследователем. Год его смерти неизвестен.

Известняки

- Горные породы, состоящие из углекислой извести, носят название И. Как по структуре и внешнему виду, так и по примесям, окраске и происхождению И. представляют чрезвычайно большое разнообразие. Примеси могут быть химические или механические и обусловливают происхождение значительного числа разновидностей и переходов от И. к другим породам. Достаточно упомянуть о доломитизированных И., содержащих углекислую магнезию, о железистых И. с углекислой закисью железа, об И. кремнистых, глинистых, глауконитовых, битуминозных и вонючих, богатых органическими веществами и т. д. Во многих кристаллических И. часто встречаются также хорошие кристаллы разных силикатов: граната, везувиана, скаполитов, пироксенов - это так назыв. кальцифиры, циполлины и т. п.; смесь И. с змеевиком носит название офикальцита и т. д. Все И., как породы осадочные, слоисты, но представляют большое число разновидностей по своему сложению. Мел и мелоподобный И. - это мягкая, белая, сероватая или желтоватая порода с землистым изломом, аморфная, состоящая из остатков микроскопических животных: Textularia, Kotalia, Planulina и некоторых др. Обыкновенный, плотный И. невооруженному глазу кажется однородным; он состоит из мелких кристаллических зерен известкового шпата и частью арагонита и многочисленных обломков раковин и других остатков организмов; цвет его по большей части серый, желтоватый, бурый. В этом видоизменении И. является одной из наиболее распространенных горных пород; встречается во всех геологических системах и часто очень богат окаменелостями; по этим последним и по геологическому возрасту различают разновидности обыкновенного И. Пористый или туфовидный И., иначе называемый известковым туфом разновидность, изобилующая порами в областями различной формы и величины, обыкновенно заключает листья и древесные остатки, кости, раковины и т. п.; это осадок из известковых источников; сюда же относится желтоватый, пропитанный мелкими порами травертина, он образует громадные залежи в Римской Кампании, где является продуктом деятельности ключей и служит хорошим строительным камнем (из него построен собор Петра и несколько др. больших церквей в Риме) . Оолитовый известняк сложен из мелких зерен или шариков концентрически-скорлуповатого или радиально-лучистого строения; величина этих зерен - от просяного зерна до горошины; в этом последнем случае его называют гороховым камнем или пизолитовым И., как напр. красноватый горохов. камень, отлагаемый Карлсбадским шпруделем. Известковый натек - это крупнозернистое отложение известковых ключей; он встречается в полостях других пород в виде корок, в форме сталактитов и сталагмитов в пещерах и т. п. Кристаллический, или кристаллически-зернистый, И. носит название мрамора, отличающегося большим разнообразием по цвету: белый красный, черный, пестрый и т. д. и по крупности зерна. Для скульптурных произведений требуется однородный, мелкозернистый, белый мрамор, каковым является знаменитый мрамор Каррары в Италии; в древности в этом отношении славились также греческие мрамора - Пентеликона, Пароса, Наксоса и мн. др. Более простые сорта мрамора, служащего строительным материалом или идущего на разные др. предметы домашнего обихода, пользуются довольно значительным распространением во многих странах; в России можно указать на Финляндию (напр. Русскияла, откуда добыт мрамор для облицовки Исаакиевского собора в Петербурге) , Олонецкую губ. (доломиты) , Урал (Невьянск, Мраморск.) , некоторые местности Сибири (Алтай, Нерчинский округ, Вилюй) , Крым, Польшу, Кавказ.

По происхождению И. разделяются на две группы: 1) пресноводные и 2) морские. Первые представляют чисто химическое отложение известковых ключей, из которых углекислая известь отлагается по мере выделения свободной углекислоты, и перехода вследствие этого двууглекислой растворимой соли в нерастворимую простую углекислую известь. Вторые органического происхождения, а именно зоогенного, т. е. являются скоплениями известковых частей погибших животных. Наглядным примером такого образования И. является мел и глубоководные известковые осадки; позднейшая их метаморфизация и перекристаллизация постепенно превращает эти скопления остатков корненожек, моллюсков и т. п. в плотную и даже кристаллическую массу. Первоначально принимали химическое осаждение углекислой извести из морской воды, забывая, что углекислая известь растворима только в воде, содержащей углекислоту, а таковая в морской воде отсутствует. Бишоф и Мор на этом основании отвергли эту гипотезу и дали объяснение происхождения морских И. и теперь принимаемое большинством ученых: морские животные (корненожки, кораллы, моллюски) , нуждающиеся в извести для своих твердых покровов, получают ее из морской воды, где имеется в растворе сернокислая известь; в организме животных она перерабатывается в углекислую; после смерти этих организмов их твердые покровы, скопляющиеся на дне моря, дают начало И. Некоторые ученые поддерживают еще взгляд, по которому И. могут и непосредственно осаждаться из морской воды, напр., вследствие реакции двойного разложения между CaCl2, находящейся в морской воде и приносимыми реками углекислыми солями. Происхождение мрамора, кристаллического И., с конца прошлого столетия, когда Блок доказал присутствие углекислоты в И., занимало умы геологов. После опыта Джемса Голля (J. Hall) , повторенного Г. Розе, которым удалось в запаянном ружейном стволе перекристаллизовать при сильном накаливании мел в кристаллическую массу, считали несомненно доказанным участие высокой температуры в образовании кристаллических И. Многие выдающиеся геологи приписывали мрамору вулканическое происхождение, другие считали его за продукт перекристаллизации под влиянием контактного действия изверженных пород. Бишоф первый указал на необходимость объяснения образования кристаллических известняков из мела и мелоподобных И. медленной перекристаллизацией действием воды, гидрохимическим путем. Переходы от мела в аморфных И. к мрамору, нахождение органических остатков в кристаллических И., их сложность и условия залегания, наконец, наблюдения последнего времени над перекристаллизацией коралловых И., частей нуллипоровых рифов и известкового дюнного песка Бермудских островов являются надежными иллюстрациями и подтверждениями этого господствующего теперь воззрения. Применения И. чрезвычайно обширны: они обжигаются на известку, идут на приготовление цемента ("цементные" - глинистые и кремнистые И.) , служат флюсом при выплавке руд, являются широко распространенным строительным материалом, употребляются в скульптуре, для мелких поделок, орнаментации и т. д.

Ф. Ю. Левинсон-Лессинг.

Издержки производства

(frais de production, Kosten, Productionskosten) , в экономическом смысле - термин для обозначения всех трат или расходов, произведенных при производстве каких-либо ценностей или при добывании дохода. Таким образом вопрос об и. производства относится к двум хозяйственным процессам: производству и распределению. Кроме того, при этом необходимо установление еще двух точек зрения частно- и народнохозяйственной. Понятие издержки производства уже было вкратце разъяснено в статье Доход, при определении чистого дохода, как результата вычета И. производства из дохода валового. Там не было указано на различие понятий дохода в объективном (Ertrag, produit) и субъективном смысле (Einkommen, revenue) , т. е. реальных результатов отдельных видов хозяйственной деятельности самих по себе (первое) и всей суммы выгод или поступлений в руки отдельного лица, из каких бы источников они ни получались (второе) . Различие И. производства с народно- и частнохозяйственной точки зрения выражается в следующем: первое понятие - более узкое и относится почти исключительно к процессу производства в тесном смысле слова, Здесь И. производства - все употребленные на производство материалы, вполне уничтожающиеся или видоизменяющиеся во время работы; также постепенное изнашивание машин и орудий труда; значит здесь И. производства вполне натуральные, и в них выражается участие в производстве природы и ее различных сил и условий, как внешних факторов производства. А так как ценность всех предметов с народнохозяйственной точки зрения выражается количеством и напряженностью трудовых усилий человека по добыванию или созданию ценностей, то все сюда относящиеся И. производства могут быть сведены к труду в широком смысле слова. В таком смысле понимаемые И. производства представляют собою только статьи расхода с абсолютно экономической или народнохозяйственной точки зрения. Вот почему тут могут быть устранены все исторически сложившиеся формы экономических и юридических отношений, в которые в отдельных хозяйствах выливаются процессы производства, распределения и обращения ценностей. Если же ввести это внешнее выражение И. производства, то получится то, что под ними подразумевается с точки зрения хозяйств отдельных субъектов или частнохозяйственные И. производства. Тогда ими будут все расходы, понесенные отдельным производителем, выражающиеся теперь обыкновенно в денежных платах, как за материалы и средства производства, так и за различные виды труда, а равно и за пользование стихийными факторами и условиями производства, принадлежащими на известных правовых началах другим лицам (как, напр., плата за пользование чужой землей, чужим капиталом и т. п.) . Очевидно тогда-то, что составит предмет расхода для производителя, будет доходом для лиц, получающих эти различные платы за услуги или за пользование какими-либо предметами. Потому-то такие И. производства будут иметь значение только с точки зрения отдельных хозяйств, действующих на началах разделения труда и существующих юридических основ собственности, обязательств, арендований, кредитных отношений и т. д. С точки же зрения всего народного хозяйства это будут не И. производства, а вознаграждения из валового расхода и доли участия различных лиц в чистом народном доходе. Изменения в этих последних И. производства выражают собою не действительную или абсолютную стоимость производства, а только те или другие условия в распределении народного дохода, так как выигрыш одних лиц получается на счет потерь других. Это, конечно, весьма важный вопрос сам по себе, но не относящийся к тому, что составляет в тесном смысле слова экономию в И. пр-ства с точки зрения производства и хозяйства целого народа. Известный порядок распределения дохода может прямо или косвенно отражаться на народном богатстве, вызывая то или другое направление производства под влиянием изменяющегося спроса на те или другие товары. В этом то и заключается связь между частнохозяйственными издержками и размерами доходов разных классов общества. Так, вследствие высокой арендной платы за землю или высокой прибыли на капитал уменьшается величина чистых трудовых заработков, и наоборот. Но в тесном смысле слова народнохозяйственные И. производства, определяющие абсолютную величину чистого народного дохода, обусловливаются, главным образом, чисто техническими условиями производства. Последние сами по себе находятся в зависимости от той или другой организации хозяйства, т. е. частной предпринимательской (капиталистической) системы или же общественной. Та или другая из этих систем признаются более совершенными, смотря по тому, которая из них обеспечивает большую экономию в И. производства. Но вопрос этот не может быть разрешен раз навсегда в том или другом смысле, т. е. в одних случаях преимущества находятся на стороне частнохозяйственной системы, а в других - на стороне общественной. Так, в деле производства материальных ценностей обыкновенно больше преимуществ дает частнохозяйственная система, насколько здесь может благотворно влиять свободное соперничество и интерес предпринимателей по сокращению И. производства ради получения большого дохода. Но такие интересы и стремления частных предпринимателей не всегда совпадают с народнохозяйственными интересами; а потому, как, напр., в деле почтовом, телеграфном, железнодорожном и др. в настоящее время перевес преимущества оказывается на стороне общественное системы хозяйства. Вопрос об И. производства имеет также большое значение в деле определения чистого дохода для долей обложения его налогами. Наибольшее сомнение здесь возбуждают вопросы: 1) надо ли признавать за И. производства расходы по содержанию самого производителя и его семьи в 2) как считать уплату процентов, текущих и на погашение, по долгам, лежащим на данном предприятии. По 1-му вопросу большинство финансистов и экономистов дают теперь отрицательный ответ; те же, которые дают утвердительный, считают подлежащий обложению не чистый, а так назыв. свободный доход, который, определяется путем вычета из валового дохода не только всех обыкновенных И. производства, но и причисляемых вин сюда издержек по содержанию предпринимателя. С этим трудно, однако, согласиться потому, что личные расходы предпринимателей представляют собой величину совершенно неопределенную или произвольную. Поэтому расходы на содержание производителей принимаются во внимание и не подвергаются обложению только тогда, когда они чрезвычайно малы; тогда они освобождаются от обложения не в качестве И. производства, а как всякие слишком мелкие доходы или то, что называется Existenzminimum, т. е. минимальной суммой средств, необходимых для поддержания существования человека и его семьи. Второй вопрос разрушается обыкновенно в том смысле, что в понятие И. производства, исключаемых из дохода валового, для определения чистого дохода, вводятся только текущие проценты по лежащим на предприятии долгам. Проценты же погашения обыкновенно не исключаются, т. е. размер относительных платежей может быть более или менее произвольным, а потому и трудно уловимым на деле. К тому же, чем быстрее совершается погашение долга, тем скорее наступает момент, когда доход предприятия от этого увеличится. Вопрос об И. производства имеет еще значение по отношению к теории ценности, при чем И. производства некоторыми экономистами придавалось преобладающее или даже исключительное значение в деле установления ценности; другие же совершенно неправильно отожествляют И. производства, как основание ценности, с чисто трудовым началом.

В. Яроцкий.

Изида

(IsiV) - греческая транскрипция имени древнеегипетской богини Исе (т) (этимология неизвестна) , первоначально местной покровительницы Буто в Дельте, затем, по сопоставлении с богом соседних Бузириса и Мендеса - Озирисом - женское дополнение, сестра и супруга последнего, чему соответствовала и искусственная иероглифическая орфография обоих имен . Подобно Озирису, И. дочь неба (Нут) и земли (Кеба) , олицетворение долины, оплодотворяемой Озирисом - Нилом. Известен миф об убиении последнего Сетом, поисках его тела, плаче над ним Изиды, погребении его и воспитании ее сына Гора в болотах Дельты. Другой миф представляет ее премудрейшей из людей, богов и духов и рассказывает, как ей удалось перехитрить владыку Ра, выпытав у него его сокровенное имя (Pap. Turin. 131) . Как в древнеегипетской литературе (наприм. Pap. Ebers) , так и у классиков (например, у Галена) , И. приписывалось изобретение различных медицинских средств, магических формул (отсюда ее эпитет "великая волшебством") , знание сокровенных вещей и т. п. Культ ее из Буто, потом Мендеса и Бузириса, благодаря илиопольской богословской системе, в которую она вошла, распространился по всему Египту, причем особенно привился в Мемфисе, Копте, где совершались мистерии (Pausan. Х, 32) , Филе, где был оракул ее, действовавший еще в V веке по Р. X. Во время преобладания культа Озирисова цикла в позднейшие времена Египта, с И. были сопоставлены женские божества других циклов и номов: Гатор, Баст, Мут, Нейт. Во время эллинистического синкретизма дело пошло еще дальние, сопоставив с И. Астарту и Димитру и др. соответствующие иностранный женские божества. Но скоро сделан был последний шаг и И. стала почитаться за пределами Египта под своим именем. В Греции она имела храмы: в Тифорее Фокидской, Мегаре, Коринфе и др.; в Италию культ ее проник еще в III в. до Р. X., но особенно привился во время империи, в эпоху увлечения восточными религиями. Безнравственность культа неоднократно вынуждала правительство на ограничение или даже совершенное запрещение его, тем не менее при Домициане он сделался не только дозволенным, но и поощряемым, так как император и многие его преемники приняли сан жрецов богини. В честь ее даже беспрепятственно совершалась процессия "navigium Isidis" - начало навигации (Lactant. Inst. I, II) . Впрочем, в это время культ И. окончательно сделался выразителем пантеистических идей тогдашнего общества, на что указывают сохранившиеся гимны. Посвящены И. были: созвездие Сириус, дерево Персея и 4-й день из пяти вставочных, когда праздновалось ее рождение. Как богиня женского плодородия, И. изображалась в виде коровы, несущей между рогами солнечный диск. Этот же головной убор не забывался, если богиня изображалась в виде женщины, при чем иногда к нему присоединялся иероглиф богини. В эпоху синкретизма нередко богиню изображали в роде азиатских женских божеств с грудями по всему телу. Сохранилась масса статуэток И. с младенцем Гором на руках.

Б. Тураев.

Измаил

- несколько библейских лиц. И. сын Авраама от его наложницы Агари. Удаленный вместе с матерью в пустыню, он вырос на свободе, женился на египтянке, и от него произошло двенадцать сыновей, сделавшихся родоначальниками мелких племен бедуинов, которые завладели пустыней, лежавшей между Палестиной и Египтом. Иосиф Флавий говорит, что потомки И. наполняли всю область от Евфрата до Красного моря. Местные арабы относили свое происхождение к И., и даже сам Магомет считал себя его потомком. Измаильтяне впали в грубое идолопоклонство. Некоторые племена впоследствии приняли христианство, но затем сделались ревностными последователями ислама. Из других лиц того же имени (всего их в Библии шесть) можно отметить еще И., сына Нафании, известного участием в убийстве вавилонского наместника в Иудее, Годолии (Иерем. XL, 7 - XLI, 15.) .

А. Л.

Измерения и измерительные приборы.

- Законы явлений природы; как выражения количественных отношений между факторами явлений, выводятся на основании измерений этих факторов. Приборы, приспособленные к таким измерениям, называются измерительными. Всякое измерение, какой бы ни было сложности, сводится к И. пространственности, времени, движения и давления, для чего могут быть избраны единицы мер условные, но постоянные или же так называемые абсолютные. Лишь световые и отчасти звуковые явления представляют исключение: сравнение силы света, испускаемого двумя источниками света, основано на физиологическом суждении о равенстве или неравенстве освещения поверхностей этими источниками. Это сравнение наиболее затруднительно для тех случаев, когда источники неодинакового цвета. Еще более затруднительно сравнение силы или напряженности двух музыкальных тонов, в особенности при различной их высоте.

И. пространственности сводится к И. длины линии, взаимного наклонения их (углов) , поверхности и объема тел, при чем последние два рода измерений заменяются вычислениями во всех случаях, когда это возможно. Так как вообще И. есть сравнение какой-нибудь величины с другою однородною, принимаемой за единицу, то сравнение линий есть простейший род И. Суждение о равенстве двух линий, составляемое на основании совмещения их при наложении одной на другую, есть простейшее и этот род измерения - точнейший, если в помощь зрению будут употребляться микроскопы и зрительный трубы. Однако, точность И. надо понимать определенным образом и отличать от чувствительности И. Если некоторый измерительный прибор делает заметною и определяемою длину в 0, 0001 мм., то сравнение двух значительных линий, несколько раз произведенное, при употреблении этого прибора, обыкновенно идет не так далеко; если оно доходит до 0, 001 мм., то значит действительная точность измерения в десять раз менее чувствительности прибора. Микроскопы позволяют нам видеть величины в 1/1000 мм. и даже несколько меньшие; другие оптические средства, употребляемые, напр., при измерении длины световых волн эфира, дают возможность доходить до миллионных долей мм. и даже далее. Малость этих величин можно наглядно представить по сравнению их с толщиной листа тонкой почтовой бумаги, которая только несколько меньше 1/10 мм. Сравнить же, например, два образца метра между собою с постоянною точностью в миллионную долю мм. - невозможно. Множество причин могут изменять величину измеряемого предмета; устранить их влияние или определить его в момент измерения с такою точностью, чтоб можно было воспользоваться всею высокою чувствительностью измерительного прибора обыкновенно невозможно. Такт., наприм., платиновый прут длиною в 1 метр, при нагревании его на 1/10ё, сделается длиннее приблизительно на 1/1000 мм., удлинение же на l/1000000 мм. произошло бы от нагревания еще в 1000 раз меньшего; устранить не только такое изменение температуры, но даже гораздо большее - невозможно. Подобное различие действительной точности И. от чувствительности измерителя существует во всех родах измерений. Для измерения прямых линий или расстояний между двумя точками служат приборы, состоящие из масштаба с делениями (обыкновенно - миллиметрами) , которых подразделения отсчитываются при помощи верньеров и разного рода микрометров. Один из общеупотребительных приборов такого рода есть катетометр; прибор, назначенный для сравнения мер длины между собою, называется компаратором. Для измерения толщины пластинок и кривизны поверхности оптических чечевиц служит сферометр, которого главная часть есть микрометренный винт. Для измерения малых изменений длины употребляется, как вспомогательный прибор, чувствительный рычаг (простой неравноплечий или двойной) . Особые оптические микрометры, основанные на цветах, образуемых, вследствие интерференции света, весьма тонкими слоями воздуха и употребляемые в некоторых специальных случаях, дают возможность измерять наименьшие величины, размеры которых была приведены выше.

Угловые величины измеряются угломерными приборами, которых главная составная часть обыкновенно есть круг, разделенный на градусы, подразделенные на 2 - 30 частей; в последнем случае каждое деление (т. е. промежуток между двумя чертами) равно 2\' дуги. В разделенном круге или лимбе движется другой круг или алидада, с делениями, составляющими верньер, при помощи которого можно непосредственно отсчитывать обыкновенно 10", иногда 5" и даже 4" дуги на больших и особенно точных кругах. Верньеры заменяются иногда микроскопами, позволяющими измерять до 1" непосредственно. Здесь также предел непосредственного измерения наименьших углов ограничен неизбежными неточностями устройства приборов и изменяемостью их частей от влияния температуры, тяжести и других причин. Весьма важный в астрономии вопрос о кажущемся перемещении так называемых неподвижных звезд относительно наблюдателя, находящегося на земле, которое должно происходить вследствие движения земли по ее орбите, остается еще нерешенным вследствие еще недостаточной точности весьма малых угловых величин (меньших чем 1") ; это вопрос о параллаксе звезд, ведущий к определению их расстояний от земли. В физических приборах для определения малых отклонений магнитных стрелок от первоначальных их положений, от действия электрического тока или земного магнетизма употребляется особенный способ угловых измерений, исключающий необходимость употребления разделенных кругов. Это угломерный способ Гаусса и Поггендорфа, применяемый к гальванометрам, магнитометрам и электрометрам, и основанный на наблюдении зрительной трубой отраженных в зеркале, соединенном с наблюдаемых подвижным предметом, делений линейки, помещенной рядом с зрительною трубою; чувствительность методы доходит до 5" и менее. К угломерным приборам относятся также микрометры зрительных труб. Почти все астрономические приборы постоянные и переносные (универсальный инструмент, теодолит) , морской отражательный круг, прежний секстан, в физике - спектрометры, в кристаллографии и физике гониометры, и многие другие снабжаются разделенными кругами.

И. площадей и вообще поверхностей всего точнее может быть достигнуто вычислением, если их очертания и кривизны не очень сложны. В противном случае употребляются разные приемы и приборы для измерения поверхностей плоских фигур (планиметры) , дающие результаты достаточно точные во многих частных случаях. Подобно поверхности, и объем тела может быть вычисляем, если оно ограничено поверхностями, изученными в геометрии, в большинстве же случаев встречается надобность в И. объемов неправильно ограниченных тел и тогда употребляются объемомеры (Volumenometres) или же вычисляются объемы из веса и удельного веса тела. Если тело весит Р гр., а его удельный вес (вес одного куб. см.) равен d гр., то P: d дает искомый объем в куб. см. Чаще всего объем тела определяют непосредственно с целью определения его удельного веса, если удельный вес его не может быть найден обыкновенным способом. Для этого надо разделить вес тела, выраженный в гр., на число куб. см., определяющее его объем; в частном получают число, вес 1 куб. см. тела в граммах. Объемомеры основаны на вытеснении воздуха из сосуда, в который кладут подлежащее И. тело (растворимая в воде соль, очень гигроскопичное тело, порошки и т. п.) ; вытесненный объем определяется на основании закона Бойля-Мариотта, но вообще с малою точностью. Изменения объема тел в зависимости от температуры тел, с целью нахождения коэффициентов расширения, наблюдаются и определяются с большою точностью в приборах, подобных обыкновенным термометрам. В узких трубках таких приборов могут быть замечены изменения объема до 2/1000 куб. мм.

Силы обнаруживают механически свое существование движением тел всей массой или движением частичным и давлением на препятствие. Последнее измеряется обыкновенными и крутильными весами; грубее - пружинными весами. Давление жидкостей и газов определяется манометрами. Чувствительность и точность весов чрезвычайно велики, при чем первая, по общему правилу, всегда превосходит вторую. И. сил (притягательных и отталкивательных) посредством движения тел, а именно И. ускорений, всего удобнее и точнее производится из числа качаний маятника в определенный промежуток времени. Таким образом определяется притяжение земного сфероида (геоида) , различное на разных точках его поверхности. Горизонтальный электрический маятник может служить для И. электрических притяжений; качания магнитной стрелки - для измерения напряженности земного магнетизма. Для первой цели употребляются также особые крутильные весы, как, напр. в абсолютном электрометре Томсона; для земного магнетизма также могут служить магнитные весы Лойда. Сила гальванического тока определяется из положения магнитит стрелки, принимаемого ею вследствие давлений, производимых на нее отталкивательной силою тока и направляющею силою земного магнетизма.

В небесных светилах мы замечаем вращательное движение одних вокруг других, совершающееся по более или менее растянутым эллипсам или по параболам (для некоторых комет) . Движений по орбитам объясняются с точностью на основании законов всеобщего тяготения, при чем берутся в соображение массы взаимно действующих небесных тел. Вообще при измерении сил необходимо принимать в расчет массу тел, приведенных в движение. И. масс, как и всяких других величин, производится по сравнению масс с одною, принимаемой за единицу меры (такова масса одного грамма) ; это делается по сравнению их движений в определенных условиях, но И. масс прямо количеством вещества нам недоступно, хотя и несомненно, что массы тел пропорциональны количествам вещества, в них содержащегося. Действие, совершаемое силою есть работа силы и зависит от массы тела и от скорости сообщенного ему движения или от длины пути, пройденного этим телом против действия другой определенной силы (напр., поднятие груза на высоту) . При определении скорости или ускорений вступает новый элемент время. В некоторых явлениях наблюдаются громадные скорости, напр., распространение света совершается со скоростью до 300000 км. в секунду; электрический ток, по обстоятельствам опыта, распространяется то с такою же, то с меньшею, чем свет, скоростью; поэтому значительные расстояния проходятся светом и электричеством в малые доли секунды. Хронометры и часы измеряют промежутки, обыкновенно, начиная с 3/4 сек., астрономы по слуху определяют десятые доли секунды, но сотые, тысячные и меньшие доли секунды измеряются при употреблении хроноскопов и хронографов. И здесь, как в других И., чувствительность приборов доведена до далекого предела (0, 00001 сек.) . В противоположность этому, астрономия нуждается, по медленности, с которою совершаются некоторые астрономические явления, в больших единицах времени, каковы, напр., столетие или даже тысячелетие; подобные единицы времени надо искать в самих же астрономических явлениях в предположении их неизменной и правильной повторяемости.

Чем совершеннее какая-нибудь наука, тем чаще могут быть употребляемы обыкновенные здесь перечисленные роды И. Так цветовые ощущения в основании различаны потому, что световые эфирные волны имеют различную длину и распространяются с различными скоростями, которые уже определены физикой. Подобное тому можно сказать и о звуковых и тепловых ощущениях. Сравнить два световые ощущения с некоторою количественною точностью мы не можем ни физическими или химическими средствами, ни физиологически; фотометрия есть самая несовершенная, в этом отношении, часть физики. Световые соотношения солнца и планет с их спутниками до сих пор гораздо хуже определены, чем отношения их масс или количеств вещества, содержащихся в этих небесных телах. Чувствительность же оптических приборов чрезвычайно велика: большие телескопы позволяют нам видеть звезды, испускающие свет в 20 и 30 тыс. раз слабейший того, который нужен для возбуждения зрительных нервов самого чувствительного, но не вооруженного человеческого глаза; чувствительность фотографических пластинок идет еще далее. Чувствительность же тепловых приборов гораздо ограниченнее. Стоило довольно большого труда доказать, что лунные лучи могут возвышать температуру самых чувствительных приборов, но не замечено, чтобы планеты или звезды испускали вместе с лучами света и лучи теплоты, хотя и несомненно, что оба рода лучей участвуют в светоиспускании. Иначе можно сказать, что лучи света, задерживаемые и поглощаемые каким-нибудь телом, непременно обращаются в нем в теплоту. Самые чувствительные термометры, более их чувствительный термомультипликатор и еще более совершенный прибор - болометр, не могут обнаружить теплоты образующейся в них от света самых ярких звезд. Организм же человека совсем не приспособлен к ощущению малых изменений тепла, и в этом отношении уступает самому обыкновенному термометру. Вообще и независимо от точности и чувствительности тепломерных приборов, ограничивающих область тепловых исследований, многое в явлениях теплоты еще не подлежит измерению. Напр., неизвестно, сколько теплоты содержится в том или другом теле при какой-либо температуре, ибо так называемые абсолютные температуры, считаемые от абсолютного нуля (от 273ё Ц. ниже нуля) до сих пор не могут быть считаемы за действительные физические величины.

История наук, нуждающихся в И., показывает, что точность методы И. и построения соответственных И. приборов постоянно возрастают. Результатом этого роста является новая формулировка законов природы. Надо ожидать, что несовершенство нашего зрения и слуха, чувств наиболее нужных для пользования прибором, со временем положит предел возрастания чувствительности и в особенности точности И. Но предел физическому зрению не есть еще предел умозрению. И теперь наука уже пришла к необходимости допустить существование многого, не подлежащего познаванию чрез посредство органов чувств; таков, напр., световой эфир. И теперь наука не только рассуждает о частицах (молекулах) , из которых состоят тела, но и приписывает их скорости движения, определяет длины путей, ими проходимых до встречи с другими частицами, определяет размеры частиц. Эти размеры таковы, что нет надежды когда либо видеть основные частицы тел. Все это гипотезы, кот. никогда может быть не найдут прямого доказательства, но подтверждены опытом выводов, проистекающих из многих гипотез, и теперь довольно часты. Такие подтверждения гипотез, будучи в достаточном числе, сделают для умственного зрения эти гипотезы столь же несомненными, сколь несомненны для телесных чувств те или другие опытные данные. Однако и при вступлении наук в этот фазис их развития, что в настоящее время встречается лишь в некоторых частных случаях, необходимость И. и И. приборов не исчезнет, так как выводы из гипотез потребуют новых оправдательных опытов и новых комбинаций И. Как бы старательно ни делались И. при повторении их, в обстоятельствах опыта, повидимому одинаковых, всегда замечаются нетожественные результаты. Сделанные наблюдения требуют математической обработки, иногда весьма сложной; только после этого можно пользоваться найденными величинами для тех или других выводов. Ф. Петрушевский.

Изо

(греч. изо - равный) - в соединениях с другими словами обозначает одинаковое, равное по значению или по форме.

Изоляторы

(электр.) . - В первое время развития сведений об электричестве (XVII ст.) все тела, по отношению к электричеству, были разделены на две большие группы: на тела идиоэлектрические, способные электризоваться трением, и тела анэлектрические, не электризующиеся трением. К числу последних были отнесены и все металлы. В начале XVIII ст. было обнаружено, что причина, по которой металл, при обыкновенных условиях опыта, когда натираемое тело держат рукою, не электризуется, совершенно особенная. Металлический цилиндр, какой бы длины он ни был, положенный на стекле, наэлектризовывается по всей длине, если к одному его концу поднесть наэлектризованное тело. Если же цилиндр сделан не из металла, а из стекла, парафина, серы, то он, при подобных же условиях, наэлектризуется лишь на том конце, к которому прикасается источник электричества. Отсюда можно заключить, что металлический цилиндр есть проводник электричества, стеклянный же или парафиновый - непроводники. Стекло, на котором находился металлический цилиндр, предохраняло (как непроводник) его от потери электричества. Из разнообразных опытов выведено заключение, что все металлы суть проводники электричества, стекло, сера, парафин - непроводники или И. Такой способ разделения тел в отношении электричества впервые был предложен английским физиком Греем (1727 г.) . Впоследствии, впрочем, было доказано, что все тела суть проводники в различной степени - дурные и хорошие. К дурным проводникам, кроме названных, относится еще, часто ныне употребляемый, роговой каучук; совершенных же непроводников или изоляторов нет. Когда палочку рогового каучука, или иной дурной проводник, держа в руке, натирают, например, куском сукна, то он наэлектризуется, и электричество в нем сохраняется; медная же палочка, хотя тоже электризуется трением, но не остается наэлектризованною. В той же части, которая находится в руке, электричество не удерживается, потому что переходит в руку и через прочие части тела в землю; из отдаленных же частей палочки электричество переходит к тем, которых касается рука, и тоже уходит в землю. Металлическую палочку надо вставить в изолирующую стеклянную ручку и наэлектризовать трением. И. имеют особенные свойства, обнаруживающиеся при взаимном электрическом действии тел.

Сказанное выше относилось к явлениям статического электричества. Явления электрического (и гальванического) тока происходят лишь в проводниках, для чего чаще всего употребляются металлические проволоки, обыкновенно "изолированные" одна от другой, если они лежат рядом. Для этого они обматываются бумажными или шелковыми нитками или же имеют гуттаперчевую оболочку; все эти вещества - дурные проводники электричества.

Изоляторы, в частности - не проводящие электричества фарфоровые или стеклянные колпачки или ролики, по которым ведутся телеграфные провода и вообще проволоки для электрических токов.

Изомерия

(хим.) . - В 1824 г. Либихом и Гей-Люссаком был установлен состав гремуче-кислого серебра, причем, на основании полученных данных, они признали безводную гремучую кислоту за соединение циана с кислородом C4N2O2 (C=6, 0=8, N=14) . В том же году Веллер более точными анализами солей циановой кислоты, открытой им в 1822 г., показал, что и безводная циановая кислота, по элементарному составу, представляет соединение циана с кислородом, C2NO (С=6, О=8, N=14) . Таким образом, впервые были получены вещества одного и того же элементарного и процентного состава, но различных свойств (соли гремучей кислоты взрывают с большой энергией от легкого толчка, между тем как соли циановой кислоты совершенно лишены этой способности) . Хотя Гей-Люссак, реферируя в "Annales de chimie et de phisique" (27, [2], 200) работу Веллера, и указал на возможность объяснения этого явления допущением различного способа соединения между элементами, образующими гремучую и циановую кислоты, тем не менее оно на столько противоречило существовавшему в то время в химии положению, что свойства тел обусловливаются их элементарным и процентным составом, что Берцелиус, не колеблясь (в появившемся тогда новом издании своего "Traite de Chimie") , объявил, что в данные Гей-Люссака и Либиха или Веллера вкрались ошибки; понадобились новые анализы, произведенные Либихом в 1826 г., чтобы доказать тожество состава гремучих и циановых солей. К 1826 г., впрочем, было уже известно другое, вполне аналогичное явление. Фарадей в 1825 г., исследуя жидкость, скопившуюся в цилиндрах, в которых сохранялся сдавленный светильный газ, нашел в ней, вместе с бензолом, вещество С4Н8, одинакового состава с этиленом С2Н4 но обладавшее удвоенною сравнительно с последним плотностью пара. Затем, в 1828 г., Веллеру удалось наблюсти, что циaновокислый аммоний CNO. NH4 (С=12, 0=16, N=14, Н=1) нацело превращается в водных растворах в мочевину CO (NH2) 2, и, наконец, в 1830 г. Берцелиус, исследуя виноградную кислоту, нашел, что как сама свободная кислота, так и ее свинцовая соль обладают одинаковым процентным составом с винной кислотой и виннокислым свинцом, между тем как свойства и свободных кислот и их солей довольно сильно различаются между собою. Этими наблюдениями окончательно была установлена возможность существования различных по свойствам, но тожественных по элементарному и процентному составу, химических соединений, и в отчете по химии, представленном шведской академии наук в 1831 г., Берцелиус замечает по этому поводу, что "так как необходимо для каждого известного представления обладать определенным выражением, выбранным по возможности рационально, то я предлагаю называть тела одного состава, по различных свойств, изомерными (от греческого слова isomerhV - составленный из равных частей) ". Уже в следующем году он дает более ограниченное определение нового понятия. "Чтобы не смешать, однако, друг с другом явления не вполне однородные", говорит он, "необходимо точно установить значение слова - И. Я считаю изомерными те тела, который образованы из одинаковых атомов, соединенных в одинаковых относительных и абсолютных количествах, которые обладают одинаковым весом атома. С этим случаем нельзя смешивать того, когда в двух телах содержатся одинаковые относительные количества элементарных тел, при разном абсолютном содержании этих последних. Так, напр., относительное число атомов углерода и водорода в маслородном газе (этилене) и в винном масле (бутилене) тожественно, но в одном из них содержится только один атом углерода, 2 атома водорода СН2, между тем как в винном масле находятся 4 атома углерода и 8 атомов водорода C4H8. Для отличия подобных случаев одинаковости состава при различии в других свойствах, я предложил бы называть их полимерными (от греч. polluV - множественный и meroV - часть) ... Но существуют и другие отношения, при которых тела, по-видимому изомерные в строгом смысле этого слова, т. е. содержащие одинаковые элементы и абсолютно тожественные количества атомов, на самом деле не являются таковыми. Подобные случаи наблюдаются для тел, образованных соединением двух атомов первого порядка..., напр. SnO. SO3 сернокислая закись олова, и SnО2. SO2 - основная сернисто-кислая соль окиси олова, содержат одинаковые абсолютные и относительные количества атомов одних и тех же элементов, имеют одну и ту же частицу, а между тем их нельзя считать за одно вещество. В таких телах с течением времени, или с изменением темпер., происходит обыкновенно перемещение их составных частей, иногда сопровождаемое повышением темпер., вследствие чего образуются новые соединения. Чтобы резко отличить эти случаи от явлении И., можно подобные тела назвать метамерными (употребляя предлог meta с тем же значением, которое он имеет в слове метаморфоза) ". С тех пор, с развитием органической химии, фактические сведения о телах, обладающих различными свойствами при тожественном составе, чрезвычайно возросли (так, напр., в 1884 г. В. Мейер насчитал 55 различных соединений, отвечающих общей формуле C9H10O3, а в течение 10 лет это число значительно увеличилось) , но нельзя сказать, чтобы понятия, введенные в химию Берцелиусом, выиграли в ясности и определенности. Впрочем, надо заметить, что и те примеры, на основании которых были установлены эти понятия, оказались неудачно выбранными; теперь мы знаем, что виноградная кислота обладает удвоенною частицею сравнительно с обыкновенною винною кислотою, но что кроме того ее нельзя рассматривать как полимерную винную кислоту потому, что она образована соединением оптически противоположных, правой и левой винных кислот. циановая кислота и гремучая кислота обладают тоже различною величиною частиц, при различном строении, а циановокислый аммоний и мочевина представляют тела различных функций и, по современным структурным представлениям, содержат различные группы атомов (различные остатки) , а именно строение 1-го выражается формулой N : C - O. NH4, а второй - формулой NH2. CO. NH2. Изомерными теперь называют вообще все тела одного и того же процентного состава и одной и той же частичной формулы и отличают: 1) изомеры собственно, когда при одной и той же частичной формуле вещества обладают однородной химической функцией; 2) изомеры случайные, когда при одной и той же частичной формуле они обладают различной химической функцией, и 3) метамеры - вещества, обладающие одной и той же частичной формулой, одной и той же химической функцией, но (как выражаются иногда) нецельной частицей. Вещества, обладающие при одинаковом процентном составе различными частичными формулами, т. е. полимерные между собою, не причисляются более к изомерам. Такое деление, однако, далеко не общепринятое. Очень часто, напр., спирты и эфиры одной с ними частичной формулы назыв. метамерными соединениями (Бернтсен) ; в руководстве Бейльштейна "Handbuch der Org. Chemie" (3-te Aufl. S. 5) : изомерами, в тесном смысле этого слова, согласно определению Бутлерова и Клауса, сочтены только соединения, в которых углеродные атомы связаны одинаково, а другие элементы сгруппированы различным образом, каковы: CH3. CH2. CH2 (OH) - пропиловый спирт и СН3. СН (ОН) . СН3 - изопропиловый спирт; метамерными же названы соединения, в которых углеродные атомы связаны различным образом, а тожественно сгруппированы остальные, соединенные с углеродом элементы, и как примеры приведены СH3. CH2. CH2. CH2 (OH) нормальный бутиловый и (СН3) 2: СН. CH2 (OH) - изобутиловый спирты; наконец, изометамерными названы изомеры, в которых и углеродные атомы, и атомы остальных элементов связаны различным образом, как, напр., в нормальном бутиловом спирте - СН3. СН2. СН2. СН2 (ОН) и в триметилкарбиноле - (СН3) 3 : С (ОН) . Неудобство такого определения совершенно ясно; приняв его, мы должны признать, что между углеводородами возможны только случаи метамерии и изометамерии, а это совершенно несогласно с установившимся обычаем. Можно было бы привести еще несколько аналогичных примеров не менее произвольных определений (и основанных на них классификаций) ; достаточно, однако, и перечисленных, чтобы видеть, что значения, приобретенные словами: И. и метамерия, значительно уклонились от того смысла, который им придавал Берцелиус и который они должны иметь по самому словопроизводству. Строго говоря, раз, по современным воззрениям, мы допускаем возможность знать ближайшее распределение элементов в. частицах данного вещества - его "структуру", то изомерами, в органической химии, по крайней мере, можно называть только те тела, структурные формулы которых содержат одни и те же группы атомов, т. е. тожественные остатки: СН3, СН?2, CН?>, СО?, (СОН) >, (СООН) >, (ОН) >, О? и т. д.; метамерными же, в смысле Берцелиуса, можно называть только тела, способные к превращению друг в друга с сохранением одной и той же величины частицы. При таком определении, изомерами из числа бутиловых спиртов, напр., являлись бы только (CH3) 2: CH. CH2 (OH) - изобутиловый спирт, и CH3. CH2. CH (OH) . CH3 - псевдобутиловый (вторично-бутиловый) спирт, метамерами же, если ограничиться уже приведенными примерами - циановокислый аммоний и мочевина. Для огромного, однако, числа веществ, теперь причисляемых к изомерным, не было бы соответственного названия, а потому заслуживают большего внимания следующие предложения Армстронга. Он предлагает называть все случаи различия свойств веществ, при тожестве их состава, не И., а аллотропией (от греческого аллотропос, что значит - обладающий отличными свойствами, слово же И. употреблять в том тесном смысле, который только что изложен, включая следовательно сюда и все явления пространственной И., вещества же аллотропичные (изомерные) , но различные по функции или по типу, к которому они принадлежат, Армстронг называет гетерометричными, оставляя название метамерных или изодинамичных для тех из них, которые превращаются друг в друга с исключительной легкостью. Все же остальные случаи, где аллотропичные вещества обладают одной и той же функцией, но образованы соединением нетожественных групп, он считает возможным называть изономичными А. И. Горбов.

Изотропность.

- Изотропными телами называются такие, в которых по трем (и по всем другим) взаимно перпендикулярным направлениям упругость одинакова; вместе с тем одинаковы и другие свойства, как-то теплопроводность, электропроводность, скорость распространения света. Аморфные тела суть И. Класс анизотропных тел составляют такие, в которых строение по различным направлениям неодинаково; таковы кристаллы всех систем, кроме правильной. Впрочем, кристаллы даже правильной системы отличаются от аморфных тел.

Израиль

- еврейское имя ("борец с Богом") . Оно дано было Иакову после таинственной борьбы его ночью с Богом (Быт. XXXII, 28) . После этого события к нему безразлично прилагаются имена Иаков и И., но последнее получило впоследствии и более широкое значение, так что под ним иногда разумеется весь народ еврейский, как происшедший от 12 сыновей Иакова И., а также и церковь христианская, как духовный И. (Рим. IX, 6) .

А. Л.

Израильское царство

- специальное название для северного государства, образовавшегося после распадения еврейского народа на два царства иудейское и И. Разделение состоялось вскоре после смерти Соломона, при сыне его Ровоаме. Причиной отпадения северных колен было как недовольство огромными налогами, которые взимались для удовлетворения неумеренной роскоши царей, так и религиозный их упадок, под влиянием окружающих языческих народов. На этой основе и образовалось отчуждение между севером и югом. К северному или И. царству отошло десять колен, след. более 2/3 всего населения, занимавших, к тому же, лучшую и плодороднейшую часть страны. Но за царством иудейским осталась столица и в нем храм, главная национальная святыня. Вот почему царство И. при его кажущемся большом могуществе продержалось менее царства иудейского и вообще отличалось меньшею устойчивостью в своей внутренней и внешней жизни. Оно просуществовало 257 лет и имело 20 царей (Иеровоам, Нават, Вааса, Ила, Замврий, Фагиний и Амврий, Ахав, Охозия, Иорам, Ииуй, Иахаз, Иоас, Иepoвоам II, Захария, Селлум, Менаим, Факия, Факей и Осия) , по большей части ничтожных, своим желанием играть несоответствующую политическую роль навлекавшие на свой народ всевозможные бедствия. Ложная политика привела царство И. в столкновение с могущественной Ассирией, цари которой безнаказанно грабили его, пока Салманассар не взял столицы И. царства, Самарии (722 г. до Р. Хр.) , после чего лучшая часть народа уведена была в плен и царство И. прекратило свое существование.

А. Л.

Иисус Христос

- собственно значит "помазанник" (от criw) и представляет собой греческий перевод еврейского maschiach, в греческой транскрипции MessiaV. В Ветхом Завете это обозначение (в полной форме maschiach Jеhowa - "помазанник Иеговы") многократно прилагается к царям израильским, как поставленным Иеговой и получившим от Него силы на прохождение своего служения; Исаия (гл. 45, 1) применяет его к Киру. Но уже в Ветхом Завете оно применяется также и к будущему, Богом обетованному Мессии (напр. псал. 2, 2) , и в еврейской литературе позднейшего времени (приблизительно с III в. до Р. Хр.) оно преимущественно стало обозначать Обетованного Мессию, царя и Избавителя. Не вдаваясь в разбор вопроса, какого Мессию предвозвещали пророки в Ветхом Завете, можно констатировать, что в эпоху около Р. Хр. евреи ожидали видеть в Мессии национального вождя, избавителя от власти римлян, праведного, непобедимого и вечного царя из дома и града Давидова (В соответствие напряженным и извращенным мессианским ожиданиям, в эпоху борьбы еврейства с Римом являлось много лжемессий - политических агитаторов на религиозной подкладке. О явлении лжехристов и лжепророков предупреждал своих учеников сам Спаситель. Крупнейшим из них был Бар-Кохба, при императоре Адриане поднявший страшное восстание, в котором погибло более полумиллиона евреев и наврядли менее римских верноподданных. Надо впрочем заметить, что подобные агитаторы выступали, по-видимому чаще как предшественники вот-вот грядущего Мессии.) .

Первым, сколько мы знаем, лицом, прямо возвестившим о Себе, как об обетованном Мессии-Христе, был Божественный Основатель величайшей по своей нравственной высоте и своему историческому значению религии христианской, Иисус Хр. из Назарета Галилейского. Что Он и был истинный Мессия, признано всем христианским миром, а также в известном смысле и магометанами (В Коране Х. семь раз назван ал-Масих - Мессия. Авторитетнейшие мусульманские комментаторы производят этот эпитет или от корня "касаюсь, глажу, провожу рукой", или "помазываю". В первом случае он означает, что "прикосновение руки Иисуса исцеляло болезни", во втором - что "Он был помазан Гавриилом в пророки". Мухаммед признает Христа высшим из пророков до Мухаммеда и принимает Его рождение от Девы и нетление Его тела, чем Иисус становится даже выше самого Мухаммеда.) .

1. Иисус Христос должен быть признан, независимо от того, как судить о метафизической стороне Его Личности, величайшим из всех исторических деятелей уже по одним результатам этой деятельности, - как Основатель христианской религии и церкви, как Починальник важнейшего исторического переворота, какой только видел мир. Как личность, как мыслитель и нравственный характер, Он тоже есть явление беспримерное, единственное, истинное чудо истории. Евангелия, из которых одних мы знакомимся с Христом, доселе остаются неисчерпаемым источником вдохновения для мыслителей, философов, художников, поэтов; доселе из числа мыслителей самых разнообразных оттенков одни дорожат малейшей возможностью подкрепить свои учения ссылками на евангелия, возможностью, так сказать, заслониться именем Христа, выступить как истолкователи, возобновители, применители Его учения к новым вопросам; другие не знают своим идеям сильнейшего противника, чем этот галилейский плотник, распятый за мнимый мятеж почти 2000 лет тому назад, и все силы ума и таланта тратят на попытки разрушить обаяние, окружающее Его и Его учение теперь все в той же мере, как и в те времена. Для громадного большинства людей, знакомых с евангелием, верующих и неверующих, Иисус Х. остается идеалом душевной красоты; тенденциозные попытки отозваться на Его вопрос: "кто из вас обличит Меня в грехе?" мало на кого производили впечатление, обнаруживая только нечуткость, непонимание (намеренное или ненамеренное) тех, от кого они исходили. Этим же понятием о Христе, как идеале, объясняется, почему доселе не было художественного изображения Христа, которое удовлетворило бы если не всех, то хоть многих. Идеал есть предмет вечного стремления, т. е. нечто высшее всякой данной величины; а такой величиной неизбежно является всякое художественное изображение, претендующее на законченность, на цельность. Так должны смотреть и смотрят на Христа Спасителя все, принимающие, что четвероевангелиe дает Его подлинный исторический и нравственный образ. Но, с другой стороны, именно исключительная высота и красота этого образа способна внушить скептическому уму и чувству сомнение в его реальности. Поэтому, наряду с изложенным преобладающим взглядом, всегда были и другие, ставившие вопрос о том, таков ли был Х., каким он рисуется в древнейшем христианском о Нем представлении? Те, кто отвечает отрицательно на этот вопрос, решают загадку о "Христе истории" в две противоположные стороны: одни стараются низвести Его в разряд людей более или менее обыкновенных; другие доводят спиритуализацию Его образа до того, что отрицают самое Его историческое существование, видят в Нем объектированный идеал, создание фантазии христиан I II вв. Итак, кроме первого взгляда: 1) Х. - величайший гений и чистейший характер всемирной истории - мы находим два другие: 2) Иисус Х. евангелий идеализация действительного Иисуса, раввина из Галилеи, малооригинального, не чуждого еврейской нетерпимости, предрассудков своего времени и человеческих слабостей (Иосиф Сальвадор, Гартман, Гейгер, отчасти Ренан и др.) , и 3) Иисус Х. - миф. воплощение религиозного идеала, сложившегося в религиозно-философских кружках Александрии или Рима, как результат взаимодействия и совместной работы эллинского и еврейского религиозно-философского гения (Бруно Бауер, Пирсон, Набер, лондонский аноним 1887 г.) . Первый взгляд идет в сущности навстречу церковному и даже вызывает его: оставляя чудо явления Христа чудом, он требует того или иного метафизического объяснения его. Такое объяснение и предлагала издревле Церковь в учении о Христе-Богочеловеке. Кто принимает этот первый взгляд, но отвергает его церковное дополнение в виде догмата о Богочеловеке, тот попадает в ложное положение человека, согласившегося признать действительность чуда, но не дающего этому чуду никакого объяснения и отвергающего единственное существующее объяснение его. Оба другие взгляда упраздняют, по-видимому, чудо, но только по-видимому. Известно, что создание (путем ли фантазии или путем идеализации) так назыв. чисто положительных, идеальных типов есть такая задача, на которой терпели крушение величайшие художники, все равно, в коллективном ли или в индивидуальном творчестве. Если Х. есть создание фантазии, то евангелисты суть художники превыше Шекспиров и Гете, ибо они вчетвером создали чисто положительный тип такой жизненности, что он две тысячи лет потрясает сердца сильнее самой действительности. Во-вторых, оба эти последние взгляда исторически чрезвычайно трудно оправдать. В результате самой тщательной, самой придирчивой критики - такой критики, какой не подвергался ни один исторический источник - оказалось, что с чисто объективной стороны наши евангелия и прочие новозаветные книги суть прекрасные исторические источники; сомневаться в этом можно только на основаниях не научного, а чисто метафизического характера - на тех самых основаниях, с которых сомнение началось. Кто не верует в существование Бога, в возможность Его воплощения, во власть Бога над материальной природой и т. д., для того евангелия останутся недостоверными источниками, и он может строить себе о Христе представления, какие хочет; но он не имеет права называть их научными и во имя науки требовать согласия с собою от человека верующего. Для верующего же критическая работа над источниками по биографии Христа дала следующий утешительный результат: кто в своих метафизических взглядах не находит препятствий к отождествлению евангельского Христа с историческим, тот может быть спокоен, что таких препятствий нет и в объективно-научных данных (разумеем сравнение параллельных известий, реально археологическую сторону евангелий, историю их текста, вопрос об их авторах и времени их написания, известия о Христе вне новозаветного канона и т. д.) . Евангельская история - один из редких в науке примеров, когда историко-критическое изучение упорно не идет навстречу скептическим предположениям и взглядам. Кто не имеет сил принять ее, как она есть, т. е. как объективное чудо, тот должен признать, по меньшей мере, что именно такой она отразилась в представлении непосредственных ее свидетелей и участников - людей, имевших все средства знать в точности истину и свято веривших во все, о чем они проповедовали. Представление о делах и учении Спасителя у первых христиан было во всяком случае не беднее нашего: все, что есть в Новом Завете, входило в это представление. Но возможно, что оно было богаче нашего: в I - III веках, и даже позже, существовали евангелия кроме наших четырех, дававшие отчасти иной материал и если и не пользовавшиеся в церкви тем же авторитетом, то и не безусловно отвергавшиеся ею. В прологе третьего евангелия (от Луки) говорится о многих евангельских записях, которые имел перед собой автор. По упоминаниям у разных церковных писателей (Климента Александрийского, Оригена, Евсевия, Иеронима и др.) и отрывкам известны евангелия "от евреев", "от египтян", "12 апостолов", "Петра", возникшие все во II веке, а первое может быть даже в первом, одновременно с нашим греческим переводом евангелия от Матвея. У отцов и церковных писателей I - III вв. - ап. Павла (Деян. Ап. 20, 35) , псевдо-Варнавы, Игнатия Богоносца, Оригена - встречаются изречения Христа и факты, которых нет в каноническом четвероевангелии: некоторые из них прочно водворились в церковном предании, как напр. показание Юстина мученика, что Спаситель родился в вертепе (Тоже в протевангелии Иакова - см. ниже.) . Сведения наши об этих евангелиях пополнились в недавнее время находкой нескольких новых отрывков; эти отрывки только подкрепили убеждение, что из всего существовавшего в I - II в. письменного предания о Христе церковь, в каноническом четвероевангелии, сохранила все наиболее ценное не в богословском только, но и в историческом отношении. Из многочисленных евангелий детства Христа самое древнее (1 половины II в.) - протевангелие Иакова, где сообщаются имена родителей Божией Матери - Иоаким и Анна; ко второму же веку восходят повесть об успении Божией Матери и может быть евангелие Никодима - о суде над Христом и сошествии Его в ад. Все, что в этих писаниях выдерживает историческую критику, вполне согласно с евангелиями канона, большей частью предполагает их рассказ и тем самым утверждает его приоритет; остальное оказывается произведением фантазии, иногда дурно направленной (чудеса ребенка Иисуса в евангелии Фомы) ; на многом сказываются гностическая и докетические влияния II - III вв. (уже в евангелиях "от египтян" и "Петра") ; в новейшее время указывают на зависимость "евангелий детства" от жизнеописаний Будды. Ничего подобного нет в евангелиях канона; попытка указать влияние буддизма на них, resp. на самого Христа (Мартин Зейдель) , признается компетентной критикой неудавшейся. И прочие открытия последнего полустолетия в области древнехристианской литературы и истории не дали для истории собственно Христа ничего существенно нового; во всяком случае они не потрясли положения, что Евангелия дают нам тот образ Его, какой хранила первенствующая церковь. В лучшем для отрицательной критики случае, они могут лишь служить иллюстрацией к некоторым еретическим, отходившим от господствующего, взглядам о существовании которых наука знала, однако, и ранее. Так, "Философумены" Ипполита позволяют думать, что евангелие от Иоанна цитовал уже гностик, Василид около 125 г.; "Учение 12-ти апостолов" показало, что около 110 - 120 г. учение четвертого евангелия о причащении было уже внесено в евхаристические молитвы; отрывок евангелия Петра тоже показал зависимость этого евангелия от четвертого канонического. Пресловутое разночтение Syrus Sinaiticus в евангелии от Матфея гл. 1 ст. 16 ("Иосиф... роди Иисуса") без сомнения отнюдь не показывает, что таково первоначальное чтение Матфея, еще того менее что ап. Матфей не учил о бессеменном зачатии Спасителя. Текст Syrus Sinaiticus, по мнению самых усердных его почитателей, не древнее половины II в.; все церковные писатели от евангелиста Луки и до Юстина мученика принимают бессеменное зачатие; в евангелии "от евреев" (т. е. иудеохристиан или назореев) , которое считается древнейшим изводом евангелия от Матфея и которое либеральный Гарнак относит прибл. к 65 г., Х. называет Духа Святого Своей "матерью" (матерью, а не отцом, так как "дух" - ruаch - по-еврейски женского рода) . Итак, Х. уже в 65 г. признавался рожденным от Духа Святого в той части христианской церкви, которая наименее была расположена спиритуализировать Его личность и отступать в этом смысле от учения 12-ти апостолов; вот факт, которого никакой Syrus Sinaiticus упразднить не может. А что во втором веке от назореев отделились крайние еретики-евиониты и что они отвергали бессеменное зачатие Спасителя - это давно было известно; возможно, что они и редижировали текст Матфея сообразно своему воззрению. Но едва ли не естественнее предположить, что сирский переводчик просто машинально повторил здесь формулу, читающуюся в стихах 1 - 16 первой главы 3?14=42 раза, тем более, что в следующих стихах 18 - 25 о сверхъестественном зачатии Спасителя говорится как нельзя яснее. Взятые сами по себе, евангелия с чисто исторической точки зрения тоже не подают повода к серьезным сомнениям. Самая отрывочность рассказа и неопределенность показаний относительно времен и мест у Матфея и Марка свидетельствует о добросовестности авторов, не хотевших писать больше, чем они в точности помнили или слышали. Исторические комбинации и точные хронологические даты евангелия от Луки снискали в конце концов их автору, как историку, самые горячие похвалы от таких ученых, как Карциус и Моммзен. Точная хронология (по праздникам еврейского года) и топографии четвертого евангелия (в отношении к деятельности самого Спасителя) вполне согласимы с менее определенным в этом отношении рассказом Матфея, Марка и Луки, и вполне понятна под пером человека, ставшего учеником Христа еще на Иордане, через Иоанна Крестителя, принадлежавшего к самому интимному кружку Спасителя и трех учеников, сопутствовавшего Христу везде и всюду, до удара копья в бок висевшего на кресте умершего Спасителя. Огромная лавина аргументов, обрушенная критикой на четвертое евангелие, как произведение апостола Иоанна и вообще как исторический источник, в настоящее время растаяла почти без остатка. Те основания, на которых теперь западная наука отвергает четвертое евангелие, почти сплошь метафизического, субъективного и предвзятого характера; они сводятся к тому, что так как не могло быть Богочеловека, то и не мог очевидец изобразить кого-либо так явно Богочеловеком, как это делает четвертый евангелист. Но если вообще недоказуемо, что не могло быть Богочеловека, то тем менее доказуемо, что в Палестине I века не могло явиться лица, которое, сознавая свою исключительную духовную мощь и свою единственную миссию, учило о Себе, как о предсуществующем и вечном Сыне Божием, грядущем Судии живых и мертвых, Сущем во Отце, как Отец в Нем, и чтобы не могло найтись слушателей. Ему поверивших. Кроме того, критика упускает здесь из виду, что автор четвертого евангелия, кто бы он ни был, во всяком случае или очевидец, или сознательный лжец (евангелие гл. 19, 35; 21, 24; 1 послание Иоанна гл. 1, ст. 1) , а так как от последнего приговора сама критика отшатывается, как от мнения, совершенно неприложимого к человеку такого высокого религиозного настроения и такого ума, как автор четвертого евангелия, то она логически должна (хотя и нехотя) признать в нем очевидца. Психологическая "несовместимость" Иоанновского и синоптического (т. е. трех первых евангелий) Христа не больше, чем "несовместимость" ксенофонтовского и платоновского Сократа. Психологическая "невозможность" Иоанновского Христа Самого по Себе совершенно недоказуема; множество самых "свободомыслящих" и даже враждебных христианству читателей, начиная от язычников Цельза и Порфирия и кончая Ренаном и Гарнаком (Гарнак говорит о иоанновском образе Спасителя, что он, в сравнении с павловым, "гораздо человечественнее и все же гораздо божественнее" ("weit menschlicher und doch weit gottlicher") ), решительно не видят такой невозможности. Особенно странен довольно часто слышанный упрек, будто Иоанновский Х. совсем не "развивается". С церковной точки зрения, конечно, Богочеловек не развивался внутренне, а лишь постепенно раскрывал Свое существо и учение перед своими современниками. Но и с общечеловеческой точки зрения, разве должен непременно всякий мыслитель проходить заметный путь внутреннего развития втечение - не жизни, а всего 3 1/2 ее лет, от 30 до 33-летнего возраста? На целом ряде мыслителей, древних и новых, мы видим, что их система бывала закончена к 30-му году их жизни, и существенно вовсе не изменилась с тех пор не только до 35-го года, но и гораздо дольше; сравните хотя бы только предисловия Шопенгауера к первому, второму и третьему изданиям его главного труда: "Welt als Wille und Vorstellung", из которых первое вышло в свет (в 1818 г.) , когда автору шел тридцатый год, третье (в 1859 г.) - когда ему шел семьдесят второй. Что касается до "психологической невозможности", чтобы автор евангелия любви был одним лицом с "сыном Грома" евангелия от Марка - то здесь критика, упрекавшая евангелиста, зачем его Богочеловек не "развивается" в течение 3 1/2 лет, не хочет дать никакого развития простому человеку, апостолу Иоанну, от 15 - 20 до 85 - 90-летнего возраста. Чтобы ей поверить, нужно считать апостола Иоанна человеком невероятной нравственной и умственной, косности: мимо него проходят распятие Христово, убиение евреями Стефана и обоих Иаковов, деятельность апостола Павла, апостольский собор, Нероново гонение, разрушение Иepycaлима и его храма, зарождение гностицизма в лице Симона волхва и Киринфа, сам он из почти мальчика делается дряхлым старцем - а он все там же, где был! Не гораздо ли вероятнее, что чем дольше жил, чем больше переживал св. апостол, тем более и более ярким светом озарялись перед его духовным взором те глубочайшие по содержанию беседы его Учителя с апостолами и народом, о которых сам Учитель говорил ученикам: "не можете носити ныне", "разумееши же по сих". Эти-то беседы, которые, сперва не вполне понимая, благоговейно хранила его еще почти детская память, он, уже будучи старцем, счел своевременным письменно завещать мужавшей на его глазах церкви. Что касается александрийских, именно филоновских, влияний в четвертом евангелии, то 1) речь может быть собственно не о влиянии Филона - к учению его евангелие относится, в сущности, отрицательно - а лишь о знакомстве евангелиста с Филоном; 2) такое знакомство столь же возможно предполагать у апостола Иоанна, сколько и у "Иоанна пресвитера", и у всякого другого ефесского писателя около 100 года; а что четвертое евангелие возникло здесь и в это время - факт несомненный. Противоречия между евангелиями если и существуют действительно (абсолютно непримиримых противоречий нет) , то не идут далее разностей, обычных в исторических источниках; они могут возбуждать частные историко критические вопросы, но не могут подрывать принципиально историческую достоверность евангелий. То, что науке в 40-х годах XIX. века казалось ошибками евангелий (в частности - четвертого) против истории, языка, права - почти все получило благоприятное евангелиям разъяснение (вопрос о дне смерти Спасителя, избиение вифлеемских младенцев, возраст Саломии (дочери Иродиады) в год казни Крестителя, ценз Квириния, перевод "Силоам" через "послан" и т. д.) . Современная отрицательная критика евангелий, особенно четвертого, сколько бы ученых представителей она ни имела, висит на воздухе, так как она хочет удержать отрицательные выводы, отказавшись ото всех почти аргументов, из которых эти выводы были сделаны. То, что во времена Баура составляло крупный научный успех, теперь представляет собой ненаучный произвол и староверство. Если доселе так много у отрицательной критики последователей, то причины тому - ненаучного характера. При таком положении дела нет надобности в подробном разборе по существу обоих отрицательных взглядов. Первый, отрицающий самое существование Христа, принужден прибегать к такому отчаянному средству, как отрицание подлинности всех посланий апостола Павла, потому что в них мы имеем самое ясное свидетельство о Христе, записанное всего лет 20 после распятия. Но и это средство едва ли достаточно. Тацит пишет, что в Риме, в 64 г., "огромное множество" людей, которых народ звал с христианами, предано было изысканнейшим казням. Христос, родоначальник этой сеты, был казнен прокуратором Понтием Пилатом, и подавленное на время гибельное суеверие вновь не раз прорывалось наружу (rursus erumpebat) не только в Иудее, где оно первоначально зародилось, но в самом Риме. Спрашивается: если даже Тацит пишет о Христе только со слов христиан (что отнюдь не доказано) - в кого же веровали, по ком назывались (vulgus appellabat) христиане (Christiani, т. е. последователи некоего Христа) как в 64-м году, так и ранее, еще во времена прокуратора Понтия Пилата, впервые "на время подавившего суеверие"? По Светонию, уже император Клавдий, около 50 года, изгнал из Рима иудеев из-за упорных волнений, возникших среди них impulsore Chresto, т. е. вследствие проповеди о Христе; известие это подтверждается Кассием Дионом и Деяниями Апостолов (гл. 18, 2) . Вообще, если бы церковь выдумала своего сверхъестественного родоначальника, она несомненно отодвинула бы его мнимое существование подальше в глубь времен, уже ради простого вероподобия, как это и имеет место в аналогичных случаях. Никому, ни друзьям новорожденной церкви, ни врагам ее не приходило и в голову ставить вопрос: существовал ли Иисус Назаретский? Сходство новой теории с древним докетством - чисто внешнее. Докеты не отрицали того, что Х. своим современникам казался пришедшим в теле, а утверждали, что этому телу-явлению не соответствовало никакой вещи в себе; Х. телесный у них - не выдумка евангелистов, а их (и всего мира) иллюзия. Основания для такого взгляда были отнюдь не историко-критические, а чисто метафизические: докеты не могли принять Бога воплощенного, так как материю они отожествляли со злом. Поэтому и докеты могли бы фигурировать в защиту разбираемой теории лишь как аргумент вспомогательный; можно бы было, пожалуй, предполагать, что в их учении уцелела смутная память о той истине, что в действительности Х. никогда не существовал - если бы за эту теорию хоть что-нибудь говорило прямо. Между тем прямо не говорит за нее ничто. Что касается попыток второго рода, то надо сознаться: рисуемый ими человеческий образ Христа сам по себе выходит довольно живым и естественным, и многие общие всем исследователям черты его способны внушить мысль, что это - прочный результат истинно-научной работы. Единство выводов покоится, однако, исключительно на двух, одинаково ненаучных основаниях: 1) на более или менее полном отрицании исторического значения за четвертым евангелием, и 2) на отрицательном отношении к идее сверхъестественного. Понятно, что когда материал так урезан, придти к соглашению уже легче, тем более, что три первые евангелия по содержанию в значительной степени покрывают друг друга. Скрытый субъективизм критики, коренная ошибка всего направления, выходит, далее, наружу и, проявляясь в той или иной форме, в большей или меньшей степени, определяет особенности образа Христа, по представлению различных писателей, так, что они далеко расходятся между собой. У одних Х. - нежный, кроткий, непрактичный мечтатель и визионер; у других суровый социальный реформатор, враг капитала и властей, политический демагог. По одним Он мыслитель, "трезвый" едва ли не до атеизма; по другим Он весь напоен иудейскими фантазиями о видимом царстве Мессии, только ими живет и дышит и за них погибает. По одним Он ученик ессеев и Крестителя, по другим - их противник. По одним Он истинный "человеколюбец", предрешивший, если не осуществивший призвание всех людей в царствие Божие; по другим Он, в отношении к самарянам и хананеям, был "engherzig wie nur Einer der Pharisaer" (узкосердечен не менее любого фарисея) . В частности, отвергнув объективное чудо, исследователи наталкиваются на вопрос, в какой мере допустима иллюзия чуда или мнимое чудо: какие, сообразно с тем, евангельские чудеса можно допустить (исцеления бесноватых и других нервных больных, воскрешения мнимо умерших - дочери Иаира или наинского юноши) , какие надо истолковать косвенно (хождение по водам) , какие мифологизировать (проклятие смоковницы, умножение хлебов) . Тут открывается субъективизму широкое поле, исхоженное, действительно, вдоль и поперек разными "Жизнями Иисуса". Тоже и с учением Спасителя. Тут субъективистыисследователи каждый по своему решают вопрос, какие изречения подлинны, какие составлены и приписаны Христу первыми христианскими поколениями, какие "ретушированы" позднейшим преданием. В результате, если верить иным исследователям, совершенно нельзя понять, почему именно этому рядовому раввину, без малейшего не только божественного, но и политического и психологического предведения, без всякой глубины и оригинальности, а только с добрым сердцем и некоторым художественным даром и остроумием, выпала первая роль во всемирной истории. Все самое глубокое, потрясающее душу - лучшие притчи и беседы Христа, эти авторы (напр. Штраус и Вейцзеккер) разносят по разным анонимам, оставляя Христу пять-шесть притч, с десяток изречений (Отче наш, блаженства, воздадите Кесарево Кесареви, Боже мой, вскую...) - и только. Тут школа исследователей, обещавшая дать нам образ человека Христа, постепенно урезывая новозаветный образ, доходит почти до полного упразднения его и подает руку теории, отрицающей Его вовсе: крайности сходятся. Если 0, 9 изречений Христа выдуманы другими, то почему не выдуманы и оставшаяся 0, 1, и Он Сам? Так судит себя сама субъективная критика. В какие странные "тупики" она иногда заходит - и тем вернее, чем тщательнее и серьёзнее ведется - показывает такой недавний пример. Многократно в евангелиях Х. зовет себя "Сыном Человеческим", и нет сомнения, что для еврея тех времен это выражение означало Мессию. Сначала критика решила, на основании текстов вроде Матф. что Х. сознал себя Мессией не сразу, а сперва учил только о близости пришествия Мессии. Поворотным пунктом, с которого Он открыл себя, как Мессию, ученикам, было исповедание Петра в Кесарии Филипповой (Марка 8, 27-29) . Вреде ("Das Messiasgeheimniss in den Evangelien>, 1901) указывает, что Х. зовет себя у того же Марка "женихом" и "Сыном Человеческим" гораздо ранее (гл. 2, 10, 28; 2, 19 - 20) . Казалось бы, из этого если что-нибудь следует, то вот что: по евангелиям, Х. не "развивался" в течение своей проповеди, а с самого ее начала сознавал Себя Мессией и лишь открывался ученикам и народу, как таковой, сначала намеками. Если Он говорил: "покайтеся, приблизилось царствие Божие", то это значило: "Мессия (Я) пришел и скоро выступить, как таковой, открыто" (что Он и сделал в беседе с Петром и при входе в Иерусалим) . Вроде думает не так. По апостолу Павлу, говорит он, Иисус открыто заявил себя Мессией только в своем воскресении (Римл. 1, 3-4; на деле тут только общецерковная мысль, что в воскресении Своем Х. дал явное тактическое доказательство, что Он - Сын Божий) ; это и есть первичное представление христиан. Отсюда следует, что до воскресения Х. вовсе не называл Себя ни Мессией, ни Сыном Человеческим; все эти выражения вложили Ему в уста позднейшие христиане, уверовавшие в Его мессианство. Результат логический, и вместе с тем - очевидно нелепый. Раз Х. не воскресал (конечно, воскресения Вреде не признает) , никогда себя Мессией не называл, не заявлял на мессианство никаких претензий, не давал и не обещал дать тому никаких доказательств - то с чего же, спрашивается, вообразили христиане, что Он есть Мессия и что Он воскрес? Опять скорее можно поверить, что христиане целиком выдумали Христа, чем что они так нелепо дополнили Его о Себе учение. С научной точки зрения можно заявить лишь то сомнение относительно тожества новозаветного Христа с историческим, что все наши источники о Нем - христианские, и стало быть не выполнено знаменитое правило: audiatur et altera pars. Но помочь в этом случае нечем. Altera pars в данном случае представлена Талмудом и Цельзом, и представляет собой набор грубых сплетен, выдающих свою лживость на каждом шагу. Любопытно, однако, что иудеи не видели возможности отрицать чудеса Христа и таинственность Его происхождения. Прочие известия о Христе (Иосифа Флавия, Лукиана) по своей краткости ничего не дают; к тому же часть их сомнительной подлинности. Пробел, с исторической точки зрения, немаловажный; но, раз мы считаем возможным судить о персидских войнах без персидских источников, о пунических - без пунийских, то можем судить и о Христе без нехристианских. Если же мы хотим быть возможно строгими и осторожными, то нам нет иного выбора как или принять целиком новозаветного Христа, или вовсе отказаться от надежды знать о Нем что-либо достоверное.

Канонические евангелия (кроме Луки 2, 41-52) говорят только об обстоятельствах рождества и младенчества И. Христа и об эпохе Его общественной деятельности, от крещения до вознесения на небо. Они сами свидетельствуют, что в них записаны далеко не все вообще дела и слова Его (Иоанна 20, 30 и 21, 25; Деян. 1, 3) . Поэтому написать на их основании полную биографию Спасителя невозможно. Пытаться дать хотя общий Его нравственный образ - тоже задача слишком высокая и трудная; кто бы пожелал получить такой образ, тому нельзя дать лучшего совета, как внимательно читать самое евангелие; никакая "жизнь Иисуса Христа", даже писанная человеком верующим, ученым и даровитым (Фаррар) , не дает такого сильного и цельного впечатления, как евангелия. Восстановить точную хронологию всех дел и слов Х. по всем четырем евангелистам - тоже дело едва ли возможное. Хронологическую рамку, по которой следует распределять представляемый синоптиками материал, дает евангелие от Иоанна; но как именно расположить этот материал внутри этой рамки - на это не может быть точного ответа. Все "согласия четырех евангелий" имеют за себя лишь большую или меньшую вероятность, и ни одно из них не авторизуется церковью безусловно. Принятое вообще в православной церкви "согласие" читатель найдет в любой хорошей священной истории Нового Завета или, еще лучше, в 3-м томе "Толкового Евангелия" архимандрита Михаила (стр. 629-643) . Год рождения и смерти Спасителя также едва ли когда-нибудь удастся определить вполне точно. Несомненно, что Спаситель родился при Ироде Великом или Старшем (умер 750 г. Рима весной) , и следовательно на несколько лет (не менее 3) раньше христианской эры (1 г. =754 г. от основания Рима, считая начало года 1-го января) ; распят при прокураторе Понтии Пилате, отозванном в 36 г. христианской эры.

Выступление Спасителя на проповедь падает не раньше 15-го года правления кесаря Тиверия, по-видимому - даже именно на этот год (Луки гл. 3) . Спасителю было в это время около 30 лет (гл. 3-ст. 23) . Но и из этих данных нельзя заключить о годе рождения Спасителя с полной точностью, ибо 1) что значит около30 лет? 2) неизвестно, откуда евангелист считает 15-й год Тиверия - от его единодержавия (это будет 782 г. от осн. Рима) , или от объявления его соправителем Августа (780 г.) ; последнее вероятнее, ибо тогда год Рождества Христова падает еще на эпоху Ирода Великого (749-750 г.) , считая Спасителю при крещении 31-й год, как прямее всего явствует из показания евангелиста. Кроме того, ев. Лука ставит Рождество Христово в связь с переписью, бывшей в иудее при президе Сирии Квиринии; а Квириний был в первый раз президом Сирии в 4-2 гг. до христианской эры, или в 750-752г. от основания Рима (сама перепись, упоминаемая у Луки - конечно не та, что ценз Квириния 7-го года по Р. Хр., упоминаемый Иосифом Флавием: так поздно Х. не мог родиться, так как в 7 г. Ирода Старшего давно уже не было в живых) . Итак, по наиболее естественному пониманию имеющихся данных, Спаситель родился в 4 г. до христианской эры, в 749 или 750 году от основания Рима (Приблизительно к этому же времени ведет и указание Матфея на звезду Рождества Христова, которую уже Кеплер ставил в связь с конъюнкцией Юпитера и Сатурна в созвездии Рыб в 747 г. от основания Рима.) . Учил он, по евангелисту Иоанну, не менее 2 1/2 лет, по самому вероятному толкованию его данных - 3 1/2 года; распят накануне еврейской Пасхи 783 г. от основания Рима, 14 нисана, в пятницу (Иоанна 18, 28) . Предположение, что Спаситель родился еще значительно ранее (на основании Иоанна 8, 56 - 57, или, вернее, комментариев на эти слова св. Иринея Лионского "Adversus haereses", 2, 23, 4 и 2, 33, 2) , не может быть принято, так как слишком резко противоречит показаниям Луки о рождении Х. при Квиринии ("пресвитеры", на которых ссылается Ириней, вероятно, никто иной как Папий, о показаниях которого вообще см. Христианство) . День Рождества Христова еще менее поддается определению; к 25 декабря оно стало приурочиваться на Востоке только в конце IV в. В Риме этот день был принят ради вытеснения языческого праздника дня рождества Непобедимого Солнца, а не на основании церковного предания, каковое считало днем Рождества 6 января (Епифаний Кипрский) , или 25 число египетского месяца пахона (=20-му или 15 мая) , или 28 марта (Климент Александрийский; аноним 243 г.) . В ночь Рождества вифлеемские пастухи стерегли свое стадо в поле; это как будто указывает, что Х. родился между мартом и ноябрем., так как зимой, с ноября до марта, палестинские пастухи загоняли скот на ночь под крышу (Holtzmann, "Handcommentar zum Neuen Testament", I, 44) . Итак, ни год, ни день рождества Христова неопределим с научной точностью.

2. Церковное учение о личности Иисуса Христа или христология. Над раскрытием догматического учения о Богочеловеке Х. церковь трудилась более шести веков; знаменитый профессор В. В. Болотов находит даже, что если бы понадобилось определить всю деятельность богословской мысли до 6-го собора включительно парой слов, то определение будет гласить: это опыт церковного истолкования слова Theanthropos (=Богочеловек) . Дело в том, что на основании обоих Заветов церковь всех времен должна была держаться верования: 1) что Бог один, 2) что Иисус Х. есть Сын Божий и Бог, 3) что Иисус Х. есть вместе с тем и человек. Итак, представлялись вопросы: 1) в каком смысле Богочеловек есть Бог, 2) в каком смысле Он есть человек, 3) каково соотношение Божества и Человечества в Богочеловеке, по отношению к Его существу и личности, по меньшей мере представлявшейся единой всем, кто Его видел. По евангелисту Иоанну, Х. есть Слово воплощенное; до воплощения Слово было "у Бога", "искони к Богу" и "было Бог". Уже иудеи, слышавшие, что Христос называл Отцом своим Бога, и утверждал, что Он и Отец - одно, понимали Его в том смысле, что Он "равен ся творил Богу" и "человек сый, творил себе Бога> (Иоанна 1, 14. и. 2; 8, 54; 10, 35 - 37; 14, 1011; 5, 18; 10, 29 и пр.) . В евангелиях и апостольских посланиях Он постоянно зовется Сыном Божиим (Луки 1, 32; 2, 49, первое послание Иоанна 3, 16; еванг. Иоанна 5, 23) и Богом (Луки 1, 16; Иуды ст. 4) ; 1-ое послание Иоанна 5, 20 зовет Его Богом истинным, 1-ое послание к Тимофею 3, 16 - Богом, явившимся во плоти и т. д. И однако, в том же Новом Завете сам Х. зовет Себя человеком (Иоанна 8, 40) и сыном человеческим (очень часто) , и так же зовут Его апостолы (1 Тим. 2, 5; 1 Корипф. 15, 21 и 47 и пр.) . Он испытывает усталость, голод, жажду, жалость, негодование, скорбь (Иоанна 4 6; Луки 22, 44; Луки 4, 2; Иоанна 19, 28; Матф. 14, 14; Марка 3, 5; Иоанна 11, 33 и пр.) . Неверующая наука видит в такой двойственности новозаветных показаний выражение различных взглядов на Христа: сам Он считал себя человеком, Мессией, Сыном человеческим по плоти и Сыном Божиим по благодати, и таким де и изображают его древнейшие евангелия - а затем христиане, благоговея пред воскресшим Учителем, потенцировали Его Существо до сверхчеловеческого Богоподобия, приписали Ему богоподобные свойства и предсуществование, и наконец возвели его на Божескую высоту. Исходя из такого взгляда, эта наука считает себя даже в праве объявлять памятники Нового Завета в той мере позднейшими, в какой они проповедуют о Божестве Христа, и показания такого рода у Марка или Матфея признавать позднейшими вставками. Церковь не может так рассуждать. Принимая все показания Нового Завета за богооткровенную истину, она обязана заключать от двойственности показаний Нового Завета о Христе к двойственности природы самого Христа: если Новый Завет изображает и называет Его то Богом, то человеком, то для церкви это значит, что Он и был одновременно Богом и человеком. Если некоторые памятники изображают Его более как человека, другие - более как Бога, то это зависит не от различия воззрений авторов, а от различия их задач. Если встречаются выражения, где, по-видимому, отрицается Божество Христа (Марка 10, 18) , то надо не хвататься за них, как за "неискаженное, первичное представление", а толковать их в смысле представления о богочеловечестве Христа, общего Новому Завету, взятому в целом. Итак, Х. есть и Бог, и человек; и раз Новый Завет, не оговариваясь, зовет Его обоими именами, то значит и понимать их надо не в каком-либо особенном значении, а во всегдашнем: Х. есть такой же Бог, как и Отец Его, и человек по природе такой же, как все люди. На третий вопрос (о соотношении Божества и человечества) церковь отвечает: Лицо Христа, единое извне, едино и внутренне, составляет одну Ипостась, одно самосознание; и так как Лицо Логоса, Сына Божия (вторая ипостась св. Троицы) , существовало ранее воплощения и упраздниться не могло, то Логос составляет Лицо или Ипостась и в Богочеловеке; Логос принял полное и истинное человеческое естество в Единство Своей Ипостаси. Выражаясь церковным догматическим языком, Он единосущен Отцу по Божеству и Он же единодушен нам по человечеству, "сугуб естеством, но не ипостасию>. Как ни очевидно это учение вытекает из Нового Завета в его церковном значении и понимании, оно должно было вызвать много недоумений и возражений, прежде чем отлилось в только что приведенную формулу. В самом деле, она противоречит, по-видимому, основному догмату, общему еврейству и христианству - о единстве Божием: Х. в Новом Завете противопоставляется Богу Отцу, как Некто, от Него отличный (Аз умолю Отца и иного Утешителя даст вам; Иоанна 14, 16; Марка 13, 32 и т. п.) . Итак, напрашивался вопрос: как же Бог один, если и Х. есть истинный Бог? С другой стороны, хотя человек есть образ Божий, все же природа человеческая, как ограниченная и относительная, противоположна природе божественной, как безграничной и абсолютной; относя свойства человечества и Божества Христа к одному и тому же субъекту (ипостаси) , мы, по-видимому, вынуждаемся мыслить этот субъект, как обладающий одновременно логически противоречащими признаками (как выражался Несторий, мы должны говорить, что безвременный, вечный Бог был двухмесячный или трехмесячный) . Эти недоумения должны были быть особенно сильны в мыслителях древней церкви, веровавшей, со времен апологетов, что Откровение рационально и может быть изложено как строгий логически ряд. Пытаясь вскрыть логически оба указанные недоумения, многие мыслители увлекались ходом своей мысли к тому, чтобы по своей логической мерке переделывать сам догмат. У одних выходило, что Божество Христа или "Логос" есть лишь модус, временная форма явления Единого Бога, или сила Божия, почившая на человеке Иисусе (монархиане - модалисты и динамисты) , - то есть, что с точки зрения внутренней жизни самого Божества, между Божеством Отца и Сына нет никакого, ни в каком отношении, различия (Бог есть Hyiopator Сыноотец) ; что противопоставление Слова, в Его бытии до и по воплощении, Отцу есть лишь видимость, личина. У других выходило, что Х.-Логос - есть Бог не в собственном смысле этого слова, что - Он не самобытная по сущности, а сотворенная субстанция (ариане) ; по их учению оказывалось, что христиане покланяются, как Богу, существу сотворенному, тогда как основой веры против язычников было положение, что ничему сотворенному не подобает богопоклонение. По отношению к человечеству Христа одни полагали, что все оно состояло лишь в принятии Логосом призрачного тела (докеты) ;или в принятии одного тела, без души, место которой в Богочеловеке заступил сотворенный Логос (ариане) ; или в принятии тела, оживленного животной душой, при чем на место человеческого разумного духа встал несотворенный, единосущный Отцу, Сын Божий или Логос (аполлинариане) ; выходило, что Христос не был истинным человеком, а каким-то промежуточным существом ("смесь Бога и человека", воплощение "по подобию человека") . Другое мнение заключалось в том, что Бог-Слово и человек Иисус были соединены лишь нравственно, составляя каждый особое самосознание или Лицо (несториане) ; с этой точки зрения выходило, что единство личности Х. было маской, что в эпоху земной жизни Спасителя Его устами, так сказать, попеременно говорил то человек Иисус, то Божественный Логос. Существовал и такой взгляд, что человечество Х., под влиянием его соединения с божеством Логоса, утратило свои человеческие свойства и, следовательно, не единосущно нам (евтихиане) : оно страдало, утомлялось и т. д. не по природе, а по особому произволению Логоса, данному при воплощении или раз навсегда (севириане, ктистолатры) , или возобновляющемуся в каждый момент земной Его жизни (юлианисты, аффартодокеты) и т. д. Среди хаоса всех этих воззрений церковь твердо держала в памяти, что всякая теория, не признающая истинности Божества Х. или истинности Его человечества, как бы она ни казалась стройна и логична, противоречит Новому Завету и, следовательно истине; в оппозицию еретикам всех времен поднимались из среды церкви чуткие умы и сердца, подмечавшие, что истолкование догмата переходит в искажение, и возвращавшие формулу догмата к подлинному содержанию церковной веры (От этого отступает христология Оригена, неправославная постольку, поскольку неправославна его антропология - учение о предсуществовании душ.) . Так шла разработка христологии в течение II-VII вв. Уже замечено, что теория "Богочеловека" логически распадается на два отдела: на учение о Божестве Бога Слова, неразрывно связанное с учением о Троице, и на учение о воплощении. Исторически периодов в разработке было не два, а три: в первом (I-III в.) оба вопроса трактуются нераздельно; IV век есть преимущественно век выработки учения о Троице и о божестве Бога-Слова; век V, VI и VII ушли на учение о воплощении - христологию в тесном смысле слова. О частностях вопроса см. Монархиане, Антитринитарии, Арианство, Аполлинарианство, Несторианство, Монофизитство, Монофелитство.

Б. Мелиоранский

Икар

(IkaroV) - сын Дедала. Чтобы спастись с о-ва Крита от раздраженного Миноса, Дедал сделал для себя и сына крылья, скрепленные воском, и советовал сыну не подниматься при полете слишком высоко. И. не послушался и приблизился слишком к солнцу, лучи которого растопили воск, и И. утонул недалеко от о-ва Самоса в море, которое и получило в этой части название Икарова моря (Ovid. Metam. VIII, 145) . Тело его, прибитое волнами к берегу, похоронено Геркулесом на маленьком островке, названном по его имени Икарией. Древние думали, что в форме мифа об И. сохранилось воспоминание об изобретении парусов (по одной версии Дедал и И. спаслись с Крита просто на корабле) . Миф об И. представлен, между прочим, на рельефах виллы Альбани в Риме и на одной из стенных картин в Помпее.

Иконы

- название, в христианской церкви, живописных изображений Иисуса Христа, Богоматери и святых, имеющий священный характер и служащих предметами религиозного чествования в смысле образов, которые возводят мысль и чувство молящихся к изображаемому. В православной и римской церквах они составляют необходимую принадлежность храма и домашнего культа христианина, как и крест с изображением распятого на нем И. Хр. или без оного. Происхождение И. восходит к началу христианства. По преданию, записанному церковным историком Евсевием, сам И. Христос дал свой образ, отпечатлевшийся на плате, которым Он утер свое лицо, эдесскому царю Авгарю. По тому же преданию, евангелист Лука, по профессии живописец, оставил после себя несколько икон Божьей Матеря (за таковые признаются Казанская и Смоленская иконы Богоматери) . О существовании И. в церкви в первые три века свидетельствуют упоминания о них Тертуллиана, Минуция Феликса, Климента Александрийского, Мефодия Тирского, Оригена, а также вещественные памятники, найденные в катакомбах (см. Aringhius, "Roma Subterranea novissima": Rossi, "Roma subterranea" и др.) , хотя в эти века гонений на христианство христианская иконопись имела по преимуществу символический характер (напр., И. Христос изображался в виде пастыря с овцой на плечах и т. п.) . Со времени Константина Вел. И. входят во всеобщее открытое употребление в храмах и домах. Со времени VII вселенского собора И. становятся обязательною принадлежностью христианского культа, и получает обширное развитие иконопись. В более позднее время Византийской империи (VI и следующие века) мало по малу устанавливаются общие типы иконописных изображений) а в еще более позднее время являются на Востоке так назыв. "иконописные подлинники", в качестве руководств для иконописцев, в которых подробно указываются внешние черты каждого святого и его иконописные аксессуары. Этою регламентацией иконописи установился около XII в. византийский иконописный стиль. В древней Руси иконопись развивалась в строгой зависимости от визант. образцов. Озабочиваясь соответствием иконописного изображения священному достоинству иконописных предметов, русская церковь делала особые постановления по этому предмету на соборах: стоглавом (1667 - 1674) , а также при самом начале синодального управления (1722) , которыми вменялось в обязанность допускать до иконописания лишь людей искусных в художестве и отличающихся добрым поведением, предписывалось даже наблюдать за нравственностью иконописцев, в самые иконы писать с древних образцов, "от своего же смышления и по своим догадкам Божества не писать". Со времени Екатерины II в нашей иконописи получает широкое применение итальянский стиль живописи. Позднейшее законодательство ограничивается общими требованиями, чтобы И. были писаны искусно и без нарушения священного достоинства иконописных сюжетов, чтобы на них не допускались "изображения, производящие воспламенение нечистых удовольствий" и вообще могущие подать повод к суеверию и соблазну. Запрещаются И. резные и отливные из металлов кроме распятий и лепных изображений, поставляемых на высоких местах, а также - нагрудных крестов) . Иконописное ремесло безусловно запрещается лицам нехристианских исповеданий, также торговля И. и крестами, а равно продажа И. с аукциона и передача их кредиторам - иностранцам: раскольникам позволяется приписываться к иконописному цеху. но не иначе, как с особого разрешения министра внутренних дел. Искусство иконописцев, вообще, должно быть свидетельствуемо духовными лицами; впрочем, признано полезным посредничество между заказчиками и мастерами иконописания со стороны академии художеств. Чаще всего, современные иконописцы пользуются руководством, одобренных св. синодом "иконописных подлинников", составленных академиком Солнцевым по древним византийским и русским подлинникам. Запрещается делать вещи, употребляемые в житейском быту (напр., печати) с священными изображениями; вывозимые из за границы подобные вещи конфискуются, а владельцы их подвергаются штрафу; запрещается выставлять на показ восковые фигуры Иисуса Христа, Богоматери, а также фигуры оскорбительные для священного сана. Нехристиане хотя и допускаются до наследования И., но не иначе; как с обязательством по истечении шести месяцев передавать их со всеми украшениями людям православным или в храмы. Изображение креста, сделанное кем-либо на земле или песке, на дороге, должно "разметать". И., особенно чествуемые, позволяется из храма переносить в дома обывателей, но не иначе, как на руках или в карете и без пения. И., оглашаемые в народе чудотворными, отбираются в ризницы кафедральных соборов, впредь до удостоверения в указанном порядке их чудотворности, после чего поставляются для общего чествования в храмах или часовнях. В деревнях священники обязаны наблюдать, чтобы И. в домах сохранялись в чистоте.

Литература христианской иконографии весьма обширна. Кроме старых соч. Чиампи "Vetera monumenta" (Рим, 1690) , Мамахия "Orig. et antiquitates christ. " (Рим, 1751) , известны издания Даженкура, "Storia dell arte" (1826) ; Дидрона, "Иконография Бога"; Рауля-Рошета, "Premier memoires sur les antiquit. Chretiens - peintures des catacombes" (П., 1836) ; Росси, "Roma subterranea"; архим. Христофора, "Древнехристиан. иконография" ("Православное обозрение", 1886) ; "Иконография гробниц" (т. же 1875) ; Кондакова, "История Византийского искусства и иконографии" (1876; перев. на франц. яз.) ; В. Маркова, "Древнее иконописание в России" ("Нрав. Обозр. ", 1885) ; Мансветова, "О стенописи московского и владимирского Успенских соборов" ("Приб. к творениям св. отцов", 1883) ; Покровского, "Древнеязыч. и христиан. искусство"; "Добрый пастырь в древнехрист. символике" (три статьи в "Хр. Чтении" 1878) ; "Евангелие в памятниках иконографии" (СПб., 1892) ; "Памятники визант. иконографии и искусства" ("Хр. Чтение", 1893 - 1894) ; еп. Порфирия Успенского, "О древних византийских подлинниках" (в "Трудах Киев. дух. акад.") ; Григорова, "Древнерусский иконописный подлинник" ("Зап. Имп. Арх. Общ. ", 1884) ; "Об иконописании", "О христ. живописи" ("Прав. Собеседник", 1865 1366) , Бердникова, "О символич. изображениях на христ. археологич. памятниках" (т. же, 1869) ; Пономарева, "К вопросу об иконописании" ("Хр. Чтение", 1880) ; митроп. Филарета, "О древних иконах и о древнем подлиннике" ("Душепол. Чтение", 1868) ; свящ. В. Владимирского, "Об иконописании" (статьи в "Душеп. Чтении". 1866 - 1869) .

Н. Барсов.

Иконоборство

- движение против почитания икон, возникшее и Византии в первой половине VIII века и продолжавшееся почти до середины IX века. В VIII веке каноническая формулировка иконопочитания еще не была установлена, и самое иконопочитание часто принимало преувеличенный, грубый характер; как рассказывает один источник начала IX в. (см. ст. Ф. И. Успенского в "Ж. М. Н. Пр." 1891 г. январь, стр. 141 и сл.) , многие церковные люди и миряне не только воздавали иконам такое же поклонение, как честному и животворящему кресту, но и "возлагали на эти иконы полотенца и делали из икон восприемников своих детей при святом крещении. Желая принять монашеский сан, многие предпочитали отдавать свои волосы не духовным лицам, а складывать их при иконах. Некоторые из священников и клириков скоблили краски с икон, смешивали их с причастием и давали эту смесь желающим вместо причащения. Другие возлагали тело Христово на образа и отсюда причащались святых таин. Некоторые, презрев храмы Божии, устраивали в частных домах алтари из икон и на них совершали священные таинства". Такие преувеличения, навлекавшие на христиан упреки в идолопоклонстве, особенно со стороны магометан, которые в это время не только энергично распространяли свою враждебную всякому иконопочитанию религию, но и требовали от подвластных себе христиан прекращения поклонения иконам (ср. "Theophanis Chronographia", ed. Bonn., v. I, p. 617 - 618) вызвали противодействие со стороны имп. Льва III Исаврийского (717 - 741) ; - замечательного полководца, администратора и законодателя, стремившегося - вместе с военной борьбой против арабов - и о распространении христианства среди магометан (и евреев) и не стеснявшегося властно вмешиваться в вопросы церковной жизни. С 726 г. он выступил против иконопочитания, приказывал снимать, выламывать и закрашивать иконы (приводимые обыкновенно известия о содержании "постановлений" Льва III от 726 и от 728 г. требуют поправок - см. В. Г. Васильевский, "Русско-византийские отрывки", в "Журн. Мин. Нар. Пр." 1877 г., Июнь, стр. 296 сл.) . Эти распоряжения вызвали среди иконопочитателей (иконодулов, иконолатров, идололатров иконопоклонников, идолопоклонников, как их называли противники) , к которым принадлежали, главным образом, духовенство и особенно монахи, массы простого народа и женщины всех классов общества, большое раздражение; при уничтожении икон происходили схватки и побоища. Население собственной Греции (Эллады) и Цикладских островов, провозгласив нового императора, подняло восстание, окончившееся, впрочем, полной победой энергичного Льва III; немало жителей внутренних частей империи, не желая мириться с ересью, бежали на окраины государства; значительная часть итальянских владений Византии с г. Равенной отдалась под власть Лангобардов; папа Григорий II отказался подчиняться требованиям императора в объявил И. ересью (такой же политики держался и его преемник Григорий III) ; константинопольский патриарх Герман смело обличал Льва в ереси, на настоянии императора подписать эдикт против икон ответил отказом вводить что-нибудь новое в делах веры без вселенского собора и, наконец, сложил с себя патриаршую власть; на Востоке самым сильным противником И. явился в эту эпоху знаменитый Иоанн Дамаскин. Несмотря на такую сильную оппозицию, Лев, опираясь на войско и придворную аристократию, составлявших главный оплот партии иконоборцев (икономахов, иконокластов, иконокаустов сокрушителей, сожигателей икон, как их называли противники) , а также находивший себе поддержку и в некоторой части духовенства, до конца царствования поддерживал И. Сын и преемник его Константин V Копроним (841 - 775) еще с большей энергией выступил против иконопочитания, не смотря на трудную борьбу (в начале царствования) с православной партией, выставившей против него нового императора, его зятя Артавазда, который в течение почти 2 1/2 лет (741 - 743) владел Константинополем. Желая более определенно провести иконоборческие идеи, и подготовив к этому умы путем "народных собраний" (- ср. В. Г. Васильевский, в "Журн. Мин. Нар. Просв." 1877, июнь, стр. 286 - 287, 310) , Константин в 754 г. созвал во дворце Иерии, на азиатском берегу Босфора, между Халкидоном и Хрисополем (Скутари) большой собор, на котором было более 300 епископов (но, однако, не присутствовало ни одного представителя патриарших кафедр) . Здесь было определено, что "восстановлять образы святых посредством материальных красок и цветов есть дело бесполезное, праздное и даже богопротивное и диавольское", но что, "вместо того следует заботиться о подражании на деле святым", добродетели которых "должны служить как бы одушевленными иконами", молитве и предстательства которых следует испрашивать согласно с церковным преданием (ср. Васильевский, ibid., стр. 312 - 313) . Между тем стремления Константина вели его к покровительству приверженным павликианству "сириянам и армянам", которые переселялись в европейскую часть империи, усиливая здесь восточный элемент (вообще влиятельный при иконоборческих императорах) , и к раздражению против монашества. Константин не только стал подвергать (вероятно, не ранее 761 г.) открытому гонению и мучениям отдельных представителей монашества (св. Стефана Нового) , но преследовал, по-видимому, и самый институт монашества; благодаря этому, усиливалась эмиграция греческого монашества, бежавшего, главным образом, в южн. Италию и на сев. берега Черного моря. Не смотря на усиление оппозиции (в которой встречались уже и высокопоставленные светские лица) , И. держалось не только до смерти Константина, но и в царствование его сына, более умеренного Льва IV Хазара (775 - 780) . Только в регентство жены его Ирины (за малолетством его сына, императора Константина VI (780 790) партия иконопочитателей, находившая сочувствие в императрице (как и вообще в большинстве знатных женщин) , одержала верх. После возведения в константинопольские патриархи Тарасия (784 г.) было решено созвать вселенский собор для восстановления иконопочитания. В августе 786 г. был открыт собор в Константинополе, но войско, оплот иконоборцев, выказало такое сопротивление деятельности собора, что участвовавшие в нем должны были разойтись. Под благовидным предлогом переместив столичное войско в провинции и отпустив ветеранов на родину, составив новое войско и поставив над ними преданных себе начальников, Ирина, в сентябре 787 г., созвала в Никее VII вселенский собор, отвергнувший постановления собора 754 г., подвергшие анафеме иконоборцев и установивший иконопочитание: не должно было оказывать иконам преклонения, приличествующего только Богу, но их подобало чтить совершенно так же, как и святой, животворящий крест (почитание которого не отвергалось иконоборцами) , подобало прикладываться к ним, преклонять пред ними колена, воскурять фимиам, возжигать свечи; обращаться к ним с молитвой. Иконоборцы, однако, не терпели, по-видимому, преследований в смутную эпоху правления Константина VI и Ирины (до 802 г.) , а тем менее в царствование Никифора (802 - 811) , возбуждавшего недовольство православной партии и особенно монахов не только своими финансовыми играми, но и терпимостью к павликианам; и лишь в короткое царствование имп. Михаила I (811 - 813) , находившегося под сильным влиянием духовенства, иконоборцы (также и павликиане) стали подвергаться гонениям. Плохой администратор и неудачный полководец, Михаил, был низвергнут солдатами, которые возвели на его место энергичного и популярного полководца Льва V Армянина (813 820) . Этот восточный по происхождению император снова стал на сторону И. Сломив деятельную оппозицию духовенства (константинопольского патриарха Никифора, созвавшего поместный собор для защиты иконопочитания, и особенно св. Феодора Студита, деятельно поддерживавшего православных и смело порицавшего императора) , Лев созвал в 815 г. собор, отменивший постановления VII вселенского собора и восстановивший определения собора 754 г.; тогда возобновилось уничтожение икон, преследование монахов, эмиграция на Восток и в Италию. Преемник Льва, Михаил II Косноязычный (Аморейский) попытался держаться довольно своеобразной политики терпимости относительно иконопочитателей: он дал амнистию всем, потерпевшим за иконопочитание (между прочим, Феодору Студиту) , и издал постановление, требовавшее, чтобы "никто не смел приводить в движение язык свой ни против икон, ни за иконы", "чтобы молчание было правилом во всем, что напоминает иконы". Однако, и в это царствование произошло восстание самозванца Фомы, поднятое, вероятно, во имя православия. Постановление Михаила II оставалось в силе, а при его преемнике, имп. Феофиле (829 - 842) , который, однако, снова стал энергично преследовать иконопочитателей. Лишь по смерти Феофила в регентство (за малолетством имп. Михаила III) его жены Феодоры и других лиц (между ними Мануила, дяди императрицы) , византийское духовенство, при посредстве Мануила, действовавшего, вероятно, из политических соображений (см. Ф. И. Успенский, в "Ж. М. Н. Пр.", 1891, янв., стр. 130 - 131) , убедило императрицу, давно расположенную к иконопочитанию, восстановить последнее. Был свергнут приверженец ереси, патриарх Иоанн VII, и на его место возведен защитник иконопочитания, Мефодий, подвергшийся преследованию при Феофиле. Под его председательством (ср. Ф. И. Успенский, ibid., стр. 109 - 110) состоялся в 842 г. собор, утвердивший и одобривший все определения VII вселенского собора и подвергший снова отлучению иконоборцев (исключение было сделано для Феофила) ; тогда же был установлен и впервые совершен (19 февр. 842 г.) чин провозглашения вечной памяти ревнителям православия и анафематствования еретикам, совершаемый в православной црк. и до нашего времени в неделю православия. В Италии И. постоянно находило себе резкий отпор в папах, при чем частые обращения борющихся партий к их посредству способствовали усилению их притязаний, а еретичество императоров, которым папы отказывались повиноваться, усилению независимости последних. Но во Франкском государстве, в так называемом Libri Carolini, на франкфуртском соборе 794 г. и на парижском 825 г. был выражен взгляд, объявлявший всякое церковное служение перед иконами за идолопоклонство, но не отрицавший их значения, как украшения церкви и средства поддержания благоговения.

Главными источниками по истории И. служат, кроме летописей Феофана (еd. Bonn., ex rec. I. Classeni, 1889 - 41, vv. 2; во 2-м т. помещен латинский перев. Феофана, так назыв. "Anastasii bibliothec. historia tripertita", ex rec. J. Bekkeri; нов. изд. de Boor, Лпц., 1883 - 85, vv. 2; есть русский перев. Оболенского и Терновского, помещ. в "Чт. в. Общ. Ист. и Др. Росс., 1886 - 87 гг. и отдельно) , продолжатели Феофана ("Theoph. continuat"., ed. J. Bekker, Bonn, 1838) , патр. Никифора (ed. Bonn., ex rec. J. Bekkeri, 1837, вместе с Пав. Силенциарием и Георг. Писидой) ; ed. de Boor, Лпц., 1880) , Георгия Амартола ed. (Muralt, Petropol., 1859) , Migne: "Patrologiae cursus completus ser. Graeca", t. 110, 1863) , Генезия (ed. Bonn., ex rec. C. Lachmanni, 1834; Migne, "P. c. c., s. G.", т. 109, 1863) и др., общим недостатком которых является резко враждебная И., затемняющая ход событий и характер движения точка зрения, акты VII вселенского собора (Labbe, "Sacrosancta Concilia", VII и русский пер. "Деяния вселенских соборов", т. VII, Каз., 1873) ; сведения, заключающиеся в церковных анналах Барония (для И. см. тт. XII, XIII, XIV) и жития святых, из которых некоторые разработаны в исследованиях академии; В. Г. Васильевского, "Руссковизантийские отрывки". Литература по истории И. бедна. Кроме устаревших общих изложений Лебо, Гиббона, Финлея, Гфререра и мало опередившего их Герцберга ("Geschichte d. Byzantiner und d. Osmanischen Reiches", Берл., 1883, в коллекции Онкена) , не менее устаревшей "Geschichte der bildersturmenden Kaiser" Шлоссера (Франкф. на Майне, 1812) , церковных историй Газелера, Неандера и пр. (а также "Истории последних 4 вселенских соборов" А. Лебедева) , нужно указать на имеющие выдающееся значение и проливающие часто совершенно новый свет на вопрос многочисленные работы академика В. Г. Василевского о Византии, а также работу Ф. И. Успенского ("Константинопольский собор 842 г. и утверждение православия", "Ж. М. Н. Пр.", 1891, янв." переп. в сочин. "Философское и богословское движение в Византии", СПб., 1892) .

При недостаточной разработанности истории И., как относительно происхождения этого движения, так и относительно его характера и значения, существуют значительные разногласия: одни видят в нем широкое прогрессивное движение, целую социальную, политическую и религиозную революцию, опиравшуюся на античный эллинские начала, сохранившиеся на востоке империи, откуда шла реформа и были родом императоры иконоборцы (Лев III, Константин V, Лев IV, Лев V, Феофил) ; другие, не отрицая значения восточных элементов в И., склонны видеть, наоборот, в восстановлении православия победу европейских, более культурных элементов. Вопрос об отношении И. в магометанству и к различным христианским ересям также мало выяснен.

Ф Смирнов.

Иконография

(греч.) - описание древних или новейших изображений, преимущественно портретных или представляющих те или другие определенные образы, в живописи, скульптуре, гравюре, мозаике в т. д.; напр., И. Петра Великого - описание портретов этого государя; И. Геркулеса описание его изображений в памятниках искусства.

Иконописание

, или иконопись - на Руси и православном Востоке, мастерство писать религиозные изображения, образы, предназначенные быть чествуемыми в храмах и в домах благочестивых людей. Составляя особую отрасль живописи, И., тем не менее, существенно отличается от этого искусства в общепринятом смысле слова. Живопись - каково бы ни было ее направление, реалистическое, или идеализирующее - основывается на непосредственном наблюдении природы, берет из ее формы и краски и, предоставляя, в большей или меньшее степени, простор творчеству художника, невольно отражает в себе его индивидуальность; напротив того, И., не обращаясь за справками к натуре, стремится лишь неуклонно держаться принципов, освященных преданием, повторяет давно установленные, получившие, так сказать, догматическое значение типы изображений и даже, в отношении технических приемов, остается верным заветам старины; исполнитель таких произведений, иконописец (изограф) , является совершенно безличным работником, шаблонно воспроизводящим композиции и формы, однажды навсегда указанная ему и его собратам и, если имеет возможность выказать в чем-либо свое мастерство, то единственно в тщательности и тонкости работы. Такой характер И. получило в Византии в зависимости от установления православием непоколебимых догматов веры в неизменных церковных обрядов; отсюда перешло оно в Италию, где пользовалось уважением и отпечатлевалось на местном искусстве до наступления эпохи Возрождения: будучи перенесено из Греции, вместе с христианством, в наше отечество, оно прочно привилось в нем и до сего времени занимает у нас множество рук и пользуется в народной массе предпочтением пред религиозною живописью в духе зап.-европ. художественных школ. Оставляя в стороне собственно византийское И., бросим беглый взгляд на историю этого искусства в России. Известно, что равноапостольный вел. кн. Владимир принял св. крещение в Херсонесе, привез оттуда в Киев церковные книги, сосуды и иконы. Вслед затем, образа греческого письма стали то и дело привозиться на Русь, как необходимые для удовлетворения религиозной потребности новообращенных и для украшения созидаемых храмов. С другой стороны, великие князья, заботясь о благолепии этих последних, вызывали из Греции мастеров, искусных в писании ликов на досках и в выкладке их мозаикою на стенах. Эти пришлые художники, разумеется, нашли себе многих учеников среди русских. Однако, из древнейших наших иконописцев известен только один - киево-печерский монах препод. Алимпий, преставившийся в начале ХП в. Каково было его искусство - судить невозможно, так как достоверных его произведений не сохранилось. Равным образом, трудно составить себе точное понятие о том, каково было наше И. до нашествия татар. С несомненностью можно только заключить, что русские уже успели в эту пору перенять у греков их технические приемы, что, хотя не все они имели случай учиться у византийских художников, однако неуклонно подражали греческим образцам. Во времена татарского владычества И. нашло себе приют в монастырях, которым поработители русской земли не только не делали никаких насилий, но и оказывали покровительство; в особенности это искусство было поддерживаемо иерархами нашей церкви, из которых некоторые занимались им сами, каковы напр. митрополиты Петр и Киприан. Прототип его оставался византийский, но к нему уже в это время начали примешиваться, особенно в Новгородской, Псковской и Суздальско-Владимирской областях, некоторые черты западного влияния. По слиянии русских княжеств в единодержавное государство, его жизнь, сосредоточенная в Москве и проникнутая живым чувством благочестия, благоприятствовала успехам И., которое с конца XV в. видоизменяется еще более, позволяя себе заметные отступления от древнего стиля. Причиною тому были, с одной стороны, постоянно усиливавшийся наплыв иностранных (немецких и итальянских или фряжских) художников, а с другой - то обстоятельство, что сношения России с Грецией, утратившей и свою независимость, и свое богатство, сократились, а греческое искусство упало до такой степени, что уже не могло доставлять образцов для русских иконников. Греческие духовные сановники, вместо того, чтобы дарить, как бывало пред тем, нашим царям драгоценные иконы, стали сами просить о присылке им образов русского письма. В XVI в XVII стол. уже образовалось у нас несколько иконописных стилей, или "пошибов", из которых главными следует признать Новгородский, Строгановский и Московский. Некоторые знатоки и собиратели старинных образов прибавляют к этим пошибам еще Юрьевский, устюжский, суздальский и Фряжский (отрасль моск.) ; наконец различают еще школу Сибирскую. Объяснение особенностей, отличающих один пошиб от другого, одну школу от другой, повело бы нас слишком далеко. Не вдаваясь в него, заметим только, что эти особенности заключаются вообще в более или менее тонкой отделке иконы, в резкости или плавности рисунка, в большей или меньшей живости красок, в предпочтительном употреблении известных колеров, в различной пропорциональности изображенных фигур и т. п. Однако эти отличия не настолько значительны, чтобы ими нарушалась близкая родственность школ, которые все, в отношении композиции ("перевода" по выражению иконописцев) , строго придерживаются форм византийской иконографии, равно как и в отношении техническом пользуются способами, практиковавшимися в греческой и вообще средневековой живописи. Для этого у наших иконников постоянно имеются под рукою, как необходимые пособия, особые руководства, так наз. подлинники, "лицевые", т. е. сборники образцовых рисунков, и "толковые", содержащие в себе технические наставления. Существуя в различных редакциях, они, тем не менее, все преподают те же правила, которые мы находим в старинных трактатах, главным образом, в сочинении монаха Дионисия (найденном в 1839 г. на Афоне французским археологом Дидроном и относимом некоторыми к XVII и даже к XVIII в., но излагающем более древние греческие правила) . Правда, в некоторых мастерских есть свои приемы. обыкновенно содержимые в секрете; однако, они касаются только мелочей и в сущности не представляют никаких новых изобретений. В общих чертах работа иконописца состоит в следующем. Принимаясь писать образ, он берет доску, преимущественно липовую, несколько раз проклеивает ее мездринным клеем и, затем, покрывает ее "левкасом" - грунтом, состоящим из алебастра, разведенного на довольно жидком клее. Иногда левкас накладывается не прямо на доску, а на так наз. "поволоку" (кусок холстины, вымоченный в жидком клее) . Когда левкас высох и выглажен, приступают к переводу на него рисунка; для этого существует несколько способов, из которых самый легкий и скорый состоит в "припорошке", т. е. в накладке на грунт листа бумаги с рисунком, в котором по контурам пробиты ряды дырочек и в набивании чрез эти дырочки порошка какой-либо (обыкновенно красной) краски; намеченные таким образом линии проходятся потом карандашом и, что еще чаще) кисточкой с жидкою тушью. По установлении на доске рисунка, мастер золотит листовым червонным золотом венцы, фон и все что требуется, и затем приступает к работе красками. Последние растираются на хлебном квасе или просто на воде, с прибавкою небольшого количества яичного желтка, они разводятся в горшочках, раковинах, черепках и даже на ногтях иконописца, нередко заменяющих ему палитру. Прежде всего пишется "доличное", т. е. ризы, палаты, деревья, скалы и другие принадлежности образного пейзажа, а потом телесные части фигур и лики. Указания подлинников до такой степени строги и подробны, что не допускают произвола в выборе иконописцем даже цвета одежд, в которые он облекает изображаемого святого, но требуют, чтобы каждый из них был представлен в ризах определенных, присвоенных ему колеров. Освещенные места и блики как в одеждах, так и в других принадлежностях доличного, иногда "пробеливаются", т. е. обозначаются золотыми штрихами, для чего употребляется так наз. "твореное" золото, т. е. порошок растертого листового золота, разведенный на камеди. Им же исполняются, когда это надо, узоры на одеждах. Что касается до ликов, относительно которых иконописец также руководствуется в точности указаниями подлинника, то они сперва загрунтовываются темною краскою (санкиром) и затем постепенно оживляются более светлыми красками и, наконец, желтовато-белыми бликами в выдающихся частях; но вообще их колорит остается темный, мертвенный, коричневатый или оливковый. Вместе с ликами исполняются волосы и бороды, пушистость которых обозначается мельчайшими черточками и завитками. Когда живопись иконы вполне окончена, и на ней сделаны (киноварью или другою краскою и накладным золотом) надлежащие подписи, она покрывается олифою - особым родом масляного лака, сообщающим ее поверхности блеск и большую прочность. Особенное развитие И. получило во второй половине XVII ст., в Москве, когда, для удовлетворения потребностей государева двора, возник при оружейном приказе целый институт "царских" иконописцев, "жалованных" и "кормовых", которые не только писали образа, но и расписывали церкви, дворцовые покои, знамена, древка к ним и т. п. Жалованные иконописцы получали постоянное содержание деньгами и хлебом и, сверх того, суточное довольствие во время работы; кормовые числились при приказе, без жалованья и пользовались содержанием только тогда, когда возлагалось на них какое либо дело. Из всех царских иконописцев особенно прославился Симон Ушаков (род. в 1626 г.) , участвовавший почти во всех важнейших работах означенного времени и образовавший многих даровитых учеников. Кроме царских иконописцев, существовали свои мастера при патриаршем дворе, и в случае какого-либо обширного и спешного предприятия, набирались в Москву иконники из других городов. Все это способствовало к тому, что различия отдельных школ сглаживались мало-помалу и И. принимало однообразный характер. В это же время стало в сильной степени проникать в него иностранное влияние, благодаря появлению при царском дворе зап.-европ. живописцев и распространению печатных религиозных картинок, проникавших к нам из их краев чрез Польшу. Это уклонение нашего И. от византийского направления вызывало протесты поборников старины; но, тем не менее, т. наз. "фряжское" письмо, составляющее переход от иконописи к настоящей живописи, в конце XVII ст. уже было распространено повсеместно. Реформа Петра Великого произвела еще более радикальный раздел между И. и живописью. Тогда как последняя, в XVIII ст., стала входить все в больший и больший почет в высших сферах русского общества, заживших на европейский лад, и наполнять наши храмы образами, исполненными в характере итальянской или французской живописи, первая сохранила за собою любовь в народной массе, но, не встречая себе поддержки свыше, начала падать и, наконец, опустилась до степени простого ремесла. В настоящее время, во многих пунктах Московской, Владимирской и отчасти других губерний, существуют целые фабрики, производящие ежегодно несчетное количество дешевых икон, которые расходятся по нашим селам и провинциальным городам. Распределение труда на этих фабриках доведено до совершенства. Изготовляемая икона проходит в них чрез десятки рук: особый мастер приготовляет для ее доску; один наводит на нее левкас, другой переводит на нее рисунок, третий пишет доличное, и притом только известные его части и известными красками; четвертый работает над ликами и т. д. Никто из участвующих в такой коллективной работе, конечно, не имеет ни малейшего художественного образования, а научается своему специальному делу с детства на тех же фабриках или у мастеров-одиночек; самая работа исполняется по неизменным образцам, без всякого отступления от них, лишь с большею или меньшею внимательностью, смотря по цене, какая должна быть назначена иконе в продаже. Впрочем, при некоторых монастырях (напр., при Троицко-Сергиевской лавре) заведены иконописные мастерские, заботящиеся о художественном достоинстве своих произведений и старающиеся возродить искусство старинных русских мастеров. Ср. Д. Ровинского, "История русск. школ И." ("Записки Имп. Археол. Общ.", т. VIII) ; И. Забелина, "Материалы для истории И."; Сахарова, "Исследование о русском И." (СПб., 1849) ; Дионисия Фурнаграфиота, "Ерминия, или наставление в живописном искусстве" (перев. с греч. еп. Порфирия, "Труды Киевск. Дух. Акд. ", 1868) ; Ф. И. Буслаева, "Литература русских иконописных подлинников" ("Историч. очерк. русск. народ. поэзии и искусства", т. II) ; П. Я. Аггеева, "Старинные руководства по технике живописи" ("Вестн. Изящ. Иск.", т. V) и пр.

А. С - в.

Иконостас

(греч.) - более или менее сплошная, от сев. стены храма до южн., стена, которою отеляется алтарь от средней части в првсл. храме, и на которой устанавливаются в определенном порядки иконы. В этой стене три двери ведут в алтарь: посредине иконостаса, прямо пред престолом "врата царския"; влево от них северные врата или двери, вправо - южные врата, прежде называвшийся также дьяконскими. Средние двери называются святыми, и не имеющим священного сана вход чрез них недозволен. И. бывает уставлен иконами, обыкновенно в несколько рядов. В нижнем ряду: на царских вратах находятся обыкновенно иконы Благовещения Пресвятой Деве архангелом Гавриилом, а также четырех евангелистов; направо от царских врат - икона Спасителя, по левую их сторону - икона Божьей Матери с младенцем на руках; на сев. дверях - чаще архангелы Гавриил и Михаил, иногда - пророки, св. диаконы или святители. Затем вправо от южн. дверей и влево от дверей сев. ставятся иконы наиболее чтимых святых, например святого, которому посвящен храм, или других, по усмотрению храмоздателей. Над первым нижним рядом икон в И. помещаются: непосредственно над царскими вратами - икона тайной вечери И. Христа, и по ту или другую сторону ее иконы главных праздников - событий из жизни И. Христа и Пресвятой Девы. В третьем ряду И. ставятся: над иконою тайной вечери - икона И. Христа в царском или архиерейском облачении, с предстоящими в молитве пред ним Богоматерию и Иоанном Предтечей (она называется деисусом) ; по ту и другую сторону этой иконы - иконы св. апостолов. В четвертом ряду И. ставятся иконы ветхозаветных праведников - пророков, с усвоенными каждому из них эмблемами. Верх И. увеличивается изображением распятия И. Христа. Впрочем, такое устройство И. не всегда имеется в церквах. В древней Руси в церквах этот тип И. был господствующим, но по нужде число ярусов или рядов И. может быть уменьшено до одного ряда с необходимым изображением Тайной Вечери над Царскими вратами. Устройство И. в виде сплошной стены - относительно позднего происхождения; в первые века церкви алтарь был весь видим присутствующим в храме и от средины церкви алтарь отделялся лишь решеткой. Да и ныне, чтобы возгласы священника в алтаре были слышны по возможности во всем храме, Царские врата часто устраиваются решетчатыми, а весь И. редко доходит до потолка; обыкновенно сверху И. в приходских церквах большого размера оставляется более или менее открытое пространство.

Н. Б.

Икра

(Kaviar) . - Под именем икры известны сырые или приготовленный в прок яйца рыб. Женские экземпляры рыб, из которых в добывается икра, называются икряными в отличие от мужских, которые местами у рыбаков называются "яловыми". В торговле известно два сорта икры (caviar) : наиболее распространенная черная, составляющая гастрономическое лакомство, добываемая исключительно из осетровых пород рыб (сем. Acipenseridae) , и красная, употребляемая преимущественно в Турции и Румынии; эта последняя известна в продаже под названием тарамы и добывается преимущественно из воблы (Leuciscus rutilus) , отчасти леща (Abramis brama) и др. частиковой рыбы. "Ястычной" икрой зовут икру судака (Lucioperca Sandra) , которая солится в форме цельных яичников (ястык) ; наконец в южно-европейских странах употребляется в пищу икра кефали (Mugil capito) , известная в форме засушенных спрессованных цельных яичников этой рыбы под именем путарчи (la pouta gue французов) . Наибольшее значение в промышленности имеет черная икра из осетровых пород, составляющая предмет обширного промысла в России, отчасти в Германии и Сев. Америке. За границей икра осетровых пород безразлично известна под общим именем "кавиар". В России различают по сортам рыбы, из которой она добывается, осетровую и белужью; первая имеет зерно значительно мельче и обычно под этим именем сходит одинаково икра осетров (Acipenser Guldenstaedtii) , шипов (Acipenser Schypa) и севрюг (Acipenser stellatus) ; вторая имеет более крупное зерно и получается исключительно из белуг (Acipenser Huso) . По способу приготовления различается икра зернистая, приготовляемая лишь посредством посола вынутой из рыбы икры обыкновенной мелкой солью; паюсная, которая солится в тузлуке и затем прессуется в кульках или мешках. Зернистая пакуется преимущественно в липовых бочатах (уральская) , или дубовых (до 1 п. весом) , и в жестянках от 1 до 10 ф. В Сев. Америке практикуется герметическая укупорка икры, но, вследствие применяемого при этом нагревания, икра получается сухая и невкусная. Паюсная идет в продажу в больших бочках пудов на 15 - 20. Общее количество добываемой в России икры осетровых пород исчисляется в 100 - 120 тыс. пудов; цена икры в России колеблется от 60 коп. до 4-х руб. за фунт. В Париже хорошая икра стоит 20 - 25 фр. фун. Вывоз икры за границу в 1891 г. равнялся 29000 пд. В Германии добывается в общем не более 1000 пд. так назыв. Elba caviar, из осетров р. Эльбы по преимуществу; во Франции не умеют ее приготовлять и бросают в воду как отбрось (р. Гаронна близ Бордо) . То же делали до последнего времени в Сев. Америке; лишь 25 лет тому назад, по указаниям немцев, принялись утилизировать этот драгоценный продукт и сбывать его, главным образом, в Германии, под именем русской икры. Но и теперь большая часть икры ловимых в глуши и С-З. Америки осетров пропадает по неумению приготовлять ее впрок. Общая добыча икры в Соед. Шт. Сев. Америки равняется 10000 пд. (1888) . Красной икры и ястычной добывается в России до 200000 пд. и почти вся она вывозится за границу. Добывание ее с каждым годом увеличивается. Цена колеблется от 10 до 20 руб. за пуд. Путарча готовится почти исключительно в Мартигах (близ Марселя) и в Корфу. Ценятся весьма высоко (2 фр. 50 сант. до 3 фр. за пару, в которой весу не более 1/4 ф.) .

И. Б - н.

Икра (съедобная) , в противоположность живой икре, представляет собою неоплодотворенные рыбные зародыши. Она добывается больше всего весною, когда так называемая "красная рыба" (осетр, белуга, севрюга, стерлядь и др.) из Каспийского в Азовского морей идет в реки для метания икры, и отчасти осенью, когда рыба опять идет в реки для отдыха. По Гримму, количество икры в рыбе доходит до 1/9 - 1/6 ее веса. Лучшею икрою считается белужья, как самая крупнозернистая, приготовляемая поэтому всегда отдельно, другие же сорта - осетровая, севрюжья и шиповая почти всегда смешиваются вместе. Стерляжья И., как мелкозернистая, в продажу не поступает и употребляется только в домашнем обиходе. Сорта И., встречаемые в продаже, отличаются друг от друга по способам приготовления и отчасти по употребляющимся материалам. Для получения зернистой икры яичники рыб (ястыки) кладут на особое сито (грохотка) , помещенное на чане (обрез) , и слегка растирают руками, отчего цельные зерна падают в чан, а перепонки остаются на грохотке. В чане же икру солят мелкой солью (1 - 5 ф. на пуд И.) , размешивая ее руками; затем ее откидывают на решето, чтобы стекла жидкость; после этого И. укладывают в липовые бочонки, вмещающие по 3 - 5 пудов. В хорошо приготовленной зернистой И. зерна цельные, не мятые и легко отделяются друг от друга, чем менее такая И. солона, тем она ценится выше. Готовится этот сорт И. обыкновенно только из одной белужьей И. и у икрянопромышленников он известен под именем икры варшавского передела, так как большая часть ее идет из Астрахани прямо в Варшаву, а оттуда за границу. СПб. и Москва получают незначительную часть этой И. Паюсная (промысловая, конторская) И. добывается также из совершенно свежей рыбы в прохладное время года (весною и осенью) . Икряные зерна, отделенные от перепонок, минуть на 5 10 погружаются в тузлук (насыщенный раствор поваренной соли) , тщательно здесь мешалками размешиваются и переносятся на решето; когда тузлук стечет, И. укладывается в рогожные кульки (на 2 - 3 пд. каждый) , прессуется в них и затем укладывается в дубовые бочонки (на. 3 - 5 пд.) , выстланные внутри салфеточным полотном, отчего иногда назыв. салфеточною икрою. При укладке в бочонки такая И. уминается руками и деревянными толкачами, а на Сальянских промыслах, где И. укладывается в 30-ти пудовые бочки, - даже ногами. Жаркая икра готовится в июле и августе; на нее идет отчасти попортившийся материал. Окрепшие в тузлуке ястыки кладут на решето. Такая икра не прессуется, а прямо укладывается в липовые бочонки на 3 - 5 пуд. Ястычная икра готовится летом из загнившей уже икры. Ястыки также укрепляются в тузлуке и укладываются в бочонки, где И. снова посыпается солью. Сюда относится лопаница, зерна которой (из перезрелой И.) лопаются в тузлуке.

Егоров

("Химический состав и усвояемость Астраханской и Сальянской паюсной И.", СПб., 1890) приводит несколько устарелые сведения о количестве ежегодно добываемой в России паюсной и зернистой И. (всего 207 т. пд" в 1860-х гг.) . Более всего И. дает Каспийское море и его притоки (особенно Астраханские промыслы - устье Волги, Чеченские и Эмбинские воды, Сальянский промысел - тоже Божий промысел) , затем Азовское море и его притоки и, наконец Черное море. По исследованиям Егорова, под влиянием И. усвояемость азота хлеба значительно повышается. Лучшие сорта И. превосходно усваиваются. По исследованиям Gobley\'a, И. сазанов содержит (в процентах) : воды - 64, 08, вителлина - 14, 08, оболочек - 14, 53, маргарина и элаина - 2, 57, холестерина - 0, 27, лецитина - 3, 04, церебрина

- 0, 20, алкогольной вытяжки - 0, 39, красящего вещества - 0, 03, солей - 0, 82, хлористого калия и натрия - 0, 49, хлористого аммония - 0, 04, фосф. кисл. и сернокислого калия - 0, 04, фосф. кисл. извести и магнезии - 0, 29 и следы железа. Процентный состав И., по Atvater\'y, и икряного сыра (прессованная и высушенная на воздухе И. некоторых рыб Дарданеллов) , по Kletzinsk\'ому:

В сухом веществе

Вода Азоти-стое вещество Жир Без-азоти-стый эк-стракт веще-ства

Зола Безазо-тистое вещест-во Жир Икра 73.19 21.34 3.89 - 1.58 79.59 14.50 Икряной сыр 19.38 34.81 28.87 6.33 10.61 43.18 35.81 Таким образом И. представляет богатое пищевыми началами (азотистыми и жиром) пищевое вещество, не имеющее, однако, большого значения, вследствие своей дорогой цены. Употребляется И. большею частью в виде закусок для возбуждения аппетита, для чего идут почти исключительно зернистая и паюсная И. - наиболее дорогие сорта.

Иктин

- (Ictinus) - знам. греч. зодчий времен Перикла, построивший, в сотрудничестве с Калликратом, главное афинское святилище, Парфенон, постройка которого продолжалась 16 лет в была окончена в 438 г. до Р. Хр.; вместе с Карпионом он написал сочинение об этом храме. Им выстроены также храм Деметры в Элевзисе, где совершались известные таинства, и храм Аполлона Эпикурейского в Бассах, близ Фигалии, в Аркадии (около 430 г. до Р. Хр.) .

А. С - в.

Илларион

- митроп. киевский. Сведения о нем скудны. Известно только, что он был родом русский, одно время был священником в княжеском селе Берестове, рано отдал себя иноческим подвигам. По своему образованию и подвижнической жизни, И. скоро приобрел известность, его полюбил великий князь и, по желанно последнего, в 1051 г., собором русских епископов И. был поставлен русским митрополитом. Это был первый случай поставления митрополита из природных русских и в России. С именем И. связано составление церковного устава (номоканона) кв. Ярослава, относящееся к последним годам княжения этого князя. По-видимому, И. недолго оставался митрополитом: уже под 1055 г. в летописях упоминается другой митрополит, Ерем. Время кончины И. также неизвестно. Митроп. И. один из знаменитейших писателей нашей начальной литературы. Из соч. И. до нас дошли: "Слово о законе и благодати", написанное еще до поставления И. в митрополиты, "исповедание веры", произнесенное, предполагают, по случаю поставления; "Поучение о пользе душевней ко всем христианам" (некоторыми исследователями приписываемое, впрочем, Илариону Великому) и "Слово к брату-столпнику", встреченное в одном сербском сборнике XIV - XV в. Содержание первого из названных сочинений видно из его заглавия: "О законе Моисеем данном и о благодати и истине Иисус Христом бывшим, и како закон отъиде, благодать же и истинна всю землю исполни, и вера в вся языки простреся, и до нашего языка русского, и похвала кагану нашему Владимиру, от него же крещении быхом, и молитва в Богу от всея земля нашея". Слово является свидетельством быстро проникавшего в киевскую Русь византийского образования. Представителем этого, нового на Руси, элемента является не только сам автор, но уже целый кружок лиц, к которым он обращает свое "слово" и которых он называет "преизлиха насыщьшимися сладости книжные", кружок лиц, которым хорошо "ведомы книги". Замечательно в авторе его воодушевление; вся первая половина слова - как бы сплошной восторженный крик древнерусского язычника, сознавшего бедность старой веры, сравнительно с новыми идеями и понятиями, принесенными христианством. Чрезвычайно любопытно в новопросвещенном христианском митрополите и чувство национальной гордости, с которой он вспоминает о "старом Игоре" и "славном Святославе", - "не в худе бо и не в неведоме земли владычетвоваша", с гордостью заявляет писатель, - но в "Русской, яже ведома и слышиша есть всеми конци земля". "Исповедание веры" - содержания догматического, отличается богословской точностью и ясностью изложения. "Поучение о пользе душевней" и "Слово к брату-столпнику" - кратки и довольно общи по содержанию. Едва ли названными произведениями исчерпывалась вполне литературная деятельность митроп. И. "Невозможно допустить, справедливо замечает один из исследователей, чтобы человек, мало упражнявшийся в сочинениях, мог вдруг написать такое художественное слово, как "Слово о законе и благодати" И., и выражаться с такой богословской точностью, какою отличается его "Исповедание веры". Отрывок из слова митроп. И. "О законе и благодати" приводится уже у Карамзина. ("Ист. Госуд. Рос. " (I, примеч. 284) , который почему-то называет его "Житием Владимира", В 1844 г. памятник, по рукописи XVI в., был издан проф. Горским, в "Приб. к твор. св. отец" (т. II, 204 - 299) , вместе с двумя еще другими, вновь открытыми Горским, сочинениями И.: "Исповеданием веры" и "Поучением о пользе душевней ко всем христианам". В 1848 г. "Слово о законе" было переиздано Ундольским по более древнему списку XIV - XV в. ("Чтения Моск. Общ. Ист. и Др. Российск.", 1848, ? 7, стр. 21 - 41, и отдельно: "Славяно-русские рукописи в пергаменном сборнике Царскаго", М. 1848) . Несколько позднее Куприяновым переиздано было и "Поучение о пользе душевней", встреченное им в несколько иной редакции, и в более раннем списке, XII - XIII в. (в "известиях И. Ак. Наук", V, 222 - 224; здесь же приведены варианты по другой рукописи, XIV в.) . "Слово И., митроп. киевского в брату-столпнику" найдено было проф. Петровским в одном сербском сборнике XIV - XV в. и издано им в "Известиях Каз. Университета" (1865, 1, 47 - 84) . Издатель делает предположение, что "митроп. И. мог быть если не составителем, то, по крайней мере, переписчиком существовавшего уже поучения (переводного, греческого) ". Срезневский считает это слово принадлежащим киевскому митроп. И. ("Древн. Пам."; 19) .

А. Архангельский.

Илион

(to Ilion и h IlioV) - знаменитый по гомеровским поэмам город с Малой Азии. Слава И. уже в древности заставляла не только отдельных лиц, но и целые народы (персы, римляне) относиться с почти религиозным благоговением в тому месту, где он, по преданию, находился. В новейшее время отдельные ученые и научные общества предпринимали изыскания по топографии в истории троянской равнины. В виду сомнительности добытых до сих пор результатов приходится различать: 1) гомеровский (мифический) И.; 2) исторический И., называемый также новым И. и 3) попытки приурочения И. к современным местностям. 1. Мифический И., реже называющийся Троею (h Troih) , находился в местности, потом получившей название Троады, но у Гомера, именующейся как и город - Троя, недалеко от берега Геллеспонта. И. расположен на "илийской равнине" (XXI, 558) , но называется высоколежащим, aipeinh (II. 419, 686) , так как, очевидно, "равнина" находилась на склоне или вершине горы (ср. II. XX, 216) . Вся местность обтекалась двумя реками, потоком "быстроводным, глубокопучинным Ксанфом от богов нареченным, от смертных - Скамандром" (II., XX, 74) и "струями Симоиса" (II., VI, 4) . Обе реки окружают почти всю равнину и сливают свои воды недалеко от моря (II., V, 774}. На пути от моря к городу несколько раз приходилось переходить через Скамандр. В городе находился своего рода кремль, Пергам, господствовавший как над всем, окруженным хорошими стенами, городом (Ilion euteicon) , так и над равниною (II., IV, 508 и др. места) . В окрестностях И. гомеровский эпос называет ряд славных мест, каковы: высокая могила старца Эсиета (II. II, 792) , курган Ила, по пути из города к лагерю (II., XI, 166, 371) , Фимбра, небольшой городок к С от И. с храмом Аполлона (II. X, 430 etc.) , прекрасный холм Калликолона у берегов Симоиса (II. XX, 63, 161) и др. На зап. стороне города находились так называемые скэйские ворота, от которых до берега моря на протяжении нескольких стадий вела дорога, мимо большого прекрасного "бука" или дуба (jhgoV, II. XXI, 549; V, 693) . В самом "великом" городе находилось святилище Афины Паллады Палладий статуя, по преданию, упавшая с неба; была и другая священная статуя, изображавшая Афину в сидячем виде. на колена которой возлагались дары (II. VI, 92 в др.) . Происхождение и история жителей И., троянцев или дарданцев, окружены разнообразными мифами. Родоначальником царского рода называется Тевкр, сын Скамандра (река) и Иды (горы) ; ему наследовали Дардан, Эрихфоний, Трос, Ил, Лаомедонт и Приам. Тевкр первым поселился там, где потом возник И.; по имени Дардана, зятя его, назывались дарданцы. Эрихфоний управлял мирно и введением горного дела способствовал увеличению благосостояния жителей; Трос и Ил прославляются как основатели столицы; Лаомедонт построил стены И. и Пергам, но кончил несчастно и погиб вместе со всем своим семейством от мести Геракла. При Приаме И. украсился новыми постройками, но при нем же и погиб, и, по преданию, вождь греков, Агамемнон, изрек проклятие на всякого, кто попытается восстановить И. на прежнем месте. Еще в древности мы встречаемся с мнением, что гомеровский И. погиб совершенно и "не осталось и следа его" (слова Димитрия из Скепсиды около 60 до Р. Хр. у Страбона, XIII, р. 592) . Еще раньше тоже сказал оратор Ликург: "Кто не знает, что И. некогда был разрушен греками и с тех пор никогда не возобновлялся?" (Strab. ib.) . Это мнение, однако, далеко не было господствующим. 2. Возобновленный И. древние видели в так называемом новом И. Как видно, однако, уже из сравнения описания обоих городов у Гомера, Геродота и Страбона, исторический И. имел мало общего с гомеровским. Греческий И. построен, вероятно, около 700 г. до Р. Хр., по словам Страбона, "во время владычества лидян", чем можно объяснить найденные при раскопках в Гиссарлике следы лидийской культуры. Убеждение в тожестве обоих И. было общее. Когда Ксеркс посетил равнину Трои, он обратил внимание на "замок Приама" и принес жертву Илийской Афине (Herod. VII, 43) . В IV в. И. назван в числе городов, покорившихся Деркиллиду в 399 г. до Р. Хр.; в 359 г. его взял Харидем. Когда Александр Великий высадился в так называемой ахейской гавани у Ретийского мыса, он недалеко от берега встретил городок с храмом Паллады. Здесь жрецы показали ему якобы сохранившиеся со времени троянской войны доспехи и т. п.; Александр сделал щедрые дары храму и решил украсить и увеличить город, считая его древним И., хотя, на самом деле, нет данных считать его тожественным и с И., посещенным Ксерксом. Битва при Ипсе присоединила СЗ Малой Азии к владениям Лисимаха, построившего в новом И. великолепный храм Афины и окружившего город стенами. В III в. И. стоял во главе федерации греческих свободных городов, начиная с Лампсака на Геллеспонте до Гаргары на Арамитском заливе. В 278 г. И. был разграблен галлами из орды Лутария. Эти грабежи несколько раз повторялись и к началу II в. И. был в сильном упадке. Храм Паллады тем не менее все еще привлекал посетителей. В 192 г. Антиох Великий посетил его перед отправлением на помощь этолийцам. В 190 г., незадолго до битвы при Магнезии, римляне посещением И. оказали долг благоговения предполагаемым родоначальникам основателя Рима. Во время Суллы И. подвергся разграблению Фимбриею (87 г. до Р. Хр.) , но диктатор втрое вознаградил город за причиненные ему убытки; впоследствии жители И. были объявлены свободными от налогов. Каракалла посетил И. и, подобно Александру Великому, принес жертву на кургане Ахилла. Самые поздние из монет, найденных на развалинах нового И., в Гиссарлике, относятся ко времени Констанция II (340 - 360) . В IV в. жители И. еще вели прибыльную торговлю якобы троянскими древностями; позже город И. не упоминается, хотя при Константине Багрянородном был епископ в Илионской Троаде. 3) В новейшее время сделано было много попыток доказать тожество мифического города с одною из современных местностей северо-западного берега Малой Азии, обыкновенно в долине р. Мендере (Скамандра) . Первые из европейских путешественников или повторяли ошибку древности или делали еще большую, смешивая И. с Александрийскою Троадою, построенною Антигоном. Таковы, напр., известия в "Observations de plusieurs singularites et choses remarqu. trouvees en Grece. Asie etc. par P. Belon" (П., 1588) , "Les fameux voyages de P. della Valle" (П. 1670) . В XVIII в. несколько исследователей посетили равнину И.; особенного внимания из них заслуживает англичанин Покок, в 1739 г. определивший место соединения Скамандра с Симоисом и еще несколько важных пунктов. Наибольшее внимание привлекла в себе книга Лешевалье: "Voyage dans le Troade dans les annees 1783 - 1786". Франц. путешественник предположил, что И. находился около нынешн. Бурнабаши, на вершине Бали-Даг. Не смотря на излишний пафос его книги и большую неопределенность, мнение Лешевалье долгое время господствовало среди европ. ученых; лишь англичанин Иаков Брайант доказывал, что никогда не бывало ни города Трои во Фригии, ни похода туда со стороны греков. Бали-Даг представляет из себя холм в 400 фт. вышиною, с крутыми склонами на Ю и ЮЗ к долине Мендере (Скамандра) ; по отзывам многих и после Лешевалье бывших в Троаде, это место более всего подходит под описание Гомера. Таково, напр., мнение Лика (Leake) , в его "Journal of a Tour in Asia minor" (Л., 1824) , Эрнста Курциуса, д\'Эйхталя ("La site de Troie etc.", П., 1875) , Форхгаммера ("Erklarung der Ilias", 1884, с лучш. картою И.) . Таково также мнение и проф. Джебба "Homeric Troy", в "Fortnightly Review" и ст. "Troad", в "Encyclop. Britan. " (ХХIII, 1888) . Не раз предпринимавшиеся на вершине Бали-Дага раскопки (в незначительных размерах) привели к открытию древних стен и некоторых гончарных изделий, которые могут быть отнесены к 900 г. до Р. Хр. К долине Дюмбрек приурочивал Илион Е. Brentano, "Alt-Ilion im Dumbreck-Thale" (Гейлбр. 1877) ; "Zur Losung der troischen Frage" (ib., 1881) ; "Troja und Neu-Ilion" (1882) . В последнее время больше всего слышно голосов за Гиссарлик, т. е. высказывается предположение, что новый (исторический) И. был построен на месте гомеровского. За Гиссарлик стоят: G. Eckenbrecher ("Die Lage der homerischen Troja", Дюссельд., 1875) , Steitz ("Neue Jahrb. fur Philos. u. Padag. ", III, 1875, 225 sq.) , Ed. Meyer ("Geschichte der Troas", Лпц., 1877) , Virchow ("Beitrage zur Landeskunde d. Troas", в "Abhandl. Berl. Ak. ", 1879) . Основа последнего мнения - знаменитые раскопки Г. Шлимана, опубликованные в его: "Trojan. Alterthumer" (1874) , "Ilios" (1881) , "Troja" (1883) . Под новейшими наслоениями и развалинами историч. Илиона Шлиману удалось обнаружить "сгоревший город", по его убеждению, тожественный с гомеровским И. Низшие слои находок в Гиссарлике содержат предметы, относящиеся к началу бронзовой эпохи, гораздо более ранней, чем найденные микенские древности, в свою очередь более древние, чем гомеровский период. Ср. Fr. Lenormant, "Les Antiquites de Troade" (П., 1876) . Чуждая увлечений оценка находок Шлимана W. Christ: "Sitzungsber. des bayer. Akademie", 1874, Phil. Hist. Cl. p. 185 sq. Эти находки лишь точнее определили местоположение нового И. и доказали, что под ним находятся развалины древнейшего, некогда погибшего от пожара, города. Весьма возможно, что здесь было местопребывание какого-либо племенного старшины или святилище местного божества, вроде фригийской Аты или великой матери богов. Ср. Keller, "Die Entdekung Ilions in Hissarlik" (Фрейбург, в Бр., 1875) ; Bursian, "Litt. Centralbl. " (1874, p. 814) . А. Ловягин.

Иллюстрация

- рисунок, помещенный в печатной книге, преимущественно такой, который оттиснут вместе с ее текстом при помощи формы вырезанной на дереве (ксилографического или политипажного клише) . Украшение книг такими рисунками, или, как говорится, их иллюстрирование, ведет свое начало от сделанных от руки рисунков (так назыв. миниатюр) , помещавшихся в рукописях с первых веков христианства. Когда в половине XV ст. изобретение книгопечатания дало возможность распространять одну и ту же книгу в большом числе экземпляров, снабжать каждый из них подобными рисунками стало затруднительным, и на смену этих последних явились гравюры на дереве. Должно, однако, заметить, что изобретение И. предшествовало открытию книгопечатания, и что до нас дошло несколько рукописей с рисунками, оттиснутыми помощью деревянных форм. Переход от таких И. к настоящим составляют рисунки изданного неизвестным печатальщиком "Зерцала человеческого спасения" (Speculum humanae salvationis) , первая половина которого занята ксилографическими картинками, а вторая - относящимся к ним текстом, отпечатанным посредством типографских досок. Как на древнейшие иллюстрированные книги, печатанный типографическим набором, можно указать на "Жалобу на смерть", "Библию бедных", "Благородный камень" Бонера и "Четыре истории", изданные в Бамберге, в 1461 - 62 г., Ад. Пфистером, воспользовавшимся для них тем же шрифтом, которым была напечатана так назыв. 36-ти строчная Библия. И. этого времени, еще очень грубые, свидетельствуют о крайней наивности как издателей книг, так и читателей. Для примера можно указать на "Саксонскую хронику", изданную в 1492 г. П. Шеффером; в ней помещено довольно много видов городов и портретов разных лиц, но для всех этих картинок употреблено весьма ограниченное число гравированных досок: одною и тою же доскою оттиснуты изображения Рима, Зальцведеля и Гослара, другою доскою - Гальбершадта и Мюнстера, третьей - Гамбурга и Гильдесгейма, при чем город от города не отличается ничем иным, как сопровождающим его печатным наименованием; точно такой же произвол издатель позволил себе и относительно портретов. "Предсказания Мерлина", напечатанные около того же времени во Франции, равным образом, содержат в себе лишь три политипажа, повторенные по несколько раз под разными названиями. Явление, исключительное в рассматриваемом отношении, представляет "Путешествие живописца Ревиха в Обетованную землю", И. которого воспроизводят рисунки, сделанные с натуры. Сравнительная деликатность политипажей в книгах парижского издателя Пигуше и братьев-венецианцев Джов. и Грег. да-Грегориис заставляет предполагать, что они резаны на буксовом дереве, которое, по свидетельству лионского типографщика Трехслера, уже начинало тогда входить в употребление для подобной цели. Сверх вышеупомянутых печатальщиков, иллюстрированием книг отличались в XV ст. Г. Цайнер, И. Бемер и Г. Шенспергер, в Аугсбурге, Г. Квентель, в Кельне, А. Кобергер, в Нюрнберге (основавший здесь школу ксилографов, во главе которой стояли учитель А. Дюрера - М. Волгемут, и В. Плейденвурст) , И. Цайнер, Л. Гогенванг и Л. Голь, в Ульме, Б. Готау, в Любеке, М. Шот, в Страсбурге, А. Верар и С. Вотр, в Париже. На ряду с гравюрами на дереве, в эту пору употреблялись, иногда в значении И., также гравюры на меди: Свейнгейм гравировал таблицы к творениям Птолемея, оконченные по смерти этого мастера А. Букингом; "Monte Santo di Dio" Николая де Лоренцо (Флоренция, 1477) , иллюстрировано также рисунками, резанными вглубь на меди. XVI в. был цветущею эпохою И. В Германии посвящать ей свои труды не считали для себя унизительным знаменитые живописцы А. Дюрер, Л. Кранах и Г. Гольбейн; кроме них, славились иллюстраторы: нюрнбержец Иероним, И. Амман, Г. Шёуфелин, И. Динекер, Г. Бургмайер, Д. Гопфер, Б. Иобин, Я. Луциус, Н. Нерлих, М. Шеве и В. Сомн. Франция произвела в этом веке замечательного иллюстратора Жофруа Тори, между тем как Италия сделала, по части гравирования на дереве, даже шаг назад. Подобный упадок этого искусства наступил в следовавшие затем столетия и в других странах Европы: ксилография была совсем заброшена, приняла ремесленный, грубый характер и если находила для себя употребление, то исключительно при иллюстрировании календарей и дешевых изданий, назначаемых для простонародья; издания же более дорогие и изящные вошло в обычае снабжать не политипажными И., а картинками и виньетками, гравированными на меди. Только во второй половине XVIII ст. ксилография, благодаря англичанину Т. Бевику, получила снова художественное значение, но всетаки продолжала иметь лишь ограниченное применение к иллюстрированию книг до 80х гг. текущего столетия, когда возникли первые иллюстрированные журналы: "Penny Magazine", в Англии (1832) , "Pfenning Magazin", в Германии (1833) , "Magazin pittoresque", во Франции" (1833) и "Живописное обозрение" А. Семена, в России (1835) . Эти издания, имевшие целью наглядно знакомить читающую публику с событиями дня, выдающимися современными деятелями на разных поприщах и со всякими предметами, интересными в данную минуту, пользовались огромным успехом и распространили любовь к И. Последние стали наполнять не только подобные, появлявшиеся одно за другим, периодические издания, но и книги самого разнообразного содержания - беллетристические, ученые, детские и вообще такие, в которых картинки могут служить пояснением и дополнением текста. Этому распространению в значительной степени способствовали, с одной стороны, быстрое усовершенствование техники гравирования на дереве, а с другой - изобретение гальванопластики, давшей возможность получать в каком угодно числе точные металлические копии гравированных деревянных досок. В настоящее время повсюду выходит в свет несчетное количество иллюстрированных изданий, при чем они нередко, благодаря гальванопластическим клише, заимствуют гравюры друг от друга. Обменом и продажею таких клише специально занимается нисколько торговых фирм в разных местах Европы. К сожалению, дальнейшему процветанию ксилографической И. грозит явившаяся недавно соперница этого искусства фотоцинкография, более сподручная для издателей по автоматичности своего изготовления и по дешевизне, но за то менее удовлетворительная в художественном отношении.

А. С - в.

Ильм или илим (Ulmus L.) - род растений из колена вязовых или ильмовых сем. крапивных (Urticaceae) . Деревья без колючек и шипов по большей части высокоствольные. Листья несимметричные, разносторонние, двурядно-очередные, цельные, опадающие; прилистники сухощавые, рано отваливающиеся. Цветы однополовые или разносоставные. Собраны пучками, состоящими то почти исключительно из двуполовых цветов, то с примесью мужских или женских. У некоторых цветы одиночные. Появляются нередко даже раньше листьев. Мелкие цветочки снабжены простым колокольчатым околоцветником, 5-раздельным, реже 4 - 8-раздельным. Тычинок 5, реже 4 8. Завязь одногнездая, сплющенная, переходит в столбик, разделенный на две ветви, представляющие собою 2 рыльца. Плод (крылатка) сухой, с тонким бумажистым околоплодником, сплющенный и снабженный 2 широкими крылышками. Семя одно без питательной ткани (белка) , висячее, плоское. Сюда относится до 16 видов, широко распространенных в сев. полушарии; в Азии доходят до тропических гор. В России произрастают следующие виды, называемые в разных местах то вязом, то илимом, реже берестом, еще реже - карагачом. U. campestris L. - крылатка обратно-яйцевидная, с выемкою, доходящею почти до середины и почти до семени, помещенного повыше середины: тычинок 4 - 5. U. montana With. - крылатка эллиптическая с неглубокою выемкою; семя в середине или пониже; тычинок 5 - 6. U. pedunculata Bong. - крылатка висячая, эллиптическая, на краю длинно-реснитчатая, мохнатая, выемка глубокая: тычинок 6 - 8. Географическое распространение этих видов в России плохо установлено, вследствие смешения видов, довольно близких между собою. Дальше всех на С идут, повидимому, U. pedunculata и U. montana. В Финляндии они доходят до 61ё с. ш., а местами и посевернее. На Востоке сев. предел их понижается незначительно и при том только за Шенкурском. U. pedunculata за Урал не переходит. Остальные 2 распространены и в Сибири. U. campestris держится южнее, особенно разновидность U. campestris suberosa, у которого на ветвях образуются продольные крыловидные наросты из пробки. Эта разновидность остается по большей части в виде кустарника.

А. Бекетов.

Ильм полевой

(Ulmus campestris L.) , дерево первой величины. Сев. граница распространения его в Европ. России определена неточно, на юге же растет в Крыму и на Кавказе (до высоты 5000 - 6500 фт.) , где встречаются чистые, густые, его насаждения. Мало требователен к влажности почвы и содержанию в ней перегноя, успешно произрастая даже на сухой известковой и каменистой почвах. Относительно развития корневой системы, хода роста деревьев, способов возобновления и возращения, И. схож с вязом. Точно также и враги у yих одни и те же; так из насекомых повреждают: корни - Melolontha vulgaris, М. hippocastani и Gryllotalpa vulgaris; луб и заболонь - Scolytus destructor и S. multistriatus; древесину - Xyleborus monographus, Cossus ligniperda и Zeuzera pyrina; почки - Gastropacha neustria и Hibernia defoliaria, молодые побеги Oberea linearis в Schizoneura lanuginosa, листья - Anomala Frischii, Galleruca calmariensis, Gastropacha neustria, Porthesia chrysorrhoea, P. auriflua, Hibernia defoliaria; Schizoneura lanuginosa, S. ulmi, Tetraneura ulmi и Т. alba; из грибов - Nectria cinnebarina F.

В. Собичевский.

Имам

(араб. предстоятель) : - 1) у мусульман духовное лицо, которое заведует мечетью, совершает требы и "предстоит" во время общественной молитвы (т. е. читает) . В Турции И. выбирают прихожане, а власти утверждают; избираются лица, получившие богословское образование (впрочем, большой учёности для И. не требуется: он тогда может занять более выгодную должность кадия или мофтия) . Отличие в одежде И. - белый тюрбан и белые рукава. В Персии И. назыв. моджтехидами; в утверждении они не нуждаются. - 2) Духовный глава вообще. Поэтому И. назыв. и основатели четырех суннитских толков, и сам пророк. Халифы также носили это наименование. Но убеждению суннитов, имамат, т. е. духовная и светская власть, какую имел пророк, должна доставаться лучшему из членов мусульманской церкви, по всеобщему избрании (иджма) . Главные противники этого мнения - шииты, которые признают лишь наследственный переход власти. На этом основании Абу-Бекр, Омар и Осман, в глазах шиитов, узурпаторы, и законные наследники Мохаммеда - Алий и его потомки. Вопрос об имамате был одним из наиболее живых в первые вв. гижры. Постепенно он у суннитов отошел на второй план, но у шиитов продолжал играть очень важную роль и не раз был причиной политических переворотов. Могилы 12 И.-Алидов ("имам-заде") считаются святынями.

А. Е. К.

Имманентность,

- ныи - означ. пребывание в чем-нибудь, внутреннюю связь в противоположность внешней. Для религиозной философии важен вопрос об И. божества меру. Она решительно отвергается деизмом и безусловно признается чистым пантеизмом (спинозического типа) ; другие точки зрения признают ее с различными ограничениями и в различных смыслах. - К иному значению этого слова относится поднятый Кантом вопрос об имманентном и трансцендентном употреблении нашего разума, т.е. об употреблении его в пределах, данного в опыте, мира явлений, или же вне пределов его и безотносительно к опыту. Только первое (имманентное) употребление признается законным.

Вл. С.

Иммиграция,

т.е. вселение в культурную страну (это ее отличия от колонизации) совершается или отдельными лицами или семьями, или целыми группами, массами (так называемая массовая И.; таковою было, наприм., переселение гугенотов в Пруссию и др.) . И. бывает временною, когда иммигранты являются в страну лишь на известный срок, напр., с целью заработать некоторую сумму денег, после чего возвращаются на родину; такой характер имела И. китайцев в Соед. Штаты, в настоящее время таковою оказывается в значительной степени И. в ту же страну итальянцев, а также французов из Канады (о временной И. в Соед. Шт. Русск. подданных из зап. губ. России) . В большинстве случаев, однако, И. ведет за собою окончательный переход иммигрантов в новую страну, где они натурализуются. В прежние времена И. совершалась нередко насильственно; так завоеватели массами вселяли в свою страну жителей завоеванной страны; в сравнительно недавнее время еще происходило насильственное переселение негров в Америку. Фактически и теперь некоторое число негров ежегодно принудительно ввозится в мусульманские страны Азии. Легально в настоящее время принудительная И. существует только для преступников. Страны малонаселенные, обладающие обширными пространствами некультивированной плодородной земли, с слабым развитием производительности, могут извлечь для себя значительные выгоды от И., и правительства таких стран нередко издают узаконения, направленные к поощрению И. При иных условиях И. может быть признана нежелательною, и страна оказывается вынужденною прибегнут к ограничительным по отношению к И. мерам. Право иммиграции не признается в настоящее время неограниченным правом каждого. Из признания суверенитета государства вытекает право послед него высылать иностранцев из своих пределов, допускать пребывание их лишь на известных условиях или наконец, воспретить им самое вступление на государственную территорию. Правом этим правительства разных государств более или менее широко пользовались, особенно для того, чтобы избавить себя от элементов нежелательных в политическом или в полицейском отношении. В новейшее время появляются и законодательные меры, направленные к ограничению И., вызванные тем, что неограниченная свобода И. нарушала интересы коренного населения. Такие черты носит новейшее законодательство об И. во Франции и в Соед. Штат. Америки. Нынешние иммиграционные страны могут быть разделены на две большие группы: одну, в кот. И. идет преимущественно из Англии, Германии, Скандинавских государств и России; другую, в которую И. совершается главным образом из Италии, Франции и Пиренейского полуострова; к первой группе могут быть отнесены: Канада, Сев. Америк. Соедин. Штаты и Австралия; ко второй - Южная Америка. Высадка иммигрантов происходить, главным образом, в небольшом числе пунктов, где совершается регистрация иммигрантов и где правительство и частные благотворительные общества оказывают первую помощь ново прибывшим. Такими пунктами являются: Нью Йорк - для Соед. Штатов, Галифакс - для Канады, Рио де Жанейро - для Бразили, Монтевидео и Буэнос Айрес - для Уругвая и Аргентины, Сидней - для Австралии.

Преобладающая масса иммигрантов падает на Сев. Амер. Соедин. Штаты. Из 18 миллионов чалов., покинувших Европу с 1820 по 1887 г., в Соед. Шт. иммигрировало - 12, 5 милл., в Британские владения в Сев. Америке - 2 милл., в Австралию - 1/2; остальные направились в Бразилию, Аргентину и Сев. Африку. Главный контингент прибывающих в С. Шт. иммигрантов составляют европейцы; в числе 12979620 чел., иммигрировавших в С. Шт. с 1821 - 1884 г., было: из Европы - 11290740; из Америки (главным образом из Канады) 1135898; из Океании - 15306; из Африки - 987; неизвестного происхождения 246351. Годовое количество прибывающих в С. Шт. иммигрантов значительно колеблется; в общем, однако, сильно растет. В двадцатых годах их прибывало 10 - 12 тыс. в год; в 1872 г. цифра иммигрантов уже превышает 400 тыс.; в настоящее время в Соединенные Штаты прибывает ежегодно, в среднем, более 3 милл. иммигрантов. Быстрый рост иммиграции в Соединенные Штаты виден из след. таблицы.

1821 - 30 151824 1861 - 70 2491451 1831 - 40 599125 1871 - 80 2812191 1841 - 50 1713251 1881 - 90 5246613 1851 - 60 2598214 1821 - 90 15612669 В начале столетия иммигрантами в Соединенные Штаты являлись почти исключительно выходцы из Великобритании (преимущественно ирландцы) и из Германии. В последнее время в иммиграции начали принимать участие и другие народности; особенно стало возрастать в последние годы число иммигрантов из Швеции и Норвегии. из Италии и из России (преимущественно евреи) . Из 590666 иммигрантов, прибывших в Соединенные Штаты в 1891 г., оказалось (по Hasse) :

Из Германии 123401 или 20, 9% Из Великобритании 120722 или 20, 4 % Из Австро-Венгрии (кроме поляков) 70711 или 12, 0% Поляков 31285 или 5, 3% Из России (кр.поляков) . 73177 или 12, 4% Из Италии 68481 или 11, 5% Из Швеции и Норвегии 52262 или 8, 8% Из Дании 10466 или 1, 8% Из Голандии 5364 или 0, 9% Из Швейцарии 6928 или 1, 2% Из Франции 6527 или 1, 1% Из проч. стран 21342 или 3, 7%

590666 100%

Большинство иммигрантов состоит из мужчин (обыкновенно 60%) . Иммигранты тех стран, из коих И. совершается уже с давних пор, чаще привозят с собою свои семьи. Иммигрантами являются главным об разом лица в так назыв. производительном возрасте, от 15 до 40 лет (около 70%) . Наибольшая часть иммигрантов принадлежит к представителям так назыв. неквалифицированного труда (чернорабочих) .

Из общей суммы иммигрантов, прибывших в Америку в последние годы, оказалось квалифицированных рабочих всего - 10, 8%, неквалифицированных - 39, 6%, (остальные 49, 6% составляли нерабочие элементы) . Постоянный приток в Соед. Штаты значительного числа людей, принадлежавших преимущественно к рабочему классу, не мог не оказать существенного влияния на экономическую жизнь страны. Поразительно быстрым развитием своей промышленности Соединенные Штаты обязаны И. В настоящее время, однако, значение И. в Соед. Шт. существенно изменяется. Государство уже не имеет, как прежде, в своем распоряжении огромных пространств свободных земель, которые можно было бы предоставлять иммигрантам; последним приходится искать заработка, преимущественно продавая на рабочем рынке свой труд. Между тем коренное население уже возросло настолько, что естественного прироста населения достаточно для удовлетворения потребности в рабочих руках. Вот почему ежегодная И. массы рабочих только понижает заработную плату в стране; известное число рабочих вовсе не находить себе занятии обращается в нищих, бродяг или преступников, содержание коих ложится тяжелым бременем на общество. Кроме того, с тех пор как, благодаря усовершенствованию средств передвижения, почти совершенно исчезли трудности, опасность и дороговизна путешествия, среди иммигрантов чаще начинают появляться, вместо прежних энергичных и сильных переселенцев, слабые, больные и вообще нежизнеспособные элементы европ. общества, которые часто бывают принуждены с первого же дня прибытия обращаться к общественной благотворительности. Так, напр., один штат Нью Йорк, в котором оседает большая масса иммигрантов, принужден ежегодно расходовать на призрение бедных около 40 милл. руб., т. е. почти столько же, сколько тратят на этот предмет все государства германской империи, взятые вместе. Стремление оградить страну от наплыва упомянутых нежелательных элементов побудило правительство Соед. Штатов принять соответствующие меры, направленные к известному ограничению И. В 1682 г. издан был закон, в силу которого запрещалась И. преступников (неполитических) , идиотов и лиц, не могущих содержать себя на собственные средства. На основании этого закона и позднейших к нему дополнений из Соед. Штатов было отослано обратно из числа прибывших в Нью Йорк иммигрантов: в 1883 г. 1350 чел.; в 1884 - 1144; в 1885 - 1172; 1886 - 997; 1887 - 289; 1888 502. В настоящее время действует закон 1891 г., по которому запрещение И. распространено еще на всех лиц, старше 16 лет, которые окажутся: калеками, слепыми, не умеющими читать и писать, - а равно на лиц, страдающих такими физическими недостатками, которые могут заставить этих лиц прибегнуть к общественному призрению; наконец И. запрещена всем членам сообществ, направленных против жизни и собственности.

Другим злом, с которым Соед. Штатам пришлось бороться, была так наз. "И. по контракту", в случае надобности, американские предприниматели законтрактовывали, обыкновенно за весьма низкую заработную плату, в Китае или на европейском континенте, рабочих, которых на свой счет привозили в Америку. К такому средству предприниматели особенно охотно прибегали во время стачек рабочих. Искусственное усиление И. в Соедин. Штаты, в ущерб интересам коренного рабочего населения, происходило еще благодаря деятельности в этом направлении пароходных компаний. Последние заводили целые армии агентов, снабженных удешевленными провозными билетами в Америку. Агенты в самых привлекательных красках описывали своим клиентам из беднейшего населения прелести условий жизни в Америке и обещали им доставить немедленно по прибыли туда выгодную работу; заплатив за билет последние гроши, легковерные бедняки попадали по приезде в Соединен. Штаты в самые ужасные условия, становясь жертвами наглого обмана и беспощадной эксплуатации; не имея никаких средств, нередко в долгу за сам переезд, эти несчастные иммигранты оказываются вынужденными работать при самой невозможной обстановке и за самое ничтожное вознаграждение. Вследствие этого американским рабочим приходится или оставаться без занятий или, в свою очередь, соглашаться работать за более низкую плату, что влечет за собою общее понижение благосостояния (standart of life) амер. рабочего высоким уровнем которого справедливо гордятся, американцы. Особенно вредною для америк. рабочих оказывается И. итальянцев, поляков, венгерцев и французов из Канады, так как эти иммигранты, при весьма низком уровне потребностей, довольствуются ничтожною заработною платою. Экономические последствия И. вызвали среди рабочих движение (агитация "рыцарей труда") , направленное к требованы ее ограничения. С другой стороны, против И. стали раздаваться жалобы на вредное влияние иммигрантов для страны и в политическом отношения: находили опасным для правильного развития американской демократы постоянное увеличение в Соед. Шт. контингента людей, не способных или не желающих ассимилироваться с коренным населением. Массы китайцев (в последнее время то же можно сказать и об итальянцах и др.) являлись в Америку только с тем, чтобы, заработав известную сумму денег, вернуться обратно на родину; эти люди годами жили в Соед. Штатах, не проявляя ни малейшего интереса к ее социальной и политической жизни. Ограничительный меры против китайских иммигрантов начались в Калифорнии, куда направилась первая волна китайской И., а в 1882 г. последовало общее для всей американской республики запрещение китайской И. впредь на 10 лет. В настоящее время И. китайцев в Соед. Штаты совершенно запрещена. Нельзя, однако, отрицать, что китайская И. много сделала для развит богатства Америк. Штатов; без помощи китайцев нельзя было обойтись при постройке Тихоокеанской жел. дор., так как белых рабочих на это не хватало; трудами их рук были сделаны годными для культуры большие пространства болот, на которых не могли работать бедные, страдая от малярии; многие отрасли промышленности не могли бы вовсе возникнут в Америке, если бы не было дешевых рабочих рук в липе китайских иммигрантов; китайцы поставляли тот необходимый контингент чернорабочих, в котором нуждается каждое производство.

За исключением закона о китайцах, меры против И. не имели должного действия частью вследствие того, что их удавалось обходить (преимущественно путем И. через Канаду) , частью в виду трудности установить надлежащий контроль над иммигрантами. На ряду с вышеуказанными мерами, направленными против И., в южн. шт. Сев. Амер. Союза происходить противоположное движение; образовавшееся там Общество Южной И. (Southern Immigration Asociation) имеет целью поощрить И. в Южн. Штаты, в особенности в Техас.

По данным последнего ценза (1890 г.) в Соед. Штатах оказалось (по Keltie) .

Род. в Великобритании 3122911 Род. в Германии 2784894 Род. в Канаде и Ньюфаундленде 980938 Род. в Швеции и Норвегии 800706 Род. в Австро-Венгрии 303812 Род. в России 182580 Поляков 147440 Род. в Дании 132543 Род. в во Франйии 113174 Китайцев 106688 Род. в Швейцарии 104069 Род. в Голандии 81828 Род. в Мексике 77853 Род. в Кубе и Вест-Индии 23256 Род. в Бельгии 22639 Род. в Испании и Португалии 22181 Род. в Южной Америке 5006 Род. в прочих странах 54385

Всего. 9249547

Общее число лиц, родившихся вне союза (при населении Соед. Штат. в 62622250 ч.) составляло таким образом 14, 6%.

Ограничительное по отношению к И. законодательство имеет в настоящее время еще Франция. Количество иммигрантов в эту страну с 1851 г. утроилось; число иностранцев во Франции доходит в настоящее время до 3% всего населения; иммигрантами сюда являются преимущественно итальянцы, которые, работая за более низкое вознаграждение, нежели французское рабочие, понижают заработную плату; с целью ограничить этот наплыв, в 1888 г. был издан закон, затрудняющий для иностранцев пребывание во Франции. По отношению к своим колониям, Франция, озабочиваясь обеспечением в них надлежащего количества рабочих, напротив того, всячески поощряет И., в том числе китайцев и рабочих из британской Индии. Поощряют И. также британские колонии в Америки, Австралия, Бразилия, Аргентина, Мексика и Чили. Поощрение И. со стороны правительств британских колонии в Америке и Австралии до недавнего времени состояло, между прочим, в доставки иммигрантов прямо на счет правительства; в 1870 г. британские колоти в Америке израсходовали на этот предмет 97281 доллар; число привезенных таким образом в Южн. Валлис иммигрантов в 1883 г. было 8369 (Smith) . Подобным же образом действовало и правительство Бразилии; оно заключало договоры с разными лицами и товариществами о поставке известного числа рабочих; сделки этого рода, весьма выгодные для посредников, крайне вредно отражались как на иммигрантах, так и на интересах страны, в которую совершалась И. на таких основаниях, так как предприниматели агенты, стремясь набрать возможно большее число людей по возможно низкой плате, привозят всякий сброд, образующий подонки городов и фабричных центров. Поощрительные меры по отношению к И., принимаемые правительствами Чили, Мексики и Аргентины, состоят преимущественно в распространении сведений о естественных богатствах страны и в отводе иммигрантам земельных участков. В новейшее время, впрочем, замечается некоторое ослабление поощрительной иммиграционной политике в этих странах.

Второе место после Сев. Амер. Соед. Шт. по размерам И. занимает в настоящее время Аргентина. С 1881 - 1888 г. сюда иммигрировало всего 1404000 чел. Первоначальными иммигрантами в Аргентину были швейцарцы; в настоящее время среди иммигрантов приблизительно одинаковое количество швейцарцев, итальянцев, немцев в французов. С начала 1890-х гг. началась, на средства барона Гирша, И. в Аргентину русских евреев, но она еще не приняла значительных размеров. В незначительных размерах, по сравнению с заатлантическою, И. совершается и в пределы отдельных европейских государств. Лиц иностранного происхождения насчитывается (Mulhall) : в Соединенном королевстве - 155 тыс.; во Франции - 1115 тыс.; в Германии - 276 тыс.; в Австрии - 127 тыс.; в Италии - 60 тыс.; в Испании - 37 тыс.; в Швеции и Норвегии - 26 тыс.; в Дании - 61 тыс.; в Голландии - 69 тыс.; в Бельгии - 143 тыс.; в Швейцарии - 211 тыс.; в Румынии - 89 тыс.; в Греции - 20 тыс. Известную (для Швейцарии, вероятно, довольно значительную) долю этих, пребывающих в чужих странах, лиц составляют путешественники; однако приведенные цифры свидетельствуют и о совершающейся в названных страх И., носящей, впрочем, преимущественно временный характер. В России замечается постоянно возрастающий избыток числа приезжающих иностранцев над числом выезжающих. Избыток этот равнялся:

за период с 1857-1877 г. 47463 человек за период с 1878-1885 " 82134 человек за период с 1886-1888 " 104987 человек

По отдельным национальностям избыток этот распределялся следующим образом (по Янсону:

Подданные: 1857-1877 1878-1885 1886-1888 Германские 28290 33346 81108 Австрийские 13793 37085 24948 Великобритан-ские 533 120 679 Французские 637 653 427 Швейцарские 147 107 23 Итальянские 195 115 179 Румынские 1435 834 3070 Бельгийские 65 64 47 Голландские 34 16 3 Шведск.-Норвеж. 16 170 48 Датские 26 74 21 Турецкие 1811 2990 126 Сербские 40 37 14 Друг. государств 441 6827 574

О передвижениях, совершающихся в пределах одного политического целого, т. е. из одной части какого либо государства в другую часть того же государства.

Литература: Richmond Mayo Smith, "Emigration and Immigration" (Лонд., 1890, в конце книги обстоятельная библиография) ; Herzog, "Was fliesst d. Ver. Staaten durch die Einwanderung zu, etc. " ("Schmoller\'s Jahrbucher", IX, 1885) ; Philippovitsch, "Die Verein. Staaten und die europaische Einwanderung" "Braun\'s Archiv", VI, 1893) ; "Reports of the Commissioners or Emigration of the State of NewYork" (ежегодные отчеты) . Об И. китайцев: (G. F. Seward, "Chinese Immigration" (Нью Йорк, 1881) ; J. A. Whitney, "The Chinese and the Chinese Question" (Ныо Йорк, 1888) . Интересные бытовые черты, относятся к И. в Чили, Аргентину и пр., русский читатель может найти в соч. Ионина: "По Южной Америке" (СПб., 1892 - 93) . В 1891 г. департамент труда английского министерства торговля (Board of Trade) командировал двух лид - Бернетта а Шлосса для всестороннего исследования вопроса о влиянии. на Соед. Штаты; отчет названных лиц, доложенный парламенту, только что опубликован.

Н. Рейтлингер

Иммунитет

(immunitas) - изъятие от податей и повинностей, даруемое отдельным лицам и сословиям, как в целым общинам. В древней Греции И. носил название ateleia. У римлян И. даровался во время больших несчастий общинам, в виде привилегий иногда навсегда; особенно часты стали И. во времена империи. С начала средних веков И. часто применялся как по отношению к владениям короля и др. привилегированных лиц, так в особенности по отношению к (Immunitas ecclesiastika) . Имп. Гонорий положил начало соединению И. с освобождением духовенства от общей юрисдикции. В феодальных владениях были многочисленные И. в смысле изъятия известной территории из обшей администрации. До последнего времени сохранились среди средневековых И. среди так наз. медиатизированных.

Империал

- золотая русская монета весом в 2 391. 69, 36 долей (12, 9039 грам.) из золота 900/1000 пробы = 40 франкам. И. чеканились с 1755 - 1817 г., а за тем в небольшом количестве ежегодно с 1886 г. (по мон. уст. 1886 г.) . Диаметр монеты 96 точек. Допуск в весе: для единичной монеты=0, 4 доли, для 1000 штук - до 1 зол. Империализм - политическая система, будто бы представляющая собою сочетание принципа народовластия учреждениями единичного правления. Первый образец подобной системы установлен был Юлием Цезарем, вследствие чего ей дается еще название цезаризма. Цезарь был главой демократической партии, благодаря ей он достиг власти и прямо никогда не отрекался от демократических основ своей власти; будучи уже неограниченным государем он заботился об улучшении положения беднейших классов и оставлял, по-видимому, неприкосновенными как суверенитет народа, так и прежние республиканские учреждения. Его всемогущество покоилось, главным образом, на том, что он исполнительную власть сделал независимою от сената, значительно ее расширил и усилил и в своих руках сосредоточил все высшие должности республиканского устройства. Новостью явилась лишь должность императора, которая отчасти соответствует понятию главы исполнительной власти, так как основной чертою римского imperium\'a было полномочие издавать распоряжения под угрозою уголовной репрессии за несоблюдение их. Ко всему этому присоединилось, наконец, право назначать себе преемника во всех своих должностях и полномочиях. На ряду с этой властью, основанной на сосредоточении всех должностей в одних руках, народное собранье официально продолжало считаться носителем суверенитета, а плебисцит выражение верховной государственной воли; созывавшиеся императором комиции рассматривались как органы законодательной власти и устанавливали основы государственного строя. Фактически эти народные собрания были послушным орудием в руках цезаря, а законодательная власть их парализовалась тем основным принципом римского государственного права, по которому административный распоряжения до тех пор сохраняли безусловно обязательную свою силу, пока издавшее их должностное лицо оставалось в должности. Цезарь же, сосредоточив в своих руках все высшие должности, которые были предоставлены ему пожизненно, фактически превратил свои полномочия издавать административные распоряжения в неограниченную законодательную власть. Детище демократии, Цезарь должен был, конечно, вступить в борьбу с аристократическими элементами республики: он низвел сенат на степень совещательного учреждения, пытался удалить из него членов консервативного и аристократического образа мыслей и наводнил его своими креатурами. В связи с этим находилось стремление создать новый патрициат, который затмил и вытеснил бы древнюю знать. Все эти начала и приемы, пущенные в ход Цезарем с большим искусством и легшие в основу государственного устройства Римской империи за первое время ее существования, служили образцом для всех узурпаторов, которые, пользуясь демократическими движениями, захватывали в свои руки верховную власть. В наиболее широких размерах осуществил систему И. Наполеон I, а его племянник Наполеон III в своей прокламации к франц. народу от 14 января 1852 г. возвел ее на степень теоретической доктрины. В этой прокламации Наполеон III основным принципом государственного устройства признает начало народного самодержавия, которое он понимает в том смысле, что все власти, существующие в государстве, и прежде всего глава государства, сут ничто иное как делегаты народа, от него заимствующие свои полномочия. Делегат народа, глава государства должен быть и ответствен перед народом. Но где ответственность, там должна быть и власть; поэтому главе государства должна быть предоставлена полная свобода действий. Министры сут простые исполнители распоряжений ответственного главы государства, действуют по его указаниям я потому никакой ответственности перед представительными собраньями не несут. Глава же государства. получая свои полномочия от всего народа, перед ним одним несет и ответственность. Этот принцип получил свое выражение в конституции 1851 г., которая гласила, что президент республики ответствен перед народом, к которому он должен всегда апеллировать. Всенародное голосование (плебисцит) должно подтверждать или отвергать все важные политические меры, которые бы задумал провести глава государства. Таким образом существенная черта И. заключается в номинальной ответственности главы государства и в безответственности министров. В связи с этим народному представительству отводится в системе И. совершенно ничтожная роль. При Наполеоне III законодательный корпус не имел законодательной инициативы, не имел права предлагать поправок к предложенному ему законопроекту, не мог делать запросов министерству, а бюджет должен был вотировать без права вносить изменения в отдельные статьи. Наконец, Наполеоны изобрели новое учреждение, так назыв. сенат. Как по конституции 1799 г., так и по конституции 1852 г. сенат призван был охранять конституцию и развивать ее далее. Эта вторая функция сената, служившего послушным орудием в руках Наполеонов, давала им возможность облекать всякое произвольное расширение своей власти формой законности. Таким образом, И. по справедливости назван был "призрачным конституционализмом". Империя (Imperium) - у римлян высшая государственная власть, вместе с maiestas, принадлежала одному народу, проявлявшему эту власть при выборах, в законодательстве, верховном суде, решении войны и мира Отражением этой власти является И. как высшее полномочие магистратов, сначала царей, потом - в республиканское время, так называемых старших магистратов (mag. maiores) , T. е. консулов, преторов, диктаторов, проконсулов, пропреторов, префекта городского и преторианского и цензоров; младшие магистраты И. не имели. И. давалась народом посредством выборов или особым законом в куриатских комциах (lex curiata de imperio) . И. магистрата давала полномочия: 1) военные, вместе с правом жизни и смерти по отношению к подчиненным, но лишь за пределами города; 2) гражданские: право юрисдикции, наложении наказаний (штрафов, multae, заключения в тюрьму, даже телесного наказания) . Если И. ограничивалась одними уголовными правами, она называлась "простою", imper. merum и была тожественна с jus или potestas gladii, которую имели наместники провинций. Так как лица, которые давалась И., не имели одинаковых прав, напр. консул подчал военную И., претор лишь гражданскую, то рано уже отличали И. большую от И. меньшей (Imp. maius, minus) ; высшая степень И., называвшаяся summum I., в республике давалась диктатору. В виде исключения народ мог облекать И. и лиц не занимавших магистратских должностей, напр., по закону, проведенному Рубрием в 43 г., часть верховных прав дарована была муниципальным властям в Галлии. По мнению Моммзена, магистраты cum imperio имели право и передавать И. и др. права другим гражданам. В теории И. народа продолжала существовать еще после падения республики, но и она вместе с прочими республиканскими властями всецело перешла к императорам. Впоследствии, когда прежний республиканский характер императорской власти исчез, И. (именно summum I) стала даваться императору сразу по вступлении на престол одним законом (так наз. lex de imperio) , предоставлявшим не только верховную военную И. пожизненно и на всю территорию Римской И., но еще и много других значительных полномочий, из которых некоторые уже в последнем веке республики были соединены с чрезвычайной И., дававшейся некоторым полководцам. И. сопровождалась рядом внешних отличий, к которым принадлежали, главным образом, ликторы. С течением времени понятие И. переменило значение и стало обозначать территорию, на которую простиралась обозначаемая ею власть: отсюда название И. Римской, Византийской и иных.

Импотенция

- мужское бессилие. Различают И. coeundi и И. generandi, мужское бесплодие, т. е. отсутствие оплодотворяющей способности. И. очень часто представляет частное проявление общих, в особенности истощающих болезней и тяжких поражений центральной нервной системы, как, напр., при сахарном мочеизнурении, Байтовой болезни, в позднейших стадиях спинной сухотки, при морфинизме. В подобных случаях встречаемся со стойким и безусловным мужским бессилием. Рядом с этим приходится нередко наблюдать временное бессилие, известное под названием психической И.. которой одержимо много вполне здоровых субъектов. Она часто находится в теснейшей связи с испытываемым впервые возбуждением, робостью и пр. Лечение И. находится в тесной связи с причинами, ее обусловливающими. Психические формы ее с успехом лечатся психическими средствами.

Импресарио

- в Италии директор труппы артистов, который обыкновенно является и предпринимателем дела на свой риск. Пока процветала так назыв. Commedia dell\'arte, И. обыкновенно составлял и сценарий, который исполняли артисты. Ныне И. называется предприниматель, устраивающий оперные представления и концерты.

Импрессионизм

и Импрессионисты. - Этим именем называется новейшее направление в живописи, следуя которому художники изображают картиною исключительно впечатление от виденного ими в природе явления. Собственно говоря, это во множестве случаев должно быть и было задачей всякого художника, но название импрессионистов присвоено лишь особой группе их, как бы исключительно занимающихся передачей впечатлений и притом, как на деле оказывается, часто таких, которые можно назвать чисто оптическими. Название И. пошло в ход с 1860 г., когда некоторые французские художники стали подчеркивать слово impression (впечатление) в названиях своих картин (Impression d\'un chat qui se promene, impression de mun pot an feu) ; родоначальником же этого движения в живописи считают Эдуарда Мане (Manet, 1832 - 83) , талантливого художника, который после тщательного изучения прежних мастеров, найдя, что только немногие из них изображали людей, как они бывают освещены на открытом воздухе, и что другие - в сценах, происходивших при атмосферном освещении, изображали фигуры людей, как они представляются при комнатном освещении. Мане стал писать фигуры часто совсем без теней, в тонах дневного рассеянного света. Его картины имели иногда странное содержание: напр., женщина нагая, а другая - в рубашке и элегантно одетые мужчины в пейзаже; фигуры ему были нужны для колоритного опыта; такое же значение имела его "Олимпия". Однако, Мане написал позднее несколько картин, имевших именно достоинство натурального освещения (plain-air) и притом с весьма гармоническими тонами, не имевшими ничего условного, подобного коричневым тонам множества прежних художников. Его колоритная гармония не походила на гармонию прежних мастеров, и в этом отношении он был полезным новатором. Замечательно, что началом известности Мане обязан другому новатору Эмилю Зола, написавшему об нем красноречивые страницы ("Mes baines", 1878) . Полную характерность имеют те его произведения, которые написаны им после 1870 г. Он писал отдельные фигуры и целые сцены из парижской элегантной жизни. Главной заслугой Мане было открытое им новое разнообразие и богатство тонов, хотя нельзя не сказать, что у Гальса, Веласкеса и даже у итальянских фресковых живописцев XV ст. замечались такие же стремления. До нашего времени дошло от них даже правило: художник во время работы должен сидеть в закрытом дворе с крышею, а его модель должна находиться вне этого помещения, под открытым небом. Многие из современников Мане продолжали его дело, образовалась целая школа импрессионистов, и успехи многих из них имели влияние на живопись вне пределов Франции (напр. в Бельгии) . Но если некоторые из них держались в пределах благоразумия, то другие до того отдались стремлению выражать первые непосредственные и, так сказать, неосмысленные впечатления от цветов и форм, что их произведения стали получать характер странности и расстроенного воображены. Желание не походить на прежних художников довело мало по малу до оригинальности в концепции, которая часто граничить с бессмыслицей. Так, одна из картин Дега (Degas) , современника Мане, написанная на часто повторяемую им тему сцен из балета, имеет характер моментальной фотографии, в которую вошли две целые фигуры балерин в странных позах, и то голова одной обрезана рамой, и множество пар ног, владетельницы которых большею частью невидны. Ренуар писал человеческие фигуры, выражая влияние на тона тела всех рефлексов, какие встречались до тех пор лишь в пейзажной живописи. Но он имел и внутренние достоинства, умея выражать переходящие выражения лиц, что требует особой психической, а не одной красочной наблюдательности. Некоторые захотели распространить новое течение и на пейзаж, который уже и ранее их, в тридцатых годах, вышел во Франции на настоящую дорогу, освободившись от прежней классической вычурности. Вдобавок игра света и plain air давно уже составляли непременную принадлежность изображений природы в живописи; достаточно указать на Кюйпа, из старых голландцев, на Клода Лоррена из французов, и на более близкого к нашему времени англичанина Тернера (Turner) . Если два последних отличаются сочинительством, так мало терпимым в наше время, то и в отношении верности и изящной простоты форм давно уже живопись пейзажа делает свое дело. Наконец и цельность впечатления, достигаемая, между прочим, упрощением состава картин, давно уже далась истинным талантам. Влияние же света и воздуха на формы и тона предметов составляло и до импрессионистов одно из основных требований, предъявленных к картине-пейзажу. Импрессионисты лишь усилили требования простоты и единства картины, откидывая всякие подробности форм и оставляя, можно сказать, в некоторых случаях, одни краски или топа. Пока исполнение этого требования не превосходило известных пределов, размеры которых конечно не легко установить, получались иногда, при талантливости художника, замечательные результаты и в пейзажной живописи. В других случаях вместо станковой живописи получалась декоративная; картина получала смысл, будучи рассматриваема лишь с такого большого расстояния, при котором в размеры холста получались оптически малыми. Иногда это выкупалось богатством тонов, открывавшихся с расстояния, но чаще - ничем таким, что уже не было достигаемо и прежде обыкновенными средствами. Многие импрессионисты задавались чрезвычайно странными задачами: воспроизвести впечатление от мгновенного взгляда на пейзаж, при особенной игре света, в момент, когда формы еще не поняты, и только еще начинается процесс усвоены мозгом того, что видит глаз. Такое впечатление иногда подобно тому, какое ощущает только что проснувшийся человек, видящий свет цвета, но не успевший еще сообразить, где он и что перед ним находится (словесное описание одного импрессионистского пейзажа, сделанное Крамским) . Эти моменты психологически интересны, но живописи с ними нечего делать. В выгодном еще случае художник обращается весь в зрение, при малой соответственной мозговой работе. Пейзажист Клод Моне (Monet) написал серию в 15 картин, изображающих одно и тоже - копны хлеба на хлебном поле в разные времена года и разные часы дня. Как ряд этюдов - это полезно для художников, но как окончательная цель работ подобные серии не заслуживают подражания. Цель этого художника (Моне) показать наибольшее количество световых эффектов и только световых. Он много путешествовал, много видел различных местностей, но везде искал одного в того же; он скорее похож на одностороннего ученого наблюдателя тонов, но ни его воображение, ни воображение зрителя не затронуты. От этой односторонности до нелепости, конечно, далеко, но многие импрессионисты в своих всегдашних поисках за новым оканчивали нелепостями. Отсюда народился и символизм, также новое направление в современной живописи. Аллегория показалась уже недостаточной, слишком легкой для понимания; в символизме уже почти ничего не понятно без длинного объяснения, которое необходимо выслушать или прочитать, чтобы понять цель живописца. Многие из этих произведений, по-видимому, исключают даже всякую предварительную художественную подготовку. Итак И., народившийся из желания расширить техническую сторону живописи, блестяще напомнивший забываемое или забытое правило о способе изображения предметов природы, принес свою долю пользы, но как направление он перешел все крайности, и содержание его исчерпано. По свидетельству нашего известного художника Репина, "импрессионисты заметно вырождаются, устарели, уменьшились в числе. Сделав свое дело, освежив искусство от рутинного, академического направления, с его тяжелым, коричневым колоритом в условными композициями, они сама впали в рутину лиловых, голубых и оранжевых рефлексов. Свежесть непосредственных впечатлений сошла у них на эксцентричность положений, на кричащие эффекты".

Первое впечатление не всегда есть лучшее или надежнейшее. Когда странность будет различаема от оригинальности, тогда большая часть произведений И. должна потерять свою цену или самое большое - будет отнесена к курьёзам.

Ф. Петрушевский.

Импровизаторы

- в Италии наз. так стихотворцы, которые на любую заданную им тему декламируют или поют, Под аккомпанемент какого-либо инструмента, стихотворение сложенное им тут же, безо всякой подготовки (дат. ex improviso - неожиданно) , не делая а не имея перед собою никаких письменных заметок. Начиная с эпохи возрождения, поэтические импровизации всегда возбуждали живейший интерес в Италии, при дворах герцогов Урбино, Феррары, Мантуи, Милана и Неаполя. На искусстве импровизации покоилась и Commedia dell\'arte. В конце XV и в начале XVI ст. славились в качестве И. Кристофоро из Флоренции, прозванный Альтиссимо, и Бернарде Аккодьти, прозванный Унико и на приобретенные этим искусством деньги купивший герцогство Непи. Папа Лев Х очень любил И. и среди живших при его дворе ученых и поэтов отличался Андр. Мароне (1474 - 1527) , импровизировавший по латыни. Большой славы достиг Сильвио Антониано (род. в 1540 г.) ; сатиры С. Розы считаются плодом импровизаций; одним из знаменитейпиих И. был Бернардино Перфетти из Сиены (1680 - 1747) , импровизации которого напеч. в 1748 г. (2 т.) . Метастазио также выказывад с ранней юности редкий дар импровизации. Бертинацци, в качестве И. со сцены, был до того неистощим, что мог безостановочно играть пятиактные пьесы. Другие знаменитые итал. И.: Дзукко (Zucсо, умер 1764) , оставивший достойного преемника в лице своего ученика аббата Лоренци; адвокат Бернарш в Риме; Люд. Cepиo и Люд. Росси, оба павшие в 1799 г. жертвой неаполитанских переворотов; Франческо Гианни; Томассо Сгриччи (1798 - 1836) , И. драматических и лирических стихотворений; Киччони (Cicconi) , который в 1829 г. импровизировал в Риме целую эпопею и был известен и в Германии. Большой успех в качестве И. имели еще в Германии Биндоччи из Сиены, а в России - Джустиниани (X, 562) . Из женщин, одаренных талантом импровизации, славились Маддалена Моралли Фернандец из Пистойи (умер 1800) , которая в аркадской академии носила имя Кориллы Олимпийской. Наряду с нею должны быть упомянуты Тереза Бандеттини (1763 - 1837) , Фортуната Сульгер Фантастики из Ливорно, Роза Таддеи из Рима, особенно же Маццев. рожденная Ланти, а в новейшее время Беатриче ди Шандегли Онтани, а также Милла, уроженка Сицилии. Замечательно, что большинство И. были уроженцами Тосканы или Венеции, особенно Сиены и Вероны и в этих местностях дар импровизации процветает поныне. В других же европейских странах он встречается весьма редко; некоторое исключение может быть сделано для Штирии в Тироля. В Германии публично выступали в качестве И.: Д. Шёнеман (ок. 1720 г.) , О. Л. В. Вольф (умер 1851 г., проф. в Йене) , М. Лангеншварц, К. Рихтер, Каролина ЛеонгардтъЛизер, Эд. Беерманн из Оснабрюкка, а в последние годы австрийский учитель гимназии Рих. Неубаур. В Голландии известен в качестве И. Вильгельм де Клерк (род. в 1793 г.) , а во Франции - Евгений де Прадель (с 1824) , которому особенно удавались небольшие импровизации, именно так назыв. bouts rimes. Импровизация играет первенствующую роль в процессе народного песенного творчества. Народная песня создается путем постепенного наслоения отдельных импровизации. Такой процесс песенного творчества приходилось прямо наблюдать у негров, у которых, как и у других народов с живой фантазией, напр., арабов, дар импровизации особенно пробуждается музыкой. Только здесь предметом импровизации служит не случайная, извне пришедшая тема, а какое-либо явление, произведшее особое впечатление на народное воображение. В этих пределах дар импровизации должен быть признан за всеми народами. Такими И. являются наши "вопленницы"; в Смоленской губ. исследователи встретили крестьянку, которая импровизировала по поводу поражавших ее явлений. Ср. Добровольский "Смол. этнографический сборник" (ч. 1, 1891, стр. 45 - 68) .

В музыкальном творчестве большинство импровизаторов является среди инструменталистов. И. входит в программу каждого церковного органиста. Среди пианистов импровизаторов особенно известны были; Моцарт, Бетховен, Гуммель. Из импровизаторов последнего времени можно указать на А. Г. Рубинштейна и Ф. Ф. Штейна. Последний, как замечательный импровизатор виртуоз, выступал в СПб. и на венской Всемирной выставке.

Импульс нервный

- выражение, употребляемое в физиологии для обозначения процесса нервного возбуждения, пробегающего или в центробежном направлении - от мозга по центробежным нервам и различным рабочим аппаратам тела - мышцам, железам и т.д., или в центростремительном направлении от чувствующих поверхностей тела и органов чувств по центростремительным нервам к мозгу. Согласно с этим И. бывают центробежные и центростремительные и они могут оказывать двоякого рода действие на рабочие органы тела: или возбуждающее, т.е. приводить их в деятельность, или угнетающее, т.е. задерживать или ослаблять их отправления. По своему происхождению И. бывают: 1) волевые, возникающие в нервных центрах вол и распространяющиеся в центробежном направлении по спинному мозгу и двигательным нервам до рабочих органов тела в преимущественно до поперечно полосатых мышц скелета, которыми и управляют; 2) аутоматические, возникающие тоже в центрах, в особенности продолговатого мозга, напр., в дыхательных центрах, сосудодвигательных и т.д. под влиянием внутренних раздражителей, как, напр., крови, непосредственно возбуждающей эти центры, помимо всякого влияния на чувствующие нервы. Эти аутоматические И. могут возникать и в периферических центрах, расположенных в сердце, кишечных стенках и т.д., и обусловливать аутоматические, периодические сокращения этих органов и, наконец, 3) рефлекторные или отраженные импульсы, возникающие в нервных центрах как центральной, так и периферической нервной системы, под влиянием прилива к ним центростремительных возбуждений, направляющихся к ним по чувствующим нервам со всевозможных чувствующих точек тела, включая сюда и органы чувств. Примером действия для волевых И. могут служить, напр., произвольные действия нормальных животных; для аутоматических И. - дыхательные движения, сердечные биения и т.д., а для рефлекторных И. - отраженные движения обезглавленных животных, реагирующих на раздражения, напр., кожи. Возникновение нервных И. в нервных центрах, так же как и проведете этих И., или, другими словами, акта нервного возбуждения, по длине нервных волокон не сопровождается никакими морфологическими изменениями ни центров, ни волокон, и, следовательно, процесс как возникновения, так и пробегания нервного И. в сфере нервных элементов относится к ряду процессов молекулярных. Внешним выражением возникновения и пробегания нервного И. по нервным элементам являются электродвигательные изменения их, сказывающиеся тем, что точки, где возникает И. и где он пробегает, принимают электроотрицательное напряжение, сравнительно с точками, находящимися в покой и представляющими электроположительное напряжение. Отсюда понятно возникновение электрических токов действия при пробегании по нервам и мозгу нервных И. Нервный И. двигается по нервам со скоростью от 30 до 55 метров в секунду (Гельмгольц) , по нервным же центрам со скоростью гораздо меньшей, так как центры представляют места с несравненно большим сопротивлением для движения нервного возбуждения, нежели нервные волокна. И. Тарханов.

Импульс в физике

- Импульсом какой-либо постоянной силы (т.е. силы, имеющей постоянную величину и неизменное направление) за какой-либо промежуток времени называется в механике произведение из величины ее на величину промежутка времени. Если сила имеет неизменное направление, но величина ее P изменяется с течением времени, то И. ее за промежуток времени от момента t до момента T есть интеграл:

В тех случаях, когда сила изменяет с течением времени и величину, и направление, составляют И. проекций ее X, У, Z на оси прямоугольных прямолинейных координат, то есть интегралы: которые рассматриваются как проекции И. на оси координат; величина И. будет равна в направление его составляет с осями координат углы, косинусы которых равны соответственно:

Д. Б.

Имущество

- юрид. понятие, отличаемое теорией права от понятия вещи и совокупности вещей или благ, хотя в русских законах оба они и смешиваются. Под И. юристы разумеют всю совокупность юридических отношений личности (субъекта прав) , могущую быть оцененной на деньги, или известный комплекс этих отношений. Поэтому, в состав И. входят: а) вещи и связанных с ними юрид. отношения, увеличивающие или уменьшающие их ценность; б) обязательства, в смысле как требования, так и обязанностей; в) все остальные права и обязанности (имущественные) личности (авторские права, право участия, концессии и т.д.) . Для понятия И. не важно, превышается ли актив его, пассив или наоборот. В виде чистого остатка после ликвидации гражд. правовой деятельности лица от И. его может получиться минус, но до нее и этот минус будет с юрид. точки зрения И. - Важность этого технического понятия заключается, во-первых, в том, что с юрид. точки зрения возможен переход всей совокупности юридических отношений личности (универсальная сукцессия) или их части (сингулярная сукцессия) от этой личности к другим без изменения или нового установления каждого из старых отношений в отдельности с новыми обладателями. Таким образом, посредством одного акта переходит, как целое, наследство к наследникам, при чем наследник совершенно заменяет собой наследователя, передаются путем одного договора обязательства (права в долги) , так что новый кредитор совершенно заступает место старого, передаются вещи с связанными с ними обязательствами посредством одной сделки и т.д., так что новый владелец заменяет старого не только в праве собственности, но и в отношении к нанимателям, кредиторам и другим лицам, стоящим в том или ином отношении к вещи, хотя бы с этими последними не было заключено новых специальных соглашений. Отвлекаясь, таким образом, от определенных лиц, многие имущественные отношения сами объективируются в виде самостоятельного объекта права, получающего рыночную и вообще меновую ценность. Наиболее типичны в этом отношении ценные бумаги или бумаги на предъявителя, которые, будучи по своему происхождению обязательствами, вращаются, однако, в обороте в качестве вещей и не теряют своей ценности (не погашаются) , даже поступив обратно к лицу, их выпустившему (следовательно к тому же должнику по ним) . Другое значение этого понятия состоит в том, что в современном гражданском праве, в противоположность римскому, ему предстоит объединить разделяемые последним "объекты права": вещи и действия (а следовательно вещные права и обязательственный) в одном понятии) . Благодаря тому, что способы установления современных вещных прав и обязательственных ("вещный договор" или "передача") и способы их защиты (ограничение или полное исчезновение виндикации как на недвижимости, так и на движимости) очень тесно сближаются, техническое различие этих объектов, основанное на естественных свойствах самих объектов, делается излишним, а с ним и различение вещного и обязательственного права, сливающихся в одном понятии имущественного права. Так как русское право смешивает понятие И. с понятием вещей, то благодаря этому у нас и деление вещей (divisio rerum) приурочено к И., и поскольку в русском праве объединение вещного в обязательственного права в смысле права имущественного совершилось, постольку это деление имеет свою цену (так можно говорить об И. движимых, но не о недвижимых, так как обязательства и движимые вещи - одинаково движимое И., но недвижимыми И. являются у нас только недвижимые вещи, о благоприобретенных, но не родовых, ибо только недвижимости могут быть родовыми, тленными и нетленными могут быть только вещи, а не обязательства, точно также раздельными и нераздельными и т.д.) . Теоретическое понятие об И. в русском праве выражено в делении его на наличное и долговое, соответствующее понятию актива и пассива, хотя в общем русское право далеко еще от одного проведения этого понятия в систему всего права; поэтому и к нему деление вещей и действий, вещного и обязательственного права, еще имеет полное приложение. Б. И.

Инвалидность

- лица, сделавшиеся по каким-либо причинам неспособными к труду. При этом различают: полуинвалидов, т. е. таких, которые могут исполнять некоторые работы и не требуют постороннего за собою ухода, и полных И., ни к каким работам неспособных и немогущих обходиться без посторонней помощи. Военными И., в частности, именуются военнослужащие (преимущественно нижние чины) , сделавшиеся неспособными к службе за ранами, увечьями, болезнью или дряхлостью. Еще в древности государством принимались разнообразные меры для призрения военных И. Особенно широкое развитие этой меры получили с эпохи учреждения постоянных армий. При продолжительных сроках службы, а тем более при службе на всю жизнь, бессрочной. когда поступавший на службу порывал всякие связи с семьей и с своим сословием, вопрос о призрении неспособных оставаться в рядах армии имел огромное значение. Но с переходом к комплектованию на началах всеобщей воинской повинности это значение его само собою утратилось. Сроки службы ныне коротки; связь с семьей, с сословием, с общиной каждый отбывающий воинскую повинность сохраняет и фактически, вследствие краткости срока службы, и юридически. Из служащих по обязанности никто ныне в состояние дряхлости на службе не приходит. На обязанности государства может лежать ныне призрение только тех военнослужащих, которые потеряли способность к труду на войне или хотя в мирное время, но при исполнении обязанностей военной службы, вследствие ран, увечья и лишь иногда вследствие расстройства здоровья.

В древней Греции военные И. вместе с семействами содержались на счет республик. Римляне давали И. земельные участки и назначали в их пользу часть добычи, а впоследствии денежное содержание. В средние века обязанность призрения военных И. была возложена на монастыри (во Франции и в Англии) . В Испании, а затем в Англии и Голландии, еще в средние века начали назначать раненым и увечным военными. пенсии и единовременные вспомоществования. С XVI ст. во Франции м-рям определены за призрение И. особые от казны пособия. Но после учреждения инвалидного дома в Париже (Hotel des invalides) выдача пособий монастырям была прекращена, и все пособия обращены на содержание инвалидов в этом доме. Особую заботливость об И. проявил Наполеон 1: своих ветеранов он поставил в почетное положение и в армии, и в обществе и делу призрения дал вообще прочную организацию, после наполеоновских войн во Франции, а по ее примеру и в других европейских государствах, появились особые инвалидные роты, т. е. команды, в которые назначались сделавшиеся неспособными к строевой службе нижние чины. Роты эти размещены были по разным городам и служили, отчасти, местами призрения раненых, увечных, дряхлых и больных нижних чинив, а отчасти воинскими частями, исполнявшими разнообразные обязанности внутренней службы. В настоящее время инвалидных рот во Франции вовсе не существует. В Пруссии в 1887 г. оставалось еще 6 инвалидных рот, на 100 - 120 человек каждая, и одна дворцовая гвардейская инвалидная рота. В России указом 3 мая 1720 года Петр повелел всех офицеров и нижних чинов, которые, по удостоверению военной коллегии, окажутся неспособными в службе за ранами, увечьями или старостью, определять на жительство в м-ри и богадельни, и выдавать им пожизненно содержание по гарнизонным окладам. Через 2 года, однако, вследствие многочисленности И., указом 12 апреля 1722 г. содержание им было уменьшено, причем право на получение его сохранено было лишь за действительно поселившимися в м-рях и богадельнях. Но еще через два года, указом 6 февраля 1724 г., из этого ограничения были изъяты женатые И., так как они не могли поступать в монастыри. Екатерина II, в 1764 году, одновременно с изданием штатов для монастырей и с обращением большинства монастырских имений в казну, определила впредь И. в м-ри не высылать, а водворять на жительство в особо указанные города. Водворенные на жительство в эти города И. получали жалованье по особым окладам, на что ассигновывалось ежегодно по 80 т. руб., и в первое время по водворении квартиры по отводу с натуре - офицеры в течете первых 3 лет, а нижние чины в течение 6 лет. Затем, в самом конце XVIII ст., при гарнизонных батальонах образованы были инвалидные роты. Инвалидные роты и команды получили определенную организацию в 1811 г. Все И. были разделены на три разряда: подвижных, служащих и неслужащих, или неспособных. И. каждого разряда образовывали особые команды, находившиеся в подчинения командирам батальонов внутренней стражи. Команды служащих и неслужащих И. (последние в 1823 г. были расформированы) находились во всех уездных городах. Команды И. первого разряда, или подвижные инвалидные роты, вначале предназначены были для службы при госпиталях, но впоследствии стали учреждаться также в ведомствах дворцовом, провиантском, комиссариатском, горном и др., в крепостях и при округах военных поселений. К концу царствования Николая 1 всего инвалидных команд было: гвардейских инвалидных рот - 15, подвижных инвалидных рот разных ведомств и наименований - 1041/4 (в том числе 5 соляных) , уездных инвалидных команд - 564 и этапных - 296. В 1862 г. И. были переименованы в неспособные, а в 1864 г., с упразднением корпуса внутренней стражи, упразднены были и инвалидные команды. Взамен их образованы были уездные, этапные, госпитальные и других наименований команды, которые уже отнюдь не имеют характера места призрения. Наименование "инвалидные" сохранили только особые команды, состоявшие до начала 80-х годов при каждой гвардейской части. С упразднением инвалидных команд, неспособных положено было направлять в особые сборные команды при некоторых губернских батальонах. Сборные команды в 1874 г. тоже были упразднены. С тех пор неспособные к строевой службы оставляются при своих частях, но назначаются на нестроевые должности. Сделавшиеся же вовсе к службе негодными - увольняются. Из них, согласно уст. о воин. повин. 1874 г., правом на призрение пользуются лишь такие нижние чины, которые сделались неспособными во время состояния на действительной службе, или хотя после увольнения в запас, но вследствие ран, увечий или болезней, понесенных во время действительной службы, или получившие увечья во время учебных сборов (ст. 33 уст. о воин. пов.) . Неспособные к личному труду, в случае неимения собственных средств к жизни, а равно родственников, желающих принять их на свое иждивение, получают от казны по 3 р. в месяц. Требующие же постороннего ухода размещаются по богадельням и благотворительным заведениям, а в случае неимения в них свободных мест, поручаются попечению благонадежных лиц, с платою от казны стоимости содержания призреваемого, но не свыше 6 р. в месяц. Право на пособия в том же размере сохраняют также до настоящего времени пришедшие в дряхлость отставные нижние чины, служившие по прежнему рекрутскому уставу и получившие отставку не позднее 1868 г. К.-К.

Инвариант

- особое обозначение в математике. Если над целым однородным алгебраическим выражением с двумя переменными х1, и х2 совершено линейное преобразование, т. е. если вместо х1, поставлено a1х1+ a2х2, а вместо х2 поставлено b1х1 + b2х2, то получается новое выражение, которое останется однородным. Оба выражения назыв. алгебраическими формами и второе есть форма преобразованная относительно первого. Выражение, однородное относительно коэффициентов основной, формы, называется И. в том случае, если при замене коэффициентов основной формы соответствующими коэффициентами формы преобразованной, выражение изменится лишь на множитель, который равен какойнибудь степени модуля преобразования a1b1-a2b1. Учение об И., вследствие частого приложения к различным математическим исследованиям, получило большое развитие и в настоящее время составляет самостоятельную отрасль чистой математики. Первоначально теория И. имела приложение только при исследовании свойств чисел, но по мере своего развития эта теория получила большое значение в новейшей геометрии и представляет важное орудие также при исследовании теории уравнений. Теория И. создана трудами, главным образом, английских математиков Келэ и Сильвестра; из математиков континента ею занимались Аронгольд, Клебш, Эрмит и др. Символическое обозначение И, введено Клебшем. Если имеется квадратичная форма a0х12 + 2a1х1х2 + a2х22, то И. ее будет a12 - a0a2 и означается через (ab) 2.

В. В. В.

Ингаляция

, ингаляционный способ лечения (лат. Inhalare - вдыхать) способ вдыхания лекарств в виде газа, пара или дыма. И. можно произвести так, чтобы лекарственное вещество смешалось с воздухом помещения, в котором находится больной, либо так, чтобы вещество это проводилось непосредственно к дыхательным органам посредством особых аппаратов. В первом случае употребляют газы, либо вещества, который улетучиваются уже при обыкновенной tё, либо такие, которые нагреваются или сжигаются в открытых сосудах; сюда относятся: И. газов, как напр. углекислоты, сероводорода (в особых, для этой цели устроенных залах при минеральных источниках) , И. эфирных масел, бальзамов, смол, уксуса, брома, пиридина, а равно паров селитряной бумаги, белладонны, листьев дурмана, нашатыря. Во втором случае те же либо др. лекарственные вещества вводятся посредством водяного пара или распыления, посредством различных аппаратов. Газы, получаемые искусственным путем (наприм. закись азота) , точно также и смеси их с атмосферным воздухом, собирают в мехи, в каучуковые мешки или в металлические приемники (газометры) , и вдыхание совершается посредством каучуковой трубки, снабженной мундштуком. Легко улетучивающиеся жидкие вещества (углеводороды, эфир, хлороформ) наливаются на полотняную тряпку или на вату, находящуюся в бумажной воронке, или, чтобы облегчить испарение, на полотно, натянутое на металлическую рамку (маска для хлороформа) , и эти несложные аппараты подносят к носу или рту больного. Можно также наполнять смоченными компрессами из ваты стеклянные трубочки или гусиные перья и "курить" их на подобие папирос. Твердые, легко улетучивающиеся вещества (камфара, камфарные папиросы - cigarettes camphrees) вдыхают таким же образом. Твердые вещества, вернее газы, получающиеся при сжигании твердых веществ, вдыхаются на подобие табачного дыма (папиросы и трубки, наполняемые табаком, красавкой, индийской коноплей, опием, дурманом) . Другие твердые лекарственные вещества разогреваются в закрытых сосудах, а пары их вдыхаются посредством трубки и мундштука (каломель, киноварь, мышьяк) . Для пользования водяными парами летучих веществ употребляют сосуд с кипятком, который покрывают воронкою и из трубки последней вдыхают пары. Для местного лечения слизистой оболочки дыхательного аппарата чаще всего употребляют с большим успехом И. жидкостей, распыленных пульверизатором. Для И. употребляют антисептические вещества, вяжущие, щелочные соли, специфически действующие средства (сулема, Йодистый калий) ; реже наркотические вещества, ароматические настои. Эти лекарства употребляются для И. в водном, реже в слабом спиртном растворе, но не в форме эмульсии; наркотические же и сильнодействующие средства преимущественно употребляются в очень разведенных растворах.

Ингредиент

(Ingrediens) - составная часть какой-либо смеси; термин всего чаще употребляемый относительно лекарств.

Инд

(санскрит. Sindb, Sindhn, т.е. река) - главная река на З Индии, начало берет в Тибете под 32ё сев. шир. и 81ё30\' вост. долг. (от Гринвича) , на высоте 6500 м., на сев. склоне горы Гаринг-боче, близ сев. оконечности оз. Манассаровар, к 3 от которого находятся истоки Сетледжа, а к В - Брамапутры. Верхнее течение И. направляется на СЗ, после 252 км. течения он принимает слева р. Гарток или Гаттанг-чу, которая стекает с зап. склона Гаринг-боче, после чего И., под именем Сингхка-баб (Singh-ka-bab - Львиные ворота) , прорезывает плоскогорье, а у прохода Ла-Ганс-Киель вторгается в узкую долину, отделяющую Куэнлунь от Гималайских гор, протекает чрез Ладак, ниже столицы его, города Лех, принимает на высоте 3753 м. стремительный Занскар, затем приток Драс и вступает в Балтистан, где в него справа впадает Шайск. спускающийся с гор Каракорума, и где И. получает название Аба-Синд, т. е. отец рек. Несколько выше Искардо или Скардо, столицы Балтистана, И. принимает справа Шигар, а затем и ряд других горных притоков. От Скардо И., на протяжении 135 км., течет на ССЗ, под 74ё50\' вост. долг. поворачивает на ЮЗ и вслед затем принимает справа Гильгит. Несколько ниже И. устремляется в ущелье Гималайских гор, глубиною в 3000 л, где прежде полагали "истоки Инда", хотя река находится в этом месте на расстоянии слишком 1300 км. от своего действительного начала. По выходе из гор, И. разливается сначала в широком русле, среди обширной равнины, бывшей некогда озером, и соединяется с р. Кабул, значительнейшим из своих прав. притоков; здесь ширина И. 250 м., глубина же: в половодье 20 - 25 м., а в мелководье 10 - 12 м. Несколько ниже И. ударяется о скалы, от которых город, защищающий переход через реку, получил имя Атток (задержка) . Отсюда река на протяжении 185 км. снова должна пробираться длинным рядом ущелий между крутыми каменными стенами, пока, наконец, по выходе из ущелья Кал (р)абахского или Черного Сада, И. окончательно покидает область гор и длинными извилинами змеится по равнине, окаймленной боковыми потоками или рукавами и ложными реками, указывающими прежние русла главной реки. Здесь И., не получая значительных притоков, постепенно уменьшается от испарения до Митхан-кота, близ которого принимает снова Панджнад (д), образовавшийся из слияния Джилама, Чинаба, Рава и Сетледжа, верхнее течение которых вместе с И. образует знаменитый Пенджаб (Пятиречье) ; при слиянии с И. Панджнад имеет в ширину 1700 м., тогда как ширина самого И., при равной глубине (4- 5 м.) , не превышает 600 м. Выше г. Рори, в области Синд, где И. поворачивает на Ю. от него отделяется рукав Нарра (Восточная Нарра) , который течет по пустыне на ЮВ, но моря достигает лишь в половодье; некогда Нарра, по-видимому, служил главным руслом И. Другие ложбины, широкие и глубокие, свидетельствуют о беспрестанных блужданиях реки, искавшей наиболее удобного пути к морю. Изучение этой местности приводить к заключению, что И. постоянно подвигался все далее и далее от В к 3 или в силу качательного движения почвы в этом направлении, или вследствие вращения земного шара, заставляющего реки сев. полушария уклоняться вправо от нормального направления. Это постепенное перемещение И. к 3 приводить к тому, что соседние, лежащие на В от него, местности все более и более иссушаются, и многие пресноводные потоки, отделяясь от главной реки, превращаются в соляные озера. У Хайдарабада, в 150 км. от моря, начинается дельта И., образующая треугольник в 8000 кв. км., основание которого тянется на пространстве 250 км. вдоль берега Аравийского моря. Число устий И. невозможно определить с точностью, так как с каждым половодьем оно изменяется. В течение этого столетия и главное русло много раз переменяло место. В настоящее время истинным руслом реки сделался Гаджамро, ветвь дельты, где еще около средины нынешнего столетия могли пробираться только маленькие челноки; он впадает в море под 24ё6\' сев. шир. и 67ё22\' вост. долг. Длина И. - 3180 км., бассейн его занимает 960800 кв. км.

По обилию своих вод, И. одна из значительных рек Азии, хотя и уступает в этом отношении другим южноазиатск. большим рекам: Янтсекиангу, Меконгу, Иравадди, Брамапутре и Гангу; в секунду И. катит: в период половодья 17500 куб. м., в период мелководья 1156 куб. м., средним числом 5500 куб. м. Это одна из самых мутных рек в мире. Вода ее содержит каменных обломков и землистых частиц, илу и песку в половодье в количестве 1/229 ее веса или 1/410 объема, а в мелководье в количестве 1/588, и 1/1034. В течение года И. вносит в море 124 мил. куб. м. твердых частиц, количество, достаточное для образования острова в 180 кв. м. и в 1 м. высоты. Тем не менее дельта И. мало выступает за нормальную линию берега, что должно быть приписано береговому морскому течению: приливная водна, гонимая юго-зап. муссоном, направляется на С к Карачи, захватывает приносимые И. землистые вещества и разбрасывает их вдоль морского берега. Наклон И. составляет от истоков до Аттока 6 - 7 м., а отсюда до устья лишь 0, 33 и. на каждые 1, 5 км. течения. Половодье наступает дважды в год: медленно и равномерно в марте от таяния снегов, стремительно и неравномерно в период летних дождей. И. судоходен с Аттока до устьев на протяжении 1515, 5 км., но ни одно из его устьев недоступно для морских судов, вследствие чего пароходство на И., которое началось в 1835 г., не имеет особого значения. Вообще, торговля на И. незначительна; нет на нем и крупных торговых центров, а те торговые города его дельты, которые стоять на том или другом из временных рукавов, должны были переноситься, сообразно блужданиям главного русла. Так, Шах-Бундар (царский порт) , некогда служивший стоянкою для военных флотов, остался далеко внутри материка, к В от нынешнего течения; точно также покинуты были рекою города Гора-Бари или Виккар и Кети, который дважды переносился. Ныне гаванью И. считается Карачи, к которому проведена, параллельно реке, железная дорога, разветвляющаяся по всему Пенджабу, что еще более ослабляет значениe И., как торгового пути. Стратегическое значение имеют железнодорожные мосты при Аттоке и Саккар; первый соединяет с Индией Пешавар, второй - проход Болан и Квету.

Индейки

(Meleagris) - род птиц из отряда куриных семейства гокко (Cracidae) . Голова и передняя часть шеи голые, бородавчатые с мясистыми лопастями у основания верхней половинки клюва и на горле; некоторые перья передней части груди щетинистые; 3-е маховое длиннее всех, хвост 18-ти-перый, широкий и может подниматься, плюсна длиннее среднего пальца с короткой, тупой шпорою. 2 вида крупных птиц, водящихся в лесах Америки от центральных и восточных штатов Сев. Америки на Ю до Гватемалы. Североамериканская И. (М. gallopavo) считается родоначальником домашней, другие считают последнюю потомком мексиканской И. (М. mexicana) . Верхняя сторона сев. американской И. буровато-желтая с металлическим блеском, перья с черными каемками, нижняя часть спины и кроющие перья хвоста бурые с зелеными и черными полосками; нижняя сторона от желтовато-бурого до буровато-серого цвета; маховые перья черно-бурые с более светлыми полосками; хвост бурый с черными волнистыми полосками; голова и передняя часть шеи голубые, бородавки красные, ноги красные или фиолетовые; на груди пучок щетинистых перьев, похожих на конский волос. Самка бледнее окрашена и меньше. Длина самца 100 - 110 см, самки 85 см. Водится в лесах Сев. Америки, питается орехами, зернами и различными плодами, а также насекомыми. Гнездятся на земле; в апреле самка кладет от 10 до 15 и даже 20 яиц и самоотверженно охраняет их. Дома индюки нередко соединяются с домашними самками, птенцы получаются при этом лучшего качества, чем от домашних индюков. Дикая индейка служит предметом ревностной охоты, как ружейной (к самцам подкрадываются на току) , так и ловушками. Последняя облегчается крайней глупостью птицы. В Европу первые И. были привезены в 1524 г. (в Англию) . В средней Америке живет несколько меньший вид, отличающийся великолепным цветом перьев павлиновая И. (М. ocellata) . Шея, верхняя часть спины и нижняя сторона зеленые; нижняя часть спины и надхвостье голубые с зеленым блеском; все перья с золотисто-зеленой каймой; верхние кроющие перья хвоста с великолепными зелено-голубыми глазчатыми пятнами; маховые перья с белыми полосками, рулевые красновато-серые; голова и шея голубые с красными бородавками. Павлиновая И. составляет, подобно обоим остальным видам, предмет деятельной охоты.

Индейка и индюк - один из распространенных видов домашних птиц. Привезены во Францию и Англию в 1524 г. и немного раньше в Испанию (отсюда название: "испанские куры") .Встречаются в диком состоянии в американских лесах по берегам Миссури и Миссисиппи, где отличается значительной величиною (самцы весят до 60 фн.) . Драхва или дрофа, водящаяся у нас в степной полосе, тоже дикая И. курица. В хозяйствах разводят несколько разновидностей при чем главным образом обращается внимание на величину; оперение и окраска перьев имеют второстепенное значение.1) Черные норфолькские И. куры, у которых на хвосте и спине перья оттеняют в темно бурый цвет, цыплята же - "индюшата" - имеют около головы белые пятна; ноги у них черные, рост средний, вес 35 - 40 фн., (у обыкновенных - 18 - 22 фн.) . 2) Американские бронзовые, прекрасного сложения с бурым оперением, отливающим бронзовым, фиолетовым и пурпурным оттенками; вес 26 - 40 фн. 3) Кембриджские или голландские - оперение черное с голубоватым, весьма блестящим, отливом; у цыплят буровато-серые пятна. Разновидности: медного цвета, красновато-бурые, серые и белые, иногда с черными концами перьев на хвосте; белые разводятся предпочтительней перед другими во Франции, в следствие замечательной нежности и приятного вкуса мяса) и 4) хохлатые английские с перистым стоячем на голове у самок и висящим у самцов холмом, длиною до 15 - 18 см. И. куры вообще, и в особенности молодые, весьма чувствительны к холоду сырости и потому разведение их идет успешно только в теплом и умеренном, более сухом, климате, где они зимой могут содержаться в хорошо проконопаченных, хотя и не отопляемых, курятниках, защищенных от северных ветров. Корм их состоит из зерен гречихи, овса и ячменя, размоченного в воде черного хлеба, вареного картофеля и разной зелени. И. куры охотно едят сырое и вареное мясо и, находясь в поле, на пастбище, много истребляют червей, гусениц, жуков, куколок насекомых и даже полевых мышей и лягушек, чем могут быть полезны садам (где нет ягодных кустов) и огородам. Если вблизи пастбища нет леса, где бы И. куры могли бы укрыться от непогоды, то устраивают особый для того навес; нельзя допускать пастись И. кур там, где растет ятрышник (Orchis) и наперсточник (Digitalis purpurea) . Дворик возле курятника должен быть возможно просторнее; так как И. куры отличаются неуживчивым характером, то в каждом отделении курятника следует помещать не более 30 - 35 И. кур, с 3 - 4 самцами (на индюка считают 8 - 12 И. кур) . Индейка старше 5 лет и индюк 4 лет не пригодны на племя. Носка яиц, весною и осенью, ежедневно до полудня, или через день, всего 12 - 25 штук; они темновато-сливочного цвета и весят, каждое, в среднем, ок. 33 зол. Яйца осенней кладки редко употребляются для высиживания, потому что поздно выведенных индюшат весьма трудно вырастить. По окончании носки яиц подкладывают под каждую И. 12 - 17 яиц. Это одна из лучших наседок между домашними птицами, отличающаяся замечательным терпением. Страстью И. кур к насиживанию часто пользуются хозяева (особенно французские) , заставляя ее 2 - 3 раза в год высиживать как из своих, так и из куриных или утиных яиц, которых подкладывают по 20 и более штук. Через 28 - 30 дней начинают вылупляться из яиц индюшата; их сажают в мягкоустланный внутри ящик и переносят в теплое место (не меньше +15 Р.) . Кормить их начинают со второго дня мелко изрубленными, круто сваренными яицами, затем сваренным рисом или белым хлебом, размоченным в молоке, с помесью мелко изрубленной молодой крапивы, обваренной кипятком и т. п., пить же воду дают только с пятого дня. Чем разнообразнее корм, тем лучше растут и развиваются индюшата. С трехнедельного возраста переходят на более грубый корм зерном (лучше всего просом) , с небольшим количеством конопляного семени и муравьиных яиц; в это же время можно начать выпускать их на двор для непродолжительной прогулки, но следует опасаться как сильного летнего жара, так и в особенности дождливой и сырой погоды, потому что индюшата тогда сильно подвержены простуде, отчего часто умирают целыми выводками. Около двухмесячного возраста они оперяются и у них образуется характерная голая, бородавчатая кожа на голове и шее; затем они становятся много выносливее и сильнее и могут уже выгоняться в поле для пастьбы вместе со взрослой птицей. В 6-шестимесячном возрасте индюшата достигают полного развития в росте. Осенью происходит сортировка их: одни остаются на племя, другие поступают на откармливание естественным и искусственным или насильственным способом. При первом, помещают их в особом курятнике и кормят питательным и нежным, возможно разнообразным кормом до самого дня убоя, вареным, тертым картофелем, смешанным с овсяною, гречишною или ячменную мукою, зернами пшеницы. Для откармливания по второму способу сажают И. кур в особые ящики с решетчатым дном в задней части и с начала кормят некоторое время как обыкновенно, потом же насильственно. С последней целью приготовляют из пшеничного или ячменного теста продолговатые катышки, величиною с большой палец руки, которые смачивают теплой водой, или снятым молоком, и три раза в день, по 5 - 6 штук, пропихивают пальцем в горло И. кур. Чтобы придать особый специальный вкус мясу откармливаемых И. кур, к обыкновенной их пище прибавляют растертые желуди, или каштаны, смешанные с мукой, или кормят их грецкими орехами, постепенно увеличивая число их до 12 шт., после чего количество даваемых орехов в том же порядке начинают уменьшать. При насильственном откармливании И. кур можно пользоваться и особыми, предложенными для этой цели, аппаратами, непременно соблюдая общее правило: а) постепенность в порциях корма - сперва увеличение их и затем такое же уменьшение и б) убивание тех птиц, у которых обнаружится затруднительное от ожирения дыхание. Откармливание продолжается 21 - 40 дней; убой производится в ноябре, при чем И. куры, предназначенный к дальней перевозке, замораживаются. Помет И. (до 27 фн. ежегодно) служит хорошим удобрением. Ср. "Наставление к разведению и содержанию И. " (изд. редакции "Трудов Имп. Вольн. Экон. Общ. ", 1856) ; В. Гамм, "Индейския куры, их разведение, содержание и откармливание" (перев. Вл. Левинского, 1875) ; Г. Воронов, "Наставление к разведению индеек" (2-е изд., 1892) и др.

Дикие И. бывают ростом до 31/2 фт. и весят 30 до 60 фн. Мясо И. хотя не столь нежно как куриное, но питательнее. Самка вкуснее самца и потому выбирают первую чтобы начинять ее каштанами и трюфелями. Старые И. годны только для выварки из них супов и бульонов. Дикие И. питаются желудями, ягодами и плодами; мясо их вкуснее домашних. Мясо И., снятое с костей, приготовляют en danbe и для сего свертывают мясо в рулет и душат его или готовят И., начиненную фаршем, фисташками и пр. Д. К.

Индекс

(лат.) - список, реестр, указатель, в частности указатель книг, запрещенных католическою церковью (index librorum prohibitorum) . Уже в первые века христианства явилась мысль о составлении списка канонических книг, а в конце V века папа Геласий опубликовал от имени римского собора декрет, в котором перечислены те патристические сочинения, которые принимает церковь, а затем приведен список апокрифов и сочинений еретических; об авторах этих сочинений (среди которых встречаются сочин. Тертуллиана, Климента Александрийского, Лактанция, церковная история Евсевия Памфила, соч. Оригена) и последователях их в декрете сказано, что они подвергнуты на вечные времена анафеме и осуждены, но общего запрещения читать эти сочинения не высказано. В средние века подвергались осуждению некоторые отдельные сочинения (книга Иоанна Скотта: "De divisione naturae", соч. Абеляра, Эккарта) , констанцский собор 1415 г. определил воспретить чтение сочинений Виклефа и Гусса, а самые книги предать огню. С изобретением книгопечатания и возникновением реформационного движения католическая церковь устанавливает предварительную цензуру и все чаще прибегает к запрещению книг. Вормский эдикт 1521 г. запрещает продавать, покупать, списывать, печатать или защищать все сочинения Лютера на каком бы то ни было языке. Аналогичные распоряжения относительно сочинений известных авторов изданы были в Нидерландах Карлом V, в 1524 - 40 годах, а в Англии Генрихом VIII и английскими епископами в 1626 - 55 гг. Первый же каталог книг, приближающийся по своему характеру, объему и распорядку к И. в собственном смысле, издан был, по повелению Карла V, лувенским богословским факультетом в 1546 г.; в 1550 и 1558 гг. появились новые каталоги того же факультета. В 1542 г. парижская Сорбонна выхлопотала себе у парламента право составлять список книг, которые она находит полезным запретить; такие списки Сорбонна и опубликовала в 1544, 1647, 1551 и 1656 гг. В Испании генерал-инквизитор Фернандо Вальдес в 1551 г. обнародовал лувенский каталог 1550 г., а в 1554 г. издал каталог, им самим составленный и замечательный тем, что это был первый экспургационный И., так как им приказывалось некоторые книги (различные издания Библии) отбирать у владельцев, а потом по исправлении (expurgatio) снова возвратить их последним. В Италии каталоги запрещенных книг издавались местными властями, напр. в Лукке (1545) , в Венеции (1549) и Милане (1554) . Первый же И., обнародованный под этим названием (index autorum et librorum) от имени папы, появился в Риме в 1559 г. и был изготовлен инквизицией по поручению папы Павла IV. И. изложен в алфавитном порядке и разделен на три класса: к первому отнесены авторы, все сочинения которых, как уже ими написанные, так и имеющие появиться в будущем, запрещены, хотя бы в произведениях их о вере и религии совсем не было речи; ко второму классу отнесены авторы, у которых лишь некоторые сочинения запрещены, а к третьему классу анонимные сочинения, содержащие вредные лжеучения. Некоторые книги в этом И. запрещены не безусловно, а с оговоркою: donee corrigatur (пока не будет исправлено) или другой какой-либо в этом роде; это значит, что употребление этих книг дозволено под условием, чтобы известные места в них были в существующих экземплярах изглажены ("экспургированы") или поправлены пером, а в новых изданиях - опущены или изменены. Наконец, И. Павла IV насчитывает 61 типографа, все издания которых, кто бы ни был их автор, запрещены ввиду того, что "типографы эти доселе занимались печатанием еретических книг". И. Павла IV подвергнут был пересмотру в особой комиссии при Тридентском соборе, при чем многие книги были исключены из И. Тридентский И. (Index Tridentinus) послужил основой для всех последующих папских И., заключавших в себе все новые добавления: Климента VIII (1596) , Александра VII (1664) , Бенедикта XIV (1758) ; новейшее издание папского И. вышло в 1892 г. Независимо от римской курии, испанская инквизиция издала в XVII и XVIII вв. ряд И. Наряду с церковью и светское правительство издавало аналогичные И. Таковы австрийские "Catalogi librorum prohibitorum", публиковавшиеся с 1754 г. (последнее нем. издание 1816 г.) и баварский "Catalogus", 1770 г.

Составлением и пополнением папского И. заведует инквизиция совместно с состоящею при римск. курии особою И. конгрегацией (соngregatio indicis) , учрежденной папою Пием V в 1571 г. Конгрегация имеет в своем распоряжении известное число доносчиков (delatores) и консультантов, среди которых должны быть и богословы, и юристы, и лица, сведущие в светских науках. В действительности постоянно раздавались жалобы на невежество папских цензоров. В 1882 г. И. конгрегация состояла из 36 кардиналов, 39 консультантов и 5 доносчиков. Кроме того 25 консультантов состояло при инквизиции. И. требует, чтобы книгу, подвергшуюся запрещению, ни один католик не читал, не держал у себя, не перепечатывал, под опасением отлучения. Впрочем, со времени Пия IX эта столь суровая кара грозит лишь тем ослушникам И., которые оказываются виновными в чтении книг, написанных в защиту ереси или запрещенных особыми повелениями папы. Католик, у которого находится книга, внесенная в И.; обязан доставить ее местному епископу или инквизиции, - последняя должна такие книги сжигать. Разрешение читать запрещенные книги в прежние столетия давались папой с величайшим трудом и то только ученым, которые поставили себе задачей опровергать изложенные в них лжеучения; даже высшие сановники церкви, как напр. генерал ордена Иезуитов, могли читать внесенные в И. книги лишь с особого разрешения папы. В настоящее время епископы, в качестве уполномоченных папы, могут дозволить чтение запрещенных книг священникам, которые выказывают особенную заботливость о спасении душ своей паствы; миряне, желающие добиться того же права, должны обращаться за разрешением к папскому престолу. Запрещенные книги эти лица обязаны держать под замком. Впрочем, практическое значение И. имел лишь в тех странах, где была инквизиция. Во Франции запрещения книг, исходившие от инквизиции и от И. конгрегации, не признавались обязательными. Практическое значение И. ослабляется еще тем, что знакомство с содержащимися в нем запретами даже среди образованных католиков далеко не распространено в той мере, как это требуется папскими постановлениями. Даже высшее католическое духовенство иногда обнаруживает недостаточное знакомство с И. Наконец, и по внутреннему своему содержанию И. оказывается несостоятельным, ибо характерная черта И. это - случайность и непоследовательность в запретах: одно здесь запрещено, другое нет, ничтожное подвергнуто каре, о важнейшем умолчано.

В истории И. можно отметить два главных периода: в первом периоде, обнимающем эпоху до конца XVI в., борьба римской церкви направлена против реформации, во втором же периоде рим. церковь, при помощи И., ведет борьбу, главным образом, против различных неугодных церкви направлений в самом католичестве. Из трудов католических писателей всего чаще подвергались запрещению церковно-исторические сочинения, даже такие, как труды Барония, Александра Наталиса, Мембурга, Дюпеня, Флери, Мабильона, а в новейшее время Пихлера, не говоря уже о Геттэ. Даже некоторые тома Acta sanctorum балландистов попали в И. Запрещались и сочинения таких католических писателей, как Фенелон (соч. его о "Мистицизме", оспоренное Боссюэтом) . Согласно общим воззрениям католич. церкви, заносились в И. и переводы Библии на народные языки. На И. отражались различные перемены в воззрениях католической церкви. Так в XVII в. И. запрещал сочинения, защищавшие учение о беспорочном зачатии Девы Марии, а с 1854 г., когда папа Пий IX возвел это учение в догмат, в И. стали заноситься книги, его оспаривающие. Из богословских трудов православных писателей в И. занесено весьма немногое: история флорентийского собора Сильвестра Сиропула, опровержение власти папы в церкви, Иepycaлимского патриарха Нектария, письма константинопольского патриарха Кирилла Лукариса, а из новейших - сочинение гр. Д. А. Толстого: "Римский католицизм в России", появившееся на французском языке в 1864 г., а в И. занесенное в 1866 г. с редкой аттестацией: opus praedamnatum - аттестация, которая выдается в И. лишь сочинениям самых страшных еретиков. Из протестантских богословов XVIII и XIX в. упоминается в И. Мосгейм, "Жизнь Иисуса" Штрауса, но нет главы тюбингенской школы Баура. Впрочем, относительно протестантских авторов (по католической терминологии еретических) второе правило Тридентского И. содержит общее запрещение всех их сочинений, относящихся к религии. Но особенно непоследовательность запретов И. проявляется по отношению к наукам небогословским. На философскую литературу И. обращал достаточно внимания лишь в прежнее время. Из сочинений Декарта запрещены не все и то с оговоркою: doneс corrigautur; Малебранш запрещен безусловно; Кант запрещен в переводе, а об оригинале И. умалчивает; о Лейбнице, Вольфе и Гегеле не упомянуто; Конт запрещен, Литтре - нет. Много внимания уделено историч. литературе, но опятьтаки безо всякой системы. Из новейших франц. исторических сочинений попали в И. не только труды Ренана, но и исследования Обэ о гонениях христиан при рим. императорах, хотя одно из них могло на русском языке появиться в одном из наших духовных журналов. Из естественных наук наибольшим нападкам подвергалась астрономия. Лишь в 1823 г. инквизиция формально объявила - в противоречие с прежними воззрениями католической церкви, - что в Риме дозволено печатание книг, в которых изложены суждения о движении земли и неподвижности солнца, после чего, при издании И. 1835 г., из него исключены были имена Коперника, Кеплера и Галлилея. В И. приводится зоономия Эразма Дарвина, а сочинения знаменитого внука его Чарльза Дарвина не упомянуты. Из политических писателей запрещен Маккиавели. Из поэтических произведений запрещены, с оговоркой doneс corrigatur: "Декамерон" Боккаччио, "Неистовый Орланд" Ариосто, "Божественная комедия" Данте. Из новейших поэтов и беллетристов в И. занесены: Гейне, оба Дюма, Э. Сю, Жорж Санд, Бальзак, Флобер; нет Зола и др. представителей реалистической школы. Ср. Fessler, "Das kirchliche Bucherverbot" (Вена, 1858) ; Reusch, "De Index der verbotenen Bucher"; его же, "Die Indices librorum prohibitorum des 16 Jahrh. gesammelt und herausgegeben". В древнерусской письменности существовала статья о книгах истинных и ложных, которой в нашей ученой литературе часто дается название И. А. Я.

Индивидуализм:

1) теоретический (метафизический) - признание самостоятельного и пребывающего существования индивидуальных психических единиц, не поглощаемых и не упраздняемых общим мировым единством в той или другой его форме. Типичным представителем такого воззрения в философии следует считать Лейбница, с его монадолоrиeй. 2) И. практический - вообще утверждение и отстаивание человеческой индивидуальности против различных естественных и исторических групп и учреждений, могущих ее подавлять. В более тесном смысле практический И. означает сознательное стремление (возводимое в более или менее последовательную доктрину) к тому, чтобы единичные человеческие существа стали безусловными господами своей жизни, с освобождением их от всяких принудительных общественных связей. В этом смысле И. противополагается с одной стороны традиционному строю церковному, государств. и национальному, а с другой стороны - тем коммунистическим учениям, которые хотят заменить этот традиционный строй иным, более рациональным, но столь же (а в иных сферах и еще более) принудительным. Относительно же первого И. имеет относительное, историческое оправдание именно в тех случаях, когда данная часть человечества духовно переросла налагаемые на нее извне принудительные связи. Но в принципе отрицательный И. основан на недоразумении. Общественность есть неотъемлемое свойство человека, как такого; люди никогда не существовали и не могут существовать в виде отдельных изолированных единиц, а с другой стороны прогресс человечества состоит в том, что первоначальные инстинктивные связи (в диком или естественном состоянии) , превратившись сперва в принудительные учреждения (внешняя цивилизация) , затем все более и более приближаются к идеалу внутреннего единства по нормам правды и добра (царство нравственного порядка) . Таким образом, нет никакого основания противополагать, в принципе, индивидуальный элемент общественному, как два враждебные и исключающие друг друга начала. Единичное лицо имеет, в меру своего собственного внутреннего содержания, высшее право против общественной неправды, но не против общества как такого, без которого само это лицо не могло бы существовать и всякое его право лишено было бы смысла. В нормальном состоянии человечества, к которому идет история, индивидуальный и общественные элементы совмещаются в сознательной нравственной солидарности, не ограничивая, а восполняя друг друга. Вл. С.

Индивидуальность,

в самом широком смысле - отличительная особенность какого-либо существа или предмета, свойственная ему одному между всеми и делающая его тем, чем он есть; в более тесном смысле термин относится к одним одушевленным существам, а в теснейшем - только к единичным людям. И. есть нечто положительное и неисчерпываемое никакими отвлеченными определениями. Разум может указывать только на значение этой стороны бытия в общем ходе космического и исторического процесса. Всякое развитие есть выделение индивидуальных образований из первоначальной слитности и безразличия. Новейшая наука (особенно со времен Канта и Лапласа) все более и более стремится представить историю мира, как процесса такого развития или постепенной индивидуализации бытия. В истории человечества И. становится сознательною и самосознательною. Вл. С.

Индий

(хим.) - подобно галлию и некотор. друг. металлам, открыт (1863) с помощью спектрального анализа Рейхом и Рихтером во Фрейберге, при исследовании встречающейся там цинковой обманки. И. в свободном виде никогда не встречается, а в виде, вероятно, сернистого соединения, сопровождая цинк, и именно в обманках; он найден в обманке Шёнфельда близ Шлаггенвальда в Богемии (Кахлер) , в черной обманке Брейтербрунна в Саксонии, в так назыв. христофите (К. Винклер) и в цинке, полученном из этих обманок. Цинковая пыль - первый продукт перегонки, содержащая кадмий, почти не содержит И. по той причине, что последний менее летуч, чем кадмий и цинк, но цинк того же происхождения содержит И. до 0, 1%. Такой цинк и употребляют для получения описываемого металла, ради чего прежде всего растворяют в соляной кислоте, количество которой таково, чтобы некоторая часть цинка не растворилась; после 24 - 36 часового кипячения весь И. оказывается в осадке (вместе с свинцом, медью, кадмием, оловом, мышьяком, железом, цинком) ; прибавляют небольшое количество разведенной серной кислоты, чтобы растворить основной хлористый цинк, промывают горячей водой и обрабатывают азотной кислотой, а затем выпаривают с избытком серной кислоты, пока удалится вся азотная кислота, и фильтруют; прибавляя к раствору аммиак в водном растворе, получают в осадке окись И. с небольшим количеством железа (а также свинца, меди, кадмия и цинка) ; после промывания растворяют в соляной кислоте, прибавляют избыток кислого сернистокислого натрия и кипятят, пока выделяется сернистый газ; при этом получают в осадке сернистокислый И., который еще раз растворяют в сернистой кислоте и вновь осаждают кипячением. При прокаливании сернистокислого И. получается окись его, которая при нагревании с металлическим натрием под слоем поваренной соли дает металлический И. Это - белый, по виду похожий на платину, металл; тягуч и мягче свинца, сильно марает бумагу. Удельный вес при 16, 8ё ок. 7, 362 - 7, 420; темп. плавления 176ё.

На воздухе и даже в кипящей воде И. сохраняет свой блеск; цинк и даже кадмий выделяют его из растворов. С соляной и разведенной серной кислотами И. выделяет водород, а с крепкой серной при нагревании сернистый газ, с азотной - окись азота. Так как И. встречается вместе с цинком и кадмием и походит на них в некоторых отношениях, то сначала его относили к одной семье с ними. Но теплоемкость его (0, 057 по Бунзену и 0, 055 по Менделееву) такова, что атомный вес должен быть близок к 113 (атомная теплоемкость в среднем = 0, 056Ч113 = 6, 328) , а потому это металл третьей группы, двиалюминий, между тем как позже открытый галлий, встречающийся также в цинковой обманке, есть экаалюминий. Окись И. In2O3, образующаяся при накаливании металла на воздухе, представляет светложелтый порошок, медленно растворяющийся в холодной соляной кислоте, быстро - в горячей. В струе водорода при 300ё она восстанавливается (К. Винклер) в закись InO, обладающую пирофорными свойствами. Соли И. отвечают окиси; из растворов их аммиак осаждает гидрат окиси In2 (ОН) 6, легко переходящий в окись при нагревании; этот гидрат растворим в едких кали и натре, как и алюминиевый, но при кипячении осаждается. В струе хлора при темно-красном калении И. загорается, превращаясь в InCl3 - хлористый И., который легко образуется а при нагревании окиси с углем в струе хлора; это - бесцветные, мятое листочки, расплывающиеся на воздухе; в воде растворяется с шипением вследствие сильного разогревания, которое при этом происходит, и при выпаривании раствора выделяется в виде основной соли. С InCl3, сходны InBr3, и lnJ3; последний желтого цвета. In2 (SO3) 3Ч4H2О (сернокислая соль) - кристаллический мелкий порошок, растворяющийся в водном растворе сернистого газа, при кипячении вновь осаждающийся. In2 (SO4) 3, получается при выпаривании содержащего избыток Н2SО4 раствора. Двойная соль (NH4) 2 In2 (SO4) 4Ч24H2O (аммонийные квасцы) плавится при 36ё; при 16ё растворяется в половинном весе воды. In2 (NO3) 6.3H2O (азотнокислая соль) - расплывчатые кристаллы. In2S3 (сернистый И.) - бурая, неплавкая масса, образующаяся с воспламенением при нагревании смеси И. и серы; из не слишком кислого раствора сероводород осаждает желтый осадок In2SЗ.

По характеру соединений и по физическим свойствам, как и по атомному весу, И. занимает среднее место между кадмием и оловом; по форме соединений он является членом ряда: алюминий, галлий, атомный вес которых меньше, и таллий, атомный вес которого больше. Основная форма его соединений, как и металлов 3 группы - RX3, ; но в последние годы, кроме вышеупомянутого трихлорида InCl получены еще (Л. Ф. Нильсон и О. Петерсон) : дихлорид InCI2, и монохлорид InCI. Все эти соединения способны обращаться в пар, и в парообразном состоянии частицы их являются мономерными - для InCl3, при 600 - 850ё, для InCI2, при 1200 1400ё, для InCI при 1100 - 1400ё. Дихлорид получается при нагревании металла в токе хлористоводородного газа в виде янтарно-желтой жидкости, застывающей в белую кристаллическую массу; при действии воды он распадается на трихлорид и металлический И.; с другой стороны с металлическим И. дихлорид дает монохлорид, кровяно-красную жидкость, застывающую при охлаждении в кристаллическую массу. Монохлорид, подобно дихлориду, при действии воды распадается на InCl3 и In) . Подобные превращения открыты и для галлия (теми же авторами) . При нагревании в струе HCl в этом случае получается трихлорид GaCl3, который в парах, при 440 - 600ё, обладает мономерной частицей, с металлическим галлием трихлорид образует дихлорид GaCI2 - жидкость в нагретом состоянии и твердое тело на холоде, в парах, при 1000 - 1100ё, частица дихлорида мономерна. При получении обоих хлоридов замечены следы желто-бурого вещества, вероятно, монохлорида. Таким образом, в ряде алюминий, галлий, И. замечается способность давать несколько соединений с хлором, возрастающие с атомным весом: для Al - известна только одна степень AlCl3 (собственно Al2Cl6 ниже 400ё и AlCl3 выше 800ё - по Нильсону и Петерсону) , для Ga установлены две: GaCl3 u GaCI2, а для In три: InCl3, InCI2, InCI.

Атомный вес И., после открывших его Рейха и Рихтера, определен был Бунзеном (In = 113, 76) и Винклером (In = 113, 58) путем растворения отвешенного количества металла в азотной кислоте и взвешивания полученной окиси после выпаривания или осаждения аммиаком и прокаливания. Лотер Мейер и Зейберт дают In = 113, 4. Соединения И. (иногда после смачивания соляной кислотой) окрашивают бесцветное пламя газовой лампы в красивый синий, с фиолетовым оттенком, цвет, что и послужило причиной названия металла. Спектр пламени характеризуется интенсивной индигово-синей к более слабой фиолетовой линиями. С. С. Колотов D.

Индифферентизм

- постоянное равнодушие или безразличие в отношении к чемунибудь. Принципиальное значение имеет И. в области высших вопросов жизни и знания - И. религиозная и философская. Противоположная И. крайность есть фанатизм, коего не чужда и философия (autoV eja - сам сказал - пифагорейцев, jurare in verba magistri) . Обе крайности обусловлены психологически различием темпераментов, но помимо этого И. всегда искала себе теоретического оправдания, переходя таким образом в скептицизм. Кроме скептических соображений философского характера, И. находит себе общедоступную опору в фактическом существовании множества отрицающих друг друга систем и учений. Для ума, вышедшего из состояния непосредственной уверенности, но не имеющего возможности или охоты к самостоятельному исследованию высших начал, И. представляется самым естественным исходом. Не следует, однако, думать, что эта точка зрения непременно совпадает с широким отношением к чужим убеждениям и верованиям, т.е. с веротерпимостью. Признавая все учения теоретически ложными, или по крайней мере недостоверными, можно некоторые из них считать практически вредными и беспощадно преследовать (как преследовались, напр., христиане неверующими римскими чиновниками или китайскими мандаринами) . Таким образом, веротерпимость, несовместимая с темным фанатизмом, не всегда совмещается и с его противоположностью полупросвещенной И.; она может быть действительно обеспечена лишь во имя безусловного начала справедливости, при вере в превосходство нравственной силы над физическою. Вл. Соловьев.

Индокитай

или Загангский полуостров (англ. Indo-China, Forther-India, франц. Indo-Chine, нем. Indo-China) - обширная часть Азиатского материка, занимающая три южных полуо-ва и соседнюю часть материка. Составное название этой обширной страны произошло не столько от сходства природы ее с природою Индии и Китая, сколько от того, что европейцы находили большое сходство в религии и учреждениях части страны (Бирма, Сиам) с Индией, другой - с Китаем (Тонкин, Аннам) . Слишком на 2/3 своих границ И. Китай ограничен морем, сев. же сухопутные границы. гораздо менее резки, чем границы Индии. Гималайский хребет простирается на В немного далее пост. границы Индии; далее на В хотя тоже много высоких гор, но они имеют направление скорее с С к Ю, и резкой границы не составляют. Тоже можно заметить о сев. вост. границе И. Китая с собственно Китаем (т. е. Тонкина с китайской пров. Гуань-си и зап. частью Юннаня) . Если еще принять в расчет, что сев. часть И. Китая и соседних с ниц китайских владений (кроме Гуань-си) - страны очень мало исследованные, то понятно, что и пространство Индокитая не может быть точно определено. И.-Китай занимает на Азиатском материке то же положение, что Балканский полуо-в на Европейском; это сходство значительно больше, чем между Италией и Индией. Балканский полуо-в тоже расширяется на С и не имеет в этом направления резких границ. Далее южн. часть И. Китая составляет полуо-в, с остальной частью полуо-ва соединенный лишь узким перешейком Кра, о прорытии которого давно уже думают. К Малаккскому поло-ву прилегает большой архипелаг гористых о-вов, как и к Морее. Сев. вост. часть И. Китая имеет более суровую зиму, под влиянием холодных ветров, чем сев. зап. под теми же широтами. но далее на В зимы опять теплее - Филиппинские о-ва и Формоза с одной стороны, юго-зап. Закавказья с другой. С причислением к И.-Китаю всех упомянутых в ст. Индия владений Великобритании к В от раздельной черты между Индией и И. Китаем, затем разных небольших стран, близ Бирмы и Ассама, находящихся под влиянием Великобритании, королевств Сиам и стран от него зависящих, и на востоке области владений протектората Франции; пространство И. определяется, приблизительно, в 2200 тыс. кв. км. Сев. граница около 27ё, южн. ок. 11/2ё с.ш. С 3 на В страна простирается от 92ё до 109ё в. д. Полуо-в гораздо уже, чем Индия, и гораздо более расчленен, особенно южная часть (Мадаккский полуо-в) . Кроме того и Сиамский залив глубоко вдался внутрь страны. По всему полуо-ву, в сев. и средней части несколько к 3, на юге несколько к В от 100ё в.д., проходит один из больших водоразделов земного шара, именно между Южно-Китайским морем и Бенгальским заливом, иначе сказать, между Тихим и Индийским океанами. Целый ряд горных цепей прорезывает полуо-в, разделяя его на обособленные части, с довольно трудными путями сообщения между ними. Горы вообще выше на севере, чем на Ю, а на 3 -, чем на В. Отсутствие сколько-нибудь значительных равнин на С и на Малаккском полуострове отчасти объясняет малую плотность населения полуострова. Все равнины сосредоточены в недалеком расстоянии от моря и каждая из них сделалась центром довольно значительного населения, а именно с 3 на В: равнины по среднему течению Иравадди - Нижняя Бирма, уже давно принадлежащая Англии, и верхняя Бирма, завоеванная ею лишь 15 лет назад. Далее на В равнина нижнего Менама (Сиам) и нижнего Меконга - (Кохинхина) . Местность между этими двумя речными бассейнами довольно ровна, очень плодородна; здесь находится большое озеро, богатое рыбой. Эта страна между двумя большими реками, ныне разделенная между Францией и Сиамом - единственная имевшая древнюю цивилизацию, несомненно индийского происхождения, Здесь находятся знаменитые развалины Ангхорвата и др. сооружений, которым теперь присвоено имя Хмер. Наконец, на самом СВ страны находится равнина реки Сонгкой (Тонкина) , которая, вероятно вследствие близости к Китаю, является самой населенной частью полуо-ва. Горы имеют вообще направлениe с С на Ю, начиная приблизительно с 26ё с.ш. Цепь гор Аракан-Иома отделяет береговую полосу Аракан от области Иравадди. Они достигают высоты 2000 м. и круто падают к морю у мыса Неграи под 16ё с. ш. На В. от равнины Иравадди идут горы Пун-Лун, отделяющие И. Китай от р. Салуэн, довольно значительной, но меньшей чем вышепоименованные реки. Менее высокие горы отделяют области Салуэна и Менама. Обширная горная страна разделяет средние части области Менама и Меконга, они отчасти идут в направлении СЗ - ЮВ. Горы подходят очень близко к вост. берегу полуо-ва, между равнинами Кохинхины и Тонкина, оставляя к В лишь узкую береговую полосу (Аннам) . Северная часть этого хребта отделяет Тонкин от области среднего Меконга. Горы Малаккского полуо-ва (Ромбпунские) отделены от гор более сев. части полуострова низиной у перешейка Кра между 8ё - 11ё с. ш.; 4 главные реки И. Китая: Иравадди, Менам, Меконг и Сонгкой судоходны в низовьях, первая и последняя также и в среднем течении; отсюда надежды англичан, что для них Иравадди, а французов, что Сонгкой послужат торговыми путями в Китай. Весь полуо-в находится под влиянием муссонов, летнего юго-зап. и зимнего сев. вост. Так как лишь крайний север И. Китая заходить за тропик, и то очень немного, и горы вообще не более 2500 м., то климать вообще теплый, тропический. Лишь на крайнем СВ, под влиянием холодных ветров из Китая, зима холоднее, чем обыкновенно бывает у тропиков. Следующая таблица дает понятие о температуре.

Широты Год Самые теплые месяцы Самые холод-ные меся-цы 171/2ё Рангун нижн. Бир-ма 26, 1 28, 9 Апр. 23, 9 Янв.

22ё Мандалай верхн. " 25, 8 32, 2 Апр. 20, 0 Янв.

101/2ё Сайгон, Кохин-хина 27, 0 29, 8 Июнь 25, 4 Янв.

21ё Ганой, Тонкин 23, 5 31, 4 Июнь 14, 3 Янв.

Дождя везде выпадает много, особенно на З от цепи Аракан-Иома, до 400, даже 500 см. и более, поэтому растительность роскошна. К С от 11ё с.ш., т.е. от пол. Малакки и за исключением Аннама и Тонкина, дожди падают, главным образом, во время юго-зап. муссона (май - сент.) : на З дожди начинаются и кончаются позднее. От Аннама и Тонкина юго-зап. ветер является нисходящим, береговым, и не приносить обильных осадков. Их всего более выпадает в октябре и ноябре, при начале сев. вост. муссона. Зимой бывают туманы, частые и продолжительные, но не обильные дожди. Вследствие более сухой погоды летом, в Тонкине в это время жарче; чем где-либо в И.-Китае, и так как зима здесь еще прохладнее, то уже климат имеет характер более континентальный. Совершенно обратно на Ю Малаккского полуо-ва, где самый теплый и самый холодный месяцы разнятся всего на. 1ё И дожди здесь распределены довольно равномерно, это переход от индийского к австралийскому муссону. Благодаря теплому климату и обильным дождям, растительность И. Китая роскошная, сходная на СЗ с растительностью Ассама и нижнего Бенгала, на Ю уже переход к флоре зап. части Малайского архипелага, на СВ - к южному Китаю. За исключением более густо населенных, сравнительно небольших пространств в низовьях рек, почти весь полуо-в покрыт роскошными лесами. Такими лесами заросли развалины древних столиц в Камбодже. Нигде бамбук не достигает такого развития, как в И. Китае. Животное царство также сходно с тем, что встречается е восточной, наиболее влажной части Индии. Нигде не сохранилось такого количества диких слонов, как в лесах Бирмы и Сиама. В политическом отношении полуо-в разделен так, что на З (Бирма, Менам) и Ю (Малаккский полуо-в) господствует Великобритания, на В (Кохинхина, Тонкин, Камбоджа, Аннам) - Франция. Благодаря их соперничеству, Сиам сохраняет независимость. По недавнему трактату Франции с Сиамом, первая приобрела обширную территорию на правом берегу Меконга. Так как эта страна мало известна, то пока пространство и население владений Франции и Сиама не может быть определено с точностью. Весьма неточно определены и пространство, и население Сиама, стран Малаккского полуо-ва не принадлежащих Великобритании, Аннама, туземных небольших государств на С полуо-ва и даже Тонкина.

Сравнительно густо населенные равнины производят в изобилии рис, которого много вывозится в Европу. Рангун в Бирме, Бангкок в Сиаме и Сайгон в Кохинхине, вместе с Калькуттой - важнейшие порты, вывозящие рис. Из других продуктов, составляющих предметы вывоза, важны: нефть и рубины Бирмы, олово и пряности Малаккского полуо-ва.

А. В.

Индостан

(Hindostan) по-персидски: "страна р. Инда" - так называют персидские авторы всю Индию, европейцы же именуют так иногда всю Индию, но чаще только страну к С от гор Виндия, т. е. материковую часть страны.

Индукция

или наведение - способ умозаключения от частного к общему. Термин И. впервые встречается у Сократа (Epagwgh) . Но И. Сократа имеет мало общего с современной И. Сократ под И. подразумевает нахождение общего определения понятия путем сравнения частных случаев и исключения ложных, слишком узких определений. Аристотель указал на особенности И. (Анадит. 1, кн. 2 23, Анад. II, кн. 1 23; кн. 2 19 etc.) . Он определяет И. как восхождение от частного к общему. Он отличал полную И. от неполной, указал на роль И. при образовании первых принципов, но не вытеснил основы неполной И. и ее права и рассматривал ее как вид силлогизма, то как способ умозаключения, противоположный силлогизму. Силлогизм, по мнению Аристотеля, указывает, посредством среднего понятия, на принадлежность высшего понятия третьему, а И. третьим понятием показывает принадлежность высшего среднему. В эпоху Возрождения началась борьба против Аристотеля и силлогистического метода, и вместе с тем начади рекомендовать индуктивный метод как единственно плодотворный в естествознании и противоположный силлогистическому. В Бэконе обыкновенно видят родоначальника современной И., хотя справедливость требует упомянут и о его предшественниках, например Леонардо да Винчи и др. Восхваляя И.; Бэкон отрицает значение силлогизма ("силлогизм состоит из предложений, предложения состоят из слов, слова сут знаки понятий; если, поэтому, понятия, которые составляют основание дела, неотчетливы и поспешно отвлечены от вещей, то и построенное на них не может иметь никакой прочности") . Это отрицание не вытекало из теории И. Бэконовская И. не только не противоречит силлогизму, но даже требует его. Сущность учения Бэкона сводится к тому, что при постепенном обобщении нужно придерживаться известных правил, т. е. нужно сделать три обзора всех известных случаев проявления известного свойства у разных предметов: обзор положительных случаев, обзор отрицательных (т. е. обзор предметов сходных с первыми, в которых, однако, исследуемое свойство отсутствует) и обзор случаев, в которых исследуемое свойство проявляется в различных степенях, и отсюда делать уже обобщение ("Nov. Org." LI, aph.13) . По методу Бэкона, нельзя сделать нового заключения, не подводя исследуемый предмет под общие суждения, т. е. не прибегая к силлогизму. Итак Бэкону не удалось установление И., как особого метода, противоположного дедуктивному. Дальнейший шаг сделан Дж. Ст. Миллем. Всякий силлогизм, по мнению Милля, заключает в себе petitio principii; всякое силлогистическое заключение идет, в действительности, от частного к частному, а не от общего к частному. Эта критика Милля несправедлива, ибо от частного к частному мы не можем заключать, не введя добавочного общего положения о сходстве частных случаев между собой. Рассматривая И., Милль во первых задается вопросом об основании или праве на индуктивное заключение и видит это право в идее однообразного порядка явлений, и, во-вторых сводит все способы умозаключения в И. к четырем основным: метод согласия (если два или более случая исследуемого явления сходятся в одном только обстоятельстве, то это обстоятельство и есть причина или часть причины исследуемого явления; метод различия (если случай, в котором встречается исследуемое явление, и случай, в котором оно не встречается, совершенно сходны во всех подробностях за исключением исследуемой, то обстоятельство, встречающееся в первом случае и отсутствующее во втором, и есть причина или часть причины исследуемого явления) ; метода остатков (если в исследуемом явлении часть обстоятельств может быть объяснена определенными причинами; то оставшаяся часть явления объясняется из оставшихся предшествующих фактов) , и метод соответствующих изменений (если вслед за изменением одного явления замечается изменение другого, то мы можем заключить о причинной связи между ними) . Характерно, что эти методы при ближайшем рассмотрении оказываются дедуктивными способами; напр., метод остатков не представляет собою ничего иного, как определение путем исключения. Аристотель, Бэкон и Милль представляют собою главные моменты развития учения об И.; только ради детальной разработки некоторых вопросов приходится обращать внимание на Клода Бернара ("Введение в экспериментальную медицину") , на Эстерлена ("Medicinische Logik") , Гершеля, Либиха, Вэвеля. Апельта и др.

Индуктивный метод.

Различают двоякую И.: полную (inductio completa) и неполную (ипductHo incompleta или per enumerationern simplicern) . В первой мы заключаем от полного перечисления видов известного рода ко всему роду; очевидно, что при подобном способе умозаключения мы получаем вполне достоверное заключение, которое, в тоже время, в известном отношении расширяет наше познание; этот способ умозаключения не может вызвать никаких сомнений. Отожествив предмет логической группы с предметами частных суждений, мы получим право перенести определение на всю группу. Напротив, неполная, И., идущая от частного к общему (способ умозаключения, запрещенный формальной логикой) , должна вызвать вопрос о праве. Неполная И. по построению напоминает третью фигуру силлогизма, отличаясь от ее, однако, тем, что И. стремится к общим заключениям, в то время как третья фигура дозволяет лишь частные. Умозаключение по неполной И. (per enumerationem simplicern, ubi non reperitur instantia contradictoria) основывается, повидимому, на привычке и дает право лишь на вероятное заключение во всей той части утверждения, которая идет далее числа случаев уже исследованных. Милль, в разъяснении логического права на заключение по неполной И., указал на идею однообразного порядка в природе, в силу которой наша вера в индуктивное заключение должна возрастать, но идея однообразного порядка вещей сама является результатом неполной индукции и следовательно основой И. служить не может. В действительности основание неполной И. тоже, что и полной, а также третьей фигуры силлогизма, т. е. тожество частных суждений о предмете со всей группой предметов. "В неполной И. мы заключаем на основании реального тожества не просто некоторых предметов с некоторыми членами группы, но таких предметов, появление которых перед нашим сознанием зависит от логических особенностей группы, и которые являются перед нами с полномочиями представителей группы". Задача логики состоит в том, чтобы указать границы, за пределами которых индуктивный вывод перестает быть правомерным, а также вспомогательные приемы, которыми пользуется исследователь при образования эмпирических обобщений и законов. Несомненно, что опыт (в смысле эксперимента) и наблюдение служат могущественными орудиями при исследовании фактов, доставляя материал, благодаря которому исследователь может сделать гипотетическое предположение, долженствующее объяснить факты. Таким же орудием служит и всякое сравнение и аналогия, указывающие на общие черты в явлениях, общность же явлений заставляет предположить, что мы имеем дедо и с общими причинами; таким образом сосуществованиe явлений, на которое указывает аналогия, само по себе еще не заключает в себе объяснения явления, но доставляет указание, где следует искать объяснения. Главное отношение явлений, которое имеет в виду И. - отношение причинной связи, которая, подобно самому индуктивному выводу, покоится на тожестве, ибо сумма условий, называемая причиной, если она дана в полноте, и есть ничто иное, как вызванное причиной следствие, Правомерность индуктивного заключения не подлежит сомнению; однако логика должна строго установить условия, при которых индуктивное заключение может считаться правильным; отсутствие отрицательных инстанций еще не доказывает правильности заключения. Необходимо, чтобы индуктивное заключение основывалось на возможно большем количестве случаев, чтобы эти случаи были по возможности разнообразны, чтобы они служили типическими представителями всей группы явлений, которых касается заключение и т. д. При всем том индуктивные заключения легко ведут к ошибкам, из которых самые обычные проистекают от множественности причин и от смешения временного порядка с причинным. В индуктивном исследовании мы всегда имеем дело со следствиями к которым должно подыскать причины; находка их называется объяснением явления, но известное следствие может быть вызвано целым рядом различных причин; талантливость индуктивного исследователя в том и заключается, что он постепенно из множества логических возможностей выбирает лишь ту, которая реально возможна. Для человеческого ограниченного познания, конечно, различные причины могут произвести одно и тоже явление; но полное адекватное познание в этом явлении умеет усмотреть признаки, указывающие на происхождение его лишь от одной возможной причины. Временное чередование явлений служит всегда указанием на возможную причинную связь, но не всякое чередование явлений, хотя бы и правильно повторяющееся, непременно должно быть понято как причинная связь. Весьма часто мы заключаем post hoc - ergo propter hoc, таким путем возникли все суеверия, но здесь же и правильное указание для индуктивного вывода. Ср. Милль, "Логика"; Каринский, "Классификация выводов"; Apelt, "Theorie der Induction"; Lachelier, "Theorie de l\'induction". Э. Радлов.

Индульгенция

ближайшим образом означает разрешение от наложенной церковью эпитимии. Первоначально церковные наказания состояли в публичном, по большей части годичном покаянии, посредством которого согрешивший и исключенный из общины должен был доказать искренность и твердость раскаяния. Уже на Никейском соборе (325) епископы получили право сокращать время, назначенное для покаяния, тем отлученным, которых чистосердечное раскаяние было доказано. Доказательством раскаяния могли служить добрые дела, пост, молитва, милостыня, путешествия к св. местам и т. д., совершенные добровольно или возложенные раньше за маловажные проступки, открытые в тайной исповеди священнику. Этим "добрым делам" приписывалось очень большое значение, в ущерб учению о божией благодати. Оставалось сделать один шаг, чтобы признать "добрые деда" удовлетворением за совершенный грех; это и случилось в западной церкви, под влиянием германских правовых понятий. По языческо-германским понятиям можно было причиненное комулибо зло, даже убийство, искупить возмездием (Busse) , т.е. добровольным деянием, которое было бы эквивалентно достоинству потерпевшего или важности преступления. Пострадавшая сторона получала, таким образом, удовлетворение и отказывалась от принадлежащего ей права мести. Этот гражданский правовой обычай, перенесенный на религиозные отношения, вызвал представление об удовлетворении Бога, как пострадавшей стороны. Древнегерманские законодательства, оставаясь верными своему гражданско-правовому характеру, дозволяли не только перенесение наказания на другое лицо, но даже замену его денежною вирою (Wergeld) , по определенному тарифу. Церковь, сама страдавшая внешним формализмом и неспособная изменять грубое народное воззрение, нашла в нем опору для того, чтобы добиться по крайней мере внешнего признания своей дисциплинарной власти. Варварская жестокость обычных в Англии и других странах церковных наказаний наглядно показывали необходимость их смягчения посредством какой-нибудь замены. В конце VII в. из Англии пошли в обращение так называемые исповедные книги, которые рекомендовались священникам, как руководство при исповеди. Они заключали в себе таблицу облегчений или замен церковных наказаний; напр., поста - пением псалмов или милостынею, а также денежным пожертвованием в пользу церкви и клириков. Появилась и замена лиц при покаянии; богатый мог семилетний срок покаяния окончить в три дня, наняв соответствующее число людей, которые бы за него постились. Против такого нововведения поднялся крик негодования во всей западной церкви: взгляд, что прощение грехов можно купить за деньги, казался еще в IX в. настолько богохульным, что многие провинциальные соборы предписывали сжечь исповедные книги. Но усиливающийся церковный формализм и позже все возраставшее корыстолюбие духовенства обратили злоупотребление в господствующий обычай. Пожертвования церквам и монастырям, ради искупления грехов, стали обычным явлением. Епископские и папские грамоты щедро наделяли привилегиями церкви, который всякого жертвовавшего на их учреждение или поддержку освобождали от третьей или четвертой части наказания, иногда даже давали полное очищение от всех грехов.

В XI в., при папе Александре II, впервые появляется название indulgentia. Чтобы поощрить участие в крестовых походах, на Клермонском соборе (1095 - 1096) было объявлено крестоносцам и лицам, поддерживавшим крестовый поход денежною помощью, полное или частичное прощение канонического и даже божьего наказания, как для них лично, так и для их близких родственников, живых и умерших. Такой способ поощрения пережил крестовые походы. Явилась привычка легкого отношения к прощению грехов: его стали давать, напр., за посещение известной церкви в известные дни, за слушание проповеди; дошло даже до того, что за известное благочестивое дело можно было получить прощение будущих грехов и помилование для грешников, страдающих в чистилище. Частью вопиющие злоупотребления в распоряжении индульгенциями, частью иерархические интересы побудили папу Иннокентия III (1215) ограничить епископов в праве отпущения грехов, и полное прощение (indulgentiae plenariae) перешло, мало по малу, в руки одного папы. Но за то тем беззастенчивее практиковал сам Рим такой способ отпущения грехов, так что мало по малу он обратился в налог на христиан; так, напр., на Нюрнбергском сейме (1466) было предложено отпущение грехов, чтобы добыть денег для войны с турками. Схоластическая философия поспешила теоретически обосновать право церкви на И. Утверждали, что огромные заслуги Христа, Богородицы и святых перед Богом образовали неисчерпаемую сокровищницу добрых дел (opera superrogationis) , которая предоставлена в распоряжение церкви, для раздачи из ее благодати достойным. Климент VI, в половине XIV стол., утвердил это учение, причем признал апостола Петра и его наместников, римских епископов, хранителями накопленного сокровища. Таким путем злоупотребление получило еще более широкое распространение. Бесстыдство, с которым Лев Х в 1514 и 1516 гг., под предлогом ведения войны с турками, на самом же деле для постройки храма св. Петра в Риме в для покрытия издержек своего двора, отдал на откуп И. и наложил контрибуцию почти на всю Европу, было одним из главных поводов к германской и швейцарской реформации. В споре Лютера против торговли И., производившейся преимущественно доминиканцами, схоластическая теория подверглась всестороннему обсуждению. Знаменитые тезисы, прибитые Лютером 31 октября 1517 г. к дверям дворцовой церкви в Виттенберге, были направлены не против И., а против злоупотребления ими, т.е. против того, что Лютер считал тогда только злоупотреблением. Папские И. утверждал он, не могут простить грехи или избавить от божьей кары, но могут только освободить от церковного наказания, наложенного по каноническому праву, и то только относительно живых, так как И. не в состоянии освободить от чистилища. Еще далее пошел Лютер в изданной вскоре "Речи об отпущении и благодати", где отвергал схоластическое учение о сатисфакции, как третьей части таинства покаяния, или о необходимости искупления грехов "добрыми делами", чем подыскал теоретическое основание И. Доминиканцы Конрад Вимпина и Сильвестр Приериас постарались, напротив, дать теоретическое оправдание практическому пользованию И. По существу, их учение то же самое, которое было выработано Александром Галесом (?1245) и Фомою Аквинским (? 1274) . Учение это, отвергнутое реформацией, было утверждено буллою папы Льва Х (9 ноября 1518 г.) и сохранено без изменений Тридентским собором. По его постановлениям, таинство покаяния должно состоять из трех частей: раскаяния, исповеди и удовлетворения (contritio cordis, confessio oris, satisfactio operis) . Ha исповеди разрешением священника прощается грех и дается избавление от вечных мук ада, но для освобождения от временного наказания согрешивший должен дать удовлетворение, которое определяется церковью. Под именем временных наказаний разумеется не только церковное покаяние, наложенное по каноническому праву, но также и божья кара, частью на земле, частью в чистилище, для тех душ, которые, будучи спасены от ада, подлежат, после смерти, очищению. Власть церкви прощать церковные и божьи наказания основана на неисчислимых заслугах Христа и святых и собравшейся таким путем сокровищнице добрых дел, которой располагает церковь. Из этой сокровищницы, через посредство И. церковь может раздавать блага тем, кто в них нуждается. Но прощение простирается каждый раз на столько, на сколько его отпускает И.; согрешивший получает его не безвозмездно, потому что это было бы противно божьей справедливости; от него требуется или какой-нибудь благочестивый подвиг, который церковь могла бы считать эквивалентным прощению, хотя бы он сам по себе был очень ничтожен. Так как характер и размер подвига не принимается в расчет, то на ряду с участием в братствах, путешествиями к святым местам, посещением церквей, поклонением мощам и т.п. могут стоять денежные пожертвования на благочестивые дела. Внесение небольшой суммы доказывает, по меньшей мере, что согрешивший с верою идет на встречу благодатному действию церкви. Если при этом отпущение дается под условием участия в благочестивом предприятии, то жертвователь, по размеру своего дара, участвует в заслуге доброго деяния и в награде за него, заслуга же эта, при помощи И., может устранить на земле возложенное наказание. Церковь имеет также власть освобождать от наказания в чистилище, если живущие на земле получают И. для умершего. На том же основании, по которому заупокойные обедни считаются действительными для уменьшения мучения христиан в чистилище, должны иметь силу и И.; хотя умерший не может сам простирать "просящую руку", ее заменяют заслуги святых, находящиеся в распоряжении церкви, и добрые дела оставшихся на земле. И., которые церковь дает живым в силу принадлежащей ей власти (per modum absolutionis) , находящимся в чистилище могут быть даны только как могучее ходатайство (per modum suffragii) , что не составляет разницы в результате, так как церковь никогда не просит понапрасну. В новейшее время возник спор о том, действительны ли папские И. только для церковных наказаний или их влияние простирается и на чистилище; последнее воззрение, которое поддерживается традицией и естественно вытекает из общего смысла учения об И., одержало верх и было подтверждено папою Пием VI. Вопрос об И. рассматривается с строго католической точки зрения в сочинении Grone: "Der Ablass" (Регенсб., 1863) .

И. восточных патриархов, известные под именем разрешительных грамот, были распространены в Малороссии и на Руси XVII в. Они продавались за деньги и, по словам Крижанича, "разрешали от всех грехов, не поминая ни слова об исповеди или покаянии". Вост. патриархи привозили их с собою, а иногда печатали в Москве. Так, в 1655 г. патриарху Гавриилу отпечатано было 1000 грамот, в 1668 г. патриарху Макарию - 2000. Ср. Н. Лихачев, "О разрешительных грамотах вост. патриархов" (М., 1893) .

Индустриальное,

Индустриальная система - экономическое учение, начало которому положено было Ад. Смитом. По-русски иногда называется промышленной системой. Но так как ни иностранное слово индустрия (industrie) , ни соответствующее ему русское - промышленность - не имеют сами по себе строго определенного содержания, то очевидно, и под И. можно разуметь разные экономические школы, учения или программы экономической политики. Промышленность, в широком смысле, обнимает собою все главнейшие отрасли человеческой хозяйственной деятельности земледелие, обрабатывающую промышленность, торговлю или обращение ценностей; промышленность в узком смысле - это исключительно промышленность обрабатывающая. Последователи Ад. Смита доказывают, что основанная им система есть единственная абсолютно истинная в научном отношении и наиболее верная в практическом смысле, как наиболее обеспечивающая прирост народного богатства, путем развития всех сторон хозяйственной деятельности, т.е. промышленности в широком смысле слова. Название И. вошло в употребление прежде всего как противоположение ранее господствовавшим экономическим системам - меркантильной и физиократической. Разоблачение недостатков этих двух систем есть главнейшая заслуга Ад. Смита. Он доказал, что для увеличения народного богатства необходимо одновременное и возможно более широкое развитие, на началах разделения труда, всех отраслей народного хозяйства, т. е. промышленности в широком смысле слова. Объединяя все эти источника народного богатства в одно творческое начало, Ад. Смит справедливо видел это начало в производительном народном труде, во всех его многообразных проявлениях. Труд, как источник, свобода - как условие: вот главнейшие основы народного богатства, как его понимал Смит. Зародившись еще в системе физиократов, на почве критики чрезмерного и неумелого государственного вмешательства, учение о преимуществах свободы хозяйственной деятельности сперва направило свою борьбу на уничтожение прежних стеснений земледелия; но только в сфере обрабатывающей промышленности это учение принесло особенно пышные плоды. Произошло это потому, что устранение стеснений земледельческой промышленности явилось результатом скорее политических реформ, как в Англии, или же политического переворота (революция) , как во Франции, а изменения в экономической политике касались всего больше обрабатывающей промышленности и торговли, как внутренней, так и в особенности международной, уничтожая следы прежней корпоративно-цеховой и правительственной регламентации. Когда следы эти - в значительной степени под влиянием распространения идей Смита оказались стертыми, то больше всего выиграла от того обрабатывающая промышленность, представители которой стали играть выдающуюся роль в политической и общественной жизни европейских народов. Отсюда совершенно естественно вытекает признание заслуг новой экономической системы со стороны класса промышленников, отожествивших ее со своими интересами и присвоивших ей название индустриальной системы. Право на это название оспаривают у нее протекционисты, доказывающие, что в некоторых странах успешное развитие обрабатывающей промышленности и теперь еще обусловливается вовсе не одной только свободой, но и прямыми или косвенными мерами покровительства. Так, Фридрих Лист в своем сочинении: "Национальная система политической экономии" (1841 г.) прямо называет индустриальной системой учение и политику меркантилизма, а систему Ад. Смита называет системой меновых ценностей, ошибочно именуемой индустриальною. В большинстве современных западноевропейских стран, представители развитой обрабатывающей промышленности, не боящиеся иноземной конкуренции, стоять за свободную торговлю и, разделяя систему Ад. Смита, готовы считать ее за настоящую индустриальную систему. В России и некоторых других государствах, наоборот, представители обрабатывающей промышленности, в большинстве случаев, протекционисты. Нельзя, поэтому, считать систему Смита индустриальной по существу, т.е. независимо от места и времени. Есть еще одна система, которая, может быть, с наибольшим основанием заслуживает названия И. - учение Сен-Симона, родоначальника социализма. В основу этого учения было положено стремление обеспечить за представителями промышленности или производительными тружениками преобладающее значение в системе государственного устройства. Другими словами, Сен-Симон желал возможно более тесно связать задачи государственной деятельности с организацией народного хозяйства. Это прямо выражено им в эпиграфе одного из его сочинений: tout par l\'industrie, tout pour elle.

В. Яроцкий.

Инициал

(от латин. initium, начало) - обыкновенно сравнительно большие и изукрашенные начальные (заглавные) буквы в книгах или рукописях, отмечающие начало текста или одного из главных его отделов. Первоначально, в древних свитках, они ничем не отличались от остальных букв, потом их стали отмечать увеличением размера или выделением за начало строчки, что иногда производится и с первыми буквами каждой страницы или столбца. Пергаментная рукопись Виргилия (не позже IV в. по Р. Хр.) , из которой сохранилось несколько листов, представляет древнейший пример раскрашенных И. (в начале каждой страницы) ; орнаментика их - мозаикообразно сложенные геометрические фигуры. В средние века И., первоначально лишь немного большие, чем буквы текста, окрашивались в одну краску; затем к ним стали прибавлять линии и росчерки, орнаменты, миниатюры, фигуры людей и животных, наконец целые небольшие картины, которые до того увеличились, что И. в некоторых рукописях закрывают целые страницы. Знамениты И., в начале средних веков рисовавшиеся ирландскими монахами; хороший образец их представляет англосаксонская рукопись евангелия, VIII в., в Имп. публичной библиотеке в СПб. Выдаются также изобилием И. и превосходным исполнением их эпохи Каролингов и Оттонов, XIV ст. в сев. Франции и Брабанте в XV века в Италии. Стиль И. зависит от господствовавших в данное время вкусов; византийские, англосаксонские, романские, готические, стиля возрождения И. сменялись одни другими и легко различаются в рукописях. По изобретении книгопечатания И. сначала рисовались и раскрашивались в тексте от руки, впоследствии стали вырезываться на дереве, после чего их отпечатывали и потом покрывали красками. В XVIII в. пристрастие к И. ослабело; в XIX в. они стали появляться снова, часто в старинных формах. См. Westwood, "Palaeographia sacra pictoria" (Л., 1845) ; Shaw, "Handbook of mediaeval alphabets and devices" (там же, 1853) ; Lamprecht, "Initialornamentik des VIII bis XIII J." (Лпц., 1882) ; Hrachowina, "Initialen Alphabet and Randleisten verschiedenor Kunstepochen", (B., 1883 - 84) ; Faulmann, "Die Initialen" (там же 1886) ; v. Kobell, "Kunstvolle Miniaturen und Initialen des Handschriflen des IV bis XVI J."; (Мюнхен, 1891) ; Middleton, "Illuminated manuscripts in classical and mediaeval times" (Кембридж, 1892) ; Labitte, "Les manuscrits et l\'art de les orner" (П., 1893) . В России орнаментика И. исследована В. В. Стасовым, заметившим большое сходство между орнаментикою народных вышивок и И. наших рукописей XII, ХIII, XIV вв., особенно 2 последних (двуглавые и др. птицы, фантастические четвероногие и т.п.) . По его предположению, во многих случаях в И. древних русских рукописей скрыты целые картины и композиции, заимствованные, вероятно, с больших ковров или металлических сосудов цилиндрической формы, иногда восточного происхождения. См. его: "Славянской и восточный орнамента" (СПб. 1884) ; "Картины и композиции, скрытия в заглавных буквах древн. русских рукописей" (СПб., 1884) , в "Памятниках древней письменности"; "Русский народный орнамент" (СПб., 1872) ; "Соч." (изд. 1894, т. 1, 185 сл.) . И. называются также начальные буквы имени и фамилии.

Инквизиция

(лат. Inquisition) - в древне-римском уголовном процессе, который был исключительно обвинительный, так называлось собирание доказательств. В случае надобности обвинитель, в предварительной стадии процесса, получал от претора официальные полномочия и снабжался открытым листом (litterae) , в силу которого мог добывать нужные ему доказательства, даже принудительными мерами. Известный исторически пример такой Inquisitio - обширное исследование, которое Цицерон произвел в Сицилии, прежде чем выступил с обвинением Верреса перед судом. Когда во времена империи обвинительный процесс уступил место следственному, под И. стали подразумевать должностной розыск, а затем специальное судилище, созданное римско-католической церковью для преследования еретиков.

Инквизиция (Inquisitio baereticae pravitatis) , или св. И., или св. трибунал (sanctum officium) - учреждение римско-католической церкви, имевшее целью розыск, суд и наказание еретиков. Термин И. существует издавна, но до XIII в. не имел позднейшего специального значения, и церковь еще не пользовалась им для обозначения той отрасли своей деятельности, которая имела целью преследование еретиков. Развитие преследований находится в тесной зависимости от некоторых общих положений христианского вероучения, изменявшихся под влиянием стремлений средневекового папства. Человек может найти спасение только в вере: отсюда долг христианина и особенно служителя церкви обращать неверующих на пут спасения. Если проповедь и убеждение оказываются недействительными, если неверующие упорно отказываются принять учение церкви в его целом или частях, то этим они создают соблазн для других и угрожают их спасению: отсюда выводилась потребность удалить их из общества верующих, сперва посредством отлучения от церкви, а потом - и посредством тюремного заключения или сожжения на костре. Чем более возвышалась духовная власть, тем строже относилась она к своим противникам. В истории И. различаются 3 последовательных периода развития: 1) преследование еретиков до XIII в.; 2) доминиканская И. со времени Тулузского собора 1229 г. и 3) испанская И. с 1480 г. В 1-м периоде суд над еретиками составлял часть функций епископской власти, а преследование их имело временный и случайный характер; во 2-м создаются постоянные инквизиционные трибуналы, находящиеся в специальном ведении доминиканских монахов; в З-м инквизиционная система тесно связывается с интересами монархической централизации в Испании и притязаниями ее государей на политическую и религиозную супрематию в Европе, сперва служа орудием борьбы против мавров и евреев, а потом, вместе с Иезуитским орденом, являясь боевою силою католической реакции XVI в. против протестантизма.

I. Зародыши И. мы находим еще в первые века христианства - в обязанности диаконов разыскивать и исправлять заблуждения в вере, в судебной власти епископов над еретиками. Суд епископский был прост и не отличался жестокостью; самым сильным наказанием в то время было отлучение от церкви. Со времени признания христианства государственной религией Римской империи, к церковным наказаниям присоединились и гражданские. В 316 г. Константин Великий издал эдикт, присуждавший донатистов к конфискации имущества. Угроза смертною казнью впервые произнесена была Феодосием Великим в 382 г. по отношению к манихеям, а в 385 г. приведена была в исполнение над присциллианами. В капитуляриях Карла В. встречаются предписания, обязывающие епископов следить за нравами и правильным исповеданием веры в их епархиях, а на саксонских границах - искоренять языческие обычаи. В 844 г. Карл Лысый предписал епископам утверждать народ в вере посредством проповедей, расследовать и исправлять его заблуждения ("ut populi errata inquirant et corrigant") . В IX и X вв. епископы достигают высокой степени могущества; в XI в., во время преследования патаренов в Италии, деятельность их отличается большою энергией. Уже в эту эпоху церковь охотнее обращается к насильственным мерам против еретиков, чем к средствам увещания. Наиболее строгими наказаниями еретиков уже в ту пору были конфискация имущества и сожжение на костре.

II. В конце XII и начале XIII в. Литературно-художественное движение в южн. Франции и связанное с ним учение альбигойцев угрожали серьезной опасностью католической ортодоксии и папскому авторитету. Для подавления этого движения вызывается к жизни новый монашеский орден - доминиканцев (Х, 862) . Слово И., в техническом смысле, употреблено впервые на Турском соборе, в 1163 г., а на Тулузском соборе, в 1229 г., апостольский легат "mandavit inquisitionem fieri contra haereticos suspectatos de haeretica pravitate". Еще на Веронском синоде, в 1185 г., изданы были точные правила касательно преследования еретиков, обязывавшие епископов возможно чаще ревизовать свои епархии и выбирать зажиточных мирян, которые оказывали бы им содействие в розыске еретиков и предании их епископскому суду; светским властям предписывалось оказывать поддержку епископам, под страхом отлучения и других наказаний. Дальнейшим своим развитием И. обязана деятельности Иннокентия III (1198 - 1216) , Григория IX (1227 - 1241) и Иннокентия IV (1243 - 1254) . Около 1199 г. Иннокентий III уполномочил двух цистерцианских монахов, Гюи и Ренье, объездить, в качестве папских легатов, диоцезы южн. Франции в Испании, для искоренения ереси вальденсов и катаров. Этим создавалась как бы новая духовная власть, имевшая свои специальные функции и почти независимая от епископов. В 1203 г. Иннокентий III отправил туда же двух других цистерианцев, из монастыря Fontevrault - Петра Кастельно и Ральфа; вскоре к ним был присоединен и аббат этого монастыря, Арнольд, и все трое возведены были в звание апостольских легатов. Предписание возможно строже обходиться с еретиками привело, в 1209 г., к убийству Петра Кастельно, что послужило сигналом к кровавой и опустошительной борьбе, известной под именем альбигойских войн. Не смотря на крестовый поход Симона Монфора, ересь продолжала упорно держаться, пока против ее не выступил Доминик (X, 959) , основатель ордена доминиканцев. В заведование этого ордена всюду перешли инквизиционные суды, после того как последние изъяты были Григорием IX из епископской юрисдикции. На Тулузском соборе 1229 г. было постановлено, чтобы каждый епископ назначал одного священника и одно или более светских лиц для тайного розыска еретиков в пределах данной епархии. Нисколько лет спустя инквизиторские обязанности были изъяты из компетенции епископов и специально вверены доминиканцам, представлявшим то преимущество перед епископами, что они не были связаны ни личными, ни общественными узами с населением данной местности, и потому могли действовать безусловно в папских интересах и не давать пощады еретикам. Установленные в 1233 г. инквизиционные суды вызвали в 1234 г. народное восстаниe в Нарбонне, а в 1242 г. - в Авиньоне. Не смотря на это, они продолжали действовать в Провансе и распространены были даже и на сев. Францию. По настоянию Людовика IX, папа Александр IV назначил в 1255 г. в Париже одного доминиканского и одного францисканского монахов на должность ген. инквизиторов Франции. Ультрамонтанское вмешательство в дела галликанской церкви встречало, однако, беспрестанное противодействие со стороны ее представителей; начиная с XIV в., французская И. подвергается ограничениям со стороны государственной власти и постепенно приходить в упадок, которого не могли удержать даже усилия королей XVI века, боровшихся против реформации. Тем же Григорием IX И. введена была в Каталонии, в Ломбардии и в Германии, при чем повсюду инквизиторами назначались доминиканцы. Из Каталонии И. быстро распространилась по всему Пиренейскому полуо-ву, из Ломбардии - в различных частях Италии, не везде, впрочем, отличаясь одинаковою силой и характером. Так, напр., в Неаполе она никогда не пользовалась большим значением, вследствие беспрестанных раздоров между неаполитанскими государями и римскою курией. В Венеции И. (совет десяти) возникла в XIV в. для розыска соучастников заговора Тьеполо и являлась политическим трибуналом. Наибольшего развития и силы И. достигла в Риме. О степени влияния И. в Италии и о впечатлении, произведенном ею на умы, свидетельствует сохранившаяся во флорентийской церкви S. Maria Novella знаменитая фреска Симона Мемми, под названием "Domini canes" (каламбур, основанный на созвучии этих слов со словом dominicani) , изображающая двух собак, белую и черную, отгоняющих волков от стада. Наибольшего развития итальянская И. достигает в XVI в., при папах Пии V и Сиксте V. В Германии И. первоначально направлена была против племени стедингов, отстаивавших свою независимость от бременского архиепископа, Здесь она встретила всеобщий протест. Первым инквизитором Германии был Конрад Марбургский; в 1233 г. он был убит во время народного восстания, а в следующем году той же участи подверглись и два главные его помощника. Но этому поводу в Вормской летописи; говорится: "таким образом, при Божьей помощи, Германия освободилась от гнусного и неслыханного суда". Позже папа Урбан V, опираясь на поддержку имп. Карла IV, снова назначил в Германию двух доминиканцев, в качестве инквизиторов; однако, в после этого И. не получила здесь развития. Последние следы ее были уничтожены реформацией. И. проникла даже в Англию, для борьбы против учения Виклефа и его последователей; но здесь значение ее было ничтожно. Из славянских государств только в Польше существовала И., и то очень недолго. Вообще, учреждение это пустило более или менее глубокие корни только в странах, населенных романским племенем, где католицизм оказывал глубокое влияние на умы и образование характера.

III. Испанская И.. возникшая в XIII в., как отголосок современных событий в южн. Франции, возрождается с новой силой в конце XV в., получает новую организацию и приобретает огромное политическое значение. Испания представляла наиболее благоприятные условия для развитая И. Многовековая борьба с маврами способствовала развитию в народе религиозного фанатизма, которым с успехом воспользовались водворившиеся здесь доминиканцы. Нехристиан, именно евреев и мавров, было много в местностях, отвоеванных от мавров христианскими королями Пиренейского полуо-ва. Мавры и усвоившие их образованность евреи являлись наиболее просвещенными, производительными и зажиточными элементами населения. Богатство их внушало зависть народу и представляло соблазн для правительства. Уже в конце XIV в. масса евреев и мавров силою вынуждены были принять христианство, но многие и после того продолжали тайно исповедовать религию отцов. Систематическое преследование этих подозрительных христиан И. начинается со времени соединения Кастилии и Арагонии в одну монархию, при Изабелле Кастильской и Фердинанде Католике, реорганизовавших инквизиционную систему. Мотивом реорганизации являлся не столько религиозный фанатизм, сколько желание воспользоваться И. для упрочения государственного единства Испании и увеличения государственных доходов, путем конфискации имущества осужденных. Душою новой И. в Испании был духовник Изабеллы, доминиканец Торквемада. В 1478 году была получена булла от Сикста IV, разрешавшая "католич. королям" установление новой И., а в 1480 г. был учрежден в Севилье первый трибунал ее; деятельность свою он открыл в начале следующего года, а к концу его уже мог похвалиться преданием казни 298 еретиков. Результатом этого была всеобщая паника и целый ряд жалоб на действия трибунала, обращенных к папе, главн. образ., со стороны епископов. В ответ на эти жалобы Сикст IV в 1483 г. предписал инквизиторам придерживаться той же строгости по отношению к еретикам, а рассмотрение апелляций на действия И. поручил севильскому apxиeп. Иньиго Манрикесу. Несколько месяцев спустя, он назначил великим ген. инквизитором Кастилии и Арагонии Торквемаду, кот. и завершил дело преобразования испанской И. Инквизиционный трибунал сперва состоял из председателя, 2 юристов-ассесоров и 3 королевских советников. Эта организация скоро оказалась недостаточной и взамен ее создана была целая система инквизиционных учреждений: центральный инквизиционный совет (так назыв. Consejo de la suprema) и 4 местных трибунала, число которых потом было увеличено до 10. Имущества, конфискованные у еретиков, составляли фонд, из которого черпались средства для содержания инквизиционных трибуналов и который, вместе с тем, служил источником обогащения папской и королевской казны. В 1484 г. Торквемада назначил в Севилье общий съезд всех членов испанских инквизиционных трибуналов, и здесь был выработан кодекс (сперва 28 постановлений; 11 были добавлены поздние) , регулировавший инквизиционный процесс. С тех пор дело очищения Испании от еретиков и нехристиан стало быстро подвигаться вперед, особенно после 1492 г., когда Торквемаде удалось добиться у "католич. королей" изгнания из Испании всех евреев. Результаты истребительной деятельности испанской И. при Торквемаде, в период от 1481 г. до 1498 г., выражаются следующими цифрами: около 8800 ч. было сожжено на костре; 90000 ч. подверглось конфискации имущества и церковным наказаниям; кроме того были сожжены изображения, в виде чучел или портретов; 6500 ч., спасшихся от казни посредством бегства или смерти. В Кастилии И. пользовалась популярностью среди фанатичной толпы, с удовольствием сбегавшейся на аутодафе. а Торквемада до самой смерти встречал всеобщий почет. Но в Арагонии действия И. неоднократно вызывала взрывы народного негодования; во время одного из них Педро Арбуэс, председатель инквизиционного суда в Сарагоссе, не уступавший в жестокости Торквемаде, был убит в церкви, в 1485 г. Преемники Торквемады, Диего-Деса и особенно Хименес, apxиeп. толедский и духовник Изабеллы, закончили дело религиозного объединения Испании. Несколько лет спустя после завоевания Гранады, мавры подверглись гонениям за веру, не смотря на обеспечение за нами религиозной свободы условиями капитуляционного договора 1492 г. В 1502 г. им было предписано либо креститься, либо оставить Испанию. Часть мавров покинула родину, большинство крестилось; однако, крестившиеся мавры (мориски) не избавились от преследований и, наконец, были изгнаны из Испании Филиппом III, в 1609 т. Изгнание евреев, мавров и морисков, составлявших более 3 мил. населения, и притом самого образованного трудолюбивого и богатого, повлекло за собою неисчислимые потери для испанского земледелия. промышленности и торговли. В течение 70 лет цифра испанского населения упала с 10 мил. до 6. Хименес уничтожил последние остатки епископской оппозиции. И. введена была во все колонии и местности, зависевшие от Испании; во всех портовых городах установлены были отделения ее, служившие как бы карантином против занесения ереси и гибельно отражавшиеся на испанской торговле. Испанская И. проникла в Нидерланды и Португалию и послужила образцом для итальянских и французских инквизиторов. В Нидерландах она установлена была Карлом V, в 1522 г., в была причиной отпадения северных Нидерландов от Испании, при Филиппе II. В Португалии инквизиция введена была в 1536 г. и отсюда распространилась на португ. колонии в Ост-Индии, где центром ее была Гоа. По образцу испанской инквизиционной системы, в 1542 г. в Риме учреждена была "конгрегация св. И.", власть которой безусловно признана была в герцогствах Миланском и Тосканском; в Неаполитанском королевстве и Венецианской республике действия ее подлежали правительственному контролю. Во Франции Генрих II пытался учредить И. по тому же образцу, а Франциск II, в 1559 г.. перенес функции инквизиционного суда на парламент, где для этого образовано было особое отделение, так наз. сhambres ardentes.

Действия инквизиционного трибунала облекались строгою таинственностью. Целая система шпионства и доносов опутывала всех страшною сетью. Как только обвиненный или заподозренный привлекался к суду И., начинался предварительный допрос, результаты которого представлялись трибуналу. Если последний находил дело подлежащим своей юрисдикции, - что обыкновенно и случалось, - то доносчики и свидетели снова допрашивались и их показания, вместе со всеми уликами; передавались на рассмотрение доминиканских богословов, так называемых квалификаторов св. И.; если квалификаторы высказывались против обвиняемого, его тотчас же отводили в секретную тюрьму, после чего между узником и внешним миром прекращались всякие сношения. Затем следовали 3 первые аудиенции, во время которых инквизиторы, не объявляя подсудимому пунктов обвинения, старались путем вопросов запутать его в ответах и хитростью исторгнут у него сознание в взводимых на него преступлениях. В случае сознания, он ставился в разряд "раскаивающихся" и мог рассчитывать на снисхождение суда; в случай упорного отрицания вины, обвиняемого, по требованию прокурора, вводили в камеру пыток, и здесь вымогалось у него сознание посредством целого ряда ужасных мук, свидетельствующих о необычайной изобретательности инквизиторов. После пытки измученную жертву снова вводили в аудиенц-залу и только теперь знакомили ее с пунктами обвинения, на которые требовали ответа. Обвиняемого спрашивали, желает ли он защищаться или нет, и, в случай утвердительного ответа, предлагали ему выбрать себе защитника из списка лиц, составленного его же обвинителями. Понятно, что защита, при таких условиях, была не более как грубым издевательством над жертвой трибунала. По окончании процесса, продолжавшегося нередко несколько месяцев, снова приглашались квалификаторы и давали свое окончательное мнение по данному делу, почти всегда - не в пользу подсудимого. Затем следовал приговор, на который можно было апеллировать к верховному инквизиционному трибуналу или к папе; но апеллировать к "супреме" было бесполезно, так как она не отменяла приговоров инквиз. судов, а для успеха апелляции в Рим необходимо было заступничество богатых друзей, так как осужденный, ограбленный И., значительными денежными суммами уже не располагал. Если приговор отменялся, узника освобождали, но без всякого вознаграждения за испытанные муки, унижения в убытки; в противном случае его ожидали санбенито и ауто-да-фе. Кроме религиозного фанатизма и корыстолюбия, мотивом преследования являлась нередко и личная месть отдельных членов трибунала. Раз намеченная жертва уже не могла ускользнут из рук св. трибунала: ее не могли спасти ни высокое положение в церкви или государстве, ни слава ученого или художника, ни безупречно нравственная жизнь. Перед И. трепетали даже государи. Ее преследований не могли избежать даже такие лица, как исп. Архиепископ Карранса, кардинал Чезаре Борджиа и др. Всякое проявление независимой мысли преследовалось, как ересь: это видно на примерах Галилея, Джордано Бруно, Нико ди Мирандола и др.

Особенно гибельным становится влияние И. на умственное развитие Европы в XVI в., когда ей, вместе с иезуитским орденом. удалось овладеть цензурой книг. В XVII в. число ее жертв значительно уменьшается. XVIII-й в., с его идеями религиозной веротерпимости, был временем дальнейшего упадка и наконец полной отмены И. во многих государствах Европы: пытки совершенно устраняются из инквизиционного процесса в Испании, а число смертных казней сокращается до 2 - 3, и даже меньше, в год. В Испании И. уничтожена была указом Иосифа Бонапарта 4 декабря 1808 г. По статистическим данным, собранным в труде Liorente, оказывается, что подвергшихся преследованию со стороны испан. инквизиции с 1481 до 1809 г. было 341021 чел.; из них 31912 были сожжены лично, 17659 - in effigie, 291460 подверглись тюремному заключению и другим наказаниям. В Португалии И. сильно была ограничена в министерство Помбаля, а при Иоанне VI (1818 - 26) совсем уничтожена. Во Франции она уничтожена в 1772 году, в Тоскане и Парме - в 1769 г., в Сицилии - в 1782 г., в Риме - в 1809 г. В 1814 г. И. была восстановлена в Испании Фердинандом Vll; вторично уничтоженная кортесами в 1820 г., она снова на некоторое время возрождается, пока, наконец, в 1834 г. не упраздняется навсегда; имущество ее обращено на погашение государственного долга. В Сардинии И. просуществовала до 1840 г., в Тоскане - до 1852 г.; в Риме И. восстановлена Пием VII в 1814 г. и до настоящего времени не была отменена формальным актом. И теперь еще существуют среди католических писателей люди, защищающие И. и чут не считающие ее, подобно папе Павлу IV, благодатным внушением св. Духа. С 1877 г. инспрукские иезуиты, с Wieser\'ом во главе, издают журнал, в котором высказываются за восстановление И. В таком же духе пишут: в Испании - Orti у Lara ("La inquisicion", Мадрид, 1877) , в Германии - бенедиктинец Gaws ("Kirchengeschichte von Spanien", т. Ill, Регенсбург", 1876) , в Бельгии Pouilet. Важнейшие сочин. по истории И. : J. Llorente, "Historia critica de la inquisicion de Espaтa" (Мадрид, 1812 - 13) ; F. Hoffmann, "Geschichte der Inquisition" (2 изд., Бонн, 1878) ; Molinier, "L\'inquisition dans ie midi de la France au treizieme et au quatorzieme siecle" (1880) ; M. Lachatre, "Histoire de l\'inquisition" (1880) ; Н. Осокин, "История Альбигойцев и их времени" (Казань, 1869 - 1872) . Также M. Барро, "Торквемада" (изд. Павленкова, СПб., 1893) .

В. П - ий.

Инки

(Inca) - название прежних государей Перу, управлявших страною до испанского завоевания. Как предполагают, И. были потомками племени, некогда завоевавшего Перу и основавшего в стране нечто вроде деспотической теократии на коммунальных основах. По туземной традиции, первоначально в Перу существовал высоко цивилизованный народ; потом, более чем за 500 лет до прихода испанцев, наступила эпоха варварства, в которой погибли все следы прежней цивилизации. Из этого варварства извлекли население первые И., воцарившиеся над перуанскими племенами Кечуа и Аимара. Когда их власть окрепла, им подчинилась вся страна от нынешнего Пасто в Колумбии до р. Биобио в пределах Чили. По словам одного из историков Перу, Гарсильяссо, И. стремились подчинить покоренные племена своим законам и обычаям, навязывали им свой язык, свои праздники и обряды. В создавшемся таким образом однородном государстве верховный И. был неограниченным повелителем, как представитель высшего божества, воплощение бога солнца. Приказания И. не терпели никаких возражений и исполнялись немедленно, как бы они ни были жестоки. После смерти И., им воздавались божеские почести, тела их бальзамировали и сохраняли в особых склепах в Куско, при чем к каждому приставлялся особый штат жрецов: кроме того изготовлялись каменные истуканы их (guacique) , которым воздавалось то же почтение, как и правящему И. Guacique сопровождали войско во время походов; их несли в торжественных процессиях, когда народ молился о прекращении засухи или дурной погоды. Есть сообщения о человеческих жертвоприношениях при похоронах И., но известия эти не вполне правдоподобны, так как по другим современным известиям жертвы были символическими: закапывались в землю чучела. Внешним знаком отличия И. была шерстяная головная повязка, с кистью над лбом. "Девы солнца", своеобразные весталки древнего Перу, все из рода И., были не только невестами или женами солнца, но и наложницами правящего И. В Перу сильно заботились о сохранении чистоты крови этих монархов: И. мог иметь только одну законную жену, и признавалось необходимым, чтобы она была родною его сестрою. Многочисленные дети И. от "дев солнца" считались законными, но не могли наследовать престола. Обыкновенно все списки И. начинаются с имени Манко Копак; имена и порядок И. везде одинаковы. Строго историческими можно считать И. лишь с Виракочи, жившего около 1380 г., т. е. за полтора века до прибытия испанцев. После казни И. Атауальны в 1533 г., несколько И. еще удержало за собою власть в недоступном горном убежище Анд, у истоков Амазонки. Последний из них, Тупак Амару, царствовал лишь несколько месяцев и в 1571 г. был обезглавлен в Куско.

Лучшие первоисточники для ознакомления с историей И.: Педро де Сиеза (Cieza) , в "Chronica del Peru", 2-я часть которой озаглавлена: "Управление, великие дела, происхождение, политика, постройки и дороги И." (Мадрид, 1880) ; Гарсильяссо, "Commentarios Reales de los Incas" (Лиссабон, 1609, Кордова, 1616) . Гарсильяссо - сын испанца и Чимпа Оэльо, в крещении Изабеллы, внучки великого И. Тупак Юпанги; зная прекрасно язык И., он для написания своей книги мог воспользоваться перуанскими преданиями, собранными им в большом количестве. Много ценных данных и у др. историков Нового Света, особен. da Zarate, Fr. Greg. Garcia, Herrera, I. Acosta и Ulloa. Новейшая литература: ст. Маркгама в трудах "Hakluyt Society" (1873 cл.) ; Bastian, "Kulturlander des alten Amerikas" (1878 - 88) ; Brehm, "Das lnkareich" (1885) ; Bruhl, "Die Kulturvolker Altamerikas" (Цинциннати, 1875 - 88) ; Betanzos, "Suma у narracion de los Incas" (1880) : Дж. Фиске, "Открытие Америки" (М. 1892, II, 9, 10) .

Инкрустация

(медиц.) - то же, что известковое перерождение.

Инкунабулы

- Так называются первопечатные книги (от incunabulum колыбель) , считая от времени открытия книгопечатания до 1525 или 1500 г. Во всех больших библиотеках делаются коллекции И., которые размещаются обыкновенно по месту напечатанных книг. Всех И. насчитывается более 16000; из них некоторые имеют весьма значительную ценность, напр., первые издания, особенно хорошо сохранившиеся экземпляры, особенно роскошно изданные сочинения. Если сравнить современное издание с древнепечатным, то придется сказать, что книгопечатание за 460 лет существования не сделало больших успехов, так хороша бумага в некоторых изданиях (напр., в "Catholicon" Гуттенберга) и так отчетлив и красив шрифт в этих первых опытах книгопечатания. Исследование И. требует больших специальных сведений: необходимо хорошо знать пособия в роде Панцера, "Aunal. typographici" или Наin, "Lex. bibliogr.", в которых перечислена и описана большая часть И.; но в каждой большой библиотеке найдется немало сочинений, библиографам неизвестных - и вот, при определении и описании их нужна величайшая точность. Следует отмечать формат книги и заглавие, которое в древнепечатных книгах помещалось в конце книги, рядом с годом напечатания, местом печати и именем типографщика. Водяные знаки бумаги часто служат для определения места и времени напечатания, если они не обозначены в книге. Следует, однако, помнить, что показаниям И. нельзя вполне доверяться, ибо и в И. встречаются опечатки, хотя их и гораздо меньше, чем в новых книгах. Есть, напр., в Имп. публичной библиотеке книга "Practica Valesci de Tharanta", напечатанная в Лейдене и помеченная 1401 г. (цифрами и прописью) ; кто на основании подобных фактов стал бы делать заключения, тот неминуемо впал бы в грубые ошибки. Первые книги печатались готическим шрифтом. Знаменитый Альд Манучи, типографщик в Венеции, ввел округленный латинский, чрезвычайно красивый шрифт; но он сохранил сокращения, которыми пользовались первые типографщики и которые затрудняют чтение древних книг. Первые издания Альда ценятся наравне с Гуттенберговыми и не уступают им по изяществу. Типографское искусство быстро распространилось по разным городам Европы, типографии появлялись иногда в маленьких городках; издания в мелких центрах часто весьма высоко ценятся, ибо встречаются весьма редко. Особенную ценность И. придают ксилографии, т.е. первые попытки вырезать картинки на дереве и делать печатные оттиски. Часто такие картинки разрисовывались красками от руки, и притом весьма художественно. Имп. публичная библиотека имеет большую коллекцию И. (около 4000) и альдин. Эта коллекция составилась, главным образом, путем соединения трех собраний: Залусского, Сухтелена (бывшего русск. посланника в Стокгольме, большого любителя и знатока книги) и Строгонова. Первая коллекция наиболее многочисленна: в ней особенно замечательны польские И., напр. первые краковские издания (учебники Аристотелевой философии и др.) . Залусский более заботился о количестве книг, чем о их качестве и исправности; поэтому многие экземпляры попорчены. Величайшей похвалы в смысле исправности и редкости заслуживают коллекции не очень многотомные, Сухтелена и графа Строгонова. Они собирали лишь наиболее ценные книги и переплетали их превосходно. Таково, напр., издание (editio princeps) Гомера, полученное публичной библиотекой от гр. Строгонова. Э. Р.

Инсбрук

(Innsbruck) - гл. г. австр. провинции Тироля, при р. Инне. Жит. (в 1890 г.) 23320. И. - красивейший гор. Тироля, с несуровою зимою; средняя годовая температура 8, 25ё Ц. Много красивых зданий: 11 церквей (в францисканской или придворной - великолепный мраморный саркофаг имп. Максимилиана I) , 5 монастырей, иезуитская коллегия, Фердинандеум или тирольский национальный музей, унив. Леопольда Франца, основанный в 1677 г. и возобновленный в 1826 г., с библиотекой, в которой 100000 т. книг и 1027 рукописей. Хлопчатобумажные и шерстяные (из овечьей шерсти) изделия, кофейные суррогаты; мастерские живописи на стекле, мозаичная мастерская, прядильная и машинная фабрики. И. в древн. назывался Ad Oenum, Oeni pons или Оеni pontum; сделан городом в 1234 г., герцогом Оттоном Меранским. Ср. Zoller, "Geschichte und Denkwurdigkeiten der Stadt Innsbruck" (Я., 1816 - 25) ; В. Weber, "Innsbruck und seine Umgebungen" (И., 1838) ; Probst, "Geschichte der Universitat zu Innsbruck" (И., 1869) ; Erier, "Innsbruck" (З-е изд., И., 1880) ; Gwercher, "Innsbruck u. dessen nachste Umgebung" (И., 1880) .

Инсинуация

(лат.) : 1) судебное утверждение дарения; впервые введено было имп. Юстинианом для дарений свыше известной суммы, в видах ограничения расточительности. 2) В риторике - оборот речи, которым что-либо внушается в форме мягкой, незаметно вкрадывающейся в умы слушателей, для избежания их неудовольствия. В общем значении И. оскорбительный намек.

Инспирация

(вдыхание) - один из двух моментов респирации (дыхания вообще) , делящейся на И. (вдыхание) и экспирацию (выдыхание) . Звуки человеческой речи образуются во время второго момента, т. е. экспирации. И. при обыкновенных условиях человеческой речи не играет никакой роли в образовании звуков, хотя все звуки возможны и при инспираторном воздушном токе. Все инспираторные звуки производят менее отчетливое и ясное впечатление, чем звуки экспираторные. Голос при И. звучит глухо и хрипло. В нормальной речи образование звуков помощью И. происходить лишь случайно, например, у детей во время плача, у взрослых при внезапной зевоте во время разговора. Инспирацией пользуются так называемые чревовещатели для получения глухого, точно из земли выходящего голоса. По свидетельству Винтелера ("Die Kerenzer Mundart in ihren Grundzugen dargesteilt", Лпц., 1876, стр. 5) , в Швейцарии пользуются И., чтобы сделать голос неузнаваемым. В немецком яз., в небрежной речи, иногда произносятся с И. частицы ja, juch, изредка so. Впервые наблюдал И. при образовании звуков речи Кемпелен ("Mechanismus der menschlichen Sprache etc.", Вена. 1791, стр.103) у "болтливых женщин и ревностных молельщиков в католических церквах", не прекращающих речи и тогда, когда легкие запасаются воздухом.

С. Булич.

Инстанция

(лат. instare - настоять, перед кем-либо что-либо защищать) - у римск. юристов выражение это означало требование назначения судьи для решения дела, а) , затем само производство дела. У нас термин этот означает: 1) известную стадию процесса (рассмотрение дела в первой И., во второй И.) , 2) известные степени суда, состоящие в отношениях Иерархической подчиненности (И. апелляционная, кассационная) . В прежнее время число судебных И. было довольно значительно (доходило до четырех и больше) ; ныне общепризнанная необходимость ускорения и удешевления процесса приводит к возможно большему сокращению числа И. В розыскном процессе absolutio ab instantia (освобождение от И., т.е. прекращение, точнее - приостановление производства дела) наз. такой приговор, которым обвиняемый не был признаваем ни виновным, ни невинным и освобождался от суда по недостаточности улик, но с тем, что по обнаружении новых улик он мог быть вновь привлечен к ответственности по тому же обвинению; в нашем дореформенном процессе этому соответствовало "оставление в подозрении". - Термин И. применяется и к административным местам, состоящим в отношениях иерархической подчиненности. В логике под И. разумеют пример, приводимый и для опровержения ложного вывода (ложной индукции) умозаключения слишком широкого или слишком узкого.

Инстинкт

(философ., от лат. глаг. instinguere, то же что instigare побуждать; побуждение, точнее - побудок) , означ. способность и стремление (у животных и людей) к таким действиям, которые соединяют целесообразность с безотчетностью и приводят к результату полезному не только для действующего индивида, но еще более для его рода. Исключая ясную сознательность и преднамеренность, понятие инстинктивного действия не совпадает, однако, с понятием действия механического или машинального, но требует известного внутреннего ощущения и стремления, хотя и безотчетного; поэтому, говоря, напр., о половом И. у животных, мы не употребляем того же термина относительно высших растений, хотя и размножающихся тем же способом, именно потому, что вся жизнь растений, а следовательно и функция размножения у них, представляется как чисто физический процесс, не сопровождаемый никаким внутренним чувством или стремлением в самом организме (насколько основательно такое представление - другой вопрос) . В мире животном И. есть единственный способ внутреннего присутствия и действия общего (рода) в единичном и целого в частях; в мире человеческом это есть лишь основной элементарный способ, все более и более теряющий свое преобладание. "Всеобщее" присутствует в человеке не только как родовой И., но, нераздельно с тем, и как разумное сознание (так, напр., язык, основное средство общения между людьми) будучи порождением инстинктивным, есть вместе с тем откровение разума и начаток сознания) ; точно также связь целого, или взаимность частных существ выражается в человеке не только как невольная симпатия, но и как нравственно-обязательное сознание солидарности с другими. - Как род, человечество отличается от животных тем, что оно прогрессирует, оставаясь самим собою, т.е. не переходя в новые органические формы. Этот прогресс существенно характеризуется тем, что И., первоначально общие у человека с животными, не теряя своей реальной силы, перестают быть темными стихийными влечениями, просветляются сознанием и одухотворяются высшим идеальным содержанием. Так, И. самосохранения теряет свой исключительно физический характер, переходя в охранение человеческого достоинства; И. родовой превращается в супружескую любовь; И. родительский становится выражением нравственной связи и преемственности поколений, началом предан я; И. политический, начатки которого встречаются у общественных и стадных животных, получает новое и огромное значение, переходя в чувство гражданского долга, в патриотизм и, наконец, в начало всеобщей солидарности или братства. Уже в животном царстве различные И. находятся в отношении подчинения между собою; так, И. самосохранения приносится в жертву родовому и родительскому (самцы, гибнущие в бою за обладание самкой, матери - при защите детенышей) ; у муравьев и пчел И. политический господствует над всеми другими, и частное приносится в жертву общественной организации целого. Тем более в мире человеческом следует признать такое подчинение низших инстинктивных требований высшим, имеющим здесь характер нравственных обязанностей; и если непозволительно, напр., оправдывать инстинктом самосохранения какое-нибудь отступление от патриотического долга, то нельзя опираться и на этот последний против высшего требования всечеловеческой солидарности. С другой стороны, по мере духовного развития человечества взаимоотношение различных групп и элементов в нем теряет свойство внешней исключительности и несовместимости; единство целого понимается все более и более как внутренняя нравственная солидарность всех, предполагающая и требующая самостоятельного бытия и свободного развития каждого. Когда, таким образом, все истинное содержание многоразличных инстинктов примет форму разумного сознания, тогда осуществится всеобщий нравственный порядок, вне которого останутся только слепые разрушительные страсти, лишенные всякого оправдания. а потому бессильные. Вл. Соловьев.

Инстинкт (биолог.) . - Термином инстинкт обозначаются все те умственные способности, которыми обусловливается совершение действий, хотя и соответствующих окружающим животное внешним условиям и направленных вообще к пользе особи или всего вида, но выполняемых без необходимого понимания связи между совершаемым действием и вытекающими из него следствиями. Признаком инстинктивных действий служит их прирожденность и непреднамеренность. Вообще с термином И. часто не связывают точного и строго определенного понятия и называют инстинктивными даже такие действия животных, особенно низших, которые имеют все отличительные признаки действий сознательных, разумных. Очень часто в действиях, в сущности инстинктивных, замешивается и проявляется в большей или меньшей степени и влияние рассудка: и далеко не всегда можно провести резкую границу между инстинктивным и разумным действием. Коренная разница между теми и другими заключается 1) в том, что последние вытекают всегда из знания определенной связи между действием и его следствием, 2) в том, что, если ответом на известные внешние влияния служат разумные действия, то они совершаются разными особями различно. между тем как соответственные инстинктивные действия совершаются всеми особями вида при данных условиях одинаково, и 3) что инстинктивные действия совершаются лишь при известных специальных обстоятельствах, которые часто оказывали свое влияние в течение жизни вида, между тем как разумные действия совершаются при самых разнообразных внешних условиях и могут служить ответом на совершенно новые воздействия окружающей среды, которые раньше могли и не встречаться. Принимают двоякое вероятное происхождение всех И. 1) Действия первоначально чисто разумные повторяясь в ряду последовательных поколений и постепенно, утрачивая свой сознательный характер, могут с течением времени превратиться в инстинктивные, подобно тому, как в жизни отдельного индивида известное совершенно сознательное действие путем повторения и привыкания постепенно принимает все более и более автоматический, рефлекторный характер. 2) Второй способ происхождения И. обусловливается естественным отбором и выживанием наиболее приспособленных. Действия и наклонности, никогда не носившие разумного, сознательного характера, но полезные для вида, должны, вследствие борьбы за существование, укрепляться и развиваться в ряде поколений и этим путем первоначально очень простое инстинктивное действие может превратиться в крайне сложное. Таков, напр., И. высиживания яиц. Нет никакого основания думать, чтобы какое-либо животное стало сознательно согревать яйца своим телом для вывода детенышей, и этот И. мог развиться из свойственной многим животным привычки прикрывать, защищать яйца своим телом. С превращением холоднокровных животных в теплокровные упомянутая привычка оказалась полезной для вида еще и в том отношении, что процесс развития в яйце мог протекать быстрее, и, таким образом, особенность эта имела все шансы быть закрепленной путем естественного отбора. Как указывает Дарвин, некоторые И. имеют не менее важное значение для сохранения вида, чем особенности его строения и потому легкие изменения в И. при изменениях внешних условий могли сохраняться, накопляться и усиливаться действием естественного отбора. Нет основания думать, чтобы все И. произошли непременно тем или другим из указанных путей, многие могли иметь двойное происхождение и развиться из первоначально разумных действий путем привычки с одной стороны и действия отбора с другой. Примером могут служить североамериканские тетерева, вырывающие себе под снегом длинный ход, оканчивающийся расширением, которое прикрыто лишь тонким слоем снега. Испуганная появлением врага у входа птица просто взлетает, легко пробивая слой снега. Здесь первым источником и было, вероятно, сознательное стремление прятаться под снегом, но современная форма его выработалась путем естественного отбора. В противоположность весьма распространенному взгляду нет достаточных оснований считать И. за нечто неизменное, они подлежат, напротив, различным изменениям при изменении внешних условий. Существует уже ряд наблюдений в пользу этого над домашними животными, наблюдались изменения в продолжительности высиживания, уходе за птенцами и т.п. Наблюдалось также появление новых И., так, напр., скоро после появления человека в необитаемых раньше странах, даже молодые животные начинают обнаруживать страх перед ним; как бы ни объяснялась сущность этих явлений, но самый факт возникновения новой группы инстинктивных явлений можно считать несомненным. Нередко изменения в инстинктивных действиях носят разумный характер, животное заменяет, напр., при сооружении гнезд обычный строительный материал при недостатке его другим (напр. пчелы заменяли узу смесью воска и терпентина) , заменяют обыкновенную пищу личинок другою и т.п. Но рядом с этим известно много случаев, когда животные, выполняющие очень сложные инстинктивные действия, оказываются в высшей степени тупыми, если наталкиваются на самое незначительное, но необычное для них препятствие. Не все случаи сложных И. поддаются в настоящее время объяснению с точки зрения приведенных взглядов, многие еще недостаточно выяснены (и недостаточно изучены) , но большая часть их естественно объясняется указанными соображениями. Важнейшая литература об И.: Дарвин, "Происхождение видов" и "Происхождение человека"; Romanes, "Mental Evolution in Animals", "Animal Intelligence" и статья "Instinct" в "Encyclopedia Britannica"; Леббок, "Муравьи, пчелы и осы" и Lubbock, "Die Sinne und des Geistige Leben der Thiere etc." (Лпц., 1889; перев. Маршалля) , также Fabre, "Souvenirs entomologiques. Etudes de l\'instinct sur les moeurs des lnsectes" (1879) , "Nouveaux souvenirs entomologiques" (1882) и "Souvenirs entomologiques" (3 серия, 1886) .

Н. Кн.

Институт

(юрид.) - понятие, означающее совокупность юрид. норм, обнимающих одно или несколько связных юрид. отношений. Эти отношения, не будучи произвольными образованиями законодателя, а выражая собою определенную и неизбежную, при данном состоянии общества, связь между его членами, обусловленную строем жизненных явлений (экономических, социальных и этических) , поддаются, при изучении, определенной классификации или систематике, позволяющей установить между ними внутреннюю зависимость и свести их к одному понятию или к одним факторам образования. Изучение юридич. отношений, поэтому, производится теперь при помощи расположения юрид. отношений по таким подчиненным или соподчиненным группам. Каждая из таких групп носит название И.: так, напр., говорят об И. собственности, наследования, семьи, договора, или об И. более мелких, входящих в состав каждого из перечисленных: И. владения, завещания, брака, приданого и т.д. Крайние догматико-романисты склонны приписывать И. постоянный и неизменный логический строй, к выяснению которого они и направляют свои усилия. Их цель - определить постоянное понятие каждого И., отличить его от других и таким образом создать стройную логическую систему всего права. Усилия эти, однако, до сих пор напрасны; так как состав И. и их строй подвергаются постоянному преобразованию, в зависимости от изменений исторической жизни. Поэтому И. не сут постоянные типы юрид. отношений, а лишь обобщения норм, имеющие значение только для данного времени. В. И.

Инсульт

(мед.) - приступ болезни. Апоплексический И. - удар, апоплексия.

Интарсия

- художественно-промышленное производство, состоящее в том, что в дерево вделываются куски дерева же, но другого цвета, после чего общая поверхность фона и этих кусков состругивается вгладь и отполировывается. При изготовлении таких деревянных мозаик вначале употреблялось дерево двоякого сорта - темное и светлое: первое служило для фона, второе для вставок в него, или же наоборот; но впоследствии стали пускать в дело и дерево, подкрашенное в различные цвета. Эта отрасль декоративного искусства возникла, по-видимому, в Италии и достигла там высокого совершенства в XV ст., в раннюю пору Возрождения, от которого дошло до нас много прекрасных итальянских И., украшающих преимущественно хоровые седалища в церквах, напр. в церкви Санта-Мариа-Новелла, во Флоренции. В это время столяры-интарсиаторы воспроизводили почти исключительно мотивы линейного или растительного орнамента. С XVI в. И. стала употребляться для украшения кресел, столов, шкафов, ларцов и др. роскошной мебели и, не ограничиваясь орнаментом, стала изображать также фигуры человека и животных, ландшафты и архитектурные виды. Такого рода И., мастерски изготовлялась в Аугсбурге, Нюрнберге, на Рейне и в Голландии. Во Франции вкус к И. распространился особенно сильно при Людовике XIV. Здесь она получила название маркетрии (marqueterie) и достигла удивительного изящества в мастерской парижского столяра Шарля Буля (1642 - 1732) , мебель которого, благодаря богатству и вкусу своей орнаментации и тонкости отделки, в большом почете у любителей искусства и редкостей. Производство И. продолжало процветать во Франции и в последующее время, при Людовиках XV и XVIII; его не убило наступившее затем пристрастие к античным образцам, и в мебельных изделиях стиля Империи мы находим, наряду с бронзовыми украшениями также и деревянно-мозаичную выкладку. Ныне лучшие произведения маркетрии выходят, по прежнему, из Франции, хотя они превосходно исполняются и в Англии.

А. С - в.

Интеграция

- явление в языке, заключающееся в том, что составные морфологические части известного слова (корень, суффикс, префикс) уже не обособляются в нашем сознании, как отдельные части слова, и все слово (или его часть) , хотя бы и разложимое, путем научного анализа, на свои составные части, чувствуется одним цельным словом. Ближайшая причина этого явления, как и всех морфологических процессов - чисто психического характера. Отдельные части слов обособляются в нашем сознании только благодаря ассоциациям, по сходству между представлениями схожих частей слова. Представления слов: ход, ход-ить, в-ход-ить, вы-ход, в-ход и т.д. ассоциируются между собою по сходству повторяющейся в них одной общей части ход-. Представления слов: ход-ить, воз-ить, плат-ить и т.д. или руч-ка, нож-ка, улов-ка и т.д. ассоциируются между собою по сходству одной общей части - ить или -ка (окончание, суффикс) , встречающейся в каждом из них и придающей им один общий оттенок значения (неопределенного наклонения, уменьшительный) . Представления слов: в-ход, в-нос, в-воз и т.д. в-ходить, в-носить, в-возить и т.д. ассоциируются между собою по сходству общей им всем части в-, придающей один и тот же постоянный оттенок значения. Благодаря этим ассоциациям, мы обособляем в нашем сознании корни, префиксы, суффиксы и отличаем их друг от друга. Таким образом, обособление отдельных частей слова зависит: 1) от присутствия простых слов (и корней) , рядом со сложными, 2) от присутствия известного общего корня с основным значением, как ход- в целом ряде сложных слов, осложненных известными побочными оттенками значения: при-ход, в-ход, доход, у-ход - при-ходить, в-ходить, до-ходить и т.д. 3) от присутствия известных суффиксов или префиксов, с постоянным значением, в целом ряде слов: ход-ить, воз-ить, плат-ить - вход-ить, внос-ить, ввод-ить и т.д. При отсутствии одного вида нескольких из этих условий, отдельные части слов обособляются с трудом или совсем не обособляются. Так мы не чувствуем корня у в словах об-у-ть, раз-у-ть, потому что нет простого глагола у-ть. Скорее корнем чувствуются сложные (с префиксами) комплексы обу- и разу-, так что образуется глагол переобуть, а не пере-уть. Неологизм Пушкина "безуханный" не привился, потому что нарушил эти условия: простого слова ухать или уханный нет, а есть только сложное благоуханный. Если основное значение простого слова отошло от основного значения сложного, обособление также затруднено: в слове находить, имеющем уже переносное и отвлеченное значение, мы не чувствуем ясно префикса и корня, тогда как в словах наехать, наскочить граница между корнем и префиксом чувствуется сразу. Это происходить от того, что общее значение находить не получается прямо из отдельных значений на+ходить, тогда как общее значение напхать, наскочить получается прямо из суммы значений на+ехать, на+скочить. Там мы чувствуем корнем наход-, а здесь ех-, скоч-. Подобному сращению (в нашем сознании и природном языковом чутье) нескольких частей слова в одно целое и дано название И. (покойным проф. казанского унив. Н. В. Крушевским; его: "Очерк науки о языке", Казань, 1883, стр. 73 и след.) . Образчики других подобных слов с И.: понос (в смысле = диаррея) , исчезать, затевать, подушка, образ и т.д. Никто, например, не чувствует родства слов образ и резать, подушка и ухо, хотя оно между этими словами имеется. Корнями являются здесь уже комплексы образ- подушк- и т.д.

С. Булич.

Интенция,

интенционализм - взгляд, по которому нравственное достоинство действия определяется исключительно его намерением. При ложном толковании И. переходит в приписываемое Иезуитскому ордену правило, что цель освящает средства.

Интервал

- музыкальный термин, обозначающий отношение (по высоте) одного звука к другому. Звуки или ступени диатонической мажорной гаммы образуют следующие И.: унисон или прима, секунда, терция, кварта, квинта, секста, септима, октава. Названия их связаны с числом крайних ступеней И. и ступеней, находящихся между ними. Ноты читаются от нижней к верхней. Названия количественных величин И. следующие; прима чистая (до-до) ; секунда большая или целый тон (до-ре) , состоящий из двух соседних ступеней диатонической гаммы, между которыми лежит одна ступень хроматической (до-диез) , секунда малая или диатонический полутон (ми-фа) , состоящий из двух соседних ступеней диатонической гаммы; большая терция (до-ми) , крайние ноты которой отстоять на два тона; малая терция (ми-соль) - крайние ноты отстоят на 11/2 тона; чистая кварта (до-фа) - крайние ноты отстоять на 21/2 тона; увеличенная кварта (фа-си) или тритон - на 3 тона; чистая квинта (до-соль) - на 31/2 тона; уменьшенная квинта (си-фа) - на 2 тона и два полутона; большая секста (до-ля) - на 41/2 тона; малая секста (ля-до) - на 3 тона и два полутона, большая септима (до-си) - на 51/2 тонов; малая септима (ре-до) - на 4 тона и два полутона; чистая октава (до-до) - на 5 тонов и два полутона. Каждый И. расширяется oт повышения в нем, с помощью хроматического знака, верхней ноты на 1/2 тона или понижения нижней. И. суживается от понижения верхней ноты или повышения нижней. Энгармонические И. - те, которые одинаково звучат, хотя различно пишутся, и называются. Есть еще составные И., выходящие из пределов октавы: нона (8-ва + 2-да) , децима (8-ва + 3-я) , ундецима (8-ва + 4-та) , дуодецима (8-ва + 5-та) , терцдецима (8-ва + 6-та) , квартдецима (8-ва + 7-ма) , квинтдецима (8-вa + 8-ва) . Чистая прима, октава, квинта, кварта, большие и малые терции и сексты считаются консонансами, остальные И. - диссонансами. При перемещении в основном И. нижнего звука на октаву или больший И. вверх или верхвего звука на такие же И. вниз происходит обращение и изменение И.

Н. С.

Интерес

- в более широком значении есть участие, принимаемое человеком в какомнибудь событии или факте и вызываемое как свойством факта, так и склонностями самого человека. В более тесном смысле И. обозначает выгоду или пользу отдельного лица или известной совокупности лиц, противополагаемые выгоде и пользе других лиц. В последнем смысле по преимуществу выражение И. употребляется в этике и праве: говорят об И., как главном стимуле человеческой деятельности (утилитаризм) , о борьбе И., о политике И. Среди современных юристов распространено воззрение на право, как на "защищенный И.", высказанное Терингом и разделяемое другими выдающимися юристами. К этому смыслу слова близко и техническое понятие И. в гражданском праве, служащее, главным образом, масштабом для определения размера вознаграждения за вред и убытки, причиняемые правонарушениями. В современном праве подлежащие возмещению вред и убытки оцениваются не по объективной мерке стоимости самого предмета правонарушения, а по субъективной - степени заинтересованности лица в обладании этим предметом, Оцененная применительно к данному липу выгода от обладания тем или иным нарушенным правом и есть И. в юридическом смысле. Так как эта выгода может быть как реальной, так в идеальной, то говорят об имущественном и неимущественном интересе (в немецкой литературе последний называют И. "особого расположения, пристрастия", Affectionsinteresse) . Правила о способах возмещения первого выработаны в римском праве и точно установлены в современной теории. Имущественный И. слагается из действительной стоимости поврежденного или утраченного вследствие правонарушения предмета (damnum emergens) , плюс те имущественные выгоды, которых лицо лишилось вследствие утраты или повреждения предмета в данное время (lucrum cessans) . Недоставленная или доставленная должником слишком поздно вещь могла быть перепродана кредитором третьему лицу по высшей цене; при своевременном ее получении в известном месте кредитор мог бы увеличить все свое имущество или часть его, пустив его в оборот, в который оно не могло поступить без этой вещи (обещана, напр., лошадь, которая составила бы с уже имеющимися налицо одномастную и слаженную тройку) . Все эти потерянные выгоды и возмещаются в виде И. лица в данном праве (Из сказанного следует, что оценка стоимости нарушенного права совершается не на основании только стоимости его объекта, а применительно ко всему имуществу потерпевшего или части имущества, связанной с этим объектом. Поэтому И. определяют еще как разницу между состоянием имущества до правонарушения и после него) . При расчете этого И. принимается во внимание обычное положение вещей: состояние рынка в данном месте, обычный порядок и цены сделок и т.д., а не гадательные соображения потерпевшего. Не требуется, кроме случаев расчета спекулятивных выгод, несомненных доказательств того, что сделка, с которой связан был И. кредитора, непременно состоялась бы или что кредитор несомненно принял бы меры к тому, чтобы она состоялась; достаточно доказать, что она, при данном положении дел, могла бы состояться. При оценке непосредственно причиненного вреда принимается во внимание, однако, и образ действий потерпевшего; с его стороны должны быть налицо заботы об отвращении вреда. Так напр., кредитор, не получивший вовремя от должника кормов для скота, не может уморить свой скот голодом и потом взыскать стоимость скота; он должен постараться, если можно, купить корм в другом месте, а должник - уплатить цену, заплаченную кредитором. Само собою разумеется, что расчет вероятных выгод не может идти в бесконечность; возмещается, кроме цены объекта, только непосредственно утраченная вследствие правонарушения выгода, выгода же на выгоду не возмещается. В случае получения потерпевшим, вместе с вредом от правонарушения, и выгод от него, производится обыкновенно зачет выгод и убытков.

Под неимущественным И. разумеют блага и выгоды, соединяемые, с одной стороны, с жизнью, здоровьем, честью и вообще с личностью, а не имуществом человека, а с другой - особую ценность, которую имеет по отношению к данному лицу обладание тем или иным имуществом (так назыв. ценность особого "пристрастия", "расположения") : данное имущество наследство дорогого человека, его подарок, воспоминание о событии, любимая вещь и т.д.) . Неосновательно считают иногда неимущественной цену предметов роскоши, археологии. искусства, разнообразных коллекций и т.д. Не имея постоянной рыночной цены (иногда на рынке старое оружие, напр., имеет цену только старого железа или стали) , они имеют, однако, определенную денежную цену среди любителей. Последняя и должна быть предметом юридического взыскания. Вопрос о возмещении этого И. представляет несравненно большие трудности, чем возмещение имущественного И. Субъективный элемент играет огромную роль даже в наиболее простом, первом его виде. Хотя, несомненно, оплата деньгами потери для близких лиц - жизни известного человека, и для самого человека - здоровья и красоты, денежная пеня за поруганную честь и т.д. может, вообще говоря, служит некоторым возмещением за понесенный вред (полученный на деньги комфорт ослабит страдания, деньги помогут заменить одно потерянное удовольствие другим и т.д.) , однако, весьма часто в эти оплаты, и эта пеня не дают ничего: богатый человек ничего не приобретет от нарушения прав его личности со стороны бедного, к какой бы сумме не был приговорен последний; эта сумма или все-таки будет мала для богатого, или неоплатна со стороны бедного. Что касается ценности особого пристрастия, то здесь с полной иногда невозможностью возместить ее соединяется и невозможность во многих случаях денежного наказания за правонарушение, удовлетворяющего чувство мести: наказание возможно наложить лишь тогда, когда нанесшее вред лицо знало о существовании особой ценности и направляло, след., свое действие на нее сознательно, или вообще действовало злонамеренно. В других случаях наказание было бы несправедливостью по отношению к правонарушителю. Ввиду этих трудностей, обязанность возмещения неимущественного И., а также и штрафы за его нарушение, признаются не всеми законодательствами, в тех же, которыми они признаются, не существует общей нормы вознаграждения неимущественного И. Наиболее склонны к присуждению неимущественного И. законодательства тех стран, судьи которых обладают большей свободой суждения о юридических событиях (суд присяжных в Англии и Америке, французские судьи на континенте Европы) . Эти судьи совершенно свободно присуждают возмещение неимущественного И. в вопросах нарушения прав личности; в вопросах о повреждении вещей и они, согласно с сказан ным выше присуждают неимущественный И. только в случаях сознательного и злонамеренного его нарушения (ст. 3355 калифорнск. гражд. улож., представляющего кодификацию общего англ. и амер. права; по русск. изд. ст.2127) . Германские и русские судьи, более стесненные в установлении размера убытков, наоборот, скупы в оценке неимущественного И. в случаях нарушения прав личности, хотя законы и не всегда против такого присуждения; в вопросе о повреждении вещей прусское и австрийское право согласны с английским и американским; русское право не признает здесь неимущественного И. (Установить возмещение неимущественного И. отказываются и составители проекта общегерманского уложения, прямо мотивируя этот отказ недостаточно свободным положением германских судей (мотивы к 221 проекта) ). Особое положение занимает, наконец, вопрос о неимущественном И. в договорах. Юристы очень много спорят о том, возможно ли с одной стороны признать действительными те договоры, предмет которых не может быть оценен на деньги, и следует ли, с другой, взыскивать за нарушение договора пеню в том случае, если кредитор не понес от этого нарушения имущественного ущерба. Справедливость защиты неимущественных договоров и наказания за самый факт нарушения такого договора, независимо от причинения им имущественного ущерба, сама по себе не подлежит сомнению. Обещания явиться в такое-то место для необходимых другому контрагенту действий, не производить шума во время занятий, обеспечить покой в квартире и т.д. имеют часто не меньшую важность, чем имущественные обязательства; с другой стороны, нарушение, напр., хозяином гостиницы обещания приготовить комнаты к определенному сроку для приезжей семьи, вследствие чего эта семья принуждена провести ночь на улице, за неимением помещения в других гостиницах, хотя и не приносит семье имущественного убытка, однако причиняет ей такие неудобства, которые, несомненно, требуют возмещения, путем наказания виновника. Но к юридическому признанию такой защиты неимущественного И. в договорах встречается препятствие во взгляде на гражданские правоотношения, как на специально имущественные - взгляде, основываемом на римском праве и не препятствующем признанию неимущественного И. в деликтах, как области больше уголовного, чем гражд. права. Этот взгляд очень распространен между франц. юристами (Потье, Лоран, Ривье) и разделяется значительным числом немецких (Пухта, Савиньи, из новейших Дернбург) . Большинство новейших юристов, ввиду справедливости защиты неимущественного И. и новейших исследований самого римского права, склоняются, однако, в пользу защиты неимущественного И. и в договорах. В Германии признание этой защиты - теперь господствующее мнение (Виндшейд, Иеринг, Унгер и составители проекта общегерм. уложения) ; в Англии и Америке предметом договора признается "все, что возможно по природе вещей" (ст.1597 калифорн. гражд. ул.) , а за нарушение договора полагается уголовная пеня там, где невозможна денежная пеня, установляемая по усмотрению присяжных. Да и франц. практика не сходится в этом отношении с мнением ученых. Пенею за нарушение неимущественного И. в договорах вообще признаются денежные суммы, налагаемые по усмотрению суда, или неустойка, установленная самими сторонами. Русская судебная практика не признает защиты неимущественного И. и в договорах, как в деликтах, но в русской литературе есть убежденные сторонники этой защиты (Муромцев, Пассек) . Для области договоров имеет значение деление И. на положительный и отрицательный, пользующееся большим распространением в Германии и установленное Иерингом. Положительным называют И., взыскиваемый за нарушение имеющего полную юридическую силу договора; отрицательным - И., взыскиваемый с виновной стороны при недействительном договоре (на основании так назыв. culpa in contrahendo) . Одна из сторон ошиблась, напр., в личности контрагента или в предмете договора; вследствие ошибки договор недействителен и исполнению не подлежит; однако, другой контрагент, не знавший об ошибке, совершил уже коекакие действия по исполнению договора, которых он не совершил бы, если бы договора не заключал; убытки, отсюда происшедшие, должны быть ему возмещены. Они и составляют отрицательный И., так как оцениваются не тем, что получил бы контрагент, если бы договор состоялся, а тем, чего бы он не потерял, если бы не заключал договора. Приведенным делением пользуются составители проекта общегерман. уложения; в положительные законодательства оно не вошло. Ср. Er. Mommsen, "Beitrage zum Оbligationenrecht" (II, 1885) ; Confeld, "Die Lehre v. Interesse" (1865) ; Иеринг, "Интерес и право" (русск. перев. Борзенко, Яр., 1880) ; Windscheid, "Lehrbuch d. Pand." (257 - 8) ; Link, "Uber die Ermittlung des Sachverhaltes im franzosisch. Civilprozesse" (1860) ; Муромцев, "Определ. и основ. разд. права" (1879, 92 - 100) ; Пассек, "Неимущественный И. в обязательстве" (Юрьев, 1893) .

В. Н.

Интерлюдия

(interludium, Zwischenspiel) - отыгрыш, исполняемый между строфами хоралов, а также и между хоралами. И. писали Тюрк, Вирлинг, Шнейдер, Кернер.

Интермедия,

или интермеццо (Intermedio, intermezzo) - маленькая музыкальная пьеска в простой коленной форме, преимущественно веселого характера. И. часто помещается между пьесами, написанными в более обширной форме и в более серьезном характере. И. называется музыкальный эпизод с новым содержанием, помещенный между вариациями, для избежания однообразия, которое могло бы оказаться при непрерывном повторении варьированной темы, а также небольшой инструментальный номер (антракт) , одноактная комическая опера, небольшой балет, исполняемые между актами оперы. Мадригалы, исполнявшиеся в прошлых столетиях между актами опер, также назывались И.

Интонация

(Intonazione, intonation) - произведение звука посредством человеческого голоса или струнного или духового инструмента без клавишей. При верной И. каждый звук вполне согласуется с требуемым строем. Если И. выше или ниже его, то происходить фальшь. При хорошей И. звук атакируется, т.е. производится сразу, без всяких колебаний. Верная И. составляет задачу первоначальных занятий, как в пении, так и в игре на инструменте. Возгласы или пение священнослужителя, за которыми вступает хор, называется И. Интонировать (intonare) у капельмейстеров значит задавать хору тон перед началом исполнения. У строителей органа И. - способ уравнения силы звука и его верности в органных трубках. Н. С.

Интродукция

(introduzione, preludio, introduction, Vorspiel) вступление перед музыкальным сочинением. И. не имеет определенной формы; размеры ее весьма различны. Инструментальная И. в вокальных сочинениях (ария, хор и пр.) , а также в инструментальных, служит для приготовления главной тональности пьесы. В операх И. бывает вокально-инструментальная или исключительно инструментальная. В первом случае она связана со сценическим действием и составляет первый номер акта, следуя за увертюрой; во втором случае И. заменяет увертюру и по содержанию находится в связи с сюжетом оперы. И. развилась из трубных фанфар (intrade) , возвещавших начало спектакля. Начало католической мессы называется introitus.

Н. С.

Интуиция

(от лат. Intuere - глядеть) - непосредственное усмотрение чего-либо в качестве истинного, целесообразного, нравственно доброго или прекрасного. Противополагается рефлексии. Отрицать И., как факт, невозможно, но было бы неосновательно искать в ней высшую норму философского познания, перед которою рефлектирующее мышление теряло бы свои права. Такая точка зрения (интуитивизм) в сущности отнимает raison d\'etre у самой философии, задача которой - все данное во внешнем и внутреннем восприятии проводить отчетливо через рефлексию разума, отбрасывая случайные и исключительные свойства явлений и оставляя в результате смысл всего, т.е. всеобщее и необходимое содержание целого опыта. Интуитивность или интуитивное отношение к предметам занимает преобладающее, хотя и не исключительное место в художественном творчестве.

Вл. С.

Инфлюэнца

(мед.) . - В слове грипп сделана ссылка на И., так как под этим именем в последнее время болезнь эта стала более известной; но первое название вернее, ибо под И. разумеют тифозное заболевание лошадей; переходящее с одной лошади на другую. Слово "И." итальянского происхождения, указывающее на предполагаемое влияние атмосферных условий на болезнь. В народе грипп называют "сыпишкой", за границей - "русским катаром". Грипп или инфлюэнца - болезнь отнюдь не новая: ей ведется счет с 1173 г., однако наиболее полно описанная эпидемия относится к 1510 г. Затем известны эпидемии 1557, 1675 (описанная знаменитым Сиденгамом) , 1729 - 1730 (пронесшаяся, подобно урагану, по всей Европе, всюду проникавшая) , 1742 - 1743 и 1780 гг. В нашем столетии было также несколько эпидемий И., из которых наиболее важные относятся к 1831, 1836, 1857 - 1868, 1874 - 1875 и, в особенности, 1889 - 1892 годам. В России эпидемии И. существовали в 1580, 1730, 1781, 1799, 1830, 1833, 1836, 1854, 1857 и 1889 - 1890 годах.

Отличительной особенностью И. представляется быстрое и обширное ее распространение, сравнительно короткое существование (4 - 8 недель) и внезапное исчезновение. В некоторые эпидемии И. переболело 4/5 населения. Так в Петербурге в 1782 г. в самом начале заболело 40000 жителей, а в 1889 г. около 650000, в Москве 300000, в Харькове почти поголовно все жители. В последнюю эпидемию в Петербурге тщательное распространение инфлюэнцы было заметно всякому и без статистических данных. По счастью, эта повальная болезнь не давала у нас большой смертности; но если перевести на деньги количество отнимаемых ею рабочих дней, то оказалось бы, что она обходится человечеству гораздо дороже всякой другой эпидемии, даже холеры. Впрочем, И. и сама похищает немало человеческих жизней, а присоединяясь к другим болезням (в особенности к бугорчатке) , значительно повышает общую смертность во время своего господства. Так в последнюю эпидемию 1889 - 1891 г. И. повсюду повлияла на увеличение общей смертности. Последняя выше всего была в Брюнне 78, 2 (обыкновенно 31) , Кракове - 66, 0 (обыкновенно 20) , Париже - 61, 7 (обыкновенно 20) и т.д. И. не знает никаких преград, не щадит ни одного пояса земного шара, не зависит от климата, времени года, пола и возраста; впрочем, в некоторые эпидемии было замечено, что дети заболевали реже, женщины - чаще и раньше, чем мужчины. Для крепких организмов И. представляется только неприятным, для слабых и больных, раньше одержимых разными страданиями, в особенности дыхательного аппарата - весьма опасным недугом. Как уже замечено выше, И. в особенности косит много чахоточных, которых во время эпидемии следует старательно оберегать от заболеваний. И. объясняли влиянием теллурических условий, колебаниями температуры и состоянием погоды, позднее - уменьшением озона в воздухе. Указывали и на то, что, будто бы, И. является предшественницей холеры и подозревали какую-то между ними связь и т.д. Но в последнюю эпидемию немец. врачам, Пфейферу и Канону, удалось открыть особую бактерию - палочку, которая является причиною И. Открытие названных врачей подтвердилось исследованиями Брускеттини в Болонье, Корниля в Шонтемесса в Париже, а также Китассате в Берлине. Палочка И. отличается от многих других патогенных палочек не только своей микроскопичностью, но также и тем, что концы ее нередко окрашиваются сильнее, чем середина, и колонии их никогда не сливаются. Ввиду упомянутого открытия, теперь большинство врачей признает И. болезнью контагиозною (заразительною) и для предупреждения заражения рекомендуется обезвреживать мокроту больных И. (прибавлением раствора сулемы) , изолировать заболевших, а еще более того имеющихся в доме хронических больных, слабых или истощенных, страдающих болезнями легких, бронхов, подреберной плевы, чахоточных, сердечных и стариков.

Во время эпидемии И. распознавание этой болезни до того легко, что делается и без помощи врача; при этом, однако, часто просматривается начало и других серьезных болезней (тифа, воспаления легких, острых сыпей и проч.) . И. нередко предшествуют так называемые предвестниковые (продромальные) явления, выражающиеся чувством общего недомогания, легкой усталостью, головной болью и ломотой во всех членах. Так продолжается дня два; затем болезнь открывается потрясающим ознобом, повышением температуры до 39 - 40ё Ц.; нос заложен, голова сильно болит, в особенности в области лба, над переносицей; появляется сухой кашель; аппетит отсутствует; при этом имеется либо запор, либо понос. В большинстве случаев все эти явления усиливаются к вечеру первого же дня заболевания; затем лихорадка постепенно падает и к 3 - 6 дню доходит до нормы. Во все время болезни наблюдается увеличенное потоотделение и под конец ее у многих сильный зуд кожи. Нервная раздражительность, головная боль, быстрая усталость при работе остаются еще в течение более или менее долгого времени после этой краткосрочной болезни. Соответственно тому, какие из описанных явлений выступают на первый план, различают следующие формы И.: 1) нервную (influenza nervina) , при которой преимущественно поражается центральная нервная система; 2) катарральную (inf. catarrhalis) , характеризующуюся припадками заболевания дыхательных органов и 3) гастрическую (inf. gastrica) , при которой преимущественно поражается желудочно-кишечный канал.

Что касается лечения, то едва ли при какой-либо другой болезни было предложено и испробовано столько средств, сколько именно при И.; но это обилие средств и доказывает, что нет ни одного верного. Всем предложенным средствам (из которых в последнюю эпидемию особенно выделился салипирин, до одного грамма на прием) следует предпочесть потогонный способ лечения с применением горячих ножных ванн с горчицей. Лечение осложнений принадлежит врачу. Б. А. Окс.

Инфлюэнца у лошадей долго была названием целого ряда различных повальных заболеваний, сопровождающихся лихорадкой. В настоящее время различают две ее формы: собственно И. и повальное воспаление легких (контагиозная плевропневмония) . Последняя обыкновенно описывается как самостоятельная болезнь. С конца прошлого столетия является повсеместно, то усиливаясь, то ослабевая, как у нас в России, так и по всей Европе. В Северной Америке она в 1872 - 73 г. свирепствовала во всех штатах. Сильное развитие этой эпизоотии наблюдалось В 1813 - 15, 1825 - 27, 1836, 1840, 1846, 1851, 1853, 1862, 1870 - 73, 1881 и 1883 гг. В России последнее появление ее, особенно среди лошадей СПб. военного округа, было в 1891 - 92 г. И. в высшей степени заразительная болезнь и поражает преимущественно лошадей, ослов и мулов. Имея совершенно сходные признаки с И. людей, она, с уверенностью можно сказать, не переходит к ним от животных. Зараза содержатся преимущественно в воздухе, выдыхаемом больными и выздоравливающими животными, и в их экскрементах. Признаки И. без осложнения следующие: животное сразу отказывается от принятия корма, внутренняя температура тела его быстро достигает высоких границ (39ё 41ёЦ.) , состояние угнетенное, сонливое, походка шаткая, появляется истечение из глаз и носа, иногда замечается поражение роговой оболочки глаз; слизистая оболочка рта суха, обнаруживаются желудочно-кишечные расстройства и отеки конечностей, брюха и мошонки; на 6 - 7 день заболевания, в большинство случаев, все болезненные симптомы исчезают, остается только на долгое время слабость и ослабленный аппетит. Если болезнь не осложняется, то процент смертности весьма незначителен. Осложнения замечаются со стороны легких (воспаление) , сердца (упадок сердечной деятельности) , нервной системы (параличи) и кишечника (глубокие воспалительные изменения) . Меры к ограничению распространения и ослаблению заразы следующие: ежедневное измерение температуры у всех лошадей конюшни, в которой появилась болезнь; быстрое отделение и недопускание в работу лошадей с ненормальной (выше 38, 3ё Ц) температурой, дезинфекция, главным образом, полов слабой серной кислотой (2 фн. крепкой на ведро воды) , удаление с них подстилки и пульверизация в конюшнях скипидаром с раствором карболовой кислоты. Лечение не должно быть энергичное: растирание тела скипидаром и дача внутрь глауберовой соли (по 1/4 фн. утром и вечером) и винного спирта или водки с пойлом, при сильной слабости, а при очень высокой температуре - антифибрин с хинином. По выздоровлении сдедует осторожно втягивать лошадь в работу; для улучшения аппетита хорошо давать небольшое количество моркови.

А. Соколов.

Инфyзoрии

- или наливочные животные (Infusoria) - класс простейших животных, снабженных мерцательными жгутами или ресничками, заменяющимися во взрослом состоянии иногда цилиндрическими сосательными выростками, с определенной формой тела, по большей части с ротовым, а иногда и заднепроходным отверстием, одною или несколькими пульсирующими вакуолями и ядрами, размножающиеся делением и почкованием. Форма тела - то способна более или менее сильно изменяться, то постоянно остается одной и той же; иногда тело покрыто панцирем. В редких случаях существует тонкая, отстоящая от тела раковина, Тонкая, нежная кожица, покрывающая тело, несет различного рода мерцательные волоски и жгутики, придатки в виде щетинок, крючков и т.д. Одни инфузории снабжены одним или немногими крупными мерцательными жгутиками или бичами, другие снабжены большим количеством мерцательных волосков, которые могут покрывать всю поверхность тела или значительную ее часть; у снабженных сосательными органами ресничек во взрослом состоянии нет. Тело И., подобно телу всех простейших, представляет просто одноили многоядерную клеточку и различные усложнения организации не выходят из рамок одноклеточности. При неблагоприятных условиях, а иногда и перед размножением, И. энцистируются, т.е. покрываются более или менее плотной оболочкой (цистой) ; в этом виде они могут долго выдерживать высыхание и уноситься ветром на большие расстояния. Попадая в таком виде в благоприятные условия они размножаются, часто весьма быстро, чем и объясняется появление их в различных настоях органических веществ (отсюда название И., т.е. наливочные) . Размножению путем деления может предшествовать полное или частичное и временное слияние (конъюгация) животных, в которой некоторые видят простейший половой акт; с другой стороны выяснилось, что конъюгация во многих случаях происходит тогда, когда после ряда делений наступает измельчение и ослабление животных. Конъюгация представляет собою, таким образом акт обновления И. Подробности касательно строения и образа жизни И. в статьях об отдельных классах. За исключением сравнительно немногих паразитных форм, И. живут в морской или в пресной воде. В 1885 г. было известно около 800 видов. Класс И. в настоящее время делят на жгутиковых или биченосцев, Flagellata s. Mastigophora, и ресничных Ciliata, или отделяют от последних в качестве особого отряда сосущих И. - Suctoria. Открытые в конце XVll в. Левенгуком, И. получили это название в прошлом столетии. Долгое время название это означало всяких микроскопических животных, развивающихся в настоях. Конъюгация и размножение делением и почкованием были впервые наблюдаемы О. Ф. Мюллером. Важное значение имело в изучении И. появившееся в 1838 г. сочинение Эренберга: "Infusionsthierchen als vollkommene Organismen", не утратившее значения и до настоящего времени, хотя, причисляя к И. некоторых сравнительно высокоорганизованных животных и исходя из их строения, Эренберг приписал И. много органов, которых у них в действительности нет (напр., желудок, кишку, семенные железы, яичники и т.д.) . Ошибки Эренберга были исправлены Дюжарденом, Ф. Зибольдтом и Келликером, которые доказали одноклеточность И.

Ближе строение и размножение И. были исследованы особенно Штейном, Клапаредом, Лахманом, Бальбиани и Бючли.

Н. Кн.

Ипатьевский

(Троицкий) мужской 1 кл. кафедральный м-рь, в 1 в. от г. Костромы. Основан около 1330 г., в месте предполагаемого явления Божьей Матери, с предстоящими апост. Филиппом и священномучен. Игнатием Гангрским, татарскому мурзе Чете, во св. крещении Захарию, родоначальнику Годуновых, которые много содействовали благолепию обители. Историческую известность м-рь приобрел пребыванием в нем Михаила Феодоровича Романова, именно здесь, 14 марта 1613 г., согласившегося принять царскую корону. Дом, в котором жил Михаил Феодорович, существует до сих пор, в реставрированном виде. Проф. Н. В. Покровский, в своем исследовании: "Древности Костромского Ипатиевского м-ря", указывает на важное значение м-ря в церковной археологии. В Троицком соборе особенно замечательны Ипатиевские двери, с изображениями эпизодов из ветхозаветной истории, прообразующих явление Бога на земле. Из церковных сосудов наиболее ценные пожертвованы Годуновыми. В ризнице значительное собрание напрестольных серебряных крестов XVI - XVII вв. В собрании икон встречаются и резьба на кости, камне, аспиде и дереве, и иконопись лучших мастеров XVI - XVII ст., и чеканная и филигранная работа. Памятники древнего шитья многочисленны и разнообразны: вышиты золотом, серебром и шелками целые события из Священного Писания. Много лицевых рукописных евангелий и псалтирей, относящихся к XV - XVIIв. Архив монастыря богат историческими документами. Часть их напечатана в разных изданиях; И. В. Миловидовым изданы два выпуска описания Ипатиевского архива, прот. П. Островского. См. "Историко-статистическое описание Костромского 1 классного кафедрального И. м-ря". Есть еще описание м-ря прот. М. Диева (1858) . Остальная лит. указ. у Зверинского, в его исследовании "О монастырях".

А. Ф. С.

Ипостась

- слово из области богословской терминологии. Христианство учит, что "Единый Бог троичен". При разъяснении понятия троичности отцы древней церкви выражались неодинаково. По выражению одних, троичность состоит в том, что в Боге три лица (proswpon, persona) ; другие говорили, что в Боге три ипостаси (upostasiV=uparxiV, tropoV uparxewV) ; третьи понятие "лица" выражали словом onsia, jusiV=substantia, natura (хотя у других, и чаще, эти слова означали сущность или существо Божие, связанное с понятием единства Божия) , а понятие Божеской сущности выражали словом ипостась. Это различие в употреблении слова И. отцами церкви и церковными писателями повело в IVв. к продолжительным спорам христианских богословов на Востоке, особенно в Антиохии, и произвело-было разномыслие между восточною и западною церквами. Вост. богословы говорили так: в Боге, при единстве существа, три ипостаси, словом ипостась выражая понятие лица, с целью отвергнут мнение еретика Савелия, который учил, что в Боге одна сущность и одна ипостась, хотя один и тот же Бог принимал на себя в разное время три вида или лица (proswpon) и иногда являлся в виде Отца, иногда - Сына, иногда - в виде Духа святого, так что Отец, Сын и св. Дух сут только три имени или действования (energeiai) . Зап. богословы говорили, что в Боге одна ипостась, противопоставляя это понятие учению Ария, который допускал три сущности, сущность Отца - Божескую, сущность Сына - сотворенную, и сущность св. Духа, также сотворенную, но отдельную от Сына. Для разрешения этих противоречий в 362 г. в Александрии был созван собор, на котором, под председательством Афанасия Великого, присутствовали епископы как Египта и Ливии, так и Италии. По выслушании обеих сторон выяснилось, что и вост., и зап. богословы, выражаясь различно, учили одинаково, так как первые употребляли И. в смысле и вместо лица, а вторые тем же словом имели в виду выразить понятиеouias = существо. Первый образ выражения с IV в. сделался господствующим: его держались Епифаний Кипрский, Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст. Еще в V в., однако, церковные писатели употребляли иногда слово И. то в том, то в другом смысле. Начиная с VI века, согласно словоупотреблению, принятому, вслед за Василием Великим и Григорием Богословом, вторым вселенским собором, слово ипостась всею церковью употребляется как синоним лица: "един Бог в трех ипостасях или лицах". Лишь в средние века некоторые еретики (богомилы, вальденсы) , а также так называемые номиналисты или модалисты повторяли учение древних еретиков, что ипостаси в Боге сут или имена, или проявления, силы (Бог Сын или ипостасное слово - Божий разум, Бог-Дух св. - Божия сила или Божие действование) . Некоторые схоластики - Готшальк, Росцелин, Абеляр - и затем немецкие богословы-рационалисты конца XVIIIв. учили, что Божеские И. имеют одну природу, но имеют ее каждая отдельно (подобно тому, как три отдельные человеческие личности) , и потому И. или лица в Боге сут три бога, а не один Бог. Подр. в "Догматич. Богословии" Сильвестра (т. II) .

Н. Б.

Ипотека

- В историческом процессе развития института залога И. представляет третью, наиболее совершенную его форму, отвечающую насущным потребностям поземельного кредита и экономического быта. Самое слово И. указывает на греческое его происхождение; оно введено впервые Солоном, в начале VIв. до Р. Хр. До этого времени в Афинах обязательства обеспечивались личностью должника, которому, в случае неисправности, грозило рабство. Для обращения личной ответственности в имущественную Солон придумал такое средство: кредитор ставил на имении должника (обыкновенно на пограничной меже) столб, с надписью, что это имущество служит обеспечением его претензии на известную сумму. Такой столб назывался И. (подставкою) ; в переносном смысле это слово стало употребляться для обозначения залога. И. не препятствовала переходу имущества к другому владельцу, так как обеспечение заключалось не в личности, а в имуществе. У римлян ипотечное право не предоставляло кредитору вполне верного обеспечения, потому что не имело двух необходимых качеств: специальности и гласности. Понятие об И. у римлян было искусственно расширено тем, что возможно было установить И. на всем имуществе должника; это лишало кредиторов прочного обеспечения, так как для надежности последнего необходимо, чтобы оно простиралось на известное, определенное имущество. Кроме того, по рим. праву некоторые требования считались привилегированными безусловно: некоторым лицам, по особым отношениям их к должнику или по особому свойству требования, римский закон, независимо от договора, присваивал ипотечное право; это была так назыв. законная, тайная или безгласная И. Кредитор, при установлении договорной И. на имущество должника, не мог быть уверен, что этим самым имуществом не обеспечивается какое-нибудь другое безгласное требование, которое может конкурировать с его ипотечным правом и даже получить пред ним преимущество. Путем рецепции И., давшая название ипотечной системе, перешла в западноевропейские законодательства. Она появляется в Германии не ранее XIVв. (до тех пор там господствовал принцип личной ответственности за долги) , а во Франции - с конца XVIв.; здесь сохранилась негласная И. В новейшие западно-европейские законодательства И. перешла с двумя основными чертами: а) она применяется только к недвижимым имуществам, б) продажа заложенного имения производится не самим кредитором, а при посредстве суда. И. представляется для кредитора самым верным средством получить обеспечение, не принимая в свое владение имение должника и не подвергаясь последствиям конкуренции кредиторов. И. есть вещное право (jus in re, dingliches Recht, droit reel) , но оно становится вещным лишь с внесением его в подлежащую книгу. Внесенная И. - по самой своей природе, без какого-либо положительного о том соглашении - неделима. Такая неделимость основывается на том, что право получения удовлетворения остается на целом предмете, обремененном И., пока существует какая-либо часть обязательства (hypotheca est tota in toto, et tota in qualibet parte) . Хотя бы имение, на котором лежит И., было разделено в натуре на части, каждая его часть остается ответственною в полной сумме; отдельная продажа этих частей не лишает кредитора права требовать удовлетворения из них долга в полной сумме. И. лежит на имении, независимо от перемены собственника; во французском праве это называется droit de suite (ст.2114 Code civ., 47 Польск. Уст. 1818 г., 1335 Остз. гр. зак.) . И по проекту нашего вотчинного устава И. приобретает вещный характер со времени внесения ее в вотчинную книгу; с этого момента кредитор приобретает право, в случае неисполнения должником обязательства, на удовлетворение из заложенного имения, в чьих бы руках оно ни находилось.

Ипотечное право имеет дополнительный характер и самостоятельно существовать не может. Если нет права, в обеспечение которого И. установлена, то не может быть и И., ибо тогда нет предмета, подлежащего обеспечению. Недействительность или прекращение требования влечет за собою недействительность или прекращение И., но не наоборот. Такое значение И. признано не только римским правом, но и громадным большинством современных законодательств. В связи с этим находится начало специальности И., заключающееся в точном определении, в каждом данном случае, суммы, до которой И. простирается, и недвижимости, составляющей предмет обеспечения. Установление И. имеет характер обременения права собственности: оно суживает объем его, ведет, так сказать, к расчленению собственности (demembrement de la propriete) . Собственник имения, уже обремененного И.; может обременить то же имение второю И. только под условием непричинения вреда первой и т.д. Поэтому, при стечении нескольких И. на одном и том же имении, И. младшая по времени своего установления, т.е. внесенная в ипотечную книгу, должна следовать за старшею, по известному правилу: qui prior est ternpore, potior estjure. На этом основано так назыв. начало старшинства ипотечных прав (Prioritatsprincip) . Существуют две теории старшинства: абсолютная и относительная. По первой теории (Locustheorie, Werththeorie) установление нескольких И. на одном и том же имении как будто разделяет ценность этого последнего на разные части. Каждая из И. представляется обременяющею собою совершенно самостоятельный объект, отличный от предмета остальных И. В случае освобождения какого-либо места из-под И., нижестоящие И. не удовлетворяются из части ценности имения, падающей на это место; они, так сказать, не подвигаются вперед, и собственник может распрядиться освободившеюся ценностью своего имения. По второй (относительной) теории не только первая, но и каждая последующая И. простирается на всю ценность имения, которое представляется единым, нераздельным. Начало старшинства устанавливает лишь относительную последовательность, в которой И., обременяющие данное имение, должны подлежать удовлетворению из суммы, вырученной через публичную его продажу. Старшинство каждой И. представляется, по этой теории, не постоянною, а изменчивою величиною: с прекращением вышестоящей И. нижеследующие И. как будто подвигаются сами собою вперед и занимают освободившиеся места. Последняя теория представляется господствующею как в литературе, так и в западноевропейских законодательствах. К ней же примыкает и наш проект вотчинного устава. Собственнику предоставляется, однако, право пользоваться старшинством И., погашенной в ипотечной книге, для новой И., которая им будет установлена; это так наз. институт возобновления И. (Subrogation, Hypothekerneuerung) . Собственнику предоставляется также право сохранения в ипотечной книге, при установлении какой-либо И., старшинства для предстоящей И. (Rangvorbehalt) . Правооснованием И. может быть закон, договор, завещание и судебное решение, вследствие чего И. бывают: 1) законная, 2) договорная, 3) завещательная и 4) судебная. Законная или легальная И. устанавливается самим законом в пользу известных лиц или правоотношений. Если возникновение И. не обуславливается внесением требования в книгу, то И. является тайною. Сюда относятся И. жены на имениях мужей, И. малолетних и состоящих под законным прещением - на имениях опекунов. Тайные И. совершенно чужды нашему юридическому быту и потому не приняты проектом вотчинного устава. Договорная И. основана на договоре, составляющем самый нормальный, обыкновенный источник возникновения ипотечного права. Договор об И. (contractus pignoratitius, Pfandvertrag) должен быть облечен в письменную форму. Завещательная И. устанавливается в имении наследника по завещательному распоряжению его наследодателя. Этот вид И. допускается как римским правом, так и большинством зап.-европейских законодательств, и в Остзейских губ. (ст.1384) ; он введен также в наш проект вотчинного устава (ст.50) . Судебная или принудительная И. (pignus judiciale, executives Pfandrecht) устанавливается на основании судебного решения или распоряжения правительственного установления (о взыскании податей, сборов, пошлин, начетов и других сумм в пользу казны) . Этот вид И. давно существует в большинстве иностранных законодательств, в Царстве Польском и в Прибалтийских губ. и принят также нашим проектом вотчинного устава, который предоставляет право установления понудительной И. не только правительственным, но и земским, городским и общественным учреждениям, в отношении причитающихся им сборов (ст.54 - 58) .

Действие И. По римскому праву И. распространялась на требование и на все принадлежности его (accessoria) , на проценты и на издержки, понесенные кредитором с целью получения удовлетворения. По современным ипотечным законодательствам капитальная сумма требования определяется, согласно началу гласности, размером ее, показанным в ипотечной книге, а также наросшими на эту сумму процентами, если по ипотечной книге вообще значатся проценты. Наш проект вотчинного устава ограничивает ответственность за проценты последними двумя годами (ст.74) . Действие И. по отношению к предмету, на котором она установлена, заключается в том, что требование обеспечивается всею совокупностью выгод, представляемых данным именем; совокупность эта, как предмет И., представляется юридическим целым (universitas juris) . Большинство западноевропейских законодательств и наш проект вотчинного устава распространяют действие И. и на вновь присоединяемые к составу имения участки, а также на связанные с имением сервитуты и на возведенные впоследствии строения и сооружения (superficies solo cedit) . По нашему проекту вотчинного устава и по многим ипотечным законодательствам, действие И. подчиняется также причитающееся собственнику страховое вознаграждение за сгоревшие или поврежденные строения, плоды, произрастения, равно как и за движимость, составляющую принадлежность имения (ст.75 проекта) . Собственник имения, на котором установлена И., хотя и сохраняет за собою право пользования и распоряжения имением, но лишь настолько, насколько это не сопряжено с ухудшением его, наносящим вред интересам кредиторов. Отсюда право кредиторов требовать уничтожения заключенных по имению договоров, его обесценивающих, и просить о воспрещении собственнику разорительных для заложенного имения распряжений. Когда имение уже ухудшилось, по вине ли собственника, или по другим причинам, главнейшие ипотечные законодательства и наш проект предоставляют ипотечному кредитору право требовать от должника дополнительного обеспечения, или взыскивать должную сумму до срока.

И. может быть передаваема настолько, насколько передаваемо само требование, в обеспечение которого И. установлена. Наш проект допускает лишь два основания передачи ипотечного требования: договор и наследование, и отвергает третий, известный зап.-европ. законодательствам, а именно понудительное отчуждение, вследствие взыскания, обращенного на ипотечное требование. Рядом с передачею, проект допускает заклад ипотечных требований (ст.83) . Как при передаче, так и при закладе ипотечного требования должен быть уведомлен должник по этому требованию. И. порождает вещный, ипотекарный иск (actio hypothecaria, Hypothekenanspruch) , т.е. право требовать удовлетворения из заложенного имения посредством публичной его продажи, в чьих бы руках оно ни находилось. Все ипотечные законодательства, понимающие И. как право дополнительное, признают, что по ипотечному требованию ответствует не одно только заипотекованное имение, но и все остальные имущества должника, свободные от других вотчинных обременений. Такая ответственность вытекает из двух элементов, присущих всякой поземельно-кредитной сделке: личного (обязательственного) и вещного (ипотечного) . По нашему проекту (ст.98) , вотчинный кредитор, не получивший полного удовлетворения из заложенного имения, может обратить взыскание на другое имущество первоначального должника или его наследника, если при установлении залога не было выговорено, что должник отвечает только заложенным имением.

Погашение И. в ипотечной книге не составляет необходимого элемента прекращения ипотечного права. Право это прекращается при наступлении известного материального условия, имеющего правопрекращающее действие. Право считается прекращенным для сторон всегда, а для третьих лиц когда им было известно о прекращении. Проект вотчинного устава проводит строгое различие между прекращением ипотечного права и его погашением, под первым разумеется материальное, под вторым - формальное уничтожение ипотечного права по вотчинной кн. (ст.107 - 110) . Способы материального прекращения могут касаться требования, обеспеченного ипотекой, или же непосредственно последней. С прекращением требования само собою прекращается и ипотечное право, вследствие своего дополнительного характера. Способами непосредственного прекращения И. могут быть уничтожение имения, на котором И. установлена, совпадение права на И. и права собственности в одном лице, публичная продажа имения, отказ от И. и наступление срока, на который И. установлена. По нашему проекту, обязательная сила прекращения И. для третьих - добросовестных и возмездных - приобретателей ипотечного требования обусловливается погашением И. по вотчинной книге. Пока акт отметки о погашении И., собственник имения не может предъявлять возражения о прекращении И. против означенных третьих лиц (ст.109) . Ср. Гантовер, "Залоговое право" (1890) ; Dernburg, "Das Pfandrecht" (т. Il) ; Mourlon, "Repetitions ecrites... Des hypotheques" (т. III) ; Пoбедоносцев, "Курс гражд. права" (т. II, стр.42 - 55) .

Г. Вербловский.

Ипохондрия

(Hypochondriasis) - обозначает болезненное состояние сознания, заключающееся в том, что в нем приобретают господство неприятные ощущения внутренних органов тела, и вследствие этого воображаемые или преувеличенные опасения заболевания их. Для правильной оценки этого довольно распространенного состояния нужно иметь в виду, что в норме физиологические процессы, происходящие во внутренних органах, вовсе не доходят до сознания, или по крайней мере не играют заметной роли в психической жизни. Если же в каком-нибудь из этих органов имеется патологический процесс, то неприятные ощущения оттуда могут доходить до сознания, хотя большей частью они остаются темными и лишены определенной локализации; как бы то ни было, они тогда играют большую роль в развили расстроенного самочувствия, чувства болезни. У ипохондрика восприятие таких ощущений со стороны внутренних органов повышено и имеет место при отсутствии всяких патологических процессов в них. Вследствие наплыва этих ощущений, возникает болезненное самочувствие, и субъект, прислушиваясь к ним и стараясь анализировать их, ищет объяснения и находить его в предположении той или Другой внутренней болезни. Понятно, что никакие уверения врачей, хотя бы самых авторитетных в глазах ипохондрика, не могут заставить его отказаться от своих опасений, так как они основываются на получаемых им ощущениях. Если и удастся убедить его, что напр. у него нет рака желудка по таким-то причинам, то спустя короткое время продолжающиеся и видоизменяющиеся ощущения внушат ему мысль о какой-нибудь другой болезни. Почему у ипохондриков имеется такая повышенная восприимчивость к органическим ощущениям, которые у большинства людей остаются ниже порога сознания, трудно сказать. Причина может заключаться как в особенностях организации центральной нервной системы, так и в изменении процессов периферического нервного возбуждения. Надо иметь в виду, что И. принадлежат к общим, конституциональным неврозам, легко развивающимся на почве наследственности. С другой стороны, хотя несомненно встречаются ипохондрики, совершенно свободные от физических заболеваний, но большинство их страдает хроническими поражениями желудочно-кишечного канала, привычными запорами; многие другие - геморроем, поражением половых органов и др. И. в значительной степени преобладает у мужчин, преимущественно поражая зрелый возраст, но она встречается также у женщин и детей. При резко выраженном наследственном предрасположении к душевным болезням И. нередко служит исходной точкой настоящего бреда, и ипохондрик постепенно превращается в помешанного. Главным образом ипохондрики склонны впадать в меланхолию или в первичное сумасшествие (paranoia) . Но кроме того наблюдается ипохондрическое помешательство в виде хронического психоза, протекающего с ослаблением нравственных чувств и умственных способностей; при этом больной теряет интерес во всему на свете, кроме собственного здоровья, по отношению к которому создается самый невероятный, фантастический бред. Отдельные ипохондрические идеи, т.е. нелепые представления, относящиеся к состоянию внутренних органов тела, напр., что кишки заросли, или внутренности сгнили и т. под., встречаются и при других психозах одновременно или попеременно с бредом иного содержания, но тогда они не определяют собою натуры болезни. Ипохондрическое помешательство можно предполагать лишь тогда, когда удается проследить развитие душевного расстройства из ипохондрического расположения.

П. Розенбах.

Ипполит

- сын Тезея и амазонки Антиопы или Ипполиты. Весьма известен миф о его трагической кончине. Вторая супруга Тезея, Федра, любовь которой он отверг, оклеветала его перед отцом; Тезей проклял И. и призванный им в гневе бог Нептун неожиданно послал волну на берег, где проезжал И.; кони понесли юношу, и он погиб, разбившись о скалы, Федра же кончила самоубийством. Судьба И. - один из любимейших сюжетов трагиков; сохранилась трагедия Еврипида "Ипполит", послужившая образцом для "Phedre" Расина. По римскому сказанию, И. Эскулапом был вновь оживлен и Дианою, которой почитателем и любимцем он был, приведен в рощу Ариции в Лацуме, где почитался под именем Вирбия (Virbius, по древней этимологии - от vir и bis) . Трезенцы считали И. вознесенным на небо в виде созвездия Возничий. На памятниках, особенно саркофагах, миф И. изображается нередко. Ср. Kalkmann, "De Hippolytis Euripidaeis" (Бонн, 1881) .

Ипсиланти

- фанариотская семья, происхождение которой относится к эпохе Комненов; она переселилась из Трапезунда в Константинополь в XV веке, и выставила в эпоху борьбы Греции за независимость ряд борцов за свободу. - Александр И. Старший был с 1774 по 1798 гг. господарем то Валахии, то Молдавии; первая из этих стран обязана ему кодифицированием законов, обе - реорганизацией государственных учреждений, учреждением многих школ и больниц. В противоположность своему другу, поэту Рига, строившему планы освобождения Греции на помощи Наполеона, И. рассчитывал на Россию. За революционные замыслы казнен турецким правительством в январе 1807 г. - Константин И., его сын также был господарем сначала (1799 - 1802) Молдавии, потом Валахии (1802 - 1806) . Унаследовав убеждения отца, он продолжал его политику. В августе 1806 г., когда замыслы его и его отца были раскрыты турецкому правительству французским посланником Себастиани, И. бежал в Россию, отделавшись лишь конфискацией имущества. Его попытки склонить императора Александра I к активной политике в пользу Греции не увенчались успехом; русские власти относились с крайней подозрительностью к его оживленным сношениям с революционерами Балканского полуострова, умер в 1816 г., в Киеве. Александр И. Младший, старший сын его (род. в 1783 г.) , вместе со своими братьями, несмотря на разочарования, испытанные отцом, строил свои планы на русской поддержке. Александр И. служил в русской армии, участвовал в походах 1812 и 1813 гг., потерял правую руку в битве под Дрезденом, был адъютантом императора Александра I. Активное участие его в борьбе за независимость Греции началось с 1820 г., когда он, по совету своего друга Каподистрии, принял предложение членов гетерии Филике сделаться ее председателем. 6 марта 1821 г. Александр И., воспользовавшись смертью господаря Валахии и Молдавии Александра Суцо, с толпой гетеристов перешел через Прут и призвал народ дунайских провинций к восстанию против турецкого ига. Это предприятие с самого начала было обречено на неуспех. Условия жизни румынского народа, который должен был поднять знамя восстания, не были приняты во внимание: было забыто, что греки в его среде совсем не пользуются любовью, и что феодальная зависимость от собственных бояр не менее тяжело отражается на народе, чем турецкое иго. Затем сам Александр И. не обладал качествами, необходимыми для вождя восстания. Он наивно верил в свое предназначение и в свои права на корону Греции, был тщеславен, высокомерен и слабохарактерен; в Яссах он окружил себя двором и целую неделю медлил, занимаясь раздачей титулов. Он одобрил резню, устроенную одним из участников восстания. Василием Каравлий, во взятом им Галаце; вымогал деньги у богатых людей, арестовывая их и требуя выкупа. В своей прокламации он говорил, что "одна великая держава" обещала ему свою помощь, и этим ложным уверением оттолкнул от себя императора Александра I. Константинопольский патриарх отлучил Александра И. от церкви. И., однако, уверял всех, что официальные заявления России - не более как дипломатический маневр. Ему не верили; он безуспешно искал всюду помощи, медлил, колебался. Наконец, в июне 1821 г., после двух неудачных битв, он тайно оставил товарищей на произвол судьбы (они погибли потом в боях) и бежал в Австрию, где был заключен в тюрьму. После изменения русской политики он был выпущен на свободу, по ходатайству императора Николая I, вскоре после чего умер (1828 г.) . Известия об его ошибках, однако, не дошли до Греции, и в представлении греческого народа он остался героем и мучеником борьбы за независимость.

Ипсиланти,

Дмитрий (1793 - 1832) , [брат Александра Ипсиланти], тоже офицер русской службы, тоже член гетерии, высадился в июне 1821 г. в Морее и принял на себя, именем своего брата, руководительство восстанием. Несмотря на популярность своего имени, он скоро потерял почти всякий престиж; этому всего более содействовали его слишком явные притязания на корону. Он созвал первое народное собрание (эпидаврское, январь 1822 г.) , но уже на нем оказался в меньшинстве, со своею "военной" партией, и оставался, затем, лишь одним из многих вождей инсуррекционных отрядов. Оставил греч. службу в 1830 г., вследствие несогласия с некоторыми мероприятиями Каподистрии.

В. Водовозов.

Ирасек

(Алоис Jirasek) - известный чешский беллетрист. Род. в 1851 г. и теперь состоит учителем литомышльской гимназии. Большою популярностью пользуются его небольшие рассказы, особенно исторические, в которых И. умеет соединять историческую верность с художественной отделкой.

Ирвинг

(Вашингтон Irving) - выдающийся американский писатель (1783 1859) . Некоторое время он готовился к адвокатской деятельности. Во время войны с Англией, в 1812 г., был адъютантом при генерале Томпкинсе, потом принял участие в одном торговом предприятии, но так неудачно. что лишился всего своего состояния. Началом литературной деятельности И. послужили его юмористические очерки, под названием: "Letters of Jonathan Oldstyle". Бросив торговые дела, И. занялся обработкой путевых заметок, сделанных им во время поездки в Англию в 1815 г.; изданная им "Sketchbook of Geoffrey Crayon" обратила на себя общее внимание. Лучшими произведениями И. могут считаться: "Humorous history of New York, by Dietrich Knickerbocker" и "Rip van Winkle" - сказка о человеке, проспавшем 20 лет. Во время вторичного посещения Европы, И. написал в Париже "Bracebridge-Hall, or the humorists" (Лонд., 1823) ; в следующем, 1824 г., им изданы в Англии "Tales of a traveller". В Испании он 4 года посвятил изучению рукописей и книг, относящихся к эпохе открытия Америки. Плоды этих исследований: "History of the life and voyages of Christopher Columbus" (Л., 1828 - 30; русский перев. СПб. 1837) , "Voyages and discoveries of the companions of Columbus" (там же, 1831) , "Chronicle of the conquest of Granada" (1829) и "Alhambra" (1832) . Одно время И. был, затем, америк. послом при испанском дворе. Позднейшие его произведения: "Miscellanies" (Л., 1835 - 36) ; "History of Mahomet and his successors" (1849 - 50, русск. пер. М. 1857) ; "Oliver Goldsmith" (Л., 1849) ; "Life of George Washington" (Нью-Йорк, 1855 - 59) . Полное собрание его сочинений вышло в Нью-Йорке, в 1848 - 50 г., и в Лондоне, в 1851 г. Работы И. выдаются не столько силою творческого таланта, сколько замечательным умением обрабатывать уже готовый материал, изяществом изложения, массою интересных, тонких наблюдений и неподдельным остроумием.

С. Л.

Ирвинг

(Джон Генри Irving) - знаменитый англ. трагик, род. в 1838 г. Его известность, как высоко даровитого исполнителя крупных драматических ролей в Шекспировских произведениях, начинается с 1874 г. В 1883 - 84 г. он с собственною труппою предпринял поездку в Соед. Штаты, где повсюду встречал восторженный прием. Впечатления этой поездки по Америке описаны секретарем И., Гаттоном: "Henry Irving\'s impressions of America" (Л., 1884) .

Иридий

(Ir) - один из "платиновых металлов", открыт в 1803 г., получил свое имя за разнообразие окрасок соляных растворов. Встречается в природе вместе с прочими платиновыми металлами в виде осмистого И. (невьянскит) , зерна которого, вследствие более белого цвета, большей твердости и листоватого строения, легко могут быть отличены от зерен самородной платины, которая также содержит как бы вкрапленным осмистый И. Состав этого сплава бывает различный, от Ir3Os до IrOs; иногда он приобретает название иридистого осмия (сисерскит) , при составе IrOs3, до IrOs4. В некоторых платиновых рудах находится также сплав И. (до 80%) с платиной. После обработки платиновых руд слабой царской водкой для извлечения золота и затем крепкой - остается, кроме песка, именно осмистый И., который и служит материалом для получения свободного металла. Следующий способ был применен Дебрэ и Девиллем (1872 г.) для получения чистого И., чтобы затем, сплавив его с платиной (1 ч. на 9 частей) , иметь наиболее удобный материал для приготовления нормальных мер метрической системы (Иридистая платина - твердый, хорошо полирующийся и очень постоянный материал по отношению к химическим реактивам; в чашках из этого сплава растворяют золото в царской водке) . Осмистый И. в сплошном виде крайне трудно поддается воздействиям химических агентов. Измельчение легко удается только после некоторых операций. В данном случае было применено сплавление с цинком сначала при красном калении (1/4 часа) , а затем при белом (2 часа) , чтобы весь цинк улетучился. При этой операции осмистый И. теряет свою структуру и становится способным к очень тонкому измельчению в ступке; при просеивания на сите остается только небольшое количество зерен и пластинок, избежавших действия цинка. Такой порошок сплавляют с азотнокислым барием; сплав промывают водой, в остатке получают окись И. и осмиевокислый барий; при кипячении с азотной кислотой осмиевый ангидрид (OsO4) отгоняется, и остается раствор, из которого едкий барит осаждает окись И. Растворив в царской водке эту последнюю, прибавляют нашатыря, при чем образуется осадок (NH4) 2lrCI6, малорастворимый в воде. Эта соль при прокаливании дает губчатую массу металла. Для окончательного очищения (от Pt, Ru, Rh) его сплавляют со свинцом; при охлаждении из свинца кристаллизуется чистый И., который остается еще избавить от свинца азотной кислотой и от следов платины царской водкой. Таким образом было приготовлено 37 кг И. и 8, 2 кг осмия, как побочного продукта. Губчатый И. очень похож по виду и свойствам на "губчатую платину". Сернокислая соль, отвечающая окиси lrО2 в водном растворе в смеси со спиртом на солнечном свету осаждает весьма тонкий черный порошок (Iridium mohr) , который действует энергичнее платиновой черни, как возбудитель реакций окисления. Сплавленный в пламени гремучего газа, И. обладает цветом полированной стали; при обыкновенной температуре хрупок, закаленный делается несколько ковким; уд. в. = 22, 421 (Дебрэ и Дэвилль) при 17, 5ё; плавится при 1950ё (Виолль) . В сплошном виде не вступает ни в какие реакции, даже с царской водкой. Для получения растворимых соединений существуют два пути: 1) сплавляют порошок И. с едким кали и селитрой и обрабатывают сплав водой; получается синий раствор основного иридиевокислого калия и черный осадок, состоящий из окиси IrO2 и двуиридиевокалиевой соли, K2O. 2IrO2, (Клаус) . При кипячении осадка с соляной кислотой выделяется много хлора и получается раствор сначала синий, потом зеленый и, наконец, бурый; 2) смешивают тонко измельченный И. с поваренною солью или с хлористым калием и нагревают в токе хлора. Получается двойная соль, отвечающая хлороплатинату калия, Ka2IrCI6, (или Na2IrCl6) ; она растворима в воде и кристаллизуется в виде темно-красных октаэдров (в порошке - красного цвета) . При растворении в царской водке губки или черни И. получается бурый раствор lrCl4. Если водный раствор Ka2IrCI6 обработать сернистым газом, а затем нейтрализовать поташом, то осаждается 6KCl. Ir2Cl6+6H2O, новая двойная соль, отвечающая низшему хлориду Ir2Cl6, и кристаллизующаяся в виде оливково-зеленых, блестящих ромбических призм. Долго и сильно нагревая 6KClIr2Cl6 с крепкой серной кислотой и выливая, по охлаждении, полученный раствор в воду, получают (Клаус) осадок светло-оливкового цвета, нерастворимый в воде и кислотах и только слабо поддающийся действию щелочей; металлический И. (порошок) при нагревании в хлоре дает то же соединение, реакция, однако, не идет до конца (Клаус) . Синий раствор IrO2 в соляной кислоте переводится сероводородом в раствор; растворимая соль при выпаривании кристаллизуется в виде Ir2Cl6+8H2O. Едкое кали осаждает из бурого раствора (выше) , содержащего избыток свободной HCl, сначала красный осадок Ka2IrCI6, а затем, - при дальнейшем прибавлении KOH, осадок растворяется, раствор делается оливково-зеленым и содержит тогда Ir2Cl6; щелочь отнимает 1/4 хлора, образуя хлорноватистокислую соль, как при действии щелочей на свободный хлор. 2IrСl4+2KOH = Ir2Cl6+KCl+KOCI+Н2О. При нагревании жидкость делается светлее (почти бесцветной) , а потом становится розово-красной, затем фиолетовой, наконец, при поглощении кислорода воздуха, начинает осаждаться синий осадок гидрата Ir (ОН) 4; осторожно нейтрализуя кислотой, достигают более быстрого, выделения того же гидрата, потому что освобождающаяся при этом хлорноватистая кислота является окислителем.

Ir2Cl6 + 6КОН = Ir2 (ОН) 6 + 6КСl lr2 (OH) 6 + О + Н2О = 2Ir (ОН) 4.

Прибавив спирту и нагрев, превращают синий осадок в черный, гидрат низшей окиси Ir2 (ОН) 6.

2Ir (ОН) 4 + С2Н6О = Ir2 (ОН6) + С2H4O + 2Н2O.

Аммиак действует подобным образом (но сложнее) , причем хлорноватистой кислоты, конечно, не образуется, а выделяется азот. Таким образом, И. дает: Ir2Cl6 и lrCl4, Ir2 (ОН) 6 и Ir (ОН) 4, соответственные окиси - и IrO2. Окись Ir2О3 получается при нагревании порошка И. в кислороде, около 800ё она начинает разлагаться, а при 1000ё выделяет весь кислород. Лучше всего получать окись из хлороплатината калия с содой при темно-красном калении в токе углекислого газа, причем выделяется кислород. Эта окись употребляется как черная краска в живописи по фарфору. Она легко восстанавливается водородом, даже без нагревания, причем реакция идет с самораскаливанием. С горючими веществами дает вспышку; в кислотах не растворима, даже с кислым сернокислым калием не сплавляется. Вышеупомянутый черный гидрат lr2 (OH) 6 получается также при действии едкого кали на раствор Ir2Cl6, или 6KCl. Ir2Cl6 в присутствии некоторого количества спирта; но известен еще желтовато-зеленый гидрат, содержащий больше 3-х частиц воды (вероятно 5) , который в чистом виде не получен, так как весьма легко окисляется кислородом воздуха; этот гидрат растворим в избытке KOH. Окись IrO2, черная пыль, получается при нагревании в атмосфере углекислоты упомянутого уже соответственного гидрата Ir (ОН) 4. IrO2 в кислотах не растворяется; также и Ir (ОН) 4, не растворяется в разведенной серной и азотной кислоте, но в соляной растворяется. Раствор, сначала индигово-синий, делается затем зеленым и бурым; синий раствор с KOH дает синий гидрат Ir (ОН) 4, бурый же превращается при действии КОН в раствор Ir2Cl6; зеленый дает при этом и гидрат, и низший хлорид. Закись IrO неизвестна, но известны отвечающие ей двойные соли (Зейберт) сернистой кислоты lrSO3.3Na2SO3+10H2O, желтоватые чешуйки, lrH2 (SO3) 2.3Na2SO3+4H2O - молочно-белые широкие иглы, lrH2 (SO3) 2. 3Na2SO3+10H2O - белые тонкие иглы. Если действовать на гидрат Ir (ОН) 4, взвешенный в воде, сернистым газом, то в осадке получается (Бирнбаум) lrO (SO3) +4H2O, а из раствора может быть выделена испарением светло-желтая кристаллическая соль lr2 (SO3) +6H2O; и для полуторной окиси существуют двойные соли натриевые и кальцевые сернистой кислоты, а также серной, азотистой. Соль, аналогичная соли Гмелина K6Ir2C12N12, считалась раньше аналогом желтой соли. IrS2 получается вместе с растворимой сульфосолью при сплавлении измельченного И. с серной печенью (сода и сера) . Ir2S3 осаждается сероводородом из растворимых солей типа lr2X6.lrS получается при прокаливании без доступа воздуха высших сернистых соединений. Для И. существуют (Скобликов) аммиачные соединения, аналогичные солям платиновых в палладиевых сложных оснований, а именно: амминхлорид Ir (NH3) 2Cl2 и сульфат Ir (NH3) 2, диамминхлорид Ir (NH3) 4Cl2, cульфaт Ir (NH3) 4SO4 и нитрат Ir (NH3) 4 (NO3) 2, хлороамминхлорид, сульфат и нитрат:

Cl2Ir (NH3) 4Cl2, Cl2Ir (NH3) 4 (NO3) 2 и Cl2Ir (NH3) 4SO4. Клаус из 6NH4CI. Ir2CI6, действуя на водный раствор избытком аммиака в отсутствии воздуха, затем оставляя смесь в хорошо закрытом сосуде и в теплом месте, пока оливково-зеленый раствор сделается розово-красным, и, наконец, удаляя выпариванием лишний аммиак и прибавляя соляную кислоту, получил пентамминхлорид lr2 (NH3) 10Cl6, в виде кристаллической пыли светлого мясокрасного цвета; при обработке водного его раствора окисью серебра получен раствор гидрата Ir2 (NН3) 10 (ОН) 6 красно-розового цвета, с сильнощелочной реакцией; получены также соли этого основания для кислот серной, азотной и угольной; последняя образует кристаллы состава lr2 (NH3) 10 (CO3) 3+ЗH2O. Атомный вес И. по Лотару Мейеру и Зейберту = 192, 5 (Н=1) . Теплоемкость при 0 - 100ё = 0, 0323 (Виолль) .

С. С. Колотов. D

Иркутск

- губ. г. Иркутской губ., под 52ё17\' с.ш. и 104ё16\' в.д. (от Гринича) , на абсолютной высоте в 454 м., в 5702 в. от СПб., на правом берегу р. Ангары, на низком полуо-ве, образуемом ее течением и впадающей в нее р. Ушаковкой, отделяющей от города предместье Знаменское; против города впадает в Ангару р. Иркут. И. один из наиболее красивых городов Сибири, особенно после страшного пожара 1879 г., длившегося с 22 по 24 Июня и стоившего жизни 11 чел. Городу принадлежит 15317 дес. земли, в том числе под выгоном 1605, под сенокосом 1913, под лесом 7151 дес. Население города, в 1890 г., вместе с тремя предместьями, простиралось до 50280 д. (29155 мужч. и 21125 жнщ.) : дворян потомственных 877, личных 2238, духовенства православного монашествующего 72, белого 329, католического 2, лютеранского 1, почетных граждан 968, купцов 1117, мещан 16123, цеховых 2929, крестьян 9507, регулярного войска 1574, состоящих в запасе и отставных воинских чинов 5943, казаков 1200, инородцев 2858, иностранных подданных 28, ссыльнопоселенцев 4403, политических ссыльных 84. По сведениям за 1886 г., православных было 37813, раскольников 68, католиков 1664, протестантов 307, евреев 3211, магометян 298, ламаитов 382, шаманствующих 219; браков заключено 236, род. 1516, ум. 1412 чел. Естественный прирост населения незначителен, смертность велика. 94 улицы, большею частью немощенные; домов каменных 257, деревянных 5443; лучшие здания в городе принадлежат учебным и благотворительным заведениям. 1 монастырь женский - Знаменский 2 кл., 28 црк., 2 часовни, 1 костел, 1 лютеранская кирка, синагога. Публичный сад, театр, публичная библиотека, музей сибирского отдела императорского русского географического общества, магнитно-метеорологическая обсерватория, выстроенная в 1886 г., городской ломбард, склад сельскохозяйственных орудий; 3 аптеки, 6 типографий и литографий; 2 тюрьмы - городская и пересыльная; 2 триумфальных ворот, из которых одни воздвигнуты в память заключения Айгунского договора, в 1858 г., с надписью: "Дорога к Великому океану". Три моста: через Ушаковку, через Иркут и понтонный через Ангару. В распоряжении иркутской городской управы находится 19 капиталов, пожертвованных разными лицами на благотворительные дела и воспитательные учреждения, на сумму до шести милл. руб. Иркутское благотворительное общество, содержащее детские приюты, богадельни и дешевую столовую; восточносибирское общество Красного Креста, основавшее в городе И. Мариинскую общину сестер милосердия; общество спасания на водах; общество для оказания пособия учащимся Вост. Сибири; общество взаимного вспоможения приказчикам; иркутское епархиальное попечительство о бедных духовного звания и ведомства; переселенческий комитет. В 9 богадельнях призреваются 249 ч.; две состоят в ведении приказа общественного призрения. В воспитательном доме Базанова, на 75 младенцев, призревалось в 1892 г. 334 (144 мальч. и 190 девоч.) , из числа которых умерло 122; содержание дома, с родовоспитательным заведением при нем, обошлось в 21110 р. Городской ночлежный дом. Больницы: Кузнецовская гражданская (на 200 кров.) , с отделением для умалишенных (на 60 кров.) ; Солдатовская мещанская (на 16 кров.) ; Михеевская лечебница для приходящих; тюремная больница (на 100 кров.) и 2 военные. Первая школа в И. возникла в 1725 г., при Вознесенском м-ре, под названием мунгалорусской; затем в 1728 г. открыта вторая школа славянорусская, а в 1754 г. школа навигации и геодезии. В 1780 г. открыто в И. первое среднеобразовательное заведение - духовная семин., в которой учащихся в 1892 г. было 118 чел., а в духовном мужском училище 194; при семинарии библиотека, насчитывающая до 15484 томов. Почти одновременно с семинарией открыта была в И. городская школа, переименованная в 1789 г. в Главное народное училище, в 1805 г. - в гимназию, в которой ныне учащихся 322. В пятиклассном городском учил. и четырехклассном имп. Александра III учащихся 404 чел. Первое приходское учил., открытое в 1805 г., было до 1835 г. единственным, а ныне в И. 16 начальных учил, . в которых обучается 1003 чел. (679 мальч. и 324 дев.) . Почин в распространении в И. женского образования положен учреждением в 1838 г. сиропитательного дома Е. И. Медведниковой, учащихся в нем 189; затем основаны девичий инст. Восточной Сибири (учащихся 123) , женская гимн. Хаминова (учащихся 249) , женская прогимн. (учащихся 225) , духовное женское учил. (учащ. 96) , промышленно-механико-техническое учил. (198 уч.) . В 1872 г. основана иркутская учительская семин., при которой в 1881 г. открыты 3 начальные школы, для бурят, якутов и русских; с 1888 г. оставлена из них одна, с двумя отделениями - для русских и бурят; в семинарии учащихся 67, а в начальной школе 61. Сиропитательно-ремесленная мужская школа К. П. Трапезникова, учащихся 42; ремесленно-воспитательное мужское заведение Н. П. Трапезникова, учащихся 100. Юнкерское училище, учащихся 39. Приготовительная школа сибирского кадетского корпуса, учащихся 48; военно-фельдшерская школа, 75 учащихся, и писарский класс при резервном батальоне - 40 учащихся. Четырехклассное горное училище, для подготовления штейгеров в уставщиков для горной промышленности; в 1-й открытый класс принято 30 учащихся. Детских приютов в И. 3: в Александровском 76, в Мариинском - 100 дев., в приюте для арестантских детей - 30 мальч. и 27 девоч. Образцовая школа при духовной семинарии с 50 учащ.; детский сад, 2 воскресные школы мужские, 62 учащихся, и две женские, с 72 учащ. Частных учебных заведений 6, в которых обучалось 105 мальчиков и 210 девоч.; одна церковноприходская школа, с 28 учащ.; училище для слепых детей (с 1894 г.) . Всего в городе в 1892 г. было 51 учебное заведете, с 4343 учащимися, в том числе 2624 мужского и 1719 женского пола: один учащийся приходился почти на 12 жителей. Затраты города в 1889 г. на учебно-воспитательное дело доходили до 193929 р., в том числе из городского бюджета 49675 р., а остальные 144254 р. из доходов специадьных капиталов. Восточно-сибирский отдел Имп. русского географического общества, с 1851 г. издающий свои "Известия" и "Записки", общество врачей Вост. Сибири, изд. "Протоколы"; Отделение русск. технического общества, изд. "Записки" и "Известия"; иркутское отделение духовной миссии и комитет миссионерского общества, изд. "Труды православн. миссий Вост. Сибири"; общество сибирских охотников, иркутское пожарное общество. В г. И. издавались и издаются: "Сибирский Вестник", в 1864 - 66 г., газета "Амур" с 1860 г., "Иркутские Губернские Ведомости" с 1857 г., "Иркутские Епархиальные Ведомости" с 1863 г., "Циркуляры по Восточно-Сибирскому учебному округу" с 1881 г., "Известия иркутской городской думы" с 1886 г.. "Восточное Обозрение" с 1882 г., при нем "Сибирский Сборник". По торговому своему положению И. занимает первое место среди городов Сибири, находясь на транзитном пути в Китай (через Кяхту) , Приамурье и Якутскую обл. Первое место по ценности между привозимыми из России в И. товарами принадлежит галантерейным, затем следуют мануфактурные, кожевенные, железные, москательные, бакалейные и др. Во второй половине декабря в И. бывает значительная ярмарка. Базары бывают на трех площадях: хлебной, сенной и мелочной. Пристаней в городе три: чайная, рыбная и дровяная. Выдающихся ремесленных заведений в И. немного; лучшие принадлежат ссыльным полякам. Главные местные производства - золотошвейное, плетение кружев, шитье бобровых шапок, выделка мехов, плетение пеньковых сетей. В 1892 г. ремесленников было 4349 чел., в том числе мастеровых 1173, подмастерьев 2084 и учеников 1092; более всего каменщиков и печников - 1487, портных - 674, плотников - 638 чел. Заводов и фабрик в И. числилось 60, с 445 рабочими и производством на 616025 руб.; главное место занимают по производству 4 водочных завода, на сумму 118822 руб., и 12 кожевенных, на 116000 руб. 25 магазинов, 245 лавок, 49 трактирных заведений, 4 гостиницы, 22 ренсковых погреба, 28 питейных заведений, 577 другого рода торгово-промышленных заведений. Оборот всех этих торговых заведений показан около 7 милл. р., между тем как в 1881 г. торговый их оборот достигад 12820000 р. Прогрессивное уменьшение торговли последних лет и упадок золотопромышленности в крае отразились неблагоприятно на денежных оборотах трех действующих в И. кредитных учреждений: Медведниковского банка, отделения сибирского торгового банка и отделения государственного банка, в которых учет векселей, достигший в конце 1870-х гг. до 71/2 милл. руб., понизился до 41/2 милл. р., между тем как переводы на И. увеличились с 3680000 (в 1876 г.) до 8 1/2 милл. руб. (в 1889 г.) . Этот упадок торговли отразился и на бюджете города, сокращением доходов, а именно с 302779 р. (в 1880 г.) до 224066 руб. (в 1889 г.) , причем в последние годы смета города, за редкими исключениями, заканчивалась дефицитом. С 1890 г. заметно улучшение в городском бюджете: так в 1892 г. поступило в городскую кассу 310506 руб., а израсходовано 279925 руб.; в числе расходов сумма, ассигнуемая на народное образование, занимает третье место. Начало И. положено основавшем в 1662 г. Иваном Похабовым ясачного зимовья, на о-ве Дьячем, у устья р. Иркута. В 1661 г. заложен острог на правом берегу р. Ангары, где ныне находится И., а в 1669 г. на этом месте возведены две деревянные крепости, от которых не осталось почти никаких следов. В 1666 г. И. возведен в город, с припискою к нему уезда. В 1693 г. построен Знаменский м-рь. В 1696 г. И. безуспешно осаждали буряты; в этом же году городу дан герб, представляющий "в серебренном поле барса, бегущего по зеленой траве и имеющего в челюстях соболя". В 1822 г. учреждено в И. главное управление Вост. Сибирью. В 1862 г. переведена в И. из Кяхты таможня; в 1872 г. введено новое городовое положение. И. очень часто страдает от землетрясений: с 1725 1887 г. насчитывается 184 дня с землетрясением; промежутки между сильнейшими землетрясениями не превышали 13 - 14 лет.

Иркутский округ

- занимает юго-западную часть губ., по измерению Стрельбицкого 72401 кв.в., в том числе под водами озера Байкала 3807 кв.в. Весь Юг И. округа представляет гористую страну, изрезанную многочисленными разветвлениями Саяна, с высшею его точкою Мунгу-Сардыком с 11500 фт. абсол. высоты) и лежащею у югозап. конечности Байкала горной группой - Хамар-Дабана, в 7500 фт., от которой идут Прибайкальские горы, окаймляющие сев.-зап. берег Байкала. Все эти горы состоят преимущественно из кристаллических пород: гранита, сиенита, гнейса и т.д. Весь С округа представляет плоскогорье, лежащее не ниже 1200 фт. абсолютной высоты, занятое осадочными породами: песчаниками, известняками и друг., принадлежащими к 3 наиболее распространенным в губернии формациям: каменноугольной, девонской и силурийской. И. округ обильно орошен водами, причем судоходная Ангара составляет главную водную артерию округа; из ее притоков наиболее важны левые: Иркут, на берегах которого сосредоточено довольно значительное население; Китой, Белая а Ока; последняя принадлежит, впрочем, И. округу только своим верхним течением. Из минеральных богатств наиболее важны: каменный уголь, разного сорта глины, минеральные источники (соляные) и драгоценные камни. Фауна и флора очень богаты и разнообразны, причем И. округ, как лежащий между степными и горными местностями губерния, является как бы связью в растительности этих двух районов, в особенности интересна флора долины р. Иркута, представляющая постепенную смену различных растительных формаций - от альпийской к степной. Население И. округа главным образом сосредоточено по берегам pp. Ангары, Иркута и некоторых других ее притоков и составляет 10 волостей и 11 инородческих ведомств, с населением, по переписи 1887 г., - в 82872 д. (42557 муж. и 40315 жен.) , составлявших 16501 хозяйство. В крестьянских волостях числилось: старожилов - 43258 д., новоселов - 5794 д., поселенцев - 2343 д., крестьян других округов - 1988 д. и казанцев - 239 д. В инородческих ведомствах было: кочевых - 23957, оседлых 3114 и других родов 79 д. В 1892 г. все население И. округа состояло из 108028 д. (57111 муж. и 50917 жен.) ; дворян потомств. и личных было 302, духовенства православного: монашествующего 15, белого 410, ламайского 8, магометанского 3, почетн. граждан потомств. и личных 52, купцов 58, мещан 3040, цеховых 18, крестьян 60835, регулярных войск 188, состоящих в запасе и отставных нижних чинов - 3311, казаков 2600, иностранных подданных 8, инородцев оседлых 2108, кочевых - 29373, бродячих - 413, ссыльных всех категорий 5242, не принадлежащих к означенным разрядам 44. В 1892 г. в И. округе было: православных 84058, раскольников 196, католиков 608, протестантов - 51, евреев 380, магометян 685, буддистов 5892, шаманствующих - 16268 д. Плотность сельского населения И. округа 2, 1 д. на 1 кв. в. Общее количество земли - 6949400 дес. - распределено так: удобной - 1078922 дес., неудобной - 77478 дес., пустопорожней 5793000 дес. И. округ принадлежит к наиболее земледельческим: занятые под пашни земли находятся, главным образом, в треугольнике между истоками Ангары из Байкала на ЮВ и селениями Бельским и Ользоновским на С, захватывая почти все течение р. Ангары, пр. ее притока. р. Куды и низовья лев. притоков - pp. Иркута, Китоя и Белой. Под усадебной землею 22480 дес., в том числе под утугами (унавоженные покосы) 15741 дес., под коноплянниками - 412 дес., огородами - 1820 дес.; пахотной земли 151298 дес., в том числе залежей 8185 дес.; покосов - 84514 дес. и, кроме того, под расчисткой - 15572 дес. Приходится средним числом на одну душу:

У крестьян. У инородцев.

Удобной земли 30, 3 дес. 27, 4 дес.

Пашни 3, 4 дес. 3, 1 дес.

Под посевом в 1890 г. было 74369 дес. а именно:

Ржи Ярицы Пшеницы Овса Ячменя Проч. хлебов В волостях 23007 13043 7092 7425 1976 2027 В инородч. Ведомствах 1944 14712 645 2077 421 Урожай главных сортов засеваемых хлебов за семилетний период с 1880 по 1887 гг.: ржи озимой сам 6, 4, яровой - 3, 9, пшеницы - 4, 3, овса - 3, 6. В последние годы в И. округе в сельском населении, в подгородных селах, сильно развилось огородничество, так что нередко у крестьян имеется до 11/2 дес. под огородами, в которых с 60-х годов начали разводить даже арбузы, дыни, цветную капусту и др. Сбор табаку доходил в 1892 г. до 21595 пд. Скотоводство развито, особенно в окрестностях Тунки, где наиболее привольных лугов. В И. округе числилось в 1892 г.:

Лошадей Рогатого скота Овец Коз Свиней Оленей У крестьян 30045 33120 20311 1848 12850 У инородцев 31612 58736 27485 4875 835 692 Кроме того несколько сот верблюдов. Средним числом приходится на одно хозяйство рабочих лошадей по 2, 6, а рогатого скота - 4, 1 головы. Главный бич скотоводства - чума рогатого скота (появилась с 1870 г.) . Разными промыслами занималось (в 1887) 9383 мужч. Податей и повинностей у крестьян И. округа приходится на душу 9 р. 21 к., на наличного работника - 19 р. 82 к., на 1 дес. пашни - 2 руб. 79 к. Недоимок в 1892 г. на сельском населении И. окр. состояло 20022 р. Учебных заведений в 1892 г. было 79, с 1978 учащ. (1574 мальч. и 404 девоч.) ; одно училище приходится на 1262 жителей. Главное препятствие к распространению грамотности разбросанность селений и малая их населенность. Две богадельни; кроме того имеются в некоторых селах общественные дома для призрения дряхлых и убогих, снискивающих себе пропитание подаянием. Богадельный капитал имеется в одном тельминском обществе - в 11350 р.; из процентов выдается бедным пособие. Два больничные покоя по 5 кроватей, сельский врач и несколько фельдшеров. В 1892 г. фабрик и заводов в И. округе было - 27, с 795 рабочими и с суммой производства на 647652 р., из них: 1 суконная фбр., рабочих 105, производство на 61438 р.; 4 кожевенных зав., с 22 рабочими и с производством на 36342 р.; 2 винокуренных - с 60 рабочими и производством - 71003 р.; 3 скипидарных и дегтярных, 1 лесопильный, 6 крупчато-мельничных - с 27 рабочими в производством в 50744 р.. 2 солеваренных - с 182 рабочими и с производством на 119948 р., 2 фарфоро-фаянсовые фбр. - при 210 рабочих и с производством в 206800 р., 2 спичечные, 2 стеклянных - при 84 рабочих и с производством в 68813 р., и 2 известково-обжигательных зав. Питейных завед. было 206, разного рода давок - 196, водяных и других млнц. - 128, кузниц - 394, прочих заведений - 102. Один мрь - Вознесенский, 47 црк., 53 часовни, 2 мечети, 1 буддийский дацан и 1 молитв. дом.

Ф. Шперк.

Ирод

- имя нескольких Иудейских царей или царьков, идумейского происхождения. Главный из них: 1) Ирод Великий, основатель идумейской династии на Иудейском престоле. Сын идумейского князя Антипатра, он обладал выдающимися военными и политическими дарованиями; которые выдвинули его в глазах римского правительства, доверившего ему еще в молодости управление Галилеей. Он оказал римскому правительству важные услуги подавлением разбойничества, и своими ловкими интригами настолько сумел зарекомендовать себя пред Антонием и Октавием, что по их указанию назначен был царем всей Иудеи (в 40 г. до Р. Хр.) . Во время последовавшей между Антонием и Октавием войны он умел так искусно лавировать между соперниками, что, хотя в общем держал сторону Антония, однако после поражения последнего при Акциуме сумел вовремя заявить свое верноподданичество Октавию, который расширил его владения, присоединив к ним сев.-вост. обл. Палестины - Трахонитиду, Ватанею и Авранитиду, и сделал его вообще главою Сирии. Почувствовав под собою твердую почву, И. начал разыгрывать роль великого восточного монарха. Отличаясь любовью к строительству и некоторым архитектурным вкусом, И. восстановил из развалин и украсил великолепными зданиями несколько городов своей страны, придав им новые имена, в честь своего верховного покровителя-властелина, кесаря Августа (Самарию ов переименовал в Севастию - от греч. слова =Augustus, Стратонову Башню - в Кесарию) . В самом Иерусалиме он восстановил древний замок, названный им Антонией, а также построил великолепные дворцы, сделавшиеся лучшим украшением города. Несмотря на это великолепие, евреи не любили И., так как видели в нем иноземца, римского ставленника и похитителя престола Давидова. В народе, отягощенном двойными налогами, - в пользу римлян и в пользу пышного, любящего роскошь царя, - начался глухой ропот. Чтобы примирить с собою подданных, И. задумал удовлетворить их религиозному чувству и порешил построить новый храм, который бы своим величием превосходил даже храм Соломонов. Постройка действительно началась в самых грандиозных размерах, и храм был великолепен. С тою же целью И. женился на Мариамне, внуке первосвященника Гиркана II, чтобы тем самым придать своей династии санкцию кровного родства с домом Давидовым. Но все было напрасно. Еврейский народ был непреклонен в своей ненависти к узурпатору, чему способствовали многие его меры. Так, он в возобновленных им городах строил театры и амфитеатры, заводил римские и греческие игры, задавал пиры с чисто языческими увеселениями и вообще вводил такие обычаи, которые, отличаясь совершенно языческим характером, могли внушать евреям лишь чувство ужаса и отвращения. Дело дошло до того, что сильная партия ревнителей закона, именно фарисеи, в числе 6000 чел., отказались принести ему присягу в верноподданстве, и устроили заговор, грозивший И. низвержением. Эти факты ясно показали И. настроение народа, и он, видя невозможность примирения, задумал сломить оппозицию крутыми и жестокими мерами. Он превратился в жестокого и кровожадного деспота, который беспощадно истреблял всех и все, в чем только его подозрительный взгляд видел признак крамолы. Так, он истребил почти весь дом Асмонеев, как потомков законных правителей еврейского народа, и не остановился даже пред умерщвлением Мариамны, хотя она была самою любимою из его десяти жен. Конец его царствования ознаменовался невообразимыми ужасами, которые завершились умерщвлением его собственного сына Антипатра. При таком настроении И. вполне понятен тот ужас, с которым он выслушал, по свидетельству св. Матвея (гл. II) , от восточных волхвов весть о том, что родился истинный царь Иудейский, поклониться которому они и пришли с далекого Востока. Первою мыслью И., по этому свидетельству, было умертвить новорожденного царя, а когда ему не удалось найти его, то он не остановился пред поголовным избиением грудных младенцев в Вифлееме. Пораженный тяжкою болезнью, заживо съедаемый червями, он неистовствовал даже на одре смерти и дал приказ в самый день его смерти истребить всю еврейскую знать, собранную для того в цирк; но распоряжение его не было исполнено. Он умер чрез несколько месяцев после рождения Христа. Главный источник сведений о его жизни - Иосиф Флавий, воспользовавшийся трудами его придворного историографа Николая Дамасского. Подробное изложение истории его царствования - у Гретца, "Geschichte der Juden" (т.3) ; на русск. языке у Лопухина: "Библ. история" (т. II, гл. LXVII и LXVIII) , а также в блестящем посмертном этюде Э. Ренана, перев. в "Восходе" (апр. и май 1894 г.) . 2) Имя И. сделалось родовым в его династии и его носили ближайшие его преемники. Сыну его И. Антипе или Антипатру досталась, по завещанию, четвертая часть его владений, именно Галилея и Перея. Подобно своему отцу, это был страстный строитель, основавший, между прочим, новый город Тивериаду (в честь имп. Тиверия) , куда перенес свою резиденцию. Не обладая средствами отца и получая только 200 талантов дохода, он, однако, любил чисто языческую пышность, задавал великолепные пиры, о которых писали даже римские поэты. О связи его с женой своего брата Филиппа - выше. Домогаясь, по ее настоянию, царского достоинства, он запутался в интригах, навлек на себя немилость имп. Кая Калигулы и сослан был в Галлию Лугдунскую, где и скончался в безвестности.

А. Д.

Иррационализм в метафизике

- воззрение, полагающее в основу мира неразумное. слепое начало, как напр. "случай" древних материалистов, или безумная "воля к жизни" у Шопенгауэра. В учении о познании характер И. принадлежит в особенности английской психологической школе, которая все истины разума, даже математические, считает продуктом случайных опытов и фактической ассоциации представлений.

Вл. С.

Исаак

(еврейск, ицхак - смех) - библейский патриарх, названный так вследствие особых обстоятельств его рождения (Быт. XVII, 17 - 19; XVIII, 12; XXI, 6) . Это был сын престарелых Авраама и Сарры, сделавшийся носителем всех данных им обетований. Когда ему было 25 лет, Авраам получил повеление принести его в жертву, и он с кротостью повиновался своему отцу: над ним был уже занесен жертвенный нож, но отклонен ангелом. Женат И. был на внуке своего месопотамского дяди Нахора, Ревекке, от которой имел двух сыновей - Исава и Иакова. Жизнь его прошла без всяких выдающихся событий и он умер 180 лет от роду.

А. Л.

Исайя

(евр. - "спасение Господне") - имя нескольких библейских личностей, из которых известнейшею является И. пророк. О жизни его мы знаем немного. Он был сын Амоса (но не пророка этого имени) , жил в Иерусалиме, был женат и имел двух сыновей. На пророческую деятельность был призван видением, о котором он сам рассказывает в VI главе своей книги. Он всецело отдался своему высокому призванию и действовал в течение 60 лет, в правление Иудейских царей Озии, Иоафама, Ахаза и Езекии (с 768 г. до Р. Хр.) . В течение этого времени он видел несколько перемен в царстве Иудейском, и если при царе Езекии замечается сравнительный подъем религиозно-нравственного смысла в иудейском народе, то это несомненно было результатом неутомимой деятельности пророка, который, подобно прежним великим представителям пророческого звания, смело и безбоязненно говорил правду царям. По преданию, он потерпел мученическую кончину и был распилен деревянною пилою. Под его именем известна особая книга, которая стоит в Библии во главе так назыв. четырех великих пророков. Книга пророка И. состоит из 66 глав и представляет собою богатый материал для ознакомления с современным состоянием не только еврейского, но и других народов. Содержание ее составляют, главным образом, пророчества о судьбе как еврейского, так и других народов. Особенную знаменитость в христианской церкви он приобрел своим пророчеством о Мессии (Еммануиле: гл. VII и IX) ; пророк так точно и наглядно изображает события земной жизни Христа, что получил название пятого евангелиста. - Новейшая критика пытается расчленить эту книгу, и последние 27 глав приписывает другому Исайе, который, будто бы, жил уже во времена плена вавилонского (с целью придать пророчествам о Вавилоне и Кире естественный характер) . Но это предположение встречается с большими затруднениями, и главнейшее из них заключается в самом стиле и языке книги. Писатели, жившие во время плена вавилонского, не могли избегнут влияния языка и культуры Вавилона, и потому в их произведениях замечаются следы халдейского языка (как это заметно у Иеремии и особенно у Иезекииля) . Между тем вся книга И., не исключая и последних глав, написана чистейшим, можно сказать классическим еврейским языком, каким он именно был в лучший период его развития, до плена. Главные исследователи книги: Гезениус (1821) , Гитциг (1833) , Эвальд (2-е изд. 1867 - 68) , Делич. См. нов. монографию S. К. Driver, "Isaiah, his life and times" (Л., из cepии "Men of the Bible") .

А. Д.

Иск

- имеет два значения: 1) И. есть юридическая возможность защищать свое гражд. право судебным порядком; напр. А в праве требовать от Б уплаты суммы 100 р.; для осуществления этого права А имеет иск. 2) И. означает судебное действие истца, обратившегося к промоции суда, чтобы обязать ответчика признать его право или исполнить то, что он должен. В первом значении И. есть признак, по которому можно отличить гражданское право от публичного: напр. право быть городским избирателем нельзя защищать путем И., потому что это право публичное, но право жить в нанятой квартире - можно, потому что это право основано на договоре найма и составляет право гражданское. И. сопутствует всякому гражданскому праву, составляет его естественное свойство; права, которые не сопровождаются И., представляют редкие исключения и стоят на рубеже права и нравственности; напр., кто получил платеж по карточному долгу, не обязан возвращать деньги, т. е. имеет право на них, но потребовать платежа путем иска он не может. В наших гражданских законах встречается ряд предписаний, касающихся отношений между супругами, но неосуществимых путем И., и потому эти предписания относятся всецело к области нравственности. И. не составляет внешнего придатка к праву, ни чего-либо отдельного от права; это - самое право, но в судебном или боевом его направлении против определенного лица. Римляне мыслили всякое гражданское право именно в такой боевой форме, и потому их юристы изображали систему гражданских прав, как систему исков (actiones) . Современная юриспруденция более абстрактна; она видит прежде всего нормальное состояние прав, а на И. смотрит как на последствие существования права, как на одну из функций права. Отдельные И. не носят более технических названий, как у римлян (напр., actio confessoria, rei vindicatio, hereditatis petitio) , где И. создавались преторскими эдиктами и где число их ограничено было содержанием эдиктов. В современном праве И. столько, сколько юридических отношений, регулированных законами, и сколько их может быть создано договорами. Там, где римляне говорили, что у N имеется actio confessoria (И. для защиты сервитутов) , мы говорим; что N, на осн. 450 ст. 1 ч. Х т., имеет право проезда к своему имению чрез чужую дачу и т.д.; а вместо, напр., одной типичной actio depositi или actio locati-conducti, как называли римляyе отношения, созданные договором поклажи или договором найма, у нас из одного типичного отношения может возникнут масса разнообразных исков, в зависимости от модификаций отношения договорными соглашениями. В каждом И. различаются три элемента: 1) его юридическое основание или то право, судебным проявлением которого он служит - causa proxima actionis; напр. в И. о вознаграждении за убытки таким юридическим основанием является правило 684 ст. 1 ч. X. т. Св. Зак., по которому всякий ответствен за убытки, причиненные по его вине другому лицу и т.д.; по различию таких оснований И. делятся на вещные и личные; 2) фактическое основание И., или те правообразующие факты, которые ведут к возникновению права, а с ним и И. - causa remota actionis, напр., при И. о праве собственности все те способы, которыми устанавливается право собственности (давностное владение, передача, судебное решение и т.д.) ; 3) предмет И. или содержание искового требования, составляющего как бы проект желательного истцу решения; по различию этого содержания И. делятся на И. принуждающие ответчика к исполнению чего-либо, и на И. о признании чего-либо, где требование ограничивается констатированием или признанием известного права (напр. законности рождения) . Пример: А, приобревший имение с публичного торга (правообразующий факт, causa remota actionis) , требует признания недействительным арендного договора, заключенного с прежним владельцем (содержание или предмет И.) , ссылаясь на 1100 ст. Уст. гр. суд., так как договор заключен после вручения владельцу повестки об исполнении (юридическое основание И., causa proxima actionis) . Возникновение И. не следует смешивать с поводом к предъявлению его: И. возникает или родится (actio nata) не тогда только, когда нарушено право, а в тот момент, когда возникло самое право, свободное от условий и сроков, препятствующих его зрелости, или когда вещное право приняло относительную форму, направление относительно определенного лица; так, напр., И. платежа по закладной возникает с наступлением срока, И. об убытках от порчи груза возникает в момент повреждения груза. Иногда у лица бывает несколько прав на один и тот же предмет: напр., А - наследник по закону, но в его же пользу составлено и завещание. В случае надобности прибегнут к судебной защите, А имеет в своем распоряжения два И., которые направляются на один и тот же предмет - наследство - и конкурируют между собою. Это не дает А права получить дважды одно я тоже наследство, но он в праве последовательно прибегать ко всем своим И.. пока не достигнет своей цели; отказ в И. на одном основании не лишает его права предъявить И. на другом основании. Будучи проявлением права, И. может быть передаваем от одного лица другому, как до предъявления его в суде, так и после того, если только самое право подлежит передаче (напр., нельзя передать И. о законности рождения) . И. прекращается по тем же основаниям, что и права; важнейшим из этих оснований является давность. Как судебное действие, И. может быть предъявлен всяким, хотя бы у него не было никакого права; эта свобода предъявления И. всяким необходима, чтобы не создавать стеснений для действительных правообладателей. Нормально же для предъявления И. необходим интерес, нельзя, напр., предъявлять И. об убытках, когда они вовсе не понесены. Для предъявления И. нужно иметь также право на И., напр., нельзя оспаривать завещание тому, кто и по закону не может наследовать в данном имуществе. У кого нет интереса и нет права на И. (легитимации) , тот должен выйти побежденным из завязавшегося процесса.

М. Брун.

Исковое прошение.

- В русском судопроизводстве до 1864 г. так называлось, в отличие от прошений по делам крепостным и вотчинным, прошение, "коим истец ищет иска", т.е. по личным искам из договоров, об убытках и т.д. В новом судопроизводстве И. прошение составляет форму предъявления всякого иска в окружном суде. В истории русс. судопр. И. прошение (челобитная) появляется, на смену словесного предъявления исков, в конце XVI в.; его писали в жалостливых выражениях, чтобы тронут судью. Форма его уже тогда определена была обычаем; оно начиналось словами: "Царю государю бьет челом холоп такой-то", и оканчивалось словами: "Царь государь, смилуйся, пощади или пожалуй". Подпись стала обязательною только в эпоху Уложения. Форма обращения к верховной власти держалась до реформы 1864 г.; И. прошение писалось по пунктам и к каждому пункту прикладывалась рука просителя. Но уставу гражд. судопр., в И. прошении обозначаются суд, куда оно подается, стороны и их адреса, цена иска, просительный пункт. Наибольшее место в И. прошении отводится исторической части дела - изложению его обстоятельств с ссылкою на доказательства, а также юридическим соображениям, с ссылкою на законы. Хотя в настоящее время суд и не в праве возвратить И. прошение по бездоказательности (как до 1864 г.) и ссылка на законы не обязательна (jura novit curia) , но все же наше И. прошение более сродни дореформенному письменному, чем чисто устному судопроизводству, где оно должно служить исключительно для подготовки устного состязания. Как римское libellum conventionis, так и Klageschrift нового (с 1877 г.) германского судопроизводства и английское writ of summons отличаются краткостью, сближающею их с простыми повестками о вызове ответчика. Во франц. судопроизводстве И. прошений совсем нет, и первою подготовительною бумагою является составляемый судебным приставом exploit d\'ajoarnement - акт о вызове ответчика. В нашем мировом и торговом судопроизводствах, а также в судопроизводстве по правилам 29 декабря 1889 года, место И. прошения может занять словесная просьба, записываемая судьей или протоколистом и скрепляемая подписью просителя. И. прошение, как и родственные ему формы предъявления иска, имеет своим назначением индивидуализировать спор, обособить его от других процессов, твердо установить предмет требования. Доведенная до крайности, эта индивидуализация спора приводила иногда в истории судопроизводства к большим несправедливостям: напр. до Юстиниана в римском судопроизводстве pluspetitio (требование большего, чем следует) влекла за собою потерю всего иска, и только впоследствии за истцом признано было право уменьшать свои требования. В нашем современном судопроизводстве фиксированное в И. прошении требование может быть только уменьшено; изменение его по существу не допускается; дозволено только присоединить к нему требование процентов и приращений и требовать цены утраченного предмета. Стремление индивидуализировать спор сказывается в нашем судопроизводстве, между прочим, в запрещении смешивать в одном И. прошении иски, истекающие из разных оснований, хотя бы они относились к одному лицу. Это правило чуждо зап. системам, напр., англ. и герм.; его не строго соблюдает и наша судебная практика. Поданное в суд И. прошение может быть оставлено без движения, если не приложено, напр., копии или судебных пошлин, не указаны адреса сторон и т.д.; истцу дается срок на исправление недостатков. В целом ряде случаев И. прошение прямо возвращается - когда, напр., не обозначено, кто ищет и с кого, не означено, чего истец просит, не указана цена иска, не приложено доверенности на предъявление иска и т.д. С возвращением И. прошения исковая давность не считается прерванною.

М. Брун.

Искупление рода человеческого Иисусом Христом

- основной догмат христианской религии. Нарушив первоначальный завет свой с Богом чрез грех прародителей - учить христианство, - человек тем бесконечно оскорбил беспредельно великого своего Создателя и подвергся вечному проклятию, заразил все существо свое грехом и извратил всю свою природу - разум и волю. Чтобы избавить его от этих зол и восстановить союз его с Богом, необходимо было удовлетворить правосудие Божие, - которое, как и всякое другое свойство Божие, не могло остаться без свойственного ему действия, - уничтожить, затем, грех в существе человека и вообще истребить гибельные последствия, произведенные грехом в природе человека и во всем мире. Для этого нужна была столь же великая умилостивительная жертва, сколь велико было оскорбление, нанесенное человеком не кому иному, как самому Богу. Такой вполне довлеющей жертвы не мог принести сам человек: что бы он ни сделал с этою целью, все было бы несоразмерно греху оскорбления величия Божия. Средство для удовлетворения правды Божией изыскал и дал сам Бог, правосудный, но в тоже время и милостивый. В предвечном совете Божием определено было, чтобы второе лицо св. Троицы, Сын Божий, сделался человеком и, приняв на себя все грехи человеческие, претерпел за людей все, что требовалось правосудием Божественным. Хотя дело И. рода человеческого вторым лицом св. Троицы было предопределено, согласно Божественному предведению, еще прежде сложения мира, однако исполнено оно не вслед за грехопадением первых людей. Необходимо было, чтобы люди в продолжение веков опытно узнали и сильные восчувствовали свое нравственное бессилие и сами возжелали Божественной помощи, так как "Бог мог создать нас без нас, но спасти нас без нас не может", по выражению блаженного Августина. Затем нужно было приготовить людей к достойному принятию Искупителя и сделать способными к свободному усвоению его учения, что и было совершено чрез ветхозаветное откровение. В определенное время явившись в мир чрез воплощение и сделавшись совершенным человеком, И. Христос, будучи совершенно безгрешен и невинен, потерпел за наши грехи страдания и смерть. Жертва Искупителя - жертва всеобъемлющая, искупительная сила которой простирается на весь мир, на все грехи, всех людей, всех времен, под условием усвоения ее верою и жизнию по вере. Затем, хотя Он страдал один за весь род человеческий, но так как Он лицо Божеское, с которым не могут сравниться не только люди, но и весь мир в своей совокупности, то его страдания и смерть составляют жертву не только вполне удовлетворяющую Божию правосудию, но и преизбыточествующую. Своею крестною смертию И. Христос ознаменовал новый завет, которым воссоединил человека с Богом, даровал ему средства быть святым и достойным блаженного бытия в жизни будущей. - См. "Догматическое Богословие" митроп. Макария (изд. 1883 г., т. II) ; "Православное Обозрение", статьи: Гизо - "искупление" (1864 ?12) , Сергиевский - "искупление человека" (там же, 1871, ?12) , М. М. Воздвиженский - "искупление, как откровение благости и правосудия" (т. же, 1885, ?1; 1886, ?1) .

Н. Б.

Ислам

(т.е. "предание себя" человеком Богу) - есть, по Мухаммеду, открытое исповедание возвещенной им религии. Она требовала веры в единого всемогущего и милосердного Бога (Аллах) , в божеское предопределение судеб и поступков людей, в избрание Мухаммеда, как ниспосланного всему человечеству "по определению пророков", в загробную жизнь после смерти, в воздаяние за добрые и злые дела в раю и в аду, в воскресение мертвых и "страшный суд". Мухаммед, в первое время своей деятельности называвший себя воссоздателем и преобразователем чистой религии, откровением переданной Аврааму, выводил свое учение из священных книг Иудеев и христиан, о содержании которых он имел, впрочем, самые смутные и превратные представления, через монахов и полуученых иудеев; он распространял мнение, что эти книги, в которых предвозвещалось его появление и призвание, искажены "обладателями писания" (так называл он иудеев и христиан) ; он требовал признания прежних откровений (тора, псалтирь, евангелие) и веры в посланных до него пророков, от Адама до И. Христа. По отношению к христианству он резко восставал против веры в божественность И. Христа, как Сына Божия, по отношению к иудейству - против обрядных стеснений, из которых он, однако, заимствовал, вместе с некоторыми другими, запрещение употреблять в пищу свинину, к чему прибавил еще запрещение вина. Учение Мухаммеда о вере и нравственных обязанностях развивалось постепенно в течение его деятельности. Между тем как учение о вере пророк преподал в первый период ее, в Мекке; установление обрядностей относится большею частью ко времени его пребывания в Медине. В последнем отношении сделаны были сначала некоторые уступки иудейским религиозным обрядам - пост в 10-й день первого месяца, обращение к Иерусалиму; но они, ввиду упорного нежелания Иудеев поддержать учение Мухаммеда, вскоре были отменены. Основные обязанности, налагаемый И., следующие: 1) вера в то, что нет другого Бога, кроме Аллаха, и что Мухаммед есть посланный Аллаха; 2) пятикратное ежедневное совершение установленного богослужения (салат) ; 3) взнос в пользу бедных в общественную казну (зекят) ; 4) пост в продолжение месяца рамадана; 5) паломничество в Мекку. Одновременно с ритуальными обязанностями были установлены и некоторые сопровождавшие их церемонии (омовение перед молитвою, призыв к молитве) ; по отношению к паломничеству были, в общем, сохранены практиковавшиеся в языческие времена обычаи, значение которых было, однако, изменено и истолковано в монотеистическом духе. Наряду с этими обязанностями требуется борьба с неверными (джихад) и насильственное распространение И. Мухаммед считал свою религию призванною быть достоянием всего человечества, всемирной религией, в себе самом он видел пророка не арабов только, а всего человечества. Для обращения язычников в И. надо прибегать к самым крайним мерам; отказываясь принять его, они лишаются права на жизнь; "обладатели писания" (иудеи, христиане, перс. огнепоклонники в сабейцы) могут быть терпимы, если платят известный налог (джизья) . Нравственное учение И. основано на Иудейском и христианском учении и в существенных чертах ничем от них не отличается. Оно может быть оценено по достоинству только в сравнении с социальным и нравственным мировоззрением аравийского язычества. Между тем как последнее основывалось на племенной обособленности и воспитывало в людях сознание долга отмщения, И., в своем первоначальном виде, проповедовал равенство всех правоверных без различия племени и расы, отвергал все нравы и обычаи, основанные исключительно на племенной розни, и провозглашал терпимость и кротость. Он осуждал варварские нравы арабов, в особенности распространенный у многих племен обычай хоронить заживо новорожденных женского пола; запрещение вина и некоторых азартных игр имело целью развитие умеренности и серьезного отношения к жизни. Тем не менее И. решительно отвергает аскетизм; он одобряет позволительные наслаждения в жизни, а безбрачие ему противно. Неограниченную полигамию он стесняет разрешением иметь лишь четырех законных жен, а процедуру развода весьма легкую у аравийских язычников подчиняет известным ограничивающим формальностям и законам. Правовое положение женщины решительно выиграло чрез И.; появившееся в позднейшие времена в магометанском мире униженное положение женщины есть результат социальных влияний, основанных на сношениях с народами, обращенными в И. Гаремы и евнухи созданы не И. Источник учения И. есть прежде всего коран, в который требуется верить как в подлинное откровение Божие. После смерти пророка были признаны религиозно обязательными все сохранившиеся его поучительные изречения (хадис) и приписывавшиеся ему поступки. Мировоззрение и образ действий древнейшего магометанского поколения также стали почитаться руководством в религиозной жизни. Все эти сохраненные преданием моменты называются общим именем сунна (обычай) ; естественным следствием ее является иджма, т.е. consensus ecclesiae по отношению к вере и ее постановлениям. К этим главным источникам учения о вере и законах И. присоединился в высших школах методический принцип кияса, т.е. вывод заключений. На этой почве создалась система магометанского закона - работа, законченная в богословских школах уже во II в. существования И.

Очень рано проявились в И. и зачатки сект. Первоначально секты возникли из политических партий, разногласия которых вращались около вопроса об имамстве, т.е. о том, кто имеет право быть наследником власти пророка (халифом) над обществом правоверных (муслимун) . Между тем как одни высказывались за выборный халифат, которому первые преемники Мухаммеда были обязаны своею властью и которого законность опиралась на всеобщее признание (иджма) правоверных, другие держались того убеждения, что эта власть, перешедшая непосредственно после смерти пророка к избранному самим Мухаммедом зятю его, Алию, должна, после кончины последнего, перейти к его прямым потомкам от Фатимы, дочери пророка. Первые называются суннитами, вторые шиитами. Партия шиитов не удовлетворилась даже тогда, когда в 750 г., вследствие свержения династии Омайядов Аббасидами, принцип законного престолонаследия восторжествовал, и на трон мусульман вступили родственники пророка. Они открыто и тайно поддерживали претендентов из семейства Алия и пропаганде их не раз удавалось добиться официального признания их кандидатов в отдельных областях магометанского мира (идрисиды) . С течением времени различные группы шиитов примыкали к той или другой линии сильно разветвившегося потомства Алия, и таким образом в среде самих шиитов возникли, в свою очередь, партии, различавшиеся также и в догматическом отношении. Между тем как одни стояли только за принцип престолонаследия, который у них связывался с верою в особые преимущества алийских имамов в качестве наставников правоверных, другие доходили до возведения личностей самого Алия и имамов в сферу сверхчеловечности. Это повело к учению о воплощении божества в Алии и его потомках. Различные оттенки этих религиозных воззрений дали повод к образованию многих сект, сильно распространенных в восточной части области ислама, особенно в Персии. Хотя отделение шиитов вначале имело основанием только политическое разногласие, у них со временем явились различия от суннитов и в формальных обрядностях И. Подобно суннитам, и шииты признают неоспоримое значение как сунны, так и корана; но так как они склонны предполагать, что коран в своем первоначальном тексте содержал признание привилегий дома пророка, а в суннитской редакции Абу Бекра и Османа был искажен добавлениями и пропусками, то они принимают за истинные лишь те предания. которые поддерживаются авторитетом членов семейства пророка. Вообще необходимо избегать очень распространенного заблуждения, будто бы шииты признают лишь коран, а сунну отвергают. Кроме корана и сунны, у шиитов большое значение имеют решения имамов, которым приписывается непогрешимость. Обряды их незначительно уклоняются от обрядов И. вообще. В отношениях к немагометанам шииты держатся меньшей терпимости, нежели сунниты. Магометанский закон, по учению шиитов, систематически изложен Querry ("Droit musulman, recueil des lois concernant les Musulmans Schyites", Пар., 1872) . Из борьбы Алия с Муавией возникла и партия хараджитов, отвергающая учение об имамах как шиитов, так и суннитов. С распространением И. в Сирии и Месопотамии образовались, одновременно с политическими, и догматические секты, несогласия которых касались, главным образом, понятия о Божестве, учения об откровении, воззрений на свободу воли и фатализм. Между тем как вполне правоверные придерживались во всех вопросах буквы корана, допускали существование атрибутов Божества, самый коран почитали составленным от века и безусловно отрицали свободу воли, признавая полнейшую зависимость человека от божеского предопределения, в магометанских школах стали появляться и рационалистические воззрения. Василь-ибн-Ата (ум. 748 г.) доказывал несовместимость атрибутов с духовною сущностью Божества, отвергал учение о предвечности корана и утверждал, что последний возник одновременно с проповедью пророка. Его школа называется Му\'тазила, последователи ее му\'тазилитами. Приверженцы учения о свободе воли, в отличие от правоверных последователей учения об абсолютном предопределении, называемых джабаритами, носят имя кадеритов. Мурджиты, составляющие, быть может, наиболее древнюю из догматических сект И., проповедовали ввиду несогласного с законом И. образа действий омаядских властителей, что отступления от закона не исключают поклонников И. из общества правоверных. Но мурджиты никогда не отделялись от истинных правоверных, и последние, в свою очередь, никогда не относились к ним враждебно. Свободномыслящие учения были признаны официально и даже распространялись насильственно, со времен Ма\'муна, в правление некоторых халифов из Аббассидов; но при Мутаваккиле вновь одержала верх правоверная реакция. К этим догматическим спорам издавна присоединилось много диалектических тонкостей, с которыми лучше всего можно познакомиться по Шахрастанию ("Book of religions and philosophical sects", араб. изд., Л., 1846; нем. перев. Hearbrucker, "Religionsparteien und Philosophenschulen", Галле, 1850 - 51) . Аш\'арию (в начале Х в.) удалось найти примиряющее партии положение; догматические определения школы Аш\'аритов теперь признаются за правоверное учение и отожествляются с И. суннитов. Очень распространено заблуждение, в силу которого считаются сектами установившиеся в среде правоверного И. ученые толки (мезхеб) . Различные толкования, возникшие при самостоятельном применении источников закона И., нашли свое выражение в четырех правоверных направлениях: ханефитическом, шефи\'итическом, малекитическом и ханбалитическом, из которых первое наиболее распространено между последователями И.; оно преобладает во всех областях турецкой империи. Выработанные этими школами гражданские и уголовные законоположения имеют, однако, в большей части магометанского мира лишь теоретическое значение, так как наряду с ними сохранилось и приспособленное к И. древнее обычное право различных обращенных в И. народов (адат или урф) . Очень велико значение адата в магометанских колониях Голландии. Законы адата североафриканских кабилов, часто в самом принципе противоречащие магометанскому закону, были, по поручению французского правительства, собраны Hanoteaux и Letunrneaux ("La Kabylie et les coutumes kabyles", Пар., 1872 - 73) . На видоизменение И. имело существенное влияние с одной стороны соприкосновение его с чуждыми культурными элементами, с другой - не прекращавшееся действие преданий, унаследованных покоренными народами. Магометанское юридическое учение (фикх) подверглось воздействию со стороны господствовавшего в христианскосирийских школах римского права, а догматика И. - со стороны аристотелевой философии. Персидские и индийские влияния замечаются в суфизме, многие выдающиеся представители которого проповедовали явный пантеизм, а подчас и учение о нирване, в магометанской форме. Эти направления постоянно считались в глазах официального И. за страшную ересь. Что касается до старинных религиозных представлений и обычаев покоренных народов, то они, в измененной форме, сделались важными составными элементами народного И. Это видно в продолжающемся существовании чисто народных празднеств, в особенности же в почитании святых, которое вполне противоречит строго монотеистическому учению И., тем не менее в магометанском мире получило большое значение. Богоугодные личности обратились с течением времени в святые; явились святые места, священные могилы. В И. сохранились даже до настоящего времени остатки древнего культа камней, деревьев и т.п. В самое последнее время пуританская оппозиция против всякого рода несоответствующих сунне наращений, в особенности против почитания святых и их могил, привела к настоящей борьбе, имеющей целью восстановление И. в первоначальном виде и очищение учения и жизни от всяких чуждых элементов. Это стремление с особенною силою обнаружилось в движении ваггабитов. С другой стороны, на образованные сферы магометанских народов влияет с возрастающее силой европейская культура.

Быстрота победоносного распространения И. по Азии и Африке едва ли имеет себе что-нибудь подобное в истории. Едва прошло столетие после смерти пророка, как господство И. уже было силою оружия распространено по Сирии, Персии, Средней Азии, Египту и по всему сев. берегу Африки, до средины Испании. Несмотря на внутреннее распадение могучего государства, на ослабление и окончательное исчезновение центральной власти халифата, И., постоянно освежаемый покорявшимися ему племенами Азии, продолжал делать дальнейшие завоевания, пока наконец османы водрузили луну на храме св. Софии в Константинополе и победоносные полчища их проникли до самых стен Вены. С тех пор начался упадок господства И.; его политическое владычество должно было во многих обширных областях Европы, Азии и Африки уступить место завоеваниям европейских держав. Между тем И. успел распространиться между многочисленными африканскими племенами и оказать на них облагораживающее влияние. Линия, проведенная от Бенинского залива до Занзибара, обозначала прежде южн. границу распространения магометанского влияния в Африке. С тех пор И. из Занзибара нашел себе доступ в Мозамбик, в португальские колонии на берегу, у каффров и даже на Мадагаскаре. В различных источниках встречаются противоречивые указания как относительно общего числа последователей И., так и распределения их по различным странам. Общую цифру магометан полагают в 175 милл.; в Российской империи их считается приблизительно 10600000 (Европейская Россия 2600000, Азиат. Россия 8000000) , в Турции 17700000 (Европейская Турция 2300000, Азиат. Турция 15400000) , в Болгарии, Боснии, Герцеговине, Греции, Румынии, Сербии и Черногории вместе 1370000, в Бухаре и Хиве 3200000, в Персии, Афганистане и Белужистане 13 милл., в независимой Аравии (без турецких арав. владений и Омана) 2 милл., в Индо-Британской империи 67 милл., в Китае 4 милл., в Нидерландских владениях в Индии 14 милл., в сев. Африке с Египтом 18 милл., в Суданских землях с бывшим египет. Суданом 25 милл., в Сахаре 2500000, в Занзибаре 300000. Число магометан в различных негрских странах не поддается исчислению.

Литература. DoIIinger, "Mohammed\'s Religion nach ihrer inneren Entwicklung und ihrem Einfluss auf das Leben der Volker" (Регенсбург, 1838) ; Dozy, "Het Islamisme" (Гаарлем, 1863; фр. перев. Chauvin: "Essai sur l\'histoire de l\'lslamisme", П., 1879) ; A.v. Kremer, "Kulturgeschichtliche Streifzuge auf dem Gebiete des Islams" (Лпц., 1873) ; Garcin de Tassy, "L\'lslamisme d\'apres le Coran" (3 изд. П., 1874) ; John Muhleisen Arnold, "Der Islam nach Geschichte, Character und Beziehung zum Christenthum" (англ. Л. 1874; нем. Гютерсло, 1878) ; Vambery, "Der Islam im XIX Jahrhundert" (Лейпциг, 1875) ; A. Muller, "Der Islam im Morgen und Abendland" (Берл., 1886; перев. на русский язык) ; A. von Kremer, "Culturgeschichte des Orientes unter den Chalifen" (B., 1875 - 77) ; BosworthSmith, "Mohammed and the Mohammedanism" (2 изд. Л., 1876) ; Hughes, "A dictionary of Isl." (Л., 1885) ; Sell, The faith of Isl." (Мадрас, 1886) ; Le Chatelier, "L\'lsl. an XIX siecle" (Пap., 1889) ; Goldziher, "Mohammed. Studien" (Галле, 1889 - 1890) ; Montet, "La propagande chretienne et ses adversaires musulmans" (П., 1890) ; Н. Боголюбский, "И., его происхождение и сущность по сравнению с христианством" (Самара, 1885) ; Э. Ренан, "И. и наука" (речь, перев. А. Ведрова, СПб. 1883) ; М. А. Баязитов, "Возражение на речь Ренана" (СПб. 1883) ; его же, "Отношение И. к науке и иноверцам" (СПб. 1887) .

Исландские саги

- стали записываться в мирные годы, последовавшие за переменою веры (1002) , когда дела героев прошлого еще хранились в народной памяти. Предварительно они путем устной передачи успели приобрести известную стереотипную форму, которая сделалась обязательною и для позднейших авторов. В собирании саг можно различить несколько периодов: с 1140 г. по 1220 г. они записывались отдельно, главным образом для облегчения туземных рапсодов; затем они стали издаваться для читающего общества, соединяться (1220 - 1260) , переделываться и расширяться в объеме (1260 - 1300) и наконец собираться в большие рукописные сборники (XIV в.) . К мифическим сагам принадлежит большое количество тех, в которых сказания о богах являются переделанными в рассказы о героях давней поры. Такова знаменитая "Вёльсунга" - сага, представляющая много общего с мифом Нибелунгов; сага Рагнара Лодброка отражение в народной памяти великого переселения народов; саги о первых конунгах Дании и Швеции, знаменитая "Fridhthiofs-Saga" и др. Полуисторические саги напоминают романы, но рассказывают истинные события, обыкновенно маловажные; особенно часто излагают они жизнь известных скальдов-авантюристов (саги Гуннлауга, Эгиля, Кормака и др.) Особенно много этих саг стало появляться с XII в., после изобретения (вернее - усовершенствования) алфавита Т\'ороддом и Ари Фрод\'и. Благодаря этому алфавиту, развилась и И. историческая сага - лучшее, что представляет И. проза. Первый И. историк, по свидетельству Снорри Стурлесона - один из изобретателей латинско-И. алфавита, свящ. Арихинн Фрод\'и Т\'оргильссон (умер 1148) , "Islendingabok" которого, в кратком хронологическом очерке, знакомит с важнейшими эпохами в истории Исландии. Он составил, кроме того, книгу скандинавских конунгов ("Konungabok") от Инглингов до Гаральда Сигурдссона. Второй И. историк Сэмундр хин Фрод\'и Сигфуссон (умер 1133) , много путешествовавший, посетивший и Рим, и Францию; ему приписывается "Книга конунгов" от Гаральда Прекрасноволосого до Магнуса Доброго. Менее схематического содержания была "Hryggiar-Stykki" Эйрикра Оддсона (ок. 1150 г.) , из которой сохранились лишь отрывки. Так называемое легендарное житие Олафа (Olafs saga bins helga) и Моркинскинна, рассказывающая о королях Норвегии до Сигурда Муннра, относятся ко второй половине XII в. В это же время два монаха Т\'ингейрского м-ря, Оддр (умер 1200) и Гуннлауг (умер 1219) , написали, на латинском языке, каждый по биографии короля Олафа Триггвасона. В этом же монастыре был аббатом Карл Ионсон, написавший (ок. 1184 г.) жизнеописание Сверри, со слов самого короля. К началу XIII в. относятся "Фагрскинна" - рассказ о норвежских королях, "Оркейинга сага", рассказывающая историю оркнейских ярдов до 1222 г., "Иомсвикинга сага" - о морских разбойниках, Иомсборга на Балтийском море, и другие, которыми воспользовался величайший из И. историков - Снорри Стурлусон, сын Стурды Т\'ордарсона (род. 1178 г., убит 1241 г.) , автор "Хеймскринглы", в которой изложена история норвежских королей, начиная с отца богов Одина до Магнуса Эрлингссона. После Снорри племянники его были носителями И. историографии. Первый из них, Олафр Т\'ордарсон Хвитаскальд, считается составителем саги о датских королях ("Knyttlinga-Saga") . Второй, Стурда Т\'ордарсон хин Фрод\'и (1214 - 1284) , по поручению короля Магнуса Лагабэтира, написал историю отца его, Гакона Гадонарсона. О следующих королях норвежских уже нет саг, кроме двух небольших отрывков из "Magnusar Saga Lagabaetis", составителем которой также был Стурла. Стурле принадлежит и большая часть истории могущественного рода Стурлунгов ("Sturlunga-Saga" или "Islendinga Saga hin mikla") . С этой сагою родственна "Книга о поселениях" (Landnamabok) , где говорится об открытии о-ва, о первых поселениях на нем, даются генеалогии и перечисляется до 4000 личных имен и более 1500 поселений. Последний крупный историографический труд - сага об Олафе Тригвассоне ("Olafs-Saga Tryggvasonar", приблизительно 1330 г.) - переработка, с массою дополнений, труда монаха Гуннлауга. Шведской историей исландцы мало занимались; стоит лишь упомянут малоисторическую сагу об Ингваре ("Saga Ingvars hins Vidhforla") . После Стурлы Т\'ордарсона встречаются лишь переработки существующих уже саг. Падение историографии делается особенно заметным в предпочтении романтических авантюр и неправдоподобных легенд. Причиною этого упадка была не столько черная смерть, опустошившая о-в в 1350 и 1401 гг., сколько потеря свободы и пристрастие к произведениям средневековой романтики (рыцарские саги "Riddara Sogur", - переведенные в XIV в. по приказанию норвежских королей) , начавшим наводнять о-в с XIII в.

Испанский язык. Испания

- принадлежит к числу романских и происходить от латинского, смешавшегося со многими другими элементами. Язык первоначальных жителей Испании погиб во время римско-германских завоеваний и переселений и лишь в Пиренеях, в так назыв. баскском языке, сохранились остатки древнего И. народного языка. В прочей Испании, как и в других романизированных странах, из так назыв. lingua latina rustiсаnа - римского народного языка, проникшего на полуостров одновременно с римским владычеством - образовался национальный разговорный и простонародный язык, который, после падения Римской империи и вторжения германских народов, когда ослабла и политическая, и литературная связь с Римом, мало по малу сделался единственным употребительным и общепонятным. Возникший, таким образом, из римских элементов и обогащенный запасом германских слов; И. язык получил, благодаря арабам, запас новых слов в области промышленности, науки, торговли и т.д.; на этимологический строй речи арабы не повлияли. Древнейшие следы И. языка находятся в "Origines" Исидора; со второй половины XII в. начинается ряд памятников И. языка, который приблизительно ок. этого времени, по трем главным политическим единицам средневековой Испании - государствам Кастильско-Леонскому, Португалии и Арагонии, разделился на языки: португальскогалисийский, каталонский и кастильский, впоследствии в объединенной Испании сделавшийся господствующим. В настоящее время каталонское наречие распространено в провинциях Героне, Барселоне, Таррагоне и Лериде (прежнее княжество Каталония) , в Кастельон де ла Плана, Валенсии и Аликанте (прежнее королевство Валенсия) и на Балеарских о-вах. С IX по XII вв. оно постепенно распространялось за пределы Каталонии, в 1229 г. было занесено на Майорку Хаиме завоевателем, а в 1238 г. им же занесено в Валенсию; на Ю оно не распространялось за р. Сегуру, на З политическая граница Кастилии и Арагонии была и его границею. В 1137 г. каталонское наречие сделалось официальным в Арагонии, хотя народонаселение королевства Арагонского [нынешние провинции Сарагосса, Гуеска и Теруель] постоянно говорило по-кастильски; во внеиспанских владениях арагонцев до настоящего времени остатки каталонского наречия сохранились в округе Алгеро на о-ве Сардинии. Более древнего происхождения тожество каталонского говора с диалектом Руссильона и Сердани (Cerdagne) во Франции. С XIII в. в Испании Саtalanesch или Catala назывался язык разговорный и прозаический, а языком поэзии было Lemosi (Limosi) , язык трубадуров, сильно смешанный с провансальским; в настоящее время, особенно в Валенсии и на Балеарах, Lemosi - название старокаталонского наречия, в отличие от новокаталонского разговорного, которое, смотря по провинциям, где на нем говорят, называется валенсиа, майорки и минорки (на Балеарах) и катала (в Каталонии) . Главные черты, доказывающие связь каталонского наречия скорее с романским наречием Южной Франции (langue d\'oc) , чем с кастильским и португальским, следующие: 1) оно, подобно провансальскому, не терпит более одного слога после тонического ударения: anima дает arma, camera - cambra; единственный сохранившийся после тонический латинский гласный звук - а: mare дает mar, gratu (s) - grat; когда слово оканчивается на группу согласных, требующих, для облегчения произношения, после себя гласного, таковым является e: arbor - кат. arbre (кастильское arbol) , populus - кат. poble (каст. pueblo) ; остальные первоначальные конечные гласные иногда остаются, образуя дифтонг (Dens - Deu, Hebraeus - Ebriu) , иногда выпадают и остается предпоследний гласный: diluvium - diluvi, servicium - servici, labium - labi; 2) в спряжении: а) господствуют так называемые инхоативные формы, т.е. удлинение глагольной основы настоящего времени слогом ех или ix, подобно тому, как это замечается в языках итал., румынском, провансальском и франц. (finir - finissait и т.п.) ; б) многие из причастий прошедшего времени образуются приставкою окончания не к основе неопределенного наклонения, но к основе перфекта: tingut от tinch, pogut от poch, conegut от conech (каст. tenigo, podido, conocido от неопред, наклон.) . Звук u, удержавший в катал. наречии первоначальную чистоту звука, составляет фонетическую связь между этим наречием и другими И. языками кастильским и португальским. Эти два наречия, в настоящее время представляющие два языка, с существенными отличиями друг от друга, исходят из одного и того же общего испано-романского источника, между тем как каталонское - скорее происхождения галло-романского. Кастильский язык (Castellano) , отождествляемый в настоящее время с И. (Espanol, стар. фр. Espanon) , как народный язык, принадлежит всей центральной Испании и громадным пространствам Америки и Азии, с XVI в. заселенным испанцами; название Castellano тем не менее осталось за ним, особенно в Америке. Как язык всех образованных классов общества и всей литературы, это и есть в более тесном смысле И. язык. Несмотря на некоторые довольно распространенные диалекты, кастильский язык представляет единообразный строй, беспримерный в ряду романских языков. От латинского он отдален в иных случаях не далее итальянского, иногда достигает той же ступени, как провансальский; ударение, большею частью, не далее предпоследнего слога, хотя есть немалое количество слов вроде lampara, lagrima, rapido и др. Гласные долгие: е, i, о, u в кастильск. языке сохранены, но e и o распались в дифтонги ie и ue (из uо) ; латинск. аu перешло в о. Произношение гласных то же, что в латинском языке; двугласные произносятся раздельно. Особенности некоторых согласных: r произносится или мягко, почти как гласный звук (напр., в amor, burla) , или как твердый согласный звук (напр., rendir, в старо-кастильск. rrendir) ; ll (ль, I moiulle) заменяет лат. l, ll, а в начале слов - и cl, gl, pl, bl, fl: llama (flamma) , llave (clavis) , llorar (plorare) ; n (нь, n mouille) соответствует дат. mn, nn, иногда начальн. n: ano (annum) , dano (damnum) , nudo (nodum) ; ch (= русск. ч) заменяет лат. ct: derecho (directum) , pecho (pectus) , в старокастильск. ochubre, вместо octubre или otubre; d заменило t между двумя гласными: omado (amatus) , padre (ср. лат. patrem) ; с и z перед е и i раньше произносились как русск. ц, в настоящее время = шепелеватому s или среднему звуку между s и английск. th, х в первоначальном алфавите означал звук русск. ш, потом русск. х; наконец, в последнем значении сменился буквою j (теперь всегда Mejico вместо Mexico) и приобрел в алфавите значение kc, g перед е, i и j, сначала имевшие звук русск. ж, теперь, после реформы орфографии в 1815 г., произносятся как русск. х, s произносится как русск. с и между гласными; гортанный придыхательный звук произошел от лат. j (juego лат. iocum) , g (gente - gentem) , s (jabonsaponen) , х (cojo-coxum) , li, cl (consejo-consilium, ujooc\'lum) ; латинск. f обыкнов. заменено h, которое в настоящее время не произносится и лишь в андалузском местном говоре = x (дат. filius - И. hijo, facere-hacer) , звук b в серед. между двумя гласными произносится почти как v. Склонения в кастильском языке нет: множеств. число образуется окончанием s; член - el, la, lo, los, las образован из указат. местоимения ille. В спряжении много архаических форм: изъявит, наклон. давнопрошедшего в виде сослагательн. условного (cantara, vendiera) , второе будущее в виде сослаг. будущего (canlare, vendiere) , 2 лицо множ. числа повелит. наклон. (vended, partid - в настоящ. vendeis, partis) . Вспомогательный глагол ser (esse) дополняется формами глаг. sedere, а не stare, как в других яз. Из диалектов кастильского яз. значение имеют астурийский (так назыв. bаblе туземцев) , наварро-арагонский, много заимствовавший у каталонского, и андалузский.

Литература. Для истории И. языка общие пособия: "Grammatik der romanischen Sprachen" (Бонн, 1882) и "Etymologisches Worterbuch" Diez\'a (Бонн, 1878) . Для старо- и новокаталонского языка труды Мануэля Мила-и-Фонтанальс Mila y Fontanals) : "De los trovadores en Espana" (Барселона, 1861) и "Estudios de Lengua catalana" (Барс., 1875) . О каталонском диалекте в Алгери (на Сардинии) ср. G. Morosi, в "Miscellanea di Filologia" (Флоренция, 1885) . Для кастильского яз. законодательницею выступила грамматика И. академии (ряд изданий с 1771 г.) . Лучшие словари: словарь исп. академии (Мадрид, 1726 - 89; 12-е изд. В. Сальва, П., 1885) , Dominguez\'a (Мад., 1856) и P. Куэрво (Мадр., 1887 и сл.) . На немецк. языке есть хорошие пособия: для истории каст. языка P. Forster, "Spanische Sprachlehre" (Берл., 1880) , грамматики Функа (Франкф., 1885) , Шиллинга (Лпц., 1884) , Виггерса (Лпц., 1884) и словари Booch-Arkossy (Лпц., 1887) , Tollhausen\'a (1886) , Franceson\'a (Лпц., 1885) . Этимологические словари составили: Коваррувиос (Мадр., 1674) , Кабрера (М., 1837) , Монлау (М., 1882) , P. Барсиа (M., 1883) , Л. Эгилас, Гренада (1880) . Для орфографии академией издан особый Tratado. Для языка американских испанцев существует прекрасный труд R. J. Cuervo, "Apuntaciones Criticas sobre el Lenguaje Bogotano" (Шартр, 1885) . На русск. языке есть "Краткая И. грамматика, расположенная по правилам грамматики королевск. И. акд.; изд. Яков Ланген (Митава, 1811) . Из новых трудов, если не считать "Русского Меццофанти" А. В. Старчевского (СПб., 1887) , можно назвать "Краткое практическое руководство для самообучения И. языку", сост. Папельяс (Одесса, 1893) .

Война за испанское наследство - Оставшееся после смерти бездетного Карла II Габсбургского наследство было предметом притязаний со стороны фр. короля Людовика XIV и императора Леопольда I, причем первый хотел доставить испанский престол внуку своему, Филиппу Анжуйскому, а последний - второму сыну своему, эрцгерцогу Карлу.

Притязания свои оба государя основывали на родстве с династией испанских Габсбургов; оба они были женаты на дочерях короля Филиппа IV, отца Карла II: первый - на Марии Терезии, второй - на Маргарите, хотя и младшей, но не отрекшейся, как Мария Терезия, от прав на испанское наследство. Третьим претендентом являлся, до начала войны, малолетний принц баварский Иосиф Фердинанд; внук императора Леопольда. Сначала предполагалось решить спорный вопрос миролюбиво, путем переговоров, деятельное участие в которых приняли и Англия с Голландией. под общим руководством Вильгельма III Оранского. Обе морские державы, пользовавшиеся внутреннею слабостью Испании для своих торговых целей, не хотели допустить к преобладанию в Испании какое бы то ни было из европейских государств и стремились к разделу испанской монархии между всеми тремя претендентами. Людовик, XIV выразил согласие на этот проект, и в этом смысле между Англией, Голландией и Францией был заключен, еще при жизни Карла II, трактат в Гааге, 11 октября 1698 г. Когда, в 1699 г., умер баварский принц, переговоры о разделе возобновились и привели к новому договору, 13 марта 1700 г., по которому участниками раздела являлись только два остальные претендента. Когда предположения о разделе, не смотря на тайну, в которую они были облечены, сделались известными в Испании, они вызвали всеобщее негодование. Желая сохранить целость своих владений и избавить государство от чужеземного вмешательства, Карл II назначил своим преемником сначала баварского принца, а после его смерти, под влиянием французской партии, - Филиппа Анжуйского. 1 ноября 1700 г. Карл II умер: Людовик XIV, вопреки трактатам 1698 и 1700 гг., признал завещание покойного короля действительным и провозгласил своего внука королем Испании. 23 янв. 1701 г. Филипп V прибыл в Испанию, повсюду встречая восторженный прием. Иностранные государства, за исключением Австрии, не желавшей отказываться от своих наследственных прав, готовы были, по-видимому, примириться с совершившимся фактом; но Людовик дальнейшими своими действиями вооружил против себя почти всю Европу. Англия и Голландия согласны были на воцарение Филиппа в Испании лишь при условии полной независимости ее от Франции. Между тем, признав за Филиппом наследственные права на французскую корону, Людовик тем самым показал, что считает интересы Испании и Франции тожественными. Действия Людовика относительно испанских Нидерландов являлись прямым нарушением Рисвикского мира: заключив тесный союз с Максом Эмануилом (баварским курфюрстом и штатгальтером испанских Нидерландов) , он побудил его изгнать, при помощи французских войск, голландские гарнизоны из бельгийских крепостей, после чего французские войска заняли портовые города Остенде и Ньюпорт. Известно было также намерение Людовика закрыть доступ в южноамериканские гавани для английских и голландских кораблей и оставить их открытыми лишь для французских и испанских. Наконец, желание его доставить английский престол сыну Иакова II Стюарта было решительным вызовом по отношению к Англии. Под влиянием всех этих обстоятельств в общественном мнении Англии, до того времени миролюбиво настроенном, совершился переворот: между парламентом и Вильгельмом III состоялось сближение на почве воинственной политики, которая не была оставлена и после его смерти (8 марта 1702 г.) королевой Анной, подчинявшейся влиянию Мальборо и, особенно, его жены Сары. 7 сентября 1701 г. против Людовика XIV заключен был союз Англией, Голландией и Австрией, к которому потом примкнули Дания, курфюрст бранденбургский, большая часть князей Германской империи, Португалия и Савойя, раньше находившаяся в союзе с Францией. Благодаря влиянию великого пенсионария Голландии, Гейнзиуса, Мальборо назначен был генералиссимусом англо-голландских войск. Во главе императорских войск был поставлен другой великий полководец XVIII в., Евгений Савойский. Против такой могущественной коалиции стояла Франция, имея в союзе только Испанию, курфюрста баварского и его брата, курфюрста кельнского: Виктор Амедей, герцог савойский, скоро перешел на сторону противников. Обычная самоуверенность не покидала, однако, Людовика, и он не отказался от наступательных действий. Война между Габсбургами и Бурбонами велась одновременно в Нидерландах, Германии, Италии, Испании и на морях и стала особенно интенсивной по смерти Леопольда I, когда на императорский престол вступил старший сын его, Иосиф I (1705 - 11) . Долго она представляла собою ряд поражений для французов и ряд триумфов для Евгения Савойского и Марльборо (сражения при Гохштедте, 13 авг. 1704 г.; при Рамильи, 23 мая 1706 г.; при Турине, 7 сентября 1706 г.; при Уденарде, 11 имя 1708 г.) . Всеобщее разорение, мор и болезни среди истощенного войной и голодом населения Франции затрудняли для Людовика продолжение войны. Еще в 1706 г. он принужден был начать переговоры о мире, кот. тянулись в течение нескольких лет. Требования союзников отличались крайнею надменностью и были унизительны для Людовика. Ему предложили отказаться от испанских Нидерландов, от Милана, от французских владений в Вест-Индии и в Южн. Америке. Мало того: от него требовали низвержения, при помощи французских войск, внука его с испанского престола и возведения на трон Карла Габсбурга. Глубоко оскорбленный высокомерными требованиями противников, он употребил величайшие усилия для продолжения борьбы, но французы потерпели новое страшное поражение при Мальплакэ (11 сент. 1709) . Людовик стал уже советовать своему внуку отказаться от Испании и довольствоваться обладанием Сицилии и Сардинии; но как раз этот критический момент в общем положении Европы произошли благоприятные для Людовика изменения. Постепенно ослабевавшее влияние леди Мальборо на королеву Анну, наконец, совершенно прекратилось, и она была уделена от двора. Воинственная политика вигов лишилась главной своей поддержки; усилилась партия тори, считавшая продолжение войны противным интересам Англии. 17 апр. 1711 г. умер император Иосиф I, не имевший мужского потомства и оставивший наследником обширной Австрийской монархии брата своего, эрцгерцога Карла, претендента на И. наследство. Соединение Испании с Габсбургской монархией могло воскресить времена Карла V. Союзникам Австрии не было никакого интереса нарушать в ее пользу политическое равновесие Европы, которому до тех пор угрожал Людовик XIV. Это соображение имело решающее значение для заключения мира между Францией и Англией, предварительные условия которого были подписаны в Лондоне, в октябре 1711 г. В следующем году в Утрехте открылся конгресс, на котором участие в переговорах о мире принимали, кроме английских и французских министров, уполномоченные от Голландии, Испании, Савойи и Португалии. Заключению мира способствовала победа, одержанная Вилларом над Евгением Савойским при Денене (1712) . 11 апреля 1713 г. заключен был мирный договор, имеющий в дипломатической истории Европы такое же важное значение, как и Вестфальский мир. Австрия, с имперскими князьями, продолжала борьбу против Франции и Испании до 1714 г., когда, наконец, в Раштадте и между ними заключен был мир. Главные результаты войны за испанское наследство были следующие: Филипп V, отрекшись от личных и наследственных прав на французский престол, признан был королем Испании и ее колоний; Англия получила Гибралтар (крепость эта захвачена была англичанами 3 августа 1704 г.) , Порт-Магон, о-ва Минорку и С.-Доминго, французские владения в Новой Шотландии (Акадию, Гудзонов залив, Ньюфаундленд) . Голландия получила лишь право содержать гарнизоны в крепостях Менене, Намюре, Турнэ, Ипре и др. Герцог савойский был признан королем Сицилии: ему предоставлены были Шато-Дофин, Ницца и Монфера. Пруссия получила Гельдерн, а за ее государем признаны были королевский титул и верховные права над Невшателем. Бельгия, Милан, Неаполь и Сардиния были присоединены к Австрии. Курфюрстам кельнскому и баварскому возвращены были их владения. Франция удержала главные приобретения Людовика XIV, но, несмотря на возведение Бурбона на испанский престол, утратила свое грозное могущество. Новым королевствам - Пруссии и Савойе - суждено было играть роль сдерживающего элемента по отношению к Австрии, могущество которой с тех пор постепенно стало клониться к упадку. Значительными выгодами воспользовалась и Англия, усилившая свое морское могущество. См. Lord Mahon, "History of the war of the succession in Spain" (Л. 1832) ; Mignet, "Negociations et memoires relatifs a la succession d\'Espagne" (1835) ; Я. Гуревич, "Происхождение войны за И. насл. и коммерческие интересы Англии" (СПб. 1885) .

В. П-ий.

Исповедник

(confessor) - название в древней христианской церкви тех лиц, которые во время гонений на христианство, открыто объявив себя христианами и претерпев мучения, были пощажены мучителями и остались в живых. Такие лица пользовались особенным уважением в христианском обществе: им предоставлено было право воссоединения с церковью падших (т.е. отрекшихся от Христа под влиянием мучений) , путем выдачи им, в случае искреннего раскаяния, воссоединительных грамот (libella pacis) .

Н. Б.

Исполнительное (расчетное) производство

(Liquidation des dommages-interets, Verfabren in Rechnungssachen) . - Каждый иск предполагает два фактора: основание иска и объект требования. Выяснение того и другого происходит обыкновенно в одном и том же производстве; но бывают случаи, когда вопрос о том, обязан ли ответчик исполнить что-либо, резко отделяется от вопроса, в чем должно состоять исполнение, и потому представляется более удобным постановить сначала решение по существу иска (о праве на иск) , а определение количества требования отнести к особому производству. Наш устав гражд. суд. дозволяет суду рассматривать основание права на доходы, убытки, судебные издержки и отчетность отдельно от размера или суммы взыскания (ст. 896) . В законе не указано с точностью, при каких условиях допускается такое раздвоение. Особенность И. производства заключается гл. обр. в том, что оно не составляет самостоятельного искового производства, начинающегося подачею исковою прошения, а является продолжением и последствием уже бывшего в рассмотрении суда иска, по которому уже состоялось окончательное судебное решение. Оно введено в наш гражданский процесс исключительно для удобства тяжущихся и заимствовано из французского процесса. При действии прежнего гражд. процесса ст.609 - 643 X т. 1 ч. о вознаграждении частном оставались б. ч. мертвою буквою. Суд обыкновенно постановлял решение отобрать имение от незаконного владельца, отдать его истцу и предоставить ему отыскивать, с ясными доказательствами, доходы за все время неправильного владения. Подобный иск не имел практического значения, так как истцу почти невозможно было представить доказательства о доходах имения, в управлении которым он не принимал никакого участия. Точно так же лишены были реального значения иски лиц, вышедших из опек, против опекуна, хотя бы судебным решением и предоставлено было предъявить на опекуна иск о вознаграждении "от дела сего особо". По действующему ныне закону, в прошении о взыскании доходов проситель не обязан определять самую сумму отыскиваемых им доходов, но может просить об истребовании от ответчика точного в них расчета; по этой просьбе суд назначает ответчику срок, в течение которого он должен представить в суд отчет в полученных доходах (ст.903) . Прошение, которым начинается И. производство, должно быть подано в тот же окружной суд, в котором производилось дело по главному иску. Как особая форма процесса, с некоторыми уклонениями от общего типа судопроизводства, И. порядок допускается лишь в пределах назначенного законом срока (ст.899) , по истечении которого дело может быть рассмотрено лишь в общем порядке, хотя бы противная сторона не возражала о пропуске срока. Но получении ответа или по истечении срока на явку ответчика, открывается объяснительное или поверочное производство, имеющее целью разъяснить статьи расчета и проверить его по представленным сторонами доказательствам. Оно происходит между сторонами не в заседании суда, а в присутствии члена - докладчика, под его наблюдением. Неявка обеих сторон останавливает поверку. Объяснительное производство прекращается не прежде, как по разъяснении всех статей расчета. При коллегиальном рассмотрении дела по существу, допускается представление только тех доказательств, которые были в виду или на которые сделана была ссылка во время объяснительного производства. В случае неявки ответчика и непредставления им расчета, объяснительное производство происходит без его участия, на основании приблизительного расчета и данных, представленных истцом. Статьи расчета могут быть подкрепляемы свидетелями и сведущими людьми, но объяснения и возражения сторон должны быть облечены в письменную форму; они представляются в особых записках или отмечаются в поверочном протоколе. Другая особенность И. порядка заключается в том, что в заседании, назначенном для рассмотрения дела, член суда, производивший поверку, представляет доклад с изложением своих выводов из расчетов (907) . Неявка сторон в заседание не служит препятствием к постановлению по делу решения; оно не считается заочным и отзыв на него не допускается, за исключением двух случаев: а) когда ответчик, присужденный к возмещению судебных издержек и убытков или к возвращению доходов, будет просить суд о новом рассмотрении расчета, без представления со своей стороны расчета или отчетности, ответчик в этом случае обязан доказать, что повестка. о вызове вовсе не была ему доставлена; б) когда ответчик, не представивший расчета и отчетности и присужденный к возвращению доходов, представит расчет или отчетность и будет просить о новом рассмотрении их (909, 915; кас. 414 - 76) . В указанных двух случаях суд, приняв отзыв, поручает членудокладчику возобновить объяснительное производство. При И. производстве ответчик может, до первого заседания, представить суду сумму, какую он считает по совести достаточною для полного удовлетворения взыскателя, или верное обеспечение этой суммы. Взыскатель может признать эту сумму достаточною; тогда суд постановляет определение о выдаче взыскателю представленных ответчиком денег или об уплате суммы, на которую представлено обеспечение, в определенный срок. Если взыскатель признает предложенную сумму недостаточною, то суд постановляет решение по существу, и в случае присуждения не более того, что предложил ответчик, все издержки И. производства обращаются на взыскателя (913) . В решении суда, постановленном в порядке И. производства, должно быть с точностью означено, с кого из тяжущихся и в каком именно количестве подлежать взысканию издержки И. производства; это требуется для того, чтобы предупредить новые производства о взыскании суд. издержек (922, кас. 1380 - 73, 259 - 79) . Апелляционные жалобы приносятся в месячный срок (923) . Ср. Анненков, "Опыт комментария" (т. III) ; Вербловский "Движение русского гражданского процесса"; Принтц, "О судопроизводстве по делам о вознаграждении за вред и убытки" (в "Журнале Гражданского и Угол. Права", 1877 г., кн.1) ; Пестржецкий, "Процесс об убытках" (там же, 1873 г., кн. II и III) ; "Об оценке доходов и убытков" ("Судебн. В." 1869 г., ?167) ; Бер, "Об обязанности к даче отчетности" (на русск. яз. в извлечении в "Судебном Журнале", 1875 г., кн. 5) .

Г. Вербловский.

Иссык-куль

(по киргизски - теплое озеро) - озеро в южной части Семиреченской области, между 42ё10\'38" и 42ё59\'30" с.ш.; помещается в котловине между горными хребтами Заилийским Алатау на С и Терскей-Алатау на Ю, принадлежащими к системе Тянь-Шаня (Небесного хреб.) . Длина И.-куля от ЗЮЗ к ВСВ 180 - 190 в., наибольшая ширина против устья р. Барскауна до 57 в.; поверхность 4656 кв.в.; по величине занимает 5-е место среди русских озер, больше его Каспий, Арал, Байкал, Балхаш. Абсолютная высота И.-куля 5300 фт. Не смотря на возвышенное положение и довольно холодные зимы, озеро никогда не замерзает, почему и получило свое киргизское название; у китайцев оно называется Же-хай, что значит теплое озеро. Льдом покрывается прибрежная полоса (шир. в 12 в.) и некоторые из мелководных заливов. Дно озера, судя по пробам, взятым в заливах восточной оконечности, состоит из черного железистого ила, который местами выбрасывается на берег в огромном количестве. Киргизы еще недавно выплавляли из ила металл самым первобытным способом. Кроме того по берегам озера находятся железистые ключи, а в некоторых местах залежи красной железной руды. Благодаря обилию этого металла в иле; монголы называют озеро Темурту-нор (железистое озеро) . Глубина И.-куля вдвое превосходит глубину Ладожского оз. По измерениям г. Нагаева в 1891 г. в 7 в. от южн. бе-рега глуби-на рав-на 40 с. в 18 в. от южн. бе-рега глуби-на рав-на 120 в 36 в. от южн. бе-рега глуби-на рав-на 120 в 411/2 в. от южн. бе-рега глуби-на рав-на 150 в 50 в. от южн. бе-рега глуби-на око-ло 200

Отсюда видно, что под сев. берегом глубины возрастают быстрее. Озеро зеленоватого цвета, вода очень прозрачна, солоновата на вкус и непригодна для питья ни для людей, ни для животных. Состав воды не исследован. Сев. побережье И.-куля известно под именем Кунгея, что значит "скат, обращенный к С", а южн. - под именем Терскея ("скат, обращенный к Ю") , почему соответственные цепи гор у киргиз называются Кунгей-Алатау и Терскей-Алатау. Между береговой линией и подножиями окружающих И.-кульскую котловину горных хребтов остаются плоские или слабо поднимающиеся береговые долины или окраины, имеющие от 7 до 20 в. ширины. Старые береговые обрывы, отстоящие на значительное расстояние от уреза, указывают на то, что уровень озера понизился очень значительно. Существует предположение, что понижение это произошло вследствие прорыва вод И.-куля чрез хребет Заилийский Алатау, результатом чего образовалось дикое, верст на 15 в длину, Буамское ущелье. Понижение уровня однако наблюдается и в настоящее время. В одном месте невысокий отрог подходить так близко к берегу, что между ними едва остается место для проезда. Урочище это называется Кесе-Сенгир. В вост. углу озера прибрежная долина продолжается на В еще верст на 70 и, постепенно возвышаясь, доходит до горного прохода Санташа (5970 фт.) , образующего соединительный узел между Заилийским Алатау и собственно Тянь-Шанем. На зап. оконечности долина озера, продолжаясь несколько верст на 3, круто замыкается вторым горным узлом, связывающим те же хребты. Кунгей-Алатау, при средней высоте в 5000 фт. над уровнем озера, чрезвычайно круто падает к береговой окраине; Терскей, поднимаясь на большую высоту (7 - 8000 фт. над ур. оз.) , имеет более пологий скат к И.-кулю и оставляет более широкую прибрежную окраину. В озеро впадает до 40 речек, из которых наиболее значительны: Тюб и Джиргалан, берущие начало в вечных снегах сев. склона Тянь-Шаня и изливающиеся в вост. части озера. Реки эти, по выходе из гор, текут верст 50 параллельно вдоль И.-кульской долины и разделяются друг от друга невысоким кряжем Тасма, продолжение которого вдается в озеро между их устьями в виде полуо-ва, называемого Куке-Кулуссун. Из остальных притоков южн. вообще длиннее сев. Из первых наиболее значительны: Каракол, Джиты-угуз, Кызыл-Су, Зауку, Чишкак, Ак-терек и проч. Из вторых: Талдыбулак, Турайгыр, Кесе-Сенгир, Мал. и Большой Аксу и пр. Зимой все эти речки бедны водой; но весной, летом и даже осенью многоводны, стремительны и шумны. Река Зауку замечательна тем, что в долине ее находится знаменитый горный проход Зауку, между истоками этой реки и верховьями р. Нарына, принадлежащей к системе Сыр-дарьи. К СВ от устья р. Зауку в озеро вдается песчаная коса Кара-бурун. В зап. оконечности озера существуеть некоторая гидрографическая связь с р. Чу. Р. Кашкар, составляющая вершиву р. Чу, вытекая с сев. склона ТяньШаня, выходит на долину И.-куля верстах в 5 от западной его оконечности, но отсюда круто поворачивает к 3 и уже под названием Чу врывается в Буамское ущелье. Между Чу в этом повороте и берегом И.-куля находится болото, питаемое р. Чу, а из этого болота к В течет маленькая, до 2 саж. ширины, речка Кутемалды, впадающая в сев.зап. угол И.-куля. Таким образом прежде, когда уровень озера был выше, р. Чу должна была составлять его сток. И.-куль чрезвычайно богат рыбой, из которой промысловое значение могут иметь сазан (Суprinus carpio) , чебак (Squalius Schmidtii) , маринка (Schizothorax argeutatus) и осман (Diptychus Dybowskii) . Из них сазан и чебак ловятся в таком количестве, что составляют предмет вывоза. Маринка, хотя и ловится в изобилии, но плохо консервируется и имеет ядовитую икру, почему промысловое значение ее не может быть значительным. Рыболовством, как побочным промыслом, занимаются крестьяне прибрежных сел и монахи маленького монастыря, расположенного на сев. берегу озера. В 1890 г. в И.-куле было поймано 1757 пд. рыбы, из которой было продано 1489 пд. на сумму 868 руб. Горы на склонах, обращенных к И.-кулю, состоят по преимуществу из кристаллических пород: гранита, сиенита, порфира. Самая же котловина озера состоит из полого падающих к озеру пластов красного довольно хрупкого конгломерата. Известняки найдены по берегу р. Табульгату, впадающей в р. Тюба. Почва прибрежной части долины песчана и содержить множество валунов, местами она глиниста и пригодна для земледелия при искусственном орошении, которое, при обилии речек, не представляет затруднений. Растительность побережья И.-куля бедна. Близ озера растет по преимуществу облепиха (Hypophae rhamnoides) . Древесной растительности в самой долине озера нет, только по течению речек встречаются небольшие рощицы тополя и других деревьев. Садоводство вполне возможно по долинам всех речек, впадающих в озеро. Небольшой сад разведен в долине р. Зауку, а по р. Аксу существует искусственное насаждение яблони. Виноград едва ли может вызревать на И.-куле. По берегам озера, в особенности зимой, кочуют дико-каменные киргизы или буруты; среди лета они поднимаются в горы. Многие из киргиз имеют пашни в самых плодородных местностях Кунгея и Терскея. Оседлых поселений по берегам И. куля немного; из них самое большое - Пржевальск (прежде Караколь) , где в 1889 г. умер Н. М. Пржевальский, похороненный на берегу озера, близ укрепления; здесь же поставлен ему памятник. На сев. берегу И.-куля находятся русские селения: Сазановка, Уйтал и Преображенское, чрез которые пролегает почтовый тракт в укр. Пржевальск. И.-куль играл видную роль в истории азиатских народов, так как чрез его долину проходил один из важнейших путей народных переселений. Еще во II в. до Р. Хр. чрез И.-кульскую долину бежали, теснимые гуннами, от западных пределов Китайской империи в Арало-Каспийский бассейн народ Юэ-Чжи (тибетского племени) и Усуни, голубоглазое и русоволосое племя средней Азии. Усуни осели на самом озере, где основали город Чи-гу, находившийся, по свидетельству китайских летописцев, в 610 ли (300 в.) к СВ от Аксу (город Вост. Туркестана) . Остатками этого периода считают найденный при устье р. Тюба каменные бабы. Этот город существовал еще в V веке до Р. Хр. Большая орда киргизов, оттесненная от озера бурутами, и до сего времени носит название Усунь. Среди этих обоих племен попадаются голубоглазые и русоволосые киргизы, видимо потомки древних Усуней. По берегу озера до сих пор волны выбрасывают различные предметы (по преимуществу горшки) домашней утвари Усуней. В этом отношении известно в особенности урочище Кой-Сары, на юго-восточном берегу озера, вблизи Пржевальска. Эти предметы и послужили основанием поверья, будто на дне озера находится провалившийся город. В начале XIV века на И.-куль проникли несторианские христиане и построили на северном берегу озера монастырь, изображенный, вместе с озером, на знаменитой каталанской карте 1374 г. В начале XV в. Тамерлан, во время похода своего на В до оз. Боротала, проходил с войсками на южн. берегу И.-куля. Русские в первый раз появились на озере в 1856 г. С тех пор добровольное подчинение племени Богу, а потом Сара-Багиш, упрочило весь бассейн И.-куля за Россией. Ср. Венюков, "Вестн. Г. Общ." (1860, ?10, стр.21 etc.) ; Голубев, (там же, ?4, стр.1) ; Семенов, "Зап. Г. Общ." (1867, т.1 по общ. геогр., стр.211 сл.) ; Сорокин, "Изв. Г. Общ." (1885, стр.113) ; Зеланд, "Записки Зап.-Сиб. Отд. Г. Общ." (т. Vll, 1885) ; Нагаев, "Туркест. Ведом." (1892, ?1) , Шмидт, "Вестн. рыбопр." (1893, ?3) .

Истец

- тот из тяжущихся, который начал гражданский процесс предъявителем иска; в обширном смысле - тот, по чьей инициативе возбуждено производство в любой судебной инстанции, напр., в герм. судопроизводстве Berufungsklager - истец по апелляции, апеллятор. Когда исковое прошение не принято и подлежит возвращению, подавший его называется не И., а просителем (ср. Уст. гр. суд.) . В случае предъявления ответчиком встречного иска, И. по первоначальному иску становится ответчиком по встречному иску. Разграничено ролей И. и ответчика отсутствует в процессах о разделе общего имущества, где каждого из тяжущихся можно присудить к тому, чтобы он уступил, при разверстке имущества по долям, свою часть другому; в процессах этого рода все участвующие сут одновременно и И., и ответчики. Вообще же роли И. и ответчика различны как по инициативе, так и по последствиям. И. обязан составить исковое прошение по правилам судопроизводства и оплатить его судебными сборами. В 1891 г. строже выражена обязанность И. представить документы, на которых основан его иск, уже при самой подаче искового прошения, и стеснено его право просить об отсрочке заседания, вследствие представления ответчиком новых документов. Преимущество И. пред ответчиком (кроме процессов о разделе) заключается в том, что его нельзя присудить ни к чему другому, кроме платежа судебных издержек; ему могут только отказать в иске.

М. Б.

Истина

сама по себе - то, что есть, в формальном отношении соответствие между нашею мыслью и действительностью. Оба эти определения представляют И. только как искомое. Ибо во 1-х спрашивается, в чем состоит и чем обусловлено соответствие между нашею мыслью и ее предметом, а во 2-х, спрашивается, что же в самом деле есть? Первым вопросом - о критерии И., или об основаниях достоверности, занимается гносеология, или учение о познании; исследование второго - о существе И. - принадлежит метафизике.

Вл. С.

Истомина

(Евдокия Ильинична, 1799 - 1848) - известная танцовщица спб. балета, воспитанница театрального училища, ученица Дидло, воспетая Пушкиным в "Евгении Онегине". Наибольшим успехом И. пользовалась в балетах "Зефир и Флора", "Африканский лев" (1818) , "Калиф Багдадский", "Евтимий и Евхариса", "Роланд и Моргана", "Лиза и Колен" (1820) , "Лелия Нарбонская" и др. И. участвовала иногда и в водевилях, в ролях с речами. Благодаря своему таланту и красоте, И. всегда была окружена толпою поклонников. Между молодежью тогдашнего времени происходили из-за нее не раз поединки, оканчивавшиеся иногда трагически. По выходе в отставку, уже в 40-х гг., И. вышла замуж за второстепенного актера Екунина. См. "Дуэль Завадовского с Шереметевым" (в "исторических очерках и разсказах" С. Н. Шубинского, СПб. 1893) и в "Русской Старине" (1874) , в биографии Грибоедова, бывшего секундантом Завадовского. Также "Воспоминания" Вигеля (ч. 5-ая) и Головачевой-Панаевой (стр.20 - 21, изд. 1890 г.) и альманах Булгарина: "Талия" (1825) .

Историческая школа права

- научное направление в юриспруденции, возникшее в начале истекающего столетия в Германии, оказавшее огромное влияние на развитие правоведения нашего века и до сих пор остающееся господствующим. Возникновение школы и основы ее учения. Под влиянием отчасти национального возбуждения, охватившего Германию после войны за освобождение, отчасти общего стремления к кодификации, характеризующего конец ХVIII и первую четверть XIX века, и в Германии возникла мысль о создании гражданского уложения, которое объединило бы немецкий народ на почве одного национального права, уничтожило бы господство римского права и парализовало бы усиливавшееся влияние французского кодекса. В полемическом памфлете, написанном по поводу брошюры Тибо, главного защитника кодификации, Савиньи высказал ряд положений, направленных против воззрений Тибо, но, благодаря своему общему характеру и новизне, получивших гораздо более широкое значение. Право, по учению Савиньи продукт не индивидуального разума и воли законодателя, а "народного духа", творческой деятельности целого народа в его единстве. Служа выражением "общенародного убеждения", оно растет и развивается органически, медленным, самопроизвольным историческим процессом, подобно языку, а не создается в тот или другой момент жизни индивидуальным творчеством сознательною деятельностью отдельных личностей или их совокупности. Оно стоит в тесной связи со всей остальной культурой народа: его нравами, учреждениями, искусством и т.д., и развивается вместе с развитием последних. Перемены в одной сфере ведут к переменам в других, и лишь совокупный рост всех сторон жизни обеспечивает правильный юридически порядок. Источниками права, поэтому, является не закон и законодатель, а непосредственный выразитель народного сознания - обычай, или наука, выступающая вместо обычая там, где, по сложности жизни, последний не поддается непосредственному наблюдению, где раскрытие "общенародного убеждения" требует специальных, технических приемов. Эти последние состоят в изучении истории права, в которой проявляется деятельность "народного духа", и в особом методе разработки добытых положений, выработанном римскими юристами. Прежде чем приступать к изданию уложения, Германии необходимо создать науку, которая разработала бы право согласно с его существом и национальным характером; в противном случае законодательство даст лишь ряд произвольных положений и несовершенных юридических норм, которыми полны новые кодификации, с французским кодексом включительно. Эти общефилософские взгляды Савиньи на образование права, практическая программа, им предложенная, и, наконец, обстоятельно развитая им методология и сделались основою учения И. школы права. К имени Савиньи и названному моменту приурочивается, поэтому, и ее возникновение.

Значение школы и ее дальнейшая история определяются научными качествами каждого из трех основных положений учения Савиньи. Являясь реакцией против рационализма, господствовавшего в философии XVIII в. в области обществоведения (школа "естественного права") , И. школа права объясняется в особенности влиянием на развитие права исторически сложившегося быта. В противоположность идее законодательного произвола и внезапных переворотов в общественной жизни, И. школа права выставила идею закономерности и непрерывности (постепенности) юридического развития. Не будучи новостью в литературе, так как основателями научного исторического обществоведения были Вико и Монтескье, имея предшественника и в Германии, в лице Гуго, эта идея, однако, только через посредство Савиньи и его последователя, Пухты, сделалась тем бесспорным научным достоянием, каким является в настоящее время. Сила реакции была пропорциональна распространенности учений о естественном праве, не справлявшихся ни с прошлым нации, ни с общественными взглядами на реформы. Вместо необходимых поправок к учению философской школы, историческая школа дошла до полного отрицания момента индивидуального творчества и роли личности, как необходимых агентов в прогрессе общественной жизни. Это увлечение в другую сторону, это излишнее преклонение перед господствующей в мире силой вещей, эту теорию общественного детерминизма рассматривают теперь как излишнюю крайность; вместо неопределенного понятия "народного духа", как творческого фактора общественной жизни, современная наука выставляет более наглядные и определенные исторические силы. Тем не менее основная идея закономерности и исторического образования юридического строя признается и теперь основным положением юриспруденции и всегда подчеркивается в науке, как заслуга И. школы права. Ценность других положений ее учения гораздо менее значительна. Практически вывод из учения, сделанный по отношению к изданию гражданского уложения, в действительности не вытекал из основной мысли учения и обусловлен был лишь его крайностями. Идея закономерности общественного развития отнюдь не исключает сознательного творчества в области права, поскольку оно является не произвольным вторжением в строй закономерных отношений, а их направлением в духе той же закономерности и приспособлением к целям прогресса. Целесообразное содействие новому, выделение его из-под обломков отжившего, иногда без нужды тормозящих его рост, нисколько не противоречит правильному развитию жизни. "История, несомненно, учит консерватизму, но истинный консерватизм - тот, который сохраняет старое не ради него самого, а лишь постольку, поскольку оно является условием будущего" (Иеринг) . Вытекая, в сущности, из политических тенденций Савиньи (Савиньи боролся, прежде всего, с революционными идеями юриспруденции. В частности он опасался введения гражданского брака, равноправности евреев и т.д. Этими же идеями по преимуществу объясняется его недовольство Code civil) , а не из его основной посылки, эта часть учения и не получила развития у последующих представителей И. школы. Общегерманское гражданское уложение, правда, не было издано, но не по убеждению в правильности идей Савиньи, а по неподготовленности к единству самого германского народа, выразившейся, прежде всего, в отсутствии единства политического, без которого немыслимо единое законодательство, предполагающее единую власть. Идеи Савиньи не помешали жизненному росту партикулярных и нового имперского законодательств по всем отраслям права, - росту, приводящему теперь, наконец, и к единому гражданскому кодексу, проект которого уже выработан. Будучи прусским министром, и сам Савиньи принимал деятельное участие в деле законодательства. Современная доктрина об источниках права отводит закону по меньшей мере равноправное значение с обычаем; большинство писателей стоит за его преобладающую роль. Нельзя отрицать важного влияния на развитие юриспруденции методологического учения Савиньи, но в этом влиянии далеко не все было плодотворно. Заслугой Савиньи и здесь является то, что соответствует исходному пункту его учения - идее закономерности и исторического развития права, т.е. требование изучения истории права, вызвавшее ряд трудов в этой отрасли знания. Понятие видоизменения права, вследствие различного состава культуры на разных ступенях развития, осталось чуждо И. школе. История была для нее только средством распознавания действующего права, как проявления "народного духа", только пособием к догматике, - а в большинстве исследований она не имела и этого значения. Совершенно справедлив упрек, сделанный Савиньи его противниками, представителями "философской школы", и до сих пор повторяемый даже его последователями упрек в том, что его школа отвлекает юриста к занятию археологией, мелочными изысканиями в области истории, восстановлением фактов, не имеющих никакой цены, в ущерб практическим жизненными задачам, служить которым хотела школа. В ответ на этот упрек Савиньи не развил философского взгляда на историю; он ограничивался сперва замечанием, что без точного знания фактов история вообще невозможна, а в последующей деятельности нашел необходимым заменить историческое изучение источников права догматическим: в "System des heutigen romischen Rechts" история играет лишь служебную роль.

Что касается второй части методологического учения Савиньи приложения метода римских юристов к изучению источников германского права, то сперва этот метод был предназначен играть лишь служебную роль - роль школы для выработки юристов; но, под влиянием абсолютного значения, данного юридическим понятиям, с целью обращения изучения права в "математику права" (Rechnen mit BegrifFen) , и основанного на неверном понимании приемов работы самих римских юристов, он повел не к лучшей обработке старого и развитию нового национального права, а лишь к утверждению господства римского права. Историческое изучение римского права только усиливало рецептивное отношение к его нормам, так как заставляло брать римское понятие не в абстрактном виде, а в национально-римском освещении. Отсюда новый, и опять совершенно справедливый, упрек германистов И. школе Савиньи и его ближайшим последователям - романистам - в том, что последние, давая такую роль римскому праву, впадают в противоречие с своим учением о праве, как продукте "народного духа"; отсюда также горячая, на первых порах, борьба между двумя ветвями школы, выступившими было на дружную работу (Савиньи и Эйхгорн) . Правда, поиски германистами новой национальной системы германского права привели их к той же римской системе и борьба закончилась совместной работой "над двумя одинаково видными отраслями германского права: национальным и реципированным римским"; но это не исправило недостатков самого метода. Ощущаемые все более и более, они во второй половине нынешнего столетия сделали необходимым преобразование И. школы, совершившееся и в практическом (догматическом) , и в историческом изучении права. Рецептивное отношение к римскому праву заменилось продуктивным, программа которого заключалась не в том, чтобы восстанавливать историческим путем римские понятия, а в том, чтобы конструировать юридические понятия, общие римскому и другим правам, и искать в римском праве общего юридического элемента, отбрасывая национальный, местный и временный. Формулой этого направления сделалось: "идти путем римского права вон из него" (darch das Romische Recht uber das Romische Recht hinaus) , при помощи усовершенствованного метода Савиньи. Служебная роль истории уступила место самостоятельному изучению ее, с философскою целью установления общих законов развития права. Найдя блестящего выразителя в Иeринге, это преобразование привлекло на свою сторону большинство новейших германских юристов. Результаты работы и здесь, однако, не оправдали ожиданий: абстрактные юридические понятия, добытые "путем римского права", или оказались слишком общими и потому неподходящими к конкретной действительности, или неизбежно продолжали носить римскую окраску, не подходящую к современным жизненным отношениям. Продуктивное направление И. школы сделалось мало-помалу схоластическим направлением (Begriffsjurisprudenz) и вызвало реакцию со стороны того же Иеринга, пришедшего, в конце концов, к решительному отклонению метода Савиньи в приложении к современной жизни. Окончательно поколебать продуктивное направление в юриспруденции идеям Иеринга пока еще не удалось, хотя его замечания о недостатке направления разделяются многими; оно остается пока господствующим в германской юриспруденции. Что касается преобразования в изучении истории права (начато "Духом римского права" Иеринга) , то его развитие привело к отвержению догматического метода Савиньи, показав, что юридические понятия - не постоянные величины, лишь раскрывающиеся в истории, а сами видоизменяются, растут и падают вместе с изменением жизни и культуры. Созданные под сильным влиянием Иеринга труды по истории германского права дали новую форму для примирения римского и германского права. Успех историкофилософского направления, сменившего историческую юриспруденцию Савиньи, кажется обеспеченным. Его роль усиливается развитием нового, сравнительно-исторического изучения права.

Лучшими сторонами своей программы И. школа оказала большое влияние на юриспруденцию других стран Европы. Реакция против крайностей рационализма была по достоинству оценена во Франции, юриспруденция которой постоянно пользуется лучшими историческими трудами представителей И. школы; зато недостатки догматического метода были сразу оценены здесь, и догматическая литература Германии прошла почти бесследно для Франции. В Италии и России, наоборот, отразились и дурные, и хорошие стороны учения Савиньи; у нас в до сих пор многие считают догматическое направление И. школы истинным выражением ее идей, несмотря на то, что довольно сильно развито у нас и новое иеринговское направление. В Австрии развитие юриспруденции тождественно с германским, на Англию же И. никогда не имела никакого идейного влияния, кроме доставления ученого материала, собранного в трудах И. школы; наоборот, английская школа историков права много содействовала успехам И. школы (влияние Гиббона на Гуго и Иеринга) ; новейшие историки права Англии, главным образом Мэн, содействуют и усилению историкофилософского течения в науке права.

Литература. Муромцев, "Образование права по учениям немецкой юриспруденции" (М., 1886) ; его же; "Рецепция римского права на Западе" (М., 1886) ; Чичерин, "История полит. учений" (т.4) ; Коркунов, "Очерки общей теории права" (1892) ; Lerminier, "Introduction generale a l\'histoire du droit" (1853) ; "Die dentschen Universitaten", herausg. v. Lexis (Б., 1893) , отд. "Romisches Recht" (v. Eck) ; Bergbohm, "Jurisprudenz und Rechtsphilosophie" (Лпц., 1892, I; здесь же указания на остальную литературу) .

В. Нечаев.

Иттрий

(хим.) - вместе со скандием, лантаном и иттербием является представителем элементов III-ей группы периодической системы, составляя вместе с этими металлами более основную подгруппу.

Иуда Искариот

- один из 12 апостолов, предавший своего Учителя. Свое прозвище он получил от г. Кериофа, из которого был родом (Иш-Кериоф человек из Кериофа) ; впрочем, мнения в этом отношении расходятся. Во всяком случае он был единственным иудеем среди апостолов, которые все были галилеяне, и оправдал на себе древнюю поговорку: "галилеянин любить славу, а иудей - деньги". В обществе апостолов он заведовал их кассой, из которой скоро начал похищать деньги, и затем, обманувшись в надежде, что Iисус Христос явится основателем великого земного царства, в котором все иудеи будут князьями и утопать в роскоши и богатстве, он продал своего Учителя за 30 сребреников (или сиклей: 3080 к. = 24 р. зол.) , но от угрызений совести повесился. Немало было попыток разгадать его переход от апостольства к предательству. См. Даль, "Judas Ischariot" (Гейдедьб., 1816 - 1818) ; A. Лопухин, "Библ. история Нов. Зав. " (стр. 513 и сл.) . Древняя литература - у Winer\'a, "Real-Worterbuch" (под словом Judas) .

А. Л.

Иудейское царство

- название южной половины еврейской монархии после распадения ее, по смерти Соломона, на два самостоятельных царства Иудейское и Израильское. Первым царем его был сын Соломона, Ровоам, при котором и состоялось разделение. Народ северных колен, недовольный тяжелыми налогами, которых не хотел облегчить Ровоам, отложился от дома Давидова, так что за ним осталось только два колена - Иудино и Вениаминово; но в Иудином колене сосредоточивалась вся историческая слава народа, с его столицей и общенародной святыней - храмом, и, несмотря на кажущуюся слабость, оно обнаружило большую историческую живучесть и просуществовало дольше царства Израильского (с 980 по 588 г. до Р. Хр.) . Вот список царей этого царства: Ровоам, Авия, Аса, Иосафат, Иорам, Охозия, Гофолия, Иоас, Амасия, Озия, Иоафам, Ахаз, Езекия, Манассия, Амон, Иосия, Иоахаз, Иоаким, Иехония, Седекия. Разрушенное Навуходоносором в 588 г., оно через 70 лет возродилось вновь, и хотя имело лишь призрачную самостоятельность, находясь под владычеством окружающих народов, однако просуществовало до 70 г. по Р. Хр., когда окончательно погибло после разгрома его римлянами.

А. Д.

Ифигения

(Ijigeneia) - первоначально эпитет и одна из разновидностей Артемиды, почитавшейся и в историческое время с этим прозвищем в Гермионе и др. местах. Когда И. выделилась в качестве героини, то о происхождении ее и обстоятельствах жизни сложились самые разнообразные легенды. Благодаря великим аттическим трагикам, обрабатывавшим этот сюжет, наиболее распространенною версией мифа стала следующая. И. - дочь Агамемнона и Клитемнестры (или приемная дочь их) . Когда греки отправлялись под Трою и готовы были уже пуститься в пут из беотийской гавани Авлиды, Агамемнон (или Менелай) оскорбил Артемиду, убив на охоте посвященную ей лань. За это богиня наслала безветрие и флот греков не мог двинуться в путь. Прорицатель Калхас объявил, что богиня может быть умилостивлена только принесением ей в жертву И. Агамемнон, по настоянию Менедая и войска, должен был согласиться на это, и И. была вытребована в лагерь, под предлогом обручения с Ахиллом. Когда она прибыла туда и все уже было готово для жертвы, Артемида сжалилась и в самый момент заклания заменила И. козой, а ее на облаке похитила и унесла в Тавриду, где И. сделалась ее жрицей в умерщвляла перед ее алтарем странников, заносимых туда бурей. Здесь нашел И. брат ее Орест, который прибыл в Тавриду, вместе с другом своим Пиладом, по приказанию дельфийского оракула, чтобы увести в Элладу изображение Артемиды Таврической, упавшее, по преданию, с неба. Они вместе возвратились на родину. О месте смерти и погребения И. также существовало разногласие. Гезиод говорит, что И. не умерла, а превращена Артемидою в Гекату; другие поэты заставляют ее жить на далеком севере, с Ахиллом, и наслаждаться бессмертием. Вообще имя и культ И. встречается всюду, где почиталась Артемида.

Ихтиоз

(рыбья чешуя от icJuV - рыба) - болезнь кожи, характеризующаяся образованием более или менее твердых, плотно сидящих в нормально окрашенной коже, чешуеобразных эпидермидальных пластинок, которые придают поверхности тела вид рыбьей чешуи или змеиной кожи. При самой легкой форме болезни кожа представляется в известной степени шероховатой; затем бывают случаи, в которых наблюдаются большие, но тонкие эпидермидальные пластинки, между тем как в самых интенсивных формах роговые массы могут достигать толщины от одного до многих сантиметров. К случаям последнего рода относятся те, которые описаны под именем людей-дикобразов (porcupine man) . В более легких формах колени и локти обыкновенно сильнее поражены, тогда как ладони, подошвы и сгибательные поверхности сочленени остаються нетронутыми. Бывают и местные формы, при которых болезнь ограничивается только ладонями и подошвами. И. есть прирожденная болезнь и развивается обыкновенно уже в первые дни или месяцы после рождения, но известны случаи, где болезнь развивается уже во время утробной жизни, так что дети рождались на свет с плотными роговыми щитками на поверхности тела. Анотомические изменения состоят преимущественно в удленении кожных сосочков и в наслоении эпидермиса, а сущность заболевания - в ненормально скором ороговении последнего. Несмотря на сильное уменьшение выделения пота, общие отправления организма обыкновенно не нарушаются сколько-нибудь заметно. И. вообще неизлечим, и с помощью терапии можно достигнут лишь временного улучшения.

Ихтиология

- отдел зоологии, посвященный изучению рыб.

Ишемическая болезнь

- одна из форм малокровия какого-либо органа или части тела, обусловленная уменьшенным притоком крови вследствие равномерного сужения приводящих ее сосудов. Причины могут быть как механические (сдавливание части тела, заносные пробки сосудов) , так и зависящие от нервной системы.

Июль

(лат. Julius mensis, греч. , англ. July, испан. julio, итал. Luglio, Giulio; нем. Juli, франц. juillet. Коренные славянские названия: в древней Руси - червень, у малоруссов и поляков - липец, у чехов и словаков червенец и сечень, у вендов - седмник, серпан, у иллирийцев - шерпен и шарпан) - по современному счислению седьмой месяц в году, а у древних римлян, считавших год с марта, пятый, откуда первоначальное название его Quintilis, которое в 45 г. до Р. Хр. переменено было на И., в честь Юлия Цезаря, родившегося в этом месяце. По другому мнению, название его, как и июльский праздник северогерманских народов, находится в связи с солнцеповоротом. В древней Руси был пятым месяцем, а когда начали считать год с сентября, приходился одиннадцатым; с 1700 г. - седьмой. Имеет 31 день. В старофранц. яз. И. назыв. Juignet, т.е. маленький июнь, во всех герм. яз. Heumonat (сенный месяц) , так как на И. падает конец сенокоса; в Тульской губ. назыв. сенозорник, в Тамбовской и др. губ. народное название - макушка лета, что слово в слово соответствует кельтскому gorphenhaf. Славянское название серпан, серпен, велик серпен происходит от слова серп, которому соответствует греч. , откуда македонское название месяца . Название И. (в церковных книгах Иулий) перешло к нам из Византии. Народные поговорки про И.: "в И. на дворе пусто, да на поле густо", "сбил сенозорник у мужика мужицкую спесь, что некогда и на печь лечь", "плясала бы баба, да макушка лета настала" и проч. С Ильина дня (20 июля) у нас считают осень, появляются холодные утренники, отчего говорят: "на Ильин день и камень прозябает", "на Илью до обеда лето, а после обеда осень", "до Ильина дня сено сметать, пуд меду в него накласть", "Илья пророк три часа приволок", "новый хлеб на Ильин день", "до Ильина дня мужик купается, а с Ильина дня с рекою прощается". В римскокатолич. церкви И. месяц посвящен памяти Игнатия Лойолы, основателя ордена Иезуитов.

Июнь

(лат. mensis, Junius, греч. ; англ. June, немец. Juni: испан. junio; итал. Giugno, франц. juin. Коренные славянские названия: в древней Руси - изок [=кузнечик, сверчок], у подяков - червец, у чехов и словаков - червень, у иллирийцев - липань, у хорватов - розенцвет, иванчак, класень; у лужичан - смажник, розовой; у вендов - шестник, прашник, кресник) - по современному счислению шестой месяц в году, а у древних римлян, считавших год с марта, - четвертый; название получил от Юноны почему у Овидия назыв. mensis Jnnonis; по др. мнению, назван по имени Л. Юния Брута, первого римского консула. В древней Руси месяц И. был четвертым, а когда год начали считать с сентября - десятым; с 1700 г. - шестой. Имеет 30 дней. В герм. языках И. назыв. Brachmonat, так как при трехпольной системе хозяйства в этот месяц обрабатывают поле, лежащее под паром (Brachfeld) . Название И. (в церковных книгах lyuiu) перешло к нам из Византии. По народному выражению, в И. "солнце поворачивается на зиму, а лето - на жары". В римско-католической церкви И. месяц особенно посвящен Спасителю: везде совершаются службы "сердцу Иисуса".

Йога

или iога (санскр. yoga) : 1) у индусов напряженное сосредоточение духа, созерцание Божества, в результате которого получается мистическое соединение души с Богом, когда душа "чувствует себя в Боге и Бога в себе". 2) Так же называется одна из шести индийских философских школ, по преданию, основанная во II в. до Р. Хр. Патанджали; по его имени она назыв. также Patanjala. Понят Й., как отвлечения мысли от внешних вещей и сосредоточение их на высшем духе, существовало, однако, еще раньше Патанджали. Древнейшим учителем школы считается в предании мудрец Яджнявалкья, ок. 360 г. до Р. Хр.; в его Законнике уже излагается учение Й. Патанджали, по-видимому, только привел это философское учение в систему и изложил его в так. назыв. Йогасутра (учебник Й.) . Оно имеет много общего со школой Санкхья, вместе с которой часто упоминается, откуда возникает даже особый термин (в двойственном числе) - Санкхья-Й. В подробностях взаимное отношение этих двух школ еще не вполне выяснено. Общая черта - первичный дуализм духа и материи; методы схожи, но Й. отличается ясно выраженным теистическим направлением (Санкхья атеистична) и признает существование не только индивидуальной души, но также и всепроницающего верховного духа, свободного от всех влияний, имеющих силу над прочими душами. Из этого верховного и начального духа берут начало все отдельные души. Чтобы достигнут соединения души с Богом указываются определенные благочестивые упражнения и разные виды умерщвления плоти. Эта практическая сторона учения Й. достигла, с течением времени, особого развития. Школа Й. возникла, по-видимому, позднее Санкхья и, быть может, представляет собой теистическое дополнение или дальнейшее развитие этой последней. Последователи учения - йоги или йoгины - для достижения конечной цели должны пройти следующие четыре ступени: 1) изучение правил Й., 2) приобретение совершенного их знания, 3) применение этого знания на практике и победа над материальным влиянием первичных стихий, 4) уничтожение всякого сознания своей личности. Таким образом получается тожество живого духа (Jivatman) с верховным (Brahma) , созерцающего - с предметом созерцания.

Литература: Patanjali, "The Yoga aphorisms" (изд. в Аллахабаде, 1852 - 53; в Калькутте, с комментариями и английским переводом, 1881 - 1883) ; "PatanjalaDarahsna or aphorisms of P. philosophy" (Калькутта, 1880) ; "The Yoga Sutra" (перев. с предислов. и примеч. Бомбей, 1890) ; английский перевод под заглавием: "Aphorisms of the Yoga etc.". Монографии: Paul, "On the Yoga philosophy" (3 изд., Бомбей, 1888) ; Markus, "Die Yoga Philosophie nach dem Rajamartanda" (Галле, 1886) .

С. Булич.

Йокай

(Мавр Jokay) - знаменитый венгерский романист, пятидесятилетний литературный юбилей которого отпразднован в 1894 г. с особенною торжественностью. Род. в 1825 г. в Коморне. На школьной скамье Й. близко сошелся с известными впоследствии писателями и политическими деятелями Петефи и Орлаем, игравшими значительную роль в его умственном развитии. Поселясь в Пеште для изучения юриспруденции, Й. становится членом политико-литературного клуба "Десяти". В 1844 г. он, вместе с Петефи, редактирует литературное обозрение "Eletkepek". Политические их взгляды были тогда еще почти одинаковы: они оба ожидали обновления Венгрии путем революционного брожения. Но, испуганный стремительным ходом политических событий, Й., в 1848 г., призывает народ к спокойствию, а во время революции бежит из Пешта. Долго скрывался он в провинции и только по восстановлении порядка вернулся в Пешт, представ добровольно пред военный суд, который оставил его лишь в подозрении. Это заставило одно время Й. писать под псевдонимом Саио. С ослаблением реакции Й. выступает на политическое поприще в качестве депутата сейма. Страстный характер некоторых из его публицистических статей стоил ему, в 1863 г., годичного заключения в тюрьме. Позже Й. был приверженцем политической программы Коломана Тиссы, нашедшего в нем защитника своих кальвинистических принципов. Нет почти рода литературного творчества, в котором Й. бы не испробовал своих сил; но далеко не все ему одинаково удается. Романы Й., затрагивающие национальные сюжеты (между ними особенно замечательны: "Мадьярский Набоб", "Новый владелец", "Бог один" и т.д.) , составляют эпоху в развитии венгерского романа; но многие исторические произведения Й., где романист пробует знакомить читателя с малознакомыми ему самому событиями (напр. "Роман из Крымской войны", "Те, кто любит однажды") или произведения во вкусе Жюля Верна или Э. Зола, как "Роман будущего века", "Нигилизм в Венгрии", ничего не прибавили к литературной репутации автора. Главные недостатки творчества Й., прозванного за плодовитость и склонность к мало вероятным вымыслам "венгерским Дюма-отцом" отсутствие цельности и разнообразие настроений, как будто произведение создавалось по кусочкам, в разное время: в ущерб целому, выделяются частности, глубокие по замыслу, прекрасные по выполнению. Достоинства Й. - тонкое понимание вкусов венгерского читателя, знание народной жизни и прекрасный язык; он создал целую галерею интересных лиц, с ног до годовы мадьяров, проникнутых идеей нравственного долга. "Народ любить Й., говорит один из его биографов, - потому что он знает, что Й. сочувствует его бедности, его тяжелому труду". Холерная эпидемия 1831 г., наводнение в Пеште в 1863 г., голодовки, столь частые в Венгрии, составляют сущность многих рассказов Й. Ряд романов Й. ["Черные бриллианты" (отд. 1882 г.) , "Золотой человек" (отд. СПб. 1882 г.) , "Другое время - другие нравы" (отд. СПб., 1886) и др.] был напечатан в "Библиотеке для Чтения" 1880-х годов, "Новый помещик" - в "Вестник Европы" (1880 г.) . На русский язык переведены также его романы: "Дважды умереть" и "Любовь до эшафота. Исторический роман времен Ракоци" (СПб. 1884) . Его жена, Роза Лаборфальви (1820 - 1886) - известная венгерская трагическая актриса.

Йокохама

- порт на берегу бухты Токио, Тихого океана, на о-ве Нипон, под 35ё26> с.ш., с 123 тыс. жит.; важнейший из 7 портов Японии, открытых для внешней торговли. В 1892 г. ввоз 31, 3 милл. япон. йен (приблизительно равн. доллару или 5 франкам или 2 бумажным рублям) , главным образом: сахар 6, 2 милл., хлопчатобумажной ткани 4, 5, хлопчато-бумажной пряжи 8, 6. Вывоз - 61, 2 милл. йен, главным образом: шелк 36, 3, шелковые изделия 8, 3, чай 4, 8 милл. йен. Иностранцев в Й. всего 6000 (в том числе до 3000 китайцев) , но они имеют преобладающее влияние благодаря богатству и привилегиям, обеспеченным трактатами. В пределах так назыв. "концессии" японцы имеют право жить только в качестве приказчиков, рабочих и прислуги европейцев и американцев. Связанная со столицей Токио казенной ж. д. в 30 км., она сделалась как бы пригородом столицы и ее внешним портом (к Токио не могут подходить глубоко сидящие корабли) . Й. соединена европ. и америк. пароходными линиями с главными портами Китая, Европы, Британской Колумбии и с С. Франциско. Здесь бывают не только купцы, но и тысячи туристов из Европы и Сев. Америки. Благодаря им, ведется розничная торговля японскими древностями и предметами художественной промышленности. Многочисленные японские пароходные линии связывают Й. с главными портами Японии и некоторыми портами Китая и Кореи, а также с Владивостоком. До 1869 г. Й. была рыбачьей деревней; в этом году открылась здесь торговля с заграничными странами, вместо Канагавы, имевшейся сначала в виду.

А. В.

Йорк

(York) - один из важнейших городов Англии, глав. гор. графства того же имени, при впадении р. Фос в Узу; резиденция архиепископа. Город окружен старинными стенами, с 10 воротами, из которых несколько замечательной архитектуры. Замок, в котором теперь помещаются суд и тюрьма. Лучшее из зданий - йоркский собор, построенный в XIII и XIV в.; дворец лорда-мэра, с ионическими колоннами; ратуша, в готическом стиле. Философское общество, музей. Фабрики и заводы стеклянных и железных изделий, ковров, обоев и предметов роскоши. Оживленная торговля углем; хлебная биржа. Более всего Й. обязан своим процветанием сосредоточению в нем дворянства сев. Англии. Жит. 60000 (1890) .

Число просмотров текста: 22128; в день: 5.17

Средняя оценка: Никак
Голосовало: 11 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

0