Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Детективы
Питерс Элизабет (Барбара Майклз)
Улица Пяти Лун

Глава первая

I

Я сидела в своем кабинете и увлеченно терзала пилкой ногти, когда дверь отворилась и в комнату прокрался странный тип. Он был в длинном плаще с бесчисленными карманами, кармашками, пряжками и погончиками - одеяние, достойное уважающего себя шпиона. Поднятый воротник упирался в широкие поля шляпы, надвинутой на глаза. Правую руку шпион держал в кармане. И карман этот зловеще оттопыривался.

- Guten Morgen, герр профессор, - вздохнула я, откладывая пилку. - Wie geht\'s? [1]

Знаю, Wie geht\'s - это не самый изящный немецкий, но я тут ни при чем. В моем арсенале имеется прекрасный литературный немецкий, но герр Шмидт радуется как ребенок, когда я перехожу на сленг. У профессора довольно своеобразное чувство юмора. Герр Шмидт - директор мюнхенского Национального музея, и когда он пребывает в здравом уме и твердой памяти, то является одним из виднейших в мире специалистов по истории Средневековья. Но часто, я бы даже сказала, слишком часто герр Шмидт и рассудок - вещи противоположные. Дело в том, что профессор - законченный романтик. Его заветное желание - стать мушкетером в ботфортах и размахивать шпагой с него ростом, или одноглазым пиратом хозяйничать на морских просторах, или, как сейчас, плести шпионские интриги.

Картинно взмахнув рукой, босс стянул шляпу и бросил в мою сторону быстрый хитрый взгляд. От этих хитрых взглядов Шмидта у меня просто сердце разрывается. Его пухлое наивное лицо годится разве что для добродушной улыбки Санта-Клауса. Правда, герр Шмидт мнит себя самым проницательным и коварным интриганом на свете, но, поверьте, это далеко не так. И каждый раз, когда он бросает на меня "хитрый" взгляд, происходит одно и то же: герр Шмидт старательно вздергивает одну бровку, но его лицевые мышцы поднимают бунт, и в результате мой шеф начинает быстро-быстро моргать, а пухлые губки собираются бантиком, - ни дать ни взять, растерянный младенец.

- Как идет работа, крошка? - поинтересовался он по-английски с таким сильным акцентом, какой, наверное, был бы у Гете, заговори тот на моем родном языке.

Хотя откуда мне знать, может, Гете говорил с еще более жутким акцентом? Гете - это не моя специальность. Моя первая специальность - история европейского Средневековья, а вторая - история искусств. Вот тут я действительно дока. Сейчас уже можно признаться, что работу в мюнхенском Национальном музее я получила благодаря некоторому... назовем это нажимом...

С герром Шмидтом я познакомилась, когда он пребывал в одном из своих излюбленных образов, а именно в образе изощренного и неуловимого преступника, что-то вроде помеси обаятельного Арсена Люпена и зловещего профессора Мориарти. Мы с ним охотились за одной старинной ракой, и кое-какие действия нашего доброго профессора Шмидта-Мориарти могли бы показаться некоторым коллегам не вполне уместными, чем я и не преминула воспользоваться. Нет-нет, поверьте, это был не шантаж... ну, не совсем шантаж...

Как бы то ни было, вот уже почти год я тружусь в мюнхенском музее под началом милого герра Шмидта, и профессор давно признал, что свое жалованье я отрабатываю на совесть. Он даже не возражает, что в рабочее время я балуюсь литературой - пописываю любовные (ну ладно-ладно, согласна, порнографические) романы. Главное, чтобы справлялась с неотложными вопросами. Но давайте посмотрим правде в глаза - в средневековой истории не так много неотложных вопросов.

"Хитрый" взгляд профессора упал на пачку отпечатанных листов, покоившихся сбоку от моего левого локтя.

- Как идет работа над книгой? - поинтересовался он. - Удалось вызволить героиню из борделя?

- Она не в борделе, - объяснила я в пятый или шестой раз. Наш герр Шмидт слегка помешан на борделях. С литературной, разумеется, точки зрения. - Она в гареме. В турецком гареме... м-м... в Альгамбре.

В глазах профессора сверкнул знакомый блеск, сугубо научного, конечно, толка.

- Но Альгамбра никогда не принадлежала туркам...

- Да я это знаю, но читатель-то не знает. Вы слишком озабочены точностью, дорогой герр профессор. Потому-то в отличие от меня и не можете написать непристойную книжонку, которую глупые дамочки рвали бы из рук. Но сейчас у меня, увы и ах, творческий застой. Уж слишком много опусов про турок и гаремы развелось в последнее время. - Я вздохнула. - Битый час пытаюсь придумать какое-нибудь оригинальное проявление похоти, но все впустую... Нелегкий это хлеб - похабные романы, скажу я вам.

Профессор Шмидт задумчиво сдвинул бровки-запятые, явно намереваясь подстегнуть мое воображение. Я не жаждала познакомиться с его представлениями о похоти, а потому поспешно переключилась на другое:

- Но я вас отвлекаю, герр профессор. Вы что-то хотели сказать?

- А-а... - Шмидт бросил на меня очередной "хитрый" взгляд и стремительно выдернул руку из оттопыренного кармана.

Пистолета в ней, разумеется, не оказалось. Я этого и не ждала. А ждала я пригоршню конфет или булочку. Своим основательным брюшком герр Шмидт обязан бесконечным "перекусонам". Но на сей раз это были не сласти...

При виде предмета, который сжимали пухлые пальчики профессора, у меня перехватило дыхание.

Пусть данная фраза не вводит вас в заблуждение. Это не та книга, где героиня то и дело взвизгивает, падает в обморок и ловит ртом воздух. К вашему сведению, к обморокам я склонна не больше, чем к облысению, да и удивить меня не так-то просто. И вовсе не потому, что годов моих не перечесть, - я все еще пребываю с нужной стороны от тридцатника, - просто из-за своих неудачных внешних данных я приобрела большой жизненный опыт.

Да уж, с внешностью мне не повезло, что называется, на полную катушку. Ростом я вымахала под два метра (для педантов уточню - метр восемьдесят четыре), от шведских предков мне досталась фигура с аппетитными выпуклостями в положенных местах, а также глаза густой небесной синевы и непокорная блондинистая шевелюра (этакого золотисто-соломенного оттенка, который так нравится мужчинам). Я никогда не толстею, а потому мои шведские выпуклости отнюдь не напоминают перестоявший пудинг. Но видит бог, лучше бы уж напоминали! Лучше бы уж я была кривоносой одноглазой каргой ростом с табуретку!

Воспряньте духом, гадкие утятки и жирные свинятки, вам повезло гораздо больше, чем вы думаете. Если уж вас полюбили, то полюбили за что-то по-настоящему ценное, за то, что всегда останется при вас, - за ум, или добрый нрав, или чувство юмора. Когда же люди смотрят на меня, они видят лишь красотку с обложки журнала мод. Никто и никогда не воспринимает меня всерьез. Прежде я мечтала стать хорошенькой хрупкой малышкой, этакой полутораметровой очаровашкой. Теперь же не согласна на меньшее, чем плоскогрудость и плоскостопие вкупе с близорукостью и косоглазием. Жизнь моя тогда стала бы приятнее во сто крат, приятнее и спокойнее.

Прошу прощения за эту неуместную тираду. Но не так-то просто убедить людей, что у тебя есть мозги, когда они видят лишь округлости и проклятые соломенные лохмы. Плоскогрудые интеллектуалки в очках не доверяют мне. Мужчины-интеллектуалы ничем не отличаются от других мужчин, они берут меня на работу, но совсем не по тем соображениям, как мне бы хотелось. Потому-то встреча с профессором Шмидтом показалась мне настоящей манной небесной. Ей-богу, его невинный вид - это вовсе не обман. Милый герр Шмидт действительно считает меня блестящим ученым, и, будь он на три головы выше и лет на тридцать помоложе, я бы подумала, а не взять ли его в мужья.

И вот этот маленький толстенький профессор-шпион стоял посреди моего кабинета и лучезарно улыбался. А предмет на его ладони сиял и мерцал, словно тоже посылая приветственные улыбки.

Это был золотой кулон, богато отделанный филигранью в форме листьев. Две крошечные золотые фигурки коленопреклоненных женщин поддерживали прочное колечко, через которое когда-то проходила цепочка. Золотой ободок был усыпан драгоценными камешками зеленого, красного и жемчужно-белого цвета, а в центре мерцал огромный лазурный камень, который просвечивал, словно вода под хрустальным куполом. В центральном камне имелся изъян, напоминающий высеченный крест.

Бросив беглый взгляд, вы могли бы принять эти камни за грубо обработанные стекляшки. Но мой взгляд был далеко не беглым.

- Талисман Карла Великого, - изумленно прошептала я. - Шмидт, дружище, положите его на место, ладно? Вы с ним все равно не скроетесь, кто-нибудь обязательно заметит, что он исчез.

- Вики, неужели вы думаете, будто я его украл? - Улыбка на лице Шмидта стала еще шире. - И как, по-вашему, мне удалось отключить сигнализацию, а?

Хороший вопрос. Наш музей обладает превосходным собранием древних ювелирных украшений, которые хранятся в специально оборудованном помещении - в зале, представляющем собой огромный сейф. На ночь зал-сейф запирается, а днем за ним постоянно присматривают три дюжих охранника. Сигнализация столь чувствительна, что если посильнее дыхнуть на стекло, под которым лежит сокровище, то по всему музею разнесется отчаянный перезвон. И хотя герр Шмидт - директор музея, ни он, ни кто-либо другой не имеет права извлекать исторические драгоценности, разве что в присутствии еще двух музейных шишек и целого батальона охранников.

- Сдаюсь, профессор. Понятия не имею, как вы его вытащили из витрины, но, ради бога, положите Талисман на место. Со своим извращенным чувством юмора вы когда-нибудь нарветесь на крупные неприятности, и если узнают...

- Nein, nein. - Шмидт с сокрушенным видом покачал головой. - Этот кулон вовсе не украден, Вики! Я вовсе не похищал его из нашего музея. Эту чудесную вещицу нашли вчера вечером в кармане одного мертвого человека, в переулке неподалеку от Alter Peter [2].

Несколько мгновений я переваривала эту удивительную информацию.

- Так это не настоящий талисман?!

- Aber nein [3]. Конечно, не настоящий! Уверяю вас, дорогая, мы бы заметили, если бы драгоценность исчезла. Это копия. Но, liebe Вики, какая копия!

Я взяла кулон. Даже зная, что это подделка, коснулась вещицы осторожно и уважительно. Чем внимательнее я его разглядывала, тем сильнее росло мое изумление. Оставалось лишь поверить Шмидту на слово, хотя кулон выглядел совсем как настоящий, даже на мой наметанный глаз профессионала.

Работа ювелира была превосходной, изящные нити филиграни выполнены с редким мастерством. Что касается камней, то даже специалист вряд ли смог бы распознать подделку без помощи сложных инструментов. Оригинальный кулон был изготовлен в девятом веке, задолго до того, как появились современные методы огранки камней. Рубины и изумруды в золотой оправе лишь грубо отшлифованы и закруглены - для таких камней существует специальный термин "кабошон". Из драгоценных камней сейчас так обрабатываются только звездчатые рубины и звездчатые сапфиры.

Грубо обработанный сапфир в центре кулона неярко мерцал, а не сиял изнутри, как бывает с ограненными камнями. Я знала, что это не один сапфир, а два, прижатые друг к другу, и изъян в центре - это не "звездочка" и не естественная трещинка, а кусочек Истинного Креста [4], что превращало кулон в совершенно бесценный талисман.

- Герр Шмидт, а не дурачите ли вы меня? - спросила я, осторожно кладя драгоценность на стол. - Давайте начистоту! Что еще за мертвый человек? У кого нашли этот кулон?

- У носотряса. - Шмидт небрежно взмахнул коротенькой ручкой.

- У кого?!

- У носотряса, бродяги, пьяницы, - с легким признаком раздражения уточнил Шмидт.

- А-а... У лоботряса.

- Ну да. А я как сказал? Вечно вы придираетесь, Вики. Ни денег, ни паспорта, ни других документов при нем не было, ровным счетом ничего. Только эта вещица, аккуратно вшитая в потайной кармашек.

- А от чего умер этот ваш носотряс?

- Сам по себе, - разочарованно вздохнул Шмидт. - Никто его не убивал. Ни раны, ни яда, ни наркотиков - наркоты, как сейчас бы сказали. Самогоночки в нем тоже не нарыли, как и...

- Хватит! - простонала я. Если Шмидт пускается в рассуждения, да еще на загадочном наречии, которое он считает современным молодежным сленгом, то остановить его очень трудно. - Честное слово, герр Шмидт, это невероятно. Просто невероятно. У какого-то бродяги в кармане спрятана копия бесценного сокровища! Полагаю, вы узнали все это от полиции? Но с чего они взяли, что это копия одного из наших экспонатов?

- О, люди из полиции решили, что это оригинал! - с воодушевлением воскликнул Шмидт. - О, они культурные люди, наши Polizisten. Один из них часто заходит к нам в музей, и он узнал кулон. Меня вызвали сегодня утром.

- Должно быть, с вами чуть припадок не случился, - сочувственно сказала я. - При вашем слабом сердце и всем остальном.

Шмидт театрально закатил глаза и сдавил себе грудь:

- Ужасное, ужасное мгновение! Разумеется, я знал, что наш кулон никуда не исчез. Но этот ли кулон подделка или тот, что хранится у нас в музее? Вот каким вопросом я задался, увидев вещицу. Пока наши эксперты не осмотрели находку, я тысячу раз чуть не умер.

- Правда? А я вот все еще не уверена, что это подделка. Какая тонкая работа...

- Вики, не шутите так! Я ведь знаю, что вы великая шутница. - Он погрозил мне коротеньким пальчиком. - Нет, это подделка, копия, но какая! Золото настоящее. Камни - не стекляшки, а современные синтетические материалы. Вы наверняка слышали о нынешних имитациях рубинов, изумрудов, сапфиров? Некоторые столь великолепны, что лишь самое тонкое оборудование способно определить, что они искусственного происхождения. А мастерство ювелира... Боже!

И герр Шмидт принялся ожесточенно тереть лысину. Глаза его заволокло слезами.

- Не понимаю, что вы так расстраиваетесь. Ну пожелал какой-то чудак-коллекционер обзавестись копией Талисмана Карла Великого, и что с того? Пошлых штамповок сейчас можно найти сколько угодно, а ему захотелось по-настоящему ценную вещь. Согласна, работа хорошая, но вряд ли вещица такая уж дорогая.

- А я-то думал, вы меня поймете, Вики! - У Шмидта расширились глаза. - Вы ведь такая умная женщина, такая умная! Пойти на жуткие сложности, потратить уйму денег, и все ради того, чтобы заполучить копию... Да в мире найдется лишь несколько ювелиров, способных выполнить столь тонкую работу. Но им вовсе нет нужды зарабатывать на жизнь подделками под старину. Такая копия... это слишком дешево и одновременно слишком дорого. Понимаете?

Когда герр Шмидт выражается столь загадочно, трудно не понять. Я задумчиво кивнула и еще раз пристально посмотрела на прекрасную вещицу.

Большинство женщин питает слабость к драгоценностям. Современные мужчины равнодушны к ним только потому, что ныне считается дурным тоном, ежели представитель сильного пола обвешивает себя побрякушками. Но в прежние времена все обстояло иначе - мужчины были падки на украшения не меньше женщин. Я прекрасно понимала желание обзавестись такой восхитительной вещицей, как копия Талисмана Карла Великого. Замечательное украшение, что и говорить, сама бы не отказалась. Но никто не станет тратить на копию баснословную сумму. Кроме того, ведь создателю копии надо было досконально изучить оригинал, а к нам в музей никто не обращался с просьбой познакомиться с настоящим Талисманом. Значит, кто-то провел немало часов, изучая фотографии и рисунки. А может, даже наведался в музей, не афишируя своих целей. Но если у тебя честные намерения, к чему подобная таинственность?

- Вы считаете, что шайка злоумышленников готовит ограбление? По-вашему, кто-то хочет подменить копиями настоящие драгоценности?

- Мы не должны исключать такую возможность! - просиял герр Шмидт. - Вики, вы же понимаете!

- Да, конечно... вы совершенно правы. Я видела в кино, как...

- Не только в кино, - мрачно прошептал Шмидт, проводя платком по лбу. - Мошенники и фальсификаторы только и ждут, как бы похитить нашу чудесную коллекцию. Вики, мы должны все выяснить! Немедленно! Если у этих людей безобидное увлечение, хорошо. Но если нет, то коллекции во всем мире оказываются под угрозой. Предположим, что наш Талисман похитили бы, а на его место подложили эту вещицу. Прошло бы несколько лет, прежде чем мы обнаружили бы подмену.

- Верно. - Я осторожно коснулась пальцем сапфира. Он был прохладный, как вода, и гладкий, как лед. С трудом верилось, что этот чертов кулон не настоящий. - Так что нам с этим делать?

- Не нам. А вам, Вики! - Румяное лицо Шмидта расплылось в добродушной улыбке. - Полиция, естественно, провела расследование. Она зашла в... как это по-английски... в мертвецкую кончину!

- Э-э... в тупик, вы хотите сказать?

- Да, да. Тот мертвый человек, у которого нашли кулон, остался неопознанным. Его приметы, его отпечатки пальцев не известны Интерполу. У нас в Мюнхене замечательная полиция, но и ее возможности не беспредельны. В отличие от ваших, моя дорогая Вики! Поэтому я обращаюсь к женщине, которая своей изобретательностью сравнима разве что с великим Шерлоком Холмсом. Я взываю к вам, о Вики! Найдите творца этой замечательной копии!

Голубые глазки герра Шмидта сверкали почище, чем сапфир в Талисмане Карла Великого.

Скромность не принадлежит к числу моих добродетелей, но от этой грубой лести и наивной мольбы мне стало не по себе. Верно, однажды я добилась умеренного успеха на поприще частного сыска, но преуспела тогда лишь потому, что решение загадки требовало специальных знаний. Я историк, а не сыщик.

Однако... Мои глаза не могли оторваться от мягкого голубого сияния сапфира. Подделка? В этом камне было что-то гипнотическое, как и в мольбе Шмидта. Работа у меня приятная, хотя временами и бывает нудноватой, да и мой порнографический роман что-то застопорился. Почему бы немного не отвлечься? К тому же на дворе буйствовал май, месяц, когда безумные порывы берут верх над здравым смыслом.

- Ну... - протянула я, откидываясь на стуле и соединяя кончики пальцев, - точь-в-точь незабвенной памяти мистер Шерлок Холмс. - Ну-с, дорогой доктор Ватс... то есть профессор Шмидт, пожалуй, я возьмусь за это дело.

II

Герр Федер, представитель мюнхенской полиции, напомнил мне Эриха фон Штрогейма [5], которого я как-то видела в одной телепередаче, только этот не носил монокля. Вероятно, очаровательные стекляшки вышли из моды. И тем не менее герр Федер церемонно поцеловал мне руку. Ох, люблю, когда мне целуют ручку. Не могу понять, почему американские мужчины к этому не приучены. Целование ручек пронимает даже нас, закоренелых феминисток.

Заранее на целование рук я не рассчитывала, зато рассчитывала на некоторый интерес к моей особе. Баварцы обожают блондинок. Бавария, если вы не знаете, находится на юге Германии, здесь обитают представители альпийской подрасы - низенькие, коренастые, темноволосые человечки, и красавицы валькирии у них в большом почете. Я надела короткую юбочку и облегающий свитерок и распустила волосы по плечам. Мне было плевать, что герр Федер подумает о моих мозгах, пялясь на мои ноги. Задача была проста - выудить из него как можно больше информации.

В конце концов, много он мне все равно сказать не мог, поскольку все обычные методы расследования ни к чему не привели. Покойник просто-напросто был неизвестен полиции.

- Что вовсе не исключает его преступного прошлого, - объяснил Федер, скребя косматые седые брови. - Это означает только то, что он не числится ни у нас, ни в Интерполе. Возможно, его подвергали аресту в какой-то другой стране.

- А со Штатами вы не связывались? - спросила я, откидываясь на спинку стула и делая глубокий вдох.

- Простите?.. - Глаза Федера сверлили мой натянувшийся свитерок. - A... verzeihen Sie, Fraulein Doctor [6]... Нет, не связывались. Коли на то пошло, этот человек не совершил никакого преступления, если не считать того, что умер.

- Руководство музея весьма обеспокоено.

- Да, я прекрасно понимаю. И все же, фрейлейн доктор, есть ли реальные причины для подозрений? Мы, как и все полицейские службы сейчас, очень перегружены. Нам некогда продохнуть от уже совершенных преступлений. Где мы возьмем время и деньги, чтобы проверять какие-то неясные теории? Если музей желает провести расследование сам, мы окажем ему всяческую поддержку, но я не вижу... То есть я не сомневаюсь в вашем уме, фрейлейн доктор, но...

- Да не собираюсь я гоняться за преступниками по темным переулкам! - Мы непринужденно рассмеялись. Зубы у герра Федера были очень большими, очень белыми и идеально квадратными. - Но, - продолжала я, - хотелось бы побольше узнать об этом деле. Я в любом случае намеревалась взять отпуск, и герр профессор Шмидт предложил мне навести справки. И вот еще что... честно говоря, я не прочь взглянуть на труп.

Не знаю, как это у меня вырвалось. Я отнюдь не брезглива, но и не большая любительница мертвецов. Просто ничего другого не пришло на ум. У меня не было никакой иной зацепки.

Стоя в холодной белой комнате, я пожалела о своей опрометчивости. Запах в этой юдоли скорби был весьма примечателен: вонь карболки мешалась с другим, куда более навязчивым ароматом. Служитель театральным жестом отдернул белую простыню, и я невольно содрогнулась, глядя на неподвижное, мертвое лицо. Напоминание о том, что я тоже смертна. В самом лице не было ничего отвратительного.

Мужчина средних лет, неприметный, самой прозаической внешности: смерть сгладила черты, лишила индивидуальности. Густые черные брови, седеющие волосы, кожа то ли загорелая, то ли смуглая от природы. Губы чересчур припухлые. Глаза закрыты.

- Спасибо, - пробормотала я, отворачиваясь.

В кабинете квадратнозубый Федер предложил мне глоток бренди. Разумеется, я не нуждалась в искусственных стимуляторах, но не хотелось развенчивать мужской миф о женской чувствительности.

- Он похож на южанина, - сказала я, судорожно глотая бренди. А неплохие напитки потребляют в полиции.

- Да, вы правы. - Федер облокотился на стол, осторожно держа стакан в тонких нервных пальцах, которые совершенно не сочетались с большими квадратными зубами. - Наверное, испанец или итальянец. К сожалению, мы не нашли при нем никаких документов.

- Подозрительно.

- Совсем не обязательно. Этот человек несколько часов пролежал в переулке, сколько именно, так и не установили. Вполне возможно, его обобрал случайный грабитель. Если при нем был бумажник, то его прихватили ради денег. А документы наверняка находились в бумажнике. В криминальной среде паспорт всегда в цене.

- Ну да, - с готовностью согласилась я. - А драгоценность глупый воришка не заметил, поскольку Талисман был зашит в одежду.

- Именно так. В карманах осталась всякая всячина, которая вряд ли заинтересовала бы вора. Платок, ключи...

- Ключи? От чего?

Федер выразительно пожал плечами:

- Кто знает, фрейлейн доктор? Уж точно не от машины. Если у покойного и была квартира, то как выяснить, где она находится? Мы навели справки в гостиницах, но это ничего не дало. Разумеется, нельзя исключать, что он лишь вчера приехал в Мюнхен и не успел поселиться в гостинице. Вас интересует содержимое его карманов?

- Наверное, стоит взглянуть, - хмуро буркнула я, разглядывая пустой бокал.

Ничего из ряда вон выходящего я не ждала увидеть. Просто считала, что нельзя упускать ни одной возможности зацепиться. Откуда мне было знать, что в этой жалкой кучке лежит ключ, который позволит отпереть шкатулку?

Ключом оказался сложенный клочок бумаги. Точнее, клочков было несколько - в основном квитанции на мелкие суммы. И среди счетов и квитанций затесался листок, вырванный из блокнота. Я повертела бумажку в руках. 37. Вот что там было написано. Просто число 37. Семерка перечеркнута, как это принято у европейцев, не способных отличить семерку от единицы. А рядом... Я нахмурилась. Больше всего это напоминало обрезки ногтей. Примерно вот так это выглядело:

Я сидела и таращилась на эти загадочные ногти-иероглифы, пока мои тщетные размышления не прервал герр Федер.

- Ребус какой-то, - сказал он пренебрежительно. - Не вижу в нем никакого смысла. Да и вообще, шифрованные сообщения бывают только в шпионских книжках, разве не так?

- Истинная правда, - согласилась я.

Герр Федер рассмеялся:

- Наверное, это адрес маникюрши.

- Кстати, как у него с ногтями? - встрепенулась я. - Ухоженные?

- Я бы не сказал. - Герр Федер укоризненно посмотрел на меня. - Я просто пошутил, фрейлейн доктор.

- А-а... - захихикала я послушно. - А-а, пошутили... Адрес маникюрши... Ужасно остроумно, герр Федер, просто ужасно.

С идиотскими смешками я, похоже, переборщила - бравый полицейский тут же заулыбался и пригласил меня поужинать. Пришлось отговориться чрезмерной занятостью. Герр Федер не отставал. Обычно в таких ситуациях я куда изобретательнее, но сейчас не хотелось совсем уж грубо отшивать ухажера: кто знает, вдруг мне понадобится помощь полиции, если дело примет неожиданный оборот. Хотя на данный момент не было даже дела, не то что оборота.

Стоял чудесный весенний денек, немного прохладный, но солнечный. Большие белые облака на голубом небе повторяли очертания похожих на луковицы макушек мюнхенских церквей. Мне надо было возвращаться на работу, поскольку, если я собиралась поиграть в детектива, следовало привести в порядок кое-какие дела. Правда, мне было неведомо, где же я приложу свои таланты сыщика. Да и предстать перед наивными глазками профессора Шмидта было стыдно. Он же наверняка ждет меня из полиции с богатым уловом в виде блестящих догадок и грандиозных идей.

Я неспешно брела в сторону Старого Петера. Церковь начали возводить в 1181 году (как раз это время я изучаю), но в восемнадцатом веке заново отделали в стиле барокко, по крайней мере изнутри. К барочным скульптурам и отделке надо привыкнуть, на современный вкус они кажутся чрезмерно легкомысленными и фривольными. Но мне барокко нравится. На мой взгляд, церковь должна быть не только величественной, но и радостной.

В церковь я входить не стала, хотя ее убранство неизменно повышает мое настроение. Вместо этого прошлась по соседним кривым улочкам. Вообще-то это было бесплодной тратой времени: я ведь не знала, в каком из переулков нашли мертвое тело, да если в и знала, созерцание пустого места вряд ли бы сильно помогло. Полиция наверняка тщательно прочесала окрестности.

Я прошла через рынок с его горами свежих фруктов и овощей, роскошными цветочными охапками. В то майское утро рыночные ряды так и пылали разноцветьем - желтые букеты нарциссов, пышные ветки сирени, синие и розовые гиацинты наполняли воздух пьянящим ароматом. Прогулку я закончила на Кауфингерштрассе, это моя любимая улица в Мюнхене - обожаю разглядывать витрины.

В витринах были выставлены чудесные крестьянские костюмы Южной Германии и Австрии. Баварцы до сих пор щеголяют в старинных нарядах, даже в искушенном Мюнхене: плащи из грубой зеленой или кремовой шерсти с красными полосками и большими серебристыми пуговицами; блузки и передники, отороченные кружевами ручной работы. Но гвоздь программы, конечно же, национальные платья - дирндлы. Ох уж эти дирндлы!.. У каждого городка свой фасон: эротичный зальцбургский дирндл с низким лифом, призванный в лучшем свете прорекламировать девичьи прелести; тегернзейский дирндл, состоящий из юбки и жакета, который на спине собран диковинными складками. Я без ума от этих старинных нарядов, но, увы, они мне не идут. Зато не так давно я положила глаз на очаровательную шерстяную накидку цвета слоновой кости с пуговицами из больших серебряных монет. Надеясь, что объявили распродажу и можно будет урвать сокровище по дешевке, я заглянула в магазинчик. Распродажи не было. Я уныло вышла на улицу, и тут мое внимание привлекло нечто такое...

Это был всего лишь рекламный плакат "Люфтганзы". "Рим! - гласила большая надпись над огромной фотографией Испанской лестницы, окаймленной корзинами с розовыми и белыми азалиями. - Увидеть Рим и не умереть! Шесть рейсов ежедневно".

Мгновенно все разрозненные части головоломки встали на свои места, как иногда бывает, когда ты оставляешь их в покое и даешь повариться в собственном соку. Смуглая кожа и южная наружность мертвеца; шутливое предположение герра Федера, что на записке зашифрован адрес; атмосфера, связанная с древними сокровищами и драгоценностями, которая сквозила во всем этом деле...

Рим! Решено, я еду в Рим!

Честно говоря, я давно мечтала прошвырнуться в столицу Италии, только не знала, где взять деньги. Меня жгло нестерпимое желание посетить одно место - мост через Тибр, который охраняют стершиеся от ветра ангелы Бернини [7]. Мост этот ведет к замку Святого Ангела. Район узких извилистых улочек и высоченных домов. Виадей-Коронари - это рай для поклонников древностей. А неподалеку находится знаменитая улица Пяти Лун.

Это была всего лишь догадка. Ее даже нельзя было назвать гипотезой. Но пять кривоватых символов вполне могли означать не состриженные ногти, а полумесяцы! И какое совпадение - ведь улица Пяти Лун славится дорогими антикварными магазинчиками... В любом случае вреда не будет, если я наведаюсь в Рим и проверю, что же находится в доме 37 по улице Пяти Лун.

Тщетно пытаясь согнать с физиономии счастливую улыбку, я помчалась в музей, собираясь совершить маленький подлог.

Когда я хочу, то умею говорить чертовски убедительно. Тони, один из моих бывших коллег по американскому университету, даже называет меня Лживый Язычок. Но сейчас мне предстояло облапошить не какого-нибудь прохиндея, а наивного профессора Шмидта. Боже мой, как он доверчив! Иногда я даже боюсь за него. К счастью, доверчив он только по отношению ко мне, верит каждому слову, какую бы ересь я ни несла. У Шмидта несколько преувеличенные представления о моем уме.

Вот и на этот раз даже врать не понадобилось. Герр Шмидт решил, что моя догадка по поводу "ногтей" гениальна.

- Ну конечно же! - восторженно вскричал он, когда я закончила объяснение. - Вики, вы попали в точку! Что же еще это может означать?

Что? Да можно предложить с десяток версий. Забавно наблюдать, как Шмидт, умнейший человек в своей профессии, не способен отличить факт от шаткой гипотезы, если только это не относится к средневековой истории. Но мне кажется, то же самое можно сказать о любом специалисте. Бог свидетель, умнейшие люди попадают под влияние мошенников ничуть не реже, чем круглые дураки.

Так что я получила отпуск и приличную сумму денег на расходы. Понятия не имею, как Шмидт собирался объяснять эти траты своим коллегам, но это его дело. Я наведалась за денежками в банк, позвонила в аэропорт и заказала билет, после чего помчалась домой паковать вещи. Паспорт у меня был в порядке, поэтому оставалось только решить, где остановиться в Риме.

Долго раздумывать не пришлось. Люди, у которых в кармане покоится изрядное количество дензнаков, не останавливаются в пансионах и дешевых гостиницах. Это несолидно. Так что, дабы угодить своему начальнику, придется мне поселиться в лучшем отеле Рима.

III

Возможно, есть города прекраснее, чем Рим ясным майским днем, но сомневаюсь, чтобы они когда-нибудь смогли так же подействовать на меня. Испанская лестница выглядела в точности как на мюнхенском рекламном щите: та же цветочная река, спадающая вниз розово-белым водопадом. Несколько портили картину праздные туристы (художник предусмотрительно не нарисовал их), но мне они не мешали. Туристы вносили ноту беззаботной непочтительности, которая так характерна для Рима. "Эклектичный" - вот самое подходящее определение для этого города. В Риме все смешалось: пышные и чувственные фонтаны в стиле барокко; строгие античные колонны; современные стадионы из стали и бетона; извилистые темные улочки, где Рафаэль чувствовал бы себя как дома. И все вместе, словно тугой зеленой лентой, опоясывает буйная растительность: сосны и кипарисы, пальмы и олеандры, розовые герани и синие незабудки, аристократичные тюльпаны и скромные маргаритки.

Ужинать было рано, и я зашла в уличное кафе, заказала кампари с содовой и принялась наблюдать за фланирующей толпой.

Во всяком случае, я собиралась понаблюдать за толпой, но не прошло и минуты, как ко мне подсел симпатичный юноша, улыбнулся, как ангел у Фра Анджелико [8], и сделал крайне неприличное предложение на итальянском.

Я улыбнулась в ответ и сделала еще более неприличное предложение на столь же беглом итальянском, но с гораздо лучшим выговором. (Римский диалект звучит чудовищно; остальные итальянцы насмехаются над ним, особенно флорентийцы, которые говорят на прекрасном тосканском наречии.)

Лицо юноши вытянулось. Он-то рассчитывал, что я ни слова не пойму и клюну на его ангельскую улыбку. Я вежливо объяснила, мол, жду кавалера, звезду профессионального ринга. Юношу как ветром сдуло. Я открыла путеводитель и притворилась, будто читаю. На самом деле я рассматривала карту города и составляла план действий.

Магазины в Южной Италии закрыты с полудня до четырех, после чего открываются и работают до семи или восьми. В эти приятные вечерние часы, когда спадает жара, но еще светло, улицы полны народу. У меня было достаточно времени, чтобы осторожно и незаметно наведаться на улицу Пяти Лун.

По пути туда я начала понимать, что кое-какие пункты моего хитроумного плана реализовать не так-то просто. Вид у меня, мягко говоря, приметный. Хотя бы потому, что я на полголовы выше большинства римлян и в толпе маленьких темноволосых людей возвышаюсь как смотровая башня. Требовалось поскорее замаскироваться.

Миновав виа-дель-Корсо, я очутилась в запутанном переплетении улочек, шныряющих вокруг Пантеона и пьяцца Навона, и почувствовала себя еще приметнее. В Риме нет тротуаров, если не считать центральных улиц и проспектов. Фасады домов выходят прямо на мостовую, которая в некоторых местах такая узкая, что пешеходам приходится прижиматься к стенам, чтобы пропустить проезжающий мимо карликовый "фиат". На каждой маленькой площади имеется парочка кафе, столики прячутся от машин за хлипкой преградой в виде кадок с кустами.

Я медленно шагала по виа-дей-Коронари, всматриваясь в окошки магазинов. Разглядеть товары было нелегко, так как здесь, в отличие от моей родной Америки, нет просторных и ярких витрин. Зато в римских магазинчиках полным-полно настоящих сокровищ: изъеденный червями, но, как ни странно, привлекательный деревянный святой в натуральную величину (явно украденный из какой-то церкви); пара огромных серебряных люстр; мейсенский фарфор; позолоченные херувимчики в стиле барокко; потрескавшийся триптих с житием неведомой святой девственницы...

Не зыркай я по сторонам, наверняка бы проскочила поворот на улицу Пяти Лун. В узенький проход не втиснулся бы и крохотный "фиат", зато на этой улице располагались совсем уж темные и негостеприимные лавки - верный признак антикварного пиршества. В одном из окон мелькнул расшитый китайский халат. Я остановилась как вкопанная. В приглушенном свете мерцали золотые нити, свитые в янтарные и лимонные хризантемы, изящные цветы перетекали в роскошный петушиный хвост, сияющий отблесками синего и зеленого. Что-то подобное я видела только в Лондоне, в музее Виктории и Альберта.

Над дверью магазина красовались цифры. 37...

Я заставила себя сдвинуться с места и прилипнуть к соседней витрине. Вот уж повезло так повезло... Губы сами собой растягивались в довольную улыбку. Вероятность того, что дом номер 37 окажется антикварной лавкой, можно было расценить как один к трем, поскольку по соседству в избытке имелись зеленные лавки и аптеки. А ведь есть еще и жилые дома! Конечно, весьма слабое подтверждение моей туманной гипотезы, но сейчас я была благодарна за любую поддержку.

Улица выгибалась, словно натянутый лук, и заканчивалась узенькой кишкой, которая громко именовалась Звездной улицей. Впереди проглядывал солнечный свет и кусочек фонтана. Знаменитый Фонтан Рек работы Бернини на пьяцца Навона.

Я не слишком жалую детективы. В качестве легкого чтива отдаю предпочтение дурно написанным историческим романам со сладострастными героинями и безрассудными в своей похоти героями, где много дерутся на шпагах и еще больше соблазняют и амурничают. Но в тех немногих детективах, которые все же удосужилась прочесть, герои - как, впрочем, и преступники - часто взламывают замки. Обычно они расправляются с замком черного хода, зайдя с переулка, очень удобно пролегающего прямо за нужным домом.

Позади домов на улице Пяти Лун не было никакого переулка. Да и быть не могло - уж больно кривая эта улочка: выворачивается под самыми неожиданными углами. Возможно, в лавке имелся всего один вход. Я поспешила обратно к китайскому халату и, таращась на сей шедевр, краем глаза стала изучать здание, но не нашла ничего примечательного, если не считать таблички с именем: А. Фергамо. Имя мне ни о чем не говорило. Зато я увидела кое-что еще, чего не замечала прежде, - небольшую щель сбоку от дома, такую узкую, что солнце не могло рассеять царящий в ней мрак...

По дороге в отель я не удержалась от нескольких потрясающих покупок, у себя в номере распаковала их и спустилась в ресторан обновить. Мои приобретения не остались без внимания - ресторанная публика как по команде обернулась в мою сторону. Я заказала бутылку фраскати, моего любимого итальянского вина. Надо же было выпить за здоровье герра Шмидта - ведь именно благодаря ему я сидела в новом наряде за столиком ресторана лучшего римского отеля и наслаждалась предвкушением скорого приключения.

Из отеля я вышла в десять часов. Рановато, конечно, для взлома, но позднее я наверняка бы привлекла к себе внимание - даже в легкомысленном Риме приличные девушки не бродят в одиночку после двух часов ночи. Улицы были полны народа. Казалось, все гуляющие передвигаются парами, словно сиамские близнецы, даже немолодые туристы. Пожилые дамы под ручку со своими лысыми пузанами выглядели очень трогательно. Что-то особенное витает в римском воздухе весенним вечером... Пришлось даже напомнить себе, что у меня есть дела поважнее, чем предаваться сантиментам.

Я нырнула в первую попавшуюся подворотню и нацепила свою маскировку. Не слишком изощренный прикид: простой темный плащ, очки и темно-синий платок, которым я туго обмотала голову. Из-под коричневых штанов выглядывали поношенные кроссовки. Шаркающей старческой походкой я вышла на улицу. Так, плечи ссутулить, на физиономию нацепить кислую мину... Отлично! В таком виде я вряд ли заинтересую местных Ромео.

Битых два часа я таскалась по улицам Рима, дожидаясь темноты. Мало-помалу закрывались магазины, гасли окна. Когда часы на бесчисленных церковных башнях пробили полночь, я находилась на Люнготевере Санджелло, одном из широких бульваров, что тянутся вдоль Тибра. Облокотясь на каменный парапет, долго смотрела на реку - в черной воде мерцало отражение замка Святого Ангела. Фонари улицы Согласия вывели мой взгляд прямиком к круглой площади Святого Петра, где купол собора вырезал из неба огромный полукруг.

Рим - город, полный жизни, его бульвары гудят и в полночь, но в старых кварталах все затихает к десяти часам. Когда я наконец оторвалась от величественных картин древнего города, большинство улиц уже опустело.

Хорошо, что я разведала дорогу днем: в узких улочках ориентироваться и при свете-то нелегко, что уж говорить про ночные часы. Свернув с оживленных бульваров, я словно оказалась в другом мире, который не менялся на протяжении сотен лет и даже не удосужился обзавестись фонарями. Карманный фонарик я припасла, но включать его не хотелось. Уткнувшись взглядом в землю, я брела по темным улицам. Время от времени навстречу попадалась такая же мрачная и призрачная фигура, в дальнем конце какой-нибудь кривой улочки порой мелькали яркие огни и слышались отзвуки шумного веселья на пьяцца Навона. Эта площадь - одно из самых посещаемых туристами мест, и некоторые кафе и рестораны открыты там всю ночь. Пьяцца Навона находилась всего в нескольких кварталах, но с тем же успехом она могла быть в нескольких милях. Свет не проникал в мрачные закоулки, по которым я бродила. Одна надежда, что местная полиция не спит и присматривает за предающимися бурному веселью туристами, а не рыскает по окрестностям в поисках взломщиков-любителей.

Наконец-то! Вот и дом номер 37 по улице Пяти Лун. Я на цыпочках прокралась вдоль стены к знакомой щели. Боже, ну и темень! Словно в пасти у тигра. Я шмыгнула в щель, высоко поднимая ноги, чтобы не споткнуться о невидимое препятствие. Кирпичная стена под пальцами осыпалась древней пылью и песком.

Возможно, в стене имелись окна, но я в этом сомневалась. К чему, скажите, нужны окна, если они выходят в темную кишку? Меня интересовали не окна, а дверь. Вот и она! Я включила фонарик, прикрыв его широкими складками плаща. На крепкой двери висел большой старомодный замок.

Любой подросток, у которого есть хотя бы крупица авантюризма, знает, как расправляться с замками. Я научилась этому искусству в десятом классе от школьного хулигана Пигги Уилсона. Он воровал велосипеды, но не ради денег, а просто чтобы покататься. Пигги был помешан на велосипедах... Для обычного замка прекрасно подойдут пара длинных и прочных вязальных спиц и еще одна металлическая штуковина с крючком на конце - помните, были когда-то такие приспособления для застегивания пуговиц на перчатках и обуви? Они существовали в стародавние времена, как и высокие туфли на пуговичках. Одну такую железяку я еще днем отыскала в дешевой антикварной лавке.

С помощью крючка и тонкой стальной спицы открыть замок легче легкого. Правда, в магазинчике могли оказаться еще засовы и цепочки, но черт с ними. Когда наткнусь на эту дрянь, тогда и стану ломать голову... Так, с замком разобрались... Я тихонько нажала на дверь, и та, к великому моему восторгу, подалась.

Честно говоря, мне бы в тот момент не захлебываться восторгом, а насторожиться. Могла бы догадаться, что имелись причины для столь ненадежного запора.

Эту причину я услышала прежде, чем увидела. Жуткий рык исходил, казалось, из глотки медведя-гризли - низкий гул, который весьма прозрачно намекал на скорую встречу с большими и острыми зубками.

Я включила фонарик и обомлела. Нет, это был не медведь-гризли и не какая-нибудь еще столь же безобидная зверушка. Передо мной стояла собака величиной с лошадь, черная как сам сатана (если, конечно, не считать полной пасти белых клыков). Небось слышали о собаке Баскервилей? Вот эта тварь меня и встретила. Правда, фосфоресцирующей морды у нее не было и слюна не капала, но что с того?.. На меня смотрел громадный доберман-пинчер, самая злобная сторожевая собака в мире.

Глава вторая

I

Теперь стало ясно, почему хозяева не оснастили дверь десятком замков и засовов. Непонятно, зачем они вообще ее запирали.

Я могла бы захлопнуть дверь и дать стрекача, время у меня было. И не сделала этого вовсе не потому, что дьявольски храбра. Просто у меня отказали ноги, а также все прочие члены. Несколько томительно долгих секунд мы с собакой разглядывали друг друга, и внезапно произошла странная штука. Пес все так же угрожающе рычал и скалил зубы, но хвост его вдруг слегка приподнялся и нерешительно вильнул...

Помещение, в котором я оказалась, было совсем небольшим. Скорее прихожая, чем комната. Цементный пол, голые стены... Да, невеселое жилище у этой собачки, тут поневоле станешь рычать и скалиться. Груда грязных мешков в углу да пара помятых оловянных мисок, причем обе пусты. На дне одной миски прилипли засохшие макаронины, - видимо, остатки собачьего пиршества. В другой, предназначенной для воды, стояла великая сушь.

Говорят, что южноевропейцы не столь сентиментальны в отношении животных, как американцы. Но я не раз замечала, как сердобольные римляне бросают куски еды бродячим собакам, а однажды видела, как угрюмый тип кормил консервами целую стаю кошек на Римском форуме. И, судя по всему, это был ежедневный ритуал, ибо полудикие создания вились вокруг его ног с влюбленным мурлыканьем... Человек, который ухаживал за этим злобным доберманом, явно не принадлежал к добросердечным римлянам. Этот негодяй даже не удосужился налить собаке воды!

Я сделала шажок вперед и заговорила тем сюсюкающим голоском, на котором обычно общаюсь с Дюком, одним моим знакомым ретривером.

- Бедненький мальчик, бедненький, poverino, плохие дядьки забыли дать тебе покушать? Сейчас, carissimo, сейчас, дорогуша, мамочка даст тебе водички.

Пес прыгнул.

Он бы опрокинул меня навзничь, если бы дружба со стариной Дюком не научила меня, как действовать в таких случаях. Доберман оказался сплошным надувательством. Это была вовсе не злобная тварь, жаждущая разорвать меня в клочья, нет, на меня кинулся соскучившийся по людям игривый пес... Кроткая овца в волчьей шкуре. Конечно, собаки, как и люди, бывают плохими и хорошими; и даже самого чудесного пса можно озлобить дурным обращением, но большинство из них гораздо лучше людей умеют прощать.

Я закрыла дверь, присела и обняла пса, заходившегося от радости в бешеном танце. Минуты две мы обнимались и целовались, так что я оказалась обслюнявлена с головы до ног. Наконец я уговорила своего нового приятеля позволить мне подняться. Первым делом надо было найти воду.

Вода отыскалась в маленькой каморке, где обитали раковина, унитаз и полчища тараканов. Я налила воды в собачью миску и с растущим негодованием стала смотреть, как пес жадно лакает. Он был ужасно худым. Наверное, его недокармливали в расчете на то, что в случае чего сжует незваного гостя. Что ж, тогда надо поискать еду...

Я не рассчитывала на большее, чем банка кофе и упаковка крекеров, - именно этим обычно перекусывают мелкие служащие. Но мне крупно повезло. В комнатке рядом с туалетом имелась плитка и поразительный набор деликатесов - консервированный паштет из гусиной печенки, копченые устрицы, банка дорогого английского чая и жестянка с изысканным печеньем, также доставленным с берегов Британии.

Паштет из гусиной печенки доберману очень понравился, а от копченых устриц он пришел в неописуемый восторг. В довершение я угостила его пригоршней печенья и пообещала себе, что если магазинчик окажется логовом преступников, то позабочусь, дабы хозяин бедного добермана получил срок на полную катушку.

Пока я осматривала лавку, пес следовал за мной по пятам и шумно дышал в спину.

Окна были закрыты тяжелыми металлическими ставнями, так что я могла без опасения воспользоваться фонариком. Впрочем, в торговом зале магазинчика я пробыла недолго, хотя с радостью задержалась бы кое у каких сокровищ. Большая часть мебели относилась к стилю барокко - роскошная отделка и много позолоты. Такая мебель все еще популярна в Италии. Кроме предметов мебели здесь была люстра из венецианского стекла, которая в семнадцатом веке, возможно, украшала герцогский дворец, а также полки с хрустальными, серебряными и фарфоровыми предметами. В одном из шкафчиков хранились драгоценности, но хватило одного взгляда, чтобы понять: ничего интересного здесь нет. Большинство предметов относилось к девятнадцатому веку, они были красивыми и дорогими, но не столь редкими, как уникальный Талисман Карла Великого.

Я вернулась в заднее помещение магазина.

Его оборудовали как кабинет: письменный стол, пара стульев с прямыми спинками и большая проржавевшая картотека. Пес лег на пол и принялся рассеянно жевать край потрепанного коврика. Я же занялась осмотром ящиков стола.

Там лежало то, что и должно было лежать: бумага, копирка, карандаши и тому подобное. Тогда я взялась за картотеку.

Главная трудность состояла в том, что я понятия не имела, что ищу. Обнаружить подробный план ограбления с именами исполнителей и поэтажными схемами музеев я, разумеется, не рассчитывала, но очень надеялась наткнуться на что-то этакое... На какое-нибудь имя или фразу, которая покажется зловещей моему подозрительному мозгу.

Самое удивительное, что я и впрямь нашла! Но не в картотеке.

В картотечном шкафу, как и в письменном столе, не было ничего примечательного. Папки с расписками от мастеров-реставраторов - краснодеревщиков, ткачей и так далее. Упоминалось также несколько ювелирных фирм. Я записала их названия, хотя и без особой надежды. Иногда антикварам, специализирующимся на ювелирных изделиях, требуется что-нибудь почистить или восстановить. Одна из фирм оказалась мне знакомой - авторитетное предприятие на Сикстинской улице. Судя по всему, сделки с ювелирами были открытыми и честными.

В одной из папок содержалось кое-что любопытное, правда, я вряд ли бы это заметила, если бы не жаждала ухватиться хоть за какую-нибудь ниточку. Папка была совсем тоненькой и, в отличие от всех остальных, сравнительно новой и чистой. В ней лежали листки со списками имен. И имен весьма примечательных - сплошь герцоги и графы, некоторых из обладателей титулов я знала лично, но называть их не стану - из предосторожности. Дабы, как говорится, не навредить невиновным. И самый главный "невиновный" - это я, ваша покорная слуга Вики Блисс. В моей жизни и так хватает неприятностей, будет очень некстати, если на меня подадут в суд за клевету...

Люди из списка были схожи в одном: у всех имелось то или иное старинное сокровище. К примеру, родословная графа N уходит корнями в десятый век, тем же временем датируются кое-какие предметы, хранящиеся в графском замке. Солонка работы Челлини мозолит глаза во всех книгах по искусству того периода.

Я с интересом и более внимательно проглядела список имен. Неужели все это - потенциальные жертвы? Впрочем, добыча лакомая, а частный дом гораздо проще ограбить, чем музей. Но это всего лишь гипотеза. Позвонить всем этим людям и попросить получше приглядывать за своими коллекциями нельзя - доказательств-то никаких. Кроме того, если все подделки такого же качества, как Талисман Карла Великого, я не смогу отличить их от оригиналов.

Тем временем доберману наскучило терзать коврик, и он устроился поудобнее, положив тяжелую голову мне на ногу, а я настолько расслабилась, что начала клевать носом. Какая, оказывается, у грабителей уютная и спокойная жизнь. Залезаешь в чужой дом, выбираешь креслице поудобнее, зовешь для компании милую собачку...

Стоп, Вики, в конце концов, не дрыхнуть же ты сюда заявилась! Может, чаю приготовить? Взбодриться... Я пошарила в кухонном закутке. Жестянка с дорогим английским чаем почти полная, я задумчиво повертела ее в руках и сунула обратно на полку. Обойдусь без чая. А вот печенье... Я с сомнением заглянула в ополовиненную коробку, до моего визита она была полной. А, ладно!.. Какая разница, все равно понятно, что ночью кто-то побывал в лавке. Конечно, печенье можно было списать на оголодавшего пса, но вряд ли он сумел бы вскрыть банку с копчеными устрицами...

Распрощавшись с печеньем, я отряхнула с рук крошки и вернулась в кабинет, чтобы в последний раз все осмотреть. Корзина для мусора пуста, в стопке бумаг на картотеке ничего интересного...

Пора уходить. Жаль, что не могу забрать с собой этого милого добермана. Я наклонилась, чтобы приласкать его на прощание. Пес увлеченно что-то жевал. Какой-то рисунок... Я высвободила листок из собачьей пасти и разгладила бумагу.

Это была корона. Но не одна из тех гигантских, пышных шляп из цветастого плюша, усыпанного драгоценностями, что надевают нынешние монархи, когда хотят наведаться в парламент, а настоящая корона - диадема из тончайшего витого золота. Крошечные цветы сплетались в чудесный орнамент, лепестки сделаны из бирюзы, лазурита и сердолика. Рисунок был черно-белый, но я прекрасно знала эту корону. Она насчитывала четыре тысячи лет, ее нашли в гробнице одной египетской принцессы. Похожая корона хранилась в нью-йоркском музее Метрополитен, но эта была из частной коллекции...

Я сунула рисунок в карман и направилась к двери. Пришлось немного поболтать с доберманом, прежде чем он меня выпустил. И хотя я снова наполнила миску водой и угостила пса остатками печенья, но все равно чувствовала себя виноватой. Последнее, что я увидела, перед тем как выключить фонарик, - укоризненный собачий взгляд. Дверь я запирать не стала. С какой стати заботиться о сохранности имущества грабителей?

Итак, я оказалась права. Магазин на улице Пяти Лун был настоящим бандитским логовом. И именно за этими людьми я охотилась. Возможно, для суда этот рисунок не улика, но только не для меня. Точного эскиза с указанием всех размеров и деталей для опытного мастера вполне достаточно, и, скорее всего, подделка Талисмана Карла Великого вышла из рук того же человека, которому заказали и копию древнеегипетской короны...

В гостиницу я вернулась в три часа ночи, избавившись по дороге от плаща и платка. Портье за стойкой послал мне скабрезную ухмылку. Замечательно! Если у этого типа на уме одни лишь грязные мысли, то ему никогда не придет в голову, что симпатичная молодая особа припозднилась из-за того, что добродетельно взламывала антикварный магазин.

II

Позавтракала я в постели. Завтрак был недурен, если не считать кофе. Не могу понять, почему народ, придумавший эспрессо и капуччино, так и не научился готовить другие разновидности кофе.

Утро стояло чудесное, как, впрочем, и любое другое весеннее утро в Риме. Фонтаны на Полукруглой площади сияли в лучах солнца. Я надела свой самый живописный туристский костюмчик в бело-красную полоску и нацепила темные очки, поскольку сегодня собиралась бросаться в глаза всем и каждому. Вряд ли владельцы магазина заподозрят в экстравагантной дамочке, которая явится к ним, давешнего взломщика...

Неторопливой походкой я шла по виа-дей-Коронари, заглядывая во все подряд магазины, и до улицы Пяти Лун добралась лишь к полудню.

В лавке торчала немецкая пара. Во всяком случае, беседовали они на немецком, если, конечно, можно назвать беседой эти оглушительные жизнерадостные вопли. Мадам щеголяла в цветастых брючках в обтяжку - явная ошибка с ее стороны. Несколько минут я внимала громогласным репликам. Дама оказалась коллекционершей. Из ее воплей я узнала, что она уже не один год собирает китайские нюхательные бутылочки, а то, что ей предлагают, не что иное, как мерзость, подделка, и вообще слишком дорого.

Продавец отвечал таким тихим голосом, что я едва различала слова. По тону было ясно, что ему глубоко плевать, купит gnadige Frau [9] бутылочку или нет. Через некоторое время это стало ясно и самой Frau. С негодующим возгласом она затопала прочь из магазина, муж засеменил следом, выкрикивая утешения.

Я заинтересованно уставилась на лампу в стиле барокко. Надежды, что продавец бросится мне на помощь, я не питала: его профессиональные способности оставляли желать лучшего. Так и есть! Окинув меня равнодушным взглядом, он прошел в дальний конец помещения, где и уселся с невозмутимым видом. Я неторопливо направилась туда же, оглядывая выставленные товары, - случайная покупательница, и только. Наконец я подняла на него глаза и чарующе улыбнулась:

- Buon giorno.

- Доброе утро, - буркнул он по-английски.

Я ждала продолжения - стандартной любезности торговца, какой-нибудь вежливой фразы, - но продавец помалкивал. Откинувшись на спинку стула, он с презрительной улыбкой разглядывал меня.

Не обязательно было услышать характерный рубленый говор, чтобы понять: передо мной англичанин. Чай и печенье, обнаруженные ночью, уже навели меня на мысль, что лавкой заправляет представитель именно этой славной нации. Да и внешность не оставляла сомнений. Продавец напоминал лорда Питера Уимси [10]: светлые волосы, бледная кожа, не тронутая южным загаром, легкое презрение, сквозящее в манерах. Нельзя сказать, чтобы у него был такой уж большой нос, но этот орган, казалось, занимал все лицо. Хотя продавец сидел, а я стояла, благодаря этому надменному носу создавалось впечатление, что его обладатель взирает на меня сверху вниз.

- Боже мой, - пискнула я, пошире распахивая глаза. - Как вы узнали, что я американка?

Улыбка стала шире.

- Дорогая моя! - процедил англичанин и опять замолчал.

Меня охватило желание отмочить что-нибудь такое, что смахнуло бы эту мерзкую презрительную улыбочку. Например, спросить, не торгуют ли они древнеегипетскими драгоценностями. Но я мужественно совладала с соблазном. Несмотря на благовоспитанную наружность, что-то в этом человеке подсказывало: с ним надо держать ухо востро. Руки, небрежно сцепленные на колене, были ухоженными, как у женщины; пальцы длинные и тонкие - такие еще именуют пальцами музыканта, хотя у большинства известных мне музыкантов руки, как у водителей грузовиков.

Я принялась нести вздор: мол, хочу сделать подарок жениху, который обожает старинные вещицы. Пока я плела эту чушь, холодные голубые глаза англичанина весело прищурились. Он махнул холеной рукой:

- Ну так выбирайте, вас никто не торопит. Если понравится какая-то штуковина, волоките сюда, и я вам все о ней расскажу.

- Спасибо. Можете не вставать, сэр.

- Я и не собирался.

Похоже, мне тут ничего не светило. Я раздумывала, что же предпринять дальше, когда из подсобки донесся шум. Поскольку Колизей находился всего в нескольких кварталах, на ум пришли львы и ранние христиане. Грохот, вопли, рычание...

Рычание...

Из-за занавеса, отделяющего зал магазина от задних помещений, вылетело какое-то существо и кинулось прямо ко мне... Доберман! Нет-нет, я о нем вовсе не забыла, просто мне и в голову не пришло, что днем он тоже болтается в лавке. И уж я точно не брала в расчет, что у моего нового приятеля такой острых слух и такая хорошая память...

Повинуясь какому-то смутному побуждению, я ухватилась за лампу в стиле барокко и упала. Лампа была тяжелой, но мне удалось сдвинуть ее с места, и она рухнула с полки с чарующим грохотом. Англичанин подскочил, изрыгая проклятья.

Лежа на спине, я извивалась и верещала во весь голос, а старый знакомый восторженно облизывал мне лицо.

- Помогите! Помогите! Спасите! Уберите пса, он загрызет меня! Он вцепился мне в шею!!!

Я скосила глаза. Англичанин двинулся в мою сторону, так аккуратно и неспешно переставляя свои английские ноги, словно на прогулке по Гайд-парку. Он что, не собирается спасать меня от разъяренной собаки Баскервилей?! Похоже, не собирается... Англичанин поднял лампу, нахмурившись, внимательно осмотрел и лишь потом оттащил в сторону пса. Он сделал это без каких-либо усилий, хотя животное весило килограммов сорок. - Значит, в шею, говорите? - презрительно вопросил он. - Вставайте, юная леди, и вытрите лицо. Вы повредили очень ценную лампу. Бруно!

Я решила, что он обращается к собаке, ибо бедное животное тут же рухнуло у его ног и съежилось от страха. Но Бруно оказался человеком, смуглым верзилой жуткого злодейского вида. Он ворвался в комнату, размахивая тяжелой дубиной. Англичанин успел перехватить грозное оружие, когда Бруно уже собирался опустить его на спину собаки.

- Остановись, тупица! - рявкнул он по-итальянски.

- Но эта свинья убить может! - огрызнулся Бруно. - Помнишь, как она напала на меня и порвала рубашку...

- Умный песик. Говоришь, порвал твою рубашку? Значит, у него отличный вкус. - Быстрый взгляд в мою сторону. - Оставь собаку в покое, кретин! Американцы помешаны на животных; если ты не успокоишься, эта дамочка натравит на нас полицию.

Слово "cretino" считается в итальянском особенно обидным оскорблением. Небритые скулы Бруно потемнели, глаза сузились, но через мгновение он пожал плечами, опустил палку и щелкнул пальцами:

- Ко мне, Цезарь!

Пес неохотно последовал за ним, согнув лапы и волоча брюхо по полу. От этой картины у меня сжалось сердце. Во время перепалки (я, разумеется, делала вид, что не понимаю ни слова) лицо англичанина хранило полную бесстрастность, и моя неприязнь к нему сменилась отвращением. Обычно англичане любят собак. Очевидно, на этот раз я столкнулась с каким-то уродом, вырожденцем. Как пить дать, криминальный тип!

Я с трудом поднялась на ноги - никто из мужчин и не подумал помочь - и отряхнула пыльную юбку.

- Лампа, - надменно произнес англичанин, холодно взирая на меня.

- Мои ребра, - так же надменно ответствовала я. - Только не надо нести вздор о том, что я должна заплатить за лампу. Считайте, что вам повезло, если я не подам на вас в суд. Как можно держать в доме такое опасное животное?

Некоторое время он молча стоял, сунув руки в карманы безупречно скроенного пиджака. О, этот субъект прекрасно владел собой! Секунды шли, и у меня возникло неуютное ощущение, будто в золотоволосой голове невозмутимого островитянина роятся самые разные мысли, в том числе и неприятные, а то и опасные для меня...

- Вы совершенно правы, - наконец процедил он. - Я должен принести извинения. Честно говоря, одних извинений с нашей стороны будет недостаточно. Думаю, вас нужно показать врачу, дабы убедиться, что вы ничего не повредили.

- Нет-нет, все в порядке, - поспешно отказалась я. - Со мной все хорошо, я не ранена, просто небольшое потрясение.

- Но ваша одежда!

Да что это с ним такое? Откуда такая заботливость? Я во все глаза смотрела на обаятельного молодого человека, которым вдруг обернулся высокомерный грубиян. Англичанин расцвел в улыбке, сверкнув ровными зубами.

- По крайней мере, вам нужно привести себя в порядок. Мы возместим вам ущерб. Прошу вас, сообщите свое имя и название гостиницы, и мы пришлем чек.

Проклятье! Ну надо же так попасться! За этой смазливой наружностью и показной грубостью таился острый ум. Англичанин элегантно и непринужденно загнал меня в угол. Мой маневр с лампой его не обманул: он прекрасно понял, что означало поведение собаки. Конечно, этот тип не мог быть уверен, что именно я наведалась ночью в магазин, но подозрения у него, несомненно, возникли. И если я откажусь назвать свое имя, подозрения сменятся уверенностью. Более того, с него станется устроить за мной слежку. Будь я на его месте, так бы и сделала. В любом случае он скоро узнает мое имя, так что врать нет никакого смысла. В конце концов, я не профессионал и вряд ли сумею улизнуть от безымянного соглядатая, который наверняка будет выглядеть так же, как и любой другой римлянин. Единственный разумный выход - правда. Может, моя искренность развеет подозрения этого типа?

Представляясь, я хлопала ресницами, хихикала и застенчиво вертела бедрами, словом, давала понять, что приняла его вопрос за предложение познакомиться поближе. Англичанин в ответ на мой спектакль выдал свой - утрированная пародия на мужское самомнение. Он разве что усы не подкрутил, да подкручивать было нечего. Я бы непременно расхохоталась, не растеряй к тому времени все свое чувство юмора. Ну не идиот ли?! Вообразил, будто дамочка, которая только что валялась на полу, дрыгая ногами и вопя как резаная, станет строить ему глазки!.. Впрочем, что взять с мужчин, все они одним миром мазаны. Да и я не виновата, что в любом виде способна разить наповал.

По дороге к пьяцца Навона я как следует подумала, и мое тщеславие слегка завяло. С какой стати я вообразила, будто англичанин клюнул на мои прелести? Да эта холодная камбала вполне могла разыграть ответный спектакль, лживый от начала до конца. Я вздохнула, но тут же снова преисполнилась надежды. Такой уж характер - отчаяние не для меня. В конечном счете этот эпизод вовсе не был катастрофой. Вполне возможно, даже наоборот... Ведь мое расследование зашло в тупик, а теперь преступникам придется самим сделать ход.

И я была права! Во всем, кроме одного. Я полагала, что проверять меня они станут день-два, и немедленных неприятностей не ждала. Уж точно не раньше наступления темноты. А эти негодяи схватили меня на Римском форуме, прямо под носом у тысяч туристов.

Глава третья

Мне снились спагетти. Когда я проснулась, то во рту еще чувствовался вкус чеснока. Вскоре я обнаружила, что чеснок тут ни при чем: вкус исходил от тряпки, которой был заткнут мой рот. Мне не только заткнули рот, но и глаза завязали, спеленали запястья и лодыжки. Я не могла двинуться, я не могла видеть, я не могла орать, да и дышать было не очень-то легко. Чеснок мне нравится, но только не в виде грязной тряпки.

Голова раскалывалась, в желудке неприятно посасывало, в основном, наверное, от страха, но, возможно, и от того снадобья, которое в меня впихнули.

Именно повязка на глазах повергла меня в панику. Однажды, лет в двенадцать, я убежала из дома и забралась в пещеру, которую отыскала среди холмов. Проснулась я в кромешной тьме и целую минуту не могла понять, где нахожусь. Это был настоящий ужас. До сих пор снятся кошмары. А сейчас все было еще хуже: на этот раз я точно знала, что во мраке таится опасность. Какое-то время я старательно корчилась и извивалась, пытаясь вырваться из пут, - не знаю уж, как долго, мне казалось, что целую вечность. Потом успокоилась и взяла себя в руки. Так я только ухудшу свое положение, а моя единственная надежда заключалась в том, чтобы не терять голову.

Я прекрасно сознавала, что со мной случилось, но никак не могла взять в толк, как мерзавцам удалось схватить меня. Последнее, что я помнила, - это солнечный свет на изъеденной ветром и временем единственной колонне Фоки [11] рядом с ростральной трибуной, солнечные зайчики на чудесной триаде храма Диоскуров. Темные сосны и кипарисы Палатинского холма чудесно оттеняли величавые руины.

Палатин... Да, именно так... Я забралась на холм по мощеному склону, к самым развалинам императорских дворцов... А после пустота...

Я заставила себя вернуться к началу событий.

Выйдя из антикварной лавки на улице Пяти Лун, я пообедала в одном из уличных ресторанчиков на пьяцца Навона. За соседними столиками сидели исключительно туристы: молодая французская пара, яростно спорившая из-за денег; семейство громогласных немцев; несколько американцев со Среднего Запада, которые с такой жадностью поглощали спагетти, словно страдали дистрофией, чего о них сказать никак нельзя. Я могла поклясться, что за мной никто не следил. Площадь, как всегда, была забита народом. Знаменитые Реки, создание великого Бернини, изливали свои воды, и несколько оборвышей с гоготом плескались в фонтане, пока не появился полицейский и не выгнал их оттуда. На другой стороне площади устремлялись в небо витые башни церкви Святой Агнессы. По кругу площади с ревом неслись машины и мотоциклы, напоминая о гонках римских колесниц по стадиону Домициана в старые недобрые времена. На месте античного стадиона теперь площадь, но дух скорости все еще витает здесь.

Покидая ресторан, я внимательно оглядела пешеходов, но, увы, как и ожидала, никого подозрительного не увидела. Это вовсе не означает, что меня никто не преследовал, - разумеется, преследовали. Меня всегда преследуют... Один коротышка, который едва доставал мне до плеча, семенил по пятам целых полмили. И всякий раз, когда я оглядывалась, физиономию его искажал кошмарный оскал, - должно быть, бедняжка считал свою гримасу неотразимой улыбкой. У этого обожателя имелся соперник - парень на мотороллере. Он катил за мной несколько кварталов и непрерывно вопил какую-то бессмыслицу. "Что скажешь, детка?" - по-моему, так. В конце концов он врезался в толстого полицейского, который и пресек его ухаживания.

Да уж, знаменитая итальянская пылкость дает отличный предлог для слежки за одинокой женщиной. Но все мои воздыхатели отстали после того, как я купила билет на Римский форум.

Я отправилась на Форум, потому что это практически единственное место в Риме, открытое в середине дня. Кроме того, среди руин можно найти уединенное местечко, чтобы посидеть в тиши и составить план дальнейших действий. Увы, такая же мысль посетила еще кучи людей. Форум был переполнен желающими пожариться на послеполуденном солнышке.

Поэтому я и полезла на Палатинский холм - в поисках тени и уединения в этом лабиринте из развалин. На Палатине находилось самое первое римское поселение, и с тех пор там все время что-то строили. Вот я и заблудилась. Да кто бы не заблудился? Так что я понятия не имела, где нахожусь, когда меня схватили. Низкие стены из крошащегося кирпича и какие-то чахлые кустарники - последнее связное воспоминание, если не считать мелькнувшее угрюмое смуглое лицо и укол в плечо. Набравшись наглости, они вполне могли оттащить меня вниз у всех на виду. Публика наверняка бы решила, что вот еще кого-то хватил солнечный удар...

Итак, с тем, как я сюда попала, все ясно; теперь неплохо бы выяснить, где нахожусь. Из всех чувств в моем распоряжении остались только слух и обоняние. Я энергично втянула в себя воздух. Без толку: кроме запаха чеснока, ничего не унюхала. От ушей поначалу было не больше пользы, но вскоре послышался скрежет. Замок! Кто-то открывает замок...

Я замерла, постаравшись принять ту же позу, в какой меня бросили. Судя по звукам, я лежала лицом к двери комнаты... или шкафа... или погреба... в общем, неважно. Вслед за скрипом двери мужской голос произнес по-итальянски:

- Она еще спит. - Странный выговор, похож на грубый римский диалект, только еще более неотесанный.

Затем раздался смех, омерзительный смех, от которого по спине у меня побежали мурашки. Другой голос сказал нечто такое, что я не решаюсь повторить. Ключевого, слова я, правда, не поняла, - наверное, какой-то местный жаргон, - но смысл был более чем прозрачен.

- Нет, - с сожалением возразил первый. - Это запрещено. Ее нужно лишь допросить.

- Такую красотулечку я допросить не откажусь, - снова захихикал злодей номер два.

До чего ж противный смех. Воображение услужливо нарисовало портрет весельчака: низенький, коренастый, с жирными черными волосами и ртом, как у жабы, - широким, безгубым и слюнявым.

- В конце концов, - добавила "жаба", - кто об этом узнает и кого это волнует? Говорить она от этого не разучится, ведь так, Антонио?

Некоторое время они обсуждали эту животрепещущую тему. Я с большим интересом внимала их спору. Наконец ушли. Ф-фу... Впрочем, рано радоваться: Антонио хоть и не соглашался с коротышкой, но голосу его недоставало убедительности. Странно, меня гораздо больше беспокоил именно он, а не безымянный похотливый напарник. Ладно, всему свое время... Если они решат-таки "допросить" меня, я забуду обо всех правилах приличия и завизжу так, что у них барабанные перепонки лопнут. К чему корчить из себя героиню, правда? Господи, до чего же мерзкий голос у этого похотливца...

Дверь снова отворилась. Я распахнула рот и заорала. Точнее, попыталась распахнуть рот и заорать. Беда в том, что я начисто забыла о чесночном кляпе. Раздалось лишь сдавленное жалкое бульканье, а шаги стремительно приближались. Чья-то рука сграбастала меня за шкирку с такой легкостью, словно я была не взрослой женщиной весьма ощутимых габаритов, а худосочным младенцем. Человек перебросил меня через плечо, и бодрой рысью мы куда-то помчались. Я извивалась изо всех сил, норовя лягнуть тюремщика, и мне это почти удалось - человек пошатнулся, распластал меня на какой-то гладкой поверхности и навалился сверху.

- Перестань дергаться! - прошипел в ухо голос, показавшийся знакомым. - Может, снова хочешь пообщаться с Антонио и милягой Джорджо?

Знакомым был не только голос, но и запах хорошего мыла, аромат дорогого табака, да и накрахмаленный воротничок, впившийся в шею, наводил кое на какие догадки. Тем не менее я продолжала извиваться, словно взбесившееся пресмыкающееся. Вовсе не потому, что мне было неприятно столь близкое соседство господина с утонченными вкусами. Нет, просто-напросто я не могла дышать. Согласитесь, любому человеку требуется хоть немного кислорода, а как его получить, если твой рот забит тряпкой, а нос прижат к плечу незнакомца? Тюремщик сообразил, чем вызваны мои конвульсии, и слегка ослабил хватку. Сильные пальцы развязали узел кляпа, и я с наслаждением выплюнула грязную тряпку и с шумом втянула в себя воздух. Но в ту же секунду губы спасителя заткнули мне рот не хуже кляпа.

Первую минуту поцелуй имел лишь практическое значение - мой рот и в самом деле требовалось заткнуть, поскольку неподалеку уже шныряли Антонию с Джорджо. Их голоса раздавались так отчетливо, словно они находились всего в нескольких футах, но, честно говоря, нелегко сосредоточиться на перемещениях бандитов, когда тебя целуют...

Как водится у поцелуев, он был незабываемым. К великому моему стыду, губы предали свою хозяйку и ответили на поцелуй... гм, почти сразу... Ладно, пусть это будет на их совести. Практичный поцелуй быстро превратился в восторженно-страстный, и без ложной скромности скажу, что мой вклад нельзя назвать ничтожным.

Впрочем, как только стихли торопливые шаги Антонио и Джорджо, поцелую настал конец. Рядом с моим ухом зазвучал скорее веселый, чем страстный шепот:

- Спасибо, было очень мило... Нет-нет, помолчи. Я не намерен отвечать на твои вопросы, поэтому не стоит зря тратить время. Надо вытащить тебя отсюда. Джорджо - чертовски неприятный малый, мне отвратительна мысль, что ты будешь тратить на него свои... таланты. Кроме того, у моего начальства могут возникнуть кое-какие замыслы... Молчи! Ты не можешь считать себя в безопасности, пока мы не выйдем из дома. Так что слушайся меня, если не хочешь угодить в лапы Джорджо! Уж тогда он точно осуществит свою подлую мечту. Capisce, signorina dottoressa? [12]

- Откуда вы узнали? - начала я. Его губы коснулись моих. Но на этот раз не задержались.

- Я же сказал - заткнись! Не воображай, будто я стану отвечать на твои вопросы. Так как? Будешь слушаться или натравить на тебя Джорджо?

Не думаю, чтобы он действительно выполнил угрозу, но я не собиралась испытывать судьбу. В этом вкрадчивом голосе таилось что-то безжалостное.

- Ладно, - покорно сказала я.

- Хорошо. Я тебя развяжу, но ты не должна снимать с глаз повязку. Ты мне обязана своей жизнью или, по меньшей мере... в наши дни употребляют слово "добродетель"? Сомневаюсь. А о девственности, разумеется, речь не...

- Хватит! - раздраженно зашептала я. - Согласна. Полагаю, вы прикажете мне не совать нос куда не надо?

- Именно. Ты ведь, в сущности, ничего не знаешь, иначе не заявилась бы в лавку как последняя дура. Хочешь дельный совет? Отправляйся-ка домой и копайся в книгах, как и полагается порядочному ученому. Приличная профессура не изображает из себя бестолковых сыщиков. А теперь пошли. И бога ради, не шуми!

Во время своего монолога (а этот дьявол большой говорун) он перерезал веревки на ногах и руках и принялся растирать мои конечности.

Пока он трепал языком, я пыталась выяснить как можно больше о том месте, где мы находились. Это оказалось совсем нетрудно. Ощущение замкнутого пространства, запах пыли, а также шторы, движение которых я ощущала... Мы прятались за тяжелыми портьерами, бархатными или плюшевыми, в той же комнате, где меня держали в плену. Теперь понятно, почему Джорджо и Антонио не видели нас... Вот только почему они не заглянули за шторы?.. Бестолковые нынче бандиты...

Я могла бы отпустить немало остроумных и жизнерадостных замечаний в адрес своих тюремщиков, но, по правде говоря, с запасами жизнерадостности наблюдались проблемы. Я не впервые очутилась в опасном переплете, вообще-то мне доводилось бывать в местах и похуже, но нельзя сказать, чтобы я к этому привыкла. И вряд ли когда-нибудь привыкну. Сейчас меня одолевало острое желание во что бы то ни стало выбраться из этой переделки живой. А потом... ну тогда и решу, что потом.

Поэтому я позволила обнять себя за плечи и в покорном молчании потрусила туда, куда меня подталкивала сильная рука. Поразительно, как много можно узнать об окружающей обстановке, даже если ни черта не видишь. Возьмем, к примеру, пол. Этот был гладким и немного скользким, - вероятно, хорошо отполированное дерево. А вот ковер... Я могла даже сказать, что это не одно из тех пушистых синтетических покрытий, которые сейчас в моде. Нет, ткань под ногами была тоньше, структурнее, а в одном месте я даже обо что-то споткнулась. Может, восточный ковер с бахромой?

Во всяком случае, уже через несколько секунд стало ясно, что мы находимся отнюдь не в дешевой квартирке. Запах воска и лака, общее ощущение простора, шаги, отдающиеся эхом, - все это наводило на мысль о большом и, быть может, даже роскошном доме. Некоторое время мы шагали по мрамору, - по крайней мере, под ногами ощущалось что-то твердое и скользкое. Мы все шли и шли. Безразмерное какое-то помещение... Уж не музей ли?..

Мой спутник хранил молчание. Его рука крепко держала меня, пальцы обхватили предплечье с силой, которая была красноречивее любых слов. Один раз я услышала далекие голоса, в другой он остановился и втолкнул меня в маленькое тесное помещение, пока вдали не стихли шаги.

Чем дальше мы шли, тем увереннее я себя чувствовала. Храбрость мало-помалу возвращалась, о любопытстве уж и не говорю, оно никуда и не пропадало. Где же мы находимся? Наверное, все-таки музей, что же еще?

Долгожданный шанс взглянуть на окрестности я получила, когда мы добрались до ведущей вниз лестницы. Насчет лестницы я поняла, лишь когда странный тюремщик подхватил меня на руки и начал спускаться. Видимо, ему проще было тащить меня, чем регулировать мое движение по ступенькам. Тем не менее меня не покидало чувство, что ему просто понравилось таскать меня на руках. Упускать такой случай было нельзя. Я обвила его шею и уткнулась лицом в плечо.

Он засмеялся, точнее, выпустил струю воздуха в мое левое ухо. Я ласково пощекотала ему шею. До омерзения сентиментальный жест. Странно, но ему эти телячьи нежности пришлись по душе. Он, конечно, может хоть пеной изойти, отрицая это, но я-то знаю правду...

Лестница осталась позади, но он и не думал меня опускать. Теперь мы шли по совершенно пустынному коридору с мраморным полом и зеркалами на стенах. Можете поверить, там были зеркала: я видела их собственными глазами. Точнее, единственным глазом, поскольку лишь чуть-чуть сдвинула повязку.

Коридор все тянулся и тянулся. Время от времени зеркала сменялись полотнами в массивных рамах. До сих пор мне не доводилось разглядывать великие творения с такого ракурса: перед моим глазом мелькали ноги, края развевающихся одежд и трава с камнями, служившая фоном.

Галерея была очень длинной. Когда мы добрались до конца, мой галантный тюремщик-спаситель совсем запыхался. Справедливости ради следует сказать, что дыхание у него сбилось не только от усталости: руки и рот у меня были свободны, и я в полной мере пользовалась ими. Повязку я предусмотрительно вернула на место, поскольку увидела все, что хотела.

Мы прошли через вращающуюся дверь - я слышала ее тихий шорох - и очутились в Другом, более узком коридоре, где стоял слабый запах кухни. Здесь меня наконец поставили на ноги. Продолжая обвивать руками шею спасителя, я доверчиво подняла незрячее лицо... И, как оказалось, очень кстати. Для него. Кулак точным ударом опустился на мой вздернутый подбородок...

Очнулась я в такси, голова покоилась на плече дьявола. Поначалу я не поняла, что это такси: мимо проносились огни, напоминавшие длинные языки пламени.

- Просыпайся, дорогая, - сказал знакомый голос. - Вставай, прекрасная луна, и затми завистливое солнце... Ну что за девушка!

Я повернула голову и увидела улыбающуюся физиономию. Именно ее я и предполагала увидеть. Давешний высокомерный англичанин... Кончик его носа щекотал мне щеку... Память вспышкой осветила мое сознание, и с яростным криком я накинулась на мерзавца. Англичанин лишь рассмеялся и поцеловал меня. Я не сопротивлялась. Нельзя же терять достоинство.

Покончив с поцелуями, он отстранился и критически осмотрел меня:

- Не так плохо. Юные дамы после ночных приключений выглядят утомленными, так что ничего странного в этих темных кругах под глазами нет. Не могу передать, какое я получил удовольствие.

- На вашем месте я и пытаться не стала бы! Где мы?

- У твоей гостиницы. Как думаешь, ты способна передвигать ногами самостоятельно?

Я разогнула конечности. Он поспешно отодвинулся, и я улыбнулась, точнее, оскалила зубы.

- Не бойтесь. Не стану я вас лягать, много чести. Хотя получила бы невыразимое наслаждение... Ну да ладно. Да, передвигать ногами, как вы изящно выразились, я способна. Ваши объятия могут деморализовать кого угодно, но только не меня.

- До чего же острый язычок! - восхитился англичанин. - Ум в сочетании с красотой... Ладно, любовь моя, сегодня тебе повезло, но я настоятельно советую завтра же утром покинуть Рим.

Такси остановилось. Англичанин открыл дверцу и вылез из машины, прежде чем я смогла придумать достойный ответ. В распахнутую дверцу нырнула холеная рука, ухватила меня за шкирку и бесцеремонно вытащила на свет божий.

Мы действительно находились перед моей гостиницей, одним из тех роскошных зданий эпохи Возрождения, которых полным-полно в Риме. На форме швейцара было больше позолоты, чем на каком-нибудь церковном куполе. Вытаращив глаза, швейцар пялился на меня, словно ему явился призрак.

Я вздохнула. И впрямь, наверное, призрак... Еще бы! Сначала мне вкололи какую-то пакость, потом связали, держали взаперти черт знает сколько времени, а напоследок еще и дали в челюсть. Выгляжу небось оборванкой... Ага, не беззащитная, но гордая героиня, угодившая в жуткую историю, а заурядная пьянчужка...

- Buona notte, carissima, - проворковал ненавистный блондин. - Grazie, per tutto [13]...

Он разжал руки.

Я сделала шаг, покачнулась и ухватилась за удачно подвернувшийся фонарный столб. Таксист ухмыльнулся. Улыбка англичанина стала еще шире и еще ядовитее. Я повернулась и с достоинством... шатаясь из стороны в сторону, под внимательными взглядами швейцара, двух коридорных, горничной, трех таксистов и нескольких десятков туристов начала взбираться по роскошным ступеням отеля "Бельведер".

Мне следовало чувствовать себя униженной и оскорбленной, но я улыбалась, пусть и слегка кривоватой улыбкой - нещадно ныла челюсть. Неприятные часы, которые пришлось пережить, стоили того. У меня наконец-то появилась зацепка. И какая зацепка!

Глава четвертая

I

На следующий день гостиничный персонал сменился, но новым коридорным и горничным явно поведали о непотребном поведении одной из постоялиц. Дюжий малый, доставивший завтрак, ретировался лишь после того, как я испепелила его самым злобным взглядом, какой только нашелся в моем актерском арсенале. Парень выскочил из номера, едва не заработав косоглазие от любопытства. Я с кряхтеньем вылезла из кровати, проковыляла к двери и повесила табличку "Не беспокоить".

Для начала нужно было выпить кофе, много кофе. Вот я и выхлебала целую пинту, а потом набросилась на еду. Через полчаса я уже полностью пришла в себя, разве что подбородок все еще ныл, и напоминания, кто тому причиной, не требовалось.

Вообще-то я должна быть благодарна нахальному англичанину, я и была благодарна. Примерно такую же благодарность испытываешь к зубному врачу, который только что запломбировал огромное дупло без анестезии. Этот человек избавил меня от туманной, но явно неприятной участи. Более того, улыбчивый дьявол каким-то образом умудрился обратить все в фарс, ведь просто невозможно всерьез поверить в заговор, если в нем принимает участие такая экстравагантная личность, как... Господи, я даже имени его не знаю! Что ж, этот тип превратил расследование в личную дуэль. Теперь я сгорала не столько от желания поймать преступников, сколько жаждала свести счеты с... Черт!

Полагаю, нет необходимости говорить, что я не имела ни малейшего намерения внять совету англичанина и поскорее убраться восвояси. Если улыбчивый негодяй все это подстроил, он не мог бы избрать более надежного способа вынудить меня остаться. А благодаря его мужскому самомнению и тщеславию у меня теперь был след!

Мои представления о старинных драгоценностях нельзя назвать профессиональными. Талисман Карла Великого я узнала только потому, что оригинал хранился в нашем музее, а корона египетской принцессы слишком знаменита. Но в живописи я толк знаю. В той длинной галерее мне удалось разглядеть лишь нижнюю половину полотен, но этого оказалось вполне достаточно. Босая юная крестьянка - конечно же, "Мадонна холмов" кисти Мурильо. Эти изящные ножки не спутаешь ни с какими другими, так же как и пейзаж, служащий фоном в "Святой Цецилии" великого Рафаэля. А третью картину даже вспоминать не требовалось. Согласно легенде, святого Петра распяли вниз головой. Соларио именно так его и изобразил. Я прекрасно разглядела святого Петра с развевающимися седыми волосами и бородой. Он выглядел куда более безмятежным, чем я по возвращении вчера в отель.

У меня оставался единственный вопрос: кто владелец бесценных полотен? Запомнить, где находятся все шедевры, просто невозможно. Разумеется, общеизвестно, что "Пиета" хранится в соборе Святого Петра, а "Мона Лиза" - в Лувре, но Рафаэль написал целую прорву святых и мадонн. Впрочем, большой сложности эта проблема не представляла. Надо лишь добраться до библиотеки или какого-нибудь музея и полистать каталоги живописи.

Чувствуя себя Шерлоком Холмсом и мисс Марпл сразу, я выскочила из постели и, напевая, отправилась в ванную. Все складывалось просто прекрасно.

Когда я вышла из гостиницы, солнце стояло уже высоко. Следовало поторопиться, поскольку многие римские музеи во второй половине дня закрыты. Но я помедлила, чтобы полюбоваться открывшимся видом - ломаной линией черепичных крыш и витых башенок. Вдали, на фоне голубого неба, словно гигантский воздушный шар, парил купол собора Святого Петра.

В Риме огромное множество музеев, но я ни минуты не колебалась, выбирая, куда направить свои стопы. В галерее Кончини собрана изысканная коллекция драгоценностей, и в любом случае я намеревалась туда наведаться - слишком уж заманчивое для грабителей место. В Ватикане сокровищ побольше, но маленький частный музей куда уязвимее и доступнее.

Я торопливо спустилась по Испанской лестнице между огромными бадьями цветущих азалий и глазеющими туристами. Те, что помоложе, расположились прямо на ступенях, распивая пиво или кока-колу. Торговцы предлагали дешевые имитации драгоценностей и кожаные поделки, крикливые чичероне сновали в толпе, выискивая доверчивую жертву. Вокруг царили веселье и шум. Галдеж стоял оглушительный, лица мелькали как в калейдоскопе. Лишь по чистой случайности я углядела физиономию, которая показалась мне знакомой, и даже споткнулась от неожиданности.

Это был Бруно! Конечно, я могла обознаться, в Риме полным-полно смуглых, коренастых крепышей, и все же это был именно Бруно, тот самый тип из лавки, обидчик моего приятеля-добермана, готова поклясться! Человек не обращал на меня никакого внимания, и вскоре я потеряла его из виду. Однако эйфория моя слегка поутихла. Неприятная встреча напомнила, что напасть на меня не составит никакого труда, поскольку в лицо я знаю лишь Бруно и этого мерзкого англичанина. Глупо ожидать, что у всех моих врагов физиономии закоренелых преступников: низкий лоб, неандертальская челюсть и маленькие злобные глазки. Достаточно вспомнить того золотоволосого типа - более респектабельную наружность еще поискать. Кроме того, мои преследователи запросто могли замаскироваться под... ну хотя бы вон те монахини, чем не маскировка? Или гогочущие туристы... Ох, один из них направляется прямо ко мне! Человек с фотоаппаратом на груди спросил, как пройти к Колизею, и зашуршал картой. Я же, как последняя дурища, со всех ног рванула прочь. Бедняга так и застыл с открытым ртом.

Галерея Кончини находится неподалеку от Пинцианского холма. Я предпочитаю не уточнять ее местонахождение, да и название это, признаюсь, вымышленное. Мотивы моей скрытности станут ясны из дальнейшего повествования.

До галереи я добралась без происшествий, как мог бы сказать романист, если, конечно, не считать того, что едва не угодила под колеса "фольксвагена". Галерея была открыта. Мои несчастные ноги, и без того утомленные долгим подъемом на холм, заныли от одного вида высоченных ступеней длинной изогнутой лестницы, но я все-таки мужественно вскарабкалась наверх и нырнула под прохладную темную сень вестибюля. Маленькая старушка, сидевшая в зарешеченной клетке, сообщила, что библиотека находится на втором этаже, и взяла с меня пятьсот лир.

Чтобы дойти до лифта, пришлось миновать несколько залов. Только сильное чувство долга не позволило мне задержаться у превосходной коллекции картин пятнадцатого века, в том числе у великолепного Мазаччо, которым я давно восхищалась.

Ледяной взгляд библиотекарши смягчился, когда я показала свою визитную карточку. По настоянию Шмидта я заказала целую кучу картонок с моим полным именем и званием, которое на немецком выглядит весьма внушительно. Упоминание мюнхенского Национального музея открыло доступ к библиотечным полкам.

Помещение оказалось довольно большим. Когда дворец Кончини еще служил по назначению, в этой комнате был салон. В библиотечном зале сидел лишь один человек - маленький лысый старичок в огромных очках. Он даже не взглянул на меня, когда я прошла мимо него на цыпочках. Нагрузившись каталогами римских коллекций живописи, я устроилась за соседним столом. Понадобилось всего лишь полторы минуты, чтобы найти то, что меня интересовало. На всякий случай я проверила все три картины, но это было лишнее. Полотно Мурильо, как и два других, было из коллекции графа Караваджо.

От радости я с шумом захлопнула книгу. Такого грохота эта сонная комната не слышала, наверное, со времен светского салона. Старичок покачнулся, словно неваляшка, которую сильно толкнули. Несколько мгновений мне казалось, что он опрокинется и шмякнется лицом об стол. Как в фильме Хичкока... В таком месте можно умереть и этого никто не заметит. Наконец старичок перестал раскачиваться и снова согнулся над своими фолиантами. Я тихой мышью выбралась из-за стола и заскользила к библиотекарше.

Вопрос, нельзя ли побеседовать с директором, вверг бедную женщину в прострацию, словно я сообщила о своем желании провести ночь с Папой Римским. После долгих уговоров она все же снизошла до телефонного звонка, сняла трубку и что-то страстно зашептала в нее. С каждой секундой ее лицо вытягивалось все больше.

- Вас примут! - благоговейно прошелестела она, возвращая трубку на место.

Кабинет директора располагался этажом выше. Мне позволили воспользоваться служебным лифтом, дверь которого выходила прямо в приемную.

В приемной меня встретил бородатый статуеподобный человек. Я уже собиралась смиренно приветствовать его, но тут обнаружила, что передо мной отнюдь не директор, а всего лишь секретарь. Господи, каков же тогда директор! Секретарь предложил мне стул, и целых двадцать минут я предавалась блаженному безделью, дожидаясь аудиенции. Наконец человек-статуя подал мне знак.

Резная дверь черного дерева у него за спиной сама по себе представляла предмет искусства. Он с поклоном ее отворил, и я проникла в святая святых. К этому времени мои ноги отдохнули, маяться без дела надоело, а здешняя церемонность сидела в печенках. Так что я ворвалась в директорский кабинет без всякого почтения. Подбородок вздернут, взгляд надменен, - словом, берегись, чинуша! Но в следующую секунду от моей воинственности не осталось и следа. За столом я увидела... женщину.

Да-да, женщину. Мы живем в мужском мире, и ни в одной стране мужской шовинизм не свирепствует с такой силой, как в Италии, и все же я ни на мгновение не подумала, что передо мной секретарша. Господи, да эта особа будет командиршей везде, куда ее забросит судьба...

Признаюсь, я сама сторонница шовинизма, женского конечно. А потому директорша должна была вызвать во мне всплеск теплых чувств, особенно после бородатого истукана в приемной. Мужчина в подчинении у женщины! Бальзам на мою эмансипированную душу. Но никаких теплых чувств я не испытала, более того, невзлюбила эту особу с первого взгляда. И для этого имелись все основания. Директорша смотрела на меня так, словно перед ней была редкая разновидность постельного клопа. С омерзением и удивлением, вот как она смотрела.

Обстановка кабинета призвана была повергать посетителей в священный трепет. Высокие окна, украшенные золотыми гирляндами и фестонами, выходили на террасу, тесно заставленную кадками с кустарниками и цветами. Висячий сад, да и только! Персидский ковер на полу был огромен - роскошная смесь кремового и желтого, бирюзового и розового. Стол мог украсить экспозицию любого музея, а картины на стенах были лучшими творениями великих мастеров.

Но дама за столом не нуждалась в подобном фоне, она выглядела бы внушительно даже на замызганной кухне. Чернота шевелюры наводила на мысли об искусственном происхождении столь радикального оттенка, лицо холеное, но время оставило на нем свой безжалостный след. Даме можно было дать никак не меньше сорока, а то и много больше. Профиль безупречный, такие встречаются на древних римских монетах. Словно желая продемонстрировать свое сокровище посетителю, директриса сидела боком к двери, неподвижный взгляд устремлен в окно.

Тихое бормотание секретаря за моей спиной кое-что прояснило.

- Principessa. Direttoressa...

Теперь понятно. Последняя представительница рода Кончини все еще цеплялась за родовой дворец.

Директриса явно хотела, чтобы я почувствовала себя идиоткой-переростком из варварской страны, и преуспела в этом. Неуклюже загребая ногами, которые, казалось, выросли на несколько размеров, я заковыляла к столу, и одновременно в душе росла ненависть к этому идеальному римскому профилю. А вот и стол... Хорошо хоть не упала по дороге, не порадовала мымру. Я огляделась в поисках стула. Размечталась...

Княгиня Кончини дала мне ровно тридцать секунд (я сама их отсчитала), а затем нарочито медленно повернулась. Полные губы изогнулись в легкой улыбке. Тут невольно вспомнишь о загадочных улыбках, навеки застывших на губах греческих и этрусских статуй, хотя многие находят эти улыбки не столько загадочными, сколько зловещими.

- Доктор Блисс? Рада приветствовать юную коллегу. Ваш руководитель, профессор Шмидт, мой старый знакомый. Надеюсь, с ним все в порядке?

- Как всегда безумен, - ответила я хрипло.

Ненавижу свой рост! Эта подлая особа наверняка специально заставляет меня торчать каланчой посреди своей роскошной комнаты... Высмотрев в углу изящный экземпляр восемнадцатого века с бесценным игольным кружевом на сиденье, я без раздумий промаршировала через комнату, подтащила стул и села.

Мгновение хозяйка холодно взирала на меня с приклеенной улыбкой, затем губы дрогнули и она рассмеялась. Это был очаровательный смех, низкий, грудной, исполненный искреннего веселья.

- Очень рада, - повторила она. - Вы правы, профессор Шмидт безумен, и именно поэтому друзья так его любят. Могу я вам чем-нибудь помочь или это просто визит вежливости?

Должна признаться, дама меня обезоружила.

- Я бы не стала отнимать у вас время визитами вежливости. Если позволите, княгиня, я расскажу вам довольно необычную историю...

- Мы же коллеги. Называйте меня Бьянкой. А вы?..

- Вики. Спасибо... Эта история может показаться столь же безумной, как и истории профессора Шмидта, кня... Бьянка. Но она правдива от первого до последнего слова.

И я рассказала ей все... почти все. Бьянка внимательно слушала, опершись подбородком о тонкую, украшенную кольцами руку, черные глаза не отрывались от моего лица. В ее взгляде то и дело мелькали искры, а когда я замолчала, красивые губы снова раздвинулись в веселой улыбке.

- Дорогая моя...

- Я же предупреждала, что история покажется вам безумной.

- Так оно и есть. Если бы у вас не было столь безупречных рекомендаций... Но я хорошо знаю профессора Шмидта. Признайтесь, Вики, все это очень в духе нашего дорогого профессора.

Я удрученно рассмеялась:

- Да, но...

- Какие у вас аргументы? Мертвец? Но, насколько я поняла, человек этот умер естественной смертью. Копия экспоната из вашего музея? Однако где уверенность, что ее собирались использовать в преступных целях? Простите, но мне кажется, что вы с профессором Шмидтом постулируете существование заговора на очень зыбких основаниях.

- Два дня назад я тоже так считала. Но что вы скажете о лавке древностей на улице Пяти Лун?

- Рисунок, пусть и подробный, еще не доказательство, моя дорогая. Кстати, я рада, что мне не придется привлекать внимание официальных властей к вашей проделке. Я хорошо знаю этот магазинчик, Вики. Его владелец, синьор Фергамо, весьма уважаемый человек.

- Лавку могли использовать в преступных целях без его ведома, - возразила я. - Этот проклятый... я хотела сказать, управляющий-англичанин...

- Об англичанине ничего не слышала... - Бьянка задумалась, наморщив тонкие брови. - Наверное, он там недавно. Раньше в магазине заправлял зять синьора Фергамо. Но даже в этом случае... - Она вежливо замолчала.

Признаться, Бьянка загнала меня в тупик. Единственное убедительное, если не сказать убийственное, доказательство - похищение моей скромной персоны, но об этой детали я скромно умолчала. Уж не знаю почему. Должно быть, потому, что похищение, чесночный кляп и чудесное избавление выглядели еще неправдоподобнее, чем все остальное.

В конце концов, Бьянка принадлежит к старой римской знати, как и человек, которого я подозревала. Поверит ли она обвинениям против графа Караваджо? Нет, скорее уж решит, что я спятила. Не приведи господь, вызовет психиатрическую неотложку, и меня упекут в веселую богадельню...

Все эти мысли вихрем пронеслись в моей голове.

- Вы уверены, что все ваши драгоценности на месте? - спросила я, цепляясь за соломинку.

Глаза Бьянки сверкнули, но лицо осталось невозмутимым.

- Я проверю, если хотите...

- Спасибо.

- Не за что. Очень любезно с вашей стороны, что предупредили. Как говорится, предосторожность лишней не бывает. Но тщательная проверка коллекции потребует времени, могу я как-то скрасить ваше пребывание в Риме? Может, вы хотите с кем-нибудь познакомиться или где-нибудь побывать?..

- Есть несколько частных коллекций, которые мне хотелось бы осмотреть, - простодушно ответила я. - Думаю, я не встречу препятствий, но было бы проще, если бы вы за меня поручились.

- С удовольствием. Какие именно коллекции?

- Ну... например, собрание графа Караваджо.

- Караваджо? - Тонкие брови взмыли вверх. - Дорогая, разве это разумно?

- А почему нет?

Бьянка задумчиво рассматривала меня. Глаза ее блестели.

- Хорошо, - сказала она через мгновение. - Возможно, вы найдете графа забавным. Позвоню ему прямо сейчас.

В этой комнате даже телефон был настоящим произведением искусства - изящная вещица, отделанная золотом и перламутром, украсившая бы и стол президента Франции. Трубку в доме графа сняли сразу, но дворецкому понадобилось несколько минут, чтобы отыскать хозяина. Дожидаясь ответа, Бьянка вставила сигарету в длинный гагатовый мундштук. Я не сводила с нее глаз. Поразительная особа! Какая-то помесь женщины-вамп и дамочки с рекламы дорогих сигарет.

Наконец граф взял трубку.

- Пьетро? Хорошо, спасибо, а ты? Прекрасно. Дорогой, у меня для тебя подарок, очаровательная юная американка. Она выдающийся ученый-искусствовед. Эта милая особа желает осмотреть твою коллекцию... Да-да, именно... Одну минуту, я спрошу.

Бьянка прикрыла рукой трубку и улыбнулась мне:

- Вики, вы уже обедали? Пьетро хотел бы, чтобы вы к нему присоединились, если у вас нет других планов. Через полчаса.

Знай я тогда то, что знаю теперь, мне следовало шарахнуться от этого любезного приглашения как от огня. Но, увы, я лишь обрадовалась и с готовностью согласилась. Опрометчивость и импульсивность когда-нибудь сведут меня в могилу.

- Она с радостью принимает приглашение, Пьетро. Вепе, значит, через полчаса. Да, мой дорогой, мы должны как-нибудь пообедать. Непременно. До свидания.

- Не знаю, как вас благодарить, - заговорила я, когда она положила трубку. - Полагаю, заскочить в гостиницу я уже не успею?

- Думаю, что нет. Если вам нужно привести себя в порядок, можете это сделать у меня. Мой секретарь вас проводит.

Еще раз поблагодарив, я встала. Бьянка откинулась в кожаном кресле, лениво теребя роскошную бриллиантовую брошь. Судя по всему, она работала в музее вовсе не потому, что нуждалась в деньгах.

- Не надо благодарностей, дорогая. Хочу вас предупредить, Пьетро может... Но я не сомневаюсь, что вы справитесь.

Я в третий раз поблагодарила ее и двинулась к двери. На пороге оглянулась и наткнулась на загадочную улыбку хозяйки кабинета. Если бы Бьянка не была столь изысканна и элегантна, я, пожалуй, назвала бы эту странную улыбку циничной ухмылкой...

II

Одного взгляда на графа Караваджо было достаточно, чтобы понять причины многозначительной улыбки Бьянки.

До сих пор я не встречала мужчину, носившего корсет. О корсете свидетельствовал не только подтянутый животик графа, но и легкая багровость, заливавшая лицо, а также деревянная походка.

Одет граф был превосходно. Римские портные великолепны, а он наверняка заказывал у самых лучших. В петлицу костюма из ослепительно-белого полотна с широким алым поясом граф вставил красную гвоздику. Зачесанные поперек головы редкие длинные волосы щедро полили лаком, но скрыть лысину не удалось. Странно, что граф не пользовался такой удобной вещью, как накладки. Судя по всему, граф Караваджо еще был не готов признать, что его шевелюру постигла необратимая катастрофа, - впрочем, люди часто не видят того, чего не хотят видеть. Его лицо было таким же круглым, как и живот (если, конечно, он выпростал бы пузо из плена корсета). В любой другой ситуации я сочла бы графа вполне приятным господином, но сейчас мешало убеждение, что передо мной закоренелый преступник, - преступник со смешными маленькими черными усиками а-ля Кларк Гейбл, которые граф то и дело любовно поглаживал. Больше всего привлекали внимание руки - нежные, белые, пухлые, с отполированными до зеркального блеска ногтями. Я смогла прекрасно их рассмотреть, поскольку руки графа так и мельтешили перед моими глазами.

Я приехала на такси, боясь опоздать, но граф явно не торопился приступать к трапезе, долго пичкая меня хересом. Бедняга, должно быть, надеялся меня напоить. Детская наивность. Некоторое время я позволяла ему похлопывать меня по спине, поглаживать пальцы, затем решила, что на сегодня развлечений хватит, пора и за дело.

- У вас великолепное жилище, граф, - проворковала я, поднимаясь. - Впервые вижу настоящий итальянский дворец, я имею в виду жилой, а не превращенный в музей.

- А, это... - Граф обвел красноречивым жестом мраморный пол, люстры из хрусталя и золота, панели красного дерева, инкрустированные малахитом и лазуритом, тысячи редких томов в кожаных переплетах... - Все здесь постепенно приходит в упадок. Изысканность и современный мир несовместимы. Самые ценные сокровища я храню в загородном доме в Тиволи. Там мне удается поддерживать иллюзию красоты и гармонии. Вы должны их увидеть. Вы же ученый, дорогая Вики, хотя я не могу поверить, что такая прекрасная женщина корпит над скучными научными трудами...

Он с усилием поднялся с тахты (лицо побагровело еще больше) и направился вслед за мной.

- Вики, вы любите книги? Взгляните на эту - одна из моих любимых. Иллюстрации принадлежат самому Рафаэлю, он сделал их для одного из моих предков.

Вытаскивая книгу, граф умудрился обхватить меня обеими руками. Мои глаза в буквальном смысле полезли на лоб, стоило взглянуть на первый рисунок. Я всегда пребывала в убеждении, что Рафаэль специализировался на мадоннах.

- Поразительно! - честно воскликнула я, быстро захлопывая книгу. Граф тяжело сопел. - Возможно, вам не следует смотреть на эти рисунки, граф, раз они приводят вас в такое...

- Зовите меня Пьетро, - прохрипел он, хватая меня за плечо.

Я не сбросила руку только потому, что иначе граф рухнул бы на пол. Вся эта возня продолжалась довольно долго. Мы покончили с хересом, полюбовались очередной книгой - некоторые из иллюстраций действительно можно назвать выдающимися - и вскоре уже были закадычными друзьями. Граф оказался совершенно безвредным и нетребовательным. Ему было вполне достаточно прикосновений. Правда, я старательно увертывалась, но вовсе не потому, что хозяин дома вызывал отвращение, просто эта игра в кошки-мышки меня забавляла. Сообразив, что из Рафаэля много не выжмешь, граф с чувством предложил мне стать его гостьей и разделить с ним пищу и кров.

- Не здесь, - пояснил он, пренебрежительно обведя рукой восточные ковры, письменный стол из золоченой бронзы, статуи Донателло... - Римская жара невыносима. Завтра я переезжаю в Тиволи. Вы поедете со мной, дорогая Вики. Будучи специалистом, вы оцените мое собрание шедевров человеческого гения, хотя не верится, что такая красивая, такая чувственная...

Меня спас дворецкий, объявивший, что кушать подано. Пухлое красное лицо Пьетро разочарованно вытянулось.

- Полагаю, мы должны идти. Хелена наговорит кучу грубостей, если я опоздаю.

- Хелена? - Я приняла предложенную руку, и мои пальцы тут же оказались прижаты к мягкому бедру графа. - Это ваша жена?

- Нет-нет, любовница. Чертовски неприятная женщина. Понимаете, она красавица, хотя до вас ей далеко...

- Вам виднее, - покорно чирикнула я.

- Но Хелена жутко ревнива, - продолжал Пьетро, косясь на мою грудь. - Она такая грубая. Настоящий солдафон. Умоляю, Вики, не позволяйте ей вас запугать.

- Не позволю! Но если она такая противная, почему вы не избавитесь от нее?

- Это не так просто, - грустно вздохнул Пьетро. - Вы все поймете сами, когда с ней познакомитесь.

Хотите верьте, хотите нет, но я чуть не забыла, зачем приехала к графу Караваджо. Мне стало жалко этого глупого маленького человечка. И это главарь банды?! Невероятно...

Мы медленно вышагивали через огромный холл, по периметру которого в нишах-раковинах стояли бесценные греческие статуи. К действительности меня вернули самым грубым образом: одна из дверей вдруг распахнулась и на пороге возникла хорошо знакомая фигура.

- Вы! - слабо вскрикнула я, словно анемичная героиня готического романа.

Англичанин вздернул бровь. Терпеть не могу людей, склонных к подобной театральности.

- Боюсь, прекрасная незнакомка, вы имеете передо мной преимущество, - проговорил он оскорбительным тягучим тоном выпускника дорогой частной школы.

- Да-да, я вас представлю, - сказал Пьетро без особого энтузиазма. - Мисс Блисс, это мой секретарь. Сэр Джон Смит.

- Сэр? - повторила я саркастически. - И притом Смит?

- Титул не вполне ясный, но весьма древний и довольно благородный, - учтиво сообщил Джон Смит.

- Ну конечно! - грубо ответила я. - Уж не вашего ли предка спасла несравненная Покахонтас [14]?

- Младшая ветвь семьи, - ответствовал англичанин без тени улыбки.

Пьетро, который не понял ни слова из нашего разговора, перебил раздраженным голосом:

- Дорогие мои, мы опаздываем к обеду. Хорошо, что мы вас встретили, Джон, вы должны подготовиться к завтрашнему дню. Мисс Блисс, точнее, доктор Блисс, да-да, она ученая дама, поедет с нами в Тиволи. Вы возьмете одну из машин и заедете за мисс Блисс в отель. И в этой машине должен сидеть я! Вам все понятно?

- Понятно, ваше превосходительство, - сухо произнес мистер Смит. - Можете мне поверить, я все понял.

- Тогда ступайте, мы непозволительно задерживаемся!

И Пьетро потащил меня за собой. Неприятный Джон Смит следовал за нами.

Я ни на секунду не поверила в подлинность титула Смита. Честно говоря, в подлинность его имени я тоже не верила. Но как бы там ни было, у него теперь имелось обозначение... имя, к которому я могу присовокуплять какие угодно эпитеты!

Тот первый обед во дворце Караваджо я не скоро забуду. Не знаю, что было более поразительным - еда, обстановка или сотрапезники. Пьетро ни в чем себе не отказывал, он был не просто гурманом, но настоящим обжорой. Еда оказалась выше всяких похвал - от пасты с нежным сливочным соусом до высоченной меренги, пропитанной ромом. И большую часть всего проглотил Пьетро. Блюда, которые подавали к столу, позволили выяснить кое-что любопытное о хозяине: граф Пьетро Караваджо обладал превосходным вкусом. Это наблюдение подтверждала и обстановка столовой. Каждый предмет мебели, каждая вещица были истинным антикварным сокровищем: китайские тарелки восемнадцатого века, скатерть из тяжелого камчатного полотна, которую надо гладить не менее трех дней... Я могла бы продолжать, но все равно вы не получите полного представления о роскоши дворца. Пьетро оказался куда более интересным человеком, чем показалось на первый взгляд. Да, он был толстым старым греховодником, любящим потакать своим желаниям, но при этом культурным толстым старым греховодником, а желания его отличались изысканностью.

Однако не могу сказать, что я одобряла его вкус по части женщин. В этой области старина Пьетро, похоже, предпочитал количество качеству.

Когда мы вошли в столовую, Хелена уже сидела за столом. Я поняла, что это Хелена, еще до того, как Пьетро представил нас друг другу. Никогда не видела женщины, которая настолько походила бы на любовницу. Если она и дальше продолжит уплетать спагетти с такой скоростью, то через год из пышной прелестницы превратится в жирную прелестницу. Но пассия Пьетро была еще очень молода, лет двадцати с небольшим, и ее обильные телеса казались упругими и гладкими, напоминая изысканную слоновую кость. Благодаря зеленому атласному платью без бретелек, призванному скорее обнажать, чем скрывать, большая часть массивных прелестей была выставлена на всеобщее обозрение, на белоснежные плечи беспорядочно спадала густая светлая грива, - в таком виде щеголяют героини бесконечной "Санта-Барбары". Маленький ротик недовольно поджат, а большие карие глаза не выразительнее булыжников. Хелена бросила на меня взгляд, и булыжники начали стремительно плавиться.

В конце стола сидела еще одна дама. Пьетро подвел меня к ней и представил. Это оказалась его родительница, вдовствующая графиня. В отличие от своего сына старушка отличалась болезненной худобой, лицо покрывала сетка мелких морщинок, седые волосы уложены в затейливый вавилон. Старая дама грациозно кивнула мне. В элегантном черном платье, отороченном тончайшим кружевом, сдержанная и спокойная, графиня показалась мне чрезвычайно приятной женщиной. Но недооценивать ее не стоит. В запавших темных глазах, в упор смотревших на меня, притаилась циничная усмешка.

Пьетро важно проследовал во главу стола и указал мне на стул по правую руку от себя. Хелена сидела слева. Бормотание возлюбленного она пропустила мимо ушей. Затравленно покосившись на нее, Пьетро послал мне выразительный взгляд и сел. Один из дюжины лакеев, истуканами стоявших вдоль стены, отодвинул мой стул.

Подлый англичанин тоже сел. Незанятым остался лишь один стул. Пьетро бросил туда недовольный взгляд:

- Опять опаздывает! Где этот несносный мальчишка? Ждать не будем. Еда остынет.

В качестве первого блюда подали холодный сливочный суп. Сколько я ни старалась, угадать, что туда накрошили, не удалось, но вкус был, ничего не скажешь, божественный. Пьетро почти расправился с супом, когда слуга отворил дверь и в столовую ворвался еще один персонаж.

О, он был воистину прекрасен! Да-да, прекрасен, как бывают прекрасны юноши, пока их черты не загрубели.

Пьетро недовольно покосился на широкие мятые штаны, рубашку, расстегнутую до пупа, веревочные сандалии и фыркнул:

- Явился наконец! Что за манеры! Засвидетельствуй свое почтение бабушке. И ты разве не видишь, что у нас гости? Боже, что у тебя за вид! Ты мог хотя бы руки вымыть, прежде чем прийти сюда?

Тирада меня позабавила. Итак, Пьетро - самый обычный брюзгливый папаша, ничем не отличающийся от своих американских или немецких собратьев.

Мальчик остановился и безучастно посмотрел на отца. Затем повернулся к старой даме:

- Прости меня, бабушка. Я работал и потерял счет времени.

- Ничего страшного, мой милый, - ответила старушка ласково.

- Что значит "ничего страшного"?! - рявкнул Пьетро. - Вики, этот невоспитанный хам, к величайшему стыду моему, доводится мне сыном. Луиджи, поздоровайся с нашей дорогой гостьей, доктором мисс Блисс, выдающимся специалистом по части истории искусств. И не суй свою руку, идиот, она у тебя слишком грязная. Иди вымой!

Луиджи, послушно направившийся было ко мне, замер с вытянутой рукой. Его ладонь была совершенна и в то же время сюрреалистична, словно ее вылепил Дали, - изящной формы, с длинными красивыми пальцами, раскрашенными во все оттенки синего, розового, зеленого и красного.

- А! - воскликнула я, расплываясь в улыбке. - Я догадалась! Вы художник.

- Плохой художник, - буркнул любящий папаша. - Так, балуется красками. Сущий мазила!

- Можно мне взглянуть на ваши работы?

- Вы умрете от омерзения, Вики! Луиджи, немедленно умойся.

- Оставь, Пьетро! - снова вмешалась старушка, но теперь ее голос звучал непреклонно. - Ты делаешь из мухи слона. Садись, Луиджи, поешь хорошенько. Ты такой худой. Кушай, мой милый мальчик, кушай...

Граф закрыл рот. Бросив торжествующий взгляд на отца, Луиджи сел на свое место.

- Она его балует, - проворчал Пьетро. - Как можно поддерживать дисциплину, когда тебе во всем противоречат?

Я не имела никакого желания вмешиваться в семейные споры, поэтому улыбалась и ела суп.

Разговор не клеился. Пожилая дама из вежливости пару раз обратилась ко мне, но в основном она говорила с Луиджи, упрашивая его есть побольше, интересуясь, как он спал, и тому подобное. Юноша отвечал ей с неизменной любезностью. Похоже, Пьетро слишком строг к сыну, у мальчика прекрасные манеры. Стоит ли так раздражаться из-за пустяков?

Впрочем, Пьетро уже забыл о сыне, с головой уйдя в поглощение пищи. С подлым Смитом они обменялись парой фраз, смысл которых ускользнул от меня, красавица Хелена не промолвила ни слова. Она сидела прямо напротив меня, и ее немигающий взгляд действовал мне на нервы. Впрочем, я и сама пялилась на нее во все глаза. Дамочка была настоящим Гаргантюа. Она проворно орудовала вилкой, жадно заглатывая спагетти, роскошные распущенные волосы падали в тарелку, и я все ждала, когда же она наконец подцепит вместо спагетти прядь собственных волос и отправит их в рот. Но Хелена так ловко мотала головой, что каждый раз на вилку насаживались лишь макароны.

К еде подавалось большое количество вина, и к тому времени, когда слуги унесли тарелки, я, мягко говоря, объелась и обпилась. Правда, мои муки по сравнению с муками Пьетро были ничто. Когда граф отвалился от стола, я испугалась за его корсет - как бы не лопнул.

Один из лакеев помог подняться старушке. Она заковыляла к двери, тяжело опираясь на изящную трость с набалдашником из слоновой кости. У двери вдовствующая графиня остановилась, чтобы поблагодарить меня за компанию и извиниться за то, что слабое здоровье вынуждает ее удалиться.

Пьетро попытался поклониться матери. Голову ему удалось наклонить на пару дюймов, но вот согнуться в поясе не смог, как ни старался. Бросив на меня нежный, но слегка остекленевший взгляд, граф прохрипел, махнув пухлой ручкой в сторону моего блондинистого врага:

- Он обо всем позаботится. Скажите ему, когда вас ждать, и сэр Джон распорядится, чтобы машина заехала за вами. О, дорогая, я с нетерпением жду этого мгновения! Вам нужно поторопиться! Собирайте вещи, и завтра в путь!

Хелена вскочила со стула, будто ее ужалили.

- Машина? - повторила она пронзительным и бесцветным голосом, словно на старых граммофонных пластинках. - Завтра? Что это значит, Пьетро?

Пьетро уже находился на полпути к двери.

- Потом, мое сокровище, потом. Я должен идти. Прошу меня извинить... старые раны...

Хелена с негодованием повернулась ко мне:

- Что это значит? Машина, завтра...

Смит обошел стол и встал рядом со мной.

- Машина, завтра, - подтвердил он. - Эта дама едет с нами в Тиволи. И, - поспешно продолжил негодяй, увидев, что Хелену перекосило, - не надо выходить из себя, милочка. Не стоит устраивать сцены, вы ведь знаете, что его превосходительство не выносит скандалов. Честно говоря, я считаю, ваши спектакли начинают ему надоедать.

- Чего вы там считаете? - Хелена явно не была сильна в риторике.

- Дорогая, почему бы вам не съесть еще кусочек торта? Угоститесь, расслабьтесь... Вы ведь нас извините, правда?..

К моему изумлению, Хелена послушалась совета, опустилась на стул и подозвала одного из слуг. Джон Смит взял меня под руку и вывел из столовой.

- В машине нет нужды, - холодно сказала я, - мне необходимо пройтись пешком. Я чувствую себя фаршированной капустой.

- Дорогая, если будешь шастать в гости к нашему графу, то скажи "прощай" своей очаровательной талии. И кое-чему еще... Ты когда-нибудь слушаешься советов?

- Если они исходят от человека с фамилией Смит, то нет! - отрезала я. - Неужели не могли придумать ничего получше?

- А зачем ломать голову? Большинство людей не столь взыскательны. И перестань все время менять тему. Если ты поторопишься, то еще успеешь на вечерний экспресс в Мюнхен.

Я двинулась через холл, чувствуя себя тяжелой, как статуя Командора.

- Значит, завтра утром. Девять часов вас устроит?

- Пьетро до полудня не встает. Ты слышала, что я ска...

- Слышала, слышала. Передайте графу, что я буду готова в девять. Мне кажется, - я подпустила в голос заботливых ноток, - он не оценит ваши попытки вмешаться в его личные дела.

Этот несносный тип лишь ухмыльнулся:

- Если у тебя на уме только шашни с Пьетро, то я умываю руки. Дорогуша Хелена вот-вот получит отставку, так что вакансия освободится...

Столь гнусное замечание я предпочла оставить без ответа. Из ниши у двери нам навстречу скользнул лакей и подобострастно поклонился. Шагнув через порог, я обернулась и весело помахала Смиту:

- До завтра, милый... Arrivederci, сэр Джон.

Ответный взгляд запросто мог убить.

III

Я дошла от Авентинского холма до собора Святого Петра, и прогулка оказалась чертовски долгой. Мне нужны были не только физические упражнения, требовалось также пораскинуть мозгами, а думается лучше всего во время ходьбы. А дабы мысли не свернули на какую-нибудь мрачную колею, я решила по дороге осмотреть достопримечательности.

Слежки я не опасалась. Зачем следить, если я сама заявилась в львиное логово? О, я нисколько не сомневалась, что римский дворец графа - самое настоящее логово, вот только личности львов установить пока не удалось. Сластолюбец и обжора Пьетро на роль главаря не годился. Ну не годился, и все тут. Вполне возможно, что в огромном палаццо графа, размером с городской квартал, творятся вещи, о которых наивный бедняга и не подозревает. Да там можно тренировать целую партизанскую армию, и хозяин ничего не заметит.

Не могла я поверить и в то, что шайку возглавляет несносный Смит. Разумеется, этот прохиндей входит в банду, но уж никак не в качестве первого лица. Много чести! Из остальных обитателей дворца единственным вероятным кандидатом представлялась вдова. Красавица Хелена - классическая идиотка, а Луиджи слишком юн. На первый взгляд кажется глупым подозревать согбенную старуху, но главарю совсем не обязательно быть энергичным, ему (или ей) надо всего лишь составить план. А я подозревала, что за внешней немощью графини скрывается деятельный и проницательный ум.

Впрочем, я ведь могла познакомиться не со всеми членами семейства. Или же Пьетро - лишь исполнитель, за которым стоит опытный преступник, живущий в другом месте... В любом случае кто-то из обитателей дворца вовлечен в преступный замысел. Другого следа у меня не было, а значит, и сомнений.

В одной из лавок на виа-делла-Консолационе я купила путеводитель и долго бродила по огромной церкви, ничем не отличаясь от праздных туристов. Но мозг мой продолжал усиленно трудиться. Памятник изгнанным королям Стюартам напомнил мне о Джоне Смите. Порфировый диск, вделанный в пол рядом с алтарем, отмечал место прежней базилики, где Карл Великий принял императорскую корону, и я вспомнила о золотом кулоне, с которого и начались мои поиски... Словом, расслабиться не удалось. Но все равно это были приятные часы. Я долго сидела на краю фонтана, попивая теплую (и баснословно дорогую) кока-колу, и восхищалась совершенными формами огромных колонн.

Вернувшись в гостиницу, я написала длинное письмо и сделала телефонный звонок. Позже отдала письмо портье. Тот поклялся, что передаст его лично в руки. Юноша производил впечатление честного человека, но я решила, что купюра в десять тысяч лир не повредит.

Глава пятая

I

Само собой разумеется, машиной Пьетро оказался "роллс-ройс". Когда это помпезное авто подкатило к отелю, я маялась в вестибюле, причем торчала там уже почти два часа. Мне до смерти наскучил мой номер, и, честно говоря, я немного нервничала. Мне вдруг пришло в голову, что мой детективный оптимизм ошибочен. Что, если меня зазвали на загородную виллу исключительно для отвода глаз? Дабы я утратила бдительность и не ждала подвоха... Если банда желает избавиться от меня, то это легче сделать в большой гостинице, чем в загородном доме Пьетро. Потому-то я и приняла меры предосторожности: с утра пораньше снесла чемоданы в вестибюль и сидела там, листая путеводитель и наблюдая за снующими постояльцами.

Деньги - воистину великая вещь. Когда объявили о прибытии графа Караваджо, весь персонал гостиницы так и заметался. Я важно продефилировала к дверям в сопровождении двух коридорных и швейцара, чувствуя себя настоящей королевой: все вокруг кланялись, расшаркивались и лицемерно улыбались.

Правда, завидев автомобиль, я едва не грохнулась от неожиданности. Это был настоящий монстр длиной в полтора квартала, да еще серебристого цвета! С полминуты я глазела на это сверкающее чудище разинув рот, потом спохватилась и поспешила вниз по лестнице. Коридорный загрузил мои чемоданы, а я забралась в серебристые недра.

Места там хватило бы для небольшого оркестра. Среди подушек затерялись Пьетро, его неприятный секретарь и Хелена. По выражению лица Пьетро - а у итальянцев самые выразительные лица на свете - я сделала вывод, что он пытался избавиться от Хелены, но не сумел. Пришлось сесть рядом с подлым Смитом. Пьетро поцеловал мне ручку, секретарь последовал его примеру, но поцелуй сэра Смита отдавал ядом.

Старина Пьетро выглядел великолепно в шелковом костюме с широким шелковым галстуком, а Хелена втиснулась в обтягивающие шелковые брючки и футболку с эмблемой римского яхт-клуба, забыв, естественно, надеть лифчик. Лицо она задрапировала пышными волосами, глаза прикрыла темными очками, но все равно было понятно, что настроение у нее отнюдь не радужное.

Такого автомобиля мне прежде видеть не доводилось. В нем имелся бар, огромный телевизор, два телефона и парчовые занавески, которые с шуршанием задвигались при нажатии кнопки. Я так и ждала, что откуда-нибудь выскочит полуобнаженная дамочка и примется развлекать нас танцем живота. К тому времени, когда Пьетро закончил показывать свои чудеса, мы уже выехали из города.

- Надеюсь, мы не заставили вас ждать, - промурлыкал аристократ. - Это все Хелена виновата. Она так любит возиться.

Хелена нервно дернула головой, и Пьетро тотчас набычился. Похоже, Смит прав - скоро красавица получит отставку. Проницательная женщина давно бы заметила признаки надвигающейся угрозы и постаралась изменить свое поведение, но толстуха Хелена не обладала избытком проницательности.

- Все в порядке, - бодро прочирикала я. - Главное - приехать к пяти часам! Мне нужно кое-куда позвонить в пять...

Как я и рассчитывала, это заявление вызвало всеобщее беспокойство. Хелена передернула пухлыми плечами, Пьетро во все глаза уставился на меня, а подлый Смит слегка отодвинулся.

- Позвонить, - повторил он медленно. - Могу ли я надеяться...

- Да-да, позвонить. Моему старому дядюшке Карлу. О, стариканчик такой нервный, так беспокоится обо мне. Я обещала звонить ему каждый день. Ровно в пять часов, минута в минуту. Вы же знаете, немцы помешаны на пунктуальности.

Сбоку от меня раздался гнусный смешок. Пьетро, сидевший напротив, выглядел удивленным.

- У вас есть немецкий дядюшка? Я думал, вы американка.

- Карл - всего лишь приемный дядюшка. Старый добрый дядя Карл Шмидт. Он впадает в истерику, если в пять часов я забываю позвонить, и поднимает на ноги всю Германию. Трудно представить, на что он способен в запале. Разумеется, все звонки за мой счет.

- Пустое, - отмахнулся Пьетро, задумчиво глядя на меня.

- Почему же? Мне кажется, богатые люди слишком часто позволяют садиться себе на шею. Из того, что у вас много денег, еще не следует, что вы обязаны оплачивать мои прихоти.

Пьетро округлил глаза:

- Гм...

Проклятый Смит трясся в пароксизме беззвучного хохота.

- Полагаю, вы оставили у своего нотариуса некий документ, который следует вскрыть в том случае, если о вас не будет никаких известий? - простонал он.

- Вчера вечером я отправила его по почте.

Смит загоготал в голос. Пьетро сердито посмотрел на него. Хелена отодвинулась, качнув студенистыми прелестями, и раздраженно вопросила:

- Что за вздор? Я ничего не понимаю.

- Возможно, это к лучшему, - хихикнул Смит. - Ладно, Вики... Я ведь могу звать тебя Вики?

- Нет! - отрезала я.

- А ты, дорогуша, зови меня Джоном. Ты сказала все, что хотела, дорогая Вики, так что давай теперь забудем о делах. Посмотри, какой чудесный вид. Нам этот путь повторить не суждено, как выразился какой-то поэт.

Во время сей дружеской беседы лицо Пьетро оставалось совершенно непроницаемым. То ли граф был превосходным актером, то ли действительно не понимал, о чем мы говорим. Зато последние сомнения относительно Джона Смита рассеялись. Этот человек был воплощением наглости.

Согласно легенде, основателями Тиволи были Каталл Аркадский, который бежал из страны вместе с Евандром во время войны между Этеоклом и Полиником, и его сын Тиберт. Похоже на сюжет мыльной оперы, не правда ли? С такими-то именами. Все это поведал мне наглый Смит, и не только это. Пока огромный автомобиль плавно мчался по дороге, мой сосед трепался без умолку. Никто даже слова вставить не мог.

Я узнала, что Тиволи, расположенный неподалеку от Рима, был излюбленным местом, где селилась римская знать. Древние римляне бежали сюда от столичной духоты и перенаселенности. Наиболее знаменитое поместье того времени принадлежало императору Адриану, руины античного дворцового комплекса сохранились до настоящего времени. Вилла д\'Эсте относится к наиболее известным сооружениям эпохи Возрождения, это поместье с его великолепными парками - собственность государства, в отличие от виллы Kaраваджо, где живут до сих пор. Дворец графа представляет уменьшенную копию роскошной виллы д\'Эсте. Иными словами, своими размерами загородное жилище Пьетро не превышает гостиницу средней величины.

Сама вилла состоит из расписных и позолоченных залов и больших, продуваемых насквозь спален, три этажа которых расположены вокруг внутреннего дворика с арочными галереями. Но гордостью поместья является парк. Там повсюду фонтаны: со скульптурными группами, в виде искусственных гротов, фонтаны-лестницы, фонтаны, которые внезапно выстреливают струями воды, обливая с ног до головы незадачливых гуляющих. В парке есть длинные кипарисовые аллеи и живые изгороди выше человеческого роста, оранжереи и крытые галереи. Пока мы ехали по территории поместья, я успела увидеть все, что так красочно расписывал Смит.

Машина свернула на подъездную аллею, и Хелена вдруг беспокойно заерзала. Я не могла разглядеть ее лица - да оно и не отличалось большой выразительностью, - но поняла, что подружку Пьетро снедает какое-то сильное чувство, и далеко не самое приятное. Хотя кондиционер создавал в салоне почти арктическую прохладу, у Хелены над верхней губой выступили бисеринки пота.

"Роллс-ройс" остановился. Шофер проворно выскочил и распахнул дверцу. Первым, кряхтя и постанывая, вылез Пьетро, затем помог выбраться мне. Следующим, сияя идиотской улыбкой, выскочил Джон Смит. Я неприязненно посмотрела на него. Настоящий черт из табакерки. Хитрый, подлый и...

Хелена не шелохнулась.

- Быстрей же, дорогая! - рявкнул Пьетро. - Скоро обед. Еда остынет!

Хелена лишь забилась глубже в угол машины и энергично замотала головой.

- Ладно, - сердито проворчал Пьетро. - Бассано отвезет тебя обратно в Рим. Я же говорил, чтобы ты оставалась дома.

Хелена издала страдальческий стон и еще энергичнее затрясла обесцвеченными волосами.

- Тогда сиди в машине! - в сердцах крикнул Пьетро. - Сиди там и парься сколько тебе влезет! Можешь торчать хоть весь день и всю ночь. Господи, не женщина, а божье наказание!

И граф тяжело взбежал по лестнице. Я посмотрела на Смита. Он по-прежнему улыбался. Этот тип что, всегда улыбается? Смит подмигнул мне, затем нагнулся и заглянул в машину:

- Выходите, Хелена, не глупите.

И тут я поняла, какое чувство охватило девушку. Она была смертельно напугана. Губы тряслись, рука, которую она неуверенно протянула, дрожала... Смит рывком и без каких-либо видимых усилий вытащил Хелену из машины. Гм, а он куда сильнее, чем казалось на первый взгляд.

- Вы меня защитите? - прошептала Хелена, преданно таращась на подлеца. - Вы не позволите, чтобы мне причинили вред?

- Конечно, нет, - лицемерно улыбнулся Смит. - А теперь быстрей. Вы же знаете, как сердится его превосходительство, когда не может вовремя поесть.

Опираясь на его руку, Хелена потащилась к лестнице. Никогда не любила глупых и капризных красоток, но сейчас мне было искренне жаль ее. Да и как не посочувствовать человеку, который вне себя от страха...

- Чего вы боитесь, Хелена?

- Хороший вопрос, - жизнерадостно подхватил Смит. - Может, мне следует знать, от кого я столь наивно пообещал вас защитить? Мои таланты хотя и многочисленны, но все же ограниченны. С Кинг-Конгом или лох-несским чудовищем, наверное, вряд ли справлюсь...

- Это чудовище, - прошептала Хелена. - Привидение... Призрак виллы Караваджо! - выкрикнула она, озираясь с безумным видом.

Я изумленно посмотрела на нее:

- Призрак?.. Ха-ха... Очень смешно.

- Нет-нет, совсем не смешно! Это ужасно! Настоящий кошмар! Весь в черном, в монашеском капюшоне, а лицо... Лицо...

Она издала булькающий звук, какой случается, когда затыкают раковину. Это испуганное бульканье произвело на меня куда большее впечатление, чем истеричные слова. По спине вдруг побежали мурашки, хотя стоял жаркий полдень.

- Лицо, - нетерпеливо повторила я. - Что за лицо? Нет, подождите, я хочу угадать. Неуловимый, таящийся в темноте призрак...

- Испускающая гнилостный смрад, безносая, иссохшая от злобы и времени тварь! - жизнерадостно подхватил Смит.

- Череп! - взвизгнула Хелена.

Я услышала сзади глухой стук и обернулась. Шофер, несший за нами багаж, уронил чемодан. Он с ужасом смотрел на Хелену.

Подлый Смит зевнул:

- А-а... череп... Какая скука. Ну, дорогая, это совсем не оригинально. Гниющая мумия мне нравится больше.

Хелена разъяренно зашипела:

- Вы что, смеетесь надо мной, да?! Так знайте, он еще посмеется над вами! О, посмеется своим кошмарным беззвучным хохотом, так похожим на стоны. Я видела, собственными глазами видела его зубы... два ряда отвратительных почерневших зубов... Призрак бродит ночами по парку, но кто знает, не проникнет ли он вскоре и в дом? Я видела его... видела... костяное лицо сияло в лунном свете... и смеялось... смеялось...

И Хелена забормотала что-то совсем уже неразборчивое. Она не притворялась. Пухлая рука, касавшаяся моей ладони, была как ледышка.

Разумеется, ее страх вовсе не означал, что призрак был настоящим, просто кто-то до смерти напугал глупую толстуху. Но это значит... Если кто-то шныряет ночами по парку, прячась от случайных взглядов, то у него есть причина скрываться...

Похоже, Смита рассказ Хелены поразил не меньше меня. Пришлось напомнить себе, что этот человек - прирожденный актер, подлый и коварный, не заслуживающий и толики доверия.

- Жуткое, наверное, зрелище, - сочувственно сказал он. - Но я бы не волновался, Хелена. Призраки с костяными лицами никогда не входят в дом.

- Правда? - с надеждой спросила Хелена.

- Безусловно! - с апломбом ответствовал Смит. - Уж поверьте, в чем, в чем, а в привидениях я кое-что смыслю. Мой родовой замок просто кишит этими симпатичными существами. Правда, надо признать, жутко беспокойные твари: всю ночь гремят цепями, стонут как заведенные, оставляют на полу кровавые пятна, которые невозможно смыть... Более того, Хелена, дорогуша моя, вам еще крупно повезло. Бьюсь об заклад, вы не знаете, что наша несравненная доктор Блисс - крупнейший специалист по призракам. Вы как-нибудь на досуге все подробно расскажите дорогой Вики, и уж она вам даст совет, как поступить с этим вашим назойливым привидением. Верно, Вики?

Я злобно зыркнула на него. Ну и подлец!

- Э-э... да...

Может, это импровизация и Смит только сию секунду все придумал, но я так не считала. Нет, этот человек настоящее исчадие ада, хитрое, изворотливое...

- Ну вот видите? - Смит дружески похлопал Хелену по пышному... антифасаду. Дамочку это приободрило настолько, что она попыталась игриво захихикать.

Вилла была прекрасна. Росписи, чудесная мебель, картины, редкой красоты вещицы... Но, увы, тревожные мысли не позволили мне восхититься этими чудесами. Я пересекла огромный холл, едва бросив взгляд вокруг, и в сопровождении горничной поднялась в свою комнату - грандиозное помещение, напоминающее тронный зал во дворце дожей. Балкон выходил в парк и на "фонтан бабуинов". Смит, пробормотав извинения, покинул нас на втором этаже, но Хелена прилипла ко мне как банный лист. Едва переступив порог, она рухнула на кровать и устремила на меня глаза, прикрытые темными очками.

- Вы действительно знаете о привидениях все-все-все?

- Конечно.

- Тогда посоветуйте, что мне делать, чтобы почувствовать себя в безопасности.

- Сначала вам нужно рассказать мне, что вы видели, - сказала я, садясь рядом с ней.

Хелена мало что смогла добавить к своему первоначальному описанию. Она видела призрака лишь однажды, в апреле, когда последний раз приезжала на виллу. Они тогда крупно повздорили с Пьетро, и Хелена вышла прогуляться, дабы, по ее словам, успокоиться. В парке она встретила отвратительного призрака с костяным лицом и черными зубами, с диким воплем кинулась обратно в дом и нашла прибежище в объятиях графа. По ее настоянию на следующий же день они вернулись в Рим. С тех пор Хелена наотрез отказывалась приезжать в Тиволи.

- Но сейчас мои чувства больше не трогают жестокого Пьетро! - стенала толстуха. - Он вынудил меня поехать! Думаю, Пьетро не верит моему рассказу про привидение. Но я клянусь вам...

- Я вам верю, дорогая. А вот Пьетро меня удивляет. Разве в его фамильных преданиях ничего не говорится о привидениях? Истории с призраками есть у большинства старинных семейств.

- Пьетро твердит, что все это глупости и выдумки, он, мол, знать не знает ни про какие привидения. Но, возможно, он лжет... О, Пьетро такой лжец! Скажите же, как мне спастись от этого монстра?! Только... - в голосе Хелены вдруг зазвучали твердые нотки, - не надо говорить, что мне следует уехать в Рим. Если я уеду, то навсегда потеряю Пьетро, а я пока не могу себе этого позволить.

Вот именно что "позволить". Я усмехнулась про себя. Что ж, это ее дело. Меня оно не касается. Но в то же время неплохо, если Хелена будет находиться поблизости. Своими сценами, слезами и руганью она отвлечет внимание Пьетро, иначе мне придется выдержать натиск сластолюбивого аристократа, который наверняка будет таскаться за мной по пятам. Ладно, пора заняться делом.

И я погрузилась в детские воспоминания о фильмах ужасов.

- Вам нужно распятие.

Хелена встрепенулась:

- Ой, у меня их полно! - Она схватилась за цепочку, висевшую на шее, и вытащила крест - красивую платиновую вещицу, отделанную бриллиантами.

- А Папа Римский его освятил? - строго вопросила я.

- Нет... - Хелена сняла очки и нахмурилась. - Но у меня есть и освященные.

- Тогда носите их не снимая. И будете в полной безопасности.

- И это все? - В ее голосе отчетливо сквозило разочарование.

- А разве при вас было освященное Папой распятие во время встречи с призраком? - В ответе я не сомневалась: раз скандал с Пьетро и рандеву с "костяным лицом" случились ночью, то на Хелене, скорее всего, вообще мало что было. - Ну хорошо... Для пущей безопасности на каждую дверь и каждое окно повесьте чеснок. И над камином, если таковой имеется в вашей спальне. Неплохо также прибегнуть к помощи железа. Железный предмет над каждым проемом: дверью, окном...

- Что еще? - Хелена сидела на кровати, сложив руки на округлых коленях, как послушная ученица; глаза ее ярко блестели.

- Ну... (основательность всегда была моей сильной чертой) святая вода! Вы можете раздобыть святую воду?

- Да-да-да! А что с ней надо сделать? Окропить ею себя, так? Это хорошо! Может, мне повесить чеснок и на цепочку вместе с распятием?

Я уже хотела похвалить ученицу за толковость, но сообразила, что Пьетро может не понравиться обнимать даму, от которой разит чесноком. Не хватало только своими руками разрушить их отношения - все равно что выкопать самой себе яму.

- Нет, - уверенно ответила я. - Распятие и чеснок не сочетаются. Они аннулируют действие друг друга. Понятно?

- Да-да. Разумно, очень разумно!

- Все эти средства должны вам помочь. И, разумеется, ночью не выходите из дома. Днем призраков можно не бояться, они спят. И вот еще что, - хитро добавила я, - в наибольшей безопасности вы будете рядом с Пьетро. Он хозяин этого старого дома. Это семейный призрак, и он не станет тревожить свою родню.

Хелена, как и все простодушные люди, легко дала себя убедить.

- Какая вы умная, Вики! - Она просияла и поднялась на ноги. - Пойду переоденусь. Уже пора обедать.

То-то уже какое-то время слышится гул. Должно быть, гонг сзывает к трапезе.

Я провела расческой по волосам и поспешила на звуки гонга, чьи удары звучали уже несколько истерично. Вскоре пришлось заткнуть уши, иначе я рисковала своими барабанными перепонками. Гонг оказался конструкцией неимоверных размеров. Пьетро остервенело колотил в него огромным деревянным молотком. Галстук съехал набок, лицо побагровело от гнева и усердия. Увидев меня, Пьетро выпустил из рук молоток. Гонг в последний раз содрогнулся, жалобно звякнул и затих.

Я осторожно вытащила пальцы из ушей.

- Он меня с ума сведет! - простонал Пьетро. - Мальчишка вечно опаздывает, никогда его не дождешься! А теперь еще и Хелена где-то шляется. А сэр Джон, он-то куда запропастился? Это заговор! Они сговорились, чтобы лишить меня еды! У меня ведь редкая желудочная болезнь. Врачи говорят, я должен есть строго по часам.

- Я тоже опоздала, Пьетро, простите. Если в знала о вашей редкой болезни, то...

Пьетро поправил галстук, вытер лицо, пригладил волосы и ухмыльнулся:

- Вы - совсем другое дело, дорогая Вики. Вы гостья. Пойдемте в столовую. Не будем ждать этих жестоких людей.

Хелену и подлого Смита долго ждать не пришлось. Толстуха с порога послала мне сияющую улыбку. Ее роскошное распятие из золота и жемчуга было видно издалека. Смит появился следом за Хеленой и без лишних слов устремился к соседнему с моим стулу.

Обед можно с полным правом назвать характерной для обитателей виллы трапезой. Юный Луиджи так и не появился, как и старая графиня. Пьетро объяснил, что его мать часто обедает в своих покоях. Больше он не произнес ни слова. Смит, как ни странно, тоже помалкивал. Казалось, он чем-то озабочен. Как только мы уничтожили целые горы провианта, Пьетро отправился спать, Хелена поспешила за ним, Смит тоже было собрался уходить, но я схватила его за руку и прошипела:

- Вы не считаете, что пришло время поговорить?

Я как будто упоминала о том, что англичанин примерно одного роста со мной, может, на дюйм выше, но я-то на каблуках, так что наши глаза находились вровень. Тем не менее этот невыносимый человек каким-то непостижимым образом умудрился создать впечатление, будто смотрит на меня сверху вниз, и смотрит крайне высокомерно.

- Подозреваю, что с моей стороны это будет напрасной тратой времени, - протянул он надменно. - Но готов сделать еще одну попытку. Как ты смотришь на то, чтобы прогуляться по парку, дорогуша?

- О-очень романтично.

Возможно, так оно действительно и оказалось бы, если бы рядом шел не Джон Смит, а мужчина поприятнее. Нашу прогулку по тенистым дорожкам и аллеям, обсаженным цветущим кустарником, сопровождало прохладное журчание фонтанов. Я открыла рот, чтобы заговорить, но Смит сердито шикнул:

- Лучше найти более спокойное место!

Мы свернули за угол дома, и от неожиданности я подпрыгнула. Возможно, тот прыжок вполне мог претендовать на олимпийское золото. Что поделать, я испугалась. Прямо передо мной высилась башка гигантского чудища. Голова была столь огромной, что я в полный рост могла уместиться в ее зловеще распахнутой пасти. Злобная гримаса, обнаженные клыки, рога, обвитые змеями, могли бы испугать, будь эта штука и в три раза поменьше.

- Полагаю, таково ваше представление о шутках, - сказала я, когда снова смогла дышать.

- Прости. Совсем забыл про эту чертову уродину. Вообще-то неплохое местечко для приватной беседы. Пошли!

И Смит, отважно протиснувшись меж клыками, скрылся в пасти.

Поколебавшись, я последовала за ним. Камень, из которого вырезали монстра, на ощупь был шершавым и пористым, что-то вроде пемзы, но гораздо тверже. Его поверхность, подобно шелушащейся коже, покрывали лишайник и мох. На редкость безобразная конструкция.

Возможно, эта пустая голова служила беседкой или летним домиком. Сквозь глазницы, рот и ноздри проникал свет, но внутри было темно. Смит сел на бамбуковый стул и жестом указал мне на другой.

- И много здесь таких уютных местечек?

- Хватает. Эту идею подал девятому графу Караваджо его друг, князь Вичино Орсини, и случилось это еще в шестнадцатом веке.

- Я читала о поместье Орсини. По-моему, оно называется Бомарцо, да?

- Не помню. Вилла Орсини расположена в пятидесяти милях к югу от Рима. Насколько я понимаю, туристы обожают таскаться туда.

- Только не надо цитировать путеводители! Меня интересует...

- Дорогая моя, ты же сама затронула эту тему.

- Тогда считайте ее закрытой.

- Ты действительно оставила письмо у своего поверенного?

- Я оставила письмо, но не у поверенного. У меня нет поверенного. Согласна, свидетельства, которые я раздобыла, еще ничего не доказывают, иначе я прямиком отправилась бы в полицию. Вы ведь не станете возражать, что доказательство в виде собственной кончины вряд ли придется мне по душе. Такой поворот событий меня абсолютно не привлекает...

- Нас тоже, - покладисто согласился Смит. - Мы, дорогуша, вовсе не ищем популярности. Звездная болезнь нам не грозит.

- И как вы намерены поступить?

- С чем? - Левая бровь поползла вверх.

- Ну... с этим... с заговором...

Смит откинулся на спинку стула, сложил руки на груди и добродушно улыбнулся.

- Право слово, дражайшая мисс Виктория, ты нелогична. Не вижу ни единой причины, почему я должен что-то предпринимать. Мне кажется, это тебя одолевает жажда деятельности. Так что позволь вернуть тебе вопрос: что ты намерена предпринять?

- Выяснить все! - объявила я. - Абсолютно все! А затем пойти в полицию и посадить всех вас за решетку!

- О, какое хитроумное коварство! Позволь заметить, милая, что ты слегка торопишься с выводами. С чего ты взяла, что это дело может заинтересовать полицию, а?

Я постаралась взять себя в руки. До чего ж неприятная манера говорить у этого человека. Этакая небрежная уклончивость, сплошные увиливания. И я, как последняя дура, пляшу под его дудку! Ходим вокруг да около, и ничего конкретного...

- Похоже, вы все обо мне знаете. Справки небось навели. Вы в курсе, где я работаю, а также для вас не секрет, что ваш человек в Мюнхене...

- Отличное название для приключенческого романа, - перебил он и повторил с пафосом: - "Наш человек в Мюнхене". Звучит, а? Как тебе?

- Хватит! Перестаньте меня перебивать и кривляться! Ваш человек в Мюнхене мертв, и вам известно, что при нем нашли Талисман Карла Великого...

Смит выпрямился. Улыбка спала с его лица, глаза заблестели, взгляд стал испытующим.

- Ах вот оно что! А я, надо признаться, никак не мог взять в толк, зачем почтенному музейному сотруднику проникать тайком в антикварную лавку. Впрочем, твоей опрометчивой проделки было вполне достаточно, чтобы заподозрить тебя в кознях.

- Но вы все-таки допустили ошибку, похитив меня, - парировала я.

- Уж не думаешь ли ты, что я способен на подобную глупость? - грустно спросил Смит.

- Кто же тогда?

- Не твое дело, дорогая. Господи, милая девочка, ты же не рассчитывала, будто я чистосердечно во всем сознаюсь, как только мы останемся наедине? Ты ничегошеньки не в силах доказать, сколько ни старайся. Можешь здесь сидеть, пока не зарастешь мхом, но доказать тебе ничего не удастся.

- Правда?

- Правда-правда. Уверяю тебя, дорогая сыщица, мы умеем заметать следы. Ты ничего не выведаешь, ничего не разнюхаешь и ничего не найдешь, но вот пострадать можешь изрядно. Мои коллеги - в основном люди вполне безобидные, но среди них есть один-два... После твоего похищения я провел с ними беседу и надеюсь, что такого больше не случится. Но обещать не могу... И будь я проклят, если возьму в привычку вытаскивать тебя из передряг. Вики, почему бы тебе не убраться подобру-поздорову?

- Дорогой мистер Смит, а почему вы, собственно, так жаждете избавиться от меня? Если, по-вашему, я ничегошеньки не смогу разнюхать, то с какой стати вам опасаться моей скромной персоны?

- Ох, до чего ж у женщин примитивная логика! А как насчет того, чтобы выстроить силлогизм, а? Ты же понимаешь, что из моих слов такой вывод отнюдь не вытекает. Я же сказал, что не вполне уверен в своих коллегах. - Голос его вдруг потеплел. - Послушай, Вики, это совершенно безвредный маленький заговор. Поверь! Почему бы тебе не оставить нас в покое?

- Если узнаю подробности, то, возможно, соглашусь, - любезно сказала я.

Смит открыл рот, но вместо того, чтобы удовлетворить мою просьбу, захохотал в голос.

- Нет, не пойдет, - проговорил он между приступами смеха. - У меня было искушение скормить тебе какую-нибудь правдоподобную историю. Ты же знаешь, что я большой мастер по этой части. Но у тебя почти такой же изощренный ум, как у меня. Ты ведь все равно не поверишь мне, правда?

- Черт побери! - воскликнула я, отбрасывая реверансы. - Да я не поверю вам, даже если вы скажете, что солнце встает на востоке. Почему бы, дорогой мистер Смит, вам самому не выйти из игры? Если заговор столь безобиден, то вряд ли он может принести много выгоды. Предупреждаю, мистер Смит, я дьявольски настойчивая особа, а мои друзья знают о вас уже вполне достаточно, чтобы...

Смит неторопливо извлек из кармана белоснежный платок, помахал у меня перед носом и так же неспешно сунул обратно.

- Переговоры окончены, дорогуша! Судя по всему, дипломатия нас ни к чему не приведет. Я возвращаюсь в дом, мне надо работать. Ты идешь? Или посидишь здесь?

- Пожалуй, посижу. Мне здесь нравится. Подумаю в тишине...

Смит вышел в пасть... то бишь в дверь, и обернулся. На фоне сада, ярко освещенного солнцем, он казался плоским силуэтом, вырезанным из черной бумаги. Лица я его не видела, но в голосе слышалось неприкрытое веселье:

- Восхищаюсь твоей храбростью, драгоценная Вики. Но не очень-то полагайся на свою отвагу. В этом парке можно встретить всякое, и не только ночью...

Слова эти пали на благодатную почву - одинокая девушка сидит в голове монстра, поневоле начнут мерещиться всякие страсти...

II

Впрочем, ужасы и страхи беспокоили меня не долго. Вскоре я мирно заснула. Пасть чудовища может быть на редкость уютным местечком, ежели там имеется удобный шезлонг. Кстати, сон, внезапно сморивший меня, был довольно необычен - я не имею привычки спать средь бела дня. С другой стороны, привычки обжираться за обедом и наливаться вином я тоже не имею, а после сверхсытных угощений и обильных возлияний не грех и подремать.

Поместье начало оживать после четырех часов, когда Пьетро восстал после дневного сна, - если он действительно спал у себя в комнате, а не занимался чем-то другим. Впоследствии выяснилось, что поутру Пьетро, как правило, вял и раздражителен, но к сумеркам он оживает, подобно тому виду кактуса, что расцветает к вечеру. К полуночи же граф просто фонтанировал энергией.

Надо признать, наш хозяин был человеком редкого обаяния. В отличие от большинства пресытившихся миллионеров он по-настоящему наслаждался жизнью. Не хочу сказать, что я знакома с толпой миллионеров, но иллюстрированные журналы-то читаю... иногда. Возможно, интерес к жизни поддерживало чудесное итальянское вино. Во всяком случае, пробудившись после дневного сна, он первым делом прикладывался к бутылке. Пил Пьетро неторопливо, давая возможность организму как следует переработать напиток, поэтому требовалось немало времени, прежде чем он добирался до положения риз. На этом сладостном пути он проходил несколько этапов.

Первым верным признаком опьянения являлось стремление продемонстрировать свою образованность. Граф начинал сыпать цитатами и фактами из истории, политики, философии, употребляя чудные, мудреные слова, о которых я и слыхом не слыхивала (это при том, что я женщина вполне образованная, доктор искусств как-никак). Думаю, словечки эти - плод фантазии Пьетро.

С приближением ужина на смену интеллекту приходила чувственность. Если бы в это время я находилась с Пьетро одна, мне пришлось бы скакать по комнате, уворачиваясь от его жадных рук. К счастью, прием пищи истощал сладострастные позывы, и после ужина граф становился кротким и сентиментальным ягненком. Он крутил на своих умопомрачительных музыкальных агрегатах старые шипящие пластинки и пытался покружиться в венском вальсе.

Правда, ближе к вечеру это приятное настроение перерастало в воинственность, но, будучи итальянцем, да еще аристократом, Пьетро желал драться на шпагах, а не на кулаках. В этой стадии он приставал ко всем подряд, требуя сатисфакции.

К полуночи Пьетро приходил в страшное возбуждение, начинал сыпать шутками, бородатыми анекдотами, беспричинно хохотать и вообще всячески развлекать общество. Он мнил себя фокусником, пусть и любителем. У хозяина замка имелись все необходимые принадлежности иллюзиониста, включая хитроумные ящики для разрезания женщин, но к тому времени его руки уже так дрожали, что даже горничные отказывались быть распиленными.

Под утро весельчак отключался, и тогда лакей с мистером Смитом оттаскивали его в постель. Не знаю, зачем ему вообще понадобилась любовница, если только не для единственного часа перед обедом.

В тот вечер во время "интеллектуальной стадии" Пьетро решил показать мне свою коллекцию. Он предупредил, что потребуется несколько дней, чтобы должным образом ее изучить, а сейчас он проведет лишь беглую экскурсию, чтобы я могла выбрать наиболее интересные экспонаты.

Мне доводилось видеть множество прекрасных коллекций, поскольку музеи - не только моя профессия, но и любимое развлечение. Но с подобным роскошеством я еще не сталкивалась. Чудесный антиквариат во дворце Караваджо не демонстрировался как музейные экспонаты, нет, старинными шедеврами здесь пользовались в качестве предметов домашнего обихода.

- Но как же воры?! - невольно воскликнула я. - Вы не боитесь воров, Пьетро? Ваш дом нараспашку, сюда может войти всякий, кому заблагорассудится.

- И как он выйдет? Например, вот с этим... - Пьетро кивнул на мраморного Геркулеса в натуральную величину, красовавшегося в гостиной. - Понадобится грузовик и лебедка. Не очень-то легко незаметно втащить в дом лебедку, согласны?

- Наверное, вы правы. - Этот легкомысленный человечек был не столь глуп, каким порой казался. - А как насчет более мелких предметов?

- О, в доме полно слуг. Все вещи ежедневно проверяются. Что касается самых маленьких и самых ценных, то их я, естественно, храню в сейфе.

- Драгоценности?

- А-а, вы любите драгоценности? - Пьетро похлопал меня по руке, и я испугалась, не перешел ли граф в чувственную фазу. Но он продолжал спокойно: - Драгоценности в хранилище. Хотите взглянуть?

- О да! - Я пошире распахнула глаза. - Обожаю драгоценности!

- Ох, женщины, женщины, - вздохнул Пьетро. - Все вы одинаковые... Даже самые умные из вас глупеют, когда речь заходит о сверкающих безделушках.

Хранилище оказалось небольшой комнаткой на втором этаже, рядом с малой гостиной. Пьетро набрал шифр на кодовом замке. У него хватило ума загородить от меня замок своим массивным животом.

- Каждый год меняю эту штуку, - гордо пояснил он, крутя ручки. - Вызываю специального человека из банка.

Он предложил мне устраиваться на бархатном диванчике в гостиной. Я послушно села, и Пьетро вынес стопку ящичков, которые поставил передо мной на антикварный столик.

На какое-то время я позабыла о том, что являюсь специалистом по искусству Средневековья, музейным работником и вообще законченным циником. С восторгом неофита я любовалась драгоценностями.

Больше всего меня поразили вещицы эпохи Возрождения. Среди прочего там имелся золотой эмалевый кулон с русалкой, выпиленной из жемчужины неправильной формы. Изгибы жемчужины образовывали туловище русалки, а руки и развевающиеся волосы были сделаны из золота. Грубо обработанные изумруды поблескивали чешуйками. Одно ожерелье из драгоценных камней размером с ноготь мужского большого пальца - изумрудов, рубинов, аметистов и топазов - было фута два длиной, а другое состояло из ограненных рубинов в золотой оправе, в центре свисал необработанный рубин размером с куриное яйцо. А вот головной убор, похожий на те, что я видела на картинах Боттичелли, - тонкие золотые ленты удерживают звездчатый сапфир со стилизованными лепестками вокруг. Брошь в форме звезды, украшенная жемчугом, рубинами, изумрудами и вставленная в золотую проволоку. Кольца...

Я пыталась взирать на драгоценности отстраненным взглядом, но это оказалось нелегко, так как коварный Пьетро настоял, чтобы я их примерила. Кольца на пальцы, колокольчики на лодыжки... Радушный хозяин тем временем постепенно переходил в любовную стадию опьянения, поскольку то и дело прикладывался к бутылке. Я уже вся гремела драгоценностями, напоминая рождественскую елку, когда дверь распахнулась и в гостиную фурией ворвалась Хелена.

Увы, судя по всему, нашей дружбе пришел конец. Толстуха свирепо глянула на меня и разразилась страстными выкриками:

- Вот ты где! Ты даришь все этой... этой... А мне... а мне не разрешил надеть даже жалкого колечка, зато осыпаешь эту...

Далее последовали замечательные образчики жаргона римских трущоб. Никогда не ведала, что существует так много синонимов, обозначающих даму легкого поведения. Несколько минут Пьетро безмолвно внимал воплям любовницы, потом яростно взревел:

- Молчать! Как ты смела ворваться сюда и называть мою дорогую гостью такими вульгарными и мерзкими словами?! Ученую даму, пришедшую осмотреть мою коллекцию! Мисс Блисс... она пишет книгу, которая сделает меня знаменитым, не так ли, Вики?

- О да! - отозвалась я живо. - Конечно! Безусловно, вы станете знаменитым, Пьетро.

Хелена вновь принялась орать, но Пьетро двинулся на нее, угрожающе размахивая аметистовым ожерельем.

- Убирайся! Научись хорошим манерам. А из моей коллекции ты ни колечка не получишь! Эти драгоценности принадлежат нашему роду уже несколько веков. Их будет носить графиня Караваджо, а не... - Он виновато покосился на меня.

- Правильно, Пьетро. Я вас поняла. Вам лучше убрать эти вещи.

Стыдно признаться, но пальцы мои отказались подчиняться. Кольца не снимались, брошь не отстегивалась, а диадема словно приклеилась к голове. Именно в то мгновение я впервые осознала, сколь велика сила драгоценностей, сколь притягательны эти сверкающие камешки. Ничего удивительного, что ради них проливали кровь и затевали ожесточенные войны.

Лишь вернувшись к себе в комнату, чтобы переодеться к коктейлю, я вспомнила о Хелене. Бедная красавица!

Если уж эти чертовы кусочки кристаллического углерода так повлияли на меня, что говорить о Хелене? Хотя надо воздать справедливость, меня влекла не столько ценность камней, сколько искусность работы. Ювелиры эпохи Возрождения были не просто мастерами, а настоящими художниками. Челлини был не только скульптором, но и золотых дел мастером. Гирландайо, Верроккьо и Микелоццо не брезговали работой ювелиров.

Словом, неизвестный мастер, сделавший копию с Талисмана Карла Великого, находился в хорошей компании. Интересно, а среди сокровищ Пьетро, которыми я только что любовалась, нет подделок?

Проблема изготовления фальшивок куда сложнее и интереснее, чем может показаться на первый взгляд. Подделывать ювелирные изделия - это не совсем то же самое, что подделывать картины или посуду. Но у всех фальшивок есть общее - если они сделаны настоящим мастером, отличить их от оригинала можно лишь в лаборатории.

Некоторые лицемерные глупцы-критики или так называемые "знатоки" любят разглагольствовать о том, что могут отличить подделку от оригинала на основе стилистических погрешностей. Мол, руку мастера невозможно не узнать. Глупости! Не было бы тогда подделок Рембрандта и Ван Гога. Ан нет - в запасниках всех знаменитых музеев пылятся полотна и скульптуры, о которых музейщики хотели бы забыть. Выложили за них непомерные деньги, а "шедевр" в результате оказался липой, и никто этого не заметил. Хорошие фальшивки выявляются либо после признаний автора, либо в химической лаборатории. А по поводу стиля и манеры художника - все это глупости. На удочку попадаются даже самые лучшие эксперты.

Возьмем случай Ван Меегерена, который был, возможно, самым знаменитым и самым удачливым мастером подделок. Если бы он не признался, его фальшивые Вермееры до сих пор выставлялись бы в музеях всего мира. Во время немецкой оккупации Голландии искусный Ван Меегерен продал одну из своих картин болвану Герингу, который мнил себя знатоком. Разумеется, Геринг не сомневался, что покупает подлинного Вермеера. К сожалению, голландское правительство тоже. После войны беднягу Ван Меегерена арестовали по обвинению в сотрудничестве с нацистами - точнее, за то, что он торговал национальным достоянием. Самое забавное, что, когда Ван Меегерен признался, никто ему не поверил. Как, великая "Вечеря в Эммаусе" - подделка?! Быть того не может! Чушь! Бред! Самый настоящий Вермеер, более того, самый лучший Вермеер! И лишь когда Ван Меегерен написал нового "Вермеера", прямо в камере городской тюрьмы, скептики убедились в его правоте. И тогда, такова уж человеческая природа, все вдруг дружно стали находить неточности в картинах, которые еще недавно почитали настоящими сокровищами.

Чем больше я размышляла, тем сильнее убеждалась, что банда занимается мошенничеством, которое невозможно обнаружить. Единственно надежный способ выявить подделку - научные анализы, но если вы пользуетесь старинными материалами, то и химические тесты ничего не докажут. Золото, оно и есть золото. Конечно, оно отличается по чистоте, однако умелый изготовитель подделок раздобудет какие-нибудь старинные, но не слишком ценные вещицы и переплавит их. Ох... Я даже похолодела от внезапной мысли. А что, если... почему герр Шмидт решил, что в нашем музее хранится настоящий Талисман Карла Великого?! Надо внимательно изучить оба экземпляра, наш и найденный на трупе...

С такими мыслями я облачилась в длинное облегающее платье из черного шелка и достала свою собственную коллекцию драгоценностей. Должна сказать, выглядели мои побрякушки довольно жалко.

Глава шестая

I

Мужчины вышли к обеду в смокингах. Если бы я не испытывала, мягко говоря, неприязни к "сэру Джону Смиту", то пришлось бы признать, что вечерний костюм удивительно идет его стройной фигуре и волосам цвета светлого золота. Из чистой любознательности я пригляделась к его талии. Ни грамма жира! А вот бедный Пьетро напоминал дыню, обвязанную пурпурной лентой.

Вдовствующая графиня сидела у окна в высоком резном кресле, больше похожем на трон. Присутствие матери явно стесняло сына. Свои любовные наклонности Пьетро был вынужден ограничить Хеленой, поскольку меня престарелая графиня подозвала к себе и затеяла светскую беседу.

Старушка была само очарование. Она напомнила мне мою бабушку. Не хочу сказать, что они похожи. Нет, моя бабушка Андерсен была типичной шведкой - ширококостной блондинкой, сохранившей пшеничный цвет волос даже в семьдесят лет, а глаза ее напоминали резцы из голубой стали. Но эти две женщины обладали удивительной внутренней силой.

Старая графиня питала слабость к светским скандалам. Она хотела знать все последние сплетни о новом муже Элизабет Тейлор, а также чем занимаются Жаклин Кеннеди и принцесса Диана. Увы, свежей информацией об этих дамочках я не располагала, но зато у меня имелось другое достоинство - умение слушать. Мы с сожалением констатировали, что жены последних американских президентов хотя и очень милые особы, но до Жаклин им по части скандалов ох как далеко.

Вскоре в гостиную забрел и юный Луиджи. Он рассеянно оглядел комнату, словно забыл, зачем сюда пришел, потом перехватил взгляд бабушки и расслабленной походкой направился к ней. Старушка протянула тонкую, испещренную венами руку и усадила юношу рядом с собой на низенькую скамеечку.

- Мой дорогой мальчик, поздоровайся с доктором Блисс, - нежно сказала вдова.

Луиджи поднял на меня взгляд. Я испытала легкое потрясение. Вместо мечтательной скуки в темных глазах юноши полыхал огонь.

- Buona sera, Dottoressa, - послушно сказал он.

Я поздоровалась, и наступило молчание. Луиджи продолжал поглаживать руку бабушки, ласково касаясь ее костлявых пальцев, совсем как влюбленный.

- Ты выглядишь усталым, сокровище мое, - сказала она. - Чем ты занимался? Тебе нужно поберечь силы, ты же растешь.

- Со мной все в порядке, бабушка. - Луиджи улыбнулся. - Ты ведь знаешь, что работа доставляет мне самое большое удовольствие.

Старушка обеспокоенно покачала головой:

- Слишком уж ты много работаешь, мой ангел.

На мой взгляд, Луиджи вовсе не производил впечатления перетрудившегося человека. С такой внешностью он запросто может сделать карьеру поп-звезды, по которой будут сохнуть сопливые девчонки.

- А чем вы сейчас заняты, Луиджи? - На мой вопрос он выразительно протянул покрытые цветными пятнами руки. - Ох, прошу прощения, я забыла. Какой вид живописи вам больше по душе?

Надо же такое ляпнуть. Конечно, молодые художники подражают тому или иному стилю, но никто не любит, когда им об этом напоминают. Все ведь считают себя новаторами. Не успела я исправить свой промах, как Пьетро разразился презрительным смехом:

- Вы имеете в виду стиль? О, наш Луиджи принадлежит к одной из самых современных школ. Полное отсутствие формы и смысла. Цветные пятна, размазанные по холсту.

Глаза мальчика сверкнули.

- Я экспериментирую. - Он обращался ко мне, игнорируя отца. - Искусство для меня - очень личное переживание. Подсознательное должно сразу переноситься на холст, вы не согласны, синьора?

- Согласна?! - выкрикнул Пьетро. - Да как Вики может согласиться?! Она ученый, искусствовед. Разве Рафаэль изливал на холст свое подсознание?

- Ну... - я очень кстати вспомнила о гравюрах Возрождения, - возможно, это не столь далеко от истины, как...

- Нет! Форма, техника, изучение анатомии... Вики, уж вы-то не будете этого отрицать!

Я уже собиралась отшутиться, но вдруг почувствовала напряжение, витавшее в комнате. Семейство Караваджо пожирало меня свирепыми и... голодными глазами - мальчик, родитель и бабушка. До меня дошло, что мы говорим вовсе не об искусстве. Это была старая вражда, вечная борьба отцов и детей. И еще я поняла, что буду полной идиоткой, если приму чью-нибудь сторону. И тут я поймала один иронично-издевательский взгляд. Разумеется, это был взгляд подлого Смита. Ну давай, выпутывайся, казалось, говорил он.

- Из меня плохой критик, - скромно начала я, опуская очи долу. - Будучи специалистом по Средневековью, я, естественно, ценю форму, но мне думается, что неверно придерживаться в искусстве только одного подхода. Мне трудно оценить ваши работы, Луиджи, пока их не увижу.

Неплохой ответ, правда? Каждый из слушателей мог интерпретировать его в соответствии со своими предпочтениями. Лицо Луиджи просияло. Боже, как юноша все же красив!

Он порывисто вскочил:

- Я вам покажу! Пойдемте...

- Луиджи! - Графиня усадила его обратно на скамеечку. - Ты забываешься, дитя мое. Скоро ужин.

- Тогда завтра! - Мальчик не сводил с меня требовательного взгляда.

- С большим удовольствием.

Пьетро презрительно фыркнул:

- Скорее уж с большим отвращением!

II

Наверное, я единственный в мире человек, которому еще не исполнилось тридцати и который знает все слова оперетты "Вернись ко мне, любимый". Я тут ни при чем, всему виной моя дурацкая память, как губка впитывающая бесполезные сведения. Моя шведская бабуля Андерсен любила распевать под собственный аккомпанемент песенки из старых оперетт Ромберга [15] и Виктора Херберта [16]. Вы не поверите, но, ей-богу, я знаю их все.

Сейчас это пришлось очень кстати. Вернувшись после ужина в гостиную, мы с Пьетро исполнили дуэт Нельсона и Жанетты. К тому времени я изрядно набралась, а потому не обращала внимания на веселящегося за спиной подлого Смита.

После вокальных упражнений Пьетро вошел в воинственную стадию и вызвал Смита на дуэль. Не помню, что послужило поводом, какое-то вымышленное оскорбление или что-то иное. Как и следовало ожидать, Смит принял вызов, после чего эта парочка принялась скакать по гостиной, размахивая шпагами. Впрочем, нет, шпаг под рукой не оказалось, поэтому они вооружились зонтиками. Даже старая графиня, наблюдая за кульбитами дуэлянтов, зашлась дребезжащим смешком. Что уж говорить про меня... Ладно, скажу - от хохота я сверзилась с дивана.

После дуэли графиня ушла спать, а Пьетро принялся показывать фокусы. Из старого цилиндра он извлек очень жирного и очень недовольного белого кролика. Похоже, кролик спал - уж не знаю, в шляпе или где-то еще, - и был очень возмущен тем, что его столь бесцеремонно разбудили. Он цапнул Пьетро, тот заголосил, и дворецкий утащил перепуганное животное. Хелена стала квохтать и причитать над раненым любовником, одновременно пытаясь длинной пушистой шалью перевязать ему палец. Я люблю балаган и веселье, но к тому времени с меня уже было довольно. А посему я пожелала всем спокойной ночи и отправилась спать.

Холодный душ прочистил мою голову от винных паров, и, вместо того чтобы забраться в кровать, я вышла на балкон.

Стояла фантастически красивая ночь. Полная луна большим серебристым шаром застряла в черных макушках кипарисов, подобно рождественской елочной игрушке. Яркое кружево звезд на мгновение всколыхнуло в душе ностальгию; такие звезды можно видеть только за городом, вдали от ярких уличных огней и сияющих неоновых вывесок. В бледном лунном свете парк казался картинкой, сошедшей со страниц любовного романа: чернота и серебро. Фонтаны выглядели россыпью бриллиантов, а розы - тончайшими шедеврами, вырезанными из слоновой кости. У меня даже колени от такой красоты подкосились. Возможно, виной тому было выпитое вино, но я так не думаю. Я опустилась в шезлонг и мечтательно взглянула на звезды. Мне хотелось... Угадайте с трех раз чего...

Из глубокой тени неслышно выступила фигура и двинулась по серебристо-серому камню террасы. Фигура была высокой и стройной, волосы, словно бело-золотистый шлем, облегали красивую голову. Фигура остановилась под моим балконом, простерла руки, откинула голову и принялась декламировать звучным голосом, характерным для дикторов Би-би-си:

Прелестница, похожая на фею,

В туфлях гигантского размера

Однажды вышла на балкон...

Я схватила горшок и с силой метнула вниз. Горшок упал рядом с призраком, тот отскочил в сторону с довольным хохотом. Я кинулась в комнату, кожей чувствуя этот язвительный смех. Ну и подлое же существо!..

III

Пьетро, подобно сусликам и хомякам, был ночным животным. Зная, что он редко встает до полудня, я решила, что утро - лучшее время для моих изысканий. Поэтому встала в восемь, бодрая, энергичная и готовая действовать.

Что я искала? Ну, у меня была одна мысль. Слишком уж настойчиво Смит пытался убедить меня, что на вилле я ничегошеньки не найду. Обычно мошенники не стремятся приводить того, кто их подозревает, в свое логово - от греха подальше, как говорится. Но Смит хитер и коварен как дьявол, с него вполне станется затеять двойной обман. Если хочешь спрятаться от полиции, поселись над полицейским участком... Так, может, Смит насмехается надо мной? Может, я на потеху ему играю роль сыщика-дубины, а жулье творит свои мерзости прямо у меня под носом?..

Ладно, не на ту напали. Нужно всего-то ничего - раздобыть доказательства. И самое лучшее доказательство - мастерская умельца, который изготовляет поддельные драгоценности.

Завтрак подали в малую столовую, на серебряных подносах, тарелки прикрыты крышками на английский манер. Я поела в полном одиночестве и приступила к осмотру...

Пару раз я заблудилась. Вилла была огромна. Я бродила, бродила, казалось, ей не будет конца. Наибольшую сложность представляли подвалы - самое подходящее место для потайной мастерской. Часть из них была вырезана прямо в известняковом холме. Плана помещений у меня, разумеется, не было, так что пришлось рыскать наугад, заглядывая во все углы и открывая все двери. Тщетно, я не нашла ничего, кроме полчищ пауков и залежей паутины. Впрочем, нет, помимо пауков я еще обнаружила бутылки с вином. Целые штабеля винных бутылок. Наверное, это был погреб. Честно говоря, я не обратила на него внимания, поскольку искала совсем другое.

С огромным облегчением я выбралась из сырых и темных подвалов в солнечное тепло парка. Мои блуждания по аллеям сопровождались приглушенной музыкой лета: плеском фонтанов, пением птиц, шелестом листвы на ветру. Но через некоторое время я начала ощущать зуд между лопатками. Это ощущение возникает, когда за тобой пристально наблюдают.

В парке хватало мест, где можно было спрятаться, - заросли кустов, живые изгороди, каменные статуи. Но нигде никаких признаков человека. Пустыня, да и только. Должно быть, это все нервы. Мы, горожане, непривычны к одиночеству. Словно крысы, мы плодимся и кусаем друг друга в толпе. Искрошившиеся от времени статуи, казалось, цинично взирали на меня разбитыми глазницами, фавны и сатиры гнусно ухмылялись, будто знали какой-то мерзкий секрет, неведомый мне.

Парк был создан для пеших прогулок. Повсюду тропинки, дорожки, скамьи для отдыха: мраморные и из кованого железа, резные и украшенные мозаикой. Я обнаружила не меньше четырех беседок, оснащенных мягкими банкетками и низкими столиками. Одна из беседок напоминала миниатюрный круглый храм с изящнейшими коринфскими колоннами по кругу. А вот и давешняя голова! Вчера я была слишком увлечена препирательствами с подлым Смитом и забыла осмотреть этот каменный кошмар. При детальном знакомстве голова оказалась еще ужаснее. Я обошла ее по кругу - благо чудище обвивала дорожка, вымощенная темным камнем, - и сделала открытие: оказывается, голова охраняет вход в другой парк! И не просто парк, а настоящий парк ужасов! Отвратительная башка с клыкастой пастью была детской забавой по сравнению с каменными монстрами, населявшими второй парк.

Чудища прятались за деревьями. Я наткнулась на них внезапно и едва не потеряла сознание от ужаса. Первым из чащи вынырнул огромный каменный слон - я решила, что это слон, хотя тварь была оснащена не только бивнями, но еще рогами и жуткими когтями. Хобот слоника обвивал человека - очаровательное животное явно намеревалось разорвать беднягу на части. Лицо человека поражало реалистичностью - именно так, на мой непросвещенный взгляд, выглядят люди, когда их рвут на куски.

Остальные статуи были еще хуже. Судя по всему, их создатель был помешан на жестокости. От отвращения я шла будто в тумане. Прекрасные цветочные клумбы и маленькие журчащие фонтанчики, разбросанные там и сям, лишь усугубляли впечатление от скульптур.

В конце концов ноги вынесли меня на террасу, огороженную барельефом с особо мерзкой сценой. От внезапного звука за спиной я резко обернулась.

Одна из статуй двигалась!

Это была фигура человека в натуральную величину, с лицом демона, клубком змей вместо волос и кошмарными клыками. Скрипучий звук, которым сопровождались шаги статуи, походил на смех. Смех демона... Исчадие ада двигалось прямо на меня... Я отпрянула, да кто на моем месте не испугался бы! Сзади в плечо ткнулось что-то твердое и холодное. Я повернулась как раз вовремя, чтобы избежать каменных объятий еще одного монстра. Мерзкая тварь пряталась в зарослях азалий, ее лапа с раздвоенным копытом была увита нежными цветами. Все вокруг вдруг ожило, все шевелилось, отовсюду несся скрипучий хохот. Каменные руки-лапы медленно поднимались, головы поворачивались, пустые глазницы искали меня...

Я споткнулась и шлепнулась на землю прямо под носом драконоподобного чудища, которое с безжалостным скрипом ковыляло ко мне.

Мой вопль вовсе не был мольбой о помощи, о нет, то был крик ярости. Разум отказывался принимать творящийся бред. Странно, но вопль возымел эффект: дракон вдруг заскрежетал и резко остановился, остальные монстры тоже замерли. В наступившей тишине лишь какая-то птаха разливалась мелодичной трелью.

И тут появился он... Словно сам Нижинский перепорхнул через резной парапет - длинным, плавным прыжком - и пружинисто приземлился. Забыв о своих страхах, я молча таращилась на него. А он стоял передо мной, словно само Возмездие, - руки уперты в бока, взгляд суров. Но вот он шевельнулся, и все встало на свои места. Вовсе не так он спокоен, как желает казаться. Золотистые волосы растрепаны, грудь тяжело вздымается - и как я сразу не заметила! Хватит глазеть, Вики, на этого типа, как на восьмое чудо света! Захлопни рот и прими надменный вид. Вот так...

Заставить другого говорить первым - старая дипломатическая уловка. Еще американские индейцы знали, что в молчании твое преимущество. К этому же приему прибегают современные начальники, когда просят секретаршу связаться с кем-нибудь, прежде чем самим взять трубку. Мы с подлым Смитом могли бы заниматься игрой в гляделки несколько дней, если бы я вдруг не почувствовала, как ноет рука. Я опустила глаза, ладонь была в крови. На земле, почти скрытый травой, лежал металлический рельс. Наверное, падая, содрала об него кожу.

- Ты не ранена? - спросил Смит. И тут же, осознав, что я выиграла игру в молчанку, сердито добавил: - А если и ранена, так поделом. Те, кто сует нос не в свое дело, часто нарываются на неприятности.

- Уж не хотите ли вы сказать, дражайший мистер Смит, что все эти каменные уроды автоматически сработали на мое появление?

На мгновение он замешкался, размышляя, сможет ли отделаться этой отговоркой, потом пожал плечами:

- Нет. Механизмами управляют из грота за стеной. Там находится несколько выключателей. Наверное, кто-то включил рубильники.

- Кто-то? - Я внимательно разглядывала кровоточащую ладонь.

- Я их выключил! - с негодованием ответил Смит. - С какой стати мне...

- Могу назвать пару-тройку причин. - Поскольку он не предложил мне помочь, я поднялась самостоятельно. - Но если вы думаете, что напугаете меня таким глупым трюком, то...

- Ты уверена, что тебя хотели всего лишь напугать?

- Господи, и почему наш разговор состоит из одних вопросов? - раздраженно воскликнула я. - Как в современных пьесах ни о чем... Эти тошнотворные каменные страшилища способны причинить вред только в том случае, если на кого-нибудь рухнут. Впрочем, они выглядят вполне устойчивыми.

Здоровой рукой я злобно пихнула дракона.

- С какой стати им быть устойчивыми?! - рявкнул Смит. - Они же на колесах, глупая женщина! Конечно, чтобы свалить их, надо очень постараться, но ты могла запросто грохнуться в обморок, и какая-нибудь из этих громадин попросту переехала бы тебя.

- Ага, и я окончила бы свои дни подобно Анне Карениной. - Я постаралась рассмеяться как можно убедительнее. - Чушь несусветная. Это всего лишь садовые игрушки. У кого-то своеобразное чувство юмора. Интересно, у кого? У Пьетро?

- Сомневаюсь.

Сунув руки в карманы и всем своим видом изображая беззаботность, Смит направился к выходу из сада чудовищ. Я последовала за ним.

- Чувство юмора у Пьетро отсутствует начисто, - продолжал Смит. - Он в жизни своей не запускал этих миляг. Если б ты была понаблюдательнее, то наверняка бы заметила, как проржавели рельсы.

- Тогда кто подвел к ним электричество? - спросила я, по большой дуге огибая ящерицу размером с человека. - Не в шестнадцатом же веке?

- Нет, разумеется, но в те времена монстры приводились в движение с помощью хитроумной системы противовесов и сжатого воздуха, шкивов и железных стержней. Юмор в шестнадцатом веке был грубоватым, а тогдашний граф Караваджо во всем следовал моде. Электричество подвел дед нашего старины Пьетро. Не правда ли, довольно остроумно?

Он похлопал по оттопыренному заду саблезубого тигра, который вгрызался в глотку кричащего крестьянина.

- Восхитительно, - согласилась я. - А как это вы оказались в саду, дражайший сэр? Наверное, совершенно случайно шли мимо, да?

- Пьетро попросил отыскать тебя. Скоро обед. Один из садовников видел, как ты шла в этом направлении.

- Что ж, благодарю за спасение.

- Чистая случайность, - холодно ответил Смит. - Не рассчитывай, что тебе и в следующий раз так повезет.

IV

После обеда Пьетро снова отправился спать, а я продолжила свои изыскания. Утро оказалось хотя и занимательным, но бесплодным, служебные помещения найти так и не удалось. До сих пор за пределами гостиной и столовой я видела не так много слуг, разве что однажды углядела садовника, и у меня было предчувствие, что именно среди слуг попадется знакомое лицо. Кроме того, я хотела исследовать расположенные на территории поместья постройки. Если таинственная ювелирная мастерская спрятана где-то здесь, ее не станут выставлять напоказ. Но по крайней мере я смогу разведать подозрительные места, а осмотрю их попозже, когда работники отправятся по домам. Меня охватил детективный зуд. Я нутром чуяла, что надо поторопиться. Возможно, в подсознании родилась мысль, что таинственный мастер-виртуоз - скорее жертва, чем член банды. Мне представлялся благообразный старец приятной наружности, в стареньких очках на кончике носа и с одуванчиковым пухом на голове, - в общем, добродушный персонаж из сказок братьев Гримм. Что, если негодяи держат бедного старичка в плену, заставляя день и ночь творить шедевры?

Согласна, эта фантазия достойна профессора Шмидта, когда тот пребывает в самом сентиментальном настроении. Что ж поделать, как говорится, с кем поведешься, от того и наберешься.

Первым я нашла гараж, хотя, наверное, здесь более уместно множественное число. В просторном ангаре стояло пять машин, а места хватило бы еще на дюжину. Серебристый "роллс-ройс" сиял надменным великолепием, возвышаясь над приземистым спортивным автомобильчиком ярко-красного цвета. Рядом поблескивали эмалью респектабельный темно-зеленый "мерседес" и пузатый микроавтобус. В сторонке стоял обшарпанный и грязный "фиат" коричневого цвета.

Последняя колымага поначалу привела меня в недоумение, но, подумав, я решила, что драндулет принадлежит Луиджи. Возможно, он одержим снобизмом с обратным знаком, которым славятся состоятельные американские сопляки. Американская золотая молодежь обожает рядиться в рваные футболки и линялые истерзанные джинсы, - дескать, богатенькие юнцы солидарны с угнетенными массами. На мой взгляд, вполне милая черта. Глупая, конечно, но милая и безвредная. А может, родитель Луиджи держит сына в черном теле? Родители - странные создания. Бедные трудятся в поте лица, чтобы их дети получили то, чего не было у них, а богатые, наоборот, так и норовят ткнуть любимое чадо в превратности судьбы, рассказывают лживые истории о том, как в детстве они каждый день ходили в школу за тридцать миль, стирая ноги в кровь, в мороз и зной...

Кроме гаража, я нашла еще конюшню, оранжерею, с десяток всевозможных сарайчиков и домиков, а также мастерскую плотника. В мастерской я задержалась, но никаких иных инструментов, кроме молотков, стамесок и прочего столярного инвентаря, там не было.

Рыская по поместью, я пересмотрела немало зданий, но вот люди мне на глаза не попадались. Ни единой живой души. Впрочем, нет - одна душа попалась, она мирно храпела под старой яблоней: садовник даже отдыхать предпочитал на лоне природы. Неудачное время я выбрала для проверки личностей слуг: все они, подобно своему хозяину, наверняка отправились после обеда почивать. Пришлось свернуть экспедицию и возвратиться в дом. Позвоню, пока все спят, Шмидту. До условленного часа еще далеко, но старый фантазер небось давно уже караулит у телефона, сгорая от любопытства.

Моего письма профессор пока не получил. Ничего удивительного - итальянская почта отличается, мягко говоря, некоторой безалаберностью. Я конспективно изложила Шмидту свои успехи, на что, к сожалению, не требовалось много времени, после чего неторопливо оделась и наложила на физиономию легкий макияж - впереди ждал еще один томительный вечер с Рудольфом Фримлом [17] и Великим Пьетро, мастером иллюзий.

Начался вечер вполне невинно. Из гостиной доносилось мелодичное журчание - кто-то играл Шопена, и играл совсем недурно.

Гостиная, красивая комната в белых и золотистых тонах с огромной хрустальной люстрой и позолоченными лепными херувимами, игриво гоняющимися друг за другом по потолку, была любимой комнатой Пьетро. Мебель обита парчой цвета слоновой кости, рояль кокетливо поблескивал золотистыми боками, но, поскольку вышел из мастерских Бехштейна, расцветка не повлияла на его звучание.

Я вошла в гостиную, Смит вскинул на меня наглые синие глаза и заиграл романтически-томный этюд. Ко мне неслышно скользнул лакей с подносом. Я взяла бокал шампанского и решительно направилась к роялю.

- Неплохо, совсем неплохо. Почему бы вам не заняться музыкой и не завязать с криминалом?

- Фи, милая Вики, что за уголовный жаргон? Играю я не так уж и хорошо. - Руки Смита проворными зверушками гонялись друг за другом по клавиатуре. - На клавесине у меня получается лучше, но я не профессионал.

- С удовольствием послушаю вашу игру. Наверняка у Пьетро найдется парочка клавесинов.

- Клавесин в зеленой зале, - чопорно сообщил Смит и переключился на еще более слащавую мелодию из симфонии Чайковского.

- Тогда хотя бы сыграйте что-нибудь не столь сентиментальное, - потребовала я.

- Чем же эта плоха? - возразил Смит, едва заметно кивнув золотистой головой в сторону дивана.

Сумерки, царившие в комнате, оставляли углы в голубоватой тени, потому я не заметила Пьетро и его даму. Они сидели рядом, держась за руки, и что-то ласково нашептывали друг другу на ухо.

- Что случилось? - спросила я вполголоса. - Мне казалось, они вот-вот расстанутся.

- Мне тоже. Наверное, кто-то дал нашей толстушке добрый совет. Я думал, это ты, дорогуша моя.

- Да, я и в самом деле посоветовала... Но не думала, что она воспримет мой совет так буквально. Кстати, я знала, что вы наводили обо мне справки, но такая тщательность... Дело в том, что у меня уже есть неприятный опыт общения с призраками...

- Когда-нибудь я с удовольствием выслушаю подробности этой истории, - сказал Смит, входя в импровизаторский раж.

- Сомневаюсь. Так каким образом вы...

- Дорогая моя, твой друг Шмидт половине Мюнхена растрезвонил, какая у него замечательная помощница.

- Значит, у вас есть друзья в Мюнхене?

- У меня есть друзья везде и всюду. И я с легкостью завожу новых.

- Вот в этом не сомневаюсь.

Я отвернулась от рояля. Пьетро отклеился от Хелены и привстал:

- Вот и вы, Вики. А я тут рассказываю Хелене об архитектуре древнегреческих храмов.

- В самом деле? Увлекательная тема, не так ли, Хелена?

Прелестница хихикнула, пошевелилась, и меня ослепило какое-то сверкание. Судя по всему, Хелена пребывала в благодушном настроении. Пьетро пружинистым шагом устремился к столу с закусками. Я села рядом с Хеленой.

Неудивительно, что у нее отменное настроение. На сдобной груди красовался источник ослепительных бликов - брошь размером с тарелку для бутербродов. Вещица в стиле барокко из белого золота, бриллиантов и жемчуга, усеянная россыпью античных камей. Вкусы в восемнадцатом веке, как и вкусы Хелены, отдавали вульгарностью. Пышнотелая красавица радовалась подарку, как дитя: круглое лицо так и сияло, когда пассия графа созерцала брошь поверх массивного двойного подбородка.

- Ух ты! - лицемерно воскликнула я. - Наверное, это любовь!

Хелена захихикала с удвоенной силой и прошептала заговорщическим тоном:

- Пьетро всего лишь дал поносить. Так он сказал. Но я ведь могу забыть вернуть эту миленькую брошечку...

- Гм...

- Пойдемте к окну, там лучше видно.

Я с радостью согласилась, так как хотела внимательнее разглядеть брошь. Хелена не стала ее снимать: должно быть, боялась, что я вырву у нее сокровище и умчусь с добычей. Впрочем, монументальная грудь Хелены вполне могла сойти за музейную подставку.

Я готова была поклясться, что вещь подлинная. Нет, беру эти слова назад: после всего, что мне стало известно, я не рискнула бы ставить на кон свою репутацию. Но такое украшение таинственный ювелир вряд ли скопировал, да и очкарики в лабораториях еще не настолько преуспели в создании синтетических алмазов, чтобы производить их в большом количестве по бросовым ценам. Кроме того, хотя эта брошь стоила больше денег, чем я когда-либо видела, ничего особенного она не представляла. В коллекции Пьетро имелись куда более ценные и редкие экземпляры.

Я восхищалась брошью, а Хелена так и лоснилась от самодовольства. Мы все еще стояли у окна, когда дверь отворилась и в гостиную, опираясь на руку внука, вошла престарелая графиня.

Наверное, Хелена подозревала, что брошь может стать причиной скандала, но она была готова к нему, а потому лишь еще больше выпятила грудь. Бриллианты сверкнули в свете закатного солнца, и вдова, чьи глаза были столь же остры, сколь немощно тело, замерла как вкопанная. Она ничего не сказала, но я слышала ее дыхание, напоминавшее шипение рассерженной змеи. Глаза-бусинки превратились в глаза-щелки, яркое напоминание о связи всего сущего на этой земле - в наших предках числятся птички, которые в свою очередь произошли от рептилий.

Пьетро поспешно повернулся ко всему спиной и накинулся на закуски. Луиджи выпустил руку старухи. Та не попыталась его остановить, хотя, наверное, предвидела, что должно последовать. Старушка доковыляла до кресла и села.

И тут Луиджи взорвался.

Нет смысла повторять, что он сказал, даже если бы я запомнила его слова. Как и большинство невинных отроков, Луиджи в совершенстве владел языком самых грязных непристойностей. Но, увы, тирада его произвела скорее жалкое впечатление - когда выкрикивают ругательства дрожащим голосом, иного эффекта ждать трудно. В конце концов Луиджи дал петуха и опрометью выскочил из комнаты. Лакей едва успел открыть перед ним дверь.

Если до сих пор я не часто упоминала лакеев, дворецких и горничных, то лишь потому, что пришлось бы упоминать их слишком часто. Слуги были повсюду, вертелись под ногами, наскакивали на тебя, словно блохи, когда ты меньше всего их ждешь. Семейные скандалы неизменно происходили при скоплении благодарной аудитории, но никому из семейства Караваджо зрители, казалось, не мешали. Я так и не смогла понять, по какой причине: то ли потому, что слуги считаются членами семьи, то ли потому, что они предмет дворцовой меблировки.

Пока Луиджи выкрикивал непристойные ругательства, его папаша испуганно лопотал что-то бессвязное, не забывая методично работать вилкой. Когда сын выбежал из гостиной, Пьетро приосанился, выпятил живот и заорал было громовым голосом, но поймал взгляд матери и умолк. Старая графиня хранила ледяное молчание. Ей и не требовалось ничего говорить. Все и так прекрасно понимали, что она думает и чью сторону приняла. Должно быть, бабушка с внуком решили, что Пьетро подарил брошь Хелене на веки вечные, а не дал поносить вечерок-другой.

Время до ужина прошло в неловком молчании. Я чувствовала себя неуютно, да и Пьетро тоже пребывал не в своей тарелке. Лишь толстокожая Хелена нежилась в отраженном сиянии бриллиантов. Вдова сидела, словно черная статуя, сжимая набалдашник трости морщинистыми руками. Она не сводила глаз с щегольски-пузатой фигуры своего смущенного сына.

Единственное, что не позволяло неловкости принять совсем уж вселенские размеры, - это игра Смита. От сладкого Чайковского он перешел к величественному Баху, затем к легкомысленно-печальному Вивальди и наконец дошел до Рудольфа Фримла, которого исполнил с такой ошеломляюще елейной слащавостью, что мелодия превратилась в пародию на самое себя. Не думаю, что Смит играл только для того, чтобы развеять напряженную атмосферу, нет, это эгоистичное создание всего лишь развлекало собственную персону. И, однако, музыка утихомирила страсти и успокоила Пьетро.

Вечер все тянулся и тянулся. Вдова не ушла даже после ужина (думаю, чтобы наказать Пьетро), и лишь в десять часов мы вчетвером вернулись в гостиную выпить кофе. После ухода матери Пьетро наконец расслабился, словно проказливый мальчишка. Он успел изрядно выпить и находился в агрессивном расположении духа. В присутствии матери граф старательно сдерживал свою воинственность, а потому теперь агрессия выплеснулась с удвоенной силой. Он повернулся к Смиту, который снова направился было к роялю, и рявкнул:

- Отличный спектакль, должен сказать, сэр Джон! Так-то ты выполняешь свои обязанности.

Смит лишь вздернул соболиную бровь. Пьетро хмуро посмотрел на меня:

- Этот человек еще и недели не провел в моем доме, а посмотрите, как себя ведет! Словно гость. Я его приютил, дал работу, а он знай бездельничает да посмеивается, когда мой собственный сын оскорбляет и позорит меня. Что вы на это скажете, Вики?

- Ужас! - был мой ответ.

Жалоба Пьетро, разумеется, отдавала вздорностью, но бросаться на защиту подлого Смита я вовсе не рвалась. Напротив, попреки хозяина дома доставили мне истинное наслаждение. Если бы Пьетро предложил вздернуть Смита за конокрадство, я бы с удовольствием помогла затянуть петлю.

- Пьетро, миленький, не глупи, - томно проворковала Хелена, сладострастно поглаживая бриллианты. - Что, по-твоему, должен был делать сэр Джон? Ты сам обязан разбираться со своим сыном.

Старая поговорка гласит, что для драки требуются двое. Полная ерунда! Начать драку при желании можно и в одиночку, а Пьетро явно жаждал драки. Заступничество Хелены дало ему удобный повод. Сверкая глазами, Пьетро обвинил секретаря и любовницу в том, что они крутят шашни у него под носом. Мне кажется, он искал предлога забрать назад брошь, и Хелена, не отличавшаяся умом, с готовностью угодила в ловушку.

Смит тоже (к великой моей радости) поддался на провокацию. Когда Пьетро начал бить себя в грудь и кричать, что задета честь его рода, Смит аккуратно поставил чашку с кофе и встал.

- Ладно, - сказал он утомленно. - Давайте покончим с этим. Принесите зонты.

- Ты надо мной издеваешься?! - вскричал Пьетро. - Какие еще зонты? Хочешь, как всегда, выставить меня на посмешище? Ты не воспринимаешь меня всерьез. Сэр Джон, у вас есть возможность убедиться, что нельзя безнаказанно оскорблять представителя древнего рода Караваджо!

И представитель выбежал из комнаты.

Вернулся он через минуту, размахивая... да-да, вы угадали, настоящими шпагами. Одну Пьетро швырнул к ногам Смита. Сверкнуло золото. Я вспомнила, что видела их в коллекции ювелирных изделий. Хотя шпаги когда-то принадлежали придворным и являлись скорее декоративным элементом наряда, чем настоящим оружием, клинки из толедской стали поблескивали весьма угрожающе.

Смит невозмутимо созерцал оружие, пока Пьетро силился вылезти из пиджака. Справиться с одеждой помог лакей. Пьетро схватил шпагу и принял позу, которую искренне считал защитной стойкой, - согнув колени и нелепо вскинув руки.

- Давайте, сэр Джон! Защищайте свою честь, если она у вас есть!

- Постойте! - с тревогой сказала я, когда Смит поднял оружие. - По-моему, клинки выглядят довольно острыми. Он может пораниться.

- Он и меня может поранить, - с негодованием ответил Смит. - В конце концов, не я первый начал.

Пьетро с ревом кинулся на него. Беднягу немного занесло в сторону, и стальной кончик проткнул спинку кресла. С яростным хрипом Пьетро дернул шпагу назад, но тщетно. Смит на всякий случай отодвинулся подальше. Он ждал, с интересом наблюдая за маневрами противника. Внезапно в глазах его появилась задумчивость. Я проследила за взглядом Смита - он смотрел на заманчиво оттопыренный широкий зад Пьетро. Граф, пыхтя, пытался вытащить клинок из кресла.

- Нет, - прошептала я. - Это доведет его до бешенства.

- Он уже в бешенстве, - последовал ответ. - Куда уж дальше. Почему бы тебе его не успокоить, а? Скажи что-нибудь ласковое.

Я оглянулась на Хелену - может, она сумеет утихомирить разгневанного любовника? Но та лишь таращилась и довольно хихикала. Ну как же: мужчины устроили из-за нее дуэль, что еще нужно девушке от жизни? Я посмотрела на лакея и поняла, что и с этой стороны ждать помощи не приходится. Не успела я придумать, что бы мне такое сказать, как Пьетро вытащил шпагу и быстро повернулся к секретарю. Смит очень кстати выбросил вперед руку. Сталь звякнула о сталь, и я еще больше напряглась. Дело нешуточное. Пьетро вне себя... Этим могучим ударом он наверняка разрубил бы Смита надвое.

Дуэль на зонтах была чистым фарсом, но только в силу безобидности оружия. И тогда, и сейчас Пьетро дрался по-настоящему, с искренней страстью. Я так и не поняла, то ли он был пьян и не понимал, что в руках острый клинок, то ли ему было без разницы. Все-таки этот толстый коротышка склонен к насилию. Более того, Пьетро совсем недурно фехтовал, но Смит, похоже, тоже имел некоторый опыт по этой части. Конечно, Пьетро далеко до олимпийского чемпиона по фехтованию, но перед Смитом стояла сложная задача: не только самому уцелеть, но и не поранить своего взбесившегося работодателя. Кроме того, Пьетро запросто мог в пылу драки напороться на свой собственный клинок. Словом, Смиту приходилось защищать двоих. С ехидной улыбочкой он непринужденно отступал, то и дело поглядывая под ноги. И очень кстати поглядывал - граф споткнулся о ковер, и если бы не ловкость секретаря, который прицельным ударом отвел шпагу противника в сторону, наш доблестный хозяин проткнул бы себе ногу.

Интересно, сколь долго будет продолжаться этот балаган? Если даже Пьетро никого не ранит, то его наверняка хватит апоплексический удар: по густо-багровому лицу в три ручья струился пот. Я пристроилась у Пьетро за спиной, и, когда он в очередной раз взмахнул клинком, что было сил ущипнула его за толстый бок.

Щипаться, к вашему сведению, я умею на славу. Пьетро жалобно взвизгнул, выпавшая шпага застучала по полу, оставляя на паркете царапины.

Смит шагнул назад и со скучающим видом опустил оружие. Я видела, что он собирается сказать какую-то гадость. Надо было срочно что-то предпринять, дабы Пьетро опять не впал в неистовство. Я рухнула на колени и страстным движением обняла короткие ножки. Должна признаться, сцена вышла эффектная. Сдавленным голосом я проговорила:

- Я не могу позволить вам убить этого неумелого человека! Пьетро, это будет убийством! Вы великолепно фехтуете, а мистер Смит слишком неловок и неумел. Это все равно что убить безоружного младенца!

Багровые щеки Пьетро постепенно принимали нормальный цвет.

- Да, Вики, - ворчливо согласился он. - Да, вы правы. Это будет нечестно.

Он повернулся к Хелене, чье лицо вытянулось от разочарования. Толстуха явно мечтала, чтобы ради нее пролилась кровь.

- Моя честь осталась незапятнанной вовсе не благодаря тебе, - холодно сказал Пьетро. - Ты надеялась, что меня убьют, так? Чтобы потом со своим любовником украсть мои драгоценности. Отдай брошь!

Хелена испуганно попятилась. Пьетро двинулся к ней, угрожающе размахивая руками. Подлый Смит как ни в чем не бывало развалился в кресле. Шпаги исчезли.

- Оставь их в покое, моя дорогая Вики, - протянул он лениво, видя, что я опять готова вмешаться. - Наш милый хозяин скоро упадет без чувств, и тогда мы сможем пойти спать.

Пьетро не упал без чувств. Физические упражнения развеяли винные пары, и наш доблестный граф рвался на поиски новых неприятностей. Они с Хеленой носились по гостиной, словно в нелепой игре в салки. Хелена с визгом металась из стороны в сторону, а Пьетро с рыком следовал за ней по пятам. Высокие французские окна на террасе были широко распахнуты, и я дивилась, почему Хелена не выскочит в парк, где можно легко спрятаться. Но она старательно избегала окон, и в конце концов Пьетро загнал ее в угол. Что там происходило, я точно не видела, какой-то сумбур из мотающихся рук и лихорадочных движений. Затем Пьетро с глухим стуком опрокинулся на пол.

- А вот и новый чемпион! - провозгласил Смит. - Нокаут в первом раунде.

Хелена сердито одернула платье.

- Он пытался меня задушить, - пробормотала она. - Мне пришлось его ударить. Как вы думаете, он...

- Отрубился, дорогуша, отрубился, - сообщил Смит. Он подошел к неподвижному телу. - Надо отнести его в постель. Хелена, я бы на вашем месте сегодня держался от него подальше. К утру он успокоится, но...

- Да я к нему никогда больше не подойду! Он животное! Чудовище! Я от него ухожу! Навсегда!

Хелена, тяжело дыша и величественно покачивая тяжелыми бедрами, выплыла из комнаты. Пальцы ее снова приклеились к броши, по-прежнему сверкавшей на вздымающейся груди.

Смит с лакеем перенесли Пьетро наверх. Моя комната находилась дальше, а комната Хелены - напротив моей. Дверь была закрыта, но из-за нее доносились звуки какой-то бурной деятельности. Словно Хелена решила на ночь глядя переставить мебель.

Спать не хотелось, но я все же приготовилась ко сну. Накинула халат, всунула ноги в домашние туфли и вышла на балкон.

На этот раз внизу комедианта не обнаружилось. В парке было темно и тихо, если не считать нескольких крошечных огоньков - то светились окна в домиках слуг. Слева ярким заревом полыхали огни Тиволи.

Парк выглядел спокойным и безмятежным. Может, переодеться и спуститься? Почему-то эта идея меня не вдохновила. Во-первых, было еще довольно рано и многие слуги не спали, а во-вторых, я не знала, что искать. Днем я так и не обнаружила ничего подозрительного, а потому вряд ли в темноте увижу больше. Но истинная причина моих колебаний заключалась в другом...

Мне не нравился вид темного парка. Какая-то угроза таилась в этом черном безмолвии.

До сих пор я думала о Караваджо как о комическом семействе, - именно такими предстают аристократы в телесериалах и глупых французских фарсах. Но теперь мое мнение изменилось. В этом старинном дворце таилось зло, а за нелепой внешностью хозяев скрывались трагедии и несчастья. Человек может улыбаться и все-таки быть негодяем. Он может валять дурака и все равно быть негодяем.

Но я по-прежнему считала, что Пьетро не может быть главарем, которого я ищу. Вполне возможно, что он жертва, а не преступник. Вот подлый Смит явно член шайки, он практически сам в этом признался, к тому же лишь недавно поступил на работу к Пьетро... Теперь понятно, почему к английским лакомствам в антикварной лавке едва притронулись. Кроме того, имя Пьетро Караваджо значилось в новой папке, которую я нашла в лавке. Если люди из списка, все как один состоятельные коллекционеры, - потенциальные жертвы мошенников, то, значит, Смит не кто иной, как банальный наводчик. Он проникает в дом, втирается к хозяевам в доверие, а потом открывает двери своим сообщникам. Вероятно, у него имелись безупречные рекомендации, ведь подделать бумажки куда проще, чем старинные украшения. С помощью фальшивых рекомендаций Смит получает доступ в дома намеченных жертв - в качестве секретаря или даже гостя, а затем, возможно, даже просит одураченную жертву написать рекомендации в следующий дом - подмену-то все равно никто не замечал...

И все же один момент не укладывался в эту стройную теорию. Меня ведь удерживали в плену именно в римском доме графа Караваджо, и Смит в этом участия не принимал, - во всяком случае, так он утверждает. А если не он, то один из членов семьи, и этот таинственный персонаж наверняка является главным мошенником. Но почему-то я не могла поверить, что кто-то из семейства Караваджо годится на эту роль.

Луиджи? Он всего лишь мальчик, не слишком счастливый подросток, который не ладит с отцом. Юноша импульсивен и неопытен, ему не по плечу столь сложная афера.

Старая графиня? Да, энергии и властности ей не занимать. Мне доводилось знать нескольких милых седовласых старушек, готовых на все, даже на преступление. Но графиня слишком умна, чтобы ввязываться в авантюру, да и зачем ей?

Смит? Ну, на роль главаря он явно не годится. Ума ему хватает, но все-таки чего-то в нем нет... Энергичности, что ли. Слишком уж расслабленный тип. И все же исключать его из кандидатов в главари не стоит, от такого прохиндея чего угодно можно ожидать. Что, если мое похищение и последующее чудесное спасение были подстроены, дабы напугать меня? Все эти разговоры о судьбе худшей, чем смерть, все эти намеки на жуткие пытки и членовредительство - может, то была лишь игра? И вот явился рыцарь без страха и упрека, спас беспомощную деву и навсегда завоевал ее доверие и признательность... Хороший трюк, не правда ли? И фокус наверняка сработал бы, окажись на моем месте какая-нибудь романтически настроенная курица. Девица уехала бы восвояси, как ей и рекомендовал прекрасный рыцарь, благородный сэр Джон Смит. Но вот незадача, Смиту попалась вовсе не глупая клуша, а проницательная Вики Блисс! Я исхитрилась подглядеть обстановку моей темницы и затем легко вычислила, где именно меня прятали похитители...

Легкий ветерок со стороны парка взъерошил волосы. Он был напоен соблазнительным ароматом неведомого цветка. Сладкий запах мешал думать. Я вернулась в комнату, забралась в постель и раскрыла книгу.

Это была одна из тех книг, что заботливо положили мне на тумбочку вместе с бутылкой минеральной воды и несколькими крекерами. Не сомневаюсь, что отбор производил лично Пьетро. Я остановилась на увесистом экземпляре "Тома Джонса", так как эта книга была самой невинной из всех и прежде мне не доводилось читать Филдинга. Роман показался довольно интересным, но в промежутках между эротическими пассажами попадались длинные скучные куски. Как раз один из таких кусков я и читала, позевывая, когда из коридора донесся какой-то звук. Кто-то осторожно закрыл дверь. Раздался приглушенный стук.

Интересно... Пьетро лежит без чувств, значит, ночной бродяга - либо Хелена, либо коварный Смит. Комната Луиджи дальше по коридору, а покои вдовы и вовсе в другом крыле виллы. Во всех апартаментах есть собственная ванна с туалетом, поэтому для этой цели никому из комнаты выходить нет нужды.

Я выключила свет и только потом бесшумно приоткрыла дверь. Серебряные бра отбрасывали пятна тусклого света, часть коридора была окутана мраком. Из темноты выступила фигура, словно материализовавшись из ниоткуда. Это была Хелена.

Двигалась она медленно, да и немудрено: руки ей оттягивали два огромных чемодана. Нетрудно догадаться, куда она намылилась. Должно быть, Хелена сообразила, что между ней и Пьетро все кончено, и решила сбежать. Вместе с брошью, разумеется. Но жадность не позволила ей расстаться хотя бы с частью тряпок.

С полминуты я следила за Хеленой. Чемоданы были тяжелыми, очень тяжелыми. Хелена решила, что оба ей не уволочь, поэтому прибегла к тактике мелких перебежек. Несколько шажков с одним чемоданом, затем возвращаемся за вторым... Забавная картина. Тут я увидела лицо Хелены и перестала ухмыляться.

Никогда не думала, что жадность может быть таким сильным чувством. Лицо Хелены было перекошено от страха, но она все равно упрямо тянула свои дурацкие чемоданы.

Я вышла в коридор. Хелена наверняка бы заорала от ужаса, если в хватило дыхания. А так она издала лишь сдавленный клекот и рухнула на колени, цепляясь за свое добро.

- Что, черт возьми, вы тут делаете? - спросила я.

- Бог мой!.. Это вы? Как вы меня напугали... По-моему, у меня сердечный приступ.

- Ничего удивительного - таскать такую тяжесть. Вы уезжаете? Тайком, среди ночи? Но почему?

Ответ мне был известен, но я с интересом ждала, что скажет Хелена.

- Я должна уехать отсюда, - прошептала красавица, закатывая глаза. - Я боюсь! Разве вы не чувствуете, что в этом доме что-то не так?

- Но почему не подождать до утра?

Она медлила с ответом, пытаясь придумать ложь поубедительнее. Меня бесило выражение туповатой хитрости, написанное на ее красивом лице, и я продолжила с намеренной жестокостью:

- А как же привидение? Я думала, вы боитесь выходить ночью из дома.

- Вы сами сказали, что призрак в дом не зайдет! Я позвонила в гараж, шофер ждет в машине...

Лицо Хелены лоснилось от пота, хотя ночь вовсе не была жаркой. Эта женщина не вызывала у меня никакой симпатии, но ее неприкрытый ужас, ее пухлые пальцы, вцепившиеся в подол моего халата, всколыхнули чувство вины.

- Это была глупая шутка, - пробормотала я. - Давайте я вам помогу. Одна вы не дотащите свои чемоданы.

- Поможете? Вы действительно мне поможете? Я так боюсь, и все же остаться здесь еще страшнее... Если я задержусь, Пьетро уговорит меня остаться. А днем ведь не так страшно, - наивно добавила она.

Я подняла один из чемоданов и покачнулась. Хелена неуверенно хихикнула. Я бросила на нее суровый взгляд. Что-то чемодан слишком уж тяжел. Уж не сунула ли она туда фамильное серебро Караваджо? Как дополнение к броши...

Пошатываясь, я двинулась по коридору. Хелена, тяжело дыша, тащилась следом. Мы добрались до главной лестницы. Призвав на подмогу все свое ослиное упорство, я спустилась в холл. Затем вернулась, чтобы помочь Хелене.

- Быстрей, быстрей, - бормотала она. - Мы слишком копаемся. Слишком долго...

И в самом деле, длинный коридор отнял у нас бездну времени. Да и шум мы производили изрядный, грохоча проклятыми чемоданами, набитыми неведомым скарбом. С другой стороны, чего бояться-то? Никогда не отличалась нервностью, а тут шарахаюсь от каждого звука. Заразилась от этой трусихи Хелены, наверное. Нет никаких причин для страха. Прислуга крепко спит, Пьетро тоже. У подъезда ждет машина...

Холл, освещенный единственной лампой на длинной цепи, являл собой призрачное место. Лампа слегка раскачивалась на сквозняке, по расписному потолку скользили зловещие тени, создавая впечатление, будто боги и богини на Олимпе двигают обнаженными и весьма массивными телами, потешаясь над смертными, что гробят себя какими-то ящиками.

Раскачивающаяся лампа должна была меня встревожить. В замкнутом пространстве не бывает движения воздуха, а значит, где-то открыто окно или дверь... Я стояла спиной к библиотеке и, лишь когда лицо Хелены окаменело, поняла - что-то не так. Моя спутница открыла рот, но не смогла выдавить ни звука, глаза ее, казалось, вот-вот выпрыгнут из орбит.

Я стремительно развернулась. Во мраке библиотеки кто-то стоял. Я вгляделась в темноту.

Призрак... Если бы не описание Хелены, мне бы и в голову не пришло, что это призрак. Так, кто-то вышел прогуляться, накинув плащ... Струящиеся складки длинного черного одеяния, рук не видно, голова скрыта капюшоном.

Хелена набрала воздуху и испустила вопль. Ей бы трудиться сиреной в отряде гражданской обороны. Мои барабанные перепонки заныли от боли, но призрак к воплю остался равнодушен. Он решительно шагнул в нашу сторону. Вопль у меня за спиной стих, и Хелена мешком шлепнулась на свои чемоданы.

Свет упал на голую кость, прикрытую капюшоном. Лишенный плоти череп сиял, но не тусклым светом слоновой кости, а ярким металлическим блеском. В призраке была какая-то странная, невероятная красота. Его неподвижность пугала больше, чем самый недвусмысленный угрожающий жест.

Некоторое время мы стояли как истуканы, разглядывая друг друга, затем кто-то начал барабанить в парадную дверь. Фигура в плаще повернулась, отступила во мрак и бесшумно исчезла.

Хелена очнулась и завопила с новой силой. В дверь продолжали ожесточенно колотить. Сверху донесся шум. Словом, в доме начинался настоящий бедлам.

Я посмотрела на Хелену. Может, отхлестать ее по щекам? Мысль соблазнительная, но сначала надо позвать кого-нибудь на помощь. Я быстро подошла к входной двери, которая сотрясалась под ударами, и после непродолжительной возни с замками впустила человека в форме шофера. Это был не Бассано, который привез нас на виллу. Увидев меня, человек отпрянул и закатил глаза.

- Быстрей, быстрей! - Не привыкла я, чтобы от одного моего вида мужчины шарахались. - Синьорина в обмороке, нет, наверное, уже не в обмороке... у нее истерика. Помогите мне с ней справиться.

Вопли Хелены сменились сдавленными рыданиями. Я подняла глаза. Сверху свешивались гроздья изумленных лиц, в основном женских. Штат горничных в полном составе прибыл на бесплатный спектакль. Сквозь толпу кое-как одетой прислуги храбро пробрались две мужские фигуры.

Луиджи успел натянуть джинсы, прекрасный торс остался обнажен. Подлый Смит прибыл при полном параде: белая рубашка, брюки с безукоризненными стрелками.

Чемоданы и скорчившаяся на них Хелена говорили сами за себя. И лишь поймав враждебный взгляд Луиджи, я осознала некоторую двусмысленность своего положения.

Если чемоданы, как я подозревала, набиты награбленным добром, тогда я - пособница кражи. Черт меня дернул связаться с этой жадной дурищей! Надо было первым делом оттащить ее баулы наверх, а уж потом пялиться на привидение...

- Мы встретили привидение, - с натужной веселостью сообщила я, пытаясь отвлечь внимание от набитых чемоданов.

- Неужели? - саркастически вопросил Смит. И, разумеется, вздернул бровь. - И как оно? Симпатичное? Соответствует описанию нашей дорогой синьорины?

- Описание не идет ни в какое сравнение с оригиналом, - сухо ответила я. - Надо перенести Хелену в постель.

- С какой стати она расхаживает по дому среди ночи? - подал голос Луиджи. - Да еще с чемоданами? Нет, не отвечайте. Я знаю ответ. Антонио, почему ты решил помочь бежать этой женщине?

Шофер разразился многословными извинениями, сопровождая их энергичной жестикуляцией. У него имелось вполне логичное оправдание: ему ведь никогда не говорили, что он не должен подчиняться приказам Хелены. Но хмурый вид Луиджи, казалось, его напугал. Шофер снова забормотал слова оправдания. Юноша бесцеремонно и властно оборвал его:

- Хватит! Возвращайся к себе, Антонио!

- Наверное, чертовски приятно принадлежать к высшим классам в стране, где еще сохраняется феодальная верность, - вполголоса заметил Смит. - Наши крестьяне получили слишком много свобод.

Он послал мне любезную улыбку, я ответила еще более сладкой. Его коварная попытка отвлечь мое внимание не сработала. Даже если бы Луиджи не произнес имя шофера, я все равно узнала бы этот голос. Антонио... Один из моих похитителей!

Ночное приключение оказалось не только захватывающе интересным, но и полезным. За эти несколько минут я узнала немало!

Слуги оттащили Хелену с чемоданами в ее комнату. Луиджи удалился, всем своим видом воплощая аристократическую надменность. Я тоже вернулась к себе в комнату, бросив Смита одного в холле.

Замка на моей двери не было. Я подставила под ручку стул и заперла на задвижку балконную дверь. Спать будет душновато, зато в безопасности.

Интересно, кто играл роль монаха-призрака? Смит, Луиджи, Пьетро или вдова? Пьетро мог только притворяться мертвецки пьяным, а старухе ничего не стоило лишь имитировать немощь, а на самом деле быть бодрой попрыгуньей. В детективных романах престарелые негодяи поступают так сплошь и рядом - делают вид, будто парализованы и не в состоянии двинуть ни рукой ни ногой, а сами совершают злодейство за злодейством.

Я склонялась записать фокус с призраком на счет Смита. Во-первых, вполне в его духе - у этого человека извращенное чувство юмора, а во-вторых, прибежал он далеко не сразу, хотя явно не спал. Вряд ли люди спят в вечернем костюме. С Луиджи все понятно - юноша вскочил, натянул джинсы и бросился на крик. Но Смит... Если он не спал, то где был?.. С другой стороны, он вполне мог сидеть в своей комнате, выжидая, когда соберется толпа побольше, - из осторожности. Не хотел рисковать.

Но все это лишь догадки. Самое главное, что я узнала призрак! Я имею в виду череп, а не того, кто прятался за ним. Эти стилизованные кости и словно вырубленные скулы трудно не узнать.

Невольно припомнились слова отца. Как-то, будучи особой юной и самонадеянной, я пожаловалась ему, что в университете нас пичкают сведениями, которые не имеют никакого отношения к современной жизни. "Не имеют отношения?! - проревел мой любимый родитель и презрительно фыркнул. - Да откуда такой сопливке, как ты, знать, что имеет отношение к жизни, а что нет?" Папа был прав на все сто процентов. История искусств вряд ли способна пригодиться в быту, но тем не менее именно эти бесполезные с практической точки зрения знания не раз спасали мне жизнь...

Вот и на этот раз я нашла применение своим познаниям. Дело в том, что "череп" был не чем иным, как ритуальной ацтекской маской! Такие маски надевают жрецы жутковатого религиозного учения, где большую роль играют черепа, скелеты и содранная человеческая кожа. Ацтеки изготовляли черепа из разнообразных материалов, иногда украшая их мозаикой из настоящих костей, раковин и бирюзы. В одном лондонском музее хранится маленький хрустальный череп.

Череп, который я видела сегодня, в точности повторял тот хрустальный шедевр, только здешний был значительно больше и вырезан не из горного хрусталя, а из металла. Наверняка очередное творение мифического умельца. Превосходное творение, должна заметить.

Меня вдруг охватила необъяснимая уверенность, что мастерская, где создали этот череп, находится совсем рядом...

Глава седьмая

На следующее утро я первым делом отправилась в комнату Хелены. Ночью она потребовала, чтобы рядом с ней сидела одна из горничных. Когда я нарисовалась на пороге комнаты, девушка обрадованно вскочила - за ночь капризы любовницы графа ей порядком надоели. Правда, сейчас толстуха дрыхла без задних ног.

Покосившись на спящую красавицу, я принялась исследовать содержимое чемоданов и до того увлеклась, что в чувство меня привел только сварливый голос. Я вздрогнула и быстро заговорила:

- Помолчите! Вы хотите, чтобы в дело вмешалась полиция? Возможно, Пьетро и разрешил бы вам бежать с брошью, но вот этой пропажи он бы не потерпел.

Я помахала лошадью эпохи Тан, которую Хелена стащила из гостиной. Интересно, откуда эта безмозглая прелестница узнала, сколь ценна китайская статуэтка?

- Я была ужасно зла на Пьетро, - пробормотала Хелена. - Неужели вы меня осуждаете?

- Да, но не за злость, а за глупость. Господи, теперь понятно, почему чемоданы были такими тяжелыми!

Еще бы - на дне каждого покоился массивный серебряный канделябр почти метровой высоты. Я встала и демонстративно отряхнула руки.

- Хелена, вы сейчас же положите все на место! И если по-прежнему хотите покинуть виллу, я вам помогу. Но все эти безделушки придется оставить здесь.

Она так и не смыла с вечера косметику, которая при свете дня выглядела просто ужасно. Лицо было в разноцветных пятнах, помада размазалась, а румяна полыхали багровыми пятнами. Синьорина захлопала склеившимися ресницами:

- Я остаюсь. Он не может меня бросить. Не может!

- А как же призрак? Неужели вы его больше не боитесь?..

- Вы же не боитесь!

- Я, разумеется, не боюсь... Но... но мне до смерти хочется узнать, кто... - Хелена натянула простыню до носа, но искра, сверкнувшая в ее глупых темных глазах, заставила меня спросить: - Хелена, дорогая моя, вы ведь знаете, кто это был?

- Нет!

- А если бы знали, все равно бы мне не сказали... Вот что я получаю за свой любезный и кроткий нрав. А ну, быстро! Мигом вытряхивайтесь из постели и расставьте все это барахло по местам. Не то я расскажу Пьетро!

Спустившись к завтраку, я с удивлением обнаружила за столом графа. Он жадно пожирал омлет, запивая его кофе. Меня приветствовало радостное чавканье.

- Что-то вы сегодня рано! - весело воскликнула я.

Пьетро протянул лакею пустую тарелку, тот шмякнул на нее новую порцию омлета и вопросительно посмотрел на меня.

- Кофе. Только кофе, пожалуйста.

- У меня много дел, - объяснил Пьетро. - Вчера вечером мы слишком рано легли спать... - Он замялся, осторожно поглядывая на меня.

- Ах, вы плохо себя почувствовали. Надеюсь, сегодня вам лучше?

Пьетро тяжело вздохнул:

- Старые раны, всему виной проклятые старые раны.

Хотелось бы знать, что он помнит из событий предыдущего вечера? Спрашивать про "старые раны" я не стала: наверняка они такие же вымышленные, как и многое другое в моем очаровательном хозяине.

- Наверное, ваши раны доставляют вам большие мучения, - сказала я, с ужасом наблюдая, как страдалец проглотил вторую порцию омлета с беконом и теперь накинулся на овсянку. Вкусы у него были космополитическими - итальянские обеды, английские завтраки. Таким образом Пьетро получал абсолютный максимум калорий.

- Да, все время приходится поддерживать силы... У меня сегодня важное дело и одновременно огромное удовольствие. Приезжает моя старая подруга, дорогая княгиня Кончини. Она отобедает у нас, но сначала мы с ней должны обсудить один маленький деловой вопрос. Княгиня готовит публикацию, посвященную моей коллекции. Возможно, вы согласитесь дать нам консультацию?

- Почту за честь, дорогой Пьетро.

- Сэр Джон тоже поможет нам. Ведь именно для этого он здесь - помочь привести коллекцию в порядок.

- А вы давно знаете сэра Джона? - поинтересовалась я как бы невзначай.

- Всего ничего. Но у сэра Джона превосходные рекомендации. Однако... - Он вдруг перестал жевать и остро взглянул на меня. - Однако я ему не доверяю.

Я затаила дыхание.

- Почему?

- Да-да, не доверяю. И должен вас предупредить... Вы так молоды и так красивы, к тому же гостья в моем доме. Словом, смотрите в оба!

- О чем вы, Пьетро?

Он наклонился ко мне и понизил голос:

- Боюсь, что сэр Джон с женщинами ведет себя не вполне благородно. Настоящий волокита!

- А-а, - разочарованно протянула я и отхлебнула кофе.

- Да, у меня есть все основания для подобных подозрений, - важно кивнул Пьетро. - Человек со столь богатым, как у меня, опытом... Будьте настороже, моя дорогая Вики. Не хочу сказать, что вы окажетесь подвержены его чарам, нет, это невозможно. Не могу представить женщину, которая находила бы этого человека привлекательным, но все же он настоящий пройдоха, коварный обольститель, вот кто такой сэр Джон!

Дверь за спиной Пьетро бесшумно приотворилась. В щелку я заметила мелькнувшие золотистые волосы, и мелькнули они довольно низко, словно их обладатель подслушивал у замочной скважины.

- О, мистер Смит обладает вульгарным очарованием мужлана, - невозмутимо сказала я. - Некоторые не слишком разборчивые особы с дурным вкусом могут найти его привлекательным, правда, даже им быстро надоест этот недалекий человек.

Дверь поспешно закрылась. Пьетро повернул голову:

- Что там такое?

Я отмахнулась:

- А, ничего особенного! - Отодвинув чашку с остатками кофе, я встала. - Пожалуй, прогуляюсь немного. У вас чудесный парк.

- Видели бы вы его ночью, когда он освещен огнями. Там светло как днем. Сегодня вечером непременно включим иллюминацию.

- Замечательно!

- Да-да, и отправимся бродить летней ночью средь цветов и журчащих фонтанов, - пропел Пьетро с той задушевно-добродушной улыбкой, которая свойственна только толстякам. - Дорогая Вики, повремените с прогулкой! Вот только немножко перекушу и составлю вам компанию, покажу чудеса в потайных уголках парка, которые вы можете пропустить.

- Я ненадолго. Уверена, что с чудесами, которые вы мне хотите показать, ничего не станется.

И я удалилась, оставив Пьетро весело хихикать по поводу моего озорного ума. Стоило мне выйти на террасу, как откуда ни возьмись рядом очутился сэр Джон.

- Прекрасный день, не правда ли? - лениво протянул он. - Не возражаешь, дорогая, если я с тобой пройдусь?

- Решили поиграть в сторожевого пса? - осведомилась я. - Категорически возражаю. Вы не находите, что мы будем глупо смотреться, швыряясь друг в друга камнями на кипарисовых аллеях?

И мы продолжили путь в молчании, которое я с надеждой считала гнетущим. Но подлого Смита оно угнетало не долго.

- И куда это ты собралась? - спросил он беззаботно.

- Куда глаза глядят. К вашему сведению, я еще не обследовала и половины парка.

- Все равно ничего не найдешь.

- Что не найду?

- То, что ищешь.

- Поспорим? Ваша ставка?

Мы вошли во внутренний дворик, расположенный рядом с гаражом. "Роллс-ройс" стоял снаружи, вокруг него суетились два человека со шлангами и ведрами. Одним из них был Бруно, верзила из лавки на улице Пяти Лун.

До сих пор я не сознавала, насколько Бруно огромен. Рукава его рубашки были закатаны, обнажая волосатые мускулистые руки, напоминавшие стволы деревьев. Он поднял голову, увидел меня и нахмурился. Но как ни в чем не бывало продолжил тереть губкой бок машины.

- Милая моя, если ты вышла на поиски Бруно, то не могу одобрить твой вкус, - пропел мне в ухо Смит, подхватывая под локоть и утаскивая прочь.

- Я просто ищу подтверждение своей гипотезе.

- Какая там еще гипотеза! Легче легкого догадаться, что наш граф имеет отношение к антикварной лавке, проще говоря, является ее совладельцем. И когда мы с тобой, дорогуша, имели счастье познакомиться, я как раз проверял бухгалтерские книги.

- Ага, и симпатяга Бруно вам помогал! Переворачивал, наверное, страницы, дабы вы не слишком утомились.

Смит довольно улыбнулся:

- Ах, Бруно... он присматривает за псом.

Мы оказались в обширном огороде, вдаль уходили ровные грядки с капустой и пушистыми морковными хвостами.

- Кстати, дражайший мистер Смит, давно хотела выразить вам свое неудовольствие. Что вы сделали с бедным Цезарем?

- Я? Уволь, ничего я с ним не делал. Уверяю тебя, эта псина живет себе в свое удовольствие, жирует на дармовых харчах. Нам пришлось увезти его из лавки, сторож из него получился неважный.

- В самом деле?

- Да... Но пес и впрямь замечательный. Цезарь даже научился открывать консервные банки, причем, заметь, консервным ножом, а не собственными клыками. Знаешь, у псины развилось прискорбное пристрастие к паштету из гусиной печенки, он надулся, когда мы предложили ему обычную собачью еду.

- Ужасно хочется взглянуть на него.

- И не мечтай!

Я замолчала, чтобы спор не превратился в ребяческую перепалку, к которым, по-видимому, Смит питал слабость.

Мы находились не в парке, а на служебной территории. Повинуясь безумному порыву, из тех, что частенько охватывали меня в присутствии подлого Смита, я запрокинула голову и заорала что было мочи:

- Цезарь! Цезарь, где ты, старина? Cave canem [18], Цезарь!

На мгновение воцарилась тишина, а затем раздался неистовый лай. Кинув на Смита торжествующий взгляд, я в считаные секунды проскочила огород, нырнула под арку и очутилась во дворике, заставленном мусорными баками и пустыми ящиками. Цезарь заходился в отчаянном лае. Увидев меня, пес встал на задние лапы и восторженно заскулил. Бедняга так рвался, что протащил собачью будку, к которой был привязан, на добрых шесть футов.

Я присела рядом с ним на корточки. Цезарь выглядел получше, чем во время нашей последней встречи, ребра больше не выступали. Будка, хотя и не поражала изяществом, была вполне удобной, а длинная цепь позволяла пленнику двигаться.

- Какая умильная картинка! - протянул Смит, пренебрежительно глядя на нас. - Сейчас разрыдаюсь.

- Всегда говорила, что нельзя доверять человеку, который не любит собак, - заметила я, проверяя уши Цезаря.

- Лично я предпочитаю кошек.

- Ох, только не лгите. У любителей кошек, как всем известно, хватает положительных качеств.

Цезарь успокоился, положил голову мне на колени и вывалил язык. Он выглядел по-настоящему счастливым. Почесывая ему за ушами, я осмотрелась.

Небольшой, мощенный булыжником дворик, кое-где поросший травой, со всех сторон окружали высокие кирпичные стены. У дальней стены находилось небольшое здание. Его уже как минимум лет пятьдесят не красили, но выглядело строение прочным. Единственная дверь казалась на редкость крепкой, а окна были плотно закрыты ставнями.

Может, это один из трюков Смита? Цезарь на цепи перед зданием таинственного вида... Невольно подумаешь, что в домишке есть что-то этакое... что-то, не предназначенное для моих глаз. Или же, напротив, коварный Смит хотел отвлечь меня, пустить по ложному следу. А еще... а еще с него вполне станется внушить мне, что домик этот - ложный след, когда на самом деле... У этого человека такой извращенный ум!

Решено, непременно обследую здание. Но не сейчас, разумеется, не на глазах у Смита. Я неохотно оторвала глаза от замка на двери и встала. Признаться, это было нелегко, ибо Цезарь не желал отпускать меня, а обходительный джентльмен и не подумал помочь. Осознав, что я ухожу, Цезарь жалобно взвыл. Сцепив зубы, я выскочила за ворота, слыша, как во дворе скрежещет о булыжники будка, - бедный пес рвался следом.

- Цезаря нужно выгуливать! - воскликнула я с негодованием, замедляя шаг. - Почему вы не даете ему побегать? Ведь поместье огорожено.

- Можешь приходить сюда дважды в день и выгуливать сколько заблагорассудится, - сказал Смит. - Будет полезно для вас обоих.

- Идите к черту! - буркнула я.

- И пойду. А тебе советую пойти принять ванну. От тебя несет, как от Цезаря.

- Если бы этот запах мог вас отпугивать, я пользовалась бы им вместо духов, - парировала я, придвигаясь поближе к грубияну.

Смит улыбнулся и, насвистывая, двинулся прочь.

Я проводила его взглядом. Ну и тип! Ах, как было бы хорошо принять сейчас душ... но не стану же я следовать советам этого исчадия ада! Вздохнув, я поплелась к гаражу. Два человека по-прежнему начищали "роллс-ройс", но Бруно среди них не было.

Я отыскала неподалеку розарий, надеясь, что если погулять среди цветов, то аромат роз отобьет запах псины. Увы! Наивная надежда. Интересно, почему это Смит так внезапно ретировался? И почему он оставил меня именно в этой части поместья? И куда подевался Бруно? И что все это значит?.. Вопросы, одни вопросы...

От чертовых роз не было никакого проку, поэтому, презрев аромат, который источал мой наряд, я решительно двинулась в ту часть парка, где еще не бывала. Там находился один из самых больших фонтанов, которые мне доводилось видеть. В воздух на немыслимую высоту взлетали сверкающие брызги, вода струилась по мраморным телам затейливой скульптурной группы: нимфы и водяные боги сплелись в клубок, занимаясь явно чем-то непотребным. Вволю налюбовавшись фонтаном, я огляделась. Позади олеандровой изгороди виднелись какие-то стены. Стараясь не шуметь, я протиснулась сквозь кусты и внимательно изучила строение. Понятно... Не иначе как студия Луиджи.

Это было на редкость невзрачное сооружение - не слишком подходящее для наследника всего того великолепия, которое мне довелось лицезреть. Низенькое кирпичное здание, наверняка бывший сарай, где прежде хранили лопаты и грабли. Часть кровли заменили стеклянной крышей - надобности художника диктовали свои условия, - но на этом обновление и закончилось.

Дверь была открыта. Да и как же иначе - солнце беспрепятственно шпарит через стеклянную крышу, и внутри мастерской, должно быть, жарко, как в духовом шкафу. Луиджи трудился. Торс его был обнажен, заляпанные краской джинсы сползли на узкие мальчишечьи бедра. С минуту я с интересом рассматривала загорелую спину, столь же гибкую и мускулистую, как у атлетов Лисиппа. Странно, почему при такой жаре не плывут краски. Переведя взгляд на холст, над которым колдовал Луиджи, я поняла, что это не имеет значения. Все равно никто не заметил бы разницы.

Я кашлянула и вежливо шаркнула ногой. Луиджи стремительно обернулся. В зубах у него была зажата кисть, лицо все в точках охры и ультрамарина. Именно эти кричащие цвета, должна с прискорбием сообщить, и доминировали на холсте. Не знаю, что еще можно сказать о картине Луиджи. Я в таком искусстве ничего не смыслю. Мешанина красного и синего самых неприятных оттенков. Жуть...

Впрочем, сам Луиджи выглядел куда привлекательнее. Он вытащил из зубов кисть и без улыбки посмотрел на меня:

- Вы пришли. Я думал, вы забыли про свое обещание.

- Не знала, уместно ли заглянуть к вам без приглашения. Некоторые художники не любят, когда прерывают их творческий процесс.

Угрюмое лицо Луиджи просияло в чарующей улыбке.

- У меня сейчас простой, - сказал он, тщетно пытаясь придать себе важный вид. - Зашел в тупик... Знаете, временами такое случается.

- Понимаю. Я уйду, если вы...

- Нет-нет! - Его изящные, но сильные пальцы ухватили мою ладонь. - Вы должны остаться. Скажите, что вы об этом думаете?

Хорошо, что я знаю, как действовать в подобных случаях. Отступив на несколько футов, задумчиво склонила голову набок и прищурилась. Потом сложила пальцы наподобие подзорной трубы и оглядела картину через нее. Так, теперь шаг вправо, затем влево. Щурилась, жмурилась, распахивала пошире глаза... Наконец подошла к картине вплотную, едва не вымазав краской кончик носа, постояла так полминутки и медленно повернулась к Луиджи:

- Завораживающе... Очень, очень интересная идея. Наводит на размышления.

- Да-да! - страстно вскричал Луиджи. - Вы понимаете!

И мы принялись обсуждать шедевр. Я указала несколько мест, где тон можно было бы подобрать поточнее. Задыхаясь от восторга, Луиджи поведал, какие поправки собирается внести. Юноша был на седьмом небе от счастья. Правда, однажды он застал меня врасплох, спросив в лоб, а какие, собственно, мысли будоражит во мне его творение и какие чувства пробуждает. Я быстро затараторила всякие расхожие глупости и постаралась уйти от опасной темы. Единственное, что пробуждала во мне картина Луиджи, - это раздражение и ощущение бессмысленного хаоса.

Через десять минут в пекле мастерской я почувствовала себя кроликом в духовке. Точнее, козлом, поскольку несло от меня именно так, как, по моим представлениям, несет от этого малосимпатичного животного. Но Луиджи, казалось, ничего не замечал. Заполучив благодарную аудиторию, он не собирался отпускать ее так быстро, и мне пришлось полюбоваться прочими шедеврами юного живописца. Гм... Все они были разных оттенков, других отличий я не заметила.

- А вы пишете только маслом? - спросила я, принюхиваясь к себе. - Иную технику не пробовали?

Глупый вопрос. Следовало спросить, какую технику Луиджи не испробовал. Перо, акварель, пастель, шелкографию, гравюру... На свет появлялись все новые и новые кипы шедевров. С меня же лился пот в три ручья, я задыхалась, перед глазами плыли разноцветные круги. Не выдержав, я в отчаянии выпалила:

- Пощадите, Луиджи! Еще немного, и я лопну от впечатлений! Надо, чтобы все эти ваши чудесные работы проникли в мое подсознание, стали частью меня...

Луиджи милостиво согласился. Он бы согласился со мной, даже если бы я сказала, что "эники-беники ели вареники". Оставив художника трудиться над особо ядовитой цветовой гаммой для нового нетленного полотна, я вырвалась на свежий воздух и едва не закричала от невыразимого облегчения.

Впрочем, грешно и глупо смеяться над восторгами молодости. Что может быть горше юношеских разочарований? Хотя я не утверждаю, что хорошо знакома со всеми формами европейского искусства, все же не думаю, что Луиджи способен внести большой вклад в сокровищницу мировых шедевров. Рано или поздно юноша это осознает и будет уязвлен до глубины души. Ну а пока пусть получает удовольствие от красок и кистей. А я оставлю свое циничное мнение при себе...

В дом я проникла через один из многочисленных боковых входов, стараясь не попадаться никому на глаза, точнее... гм... под нос. Учуять меня можно было за милю. А все подлый Смит! Если бы не лез со своими гнусными советами, я давно бы уже добралась до ванной. Ладно, теперь все позади, скорей, скорей на встречу с мылом и горячей водой!

И надо же было случиться, что, проскользнув в дом запашистой тенью, я первым делом напоролась на ослепительную княгиню Кончини. Со мной подобные казусы происходят сплошь и рядом, - как говорится, не повезет, так с детства.

Княгиня стояла в холле, стаскивая безукоризненно белые перчатки. Рядом в подобострастном поклоне вдвое сложился дворецкий, ожидавший, когда ее светлость вручит ему перчатки и элегантный жакет песочного цвета. Судя по всему, синьора Кончини ехала в машине стоя, ибо на ее юбке не было ни складочки. Туфли сверкали чистотой, а каждый глянцевый волосок прически выглядел так, словно над ним колдовали несколько часов, укладывая строго в соответствии с тщательно продуманным планом.

Прекрасные глаза княгини внимательно оглядели меня, и она улыбнулась своей легкой античной улыбкой. Я почти физически ощутила, сколь грязна и неопрятна каждая клеточка моего немытого существа. Одежда в зеленых пятнах от травы, слюнявые следы Цезаря, в волосах земля, физиономия в поту... А запах! Я содрогнулась и поспешила с независимым видом откинуть со лба липкие, спутанные космы. Княгиня едва заметно наморщила свой патрицианский носик.

- Привет! - бодро сказала я.

- Добрый день. Как приятно вас видеть, дорогая Вики.

Она протянула дворецкому перчатки и, раскрыв объятия, шагнула ко мне. Я испуганно отпрянула и прохрипела:

- Только не прикасайтесь ко мне, Бьянка! Я... играла с собакой.

- С собакой? А-а, наверное, тот огромный ужасный зверь, которого завел Пьетро. Странный вкус, моя дорогая.

- Мне нужно принять душ, - промямлила я, пятясь к лестнице.

- Поднимусь-ка я с вами, дорогая. Мне тоже не помешает привести себя в порядок перед обедом.

- Да вы само совершенство, Бьянка!

- Очень любезно с вашей стороны, Вики. А если серьезно, я хочу поговорить с вами наедине до того, как мы увидимся с остальными. Это касается вопроса, о котором мы беседовали в день нашего знакомства... Я обещала показать вам свою коллекцию.

У нее было такое серьезное лицо, что я замерла как вкопанная на середине лестницы.

- Вы хотите сказать, что нашли?!

Бьянка покачала головой:

- Разумеется, я проверила еще далеко не все экспонаты. Но кое-что отобрала... Мне кажется, эти ценности могли бы привлечь ваших гипотетических преступников. Кубок курфюрста, изумруды Сигизмунда и несколько других вещиц. С ними все в порядке.

- Что ж, это хорошая новость, - разочарованно пробормотала я. - Поверьте, я не рассчитывала, что вас ограбили только для того, чтобы подтвердить мою гипотезу.

- Но это не значит, что она неверна.

Княгиня была сама любезность, но явно не верила в мою теорию. Я вдруг испытала прилив раздражения. И с какой стати она держится со мной так покровительственно?

- Моя гипотеза верна! Я пока не могу ее доказать, но докажу, непременно докажу!

- Вы выяснили что-нибудь новое?

- Пока нет. Но думаю, я на правильном пути. Этот англичанин, о котором я вам говорила... тот, что был в антикварной лавке. Оказывается, он секретарь Пьетро.

- Мне это известно, - спокойно ответила Бьянка. - Вы находите мистера Смита подозрительным... Но почему? Для этого нет никаких оснований. У него превосходные рекомендации.

- А вы их видели? - спросила я напрямик.

Княгиня улыбнулась своей слегка зловещей улыбкой этруска.

- Я знакома с самим сэром Джоном, этого вполне достаточно. И нахожу его на редкость привлекательным мужчиной. А вы?

Я пожала плечами и сухо ответила:

- Внешность этого человека не имеет ничего общего с его моральными устоями.

- Вы говорите, как королева Виктория! - Бьянка улыбнулась шире. - Успокойтесь, дитя мое, и наслаждайтесь жизнью. Любопытно, была ли я когда-нибудь столь же убийственно серьезной, как вы сейчас?.. Боюсь, даже в вашем нежном возрасте я воспринимала жизнь с долей здорового цинизма. Послушайтесь совета, дорогая, жизнь - это игра, а играть надо весело!

И Бьянка не спеша поплыла по коридору, а я осталась столбом торчать на последней ступени лестницы, чувствуя себя полной дурой трех лет от роду.

В сравнении с предыдущими сосредоточенно-унылыми трапезами этот обед можно было смело назвать оживленным. Катализатором веселья выступила, разумеется, Бьянка Кончини. Княгиня, словно опытная хозяйка, направляла разговор, втянув в него даже угрюмую Хелену. По крайней мере дважды Бьянка предотвратила ссору между Пьетро и юным Луиджи. Одновременно она умудрялась в весьма элегантном стиле флиртовать с подлым Смитом, чья глупая голова тотчас пошла кругом от такого (явно незаслуженного, на мой взгляд) внимания. Сэр Джон молол языком не переставая, хохотал и острил так, словно его наняли специально для этого. Единственное, что немного омрачило всем настроение, это внезапно испортившаяся погода. Когда мы не торопясь пили кофе, начали собираться тучи. Старая графиня беспокойно взглянула на внука:

- Луиджи, обещай, что ты останешься дома! Не стоит в дождь сидеть в мастерской.

Луиджи, который находился в превосходном настроении, послал мне улыбку.

- Бабушка боится, что в меня ударит молния, - объяснил он, ласково похлопывая старушку по руке.

Я улыбнулась в ответ:

- А моя бабушка не разрешала мне во время грозы играть на пианино.

- Ваша бабушка была разумной дамой, - твердо сказала графиня. - Электричество - очень сомнительная вещь. Разве кто-нибудь понимает, что это такое? Нет. То-то и оно. Луиджи, мальчик мой, обещай, что не пойдешь в мастерскую. Лучше почитай мне, ты же знаешь, как я люблю тебя слушать.

Юноша кивнул:

- Хорошо, бабушка, только сначала мне надо сделать несколько звонков, а потом я поднимусь к тебе.

- Ох уж эти звонки, - пробормотал Пьетро. - Мальчишка болтает по телефону днями напролет. Луиджи, не вздумай звонить своему приятелю в Швейцарию, последний счет был просто чудовищным.

Улыбка спала с красивого лица Луиджи, но он промолчал. Что за извращенное свойство натуры заставляет людей грубить своим близким? Замечания Пьетро были совершенно излишни, и все же он явно не мог без них обойтись.

После обеда мы с княгиней Кончини и Пьетро отправились осматривать коллекцию редкого фарфора. Бьянка готовила к изданию альбом, посвященный фарфоровым изделиям, хранящимся в частных европейских коллекциях, и хотела выбрать, какие из экспонатов Пьетро включить в книгу. Надо сказать, что в фарфоре я практически ничего не смыслю, да и не имею такого желания. На блюда изумительной красоты, которые показывал нам Пьетро, и впрямь стоило взглянуть, но разговор хозяина и Бьянки был мне совершенно непонятен. Так что, налюбовавшись вдоволь, я извинилась и направилась к себе в комнату.

Дождь за окном хлестал нешуточный, его монотонный шелест навевал дрему. Я прилегла на кровать и не заметила, как вскоре уснула.

В то, что сны - это посланцы из мира сверхъестественного, я не верю, но думаю, что сновидения могут помочь проанализировать неосознанные тревоги. В тот день мне приснился весьма необычный сон. Он был посвящен искусству: эротические рисунки Рафаэля, "Пиета" Микеланджело, греческие статуи в зале Пьетро - и все вымазано красной и лазурной краской, словно взятой с жутковатых полотен Луиджи...

Когда я проснулась, дождь все еще нудно моросил, с балкона доносился перестук капель. Какое-то время я лежала, вглядываясь в серые сумерки и пытаясь понять, что же меня так гнетет.

Очевидно, тревога как-то связана с Луиджи и его студией. Эти кипы рисунков, набросков, акварелей... Мальчик экспериментировал с различной художественной техникой. Но почему он не попробовал себя в скульптуре?

Имелось несколько разумных объяснений. Возможно, Луиджи просто не умеет работать с объемными вещами. И все же в некоторых набросках, которые я видела днем сквозь пелену пота, было нечто такое...

Нет, никакой гипотезы у меня не возникло, пока лишь бесформенное, неправдоподобное подозрение. Но я знала, что его нужно проверить, причем немедленно. Соскочив с кровати, я прихватила плащ и уже находилась у двери, когда взгляд упал на часы, стоящие на туалетном столике. Половина пятого. Пора звонить в Мюнхен.

Трубку взяла Герда, секретарша Шмидта. Пришлось несколько минут посплетничать с ней, прежде чем она соединила меня с шефом. Герда - самая ужасная болтунья на свете, но она славная девушка, и обижать ее не хотелось. И все же я с трудом сохраняла невозмутимость, тревога снедала меня все сильней. Я напоминала себе собаку, на которую напали полчища блох. Меня, правда, терзали не насекомые, а подозрения, заставляя в нетерпении приплясывать на месте. На какую-то долю секунды даже захотелось придушить ни в чем не повинную Герду, но наконец трубка перекочевала к Шмидту.

- По-моему, я кое на что набрела! - выпалила я, не дав ему и рот раскрыть. - Нет, пока не могу ничего сказать, всего лишь подозрения. Но если моя догадка подтвердится, я вам перезвоню! Если сегодня от меня сообщений не будет, значит, я обманулась, но завтра позвоню как обычно.

Старину Шмидта, разумеется, переполняли вопросы, однако я быстро пресекла его восторженный лепет. У меня не было времени. Если к коктейлю не объявлюсь в гостиной, меня могут начать искать, а мне не терпелось проверить свою безумную догадку, и сейчас - самый удобный момент! Дождь загнал всех в дом, и другого такого случая может не представиться...

Дверь студии Луиджи была закрыта, но не заперта. Я нажала на ручку, и дверь легко подалась. Оказавшись внутри, я смахнула с лица капли и осмотрелась в поисках выключателя.

В синеватом сиянии флюоресцентных ламп студия выглядела холодной и неуютной, напоминая мансарду голодающего студента-художника. Возвышение для натурщика покрывал потертый, пыльный бархат, стулья имели такой вид, будто их жевала гигантская собака. Дождь барабанил по стеклянной крыше, словно ведя в бой незримых воинов.

Я вытащила несколько холстов, стоявших на стеллажах вдоль стены. Луиджи прошел в своем творчестве несколько "периодов". Как и у Пикассо, у него был голубой период. Как его знаменитый тезка Караваджо, он экспериментировал со светотенью. Юноша испробовал пуантилизм и кубизм, подражал Ван Гогу, смешивая мастихином множество красок. Эта странная подборка доказывала, что мальчик способен рисовать в любом стиле, но она также доказывала, что он настоящий одержимый. Так почему же Луиджи не попробовал силы в скульптуре?

На длинном столе у окна лежала всякая всячина: тюбики с краской, склянка со скипидаром, банки с льняным маслом, заляпанные краской тряпки... и папка с этюдами. Стеклянную крышу прорезала вспышка молнии, но я отмахнулась от стихии, как от назойливой мухи.

Этюды...

Наброски были плохи, в этом не оставалось никаких сомнений. И все же в них сквозило что-то неуловимое...

Я долго вглядывалась в рисунки, перебирала этюды, рассматривала любительские изображения людских голов, животных, частей тела и лишь спустя какое-то время поняла, в чем дело... Луиджи имел плохое представление об анатомии, он не владел ни композицией, ни формой - это бросалось в глаза. И тем не менее... И тем не менее один рисунок был восхитителен! Женская головка, нарисованная карандашом... Прекрасный, точный рисунок, сделанный твердой рукой мастера.

Где-то я уже видела что-то подобное. Определенно видела! Где же?.. Так и есть! Я с трудом сдержала ликующий вопль. Вспомнила... Галерея Барджелло во Флоренции. Скульптура работы Мино да Фьезоле.

Вот оно что... Луиджи был плохим художником, но первоклассным копиистом!

Я аккуратно сложила рисунки обратно в папку и принялась обыскивать мастерскую.

Люк обнаружился под насестом для натурщика. Массивный деревянный помост оказался на колесиках. Должно быть, эта штука как-то фиксировалась, иначе натурщики катались бы по комнате туда-сюда. Странно, но помост был не закреплен... Почему же Луиджи не позаботился о столь важной детали? Вероятно, потому, что люком пользуются гораздо чаще, чем самим помостом.

Внизу находилась небольшая, но полностью оснащенная мастерская. Кое-какие инструменты я видела впервые в жизни, но многие остались неизменными со времен Средневековья, а все, что касается того времени, - моя стихия. Резцы, штампы, молоточки, паяльник...

Меня захлестнуло возбуждение. Я носилась по каморке, хватая то одну вещицу, то другую, роняла их, выдвигала и задвигала ящички, копошилась в бумагах. Душа моя ликовала - гипотеза стремительно превращалась в твердое знание. В инструментах, может, и не было ничего любопытного, а вот материалы... Тончайшая золотая проволока, золотая фольга, слитки серебра... В небольшой коробке с ячейками лежали фальшивые изумруды и рубины, жемчуг и опалы; вперемешку валялись изрядные куски лазурита, бирюзы и оранжево-красного сердолика - явно для древнеегипетской короны. Камни всех цветов радуги, от бледно-желтого цитрина до гранатов, похожих на капли крови. Листы слоновой кости, малахита, порфира и жадеита. Все, несомненно, подделки, но тем не менее впечатление просто ошеломляющее.

На одном из столов лежала папка с подробными набросками, и далеко не все они относились к ювелирным изделиям. Там были также блюда, раки и кубки. Предмет, над которым работал Луиджи сейчас, был прикрыт тряпицей. Я осторожно приподняла ее.

Только несколько сохранившихся до наших дней работ можно с уверенностью приписать знаменитому Бенвенуто Челлини. Одну из них я видела в Метрополитен-музее: чаша, сделанная в виде раковины, удивительно изящной формы. Она стоит на основании, которое изображает свернувшегося змея, а покрытый эмалью змей, в свою очередь, покоится на черепахе, вырезанной из бирюзы.

Луиджи не осмелился копировать столь известный экспонат. Даже банда самых наглых мошенников в мире не посмела бы утверждать, будто они ограбили неприступный Метрополитен-музей.

Но эта вещица вполне могла сойти за одну из работ Челлини - каждый из ее элементов повторял деталь какого-нибудь творения мастера. Передо мной лежала золотая чаша, столь же изящная, как и кубок из Метрополитена. Ручки были выполнены в виде змеев, украшенных драгоценными камнями, а вся конструкция покоилась на чувственной нимфе. Фигурка нимфы повторяла женскую фигурку, что украшает солонку работы Челлини из Венского музея. Все-таки Луиджи - истинный художник. Он импровизировал, не довольствуясь копированием известных шедевров. Интересно, сколько можно выручить на черном рынке за неизвестную работу Челлини? Наверняка игра стоит свеч.

С улицы донесся оглушительный раскат грома. Сама гроза меня нисколько не беспокоила, но я боялась, что за грохотом не услышу чего-нибудь посущественнее. Например, шаги...

Ладно, пора убираться отсюда подобру-поздорову. Вернусь попозже во всеоружии: с фотоаппаратом.

Я начала осторожно подниматься по лестнице. Мои нервы так и трепетали в предвкушении какого-нибудь ужаса. Но все было спокойно. Я медленно высунула голову из люка и огляделась. Никого! Студия была пуста.

Я закрыла люк и старательно задвинула на прежнее место помост. Ф-фу... Здесь, наверху, я чувствовала себя куда спокойнее, чем в подземной мастерской, и все же на душе было тревожно. И зачем я только зажгла свет?! Через этот стеклянный купол свет можно заметить издалека. Кто поверит, будто меня снедало столь страстное желание полюбоваться на творения Луиджи, что я, презрев темноту и непогоду, устремилась на встречу с прекрасным?.. Ха-ха-ха... Непременно расхохоталась бы, не трясись так от страха.

Эта студия - чертовски опасное место, но мне придется наведаться сюда еще раз. По крайней мере раз... Надо все сфотографировать: люк, мастерскую, инструменты, материалы, этюды, незаконченную чашу... Разумеется, фотографии ничего не докажут. Никто не запретит человеку создавать прекрасные вещи в стиле того или иного легендарного мастера. Авторское право не распространяется в глубины веков. Но фотоснимки могут пригодиться для другого. Если мне удастся отыскать проданные драгоценности, снимки станут доказательством подделки...

О, герр Шмидт умрет от восторга. Я так и лучилась самодовольством. Великая сыщица Вики Блисс! Шерлок Холмс и мисс Марпл могут смело отправляться на покой, эти дилетанты мне и в подметки не годятся. Окончательно позабыв про осторожность, я распахнула дверь, вышла под дождь, и на мою бедную глупую голову обрушился удар. Если уж быть совсем точной, я снова получила удар в челюсть. Вот они, издержки высокого роста: никто не может ударить тебя по макушке, и все тумаки достаются многострадальному подбородку... С этой глубокой мыслью я и погрузилась в беспамятство...

Глава восьмая

Очнулась я в подвале виллы. В этом не было никаких сомнений. Я уже видела прежде эти стены из грубо обработанного известняка, хотя вспомнить, в каком именно подвальном помещении нахожусь, не смогла. Вообще-то помещений было три, как мне удалось установить, когда я сумела-таки с душераздирающим кряхтеньем оторвать от пола свое бренное и изнывающее от боли тело. Арочные проходы без дверей вели из одной комнаты в другую. Я проковыляла по всем и убедилась, что могла бы преспокойно выяснить все прямо со своего ложа: единственный выход из этих апартаментов люкс находился в той комнате, где я очнулась. Дверь была из старого, окаменевшего от времени дерева. Я попробовала побарабанить в нее, но лишь отбила костяшки пальцев.

Окон в помещениях, разумеется, не было, зато моя "спальня" освещалась тусклой голой лампочкой, уныло свисавшей с потолка. Чтобы немного подбодрить себя, я порадовалась наличию света, хотя смотреть было, собственно, не на что: в углу груда одеял и каких-то малопривлекательных тряпок, на которых я лежала, да низкий деревянный стол посреди комнаты. Воздух был прохладен и влажен. Самое дальнее помещение, с грязным полом, стало плантацией грибов, это же могло похвастаться примитивными санитарными удобствами. Должна признаться, я искренне обрадовалась, обнаружив сие изобретение человеческого гения. Меня всегда удивляло, как это узники умудряются упустить такую важную подробность, описывая свои страдания в застенках. В моих любимых детективах и приключенческих романах вопросы санитарии и гигиены ханжески игнорировались, но давайте смотреть правде в глаза: для любого узника наличие унитаза - вопрос первостепенной важности.

Исследование узилища не отняло много времени. Сунув нос во все углы, я рухнула на груду одеял и принялась поглаживать ноющую челюсть. Уже второй раз за неделю меня били в одно и то же место. Если так будет продолжаться, то есть шанс встретить тридцатилетие беззубой каргой. Удивительно, но в прошлый раз у меня даже синяка не осталось, так что будем надеяться, что и сейчас моей умопомрачительной красе не нанесли непоправимого ущерба. А болит-то как... Может, стоит в ближайшие дни перейти на жидкую диету? Ну да, здесь это не составит ни малейшего труда. Вдруг мои тюремщики решат вообще меня не кормить и придется довольствоваться ржавой водичкой из-под древнего крана да студенистыми грибками из дальней каморки...

Как правило, я не ношу часов, так что понятия не имела не только который час, но и какое время суток на дворе. Ладно, будем считать, что в беспамятстве я провалялась недолго и сейчас вечер того же дня. Очередного моего звонка герр Шмидт будет ждать лишь в пять часов назавтра. Прекрасно... У мерзавцев впереди целая ночь и большая часть следующего дня, чтобы решить, что со мной делать.

Если я не позвоню в условленное время, Шмидт вприпрыжку помчится в полицию. О, я достаточно хорошо изучила своего шефа, чтобы не сомневаться в этом. Но я знала также и то, что в мюнхенской полиции вряд ли поверят его безумному рассказу. В лучшем случае позвонят на виллу Пьетро, и хозяин сочинит какую-нибудь мало-мальски сносную причину, почему я не смогла позвонить в условленный час. Увы, в наше время полиции глубоко начхать, если молодая и здоровая особа вдруг исчезнет в неизвестном направлении. Красотка решила развлечься - таков будет вердикт властей. Кроме того, Пьетро - уважаемый человек, можно сказать цвет итальянской нации, с какой стати полиции его подозревать?.. А если даже и заподозрят, что с того? Доказать-то ничего нельзя, пока не найдут либо меня, либо мое бездыханное тело... Приятная перспектива, что и говорить. Ежедневные телефонные рандеву с герром Шмидтом были не более чем блефом, и бандиты раскусили мою незатейливую игру...

Все-таки Пьетро как пить дать участник заговора. Да и как иначе? Ведь мастерскую без его ведома невозможно оборудовать... А Луиджи? Насколько он вовлечен во все эти махинации с древностями? Некоторые знаменитые изготовители подделок утверждали, что их услугами воспользовались недобросовестные люди. Мол, беднягам и в страшном сне не могло привидеться, что их безупречные копии станут выдавать за оригиналы! Что ж, тоже вариант, хотя и маловероятный. В конце концов, и в наши дни встречаются патологически наивные типы. Быть может, Луиджи и впрямь невинен как младенец, но тогда его родитель уж точно по уши погряз в криминале...

Я еще немного поиграла в детектива, но так и не смогла вообразить Пьетро в роли хитрого и жестокого главаря.

Так я и лежала, уставившись в покрытый пятнами потолок и размышляя о том о сем. Например, похоже ли самое большое пятно на Южную Америку или на профиль Джорджа Вашингтона. В самый разгар этих актуальных раздумий из-за двери донесся какой-то шум.

Мою темницу заперли не хуже банковского сейфа. Звякали цепи, скрипели засовы, гремели задвижки, в ржавых замках скрежетали ключи. Я лежала тише мыши. А что оставалось делать? Ну да, конечно, я могла спрятаться за дверью и попытаться шандарахнуть вошедшего по голове, если бы: а) знала, в какую сторону открывается дверь, внутрь или наружу, и б) если бы в комнате имелся предмет, которым можно хорошенько шандарахнуть. Шерстяное одеяло, к вашему сведению, для этих целей совсем не годится.

Вскоре выяснилось, что дверь открывается внутрь. Проку от этого было мало, поскольку в пункте (б) по-прежнему значился отрицательный ответ. А потому я покрепче закрыла глаза, приняла как можно более безжизненный вид и постаралась притвориться, что все еще не обрела интерес к происходящему. Честно говоря, мне и впрямь было дурно, и ничего странного в том нет - человек, шумевший по ту сторону двери, запросто мог оказаться палачом.

Меня совсем не вдохновило, что вошедшим оказался Бруно, однако вид подноса в его лапах несколько поднял настроение. Чашки и серебряные крышки выглядели весьма экстравагантно в этой сырой и убогой дыре, но в них определенно находилась еда. Вряд ли меня решили откормить наподобие рождественской индейки, чтобы потом прикончить, толстую и румяную.

Бруно постоял в дверях, подозрительно щурясь. Я лежала неподвижно, разглядывая его сквозь ресницы. Наконец громила поставил поднос на пол, ногой впихнул его в камеру и захлопнул дверь. Я подождала, пока стихнет клацанье засовов и грохот цепей, и тихонько поднялась на ноги.

Есть особо не хотелось, но я все-таки сняла крышки с тарелок, чтобы посмотреть, чем меня решили порадовать. Угощение явно относилось к вечернему меню Пьетро: телятина с грибами, большое блюдо со спагетти и даже графинчик красного вина. Очень некстати вспомнилась старая традиция - перед повешением до отвала накормить приговоренного к смерти.

Однако нужно же поддерживать силы, и я неохотно сунула в рот листочек салата. Через минуту я жадно расправлялась с телятиной. Облизав тарелку, я вдруг подумала: а что, если еда была отравлена?! Или в нее подмешали снотворное... Хотя с какой стати тюремщикам пичкать меня снотворным, когда можно просто войти, двинуть по голове, и я покорно лишусь сознания. Конечно, я особа не из хилых и ростом меня Создатель не обидел, но с гориллой Бруно даже мне не справиться.

Трапеза придала сил, и я в очередной раз отправилась инспектировать свою тюрьму. Это было в напрасной тратой времени, имейся иное занятие. Я внимательно изучила груду трухлявых деревяшек - видимо, остатки полок - и пару каких-то железяк, настолько ржавых, что они рассыпались прахом прямо у меня в руках. Увы, ничего, что хотя бы отдаленно напоминало оружие. Впрочем, даже если бы в углу отыскался острый кинжал или основательная дубина, хватило бы у меня наглости устроить засаду на Бруно?.. Вряд ли. То-то же...

Может, сделать подкоп, как граф Монте-Кристо? Сколько времени понадобилось ему и его приятелю, престарелому аббату, чтобы выбраться из замка Иф? Годы... И если я правильно помню, туннель все равно оказался бесполезен. Пол в третьей комнате, правда, земляной, и чайная ложечка у меня есть... Вон, на подносе лежит. Итак, предположим, каждые две секунды я буду выковыривать одну чайную ложку земли, сто чайных ложек - и вот вам суповая чашка, четыре чашки составляют ведерко... Каких-то пять миллиардов ведерок земли - и путь к свободе открыт... Я вернулась к груде одеял и рухнула без сил, словно и в самом деле выгребла чайной ложкой все эти горы грунта.

Мне следовало продолжить размышлять, строить планы бегства, искать способы... Вместо этого я легкомысленно заснула. Не знаю, сколько уж времени проспала, но проснулась мгновенно - от нестройного хора цепей и засовов. На этот раз я решила принять вертикальное положение и встретить тюремщика с гордо вскинутой головой.

Это опять оказался старина Бруно. Прибыл еще с одним подношением. Подарок был перекинут через плечо, ноги в безупречно элегантных туфлях безвольно болтались в воздухе. Увидев меня, Бруно, не мешкая, сунул свободную руку в карман и извлек длинный и чрезвычайно блестящий нож.

- Ни с места! - прорычал этот добрый человек, тыча в мою сторону ножичком. - Не двигаться!

- Ну что вы! - отозвалась я, небрежно махнув ручкой. - И в мыслях таких глупостей не было.

Бруно слегка повел дюжим плечом, и тело Смита мешком соскользнуло на пол. Хорошо хоть глупая голова сэра Джона угодила точно на груду шерстяных одеял - иначе не избежать бы сотрясения мозга от удара о холодный и чертовски твердый пол темницы. Не думаю, что Бруно сделал это намеренно, вряд ли его волновало состояние головы подопечного. Честно говоря, Бруно совершенно незачем таскать с собой нож, он и без оружия вполне мог претендовать на местечко в музее мадам Тюссо - в уютном зальчике, населенном восковыми копиями знаменитых убийц и маньяков всех мастей. Достаточно взглянуть на огромные лапищи, чтобы навсегда потерять желание спорить с их обладателем. Этот инструмент поопаснее кинжалов.

С невнятным рычанием Бруно удалился, не забыв, разумеется, напоследок погреметь засовами и цепочками. Вжавшись в стену, я рассматривала неподвижное тело Смита.

Надеюсь, меня не обвинят в паранойе, если я признаюсь, что первой была мысль о коварной ловушке. Конечно, я не знала, в чем суть ловушки, но подлый Смит отнюдь не числился в списке самых честных и откровенных моих знакомых.

Впрочем, он действительно был без сознания. Вялый, как чучело змеи, набитое соломой. На четвереньках я осторожно приблизилась к нему. Смит лежал на спине, обращенное вверх лицо было неприятного землистого оттенка, щека вымазана в свежей крови. Глянув на алую струйку, я заключила, что его стукнули по голове совсем недавно.

Я устроилась поудобнее, пригляделась внимательней, принюхалась... Ничуть бы не удивилась, распознай мой нос запах кетчупа или клубничного сиропа. Но кровь выглядела совсем как настоящая, помидорами не пахло, да и ранка не походила на имитацию. Ссадина, конечно, но весьма красноречивая ссадина - вокруг уже набухала шишка, которая совсем скоро обещала приобрести чудесный пурпурный оттенок. Если этот коварный человек что-то задумал, то он далековато зашел в своем стремлении к правдоподобию.

Без сознания Смит лежал довольно долго. Я даже начала беспокоиться: это проклятое подземелье и без трупа не давало поводов для жизнерадостности, а уж с мертвецом под боком и вовсе будет не до веселья. Мрачным взглядом я сверлила красивое лицо Смита, и он наконец соизволил открыть глаза. Посмотрел на меня и поспешно снова зажмурился. Лицо исказила страдальческая гримаса.

- Где бо-бо, малыш? - проворковала я нежно. - Скажи тетушке Вики, она подует на это место, и все мигом пройдет.

Как и предполагалось, мистер Смит исторг поток ругательств, слегка поразивших меня своей оригинальностью и энергичностью, а я, поверьте, всякое слыхала.

- И поделом тебе, - злорадно ответствовала я, когда фонтан непристойностей и проклятий иссяк. - Люди, сующие свой нос в дела других, заслуживают лишь...

- Заткнись! - простонал Смит.

Я заткнулась. Он и в самом деле плохо выглядел. Через мгновение, повинуясь несвойственному мне - а в данном случае к тому же и совершенно незаслуженному - порыву милосердия, я плеснула в бокал вина и поднесла к губам мученика.

- Попробуй-ка. Всего лишь обычное вино, но, думаю, тебя позабавит само его наличие в этих застенках.

Смит посмотрел на меня поверх края бокала, и слабая искра смягчила взгляд пронзительно-синих глаз.

- Спасибо... Это то, что нужно.

Он медленно приподнялся и взял у меня бокал. Я подперла спиной стену и скрестила ноги.

- Ты успел поужинать? Тут осталось немного телятины и кусочек хлеба.

- Спасибо, я поел. По крайней мере... - Смит нахмурился, вертя пустой бокал. - Да, точно... Тебя ведь не было за ужином, так?

Я кивнула:

- Именно. Я была здесь.

- Помню, княгиня Кончини спрашивала о тебе, - медленно продолжал Смит. - Пьетро сказал, что ты уехала в Рим, у тебя свидание сегодня вечером.

- У меня и было свидание. С милым Бруно.

- В студии Луиджи? Пьетро потом мне все рассказал. За ужином он держался великолепно, но затем зазвал меня к себе в кабинет и выложил правду про тебя. Бедняга был очень расстроен. Понимаешь, ты вынудила Пьетро действовать. Ему пришлось быстро принимать решение, чтобы ты не успела рассказать о мастерской. Но, увы, наш добряк Пьетро никудышный преступник. Он терпеть не может насилия.

- Ты хочешь сказать, что это Пьетро ударил меня и притащил сюда?

- Нет-нет, толстяк не стал бы марать руки. Он вообще не любитель подобных глупостей, - презрительно сказал Смит. - Но ты ведь наверняка подозревала, что за тобой наблюдали всякий раз, когда ты выходила из виллы. Сегодня следил Бруно. У него хватило ума сцапать тебя, едва только ты вышла из студии.

- Значит, Пьетро, приказав Бруно запереть меня в этой дыре, затем поделился своим чудесным вином и прекрасной телятиной? Он несколько непоследователен, ты не находишь?

- Не нахожу. Если бы все решал Пьетро, у тебя не было бы ни малейшего повода для беспокойства.

Наступило молчание... тягостное, неприятное молчание.

- Ты хочешь сказать, что не Пьетро решает, что со мной делать? - уточнила я.

- В самую точку, дорогуша.

- Тогда кто? Ты?

- Ага, именно поэтому я сижу здесь, с тобой, - язвительно ответил Смит. - Несмотря на свою приятную и располагающую внешность, в глубине души я последний садист. Люблю, знаешь ли, самолично душить людей. Я, правда, еще не решил, задушить тебя сразу или сначала подвергнуть какой-нибудь изощренной пытке...

Я прожгла его сердитым взглядом:

- Ладно, хватит нести чушь! Что я больше всего в тебе терпеть не могу, так это твой мерзкий язык. Ты намекаешь, что очутился здесь потому, что поцапался из-за меня со своим хозяином?

Смит не ответил. Он поерзал, принимая удобную позу, прислонился к стене и вытянул ноги. На лице застыла маска холодной ярости. Если в ему было шесть лет, я сказала бы, что он дуется.

- О, мой герой! - пропела я сладко-сладко. - Как я в тебе ошибалась. Прости меня, глупую, и позволь смиренно преклонить перед тобой колени. Мое нежное девичье сердечко трепещет от восторга, ведь ты рисковал своей жизнью ради...

Бокал с музыкальным звоном разбился о стену, Смит обхватил меня и привлек к себе, едва не раздавив грудную клетку.

- Внимание, внимание, уважаемые радиослушатели! - проквакала я сдавленно. - Поцелует герой героиню или убьет? Включите свои приемники завтра в это же время, и вы услышите продолжение спектакля...

Лицо Смита перекосилось, я даже испугалась, как бы оно не лопнуло. Через мгновение он зашелся в приступе хохота. Меня он не выпустил, но хватка ослабла, так что я смогла устроиться поудобнее. Так мы и сидели бок о бок, Смит смеялся, а я внимательно наблюдала за ним. Наконец он выдавил:

- Предлагаю заключить перемирие. Я нахожу твое чувство юмора столь же отвратительным, каким ты находишь мое. И, честно говоря, не считаю, что сейчас время и место для пошлых шуток.

- А у тебя есть план?

- Я надеялся, что он есть у тебя, - последовал обескураживающий ответ.

- Как можно спросить планы, не имея информации? Если бы ты удосужился доверить мне...

- В обмен на неприкосновенность? - Джон пытливо посмотрел на меня, и, судя по всему, выражение моего лица его не вдохновило. Он упрямо покачал головой: - Ладно, пока отложим этот вопрос. Если мы не выберемся отсюда, он так и останется чисто теоретическим. Я скажу тебе ровно столько, сколько могу, не подвергая опасности...

- Себя?

- Разумеется, себя.

- Тогда ладно. Так кто у вас главарь?

- Не знаю. Честное слово! Кем бы он ни был, этот человек достаточно умен, чтобы не раскрывать свою личность перед рядовыми членами. Я что-то вроде связного, как ты могла бы выразиться. Мне известны несколько членов организации, но начальства я никогда не видел и даже не разговаривал с ним. Шеф общается со мной посредством коротких записок. Я знаю лишь, что в римскую группу входят Пьетро, Бруно, Антонио да еще несколько старых слуг, которых используют для грязной работы.

- А Луиджи?

- Луиджи? - Смит добавил в голос сарказма. - Нет, Луиджи в организацию не входит. Сама подумай! Можно сказать, что Луиджи и есть организация. Без его таланта это предприятие было бы просто невозможно.

- Жаль... Я надеялась, что мальчик непричастен...

- Ага, он должен быть тупоголовым бревном, чтобы не догадываться, что происходит. А наш Луиджи, к твоему сведению, далеко не глуп. И все же в каком-то смысле он невиновен. Для юноши это всего лишь увлекательная игра, грандиозная шутка...

- Так призрака играл Луиджи?!

- Разумеется. А ты думала кто?

- Ты.

Смит обиженно поджал губы:

- Господи, Вики, я не способен на такое ребячество! У Луиджи переходный возраст. Он на дух не переносит взрослых. С его точки зрения, любая шутка над представителем взрослого мира - дело праведное.

- Ничего удивительного, достаточно раз увидеть, как с мальчиком обращается отец.

- Все понятно! - Смит с отвращением фыркнул. - Похоже, ты пала жертвой смазливой физиономии юнца! М-да, материнские инстинкты так и норовят проклюнуться даже у самых неожиданных особ... Луиджи ненавидит отца, он находит любовные интрижки Пьетро отвратительными.

Согласно его этическим принципам, прелюбодеяние приемлемо только для молодых.

- Тогда почему он помогает вам?

- Поди догадайся. Возможно, потому, что в этой игре Луиджи играет на равных с папашей. Более того, Луиджи - куда более значимая фигура, чем Пьетро, и мальчишка прекрасно это сознает. И все же он настолько привык к постоянным нотациям отца, что даже не пытается взбунтоваться и взять над Пьетро верх.

- А о какой именно игре идет речь? У меня есть кое-какие соображения, но...

- Больше ты ничего не узнаешь, - невозмутимо проговорил Смит. - Я не собираюсь рассказывать больше, чем тебе нужно знать, чтобы ты помогла мне выбраться отсюда.

- Но ты ведь не воображаешь, будто я стану держать язык за зубами?

- Можешь говорить что угодно и кому угодно, дорогая. К тому времени я буду уже далеко-далеко, в неведомых тебе краях, а Пьетро, если у него имеется хотя бы крупица здравого смысла, уничтожит все улики.

- Но послушай, Смит...

- Вообще-то это не настоящее мое имя.

- А настоящее?..

- Не имеет значения. Можешь звать меня Джоном. Родители действительно меня так назвали, хочешь верь, хочешь нет.

- Да мне глубоко наплевать, пусть хоть Навуходоносором. Черт возьми, ты не можешь рассчитывать выйти сухим из воды. Это же преступный сговор...

- О да, но законы так неповоротливы, ты не находишь? Боюсь, у тебя весьма средневековые представления о том, что хорошо и что плохо. Как и у большинства людей. Они по-прежнему склонны куда более сурово наказывать преступления против собственности, чем преступления против личности. А я придерживаюсь идеалов старины Робина Гуда. - Смит явно вошел во вкус. - Честное слово, я не считаю, что делал что-либо предосудительное. Разумеется, я поступал бесчестно, но вовсе не аморально. Я не отнимал последнее у вдов и сирот, не лишал крох бедствующих стариков, не нанес никому физических повреждений...

- Да? - язвительно оборвала я его монолог, грозивший вылиться в лекцию на тему "Что такое хорошо и что такое плохо". - Не знаю, не знаю... А как же мы? С нами разве не собираются расправиться твои благородные дружки?

Джон несколько скис:

- Но ведь еще ничего не случилось.

- Пусть так... А как насчет моего похищения?

- Это все Бруно. Он надзирает за слугами, так сказать, надсмотрщик, и, как все армейские сержанты, имеет слегка преувеличенное представление о собственном уме.

- Что скажешь о человеке, найденном мертвым в Мюнхене?

Джон просиял:

- Это в самом деле несчастный случай! У бедняги было слабое сердце. Думаю, на него напал какой-нибудь грабитель, бедолага испугался и испустил дух. Он был чересчур мягким и незлобивым человеком...

- Любил старушку мать и своего попугайчика, - с сарказмом продолжила я. - Честно говоря, меня этот человек интересует только как зловещее предзнаменование дальнейших событий. Тебе не уйти от вопроса, милый Джон. Думаю, дело было так... Пьетро или кто-то еще, воспользовавшись посредничеством Пьетро, ознакомил тебя с планом, как следует поступить с моей скромной персоной. План этот пришелся тебе не по душе... если, конечно, я правильно поняла причину, по которой ты здесь оказался. Так что вы собирались со мной сделать?

- Пьетро этого не хотел, - пробормотал Смит.

- И ты думаешь я в это поверю?

- Честное слово, Вики, не хотел. От одной мысли Пьетро потел, ломал руки и принимался жаловаться на итальянском...

- От какой мысли?

Я вдруг осознала всю дикость своего положения. Мы с Джоном (ладно уж, отныне буду называть его так) уютно сидели бок о бок, его рука непринужденно обнимала меня за плечи, и при этом говорили об убийстве... о моем убийстве! Я оттолкнула эту подлую руку. Мне всего лишь захотелось отстраниться, встать, пройтись, хоть как-то развеять ощущение бессилия... Увы, все вышло несколько иначе. Я, как всегда, не рассчитала свою силу, и голова Джона с глухим стуком ударилась о стену. Второй удар, последовавший вскоре после первого, он уже не смог выдержать - глаза закатились так, что остались видны лишь белки, и он начал медленно валиться на бок.

Я успела поймать его голову, прежде чем она претерпела третий удар - о каменный пол, - и осторожно пристроила у себя на коленях.

- Напомни мне, - слабо простонал Джон, - чтобы я тебя придушил, как только восстановлю силы.

- Мне кажется, с этим справятся и без тебя, - заметила я, рассеянно проводя пальцами по его мягким волосам. - Не в этом ли состояла суть плана - навсегда заткнуть мне рот?

Он вздохнул и прижался щекой к моей руке.

- Может, мне все-таки стоит рассказать тебе, что случилось?

- Было бы неплохо, - согласилась я, стараясь высвободить руку.

- Нет-нет, Вики, не шевелись, у меня голова раскалывается... Вот так лучше. Понимаешь, когда Пьетро сказал, что получил приказ избавиться от тебя, я, разумеется, запротестовал. Нет, прошу, не надо благодарить, мною двигали чисто эгоистические мотивы. Я ведь подрядился совершить кражу, а не убийство. У меня не было, да и сейчас нет, никакого желания оказаться за решеткой, но если это все-таки произойдет, согласись, есть разница между десятилетним сроком за мошенничество, который запросто могут скостить за примерное поведение, и виселицей.

- Разве в Италии до сих пор вешают людей? - удивилась я. - Мне казалось, смертную казнь отменили.

- Понятия не имею. Знаешь, я почему-то никогда не стремился прояснить для себя этот вопрос. Но в старой доброй Англии для определенных случаев восстановили смертную казнь. И я предпочитаю держаться от таких случаев подальше. Не перебивай, мне и так трудно связно думать... На чем я остановился?

- Ты стал протестовать.

- Ах да... Так вот, Пьетро согласился с моими доводами, но он испытывает просто животный страх перед боссом. Именно так он его и называет. Босс. Любопытно, правда?

- Может, этот босс - американец. Или англичанин...

- Дорогая, не стоит делать поспешных выводов. Главарь не я, заруби себе на носу. Итак, после безуспешной дискуссии с милейшим Пьетро я в сердцах хлопнул дверью библиотеки, а наш хозяин остался лопотать что-то нечленораздельное. Я же вышел в парк - прогуляться, а заодно поразмыслить, как быть дальше. Думаю, Пьетро позвонил начальству, как только я его покинул. Прогуливался я не больше четверти часа, а потом примчался Бруно со своими подручными и скрутил меня. Вот и все.

- Понятно. Что ж, все это ужасно занимательно, но, боюсь, мало чем может помочь. А... какой-нибудь конкретный способ моего уничтожения обсуждался? Не перебивай! Я лишь хочу сказать, что для нас ведь есть разница, собираются твои дружки залить подвал, утопив меня, а заодно и тебя, или они намерены пустить сюда ядовитый газ, подмешать что-то в еду или...

Джон скривился:

- Господи, Вики, до чего ж у тебя буйное и испорченное воображение! На мой взгляд, способ умерщвления не имеет ровным счетом никакого значения. Ведь мы с тобой не в силах помешать, правильно? Они могут избрать любой из перечисленных тобой способов, мы ничего изменить не в состоянии...

- Ты представляешь, в какой части подвала мы находимся?

- Нет. - Джон закрыл глаза.

- Да уж, негусто от тебя проку.

- Я думаю.

- Ничего подобного. Ты явно собираешься поспать. Только, пожалуйста, не стоит использовать меня в качестве подушки.

- Я думаю!

- Докажи.

- Ты обследовала эту мерзкую дыру?

- Конечно. Здесь еще два помещения, более-менее похожие на это, ни дверей, ни окон. Каменные стены, каменные полы, за исключением третьей комнаты, где пол земляной.

Джон одобрительно поцокал языком:

- Похоже, ты тут даром времени не теряла. Так что я могу не горбатиться, шныряя по углам.

- Ради бога! Сомневаюсь, что найдешь что-то новенькое. Но встать и размяться тебе действительно не помешает.

- Зачем это?!

- Ну, чтобы ты смог наброситься на Бруно, когда он войдет в следующий раз.

Джон слегка оживился. Оживление выразилось в том, что он выпучил глаза. Отродясь не видела, чтобы так усердно таращились в притворном изумлении.

- В жизни не слышал более идиотского предложения!

- К твоему сведению, это единственный шанс выбраться отсюда. Ты можешь огреть его подносом.

- А почему бы тебе самой не огреть его подносом?

Не хочется говорить, как долго продолжалась наша бессмысленная перепалка. Этот несносный человек даже с чертом будет спорить, когда тот потащит его в ад, и если до сих пор не продал свою душу дьяволу, так только потому, что наверняка заломил немыслимую цену. Наконец мне удалось поднять Джона. Не думаю, что его убедили мои доводы, просто от моих пронзительных криков у него заложило уши. Как говорится, не мытьем, так катаньем. С довольной улыбкой я наблюдала, как, кряхтя и охая, Джон прохаживается по подвалу. Разминка пошла ему на пользу. После весьма артистичного исполнения роли немощного инвалида Джон оставил попытки убедить меня, что смертельно ранен, и довольно быстро обрел обычную энергичность. Более того, даже отправился исследовать остальные помещения. И в конце концов был вынужден согласиться, что не существует иного способа бежать, кроме того, что предложила я.

Да и этот способ выглядел малореальным, ибо у нас не было оружия. Поднос и посуда были из серебра, и хотя поднос весил изрядно и вполне мог набить шишку на черепе обычного человека, но как оружие он не годился - слишком громоздкий. Кроме того, как справедливо заметил Джон, череп у Бруно гораздо крепче, чем у обычного человека.

- Я лишь приведу его в раздражение. Почему-то мне совсем не хочется этого делать.

- А как насчет кулаков? - сурово осведомилась я.

- Кулаков?! Ты шутишь... Вдруг я палец сломаю. Если помнишь, я весьма недурственно играю на рояле. Ты бы стала просить Антона Рубинштейна подраться ради тебя на кулаках?

- Нет. Ему девяносто лет.

- Какая разница!

- Кроме того, Антон Рубинштейн играет гораздо лучше тебя.

- Через шестьдесят лет, если доживу, я рассчитываю отточить свою технику.

Ну ладно, грызня - тоже развлечение, особенно когда заняться нечем. Нашу дискуссию прервал скрежет засовов. Я вскочила и ткнула пальцем на дверь:

- Спрячься!

- Я не готов, - промямлил Джон, отодвигаясь к стене. - Голова все еще кружится... Давай отложим до утра. Потренируемся, наберемся сил... Словом, подождем до следующего раза.

- Следующего раза может не быть! Как долго ты там собираешься... черт!

Было слишком поздно. Дверь медленно отворилась.

Глазам моим предстал Бруно во всей своей горилльей красе. У меня все поплыло перед глазами. События повторялись. Дежа-вю какое-то... Через могучее плечо Бруно снова было перекинуто безвольное тело. Правда, очертания тела отличались от контуров Джона.

Я узнала толстые ляжки и туфли от Гуччи.

На этот раз Бруно не стал беспардонно бросать тело на пол. Он осторожно переступил порог и остановился, подозрительно переводя взгляд с меня на Джона. Увы, никаких треволнений наружность Джона не сулила: тот жался к стене, словно робкая девица, стоящая в очереди на изнасилование. Бруно мотнул головой в его сторону и прохрипел:

- Иди сюда! Нет, не вы, синьорина, вы оставайтесь на месте. Ты, Смит. Возьми его.

Джон медленно подошел.

- Давай! Иди сюда, мелкий трус, я тебе ничего не сделаю. Возьми хозяина. Осторожней смотри. Не урони!

Джон принял безвольное тело Пьетро с рвением человека, которому подарили на Рождество большой мешок навоза. Колени его подогнулись, но рык Бруно помог удержаться на ногах.

- Я же сказал - не урони! Положи его, кретин, что стоишь как дубина? Положи его на одеяла, аккуратней. Чтобы хозяин ничего себе не повредил.

Красноречиво глянув на меня, Джон повиновался.

- Хорошо, - буркнул Бруно. - И смотрите мне! Позаботьтесь о хозяине. Если с ним что-нибудь случится...

- Не волнуйся, Бруно, старина. Я стану заботиться о Пьетро, как о собственном дитяти.

Бруно хмыкнул и удалился. Джон приложил ухо к груди Пьетро, поднял ему веко, пощупал пульс. Затем разогнулся.

- Его усыпили.

- С ним все в порядке?

- Да. Сама посмотри.

Пьетро напоминал спящего младенца, впрочем, нет, не младенца, скорее маленького розового поросенка с щегольскими усиками. Пухлые губы были сложены в блаженную улыбку. Джон ослабил шелковый платок, обвивавший шею Пьетро, подоткнул одеяло и поднялся на ноги.

- Мы для него ничего не можем сделать. Ему надо проспаться.

- Ты думаешь, Пьетро воспротивился планам босса прикончить нас?

- Возможно. И вот к чему это привело.

- Джон, тогда он должен знать, кто босс. Давай растолкаем его и спросим.

- Ничего не выйдет, Вики. Он беспробудно проспит еще несколько часов. Кроме того, с чего ты решила, что Пьетро выложит нам правду? Ему-то опасность не грозит. Босс, вероятно, бросил его сюда лишь для острастки, чтобы Пьетро поостыл и успокоился. Сама знаешь, наш милый граф в критические моменты склонен к истерикам, но, проспавшись, сможет разумно оценить положение и поймет, что должен подчиниться боссу.

Джон в расслабленной позе, сунув руки в карманы, привалился к стене, но он больше не выглядел вялым и безвольным. Даже голос изменился. Теперь Джон говорил четко и отрывисто, от раздражающей тягучести не осталось и следа.

- Посуди сама, - продолжал он резко. - Пьетро не может позволить себе обратиться в полицию, сам по шею увяз в этом сговоре. Он даже не может бежать и сменить имя, так как в этом случае ему придется отказаться от всего - от виллы, от римского особняка, от коллекции, от всего этого великолепия. Я почему-то с трудом представляю, что он способен сделать карьеру в качестве коммивояжера. Пьетро вовсе не плохой человек, он просто слабый. Сегодня вечером он много пил и, думаю, вышел из себя и вспылил. Но завтра... Завтра он повернется к нам спиной, Вики. Нас переправят в другое место, и Пьетро никогда не узнает, что с нами случилось. Он даже спрашивать не будет.

- Умеешь ты развеселить, - мрачно буркнула я.

- Мне тоже так кажется, - вздохнул Джон. - Ты даже не представляешь, как я не люблю сталкиваться с жестокой реальностью. Но когда речь идет о спасении моей драгоценной шкуры... Полагаю, нам лучше начать действовать, и незамедлительно. Они могут решить расправиться с нами, пока Пьетро в беспамятстве. Поставить его перед свершившимся фактом. Это избавит от мук его жалкую совесть. Да, думаю, такое вполне вероятно.

- Действовать? - Я так и вытаращилась на Джона. - Как действовать?

Джон нагнулся над Пьетро, поколдовал над одеялом и распрямился. Теперь можно было решить, что Пьетро не спит сладким сном, а скрючился от боли.

- Заметила, как Бруно беспокоится о своем хозяине? Если я не ошибаюсь, он слоняется где-то под дверью. Значит, так... Я барабаню в дверь и ору что есть мочи. Ты теребишь Пьетро. Когда Бруно откроет дверь, дергай за одеяла посильнее. Надо создать впечатление, будто у Пьетро конвульсии.

Джон в упор посмотрел на меня, я послала в ответ бараний взгляд. Он раздраженно фыркнул:

- Ладно, сейчас покажу. Вот, смотри... Примерно так.

Он ухватил Пьетро за руки и за ноги и принялся трясти, подобно тому, как трудолюбивые домохозяйки трясут матрасы. Выглядело чертовски убедительно. Полное впечатление, будто Джон пытается удержать конечности человека, который бьется в эпилептическом припадке.

Толстые щеки Пьетро мотались из стороны в сторону, но блаженная улыбка держалась будто приклеенная.

- Постарайся загородить его лицо, - добавил Джон, с отвращением глядя на беднягу. - С этой глупой физиономией ничего не сделаешь.

Он встал, отряхнул брюки, и я заняла его место.

- По-моему, с Бруно тебе не совладать, - сказала я, практикуясь во "встряхивании матраса". Это занятие мне даже понравилось: Пьетро был таким приятным на ощупь, таким пухлым, таким аппетитно-толстым.

- Скорее всего. Но у меня появится шанс, если застигнуть его врасплох. Ежели увидишь, что дела мои плохи, можешь прийти на подмогу, я не обижусь.

Придумать ответ поязвительнее я не успела, так как Джон подскочил к двери, замолотил в нее кулаками и заорал:

- На помощь! Помогите! Пьетро умирает! На помощь, на помощь, на помощь...

Долго напрягать голосовые связки ему не пришлось. Должно быть, Бруно и впрямь отирался под дверью. Засовы и цепи взволнованно загремели. Я набросилась на Пьетро и что было сил затрясла безвольное тело, украдкой косясь на дверь. Удивительно, но пока все шло как по маслу.

Однако замысел едва не провалился, не успев начаться. Встревоженный Бруно с такой силой распахнул дверь, что Джон впечатался в стену.

После этого все пошло наперекосяк. Я увернулась от Бруно, который набросился на меня, словно самка бегемота, защищающая своего детеныша. Гигант рухнул на колени и склонился над Пьетро. Что ж, коли Джон выведен из строя, то действовать нужно мне. Я сцепила руки в замок и вскинула над головой, собираясь ударить Бруно по шее сзади, как сплошь и рядом делают крутые парни в детективных телесериалах. Правда, особых надежд на сей прием я не возлагала, уж слишком эта шея походила на гранитную глыбу. Скорее всего, я просто останусь без рук. Впрочем, на том свете они мне вряд ли пригодятся...

Пока я раздумывала да примеривалась, а Бруно кудахтал над хозяином, из-за двери появилось плоское существо. Ба, да это наш герой! Прикрывая лицо и постанывая, он нетвердым шагом двинулся к нам.

Уж не знаю, то ли Бруно услышал шаги, то ли все-таки догадался, что с его хозяином ничего ужасного не произошло, но он вдруг обернулся. И без того уродливое лицо было перекошено от ярости. Стоя на коленях, он попытался ухватить меня, но я оказалась проворнее и метнулась в сторону, забыв опустить руки. Со стороны мое движение, должно быть, напоминало элемент из авангардной балетной постановки: зрелая девица, сцепив руки над головой, скачет как горная серна. Издав рык, Бруно начал вставать. Именно начал - при его габаритах и гибкости это был настоящий производственный процесс. Словно разгибался огромный, плохо смазанный механизм. Он уже почти распрямился, когда мимо меня что-то со свистом пронеслось. Это был Джон - пригнув голову, он снарядом метнулся в громилу...

Ни слышать, ни видеть такого мне не доводилось. Весь воздух разом вышел из легких Бруно, будто весь пар вдруг вырвался из свистка чайника. Бруно раскинул огромные ручищи и зашатался. Голова его мотнулась назад, с силой ударилась о каменную стену, огромное тело медленно осело на пол, глаза закатились.

Джон выпрямился и потер лоб. Другая рука тревожно ощупывала нос.

- По-моему, я проломил себе череп, - прогнусавил он.

- Ничего страшного, главное, что твои драгоценные музыкальные руки не пострадали, - безжалостно ответила я. - Пошли отсюда!

Джон покосился на Бруно:

- Нет, сначала надо связать его.

Я с сомнением оглядела гиганта. С таким же успехом можно было попросить подойти к контуженному гризли.

- Тогда прикрой меня.

- Чем? - Джон осторожно дернул себя за кончик носа. - Ох, слава богу, похоже, моя неземная красота не пострадала. Но ощущение... Ладно, хватит спорить, нам нужно торопиться.

Мы спеленали Бруно полосами, на которые разрезали одеяла, воспользовавшись его собственным ножом. Изрядный кусок шерсти исчез у нашего тюремщика во рту, дабы не поднимал крик раньше времени. Успели мы вовремя: Бруно вдруг застонал и пошевелился.

С ложа тоже донеслась какая-то возня. Я оглянулась. Сунув ладошку под голову, Пьетро сладко причмокивал во сне. Должно быть, ему снилось что-то приятное. По лицу аристократа было разлито неземное блаженство.

Помимо ножа, в карманах Бруно обнаружился еще один полезный предмет - коробок спичек. И очень кстати. Когда мы притворили за собой дверь, у нас остался только этот источник света. В коридоре царила кромешная тьма. Я запалила спичку, чтобы Джон смог задвинуть все эти щеколды и засовы.

- Куда? - прошептала я, когда он навесил последнюю цепь.

- Не знаю. Давай попробуем направо.

Его рука ощупывала меня. Если Джон искал мою руку, то здорово промахнулся. Я шлепнула его по пальцам и прошипела, чувствуя небывалый подъем:

- Хватит!

- Это всего лишь случайность. - В его шипении тоже слышалась залихватская удаль.

Успех вскружил нам голову, но эйфория продолжалась не долго. Мы ковыляли по темному коридору, взявшись за руки и ощупывая стены. Ноги мы старательно приволакивали - из опасения споткнуться. Я бы не удивилась, если бы в полу обнаружилась зияющая дыра или западня, - в этих катакомбах все возможно. Мою блестящую идею зажечь еще одну спичку Джон отклонил: спичек в коробке кот наплакал, а мы запросто могли вскоре очутиться в ситуации, когда они нам очень понадобятся.

В конце коридора мы уткнулись в тупик. Правда, там имелась дверь, но она была заперта. Ничего не оставалось, как вернуться тем же путем и попытаться пойти в другом направлении. Теперь мы шли быстрее, но не только потому, что знали дорогу. Время работало против нас. Даже если Бруно сумеет освободиться, его крики наверху не услышат, но уж больно похожа на правду малопривлекательная гипотеза Джона. Зачем бандитам ждать утра, чтобы избавиться от нас?.. Прийти за нами могли в любую минуту.

Мы вернулись к камере (я сумела нащупать в темноте дверь) и двинулись дальше, уже медленнее. Через несколько шагов раздался грохот - это я споткнулась о стул. Видимо, именно на нем коротал время Бруно. Действительно, почему малыш должен был отказывать себе в удобствах?

Этот туннель тоже заканчивался тупиком, но чуть раньше в сторону уходил еще один коридор. Вдали замерцал проблеск света. Бодрой рысью мы устремились на свет и вскоре оказались под высоким зарешеченным окном. Глаза мои настолько привыкли к кромешному мраку, что свечение почти ослепляло, хотя то был всего лишь тусклый лунный свет, к тому же отраженный от стен метровой толщины. Мы очутились в помещении, заставленном полками со всякой всячиной. Должно быть, кладовая... Черный проем в дальнем конце помещения намекал на выход. Небольшая лестница подвела нас к двери. Джон приоткрыл ее и заглянул в щель.

- Еще одна кладовая, - сообщил он спустя мгновение. - Никого нет.

В этом помещении, расположенном чуть выше первого, вдоль стены выстроились бочки.

- Винный погреб, - прошептала я довольно. - Теперь я знаю, куда нас занесло, только понятия не имела, что тут есть еще одна дверь. Я не бывала в той части подвала, где нас с тобой держали.

- Хватит читать лекции! - пробормотал Джон. - Давай, веди!

Легко сказать "веди"... Винный погреб напоминал лабиринт, ряды бочек и стеллажи с бутылками уходили вдаль. Мы прошли один ряд, но дверь не нашли, свернули в следующий...

Внезапно Джон больно стиснул мне руку.

И тут раздался звук. Эти люди даже не старались соблюдать тишину. Да и с какой стати? Один из них беззаботно насвистывал. Судя по звукам шагов, преследователей было по крайней мере двое. Несколько томительных секунд мы стояли, затаив дыхание. Затем мрак впереди начал отступать, по бочкам заметались причудливые тени. Свет становился все ярче и ярче.

Джон упал на пол, потянув меня за собой. Бандиты прошли в каких-то пяти футах от нас. Если бы они соизволили повернуть голову, наша песенка была бы спета. Я узнала рабочих, что мыли "роллс-ройс". Свет от электрического фонарика был таким ярким, что я невольно зажмурилась.

Ладно, буду честной до конца. Зажмурилась я вовсе не потому, что свет резал глаза, а по той же причине, по какой страус запихивает голову в песок в минуты опасности. Мол, бандиты меня не увидят, если я не увижу их. Никогда еще не чувствовала себя такой беспомощной и беззащитной.

Но парочка с фонариком проследовала мимо, даже не замедлив шага, и свернула в следующий проход. Свет угасал вместе с затихающими шагами.

Джон рывком поднял меня на ноги. Слова не требовались - и так ясно, что нам надо поторопиться. У нас было около полутора минут, прежде чем поднимут тревогу.

Я была готова бежать со всех ног, причем все равно куда. Главное - подальше от этого места. Мы выбрались из винного погреба, и я уже собралась устремиться куда глаза глядят, но Джон резко остановил меня:

- Постой, Вики! Давай не будем уподобляться перепуганным кроликам. Ты здесь бывала. Куда мы можем отсюда попасть?

- Там, - я ткнула пальцем, - главная лестница. По ней можно подняться в служебные помещения, миновав кладовку дворецкого.

- Скорее всего, именно этим путем и пришли наши друзья. И вернутся они тоже этим путем. Должен быть какой-то другой выход. Лучше всего выбраться сразу в парк.

Я лихорадочно пыталась вспомнить план подвала. Это было нелегко, поскольку сердце билось с таким шумом, что я не слышала собственных мыслей.

- Постой, постой... Да, есть другая дверь. Сюда!

Никогда не поймешь, насколько субъективно понятие времени, пока не окажешься в таком положении, в каком оказались мы. Каждую секунду я ожидала услышать крики и шум погони, но на самом деле мы пробежали приличное расстояние, прежде чем моих ушей достиг топот. А вот и узенькая лестница из грубо отесанного камня, в конце которой тяжелая дверь!..

Пришлось рискнуть и зажечь спичку, иначе нам бы никогда не справиться с этой проклятой дверью. Трухлявый замок выглядел не слишком грозно, но в дополнение к нему имелись неизменные засовы, щеколды и цепи. Мы совладали с ними, но дверь и не думала поддаваться.

Я могла бы взломать замок, если бы у меня было время, твердые руки, две спицы и крючок для ботинок. Но ни того, ни другого, ни третьего не было. Пришлось пожертвовать еще одной спичкой и оглядеться. И первым делом я, разумеется, увидела ключи, мирно висевшие на гвоздике. Ничего удивительного. Моя шведская бабушка всегда так поступает со своими ключами.

Дверь издала отвратительно громкий скрип, но, к счастью, за ней никого не оказалось. Мы очутились на заросшей лужайке, со всех сторон окруженной белеными стенами. В противоположной стене имелась калитка.

Джон аккуратно притворил за собой дверь.

- Впрочем, это не обязательно, - пробормотал он. - Все равно догадаются, когда увидят все эти засовы и цепи. Где мы, Вики?

- Если бы я знала...

Джон сделал несколько шагов, вышел на середину дворика, упер руки в бока, запрокинул голову и уставился в небо. Лунный свет серебрил его волосы, отбрасывал эффектные тени на лицо. Он выглядел юным святым-неудачником, молящим Всемогущего о помощи. Я осталась у стены, в густой тени, чувствуя себя в темноте в большей безопасности.

- Ну?! - не вытерпела я.

- Тсс... - Он бесшумно скользнул ко мне. - Мы с тыльной стороны виллы...

- Открыл Америку!

- Фасад виллы смотрит на запад, - невозмутимо продолжал Джон. - Нам нужна дорога на Рим. Значит, сюда!

- Может, нам и туда, но сейчас нас интересует не римская дорога. Надо уносить ноги прочь от этого дома, как можно дальше, и наплевать, в какую сторону. Выходов из подвала раз-два и обчелся, так что им не потребуется много времени, чтобы вычислить, через какой выбрались мы. К твоему сведению, в любую секунду из этой двери может выскочить красавчик Бруно. Пошли отсюда!

- Пожалуй, в твоих словах есть смысл. Вперед!

Калитка вывела нас еще в один внутренний двор. Казалось, каждый акр территории поместья обнесен стеной. Так недолго и клаустрофобией обзавестись. В конце концов мы все-таки добрались до знакомого здания - до гаража.

- Эй! - Я схватила Джона за руку. - Как насчет...

Не хочу утверждать, что он читал мои мысли. Просто нам в голову одновременно пришла самая очевидная идея.

- Бесполезно, у меня нет ключей ни от одной машины. Антонио спит над гаражом. К тому времени, когда нам удастся завести автомобиль, он проснется. Кроме того, если мы украдем машину, им достаточно будет позвонить в полицию Тиволи и сказать...

- Первой причины достаточно! - отрезала я. - Тогда вперед!

Еще одна калитка и еще один внутренний двор привели нас под сень каменной стены, где мы рухнули на землю, чтобы перевести дух.

- Отсюда начинается парк, - зашептала я. - Поскольку впереди кросс по пересеченной местности, нужно быстро восстановить силы.

Припав к земле, словно насторожившийся кролик, Джон внезапно напрягся и поднял голову.

- Гляди!

На холме, на фоне звездного неба, вырисовывались очертания виллы. Ее силуэт должен был выглядеть темным контуром, но пока мы смотрели, окна, словно фейерверк, начали зажигаться одно за другим. И вдруг свет вспыхнул совсем рядом, справа от нас, словно одно из деревьев отрастило лампочки вместо листьев. Я перевела на Джона испуганный взгляд. Было так светло, что я видела даже капельки пота на его лбу и черные расширенные значки.

- Ага, восстановить силы, - с горечью повторил Джон. - Проклятье! Какой-то умник сообразил включить освещение в саду.

Глава девятая

Пьетро хвастался, что в саду при ночном освещении светло как днем. Он не очень преувеличивал. Тени кое-где имелись, но при такой иллюминации выбраться из сада становилось проблематично.

Прямо у нас над головами сиял очень милый фонарик. Мы переползли под прикрытие гигантского рододендрона и некоторое время сидели там, рассуждая вслух.

- Сколько их? - вопросила я. - Плохих парней?

- Понятно, что не хороших. На территории поместья слуг не так много, но это не имеет значения. На поиски отрядят всех, можешь не сомневаться. Босс наверняка состряпал какую-нибудь правдоподобную причину, почему нас надо поймать. И вот что, Вики... - Джон запнулся. - Не питай особых надежд. Думаю, кое-кто будет вооружен. Но мы не поймем, кто именно, пока в нас не начнут палить. Как быстрее всего выбраться отсюда? Я не исследовал территорию так тщательно, как ты.

Я закрыла глаза и попыталась представить план поместья. С закрытыми глазами мне лучше думается.

- Самый быстрый путь - не самый безопасный, - сказала я через полминуты. - Но если пересечь английский парк и миновать фонтан с черепахами, мы попадем в розарий. Оттуда недалеко до внешней стены...

Мой голос испуганно затих, ибо я вдруг вспомнила, что это за стена. Она имела двадцать футов в высоту, а поверху была натянута колючая проволока.

- Ладно, о стене будем думать, когда доберемся, - отмахнулся Джон. - С таким уровнем адреналина я, наверное, смогу перепрыгнуть ее без разбега.

Мне ужасно не хотелось оставлять уютный рододендрон. У него были пышные пурпурные цветы и такая густая листва... Что ж, прощай, цветочек!

Торопливым шагом мы двинулись вдоль стены, которая закончилась открытой решетчатой беседкой, обогнули ее и со всех ног припустили по парку. Хорошо, что сейчас, весной, под ногами бесшумно пружинила мягкая травка, а не предательски хрустели опавшие листья.

Английский парк окружала высокая самшитовая изгородь. Самшит имеет обыкновение к старости прикидываться деревом, высоким и очень густым. Его часто используют для садовых лабиринтов, поскольку сквозь такие заросли невозможно пробраться. Держась в тени изгороди, мы отыскали место, где в самшитовой стене зияла крошечная прореха, и с огромным трудом протиснулись через нее.

Эту часть поместья Пьетро относил к своим любимым и фонарей на нее не пожалел. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять: пересечь напрямик английский парк не удастся. Это все равно что пробежаться по ярко освещенной сцене.

Мы и не стали его пересекать, а обогнули по-пластунски, держась поближе к самшиту. Очень не рекомендую такой способ передвижения. Зато мы никого не увидели, и нас тоже никто не увидел. Добравшись до длинной аллеи, я подумала, что самое трудное позади. Высокие остроконечные кипарисы выстроились по обе стороны гравийной дорожки живыми колоннами и давали такую густую тень, что свет от низких фонарей не проникал под деревья. Аллея шла под уклон, следуя рельефу холма, и мы со спринтерской скоростью устремились вниз. Впереди уже маячил розарий, как вдруг послышался звук, от которого я едва не растянулась во весь рост. То был собачий лай.

- Ищейки! - выдохнула я.

- Не говори глупостей. - Джон остановился и прислушался. - Еще хуже, чем ищейки! Цезарь.

- Только не это!

- Именно это. Кроме Цезаря, в поместье нет ни одной собаки. Надо же было тебе оказаться любительницей зверушек! Быстрей.

И мы чуть ли не кубарем покатились по склону холма, презрев осторожность. Да, от Цезаря жди неприятностей. Собаки-ищейки идут по следу из чувства долга, а старина Цезарь от чистого сердца рвется отыскать свою любимую подружку, которая угощала его гусиным паштетом и копчеными устрицами, а потом еще и кувыркалась с ним на травке. На такие вещи у собак долгая память, будь они благословенны. Кроме того, у них превосходное обоняние...

Вот и конец аллеи. Я рванула влево, в сторону розария, но Джон схватил меня за руку и дернул обратно.

- Какого черта...

- Забудь про розарий, нам нужна вода. Проточная вода... Надо сбить эту чертову собаку со следа...

Джон тяжело дышал, и я его за это не винила.

Воды хватало. Но, увы, все фонтаны были залиты светом. Мы опрометью бросились в самый большой, спотыкаясь о нимф и водяных богов. Джон поскользнулся на мокрых камнях и припал к нимфе, чтобы не потерять равновесие. Страстное объятие выглядело таким забавным, что я невольно рассмеялась, но фонтан тут же заткнул мне рот изрядной порцией брызг. Мой истеричный хохот перешел в сдавленное бульканье, вдобавок я заработала ненавидящий взгляд Джона. Слава богу, у него не хватило дыхания, чтобы затеять свару. Только дискуссий нам сейчас недоставало.

Забравшись на узкий парапет фонтана, мы засеменили а неведомом направлении. Я совершенно утратила чувство ориентации и покорно тащилась за Джоном, подстегиваемая радостным лаем, который звучал где-то вдалеке. Но, осознав, что задумал Джон, остановилась как вкопанная.

Одна из достопримечательностей знаменитой виллы д\'Эсте - аллея Ста Фонтанов. Каждый "фонтан" - это самая обычная струя холодной водицы, но все вместе, расположенные вдоль длинного бассейна, они производят большое впечатление. Предок Пьетро решил превзойти это достижение и создал аллею, вдоль которой разместил целых двести фонтанов. От подножия холма, где мы стояли, задрав головы, казалось, что водяная пыль устремляется прямо в небо. Джон разбежался, плюхнулся в воду и принялся молотить руками.

Не знаю уж, что на меня нашло. Наверное, то была истерика. Я просто затряслась в пароксизме хохота, и, чтобы не упасть, пришлось даже ухватиться за хвост каменного дельфина.

Помахав руками, Джон величественно поднялся на ноги (вода едва ли доходила ему до пояса, зато неслась вниз с устрашающей силой), схватился за хвост другого дельфина (скульптуры этих милых животных тянулись вдоль всего фонтана до самой верхушки холма) и свирепо посмотрел на меня.

- Ты совсем как лосось, - проговорила я, давясь от смеха. - Те тоже скачут вверх по течению. На нерест.

Джон промок насквозь: от башмаков до золотистых волос. Он ткнул в меня пальцем:

- А ну плыви, черт тебя возьми!

Увидев, как он снова принялся молотить руками, я согнулась в очередном приступе хохота. Немного отсмеявшись, бочком залезла в воду и попробовала последовать примеру Джона. Толку-то. Вода неслась вниз мощным потоком, совладать с которым не под силу и дельфинам. Не то что плыть, идти-то было трудно. Но дельфины нам все же помогли: цепляясь за их каменные хвосты, мы поползли вверх, преодолевая фут за футом. Жаль, что это феерическое зрелище никто не снимал на камеру. Положение осложнялось тем, что я никак не могла перестать смеяться. Стоило глянуть на мокрого Джона, как меня разбирало с новой силой.

Мы преодолели незамеченными примерно половину пути. Я даже вошла в ритм: шагнуть, скользнуть, схватиться за следующего дельфина, отсмеяться, шагнуть, скользнуть, схватиться - и так до самого верха. Мне начало нравиться. Мы все еще находились на почтительном расстоянии от цели, когда Джон забрался на голову одного из дельфинов, а оттуда запрыгнул на стенку водоема. Сидя на корточках, он ужасно напоминал лягушку. Протянув мокрую лапу, эта лягушка втащила меня наверх.

- Ну вот, только стала получать удовольствие... - Я уселась рядом второй лягушкой. - Куда теперь?

Без лишних разговоров он столкнул меня вниз.

Я приземлилась на азалии. Если вы думаете, что азалии не колючие, попробуйте на них упасть. Не успела я выругаться, как Джон приземлился рядом, его ладонь зажала мне рот.

И тут снова послышался лай Цезаря. Первый фонтан не сбил его с толку, пес упрямо шел по следу и был слишком близко, чтобы мы могли забыть о нем и расслабиться.

Пора было уносить ноги, что мы и сделали. Лишь преодолев изрядное расстояние, я сообразила, куда мы направляемся. Теперь наш маршрут пролегал через сад чудовищ. Если его огибать, пришлось бы бежать до внешней стены вдвое больше, да еще через самые открытые участки.

В сиянии дымчато-зеленых и пурпурных огней сад монстров казался сошедшим со страниц романа ужасов. Огромные полые головы подсвечивались изнутри мощными красными лампами, щелочки глаз сияли, будто у выходцев из преисподней, а клыки выглядели так, словно их только что окунули в кровь. Джон взял меня за руку. Его ладонь была мокрой, но теплой и крепкой, от нее исходило спокойствие. Впрочем, я не думаю, что Джон пытался меня успокоить. Он был напуган не меньше меня. Я отчетливо слышала, как стучат его зубы. Конечно, мы промокли до нитки, но ночь-то была очень теплой.

Самые маленькие чудища не были подсвечены, с коварством истинных монстров они прятались в траве, и я непременно перелетела бы через детеныша дракона, если в Джон вовремя не ухватил меня за шиворот. Тот самый взрослый дракон, жертвой которого я недавно чуть не стала, в свете пульсирующего сиреневого прожектора выглядел до жути живым.

Внезапно чуть позади нас, рядом с головой огромного стража, раздался тихий щелчок.

Вспыхнул луч фонарика. Его белый свет казался лучом здравого смысла в этом ожившем кошмаре, но сейчас я предпочла бы самый безумный сон. Не сговариваясь, мы упали на землю и вжались в траву. А в следующий миг в противоположном конце сада, неподалеку от выхода, замелькал еще один белый луч.

Я обратилась к Создателю с односложной (и, прямо скажем, не слишком вежливой) молитвой, но Джон злобно шикнул. Впрочем, мой шепот все равно никто не расслышал, ибо его перекрыл негромкий, но вполне отчетливый голос. Казалось, говорят прямо над нашими головами:

- Это Альберто. Кто здесь?..

Издали отозвался второй голос:

- Бассано. Ты их видел?

- Нет. Я только что вошел через задний вход.

Последовала очередь цветистых ругательств.

- Возвращайся на место, дурак! И стой у калитки.

- А как же сад?

- Я сам здесь посмотрю. Живо!

Я распласталась на земле, отчаянно завидуя хамелеонам, умеющим сливаться с окружающей средой. Луч фонарика неотвратимо приближался... Правда, второй луч куда-то подевался, а вместе с ним исчез и Джон... Должно быть, потихоньку улизнул, пока я внимала беседе наших преследователей.

Мне в аккурат хватило времени, чтобы проклясть подлого Смита, когда неподалеку раздался скрежет. Я слегка приподняла голову. На меня медленно двигался мой давешний враг - дракон. От испуга и неожиданности я подпрыгнула на добрых три дюйма. Впрочем, Бассано тоже перетрусил - луч фонаря беспорядочно заметался.

Бассано выпалил проклятье, но то была лишь бравада - голос его предательски дрожал. О, я прекрасно понимала чувства бедняги, ожившие статуи и при дневном свете выглядели на редкость мерзко. Окутанные грозным свечением фигуры, по каменным бокам которых скользили тени, - полное впечатление, будто монстры поигрывают мускулами, - были похожи на пришельцев из горячечных кошмаров. К счастью, на сей раз кошмар снился не мне.

Монстры двигались все разом, проржавевшие механизмы скрипели и душераздирающе стонали. Я раздумывала, куда бы податься, и тут увидела Джона, нежно обнимавшего массивный драконий бок. Чудище по широкой дуге направлялось в мою сторону. Дракон почти покинул круг пурпурного света, который отбрасывал прожектор, и вот-вот должен был оказаться в глубокой тени. Я бы вряд ли заметила Джона, если б он не подавал мне отчаянные знаки.

Бассано с его фонариком куда-то провалился. Думаю, позорно бежал прочь. Мы последовали его примеру, за спиной дракона (отныне моего лучшего друга) метнулись к выходу из сада, не помню, как пролетели до нижней террасы... Дальше лестница, по которой сбегает искусственный водопад. Ну и стена, разумеется... Впрочем, до нее еще надо добраться. Наверняка Бассано скоро придет в себя и сообразит, кто запустил каменных монстров.

Я хотела поделиться этим мудрым соображением с Джоном, но решила припасти силы для более важного дела, - например, для бега по пересеченной местности. Джон ловко шлепал посреди лестницы-водопада. Я невольно залюбовалась его фигурой. Все-таки этот несносный человек чертовски привлекателен. Сложен, как танцор, стройный и мускулистый, в янтарном сиянии фонарей мышцы так и играли под облепившим спину мокрым пиджаком...

Мы уже и не думали скрываться и на всех парах неслись к стене, отделяющей поместье от внешнего мира. С игрой в прятки было покончено. Если наши преследователи и не знают точно, где мы находимся в данный момент, то уж где мы были несколько минут назад, им прекрасно известно.

А вот и подножие лестницы. Я соскочила с последней ступеньки и рванула через каменистую террасу, Джон несся впереди уже на изрядном расстоянии. Вдали маячила высоченная стена, колючая проволока на фоне звездного неба казалась тонким черным кружевом. Справа и слева у стены росли деревья, но впереди зияло пустое пространство. Вряд ли Джон и впрямь рассчитывает взять штурмом эту каменную громаду. Ах нет, он все же поумнее... Джон резко вильнул вправо и... Мокрые штиблеты скользнули по каменным плитам, ноги Джона разъехались, и он упал на землю, подняв фонтан брызг, - ну точь-в-точь огромная рыбина, которую вытащили из воды и швырнули на сушу. В то же мгновение откуда-то сверху, с первых ступеней лестницы, донеслись возбужденные голоса.

Заправской горнолыжницей я затормозила рядом с Джоном, дернула его за руку и любезно сообщила:

- Вообще-то неловкие падения полагаются героине!

Не сомневаюсь, он нашел бы достойный ответ, но время поджимало. Джон повис на мне, поднялся на ноги, затем кинулся к ближайшему дереву и с ловкостью белки полез вверх, даже не удосужившись убедиться, следую ли я за ним.

В этом месте росли какие-то цветущие деревья, которые как раз распустились и источали сладкий, слегка удушливый аромат. Пока я, пыхтя и проклиная все на свете, карабкалась по ветвям, бархатистые лепестки гладили мне лицо и руки, пытаясь хоть как-то утешить.

Джон, эта проворная обезьяна, был далеко вверху. Я невольно восхитилась его хорошо развитым чувством самосохранения, с которым не смогли ничего поделать даже родимые пятна прошлого, такие, как старомодное благородство и хорошие манеры. Но он был тяжелее меня и застрял примерно в шести футах от верха стены. На этой высоте ветви были уже слишком тонкие и могли не выдержать его веса.

- Прочь с дороги, - прошипела я. - Может...

Я осеклась. Голоса приближались, на лестнице мелькали лучи фонариков. Когда преследователи доберутся до стены, то разделятся на две группы, двинувшись вправо и влево. И если у них есть крупица мозгов, то обязательно пошарят фонариками в кронах деревьев. Мы окажемся легкой добычей - висим здесь, как перезревшие плоды, под которыми вот-вот обломятся тонкие веточки.

Я запрокинула лицо, пытаясь разглядеть, чем там занимается Джон. Сверху хлынул благоухающий дождь атласных лепестков. Судя по всему, с моим партнером по бегству случился эпилептический припадок. Только этого мне не хватало! А, нет, это все же не эпилепсия, Джон лишь пытается стащить с себя пиджак. Стриптиз на верхушке дерева - занятие небезопасное. Покачиваясь, Джон выпрямился, рывком содрал с себя пиджак, размахнулся и закинул его на стену. В следующий миг он и сам оказался на стене. Я даже ахнуть не успела.

Я забралась на освободившуюся ветку и ухватилась за протянутую руку. Сверху донесся сдавленный стон.

- Что еще стряслось? - сварливо спросила я, даже не подумав понизить голос. Парни внизу производили порядочный шум.

- Ты всего лишь насадила меня на колючую проволоку, - пожаловался Джон.

Во всяком случае, я решила, что это Джон, поскольку никого другого на стене вроде бы быть не должно. Голос был полон настоящего страдания.

- Черт, Вики, работай же ногами! Что ты там делаешь? Ты что, никогда по деревьям не лазала? Весишь ты, между прочим, изрядно...

Такой наглости я уже вынести не могла. Оттолкнулась от ветки и что было мочи дернулась вверх. Зацепившись локтями за край стены, я извивалась, пытаясь втащить наверх свое непокорное тело. Оказывается, не зря Джон раздевался - пиджак прикрывал колючую проволоку. Уф-ф... Наконец-то. С помощью Джона я вскарабкалась-таки на стену, распрямилась и осторожно глянула вниз.

Преследователи были уже на террасе, завывая, словно стая волков или группа парламентариев мужского пола, обсуждающих поправку о женском равноправии.

- Хорошо, Вики, - сказал Джон, глядя, как я балансирую на краю стены. Голос его был почти спокоен. - Не торопись. Проволока проходит не по всей ширине стены. Она тянется в два ряда - с каждого края. Перешагивай. Нет, не здесь, немного левее. Хорошо. Теперь восемь футов вниз. Уровень земли по другую сторону выше. Повисни на руках и прыгай.

Он любезно поддержал меня под локоток, когда я перешагивала через проволочный барьер. Я так сосредоточилась на том, чтобы не напороться на проклятые шипы, что не слышала шумихи, творившейся в каких-то десяти ярдах. Преследователи собрались на террасе и оживленно жестикулировали. Нас они еще не заметили, поддавшись одной из тех слабостей, которым так подвержен обворожительный южный темперамент. Честная компания дискутировала во все горло, что делать дальше. Одни хотели пойти направо, другие налево, но все-таки нашелся человек, сохранивший трезвую голову и предложивший разделиться. Однако остальные подняли такой хай, дружно накинувшись на него, что бедняга счел за благо умолкнуть. Еще бы - как можно лишать людей такого удовольствия, как спор, переходящий в скандал? Преследователи орали и размахивали фонариками (истинный итальянец не способен вести беседу без помощи рук), и лучи, мельтешившие в темноте, напомнили мне старые фильмы о Второй мировой войне, когда лучи зениток снуют в воздухе, разрезая темное тревожное небо.

Рано или поздно один из лучей неминуемо должен был наткнуться на нас. Я висела на руках, ногами упираясь в небольшой выступ на внешней стороне стены. Меня скрутило от страха, и я никак не могла разжать руки и спрыгнуть. Джон сказал, что там восемь футов, но откуда ему знать? Может, у меня под ногами бездонная пропасть? Внизу ведь адская тьма, поди разбери.

Джон склонился надо мной. Моя правая рука все еще стискивала его запястье. Наверное, он снова сел на колючую проволоку, так как ласковые увещевания без всякого перехода вдруг сменились потоком площадной брани. И в тот же миг волосы Джона вспыхнули золотом, словно ореол, и ругань заглушил грохот выстрелов.

Я разжала пальцы, и мы полетели вниз. Джон при этом проехался по барьеру из колючей проволоки. Если он и завопил от боли, то я этого не слышала. Можно было подумать, что нас расстреливают из пулемета, - такой стоял шум.

Оказалось, что в расчетах он не очень ошибся, то есть мои ноги болтались в каких-то трех футах от дна "бездны". Я даже не почувствовала удара, когда приземлилась, но тут на меня обрушился Джон. Цепляясь друг за друга, мы покатились вниз. Склон был крутой, очень крутой, да к тому же усеянный камнями. И каждый треклятый булыжник наверняка оставлял на моем многострадальном теле синяк. Теперь придется ходить пятнистой...

У подножия холма протекал ручей, и, само собой разумеется, наше путешествие завершилось в этом ручье. Было бы очень странно, если бы мы пропустили хоть одно препятствие.

Все это время я продолжала прижимать к себе Джона, надеясь, что он сыграет роль буфера между мной и булыжниками, но толку от него было ноль. В результате в ручей мы свалились, сплетясь в страстном объятии. Думаю, Джон тоже надеялся использовать меня в качестве подушки. О ручье не хочу сказать ничего дурного - славный был ручей. Мелкий, с мягким илистым дном и довольно теплый. Я лежала, чувствуя, как вода ласково струится по моему истерзанному телу. Где-то вдалеке мелькали огни и слышались крики. Какая-то тяжелая штуковина давила мне на диафрагму. Я скосила глаза. Голова...

- Джон?

Ответа не было.

- Надеюсь, это ты, Джон, - продолжала я. - Потому что если это не ты, то кто?

Голова пошевелилась. Затем безжизненный голос прошелестел:

- Вода. Опять вода. Вечно вода. Наверное, это имеет какое-то глубокое значение. С точки зрения фрейдизма...

- К черту Фрейда! Это всего лишь мелкий ручеек. Джон, у нас получилось! Мы выбрались из поместья.

- Здорово. - Давление на мою диафрагму усилилось.

- Мы выбрались, но нам по-прежнему грозит опасность. Мне кажется, лучше уйти отсюда.

Судя по всему, мы преодолели изрядное расстояние. Мелькающие на горе огоньки казались крошечными светлячками, голоса доносились слабым жужжанием насекомых. Но не стоит тешиться иллюзиями.

- Джон, у них пистолеты.

- Точно! - Джон привстал. - Так ты не шутила? Мы действительно в ручье? Никогда не видел такой сырой страны. Английский климат считается влажным, но это...

- Все дело в собаке, - вздохнула я. - Если бы не этот милый пес, кое-какой воды нам бы удалось избежать. Джон, я беспокоюсь за Цезаря. Бруно - неподходящая компания для такого добродушного и доверчивого создания.

- Спасибо, что напомнила. - Джон медленно поднялся на ноги. - Раз уж мы все равно в ручье, давай здесь и останемся, на тот случай, если они приведут Цезаря.

- Ладно, все равно вымокнуть сильнее нельзя.

На это оптимистическое замечание Джон отозвался невнятным ворчанием.

Мы зашагали вниз по ручью. Берега постепенно поднимались, и вскоре мы уже брели по дну миниатюрного ущелья. Сверху к нам склонялись деревья, а из земли, словно узловатые руки, тянулись корни. Судя по далеким крикам, преследование продолжалось, но я немного расслабилась. Цезарь не сумеет взять наш след в воде, а уж от людей мы спрячемся, благо есть куда: в крутых глинистых обрывах я то и дело нащупывала просторные ниши, - наверное, результат деятельности воды. Единственная трудность заключалась в том, что мы не видели, куда идем, - нависающие ветви почти закрывали лунный свет. Я потянула Джона за насквозь промокший рукав. Он вздрогнул и остановился. Из груди его вырвался сдавленный вздох.

- Нельзя быть таким пугливым! - прошипела я. - Ничего не вижу. Я только хотела...

Тут до меня наконец дошло. Правда, не сразу, крупица за крупицей... Ткань на ощупь была какая-то странная. Ну да, мокрая, это понятно, но еще и липкая. Прежде чем мой неповоротливый ум сумел сделать следующий шаг, Джон с громким плеском рухнул в воду.

Ручей в глубину и был-то всего три-четыре дюйма, но этого вполне достаточно, когда валяешься, уткнувшись лицом в ил, а именно так Джон и поступил. Весьма опрометчиво с его стороны. Не будь рядом находчивой и сообразительной спутницы, он бы быстро отправился в лучший мир, но это так, к слову... Много времени на то, чтобы перевернуть безвольное тело, наверное, не понадобилось, но мне показалось, что я возилась целую вечность. К тому же Джон был бревно бревном. Это ж надо, дважды отключиться за несколько часов! Но вот наконец он втянул в себя воздух вместе с мерзкой илистой жижей.

Жив!

Однако если продолжит глотать воду, то вскоре будет мертв. Резонное наблюдение. Пыхтя как паровоз, я выволокла Джона на берег и без сил опустилась рядом. Его некогда белая рубашка от грязи превратилась в черную. Я осторожно разодрала рукав и вгляделась в темноту. Черта с два тут разглядишь... Кровь продолжает течь. Должно быть, пуля задела руку и все это время Джон истекал кровью... Я лихорадочно ощупала свое скудное одеяние, стараясь решить, что можно пустить на жгут.

Как говорится, беда не приходит одна. Врачевание в кромешном мраке - занятие не из легких, к тому же...

Что это?! Неподалеку раздался хруст, а через мгновение - плеск. Неужели преследователи уже здесь?.. Так и есть! Темноту прорезал луч света и заметался по противоположному берегу. Как хорошо, что я успела втащить Джона в одну из этих ниш.

К счастью для нас, человек находился на той же стороне ручья, что и мы. Луч света упорно шарил по другому берегу. Если бы преследователь был таким умником, каким наверняка себя воображал, то непременно заметил бы, что последние несколько минут на противоположный берег накатывает миниатюрный прибой. И вывод напрашивался весьма любопытный... Для меня это было столь очевидно, что я задержала дыхание, ожидая, что он вот-вот поднимет крик, призывая на помощь остальных.

Нас спасло какое-то животное. Понятия не имею, что это был за зверь, - не сумела разглядеть. Гладкое, лоснящееся на свету пятно скользнуло по мелководью и юркнуло в нору на противоположном берегу. Должно быть, водяная крыса - в фауне я разбираюсь плохо. Впрочем, неважно, кто именно обитал у ручья, главное другое - преследователь решил, что круги на воде именно от этого ночного зверька, что-то пробормотал и швырнул вслед несчастной крысе камень, - настоящий мерзавец. В нашу спасительницу он, разумеется, не попал, и та без помех скрылась в своем жилище. А человек повернул назад - я слышала, как он пробирается сквозь заросли, больше не пытаясь соблюдать тишину.

Его фонарик сослужил мне добрую службу. В отраженном от скал и воды свете я сумела хоть немного рассмотреть поврежденную руку Джона. Когда преследователь удалился на изрядное расстояние, я вздохнула и стащила с себя блузку, которая больше напоминала истерзанную половую тряпку. Но ничего другого в моем распоряжении попросту не было. Конечно, странновато я буду выглядеть, пытаясь голой по пояс поймать машину, но если у меня такой же неприглядный вид, как и у Джона, наличие или отсутствие блузки не имеет никакого значения.

Глава десятая

По натуре я законченная оптимистка. Но тогда, находясь во тьме и грязи наедине с человеком, который медленно истекал кровью у меня на коленях, а вокруг рыскала толпа кровожадных головорезов... да-да, вы угадали - я впала в отчаяние. Я пребывала в таком унынии, что даже подумывала, не сдаться ли добровольно в плен: Джону требовалась немедленная медицинская помощь. Но стоило этой нелепой мысли зародиться в моем уставшем мозгу, как я поспешила с негодованием отбросить ее. Пусть наши шансы на спасение ничтожны, это все же лучше, чем полное отсутствие шансов. А именно это нам и грозит, если снова окажемся в лапах негодяев.

Мой отец, большой знаток избитых афоризмов, девизов и изречений, наверняка покопался бы в своей коллекции банальностей и нашел чем меня ободрить. "Не падай духом". "Не покидай тонущий корабль". "Надеяться надо до последней минуты"... И был бы прав!

Через четыре часа после того, как я едва не покинула тонущий корабль, мы сидели в кузове пикапа, который мчался по римским пригородам.

Небо на востоке начало светлеть, звезды медленно меркли. Забитый овощами пикап, подобравший нас, похоже, сбежал из музея автомобилестроения - ехал он лишь на честном слове. Да и удобствами наш транспорт не отличался - еле втиснувшись в кузов, к груди я нежно прижимала мешок с морковкой, а угол ящика с помидорами впился мне в бок. Джон полулежал на мешке с картофелем. Наверное, это было не лучше, чем сидеть на камнях, но бедняжка не жаловался.

То, каким образом мы оказались в антикварно-овощном пикапе, достойно отдельного рассказа. Джон пришел в себя, когда я ощупью пыталась перебинтовать ему руку, и тут же принялся отпускать ехидные замечания по поводу моей медицинской сноровки. Пришлось рявкнуть на него, хотя с больными и полагается говорить терпеливо и ласково. Перевязав рану, я осведомилась, способен ли больной ходить. Джон вежливо ответил, что он с превеликой радостью рассмотрит иные разумные варианты. Таковых было не много, и ни один из них не казался разумным. Мы не могли ждать, когда утро позолотит небо и преподнесет нас преследователям на блюдечке.

Поэтому мы пошли. Тут нам немного повезло. Впрочем, везение тут ни при чем - везет, как известно, сообразительным и находчивым. Речь идет об одежде. Едва мы выбрались из ущелья, как в голове моей засвербила мысль о том, что негоже показываться на люди в таком виде. Вот я крутила этой самой головой по сторонам, и не напрасно. На окраине Тиволи я обнаружила нерадивую и весьма легкомысленную домохозяйку, точнее, ее бельишко, игриво развевавшееся на ночном ветерке.

Джон, разумеется, остался недоволен своим новым костюмом. Штаны едва прикрывали ему колени, а в каждой брючине могло поместиться как минимум два Джона. До чего ж он привередлив! Зато синяя рубашка из грубой ткани оказалась очень милой и, главное, большой. Требовалось много ткани, чтобы прикрыть перевязь и боевые раны.

У меня был выбор: бесформенное одеяние ржаво-черного цвета, принадлежавшее почтенной матери семейства, или юбчонка с блузкой из искусственного шелка из гардероба ее дочери. Джон обвинил меня в тщеславии, когда я выбрала последнее. Одежда была несколько коротковата и тесна до ужаса, но на мой выбор повлияло отнюдь не тщеславие, что я и доказала, когда небрежным взмахом руки остановила первый же фургончик.

Нельзя сказать, что водитель и его напарник обрадовались Джону, который прятался в придорожной канаве. Но возражать они не стали. Ребята оказались братьями и ехали на рынок в Рим.

Так мы очутились среди овощей. Не знаю уж, что наши новые знакомые думали о нас. Наверное, они не особо задавались этим вопросом, приняв нас за безденежных студентов. Этот народ толпами бродит летом по дорогам Европы, ночуя в стогах и прочих непрезентабельных местах и клянча еду. К детям автостопа в Италии давно уже привыкли.

Едва только мы забрались в машину, Джон тотчас провалился в сон. Мне тоже полагалось чувствовать усталость - ночь выдалась бурной, но нервное возбуждение не давало заснуть. Я обнимала морковь и наблюдала в щель между дверцами, как над Римом встает солнце.

Первые лучи коснулись дымки, окутавшей город, придав ей изысканный перламутрово-розовый оттенок морской раковины. Дымка таяла по мере того, как небо становилось из розового голубым. На горизонте над угловатыми крышами высился знаменитый купол Микеланджело. Мы въехали в Рим через Порта-Пиа, меж старых стен времен Римской империи, и затарахтели по улице Двадцатого сентября. Машин было мало, а единственный повстречавшийся полицейский приветственно помахал рукой. Я решила, что парней здесь хорошо знают, поскольку они шесть раз в неделю ездят одним и тем же маршрутом.

Когда мы пересекли площадь Венеции, которую легко узнать по гигантскому сооружению из белого мрамора, памятнику Виктору Эммануилу, я задалась вопросом: а куда же мы едем? Вот и дворец, с балкона которого имел привычку выступать перед римлянами Муссолини. Я бы с удовольствием обменяла все эти банальные знания на одну поездку в полицейский участок, но не осмелилась попросить ребят из Тиволи отвезти нас туда: люди обычно не питают дружелюбия к путникам, которым позарез надо в полицию.

Когда наконец фургон остановился, у меня появилось дурное предчувствие. Я растолкала Джона. Он недовольно открыл один глаз.

- Просыпайся, мы почти на месте!

Кривая улочка находилась всего в паре кварталов от хорошо знакомой улицы Пяти Лун. С унылым чувством, что оказалась там же, откуда начала свои поиски, я перебралась через груды овощей и спрыгнула на мостовую.

Было часов шесть, но торговцы уже расставили свои прилавки под полосатыми тентами по обе стороны узкой мостовой. Фрукты и овощи всевозможных форм и расцветок придавали рыночку праздничный вид. Мягкие охапки зеленых листьев салата; симметричные горки апельсинов и мандаринов; красные, как восход, помидоры; корзинки с зеленой фасолью; черешня, персики и клубника в маленьких деревянных ящичках. Все это и не только это выгружалось из фургонов, которые перегородили улочку. Шум стоял оглушительный: двигатели ревели, грохотали ящики, кричали люди. То там, то здесь вспыхивали добродушные перебранки.

Наш водитель выпрыгнул из кабины и весело улыбнулся мне. Парень был молод и красив, в чем прекрасно отдавал себе отчет. Расстегнутая рубашка выставляла напоказ золотое распятие, поблескивавшее на смуглой груди.

- Все хорошо, синьорина?

- Все хорошо, спасибо. Спасибо, что подвезли.

- Не за что, - отмахнулся он. - А где ваш друг?

Да, действительно, где же наш беглец? Все, что мне удалось разглядеть, - это торчащая из капусты неподвижная нога. Я дернула за нее, осторожно так дернула - из уважения к статусу раненого героя. Честно говоря, на душе было неспокойно за Джона. Он ни разу не пожаловался, но первым делом следовало найти врача.

- Джон, проснись. Мы на месте.

Водитель открыл вторую дверцу и на пару с мрачноватым братцем принялся выгружать овощи. Хозяйка ближайшего прилавка, низенькая толстуха с золотыми зубами, кинулась к нам, по-слоновьи топоча коротенькими ножками. С притворным интересом она спросила, почем нынче морковь, но я-то видела, что глазки толстухи так и стреляют в мою сторону. Забыв про морковь, она ткнула в меня мозолистым пальцем:

- Кто это? Батиста, ты опять подцепил иностранную девку?

Батиста, знавший, что я говорю по-итальянски, забормотал что-то примирительное. Я любезно улыбнулась старой сплетнице и протянула ей мешок моркови:

- Синьора, это очень дешевая, очень хорошая и очень сладкая морковь. Почти даром. А здесь, в фургоне, мой друг. Вчера он неудачно упал и повредил руку. Мы гуляли по окрестным холмам, там так красиво. Синьор Батиста любезно согласился нас подбросить.

О травме Джона я упомянула на тот случай, если он снова потеряет сознание. И хорошо сделала. Мой спутник выполз наконец из-под капусты, и вид у него был ужасный, по щеке стекала струйка крови. Должно быть, когда возился в фургоне, потревожил ссадины на голове.

Толстуха издала сочувственный возглас. Женщины любого возраста, любой национальности и любой комплекции питают слабость к золотоволосым типам с мальчишескими лицами. А уж если эта смазливая физиономия слегка испачкана кровью...

- Ах, бедняжка, бедняжечка! Ах, малыш, как же ты так?

Опершись о заднюю дверцу, "малыш" одарил толстуху долгим взглядом. В голубых, как у младенца, глазах сквозила вселенская скорбь. Он слабо улыбнулся:

- Я упал, синьора. Благодарю вас... вы очень добры...

Толстуха кинулась к Джону, чтобы поддержать бедняжечку. Лицо Джона, несмотря на загар, было землистого оттенка, губы кривились в мужественно-страдальческой улыбке. Будь на его месте кто-то другой, я бы тоже растаяла от сочувствия. Но поскольку это был Джон, я не стала торопиться и спокойно сказала:

- Схожу-ка за доктором.

- Нет, со мной все в порядке. Мне просто надо немного отдохнуть.

- Где? - осведомилась я. - Мы не можем пойти в гостиницу в таком виде. Тем более что у нас нет денег.

Видимо, толстуха немного понимала английский.

- Моя дочь сдает комнаты, - проквохтала она, нежно прижимая мученика к себе. - Ее квартира как раз за углом.

По лицу торговки было видно, что природная осторожность борется в ней с материнским инстинктом. Джон напоминал святого Себастьяна, только без стрел, - такой же благородно-страдальческий вид.

- У нас есть деньги, синьора. Немного, но мы не можем принимать подаяние. Возьмите, пожалуйста, - пробормотал он. - Мне кажется, я способен дойти сам...

Он протянул горстку скомканных купюр.

Все мои деньги лежали в сумочке, оставшейся на вилле. По своей глупости я совсем забыла, что, в отличие от женщин, мужчины таскают всякий хлам в карманах. В любом случае в гостиницу я идти не собиралась, поскольку моей целью был полицейский участок. У Джона, судя по всему, на уме было совсем иное.

Ничего поделать я уже не могла. К этому времени мы собрали целую толпу. Римляне, как и все жители больших городов, довольно циничны, но в любом большом городе (даже в Нью-Йорке) всегда соберешь некое количество жаждущих помочь, если ты молод и красив. Услужливые руки подхватили страдальца с двух сторон и поволокли его в указанном женщиной направлении. Ничего не оставалось, как плестись следом, хотя меня обуревали самые мерзкие и дурные подозрения. Подлый Смит явно собирался снова обвести вокруг пальца одну доверчивую дурочку.

Квартирка была старой и бедно обставленной, но чистой. Железная кровать, сосновый туалетный столик, два стула с прямыми спинками и умывальник. Над кроватью висело изображение святой Екатерины, принимающей кольцо от младенца Иисуса. Я вновь забормотала, что надо бы вызвать врача, но на меня накинулись наши добровольные помощники, которые уже считали нас всех большой счастливой семьей. Здешний люд вызывает врача лишь тогда, когда пациент стоит одной ногой в могиле. Немного вина, немного супа, немного спагетти, и бедняжечка быстро пойдет на поправку. Шишка у него на лбу, конечно, болит, но никаких серьезных повреждений нет. Немного вина, немного супа, немного спагетти...

Наконец мне удалось избавиться от доброхотов. Закрыв за ними дверь, я повернулась к Джону, который бревном лежал на кровати и тупо глазел на испещренный трещинами потолок.

- И все-таки я вызову доктора... По пути в полицию.

- Погоди! - Он привстал с проворством, которое подтвердило мои худшие подозрения. - Давай сначала все обсудим.

- Тут нечего обсуждать. Я тебе уже сказала, что собираюсь сделать. Чем дольше мы будем ждать, тем больше у Пьетро возможностей уничтожить следы в мастерской.

- Сядь!

Он резко дернул меня за руку. Я шлепнулась на кровать.

- Ох, Вики, я сделал тебе больно?

- А ты хотел?

- Нет, что ты... Извини. Но ты так своенравна...

Джон спустил ноги с кровати, так что теперь мы сидели бок о бок. От резкого движения его лицо еще больше побледнело. Наверное, он преувеличивал свою слабость, но в то же время это не было чистой воды притворством.

- Ты действительно хочешь сдать меня полиции? - спросил он с легкой кривой улыбкой. - После всего, что нам пришлось вместе пережить?

- Да уж, угораздило тебя связаться со мной, - ворчливо признала я. - Наверное, куда проще было бы бежать одному. Черт, Джон, я вовсе не хочу быть доносчицей, но разве у меня есть выбор? Я не могу допустить, чтобы мошенники вышли сухими из воды. И мне непонятно, почему ты так заботишься о них. Они же пытались тебя убить!

Джон усмехнулся:

- Не думаю, что они вкладывали в это что-то личное.

- Личное, неличное, какая разница? Как я могу отпустить тебя, когда даже не знаю, что ты сделал? - В моей душе нарастающий гнев мешался с угрызениями совести. - Если бы ты рассказал мне, в чем состоит замысел, если бы у меня был иной выбор...

- Наконец ты заговорила разумно.

- Так ты мне расскажешь?..

- Да.

- Хорошо. Тогда ложись, ты отвратительно выглядишь.

Джон подчинился. Я пристально смотрела на него. Поразительно, как этот человек умел напускать на себя невинный вид. Голубые-преголубые наивные глаза, под которыми залегли трогательные тени. Джон улыбнулся, и его тонкое лицо вмиг преобразилось: вместо святого Себастьяна передо мной был прохиндей Меркуцио.

- Я родился в бедной, но честной семье, - начал он.

- А посерьезнее нельзя?

- Я совершенно серьезен. Мои родители жили в крайней нужде. Они принадлежали к мелкому дворянству, к безземельному, к сожалению, дворянству. Только несколько жалких акров вокруг фамильного домишки, которому осталось каких-то лет пять, прежде чем жучок-древоточец окончательно съест его. Ты представляешь себе, сколь ужасно подобное сочетание нищеты и аристократизма? Я не мог получить место...

- Бред собачий! - грубо оборвала я, изо всех сил борясь с завораживающим взглядом этих васильковых глаз. - После Второй мировой классовые барьеры рухнули даже в Англии. Герцог Бедфордский продает сувениры туристам, посещающим его величественный особняк, так что теперь может работать всякий...

- В любом случае, стоило попробовать, - сказал Джон мягко. - Но ты, конечно, угадала истину. Все дело в том, что я питаю непреодолимую неприязнь к заурядному и скучному труду. Такой уж у меня психологический выверт. Если бы ты знала мою мать...

- Это оправдание можешь смело вычеркнуть. Я не верю в дурацкую теорию, будто извращенцы и преступники - это невинные продукты испорченного общества. Меня, как женщину, достали попытки возложить на бедных матерей ответственность за все преступления, совершенные со времен Каина и Авеля.

- Вероятно, Ева не была объективной мамашей, - протянул Джон. - Она всегда больше любила Авеля. Естественно, братец был недоволен... Мою мамочку зовут Гиневра.

Я так и застыла с открытым ртом, а потом зашлась в безудержном хохоте.

- Ты безнадежен, Джон! Неужели это настоящее имя?

- Да.

- Тогда у тебя действительно есть оправдание.

- Мы происходим из древнего корнуольского рода, - объяснил Джон. - Древнего и пришедшего в упадок. Однако, положа руку на сердце, я не могу списывать все свои грехи на бедную мамочку. Она отличная старушенция, даже если и похожа на Джудит Андерсон в роли безумной экономки. Нет, мои грехи - это мои грехи. Я просто не могу довольствоваться честной работой. Это так скучно.

- А мошенничество - это не скучно?

- Ну, на этот раз план и впрямь не столь оригинален, как мои прошлые подвиги. В одном случае, правда, вышла загвоздка... но, наверное, лучше об этом не вспоминать. Впрочем, тогдашний план был блестящим. И почти сработал. Он не удался лишь потому, что я оказался слишком наивен и не ведал, сколько порочности таится в людских сердцах. А если точнее, в сердце моего партнера.

- Мне кажется, что ты так и не преодолел эту свою слабость, - вежливо напомнила я.

- Очень верно замечено. Я просто обязан стать более циничным. Но нынешний план выглядел почти совершенным, ни одного изъяна. В Лондоне со мной связался один мой знакомый... прошу прощения, не стану называть имен. Другие меня не волнуют, но этот человек - хороший парень и к тому же друг.

- Хватит вилять, Джон. Так в чем состоял этот гениальный план?

- Не торопи меня, Вики, - сказал Джон, надменно растягивая слова. - Сначала я должен хорошенько подумать, чтобы мой рассказ выглядел убедительным.

Я злобно фыркнула:

- Мне кажется, я понимаю, в чем суть твоих неприятностей! Ты слишком много болтаешь. Дорогой Джон Смит, ты питаешь столь неодолимую любовь к звуку собственного голоса, что продолжаешь трепаться даже тогда, когда надо действовать.

- Ты попала в самую точку. Ладно, продолжу. Мой друг, которого будем называть "Джонс", дабы эта фамилия гармонировала со "Смит", - единственный наследник богатой старой тетушки. По крайней мере, она была богатой. Если судить по скорости, с какой старая кошелка пускает денежки на ветер, бедняге Джонсу мало что достанется. Кстати, одна из причин, почему старушенция транжирит фамильное состояние, - стремление досадить любимому племяннику. Она считает Джонса праздным бездельником, и, следует признать, бабуля права. Единственное имущество, которое она никогда не заложит и не продаст, - это коллекция старинных ювелирных изделий. Тетушка Джонса собирается подарить ее Британскому музею, исключительно чтобы досадить родственнику.

В общем, мой друг Джонс не ждет от судьбы никаких подарков. Поэтому, когда с ним связался один странный тип, он не прогнал его взашей, а внимательно выслушал. Незнакомец предложил ему очень простую сделку. Старуха не доверяет банкам и держит драгоценности в сейфе у себя в квартире, поскольку фамильный особняк пустили с молотка несколько лет назад. Драгоценности находятся под солидной охраной, состоящей не только из сейфа, но и из дюжины весьма нервных собак. Старая ведьма обожает этих тварей...

Джонс признался, что подумывал о том, чтобы... э-э... позаимствовать несколько мелких бриллиантов, но оставил эту идею, потому что первым окажется под подозрением. Его новый друг предложил план, как обойти эту трудность. Он снабдит Джонса настолько хорошими копиями, что даже наметанный глаз тетушки не отличит их от настоящих.

Джонс насмешливо отнесся к его предложению, но переменил свое мнение, как только увидел образец. Это был Талисман Карла Великого, тот самый, который, как я понимаю, тебе уже известен. Хороша вещица, не так ли?

- Превосходная! - честно ответила я. - Он должен был избавить Джонса от угрызений совести, хотя у него их, наверное, и не было.

- В итоге мой доверчивый друг дал себя уговорить, - смиренно продолжил Смит. - Сделка прошла гладко. Джонс предоставил фотографии и размеры украшений, и как-то вечером, когда тетушка была в опере и слушала Вагнера, драгоценности подменили. Банда поделила доходы с Джонсом, который ныне живет на Ривьере со всеми удобствами. Когда они попросили его порекомендовать приятеля, который мог бы помочь им в поиске других... э-э...

- Жертв, - подсказала я.

- Жертв, - согласился Джон не моргнув глазом. - Так вот, он сразу же подумал обо мне.

Я был рад оказать другу эту пустяковую услугу. У меня довольно широкий круг знакомств среди незаслуженно богатых субъектов.

- Но как сбывают драгоценности? Если они столь хорошо известны, ни одни скупщик краденого...

- В этом-то и заключается изящество замысла. Нет никаких посредников! Ценности продаются из рук в руки коллекционерам. В наши дни по миру гуляет слишком много свободных денег, дорогая моя Вики. На Ближнем Востоке, в Южной Америке, в Штатах... Люди вкладывают деньги в драгоценности, и старинные ювелирные украшения пользуются все возрастающей популярностью. Покупатель, конечно, догадывается, что в сделке есть что-то сомнительное, но ему все равно. Он не собирается трезвонить о своем приобретении.

- Но это сущее безумие!

- Полностью согласен. Но дело в том, что мир перенаселен безумцами. Существует целый подпольный мир, промышляющий подделками всех мастей. Старинная мебель, китайский фарфор, знаменитые живописные полотна. Почитай литературу, Вики. Список только обнаруженных подделок огромен. А ведь в этом списке исключительно неудачные подделки. Бог знает, сколько копий Рембрандта и Вермеера все еще красуется на стенах музеев, а куда девались подлинники? Они в частных коллекциях. Единственное преимущество этого плана перед остальными состоит в том, что подделки практически нельзя распознать. Я сомневаюсь, что даже великий Британский музей заметит разницу, когда тетушка наконец передаст туда свои сокровища.

- А Пьетро принадлежит к тем людям, которые позволяют делать копии со своих драгоценностей?

- Именно.

- Но зачем? Ведь он богат, как Крез. У него виллы и дворцы, напичканные древностями, роскошные автомобили, слуги... Зачем ему принимать участие в этих грязных делах?

- Вики, Вики! Это доказывает, что ты, как и мои родители, происходишь из бедных, но честных слоев. Наверное, ты никогда не покупаешь вещи, если не можешь за них расплатиться.

- Ну да, я не покупаю вещь, если не могу за нее расплатиться! - отчеканила я, припомнив свой белый плащ с серебряными пуговицами и баснословные цифры на ценнике.

- Вот потому-то ты и относишься к заслуженным беднякам. А граф Караваджо из незаслуженных богачей, он может зайти в магазин и выйти из него с новым "роллс-ройсом" под мышкой, а о такой низменной материи, как деньги, наш друг Пьетро даже не вспомнит. В конце концов ему придется записать покупку себе на счет, но ты поразишься, как долго может продолжаться этот упадок, прежде чем наступит крах. Пьетро уже продал большую часть своих коллекций; половина картин во дворце - это копии. Ты их не осмотрела, так как сосредоточилась на драгоценностях. Поместье заложено и перезаложено, а слугам не платят годами. Пьетро отчаянно нуждается в деньгах, дорогая, как и многие люди его круга и положения. Если бы Пьетро не был благородных кровей, он давно перестал бы покупать черную икру и кожаные туфли ручной работы и объявил о своем банкротстве, но честь семьи Караваджо никогда не позволит ему стать бедняком.

- Очень красноречиво. - Я скептически скривила губы. - И очень убедительно... Видимо, ты крайне невысокого мнения о моих умственных способностях?

- Дорогая моя девочка, что ты имеешь в виду?

- Дорогой мой мальчик, все, что ты тут обрисовал, - никакая не кража, если не считать самой первой сделки. Вероятно, ты решил, что я клюну на твои россказни и не замечу того факта, что никакой закон не запрещает Пьетро продавать свою собственность. И никакой закон не запрещает ему развешивать по стенам копии.

- Но попытаться-то стоило, правда? - улыбнулся Джон.

- Что ж, твоя попытка в очередной раз задурить мне голову потерпела крах. Так в чем же состоит истинный замысел? Нет, не надо говорить, все и так ясно. Пьетро не продает свои драгоценности, он продает копии! Судя по всему, ни сам Пьетро, ни его подручные сбытом не занимаются, этим занимаешься ты! Коллекционеры искренне считают, что приобретают краденое, поэтому и помалкивают о своих покупках. Копии, сделанные Луиджи, способны пройти любые экспертизы, какие только можно придумать. Если твой покупатель прочтет в газетах, что графиню Хохштейн видели в опере в фамильных изумрудах, то попросту решит, что она надела стекляшки! Вот так обстоит дело. Я права?

- В сущности, да. Дело обстоит именно так.

- Невероятно, - пробормотала я.

- Я бы употребил слово "блестяще", - самодовольно уточнил Джон. Он пододвинулся ко мне: - Ну, Вики, что ты скажешь? Разве я не был прав, утверждая, что никто не пострадал? Большинство этих драгоценностей в конечном итоге окажется в музеях, как прославленный бриллиант Хоупа [19] и другие знаменитые драгоценные камни. Музеи получат копии, что вполне соответствует их целям - выставлять предметы, обладающие необычайной красотой или представляющие исторический интерес. Копии, сделанные Луиджи, ничем не хуже оригиналов, которые, в конце концов, всего лишь куски неких минералов. Честное слово, только замшелый педант может называть это занятие аморальным.

- Так просто ты от меня не отделаешься, - сурово сказала я. - В моем возрасте уже не обижаются, когда обзывают. Может, я замшелый педант, но в твоих доводах есть изъяны. Начнем с того, что мне не нравится, когда крадут из музеев.

- Вообще-то из музеев мы не крадем, - возразил Джон. - Талисман Карла Великого был всего лишь пробным образцом. Красть из музеев слишком опасно. Там современные охранные системы, а мои люди - любители, которые совсем не походят на типов, ограбивших Топкапи [20]. Мы никого не грабим, мы лишь крадем, и только у тех, кто может себе позволить быть обкраденным. Это столь же бесчестная публика, как и мы, иначе они не стали бы покупать ворованные ценности.

- Нет, - упрямо сказала я. - Ты меня не убедишь!

- Почему?

Я почувствовала, как щекам вдруг стало жарко. Мое поколение иногда обвиняют в том, что для нас нет запретных слов. И это правда, бог знает какие непристойные ругательства найдутся в моем лексиконе. Когда такое словечко ненароком вырывается у меня в присутствии шведской бабушки Андерсен, старушка опрометью несется за мылом, чтобы как следует отдраить мой "поганый рот". Но сейчас я пребывала в замешательстве и краснела оттого, что требовалось разъяснить свои моральные принципы.

- Весь вопрос в... цельности, - запинаясь, заговорила я. - В честности. В наши дни лгут все: от политиков и государственных деятелей до авторемонтников или маляров. И у всех находится оправдание, почему один околпачивает другого. Где-то нужно остановиться. Я знаю все твои доводы, слышала сотни раз. "Если бы эти люди по сути своей были честны, мы попросту не смогли бы их обманывать. Эти невежественные подонки не заслуживают того, чтобы владеть прекрасными вещами. Да они даже не в состоянии отличить подлинник от подделки". Ведь это ты хотел сказать, правда? Но ведь и специалисты поддавались на обман... впрочем, не в этом дело... А дело в том, что если ты обладаешь талантом, мастерством или знаниями, то нельзя пускать свое богатство на неправедные дела. Ради самого себя нельзя! Нет никакой разницы между человеком, который грабит старушку, живущую на пособие, и мошенником, который обманывает мерзкого и жадного нефтяного магната. Жулик всегда остается жуликом. А я по горло сыта жуликами!

К тому времени, когда я закончила, мои щеки отчаянно пылали. Я ждала, что Джон рассмеется... или накинется с поцелуями... Мужчины почему-то думают, что с помощью ласки можно избавить женщину от угрызений совести.

Но Джон сидел совершенно неподвижно, склонив голову.

- Если ты так считаешь, - тихо произнес он, - тогда я не смогу тебя отговорить, даже если захочу. Пойдем в полицию?

Я облизнула губы:

- Нет... Я сама намерена раскрыть это дело, дорогой профессор Мориарти. И после того как все выясню, я дам тебе двадцать четыре часа, чтобы ты мог исчезнуть. Я у тебя в долгу.

Джон поднял голову, в его глазах мелькнула веселая искра.

- Только не воображай, будто я не стану ловить тебя на слове. Я не столь благороден, как ты, моя милая Вики.

- Но ты должен помочь. Мне могут понадобиться твои показания.

- Я дам тебе кое-что получше. У меня есть документальное свидетельство.

- Что?!

- Я не столь наивен, как это может показаться, - заметил Джон, пытаясь напустить наивный вид, правда на сей раз без особого успеха, - и давно научился принимать меры предосторожности. Только учти, то, что у меня есть, не является неопровержимым доказательством... Я дам тебе список копий картин, сделанных Луиджи, а также список людей, которым принадлежат эти копии. Они могут понадобиться, если Пьетро уничтожит все бумаги и разрушит мастерскую.

- Списки, конечно, помогут. Я вполне сознаю, что потребуется время, чтобы запустить неповоротливую машину правосудия. Сразу в такое грандиозное мошенничество никто не поверит.

- Отлично, меня это вполне устраивает. Предположим, мне удастся забрать свои бумаги. Они хранятся в банке вместе с некоторой суммой, каковую у меня хватило ума приберечь на черный день. А вот с паспортом возникнут сложности.

- Господи... Без паспорта ты не сможешь выехать из Италии.

- Из Италии я могу выехать, за этим дело не станет. Но я не смогу вернуться в Англию.

- А зачем тебе возвращаться в Англию? Я-то думала, что ты направишься прямиком в Сахару или в Южную Америку.

- Нет, это глупо. Проще всего затеряться среди себе подобных. Иностранец в любой стране на виду, словно Эйфелева башня. А дома у меня есть друзья.

- Впрочем, твое будущее меня мало волнует, ты волен распоряжаться собой по собственному усмотрению! - объявила я холодно. - Как ты предполагаешь вернуть себе паспорт? Ведь он, скорее всего, на вилле?..

- Не имеет значения. О паспорте я позабочусь.

- На твоем месте я бы предпочла, чтобы кто-то всегда знал о моем местонахождении. - Мой голос звучал поистине зловеще.

- На тот случай, если вдруг не вернусь? - Джон слабо улыбнулся. - И что ты сделаешь, Вики? Ворвешься с шестизарядным пистолетом?

- Вызову полицию.

- Гм... Надо обдумать это предложение. Да, я могу представить ситуацию, когда такая перспектива может показаться мне утешительной. Ладно. В Риме есть одно тайное местечко...

- Где ты хранишь полдюжины паспортов? Нет, неважно, не отвечай. Знать ничего не хочу о твоих преступных делишках!

- И правильно делаешь. - Джон уронил голову на руки. - Черт, кажется, у меня мозги окаменели. После такой безумной ночи надо хоть немного поспать.

- Не самая плохая мысль.

Сзади его шея выглядела тонкой и беззащитной, как у маленького мальчика. Я цинично подумала, сознает ли Джон, какое воздействие вид этой беззащитной шейки оказывает на дамочек.

- Возможно, ничего хорошего в этой мысли нет. Думаю, нам лучше уйти отсюда поскорее. - Но он не двинулся с места, а продолжал, сгорбившись, сидеть. Ну просто воплощение стоицизма и страдания. - Они наверняка сообразили, что мы могли уехать только на машине. Автобусы так поздно не ходят. А в предрассветные часы машин на дорогах не так много...

- Значит, Пьетро могло прийти в голову расспросить про нас в Тиволи, - закончила я его мысль. - Да, ты прав. Но у нас в запасе несколько часов, наши водители вернутся в Тиволи не раньше полудня. Так где твое тайное местечко? Надеюсь, ты никому не говорил о нем?

Джон взглянул мне в глаза. На мгновение его лицо приобрело забавное выражение. Потом он покачал головой.

- Тогда мы можем не спешить, - сказала я. - Ляг и поспи. И дай мне денег.

- Зачем? - подозрительно спросил он:

- Схожу в аптеку, если они уже открыты. И в магазин. Надо купить хлеба, вина... И пенициллин.

В Италии вам продадут любые лекарства, на которые в Штатах потребовали бы рецепт, Я поведала аптекарю, что мой друг упал с велосипеда и весь исцарапался. Тот отнесся очень сочувственно.

Возвращаясь, я была почти уверена, что Джона в комнате не окажется, но он крепко спал. Пришлось разбудить его, дабы оказать первую медицинскую помощь. Пулевое ранение при дневном свете выглядело воистину ужасно. Джон корчил из себя героя, стискивал зубы и мужественно подавлял стоны. Я перебинтовала руку и достала шприц. Джон так и подскочил:

- Нет! Где, черт возьми, ты раздобыла эту мерзкую штуку?

- Купила в аптеке, - объяснила я и, профессионально прищурясь, посмотрела на кончик иглы. - Снимай штаны.

- Ни за что!

- Вот уж не думала, что ты такой стыдливый.

- При чем тут стыдливость? Если ты полагаешь, что я позволю какой-то любительнице втыкать что попало в мое самое беззащитное место...

- Послушай, да у тебя в крови небось столько бактерий, что хватит на целую деревню. Ты же не хочешь заболеть именно сейчас, когда находишься в бегах?

Джон закусил губу и еще сильнее вжался в матрас.

- Ну же, хватит кочевряжиться. Я прекрасно знаю, как делают уколы. Аптекарь мне все понятно объяснил. Очень просто! - Разумные доводы ни к чему не приводили, пришлось перейти к угрозам: - Если ты откажешься, я сейчас же прямиком пойду в полицию!

Джон затих и затравленно покосился на шприц. Честно говоря, я даже восхитилась собственным мастерством - так ловко всадила иглу, словно всю жизнь занималась этим по десять раз на дню. Наверное, из меня вышел бы превосходный эскулап. Но поведение Джона меня изумило еще сильнее: за все наше бегство он ни разу не испугался, а при виде шприца затрясся как осиновый лист.

- Ну вот, совсем не больно, правда? - Профессиональная утешительница могла бы позавидовать моему тону.

- Я предпочел бы гангрену.

- Не говори глупостей. Вот еще таблетки. Их надо пить по одной каждые четыре часа.

Со стоном мученика Джон приподнялся:

- Уже поздно. Нам надо отсюда уходить.

Сначала мы отправились в банк. Я ждала снаружи, пока Джон не вышел с большим толстым конвертом.

- Забрал документы?

- Да. Вот они. И деньги тоже.

- Дай немного.

- Ничего другого от женщины не услышишь, - неприязненно буркнул Джон. - Зачем тебе деньги, скажи на милость?

- Одежду купить. Пока я здесь торчала, мне сделали три непристойных предложения. Юбка слишком узкая и короткая.

- Для чего узкая? Ладно, возможно, это неплохая мысль. Честный домовладелец, чью бельевую веревку мы обокрали, может сообщить о пропаже. Купи что-нибудь не слишком бросающееся в глаза. И шляпку. Твои светлые волосы в Риме слишком приметны.

- А как же твои?

Мы отошли в уголок за мраморные колонны банка. Джон отсчитал несколько купюр от свернутой пачки размером с каравай и протянул мне.

- Я тоже куплю шляпку, с перьями. Или лучше рясу. Как по-твоему, мне пойдет образ странствующего монаха-францисканца?

- Нет, у тебя слишком лживый взгляд.

Джон посмотрел на часы. Должно быть, хорошие часы, раз выдержали купание, бесчисленные удары и прочие разрушительные действия.

- Встретимся в час у моста Мильвио на этой стороне реки. Вместе пообедаем.

- Отличная мысль, - с благодарностью отозвалась я.

- Я думаю не о твоем аппетите, дорогая. Тебе не кажется, что ты обзавелась несколькими лишними фунтами с тех пор, как мы с тобой познакомились? Я же тебя предупреждал, что кухня Пьетро разрушительным образом скажется на фигуре... Мое тайное местечко находится в районе Трастевере, и вход в дом караулит очень любознательный консьерж. Но после обеда он дрыхнет, как и все истинные итальянцы, поэтому именно в это время мы сможем проскользнуть мимо него незамеченными.

При любых других обстоятельствах я бы лишь расхохоталась, скажи кто-нибудь, что мне отводится всего час на покупку нового наряда, но в то утро управилась за пятнадцать минут. Полотняная юбка цвета хаки, белая блузка, платок на голову и сумка через плечо, достаточно большая, чтобы вместить бумаги Джона, - вот и все. Для старой одежды продавщица дала мне бумажный пакет, и я выбросила его в ближайший мусорный бак, напомнив себе, что за мной должок, семья из Тиволи вправе рассчитывать на компенсацию.

Мост Мильвио выглядел ужасно. Словно сошел с глянцевой открытки. Удивительно, как мост живьем может выглядеть так ярко и пошло? Может, всему виной мое взвинченное состояние? Красновато-коричневая башня замка Сан-Анджело сейчас не казалась мне причудливым пришельцем из Средневековья, я вдруг вспомнила о первоначальном назначении замка - служить гробницей.

Теперь, когда у меня было время спокойно подумать, вдали от Джона с его красноречием и дьявольским обаянием, мое поведение предстало во всей своей ошеломляющей глупости. Куда я направляюсь?! Мне следовало немедленно, сию же секунду, мчаться со всех ног в полицию. По крайней мере, я чувствовала бы себя в полной безопасности, сидя в грязной, но такой уютной тюремной камере. Но ведь сначала надо побеседовать с полицией... а я вовсе не горела желанием разговаривать с римскими карабинерами. Они вполне могут подумать, что я просто-напросто рехнулась. Да и как же иначе? Обвинить одного из самых уважаемых жителей Рима в серьезном преступлении?! Хотя бумаги Джона кое-что доказывали, они никого не убедят, если мой рассказ прозвучит неправдоподобно. А видит бог, правдоподобием он и не пахнет. Кроме того, придется признаться, что я позволила уйти одному из членов банды. Чем больше я размышляла, тем в большее уныние впадала.

Дойдя до моста, я оперлась на парапет и попыталась сообразить, что же мне делать дальше. Нет, не так... Я знала, что мне делать дальше. Найти телефон и позвонить в Мюнхен. Герр Шмидт поверит каждому слову моего безумного рассказа, а потом все просто: мюнхенская полиция свяжется со своими римскими коллегами, и последние примут меня уже совсем иначе, как человека, имеющего вполне определенный профессиональный статус. Да, разумнее всего поступить именно так. Но я стояла на мосту и раздумывала. Раздумывала над тем, почему не спешу звонить в Мюнхен.

Джона в аляповатой спортивной рубашке и брюках, которые висели мешком, я не сразу узнала. Нос он уткнул в путеводитель. Путеводитель был на немецком, и Джон служил воплощением прилежного студента: дешевые очки в пластмассовой оправе, непроницаемо-серьезное лицо. Портила картину только шляпа. Такие соломенные шляпы-канотье, с прорезями на тулье для ушей, сицилийские фермеры надевают на своих ослов. Джон остановился рядом со мной, близоруко вглядываясь в книгу.

- Если это твое представление о не бросающемся в глаза одеянии, - начала я, - то...

- Давай на сегодня воздержимся от сарказма. - Джон неловко дернул плечом. - У меня недобрые предчувствия.

- Что случилось?

- Ничего. Даже не пойму, почему так нервничаю. Угораздило же Господа наградить меня столь тонкой и чувствительной натурой! Знаешь, такие перипетии не по мне.

- Давай пообедаем.

- Хорошо. - Джон захлопнул книгу и покосился на меня через очки. - Fraulein, du bist sehr schon. Hast du auch Freundschaft fur eine arme Studenten? [21] - И он протянул мне руку.

Я сжала его ладонь.

- Уж не знаю, что ужаснее: твой немецкий или твои манеры.

- По-английски у меня получается лучше.

- Я заметила.

Трастевере - любимый район туристов. Здесь много очаровательных трактирчиков и ресторанчиков, в большинстве из которых цены слишком высоки, а народу слишком много. В минуты треволнений у меня всегда разыгрывается аппетит, так что я в мгновение ока проглотила тальятелли по-болонски, отбивную по-милански, что-то там по-римски и еще кучу всякой вкуснятины. Джон уныло ковырял вилкой.

- Тебе лучше поесть, - невнятно сказала я с набитым ртом. - Силы понадобятся. Ты хорошо себя чувствуешь?

- Плохо, конечно. И не могла бы ты избавить меня от своей нежной материнской заботы?

Поскольку нам пришлось ждать, когда освободится столик, а потом я долго не могла насытиться, из ресторанчика мы вышли довольно поздно. Пора было идти на тайную квартиру Джона.

Она находилась в одном из тех своеобразных переулочков в Трастевере, где на углу расположен непременный фонтан, а в стене прямо над фонтаном выбита ниша для поклонения. У ног жутковатой статуэтки Мадонны лежали цветы, проход во внутренний дворик загораживала железная решетка. Народу на улице было не много - время сиесты, когда все магазины закрыты.

Дворик был пуст, если не считать жирного черного кота, развалившегося на солнцепеке. Джон поднес палец к губам, и мы на цыпочках прокрались мимо. Кот открыл один глаз, посмотрел на нас с непередаваемым презрением и снова зажмурился.

У каждой из четырех стен дворика прилепилось по лестнице, ведущей в квартиры. Хотя лестницы - это громко сказано. Здесь все, кроме холеного кота, выглядело запущенным и ветхим. Лестница воняла чесноком. Мы бесшумно поднялись по ней, никого не встретив. На верхней площадке Джон достал ключ и открыл дверь.

Я находилась в таком взвинченном состоянии, что ждала какого-нибудь неприятного сюрприза. Вот сейчас Джон откроет дверь, и на нас с утробным рыком кинется Бруно... Но в квартире было пусто. Внутри царил пыльный запах давным-давно заброшенного жилища. И все же мои ноздри уловили другой, куда более слабый запах, хотя его почти заглушил аромат чеснока, идущий из коридора. Джон тоже унюхал странный запах. Ноздри его затрепетали. Через несколько секунд он пожал плечами и прошептал:

- Мои вещи в спальне... Жди здесь.

Автоматический пружинный замок у нас за спиной защелкнулся. Джон направился к двери спальни, а я огляделась: в дальнем конце гостиной крошечный холодильник, плита с двумя конфорками. По всей видимости, никаких других помещений в квартире не было - только гостиная, спальня и, вероятно, ванная.

Джон открыл дверь спальни.

И словно наткнулся на стену из прочного невидимого стекла. Я подскочила к нему и попыталась отбросить его руку, преградившую мне путь, но мышцы Джона вдруг налились стальной силой. Тогда я заглянула через его плечо и после первого же взгляда, брошенного на убранство спальни, мне расхотелось заходить туда.

Это была совсем крошечная комнатка: единственное окно, дверь, должно быть ведущая в ванную, встроенный гардероб. Почти всю площадь занимала большая кровать.

И на кровати лежала... она. Голубой пеньюар из тонкого шелка, собравшийся складками, порван, словно она сопротивлялась. Я узнала эти роскошные очертания, прекрасное тело, чересчур, быть может, пышное, но чудесных форм, узнала шелковистые светлые волосы, разметавшиеся по подушке... но я никогда не узнала бы это лицо...

Глава одиннадцатая

Я быстро отвернулась и без сил привалилась к дверному косяку. В голове шумело, перед глазами плыли разноцветные крути. Я зажмурилась. Что же такое творится?! Сквозь звон в ушах до меня донеслись шаги Джона, затем раздались шуршащие звуки, наводящие на неприятные размышления. Наконец Джон заговорил, но не знай я наверняка, что это он, никогда бы не признала голос.

- Все в порядке, Вики, можешь открыть глаза. Я ее... накинул на нее простыню.

Я чуть-чуть приоткрыла один глаз. На кровати возвышался бесформенный предмет, длинный холмик из белой хлопчатобумажной простыни... Господи, никогда, наверное, не забуду это жуткое лицо, все в отвратительных пятнах...

Джон стоял рядом с кроватью, спокойный и безмятежный, разве что на щеке едва заметно подергивался мускул.

- Зачем? - прошептала я. - Зачем понадобилось ее убивать?

- Не знаю. Она была такой безобидной. Глупой, ветреной, взбалмошной, но совершенно безобидной... И так гордилась своим хорошеньким личиком.

В голосе Джона прозвучали необычные нотки, а его лицо... Странное какое-то выражение, совсем как в тот раз, когда я спросила, знает ли кто-нибудь о его тайной квартирке.

- Так она знала! - прошептала я. - Знала об этом уютном гнездышке... И через нее эти бандюги, твои коллеги, обнаружили квартирку... Ты приводил ее сюда, ведь так? Вы с ней были...

- Господи, неужели ты меня считаешь таким тупицей? Хелена ведь была любовницей Пьетро. И кроме того, болтливое и бесхитростное создание. Я не стал бы так рисковать, она сразу же выболтала бы о моей квартире! Не говоря уж о том, чтобы приводить ее сюда.

- Но ты с ней...

- Какая разница, - буркнул Джон. - Разве что для меня...

- Тебе нужно бежать! Боже... - Я похолодела. - Они принесли Хелену сюда, чтобы тебя обвинили в убийстве!

- Это моя ошибка, не стоило сюда приходить. - В голосе Джона не было и следа беспокойства.

- Но я могу подтвердить твое алиби.

- Хелена мертва по меньшей мере двенадцать часов, а может, и того больше. Они будут утверждать, что я убил ее вчера вечером, еще до того, как меня заперли в подвале.

Он вдруг всхлипнул. Нелегко, должно быть, видеть остывшую плоть, которую некогда ласкал. Я поежилась и поспешно пробормотала:

- Прости! Она мне в общем-то нравилась.

Едва уловимый призрак прежней улыбки тронул уголки плотно сжатых бескровных губ.

- Мне тоже... Положение хуже некуда, Вики. Я не способен пока ясно мыслить, но, думаю, мне не выкрутиться.

- Нет! Выкрутишься! Что-то у меня тоже в голове слегка шумит... Когда, по-твоему, они привезли ее сюда? Джон, ты все-таки рассказывал ей об этом месте. Как бы иначе о нем прознали?

Он начал было говорить, но тут же замолчал... До чего ж у него глупое лицо в такие минуты. Впрочем, отвисшая челюсть, наверное, никого не красит.

Зная то, что я знаю теперь, не уверена, собирался ли Джон сказать мне об озарении, посетившем его в ту секунду. Но нет никаких сомнений, что, будь у нас хоть немного времени пораскинуть мозгами, события не приняли бы столь ужасный оборот. В общем, в дверь вдруг забарабанили. Да еще как забарабанили! От неожиданности я едва не заорала дурным голосом, от неожиданности, но отнюдь не от удивления.

Увы, но это последнее потрясение, в довершение к остальным напастям, чуть не стало и последней каплей для моего и без того смятенного разума. Не могу сказать, что я удивилась. Скорее уж разозлилась на себя за глупость и недальновидность. Могла бы и предугадать такой оборот, много ума для этого не требуется. Если банда хотела обвинить Джона в убийстве, то уж, наверное, в ближайшем полицейском участке оборвали все телефоны, расписывая, что убийца вернулся на место своего преступления... Негодяи устроили нам маленькую аккуратную ловушку, в которую мы и угодили с завидной готовностью. Мышеловка захлопнулась, дамы и господа!

Впрочем, нет, это не мышеловка захлопнулась, это Джон захлопнул дверь спальни. После секундного замешательства он придвинул кровать к двери.

- Здесь нет выхода, - прошептала я. - Может, лучше сдаться? Джон, я скажу им...

- Заткнись!

Он одним прыжком пересек комнату и распахнул окно.

До узкой, вымощенной камнем улочки было три этажа гладкой стены.

- К твоему сведению, я еще не научилась летать.

Стук в дверь становился все настойчивее и нетерпеливее.

- Вверх! - прошептал Джон.

Это здание определенно было не из разряда роскошных особняков с высоченными потолками, карниз крыши находился менее чем в шести футах от подоконника. Идея вскарабкаться на крышу не показалась мне особенно удачной, и я уже собиралась поведать об этом Джону, но не успела: он с недовольным возгласом бесцеремонно обхватил меня за талию.

- Надеюсь, ты не боишься высоты! - с этими словами он выпихнул меня в окно.

Нет, я не боюсь высоты, совсем не б-боюсь... Мои пальцы нашарили карниз, руки Джона нетерпеливо подталкивали меня в гм... зад. Из комнаты донесся грохот. Дверь! Не выдержала входная дверь. Теперь барабанили совсем рядом, в дверь спальни.

- Доберись до телефона! - рявкнул Джон. - Позвони своему Шмидту! Расскажи ему все!

Я не успела вымолвить и слова, как Джон с силой толкнул меня вверх. Я мельком увидела перекошенное от напряжения лицо, и локти мои оказались на крыше. Дальше было раз плюнуть. Я подтянулась на локтях, Джон уперся в подошвы моих туфель и последним толчком запихнул меня на плоскую крышу.

Он даже успел закрыть окно и отскочить от него, потому что, когда я глянула вниз, окно было уже закрыто, а из комнаты доносились звуки борьбы.

Джон никогда бы не забрался на эту крышу. Я твердила это себе, стремительно несясь по размякшей на солнце, просмоленной поверхности. Если бы он не толкал меня снизу, я бы тоже на нее в жизни не забралась. А Джон, с его раненой рукой... А еще я говорила себе, что он теперь в лапах полиции, а значит, в безопасности, и, как только мне удастся связаться со Шмидтом, его тут же отпустят. По крайней мере снимут обвинение в убийстве. Интересно, некстати подумалось мне, в ходу ли у итальянской полиции допросы с пристрастием?

Я прекрасно знала, что Джон не убивал Хелену. Кому вообще могло понадобиться убивать эту глупую и совершенно безвредную красавицу? Пьетро не из тех людей, кто впадает в ярость из ревности, даже если он узнал о ее измене. Толстяк лишь выругался бы, пожал плечами и выгнал ее из своего дома. Разумеется, была вероятность, что Хелена случайно стала свидетельницей какого-нибудь непотребства и бандиты решили избавиться от глупышки. Но на что она могла наткнуться? Бедняжка не страдала избытком сообразительности и сомнительно, чтобы могла выведать больше нас с Джоном. А ведь нас не прикончили на месте, а посадили под замок, и, кто его знает, возможно, даже не собирались убивать...

Кому же могла помешать бестолковая Хелена? Горсть бриллиантов надежно заткнула бы ей рот, причем бриллианты совсем не обязательно должны быть настоящими, она все равно не смогла бы отличить копию от подделки. Нет, необходимости в убийстве не было, если только... если только за безобидным планом производства фальшивок не таилась тяга к насилию...

Все эти мысли кружились у меня в голове (причем далеко не в столь связном виде), когда я прыгала с крыши на крышу, словно Зорро и Супермен в одном лице. Впрочем, литературные и киношные герои были не столь безрассудны, как ваша покорная слуга. Их всегда ждал внизу верный помощник с повозкой, груженной сеном или пуховыми подушками, бил копытом белый жеребец или урчал автомобиль... Оставалось лишь картинно сигануть в подушки или спрыгнуть на спину скакуна и с криком "Я вернусь!!!" умчаться в неведомую даль.

В моей ситуации все обстояло иначе. Сколько я ни смотрела вниз, ни повозок с сеном, ни скакунов, ни спортивных авто не наблюдалось. Стой, Вики! Надо успокоиться и хорошенько подумать...

Я остановилась и огляделась. Никто не взбирался вслед за мной по стене, никто не мчался по пятам. Либо Джон убедил полицейских, что он один, либо они решили, что я успешно удрала. Но меня не покидало неприятное ощущение, будто я нахожусь у всех на виду. Многоквартирный дом был не слишком высок и не низок, так, серединка на половинку. Рядом теснились дома повыше и пониже, оснащенные балконами. Я села в тени парапета, который шел вдоль крыши, и попыталась отдышаться. В голове немного прояснилось.

Спуск с крыши не должен доставить сложностей. Старые здания в Трастевере не могут похвастаться такой роскошью, как пожарная лестница, но у них имелась другая особенность, которая делает их раем для воров-домушников. В этом густонаселенном квартале нет дворов и парков, поэтому люди отдыхают на крышах домов. Некоторые крыши довольно мило обставлены: креслица, диванчики, навесы, пальмы в кадках. Следовательно, надо лишь выбрать здание, находящееся на приличном удалении от того, на котором я сейчас сидела, и спуститься там.

Я уже собиралась продолжить путь, когда снизу донесся шум. Вот скрипнули тормоза автомобиля, раздался крик. Я привстала и осторожно выглянула поверх парапета.

Автомобиль был достаточно велик, чтобы полностью перегородить улицу. Он стоял рядом с входом в дом, где находилась квартира Джона. Из внутреннего дворика вышли три человека. Сверху я смогла разглядеть лишь макушки, но опознать Джона не составило труда: шляпа слетела с него, волосы полыхали темным золотом. Его тащили двое. Какие громилы... А Джон... что с ним? Неужели его били?! Ноги Джона беспомощно волочились по мостовой. Конвоиры впихнули его в машину, забрались следом и укатили прочь.

Не стану описывать те мысли, что промелькнули у меня в голове. Они были неуместными, несущественными и слезливо-сентиментальными.

Я перебралась на крышу соседнего здания, прокралась сквозь небольшую завесу из вечнозеленых растений и оказалась лицом к лицу с дородной итальянкой, которая нежилась на солнышке. Увидев меня, она взвизгнула и прижала к груди полотенце.

- Buon giorno, - вежливо сказала я. - Dov\'e l\'uscita, per favore? [22]

Толстуха продолжала таращиться, разинув рот, так что выход пришлось искать самостоятельно. Вниз вела витая лестница, и я со всех ног устремилась по ней, каждую секунду ожидая, что с крыши раздадутся вопли. Но толстуха и не думала кричать. Наверное, решила, что я особа пусть и эксцентричная, но безобидная. Чокнутая, словом.

Позвонить в Мюнхен будет не так-то просто. Тому, кто привык к дорогим, но надежным телефонным компаниям, трудно разобраться в хитросплетениях итальянской телефонной системы. Например, как сделать междугородный звонок из телефона-автомата, если мелочь в Италии - это грязные мятые бумажки? Куда прикажете их совать? Но нет ничего невозможного, были бы деньги, а у меня осталось кое-что из того, что дал Джон. После долгого и оживленного разговора владелец табачной лавки все-таки согласился позволить мне сделать звонок. За такие деньги я могла бы три часа трепаться с Аляской, ну да ладно, время - те же деньги, а сейчас я торопилась как никогда.

Жадный лавочник навис надо мной, готовый выхватить телефонную трубку, если я, не приведи господь, проговорю больше трех минут. Наконец, после долгого жужжания, безумных выкриков на неведомых языках и непродолжительной беседы с гаражом в центре Франкфурта, я услышала знакомый голос секретарши Шмидта.

- Герда! - прокричала я вне себя от радости. - Это Вики! Позови герра...

- А, Вики... А где ты?

- В Риме! Дай мне поговорить с...

- Ой, какая ты счастливая!.. - Герда испустила долгий вздох. - И как там Рим? Наверное, ты нашла миленького итальянского парня, правда? Скажи мне, что...

- Герда, я не могу говорить! - заверещала я, оглядываясь на владельца, который дышал чесноком у меня за плечом. - Быстрей, мне надо поговорить со Шмидтом!

- Что-что?

- Синьорина, уже две минуты...

- Заткнись, толстая тварь! Нет-нет, это не ты, Герда.

- Что ты там говоришь, Вики?

- Синьорина, вы же сказали, что будете говорить только...

Я увернулась от жирной волосатой руки, которая пыталась выхватить трубку.

- Герда, где профессор?

- Должно быть, вышел куда-то. А как там ночные клубы? Интересные?

- Синьорина!

- Когда он вернется?

- Ой, скоро, Вики! А что, герр Шмидт ждал твоего звонка?

- Да! - проорала я, вихляясь из стороны в сторону и увертываясь от лавочника. Шнур удавкой обвился вокруг моей шеи.

- Синьорина, вы меня обманываете! Я вызову полицию...

- Ты, кровопийца, да я тебе отвалила целую кучу денег!

- Вики, с кем ты там разговариваешь? Это твой новый парень?

- Нет!!! С тобой я разговариваю, с тобой, к сожалению! Мы договаривались, что я позвоню профессору Шмидту в пять, Герда. Это очень срочное... неотложное дело.

- У тебя какой-то странный голос, - заинтересованно протянула Герда и хихикнула.

- Это потому, что меня душит телефонный шнур, - прохрипела я, пихнув лавочника локтем в необъятное брюхо.

Герда снова захихикала:

- Ты такая смешная, Вики. Мы все тут говорим: уж наша Вики умеет на славу рассмешить. Веселишься, наверное, в Риме. Ох, как же я тебе завидую. И у твоего парня такой сексуальный голос. Что он там говорит?

- Polizia! Polizia!

- А кто там зовет полицию? - спросила Герда. - О, так твое неотложное дело - это ограбление? Ох, Вики, тебе надо звонить не герру Шмидту, а в полицию!

- Герда, - процедила я сквозь зубы, - немедленно ответь, когда вернется профессор Шмидт. Сейчас же! Сию минуту! Не то я пошлю тебе по почте бомбу!

Герда залилась веселым смехом:

- Ой, Вики, ну ты тоже скажешь! Герр Шмидт вернется в пять. Он сказал, что ты в это время будешь звонить. Вики, а ты купила что-нибудь симпатичненькое? Говорят, в Риме такие чудесные бутики.

Я посмотрела через плечо. Владелец лавки и не думал звать полицию, своими криками он лишь пытался напугать меня, но зато вместо полиции прибыло куда более действенное подкрепление. Из глубины лавки к нам приближалась огромная женщина, размахивая чугунной сковородкой. Я выронила трубку, опрометью выскочила за порог и рванула со всех ног.

Я бежала, и бежала, и бежала. Только не подумайте, будто я так испугалась разгневанной лавочницы с ее сковородкой, просто отчаяние, переполнявшее меня, требовало выхода. Вот ноги и понесли сами...

Сердиться на Шмидта было неразумно; я не могла рассчитывать, что он целыми днями сидит у себя в кабинете, дожидаясь моего звонка. Сама ведь сказала, что буду звонить в строго определенное время. Но что предпринять дальше, я не знала. Позвонить в мюнхенскую полицию не могу, так как денег больше нет.

Я рухнула на одну из скамеек, расположенных вдоль бульвара на набережной Тибра. Люди косились на мою распростертую без сил фигуру, я была вся в поту, рот жадно ловил воздух... Зрелище, должно быть, не для слабонервных, но мне было плевать. Гораздо больше зевак меня беспокоила звенящая пустота, царившая в голове. И куда девалась вся твоя смекалка, Вики?! Положение вовсе не так уж безнадежно. Совершенно не обязательно впадать в отчаяние только потому, что не удалось поговорить с профессором. Часов у меня не было, но я знала, что уже далеко за полдень и самое позднее через два часа герр Шмидт будет сидеть в своем кабинете, как и подобает пунктуальному шпиону. А я тем временем могу пойти в римскую полицию и сделать заявление. И Шмидту позвоню из полицейского участка. Это единственно разумное решение. Так почему же у меня такое чувство, будто время истекает, будто каждая секунда - это вопрос жизни и смерти?

Я уважаю предчувствия. Порой это следствие иррациональных страхов, но я не более нервна, чем любой другой здоровый человек, а потому значительная часть моих "предчувствий" вызвана пусть и подсознательными, но совершенно рациональными причинами. И вот, сидя на берегу реки и чувствуя, как холодный ветерок обдувает мое пылающее лицо, я поняла, что упустила из виду что-то очень важное... Какое-то обстоятельство, которое задержалось на периферии сознания и теперь не дает покоя... Я зажмурилась и вдавила в череп костяшки пальцев, заставляя мозги работать.

Из черноты четко и ясно проступило лицо Хелены, перекошенное, все в пятнах, окаймленное светлой гривой.

Я поспешно открыла глаза и подняла голову. Солнце уже начало клониться к закату, его мягкие лучи ласково золотили купола и шпили. 1 ени приобрели приятные пастельные оттенки: синие, лиловые, сиреневые.

Вернись к смерти Хелены, приказала я себе. Неважно, почему ее убили. Прими это как данность и отталкивайся от нее.

Раз Хелена мертва, то какому-то умнику, возможно главарю банды, пришла в голову мысль убить одним выстрелом двух зайцев. Смерть от удушения очень трудно выдать за несчастный случай. Подложив тело Хелены в квартиру Джона, негодяи вручили полиции убийцу и заранее поставили под сомнение все, что Джон может сказать о них.

Именно Джон беспокоил бандитов больше всего. Как это ни обидно, я их не интересовала, поскольку не могла ничего доказать. Если дать мерзавцам несколько часов, они уничтожат мастерскую, спрячут остальные улики, и я тогда останусь на бобах, все мои обвинения лопнут как мыльный пузырь.

Меня похитили, держали в подвале, потом преследовали и пытались убить, но все это только с моих слов... Маленькая комнатка под студией Луиджи окажется забита холстами с бездарной мазней, а то и связками сена. Правда, все же кое-что у меня есть. Список, который дал Джон... Список коллекционеров, которым он продал фальшивки. Так что можно найти поддельные драгоценности!

И банда не знает, что я владею этими бесценными сведениями, поэтому-то не слишком беспокоятся на мой счет. Джон - другое дело. Он знает имена и подробности и, конечно же, не станет молчать в полиции, если эта информация снимет с него обвинение в убийстве...

В голове вновь прозвучал тревожный звонок. Что-то здесь не сходилось...

К показаниям Джона, возможного убийцы, разумеется, отнесутся с недоверием, но полиция все равно проверит его заявления. А банде это совсем ни к чему. Они могли бы рассчитывать на его молчание только в том случае, если бы оставили его в покое. Тогда он не смог бы обвинить их в мошенничестве, не подставив при этом самого себя. Но убийство... Сейчас-то он молчать не будет: лучше получить срок за мошенничество, чем за убийство. Странно...

Негодяи знали, где находится секретная квартира Джона...

Еще один тревожный звонок, но я не стала обращать на него внимание. Это был побочный вопрос, а я шла совсем по другому следу, втайне надеясь, что не приду к тому выводу, который уже предчувствовала.

Итак, мерзавцы убили Хелену и перенесли тело в квартиру Джона, а затем вызвали... Нет!

Не стали бы они сразу вызывать полицию. Они позвонили бы позже, если бы консьерж не обнаружил тела. Им ведь нужен Джон. Они ждали, когда он зайдет за своим паспортом, и только тогда...

И тут я вспомнила! Так вот что бередило мое подсознание, вот какая заноза тревожила меня все это время... Маленькая эмблемка на капоте полицейской машины. Я плохо разбираюсь в автомобилях, к тому же я смотрела на Джона, которого вели к машине, но эмблема все-таки запечатлелась в моем сознании. Эмблема "мерседеса"... Ну да, римляне любят пускать пыль в глаза, но сомневаюсь, что здешняя полиция богата настолько, что может раскатывать в таких дорогих машинах.

Я вскочила со скамьи, словно мне в одно интересное место воткнули шило, и тут же заставила себя сесть обратно. Спокойствие, только спокойствие. Достаточно того, что я уже допустила одну губительную логическую ошибку. Теперь надо обдумать вопрос со всех сторон.

Джон не испытывал иллюзий по поводу наших преследователей, он прекрасно понимал, что они из себя представляют. Пора признать, что у меня выработалась прискорбная склонность смотреть на Джона сквозь розовые очки, видеть его в ореоле героизма, но он помог мне бежать вовсе не из благородства, а из соображений здравого смысла. По одиночке нам попросту не удалось бы спастись. И теперь Джон рассчитывает, что я приду ему на помощь. Понятия не имею, почему он вбил себе в голову мысль, будто я стану спасать его, но придется мне так и поступить. Вот только как помочь ему?..

Джон велел позвонить Шмидту. Призвав на подмогу почтенного профессора, я смогла бы быстрее убедить римские власти в своей добропорядочности. Пусть так... Но даже если предположить, что полиция поверит мне, где искать Джона? Теперь-то ясно, что его вовсе не арестовали, а похитили. И вряд ли негодяи повезли его в римский дом Пьетро или на виллу. А что, если они уже убили его?!

Усилием воли я заставила свой разум отвлечься от живописных картин расправы над Джоном и постаралась направить мысль в более конструктивное русло. Если Джону удастся перекинуться со своими похитителями несколькими словами, они не станут его убивать. Даже самый придирчивый критик вынужден признать, что в Джоне куда больше героизма, чем он хотел бы показать. Но помимо отваги у него есть кое-что более ценное - изощренный ум. О, я успела узнать, как работает этот ум, так что могла предположить следующий сценарий. Если Джону удастся раскрыть рот, то он немедленно поведает, что улик и доказательств вагон и маленькая тележка: бумаги, фотографии, показания свидетелей, видеозаписи... И все это богатство угодило в одни жадные и цепкие ручки. То бишь в мои. Да-да, именно так он и объявит, не испытывая при этом ни малейших угрызений совести. Будь проклят этот подлый человек, ведь тем самым он подставляет под удар меня, свою боевую подругу... Впрочем, Джон ведь всегда говорил, что благородства в нем ни на грош.

Интересно, почему они не стали преследовать меня на крыше? Негодяи ведь наверняка знали, что я была вместе с Джоном. Черт, да они, скорее всего, видели, как мы заходили в дом. Ответов тут несколько. Во-первых, мерзавцы просто не захотели скакать по крышам. Они и так устроили немалый шум, вламываясь в квартиру, так что почли за благо убраться подобру-поздорову, пока кто-нибудь не вызвал настоящую полицию.

Однако и сообразительная ты особа, дорогая Вики Блисс! Теперь вся картина как на ладони.

Джон в лапах Пьетро и его друзей. Похитив его, бандиты позвонили в полицию и сообщили, что в квартире светловолосого англичанина, на улице Трастевере, находится мертвая женщина. Когда Хелену опознают, Пьетро выдаст полиции убедительную историю.

Например, такую... Увы, этот жестокий иностранец служил у него секретарем. Негодяй соблазнил, а затем убил бедную возлюбленную графа. Совершив злодеяние, подлый секретарь исчез. Полиция в конце концов найдет Джона. Точнее, его тело. И вполне удовлетворится. Убийца найден, дело закрыто. Про Пьетро и его подручных забудут.

Усидеть на месте я была не в силах. Надо что-то предпринять! Сорвавшись со скамьи, я помчалась по мосту, лавируя между машинами. Бежала я вовсе не в полицию, моей целью была площадь Сан-Витале. Следовало поторопиться: путь неблизкий, а денег на такси нет.

На середине моста меня посетило новое озарение. Мысль была такой блестящей, что я даже слегка подивилась, почему не додумалась до этого раньше. Шаря в сумочке, я перешла на быстрый шаг. Моя сумочка всегда набита всякой всячиной, даже если я обзавелась ею всего несколько часов назад. Я едва не заорала от радости, когда мои пальцы наткнулись на скомканный клочок бумаги. Это была потрепанная банкнота в сто лир, чудом не перекочевавшая в жирные лапы кровопийцы-лавочника. Денег хватало ровно на один местный звонок.

В первом попавшемся кафе я купила жетон и кинулась к телефону. Телефонного справочника, разумеется, в кабинке не было, но в бесплатной справочной службе мне сообщили номер. Я назвала себя, и меня соединили с секретарем.

Секретарь ответил, что княгиня отсутствует. Проявив некоторую настойчивость, я сумела получить ее домашний адрес. Не знаю, что бы я делала, если бы Бьянка жила где-нибудь в пригороде. Мне даже на автобус не хватало. К счастью, ее дом находился совсем неподалеку, на Яникульском холме.

Ну вот все и устроилось. Я могу позвонить Шмидту от княгини Кончини. И вообще, Бьянка может поручиться за меня перед полицией, даже если не поверит моему безумному рассказу. И как это я забыла, что в Риме у меня теперь есть добрая знакомая, да еще такая важная персона, как княгиня и хранительница знаменитой галереи?

Европейцы обожают отгораживаться друг от друга. Они не довольствуются милым штакетничком, а возводят вокруг своих жилищ высоченные стены. Дом княгини Кончини представлял собой скромное и вполне современное строение, но стены все равно поражали высотой. Ворота, однако, были нараспашку, словно приглашая войти. Не раздумывая ни секунды, я устремилась к парадному входу по гравийной дорожке, петлявшей меж пестрых цветочных клумб.

Не успела я найти звонок или молоточек, как дверь отворилась. На пороге стояла сама княгиня.

Лучи заходящего солнца пронизывали сад насквозь, и Бьянка казалась словно пригвожденной к темному фону холла лучами света. Длинный шелковый халат ярко-алого цвета был туго подпоясан и лип к бедрам и груди, будто пластиковая упаковка. Яркий свет не пошел на пользу лицу Бьянки. Я увидела дряблые мышцы и морщины, которых не замечала прежде.

- О... - выдохнула я, вздрогнув. - А... я думала, ваш секретарь сообщил о моем приходе.

- Да, сообщил.

- Мне жаль, что я вас беспокою. Я бы не пришла, если бы дело не было столь неотложным.

- Все в порядке. Входите, Вики.

Бьянка отступила, жестом приглашая меня в сумрачный холл. Все шторы были плотно задернуты, не пропуская дневной зной. Внезапно я почувствовала неимоверную усталость, даже ноги подогнулись. Пришлось ухватиться за косяк двери.

- Бедняжка, - сочувственно сказала Бьянка, внимательно глядя на меня. - Похоже, у вас и впрямь что-то случилось. Заходите и расскажите мне обо всем.

Она поддержала меня под локоть. В ее тонкой руке была сила, которой я никак не подозревала. Бьянка затащила меня в дом, дверь с глухим стуком затворилась, и мы оказались в полутьме.

- Сюда, - сказала княгиня и повела меня через холл мимо вереницы дверей.

У последней двери мы остановились. Бьянка распахнула ее, и полумрак отступил перед ярким солнечным светом, хлынувшим из гостиной.

Несколько окон выходило в сад, у противоположной стены я заметила высокий камин и рухнула в ближайшее кресло. Бьянка прошла к стойке. Звякнули кусочки льда.

- Вам нужно взбодриться, - сказала она, протягивая мне стакан.

- Спасибо.

Я взяла стакан, но была настолько измотана, что не могла даже поднести его к губам.

- А теперь рассказывайте.

- Не знаю, с чего начать... - Господи, ну и мямля! - Так много нужно вам объяснить... Сейчас... сейчас. Но вы непременно должны мне поверить. Они схватили его! Они убьют его, если мы их не остановим!

- Его? - Изогнутая бровь чуть дрогнула. - Кого? Ах да... Ваш любовник.

- Он не мой любовник, - пробормотала я. В жизни не слыхала большей нелепицы. - Мы никогда... Я хочу сказать, у нас не было времени.

- Не было? Жаль-жаль. Уверяю, вы много потеряли.

Уголки губ Бьянки слегка приподнялись... Мона Лиза... Жрица. Какая у нее странная, всезнающая улыбка, словно княгиня живет уже много-много веков.

Утомление и смущение вдруг как рукой сняло. Я чувствовала себя удивительно бодрой, обретя своего рода умственное второе дыхание. Жаль, что это не случилось несколькими минутами ранее.

Бьянка все-таки чертовски проницательная женщина. Она заметила, как изменилось мое лицо, и улыбка застыла у нее на губах.

- Так вы поняли... Интересно, как?

- Наверное, следовало давным-давно понять, - резко сказала я, злясь на себя. - Последние несколько часов только и делала, что думала. Вот и додумалась. До многого додумалась...

Но одно обстоятельство все же упустила. Мне следовало быть повнимательнее.

Я осторожно отставила стакан, так и не пригубив. Бьянку моя осторожность позабавила. Она рассмеялась:

- Не бойтесь, я ничего туда не подмешала. Так как вы поняли, дорогая?

- Все дело в квартире. Джон сказал, что никогда не приводил туда Хелену, и у него не было причин лгать. Он ведь не скрыл, что... Неважно. Кто-то знал о его тайном убежище. Если Джон не приводил туда Хелену, значит, приводил кого-то еще... другую даму.

- Но почему ваш выбор пал именно на меня? - Бьянка продолжала загадочно улыбаться. - Не думаю, что я единственная дама, которую сэр Джон почтил своим вниманием.

Я испустила раздраженный вздох.

- Господи! Да пусть ваш сэр Джон хоть величайший любовник современности, новоявленный Казанова, но в сутках всего-навсего двадцать четыре часа. Сэр Джон находился в Риме меньше недели, и у него хватало дел. Вы да Хелена - вот и весь его любовный список. Он просто не успел внести в него новые имена. Кроме того, Бьянка, вы заполнили огромный пробел в моих рассуждениях. Я беспрестанно спрашивала себя, кто же руководит всей этой грандиозной аферой? Вы единственный человек, у которого достаточно ума и честолюбия, чтобы организовать мошенничество с таким размахом. Помимо прочего, главарь должен был удовлетворять двум условиям: жить в Риме и знать о талантах Луиджи Караваджо. Кроме того, в детективах главный бандит никогда не появляется в последней главе, это противоречит законам жанра! Так что вычислить вас не составило особого труда. - И я гордо расправила плечи. - Что вы сделали с Джоном?

- Он здесь. - Бьянка больше не забавлялась. Она с любопытством рассматривала меня. - Мы думали использовать его в качестве заложника, чтобы обеспечить ваше молчание, дорогая. Кто мог предположить, что вы окажетесь настолько глупой, что заявитесь по собственной воле? Бога ради, объясните, зачем вы пришли?

Ответ я знала, но вряд ли могла внятно изложить его вслух. Слишком путано бы получилось. Всему виной мое трудолюбивое подсознание, это оно подкинуло мне разгадку, вот только бедному подсознанию пришлось трудиться на фоне моей откровенной глупости, и потому преуспело оно лишь отчасти. В общем, я догадалась, но как, сама не знаю. Просто в какой-то момент в голове всплыло имя Бьянки, но почему?.. Кто его знает. В будущем буду придерживаться другой тактики: ни о чем не думать, пусть подсознание вкалывает само. Если, конечно, у меня есть будущее...

- Надеюсь, вы понимаете, что я не могла прийти сюда, словно агнец на заклание, не приняв мер предосторожности? - Прекрасная фраза, только вот уверенности в голосе надо бы побольше. - Ха-ха! Таких идиотов на свете просто нет, дорогая княгиня Кончини. Если через пять минут я не выйду из этого дома живая и невредимая, с Джоном под мышкой, вас ждут серьезные неприятности.

Бьянка, казалось, не слышала меня. Она неподвижно сидела в кресле, слегка склонив голову набок, словно прислушиваясь к чему-то.

- Эй! Я сказала, будет лучше, если вы нас сейчас же отпустите! Мы дадим вам время для бегства. У вас наверняка припрятана кругленькая сумма. За несколько часов вы можете пересечь полмира. Вы же разумная женщина, Бьянка, и должны понять, что глупо оставлять после себя гору трупов.

- Верно, - пробормотала она.

- Тогда...

- Прошу прощения. - Бьянка покачала головой. - Боюсь, вы заблуждаетесь, дорогая, и рисуете всю картину в несколько искаженном виде.

- Что вы хотите сказать?

- Я хочу сказать, что вовсе не я решаю вопрос о вашей судьбе. - Она подалась вперед и взмахнула тонкой рукой. Почему-то этот жест, несмотря на его театральность, выглядел весьма убедительно. - Да, задумка целиком и полностью моя. Вначале была моей... Неужели вы способны поверить, будто такой утонченный, такой, простите мне нескромность, изощренный ум мог совершить столь непростительную ошибку? Ну разве стала бы я убивать бедную глупенькую шлюшку? К чему эта нелепая и бессмысленная жестокость? Нет, я не такая идиотка, уж поверьте, Вики. У вас должны были возникнуть подозрения...

- Довольно, Бьянка! - произнес чей-то негромкий голос.

Сине-зеленые портьеры рядом с камином заколыхались и раздвинулись, открыв взгляду дверь.

На пороге стоял он, прекрасный, как скульптура Микеланджело... С пистолетом в руках.

Глава двенадцатая

I

Луиджи выглядел таким юным, таким беззащитным. Обиженно-надутое лицо делало его похожим на несчастного ребенка. Луиджи казался на несколько лет моложе, чем был на самом деле. Я не верила своим глазам.

Луиджи!..

Кто бы мог подумать?! И если бы не пистолет, я бы наверняка решила, что от усталости и отчаяния у меня начались галлюцинации.

- Вам лучше перестать обзывать меня идиотом и глупцом! - Юноша обжег Бьянку ненавидящим взглядом. - Вы всегда разговаривали со мной свысока. Глупый ребенок, невинный младенец... это я-то?! Я? Человек, без которого ничего у вас не вышло бы... Да что бы вы делали без меня! Любого из вас можно заменить, но без меня весь замысел пошел бы насмарку! Жаль, что я раньше до этого не додумался. Но теперь все будет иначе! Отныне я здесь главный, король занял подобающее ему место. И больше никто из вас не посмеет смеяться надо мной, ясно?!

Надо отдать должное Бьянке - трусихой она не была. В ту минуту ей грозила куда большая опасность, чем мне. Уязвленное самолюбие делало Луиджи таким же неуравновешенным, как колченогий стул, но Бьянка не съежилась от страха, не сжалась под его яростным взглядом и не стала извиняться.

- Видите, меня свергли, как и всех других тиранов. Дворцовый переворот. Что ж, дорогая Вики, приветствуйте нового правителя.

- Луиджи безусловно прав, - сказала я спокойно. - Без него у вас ничего бы не вышло. Он истинный гений. Знаешь, Луиджи, ты мог бы стать самым величайшим ювелиром в истории человечества.

Первая часть моего лицемерного панегирика ему определенно понравилась. Он взглянул на меня, и надутое лицо чуть смягчилось. Но концовка удалась мне хуже. Луиджи снова набычился.

- Ювелиры - это жалкие ремесленники. А я художник! Если бы мой отец не пытался уничтожить мой талант, в этом занятии не было бы необходимости. Я не ремесленник!

- Челлини тоже был ювелиром. А знаменитый Холбейн творил свои чудесные вещицы для Генриха Восьмого.

В глазах Луиджи появилось задумчивое выражение.

- Верно...

Это было все равно что идти по ломкому, подтаявшему льду: один шаг в сторону, одно неверное слово могло нарушить то хрупкое взаимопонимание, которое наметилось между нами. К тому же Луиджи вовсе не был глуп. Безумен - да, конечно, но отнюдь не глуп.

- О чем это вы сейчас говорили? Хотели убедить Бьянку отпустить вас, так? Вы нам подстроили ловушку. Какую именно?

Я медлила с ответом. Глаза Луиджи сузились, палец лег на спусковой крючок.

- Все так запуталось, - зачастила я. - Так перемешалось. Я не знала, что ты тоже в этом замешан, Луиджи. Думала, что они используют твой редкий талант, думала, что ты невинен, как всякий истинный художник. Я не хочу, чтобы у тебя были неприятности.

- Постойте, постойте... - Луиджи словно говорил про себя. - Дайте подумать. У вас есть какой-то план... А-а! Вы же куда-то звонили... Отец как-то сказал мне об этом. Какому-то человеку в Мюнхене. В этом состоит ваш план? Если вы не позвоните своему приятелю, он обратится в полицию. Видите, я умнее, чем вы думали!

Его юное лицо так и лучилось удовольствием. Умом я понимала, что этот красивый, очаровательный мальчик на самом деле жестокий убийца, но сердце отказывалось принимать правду.

- Ты и вправду очень умен, Луиджи. Все правильно, именно в этом состоял мой план. Но я не буду...

- Звоните! - Дуло пистолета качнулось в сторону низкого столика, на котором стоял телефонный аппарат. - Давайте же, звоните! И будьте осторожнее. Скажете, что все в порядке. А чтобы вы не наделали глупостей... - Он оглянулся через плечо: - Бруно! Приведи его сюда.

Я посмотрела на княгиню. Она лишь приподняла узкие плечи. Так пожимать плечами умеют только итальянцы.

- Да уж, много от вас помощи, - с горечью буркнула я.

Дверь, из которой появился Луиджи, все еще оставалась открытой. Послышались шаги, неуверенные, шаркающие, им вторил гулкий топот. Затем появился Джон, которого поддерживал Бруно. Лицо Джона было в кровоподтеках, а фингал под глазом - настоящее произведение абстрактного искусства.

- Я его допрашивал, - простодушно объяснил Луиджи. - Хотел узнать, где вы прячетесь вместе с доказательствами, которые он вам передал.

Мы с Джоном уставились друг на друга. Он тяжело опирался на своего надзирателя. Разобрать выражение его лица я не могла, таким это лицо было изувеченным, но слова не оставляли никаких сомнений:

- На этот раз тебе удалось-таки все испортить.

- Мог бы и предупредить! - фыркнула я, оскорбленная до глубины души. - Ты же все знал! Черт, так вот почему у тебя был такой странный вид...

- Предупредить?! У меня не было времени даже вздохнуть, когда эти гориллы начали ломать дверь. Доводилось мне в детстве читать книжки про глупых героинь, но ты их всех переплюнула. Я жизнь ставлю на карту, чтобы спасти тебя от смерти, а ты с редким упорством лезешь прямо в...

Луиджи, внимавший нашей перепалке с недовольным видом, остановил тираду Джона - которая, увы, не была столь уж несправедливой, - направив на него пистолет.

- Хватит! Нельзя так разговаривать с дамой, тем более что она рисковала ради вас. Стыдитесь, сэр!

На мгновение я подумала, что Джон сейчас расхохочется, и заранее окаменела, - судя по всему, Луиджи очень обидчивый юноша.

- Ты прав, - выдавил наконец Джон. - Приношу свои глубочайшие извинения. Может, нам стоить попробовать что-нибудь более соответствующее тому развеселому фарсу, в котором мы все участвуем. Сейчас, сейчас... Вот! О, дорогая моя, драгоценная! Как храбро и как глупо ты поступила! Разве ты не знала, что я скорее соглашусь тысячу раз умереть, чем видеть... э-э... чем видеть, как подвергается опасности один-единственный волосок на твоей глупенькой головке?

- Но, милый мой, - проворковала я медовым голосом, - неужели я смогла бы жить, если бы твоя прискорбная привычка беспрестанно врать стоила бы тебе жизни?! Нет-нет, я должна была прийти хотя бы для того, чтобы умереть вместе с тобой!

Господи, ну и бред! И все-таки в этом безрассудном бреде проглядывала какая-то цель. По крайней мере у меня. Вдруг - если нам удастся достаточно долго ломать комедию - Луиджи забудет о телефонном звонке? Хотя шанс, конечно, крайне невелик. Даже если профессор Шмидт позвонит в римскую полицию ровно в пять часов, ей понадобится время, чтобы добраться до виллы, и еще больше времени, чтобы вытянуть из Пьетро признание об участии в афере княгини Кончини. Честно говоря, шанс был не просто мал, он был ничтожен. Но иного варианта в голову мне не пришло, а то, уж поверьте, я бы и его испробовала.

Джон разразился очередным цветистым монологом. Я очень вовремя успела переключить внимание, чтобы уловить концовку:

- ...память о твоей храбрости и беззаветной преданности. Не бойся, моя драгоценная Вики, мы умрем не напрасно. Доблестные блюстители порядка отомстят за нас, и в качестве предсмертной просьбы позвольте сочинить приличествующую случаю эпитафию, которую наши любезные противники, несомненно, высекут на могильном камне. "Обаятельные и прекрасные при жизни, в смерти они..."

Могла бы догадаться, что его занесет. До Луиджи наконец дошло, что над ним издеваются. Его лицо зловеще помрачнело.

- Вы надо мной насмехаетесь! - воскликнул он обиженно.

- Что вы, что вы! - пропел Джон. - Как можно, мой гениальный друг! И в мыслях не было!

- Телефон, - буркнул Луиджи и посмотрел на меня. - Звоните! Бруно...

Бруно выпустил Джона, который тотчас повалился на пол. Луиджи отрывисто рявкнул, Бруно подцепил Джона за шкирку и швырнул в кресло.

Луиджи грациозной поступью молодого хищника приблизился к Джону и приставил пистолет к его голове.

- Звоните!

- Выбирай слова, драгоценная, - простонал Джон.

Мне ничего не оставалось, как набрать номер. Сегодня у меня все шло наперекосяк, но тут, как назло, удалось дозвониться с первой попытки. Даже не пришлось прошибать непробиваемую стену в виде тараторящей Герды. Шмидт сам взял трубку.

- А, - проскрипел он, услышав мой голос. - Вот и вы, Вики. Герда передала, что вы звонили. Жаль, что меня не оказалось на месте. Так что у вас за неотложное дельце?

- Я все еще здесь! - с жаром сказала я, от души проклиная пронзительный голос Шмидта. Не знаю, понимает ли Луиджи немецкий, но княгиня, вероятно, говорит на нем вполне прилично.

- Вы меня не поняли, - еще громче заскрипел Шмидт. - Я слышу вас прекрасно, а вы меня? Могу говорить громче...

- Нет-нет! - Я захлебнулась истеричным смешком. - Я вас отлично слышу. Но боюсь, это вы меня не понимаете.

- Ах, как слышно хорошо. Такое впечатление, что вы в соседней комнате.

- Вовсе нет!

- Как продвигается наше дело?

- Неважно. Можно сказать, катастрофически. На данный момент, конечно.

- Жаль! - воскликнул Шмидт. - Но я в вас верю, Вики. Вы распутаете эту историю!

Мне захотелось укусить телефон. Что бы такое сказать, чтобы Шмидт меня понял, а остальные нет? Может, упомянуть герра Федера из мюнхенской полиции? Нет, слишком рискованно. Бьянка вполне может его знать, да и Луджи начинает беспокоиться. С другого конца комнаты он яростно шипел, подсказывая мне, что говорить.

Вороненая сталь впилась в голову бедного Джона. Тот хранил полную неподвижность, не решаясь пошевелить даже губами, но взгляд его был красноречивее всяких слов.

- Все в порядке... - тускло сказала я. - До свидания, птенчик. Auf Wiedersehen, надеюсь.

Трубка обреченно звякнула о рычаг. Руки у меня дрожали.

- Птенчик? - недоверчиво повторил Луиджи.

- Так зовут его близкие друзья, - негромко произнесла Бьянка.

Мне понадобилась целая минута, чтобы осознать ее слова. Поймав мой изумленный взгляд, Бьянка слегка качнула головой. Она стояла спиной к Луиджи. Ее губы беззвучно зашевелились.

Я поднесла ладонь ко лбу и проговорила слабым голосом:

- Ой... Что-то мне нехорошо. По-моему, я сейчас упаду в обморок.

Это была не совсем игра. У меня действительно подкашивались колени. Я не понимала, какая польза от того, что я грохнусь в обморок, но по крайней мере Бьянка была на нашей стороне. Может, ее посетила какая-то мысль?.. У меня таковых не водилось.

Проворно подскочив к дивану, я распласталась на нем безвольным мешком. Аж самой стало противно. Бьянка с заботливым видом склонилась надо мной.

- Ей дурно! - воскликнула она. - Луиджи, прошу тебя, принеси мою нюхательную соль, в шкафчике в ванной. И захвати одеяла. Должно быть, бедняжка не выдержала нервного перенапряжения.

- Пусть лучше Бруно... - неуверенно начал Луиджи.

- Нет, я не потерплю, чтобы эта обезьяна трогала мои вещи! Отдай ему пистолет, если ты мне не доверяешь.

Глаза открыть я не осмеливалась, но уши у меня наверняка встали торчком. После недолгого замешательства Луиджи торопливо вышел из комнаты. Его легкую спортивную походку невозможно было перепутать ни с чьей другой. Как только он ушел, Бьянка принялась сюсюкать надо мной, словно пытаясь привести меня в чувство. Вот только сюсюкала она по-немецки.

- У нас только одна надежда. Мы должны вызвать сюда графа. Он в Риме, у себя во дворце. Думайте, Вики, думайте...

Я театрально застонала и пробормотала:

- Парень ненавидит отца. Какой смысл...

- Эти головорезы - а в холле есть еще один - послушают своего хозяина. Все случилось вчера вечером, когда я подмешала графу снотворного. Признаюсь, это была ошибка, но они были согласны выполнять мои приказы, пока мальчишка не отказался мне подчиняться. Понимаете, это остатки прежних феодальных отношений. Мальчик - наследник, а значит, в отсутствие отца слуги обязаны подчиняться ему. Если мы сумеем сообщить Пьетро, он не...

Черт! Бьянка все-таки проговорилась! "Пьетро" на любом языке звучит одинаково. Бруно прочистил горло:

- Почему вы говорите о хозяине? Замолчите. Я вам не доверяю.

- Она бредит, - отозвалась Бьянка. - Спрашивает о графе. Она не может поверить, что он все это допустил. Знаешь, Бруно...

- Я подчиняюсь молодому хозяину, - упрямо сказал Бруно.

- Но он не приказывал тебе причинять вред синьорине, - внезапно подал голос Джон. - Он отправился за лекарством, чтобы ей помочь. Чу! Мне кажется, бедняжка зовет меня!

- Джон, - послушно простонала я. - О, Джон...

- Вот видишь? Бруно, старина, не надо стрелять, я просто подержу ее за руку. - И Джон сполз со своего кресла. С близкого расстояния его лицо выглядело еще хуже. - Der Fernsprecher [23], дура, - нежно сказал он. - Mio tesoro, mein Liebchen [24]...

Он внезапно осекся, поскольку в комнату летящей походкой ворвался Луиджи.

- Что тут происходит? - спросил он. - Бруно, ты позволил им разговаривать?! Ты позволил им...

- Вы не сказали, чтобы я не позволял им разговаривать, - возмутился Бруно.

- Ладно, неважно. Смит, назад! Вот нюхательная соль. Как она?..

- Лучше, - пробормотала я.

Юный Аполлон склонился надо мной с искренней тревогой. Что за странное создание! Я улыбнулась ему:

- Спасибо, милый Луиджи. Ты очень добр.

Юноша помог мне привстать и с беспокойством топтался рядом, пока Бьянка совала мне в нос склянку с нюхательной солью. Я с отвращением чихнула и зашептала, косясь на Луиджи:

- Ты очень хороший, очень добрый! Я знаю, что ты не хочешь причинить мне вреда. Прости, но я больше не могу тебе лгать. Это было бы несправедливо. Этот звонок в Мюнхен... этот звонок ничего не значил. Я должна была связаться с другим человеком. Если я ему не позвоню, он вскроет конверт, который я ему оставила.

- Кто это? - заволновался Луиджи. - Адвокат? Полиция?

- Адвокат.

- Тогда позвоните ему. Немедленно!

Я кряхтя слезла с дивана и, ненатурально пошатываясь, побрела к телефону. И тут мне в голову пришла столь неожиданная мысль, что я действительно споткнулась. Я ведь не знаю номер! Как же звонить в этот чертов дворец?!

Джон, который к тому времени уже вернулся в свое кресло и теперь внимательно наблюдал за мной, увидел мое всполошенное лицо. Возможно, телепатия тут ни при чем, а все дело в обычном здравом смысле. Но с того мгновения у меня появилась безотчетная, полустыдливая вера в передачу мыслей на расстоянии. Джон скрестил руки на груди и начал выставлять пальцы.

Слава богу, что у нас принята десятичная система. Не знаю, что бы мы делали, если бы она основывалась на двенадцати, как в Древнем Вавилоне. Все смотрели на меня, поэтому никто не замечал странных телодвижений Джона, к которому я стояла лицом. Ему бы в пантомиме выступать. Единственное число, с которым у меня возникли сложности, - это девятка.

У нас все получилось, но я набирала номер медленно, так как мне требовалось подумать. Предстояло преодолеть слишком много препятствий. Первое заключалось в том, что Пьетро вряд ли сам ответит на звонок.

Он и не ответил. Ровный и безликий голос принадлежал дворецкому.

- Это синьорина Блисс, - медленно сказала я. - Я говорю по поручению сэра Джона.

Луиджи, который к тому времени забрал у Бруно пистолет, с подозрением посмотрел на меня. Я улыбнулась и кивнула ему. В конце концов, он же не знает, о чем я договорилась с вымышленным адвокатом. Поэтому нет ничего удивительного в том, что я упомянула имя Джона.

Дворецкий мог принимать, а мог и не принимать участия в заговоре, но про Джона он, несомненно, знал.

- Сэр Джон? - повторил он, позабыв о своем достоинстве. - Синьорина, вы звоните от имени сэра Джона?

- Совершенно верно.

- Но тогда вам надо поговорить с его превосходительством.

- Именно.

- Я его немедленно позову! Прошу вас подождать, синьорина.

- Спасибо, - поблагодарила я, стараясь сдержать вздох облегчения. Первая преграда преодолена. Я повернулась к Луиджи: - Секретарь сейчас позовет его.

- Только побыстрее, - с подозрением проворчал Луиджи. - И без фокусов!

Он ткнул пистолетом в Джона, который тщетно пытался напустить на себя невинный вид.

В трубке послышался знакомый пронзительный голос:

- Вики? Вики, это вы?

- Да, совершенно верно, это я. Синьорина Блисс. Я здесь с сэром Джоном. - Пьетро начал было что-то лопотать. Я повысила голос. Момент был неприятный. Луиджи вполне мог узнать знакомые родительские интонации. - Нет, все в порядке. Мы тут пьем с Бьянкой и ее знакомыми, хорошо проводим время... Вы должны с ней как-нибудь встретиться, она горит желанием увидеть вас. Я не могу сейчас говорить, мои друзья мне не позволяют.

С тем я быстро повесила трубку и лучезарно улыбнулась Луиджи.

Возможно, он узнал голос отца, а может, просто ощутил охватившее нас напряжение. Юноша еще больше нахмурился.

- Что-то здесь не так... Если вы обманули меня, синьорина...

- Ни за что! - с жаром вскричала я. - Разве можно обмануть человека, которым восхищаешься?! Луиджи, пожалуйста, расскажи, как ты научился ювелирному искусству. Ты такой же универсальный гений, как и Челлини, только гораздо лучше!

На этот раз лесть не помогла.

- Хватить болтать! Я должен... я должен...

Сложность состояла в том, что бедный Луиджи не знал, что же ему, собственно, делать. Он не обладал опытом и умом Бьянки. До сих пор юноша действовал под влиянием накопившегося раздражения. Причудливое стечение обстоятельств позволило ему контролировать ситуацию, с которой в любое другое время он не смог бы совладать. Рано или поздно мальчика схватят, но к тому времени кое-кто окажется на том свете. В том числе и я.

Не сомневаюсь, фрейдисты могли бы в два счета объяснить причины срыва Луиджи. Презрение отца, смерть матери (наверное, она умерла, поскольку никто ни разу ее не упомянул), череда ничтожных женщин, которые заменили ее... Но все это вздор, на самом деле никто не знает, почему одни люди срываются, а другие нет.

- Что ты собираешься делать? - спросил Джон, нервно косясь на пистолет, который покачивался в шести дюймах от его головы.

- Полагаю, мне придется вас убить, - неуверенно сказал Луиджи. - Сожалею, синьорина Блисс. Вы мне очень симпатичны, но, понимаете...

- Есть другой вариант, - возразила я. - У тебя просто не было возможности подумать о нем.

- Какой же?

Сколько времени нужно Пьетро, чтобы добраться из своего дворца до Яникульского холма? Было начало шестого, на улицах Рима час пик. Сплошные пробки.

- Мы можем заключить сделку, - предложила я с самой очаровательной улыбкой. - Бьянка уже замешана в мошенничестве, она не захочет обращаться в полицию. У меня нет сомнений, что она с радостью согласится выполнять прежнюю роль, только теперь под твоим руководством. То же можно сказать и о... сэре Джоне.

- А вы, синьорина? - спросил Луиджи. - Вы же ученый. Вы приехали, чтобы помешать нам. Мне отец так сказал.

Мы вновь ступили на подтаявший лед. Неверное слово, ложный шаг... Я не могла просто взять и объявить, что передумала. Как это ни парадоксально, уважение мальчика ко мне зиждилось на том, что я борюсь за праведное дело.

- Для меня это очень-очень нелегко, - честно призналась я. - Но существуют обстоятельства, при которых обычные правила поведения неприменимы. Ты же такой умный и такой значительный человек, Луиджи. Как я могу позволить себе судить тебя?

Юноша скромно потупился:

- Вы правы, синьорина.

Некоторое время он молчал, размышляя. Я взглянула на Джона, и от возмущения у меня перехватило дыхание. Он не забыл про пистолет, который Луиджи так и не опустил, но глаза Джона сузились, он явно забавлялся. Перехватив мой взгляд, он подмигнул. Уголки губ (далеко не таких красивых, как прежде) дернулись.

- А как же женщина? - вдруг вспомнил Луиджи. - Вы же знаете, что я ее убил. Мерзкая шлюха, она трогала драгоценности моей матери, жила в ее комнате... Она не имела права. И когда она заявилась ко мне и стала смеяться... она трогала меня, гладила меня, словно хотела... - Точеные губы с отвращением скривились. - Я ее убил, и она заслужила свою смерть... Но... Я не хотел убивать, понимаете?.. Я лишь хотел ее остановить, заткнуть ее поганый рот. Она говорила такие вещи...

От прилива острой жалости я потеряла осторожность.

- Луиджи, я понимаю! Хорошо понимаю! Ты не обязательно попадешь в тюрьму. Есть доктора. Ты болен, ты не можешь не...

- Идиотка! - громко сказал Джон.

Было слишком поздно. Я осознала свою ошибку, но слово, как говорится, не воробей.

- Так вот что вы обо мне думаете, - прошептал Луиджи. - Вы думаете, что я безумен. Вы хотите посадить меня под замок, держать взаперти... Как держали мою мать. Я помню... Я помню, как она плакала, когда приехала нас навестить, а отец заставил ее отправиться обратно...

Так вот оно что! Объяснение простое и очевидное, как из учебника психологии. Я-то думала, что тревога старой графини за здоровье Луиджи - это обычная заботливость бабушки о единственном внуке. Но у старушки имелись причины для тревоги. У Луиджи могло и не быть дурной наследственности, но когда мать помещают в сумасшедший дом, это не может не сказаться на душевном здоровье ребенка.

Бедняга Бруно в замешательстве глядел на мальчика. Луиджи было невозможно узнать. Юноша плакал, но слезы отнюдь не затуманили его взгляда. Пистолет смотрел точнехонько на меня.

Внезапно с улицы донесся звук автомобильного гудка. Пистолет в руке Луиджи дрогнул. Послышался хруст гравия - тяжелая машина, скрипя тормозами, въехала на подъездную дорожку. У меня хватило времени, чтобы в сердцах обругать Пьетро (почему он в таком случае не прихватил с собой пару полицейских машин с включенными сиренами?), прежде чем Джон, словно подброшенный пружиной, вылетел из кресла. Плечом он ударил по руке с пистолетом, и пуля взвизгнула у меня над ухом. Ох, ну почему я не уродилась толстенькой коротышкой?!

Комната превратилась в хаос. Я шлепнулась на пол, Бруно налетел на Джона, княгиня Кончини ринулась к двери, Луиджи лихорадочно озирался в поисках оружия. Я добралась до него раньше, но могла не торопиться. Юноша превратился в рыдающую развалину еще до того, как я выхватила оружие из-под его пальцев.

Я направила дуло на Бруно, который держал Джона мертвой хваткой.

- Отпусти его!

- Не стреляй! - хором выкрикнули Бруно с Джоном и изумленно вытаращились друг на друга.

Дверь распахнулась, и в комнату прошествовало олицетворение Ярости. Видимо, Пьетро переодевался, когда я позвонила. Он так и остался в роскошном халате из тяжелого зеленого шелка. Только теперь я поняла, почему еще более толстый и потешный с виду Цезарь мог повелевать целой империей.

- Бруно! - прогремел Пьетро. - Отпусти его!

Громила покорно подчинился. Джон рухнул на пол, словно мешок с мокрым цементом. Да, сегодня у него выдался далеко не самый лучший день.

Джон был без сознания. Я подползла к нему, пристроила его голову у себя на коленях и осведомилась:

- Где нюхательная соль?

II

Благодаря взятке в пять тысяч лир и доброму расположению служителя, охранявшего выход на летное поле, я смогла пройти к самолету и самолично проследить за погрузкой контейнера. Отличить мой груз было несложно - это оказался самый большой ящик. Когда тележка с багажом проезжала мимо, я услышала низкое рычание. Ветеринар вколол Цезарю приличную дозу успокаивающего, готовя его к перелету, но даже в полубессознательном состоянии пес испытывал сомнения в правильности происходящего.

Рядом со мной, опустив одну руку в карман пиджака, а другую баюкая в черной шелковой перевязи, стоял Джон и с сомнением взирал на контейнер.

- За каким чертом тебе понадобилось это чудовище?

- Для прогулок, - мечтательно сказала я. - Поздней ночью. По мюнхенским закоулкам. Жду не дождусь.

- Хорошо, что ты меня предупредила. Постараюсь ограничить свою ночную деятельность другими городами.

- Я и не рассчитывала, что ты возьмешься за работу. За честную работу.

- Что, встать на праведный путь?! Мне, последователю любезных и галантных британских авантюристов? - Джон хотел было улыбнуться, но передумал. Нижняя губа у него до сих пор имела причудливую форму. - Я все равно не могу так просто выйти из игры, когда за мной охотится полиция трех стран.

- Прости.

- Да ничего. Мне бы не хотелось, чтобы тебя мучила совесть. У тебя ведь нет душевных терзаний из-за того, что ты не засадила меня в каталажку, дитя мое?

- Луиджи в клинике, так что все в порядке, - сказала я, отказываясь проглотить наживку. - Моя бедная совесть успокоится, когда всем этим безмозглым миллионерам возместят их убытки. Но Пьетро выкрутится, помяни мое слово. Он скажет...

- ...что продавал драгоценности через посредника, а копии делал для себя. Не хотел якобы признаваться, что вынужден распродавать свои сокровища. Бедняге и в голову не могло прийти, что его люди обманывают клиентов! Он ясно дал мне это понять. Посредником был я, и вполне логично, что именно из меня сделают козла отпущения. Поскольку я все равно впутан в эту историю, то почему бы не взять всю вину на себя?

- Полагаю, наш друг Пьетро хорошенько подсластил свою откровенность?

- Безусловно. Ты должна признать, что Пьетро не опускается до подлости. Он мошенник, но мошенник благородный.

- Пожалуй, не могу упрекнуть его ни в чем, кроме вранья. Это Бьянка охотилась за нами.

- Разве она ничего не объяснила? Бьянка вовсе не желала нам зла. Пьетро неправильно ее понял.

- Это она так говорит. А я, пожалуй, не стану записывать милую Бьянку в свои лучшие подруги. Да, она помогла нам справиться с Луиджи, но только потому, что он угрожал и ей. А вот Пьетро мне искренне жаль, он действительно очень переживает из-за сына. И не без оснований.

- Думаю, с мальчиком все будет в порядке, - мягко сказал Джон.

- Хотела бы и я так думать. Надеюсь, все обойдется. Пьетро по-настоящему его любит, жаль только, что слишком поздно это понял.

- Он тебе ничего не подарил?

- Подарил. Совершенно роскошное ожерелье из изумрудов и опалов. Разумеется, я его не взяла.

- Почему?

- Это было бы неэтично. Кроме того, - я горько усмехнулась, - не знаю, настоящее оно или фальшивое.

- Ах, какая все-таки была изящная и тонкая афера! - мечтательно пробормотал Джон.

- И единственный, кто из-за нее пострадал, - это ты. Черт, Джон, мне действительно очень жаль. Я знаю, что ты мне не поверишь или не поймешь, но...

- Я понимаю. Не согласен с тобой, но понимаю. Много лет назад я испытывал такую же неловкость. Только постоянная практика позволяет избавиться от стыда. В день, когда я подделал свой первый чек, меня несколько часоь терзала совесть, но потом все прошло. Во второй раз...

- Ты когда-нибудь перестанешь шутить?

- А зачем? Смех - это одна из двух вещей, ради которых стоит жить. Ты не хочешь спросить, а какая же вторая?

- В этом нет смысла, - высокомерно ответила я, невольно опуская глаза под его многозначительным взглядом. - Это просто эпизод. Ничего бы не случилось, если бы ты вчера вечером не воспользовался своим положением, щеголяя порезами и синяками и изображая полную беспомощность. Кроме того, меня разбирало любопытство по поводу...

- По поводу чего? Не говори загадками.

- Неважно, - отмахнулась я, улыбнувшись самой загадочной своей улыбкой. Зачем повторять ему то, о чем сказала мне тогда Бьянка... И зачем говорить, что я склонна согласиться с ее высокой оценкой. Самомнение Джона и так раздулось до невероятных размеров.

- Это просто случайность, - повторила я. - Безумная случайность...

- Только не для меня. Никогда прежде в своей жизни... Ну, может, кроме одного разочка, но она была испанкой, а ты знаешь, какие эти южанки...

- "Корабли растворяются в ночи, - продекламировала я, - их встреча лишь случайное мгновение..." [25]

- Мы обязательно встретимся, - спокойно сказал Джон. - Я дам о себе знать.

- Как? Будешь присылать мне раз в год красную розу?

Джон залился смехом.

- Ловлю тебя на слове! - пробормотал он, осторожно касаясь разбитой нижней губы. - Я так и знал, что под суровой внешностью музейной крысы таится романтик. К твоему сведению, трюк с красной розой - из ужасно сентиментального романа "Узник Зенды".

- Нет, из "Руперта из Хентцау" [26]. И я вовсе не романтик, просто у меня болезненная тяга к чтению. У моей мамы целые полки были уставлены подобными шедеврами. Я перечитала все книги в доме, включая каталоги и расписания.

- Что-то ты разговорилась. Подозрительно бурные протесты.

Динамик у нас над головой разразился какими-то невнятными хрипами на итальянском. Я уловила слово "Монако". Это так итальянцы называют Мюнхен.

- Мой рейс. Пора... До свидания, Джон.

- Самое время для прощального страстного объятия, - сказал Джон и обхватил меня здоровой рукой.

Я собралась с духом. Даже одной рукой он мог буквально сбить даму с ног, в чем у меня была возможность убедиться. Но вместо того чтобы притянуть меня к себе, Джон продолжал стоять, заглядывая мне в глаза. Лицо его казалось таким открытым, таким честным и... таким чертовски привлекательным. Нет, все же этот человек законченный мошенник и подлец! До чего же хитрый ход... У меня внутри все начало размягчаться, подобно тающему желе. Пришлось напомнить себе, что в отношениях с Джоном тяжело отличить подлинное от... подделки.

Джон легонько коснулся моих губ своими и отстранился.

- Я дам о себе знать, - повторил он и ушел.

- Красной розой? - крикнула я.

Он обернулся:

- Не скажу. Так неинтересно. Но ты поймешь! Обязательно поймешь!

* * *

С тех пор минуло шесть месяцев, но Джон оказался прав. Когда вчера пришла посылка, я сразу поняла, от кого она.

Там не было ни письма, ни даже коротенькой записки... Только маленькая коробочка со знаменитым обручальным кольцом Марии-Антуанетты. Шесть безупречных бриллиантов вокруг большого сапфира.

По-моему, это сокровище хранится в Лувре.

У меня как раз близилось время отпуска. Шмидт согласился, что поездка в Рим на увеселительное путешествие походила мало. Похищение, удар в челюсть и возможность отправиться на тот свет вряд ли можно назвать отдыхом, даже с точки зрения профессора Шмидта. Я всегда мечтала съездить в Париж. Говорят, если встать на Елисейских Полях, то рано или поздно встретишь знакомого...

Примечания

[1]  Правильнее: Wie geht es? - Как поживаете? (нем.).

[2]  Старый Петер, собор Святого Петра - старейшая церковь в Мюнхене. - Здесь и далее примеч. перев.

[3]  Да нет же (нем.).

[4]  Истинный Крест - по преданию, святая Елена, мать Константина Великого, нашла крест, на котором распяли Христа, во время паломничества в Святую землю в 326 г.

[5]  Эрих фон Штрогейм (1885 - 1957) - выдающийся американский кинорежиссер и актер австрийского происхождения.

[6]  Прошу прощения, фрейлейн доктор (нем.).

[7]  Лоренцо Бернини (1598 - 1680) - итальянский архитектор и скульптор, представитель барокко.

[8]  Фра Анджелико (ок. 1400 - 1455) - итальянский живописец, представитель раннего Возрождения.

[9]  Милостивая государыня (нем.).

[10]  Сыщик-аристократ из детективов английской писательницы Дороти Сейерс.

[11]  Фока - фракийский центурион, с 602 по 610 г. был византийским императором.

[12]  Понятно, синьорина докторша? (ит.).

[13]  Спокойной ночи, дорогая. Спасибо за все (ит.).

[14]  В начале XVII века дочь индейского вождя Покахонтас спасла попавшего в плен к индейцам капитана Джона Смита.

[15]  Зигмунд Ромберг (1887 - 1951) - американский композитор венгерского происхождения, автор оперетт.

[16]  Херберт Виктор (1859 - 1924) - американский композитор ирландского происхождения, автор оперетт.

[17]  Рудольф Фримл (1879 - 1972) - американский композитор, автор оперетт. Родился в Праге.

[18]  Берегись собаки (лат.).

[19]  Один из крупнейших синих бриллиантов, весит 45,5 карата. Назван по имени одного из его владельцев, лондонского банкира Томаса Хоупа.

[20]  Известный музей в Стамбуле.

[21]  Девушка, ты очень красивая. Ты не испытываешь дружеских чувств к бедному студенту? (нем.).

[22]  Добрый день. Пожалуйста, где выход? (ит.).

[23]  Телефон (нем.).

[24]  Мое сокровище, моя милая (ит., нем.).

[25]  Строка из стихотворения Г. Лонгфелло "Элизабет".

[26]  "Узник Зенды", "Руперт из Хентцау" - романы английского писателя Энтони Хоупа (1863 - 1933), описывающие приключения англичанина Рудольфа Рассендила в мифическом королевстве Руритания.

"Street of the Five Moons" 1978, перевод И. Алюкова

Число просмотров текста: 6234; в день: 1.41

Средняя оценка: Никак
Голосовало: 2 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0