Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Детективы
Питерс Элизабет (Барбара Майклз)
Ночной поезд в Мемфис

Глава первая

I

Горный луг был покрыт ковром свежей зелени с разбросанными по ней звездочками маленьких робких цветов. Он шел ко мне, ступая так легко, что трава, казалось, даже не приминалась под его ступнями. В солнечном свете его волосы излучали серебристо-золотое сияние. Он улыбался, и в глазах его застыло то самое выражение, которое я видела лишь однажды. Трепеща, я ждала, когда он приблизится. Он остановился в нескольких футах [1], продолжая улыбаться, и протянул ко мне руки.

Они были влажные и красные. Я перевела взгляд с этих окровавленных рук на лицо и увидела, что кровь пульсирующими струйками стекает из уголков его рта и из-под волос на висках. Яркие пятна, словно цветы, алели у него на груди. Кровь была повсюду, будто его оросил красный дождь. Я простерла к нему руки, но не дотянулась, не могла двинуться с места; пыталась кричать, но крик застрял в горле. Потом он упал лицом вниз к моим ногам, волосы на затылке были уже не светло-золотистыми, а слипшимися, алыми, и кровь растекалась, окрашивая зеленую траву, в крови тонули робкие цветы, а я все не могла до него дотянуться...

- О Боже, о Боже, о Боже...

Кто-то скулил. Определенно не я. Я громко плакала и ругалась. Или, быть может, молилась?

Нет, ругалась: "Черт! Черт!" Я пошарила в темноте руками. На кровати лежало что-то огромное и шерстистое. Я обняла его и прижала к груди.

Цезарь перестал скулить и принялся как безумный облизывать мое лицо. Цезарь - доберман, язык у него шершавый, как напильник, и ужасно длинный - не менее полутора футов. У него дурно пахло из пасти.

- Ну ладно, все в порядке, - судорожно всхлипнула я, отстраняя его, и потянулась к ночнику.

Свет помог, так же как и вид знакомого беспорядка в спальне, но я все еще дрожала. Боже! Этот сон был худшим из всех.

Цезарь озабоченно уставился на меня. Ему не разрешалось прыгать на кровать. Но я, должно быть, так кричала во сне, что галантный пес пришел мне на помощь.

Кларе разрешалось валяться на постели. Цезарь так и не смирился с этой несправедливостью, но ничего не мог поделать, потому что страшно боится Клары, весящей всего около семи фунтов против его семидесяти. Думаю, он считает ее божеством. Он пускает слюни от восторга, когда она снисходит до того, чтобы свернуться клубком рядом с ним, и подобострастно простирается ниц, когда она замахивается на него лапой. Клара оставила свою обычную позицию у меня на животе, переместилась в ноги и сидела там, глядя на меня с тем снисходительным презрением, которое так мастерски удается демонстрировать только сиамским кошкам. На ее тюленьего цвета морде глаза казались особенно голубыми.

Мурашки забегали у меня по спине, когда я вспомнила, как кровь заливала те, другие голубые глаза.

В третий раз за эту неделю я видела Джона во сне. Первый сон не был дурным - обычный тревожно-несбыточный сон, в котором я гналась за знакомым силуэтом по бесконечным улицам, чтобы, догнав, обнаружить, что у этого человека совсем другое лицо. Второй... Впрочем, подробности этого сна значения не имеют. Суть же его - в превращении тела, которое я сжимала в объятиях, в чешуйчатое, лишенное конечностей, покрытое отвратительной слизью существо. Оно выскользнуло из моих рук и исчезло в темноте, оставив мерзкое ощущение. Но тот сон меня не разбудил.

Я знала, почему мне снятся эти сны. Мое подсознание работало не зря, в его игре было поровну проницательности и враждебности. Я сказала себе, что беспокоиться не о чем, хоть от Джона уже больше месяца ни слуху ни духу, и верила в это - более или менее - до прошлой недели. Обнимая своего теплого, шерстистого, душистого пса, как ребенок, чтобы успокоиться, стискивает игрушечного мишку, я вспомнила о разговоре, который заставил меня (или мое подсознание) признать, что беспокоиться есть о чем.

II

- Но я ничего не смыслю в египтологии! - возопила я.

Обычно я не воплю, произнося нечто подобное, поскольку едва ли столь безобидное признание должно вызывать такие сильные эмоции. Но мне приходилось произносить эту фразу уже в четвертый раз, и, похоже, я так и не смогла внедрить ее в их сознание.

Двое мужчин за столом обменялись взглядами. Одним из них был мой старый приятель Карл Федер из мюнхенского департамента полиции. Другой, по моему разумению, был его сверстником - лет пятидесяти пяти. Так же как Карл, он уже начал лысеть и раздаваться в талии. Мне представили его как герра Буркхардта, без званий и указания места службы. Если он был коллегой Карла, то должен был иметь какое-то отношение к полиции, однако я знала лишь одного человека с такими же холодными, как у него, глазами, а Руди уж точно не был полицейским офицером.

Я догадывалась, о чем они думают. Высказал это Буркхардт:

- Не могу понять, доктор Блисс. Вы - сотрудница нашего Национального музея, видный специалист в области истории искусств. Герр директор доктор Шмидт утверждает, что вы - его самая ценная сотрудница.

- О да, - мрачно согласилась я, - не сомневаюсь, что он это говорил.

Язык у Шмидта настолько же длинен, насколько необъятен его животик - круглый и пухлый. А сам он был хитер, как один из семи гномов, и ростом не намного выше. Не будь он столь умен, его бы давно изолировали от общества как человека весьма опасного. Не то чтобы он был плутом, напротив, Шмидт считает себя блестящим сыщиком-любителем, бичом всего преступного мира, а меня - своей подручной. Как Ватсон у Шерлока, как Арчи у Ниро Вулфа, так и Вики Блисс у герра доктора Антона 3. Шмидта. Во всяком случае, Шмидт в этом уверен. У меня несколько иной взгляд на расстановку сил в нашем дуэте.

- Люди создают те или иные произведения искусства более тридцати тысяч лет, - медленно и терпеливо произнесла я. - Даже если ограничиться только основными видами изобразительного искусства и принимать во внимание лишь западные страны, придется начинать с каменного века, далее перейти к египтянам, минойской культуре, этрускам, грекам, раннему христианству, Византии, средневековью, Ренессансу... О черт! Я хочу сказать, что никто не может быть экспертом во всех областях. Моя специальность - средневековое европейское искусство. Я не знаю...

- А как же золото Трои? - поинтересовался Федер. - Его едва ли можно отнести к средневековому европейскому искусству, не так ли?

Я очень боялась, что кто-нибудь вытащит-таки на свет Божий эту историю.

Вспоминая о ней, Шмидт называл ее "нашим последним делом". Впрочем, он не очень любил вспоминать ее, поскольку она не принадлежала к числу "наших" оглушительных побед. Это золото - бесценный клад древних украшений, исчезнувший из покоренного Берлина в конце второй мировой войны, - искали давно, почти пятьдесят лет. По мнению специалистов, русские вывезли его в Москву. Мы со Шмидтом и еще кое с кем потратили прошлой зимой несколько недель, чтобы проверить другую версию, согласно которой оно было тайно вывезено и спрятано где-то в Баварии еще до того, как русские вошли в город. По некоторым причинам я предполагала, что нашла тайник. Оказалось, это не так. Шмидт до сих пор жалуется, что я ввела его в заблуждение, чего я не делала, по крайней мере сознательно. Просто, скажем так, ошиблась. Иногда и я могу ошибиться.

Однако не на этот раз, черт подери. Федер самодовольно ухмылялся, глядя на меня так, словно сказал нечто очень умное. Он был прав. Троянское золото нельзя отнести к средневековому европейскому искусству.

Я попыталась еще раз:

- Этот вопрос выходит за рамки моей компетенции. И дело не в недостатке оной. Это была просто случайность.

- Но ведь вы поняли по фотографиям, что украшения подлинные. Без определенной компетентности...

- Это понял бы всякий. - Мой голос начинал звенеть. - Золото Трои широко известно. О нем знают все. Почти все... Скажем так, meine Herren, я могу изображать из себя эксперта по египетскому искусству не более пяти минут, после чего меня неминуемо разоблачат. Если не ошибаюсь, вы хотите, чтобы я согласилась сыграть роль лектора, сопровождающего круиз по Нилу. В обмен на бесплатное путешествие я должна буду по крайней мере раз в день рассуждать о каких-то там проклятых храмах и пирамидах и то и дело отвечать на вопросы участников круиза, которые не отправились бы в него, если бы не были заинтересованы и, следовательно, сведущи в предмете. Да что там пять минут! Я не продержусь и шестидесяти секунд. Ради Бога, почему именно я? Есть сотни людей, которые знают о Египте больше меня.

- Но, дорогая фройляйн доктор, - воскликнул Буркхардт, - взгляните на дело с другой стороны. Вам никогда больше не представится возможности так чудесно отдохнуть. Это шикарный круиз: новый теплоход, построенный специально для туристов-миллионеров, люксы вместо ординарных кают, изысканная еда, все самого лучшего качества. Пассажиры будут посещать места, куда обычным туристам вход заказан, все лекторы - выдающиеся ученые...

Он помахал перед моим носом ярким красочным буклетом.

- Вот-вот, в этом-то все и дело, герр Буркхардт. Карл, не откажите в любезности объяснить вашему другу, что я не пустоголовая легкомысленная блондиночка, даже если произвожу такое впечатление.

В последнее время я прилагала немало усилий, чтобы подобного впечатления не производить: старалась скрыть свой слишком щедро одаренный природой торс под свободными жакетами, а длинные ноги - под просторными юбками, полоскавшимися вокруг голеней. Я отпустила длинные волосы, чтобы укладывать их в пучок, как провинциальная классная дама. Но, похоже, ничто не помогало. Если вы высокая блондинка с голубыми глазами и у вас женственные формы, некоторые полагают, что в голове у вас - ни одной извилины.

Карл постарался спрятать улыбку:

- Я предупреждал вас, Буркхардт, что подобные аргументы не для данного случая. Дама очень проницательна. Полагаю, она уже догадалась, почему мы делаем ей подобное предложение.

Я мрачно кивнула. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться. Случай с троянским золотом - лишь последний в череде приключений с участием настоящих преступников, которые я имела удовольствие пережить, если слово "удовольствие" здесь уместно. Мне не нравится, когда в меня стреляют, пытаются изнасиловать, похищают и гоняются за мной по городам и весям. И я не желаю больше влипать в подобные истории.

- Во время этого круиза что-то должно произойти, - сказала я. - Что именно? Убийство, ограбление или просто крупная кража, которая может быть чревата нападением или даже убийством?

- Если позволите объяснить... - начал Буркхардт.

- Именно это я все время и прошу вас сделать. Буркхардт откинулся на стуле и скрестил руки.

- Из источника, который в прошлом зарекомендовал себя как весьма надежный, мы получили информацию. Как раздобыл ее наш агент, мы не знаем, но прежде он никогда не подводил. Он сообщил три факта: первый - существует план ограбления Каирского музея; второй - лица, причастные к нему, будут на теплоходе, отплывающем первого ноября в круиз по Нилу; третий - одно или даже несколько подозреваемых нами лиц знакомы вам лично. Очевидно, что мы не можем задержать круиз или арестовать всех, кто собирается отправиться в него. Нам нужно иметь на борту своего агента. Вы, безусловно, устраиваете нас больше всех не только потому, что вы...

- Постойте, - прервала его я. Голос мой звучал на удивление спокойно. Хотя я и ожидала чего-то в этом роде, одна вещь, сказанная Буркхардтом, подействовала так, словно меня ударили под коленки. - Давайте вернемся к вашим интересным так называемым фактам, если не возражаете. Во-первых, почему именно вы, ребята, этим занимаетесь? Почему бы вам просто не передать информацию египетскому правительству и не предоставить ему самому распорядиться ею?

- Разумеется, мы уведомили власти этой страны. Но они сами просили нас о сотрудничестве. Вы в курсе современной политической ситуации в Египте?

Я пожала плечами:

- В общих чертах. Только постарайтесь покороче, если можно.

- Приложу все усилия. - Буркхардт сложил кончики пальцев пирамидкой, чтобы походить на профессора. Но у него ничего не получилось. - Народ Египта обрел независимость только в 1922 году. Более столетия он, как выражаются некоторые, подвергался эксплуатации со стороны западных держав, и многие из наиболее ценных предметов старины были... м-м-м... перемещены в музеи и частные коллекции Европы и Америки. Антизападные настроения, таким образом, имеют там давнюю традицию, а сегодня подогреваются определенными кругами, желающими заменить нынешнее правительство другим, в большей степени разделяющим их религиозные убеждения. Они нападают на туристов и членов правительства. Если исторические сокровища Египта будут похищены иностранцами...

- Понимаю ваши соображения, - неохотно призналась я. - Ладно, тогда другой вопрос. Ваша информация представляется мне слишком неопределенной. Почему вы не спросите у своего прыткого агента, где он ее раздобыл, и не попытаетесь покопать вокруг?

Новый обмен многозначительными взглядами.

- О, прошу вас, - взмолилась я, - только не говорите, что это одно из таких дел! Он что, убит? Да? Найден в аллее с перерезанным горлом? Страшно изувечен и... Нет, я не верю!

- Тем не менее поверьте, - рассудительно призвал меня Карл. - Мы не хотели вам говорить...

- Догадываюсь, почему. Это может несколько остудить мой девичий пыл выступить в роли приманки, не так ли?

- Вы будете в безопасности, - настаивал Карл.

- И если бы я поверила в это, вы бы получили желанную возможность дешево продать меня?

- Bitte? [2]- озадаченно переспросил Карл.

- Не важно.

- Но это правда. В круизе будут и другие наши агенты. Они станут охранять вас днем и ночью. В тот момент, когда вы опознаете интересующее нас лицо - или лица, их арестуют.

- Не арестуют.

- Bitte? - снова переспросил Карл, изображая непонимание. Он прекрасно понял, что я имела в виду, но я членораздельно пояснила:

- Вы не можете арестовать людей на том основании, что Виктория Блисс считает, будто они похожи на кого-то, кто когда-то, быть может, совершил преступление. Вам придется ждать, пока они совершат что-либо противозаконное. А пока вы будете ждать, я буду сидеть там, как сурок на скоростной автостраде в час пик. Если... они... известны мне, то и я известна им.

- Вы будете в безопасности, - повторил Буркхардт.

- Вы чертовски правы. - Я встала. - Потому что меня не будет в этом круизе. Auf Wiedersehen [3], господа.

- Подумайте все же, - вкрадчиво посоветовал Карл. - Вам не нужно давать ответ немедленно.

Я думала. Мои знакомства среди членов подпольного мира искусств были более обширными, чем бы мне хотелось, но одного человека я знала особенно хорошо. Именно его имя пришло мне в голову прежде всего - если это было настоящее имя, в чем я сомневалась. Он имел минимум четыре псевдонима, включая любимый - "сэр Джон Смит". Я не знала - никогда не знала - его фамилии, и, хоть он и говорил, что его зовут Джон, у меня не было никаких оснований ему верить. Он почти никогда не говорил правды. Он был вором, мошенником и лжецом. Он не раз впутывал меня в затруднительные, чтобы не сказать опасные, ситуации. Но если бы, рискуя получить тяжелые увечья, чего он вообще-то предпочитал избегать, Джон не пришел мне на помощь в трудный момент, я едва ли стояла бы теперь в этом кабинете, пытаясь разгадать, знают ли Карл и Буркхардт или только подозревают, что лицо, за которым они охотятся, может оказаться моим случайным и неуловимым любовником?

III

После ночного кошмара я долго не могла снова уснуть и на следующий день была не в лучшей форме, чтобы участвовать в мюнхенском дорожном движении в утренний час пик, - засыпающая на ходу и взвинченная из-за раздражения, страха и нерешительности. Разумеется, шел дождь. В Мюнхене всегда начинается дождь, стоит кому-нибудь пригласить меня в путешествие в веселые, теплые и солнечные края.

Я жила в Мюнхене уже несколько лет, с тех самых пор как по протекции получила работу у смешного маленького толстяка, которого поначалу приняла за главного подозреваемого в моем, как он сам бы выразился, "первом деле" [4].

Оказалось, однако, что он не убийца, а знаменитый ученый, директор Национального музея. На него произвели впечатление мои академические звания, а также тот факт, что я дьявольски ловко сумела загнать его в угол, угрожая рассказать всему свету о его сомнительных проделках во время того злополучного приключения. Мы подружились, и теперь я уже считала Мюнхен своей второй родиной. Это красивый город, расположенный в одном из красивейших мест на земле, - когда светит солнце. Когда идет дождь и опавшая листва делает улицы опасно скользкими, он такой же мрачный, как любой другой мегаполис.

Лишь только мне удалось втиснуться на забитую до отказа стоянку позади музея, как сторож Карл выскочил из своей каморки, чтобы поинтересоваться здоровьем - не моей ничтожной персоны, а Цезаря, к которому он пылал тайной страстью. Я заверила его, что с Цезарем все в порядке, и поспешила через помещения хранилища, расположенные в полуподвальном этаже, моля Бога, чтобы Шмидт еще не пришел. Мне нужно было зайти в канцелярию музея и забрать свою почту. Если бы я этого не сделала, Герда, пугающе деятельная и излишне любопытная секретарша Шмидта, сама принесла бы ее мне и при этом долго торчала бы у меня, болтая, расспрашивая и игнорируя мои намеки, что неплохо бы ей удалиться. Так что в конце концов я, вероятно, запустила бы в нее чем-нибудь большим и тяжелым, поскольку Герда действует мне на нервы даже тогда, когда они не натянуты до предела, как сейчас.

Я вбежала в канцелярию бодрой рысью и взглянула на часы.

- Боже мой, уже позднее, чем я думала. Доброе утро, Герда, мне нужно спешить, я страшно опаздываю.

- Куда? - поинтересовалась Герда. - У вас сегодня утром никаких встреч. Если, конечно, вы не назначили кому-нибудь, не сообщив мне, что противоречит...

Я схватила со стола пачку писем. Она выхватила их у меня обратно.

- Они еще не разобраны, Вики. Что с вами сегодня? О, да вы ужасно выглядите! Вы что, не спали? Наверное, работали допоздна?

Она надеялась, что я не работала допоздна. Она надеялась, что я занималась чем-нибудь более интересным. У Герды было весьма заурядное круглое, пышущее здоровьем розовое лицо, мышиного цвета волосы и широко расставленные невинные светло-голубые глаза. Я воплощаю все то, чего лишена Герда, и бедная глупая женщина, обожая меня, старается мне подражать. А еще она пребывает в заблуждении - отчасти под влиянием Шмидта, который тоже его разделяет, - что мужчины со свистом проносятся через мою жизнь, словно рейсовые городские автобусы, только с еще меньшими интервалами движения. Как же мало она обо мне знает! Джона вообще вряд ли можно назвать моим любовником - за девять последних месяцев всего три визита. По моему разумению, это едва ли следует квалифицировать как бурный роман, но за последние два года только он и был кандидатом на роль моего поклонника.

- Да, я работала допоздна, - солгала я. Она мне не поверила.

- Ах, вот оно что! А я подумала, быть может, герр Федер...

- Кто?! - Я в изумлении уставилась на Герду.

Она наконец разобрала почту, черт бы ее побрал, и помахала перед моим носом двумя узкими листочками бумаги:

- Он звонил сегодня уже дважды и просил вас перезвонить ему как можно скорее.

- Спасибо. - На этот раз, когда я сгребла свою почту, она не пыталась отобрать ее, лишь когда я устремилась к двери, крикнула мне вслед:

- Может, пообедаем вместе?

- Может.

Если бы только мне удалось прошмыгнуть к себе до того, как Шмидт появится из своего кабинета... Сегодня я была не в лучшей форме, чтобы встречаться с ним. Он еще более шумный, чем Герда.

Вскоре, однако, я поняла, что день предстоит не из легких. Шмидт и не заходил в свой кабинет. Он только что прибыл. Распахнув дверь приемной, я наткнулась прямо на него - портфель в одной руке, пончик - в другой. Шмидт все время ест. Пончики с повидлом - его последнее увлечение, он перенял его у меня.

На нем было пальто полувоенного покроя с массой ремешков, клапанов и карманов в стиле Джеймса Бонда и других знаменитых шпионов и мягкая шляпа, как у Индианы Джонса, глубоко надвинутая на кустистые брови. Зловещий костюм, указывавший на то, что Шмидт готов к новому безрассудству, не сулил ничего хорошего, но не это вынудило меня застыть на месте. Шмидт пел.

Так он это называет. Шмидт не может не сфальшивить даже в пределах одного такта, но обожает музыку и только что расширил свой репертуар за счет музыки в стиле кантри. Американской музыки в стиле кантри. Если бы жители Нэшвилла, штат Теннесси, услышали, что он делает с мелодией, они немедленно побежали бы за веревкой.

Это моя вина, признаю. Я слушала и любила кантри всю жизнь, не современные роковые обработки, а настоящие старинные песни железных дорог, песни рабочих, занятых тяжелым трудом, блюзы и баллады. Во время Великой депрессии мой дед бродил по стране, как многие другие неприкаянные безработные молодые люди; он хвастался, что был знаком с Бокскаром Уилли и Джоном Ломаксом, и даже в старости умел заставить гитару плакать. Однажды я совершила ошибку, предложив Шмидту послушать пленку с песнями Джимми Роджера. Больше ничего и не требовалось.

Мало того, что Шмидту медведь на ухо наступил, он еще и слова безбожно перевирает. "Мой милый Дикси, песню я тебе пою под серебристою луной, и плачет банджо на моем колене..." Представьте себе этот текст, произносимый с сильнейшим баварским акцентом.

Увидев меня, Шмидт прервал исполнение:

- А, Вики! Вот и вы!

- Я опоздала, - автоматически выпалила я, - уже очень поздно. Мне пришлось...

- Вики, бедняжка. - Он приподнялся на цыпочках, чтобы получше рассмотреть мое лицо. - У вас глаза ввалились, и круги под ними... Вы производите впечатление женщины, которая...

- Заткнитесь, Шмидт, - ответила я, стараясь обогнуть его. Он закинул в рот остаток пончика и схватил меня за руку. Клубничное повидло склеило наши пальцы. Струйка воды, стекавшая с полы его пальто, намочила мне туфли.

- Пойдемте выпьем кофе, и вы все расскажете папе Шмидту. Карл Федер снова докучал вам? - Он цокнул языком. - Ему должно быть стыдно, старому греховоднику. - Шмидт ухмыльнулся и подмигнул: - Или это кто-то другой не давал вам уснуть?

Оглянувшись, я увидела Герду, которая встала из-за стола и, рискованно перегнувшись через него, старалась услышать, о чем мы говорим. Шмидт тоже это заметил. Покачав головой, он укоризненно произнес:

- В этом заведении не умеют уважать конфиденциальность. Пойдемте ко мне в кабинет, Вики, там мы будем одни и вы расскажете папе Шмидту...

- Нет, - отрезала я.

- Что - нет? Это был сэр Джон?..

- Все - нет, - пояснила я. - Нет, никто не тревожил моего сна, нет, я не пойду в ваш кабинет, нет, Карл Федер не... - Я запнулась, ухватив оборвавшуюся было нить благоразумия. Пусть лучше Шмидт думает, что у Карла были личные, а не профессиональные причины звонить мне. А может, так оно и было? Окружающий мир превращался в сплошной хаос.

- Увидимся попозже, Шмидт, - пробормотала я, высвобождая руку, - мне нужно... мне нужно... в туалет.

Никакого другого места, куда бы он за мной не последовал, я придумать не могла. Заперев за собой дверь кабинки, я рухнула на сиденье.

Рука у меня была красная и липкая. При определенном освещении клубничное повидло весьма напоминало свежую кровь.

Джон, несомненно, давал основания для тревожных снов. У него было больше смертельных врагов, чем у любого другого человека, с которым я когда-либо была знакома. Иногда и я превращалась для него в такого врага.

Впервые я встретилась с ним, когда охотилась за неким фальсификатором исторических ценностей. Никто не уполномочивал меня заниматься подобными вещами, я ввязалась в это дело из чистого любопытства и желания бесплатно провести отпуск в Риме и, можно сказать, получила по заслугам, влипнув в историю. Джон вызволил меня. Вообще-то он сам охотно участвовал в этом мошенничестве до тех пор, пока другие не задумали меня убрать. Впрочем, по его собственному признанию, галантность была здесь ни при чем, просто он не одобрял убийств по практическим соображениям. Как он выразился, "наказание становится намного суровей".

Я вовсе не собиралась в него влюбляться. В сущности, он не мой тип: всего на дюйм выше меня, отнюдь не богатырского телосложения, черты лица (за исключением одной-двух) приятные, но заурядные. Не знаю, почему я в конце концов очутилась в том маленьком отеле в Трасте-вире. Из благодарности? Женского сочувствия к раненому герою? Любопытства? Или из-за кое-каких исключительных обстоятельств? Опыт оказался памятным, и, возможно, то была худшая в моей жизни ошибка.

Следующее краткое свидание в Париже вышло и неловким, и дорогостоящим. Утром я проснулась оттого, что полиция колотила в дверь. Джон исчез. Естественно, не оплатив счета.

Почему же спустя несколько месяцев я снова откликнулась на его загадочную весточку из Стокгольма [5]? Я сказала себе, что хочу вернуть ему парижский должок, ответить на вызов и сыграть с ним по его же правилам. (Так я себя уговаривала.) Поначалу план представлялся относительно безобидным - я была нужна Джону, чтобы получить доступ к некоему ничего не подозревавшему старику, у которого в саду за домом случайно оказался зарыт клад. Но когда еще одна группа мошенников нацелилась на те же сокровища, все обернулось кошмаром. То была моя первая встреча с безжалостными профессионалами подпольного мира искусств, и я искренне надеялась, что она станет последней. Джон тоже профессионал, но по сравнению с Максом, Хансом, Руди и их боссом Лифом он казался маленьким лордом Фаунтлероем. Джон раздражал их еще больше, чем меня, а с моей точки зрения, он, безусловно, был меньшим из двух зол. Таким образом, нам снова пришлось действовать заодно, чтобы спастись. Мое отрицательное мнение о нем не изменилось, хотя...

Это было одно из самых ярких приключений в моей жизни, которую и без того не назовешь такой уж бесцветной. Я пыталась пересечь в протекающей лодке очень глубокое и очень холодное озеро во время страшной грозы, работая веслами изо всех сил, в то время как убийца - любитель водного спорта, уцепившись за нос лодки, полосовал меня ножом. Я уже смирилась было с тем, что придется умереть молодой, когда над бортом появилась голова Джона. Он был безоружен и тяжелее весом, но ему удалось отвлекать внимание Лифа до тех пор, пока я не причалила к берегу. Тело Лифа нашли позднее. Джон так и не объявился - ни живой, ни мертвый. Все, кроме меня, решили, что он тоже утонул. А спустя восемь месяцев, не получив от него ни словечка, и я начала сомневаться.

Дело, связанное с троянским золотом [6], дало предлог связаться с Джоном по анонимным каналам - единственным, известным мне. Честно говоря, меня удивило, что он откликнулся, так как однажды сказал, что я приношу ему одни несчастья.

Счастья у него и без меня не прибавилось. Пару раз он вытаскивал меня из беды и в последнем случае сам изрядно пострадал, а это противоречило его принципам, которые он как-то мне изложил: "Иных людей возможно убедить в том, что они избрали неверный путь, лишь как можно чаще и сильнее нанося им болезненные удары. Но я против того, чтобы удары наносились мне".

Афера с троянским золотом окончилась еще одним происшествием, несомненно, вызвавшим у Джона такое же негодование, какое вызывала мысль о возможности нанесения ему удара. Я безжалостно воспользовалась положением человека, который был избит, измочален и истекал кровью, чтобы вырвать у него признание в любви. Слово "люблю" он употреблял и прежде, но оно всегда относилось к Шекспиру, Джону Донну или иному литературному гению. Фразы, которые я вытянула из него в тот день, были удручающе банальны и прямолинейны. Никакими литературными достоинствами они не обладали.

С той мимолетной встречи прошло девять месяцев. Видела я Джона за это время всего трижды, но почти каждую неделю получала от него какую-нибудь весточку - то открытку, то забавный подарок, то несколько слов на автоответчике - ровно столько, сколько требуется, чтобы сообщить, что у него все в порядке.

Последняя открытка пришла в конце августа - шесть недель назад. И с тех пор больше ничего.

Я встала и пошла к умывальнику смыть с руки повидло. Нужно выйти из музея и позвонить Карлу Федеру из киоска или из кафе: не хотелось, чтобы Герда подслушала наш разговор.

"Лицо", о котором шла речь в донесении агента Буркхардта, наверняка Джон. Он был единственным жуликом, которого я знала настолько хорошо, - а я была одной из немногих людей в мире, которые знали его настолько хорошо, - одной из немногих, кто видел его au nature [7] и мог узнать, какие бы уловки он ни предпринял. Он все равно не сможет скрыть от меня форму рук, длинные ресницы или...

За шесть недель - ни единого слова! Как он мог так обойтись со мной, негодяй! Насчет любви я не обманывалась, склонна была воспринимать его декларацию на этот счет скептически и признанием на признание так и не ответила; но если он решил порвать отношения, обязан был сделать это по меньшей мере вежливо.

Мне, конечно, пришло в голову, что Джон сам передал информацию о Каирском музее Буркхардту. Он поступал таким образом и прежде. Если это так, я действительно буду в безопасности. Джон - не убийца. ("Что, никогда?" - "Ну, почти никогда"). В глубине души я уже знала, что все равно отправлюсь в этот проклятый круиз. Как сказал Буркхардт, такой шанс упустить нельзя.

IV

Я никогда не была сильна в покере. Играть с Карлом Федером в его игры перестала пару лет назад. Теперь мы снова договорились встретиться в кафе. Когда я пришла, он уже ждал, и, прежде чем открыть рот, я заметила его самодовольную ухмылку. Он прекрасно знал, что я клюну.

- Предположим, я соглашусь, - сказала я. - Это не означает моего согласия, но предположим. Почему мне нельзя ехать в качестве туристки? Не желаю ставить себя в дурацкое положение, притворяясь, что обладаю знаниями, которых у меня нет.

- Потому что вам неоткуда взять денег на такое путешествие, - ответил Карл. Его голос был таким же мягким, как взбитые сливки на его кофе. (Баварцы приправляют взбитыми сливками все, кроме разве что кислой капусты. Это одна из причин, почему я люблю Баварию.) - Да, конечно, мы могли бы придумать тетушку, которая умерла, оставив вам состояние, или еще что-нибудь в этом роде, но кто в это поверит? Зачем бы вы стали тратить свалившееся на голову наследство на подобное путешествие? Ваши профессиональные интересы, как вы сами справедливо заметили, лежат в иной области. Нет, позвольте мне закончить. - Он поднял палец и потряс им с видом дедушки, читающего наставление. - Легенда будет такова: вы согласились заменить заболевшего в последний момент коллегу. В этом, понятно, есть некоторое лукавство, но кто бы устоял перед такой возможностью? Вы будете читать лекции по... дайте подумать... гм... ну конечно! По средневековому исламскому искусству Египта. Это будет отлично, nicht [8]?

- Nicht! - ответила я. - Я ничего не знаю о... А, черт, какая разница! На самом деле, Карл, существует только одна загвоздка - Шмидт.

-А что Шмидт? Всем известно, что он относится к вам с нежностью и по такому случаю даст вам отпуск.

- Нет! То есть да, отпуск он даст, но в этом-то и беда. Он тоже захочет поехать!

- Вот как? Но он не будет знать истинной цели вашего путешествия.

- О Боже. - Я схватилась руками за голову, отчего волосы тут же упали мне на лицо. Всю неделю я экспериментировала с прической, но так и не научилась аккуратно ее укладывать. Сколько бы шпилек я ни втыкала, конструкция норовила развалиться при первом же прикосновении.

Пока Карл собирал по всему столу мои шпильки, я пыталась объяснить:

- Среди всех моих знакомых у Шмидта самое бурное воображение. Будь я и впрямь невинной туристкой, он бы все равно не сомневался, что у меня есть тайная цель - нечто романтическое, как он выражается. Он повсюду будет совать свой нос, перевернет все вверх тормашками, непременно попадет в беду, и мне придется его выручать. Если поедет Шмидт, не поеду я. Это мое последнее слово.

Карл задумался. Он не был знаком с особенностями характера Шмидта так же хорошо, как я, но кое-что и он слышал.

- Понимаю. Что ж, дорогая Вики, не беспокойтесь. Мы найдем способ его обезвредить.

Мне не понравилось, как он это произнес.

- Надеюсь, вы не причините ему вреда, Карл? Никаких наездов со скрывшимся с места происшествия водителем, никаких сломанных ног...

- Неужели вы думаете, что мы на такое способны?

- Вы, может быть, и нет, но если у меня создалось верное впечатление о герре Буркхардте, то он и его помощники сделают это не задумываясь. Я не шучу, Карл. Если хоть один волос упадет из усов Шмидта, я всем расскажу, что вы задумали.

- Не сомневаюсь, - сдержанно сказал Карл.

- И правильно делаете, черт возьми. Ну ладно. Если вы можете нейтрализовать Шмидта, я согласна. Что дальше?

- Все приготовления мы возьмем на себя. Надеюсь, паспорт у вас в порядке? Хорошо. Визу, билеты и все необходимые документы вы получите через несколько дней. Моя секретарша запишет вас на прием к врачу, но прививки за вас она, к сожалению, сделать не сможет - от гепатита, брюшного тифа, сыпного тифа...

- Фу, - фыркнула я. - Ненавижу уколы. Все это действительно необходимо? Мне казалось, это развлекательный круиз.

- Мы не можем рисковать делом - вдруг вы заболеете? - серьезно ответил Карл. Он достал из нагрудного кармана толстый конверт из плотной бумаги и вручил его мне. - Должен попросить вас расписаться в ведомости. Аптечку, фотоаппарат, бинокль и тому подобное мы обеспечим, но молодой даме, полагаю, самой захочется купить кое-что из одежды и личных вещей.

Конверт был очень толстым, улыбка Карла - очень вкрадчивой. Я расписалась:

- Мы уже поняли, что вы собой представляете, мадам, - сказала я, словно бы от его имени. - Осталось решить, сколько вы стоите.

- Bitte? - переспросил Карл.

- Не важно.

- Мы обо всем позаботимся, - повторил он. - Вам ничего не нужно делать... Простите, что вы все-таки сказали?

Он прекрасно понял, что я сказала, но ему не хотелось думать, что дама может выражаться подобным образом. Я отодвинула стул и встала.

- Что-нибудь еще?

Карл снова полез в карман. То, что он из него извлек, представляло собой красочную глянцевую брошюру. Она была сложена пополам в длину, чтобы ее можно было вложить в карман. Карл развернул и вручил ее мне.

На обложке под названием, выполненным изящным шрифтом, красовалась фотография Сфинкса на фоне пирамид Гизы. Это был великолепный снимок: пирамиды цвета тусклого золота, а над ними - ярко-синее чистое небо. Улыбку Сфинкса как только ни описывали - таинственная, загадочная, задумчивая... Но в тот момент мне отчетливо показалось, что она напоминает самодовольную ухмылку Карла Федера.

V

Две недели спустя я сидела на уступе скалы, созерцая оригинал. Я пыталась не смотреть в глаза Сфинксу: он по-прежнему ухмылялся.

Реальность оказалась не столь привлекательной, как вид на снимке. Должно быть, фотограф был мастером или волшебником, сумевшим удалить из своей композиции лишние предметы. А их набралось предостаточно, и все более или менее неприглядные. Верблюды (их при всем желании красивыми животными не назовешь), туристы (то же самое), гиды и уличные торговцы в грязных развевающихся галабеях [9], лавки дешевых сувениров, строительные леса, колючая проволока, времянки, остатки ветхих ограждений и прочих конструкций. Однако лишь педанту подобные пустяки могли бы помешать видеть главное. Пирамиды были чудесны. И Сфинкс был бы великолепен, несмотря на повреждения и шрамы, если бы не ухмылялся. Доставляло ли мне удовольствие то, что я видела? Нет, не доставляло.

Руки мои опухли и воспалились от слишком большого количества уколов, но не это беспокоило меня. Солнечные лучи беспощадно били в голову и обжигали плечи, но мне было безразлично. Меня слегка подташнивало, но не оттого, что я съела что-то не то.

Небольшая группа людей собралась неподалеку вокруг человека, который, видимо, читал им лекцию. От прочих групп, покрывавших все пространство словно тучи саранчи, этих отличали сумки, перекинутые через плечо. Многие турагентства снабжают своих клиентов одинаковыми сумками, чтобы по их яркой расцветке находить потерявшихся, разбредающихся членов группы. Но таких бросающихся в глаза, как эти, не было ни у кого: на них чередовались широкие золотые, бирюзово-синие и оранжевые полосы - цвета, так часто встречающиеся в египетских драгоценностях. Такая же сумка с золотистой тесьмой и моим именем на бирке покоилась на песке у моих ног.

Я перевела взгляд на бумагу, лежавшую у меня на коленях. Это был список пассажиров. Моего имени в нем не значилось. Я должна была появиться и быть представлена после отплытия теплохода. Так полагалось по легенде о скоропалительной замене внезапно заболевшего приятеля. Этого требовала и элементарная предосторожность: о моем присутствии никто не должен знать заранее. Элементарная предосторожность, кисло подумала я. Что ж, она не помешает.

Часть пассажиров поднялась на борт накануне. Я же вместо этого отправилась в отель, а оставшуюся часть дня провела... догадайтесь где.

Для некоторых моих коллег несколько часов, проведенных в Каирском музее, - что кусочек шоколада для шоколадоголика. Этот музей до краев наполнен, набит, можно сказать, лопается от диковин. Со многими из них я была знакома по фотографиям и фильмам, но ничто не сравнится с оригиналом. К тому же менее значительные предметы древней материальной культуры, те, что не так часто фотографируют, оказались ничуть не менее прекрасными. Минут десять я изучала инкрустацию на маленькой шкатулке.

Истинная причина моего посещения, однако, омрачала удовольствие. Чем больше я видела, тем больше удивлялась, как это люди вроде Джона до сих пор еще не обчистили музей.

Я не в упрек, конечно. Вся эта страна - музей, и никто лучше меня не знает, сколько стоит в денежном выражении и сколько сил требует хранение древностей, не говоря уж о ведении раскопок. Египет - бедная страна с постоянно растущим уровнем рождаемости; здесь не хватает школ, больниц, рабочих мест и даже продуктов питания: половину из них она импортирует. Египтяне оказались в очень нелепой ситуации: орды туристов, от которых зависит экономика страны, медленно, но неумолимо разрушают сокровища, на которые приезжают посмотреть. В одной статье я прочла, что посетители гробницы Тутанхамона ежедневно выделяют двадцать пять пинт влаги, в результате чего влажность в маленьком помещении поднимается до уровня, чреватого разрушением красочного слоя и грунтовки. Даже камни, из которых сложены пирамиды и сделан Сфинкс, разрушаются под воздействием загрязненной атмосферы, а также из-за неумелых попыток реставрации.

Музей находился в бедственном и все ухудшающемся положении: он был грязен, переполнен, нехватка персонала не позволяла обеспечить безопасность хранения экспонатов. Некоторые витрины, похоже, можно было открыть моей шпилькой. В залах отсутствовали кондиционеры и приборы, контролирующие уровень влажности; через открытые окна проникали пыль и выхлопные газы с забитых машинами каирских улиц. Когда я выходила из музея, голова у меня шла кругом от избытка художественных впечатлений и от ужаса одновременно. Мне пришлось пробираться сквозь группу без умолку болтающих женщин, которые, ползая на четвереньках, скребли полы, и я поймала себя на том, что пристально всматривалась в их лица в поисках знакомых черт - аккуратно изогнутой ушной раковины, красивой линии высоких скул. Такой вид маскировки вполне соответствовал бы неординарному чувству юмора Джона.

Кем он прикинется на этот раз? Его обычный modus operandi [10] предполагал скорее подмену и маскарад, нежели откровенную кражу; похищенный предмет должен быть крупным, настолько крупным по габаритам или художественной ценности, что его исчезновение не могло бы остаться незамеченным. Бог знает, что это будет на сей раз, возможностей здесь масса, начиная с золотого саркофага Тутанхамона.

Мне удалось убедить себя, что непосредственной опасности пока нет. Тургруппа покидала Каир через день; через три недели она вернется и пробудет здесь подольше. Видимо, именно тогда он собирается осуществить свое черное дело, используя остальных пассажиров как камуфляж.

На следующее утро я отправила свой багаж на теплоход, а сама поехала в Гизу на такси; с остальными членами группы мне предстояло соединиться, когда они сядут в автобус, который повезет их к пристани.

Я уже заметила Джона в списке пассажиров. Во всяком случае, я полагала, что это может быть он: кто же еще способен придумать такое смешное имя - Перигрин Фоггингтон-Смит. К тому же он имел наглость и прежде пользоваться вариациями этого своего любимого nom de guerre [11]. Весьма похоже на него при его заносчивости и порой опасном чувстве юмора.

Джон, если это он, не был пассажиром. В списке значились также имена членов команды и персонала; Фоггингтон-Смит именовался приглашенным лектором, выдающимся египтологом из Бостона, автором нескольких книг вроде "Каста и род в Древнем Египте". Что бы, черт возьми, это могло значить? Интересно, как Джону удалось убедить "Галактик турз инкорпорейтед", что он именно то лицо, за которое себя выдавал? Насколько я могла судить, он действительно занимался египтологией, хотя и утверждал, что получил классическое образование; пару раз он обнаружил весьма незаурядное знакомство с предметом. Но я была уверена - ну почти уверена, - что никаким Фоггингтон-Смитом он на самом деле не являлся. Не в том дело, что египтолог не может оказаться преступником: ученые ничуть не благороднее простых людей. Но даже Джону не под силу найти время, чтобы совмещать чтение лекций, писание нудных научных трудов и карьеру виртуозного похитителя музейных ценностей. Или под силу?

Кто-то тяжелой поступью приближался ко мне; я подняла голову. На плече у женщины висела одна из тех самых пестрых сумок. Она тоже, должно быть, заприметила мою. Женщина явно была из тех, кто ничего не оставляет без внимания, - дама неопределенного возраста, среднего роста, коренастая, с немигающими серыми глазами под тяжелыми, нависающими бровями. Наверняка англичанка; ее светлая кожа уже покраснела, хотя и блестела от солнцезащитного крема. На даме была желтовато-коричневая блузка с длинными рукавами и бесформенная юбка цвета хаки, доходящая до щиколоток. Женщина показалась мне знакомой, и я знала почему; особ такого типа можно увидеть во многих английских фильмах: домохозяйка ли, директриса, упрямая ли старая дева, она оказывается либо детективом, либо главной подозреваемой.

Женщина, хмурясь, подтопила ко мне, и я вдруг почувствовала себя совсем юной, потому что выражение ее лица пробудило во мне тяжелые воспоминания о двоюродной бабушке Эрминтруде, которой решительно все во мне не нравилось и которая не считала нужным скрывать свое мнение.

- Вы - одна из наших, не так ли, дорогая? - поинтересовалась дама, указывая на сумку. - Вы, должно быть, новенькая, поэтому я подумала, что мне следует убедиться, знаете ли вы, где стоит наш автобус и что мы скоро отправляемся. Вам лучше пойти со мной, чтобы не опоздать, в таком месте, как это, не стоит оставаться одной, аборигенам захочется воспользоваться положением беззащитной привлекательной молодой дамы, моя фамилия Тригарт, зовите меня Джен, здрасьте, - без пауз произнесла она.

- Привет, - бодро ответила я.

- А где ваша шляпа? - Джен свирепо глянула на меня. - Ужасно неразумно с вашей стороны ходить без шляпы. У вас прелестный цвет кожи, но солнце здесь убийственное, вы рискуете схлопотать тепловой или солнечный удар.

- Я ее забыла, - кротко оправдалась я. - У меня есть шляпа. Я просто забыла ее надеть.

- Больше не забывайте! Как вы сказали вас зовут?

- Вики. Вики Блисс. - У меня не было оснований темнить, все равно через несколько часов она узнает мое имя.

- Вас нет в списке пассажиров. - В ее тоне послышались прокурорские нотки.

- Да, я попала в этот круиз лишь в самый последний момент. Мой приятель вынужден был отказаться из-за болезни и...

- Понимаю. - Она ослабила бдительность. На ее лице появилась не то чтобы улыбка, но некоторое ее предвестие. - Рада буду видеть на борту еще одну молодую особу. Большинство пассажиров - практически старые маразматики. Моему сыну и его жене будет приятно иметь собеседницу-сверстницу. Не скажу, что они... - Тут она подняла голову и посмотрела через мое плечо, выражение ее лица так переменилось, что я невольно оглянулась. Оказывается, она умеет улыбаться! - Да вот и они! Наверное, ищут меня. Дорогие, позвольте представить вам...

Дальше я ничего не слышала. Обернувшись, я внезапно оглохла, как после стремительной перемены высоты.

На вид ей можно было дать не больше восемнадцати - двадцати. Кожа ее имела тот изысканный светлый оттенок, какой бывает только у англичанок, лицо в форме сердечка обрамляла словно облако копна вьющихся темных волос. Вот что я увидела, равно как и то, что макушкой она едва доставала ему до подбородка, что, несмотря на загар, он смертельно побледнел и что взгляд его стал непроницаемым, а глаза превратились в подобие плоских голубых кружков, нарисованных на бумаге.

Девушка щебетала и улыбалась. Слух вернулся ко мне на середине ее фразы: "... называйте меня Мэри. А это... - Она запрокинула голову и сияющими глазами посмотрела на него. - Это Джон".

Он не терял самообладания, выдавала его лишь бледность, с этим у него всегда были проблемы. Голос звучал ровно и холодно:

- Здравствуйте. Нам следует поторопиться, все уже ушли. Мама...

Она отклонила предложенную им руку:

- Нет, дорогой, я вполне в состоянии пройти еще несколько ярдов без помощи. Ты выглядишь немного... Ты хорошо себя чувствуешь? - Он нахмурился, и она поспешно добавила: - Ах, дорогой, я снова суечусь, да? Обещаю, больше не буду. Пойдемте, Вики, мы с вами будем поддерживать друг друга.

Она не нуждалась в помощи и держалась на ногах гораздо лучше меня. Я же ковыляла рядом, вознося хвалу небесам за неровную дорогу, жару и необходимость поспешать, которыми можно было объяснить мое прерывистое дыхание. Позади я слышала воркующие голоса и мягкий серебристый смех.

Автобус оказался одним из современных огромных монстров с кондиционированным воздухом. Как только мы уселись, по салону прошел стюард с подносом.

- Минеральная вода, - любезно предлагал он, - апельсиновый сок, "Мимоза"...

В моем оцепеневшем мозгу шевельнулось воспоминание: "Мимоза" - это что-то алкогольное. Шампанское? Какая разница! Я схватила бокал и залпом выпила.

Джен села рядом со мной. Впереди, через несколько рядов, я могла наблюдать знакомые очертания изящного черепа со светлой шевелюрой. Головка Мэри не виднелась над спинкой кресла, девушка была слишком миниатюрна.

Не помню, говорила ли я уже, что мой рост - почти шесть футов?

Быть может, алкоголь прочистил мне мозги, хотя вряд ли: в проклятом напитке не было почти ничего, кроме апельсинового сока. Я повернулась к Джен. Гиневра? Он как-то сказал мне, что так зовут его мать, тогда я восприняла это как шутку, теперь решила проверить.

- Гиневра, - обратилась я к Джен. Голос у меня, похоже, не пропал.

Она не спросила, откуда я знаю ее полное имя, видимо, подумала, что сама мне его сообщила. Она не могла упомнить, что говорила, а чего - нет, потому что не умолкала ни на миг. Гордо вздернув подбородок, она заявила:

- Мы из старого корнуоллского рода. "Три", "Пол" и "Пен" - знаете известный стишок? Фамилии, начинающиеся на эти три слога, выдают корнуоллское происхождение. По преданию, сам король Артур был нашим дальним предком. Моего отца звали Гэвин, а его отца - Артур. С материнской стороны...

- С материнской стороны, - повторила я, чтобы показать, что слушаю ее внимательно, и сделала знак стюарду. Жадно глотая еще одну "Мимозу", я пропустила несколько следующих фраз.

-... на самом деле лишь отдаленное отношение к египтологии. Собираясь выйти замуж, я решила передать родовое имя кузену. Бедный Агривейн! Я редко видела его, он вечно уезжал то на одну, то на другую войну.

- Агривейн?

- Да, я его называла именно так. Вообще-то при крещении ему дали имя Альберт, и друзья, если не ошибаюсь, звали его Эл. Такое заурядное имя! Это он настоял, чтобы мы назвали сына Джоном. Я хотела назвать его Персивалем или Галахадом.

Я поперхнулась "Мимозой". Джен добродушно похлопала меня по спине. Потом лицо ее омрачилось:

- Ах, милая, надеюсь, я не рассердила своего мальчика. Мужчины так не любят, когда кто-то замечает их слабости, они, знаете ли, так чувствительны в этом отношении. Я пообещала себе, что не буду суетиться вокруг него, особенно теперь, когда у него есть жена, которая станет о нем заботиться, но он так болел прошлой зимой... Упал, катаясь на лыжах, а потом началось воспаление легких. Теперь, кажется, все позади, но я беспокоюсь.

- Упал, катаясь на лыжах, - повторила я, как попугай. Джон был не лучшим в мире лыжником и упал плашмя и без того уже разбитым лицом вниз, пытаясь добраться до места, где некий мерзкий субъект собирался вот-вот проделать со мной нечто отвратительное, перед тем как совсем прикончить. Однако больше всего Джону досталось, когда он добрался до места и сошелся с негодяем врукопашную, а также во время начавшегося вслед за этим схода лавины. Я не знала о его болезни, но сообщение о ней меня не удивило. Если бы он вместо того, чтобы тайно бежать, остался на несколько дней в постели, может, ничего и не было бы. А я не стала бы ему докучать.

К счастью, Джен не заметила, что я отвлеклась, она получала удовольствие от самой возможности говорить. Я тихонечко потягивала свое шампанское с апельсиновым соком, в то время как она радостно продолжала рассказывать, как боялась, что ее дорогой мальчик никогда не остепенится - "он ведь так привлекателен для женщин", о скоропалительном ухаживании - "он познакомил меня с ней всего несколько недель назад" и о том, как они настаивали, чтобы она провела вместе с ними их медовый месяц.

- Медовый месяц, - повторил попугай.

- Да, они поженились на прошлой неделе. Церемония прошла так мило, дома, в кругу лишь близких друзей... Разумеется, когда они первый раз предложили мне поехать с ними, я отказалась, но Мэри была так настойчива, а Джон сказал, что будет глубоко обижен, если я не соглашусь. Конечно, я собираюсь держаться от них как можно дальше.

Не помню, что еще она говорила.

Остальные члены группы были уже размещены по каютам накануне, поэтому мне не пришлось немилосердно долго ждать, пока стюард проводит меня в мою. Я лишь смутно сумела осознать, сколь она элегантна - удлиненное фигурное окно с маленьким балкончиком, огражденным перилами, ванная. Мои чемоданы были аккуратно сложены на специальной подставке у изножья кровати. Я отделалась от стюарда и рухнула в ближайшее кресло.

Иногда, особенно посреди ночи, когда, встав с постели, но окончательно не проснувшись, вы ковыляете через темную комнату и вдруг с размаха ударяетесь обо что-то кончиками пальцев ноги или плечом, болевой сигнал лишь через несколько секунд доходит до ваших заторможенных мозгов. Мне удалось задержать его на гораздо более длительное время.

Глава вторая

I

Жестоко уязвленное самолюбие доставляет не меньше страданий, чем разбитое сердце. Если человек молод, глуп, романтичен и раним, он зачастую путает эти две вещи. Я не была ни слишком молода, ни романтична, ни ранима, разве что глупа, но, видит Бог, тоже неоднократно совершала эту ошибку.

Однако не на сей раз. Потрясение, гнев, унижение, стыд - лишь малая часть тех чувств, что кипели во мне, провоцируя бурную реакцию. Я должна была скрыть ее от Джен, и, похоже, она не заметила ничего необычного. Оставалось надеяться, что и перед Джоном я ничем себя не выдала.

Усилием воли я поднялась на ноги. Скоро всех пригласят на коктейль, где мне тоже надлежит присутствовать. Это будет мое первое появление на публике, первая возможность соотнести реальные лица и фигуры с именами в списке пассажиров. Пустая трата времени, раз я уже опознала "лицо", которое меня просили опознать, но рано или поздно нам придется встретиться, и черт меня подери, если я позволю ему заметить, какой тяжелый удар он мне нанес.

Удобства были на уровне рекламы. Кроме двух кроватей, в каюте стояли кушетка, достаточно длинная, чтобы даже я могла вытянуться на ней во весь рост, и два удобных кресла. В ванной комнате был не только душ, но и ванна (недостаточно длинная, чтобы я могла вытянуться в ней во весь рост, но таких вообще мало), а на туалетном столике выстроились в ряд изысканные флаконы с этикетками знаменитых французских косметических фирм. Методично и механически я распаковала вещи, приняла душ и уселась перед туалетным столиком, готовая действовать. Обычно я не увлекаюсь косметикой, но в тот вечер собиралась использовать все возможности искусственного усовершенствования своей внешности. Я хотела выглядеть великолепной, холодной, спокойной и невозмутимой.

При удаче можно было рассчитывать по крайней мере на три последних эффекта. Мои руки все еще не обрели уверенности; я попыталась успокоиться, заставляя себя вспоминать подлые и низкие проделки Джона, но память уводила меня в сторону и вместо этого я мысленно возвращалась...

Например, к сочельнику, который мы провели в заброшенной церкви, прижавшись друг к другу у слабого огонька, а снаружи бушевала метель. Мы заваривали в покрытом земляной коркой цветочном горшке чай из мятой пачки, которую я извлекла из своего рюкзачка. Джон до колик хохотал над содержимым этого рюкзачка, но был слишком голоден, чтобы отказаться от раскрошившегося имбирного печенья и смятой плитки шоколада. Он играл Баха на расческе, приложив к ней листок папиросной бумаги, а когда глаза у меня стали неудержимо слипаться, обнял меня, чтобы я не замерзла, и просидел так всю ночь, терпеливо поддерживая слабый костерок.

Румяна не понадобились. Щеки и так горели. Я начала замазывать румянец гнева тональной пудрой, заодно замаскировав и несколько морщин, которых не заметила, когда смотрелась в зеркало прошлый раз.

Никто не давал мне никаких обетов и даже просто обещаний, но, мягко выражаясь, огорчительно поцеловать на прощание человека, который только что нежно, страстно, искусно любил тебя, а при следующей встрече уже увидеть его с новоиспеченной женой.

К такому удару я не была готова. Впрочем, и его бледность могла свидетельствовать о чем угодно - о гневе, сосредоточенности или испуге, но она не была показной. Он тоже не ожидал меня увидеть.

Я выбрала платье и юркнула в него. Оно было черное, мягко облегающее фигуру, с длинными рукавами и вырезом, более глубоким, чем одобрила бы бабушка Эрминтруда. Часть декольте я прикрыла тяжелой (faux [12]) золотой цепью с медальоном, воткнула в волосы, завитками ниспадавшие на затылок, пару шпилек с золотыми головками и отступила от зеркала, чтобы оценить результат.

Щеки все еще пылали, но это можно было отнести на счет солнца. Джен ведь уже предупредила меня, что нужно носить шляпу, не так ли?

Раздалась изысканная трель колокольчика, и я нервно дернулась, но потом сообразила, что это тот самый сигнал, которого я ждала. Было без пяти пять - время приема и коктейля в честь начала путешествия. Некоторые гости прибыли на теплоход еще вчера, другие, как и я, присоединились позже, теперь предстояло впервые собраться вместе, и все будут изучать меня, а я - их. Обычно я не страдаю страхом сцены, но сейчас мои пальцы словно примерзли к дверной ручке и понадобилось приложить усилия, чтобы повернуть ее.

Я выскользнула в коридор и очутилась в объятиях странного мужчины, который возник из соседней каюты. У меня прекрасная координация движений, а вот у странного человека, видимо, нет; он был на добрых шесть дюймов ниже меня, и я с легкостью могла обозревать сверху его лысеющий череп; несколько волосков были уложены поперек него с трогательным оптимизмом. Прижав меня к животу, он качнулся назад и был пойман другим мужчиной, столь же тощим и длинным, сколь коротким и пухлым был первый. После небольшой заминки, показавшейся более долгой, чем она была на самом деле, мы расцепились, и зазвучал хор взаимных извинений:

- Это я виновата, - сказала я, - нужно было сначала посмотреть, потом выскакивать.

- Искренне прошу меня извинить, - одновременно со мной произнес мой первый "партнер" и весело рассмеялся. - Позвольте представиться: я – Свит [13], а это – Брайт [14].

Длинный и тощий поклонился. У него была красивая, густая шевелюра, но когда он склонил голову, мне показалось, что она немного съехала вперед.

- Блисс, - сказала я в свою очередь, - Виктория Блисс.

Свит хихикнул:

- Как и следовало ожидать!

- Что? - удивилась я.

- Брайт, Свит и Блисс [15].

- А, - сообразила я. Свит просиял. Брайт тоже.

Коридор был слишком узкий, чтобы идти по нему шеренгой, взявшись за руки, поэтому мы двинулись гуськом: Брайт впереди, а Свит сзади. Они устроили все это очень ловко. По существу, операция была проведена с безукоризненным мастерством. Если бы я не была постоянно начеку, я бы их не раскусила.

Буркхардт отказался мне сообщить, как я узнаю его агентов. "Это вопрос безопасности, вы же понимаете", - торжественно заявил он.

- Это вопрос моей шеи, - уточнила я.

- Не бойтесь, - успокоил меня Буркхардт, - они сами дадут вам о себе знать.

Ну вот и дали, притом очень искусно. Я и не предполагала, что подчиненные герра Буркхардта могут обладать таким бурным чувством юмора. Самая тонкая часть представления состояла в том, что когда Свит прижал меня к себе, в мои ребра больно уткнулся некий твердый предмет, находившийся, видимо, в его внутреннем кармане. Ушиб был малой платой за облегчение, которое я при этом испытала.

Центральный холл, куда вел коридор, выглядел великолепно. До того я была просто не в состоянии детально рассмотреть его, теперь же восхитилась пышным декоративным садиком посредине с миниатюрными водопадами, журчащими меж свежей зелени листвы, мягкими креслами, диванами и мраморными столиками, расставленными повсюду. Брайт со Свитом молниеносно сомкнули вокруг меня ряды и повели к лестнице.

Гостиная, или салон, занимала всю носовую часть корабля. Через фигурные окна открывался дивный вид на город с его отелями-небоскребами, высокими минаретами и мостами, расцвеченными иллюминацией; стеклянная дверь вела на палубу. По салону бесшумно скользили официанты с подносами. Самым изысканным напитком в тот вечер было шампанское. Поскольку я шампанское не люблю, а также потому, что хотелось на несколько минут избавиться от Свита, - он беспрерывно болтал Бог знает о чем, - я приняла его предложение принести мне из бара что-нибудь другое.

Тем временем мы с Брайтом устроились за столиком. Он застенчиво улыбался и подергивал свои седеющие усы, столь же пышные, как и шевелюра. То ли усы были настоящими, то ли фиксатор здесь оказался надежнее, чем тот, которым крепилась шевелюра.

Я с нескрываемым интересом оглядывала остальных гостей. Они делали то же самое. Нас было всего тридцать человек, и ближайшие недели нам предстояло провести вместе.

Меня предупредили, что эта компания, вероятно, будет одеваться более официально, чем принято в подобных круизах. До неприличия богатые люди любят покрасоваться. Мое заказанное по почте платье для коктейля выглядело весьма скромным по сравнению с туалетами от модных кутюрье, в которые были облачены другие дамы, и в сиянии их бриллиантов мой фальшивый медальон померк. Многие мужчины надели смокинги.

Джен со своей новоиспеченной невесткой сидела за столиком на противоположной стороне салона вместе с мужчиной и женщиной, в которых я безошибочно угадала супружескую пару. Розовые волосы дамы гармонировали цветом с ее платьем и лысиной ее мужа. Перехватив мой взгляд, Джен помахала мне рукой и одарила едва заметной улыбкой. Джона с ними не было, но когда я махала ей в ответ, он подошел к их столу, такой же возмутительно безразличный, как всегда. С цветком в петлице и малиновым кушаком он действительно походил на новобрачного. Увидев мой приветственный жест, он поднял бровь, отрешенно кивнул и сел ко мне спиной.

Свит вернулся с бокалом "шабли", а на подиум в центре зала в этот момент шагнул какой-то мужчина. При виде его я забыла о Брайте, Свите и даже о Джоне. Смокинг выгодно подчеркивал стройный торс и широкие плечи, но ему больше пошли бы развевающиеся бедуинские одежды и белоснежный головной убор, который оттенял бы орехового цвета кожу и обрамлял лицо с резкими чертами и ястребиным носом. Черные глаза были словно обведены ресницами, такими густыми, что они казались искусственными.

Все находившиеся в салоне дамы непроизвольно издали восторженный вздох. Некоторые из них были достаточно стары, чтобы помнить фильмы с участием Рудольфо Валентине. Я не настолько стара, но я читала книгу. Я вообще читала все слезливо-сентиментальные романы, когда бы то ни было написанные. Глядя на мою острую на язычок, практичную бабушку, никто бы не догадался, что ее душе были не чужды романтические порывы. Между тем она хранила все старинные романы. В ее молодости зачитывались "Шейхом". "Ахмед, мой прекрасный араб", - бывало, бормотала бабушка себе под нос по-французски. То же самое проблеяла сейчас и я.

- Прошу прощения? - переспросил Свит.

- Ш-ш-ш, - сказала я.

Его звали не Ахмедом, а Фейсалом. Судя по произношению, он учился в Англии. Легкий арабский акцент придавал его бархатному баритону очаровательный флер экзотики.

- Я - ваш гид и преданный слуга, дамы и господа. Я буду с вами на борту и на берегу, куда бы вы ни отправились. Со всеми своими неприятностями, вопросами, жалобами приходите ко мне, и я все улажу с помощью команды, которую имею честь теперь вам представить.

Он представил капитана, пассажирского помощника, врача, шеф-повара и нескольких других членов команды. Я ненароком утратила нить его речи, заглядевшись на блондинку за соседним столом. Она неподвижно уставилась в пустоту остекленевшим взором; казалось, ей трудно дышать. Должно быть, из-за корсета. Похоже, под белым драпированным шелковым платьем она носила нечто устрашающее, что сковала, словно зацементировало, не только мышцы, но и все ее существо.

Но знакомое имя вновь обратило мое внимание к Фейсалу:

- Доктор Перигрин Фоггингтон-Смит, наш эксперт по Древнему Египту, - объявил он.

Значит, родители бывают настолько жестоки, что взваливают на плечи своего бедного дитяти такое имя, как Перигрин! Издали его поначалу действительно можно было принять за Джона. Он был удлиненной и размытой версией Великого Джона Смита - выше ростом, худее, с пепельными волосами и бледно-голубыми глазами. С великолепно-снисходительной улыбкой Фоггингтон-Смит сообщил нам, что, как только Фейсал закончит свое вступление, он прочтет лекцию о Саккаре, где нам предстояло побывать на следующий день.

Фоггингтон-Смит отступил в сторону, и у Фейсала, который во время его речи едва скрывал холодно-неприязненный взгляд, на лице снова появилось очаровательное выражение, с коим он и представил доктора Элис Гордон, которой предстояло просвещать нас по вопросам эллинистического Египта. Доктор Гордон встала и приветливо подняла руку, но скромно осталась на месте за столиком в конце зала. Это была пухленькая маленькая женщина с копной непослушных волос, в очках с толстыми стеклами.

Корабль, вне всякого сомнения, был перегружен экспертами или по крайней мере докторами наук. Когда назвали мое имя, я последовала примеру доктора Гордон: встала и тут же села со скромной улыбкой, без комментариев.

Меня представляли последней. Пока несколько членов команды устанавливали диапроектор, в зале поднялся гул голосов. Свит воскликнул:

- Значит, вы - доктор Блисс! Это честь для нас. Обожаю исламское искусство. Скажите...

Я поспешно вскочила:

- Простите, джентльмены, я выйду покурить, пока не началась лекция. Подождите меня здесь. Я скоро вернусь.

Еще несколько грешников последовали за мной. Во время лекций в зале курить не разрешалось; в другое время для курения было предназначено местечко у самой двери, ведущей на палубу. Я похвалила себя за то, что, дабы выйти из неловкой ситуации, сообразила притвориться разделяющей привычку, которую в обществе воспринимают нынче примерно так же, как плевки на глазах у всех. Минуя остальных прокаженных, тесно сгрудившихся и занявших круговую оборону у самых перил, я отошла подальше и очутилась в одиночестве. Но ненадолго.

- Вы позволите? - произнес слишком знакомый голос. Перед моим носом из пустоты материализовалась зажигалка. Рука, державшая ее, была мне также хорошо знакома, хотя на сей раз вид имела не столь безмятежный, как обычно: суставы покрылись ссадинами. Вероятно, он ударился о пирамиду или еще обо что-то в том же роде. А может, врезал кулаком по чему-нибудь? Неужели я все-таки поколебала это показное хладнокровие так же, как он - мое? Хотелось бы так думать. Снова взяв себя в руки, я втянула дым, закашлялась и оглянулась.

- А где Шмидт? - спросил Джон.

Я надеялась, что он захочет поговорить на личные темы, и тщательно подготовила саркастические (но очень холодные) ответы на вопросы, которые, как я полагала, он мне задаст. Напрасно старалась. Мне бы надо было знать, что он не начнет с чего-то обычного вроде: "Что ты здесь делаешь?" Пойманная врасплох, я чистосердечно ответила:

- Он в Амстердаме. Какой-то богатый голландец собирается предложить музею свою коллекцию старинных украшений.

- А, очень хорошо, - довольно откровенно обрадовался Джон и перевел взгляд с моего лица на вырез платья. Я машинально прикрыла рукой медальон.

Губы Джона искривились. Это была одна из самых глумливых его усмешек.

- Не трудись, - остановил он меня.

- Да нет, ничего. А как ты догадался?

- Эта безвкусная безделушка, милая, отнюдь не в твоем стиле.

Я закусила губу, чтобы не выругаться. Он бил без правил, ниже пояса, туда, где больнее всего. Видел ли он тонкую золотую цепочку под массивной цепью, на которой висел медальон? Почти наверняка. Но стрелял все же вслепую: он не мог знать, что маленькая эмалевая розочка, которую он мне подарил, была на мне, потому что ее я надежно спрятала глубоко под вырезом платья, чтобы не было видно. Эту безделушку безвкусной не назовешь: изящный образчик работы персидского ювелира античных времен. Я носила ее не из сентиментальности, а потому, что не хотела оставлять без присмотра.

Джон отвел взгляд.

- Это ложный след, Вики, - мягко сказал он. - Не знаю, кто тот безумец, который отправил тебя в этот круиз, но очень советую поверить, что здесь нет ничего, кроме того, что лежит на поверхности.

- Романтический медовый месяц? - небрежно поинтересовалась я.

- С девушкой, сразившей меня наповал, - ответил Джон.

Он видел, что она приближается, и нарочно повысил голос, чтобы она услышала последнюю фразу. Смеясь, Мэри ласково взяла его под руку и прижалась к нему.

- Ну не прелесть ли он? Прости, что отвлекаю тебя, дорогой, но лекция начинается.

Джон улыбнулся мне одними глазами:

- Это уловка. На самом деле она просто не одобряет моих привычек.

Мэри кивнула головой:

- Да, твоего курения не одобряю. Это так опасно.

- Далеко не так, как некоторые другие привычки, - возразил ее муж.

Я отклонила предложение Мэри присоединиться к ним, заявив, что хочу выкурить еще одну сигарету. Правда, пришлось позволить Джону дать мне прикурить, и я постаралась сделать вид, что не заметила, как позабавила его моя попытка вдохнуть дым, не покраснев, - единственное, что мне не удалось. После их ухода я разжала левый кулак. На ладони остались следы от впившихся в нее ногтей.

Первые несколько минут лекции Фоггингтон-Смита я пропустила. Как выяснилось, об этом не стоило жалеть: он был самым занудным лектором из всех, кого мне доводилось на своем веку слушать. Конечно, мой интерес к развитию формы египетских пирамид весьма ограничен, но Фоггингтон даже лекцию по порнографии с показом слайдов был способен сделать скучной.

Когда зажгли свет, многие очнулись от дремоты и заморгали. Только не моя новая подруга Джен! С ясным взором, полная энергии, она направилась прямо ко мне. На ней было шелковое платье оранжево-розового цвета, которое выглядело бы нелепо на любой другой женщине, не столь сверхбезразличной к мнению лучшей половины человечества; неровный подол колыхался вокруг щиколоток.

- Мне и в голову не могло прийти, когда мы познакомились, что вы - выдающаяся ученая дама, - воскликнула она. - Вы не похожи на них, дорогая, вы слишком молоды и привлекательны.

- Благодарю вас, - ответила я, ибо что еще можно ответить на подобный двусмысленный комплимент? Я все же надеялась, что Джен хотела сделать комплимент.

Кроме нескольких очевидных поклонников археологии, обступивших лектора, все остальные потянулись к выходу.

- Вы не хотите сесть со мной за один столик? - предложила Джен. - Здесь, знаете ли, нет постоянных мест; думаю, это замечательно - дает возможность заводить знакомства и при желании меняться местами. Я хотела бы, чтобы вы рассказали мне о себе.

Я испытывала сомнения по поводу ее предложения, тем более что не была уверена, смогу ли сжевать обед из шести блюд в обществе воркующих голубков.

- Я бы с радостью, но... - я указала на Брайта и Свита, церемонно вставших при нашем приближении.

- Да, я знакома с мистером Брайтом и мистером Свитом. Это будет чудесно, мы вчетвером как раз займем столик. - Она заговорщически подмигнула мне: - Не хочу, чтобы мои детки чувствовали, что обязаны все время развлекать меня.

Я с облегчением приняла ее предложение. Да и выбор-то у меня был невелик; Джен крепко, как тюремный надзиратель, схватила меня за руку. Я еще раньше поняла, что она из тех женщин, которые добиваются своего любыми средствами; интересно было бы узнать, кому принадлежала идея превратить медовый месяц в menage a trois [16]. Разумеется, не Джону. Если только он не был настолько безжалостен и беспринципен, что использовал собственную мать и собственную жену в качестве прикрытия.

Мы двинулись по лестнице в ресторан на нижней палубе. Его оформление лишний раз напомнило мне, что это не обычный круиз: на каждом столе красовались свежие цветы, а перед каждым прибором стояло в ряд множество бокалов разных калибров. Официант проводил нас к столику на четверых и вручил всем тисненные золотом меню. Салфетки были сложены чрезвычайно замысловато, я потянулась было за своей, но официант ловко перехватил ее и аккуратно расстелил у меня на коленях. Я постаралась сделать вид, что ждала этого.

Свит и Брайт никак не могли выбрать закуску, у меня же, поскольку я заказ уже сделала, появилось время осмотреть зал. Стены были покрыты копиями росписей и рельефов [17] из знаменитых гробниц - но не сценами смерти и Божьего суда, а веселыми, радостными изображениями птиц, животных, эпизодами из повседневной жизни. Тот, что был ближе всего к нашему столу, представлял двух очаровательных молодых египтянок в прозрачных одеждах, с длинными черными волосами, игравших на музыкальных инструментах. На третьей обворожительной девушке не было ничего, кроме бус. Свит изучал ее с видом знатока.

Джен что-то мне говорила. Я обернулась к ней с извиняющейся улыбкой:

- Простите, загляделась на рельефы. Превосходные копии, не правда ли?

- Отвратительно, - безапелляционно заявила Джен. - Изображениям из гробниц не место там, где люди едят.

Она поджала губы и нахмурилась. Выражение ее лица возражений не допускало, и я вспомнила, как Джон однажды сказал о своей матери: "Она похожа на Джуди Андерсон в роли безумной домоправительницы". Дикая догадка, мелькнувшая у меня в голове, была столь же безумна. Смешно, одернула я себя, склонность к махинациям по наследству не передается.

Свит сделал наконец заказ и рискнул возразить Джен:

- Но, миссис Тригарт, - сказал он, - эти рельефы и росписи изображают египтян, наслаждающихся жизнью. Что может быть более уместным в обеденном зале?

Джен наградила его взглядом, Свит поперхнулся и добавил:

- Однако на людей смотреть гораздо интересней, не правда ли? Доктор Блисс, расскажите нам о себе.

- С удовольствием, если вы расскажете о себе, - скромно ответила я. - Чем занимаетесь, мистер Свит?

Он производил гайки и болты. Какие-то очень особенные гайки и болты для очень особенной разновидности машин. Не спрашивайте меня, каких именно. Мне это было интересно не больше, чем, кажется, и самому мистеру Свиту. Отбарабанив описание производственного процесса, он объяснил, что они с мистером Брайтом - партнеры не только по бизнесу, но и по увлечению археологией.

- Когда мы услышали об этом круизе, то поняли, что это шанс, который нельзя упустить, - восторженно заявил он. - Посетить многие места, недоступные для простых туристов, и, конечно же, la piece de resistance [18] - гробницу царицы Тетисери - это редкая удача. Мы - первые посетители, которые увидят реставрацию росписей. Работа потребовала многих лет...

- И кучи денег, которые можно было бы истратить на более стоящие цели, - бесцеремонно фыркнула Джен.

- Мистер Бленкайрон вкладывает деньги во многие полезные дела, - возразил Свит.

- Это смотря на чей взгляд полезные, - сказала Джен. Весь ее вид ясно свидетельствовал о том, что она этого взгляда не разделяет.

- А он сам здесь? Который из них он? - Я завертела головой.

- Не нужно глазеть, - одернула меня Джен.

Моя голова тут же вернулась в исходную позицию. Сработал рефлекс - тень бабушки Эрминтруды. Свит подмигнул и понимающе улыбнулся мне.

- Мы все здесь глазеем, - дружелюбно заметил он. - Вполне естественно, миссис Тригарт, что нас интересуют наши попутчики. Предстоящие недели нам придется провести вместе, в маленьком, замкнутом мирке, вдали от наших близких и друзей, в вынужденной близости. Кого из этих незнакомцев лучше избегать, а чьего расположения, напротив, следует искать? Выльются ли какие-то из наших мимолетных встреч в долгую дружбу или, может, гм, в более тесные отношения?

- У вас явный дар красноречия, мистер Свит, - сказала я. - Уж не знаменитый ли вы писатель, путешествующий инкогнито?

Свит рассмеялся:

- Увы, нет. Среди нас есть известная писательница; она путешествует под собственным именем, но и псевдонима своего не скрывает. Будьте уверены, она всех нас опишет в своих будущих произведениях. Мистер Бленкайрон - вон тот высокий брюнет за столиком под изображением юноши, бьющего рыбу острогой.

Джен махнула на меня рукой как на безнадежную и жадно набросилась на копченую лососину, поэтому я получила возможность глазеть сколько душе угодно.

Деятельность чересчур богатых людей мне до смерти скучна, но Бленкайрон составлял исключение. Не в пример своим коллегам-миллиардерам он избегал всякой шумихи: не присутствовал на торжествах в честь основания новых фондов и на сборищах высокомерных общественных деятелей, даже ни разу не разводился. Я знала его лишь потому, что он, не афишируя своей помощи, щедро поддерживал многие культурные начинания, к примеру, реставрацию знаменитой флорентийской галереи Уффици после попадания в нее бомбы, консервацию поврежденных водой памятников Венеции... И это лишь немногое из того, что он субсидировал. Однако главным его увлечением всегда оставался Древний Египет. Я читала о восстановлении гробницы Тетисери и признаю, что перспектива ее посещения оказалась одним из немногих весомых аргументов в пользу, в общем, весьма сомнительного предприятия, в которое я ввязалась. Увидеть реставрированные росписи в их первозданной свежести, без въевшейся в них грязи, с утраченными было и заново воссозданными фрагментами - это будет неповторимым впечатлением.

Бленкайрон оказался моложе, чем я ожидала. В волосах его серебрилась седина, но то было лишь сверкание искр на темно-коричневом фоне, а морщинки, веером расходившиеся из уголков глубоко посаженных глаз и обрамлявшие подвижный, с тонкими губами рот, свидетельствовали о добром нраве и зрелости. Он тоже оглядывал попутчиков. Поймав мой взгляд, кивнул и улыбнулся.

- Человек справа от него - секретарь, - сообщил Свит таинственным шепотом.

Секретарь оказался не стройной блондинкой, а лысым дядечкой. Лица его я не видела, поскольку он сидел ко мне спиной.

- А кто тот, другой, за их столиком? - По поводу этого человека у меня была интересная догадка. Он напоминал стройных, элегантных героев голливудских вестернов, а смокинг смотрелся на нем как будто с чужого плеча.

Свит округлил глаза:

- Мы с Брайтом окрестили его телохранителем.

- Звучит очень правдоподобно, - одобрила я.

К тому времени, когда обед из пяти (не шести) блюд закончился, Свит установил для меня личности и некоторых других пассажиров, изложив их краткие биографии. Блондинка в корсете оказалась миссис Амфенор из Мемфиса (в Теннесси, не в Египте), которая предприняла это путешествие, чтобы утешиться после кончины своего третьего мужа. Мизантропического вида одинокий читатель за соседним с ней столиком был немецким хирургом, специализировавшимся в урологии. Что он делал в этом круизе, Свит понятия не имел; врач не производил впечатления человека общительного и, похоже, египтологией интересовался не очень.

Я искренне надеялась, что он не интересовался также и исламским средневековым искусством.

Джен благополучно "прожевала" свой путь через все пять блюд и к моменту, когда мы собирались вернуться в салон, чтобы выпить кофе или чего-нибудь еще, выглядела несколько надменно. Свит объявил, что они с Брайтом вынуждены отказать себе в этом послеобеденном удовольствии, поскольку на следующее утро очень рано, в семь часов, группе предстояла экскурсия на берег.

- Молодые дамы могут обходиться без сна, - сказал он с галантным поклоном, - а вот если мы с Брайтом не поспим свои восемь часов, то будем ни на что не годны.

Брайт кивнул и улыбнулся. Он не произнес еще ни единого слова.

Джен взяла меня под руку. Я поморщилась. Джон говорил, что его мать - одержимая садовница, но я и не подозревала, что подобный род деятельности так развивает мускулатуру. Не люблю, когда дают волю рукам, даже если это делает женщина, поэтому сказала:

- Я немного устала. Думаю, мне придется пропустить кофепитие.

- Но это входит в счет! - воскликнула Джен.

Брайт и Свит к тому времени растворились, я могла рассчитывать только на свои силы. Пришлось позволить ей отбуксировать меня к лестнице. И только когда мы устроились за столиком и она царственно помахала официанту, я вспомнила, что у меня есть предлог улизнуть.

- Выйду на палубу покурить, - объявила я, поднимаясь.

Властная рука снова легла на мою:

- В этом нет необходимости, дорогая. Мы просто перейдем в ту часть зала, которая предназначена для курящих. Вы бы раньше сказали. Официант!

- Но вам будет...

- Я сама иногда себе позволяю. В конце концов мой сын курит! - сказала Джен так, словно этот аргумент мог служить оправданием любой дурной привычки. (Любой?)

Грешники собирались в отведенном для курения месте. Я была удивлена, увидев среди них мистера Бленкайрона. Секретаря с ним не было, но его окружали миссис Амфенор и ее меховое манто. Это было, черт побери, самое необъятное манто, какое мне доводилось видеть; при тусклом освещении я не могла понять, что это за белый блестящий мех. Дама накинула его на плечи, и создавалось впечатление, будто какой-то странный зверь пожирает Бленкайрона.

Джен потащила меня за столик как можно дальше от этой пары.

- Мерзость, - бурчала она, - месяца не прошло, как схоронила третьего мужа, а уже охотится за четвертым.

Я достала сигареты. Видимо, придется курить эту гадость.

Джен тоже взяла предложенную мной сигарету. Она уже потягивала бренди (включенный в счет). К моменту появления новобрачных глаза ее несколько остекленели. Должно быть, молодожены гуляли по палубе: волосы Мэри были очаровательно взъерошены.

- Опять попиваешь? - поинтересовался Джон у матери, когда официант принес ей очередной бокал бренди.

Джен хихикнула:

- Дорогой, вечно ты дразнишься. Что вы с Мэри будете пить? Все...

- Включено в счет, - подхватил Джон. Он усадил жену, а сам остался стоять, неодобрительно поглядывая на родительницу. - Ведь доктор предупреждал тебя насчет спазмов толстого кишечника.

- Насчет слабого желудка, - поправила Джен.

- Лучше бы тебе принять то ужасное лекарство, - неприязненно посоветовал ей сын. - Я наблюдал за тобой во время обеда, ты забрасывала в себя еду, словно портовый грузчик уголь лопатой.

- Дорогой, - прервала его Мэри, - тебе не кажется, что ты грубоват?

- Он просто дразнит меня, - объяснила Джен, роясь в сумочке. - И заботится о своей матушке. Я приму лекарство прямо сейчас. Я взяла пузырек с собой... мне казалось, что взяла... А, не важно, с этим можно и повременить. Я отлично себя чувствую.

- Я принесу, - предложил Джон. - Дай мне ключ.

Она вручила ему свой ключ, и он удалился, прореагировав на мое присутствие лишь весьма невежливым кивком.

- Он так заботлив, - умилилась Джен.

- А чем ваш сын зарабатывает на жизнь, миссис Тригарт? - спросила я.

Мэри странно поглядела на меня. Вопрос оказался несколько неожиданным, но Джен находилась не в том состоянии, чтобы замечать нюансы, к тому же Джон, судя по всему, был любимой темой ее разговоров.

- Как странно, дорогая, что вы ничего о нем не слышали: ведь сфера его профессиональных интересов так близка вашей.

Я непроизвольно втянула в себя дым и страшно закашлялась. Джен похлопала меня по спине и продолжила:

- Начинал он скромно - с маленького магазинчика в Труре, но бизнес его расширялся так стремительно, что недавно он открыл крупное заведение в Лондоне. Мне говорили, он считается одним из самых авторитетных специалистов в Англии.

- Постойте, - прохрипела я, - не говорите, дайте мне догадаться самой. Антиквариат?

- И предметы искусства.

- Ну конечно! - Судорожно вздохнув, я прикрыла лицо руками.

- Этого чертова добра гуляет по свету огромное количество, - произнес Джон. - Может быть, вас ущипнуть?

Я нащупала салфетку и подняла голову. Он стоял надо мной: одна бровь вздернута, губы искривлены в усмешке.

- Дорогой, - укоризненно сказала Мэри.

- Ничего, просто дым попал не в то горло. - Я вытерла глаза.

Джон вручил матери пузырек с какой-то устрашающе красной жидкостью.

- Держи, старушка. Не желаете ли одну из моих сигарет, доктор э-э-э... Блисс, не так ли? Похоже, ваши слишком крепкие.

II

К концу вечера мне удалось познакомиться с большинством остальных пассажиров. Джен безбожно преувеличивала, описывая их как "старых маразматиков", но пожилыми их назвать было можно. Большинство оказались не моложе семидесяти.

Одним из исключений была Сьюзи Амфенор, химическая блондинка из Мемфиса (Теннесси). Я не ожидала, что она мне понравится, но именно так случилось, вероятно, потому, что дама весело и простодушно призналась: она отправилась в этот круиз только потому, что он баснословно дорогой и предназначен для избранных.

- Все мои друзья в Мемфисе просто позеленели от зависти, - заявила она с наивным удовлетворением.

- Значит, вы не интересуетесь египтологией?

Она смачно крякнула и ухмыльнулась, продемонстрировав два ряда дорогостоящих коронок.

- Я интересуюсь мужчинами, милая. Молодыми мужчинами. Все мои мужья были занудными стариками. Считаю, что заслужила право немного поразвлечься. Здесь не так много подходящих кадров, как я рассчитывала, но некоторые египетские мальчики недурны, не так ли?

Я согласилась и оставила Сьюзи, сосредоточившуюся на Фейсале.

Возвратившись к себе в каюту, я чувствовала смертельную усталость, но знала, что не смогу уснуть из-за нервного напряжения, поэтому вышла на балкончик. В ночной темноте городские огни сверкали, словно драгоценные камни - бриллианты, рубины, изумруды, сапфиры. Веял прохладный ночной ветерок, и если воздух был загрязненным - на самом деле "если" тут совершенно неуместно, - то я этого не заметила.

Худшее позади, сказала я себе. Я не потеряла самообладания и достоинства, и впредь мне это уже не грозит, во всяком случае, не будет грозить, когда я уличу его в противозаконных намерениях и он окажется в моей власти, у меня под ногтем.

Я сменила миниатюрную магнитофонную кассету в медальоне, но старая пока лежала на столе. Ее следовало спрятать в маленький сейф под туалетным столиком.

Такой сейф был в каждой каюте - не просто запирающийся ящик, а специально изготовленный сейф со специальным ключом, дубликат которого обычный слесарь сделать бы не смог. Я слышала, что в первоклассных отелях предоставляют такую услугу, но чтобы на туристическом теплоходе... Впрочем, это ведь был необычный теплоход, и люди, достаточно богатые, чтобы предпринять путешествие на нем, вправе рассчитывать на подобные удобства.

Нас предупредили, что в случае потери ключа сейф придется вскрывать с помощью дрели за наш счет, поскольку дубликатов ключей не существовало. В моем случае это было не так. По крайней мере еще один человек имел ключ от моего сейфа. Я должна была оставлять в сейфе сообщения, а он - или она? - таким же образом связываться со мной.

В ту ночь никто бы не вошел в мою каюту. Дверь была снабжена запорами, достаточно надежными, чтобы остановить танк. Путешествие по Египту многим представлялось небезопасным, и это было лишь одной из предосторожностей, о которых позаботились устроители круиза. Мой таинственный напарник мог открыть сейф только после того, как я выйду из каюты на следующее утро. Так что у меня оставалось достаточно времени, чтобы спрятать пленку.

На этой пленке не было ничего интересного для Буркхардта и его подчиненных. Джон ни разу не проговорился, лишь признал, что мы знакомы.

Но этого разговора может оказаться достаточно, чтобы его опознали другие, знавшие Джона под одним из его многочисленных псевдонимов. Мое знакомство с сэром Джоном Смитом (дальше имена можно перечислять до бесконечности) было зафиксировано в полицейских департаментах по меньшей мере трех стран, а я не сомневалась, что и Интерпол участвует в этом расследовании.

Я сидела, упершись локтями в колени, подперев ладонями подбородок, и пыталась упорядочить свои мысли. Загадочное послание, о котором рассказывал Буркхардт, было каким-то неопределенным. Быть может, его информация неверна? Даже самые ловкие агенты иногда ошибаются. Предположим, на этот раз Джон невиновен. У него есть дело - хорошее, честное дело - и прелестная женушка. Может, он и впрямь начал с чистого листа? Может, старается идти прямым путем? Вероятно, осознал, что должен выбрать новую профессию, прежде чем артрит и/или полиция доберутся до него; и уж, конечно, он не стал бы впутывать мать и жену в одну из своих сомнительных афер.

Голос из не столь отдаленного прошлого съязвил: "Если ты действительно в это веришь, ты наивна, как только что снесенное яйцо".

Может быть. Но я предпочитаю оказаться наивной (читай: дурочкой), чем мстительной.

Однажды он признался, что любит меня. Только однажды - к тому же я приперла его к стенке, чтобы вырвать признание, воспользовавшись тем, что он был травмирован и слишком слаб и не мог от меня отделаться. За эти травмы, кстати, я тоже ему обязана, как и за несколько других случаев, когда он рисковал своей драгоценной шкурой, чтобы вытащить меня из очень неприятных ситуаций. Вероятно, он даже был тогда искренен. А может быть, сказал то, чего я хотела, просто чтобы я заткнулась.

Если сейчас я предам его, то буду заслуживать осуждения, пусть даже только с точки зрения собственной совести, как женщина, мстящая мужчине, уязвившему ее гордость и самолюбие. Во мне все еще не улегся протест против Буркхардта. Даже если я укажу на Джона как на вора и мошенника, за которым гоняется половина полиции всей Европы, они не смогут арестовать его по одному моему слову. Насколько мне известно, египетские секретные службы не слишком щепетильны в отношении законных формальностей. Но Джон - британский подданный и находится под защитой гуманного закона, признающего человека невиновным, пока его вина не доказана. Я верила в закон, несмотря на то что порой он несправедливо потворствовал негодяям.

Спешить в любом случае было некуда. Группа вернется в Каир только через три недели. Если Джон действительно решил ограбить музей, мне придется сдать его, здесь сомнений быть не может. Но я могу позволить себе немного подождать.

Я решила лечь и почитать, но, не осилив и двух страниц книги о средневековых каирских мечетях, почувствовала, что глаза у меня слипаются. Так я ни за что не стану специалистом по исламскому искусству к моменту, когда надо будет читать лекцию. Не дрейфь, Вики, сказала я себе, может, ее и не придется читать. Как только на твоего бывшего любовника наденут наручники, ты сможешь выйти из игры. С чистой совестью.

III

Необходимость вставать на рассвете - то, чего я всегда стараюсь избегать, - была скрашена юным смуглым красавцем, постучавшим в дверь менее чем через минуту после того, как меня разбудил мелодичный звон колокольчика. Я была не в том состоянии, чтобы по достоинству оценить юношу, но то, что он принес на подносе, оценила сполна. После двух чашек кофе и холодного душа я была готова к встрече нового дня.

Я встретила его в ресторане, где накрыли шведский стол, за десять минут до отправления группы на экскурсию. Еды было очень много, но лишь несколько человек задержались в зале. Одним из них оказался немецкий хирург-уролог, по-прежнему не отрывавшийся от книги.

Мои "коллеги" собрались в углу. Я предположила, что следует к ним присоединиться. Увидев, как я в нерешительности топчусь у богато сервированного стола, Фейсал встал и подошел ко мне.

- Не знаете, что выбрать в этом изобилии? - спросил он и одарил меня ослепительной улыбкой. - Не рекомендую брать яйца по-бенедиктински, они малость переварены.

- Я немного опоздала, - сказала я, - но я никого не задержу, возьму лишь рогалик и...

- Нет-нет, не спешите. Сядьте и расслабьтесь. Я сам что-нибудь для вас выберу.

Я присоединилась к "коллегам", и мы все обменялись рукопожатиями. Фоггингтон-Смит любезно сообщил, что я могу называть его Пэрри, и вернулся к своему завтраку. Элис Гордон дружески мне улыбнулась.

- Трудно привыкнуть к такому режиму, - сказала она. - Хотелось бы спокойно посидеть в салоне, но светает так быстро. Как вы чудесно выглядите! Очень профессионально.

Я старалась не транжирить деньги Буркхардта, но устоять против костюма в стиле сафари не смогла. Брюки были достаточно широкие, чтобы не оскорбить скромности египтян, - нас предупредили, чтобы мы не слишком обнажались и обтягивали фигуру, - а на жакете карманов больше, чем на "фартуке" для хранения обуви. Я чувствовала себя в этом костюме Амелией П. Эмерсон, но, увидев Элис в юбке до середины икр и в простой блузке, поняла, какого сваляла дурака. Профессионалы-археологи так не выряжаются. Во всяком случае, в наше время.

- Как это я еще пробковый шлем не надела, - сконфуженно улыбнулась я.

Элис гулко рассмеялась:

- Надо было надеть. Почему бы не поразвлечься?

Фейсал вернулся с полной тарелкой. Я намазала маслом круассан и начала есть. Пэрри (интересно, смогу ли когда-нибудь так его называть, подумала я) оттолкнул свою тарелку. Покончив с первым важным утренним делом, он был готов уделить внимание мне.

- С нетерпением жду вашей лекции, доктор Блисс, - торжественно объявил он. - Должен признаться, не читал ваших публикаций.

- Это не совсем моя сфера, - призналась я. Я ожидала, что рано или поздно это случится, и понимала, что не стоит пытаться обмануть этих людей. - Я немного... э-э-э... блефую.

- В каком смысле? - удивился Пэрри.

- Не будьте чудаком, Пэрри, - просто сказала Элис. - Не знаю, за какие ниточки дергали вы, чтобы попасть в этот круиз, но я тоже имею к нему не то чтобы прямое отношение. Моя специальность - литература Нового царства. Существует по крайней мере дюжина специалистов, знающих о храмах эпохи Птолемеев больше, чем я. Но я с легким сердцем убила бы их всех, чтобы раз в жизни пожить, как миллионерша. Это вам не гостиница "Гайд-парк холидэй".

Фейсал рассмеялся. Он и впрямь был великолепен - дело даже не в белых зубах и сверкающих глазах - он обладал тонким чувством юмора.

- Жаль, что нельзя записать взятки в графу законных деловых расходов, не так ли?

- А я всегда записываю, - возразила я.

- В действительности... - начал было озадаченный Пэрри.

- Нам пора, - перебил его Фейсал. - Вперед!

Он стал шумно подгонять нас. Необщительный любитель чтения остался.

Элис шла рядом со мной.

- Надеюсь, вас предупредили насчет лекций во время экскурсий, - сказала она. - Можно отвечать на вопросы, но читать лекции вправе только египетские гиды, имеющие лицензии.

- Для меня опасность нарушить это правило невелика, - заверила я ее.

Она рассмеялась и дружески похлопала меня по руке:

- Кое-кто из этих людей не отличает Девятнадцатую династию от девятнадцатого века; если они припрут вас к стенке, посылайте их ко мне, или к Пэрри, или к Фейсалу.

Пассажиры собрались в холле. Я присоединилась к группе, отбившейся от основной массы. К моему огорчению, в ней оказались и Тригарты. Обойдя их, я очутилась рядом со Сьюзи Амфенор. Она приветствовала меня как старую подругу, а я с ужасом оглядела ее наряд. Сьюзи игнорировала указания насчет одежды и вырядилась в некое подобие гимнастического трико, которое нежно обтягивало ее "антифасад" и обнажало руки, плечи и ложбинку на груди.

- Вы не прихватили жакета? - спросила я.

- Он там, на стуле, - она небрежно махнула рукой, - но я не вижу необходимости...

- Вы страшно обгорите. Если не хуже.

- Фейсал сказал, что если я его не надену, кто-нибудь затащит меня за пирамиду и изнасилует, - с надеждой сообщила Сьюзи. - Он такой хулиган!

Фейсал услышал, как она произносит его имя. Грозно хмурясь, он вручил Сьюзи жакет и шляпу и стал подталкивать нас к сходням.

- Давайте сядем вместе, - предложила Сьюзи, - и поболтаем, как водится между нами, девочками. Я обожаю мужчин, но порой ужасно устаешь оттого, что они роятся вокруг.

- Мне редко приходится испытывать подобные неудобства.

- Ну, милая, не скромничайте. Если бы вы немного принарядились, то выглядели бы по-настоящему привлекательно.

Мы расселись в автобусе. К тому моменту, когда он прибыл на место, в ушах у меня звенело. Сьюзи дала мне полезные советы насчет прически ("эти маленькие шпилечки, которыми вы закалываете пучок, очень милы, но вам следует распускать волосы, а не собирать их на затылке"), насчет косметики ("вам нужно пользоваться айлайнером, милочка, и более темной помадой") и насчет каждого предмета моего туалета. Она также с исчерпывающей точностью охарактеризовала каждого мужчину с теплохода. Фейсал - самый сексуальный, но в этом Тригарте тоже что-то есть, жаль, что он при молодой жене.

Я твердо решила отделаться от Сьюзи при первой же возможности, но сначала заставила ее надеть жакет, который на самом деле оказался широким, развевающимся блузоном из кисеи, столь прозрачным, что едва ли мог остановить вероятных насильников, и шляпу - широкополое соломенное сооружение, которое завязывалось под подбородком невероятных размеров бантом а-ля... думаю, она считала, что а-ля Скарлетт О\'Хара. После этого я слиняла. Нам велели не отделяться от группы, но, на мой взгляд, ко мне это не относилось, впрочем, даже если бы и относилось, мне было наплевать, я все равно предпочитала пребывать в счастливом неведении.

Достав из сумки путеводитель, я устремилась к углу ограждения, где громоздились массивные основания известняковых стен. Но обрести одиночество здесь было невозможно: всюду, словно мухи на горстках сахара, роились вокруг своих гидов члены по меньшей мере дюжины туристских групп. Я отразила атаки нескольких назойливых продавцов сувениров и услуг и нашла сравнительно спокойное местечко и валун, чтобы посидеть.

Было раннее утро; на светлом песке лежали серые прохладные тени. Небо сияло ослепительной синевой. На его фоне возвышалась знаменитая, золотистая в солнечных лучах, Ступенчатая пирамида - самый ранний образец монументальной каменной архитектуры, ей более четырех тысяч лет. Повидавшая виды и истертая настолько, что камни, из которых она сложена, производили впечатление совсем не обработанных, она потрясала воображение не только почтенным возрастом. В ней было нечто правильное: угол наклона граней, пропорции и прежде всего - местоположение. Любой из обожаемых мною средневековых европейских соборов потерялся бы в такой бесконечности неба и песка. Это действительно было сказочное путешествие, путешествие моей мечты. К тому же вместо обычной туристской экскурсии я получила круиз в роскошной каюте и с изысканной едой. И как же тут сконцентрировать внимание на пирамидах и фресках, если желудок мой бурлит, а нервы звенят словно струны дедушкиной гитары, подумала я, переводя взгляд с вырезанных в форме лотоса колонн Южной колоннады на людей, обступивших Фейсала.

Я заставила себя обратиться к путеводителю и прочла длинную главу о празднике в честь бога Сета, но если мне хотелось действительно узнать, что это такое, то нужно было бы это увидеть, потому что я не помнила ничего, кроме имени бога. Многие рухнувшие колонны и стены уже восстановлены, причем с помощью подлинных материалов, так что теперь можно составить представление о том, сколь впечатляющим было в свое время это сооружение. Стройные колонны с каннелюрами и изящные изогнутые карнизы поражали классической строгостью и элегантностью. Я мечтательно разглядывала их, когда вдруг заметила, что ко мне приближается Джен.

Я поспешно склонилась над книгой в надежде, что она не подойдет. Мне не нужно было общество, тем более ее. Через пару минут я имела основание похвалить себя за сообразительность: Джен прошла очень близко от меня, но не остановилась. Роясь в сумке, она исчезла за невысокой стеной.

Что ей там нужно? Это было так не похоже на нее - оторваться от группы. И выглядела она не такой энергичной, как всегда, шла медленно, волоча ноги.

Я встала и последовала за ней.

Здесь, за стеной, лежала прохладная тень. Джен сидела на земле, открытая сумка валялась позади нее.

- Джен, - неуверенно позвала я, - с вами все...

Она повернула ко мне серое, лишенное всякого выражения лицо и завалилась набок.

Глава третья

Я закричала. Мой голос достоин любой вагнеровской сопрановой партии, если не по красоте, то уж, во всяком случае, по мощи. На зов о помощи откликнулись быстрее, чем я могла рассчитывать; вероятно, не я одна обратила внимание на болезненный вид Джен. Первым на подмостках появился ее преданный сын, наступая ему на пятки, бежала Мэри.

Джен воспротивилась моей попытке поднять ее, она свернулась клубочком, подтянула колени к животу и обхватила себя руками, но, увидев Джона, сделала героическую попытку улыбнуться.

- Это просто мой глупый старый животик, - всхлипнула она. - Не волнуйся, милый. Через минуту я буду в полном порядке.

Теперь лицо у нее было не серым, а зеленым и влажным от пота. Мэри с сочувственным вздохом опустилась подле нее на колени.

- Матушка Тригарт!

- С дороги! - грубо крикнул Джон. Я не поняла, к кому это относилось - ко мне или к его жене. Мэри сочла, что ко мне. Когда она нежно склонилась над Джен, ту резко и обильно вырвало. Мэри вскочила на ноги и отпрянула, ее лицо исказила гримаса отвращения.

Джон поднял мать на руки и снова опустил на землю в нескольких футах от прежнего места. Рассматривая пятна на своем новеньком, с иголочки, костюме, я выругалась в сердцах, достала из кармана пачку бумажных носовых платков и начала обтирать лицо Джен.

- Обожаю женщин с обширным словарным запасом, - сказал Джон, задыхаясь. - Нечего здесь распластываться, приведите врача.

- Я сбегаю, - быстро вызвалась Мэри. - Прости, дорогой, я... Я иду!

Она вернулась в сопровождении доктора и нескольких пассажиров, движимых то ли искренним участием, то ли нездоровым любопытством. Я замечала: порой очень трудно отличить одно от другого. Что касается Сьюзи, то ее, несомненно, воодушевляло последнее, относительно Бленкайрона мне хотелось тешить себя сомнениями.

- Что случилось? - спросил он.

Джен продемонстрировала. Я очень надеялась, что на сей раз попадет на Джона, но ему удалось увернуться, хотя он и поддерживал матери голову и плечи, чтобы она не захлебнулась. Ее, бедняжку, продолжало мутить, несмотря на то что в желудке явно ничего уже не оставалось.

Накануне вечером, когда нам представили доктора Картера, я не обратила на него особого внимания, только искренне пожелала, чтобы мне не понадобились его услуги. Он был какой-то особенно неприметный: средних лет, средних габаритов - ив высоту и в ширину, с невзрачным розовым лицом.

- Это просто приступ фараоновой болезни, - заявил он с приводящей в бешенство смесью снисходительности и бодрячества. Некоторые доктора порой путают ее с действительно утешительным тоном, в котором нуждаются больные. - Расслабьтесь, миссис Тригарт, мы отвезем вас на теплоход и...

- Нет, - отрезал Джон, не поднимая головы, - я хочу, чтобы ее доставили в больницу. Теплоход далеко, а мы близко, во всяком случае ближе к Каиру.

- Послушай, сынок, не стоит беспокоиться. Это обычное недомогание и слабость...

- Кроме всего прочего, нам предстоит путь на юг, - продолжал Джон своим неприязненно-надменным тоном, растягивая слова, - а моя мать - немолодая женщина, доктор, и с ней уже случались подобные приступы.

Картер засуетился, а Бленкайрон негромко произнес:

- Мистер Тригарт прав, Бен. Было бы глупо рисковать. Быть может, автобус отвезет ее в Каир, а потом вернется за нами?

Он говорил тихо и словно бы нерешительно, но когда ты так богат, нет необходимости вопить, чтобы тебя услышали.

- Как раз это я и собирался предложить! - воскликнул Картер.

Джен была слишком слаба, чтобы возражать. Выглядела она ужасно - закрытые глаза ввалились.

- А не лучше ли вызвать машину "Скорой помощи"? - с тревогой спросила я.

Бленкайрон улыбнулся куда-то в пространство, однако в том направлении, откуда донесся мой голос:

- Задние сиденья в автобусе раскладываются и превращаются в кровать, Вики. Миссис Тригарт там будет гораздо удобнее, а к тому времени, когда сюда могла бы прибыть "скорая", дама будет благополучно доставлена в Каир.

Джон легко подхватил мать и зашагал к автобусу в сопровождении Мэри и Картера.

- Вот это да! - воскликнула Сьюзи, не отрывая от него взгляда. - Он сильнее, чем кажется, не правда ли? Старуха, должно быть, весит не меньше ста шестидесяти фунтов, а он почти бежит.

Поскольку я точно знала, о чем она думает, то решила проигнорировать ее замечание. Ответил Бленкайрон, который этого не знал:

- Можно понять его тревогу, хотя, полагаю, для нее нет оснований. У многих путешественников случаются неприятности с желудком. Однако очень приятно видеть молодого человека, столь преданного матери.

- Не так уж он и молод, - не удержалась я.

- Вы знали его прежде?

Я спохватилась. Бленкайрон ничего не имел в виду, а вот любопытство, блеснувшее в глазах Сьюзи, было предупреждением: она из тех, кто знает толк в скандалах.

- Нет, - ответила я, - просто мне так кажется.

- Полагаю, поскольку обстановка у нас здесь неофициальная, - сказал Бленкайрон, - будет приятнее и проще называть друг друга просто по именам. Меня зовут Лэрри.

В пестрой рубашке с расстегнутым воротом и мятых брюках защитного цвета он выглядел моложе, чем, вероятно, был, и доступнее. Меня приятно позабавило, что на нем-таки надет пробковый шлем. Он плевал на условности, главное - чтобы вещь имела практический смысл: шлем защищал голову и шею от беспощадного солнца и был достаточно тяжел, чтобы его не срывал с головы постоянно дующий ветер.

- Полагаю, это ваш первый визит в Египет? - продолжал он, глядя на меня сверху вниз и одновременно протягивая мне руку. Я позволила поднять себя, но он все равно смотрел на меня свысока, хотя это не многим по росту. Тем уголком своего сознания, который обычно стараюсь держать на замке, я оценила ширину его плеч, плоский живот и решила, что для мужчины за пятьдесят он выглядит совсем недурно. К тому же мультимиллионер. Или миллиардер? А, миллион туда, миллион сюда, не так уж важно, благоразумно заключила я.

- На теплоходе уже все знают, что я мошенница?

- Да что вы, Вики, не нужно себя клеймить. У вас почтенная репутация. Я с большим интересом читал вашу статью о рименшнейдеровской гробнице [19].

- Польщена. Но все же ни черта не смыслю в египтологии, - призналась я, изобразив одну из самых обаятельных своих улыбок.

- Хотите, стану вашим гидом? Я - лишь любитель, но Саккару знаю прилично.

То утро оказалось одним из самых пленительных в моей жизни. В Саккаре множество достопримечательностей. Помимо большой Ступенчатой пирамиды, там сохранилось несколько малых, полуразрушенных пирамид и множество второстепенных строений - поминальных храмов с внутренними двориками, лабиринтов и часовен. Существует и немало подземных сооружений, назначение которых пока не выяснено, а также масса персональных усыпальниц знатных вельмож. Самые крупные мастабы [20] представляют собой своего рода лабиринты. В одной из них - тридцать четыре верхних покоя и подземная погребальная камера. Накануне я кавалерийским наскоком освоила путеводитель, и в голове у меня осталась лишь мешанина не связанных между собой фактов. Лэрри придал сумбуру смысл и логику.

- Вы ошиблись в выборе призвания, - сказала я, когда мы покидали храмовый комплекс. - Вам следовало стать гидом.

Этот глупый комплимент неожиданно показался ему до смешного лестным. Мы становимся друзьями, самодовольно подумала я. Ничего удивительного, что бедняга бегает от женщин вроде Сьюзи; ему наверняка до смерти надоели их постоянные преследования. Единственное, чего он хочет, это чтобы к нему относились как к интеллектуалу, чтобы восхищались его умом, а не деньгами. Я вполне его понимаю, хотя в моем случае поклонников отвлекают от моих интеллектуальных достоинств отнюдь не деньги.

- Любителю легче упрощать сложное, - скромно заметил он. - Посмотрим еще одну усыпальницу до обеда? Как специалист по истории искусств вы, вероятно, хорошо разбираетесь в рельефах.

- Я помню некоторые знаменитые рельефы эпохи Древнего царства - они восхитительны, очень изысканны и детализированы, но теперь уже не помню, который из них откуда. Особенно люблю один, на нем изображен детеныш гиппопотама...

- Вы, наверное, имеете в виду рельеф из гробницы Мерерука. - Лэрри взял меня за руку. - Но есть и другие, не менее замечательные. Давайте пойдем туда, где поменьше народу.

Народу было полно везде, по крайней мере с точки зрения такого человека, как я, который считает, что трое - это уже толпа, но Лэрри придерживался иного мнения:

- Никогда не видел, чтобы в это время года здесь было так малолюдно. Туризм чахнет, люди боятся терроризма. Нам-то хорошо, а вот для египетской экономики - беда.

Я увидела своего гиппопотамчика, который семенил сквозь заросли тростника у реки, не обращая внимания на огромного крокодила, наступавшего ему на пятки, если у гиппопотамов есть пятки. Но ему не о чем было беспокоиться: заботливая мамаша гиппопотамчика уже сцапала хищника и как раз перекусывала его пополам.

Фотографии, которые я видела, не передавали всей глубины резьбы по камню. Человеку, привычному к западной скульптурной манере, эти рельефы могли показаться простыми до наивности, но чем дольше я вглядывалась в них, тем больше понимала: это впечатление обманчиво. Почерк мастера был уверенным, искусным и в высшей степени изощренным. Только невежда или зритель, не способный преодолеть своих подсознательных предубеждений, мог недооценить его.

Лэрри полностью согласился со мной и похвалил за такое умозаключение. Мы наслаждались обществом друг друга, как вдруг послышалось шарканье шагов и знакомый голос.

- Это Фейсал, - сказала я. Лэрри взглянул на часы:

- Точно по расписанию. Сейчас, оказывается, времени больше, чем я думал. Оно пролетело так быстро. - Он многозначительно посмотрел на меня. Я ответила улыбкой, весьма вероятно, глупой.

Первым в помещение, где мы находились, вошел высокий, костлявый человек, сидевший накануне с Лэрри за столом. Все утро он сопровождал нас, держась на почтительном расстоянии, и сейчас деликатно смотрел в сторону, пока Лэрри тихонько не окликнул его:

- Кажется, вы еще не знакомы? Доктор Виктория Блисс - Эд Уитбред.

- Доброе утро, мэм. - Эд сдернул свою мягкую широкополую белую шляпу и поклонился.

Несмотря на удушающую жару, он был в пиджаке. Я догадывалась, почему. Эд был на добрых три дюйма выше Лэрри, то есть его рост приближался к шести футам пяти дюймам. Я искренне надеялась, что Лэрри объяснит ему: я - друг. Мне бы не хотелось иметь в лице Эда врага.

Под предводительством Фейсала в помещении собрались и остальные. Лэрри благоразумно исчез, увидев, что ко мне направляется Сьюзи, добродушно, но решительно расталкивая всех на своем пути.

- А я все недоумевала, куда вы запропастились, - сказала она. - Как вам это удалось?

- Что удалось?

- Сами знаете. - Она подмигнула и толкнула меня локтем в бок. Для женщины, столь мягкой во всех прочих местах, локоть у нее был на удивление твердым. - У меня, как я ни старалась, ничего не вышло. Вы должны объяснить мне, как...

- Пожалуйста, тише. - Фейсал похлопал в ладоши, как учитель, призывающий класс к порядку. - У нас всего пятнадцать минут, следом идет другая группа. Рельефы в этой усыпальнице...

Он был хорошим лектором, все объяснял живо, остроумно и, насколько я могла судить, точно. Я с трудом пыталась сосредоточиться, поскольку Сьюзи беспрерывно что-то бубнила и подталкивала меня. Наконец Фейсал остановился и строго посмотрел на нее:

- Сьюзи, вы непослушная девочка, вы абсолютно невнимательны. Подите сюда и станьте рядом.

Счастливо хихикая, Сьюзи повиновалась, а Фейсал перехватил мой взгляд и невинно подмигнул.

Солнце стояло высоко и палило нещадно, когда мы покинули усыпальницу и зашагали прочь по неровному песку. В ярком солнечном свете песок и камни казались совсем светлыми. Хоть идти было и недалеко, к концу перехода некоторые мои спутники тяжело пыхтели и жаловались.

Автобус уже ждал. Я со вздохом облегчения рухнула в кресло и приняла из рук улыбающегося официанта стакан воды с позвякивающими в нем кубиками льда. Переполненные пансионы, где едят и пьют обычные туристы, не только испытывая неудобства, но и рискуя подхватить фараонову болезнь, - не для нас. К спинкам кресел были приделаны откидные полочки, как в самолетах, и нам подали охлажденное вино и обед на тонком фарфоре. Даже признавая не без удовольствия, что к подобной роскоши очень легко привыкнуть, в глубине своего научного сознания я отметила, что выхлопные газы загрязняют атмосферу и разъедают камни пирамид.

Как только все уселись, к нам обратился Фейсал:

- Некоторые из вас уже знают, что одна дама из нашей группы заболела сегодня утром. Хочу всех успокоить и сообщить, что миссис Тригарт гораздо лучше, она благополучно доставлена в одну из каирских больниц...

Дальше я ничего не слышала. Одно лишь слово пробивалось сквозь все оболочки глупости, окутавшей мой мозг: Каир!

Каирский музей находится в Каире. Спокойно, Вики, угомонись и не спеши; все, вероятно, очень просто. Ну да! Никаких сомнений. Музей - в Каире. И Джон - тоже там.

Он был не просто в Каире (где находится музей), но и отъезд его туда произошел внезапно, неожиданно, непредусмотрено. А я-то твердила себе, что у меня впереди три недели! Следовало бы помнить, что - черт! черт! как же я не догадалась! - Джон никогда не действует в соответствии с заранее составленными планами и что внезапность - его конек. Одного взгляда на меня ему было достаточно, чтобы понять, что кто-то пронюхал о его планах. Но не таков Джон, чтобы из-за этого от них отказаться. Он изменил их на ходу, усыпил мою бдительность и придумал предлог, чтобы попасть на место преступления раньше задуманного срока. Очень надежный и благородный предлог.

Отравить собственную мать?!

Это уж чересчур, даже для Джона.

И все же...

Я кое-как выбралась из своего кресла, стараясь не опрокинуть поднос с фарфором и хрусталем. Брайт и Свит сидели через несколько рядов от меня; я могла видеть густую, темную, дорогую шевелюру над спинкой кресла. Они оба лучезарно улыбнулись, приглашая меня подойти, но мне был нужен не просто обмен приветствиями.

- Какая неприятность с миссис Тригарт, не правда ли?

- Очень печально, - весело отозвался Свит. - Но Фейсал говорит, ей уже гораздо лучше. Это послужит уроком всем нам, знаете ли: бедная милая дама постоянно переедала. Это особенно опасно, пока ты не привык к новой для себя пище и воде.

Брайт энергично закивал в знак согласия. Вероятно, он не заговорил бы, даже если бы был в состоянии это сделать, но в тот момент он не был в состоянии: он только что закинул в рот целое яйцо.

- Совершенно верно, - подтвердила я. - Интересно, сколько они пробудут в Каире? Где... - Я вовремя спохватилась. Лэрри, сидевший через проход наискосок, наблюдал за мной с озадаченной улыбкой.

- Будем надеяться, что она сможет снова к нам присоединиться, - сказал Свит. - Обидно упустить даже часть такого восхитительного путешествия.

Я сделала еще один заход:

- Особенно если это медовый месяц. Полагаю, ее сын останется вместе с ней в Каире?

- Думаю, что да. - Свит испытующе посмотрел на меня.

Я взяла себя в руки и направилась на свое место.

- Отлично. Пока.

- Встретимся в пирамидах! - крикнул Свит мне вслед.

Я снова втиснулась в свое кресло и взяла сандвич - не что-то там плебейское, вроде цыпленка или сыра, а произведение искусства из креветок с рублеными яичными желтками и каким-то загадочным соусом. Свит и Брайт не выглядели встревоженными; напротив, смотрели на меня так, словно я повредилась в своем слабом рассудке. Ну разумеется, сказала я себе, они ведь профессионалы в области конспирации, к тому же, как и все, уже слышали о болезни Джен. Они могли не знать, что Джон - тот самый человек, который им нужен, но обратили бы внимание на любое необычное происшествие. Может быть, они даже знали, что Каирский музей находится в Каире.

Не могу сказать, что послеобеденная часть экскурсии по Саккаре доставила мне удовольствие, даже несмотря на то что Фейсал был исключительно красноречив, а Элис почти не отходила от меня всю вторую половину дня. С ней было очень хорошо: при всей обширности своих знаний она не позволяла себе безапелляционных высказываний и обладала неожиданно озорным чувством юмора. Глядя на Сьюзи, которая прилипла к Фейсалу, она сказала:

- Похоже, дама предпочла молодость и красоту, а не деньги. Для Лэрри это большое облегчение, вчера он выглядел, как загнанный кролик.

- Он очень милый человек, - подхватила я. - Я имею в виду Лэрри. Вы хорошо его знаете?

- Его никто хорошо не знает. - Засунув руки в карманы, Элис шагала так бодро, что ей можно было дать наполовину меньше лет, чем было на самом деле. - Я встречалась с ним пару раз; он действительно очень увлекается археологией и много знает. Однако я удивилась, увидев его здесь: он очень необщителен. Конечно, гвоздь программы этого круиза - открытие после реставрации гробницы Тетисери, а ею он вот уже более трех лет интересуется больше всего. Быть может, надеется уговорить остальных толстосумов, участвующих в круизе, поддержать другие подобные проекты?

Элис остановилась, чтобы подождать остальных, а я сказала, стараясь скрыть одышку:

- После обеда его с нами не было. Пытается избегать излишне назойливых дам?

Она поняла, что я имела в виду.

- Только не вас. Вы имели огромный успех. Он даже как бы невзначай подошел ко мне и спросил, как я думаю, не захотите ли вы после обеда посмотреть вместе с ним гробницы знати Восемнадцатой династии, закрытые для публики.

- И вы сказали, что я не захочу? Черт вас возьми, Элис, как же я смогу подцепить миллионера, если вы будете мне мешать?

Элис рассмеялась:

- Я не виновата. Он сам отговорил себя прежде, чем я что-либо успела ответить. Видит Бог, я собиралась действовать, как школьная воспитательница, убеждающая застенчивого мальчика пригласить на танец главную заводилу в классе. Но... - добавила она, хитро взглянув на меня, - не обольщайтесь. Вы нравитесь Лэрри, потому что относитесь к нему как к нормальному человеку, однако не думаю, что он помышляет о браке.

- Так же, как и я.

- Здравомыслящая женщина?

- А почему вы с ним не пошли? Эти общетуристские достопримечательности вам, должно быть, скучны?

- Моя дорогая, я на службе. К тому же меня никогда не утомляют "общетуристские достопримечательности". Я много лет, например, не была внутри пирамиды Тети.

- Это, кажется, следующий пункт нашей программы? У меня в голове все перемешалось, - призналась я.

- Ничего удивительного. Мы втискиваем в один день слишком много. Голова переполнена. Если не хотите, можете не ходить.

- Да, наверное, не пойду. Вы идите, а я посижу здесь и полюбуюсь видом.

После насыщенного утра и обильного обеда все, кроме самых энергичных, немного сникли. Некоторые остались в автобусе, другие побрели покупать сувениры, в которых не было недостатка. Не более дюжины изъявили желание осмотреть пирамиду изнутри. Среди последних были Брайт, Свит и огромная квадратная женщина, как мне сказали, знаменитая писательница. Вот ее никто не обвинил бы в оскорблении приличий, принятых у щепетильных египтян: от шеи до щиколоток она была закутана в развевающиеся покрывала, а из-под легкого шарфа на голове виднелись лишь нос и глаза. Ее лицо показалось мне смутно знакомым, но я не могла припомнить, где именно его видела, однако подумала, что припомнить надо. Не так уж много знаменитых романисток являются обладательницами заметных усиков.

- Как ее зовут? - шепотом спросила я у Элис.

- Луиза Фенклифф. Но печатается она под псевдонимом Валери Вандин. Слышали когда-нибудь?

Слышала. Даже - грешна - читала пару ее романов. Она была одним из любимых авторов Шмидта. Из художественной литературы Шмидт читает только два вида книг: лихо закрученные детективы с участием тощих крутых сыщиков и чувствительные исторические романы с участием беззащитных и знойных героинь. Другими словами, насилие и секс. Я недоверчиво оглядела массивные стати, колыхавшиеся впереди меня. У этой дамы, должно быть, невероятно живое воображение: для человека с таким сложением сексуальная гимнастика, которую она описывает в столь интересных подробностях, физически недоступна.

Так вот почему она показалась мне такой знакомой! Правда, на фотографиях, публиковавшихся на обложках ее книг, усы и морщины, пересекавшие лоб, обычно затушевывали. И отметали пару лишних подбородков.

- Ее героини как на подбор - высокие, стройные блондинки, - тихо сказала я.

Элис хихикнула:

- Интересно будет посмотреть, как ей удастся засунуть высокую стройную красотку в роман о Древнем Египте. Насколько я понимаю, она собирает материал именно для такого романа.

Луиза, запрокинув голову, изучала осыпавшуюся грань пирамиды.

- А где же Надписи На Пирамидах? - с пафосом вопрошала она. Фейсал почти наверняка слышал вопросы и поглупее этого, а потому терпеливо объяснил:

- Внутри пирамиды, мисс Вандин. Вы идете?

Вместо ответа она повернулась к нему спиной и спросила Элис:

- А вы?

- Да, собиралась.

- В таком случае я - с вами. Мне нужно, чтобы кто-нибудь перевел кое-какие из этих текстов; хочу услышать эхо магических заклинаний, отражающееся от стен погребального покоя. - И, воздев руки к небу, она продекламировала: - О боги подземного царства, примите этого фараона с миром! О небесные водители, обрушьте венец Анубиса на всех, кто посмеет осквернить эту гробницу!

Для Фейсала это было уже слишком.

- Боюсь, такого текста здесь нет, мисс Вандин, - сказал он.

Она несколько раз смерила его презрительным взглядом:

- Откуда вам знать? Доктор Гордон специалист...

- Но не по настенным текстам пирамид, - перебила романистку Элис. Ее лицо вспыхнуло, но все же не так ярко, как лицо Фейсала. Очень спокойно она продолжила: - Докторская диссертация Фейсала касается, в частности, сравнения текстов на стенах пирамид и на саркофагах. Он окончил Оксфордский и Чикагский университеты. Знаете, я, пожалуй, не пойду с вами. Там внутри воздух... спертый.

После того как группа исчезла в чреве пирамиды, я сказала:

- Браво, Элис. Твердо, но элегантно.

- Слишком элегантно. - Элис сняла шляпу и принялась обмахивать пылающее лицо. - До нее все равно не дошло. В каждой группе попадаются подобные особы. Не знаю, зачем я старалась: чванство и невоспитанность неистребимы.

- А почему при такой квалификации Фейсал служит гидом?

Элис пожала плечами:

- Трудно найти работу. Не вам это объяснять.

- Вы правы. - Воспоминание о том, на какие уловки пришлось пойти, чтобы получить мое нынешнее место, заставило меня съежиться от стыда. Шантаж слишком сильное для этого слово, хотя...

- Его отец - незначительный чиновник, - продолжала Элис, - хотя и вполне уважаемый, но не более того. Он положил жизнь на то, чтобы его сын - единственный сын - сделал блестящую карьеру. Можете себе представить, какое колоссальное давление испытывает Фейсал в семье?

- Да. Думаю, люди в общем-то везде похожи друг на друга.

- В некотором смысле да, - усмехнулась Элис. - Но очень отличаются друг от друга в других отношениях. Давайте посмотрим еще несколько мастаб, хотите? Если вы любите рельефы, там есть несколько совершенно замечательных. Или предпочитаете Серапеум? Это далековато, но...

- Не такая уж я любительница глубоких и темных подземелий.

Я сказала это не думая, но, сказав, пожалела, что поступила неосторожно, даже если речь шла о таком доброжелательном человеке, как Элис. Она не стала развивать эту тему, просто кивнула.

К тому времени как Элис закончила экскурсию по окрестным достопримечательностям под палящим солнцем, предпринятую специально для меня, мое отношение к темным подземельям, куда не проникает солнце, стало более благосклонным. Но когда мы собрались у автобуса, я увидела, что не только у меня красное, вспотевшее лицо и изнуренный вид. Группа, посетившая пирамиду, выглядела не лучше моего. Тем не менее они были явно довольны. Свит до небес превозносил лекторское искусство Фейсала, а Брайт не переставая согласно кивал и широко улыбался. Я не без удовольствия отметила, что Луизины покрывала превратились в лохмотья, должно быть, кто-то на них наступил.

Откинувшись в кресле в кондиционированном комфорте автобуса, я пыталась сосредоточиться на проплывающем мимо экзотическом пейзаже - золотистая в лучах уходящего солнца Ступенчатая пирамида, зеленые поля люцерны и овощей, босоногие ребятишки, улыбающиеся и машущие руками вслед нам, неверным иностранцам... Но в голове у меня была мешанина бессвязных впечатлений. "Ступенчатая пирамида имеет двести четыре фута в высоту... Вы нравитесь Лэрри, потому что относитесь к нему как к нормальному человеку... О боги подземного царства, примите этого фараона с миром... Бедная милая дама постоянно переедала..."

Джен не притворялась. Кое-какие неприятные доказательства тому все еще оставались на моем костюме. Неужели Джон действительно так далеко зашел, что решил, несмотря ни на что, претворить в жизнь свой план? Я не без оснований была уверена, что Каирский музей пока не тронут; если Джон собирался провести мероприятие только через три недели, он не мог так быстро перестроиться. Как бы то ни было (убеждала я себя), я выполнила свою задачу в качестве скромного шпиона. Свит и Брайт знали, что Джон - тот человек, за которым они охотятся. Я дала им это понять настолько ясно, насколько позволяли обстоятельства, они не могли не сообразить, что я имела в виду. Теперь от меня больше ничего не зависело; не требовать же, чтобы я добровольно встала на защиту Каирского музея с шестизарядными револьверами в обеих руках!

Первым, кого я увидела, поднимаясь по трапу, был Джон. Он стоял, опершись на перила, с сигаретой в руке. Ветер элегантно трепал его кудри, рубашка была свежей и чистой словно только что выпавший снег, и он смотрел на запыленную, обгоревшую, ковыляющую братию с добродушной снисходительностью.

- Гораздо лучше! - крикнул он в ответ на чей-то вопрос, скорее всего Фейсала, уж во всяком случае, не мой - я просто потеряла дар речи. - Врачи сказали, что беспокоиться не о чем. - Он перевел на меня взгляд своих голубых, ничего не выражающих глаз и добавил: - Я уверен, что вы хотели узнать об этом как можно раньше.

Засим он удалился, оставив меня барахтаться, как выразилась бы Луиза Фенклифф, в кипящем потоке бурных и противоречивых чувств. Главным среди них был гнев.

Я выудила Сьюзи из группы пассажиров, стоявших на палубе в очереди за ключами от своих кают.

- Вам лучше показаться доктору, по-моему, вы обгорели, - резко заявила я.

Ее это немало удивило:

- Неужели заметно? Мне совсем не больно.

- Спина у вас багровая. - Это было некоторым преувеличением, но кожа ее на всех многочисленных щедро открытых солнцу местах действительно покраснела.

Сила моей воли (или что-то другое) возымели действие: Сьюзи позволила сопроводить себя в докторский кабинет.

Картер с лихвой отрабатывал свою поездку; его дергали двадцать четыре часа в сутки на теплоходе и на берегу. Его можно было отловить в кабинете лишь сразу после экскурсий: в это время он принимал "получивших незначительные травмы". Звучит не слишком приятно, поначалу подумала я, но, увидев колдобины, по которым приходилось ходить, и почувствовав огненный жар здешнего солнца, поняла, что людям действительно может понадобиться врачебная помощь в связи с перегревом или вывихом щиколоток. Медицинский кабинет производил впечатление: безукоризненно чистый и прекрасно оснащенный. В глубине имелось еще одно, запирающееся на ключ помещение для хранения медикаментов.

Пока Картер осматривал Сьюзи, я поинтересовалась здоровьем Джен. Доктор раздраженно ответил:

- Да ни черта у нее нет, просто переедание и обычный в здешних местах совершенно безопасный вирус. - Похоже, самолюбие доктора было серьезно уязвлено, и я догадывалась, кто тому виной. - Ей удалось уговорить своего придирчивого сына вернуться на теплоход, в конце концов он согласился, но прежде осмотрел каждый уголок в больнице и допросил весь персонал.

- Значит, вы вернулись вместе?

- Да. Если хотите знать мое мнение, миссис Тригарт с облегчением избавилась от него, теперь она сможет хоть несколько дней провести в тишине и покое. Ну что ж, Сьюзи, вы в прекрасной форме, если позволите так сказать; намажьтесь на ночь этой мазью и несколько дней прикрывайтесь от солнца.

Значит, вон оно как! У Джона, стало быть, не было возможности с кем бы то ни было переговорить, если только один из больничных служащих не является его сообщником. Я надеялась, что не является.

Я пока ничего не оставляла в сейфе, но, открыв его, нашла послание для себя. Краткое и категоричное: "Срочно доложите".

Смяв записку, я бросила ее в корзину для бумаг. Если Буркхардт, будь он неладен, желает быть таким дьявольски таинственным и так печется о безопасности, ему, проклятие, придется хорошенько подождать, пока я получше подготовлюсь. Тем более что Свиту и Брайту я уже доложила.

Только встав под душ и ощутив приятное прикосновение горячих струй к ноющему телу, я поняла, как устала. Мышцы мои были напряжены скорее из-за стресса, чем от физического переутомления: весь день я была на грани срыва. Как заботливо со стороны Джона - постараться успокоить меня "как можно скорее"... Черт бы побрал его высокомерие!

Сегодня вечером можно обойтись менее официальным туалетом, подумала я и скользнула в хлопчатобумажную юбку. К ней я надела блузку без рукавов. Все остальные тоже слишком устали, чтобы наряжаться. Программа и впрямь оказалась суровой, следующий день обещал быть таким же насыщенным и трудным: предстояли экскурсии в Медум и Фаюм. Я поймала себя на том, что с надеждой жду вторника, когда мы весь день проведем в пути. Времени на то, чтобы отдохнуть на балкончике или воспользоваться широким спектром услуг, предоставляемых на теплоходе (парикмахерская, магазин, гимнастический зал и бассейн), у меня уже не хватило.

Прибыв в салон как раз вовремя, я застала всех за обсуждением изменений в программе, о которых сообщалось в информационном листке на доске объявлений. Медум и еще две экскурсии были отложены, их предполагалось провести на обратном пути, мы же по новому расписанию следовали прямиком в Амарну.

Большинству членов группы это, кажется, было безразлично, но несколько человек горько сетовали: пожилая супружеская пара из Сан-Франциско - просто потому, что они были хроническими жалобщиками, Луиза - потому, что хотела использовать Медум в качестве места действия своего нового романа.

- Это катастрофически нарушит график моей работы! - с пафосом возмущалась она. - Я обещала своему нетерпеливому издателю, что, прежде чем мы прибудем в Луксор, у меня будет написано не менее пятидесяти тысяч слов. А теперь как же мне начинать? Мое воображение не воспламенится, пока я воочию не увижу эти великолепные развалины!

Подозреваю, что Луиза что-то путала: Медум никогда не был городом, это просто огромный некрополь. Как бы она умудрилась сочинить роман, происходящий целиком на кладбище? Любовь среди мумий? Впрочем, чего не бывает. Увидев, что мои коллеги собрались неподалеку за столом, и полагая, что им известна причина перемен, я направилась было к ним, но увидела, что Лэрри манит меня рукой. Он сидел в одиночестве в уголке для курящих. Уитбред и секретарь, как там его звали, занимали соседний столик. Мы обменялись восторженными замечаниями по поводу увиденного за день, а потом я спросила:

- Вы не знаете, из-за чего произошли изменения в программе?

- Это связано с уровнем воды в реке, - немедленно ответил он. - Наш теплоход - одно из самых больших здешних судов, он не пройдет через шлюзы у Асьюта, рассчитанные на гораздо менее крупные корабли, если уровень воды в Ниле низок. На пути туда, пока мы плывем против течения, трудностей не предвидится, а вот на обратном пути они могут возникнуть.

До этого момента нас никто не беспокоил. Что это, тактичность, понимание того, что Лэрри совершенно очевидно предпочитает одиночество, или присутствие за соседним столом этой устрашающей долговязой фигуры? Эд сидел лицом к нам; он вообще никогда не сводил глаз с хозяина, хотя получалось это у него достаточно деликатно, однако накануне вечером он был как-то менее заметен. Случилось что-нибудь, что заставило его усилить бдительность? Мои тревожные размышления о вероятно грозивших Лэрри неприятностях прервало появление у нашего столика мужчины. Сердце мое не екнуло при его приближении. Впрочем, оно не екнуло бы, даже не узнай я в мужчине Фоггингтон-Смита.

- Позвольте присоединиться. - Не дожидаясь ответа, он отодвинул стул и устроился на нем. - Думаю, я заслужил передышку: целый день пришлось отвечать на идиотские вопросы людей, не потрудившихся приобрести хотя бы элементарные знания по предмету.

Да, сходство с Джоном определенно было - тот же вид снисходительного превосходства. Правда, Джон никогда не позволил бы себе такого глупого замечания, он прекрасно чувствовал опасную грань, за которой надменный человек оказывается смешным.

- Но ведь они не ученые, - возразила я, - просто туристы на отдыхе. Зачем им трудиться, если у них есть такой специалист, как вы, который даст сразу нужные ответы на любой интересующий их вопрос?

Лэрри прикрыл лицо рукой, чтобы скрыть улыбку, а Фоггингтон-Смит лишь мрачно кивнул: "Вероятно, вы правы". Затем он повернул голову к Лэрри, который, полагаю, и был ему нужен:

- Правда ли, что изменения в нашей программе произошли из-за того, что властям стало известно о террористах, намеревавшихся завтра совершить нападение на Медум?

У Лэрри отвалилась челюсть:

- Где вы это слышали?

- Ходят такие слухи.

- Насколько мне известно, они безосновательны, - отрезал Лэрри и бросил взгляд на входную дверь. - Как бы то ни было, мы теперь в безопасности. Почему бы вам с Вики не прогуляться по палубе и не показать ей виды города?

Я не осуждала его за желание отделаться от Пэрри и даже за то, что он использовал меня в качестве приманки.

- Звучит заманчиво, - приветливо отозвалась я. - А вы, конечно, с нами не пойдете?

- Дела зовут, к сожалению, - проворчал Лэрри. - Боюсь, из-за всего этого придется менять и программу официального приема, а также перенести день открытия гробницы Тетисери. Я должен выяснить, что происходит.

Когда он направился к двери, его сотрудники тут же последовали за ним, а меня увел Пэрри. Солнце садилось в дымной мгле. Ни одной из достопримечательностей, на которые указывал Пэрри, я разглядеть не могла, думаю, он тоже, но продолжал указывать рукой туда, где они должны были находиться, и рассказывать о них. Его слова влетали мне в одно ухо и вылетали из другого, время от времени я произносила "Вот как?" или "Как мило!" - вполне вероятно, невпопад, но ему больше ничего и не было нужно, он упивался сам собой. А вид действительно был чудесный. Речная рябь отражала закатные лучи солнца, а вдоль берега начали мерцать разноцветные огоньки.

- Проклятие! - воскликнул вдруг Пэрри. - Вот и новобрачная! - Он хмыкнул, довольный собственным остроумием, и продолжил: - Очень милая малышка, но в голове - пустота; полагаю, сейчас будет задавать мне глупые вопросы... А, миссис Тригарт! Если вам нужны какие-то пояснения, быть может, соблаговолите подождать до вечера. У меня лекция о египетской литературе, но после нее я отвечу на любые вопросы.

Я никогда не слышала, чтобы кого-нибудь окорачивали так грубо, но Мэри приняла вызов. Улыбнувшись, она манерно произнесла:

- Как ужасно мило с вашей стороны. Но на самом деле я хотела поговорить с Вики.

- О?! Ну тогда... э-э-э... простите.

Мэри лукаво мне подмигнула. Широкая длинная юбка полоскалась на ветру, а шелковая блузка плотно облегала тело.

- Он - самый напыщенный в мире осел, правда? Надеюсь, я правильно поняла ваш унылый и тоскливый взгляд, Вики?

- И бросились мне на помощь? - удивилась я.

Изящным жестом она пригласила меня пройтись; некоторое время мы гуляли молча, потом она остановилась, склонилась над перилами и, повернув ко мне голову, сказала:

- Я действительно хотела с вами поговорить. Поблагодарить за вашу доброту к матушке Тригарт.

- Просто я оказалась рядом.

- Вы сделали то, что должна была сделать я. - Прелестный ротик Мэри искривился. - Я такая брезгливая, не могу видеть страданий даже любимого человека. Надеюсь, вы не будете думать обо мне плохо? Я бы хотела, чтобы мы стали друзьями.

Меня не слишком увлекала подобная перспектива. Перед моим мысленным взором возникла кошмарная картина: молодой, молодая и новоиспеченная подруга молодой - такое миленькое трио. Я вовремя одернула себя - не то, не ровен час, еще врежу ей. Мэри пришлось запрокинуть голову, чтобы посмотреть мне прямо в глаза своими - большими, широко открытыми и невинными. Ее зрачки были необычно золотистыми, в отблесках лучей заходящего солнца они светились словно янтарные.

- Я восхищаюсь такими женщинами, как вы, - продолжала она. - Вы так умны и талантливы, притом - хозяйка своей судьбы. Не то что я.

- О, - сказала я, - это очень...

Хотелось сказать "неправильно", но вместо этого я произнесла лишь невыразительное "мило".

- Вы ни чуточки не будете нам мешать, - энергично продолжала Мэри. - Я не хочу, чтобы вы так думали. Если бы нам хотелось побыть в одиночестве, мы бы не отправились в подобный круиз.

- И не пригласили бы свекровь поехать с вами, - выпалила я, прежде чем сообразила, что не стоит этого делать. Нисколько не обидевшись на мою прямоту, Мэри засмеялась:

- Вы, конечно, понимаете, что все было как раз наоборот. Бедняжка очень привязана к Джону. Она непрерывно вздыхала и намекала на то, что будет так одинока...

Значит, безумно любящий сынок сдался и взял ее с собой. Это, безусловно, проливало новый свет на характер Джона. Прежде, когда он говорил о матери - а бывало это не часто, - в его голосе звучало насмешливое раздражение.

- Джон во многих отношениях человек скрытный, - продолжала Мэри, - и очень сдержанный. Он не выставляет своих чувств напоказ. Когда мы остаемся одни... - Она запнулась и смущенно рассмеялась. - Не знаю, зачем я все это рассказываю. Вы располагаете к откровенности, Вики. Мне с вами легко.

- Это хорошо. - Я не рискнула сказать что-либо еще.

- Надеюсь, вы не сердитесь за то, что я отвела душу? Я сердилась. Последнее, чего я хотела бы, - это стать ее наперсницей в вопросах взаимоотношений с Джоном. Не он ли подослал ее ко мне? Да нет, конечно, ему было выгоднее держать нас порознь. Скорее она сама выбрала меня в конфиденты, потому что я была не замужем и ближе ей по возрасту, чем остальные женщины на теплоходе. Меня интересовало - о да, признаюсь, интересовало! - почему он остановил свой выбор на "недопеченной", только-только выпрыгнувшей из школы девчонке. Теперь это становилось яснее. Обожание - вот что ему было необходимо, беспрекословная, собачья преданность. И деньги? Они были в числе его любимых увлечений, а я уже заметила - какая бы женщина не заметила! - что платья Мэри куплены не в дешевом универмаге.

- Ничуть, - откровенно солгала я. - Э-э... я любовалась вашими сережками. Какая превосходная имитация!

Она восприняла это как тактичный, хоть и неуклюжий способ переменить тему.

- Это не имитация. Джон говорит, что это второй век до нашей эры. Это он подарил мне.

Прежде чем я успела ее остановить, она вынула из уха одну серьгу и передала мне.

Я почти боялась к ней прикасаться. Миниатюрная головка была не более трех четвертей дюйма в высоту, но каждая черточка лица воспроизведена с величайшей тщательностью. Классическое греческое лицо с типичным профилем: нос продолжает линию лба; однако венчал головку вовсе не греческий символ - лунный диск между рогами, этот символ принадлежал египетской богине Исиде. Современный ювелир добавил лишь несколько золотых нитей: никто не взялся бы перековывать старинное золото, оно ведь почти чистое, около двадцати четырех каратов.

Молча я вернула сережку Мэри, никогда и ничего не желая более страстно, чем обладать этими сережками.

- Они славные, правда? - Мэри небрежно вдела серьгу обратно в ухо.

- Потрясающие.

- Он спросил: может, я больше хочу бриллианты? - невинно сообщила Мэри. - Но я предпочла эти головки. У Джона такой прекрасный вкус.

- Угу, - подтвердила я. Эмалевая розочка, спрятанная под блузкой, казалось, прожигала меня насквозь.

- А вот и он. - Мэри смотрела куда-то мне за спину. - Наверное, пора переодеваться к ужину. Я так рада, что мы поговорили, Вики.

Она не пригласила меня присоединиться к ним. Я видела, как она поспешила к нему, он стоял неподвижно, сложив руки на груди, словно император при приближении ничтожного подданного, потом повернулся и зашагал в другую сторону.

Все случилось совершенно неожиданно, я не услышала даже шагов бегущего ко мне человека. Он толкнул меня резко и грубо, отбросив далеко вперед. Я налетела на перила так, что у меня перехватило дыхание, потом, отскочив от них, рухнула на палубу - сначала "антифасадом", а в следующее мгновение - затылком. Из глаз посыпались яркие искры, словно мириады падающих звезд на темном небе.

Через некоторое время я открыла глаза, но тут же закрыла их снова, увидев знакомое лицо, нависшее надо мной. Потом опять открыла. Оказалось, лицо было не настолько знакомое, просто очень похожее: Фоггингтон-Смит.

- А, добрый старина Пэрри, - как-то сдавленно проквакала я.

- Ну, вот и славно, - сказал добрый старина Пэрри, - вы меня узнаете, это хорошо. Но лучше все же лежите смирно, вы чуть не раскроили себе череп.

- Сотрясения j нее нет. - Джон сидел на палубе рядом со мной. Он тер запястье и смотрел на меня со злостью, как горгулья [21] на соборе. - Кажется, я сломал руку, - горько пожаловался он.

- Конечно, - согласилась я, - ведь это ею вы сбили меня с ног. Уж мне ли вам не поверить!

- Кажется, я сломал руку, - повторил Джон.

Как в добрые старые времена: я повержена и разбита, а Джон жалуется.

- Черт бы вас побрал, зачем вы это сделали? - Я села и обхватила затылок руками. - О-о-о!

Пэрри обнял меня за плечи мужественной рукой и прижал к себе.

- О-о-о! - снова взвыла я.

- Я отнесу вас в медицинский кабинет, - заявил Пэрри.

- Нет, не отнесете. У меня ведь нет сотрясения, - я указала на Джона, который продолжал нянчить свою руку, - а вот его надо отнести. Несите, а я буду поддерживать за ноги, и по дороге мы сможем несколько раз как следует уронить его.

Уголки губ у Джона слегка изогнулись, но он ничего не сказал. Я увидела Мэри, прижавшуюся спиной к перилам, руками она закрыла рот, в широко распахнутых глазах застыло выражение ужаса. Увидела я и рассыпанную повсюду землю, осколки цветочного горшка и обломки жасмина, который, видимо, рос в этом горшке. Если бы меня не столкнули с того места, где я стояла, горшок угодил бы точнехонько в меня.

- О! - только и произнесла я.

- Вики, не сердитесь на него. - Мэри опустилась на колени рядом со мной с другой стороны и обняла меня за плечи. Чудную картинку мы собой являли! - Это я виновата: увидела, что горшок качается на самом краю у вас над головой, и крикнула. Джон действовал инстинктивно, так поступил бы любой джентльмен.

Я сердито посмотрела на Джона. Он опустил ресницы, но я успела заметить, как потемнели от ярости его глаза, став почти сапфировыми. Мне не хотелось извиняться, в тот момент я не дала бы ему отпущения грехов, даже если бы о его добрых намерениях свидетельствовал сам папа римский.

- Что ж, - проворчала я, - большое спасибо. Сейчас голова у меня болит гораздо сильнее, чем если бы на нее действительно свалился этот маленький горшочек, а на заднице синяк величиной с супницу.

- Должно быть, вам очень больно, Вики, - посочувствовала Мэри.

При помощи Пэрри я, шатаясь, поднялась на ноги.

- Так и быть, видно, жить буду. Извините меня. Приму душ, переоденусь и попробую выяснить, кто хотел размозжить мне голову.

- Надеюсь, вы не думаете, что это случилось по чьей-то злой воле? - воскликнул Пэрри.

- Несчастный случай, - сказал Джон. - Или предупреждение.

- Предупреждение?! - Пэрри в недоумении уставился на Джона.

- О том, что жизнью следует дорожить и наслаждаться на полную катушку, пока есть возможность, - назидательно произнес Джон. - "Пока они цветут, срывай бутоны с роз. Мир полон ужасов, страданий и угроз. Никто не знает часа, когда падет топор. Жизнь в лучшем случае..."

- О, дорогой, пожалуйста, оставь это. - Мэри покинула меня и поспешила взять его за руку. - Вики подумает, что ты над ней издеваешься.

- О, она бы никогда так не ошиблась! - сказал Джон.

- Никогда, - согласилась я и позволила Пэрри увести себя.

Глава четвертая

I

Чему бы мы ни были обязаны изменением нашей программы - террористам ли, низкому ли уровню воды в Ниле, - оно оказалось весьма кстати, так как позволило мне собраться с мыслями и зализать свои раны. Я несколько преувеличила: синяк на заднице был величиной всего лишь с салатницу. Медленно погружаясь в горячую пенную ванну, я попробовала взглянуть на событие в менее мрачном свете.

Цветочный горшок не был смертельным оружием; даже если бы он приземлился прямо мне на макушку, от повреждений я страдала бы недолго. По излишне покровительственному замечанию Джона, это было предупреждением. Итак, теперь я знала: злоумышленники, находящиеся на теплоходе, едва ли хотят убрать меня насильственным путем. Их намерения были несколько неопределеннее: напомнить мне, что на корабле нет ни единого места, где я чувствовала бы себя в безопасности, что "они" могут добраться даже до моей каюты. Ведь именно под собственным балконом я стояла в тот момент, когда свалился горшок.

Слишком многие, черт возьми, имеют доступ ко мне в комнату. Я высунула из воды кончики пальцев ног и стала задумчиво их разглядывать, припоминая взволнованные лица членов команды, которых опрашивали по поводу происшествия. Пэрри настоял, чтобы я немедленно заявила о случившемся, и Хамид, помощник капитана по интендантской службе, тут же велел притащить к нему в кабинет всех вероятных подозреваемых.

Хамид отвечал за "внутренние дела" на теплоходе, он был как бы управляющим при капитане. Стройный интересный мужчина неопределенного возраста, он излучал спокойствие и уверенность человека, в совершенстве знающего свое дело. Мне уже приходило в голову, что он - загадочный агент Буркхардта: у него были ключи от всех кают и прекрасный предлог входить в любую из них, он всегда мог сказать, что проверяет работу персонала.

Если таково его прикрытие, то оно идеально. В щегольской, отлично сшитой форме, с красивой сединой на висках, он производил впечатление умелого администратора крупного отеля. Но, напомнила я себе, не только он имел ключи от кают. До того момента я не отдавала себе отчета в том, сколько в команде стюардов. Один пополнял запасы спиртного в холодильниках; он был коптом [22], поскольку для мусульманина оскорбительно иметь дело с алкоголем; другой собирал и относил вещи в прачечную; третий заправлял постели и менял белье... Хамид выстроил всех в подобострастную шеренгу и о чем-то резко расспрашивал их по-арабски. Они многословно и страстно оправдывались. Наиболее вероятным подозреваемым был юноша по имени Али, ответственный за уборку помещений, в том числе и уход за цветами. На вид ему было не более восемнадцати - грациозный, улыбчивый молодой человек с густыми, черными, как у многих египтян, ресницами. Он все отрицал. Да, он поливал цветы и обрезал засохшие веточки, но когда покидал каюту, все было в полном порядке, он проверил, чтобы все горшки были надежно закреплены в подставках. Али заламывал руки, потом начал плакать.

Вот тут-то я и прекратила допрос. Пустая трата времени, к тому же не выношу мужских слез. Когда я сказала, что ни в чем его не виню, Али заплакал еще горше.

Хамид и Пэрри последовали за мной в мою каюту. Как я и подозревала, с цветами на балконе все было в порядке. Каждый горшок стоял на своем месте и был хорошо закреплен. Наиболее логичное объяснение, с явным облегчением предложенное Хамидом, состояло в том, что кто-то из пассажиров - моих соседей невзначай тронул цветочный горшок у себя на балконе. Он, конечно, выяснит... Я сказала "Прекрасно" и выпроводила их с Пэрри. Особо стараться он не станет, не те у него пассажиры, к тому же я точно знала, что горшок упал именно с моего балкона, даже если раньше его там не было.

Я сдула пену с ладони и решила, что лучше поискать негодяев в другом месте. Я сосредоточилась на Джоне и ослабила бдительность, но совершенно очевидно, что он - не единственный злодей на борту. Я и прежде догадывалась об этом, инцидент с цветочным горшком укрепил мои подозрения. У меня была блестящая возможность провести расследование, так как ситуация напоминала старомодный английский детектив из сельской жизни с убийством: все подозреваемые находятся вместе в изолированном от внешнего мира пространстве. Я побеседую со всеми, включая тех, с кем еще не имела случая лично познакомиться; буду невероятно общительна, обворожительна и необычайно хитра. И очень, очень осторожна!

II

Помимо всех прочих неприятностей вроде необходимости размышлять, кто нанесет мне следующий удар и чем, в моем роскошном путешествии появилась еще одна загвоздка. Мэри решила, что должна "помирить" нас с Джоном, и взялась за дело в тот же вечер. Увидев, как я вхожу в ресторан, она вскочила и подбежала ко мне.

- Мы заняли вам местечко, Вики. Вы ведь не откажетесь сесть с нами?

Более всего в ту минуту я желала сбить ее с ног и пройтись по ней, но тем не менее никак не могла увернуться от этих маленьких ручек, вцепившихся в меня и с беспощадным добродушием подталкивавших к столу. Джон ожидал стоя. В тот день никто специально не переодевался к ужину, но на нем даже обычная одежда - белая тенниска со скромной монограммой на нагрудном кармане - выглядела так, словно это костюм, купленный на Севил-роуд [23], и стрелки на брюках были такие острые, что, казалось, о них можно порезаться. Он оглядел меня всю - от дешевых сандалий до имитации гермесова кольца, которым были схвачены волосы на затылке, - а затем сосредоточился на медальоне, висевшем у меня на груди.

- Как мило с вашей стороны оказать нам такую честь. Не похоже, чтобы вы хромали; надеюсь, это означает, что пресловутый синяк оказался не столь обширным?

Он пододвинул мой стул, когда я садилась. Я ожидала подвоха, поэтому сумела затормозить прежде, чем край стола впился мне в живот.

- А ваше бедное запястье? - невинно спросила я. - Вижу, ни одна косточка на нем не пострадала.

Так продолжалось на протяжении всех пяти блюд. Джон вел себя с такой оскорбительной изысканностью, как умел только он: говорил с подчеркнутой медлительностью, которую я совершенно не выношу, и словно мебельными гвоздями обивал свою речь язвительными насмешками. Думаю, Мэри было непонятно большинство двусмысленностей, которые Джон позволял себе, но когда он прошелся насчет моего медальона, назвав его "очень большим и очень золотым", она вспыхнула и быстро сказала:

- Послушай, дорогой, не все разделяют твои вкусы. Античные украшения - одно из его профессиональных увлечений, - пояснила она мне.

- Неужели? - притворно удивилась я.

На ней по-прежнему были греческие сережки. В электрическом освещении нежно светилась покрывавшая их легкая патина, а утонченные лица на маленьких головках выражали такое же равнодушное презрение, как и лицо Джона.

- Исида, - пояснил он, проследив направление моего взгляда или угадав мои мысли, что было совсем не сложно в подобных обстоятельствах. - Хоть она и египетская богиня, культ ее был весьма распространен в Греции в эллинистическую эпоху: между трехсотым и тридцатым годами до новой эры.

- Спасибо, что объяснили. - Я оперлась подбородком на тыльную часть ладони и сладко улыбнулась ему: - Они восхитительны. Где, скажите на милость, вы достаете такие вещи?

- Там и сям, - ответил Джон, отнюдь не столь сладко улыбаясь мне в ответ. - Эти серьги, например, я нашел в антикварном магазине в Нью-Йорке. Вы, должно быть, знаете этот магазин на Мэдисон-стрит, в районе Семидесятых.

Это был удар прямо в печень. Конечно же, я знала этот магазин: моя золотая с эмалью розочка происходила оттуда же.

Во время обеда я попыталась провести легкую рекогносцировку, с простодушным девичьим любопытством расспрашивая о других пассажирах. Джон прекрасно понял, что мне нужно; с учтивой улыбкой он изливал на меня массу бесполезной информации. От Мэри было больше толку. Она уже успела познакомиться с большинством гостей.

- Джонсоны - из Сан-Франциско, - сообщила она, кивая в сторону пожилой супружеской пары, которая накануне сидела за одним столиком с Джен. - Он имеет какое-то отношение к фондовой бирже.

- Он - самый унылый субъект на теплоходе, - добавил Джон, - если не считать его супруги. Вы не поверите, но хобби Джонсона - детские железные дороги.

Разговор продолжался в том же духе: Мэри указывала на кого-нибудь, а Джон отпускал нелицеприятные замечания обо всех и о каждом. Когда мы перебрались в салон пить кофе, я извинилась и вышла на палубу "покурить". Джон за мной не последовал. Зато мне довелось поболтать с мистером Джонсоном, курившим сигару. Этот господин оказался еще скучнее, чем думал Джон. К счастью, прежде чем он успел со всеми подробностями поведать мне о деятельности министерства внутренних дел, военного штаба и о чем-то там еще, к нам подошла Элис. Она прослышала о "несчастном случае" и засыпала меня вопросами.

- Пакость эти цветы, - заявил Джонсон. - Зачем они нужны, если есть искусственные, вот что я вам скажу. Жена обожает домашние растения, хотя...

В это время из салона донесся голос, оповещавший о начале лекции, так что пришлось вернуться. На подиуме помощник Хамида официально объявлял то, что нам всем было уже известно. Он обещал всевозможные развлечения взамен выпавших из программы экскурсий. Один из участников круиза, знаменитый орнитолог-любитель, предложил рассказать о птицах, а доктор Фоггингтон-Смит согласился прочесть дополнительную лекцию о египетских религиях. Через три дня предполагался грандиозный банкет в египетском стиле и костюмированный бал с представлением, в котором будут участвовать команда и пассажиры. Учреждены призы за лучшие костюмы. Если мы не приобрели никаких египетских нарядов в Каире, команда с удовольствием поможет нам соорудить их из подручных средств, либо можно наведаться в превосходный магазин мистера Азада (в этом месте мистер Азад встал и обаятельно улыбнулся), чтобы выбрать там что-нибудь из его коллекции.

- Может получиться забавно, - сказала я Элис, уже подозвавшей официанта.

- Chacun a son gout [24], - загадочно произнесла она. - Хотите кофе? Очень рекомендую, лекции Пэрри действуют, как двойная доза снотворного.

Вскоре я получила возможность оценить ее совет. Пэрри бубнил и бубнил что-то об Исиде, Осирисе, Мут, о куче других богов, богинь и людей с невероятными именами; а когда перешел к обсуждению различий между пантеизмом, монотеизмом и генотеизмом, голова у меня начала клониться. Однако Элис не дала мне опозориться, время от времени щипая меня.

Вопросов оказалось немного. Никто не хотел, чтобы Фоггингтон-Смит снова завел свою шарманку.

Прислуга убрала экран и подиум, и в зале появился наш танцевальный оркестр, состоявший из четырех музыкантов. Пэрри пригласил меня на танец, но я отказалась под предлогом ушиба. Направляясь к двери, я увидела торжественно вращающихся в танце Джонсонов, он держал ее на расстоянии вытянутой руки и двигался со скоростью сонной улитки. Молодожены не танцевали.

III

На следующее утро я завтракала у себя в каюте. Я слышала, такой вид обслуживания вообще-то не распространен на туристических теплоходах, но наш обычным не был, к тому же Али стал теперь моим лучшим на свете другом, как он сам искренне уверял, отдал бы за меня жизнь в любую минуту. Я сказала, что хочу лишь пару вареных яиц и кофе. Он вернулся с рекордной скоростью и полным набором тарелок, в которых было представлено, похоже, все утреннее меню. Я с трудом выпроводила Али за дверь, взяла еду, кофе, блок почтовой бумаги, карандаш и вышла на балкон.

Отсюда открывался пасторальный вид - зеленые поля, буйволы, стоявшие на мелководье по колено в воде, облаченные во все черное женщины, которые стирали белье и одновременно зорко следили за детьми в коротких пестрых рубашонках. Я помахала в ответ ребятишкам, выстроившимся вдоль берега и приветствовавшим теплоход.

Мне не хотелось думать о преступлениях. Какого черта! Я сделала то, что от меня требовалось. Все, что от меня требовалось. Может, цветочный горшок и впрямь был несчастным случаем? Может, у Джона на корабле нет никакого союзника? Но даже если оба этих утешительных предположения неверны, какие основания полагать, что я узнаю кого-то из его приспешников?

Я знала больше мошенников, чем хотелось бы, но и одного оказалось достаточно. Я составила список.

Некоторые из поименованных в нем были явно вне игры: мертвы или в тюрьме. Типы из Рима, которые благополучно торговали себе поддельными драгоценностями, пока я грубо не нарушила их идиллию, не подходили ни под одну из этих категорий. Они свалили вину за то дельце на Джона и по-прежнему наслаждались своей дольче вита [25], что лишний раз доказывает: преступление зачастую окупается, а справедливость не всегда торжествует. Так или иначе, то была чисто местная, любительская деятельность, сомнительно, чтобы ее участники вышли на международную арену.

Группа, с которой судьба свела меня в Швеции, - птицы другого полета. Все они - профессионалы, хладнокровные, как акулы: громила и тупица Ханс, который, в сущности, не был плохим, просто виртуозно выполнял плохие приказы; Руди, похожий на хорька, и с теми же инстинктами - убивать, убивать как можно больше; Макс, который в порядке отдыха вырезал силуэты из бумаги, после того как целый день стрелял в людей; и их босс Лиф, ранивший меня длинным острым ножом, прежде чем Джон насильно лишил его моего общества. Лиф, несомненно, был мертв, я опознала его труп.

У меня хранилось несколько силуэтов, вырезанных Максом, - сувениры от автора. Мой был сделан из традиционной черной бумаги; они поразительно тонко передавали сходство с оригиналами. Иногда Макс работал с красной бумагой - "для особой коллекции". Он был тихим, безобидным на вид маленьким человечком и всегда относился ко мне по-доброму, вплоть до... да даже и в тот самый момент, когда я помахала ему на прощание рукой, перед тем как его увезли в каталажку. Он даже... То есть он, конечно, не благодарил меня за то, что я помогла ему избавиться от его босса, во всяком случае, слов таких не произносил, но чувствовалось, что смерть Лифа открывает ему интересные и многообещающие возможности. "Если я когда-нибудь смогу быть вам полезным, доктор Блисс..." - сказал он.

Я никогда не встречала человека, который пугал бы меня больше, чем Макс, и искренне верила и надеялась, что он все еще в тюрьме. В любом случае Макс не стал бы сотрудничать с Джоном, даже если бы тот остался единственным на земле жуликом. Он испытывал к Джону не только профессиональную, но и личную неприязнь. У Макса начисто отсутствовало чувство юмора, а Джон заставлял его лезть на стенку, даже когда не старался специально, но часто он старался.

Дело о золоте Трои... О нем можно было забыть. Все негодяи мертвы. Совершенно, безоговорочно мертвы, включая главного негодяя, свалившегося с высоты пятидесяти футов на острые скалы. Джон имел косвенное отношение к этой кончине. Все произошло спонтанно, во время импровизированной операции по моему спасению.

Я впервые задумалась о том, что чувствует Джон в связи с этими двумя убийствами. Ни одно из них не было преднамеренным, заранее обдуманным убийством; у Джона есть все основания утверждать, что он убил их в порядке самообороны или при смягчающих вину обстоятельствах. Но он всегда заявлял, что не терпит насилия, даже если оно направлено и не против него самого. Интересно, снятся ли ему страшные сны?

Я зябко поежилась и разорвала список на множество мельчайших, нечитаемых клочков.

Приспешником Джона не мог быть человек, известный мне, следовательно, это должен быть кто-то, кого я не знаю. (Блестящее умозаключение, Вики!) Я обратилась к списку пассажиров.

Теперь появилась возможность соотнести большинство имен с лицами и личностями. Их было всего тридцать, точнее двадцать девять, поскольку Джен временно отсутствовала. Я чуть не вычеркнула ее имя, но остановилась. Она могла покинуть корабль, но не сцену, на которой разыгрывалась драма. Как ни трудно представить Джен выдающимся умом преступного мира, я не имела права сбрасывать со счетов тот факт, что она осталась в Каире с развязанными руками.

По зрелом размышлении я вычеркнула шестнадцать человек. Не потому, что была столь легковерна или предвзята, чтобы считать, что почтенный возраст ставит человека вне подозрений, но все же определенный уровень физической подвижности - одно из необходимых условий для участия в ловком похищении. Во всяком случае, доведись мне нанимать исполнителей, я бы настаивала на этом условии. А около дюжины пассажиров, совершенно очевидно, перевалили семидесятилетний рубеж. Исключила я и Луизу. Ее имя постоянно красовалось в списке бестселлеров, следовательно, ей незачем зарабатывать себе на жизнь преступлениями, а то, что это действительно Луиза Фенклифф, сомнений не вызывало. Фотографии, украшавшие суперобложки всех ее книг, были, разумеется, отретушированы, но узнать автора оказалось нетрудно.

Свит и Брайт - хорошие мальчики. Кто же оставался? Бленкайрон слишком богат и знаменит, чтобы быть подозреваемым, а вот его секретаря и телохранителя я исключать не стала. Надо выяснить, как долго они состоят у него на службе. Джон - большой мастер устраивать такие "подставки", чтобы подобраться к нужному человеку или пробраться в нужное место. Сьюзи? В ее поведении было, пожалуй, нечто наигранное. Я ведь не знакома с элитой мэмфисского общества (штат Теннесси), она могла оказаться и двойником. Нельзя исключать и нелюдимого немца. Нужно познакомиться с ним поближе.

Плюс Мэри и Джон. Всего - двадцать один человек. Оставались восемь, с которыми я не имела возможности поговорить, если не считать обычного обмена любезностями. Я была склонна вычеркнуть из списка и их, все они - члены любительского археологического общества из Далласа и путешествуют вместе. Они тоже богаты, и желторотыми юнцами их не назовешь.

Ну а мои коллеги? Элис и Пэрри - те, за кого себя выдают. Они знают друг друга и хорошо известны остальным, в том числе и Бленкайрону. Могут ли они оказаться замешанными? Теоретически - да. Теоретически и Фейсала можно подкупить. Или он может иметь связи с одной из фундаменталистских организаций, желавших избавить Египет от иностранного засилья. Осуществить операцию, которая вызвала бы общественное возмущение, беспорядки или даже восстание, - это вполне в духе фанатиков.

У меня, похоже, было очень много теоретических соображений и очень мало реальных путеводных нитей, и больно уж хорошо все сходилось. Сообщник (или сообщники) Джона могли оказаться и членами команды или обслуживающего персонала, но с ними я не имела возможности поговорить.

К черту весь этот бред! Я оделась и пошла в салон на лекцию о птичках. Как приятно слушать о таких милых, безобидных существах! Птички едят только жучков, а убивать жучков - не преступление.

Правда, я забыла о совах. Эти много кого пожирают: милых маленьких мышек, а то и неосмотрительных котят. Лекция обернулась неожиданной удачей: докладчик, необщительный немец, действительно много знал о птицах. Если на самом деле он и не был энтузиастом, то умело имитировал увлеченность: о птицах он говорил так, как другой мог бы говорить о своей возлюбленной, - расписывал их длинные стройные ноги и изысканную окраску оперения. С сожалением сообщил, что иные виды пернатых очень пугливы и изучать их повадки трудно. Он даже принес коллекцию слайдов - штук двести - и все их продемонстрировал. Ну, может быть, не двести, но казалось, что их было гораздо больше.

Страсть к птицам объясняла его присутствие на теплоходе. Однако мне пришло в голову, что вызубрить сведения по египетской орнитологии легче, чем по египтологии или - мне ли не знать! - по исламскому искусству Египта. Способный человек может за несколько недель набраться знаний, вполне достаточных, чтобы убедить неспециалистов в том, что он - знаток.

Когда предложили задавать вопросы, я засыпала его ими. Все они были глупыми, но какие же еще могла придумать я по такой-то теме? Он отвечал бойко и уверенно, но это тоже ничего еще не доказывало. К несчастью, он решил, что интерес мой столь велик, а невежество столь глубоко, что со мной нужно позаниматься отдельно, и я смогла отделаться от него лишь после обеда; к тому времени я знала об особенностях гнездования диких уток больше, чем мне нужно, но так и не сумела понять, был ли немец действительно на уровне или нет.

Звуки музыки ударили мне в уши, когда я вышла из лифта. Кто-то играл на пианино, и играл весьма недурно. Музыка была бурной и страстной - "Революционный этюд" Шопена.

Он сидел ко мне спиной и из-за музыки не слышал моих шагов. Я не удержалась, подошла вплотную и заговорила:

- Как мило. Вы исполняете нашу любимую пьесу.

Кисти рук с грохотом обрушились на клавиатуру, голова склонилась. Я не видела лица, но уши его пылали. Спустя несколько мгновений он, с трудом переводя дыхание, произнес:

- Никогда так больше не делай.

- А где же ваша дорогая женушка? - поинтересовалась я.

Он посмотрел мне прямо в глаза. Лицо его все еще горело, а вид был таким свирепым, что я невольно отпрянула.

- Хватит, Вики, оставь меня в покое.

В салоне находились еще несколько человек, в том числе пожилая пара из Гамбурга, Сьюзи Амфенор и Свит с Брайтом, склонившиеся над шахматной доской.

Придя в себя, я мягко сказала:

- Нет необходимости быть столь грубым. Или есть? Несколько голов повернулись в нашу сторону. Джон снова потянулся к клавиатуре, его следующие слова заглушила для остальных серия выразительных, но весьма бессвязных арпеджио:

- Очевидно, есть. Тонких намеков ты не понимаешь. Извини.

Он прервал игру и встал. Я поняла намек. Удаляясь, я слышала рукоплескания, а фрау из Гамбурга выкрикнула по-английски:

- Очаровательно! Вы сыграете для нас на вечере? Джон ответил по-немецки:

- Большое спасибо, уважаемая фрау, но играть я не буду. - И на том же языке, повысив голос так, чтобы я могла услышать, добавил: - Стараюсь никогда не играть на публике.

...Телефонный звонок разбудил меня безбожно рано, в шесть утра. Я буркнула в трубку: "Спасибо", - и лениво потянулась к звонку, чтобы вызвать стюарда. Дома мне будет не хватать этой услуги, там будить меня примерно в то же время станут Клара, сидящая у меня на голове, и Цезарь, пытающийся лизнуть меня в любое место, куда только может достать. И ни один из них не принесет мне кофе.

Ответ на звонок последовал не так скоро, как обычно, и, когда после деликатного стука в дверь я крикнула: "Войдите!", на пороге появился вовсе не Али. Этот человек был старше, более смугл и менее привлекателен.

- Мадам желает завтракать? - вежливо спросил он.

- А где Али?

Глаза у стюарда забегали.

- Я вместо него, мадам. Меня зовут Махмуд. Что угодно мадам?

Я не стала допытываться. Может быть, у Али выходной? Махмуд вернулся, когда я заканчивала принимать душ. Накинув халат, я велела ему поставить поднос на балкон.

Корабль стоял на якоре и слегка покачивался на волнах. Мы приплыли в Эль-Тилль, как и полагалось по расписанию, и в семь пятнадцать должны были сойти на берег, чтобы осмотреть Амарну. Мое окно выходило на запад, поэтому я могла видеть лишь реку и противоположный берег. Утро, как обычно, выдалось прекрасным. Сегодня мне жакет не понадобится. Ветер уже был горячим.

Когда мы собрались в холле, Фейсал начал выкрикивать указания. Он казался несколько возбужденным в то утро и дважды напомнил, довольно резко, что мы должны держаться вместе и не бродить поодиночке.

- Это, разумеется, меня не касается, - сказал Пэрри, подходя ко мне. - Если хотите увидеть что-нибудь особенное...

- Думаю, программы обычной экскурсии с меня достаточно.

Это была чистая правда. Предстоял длинный, жаркий, утомительный день. В первой его половине мы должны осмотреть часть развалин города и несколько могил знати, затем вернуться на теплоход к раннему обеду, после чего более слабые существа могли остаться на борту, а энтузиасты - вернуться, чтобы посетить царскую усыпальницу, расположенную в отдаленном вади [26], и, если позволит время, еще несколько погребений.

У меня было подозрение, что к обеду я буду расположена присоединиться к более слабым существам. Я и прежде читала об Амарне, а доклад, который Пэрри сделал накануне, позволил мне упорядочить воспоминания.

Место представляло собой обширную пустую равнину в форме полукруга; река ограничивала его прямую сторону, а скалы в глубине пустыни - дугу. Амарна была столицей фараона-еретика Эхнатона. Это один из самых интересных и загадочных правителей древности. Мне случалось наблюдать, как почтенные ученые багровели и едва ли не бросались в рукопашную, когда заходил спор о том, кем был Эхнатон: монотеистом или пацифистом, идеалистом, безумным религиозным фанатиком или отвратительным "вероотступником". Меня очень интересовали художественные традиции той эпохи, но лучшие образцы живописи и скульптуры находились где угодно - в музеях, частных коллекциях, - только не здесь. Это место было бессовестно разграблено как древними, так и современными вандалами.

Мне не улыбалось наслаждаться весь день обществом Пэрри, особенно во время экскурсии к развалинам города. Я догадывалась, как они выглядят, поскольку повидала на своем веку немало археологических достопримечательностей: запутанный лабиринт унылых глинобитных стен, одни - не выше фундамента, другие - в мой рост. Гид будет говорить что-то вроде: "А здесь находился большой зал для приемов", и мы все будем изумленно глазеть на площадку земли, окаймленную голыми каменными стенами. И так часами: бесконечный парад сооружений, которые некогда здесь находились, но которых - увы! - уж нет.

Фейсал вернул меня к действительности резким: "Вики, не зевайте!" ¦- и я рысью припустила за ним. Пэрри семенил за мной.

- Он что, с похмелья, что ли? - прошептала я.

- Он не пьет, - ответил Пэрри. - Мусульмане не...

- Шучу, но какая муха его укусила?

- Мы в Среднем Египте, - здраво заметил Пэрри. - Это места, где чаще всего действуют террористы. Но все меры предосторожности приняты.

Не сомневаюсь. Первое, что я увидела, шагнув на верхнюю площадку трапа, был грузовик, набитый солдатами.

- Вооруженный эскорт? - воскликнула я.

- Если с кем-нибудь из членов этой группы что-нибудь случится, компании придется платить чертову кучу денег, - заметил Пэрри. - Не обращайте внимания на солдат и радуйтесь, что они нас охраняют.

Я старалась следовать его совету. Пейзаж был по-своему великолепен, если вы не воспитаны в убеждении, что красивый вид - это непременно деревья, цветы, трава и журчащие ручейки. Здесь царила красота линий и нежных оттенков, теней, сгущающихся от фиолетового до иссиня-черного цвета, скал, вытянувшихся зубчатой стеной и, по мере того как поднималось солнце, превращавшихся из золотисто-розовых в бледно-серебристые. Я не была в восторге от нашего средства передвижения - открытой металлической платформы с рядами сидений, которую тащил трактор, но и пешком идти у меня охоты тоже не было. Во всяком случае, не в сопровождении этих угрюмых парней в форме, наблюдающих за мной.

Платформа оказалась именно такой неудобной, как я и ожидала. Когда она прыгала по ухабистой дороге, почти неразличимой на фоне окружающей пустыни, я крепко держалась за спинку переднего сиденья. От Пэрри мне улизнуть удалось, но когда Свит предложил место рядом с ним (и с Брайтом, разумеется, нужно ли говорить?), деваться было некуда, пришлось согласиться, чтобы не показаться невоспитанной. Джон любезно подвинулся, чтобы освободить мне побольше места. Он улыбнулся, давая понять, что вполне осознает, сколь неприятно мне его соседство.

- Вас редко видно в последнее время, - сказала я, поворачиваясь к Джону спиной и одаривая Свита самой соблазнительной улыбкой, на какую способна.

- Мы робеем, - хихикнул Свит. - Вы так популярны, Вики, за вами ходят все красивые молодые мужчины, мы думали, что вы не захотите якшаться с такими старыми занудами, как мы.

Брайт широко улыбнулся и кивнул. Умеет ли он вообще разговаривать? Может, у него какой-нибудь тяжелый дефект речи - сильное заикание или шепелявость, - и он стесняется говорить?

Мы обменялись невинными шутками по поводу их чудесного внешнего вида и моей неотразимой привлекательности, после чего я сказала:

- Я не видела Лэрри сегодня утром. Он остался на корабле?

- Что вы, дорогая, он первым сошел на берег!

- Он словно школьник влюблен в Нефертити, - добавил Джон.

Я бы проигнорировала его реплику, но Свит, чтобы лучше видеть Джона, наклонился вперед, готовый поддержать разговор:

- А я думал, что девушка его мечты - Тетисери.

- И Нефертари тоже, и Ти, и все прочие романтические красавицы - королевы Египта. Он не может противиться искушению древних легенд и млеет перед портретами, которые, надо признать, лишь отдаленно напоминают оригиналы.

Свит сочувственно кивнул:

- Легко понять, почему застенчивый, чувствительный человек, поклонник искусства и красоты, предпочитает мечту реальности.

- Или почему мужчина может предпочесть женщину, умершую четыре тысячи лет назад, кое-каким живым образцам, - подхватил Джон.

- Фи, Джон, какой цинизм! - воскликнул Свит. Мэри слышала это, она поджала губы, и щеки ее потемнели от бросившейся в лицо краски.

Платформа остановилась, и мы сошли с нее. Горячий ветер закрутил концы шарфа вокруг моего лица.

Мы стояли у подножия скалы. Высоко над головой виднелись отверстия - входы в гробницы. Когда-то посетителям приходилось карабкаться туда по крутым, опасным склонам, но настоятельная потребность в туристских долларах, фунтах, марках и йенах подвигла на сооружение более удобных подходов: в скале были высечены тропы и несколько маршей лестницы. Прямо перед нами начиналась такая дорожка с длинной чередой мелких ступенек. Кое-кто из наших уже карабкался по ней.

На одной из ступенек - нелепая фигура в несуразно огромных солнцезащитных очках и самом большом, самом белоснежном пробковом шлеме, какой мне когда-либо доводилось видеть. Человека окружала целая стая мяукающих кошек, которых он кормил какими-то объедками, извлекаемыми из бесчисленных карманов, украшавших его куртку цвета хаки. Замечания, которые он отпускал в ходе кормления, прозвучали для меня погребальным колоколом:

- Не толкайтесь, это невоспитанно. Здесь всем хватит. Ах, ты плохая мама - дай сначала поесть малышам.

Голос позади меня глухо простонал:

- Я этого не заслужил! Конечно, моя жизнь - не образец для подражания, но такого не заслуживает никто. Даже Джек-Потрошитель, даже Аттила-гунн...

Я чувствовала абсолютно то же самое. Просто не могла произнести этого вслух, потому что онемела. О Боже, прошу тебя, пошли мне солнечный удар, шизофрению или что-нибудь столь же безобидное, только не это, мысленно воззвала я.

Шмидт увидел меня. Его кустистые седые усы зашевелились, а маленький аккуратный ротик растянулся в широкой улыбке.

- Извините, - сказал Джон, отодвинув меня в сторону, и двинулся вперед тем обманчиво неторопливым шагом, который на деле оказывается быстрее внезапно хлынувшего дождя. Сосредоточившись на мне, Шмидт поначалу его не заметил; когда же заметил, выражение полного восторга разлилось по его лицу. Джон добрался до Шмидта прежде, чем тот успел рассыпаться в приветствиях, и навис над ним.

- Ну не прелесть ли он? - Голос принадлежал Мэри. Я уже достаточно пришла в себя, чтобы оглянуться.

- Прелесть, - повторила я тем же обреченным тоном, каким только что говорил Джон.

- Как хорошо поступил этот милый пожилой джентльмен, который кормит кошек. - Мэри просунула руку мне под локоть. - Я тоже хотела принести какие-нибудь остатки еды; здесь все животные такие заброшенные, вечно голодные. - У нее вырвался трепетный вздох; сияющими глазами она смотрела на Джона, усевшегося на ступеньку рядом со Шмидтом. Шмидт слушал его, открыв рот.

- У Джона такое нежное сердце, - продолжала Мэри, - он любит кошек.

Это было для меня новостью. Уж Клару-то Джон точно не любил, и ей он, в свою очередь, сразу же не понравился: Клара очень проницательна.

Умные кошечки извинили Джона за то, что он отвлек Шмидта частным, но, видимо, важным разговором. К тому времени, когда мы добрались до моего босса, Джон уже ушел вперед, а Шмидт закончил кормить стаю завтраком. Он поднялся на ноги и испустил радостный вопль:

- Вики! Grass Gott [27], доброе утро, привет! Я так рад вас видеть!

- Что вы здесь делаете, Шмидт? - поинтересовалась я. Голос у меня был на удивление спокойным.

- Это судьба, не иначе. Потом все вам расскажу. - Шмидт стрельнул глазами в сторону Мэри, затем снова перевел их на меня. Улыбка его увяла, и он быстро заморгал. Должно быть, Джон уже сообщил ему о своей женитьбе. Да и выхода другого не было: следовало пресечь в зародыше неуместные намеки Шмидта на кое-каких прежних приятельниц Джона. Ах, как бы мне хотелось знать, о чем еще приватно побеседовали эти двое!

Я представила Мэри. Шмидт был немногословен, хотя и очень галантен, он пристально вгляделся в лицо Мэри. Они оказались почти одного роста.

Мэри извинилась, сказав, что ее ждет муж. Он ее вовсе не ждал, а был уже далеко впереди. Она поспешила за ним.

- Бедняжка Вики, - нежно сказал Шмидт, сняв очки и вытирая глаза. - Не позволяйте злу овладеть вашим сердцем, дитя мое.

- О чем это вы, Шмидт?

- Разве вы не в отчаянии? - Шмидт испытующе заглянул мне в лицо из-под своего широкополого шлема. - Что ж, кажется, нет. Женщина, у которой столько любовников, сколько у вас...

- Заткнитесь, Шмидт, - сказала я.

Шмидт не обратил внимания на мои слова, он так часто их от меня слышал, что они пролетали у него мимо ушей.

- Но нельзя ожидать, что все они будут хранить вам верность, если вы ничего не делаете, чтобы их поощрить, а часто бываете, в сущности, грубы с ними. Nein, nein [28], не отрицайте. Я сам видел. Надеюсь только, что сэр Джон женился на этой бедной девочке не от отчаяния, это было бы несправедливо по отношению к ней. Она, кажется, очень славная молодая дама.

- Шмидт... - Он замер в ожидании, но я не могла придумать, что сказать. Возможно, не следовало ничего говорить, пока не выясню, что наврал ему Джон. Поэтому после заминки я лишь буркнула: - Не хочу об этом говорить.

- Да, это, пожалуй, не лучшее место для доверительных бесед, - согласился Шмидт. Фейсал гнал снизу прямо на нас последнюю, самую нерасторопную овечку своего стада - престарелую англичанку, чьи физические возможности явно не соответствовали ее жизнелюбию.

Как всегда галантно, Шмидт сорвал с головы шлем и поклонился в пояс, если на его фигуре можно обнаружить такое место; согнуться ему было нелегко. Я представила всех друг другу. Фейсал кивнул:

- Да, герр доктор Шмидт, нас предупредили, что вы к нам здесь присоединитесь. Willkommen [29].

- О, как хорошо вы говорите по-немецки! - воскликнул Шмидт. - Вы - наш гид, мой друг? Превосходно! У меня масса вопросов. Можете ли вы мне сказать...

- Было бы лучше, доктор Шмидт, если бы вы подождали, пока мы не доберемся до гробниц. Остальные уже ушли далеко вперед.

- О, простите, это моя вина, - бодро сказала миссис Блессингтон (она просила меня называть ее Анной, но я пока не решалась). - Очень любезно с вашей стороны, что вы, молодежь, миритесь с моей немощью.

Она озарила всех нас улыбкой, включив таким образом в "молодежь" и Шмидта, который от удовольствия раздулся вдвое и воскликнул:

- Я понесу вас! Да, да, для меня это будет удовольствием и предлогом поносить на руках прелестную женщину.

Пусть бы попробовал! Я многозначительно взглянула на Фейсала, и он быстро сказал:

- Нет-нет, герр Шмидт, это нечестно, я первый познакомился с Анной. Анна, если вы мне позволите...

Она позволила, счастливо хохоча. Весу в ней было немного - сколько могут весить кости, кожа да практическая смекалка! - и все же легкость, с какой Фейсал понес ее вверх по лестнице, была впечатляющей демонстрацией его силы. Шмидт семенил рядом, предлагая сменить Фейсала, как только тот устанет. Похоже, они прекрасно поладили друг с другом, поэтому я сказала, что пойду вперед, и пошла.

Восхождение по ступенькам и извилистым дорожкам оказалось долгим, так что у меня было время подумать. Единственным положительным моментом в стихийном бедствии, каковым следовало считать появление Шмидта, было то, что в отношении к нему мы с Джоном на одной стороне. Ему вмешательство Шмидта нужно не больше, чем мне.

Когда-то раньше Джону удалось убедить Шмидта, что он - в некотором роде "скрытый агент", хотя Шмидт не мог не отдавать себе отчета в том, что познакомилась я с Джоном в тот момент, когда он пытался провернуть незаконную аферу с античными украшениями. Джон и Шмидт нашли друг друга: один был лучшим в мире мастером рассказывать небылицы, другой был счастлив поверить в любую чушь, лишь бы она казалась "романтичной".

На этот раз Джон не посмел бы поведать Шмидту о еще одной "секретной миссии". Но Шмидт при всей его романтичности не был глуп. Как мы с Джоном могли объяснить, почему оказались в одном круизе?

Совпадения случаются. Нынешнее, однако, слишком уж невероятное, даже Шмидт не проглотил бы эту байку; впрочем, от отчаяния Джон мог сочинить и такую. У него ведь было не более десяти секунд, пока он поднимался к Шмидту, чтобы придумать историю, которая убедила бы моего босса, что мы здесь не на новом особом задании, в выполнении которого Шмидт, безусловно, тоже захотел бы участвовать.

Затем мне пришло в голову другое возможное объяснение, при этом все мое разгоряченное тело покрылось холодным потом. Однажды я читала детективный роман - кажется, Агаты Кристи, в котором покинутая невеста, обуреваемая ревностью, следует за своим неверным возлюбленным и его молодой женой, проводящими медовый месяц в круизе по Нилу (еще одно странное совпадение). Шмидт, несомненно, читал этот роман или видел фильм, он обожает детективы. Капельки холодного пота превратились в ледышки, когда я вспомнила, что плел Шмидт, - что-то насчет зла, проникающего в мое сердце.

Джону эта история, должно быть, тоже известна. Если он посмел намекнуть Шмидту, что я преследую их с Мэри из ревности, я не просто убью его, а разорву на кусочки и раскидаю части этого восхитительного с анатомической точки зрения организма по всему теплоходу. Пусть Мэри попробует снова собрать его, как Исида Осириса.

Шмидту и самому могла прийти в голову версия о моей мстительной ревности. Если он не тянул на Джеймса Бонда, то роль Эркюля Пуаро исполнить мог вполне. Быть может...

То, что за несколько секунд я фактически решила поддержать Шмидта именно в этом заблуждении, поскольку оно - меньшее из двух зол, - со всей очевидностью свидетельствовало о том, сколь опасен этот чертов коротышка.

- А, вот и вы!

Я с изумлением уставилась на высокого блондина, протягивавшего мне руку. Это был Пэрри. Пристально глядя мне в лицо, он продолжил:

- Вы выглядите немного измученной, Вики. С непривычки здешний климат действительно тяжеловат.

Я огляделась и увидела, что добралась до конца пути, туда, где над "фасадом" скалы нависал уступ. Здесь находились входы в погребальные пещеры. Несколько наших стояли вокруг, обмахиваясь шляпами. Из ближайшей усыпальницы, металлические ворота которой были открыты, доносился голос читающего лекцию гида - одного из местных, как я поняла.

- Вы ведь не хотите ходить вместе со всей этой публикой? - покровительственно сказал Пэрри. - Давайте устрою вам персональную экскурсию.

Абориген в галабее и головном платке, хранитель ключей, ринулся к другим, запертым воротам. Я позволила Пэрри ввести меня внутрь. Думаю, не так уж непростительно, что мне захотелось узнать, нет ли у него тайного мотива, побуждающего уединиться со мной.

Если таковой и имелся, шансов у Пэрри было не много. Шмидт бдительно сидел у меня на хвосте. Я начала было представлять их друг другу, но Шмидт перебил меня:

- Я знаю этого джентльмена. Не говорил ли я вам, Вики, что навсегда запоминаю раз увиденное лицо? Это было на симпозиуме по египетскому искусству пять лет назад в Риме. Он рассказывал о портретной живописи Амарны. Боже правый, доктор Фоггингтон-Смит! Может быть, вы помните меня? Моя фамилия Шмидт.

- Я прекрасно помню вас, герр директор, - холодно ответил Пэрри. - Вы заняли все отведенное для вопросов время, оспаривая каждый пункт моего выступления.

Шмидт крякнул от удовольствия:

- Да, это была очень дружеская профессиональная дискуссия. С нетерпением жду возможности продолжить ее.

И продолжил. Очень скоро Пэрри извинился и слинял. Быть может, мнение мое было предвзятым, но рассуждения Шмидта понравились мне гораздо больше, чем рассуждения Пэрри. Прежде всего Шмидт не боялся говорить об эмоциональном восприятии. Некоторые детали - группа слепых музыкантов, пара трепещущих, гарцующих лошадей - трогали его настолько, что он немел от восторга. Пэрри не был на такое способен.

Осмотрев гробницу, мы все собрались вокруг Фейсала и одного из пароходных стюардов, чтобы освежиться напитками. В таком климате нужно больше пить, обезвоживание погубило многих невежественных путешественников. "Галактик турз" уже приучил меня к тому, что в подобных случаях предлагались самые разнообразные напитки, а также печенье.

Шмидт был совершенно счастлив: друзья, древности, а теперь вот еще и еда! Он что-то мурлыкал себе под нос, а когда мы разобрали прохладительные напитки и печенье, запел во весь голос. Проще смириться с пением Шмидта, чем уговорить его замолчать, поэтому я стиснула зубы и позволила ему продолжать.

- Frankie und Johnny waren Liebende, - ревел он. - Mein Gott, wie verstanden sie sich auf die Liebe [30].

Кое-кто из наиболее нервных пассажиров судорожно подпрыгнул, Джон, стоявший неподалеку, чуть не скатился со ступенек. Шмидт принял подобную реакцию за неподдельный интерес.

- Это старинная американская народная музыка, - пояснил он. - Уважаемая фрау из Гамбурга рассказывала мне, какой вы прекрасный музыкант, э-э-э... герр Тригарт. Не сомневаюсь, вы знаете эту песню.

Джон затряс головой. На какое-то время он, казалось, лишился дара речи.

- Ну что вы, это же очень известная песня. По-английски она звучит так: "Фрэнки и Джонни любили друг друга. О, Боженька..."

- А, да-да, - заморгал Джон.

- Это чрезвычайно интересная разновидность музыкального искусства, - объяснил Шмидт. - Песни в стиле кантри, песни "дикого Запада", блюзы, песни в стиле блу-грасс... Все это не одно и то же, как вы понимаете, у этих жанров разные корни.

- Блуграсс? - бессмысленно повторил Джон.

- Многие из них глубоко и трогательно религиозны. Слышали ли вы песню о катастрофе на шоссе, когда виски и кровь смешались воедино?

Джон подошел поближе. Такой взгляд я видела лишь у кошки, загнанной в угол маленьким, но очень шустрым ребенком, - ужас и недоверие, смешанные с невольным любопытством.

- Чрезвычайно интересно. Расскажите-ка поподробней, герр Шмидт.

Я поспешно отошла в сторону. Увы, недостаточно быстро, чтобы не услышать следующей строчки.

В конце концов мы тем же путем вернулись к ожидавшей нас платформе, которая должна была доставить всех на следующую остановку - к развалинам северного города. Шмидт снова настиг меня, и Пэрри, который толкался рядом, тут же сменил курс. Фейсал, пересчитав нас по головам, крикнул, чтобы отстающие подтягивались, и стал подталкивать своих подопечных к платформе.

Шмидт подал мне руку, помогая забраться, затем обернулся к Мэри. На этот раз она была одна и не сводила тревожного взгляда с верхней части тропы.

- Значит, он задерживается? - любезно сказал Шмидт. - Тем лучше для меня. Вы позволите помочь вам забраться на эту платформу?

- Я его не вижу. - Она козырьком приставила руку к глазам, а руку Шмидта проигнорировала.

- Он решил идти пешком, - объяснил Фейсал. - Это недалеко, он прибудет вскоре после нас. Пожалуйста, садитесь, в нашем распоряжении всего сорок пять минут.

Для меня сорока пяти минут оказалось слишком много, и даже Шмидт через некоторое время отошел в сторону. Я заметила, что он разговаривает с каким-то человеком - по виду археологом, довольно неряшливо одетым, работавшим в месте, запретном для туристов. Джона я нигде не видела (впрочем, специально и не искала) вплоть до того момента, когда настала пора уезжать. Мэри расцвела при его появлении, заспешила навстречу и взяла его за руку.

- Дорогой, я беспокоилась. Где ты был?

- Осматривал окрестности, - небрежно бросил Джон и, перехватив мой взгляд, добавил: - И пытался избегать встреч кое с кем.

Намеки становились все менее тонкими. Этот я тоже поняла.

В течение нескольких часов Шмидт сумел подружиться с большинством участников круиза. Особенно его очаровала Сьюзи, о которой он сказал - нисколько не неожиданно для меня, - что у нее "прелестная женская фигура". Воспользовавшись тем, что все могли меня слышать, я перешла к общим вопросам:

- Почему вы не сказали, что собираетесь присоединиться к этому круизу, Шмидт?

- Хотел сделать вам сюрприз, - лучезарно улыбнулся он.

- Вам это удалось.

- Я ведь все равно собирался в Египет, я же говорил.

- В отдаленном будущем, если не ошибаюсь, - напомнила я.

- Но долг прежде всего. - Шмидт говорил как можно громче, рассчитывая вызвать интерес и восхищение своих новых друзей. - Итак, сначала я отправился в Амстердам. Но там, Вики, я потерпел фиаско, джентльмен никак не мог решиться, морочил мне голову, впрочем, ничего особенно интересного у него и нет. Поэтому в конце концов я сказал ему "Vielen Dank, auf Wiedersehen" [31] и позвонил в туристическое бюро, где мне сообщили, что в этом круизе освободилось место. Вчера вечером я прибыл в Эль-Минью на поезде, а сегодня утром нанял лодку, чтобы как можно раньше переправиться через реку и ждать вас здесь. Мой багаж доставят на теплоход позднее.

Он повернулся, чтобы ответить на какой-то вопрос Элис, с которой они, разумеется, тоже встречались где-нибудь, когда-нибудь, на какой-нибудь конференции, и предоставил мне терзаться тяжелыми раздумьями. Совершенно очевидно, что туристическое бюро не сообщало ему - с какой стати? - что из-за болезни одного из пассажиров в нашем круизе освободилось место. Джон сказал, что Джен присоединится к нам в Луксоре. Означает ли это, что она не вернется? Или кто-то отказался от поездки еще раньше? Мне было просто необходимо все это выяснить.

Но до обеда такой возможности не предвиделось. Я едва успела принять столь необходимый после подобной экскурсии душ и переодеться, когда колокольчик зазвонил к обеду. Однако, войдя в ресторан, увидела, что Шмидт уже сидит за столом. Он замахал мне и закричал, приглашая за свой столик, за которым также сидела Луиза. Можно было догадаться, что Шмидт ее не пропустит.

На сей раз не она монополизировала разговор. В этом не было необходимости, ибо Шмидт только и говорил что о ее замечательных книгах и о том, как он взволнован знакомством с писательницей, которой он так давно восхищается.

Кажется, Марк Твен определил три ступени, ведущие к сердцу писателя: 1) сказать ему, что читал одну из его книг; 2) сказать, что прочел все его книги; 3) попросить прочитать рукопись будущей книги. Шмидт преодолел уже все три ступени и взошел на четвертую, о которой Марк Твен не упоминал: 4) знать имена всех героев и все сюжетные перипетии всех книг писателя.

Получив уже возможность оценить Луизины стати, я не удивилась, увидев, что она поглощает столько же пищи, сколько и Шмидт. Раздувшееся от калорий и самодовольства, лицо ее являло собой не слишком приятное зрелище.

- Вики тоже пишет романы, - сообщил Шмидт.

- О?! - Улыбка у Луизы стала кислой. Если бы она не была мне так неприятна, я бы ей даже посочувствовала; возможно, она ждала, что я попрошу ее прочесть мою рукопись, представить меня своему литагенту или рекомендовать мою книгу своему издателю. У меня было искушение обременить ее всеми тремя просьбами, просто чтобы позлить, но достоинство взяло верх.

- Я делаю это лишь для собственного удовольствия, - скромно заметила я. - Приключения моей героини слишком невероятны, чтобы кто-нибудь решился их напечатать.

Приключения Розанны были ничуть не более невероятными, чем приключения героинь большинства романов, в том числе и Луизиных, но в последнее время я немного утратила над ними контроль. Виноват был Шмидт, он все время меня подстрекал. Ничто не казалось ему неправдоподобным, лишь бы было побольше поединков на мечах, разорванных на клочки тел и вздымающихся грудей.

Луиза с глухим стуком обронила сюжет о моем писательстве и стала пересказывать Шмидту содержание своего будущего романа, она его еще не написала, поэтому не могла дать прочесть рукопись (см. выше: Марк Твен, пункт третий).

Я охотно предоставила Шмидту с жадным восторгом слушать рассказ Луизы о борьбе ее героини с похотливым жрецом Амона. У меня была надежда перехватить где-нибудь Джона до того, как энтузиасты отправятся на послеобеденную экскурсию. Вместо этого меня перехватил Хамид, интендантский помощник капитана. Вид у него был довольно мрачный, и когда он отвел меня в сторону, я ожидала... сама не знаю, чего, но уж, во всяком случае, не того, что услышала.

- Помните Али, вашего каютного стюарда, доктор Блисс?

- Разумеется, помню. Он сегодня не явился... О Господи, только не говорите мне, что он "соскочил" или как там это называется!

- Именно так и мы подумали, когда он утром не заступил на службу. Меня бы это не удивило: если он был виноват в инциденте с цветочным горшком, нечистая совесть и страх наказания могли заставить его сбежать.

Это само по себе было уже достаточно неприятно, но по суровому взгляду Хамида я догадалась, что дела обстояли еще хуже. Я молчала, у меня было дурное предчувствие.

- Он упал или прыгнул за борт ночью, - медленно проговорил Хамид. - Тело нашли несколько часов назад.

Глава пятая

I

Должно быть, я выглядела соответственно своему самочувствию, потому что Хамид взял меня под руку и подвел к креслу.

- Вы не должны винить себя, доктор Блисс.

- А я и не виню, - солгала я, как ни странно, весьма неубедительно, эта ложь не убедила даже меня самое.

- Это был несчастный случай, - любезно попытался успокоить меня Хамид. - Видимо, он хотел доплыть до берега, но случилась судорога или что-то в этом роде.

Начали подтягиваться те, кто собирался на послеобеденную экскурсию. Среди них был и Джон; Мэри, как всегда, - рядышком.

- Скажите, чтобы меня подождали, - попросила я, вставая. - Я скоро.

Единственное, что я видела, взбегая по лестнице, это стоявшее перед глазами лицо мальчика - мокрое от слез, когда он оправдывался, расцветающее в улыбке, когда благодарил меня за доброту. Доброта! Это не мог быть несчастный случай. То ли его принудили сбросить мне на голову злосчастный горшок и он не вынес мук совести, то ли видел того, кто это сделал. С ним расправились хладнокровно и грубо, словно с москитом.

Записка, которую я нацарапала, получилась довольно бессвязной, но суть дела, несомненно, выражала. Я положила ее в сейф и побежала обратно в холл.

Когда я примчалась, все уже спускались по трапу, но Фейсал ждал меня.

- Хамид сказал, что сообщил вам. - Его теплые, темные глаза изучали мое лицо.

- Да.

- Ему не следовало этого делать. Это вас расстроило?

- Разумеется, расстроило! Вы что, за монстра меня принимаете?

- Я не принимаю вас за монстра. Потому-то и не хотел, чтобы Хамид вам говорил. - Он поддержал меня, обняв за плечи. Я на мгновение прильнула к нему. Почувствовав, как дрожь пробегает по всему моему телу, он сжал меня крепче, не зная, что дрожу я не оттого, что расстроена, а от ярости.

- Не стоит говорить остальным об этом печальном событии, - сказал Фейсал.

Я кивнула:

- Все в порядке, Фейсал, пошли.

- Герр Шмидт еще не явился. Он тоже собирался с нами.

Безумная надежда шевельнулась во мне:

- Но мы же не можем ждать до бесконечности! Может, он заснул.

Однако такого счастья не бывает. Сияя всем своим круглым розовым личиком, бормоча извинения, из чрева лифта возник Шмидт, укомплектованный шлемом, очками, сумкой и массой других предметов, болтавшихся на ремешках, препоясывавших его торс. Я узнала камеру, бинокль, а среди менее известного мне военного снаряжения - походную флягу.

Возможностью посетить царскую гробницу воспользовались менее половины туристов. Я с облегчением обнаружила, что милая старушка Анна все же воздержалась от экскурсии; по сути дела, решились на нее только самые несгибаемые - относительно молодые и жизнестойкие. Оценив все возможности - Свита с Брайтом, Джона с Мэри, Луизу, закутанную в очередные покрывала, чтобы выглядеть загадочной, немецкую чету из Гамбурга, Элис и Пэрри, - Шмидт остановил свой выбор на Лэрри Бленкайроне, уселся рядом с ним и поприветствовал словно старого друга, каковым, как выяснилось, тот ему и доводился. Ну, во всяком случае, он был его добрым приятелем, что, по представлениям Шмидта, одно и то же. Интересно, есть ли кто-нибудь в мире искусств и археологии, кого бы не знал Шмидт? Эд Уитбред любезно подвинулся, чтобы я могла сесть по другую сторону от Лэрри. Полагаю, это была трогательная демонстрация веры то ли в мою безобидность, то ли в собственную способность в любой момент остановить меня, если я захочу убить его босса. В том, что он сумеет это сделать, сомнений не возникало.

Платформа загрохотала по пустынной равнине в сопровождении вооруженного эскорта. В лучах высоко стоявшего солнца песок казался совсем бесцветным; единственный контраст ему составляло сверкающее синее небо над головой. Встречный ветер напоминал дыхание раскаленной доменной печи.

Шмидт предался воспоминаниям о последней встрече с Лэрри на конференции по консервации и реставрации памятников. От витражей средневековых соборов до камней Колизея едва ли сыщется памятник, избежавший повреждений, нанесенных ему огнем или наводнением, и не пострадавший от загрязнения атмосферы, вызываемого интенсивным дорожным движением да и просто повседневной деятельностью человека. Лэрри, разумеется, в первую очередь интересовали египетские памятники, он казался более взволнованным, чем когда бы то ни было, и стоило ему заговорить о разграблении древних усыпальниц, как в голосе зазвучала, глубокая печаль.

- Грунтовка вместе с красочным слоем буквально осыпается со стен, - сетовал он. - За последние двадцать лет вреда причинено больше, чем за предыдущие четыре тысячи.

- Но вы сделали замечательное дело, отреставрировав росписи в гробнице Тетисери! - воскликнул Шмидт.

- Это лишь одно из многих дел, которые надо сделать.

- Гробнице Нефертити тоже повезло.

- О да, там прекрасно поработали люди Гетти, - согласился Лэрри. - Но как только ее откроют для всеобщего обозрения, все начнется сначала.

- Значит, вы поддерживаете идею о сооружении макетов для туристов, в то время как подлинные гробницы будут доступны только ученым? - спросил Шмидт.

- Да. - Лэрри перехватил мой взгляд и смутился. - Думаете, отдает снобизмом? Мол, это не для всех, только для меня? - Он поерзал на сиденье, оно действительно было жестким. - В любом случае для погребений Амарны уже поздно, - с сожалением сказал он, - здесь мало что сохранилось. Я понимаю, что египетскому правительству нужны туристские доллары, но меня огорчает то, что здесь сделано для облегчения доступа туристов в царскую усыпальницу. Прежде чем проложили дорогу через вади, до гробницы нужно было добираться пешком три долгие, трудные мили.

- Я слышал, японцы собираются построить лифты к высокогорным захоронениям знати, - сказал Шмидт.

Они дружно вздохнули.

Мы пересекли равнину и въехали в каньон, или вади, прорезавший окружающие скалы. Тени от них было мало, солнце стояло по-прежнему высоко, середина дороги растрескалась под его палящими лучами. Заметив, как судорожно я сглатываю, Шмидт открыл свою фляжку и предложил мне. Я с благодарностью приняла ее, сделала глоток и подавилась:

- Пиво!

- Aber naturlich! [32] - ответил Шмидт, принимая фляжку обратно. - Герр Бленкайрон?

Лэрри отказался. Эд тоже.

Мы везли с собой походный холодильник и перед началом спуска в этот последний пункт нашей экскурсии освежились прохладительными напитками. Путь ко входу в гробницу пролегал по узкому руслу высохшего бокового притока и не был трудным. Короткий марш мелких ступенек вел вниз. В конце галереи брезжил неяркий свет.

Фейсал собрал нас в кружок и начал рассказывать. Шмидт не смотрел на Фейсала, он смотрел на меня. Готовясь спуститься в слабоосвещенный тоннель, он снял солнцезащитные очки, и я увидела тревогу в его глазах-бусинках.

Шмидт, один из немногих, знал, что как-то раз я была заживо погребена под руинами одного баварского замка. Звучит мелодраматично, но это чистая правда: в тоннеле, по которому я двигалась, осыпалась земля, и мне пришлось откапываться. Никаких приспособлений у меня не было, только голые руки, никакого света, кроме нескольких спичек, а под конец не так уж много и кислорода. С тех пор я избегала темных замкнутых пространств под землей. Даже Шмидт не знал, что мне тот случай до сих пор иногда снится.

Знал Джон. Знал потому, что однажды, когда мы были вместе, мне как раз приснился такой сон. Джон крепко обнял меня тогда и держал, пока я задыхалась, давилась и выставляла себя проклятой дурой, прижимаясь к нему и бессвязно бормоча мольбы о воде и свете. После того как я успокоилась, он заставил меня все рассказать. "Это помогает изгнать демонов", - заявил он.

Джон тоже следил за мной во все глаза. Его взгляд поверх головы Мэри, пристальный и немигающий, встретился с моим. Я отвернулась.

Когда группа начала спускаться в усыпальницу, Шмидт подошел ко мне:

- Вики, может, вам туда не ходить?

Ему казалось, что он шепчет, но несколько человек обернулись на его голос, а Фейсал приблизился ко мне:

- Что-то не так, Вики?

- Все в порядке, - коротко ответила я.

Все действительно было более или менее в порядке. Вовсе не классическая клаустрофобия тревожила меня. Если имелся свет и вокруг были люди, я не так уж боялась замкнутых пространств. Во всяком случае, старалась убедить себя в этом.

Да и на самом деле все оказалось не так страшно: через равные промежутки пути были развешены светильники, а над сильно разрушенными участками древней штольни проложены сходни. Кроме того, меня окружали люди. Шмидт, да благословит Господь его заботливое маленькое сердечко, постоянно находился рядом.

Я никогда не увлекалась архитектурой египетских гробниц. Свит же, видимо, решил доказать, что это его страсть. На протяжении всего путешествия он не давал прохода Лэрри, несмотря на все попытки того улизнуть, так что теперь мог рассказать мне все и обо всем. Подойдя, он начал взахлеб делиться познаниями об изменении геометрических осей и углов наклона в поздних гробницах по сравнению с ранними. Надо признать, урок он знал назубок. Элис и Шмидт дискутировали по поводу минойского влияния на искусство Амарны. Таинственно отражался от стен голос Фейсала, обращавшего наше внимание на то, что представляло особый интерес.

Такого, впрочем, нашлось немного. На осыпавшихся стенах крутого спуска не сохранилось никаких росписей. Тем не менее они внушали суеверный трепет, и к тому моменту, когда мы достигли погребальной камеры, никто не решался говорить.

Здесь тоже не было ничего особенного, лишь несколько царапин на грубых стенах. Но, рассказывая о тех сценах, которые когда-то здесь были изображены и от которых нынче остались лишь эти царапины, Фейсал силой воображения сумел отчасти воссоздать ту, былую красоту. Перед глазами вставала картина: фараон и его царственная супруга приносят в дар богу Солнца, которому они поклонялись, солнечный диск с многочисленными расходящимися от него лучами, каждый из которых заканчивается маленькой, ласкающей ручкой, а вокруг стоят плакальщицы в изодранных одеждах, их руки воздеты к небу в ритуальной скорби. Но разобраться в деталях изображения фигуры на саркофаге не помогло даже красноречие Фейсала, который утверждал, что некоторые из них указывают на то, что там изображена женщина.

- А я думала, это гробница фараона, - сказала дама из Гамбурга.

- Мы не знаем, кто та женщина, изображенная на саркофаге, - ответил Фейсал. - Предполагается, что она была...

- Нефертити! - Луиза, словно вихрь, налетела на него, размахивая руками, ее развевающиеся покровы напоминали крылья. - Да, я чувствую! Я чувствую ее присутствие!

Она шлепнулась на пол, скрестив ноги по-турецки, и забормотала что-то себе под нос.

Остальные наблюдали за ней со смесью отвращения и недоумения. Свит проворчал что-то пренебрежительное по поводу мистики Новой эры, а на лице Бленкайрона появилось брезгливое выражение.

- Поразительно, сколько людей распускают нюни по поводу Нефертити, - пророкотал саркастический голос. Джон стоял, засунув руки в карманы, его волосы блестели под светом фонаря над головой. Он взглянул на меня и улыбнулся.

Пожалуй, лишь Фейсала происходящее скорее позабавило, чем удивило. Вероятно, ему и прежде приходилось наблюдать нечто подобное.

- Это не Нефертити, - спокойно возразил он. - Ее погребальный покой находится в другом месте. Правда, один знаток предположил, что это ее усыпальница, а не усыпальница ее мужа, но в целом ученый мир этой точки зрения не разделяет. Для захоронения царицы, вероятно, предназначалась незавершенная анфилада покоев, отходящих в сторону от наклонной галереи. Позднее мы осмотрим эти боковые покои, но прежде нам предстоит увидеть лучше всего сохранившуюся часть усыпальницы, предназначавшуюся для одной из наследниц.

Не обращая внимания на Луизу, он повел нас туда, откуда мы пришли.

Все гурьбой поспешили за ним. Едва ли кому-нибудь было здесь уютнее моего, причем я имею в виду не только температуру и спертость воздуха. Погребальная камера была достаточно просторна, по словам Фейсала, - около тридцати квадратных футов, и головой потолок не задевала даже я. Тем не менее, меня не покидало ощущение, что он нависает надо мной, а подпиравшие его каменные столбы вот-вот рухнут.

Непочтительно что-то насвистывая, Джон изучал стену, а Мэри робко подошла ко мне.

- Вам хочется уйти отсюда так же, как и мне? - прошептала она.

- Не знаю. А вам очень хочется? - Я вытерла испарину со лба.

- Думаю, отчасти дело в психологии, - пролепетала Мэри. - Напоминание о смерти, распаде, темнота...

Эти слова произносить в моем присутствии не следовало. Ничего не ответив, я решительно направилась к выходу.

Однако я не стала подавать вида. Погребальные покои, которые мы осматривали в мастабах Саккары, находились над землей; гробницы Амарны вырублены в скалах, но там мы не спускались в погребальные камеры, а в помещениях, где побывали, всегда в отдалении виднелся дневной свет. Нынешняя экскурсия оказалась для меня самым трудным испытанием. Но я решила, что должна победить свою фобию. Однако почему нужно делать это так стремительно? Лучше постепенно. Какого дьявола прыгать сразу на спину здоровенной лошади, начну-ка я с маленького пони и буду продвигаться вперед потихоньку.

Одна из дочерей Эхнатона умерла в детстве и похоронена в отцовской гробнице, в анфиладе боковых покоев. По тому, что здесь сохранилось, трудно восстановить картину, представлявшуюся мне столь трогательной: маленькое спеленатое тельце на смертном одре и безутешные родители, горестно склонившиеся над ним. Какие-то вандалы пытались вырубить часть рельефа: глубокие зазубрины разрушили верхнюю половину изображения тела царевны и ряд других деталей.

- Вот почему я панически боюсь того, что эти памятники становятся все более доступными, - сказал стоявший рядом со мной Лэрри. - Эти рельефы были целехоньки вплоть до тридцатых годов.

- Но нельзя же всю вину возлагать на бедных крестьян, - заявил стоявший по другую сторону от меня Шмидт, этот тайный социалист. - Ответственность за подобные безобразия несут европейские и американские коллекционеры, которые платят бешеные деньги за незаконный вывоз антиквариата. Разумеется, я не имею в виду вас, - спохватился он.

Лэрри рассмеялся:

- Именно поэтому моя коллекция не столь впечатляюща. Все лучшее расхватали музеи и менее щепетильные коллекционеры еще до того, как я этим увлекся. Так или иначе, меня больше интересует консервация, чем коллекционирование.

Когда мы покидали усыпальницу царевны, я заметила, что Джон снова отстал, в то время как Мэри шла следом за мной. Может, "милые бранятся..."? Я подождала ее и дружески ей улыбнулась. У меня, разумеется, не было никаких тайных намерений.

- Ну вот почти и все, - ободряюще сказала я.

- Да нет, все в порядке. - Голос ее, однако, слегка дрожал. - Было очень интересно.

Мы начали подниматься по галерее. Теперь она показалась немного круче, чем когда мы по ней спускались. Анфилада комнат, которые, как сказал Фейсал, возможно, предназначались для захоронения Нефертити, находилась на полпути к выходу. Указав на вход в нее, где уже ждали остальные, я спросила:

- Пропустим это последнее лакомство или пойдем? Мэри быстро посмотрела назад. Джон находился на некотором расстоянии и не обращал ни на кого никакого внимания. Интересно, сможет ли маленькая недотепа принять решение, не посоветовавшись с ним? И что это он один там делает? Быть может, они действительно поссорились и он дуется, желая, чтобы Мэри чувствовала себя виноватой в том, что задела его ранимое сердце?

- Давно хотела вас спросить... - словно между прочим сказала я, - про Джен. Как она?

- Гораздо лучше. По сути дела...

Она запнулась. Джон появился внезапно, за ее спиной замаячил его силуэт.

- Ты меня напугал, дорогой! - воскликнула Мэри.

- По сути дела, - продолжил он ее прерванную фразу, - ей уже настолько хорошо, что она может отправиться домой.

- Вы хотите сказать, Джен покидает Египет? - Я воззрилась на него в изумлении.

- Покинула. Сегодня утром. Моя мать не доверяет египетским врачам и больницам.

- Значит, она не вернется к нам?

- Нет.

Я перевела взгляд с самодовольно ухмыляющегося Джона на потупившуюся Мэри. Не из-за этого ли они поссорились?

- Вы, кажется, не слишком огорчены, - заметила я.

- Нисколько. Она мне до смерти надоела, - грубо отрезал Джон. - Ну ладно, девочки, пошли. Вы слоняетесь здесь так, будто вам все это очень нравится.

К тому времени, когда мы осмотрели еще несколько незаконченных помещений, высеченных в скале, и послушали объяснения Фейсала насчет их вероятного предназначения, все, даже Луиза, готовы были закруглиться.

- Я не ощущаю ее присутствия, - театрально продекламировала Луиза, - красавица Нефертити погребена не здесь.

- Может, она и права, - тихо сказал Лэрри, - но дело вовсе не в ее ощущениях. Кстати, с каких пор она стала специалисткой по Нефертити?

- Наверное, это героиня ее будущей книги, - предположила я.

- Но тогда почему она так взбесилась из-за того, что мы не поехали в Медум? - удивился Лэрри. - Тамошняя пирамида построена за тысячу лет до рождения Нефертити.

- Исторические романисты не принимают во внимание таких мелочей, - объяснила я, испытывая некоторое чувство неловкости при воспоминании о перипетиях судьбы собственной героини. Идею спрятать Розанну в кладовке для мётел, чтобы ее не нашел Чингисхан, правдоподобной не назовешь, но Шмидту она понравилась, а он был главным читателем и вдохновителем моей саги.

Разгоряченные, умирающие от жажды, покрытые пылью, мы словно пчелки к улью потянулись к холодильнику и стали накачиваться холодными напитками. Послеполуденная жара была чудовищна, но и она показалась нам освежающей по сравнению с тяжелым, застоявшимся воздухом подземелья. Даже в тени я ощущала, что кожа моя словно высыхает и съеживается. Но именно благодаря такому климату - немилосердному и часто губительному для живых - в Египте так хорошо сохранилось столько мумий.

Бленкайрон на обратном пути хотел осмотреть еще несколько захоронений, но с приличествующей ситуации улыбкой отказался от этой идеи, поскольку остальные ее категорически отвергли. Когда он предложил остановиться у южных захоронений, Мэри издала глухой стон. Шмидт, галантный, как всегда, поспешил к ней и предложил опереться на его руку.

Он держался хорошо, но я за него беспокоилась. Несколько лет назад Шмидт перенес операцию на открытом сердце. Он утверждал, правда, что стал после нее новым человеком, но я видела, что новый выглядит таким же больным, каким выглядел старый. Его лицо раскраснелось от жары и ходьбы, но улыбка оставалась такой же широкой, а усы - такими же непокорными. Было очевидно, что он наслаждается жизнью.

Я пропустила вперед Шмидта с Мэри и остальных. У меня почти не было возможности поговорить с Джоном наедине. Задержись я с ним в какой-нибудь пустой усыпальнице, это могло бы вызвать подозрения. А вдруг он тоже стремится остаться со мной с глазу на глаз? Может, именно поэтому держится вдали от Мэри?

Гипотеза моя получила подтверждение, когда Джон, догнав меня, ясно и четко проговорил:

- Гуляете в одиночестве, доктор Блисс?

- Давайте оставим формальности, - предложила я, растягивая губы в сдержанной улыбке.

- Пытаюсь, но не могу преодолеть врожденный трепет, даже благоговейный ужас перед академическими титулами. - Он постепенно понизил голос: - Не представляю себе, чтобы я мог называть профессора Шмидта Антоном.

- Попробуйте называть его Пупсиком, - предложила я.

Он поджал губы, чтобы удержаться от смеха или непочтительного замечания. Воспоминание об особенно напряженном моменте одной из наших предыдущих встреч могло спровоцировать его и на то, и на другое.

Хриплым шепотом я продолжила:

- Что ты ему сказал?

- Почему бы тебе не спросить у него самого?

- Собираюсь. Но сначала хочу услышать твою версию. Кончай увиливать, нас ждут. - Я картинно споткнулась, остановилась и сделала вид, что рассматриваю ушибленную ногу.

- Совпадение, - ответил Джон, беря меня под локоть, чтобы поддержать. От его прикосновения кровь в руке застыла.

- Он никогда в это не поверит.

- Придется, куда он денется!

- Со Шмидтом такие штучки не проходят.

- Я не обязан отвечать за разнузданное воображение Шмидта. Если мы будем говорить одно и то же, что ему останется?.. - Он замолчал, потому что к нам спешили Фейсал и Лэрри. - Не растяжение ли это? - притворно поинтересовался Джон. - Наверное, Фейсал мог бы... э-э-э... отнести вас на руках?

Подразумевалось, что у него самого подобного желания нет, да даже и Фейсалу будет нелегко поднять такую дылду. Я сдержалась:

- Благодарю, не нужно, я просто подвернула ногу. Уже все хорошо.

Свидание со Шмидтом устроить было проще. Мы назначали его, вопя во всю силу своих легких, чтобы перекричать грохот платформы, скачущей по неровной дороге. Шмидт хотел встретиться в салоне и приятно провести время со всеми новоприобретенными друзьями. Это меня несколько успокоило: значит, он поверил в версию о совпадении и не собирается задавать вопросы об истинных мотивах моего участия в этом круизе. Однако я считала, что лучше прочесть ему краткую лекцию о такте и скромности, прежде чем отпустить в свободное плавание, поэтому напомнила, что у него еще вещи не разобраны, и мы договорились, что, приняв душ, я зайду к нему.

Закрыв и заперев дверь на все замки, я проследовала не в душ, а к сейфу. Записка все еще лежала там.

Я топнула ногой и выругалась. Это не помогло, поэтому я отправилась в душ. Быть может, мой таинственный связник пока не имел возможности забрать записку? Все же мне это не нравилось, и холодная вода, вскипавшая на моем разгоряченном теле, не могла унять сомнений, вскипавших в моем разгоряченном мозгу. Я одевалась, когда раздался стук в дверь.

Накинув халат, я поспешила открыть и с удивлением воскликнула:

- О, привет!

Элис, несомненно, умела переодеваться молниеносно, как актер в кулисах. Теперь на ней было длинное платье из набивного шелка в цветочек и белые босоножки на высоких каблуках.

- Я подумала, может, вам растереть чем-нибудь ногу? - объяснила она свое появление. - Эта мазь очень эффективна, я на себе испытала.

Бутылочка, которую она держала в руке, не напоминала баночку для мази, этикетку Элис прикрывала рукой.

- Очень любезно с вашей стороны, - медленно проговорила я, - входите.

Когда я вернулась, закрыв дверь, она сидела в кресле, вытянув ноги и скрестив их. Бутылочка стояла позади нее на столе. На этикетке значилось: "Перекись водорода".

- Вы?! - неоригинально пропищала я.

- Согласна, не очень похожа, - холодно ответила Элис.

- А откуда вы узнали, что я хочу вас видеть? Вы ведь не получили моей записки.

Она нахмурилась:

- Какой записки?

Я протянула ей листок.

- Вы были, видимо, расстроены, когда писали, - тихо сказала она, читая нацарапанную в спешке записку.

- Конечно! Бедный невинный мальчик...

- Постойте, вы не все знаете. Почему, как вы думаете, записку до сих пор никто не забрал?

- О Боже! - Я грузно опустилась на кровать. - Вы хотите сказать, что Али был...

- Агентом египетской спецслужбы. - Лицо Элис омрачилось. - В отличие от меня. Я согласилась помочь лишь в этом конкретном деле и только потому, что глубоко заинтересована в защите художественных ценностей. К тому же здешние антизападные настроения могут оказать неблагоприятное воздействие на мою работу и работу других ученых. Заданием Али было забирать информацию от вас, моим - передавать ее связному.

Эта новость сняла камень с моей души. Али, такой юный, мертв, но все же он был профессионалом и полностью отдавал себе отчет в том, с каким риском сопряжена его деятельность.

- Я узнала о его гибели только сегодня после полудня, - продолжала Элис, - и поняла, что должна поговорить с вами, хотя меня и предупреждали, чтобы я никогда, ни при каких обстоятельствах не вступала с вами в прямой контакт. По-моему, эти люди одержимы дурацкой манией секретности. Хотя, надо отдать им должное, они пекутся о моей безопасности, так же как и о вашей. Я...

- Боже правый, Элис! - Я с ужасом воззрилась на нее. - Об этом я и не подумала! А надо бы. Вам лучше уйти. И впредь держаться от меня как можно дальше.

- Успокойтесь, милая, я вовсе не стремлюсь разделить участь Али. Я действительно та, за кого меня принимают, - стареющий, толстеющий археолог, никогда в жизни не стреляла из ружья и не брала уроков карате, но если ваша безопасность зависит теперь от меня, то, боюсь, вы - легкая добыча. Однако давайте лучше обсудим ситуацию и решим, что делать. - Она потянулась к карману. - Не возражаете, если закурю?

- Нет, пожалуйста. - Я поискала глазами пепельницу. Элис рассмеялась:

- Это ваш просчет, Вики. Не знаю, зачем вы притворяетесь курящей, но коли уж вы так решили, вам следовало бы научиться курить по-настоящему. У вас нет пепельницы, и вы даже не вдыхаете дым.

- Да, это была не самая моя удачная идея, - признала я. - Итак, что же нам делать?

- Полагаю, ждать. - Элис задумчиво уставилась на свою зажигалку. - Они уже знают о смерти Али и, надо думать, организуют замену. Однако меня беспокоят изменения в программе. Моя задача состояла в том, чтобы передавать полученную от Али информацию, когда мы сходим на берег, но уже пропущены две запланированные остановки, а завтра пропустим еще одну. Я не смогу выйти на связь до Абидоса.

- И другого способа связаться с теми, кто вас послал, нет? Черт, как это глупо! А если случится что-то непредвиденное?

- Уже случилось, - сухо заметила Элис, - причем дважды: связь ведь прервана в обоих направлениях. Впрочем, я давно подозревала, что являюсь лишь незначительным винтиком в этой машине - дублером, если хотите, для передачи информации. На борту должен быть по крайней мере еще один агент - профессионал, а не готовый помочь, но неумелый любитель вроде меня.

Выдает желаемое за действительное? Надеюсь, что нет. Обещая мне защиту, Буркхардт говорил о своих агентах во множественном числе.

- Но кто он? - спросила я.

- Если бы я знала, не разговаривала бы теперь с вами. - Элис потерла лоб, словно у нее болела голова. Впрочем, может, и болела. - Если судить по шпионским романам, которые я читала, такова обычная схема: минимум контактов, максимум анонимности.

Я и сама читала кое-что из этих чертовых детективов. Али знал меня и Элис. Прежде чем убить, его допрашивали... Совершенно не обязательно, чтобы на теле остались следы пыток. Современные палачи располагают разнообразными научно разработанными способами, включая медикаментозные.

- А это не может быть Антон?

Слова эти дошли до моих ушей, но не до сознания:

- Что? - Я, всхлипнув, вздохнула.

- Им нужно было заменить Али, - сказала Элис, - и вот сегодня утром как снег на голову сваливается Антон...

- Да нет, вы с ума сошли! Шмидт не... - Я остановилась, чтобы набрать воздуха. - И уж слишком вовремя он появился. Они не могли узнать о смерти Али раньше, чем сегодня на рассвете. А Шмидт в это время уже был в Эль-Минье.

- Это правда. - Элис загасила сигарету и встала. - Думаю, гадать бессмысленно. Ситуация не достигнет критической точки до нашего возвращения в Каир, а связь мы получим задолго до этого, вероятно, в Луксоре. Мой совет - сидеть смирно, не горячиться и быть очень осторожными.

Совет был превосходен, и я искренне собиралась последовать ему, если... мне позволят.

После ухода Элис я осталась стоять столбом, глазея на дверь. Сердце колотилось так, словно я только что пробежала целую милю. Предположение, что Шмидт является заменой Али, было настолько неправдоподобно, что поверить в него мог только помешанный. Но Элис не была помешанной. Знала ли она о Шмидте нечто такое, чего не знала я? Может, и другие это знают?

Кто-то тяжело вздохнул. Должно быть, я сама, поскольку, кроме меня, в комнате никого не было. "Не может быть", - заверила я себя. Даже если оставить в стороне вероятность того, что я предвзята, недооцениваю Шмидта, а он - умный, хитрый маленький актер - легко водит меня за нос, все равно не мог он за три часа добраться из Мюнхена до Эль-Миньи. Я от души молила Бога, чтобы негодяи разбирались в воздушных сообщениях так же хорошо, как я. Мне бы не хотелось, чтобы они вслед за Элис подумали, будто Шмидт прибыл на замену Али.

Зазвонил телефон. Конечно, это был Шмидт. Звук сытого, довольного, как у Дедушки Мороза, голоса вернул меня к действительности. "Невозможно", - повторила я себе.

- Ну и где же вы? - спросил Шмидт.

- Иду.

Судя по отражению в зеркале, оделась я более или менее нормально, но как мне это удалось, убейте - не знаю, потому что мысли мои занимали совсем другие веши.

Видимо, нам противостояли гораздо более квалифицированные профессионалы, чем члены нашей группы. Они вычислили Али, чего я сделать не сумела, и без промедлений и колебаний убрали его. Почему именно сейчас? Это мне было неясно. Просто обычная "аккуратность" или Али собирался разоблачить одного из них или всех вместе? Должно быть, он располагал солидными уликами, и, вероятно, они это знали, иначе не рискнули бы совершить убийство на этом этапе.

Несмотря на перечень лиц, которых пришлось убрать Джону, пока он водил дружбу со мной, убийцей он не был. Конечно, мое мнение в значительной мере основывалось на его собственных утверждениях, которые в других случаях не слишком заслуживали доверия, но в этом я склонна была ему верить. В обоих эпизодах, которые мне довелось наблюдать, у Джона были все основания утверждать, что он прибег к самозащите.

Или к защите меня.

Телефон прервал неприятное течение мыслей. Я не стала снимать трубку, так как подумала, что это снова Шмидт; вместо этого подхватила сумку и отправилась к нему.

Прочь все сомнения, я не могла представить себе, как Джон бьет Али, а потом держит его, потерявшего сознание, под водой, пока бедняга не захлебнется. Это было не в стиле Джона. Вероятно, он просто снова оказался в очень мерзкой компании. У него была дурная привычка попадать в такие компании.

Каюта Шмидта находилась на верхней палубе, рядом с солярием, по тому же борту, что и моя. На этой палубе располагалось всего четыре люкса - самых шикарных, подумала я, поскольку Бленкайрон занимал два из них.

Шмидт распахнул дверь прежде, чем я успела постучать, и заключил меня в свои широкие объятия.

- Наконец-то! Я уж чуть было не отправился вас искать. Вы опоздали.

- Ничего подобного. Мы не договаривались о времени.

Моя каюта показалась мне убогой по сравнению с каютой Шмидта, несравненно более просторной и шикарной. Раздвижная дверь отделяла гостиную от спальни, в гостиной стояли два сверхмягких глубоких кресла и удобный диван. Дверь на балкон тоже была раздвинута, впуская прохладное дуновение ветерка и открывая захватывающий вид на подрумяненные закатным солнцем скалы.

- Давайте посидим на балконе и полюбуемся видом, - предложил Шмидт, суетясь с бутылками и бокалами. - Это очень приятно, nicht? Я побывал во многих круизах, но в таком роскошном еще не доводилось.

Вдоль перил его балкона, так же как и моего, стояли цветущие растения в горшках. Я осторожно подошла к ним, напомнив себе, что здесь на меня ничего не сбросят: над этой палубой уже ничего не было. Справа от себя я увидела нос - а может, корму? - одной из спасательных шлюпок. Слева - толстую переборку, отделявшую балкон Шмидта от соседнего. Однако она была недостаточно толстой, чтобы заглушить доносившийся оттуда голос, не менее громкий, чем у Шмидта. И когда Шмидт радостно закричал:

- Садитесь, садитесь, милая Вики, давайте поболтаем, - я спросила:

- Кто там?

- С-с-эр... - Шмидт запнулся, - мистер Тригарт с женой.

- Черт вас побери, Шмидт, - сказала я свирепо, но тихо, - ведь именно из-за него я настаивала на конфиденциальном разговоре. Вам не следовало допускать подобных просчетов.

- Ах, да-да, знаю. Но что в этом плохого теперь? Вы знаете, и он знает...

- Может быть, она еще не знает.

- Они уже ушли вниз, - приглушенным голосом сказал Шмидт. - Впрочем, вы совершенно правы, Вики. Они женаты всего несколько недель, она очень молода и совсем невинна. Быть может, он еще не поведал ей о своих рискованных и пагубных занятиях. Она напоминает ребенка, которого хочется защитить от грубой жизненной реальности, nicht?

Внизу под нами я услышала грохот и лязг - очевидно, поднимали трап. Теплоход плавно отчалил от берега. На востоке небо уже начало темнеть, но полукруг скал в отдалении рдел в отраженных лучах заката. Стая ибисов, рассевшаяся на их уступах, напоминала белые цветы.

Шмидт вернулся к теме:

- А может, он отошел от дел? Честный, сознательный человек не станет подвергать опасности молодую жену и разбивать ей сердце, что непременно случится, если...

- Чудесный сюжет, Шмидт. Почему бы вам не написать книгу? А теперь слушайте меня. Вы его первый раз в жизни видите. Я его первый раз в жизни вижу. Никто никого прежде не знал. Можете вы это запомнить?

Шмидт поднял бокал, чтобы сделать паузу, потом сурово посмотрел на меня:

- А вы, Вики, вы можете дать мне честное слово, что не знали о его участии в этом круизе?

- Не знала, - сказала я твердо.

- Ведь вам не удастся обмануть меня, даже если захотите, - задумчиво сказал Шмидт. Я пила свое пиво. Какой-то местный сорт, совсем не плохой. Затем Шмидт заметил:

- А ваше сердце не разбито? Вы не отомстите неверному любовнику тем, что откроете его невинной, доверчивой...

- Ради Бога, Шмидт!

- Ну ладно, - примирительно сказал он, - тогда мы чудесно отдохнем и повеселимся. Я уже много лет не был в Египте. Это будет восхитительное путешествие. Давно мечтал подружиться с мистером Бленкайроном.

- И выудить из него пожертвование?

- Это моя работа - выбивать деньги из богачей. И я умею это делать.

Действительно умел, умел превосходно. Наш музей замечательно оборудован для такого маленького учреждения.

- Он дает деньги на многие достойные дела, - задумчиво проговорил Шмидт. - Почему бы и не нам? Раз ваше сердце не разбито, Вики, вы могли бы мне помочь. Он ведь не урод, правда?

- Постыдитесь, Шмидт. Разве так разговаривают с убежденной феминисткой?

- Да, он не урод, - объявил Шмидт, пропустив мимо ушей мои возражения. - Я бы не стал просить вас обратить свои чары на мужчину, который вам отвратителен. Говорят, он женоненавистник, но о вас, Вики, говорил немало лестных слов и задавал много вопросов.

Я давно отказалась от попыток убедить Шмидта, что некрасиво соблазнять потенциальных доноров. Если бы он обладал необходимыми природными данными, то занимался бы этим сам. Подозреваю, что таковы большинство директоров музеев.

- Что он говорил? - спросила я, ближе подвигая свой стул.

II

После долгого дня, завершившегося к тому же одной из самых скучных лекций Пэрри, я планировала утром поспать подольше, но была разбужена на рассвете Шмидтом, потребовавшим, чтобы я вышла с ним на палубу наблюдать, как корабль проходит через шлюзы у Асьюта. Поскольку я уже совершила ошибку, впустив Шмидта, - альтернатива состояла в том, чтобы оставить его орать под дверью и колотить по ней, - пришлось поспешно привести себя в порядок и позволить ему вывести меня на палубу.

Буфет на верхней палубе предлагал чай, кофе и разнообразные кондитерские изделия. Я проглотила чашку кофе, в то время как Шмидт совершал опустошительный набег на пирожные, подозреваю, уже не первый. Неразумно позволять ему так поступать со мной, но поскольку кофеин сделал свое дело, я была даже рада, что Шмидт меня разбудил. Солнце едва поднялось над горизонтом, и воздух был прохладен и свеж. Впереди виднелась массивная плотина; по проложенной поверху дороге шло оживленное движение, в котором участвовали автобусы, велосипеды и ослики. Корабль замер в ожидании своей очереди пройти через шлюз. Перед затвором шлюза впереди стоял еще один пароход.

За нами в очередь выстроились еще несколько. Вокруг кораблей словно мелкая рыбешка вокруг акулы роились лодки с предприимчивыми торговцами, во всю мощь своих легких расхваливавших товар. Я подошла к перилам, где стояли Шмидт и еще несколько человек. Шмидт тоже вопил во все горло, выторговывая платье, которое держал один из продавцов. Это было длинное черное платье с лифом, украшенным блестками, бусинками и вышивкой в псевдоегипетском стиле.

Я хотела спросить своего лишенного вкуса босса, как он собирается осуществить обмен товара на деньги, как вдруг какой-то предмет со свистом пролетел по воздуху и шлепнулся на палубу.

Я отскочила с проворством лягушки, а кто-то наклонился, чтобы поднять сверток.

- Вы сегодня в каком-то напряжении, доктор Блисс, - заметил Джон и с галантным поклоном вручил сверток Сьюзи Амфенор.

Я думала, что уже привыкла к безумной манере Сьюзи одеваться, но она не переставала удивлять меня. Нынешнее платье было словно извлечено из реквизита к фильму тридцатых годов с Джин Харлоу в главной роли: шелковое, с косой горловиной, отороченной, как и манжеты развевающихся рукавов, перьями марабу. То, что было у Сьюзи на ногах, по моим представлениям, называется домашними шлепанцами. Как ей удалось взобраться в них по лестнице, не свернув себе шею, понятия не имею. Потянувшись за свертком, она поскользнулась и зашаталась. Несколько пар мужских рук, в том числе руки Свита и Брайта, рванулись вперед в надежде поймать ее, но ей удалось в обход их всех тяжело рухнуть на Джона. Ему пришлось буквально отрывать ее от себя, чтобы поставить на ноги.

Счастливо хихикая, Сьюзи развернула свою покупку и показала ее: платье-рубашка, очень узкое и короткое, все расшитое золотыми блестками. С сожалением вынуждена признать, что оно ей шло.

- О, очень элегантно, - сказал Джон.

- Это для сегодняшнего египетского вечера, - объяснила Сьюзи, ослепив его своей знаменитой белозубой улыбкой.

- Ах да, совсем забыл. Нужно, наверное, что-то купить и для Мэри. Посоветуйте, Сьюзи. У вас такой безупречный вкус. - Он предложил ей руку.

Последовала ли я за ними к перилам? Разумеется. Впрочем, я и так туда собиралась. Я слышала, как Сьюзи спросила, почему Мэри нет с ним, и его ответ:

- Я уговорил ее подольше поспать. У нее была беспокойная ночь.

Пластиковые пакеты тут и там плюхались на палубу. Шмидт уже поймал свой, бросил какое-то необъятное одеяние на стул, положил в пакет деньги, крепко завязал его и швырнул вниз. Для толстого старичка он обладал неплохой меткостью: продавец без труда поймал пакет. У Сьюзи рука оказалась не такой верной, ее пакет пролетел далеко мимо лодки и с брызгами упал в воду, но продавец ловко поддел его с помощью длинного крюка.

Я не видела, какое потрясающее платье купил Джон для Мэри, поскольку была занята тем, что удерживала Шмидта от попыток купить мне не одно, а несколько. Мне удалось отговорить его от расшитой золотыми блестками рубашки. Привлеченные забавой, на палубе появились и другие пассажиры. Это действительно было бы забавой, если бы не подозрительное и напряженное состояние моего ума. "Вот-вот, - говорила я себе, - очень ловкий способ передачи контрабанды или взрывчатки". Учитывая то, что одна из лодок была набита мужчинами в черной форме, бдительно следившими за каждым актом купли-продажи.

Развлечение закончилось, когда мы стали входить в шлюз. Это был весьма непростой маневр, поскольку огромная "Царица Нила" занимала почти все пространство шлюзовой камеры вширь и в длину. Каменные стены возвышались с обеих сторон; сверху к воде спускались ступеньки. Стены подступали так близко, что даже Сьюзи могла бы бросить сверток прямо в руки кому-нибудь, кто стоял бы на лестнице.

Однако там стоял только человек в военной форме с ружьем. Военные выстроились и на стенах шлюза.

Шмидт с возгласом "Пора завтракать!" потащил меня вниз.

Я многозначительно смахнула крошки с его усов. Он фыркнул:

- Это был не завтрак, так - легкая разминка.

Поскольку в тот день мы не сходили на берег, кормили нас почти непрерывно; пассажиров нужно занимать, а для некоторых еда - любимый вид спорта. Я составляла Шмидту компанию, пока он набивал желудок и размышлял, чем бы занять этот свободный день. Мне не стыдно признаться, что смерть Али несколько охладила мой пыл, словно на меня вылили ушат воды. Если Элис - моя единственная союзница, мы обе в большой беде. Если не единственная, то почему, будь он или она неладны, это другое лицо не обнаруживает себя? Я оставила в сейфе еще одну записку: тон ее был безапелляционен, чтобы не сказать истеричен, но если я не получу ответа, то ни черта не смогу сделать.

Что касается злоумышленников, то я готова была оставить их в покое при условии, что и они меня не тронут. Я ничего не хотела разузнавать или даже делать вид, что разузнаю. Если когда и следовало укрыться в крепости, заняв оборону, то именно сейчас. И я была намерена увести с собой "в крепость" Шмидта. Поскольку Элис пришли в голову шальные мысли на его счет, они могли прийти и кому-нибудь еще.

Шмидт наслаждался жизнью. Обычно он не отходит от меня, но на сей раз я впилась в него, словно клещ, и он наивно этому радовался. Мы примеряли ужасные купленные им одежды, и хотя он искренне уверял меня, что выгляжу я в них великолепно (при всей моей любви к Шмидту я не могла вернуть ему комплимент), я уговорила его посетить сук [33], как называли здесь магазин мистера Азада, чтобы посмотреть, нет ли там чего-нибудь еще более грандиозного.

Шмидт обожал восточные базары. Он вообще любил места, где мог покупать вещи не только себе, но и - да благословит Господь его щедрое сердце - своим друзьям и близким. Магазинчик был маленьким, в нем толпилось много народа; те, кто не купил костюмов у речных торговцев, подыскивали себе наряды для вечернего банкета. У мистера Азада не было расшитых золотыми блестками платьев-рубашек, но некоторые его платья были щедро вышиты золотыми нитями и оторочены тесьмой. Сопровождаемые одобрительными улыбками мистера Азада, мы с полными свертков руками проследовали в мою каюту, где начали примерку. Шмидт обожает примерять новую одежду, но еще больше любит смотреть, как примеряю ее я.

После долгих консультаций и пируэтов перед зеркалом он остановил свой выбор на самом вычурном и необъятном одеянии. В сущности, это был некий ансамбль: длинная, до полу, рубашка с длинными же рукавами и сверху такой же длинный жилет, расходящийся спереди. После того как Шмидт трижды безуспешно пытался замотать на голове шарф, как это делают арабы, я убедила его, что если он хочет выглядеть истинным мачо, лучше надеть бедуинский головной убор.

Тем временем настала пора обеда. Мне страшно даже вспомнить о том, сколько всего съел Шмидт. Я надеялась, что после этого он захочет поспать, но Шмидт, до краев наполненный бобами и прочей снедью, был готов функционировать.

- Вы ведь не хотите пропустить лекцию, Вики? Герр Фоггингтон-Смит будет рассказывать о гробнице Тетисери и показывать слайды.

- Вы не слышали его лекций, Шмидт! Он самый занудный...

- Но слайды, Вики! Многие из них будут демонстрироваться впервые. Это полная фотопанорама...

Я сдалась, пообещав встретиться с ним в холле через десять минут, и, отвергнув его заверения, что я и так выгляжу достаточно хорошо, засеменила к себе.

Некоторое время я провела за туалетным столиком, освежая макияж. Потом открыла сейф.

Мои записки исчезли, но кое-что появилось. Симпатичный блестящий автоматический пистолет сорок пятого калибра.

Глава шестая

I

Я выросла на ферме в Миннесоте. Отец всех нас учил обращаться с дробовиком и винтовкой. Он не охотился, но не видел ничего дурного в том, чтобы попугать налетчиков, в том числе и человеческого происхождения, когда те нападали на живой инвентарь (в том числе и человеческого происхождения). Кроме того, пуля была самым быстрым и гуманным способом покончить со смертельно раненным или взбесившимся животным. Однако отец ненавидел пистолеты и револьверы, считая их оружием трусов, и утверждал, что они чаще доводят человека до беды, чем помогают спастись от нее.

Когда вам шестьдесят пять и вы сложены, как танк, такого мнения придерживаться легко.

Подходит оно мне или нет, но я тоже его придерживаюсь. Со всеми необходимыми предосторожностями я взяла эту штуку в руки и с еще большими предосторожностями осмотрела ее. Я могу отличить автоматическое оружие от револьвера, но это потолок моей компетентности. Пистолет, который я держала сейчас в руках, отличался от тех моделей, с которыми мне доводилось иметь дело. Он стоял на предохранителе, обойма была заполнена, но запасной не имелось.

Появление оружия подтверждало, что у Али на теплоходе имелся дублер. Это хорошая новость. Однако я надеялась, что, положив оружие, он не собирался тонко намекнуть: действуй, мол, самостоятельно, детка, не жди, что тебе бросятся на помощь.

Тонко намекать я и сама умела. Я положила пистолет обратно и закрыла дверцу; как бы там ни было, носить эту проклятую штуковину с собой нельзя: вся моя одежда сшита из легкого хлопка или льна и спрятать пистолет так, чтобы он не выпирал, было некуда. А если положить его в сумочку, он либо выпадет из нее в самый неподходящий момент, либо завалится на дно, и в нужный момент я не смогу его быстро найти.

Отец был прав. От этих дьявольских игрушек больше неприятностей, чем пользы.

Шмидт занял мне место в холле. По совпадению, наверняка не случайному, единственным, кто еще сидел за этим столиком, оказался Лэрри. Похоже, он действительно рад был меня видеть. Лицо Шмидта приняло то особое выражение розовощекой невинности, которое принимало всегда, когда он на что-то нацеливался. Я знала, на что, вернее, на кого он нацелился в этот раз, и мысленно пожелала ему удачи. В конце концов, я - лояльный сотрудник мюнхенского Национального музея. До определенного предела лояльный.

- Значит, вас все-таки отпустили на несколько часов? - сказала я, скользнув взглядом по столу, за которым сидели два оруженосца Лэрри.

- Как раз наоборот, - с улыбкой ответил он. - Это мне пришлось приказать Шредеру взять тайм-аут. Он уже раз двенадцать звонил в Луксор по поводу организации приема.

- Мистер Шредер - ваш секретарь? - спросила я.

- Скорее, исполнительный директор. Вы с ним не встречались?

Я покачала головой.

- А я встречался, - вставил Шмидт. - Очень милый человек. Только застенчивый, nicht?

Лэрри рассмеялся:

- Я бы не сказал. Но сейчас он очень занят. Эти изменения в программе вызвали массу хлопот. Нам пришлось соответственно пересмотреть и нашу программу официального открытия гробницы, и время приема в моей резиденции.

- Значит, это правда, что нам оказана честь быть первыми, кто увидит гробницу во всем ее воссозданном великолепии? - оживленно поинтересовался Шмидт.

- Первыми и, вероятно, последними, - ответил Лэрри.

- Ага, - понимающе кивнул Шмидт и подмигнул: - Я догадывался, что вы поступите именно так, и, разумеется, полностью одобряю ваше решение. Но удастся ли вам осуществить его, mein Freund [34]? Туристические бюро, несомненно, будут возражать против закрытия гробницы для посетителей.

- У меня есть аргумент, который, надеюсь, их убедит. Нет, Антон, - добавил он любезно, но твердо, - не спрашивайте меня, какой. Пусть это будет сюрпризом. Я оглашу его послезавтра во время приема.

- Тогда не спрашиваю, - заявил Шмидт и, широко раскрыв глаза, плотно сомкнул губы, - обожаю сюрпризы.

Он переигрывал, хитрый коротышка, и я постаралась намекнуть ему на это, с едва заметной укоризной покачав головой. Но Шмидт лишь хмыкнул.

Холл заполнился людьми. Здесь были все, даже Сьюзи. Честно признаться, я ожидала, что она предпочтет культуре солнечные ванны. Однако, вероятно, миссис Амфенор решила, что в солярии в этот час у нее будет недостаточная аудитория.

Лекция оказалась долгой, но на этот раз даже безнадежно педантичная лекторская манера Пэрри не смогла испортить потрясающего впечатления, которое производил сам предмет.

Захоронение было открыто на рубеже веков, прошлого и настоящего, знаменитой супружеской парой египтологов. В те годы такая команда представляла собой редкость: женщин не допускали в археологию или иные серьезные научные дисциплины. И метод работы у них был по тем временам необычный, так как они следовали строгому правилу точно описывать находки и делать зарисовки, а не действовали согласно любимой методе своих коллег-современников: режь, жги, выкапывай и выбрасывай на рынок!

Поскольку искусство цветной фотографии тогда еще не было развито, единственным способом точно воспроизвести настенные росписи оставалось мастерство художника. Например, Говард Картер, известный всему миру как человек, открывший гробницу Тутанхамона, начинал копиистом. У него есть замечательные работы, но, надеюсь, никто не обвинит меня в предвзятости, если я рискну утверждать, что лучшими археологами-копиистами того времени были все же женщины. Первооткрыватели гробницы Тетисери пригласили одну из таких художниц, и она скопировала росписи с изысканным мастерством.

Как раз двадцать напомнил мне Шмидт, мы первыми получили возможность увидеть съемки воссозданных росписей. Лэрри отклонил десятки просьб и не позволил воспроизвести эти слайды. Даже такая почтенная научная организация, как "Нэшнл джиогрэфик", не смогла добиться его согласия на издание альбома.

Пэрри пришла в голову блестящая идея: слайд за слайдом сравнить первые живописные копии, цветные фотографии, сделанные перед началом реставрационных работ три года назад, и росписи, восстановленные теперь. Это была великолепная и убедительная демонстрация опасности, которую таит доступность таких памятников для туристов, и одновременно демонстрация того, что способны сделать квалифицированные реставраторы в союзе с денежными мешками. За девяносто лет росписи были чудовищно испорчены, но собранная Лэрри команда вернула им былую красоту.

Когда зажегся свет и раздвинули шторы, Пэрри начал отвечать на вопросы, а я встала и направилась на палубу. Лэрри последовал за мной.

- Захотелось вдохнуть немного никотина? - спросил он шутливо.

Я все время забывала, что "курю". Достав сигарету, я ответила с полной откровенностью:

- Не хотелось портить впечатление. Вы сделали замечательное дело, Лэрри. Мне хочется поцеловать вам руку.

Шмидт неотступно преследовал нас.

- Sie hat recht, mein Freund [35], - серьезно сказал он. - Поклонники искусства во всем мире у вас в долгу. Я не стану целовать вам руку, но хотел бы пожать ее.

Густой румянец разлился по лицу Лэрри. Он опустил глаза и стал ковырять палубу носком туфли словно застенчивый школьник.

- Ваша похвала для меня много значит, - тихо сказал он.

Я боялась, что Шмидт воспользуется смущением Лэрри и начнет намекать ему: есть, мол, и кое-что еще, что можно сделать для любителей искусства во всем мире, в частности в Мюнхене, поэтому поспешила сменить тему:

- Что случилось с мумией Тетисери?

- Считается, что она - одна из безымянных мумий тайника в Дейр аль-Бахари, - ответил Лэрри, - но я сомневаюсь в правильности идентификации.

- На каком основании? - живо полюбопытствовал Шмидт.

- Это довольно сложный вопрос.

- Ach, ja! [36] Помню, я читал об этом. - Шмидт облокотился о перила, глаза его светились неподдельным интересом. Шмидт интересуется практически всем и, как я уже говорила, не забывает ничего из когда-либо прочитанного. - Существует папирус, кажется, он хранится в Амхерсте, датируемый двенадцатым веком до новой эры, в котором содержатся признания грабителей фиванских гробниц. К тому времени было разграблено столько царских захоронений, что жрецы собрали мумии всех фараонов или то, что от них осталось, и спрятали их в потайном месте. Тайник был обнаружен в 1880-е годы, после того как его, в свою очередь, разграбили местные воры. Все мумии оказались выброшены из своих саркофагов, поэтому многие остались неидентифицированными...

- Вы прекрасно осведомлены, - резко сказал Лэрри, отвернулся и, опершись о перила, устремил свой взор на противоположный берег.

Я поняла намек, но Шмидт весело продолжал:

- Несколько лет назад Мичиганский университет предпринял комплексное исследование мумий фараонов с помощью рентгеновских лучей. Открылись некоторые занятные подробности. Например, маленькая запеленатая мумия, найденная вместе с мумией верховной жрицы, оказалась не мумией ее мертворожденного ребенка, как считалось прежде, а мумией бабуина! А одна престарелая царица оказалась лысой, и у нее были - как это называется? - лошадиные зубы...

- Пора подкрепиться, Шмидт, - перебила его я, - время чая. Почему бы вам не занять для нас столик поближе к буфету, пока народ не набежал?

Перспектива поесть могла отвлечь Шмидта практически от чего угодно. Он засуетился и убежал.

- Будете пить чай? - спросила я Лэрри.

Он отрицательно покачал головой:

- Берегу себя для вечернего банкета. Пойду подумаю. Нужно ведь соорудить себе какой-нибудь костюм. Если позволите...

Я отправилась к Шмидту.

- Столы еще только накрывают, - пожаловался он, - некуда было спешить. Почему?..

- Тонкий намек, Шмидт: если вы хотите завоевать сердце Лэрри, не говорите с ним о мумиях. Особенно о мумиях прекрасных египетских цариц.

- Ах, - дошло до Шмидта, - ach, Vielen Dank [37], Вики, мне следовало самому додуматься. Он романтик, да? Мечтает о прекрасных образах, картинах и статуях.

- Наверное. Но даже наилучшим образом сохранившиеся мумии не так уж романтичны.

- М-м-м-да. Вот почему он не хочет верить, что маленькая лысая старушка с лошадиными зубами - королева его мечты. Голова у нее отделена от очень поврежденного туловища...

- Шмидт! - протестующе гаркнула я. - Я не так романтична, но собираюсь есть. Замолчите, будьте любезны.

Только теперь я осознала, что до сих пор держу в руках сигарету, и уже готова была засунуть ее обратно в пачку, как прямо перед моим носом, так близко, что я в испуге отпрянула, возник огонек зажигалки.

- Можно нам сесть с вами? - спросила Мэри.

Шмидт вскочил и пододвинул ей стул. Я закурила проклятую сигарету, женственно закашлявшись и проговорив:

- Благодарю вас.

- Не за что, мне это только приятно, - ответил Джон. В этом я не сомневалась.

- Мы говорили о Тетисери, - объяснил Шмидт. - Вики не хочет слушать историю ее мумии.

- Зато Мэри души не чает в трупах, - подхватил Джон.

- Ну, дорогой, не надо дразниться. - Хорошенький ротик Мэри исказила судорога отвращения.

За прошедшие дни ее кожа, покрывшись легким загаром, из сливочно-белой превратилась в бледно-золотистую. На Мэри была белая шелковая блузка с рубиново-золотистым шарфом, свободно завязанным вокруг шеи. К этому ансамблю гораздо больше подошли бы греческие головки, чем бриллиантовые серьги, которые она надела, - каждый камень карата в полтора, насколько я могла судить (а я могу судить). Но и они были меньше, чем бриллиант в кольце, надетом на средний палец. Оно закрывало простое обручальное золотое кольцо, которое она носила на том же пальце.

Шмидт продолжал рассуждать на тему того, что очень немногим доставляют удовольствие разговоры о мумиях.

- Вы, конечно, предпочитаете очаровательную женскую статуэтку, что хранится в Британском музее? - сказал он, хихикая и подмигивая.

Мэри робко взглянула на Джона:

- Боюсь, я не...

- Вам незачем извиняться! - воскликнул Шмидт. - Обворожительная молодая дама не должна забивать себе голову всякими древностями.

- Благодарю вас, Шмидт, - не удержалась я.

- Вы - совсем другое дело, Вики, - спокойно ответил Шмидт.

Я решила не развивать этой темы дальше, но признаю, что следующее замечание сделала не без задней мысли:

- Я всегда любила эту маленькую статуэтку и очень огорчилась, когда обнаружилось, что она... что она...

- Поддельная, - закончил фразу не склонный к иносказаниям Шмидт.

Я заставила себя отвести глаза от Джона. Он поднял одну бровь и слегка изогнул в улыбке губы - эту его гримасу я особенно ненавижу.

- Какое это имеет значение, если она прекрасна? - бросил он. - Некий признанный авторитет в области искусства Древнего Египта назвал ее самой трогательной и очаровательной скульптурой своего времени. Разве она перестала быть ею и утратила свои художественные достоинства из-за того, что оказалась "моложе", чем думали прежде?

- О, мой друг, но вы упускаете из виду главное, - возразил Шмидт, - подлинность произведения.

Все аргументы "про" и "контра" были мне известны, в том числе и доводы Джона. Я уже слышала их, когда готовилась заложить его и разработанный им план подмены античных драгоценных украшений подделками. То были действительно превосходные копии, почти неотличимые от оригинала, но прекрасный контраргумент качался накануне вечером в мочках изящных ушек Мэри. Я ощутила страстное желание обладать этими греческими сережками. Сколь точными ни были бы копии, к ним я таких чувств не испытала бы.

Мэри положила ладонь на руку Джона, при этом рукав ее блузки натянулся. Ткань была настолько прозрачной, что через нее просвечивала кожа, на которой виднелись темные пятна, расположенные на одинаковом расстоянии друг от друга и напоминавшие синяки, но не такие, какие бывают, когда ударишься о мебель или дверь, а скорее такие, какие остаются от пальцев.

II

Шмидт симпатизировал Мэри, а она - ему. Кто бы бросил в нее за это камень? Он чрезвычайно мил, особенно когда хочет быть галантным. Джон тоже желал оказать нам внимание. Кто знает, что было у него на уме? Быть может, он хотел всем нам просто досадить? И я, безусловно, почувствовала досаду, когда он переключил внимание Шмидта с античных ценностей на музыку кантри. Достаточно оказалось одного вопроса. Шмидт с восторгом стал распространяться на эту тему:

- Да-да, это очень интересный музыкальный жанр. Я обязан Вики за то, что она меня к нему приобщила. Я даже подумываю, не научиться ли играть на гитаре.

- Это будет все же лучше, чем слушать ваше пение, - грубо заметила я.

Шмидт совершенно невосприимчив к моим оскорблениям. Он считает, что я просто подтруниваю над ним. (Может, он и прав.)

- Тогда спойте сами, - предложил он. - Ту, об умирающей подушке.

- Об умирающей подушке?! А, о погребальной подушечке. - Глаза у Джона были голубыми и невинными, как незабудки. - Я должен непременно это услышать.

В конце концов мы все перешли в холл и уютно устроились вокруг рояля. Шмидт немного играл, вполне достаточно, чтобы задавать тон певцам. Он сказал нам слова трех куплетов из "Смерти грешника", включавшие и сюжет об "умирающей подушке" (незначительная ошибка в выборе слова, как заметил Джон).

Существует масса песен в стиле блуграсс об узниках, о скованных одной цепью каторжниках и о грешниках. Шмидт, видимо, задался целью показать, что знает их все. Менее толстокожий человек, несомненно, испытал бы неловкость, если бы при нем затронули подобные темы, но только не Джон! У него и вообще-то обескураживающее чувство юмора, а в тот день он был в особо странном настроении и все время подначивал Шмидта. Могу себе представить, что испытывала при этом Мэри. Ее это, конечно, не забавляло.

Как только Шмидт запел, холл быстро опустел. Поскольку я не хотела оставлять его одного - особенно с Джоном, - то осталась и, чтобы продемонстрировать свое хладнокровие, даже несколько раз подпевала хору. Я весьма горжусь своей способностью плавно переходить от одной ноты к другой и была полностью поглощена исполнением "Маленького гробика из красного дерева", когда до меня дошло, что Шмидт готов (на "Маленьком гробике" он обычно не выдерживает и срывается в слезы), а Джон, чуть гнусавя, ровным тенором, подозрительно напоминающим голос великой Сары Картер, выводит мелодию.

Словно получив болезненный пинок, я спустилась на землю. Когда-то мы с ним пели - причудливое попурри из произведений Баха, немецкие народные песенки, рождественские гимны, - пели, чтобы не заснуть в ту ночь, когда вьюга отрезала нас от мира в заброшенной церкви. То была самая памятная из ночей, проведенных нами вместе, включая и другие, тоже памятные, но по совсем другим причинам. То была ночь ночей, которую я не хотела вспоминать.

Лирика тоже не помогла: "Возьми письмо его и медальон и нежно положи на сердце мне..." Я резко прервала глиссандо:

- Пора переодеваться к банкету, Шмидт, а то опоздаем.

- Ну еще одну, - умоляюще произнес Джон, глядя на меня из-под густых ресниц.

- Хорошо, еще одну успеем. Дайте подумать... А! Вот эту вы, наверное, не слышали, это последний хит сестер Роуд.

Песня называлась "Ты - объезд на пути к небесам". Думаю, и простаку понятно. Сюжет незамысловат: когда мама героя лежала на смертном одре, она наказывала ему не якшаться с девчонками определенного толка. Но герой был ослеплен светом фар ее автомобиля и сел к ней в машину, просто покататься...

Пропев три куплета и три раза припев, я прервала Шмидта.

На лице Джона было написано восхищение.

- Боже мой, - благоговейно произнес он, - это великолепно! Это даже лучше, чем песня об Иисусе и футбольных воротах жизни. Как там? "Следуя изгибам твоего тела, я сбился с пути..."?

- Шмидт, - угрожающе процедила я сквозь стиснутые зубы.

- Да-да, Вики, идем. - Вставая, он взял Джона под руку, - "И руки мои соскользнули с руля..."

Они пошли к двери, рука в руке, их голоса слились в дуэте. Это было самое отвратительное завывание, какое мне доводилось слышать, а я пару раз в жизни наступала кошкам на хвосты.

- Иногда на него находит, - сказала Мэри со сдержанной извиняющейся улыбкой. - Причуда.

Причуда? Я бы назвала это по-другому.

III

Собирать Шмидта на торжественный ужин и костюмированный бал так же хлопотно, как наряжать невесту под венец. (Да, мне приходилось быть подружкой невесты. Дважды.) Сама я оделась быстро. Шмидт, этот хитрый маленький негодяй, подарил мне три ужасных платья, купленных у торговцев с лодок: одно было слишком коротким, другое - слишком узким, третье - то и другое вместе, и все три расшиты разноцветными блестками. Я уже решила, что не появлюсь на публике ни в одном из них, и, надев платье в синюю и белую полоску, купленное у Азада, оглядела себя. Быть может, оно не выглядит шикарным, зато очень удобное и очень простое: два прямоугольных лоскута, сшитые на плечах и по бокам, с прорезями, оставленными для рук. Синий шнур окаймлял горловину и шлиц спереди.

Я навесила на себя фальшивые золотые украшения и после размышления, более долгого, чем заслуживал предмет, надела на шею цепочку с золотой розочкой. Слишком много народа имело доступ в мою каюту, и столь необычное и ценное украшение могло вызвать излишний интерес. Саму подвеску я засунула поглубже в вырез платья, чтобы никто не смог ее увидеть или незаметно снять, и отправилась в каюту Шмидта.

Когда он открыл мне дверь, уголки его розового ротика разочарованно опустились:

- Почему вы не надели одно из своих красивых новых платьев? Это - слишком простое, слишком просторное. Оно уродливое!

Я могла бы так же оскорбительно высказаться по поводу его вклада в мой гардероб, но мама всегда учила меня, что неприлично критиковать подарки.

- Я их берегу, чтобы ослепить Герду. Поторопитесь, Шмидт. Вы что, ждали меня, чтобы я застегнула вам пуговицы?

- Нечего застегивать, у меня нет никаких пуговиц, - всерьез ответил Шмидт. - Просто я еще не решил, что надеть: костюм с золотым или серебряным шитьем. Или, может, этот, красно-зеленый?

- Но мне казалось, вы уже остановились на золотом.

- Да, но теперь думаю, что лучше все же серебряный. А, придумал! Вы будете в золотом, а я в серебряном.

- Все равно никто не поверит, что мы близнецы, Шмидт.

Шмидт снизошел до смешка. Однако он был полон решимости, и я сдалась. Он скромно удалился в ванную, пока я переодевалась. Мне на это потребовалось секунд сорок, после чего я уселась и приготовилась ждать еще минут десять, но в конце концов взвыла:

- Какого черта вы там делаете, Шмидт?

Дверь открылась. Если бы я не сидела, то рухнула бы на пол.

Свободные одежды и головной убор, обрамляющий лицо и скрывающий лысину, придает мужчине весьма привлекательный, чтобы не сказать сексуальный, вид; даже пухленький коротышка выглядел в них величественно. Беда лишь в том, что Шмидт покрасил усы черной краской.

Простая констатация факта, однако, не может передать, как смешно он из-за этого выглядел. Будучи от природы белокож, Шмидт обгорел, и лицо его стало пунцовым, брови остались кустистыми и седыми, а усы... мягко выражаясь, он сделал это зря.

Неужели я сказала это вслух? Нет. Вслух я сказала:

- Ach du, Liber [38]! Как говорят у нас в Миннесоте, ваш вид ласкает глаз.

Шмидт вернул мне комплимент, сказав, что я тоже грандиозно выгляжу, но попросил распустить волосы. Я отказалась. Он затеял дискуссию на эту тему, но я уже открыла дверь - как раз в тот момент, когда его соседи выходили из своей каюты.

Мэри в еще одной вариации свободного арабского платья выглядела лет на шестнадцать. Ее одеяние было бледно-желтым. С надетого поверх платья корсажа свисали маленькие ленточки. Рукава закрывали руки по локоть, сквозь плотную, непрозрачную ткань ничего не было видно.

Я предполагала, что Джон даст себе волю - он ведь такой мастер менять личины, в нем есть что-то от плохого актера. Но он не надел даже смокинга. Без головного убора, в рубашке с короткими рукавами и мятых брюках защитного цвета, он имел тот небрежный щегольской вид, какой умел придавать себе только Джон.

Его обувь навела меня на догадку.

- А, - сказала я, - значит, вы играете роль честного, работящего археолога! Очень оригинально.

Только Джон понял скрытый намек и довольно улыбнулся, а Шмидт воскликнул:

- Sehr gut! [39] Но вам нужен пробковый шлем, сэ-э-э... Джон. У вас есть? Возьмите мой. Нет, прошу вас, это придаст вашему костюму завершенность.

Большинство остальных мужчин не смогли противиться соблазну разрядиться в пух и прах. Только Эд Уитбред и уролог-птицевод надели обычные смокинги. На головах у Свита и Брайта красовались огромные тюрбаны, а у герра Гамбургера, как я окрестила господина из Гамбурга, - лихо сдвинутая набекрень красная феска. Лэрри облачился в длинную галабею мягкого коричневого цвета. Женщины напоминали стаю птиц с пестрым оперением. Сьюзи втиснулась в узкое платье с золотыми блестками, Луиза - в одно из витиевато и ярко расшитых одеяний. Оно и само по себе было достаточно безвкусным, но она еще дополнила свой наряд неким, видимо, самодельным сооружением - подобием высокой короны, в которой Нефертити изображена на большинстве своих портретов. На Нефертити этот головной убор выглядит грандиозно, потому что у нее длинная и стройная шея. И нет усов.

Мы все кружили по залу, разглядывая костюмы друг друга, обмениваясь комплиментами и потягивая напитки, пока нас не призвали на банкет. Мне до смерти надоели новобрачные, мне не хотелось наблюдать, как ест Шмидт, поэтому я подошла к Свиту и Брайту и спросила, можно ли к ним присоединиться.

Была еще одна причина, по которой я хотела сесть с ними, но мой план в этой части был сорван Сьюзи, которая тоже решила составить нам компанию. Очевидно, она положила глаз на Брайта; должно быть, он (или, скорее, Свит) богаче, чем притворяется, решила я. Сьюзи не удалось заставить Брайта заговорить, но он улыбался во весь рот, без конца кивал и не мог глаз отвести от ее декольте. Должна признать, зрелище было действительно впечатляющим.

Я попробовала было заговорить на интересующую меня тему, но как только упомянула Али, Свит нахмурился и затряс головой:

- Да, я слышал. Очень печальный случай. Слишком печальный, чтобы вспоминать о нем в такой вечер. Вики, вы пробовали кускус? Очень вкусно.

Я попробовала кускус. Не помню, что еще я ела, все было очень вкусно, но названий я бы не запомнила, даже если бы старалась. Бродя вдоль ломившегося от яств стола, я изредка ловила взглядом Шмидта, который от всей души наслаждался жизнью.

После ужина мы перешли в холл, где был сервирован кофе и предстояли развлечения. Почти все к тому времени были навеселе и включились в соревнование на лучший костюм с детским восторгом. Сьюзи пыталась исполнять танец живота, а Луиза изобразила живую скульптуру - руки воздеты к небу, кисти разведены в стороны и обращены ладонями вверх а-ля Стив Мартин в роли фараона Тута [40]. Приз за лучший мужской костюм был единодушно присужден секретарю Лэрри, которого, очевидно, уговорили сделать перерыв в работе на этот вечер. Он выглядел как настоящий араб в длинной галабее, темных очках и головном платке с шахматным узором, ниспадающем на лоб и щеки и придерживаемом на голове мягким двойным обручем.

Наш маленький музыкальный ансамбль сменил западные инструменты на барабаны и дудки. Музыканты дали небольшой концерт национальной музыки, после чего Хамид, выступавший в роли церемониймейстера, сделал объявление. Зрителям, по всей видимости, предлагалось особое угощение. Хамид сказал лишь, что танцор, которого нам предстояло увидеть, обычно не выступает перед публикой. Нынешнее представление - жест любезности, дань уважения особо выдающейся группе гостей.

На середину зала вышел Фейсал.

Я всегда видела его лишь в европейском платье. Теперь на нем была простая серая галабея. Даже стоя неподвижно, он выглядел потрясающе. Затем оркестр заиграл, если это слово здесь подходит, и он начал танцевать.

Известно, что танец живота - это вульгарная версия классического арабского танца, который, кстати, исполняется только мужчинами. Если вы думаете, что танцующий соло мужчина выглядит женоподобно, значит, вы не видели Барышникова или иных великих танцоров. Совершенно по-своему изъясняясь на языке совершенно особого танца, Фейсал производил такое же сильное впечатление. Я не могу описать того, что он делал. Его танец включал движения рук, тела, головы - иногда грациозные, плавные, иногда - мощные, почти резкие. К тому времени, когда он закончил представление, у всех без исключения дам в зале пересохло во рту, а мне в голову приходили мысли, которые я заклеймила бы сексизмом, посмей какой-нибудь мужчина подумать то же самое обо мне.

Несколько мгновений Фейсал стоял неподвижно, слегка склонив голову в знак благодарности за аплодисменты, а затем протянул вперед руки и одарил нас ослепительной улыбкой:

- Ну, кто со мной?

Сьюзи выскочила первой. Они заскользили в танце, во всяком случае, Фейсал заскользил, держа Сьюзи на расстоянии вытянутой руки, только руки у них и соприкасались. Сьюзи грациозной назвать было трудно, но удовольствие она получала огромное: споткнувшись о собственную ногу, она разразилась оглушительным смехом, блеснув при этом зубами, почти такими же белыми, как у Фейсала. После нее сделали попытку Свит с Брайтом, они кружились друг с другом торжественно, делая волнообразные движения руками. Эффект получился далеко не тот же, что у Фейсала.

Мне захотелось выпить чашку кофе. Когда я проходила мимо танцевального круга, Фейсал аккуратно передал Сьюзи Брайту и подхватил мою руку.

- Все дамы по очереди! - крикнул он, потащив меня в центр площадки.

Танцор из меня никудышный, но Фейсал вел партнершу умело и твердо. Я старалась принять бывалый вид, однако чувствовала, как мое лицо заливается краской. Я всегда смущалась из-за своего роста. Маленькие женщины, даже если они неуклюжи, выглядят аккуратно. Высокие же просто всегда выглядят неуклюжими. Точка. Абзац.

- Вы очень грациозны, - тихо произнес Фейсал, уверенно выравнивая меня после того, как я споткнулась.

-А вы - большой лжец. Я вам это припомню, Фейсал. Он засмеялся, откинув голову. Кожа на его мускулистой шее была гладкой и смуглой.

- Вы меня избегаете? Я вас совсем не видел последнее время.

- Вы были заняты. О-о-о, прошу прощения.

- Расслабьтесь, у вас все прекрасно получится, если не будете так бояться.

Понять намек было не так уж трудно, тем более что он сопровождался томным взглядом черных очей из-под густых ресниц. Я рассмеялась и споткнулась снова. Фейсал улыбнулся:

- Это, кажется, входит в привычку. Простите. Я действительно был занят, к тому же личные встречи на борту представляют определенную трудность. В Луксоре у нас будет немного свободного времени, могу я показать вам городские достопримечательности?

- Самое подходящее время назначать свидание, - сказала я, стараясь не запутаться в собственных ногах.

- Тем не менее подумайте.

- Подумаю. А теперь можно мне сесть?

- Конечно. Тем более что пришла пора покружить Нефертити. Правда, у нее устрашающий вид?

Я не так уж много танцевала и не должна была бы задыхаться, но едва переводила дух и решила выйти на свежий воздух, чтобы взять себя в руки. Направляясь на палубу, я стала свидетельницей забавной пантомимы: Мэри стоя оживленно жестикулировала. Я не расслышала ее слов, музыка играла слишком громко, но было совершенно очевидно, что она уговаривает Джона потанцевать с ней. Он отрицательно качал головой. Тогда она схватила его за руку и потащила, лицо ее радостно сияло. Джон тоже улыбался, но продолжал качать головой. Шмидт наблюдал за ними. Будучи дамским угодником, он скользящей походкой приблизился к Мэри и подал ей руку. Когда я выходила, они направлялись к танцевальной площадке.

На палубе не было темных уголков, но я нашла местечко между двумя фонарями, относительно затемненное, и склонилась над водой, опершись о перила. Ночь была великолепной, ветер холодил мои пылающие щеки, а неполная луна отбрасывала на воду серебристую дорожку света. Сквозь деревья на берегу мерцали огни деревни, а на небе сияло больше звезд, чем я видела за всю свою жизнь. Это была преисподняя, романтичная, как любой ад на земле, и я стояла посреди нее, одна в лунном сиянии, размышляя о том, кто из этих обольстительных мужчин собирается перерезать мне горло и когда.

Фейсала, конечно, может интересовать и моя собственная великолепная особа - высокие блондинки популярны в Италии и далее на восток повсюду. Он также может быть агентом египетской безопасности. Я была бы счастлива, если бы любое из этих предположений оказалось верным, а еще лучше, если бы сбылись оба.

До сегодняшнего вечера он соблюдал дистанцию. Намеренно ли он делал это - из предосторожности, чтобы никто не заподозрил, какова его истинная роль? Предложение о свидании в Луксоре можно рассматривать как попытку приободрить меня. Все было абсолютно логично и абсолютно недоказуемо.

Человек передвигался с легкостью тумана словно на мягких кошачьих лапках, так тихо, что я ничего не слышала, пока он не очутился прямо у меня за плечом. Когда я обернулась, было уже поздно: спина моя оказалась прижатой к перилам, а его поднятые, готовые действовать руки красноречиво убеждали, что далеко я не уйду, даже если попытаюсь бежать. Луна светила у него за спиной, так что, хоть волосы его и мерцали в лунном свете, лицо оставалось в тени.

Он схватил меня за плечи и притянул к себе. Все произошло так быстро и так неожиданно, что я вовремя не среагировала. Попробовала было согнуть ногу в колене, но он всем телом прижал меня к перилам, а кулаки мои, которыми я никогда не била по лицу, во всяком случае, по этому лицу, оказались зажатыми между моей и его грудью. Его правая рука обвила меня и крепко сжала.

- Если ты собираешься кричать, я настоятельно рекомендую тебе этого не делать, - шепнул он.

- Черт тебя возьми, - прошипела я. - Что это ты делаешь? Кто-нибудь увидит...

Прерывающимся, низким голосом он проговорил что-то, чего я не разобрала, а его свободная рука скользнула мне на грудь. О том, чтобы закричать, теперь не могло быть и речи: у меня "в зобу дыханье сперло". Остаток уходящего из легких воздуха смешался с его дыханием в тот момент, когда он раздвинул мои губы своими. Я не могла освободиться: его пальцы соскользнули с моей груди к локонам на затылке, и голова моя, прижатая его губами, оказалась в его ладони, словно в колыбели. Я знала - думала, что знала, - силу его рук и гибкого тела, но никогда прежде эта сила не была такой неуправляемой и безумно требовательной. Во всяком случае, не со мной.

Он прервал поцелуй так резко, что только перила за спиной спасли меня от падения, и отступил, засовывая руки в карманы. Я чувствовала себя, как ныряльщик, слишком долго пробывший под водой, - звон в ушах, стесненное дыхание, обмякшее тело... Судорожно ловя ртом воздух и дрожа всем телом, я прилепилась к перилам и стояла так, пока не восстановилось дыхание. Я умею ругаться на нескольких языках, но в тот момент не могла найти ни в одном из них слова, которое достаточно сильно выразило бы мой гнев.

- Как долго ты женат - две недели?

Он безразлично пожал плечами, но когда заговорил, голос у него был хриплый и прерывающийся:

- Моногамия слишком скучна. Почему я должен привязывать себя только к одной женщине?

- Она так молода, мила и так безумно тебя любит...

- И так богата, - подхватил Джон. - Надеюсь, ты не подумала, что это я заплатил за те вульгарные бриллианты?

Все отрицательные эмоции, которые я когда-либо к нему испытывала, - гнев, презрение, ненависть, отвращение - закипели во мне. Мои скандинавские предки были склонны к приступам необузданной ярости, но со мной такой приступ случился впервые. Я отвела руку назад и резко взмахнула ею.

Нечасто мне удавалось застать Джона врасплох, но на этот раз удалось. Звук, произведенный моей ладонью, напоминал треск внезапно обломившейся толстой сухой ветки. Боль от удара, как стрела, пронзила мне руку до самого плеча.

Это было чудесное ощущение!

Когда шум в ушах стих, я услышала голоса и смех. Видимо, танцы закончились и люди выходили из холла. Не знаю, видел ли нас кто-нибудь. Да мне это было и не важно.

Моя бальная сумочка валялась на полу. Я подняла ее, достала носовой платок и тщательно вытерла губы. Джон, держась рукой за щеку, ретировался в тень. Я выбросила платок и пошла прочь.

Мне не хотелось проходить через холл, потому что я догадывалась, что похожа на Горгону - с всклокоченными волосами, кровью на губах и злобным выражением лица. Взобравшись на ощупь по лестнице, на которой висела табличка "Только для команды", на верхнюю палубу, я, никем не замеченная, по другой лестнице спустилась ниже, пробралась в свою каюту, задернула шторы, разделась и оценила нанесенный моему телу ущерб. Мне было больно в стольких местах, что я не могла решить, где же больнее всего. К утру красные пятна на руках станут багрово-черными. Очень мило, подумала я: мы с Мэри сможем сравнить свои синяки.

Затем я пошла в ванную. Присев на корточки, в такой унизительной позе я вдруг осознала отвратительную правду: поцелуй был не без взаимности. Если бы Джон не прижал мне руки, они обвились бы вокруг его шеи.

И он нашел розочку! Вернувшись в каюту, я увидела, что она висит снаружи. Движение этих длинных проворных пальцев вдоль цепочки вниз, туда, где в ложбинке меж грудей покоилась розочка, было вызвано любопытством и злобным самодовольством.

Какой подъем, должно быть, испытало его эго, когда он убедился, что еще одна обезумевшая от любви дура носит подаренную им безделушку!

Резким рывком я сорвала с себя цепочку и швырнула ее через всю каюту, затем вошла в душ и отвернула кран до отказа.

Я не слышала стука в дверь, пока не выключила воду. Скорее всего это был Шмидт, столько шума наделать мог только он. Следовало ожидать, что он заметит мое отсутствие и пойдет искать меня. Я прикрыла мокрое тело и, главным образом, ушибы махровым халатом и пошла открывать. Шмидт продолжал колотить в дверь, пока я ее не открыла.

Вероятно, он покрасил усы гуталином или какой-нибудь другой Смываемой краской, потому что теперь она почти сошла, оставив лишь черные разводы на щеках, похожие на боевую раскраску.

- А! - воскликнул он, критически оглядывая меня. - Вам было плохо?

- Как вы догадались?

- Понял по вашему виду, - ответил Шмидт. - Разрешите мне войти, я вас полечу.

Я вздохнула и отступила в сторону:

- Меня не надо лечить, Шмидт, мне нужно просто лечь в постель.

- Вы правы. Завтра вставать на рассвете - экскурсия в Абидос. Я вас уложу.

Я засмеялась и запротестовала. Смеяться не следовало: когда нижняя губа растянулась, ранка снова разошлась. Лицо Шмидта приняло трогательное выражение, и он сказал тоном, которым редко разговаривал даже со мной, любимой своей подопечной:

- Когда мне бывало плохо или я заболевал, вы заботились обо мне, Вики. Позвольте теперь и мне сделать что-нибудь для вас.

Я опустила голову, чтобы скрыть слезы, навернувшиеся на глаза, и пролепетала:

- Ну ладно, спасибо, Шмидт. Только не предлагайте мне стакан пива от расстройства желудка.

- Пиво очень помогает при расстройстве желудка, - серьезно возразил Шмидт. - Но у меня есть кое-что получше. Пока вы будете надевать ночную рубашку, я это кое-что принесу. Если, конечно, не хотите, чтобы я помог вам с рубашкой.

Он хитро подмигнул мне, озорно хихикнул и выбежал рысцой, не дожидаясь ответа. Я успела переодеться и спрятать покрасневшие от стальной хватки Джона места, когда Шмидт вернулся, такой ласковый и заботливый, что я, не моргнув глазом, проглотила отвратительную гадость, которую он принес, а также снотворную таблетку. Укутав меня одеялом, он встал у кровати и внимательно посмотрел сверху вниз:

- Не хотите сказать мне, что случилось? Я отвернулась:

- Ничего не случилось, Шмидт, просто я перебрала.

- Гм, - хмыкнул он.

- Спокойной ночи, Шмидт. И спасибо.

- Schlaf wohl [41], Вики. И ни о чем не тревожьтесь. Отец земной да поможет нам, что бы там ни было.

Он нарочно сказал "отец земной" вместо "Отец Небесный", чтобы я улыбнулась. Я улыбнулась. Он неловко похлопал меня по плечу и, семеня, вышел, оставив ночник включенным. После его ухода я потянулась, чтобы выключить свет, - розочка лежала на ночном столике, разорванная цепочка обвилась вокруг нее, словно маленькая золотая змейка.

IV

Я забыла попросить, чтобы меня разбудили по телефону, но Шмидт позаботился и об этом. И очень кстати: я не привыкла к снотворным и проспала бы полдня, если бы он не позвонил и не сказал, что уже спускается.

- Дайте мне полчаса, - жалобно попросила я.

- Пятнадцать минут.

Это разрешение, данное с оттенком угрозы, подстегнуло меня так, что я успела принять душ и одеться еще до его прихода. В моем гардеробе нет прозрачных вещей - во всяком случае, среди вещей, предназначенных для дневного ношения, - поэтому мне нетрудно было найти блузку, закрывавшую синяки, которые, как и следовало ожидать, уже почернели. Я с удовлетворением отметила, что последствия случившегося накануне вечером эксцесса - физические и моральные - не оставили видимых следов, а посему согласилась на предложение Шмидта позавтракать в ресторане. Я хотела, чтобы Джон увидел меня улыбающейся, спокойной, хладнокровной, собранной и полной презрения.

Однако в ресторане его не оказалось. Не было и Мэри. Зал вообще был заполнен лишь наполовину, из чего следовало, что остальные завтракают у себя в каютах. Элис сидела с Фейсалом, они приветственно помахали мне, я помахала в ответ, и мы со Шмидтом уселись за столик как можно дальше от них. Чем меньше нас будут видеть вместе, тем безопаснее для Элис.

На берегу она будет искать связного. Интересно, в каком обличье он появится - такого же туриста, как мы, продавца сувениров, нищего? Ситуация была подходящей для словно бы случайной встречи: места осмотра достопримечательностей кишели людьми. Он будет среди них, я не сомневалась. Об изменениях в нашей программе наверху уже известно, и после смерти Али совершенно необходимо восстановить прерванную связь.

Шмидт набил желудок вареными яйцами, кукурузными хлопьями, фруктами и хлебом и отправился наполнять карманы всякими лакомствами про запас. Для кошек?

- Да, - ответил Шмидт, когда я его об этом спросила. - И несчастных собак. Ах, Вики, как грустно видеть...

Его речь прервал Фейсал, остановившись по дороге к выходу у нашего столика, чтобы предупредить, что нам следует поторапливаться:

- Не забудьте шляпу, Вики. Мы теперь находимся еще южнее, и солнце здесь еще жарче.

Я с надеждой подумала, что это намек, и бросилась к себе, но, открыв сейф, не обнаружила там ничего нового. Может быть, он намекал на что-то другое? А может быть, в том, что он сказал, и вовсе не было никакого намека. Минуту поколебавшись, я положила пистолет в сумку.

Большинство пассажиров уже собрались. После долгого путешествия по воде даже самые ленивые были рады сойти на берег. Шмидт заарканил Лэрри. Игнорируя его крики и подмигивания, я подошла к Анне Блессингтон. Она выглядела свежей, как бутончик, глаза на морщинистом лице блестели, на голове была широкополая соломенная шляпа, завязанная под подбородком легкомысленным бантиком. Кисти ее рук, покоившиеся на рукояти палки, были испещрены старческими пигментными пятнами и искорежены артритом. Если бы она оказалась мошенницей или тайным агентом, я бы, как честный человек, сама положила на стол свою шерлокхолмсовскую бляху.

- Как вам понравилась вчерашняя вечеринка? - спросила я.

- Очень понравилась, все было восхитительно, правда? - Она улыбнулась, отчего лицо ее сморщилось еще сильнее. - Особенно танец Фейсала. Мне приятно сознавать, что я, быть может, единственная женщина, которую он носил на руках.

- А я подумываю, не растянуть ли мне связки на ноге, - призналась я.

- Незачем прибегать к столь болезненным способам, моя дорогая, есть и другие. - Она с трудом поднялась на ноги и безо всякого стеснения ухватилась за мою руку. - Только пока спустимся по трапу, если не возражаете, он крутоват.

Древние некрополи и поминальные храмы находятся в пустыне, мы довольно долго ехали через возделанные поля и город Хаммади. Дети шли в школу; мое феминистское сердце возликовало, когда я увидела, что среди них есть девочки, скромно одетые в темные платьица с длинными рукавами, с белыми платочками на головах. Женщины в возрасте носили только черное. В лавках вдоль улиц продавались самые разные товары - от фруктов и овощей до дешевых пластмассовых тарелок. Выехав из города, мы двинулись по дороге среди полей капусты и плантаций сахарного тростника. Дорога, мощеная, но узкая, бежала вдоль оросительного канала. Мы шумно реагировали на осликов, груженных тюками соломы, на ржавые грузовики, везущие глиняные горшки, на велосипедистов в белых платках, намотанных на головы, и на такие же туристские автобусы, как наш.

Вся площадка перед входом в археологический заповедник представляла собой современное экологическое бедствие - ряды прилавков, с которых торговали фотопленкой и сувенирами, две кофейни с заржавленными столами и стульями, выставленными на открытом воздухе под навесом, и масса автобусов. Фейсал бегал по кругу словно шотландский колли, сгоняя свое стадо в компактную группу и убеждая Сьюзи, норовившую оторваться от остальных, чтобы идти покупать сувениры, что у нее будет возможность истратить свои деньги после осмотра храма. Когда мы уже направлялись ко входу, оказалось, что потерялся Шмидт. Оглянувшись, я увидела своего босса в окружении тощих собак и требовательных кошек. Препоручив Анну заботам Фейсала, я отправилась за ним.

- Ради всего святого, Шмидт, пошли. Все билеты у Фейсала.

Шмидт опорожнил карманы и тут увидел ребенка, сидевшего на невысокой стене неподалеку. Шмидт был потрясен: протянув руку, мальчик плачущим голосом просил бакшиш [42], одной ноги у него не было.

- О, Вики!..

- Знаю, Шмидт, знаю. Пошли.

- Только одну минутку...

Он мелкими шажками подбежал к ребенку и сунул ему в руку кучу смятых бумажных денег. Это было не так много, как могло показаться, поскольку египетская валюта в основном состоит из купюр мелкого достоинства, самая мелкая равна приблизительно десяти центам, но Шмидт их не разглядывал - отдал все.

Однако, будучи человеком легкого характера, он приободрился, как только мы вошли внутрь. Некоторые считают храмы Абидоса самыми красивыми памятниками древности в Египте, и я бы с ними спорить не стала. Другие облюбованные туристами места - Дендера, эль-Каб, остров Филай - лучше сохранились, но тамошние памятники относятся к эпохе Птолемеев, они на добрую тысячу лет моложе. Абидос принадлежит к периоду Девятнадцатой династии, одной из вершин египетского искусства.

Шмидт вооружился фотоаппаратом и снимал все подряд. Затем навязал камеру мне и заставил снимать его на фоне всего. Потом вручил фотоаппарат Брайту и велел снимать нас с ним на фоне... опять же практически всего.

К тому времени, когда мы достигли внутреннего храмового двора, он уже отснял первую пленку и спрятался в тени колонны перезарядить фотокамеру.

Я воспользовалась его отсутствием, чтобы улизнуть - не только от одержимого страстью к фотографированию Шмидта, но и от остальных. Экскурсию вел Фейсал, но мне не хотелось слушать, я желала только смотреть.

Кое-кто тоже отделился от группы. Я видела, как Элис поднималась по ступенькам, ведущим в Гипостильный зал, а Джон с Мэри, взявшись за руки, следовали за ней. Брайта и Свита нигде видно не было.

Присев на каменное основание разрушенной стены, я жадно впитывала представшие моему взору чудеса и старалась не думать о том, что делает в этот момент Элис. Я искренне надеялась, что она это делает, но думать об этом не желала. Спустя некоторое время Фейсал повел группу в колонный зал. Я продолжала сидеть. Было жарко, но не так уж невыносимо. Квадратные колонны напротив были украшены изображениями величественной фигуры фараона, которого приветствовали разные боги. Оказавшись в свое время на открытом воздухе, изображения утратили почти весь красочный слой, некогда покрывавший их. Я надвинула шляпу на лоб, чтобы солнце не било в глаза, и расслабилась. Постепенно голоса гидов, просвещавших свои группы на шести разных языках, слились в общий приятный нечленораздельный гул, и почему-то я вовсе не удивилась, увидев, что выпуклые изображения вновь покрылись яркими красками: бедра и торс фараона стали бронзово-коричневыми, корона - светло-голубой, воротник и браслеты - изукрашенными бирюзой и золотом.

Одна из фигур сошла с колонны. На этом мужчине не было короны, и волосы у него были светло-золотистыми, а не черными. Он издали поприветствовал меня, подняв бровь, потом отвернулся и стал делать руками движения, словно снимал что-то со стены. В его руках эфемерные предметы превращались в твердые тела определенных форм и размеров: шитые бисером и украшенные драгоценными камнями воротники, массивные браслеты, золотые кубки, чаши и иные сосуды...

- Вот вы где.

Я стряхнула с себя сон и подняла голову. На фигуре, стоявшей передо мной, не было ни белого передника, какой носили мужчины в Древнем Египте, ни расшитого воротника, на ней были пыльного цвета брюки и рубашка. Лэрри неуверенно улыбался:

- Простите, что потревожил вас, Вики.

- Вы очень хорошо сделали, а то бы я свалилась за эту стену.

- Мы собираемся взглянуть на гробницы Древнего царства, - пояснил Лэрри. - Антон подумал, что вы, быть может, тоже захотите пойти с нами.

- Царские гробницы Первой династии? Я думала, от них ничего не осталось.

- Ничего такого, ради чего стоило бы туда идти, вы правы. Но там есть захоронения всех других периодов; это место считается одним из самых священных в Египте, легендарное место, где, по преданию, находится могила Осириса. В прошлом году экспедиция из Бостона обнаружила новые погребения, относящиеся к Четвертой династии. Туристов туда обычно не пускают, но я случайно знаком с человеком, который ведет там раскопки, и... - Он запнулся, с сомнением глядя на меня. - Впрочем, наверное, это интересно только энтузиасту вроде меня.

В тот момент он был похож на мальчика, которому мама только что отказалась купить жабу или ядовитую змею. Закрой глаза и думай о мюнхенском Национальном музее, сказала я себе. Эти гробницы должны быть такими же, как мастабы Саккары - все сооружения наземные. Если бы кто-нибудь пригласил меня посетить подземную усыпальницу, я бы вежливо отказалась, но на сей раз сказала:

- С удовольствием.

Как выяснилось, мы составляли группу избранных. Эд Уитбред, разумеется, был среди нас, но следовал, как всегда, на почтительном расстоянии от нас с Лэрри; были приглашены также Брайт со Свитом.

- А где Шмидт? - спросила я, оглядываясь, когда мы начали переход через участок песчаной пустыни.

- Полагаю, кормит кошек, - ответил Лэрри, - вернемся за ним? А может, он передумал идти с нами?

- Он действительно легко отвлекается, - признала я. - Подождите, вот он... Нет, это Фейсал.

Видно, я была ослеплена солнцем, иначе так не обозналась бы. Вскоре Фейсал догнал нас. Он был недоволен:

- Сэр, автобус отправляется через час. Где... Лэрри поспешил объясниться:

- Фейсал, я бы пригласил вас с нами, но думал, что вы обязаны всегда быть при группе.

Недовольство в глазах Фейсала сменилось живым интересом. На меня он даже не взглянул. Я все время забывала, что он - египтолог высочайшей квалификации.

- Они покупают сувениры и пьют прохладительные напитки. У меня еще не было возможности взглянуть на раскопки, поэтому, если не возражаете, я к вам присоединюсь.

Он тактично шел сзади, предоставив меня в полное распоряжение Лэрри, который продолжал свой рассказ о захоронениях Древнего царства. Должна сказать, что общество мужчины, который, чтобы произвести впечатление, работал мозгами, а не мускулами, составило приятный контраст в моем восприятии.

Приятно было также покинуть на время людские толпы. Назойливый арабский гид семенил рядом с нами, пока Лэрри не отшил его короткой фразой, сказанной по-арабски. Минут через десять ходьбы Лэрри указал рукой:

- Вот, это здесь.

Я оглянулась в поисках стен и каменных плит, но единственным, что увидела, был невысокий холм впереди. У меня внутри все похолодело: я поняла свою ошибку. Все, что было над землей за две тысячи лет да плюс почти столько же после новой эры, теперь ушло вглубь, погребено наступающими песками. Я поплелась за Лэрри к склону холма и очень взбодрилась, когда увидела под собой не зловещую темную дыру в земле, а широкую яму, открытую дневному свету. Она была выложена камнем; я увидела также несколько участков стены, не выше метра, под одним из которых копошилась куча какого-то тряпья, вдруг распрямившаяся и оказавшаяся человеком.

- Простите, друзья, сюда не разрешается... - начал было он, но тут его узкое лицо приветливо озарилось. - Мистер Бленкайрон! Я слышал, что вы в Египте, но не ожидал, что удостоите визитом нас.

- Надеюсь, мы не помешали? - Лэрри подал мне руку, и мы стали спускаться в штольню.

Большие деньги делают человека желанным гостем в любых кругах общества. Археолог, уверена, саму Клеопатру вытолкал бы из собственной постели, чтобы бежать приветствовать богатого покровителя раскопок. С Фейсалом он поздоровался, назвав его по имени, предложил всем нам называть его Ральфом и стал возбужденно извиняться за то, что в данный момент у них ничего интересного не происходит.

- Все сегодня выходные - пятница, - объяснил он. - Пэт расстроится, что не встретился с вами, он уехал в Луксор поработать в библиотеке "Чикаго-хаус".

Ральф показал нам кое-какие рельефы. Они были фрагментарны, но очень хороши: изящная, глубокая резьба, похожая на ту, что мы видели в Саккаре. Ральф с Лэрри пустились в обсуждение сугубо технических подробностей, и Свит вскоре заявил, что они с Брайтом возвращаются. Лэрри посмотрел на часы:

- Хорошо, давайте, и скажите там, что мы скоро будем, я хотел бы взглянуть на погребальный покой.

Он достал из кармана огромный фонарь.

- В этом нет необходимости, сэр, - с гордостью сказал Ральф, - мы провели туда электричество, там есть лампочки. Включить?

Из северо-западного угла отверстия вниз вела пологая галерея. Потолок в ней был низким, но сама галерея хорошо освещалась цепочкой голых лампочек. Я шла за Лэрри и Ральфом, пока мы не достигли ужасающего, отвратительного отверстия в земле. Над краем его виднелась верхняя часть грубо сколоченной деревянной лестницы.

Кто-то что-то прокричал сверху, и Ральф, сказав: "Черт возьми, пойду-ка я лучше сам взгляну", - стал карабкаться наверх. Лэрри уже стоял на лестнице и смотрел на меня, и тут впервые в жизни я решила проявить благоразумие, а не безрассудную храбрость.

- Простите, не могу...

Я старалась говорить ровным голосом, но у меня ничего не получалось. Лэрри встревожился:

- Боже, Вики, я ведь не знал. Значит, и в царской гробнице в Амарне вы волновались именно из-за этого?

То-то я видел, что вы... Мы немедленно идем обратно. Мне вовсе не обязательно туда спускаться.

- Нет-нет, спускайтесь. Я подожду вас здесь.

- Если вы уверены... - Его голова нырнула, и он исчез.

Мне казалось, что вопль, высокий, пронзительный, словно птичий, донесся оттуда, куда ушел Лэрри, но я поняла, что это не так, когда вслед за этим закричал сам Лэрри. Его испуганный крик сопровождался треском и грохотом. Свет погас.

Позади меня, всего в тридцати футах, над головой виднелся дневной свет - яркий, божественный клочок неба. Я могла выкарабкаться вверх по склону... и бросить Лэрри там, внизу, в темноте? Должно быть, сломалась лестница, и он упал с нее - с какой высоты? Я услышала слабый стон, который замер в тишине.

Не помню, говорила ли я уже о том, что оказалась в завале под замком в Ротенбурге вместе с еще двумя коллегами, причем оба были ранены? Одним из них был Тони, некогда Мой Второй, а ныне мой дорогой друг. Этот стон в темноте моментально отбросил меня в прошлое, и на несколько ужасных секунд я перестала соображать, где я и когда все это происходит. Мне показалось, что это Тони там, внизу, без сознания, и ему нечем дышать. Я должна идти к нему, помочь ему...

Я не пошла. Не смогла. Я свернулась клубком, как эмбрион, не желающий покидать материнское чрево, и когда что-то вверху надо мной заслонило дневной свет, начала подвывать.

Глава седьмая

I

Чьи-то руки прикоснулись ко мне и попытались распрямить. Я неистово сопротивлялась, пока до моего сознания не стало доходить, что в прикосновении этих рук есть что-то знакомое.

- Тони, - прохрипела я, - о, Тони, черт возьми, я думала, что ты...

Он ударил меня по щеке. Сильно. После того как моя голова водворилась на место, я украдкой взглянула на него. Это был не Тони. Разумеется, нет. Тони был в Чикаго, а не в том мерзком тоннеле под замком. И я тоже не там. Я в Египте, в другом мерзком тоннеле, в подземной гробнице вместе с...

- Это ты?! Ублюдок! - сказала я слабым голосом.

- Несправедливость, достойная сожаления. - Джон поднял меня на ноги и прислонил к стене так, чтобы я не мешала, затем склонился над краем отверстия и крикнул вниз:

- Бленкайрон! Говорите громко, не бойтесь.

Из глубины донесся повторенный эхом сдавленный голос:

- Я в порядке. Придется принести веревку: лестница...

- Держитесь.

- Что ты тут делаешь? - спросила я.

Джон повернулся ко мне. Я не могла разглядеть его лица - свет, падавший сверху, из отверстия штольни, оставался теперь единственным источником освещения, но и его загораживали собравшиеся наверху люди, которые возбужденно кричали, пытаясь выяснить, что произошло. Накануне я не то чтобы видела, но почувствовала, как Джон прикрыл ладонью горящую от удара щеку. Моя пощечина была куда тяжелее, чем его нынешняя. И он, судя по всему, решил не уравнивать наших шансов с помощью еще одной. Слишком много было свидетелей.

- Ты положительно обладаешь талантом задавать неуместные вопросы, - заметил он. - Ну давай, выбирайся наверх. Можешь идти сама или мне тебя выволочь?

Идти я не могла: потолок был слишком низок. Пришлось ползти, что я и сделала со всей доступной мне в тот момент резвостью, оставив Джона спокойно обсуждать ситуацию с Лэрри.

Я восстала из горловины штольни и очутилась в центре драки, если так можно назвать потасовку, происходившую между пожилым коротышкой и мускулистым великаном. Эд крепко держал Шмидта за плечи, а тот дергался изо всех сил, пытаясь вырваться, и кричал на средне-верхне-немецком языке, которым пользовался всегда, когда нужно было выругаться.

- Да прекратите же наконец, безумец вы эдакий, - сказал Эд. У него даже дыхание не участилось от подобной "борьбы". - Вот она идет, жива и невредима.

Он отпустил Шмидта, и тот стрелой бросился ко мне.

- Вики! С вами все в порядке? Я хотел спуститься к вам, но...

- Кончайте душить меня, Шмидт. Я в порядке. - Но на самом деле я не пыталась освободиться из его объятий, было так приятно сознавать, что кто-то тебя любит. Поверх головы Шмидта я увидела других членов группы, застывших в позах кто любопытства, кто сострадания. Фей-сал поддерживал пышные формы Сьюзи. Глаза у нее были закрыты, но сомневаюсь, что она действительно была без сознания: одной рукой она обнимала Фейсала за шею. Мэри, бледная и потрясенная, стояла, прислонившись к стене. И все же она была не так бледна, как молодой археолог, который только что стал свидетелем того, как его надежды на щедрые субсидии развеялись в прах. Трудно покорить сердце потенциального дарителя после того, как он упал в колодец на твоем участке.

- Не могу понять, как это случилось, - упорно повторял Ральф. - Лестница была абсолютно надежной, мы спускаемся по ней по сто раз в день... О! О, слава Богу! Мистер Бленкайрон, вы в порядке?

- Только несколько ушибов. - В сопровождении Джона, державшегося рядом, Лэрри появился в горловине тоннеля. Он вспотел, был покрыт пылью и взъерошен, но, похоже, не слишком пострадал. - Вашей вины здесь нет, Ральф, - смущенно продолжал он, - лестница цела. Думаю, у меня просто соскользнула нога, когда погас свет и кто-то закричал...

- Может быть, Сьюзи? - Фейсал бесцеремонно опустил ее на землю. Она тут же открыла глаза и пролепетала: "Где я?"

Никто ей не ответил.

- Счастье, что никто не ранен, - сказал Фейсал голосом, который напомнил мне о том, что он отвечает за безопасность и благополучие всей группы. Интересно, вычитают ли у него из зарплаты за каждого потерянного туриста? Если так, он уже лишился части гонорара из-за Джен. Действительно ли она покинула Каир? Ведь я знала это только со слов Джона, а ему нельзя верить, даже когда он утверждает, что Земля круглая.

Подгоняемые Фейсалом, мы двинулись к автобусу. Никто не спросил, почему прекратилась подача электричества. Вероятно, это случалось здесь нередко. Может быть, просто совпадение, что это произошло именно в тот момент, когда Вики Блисс, хорошо известная как выдающийся клаустрофоб современности, сползла зачем-то в подземную галерею. Не остановись я в последний момент, могла бы тоже оказаться на лестнице, когда погас свет.

О моей фобии знали только два человека. Я благодарила Бога за то, что не выставила себя перед Лэрри жалкой дурой; он понял, конечно, что мне не по себе, но не видел хотя бы, какое отвратительное представление я способна устроить в соответствующих обстоятельствах. Моя голосовая реакция в подобных случаях напоминает скорее скулеж, чем крики.

Я сосредоточила внимание на Джоне, шедшем впереди. Мэри словно приклеилась к его руке. Изначально они не были участниками нашей экспедиции к раскопу. Они, так же как Сьюзи и остальные, вероятно, пришли чуть позже вместе со Шмидтом, хватившимся меня. А трюк с электричеством мог устроить Джон. Например, рвануть электрический провод, висевший вдоль стены...

Еще одно предупреждение, призванное произвести скорее эмоциональный, чем физический шок. В любом случае это был бы низкий, грязный прием; учитывая же обстоятельства, при которых Джон узнал о моей ахиллесовой пяте, трюк казался подлым вдвойне.

Шмидт поднял голову и посмотрел на меня:

- У вас очень красное лицо, Вики. Это от солнца?

- Нет, Шмидт, это не от солнца.

II

Корабль отчалил, как только мы взошли на борт. Мы должны были прибыть в Луксор на следующий день. Я не могла этого дождаться. Всеми правдами и неправдами, не мытьем, так катаньем, я была намерена предстать перед любым живым, настоящим, без дураков, полицейским или представителем следственных органов службы безопасности и попросить разобраться, что же происходит. События расползаются, словно мокрое бумажное полотенце, а я, должно быть, утратила свою интуицию: не заподозрила Али и не распознала Элис, пока она сама не открылась мне. Начала я сомневаться и насчет Свита с Брайтом; если им полагалось оберегать меня, то они провалились уже как минимум дважды. К тому же у меня не было ни малейшей идеи, касающейся вероятного союзника Джона.

Не могу сказать, что в прошлом у меня все получалось безукоризненно. В нескольких памятных для меня случаях я тоже не распознавала преступника до той минуты, пока он не наставлял на меня пистолет.

Нам с Элис удалось обменяться несколькими фразами, а именно: "Я слышала, у вас было маленькое приключение? Хорошо, что никто не пострадал", - на что я ответила: "Да, разумеется", - а она, в свою очередь, сказала: "Вот та книга о мемфисских гробницах, которую я вам обещала".

В книге не было сообщений, написанных между строк симпатическими чернилами или составленных при помощи точек либо иголочных наколок под определенными словами. Что в ней было, так это записка, в спешке нацарапанная карандашом и заложенная между страницами: "Он был здесь. Обещал связь, как только прибудем в Луксор. Велел залечь на дно, не предпринимать никаких действий, стараться все время находиться на людях. Али захлебнулся. Все повреждения на теле получены уже после смерти, кроме одного, на лице. Быть может, ударился головой, отлетел и упал за борт. Советую ничего не придумывать". Был и постскриптум: "Сожгите это и уничтожьте пепел сразу же по прочтении".

Я бы и сама догадалась. Наблюдая, как водоворот в унитазе затягивает пепел, я вопреки совету пыталась что-нибудь придумать.

* * *

После обеда мы со Шмидтом устроились в солярии. Шмидт писал открытки. Он написал уже всем знакомым и удивлялся, почему я не делаю того же.

- Ну хотя бы маме и папе, - настаивал он. - Вот чудесная открытка с пирамидами. А эту, с видом Каира, пошлите Тони.

Я взяла открытки, чтобы он замолчал. Было трудновато составить подобающий текст. "Прекрасно провожу время" - не только банально, но и неправда. Что же касается "хотелось бы, чтобы вы были здесь", то я могла лишь благодарить Бога, что они далеко отсюда.

И все же, придумав остроумную открытку для Тони ("Привет! Догадайся, где я"), в глубине души, в эгоистичной, трусливой ее глубине, я почувствовала острое желание, чтобы он оказался рядом. Впервые я действовала совершенно одна, не с кем было поговорить, поспорить, не за кого спрятаться. Во время римской аферы от Шмидта особой пользы тоже не было, но он по крайней мере знал, чем я занимаюсь, а с Джоном мы под конец стали союзниками поневоле. Правда, большую часть проведенного вместе времени мы пытались убежать от разных людей, которые хотели убить одного из нас или обоих, но когда стремглав бежишь от убийц, приятно иметь напарника. Тем более что Джон - большой мастер уходить от погони.

Растянувшись в соседнем кресле, Шмидт надвинул на глаза шляпу и задремал. Руки его были сложены на пухлом животике, усы шевелились при каждом выдохе.

И вот пока я смотрела на него, заботливого, любящего, безобидного словно ребенок, меня как будто обдало холодным душем, голова прояснилась и мысли сосредоточились. Я должна вытащить Шмидта отсюда. И себя тоже. Я была дурой, согласившись на такой опасный план - даже если в тот момент и не отдавала себе отчета в том, насколько он опасен, - и еще большей дурой, когда не вышла из игры, опознав Джона. Я выполнила работу, которую обещала выполнить, а мои таинственные наниматели свою часть уговора нарушили: они позволили Шмидту уйти. К черту Каирский музей! Я не поставлю ни единого дюйма лысого скальпа Шмидта против всего содержимого этого музея. И к черту конспирацию! Я не обязана ковылять тут, как подбитая утка, дожидаясь, когда кто-нибудь соизволит войти со мной в контакт или пока кто-нибудь другой не утопит меня в собственной ванне и не выбросит за борт. Как только мы прибудем в Луксор, позвоню Карлу Федеру и заявлю, что слагаю с себя все обязательства. Сделаю это "в ту же минуту, когда появится возможность связаться с ним по автомату: я больше никому не доверяю, в том числе и телефонисткам.

Удивительно, насколько лучше я почувствовала себя после того, как приняла такое решение. Даже смогла любоваться видом. Вдоль берега с обеих сторон тянулись скалы верхнеегипетской пустыни; даже в ярких солнечных лучах они выглядели эфемерной желто-розовой грядой. В некоторых местах они отвесно поднимались прямо из воды, в других - отступали далеко от берега, оставляя узкую полоску возделанной земли. Зеленые поля и пальмовые деревья обрамляли небольшие скопления глинобитных домиков. Птицы взлетали и с высоты устремлялись вниз, а заросли голубых водяных гиацинтов скользили мимо словно плавающие цветочные островки.

Я помахала ребятишкам, собравшимся на берегу и приветственно размахивавшим руками, но голова моя продолжала напряженно работать. Труднее всего будет уговорить Шмидта сократить путешествие. Мне приходили в голову даже безумные идеи: послать ему телеграмму о пожаре в музее или о болезни кого-нибудь из родственников. Нет, не годится. Он позвонит в Мюнхен и все узнает. К тому же было бы жестоко с моей стороны так пугать его.

Нам предстояло провести в Луксоре четыре дня. Нечего было и думать о том, чтобы увезти Шмидта оттуда прежде, чем он осмотрит достопримечательности. Мне и самой очень хотелось их увидеть. Может быть, с надеждой подумала я, на пристани в Луксоре нас будут встречать полицейские, которые тут же арестуют негодяев? Может быть, Джон откажется от своей затеи? Может быть. Шмидт заболеет? Многие туристы болеют. Может быть, я заболею? А может быть, мне притвориться больной и настоять, чтобы Шмидт отвез меня домой, в Мюнхен?..

Может быть, может быть... Может быть, мумия Тутанхамона встанет из гробницы и поразит негодяев сверхъестественным заклинанием!

- О черт! - вырвалось у меня. Шмидт зашевелился:

- Was hast du gesagt? [43]

- Ничего.

А что, если изобразить нервный срыв? Мне это ничего не стоит.

Шмидт сдвинул шляпу на затылок и сел.

- Пора перекусить, - объявил он.

Совершенно точно. Стюарды выставляли чайные столы. Спящий или бодрствующий, Шмидт всегда безошибочно определяет время приема пищи. Если когда-нибудь он впадет в кому, думаю, я смогу вывести его из нее, помахав перед носом босса пончиком.

Пассажиры потянулись на полдник. Я жадно накладывала себе на тарелку всякие печенья, когда ко мне подошел Пэрри. Он выглядел осунувшимся и, когда я посоветовала ему взять шоколадные вафли, скорчил гримасу и сказал, что ограничится, пожалуй, чаем.

- Я заметила, что вы сегодня не сходили на берег, - сказала я. - Вы здоровы?

На самом деле я ничего не заметила - Пэрри не из тех, чье отсутствие бросается в глаза, но подумала, что будет вежливо произнести нечто в этом роде. Он явно колебался. Видимо, разрывался между желанием получить сочувствие и нежеланием признать, что может быть подвержен распространенному недомоганию, как простой смертный.

- Ерунда, что-то с желудком, - вымолвил он наконец.

- Это со многими здесь случается.

- Но со мной этого никогда прежде не бывало, - обиженно сказал Пэрри, - а я ел в таких местах, куда туристам захаживать не рекомендуют. Должно быть, на кухне кто-то допустил небрежность.

Существуют люди, в которых болезни, коими они обычно не страдают, проявляют худшие черты. Я слизнула шоколад с нижней губы и откусила еще один солидный кусок:

- Говорят, рано или поздно это случается со всеми, - сердечно произнесла я. - Уже несколько человек через это прошли: Анна, Гамбургеры и...

- Кто? А! - вежливо рассмеялся шутке Пэрри. - Но у них обычное туристское недомогание. У меня другое дело. Я не то чтобы... э-э-э... болен, просто легкая слабость. Температура нормальная, но пульс...

- О чем вы сегодня читаете лекцию? - Я ведь только хотела ему посочувствовать, но вовсе не собиралась выслушивать перечень неприятных симптомов.

- О Долине царей. Завтра утром нам предстоит туда экскурсия. Но Элис любезно предложила меня заменить. Очень важно, чтобы я принял меры и был в полном порядке. Завтра вечером я должен быть на приеме. Лэрри пригласил меня особо.

Пригласили всех. Только не свойственный мне обычно прилив доброты помешал сказать это вслух. Бедняга, ну не может он не занудствовать. Мне отчаянно хотелось избавиться от Пэрри, но я не могла придумать, как это сделать, не обидев его. Пока мы беседовали, я все время озиралась вокруг. Шмидт отсек Лэрри от остальной отары, за столом вместе с ними сидела еще Элис. Похоже, они приятно проводили время, оживленно беседуя и смеясь. Джон и Мэри, касаясь друг друга плечами, стояли у перил. Неподалеку от них, но явно отдельно, стояли Брайт и...

О! Только Брайт! Я вдруг поняла, что ни разу еще не видела одного без другого. Где же Свит? Не удастся ли вовлечь Брайта в разговор в отсутствие его переводчика?

Пэрри продолжал болтать о всяких скучных предметах, в каждом из которых он, разумеется, был непревзойденным знатоком.

- Я, конечно, мог бы поступить на службу, как вы понимаете, но администратором может быть каждый, а вот полевая археология и лекторская деятельность требуют специального...

- Конечно, - согласилась я. При этом в голове у меня мелькнуло: "С чем это я, интересно, только что согласилась?" - Не лучше ли вам отдохнуть? Вы должны беречь себя.

Как только он ушел, я кратчайшим путем направилась к Брайту. Здесь хитрости ни к чему, я задала ему вопрос, который задал бы каждый:

- А где же ваш приятель? Не заболел, надеюсь? Брайт поразмышлял немного над вопросом и через некоторое время мрачно кивнул головой: "Заболел".

- Ах, как жаль! Доктора вызывали?

Брайт кивнул и улыбнулся.

- Могу я чем-нибудь помочь?

Брайт покачал головой и пожал плечами.

- А с вами все в порядке?

Брайт кивнул и улыбнулся.

Я поняла, что если буду продолжать задавать вопросы, процесс пойдет по кругу: кивок - улыбка, затем качание головой и пожимание плечами, снова кивок - улыбка и снова... По крайней мере теперь ясно, что Брайт не немой, он подал голос. Правда, сказал всего одно слово тихим, неуверенным голосом, как человек, страдающий тяжелым дефектом речи - шепелявостью или заиканием, из-за чего вынужден тщательно выбирать слова.

Или как человек, пытающийся скрыть, что не умеет говорить на языке, который, как предполагается, является его родным языком.

Тем не менее придется рискнуть еще раз, не может же он уйти, не сказав ни слова. Его "извините меня" сопровождалось очередным кивком и очередной улыбкой. Я наблюдала, как он пересекал палубу, кивая и улыбаясь направо и налево, пока не исчез в дверях.

Скорее всего ему надоело сидеть у постели больного друга и он вышел глотнуть свежего воздуха и сменить обстановку. Весьма беспечно с его стороны так рисковать. Два последних слова он выговорил с тщательностью, не свойственной носителю языка, из чего я заключила, что на самом деле он не был фабрикантом из Милуоки. А я всегда считала, что профессиональный агент должен быть достаточно умен, чтобы придумать себе более правдоподобную легенду.

Да, я определенно должна поговорить с кем-нибудь, кто знает, что здесь происходит, сказала я себе. И конечно же, ни с кем не поговорила.

Когда я нашла Шмидта, он опять забавлял публику. Джон что-то записывал с его слов.

- Де-ре-венский, - повторял он, делая пометки в блокноте.

- Das ist recht [44]. Это означает...

- Я немного знаком с предметом. А на западе страны это называется...

- Совершенно верно, ковбойский. Пессимистичные, знаете ли, они люди. - И Шмидт проиллюстрировал свое умозаключение: "Не хороните меня в безлюдных прериях, где воют койоты (это разновидность шакалов с очень громкими голосами, пояснил Шмидт)..."

- "И ветер гуляет на воле", - подхватил Джон. - Да, я понял. Эти песни действительно носят несколько траурный характер, не так ли?

- Но более романтичны тюремные песни и песни железных дорог.

- Романтичны?! - не удержалась я.

- Ну да, все эти "умирающие подушечки", - лукаво заметил Джон.

Шмидт продолжал лекцию, сопровождая ее вокальными иллюстрациями. Как Мэри это выдерживала, понять не могу. Видимо, она начисто лишена слуха, да к тому же совсем потеряла голову от любви. Наконец мне все же стало жаль ее, и я попыталась сменить тему:

- А где же остальные? Такой чудесный день, я думала, все высыпали на палубу.

- Они на своих "умирающих подушечках", несомненно, - ответил Джон. - Фараонова болезнь подкосила. Вероятно, та же участь ждет и нас еще до того, как мы прибудем в Луксор.

- Что вы имеете в виду? - поинтересовалась я.

- Разве вы не слышали? - Он слегка обернулся ко мне. - Холодильная установка сломалась. Нет ничего более благоприятного для появления трупного яда.

Я не стала спрашивать, откуда ему это известно. Если слух пущен, он распространяется быстро, особенно в небольших, замкнутых сообществах вроде нашего. Поэтому, когда группа собралась вечером немного выпить и послушать лекцию, Хамид счел необходимым сделать публичное заявление.

Это правда, признался он, что холодильная установка вышла из строя и починить ее не удалось. Однако нет ни малейшей опасности, что продуктовые запасы испортятся. Как известно всем, у кого дома случалась поломка холодильника или длительные перебои с электроэнергией, отключенный холодильник хранит холод в течение еще нескольких часов, а мы прибываем в Луксор уже утром. Вся пища, которую подадут к ужину (а шеф-повар готовит настоящий пир, сообщил Хамид с самой широкой и бодрой улыбкой), абсолютно безопасна для здоровья.

Когда он закончил, послышалось ворчанье, главным образом со стороны постоянных жалобщиков. Элис, сменившая Хамида на подиуме, прежде чем начать лекцию, добавила несколько ободряющих слов и от себя.

Она была гораздо более искусным лектором, чем Пэрри, оживляла сухие факты воспоминаниями и забавными историями. Вслед за Шмидтом я вовремя откликалась на них вполне уместным смехом, но, надо признать, на самом деле была недостаточно внимательна. Что же получается? В тот самый момент, когда я вроде бы пришла наконец к разумному и здравому решению, случилось нечто, заставляющее усомниться в нем? Могло ли так быть, что я ошиблась насчет Свита и Брайта? Ответ напрашивался тоскливо очевидный. Столь же тоскливым оказался и вывод: о Джоне я сообщила только им, а несколько крохотных магнитофонных катушек и сейчас еще находились у меня в сумочке. Я не оставила их в сейфе. Значит, никто ничего не знает. Я утешала себя тем, что на пленках нет ничего изобличающего, лишь несколько грубых выпадов в мой адрес и моих слабых возражений, но знала, что обманываю себя. Равно как знала и почему.

Знала я также, что давно пора перестать валять дурака. Джон утверждал, что является противником насилия, но либо пересмотрел свои взгляды, либо связался с людьми, их не разделяющими. Али убили. Я была уверена в этом, как если бы видела собственными глазами. Мне также совсем не нравилась поломка холодильника. Техника имеет обыкновение ломаться - во всяком случае, у меня она ломается постоянно, - и на первый взгляд поломка нашего холодильника выглядела событием вполне безобидным. Но в нашу программу уже были однажды внесены изменения, а если холодильник не починят, это может повлечь еще более радикальные перемены. Зажегся свет, и мне пришлось поспешно изобразить на лице доброжелательный интерес. Элис начала отвечать на вопросы. Как и следовало ожидать, первый был о проклятии Тутанхамона.

Все это - чистое совпадение, ответила Элис. Лорд Карнарвон порезался во время бритья, началось заражение крови, потом пневмония. Все, кто раскапывал гробницу вместе с ним, дожили до глубокой старости. Она оперировала именами и датами с уверенностью человека, которому этот вопрос задавали в двадцать первый раз. Я мрачно подумала: будут ли туристы лет через пятьдесят так же обсуждать печальную судьбу, постигшую пассажиров "Царицы Нила", и злой рок, оборвавший жизнь Виктории Блисс в самом расцвете - по несчастливой случайности?

В тот вечер все отправились спать рано. Утром нам предстояло сойти на берег без четверти семь, чтобы совершить экскурсию в Долину царей.

III

Наша группа, собравшаяся в холле на следующее утро, значительно поредела - присутствовали только двенадцать человек плюс Элис и Фейсал. О, и Пэрри! Свита с Брайтом не было. Джон и Мэри пришли, равно как и Сьюзи, что меня немало удивило: я полагала, что она будет весь день наряжаться, готовясь к вечернему приему. Некоторое беспокойство вызвало у меня сообщение, что все отсутствующие живы и невредимы, просто одни чувствуют небольшое недомогание, а другие решили не предпринимать долгого, утомительного марша.

Я испытывала искушение тоже отказаться от похода, поскольку, бегло просматривая путеводитель, заметила, что некоторые гробницы характеризовались как "глубокие"; у меня же к тому времени выработалось стойкое отвращение к гробницам вообще, а к "глубоким" особенно. Но когда я позвонила Шмидту, втайне надеясь, что и он страдает от желудочного недомогания, тот сообщил, что уже идет завтракать, и потребовал, чтобы я тоже поторопилась. Я и поторопилась: раз Шмидт собирался сойти на берег, оставлять его без присмотра было нельзя.

Прежде чем покинуть каюту, я собрала магнитофонные пленки и заперла их в сейф.

Путеводитель напомнил мне еще об одном забытом обстоятельстве: о расположении мест, которые предстояло посетить. Современный Луксор стоит на восточном берегу Нила. Долина царей и остальные древние некрополи находятся на западном его берегу. Мы высадились на западном. Нашему теплоходу предстояло пересечь реку и вместе с прочими туристскими судами пришвартоваться у восточного берега, мы же по окончании экскурсии должны были сесть на паром, чтобы поспеть к обеду вместе с теми, кто оставался на теплоходе. Это означало, что мне придется до полудня ждать возможности позвонить Карлу или найти полицейское управление.

Когда мы покидали теплоход, восходящее солнце окрасило западные скалы в изысканный темно-розовый цвет. Воздух был прохладным, он был бы даже и свежим, если бы не дюжины две туристских автобусов, выбрасывавших в него клубы выхлопных газов.

Фейсал повел нас к одному из них. Пока все друг за другом влезали в автобус, мне удалось отвести Элис в сторону.

- Я решила подать в отставку, - тихо сказала я.

- И я о том же подумываю. Я спросила, как это сделать.

- Сегодня утром у меня будет связь. В Луксорском храме. Я собираюсь топнуть своей маленькой ножкой и объявить... - Она запнулась. Все уже сидели в автобусе, и Фейсал призывно махал нам рукой.

Шмидт занял мне место. Он настоял, чтобы я села у окна и обозревала красоты, о которых он громко рассказывал, пока мы ехали. Память у этого человека была поразительной. Он ничего не забыл, хотя, по его собственному признанию, не был в Египте лет десять.

Дорога пролегала через возделанные поля и бесплодную пустыню и заняла минут пятнадцать. Мы направлялись прямо к скалам. Затем перед нами открылась расщелина, дорога свернула в нее и вывела в пустынную долину, где на протяжении многих веков покоились властители здешней империи. Шмидт сыпал статистическими данными и датами.

Луиза, укутанная в свои покрывала, сидела словно птица в гнезде через проход от нас. Она прервала лекцию Шмидта вопросом:

- А где же усыпальница царицы Нефертити?

- Она находится в Долине цариц, - терпеливо объяснил Шмидт, - ее мы осмотрим не сегодня. Итак, - продолжал он, не переводя дыхания, - кое-что здесь изменилось со времени моего последнего посещения. Новая стоянка устроена подальше от захоронений, это очень хорошо, поскольку от автобусных выхлопов большой вред. И трамвайчик, на котором мы проедем оставшуюся часть пути, работает на электрической тяге...

Как же выглядит это место в разгар туристического сезона, подумала я, если и сейчас ситуация достаточно плоха: дюжины автобусов, сотни людей... Когда мы вышли из трамвайчика вслед за Фейсалом и потащились по пыльной дорожке, Шмидт пророкотал голосом, который принимал за шепот:

- Как быть с вами, Вики? Не будет ли для вас чересчур затруднительно спускаться на глубину?..

- Но ведь именно для этого мы сюда приехали, не так ли? Я бы осталась на теплоходе, если бы не была уверена, что справлюсь.

Мой резкий тон его нисколько не обидел. Сочувственно кивая, он взял меня под руку:

- Я все время буду рядом. Кроме того, там яркое освещение и много людей.

Первая гробница оказалась самой легкой; к счастью, это и была та самая гробница, которую я не хотела пропустить ни за что на свете. В прошлом гробница Тутанхамона была закрыта для посетителей. Как в большинстве других гробниц Долины царей, красочный слой настенных рельефов там разрушился.

Само по себе это небольшое захоронение особого впечатления не производило. В отличие от сложных лабиринтов, строившихся под землей для погребения царских особ, здесь был неглубокий спуск - всего один марш ступенек и прямой коридор, заканчивающийся несколькими комнатами. Принято считать, что Тутанхамон умер неожиданно, в возрасте восемнадцати лет, не успев приготовить себе усыпальницу, поэтому пришлось использовать гробницу, предназначавшуюся для особы некоролевских кровей.

- Убийство, - замогильным голосом произнес Фей-сал, когда мы собрались вокруг него. - Оно ли оказалось причиной смерти юного фараона? Повреждения на его черепе могли быть и результатом роковой случайности, но царь имел много врагов и ни одного наследника.

Огромный каменный склеп стоял посреди погребального покоя. Мумия Тута все еще находилась внутри, скромно укрытая от взоров: она в плачевном состоянии. Золотые крышки саркофага, сделанные в форме мумии, хранятся теперь в Каирском музее. Я невольно взглянула на Джона; он разглядывал саркофаг с оценивающим интересом. Конечно, даже он не попытался бы... Одна из крышек саркофага была изготовлена из двадцатидвухкаратного золота и весила почти триста фунтов. Только чтобы поднять ее, нужны были тали. Но существовало множество других предметов - вполне портативных, на которые Джон не пожалел бы времени и хлопот. Когда-то все четыре комнаты усыпальницы были битком набиты предметами исторической и художественной ценности.

Теперь они опустели, если не считать саркофага и многострадальных костей бедного мальчика. Восемнадцати лет от роду, бездетный, возможно, убитый... Шмидт достал носовой платок и высморкался. Он чрезвычайно сентиментален.

Мы потянулись к выходу - двадцать пять шагов, я сосчитала, по коридору и шестнадцать ступенек по наклонной галерее, их я тоже сосчитала. Я чувствовала себя спокойно - повсюду горел свет, а Шмидт, расчувствовавшись, шмыгал носом прямо позади меня. После того как мы вышли на свет, служитель закрыл входную дверь и запер ее, к шумному неудовольствию нескольких "неорганизованных" туристов, слонявшихся поблизости в надежде проникнуть внутрь. Должно быть, официально гробница была закрыта и теперь. В этом отношении, как, впрочем, и в некоторых других, наша группа имела привилегии.

Когда мы добрались до следующей по программе гробницы Аменхотепа, Шмидт снова начал суетиться вокруг меня. В путеводителе гробница характеризовалась как "глубокая", и Шмидт настаивал, чтобы я не испытывала судьбу. Говорил он, как обычно, громко, так что, если в группе и был кто-то, кто не знал еще о моей фобии, теперь о ней узнали все.

- Не будьте дураком, Шмидт, - сказала я. - Я не упущу такой возможности ни за что на свете.

Вниз, вниз, вниз продвигались мы, и если вы думаете, что я не считала шагов, то глубоко заблуждаетесь. Лестничные марши вели вниз, наклонные галереи вели вниз, и когда мне казалось, что мы наконец дошли до конца, открывались новые ступеньки, ведущие еще глубже, и новые галереи. Квадратные колонны в последней комнате сохраняли живописный слой и надписи. Это почти все, что я помню. Все силы уходили на to, чтобы поддерживать на лице выражение хладнокровного безразличия.

Кроме того, неприятное ощущение создавали жара, спертый воздух и пыль. Когда настало время выбираться наверх, лицо у Шмидта было багровым и мне не нравилось, как тяжело он дышал. Я шла медленно, чтобы быть рядом с ним, мы часто останавливались передохнуть, тревога о Шмидте отодвинула далеко на задний план мои собственные переживания. Я знала, что он никогда не признается в своей слабости, и готова была лягнуть Фейсала за то, что он озабоченно сказал:

- Герр доктор, может быть, вам лучше пойти на террасу для отдыха и выпить чего-нибудь прохладительного, чем осматривать следующую гробницу? Тем более что гробница Хоремхеба - самая глубокая в Долине, воздух там тяжелый и жара...

Шмидт чуть не подавился от кашля, пытаясь скрыть одышку. Но прежде чем он успел что-нибудь ответить, я заявила:

- Не знаю, как вы, Шмидт, а с меня хватит. Где эта терраса для отдыха?

За отдых проголосовали все, поэтому мы вернулись ко входу и сели в вагончик трамвая. Солнце стояло уже высоко, в его лучах все скалы казались теперь одинаково желтовато-коричневыми. Палитра вообще выцвела и обеднела - цветовыми пятнами оставались только чистое синее небо над головой да яркие одежды некоторых туристов.

Шмидт потягивал второй стакан лимонада (он, конечно, хотел пива, но я не позволила), когда Лэрри, с которым мы обсуждали увиденные в гробницах рельефы, вдруг запнулся прямо посреди фразы. Пробормотав "извините меня", он встал и направился к выходу.

Там его ждал Шредер со шляпой в руке, лысина его блестела от пота. Мне - и не только мне - показалось немного странным, что он не подошел к нам. Все замолчали и уставились на них. Все, кроме Джона. Бросив беглый взгляд на Шредера, он откинулся на стуле и прикрыл глаза. Джон не сказал ни слова с тех пор, как мы сюда пришли.

Через несколько минут Шредер ушел, а Лэрри вернулся, качая головой и улыбаясь:

- Я не устаю повторять, что он относится к своим обязанностям слишком серьезно. Так, несущественные мелочи насчет сегодняшнего приема.

- А давно он у вас работает? - простодушно спросила я.

- Дайте подумать... - Лэрри повернулся к вездесущему Эду. - Когда он пришел? Года два назад?

- Около того, - ответил Эд и вернулся к своему пиву. Он был не слишком разговорчивым собеседником.

Если Эд помнит, когда появился Шредер, стало быть, сам он служит у Лэрри более двух лет. Я напомнила себе, что больше не интересуюсь всем этим.

Шмидт разделался с еще одним стаканом лимонада и двумя конфетами и был готов продолжать экскурсию. Я судорожно соображала, как отговорить его, но тут Лэрри предложил:

- Сегодня слишком хороший день, чтобы проводить его в подземелье. Как насчет того, чтобы пройтись к Дейр аль-Бахари, Вики? Он расположен в излучине реки к югу отсюда, за теми холмами, с которых открывается чудесный вид на храм. А автобус сможет нас там подобрать, правда, Фейсал?

Фейсал кивнул, а Шмидт воскликнул:

- Прекрасная идея! Я тоже пойду.

- Но герр директор, - запротестовал Фейсал, - это длинный и тяжелый переход. Он займет минут сорок пять... - Фейсал многозначительно оглядел кругленькую фигуру Шмидта и добавил: - Может быть, и больше.

Более того, Шмидта никто не приглашал. Но я не стала этого подчеркивать. Такая прогулка все же меньшее из двух зол. Для Шмидта худшее испытание - пыльное, безвоздушное пространство подземных гробниц.

- Мы пойдем потихоньку, - сказал Лэрри, ободряюще кивнув мне.

- Заманчивый план, - заметил Джон, - я тоже с вами, если не возражаете.

- Да, это будет чудесная прогулка, - с готовностью подхватила Мэри.

- Нет, - Джон повернулся к жене, - для тебя в твоем положении это слишком утомительно.

У Мэри отвисла челюсть и лицо залилось очаровательным румянцем. Не знаю, на что было похоже в тот момент мое лицо, но уверена, что очаровательным оно не выглядело.

- Кто-нибудь еще? - спросил Лэрри после минуты общего замешательства. - Хорошо, тогда мы встретимся с остальными после прогулки.

Эд не сказал ни слова, но я ничуть не удивилась, увидев, что и он составляет нам компанию. Он попытался поддержать Шмидта на первом, самом трудном этапе путешествия, на крутом подъеме из Долины, но был с негодованием отвергнут. Как только мы достигли вершины холма, Шмидт вытер вспотевшее чело и задыхаясь, но победоносно выпалил:

- Ха! Столько шума из-за какой-то легкой прогулки. Вот если бы вы взошли на Цугшпице или на Маттерхорн... - На этом у него кончилось дыхание, поэтому он замолчал. Мы все были встревожены, кроме Джона - тот, идиот, широко улыбался.

Видом наслаждались несколько дольше, чем он того заслуживал, чтобы дать Шмидту передышку, и Лэрри показывал нам, где чьи знаменитые гробницы находятся. Над Долиной, словно охраняющий ее страж, возвышался пирамидальный пик, носивший название Хозяйка Запада.

Следующая часть пути пролегала через скалистое горное плато. Дорожка была неровная, но пологая, и Шмидт доблестно шагал впереди. Джон поспешал за ним. Я тоже стала ускорять шаг, но Лэрри тронул меня за руку:

- Я хочу поговорить с вами, Вики. Для этого, собственно, и затеял прогулку.

Я взглянула на него через плечо. Эд шел на некотором расстоянии позади нас, заложив руки в карманы.

- О чем? - спросила я. Лэрри понизил голос:

- О нашем общем друге. Его фамилия Буркхардт.

Я споткнулась о камень величиной не более пинг-понгового мячика. Лэрри поддержал меня.

- Простите. Вы не знали?

- Я ничего не знаю, - пролепетала я. - Подлец Бурк...

- Давайте больше не будем произносить это имя вслух, хорошо? Не поймите меня превратно, Вики, - его лицо озарилось милой, умоляющей улыбкой, - я не веду двойную жизнь подобно супергероям комиксов. Просто меня проинформировало египетское правительство. Они знают, сколько усилий я прилагаю ради улучшения отношений между Египтом и Западом и как искренне забочусь о чудесных древностях этой страны. Сегодня вечером я объявлю... Впрочем, вы услышите это в свое время. Мысль о том, что кто-то может использовать эту поездку как прикрытие, чтобы разрушить то, ради чего я работал...

- Понимаю.

- Знаю, что понимаете. И не могу выразить, как я - все мы - признательны вам за то, что вы делаете. Именно ради вашей безопасности мне не рекомендовали вступать с вами в контакт до сих пор. Теперь ситуация изменилась.

- Так мистер Шредер приходил как раз за тем, чтобы сообщить вам...

- Что холодильная установка не сломалась, Вики. Это была умышленная диверсия. Починить установку не представляется возможным, ее требуется заменить. Одному Богу известно, сколько на это уйдет времени. Продолжение круиза придется отменить. Хамид сообщит об этом по нашем возвращении на теплоход. Вы ведь понимаете, что это означает?

Я не сводила глаз со Шмидта, который оживленно жестикулировал. До меня доносились звуки, напоминающие завывание койота, и отдельные слова - что-то насчет небес, мамы и паровозных гудков.

- Не уверена, - медленно выговорила я. - А что предложат пассажирам, кроме возмещения убытков?

- Это само собой. Но, я полагаю, большинство захочет на несколько дней остаться в Луксоре, поскольку это кульминационная точка путешествия. К счастью - или к несчастью для туристской индустрии, - здесь в отелях полно свободных мест. После чего...

Он вопросительно посмотрел на меня.

- Кое-кто может решить вернуться в Каир, - тихо проговорила я. - Рано или поздно в Каире соберутся все. В Каире, где находится Каирский музей.

- Да, Вики, есть ли у вас какие-нибудь предположения относительно того, кто эти люди?

- Да, - я указала рукой, - вот он. Шмидт и Джон стояли, ожидая нас.

- Только не Антон! - воскликнул Лэрри.

- Не будьте смешным. Он. - Я не могла даже произнести его имя.

- Мистер Тригарт? - Интонация Лэрри была почти скептической. Он замедлил шаг. - Но он хорошо известный...

- Мошенник. Я встречалась с ним и прежде. Не знаю, кто с ним еще, он - единственный, кого я узнала.

- Но он не привез бы с собой беременную жену!..- Лэрри выглядел потрясенным.

- Почему? Прекрасное прикрытие, разве нет?

Я услышала смех Джона. Шмидт обучал его новой песне. До меня донеслось несколько слов: "Проснувшись, увидел, что ноги мои в кандалах..."

- Идите сюда! Вики, скорее, что вы там плететесь! - кричал Шмидт. - Здесь великолепный вид!

- И еще одно, - быстро сказал Лэрри, - я хочу, чтобы во время пребывания в Луксоре вы остановились у меня. У меня здесь дом, как вы знаете...

- Разумеется, знаю, вы ведь устраиваете там прием, не так ли?

- Совершенно верно. Там вы будете в большей безопасности, чем в отеле. Антон, разумеется, тоже остановится у меня.

У Шмидта слух, как у кошки.

- Что это вы там обо мне говорите? - спросил он.

- Потом скажу, - ответила я. - Это сюрприз.

Шмидт обожает сюрпризы. Сияя, он потребовал, чтобы я немедленно восхитилась видом.

Дворец женщины-фараона Хатшепсут лежал внизу перед нами. Его колоннады и внутренние дворики были контрастно очерчены ярким солнечным светом и глубокими тенями. Возможно, это самое изящное и идеально пропорциональное сооружение Древнего Египта. Я мечтала увидеть его.

Но не при подобных обстоятельствах. Позади меня, засунув руки в карманы, сияя на солнце золотистой шевелюрой, Джон вполголоса напевал: "Спеть взволнованную песню может лишь тот, кто взволнован... Я взволнован, но волноваться мне осталось недолго".

Песенка, видимо, вполне отвечала его мыслям.

Глава восьмая

I

Хамид подождал, пока все соберутся на обед, после чего сделал объявление. Со стороны уже известных склонностью к ворчанью людей поднялся хор жалоб, но ропот и крики "Возмутительно!" постепенно стихали по мере того, как Хамид разворачивал перспективу новой программы. Обещания были гораздо более щедрыми, чем могло бы себе позволить большинство других компаний.

После обеда нас перевезут в отель "Уинтер пэлэс", разумеется, все расходы компания берет на себя. Четыре дня мы будем осматривать древние Фивы и их окрестности, что было предусмотрено старой программой. Затем все, кто пожелает, могут продолжить на другом теплоходе путешествие в Асуан и вернуться обратно в Луксор. Вместо этого можно сразу улететь самолетом в Каир и провести там две недели в "Мина хаус" или одном из четырехзвездочных отелей.

- Что скажете, Вики? - спросил Шмидт. - Что будем делать мы? Я лично голосую за Каир. Асуан sehr интересен, но кроме гробниц царедворцев...

- Нет необходимости принимать решение немедленно.

Я не могла отвести глаз от Джона. Когда он слушал Хамида, лицо его, кроме вежливого равнодушия, не выражало абсолютно ничего, словно устрица. У меня не было ни малейших сомнений относительно того, какое решение примет он. Ведь он знал обо всем заранее, наверное, даже сам руку приложил к поломке. Мэри тоже наблюдала за ним с несколько озабоченным выражением лица. Ее, разумеется, никто не спросит, но, будь я на ее месте (упаси Бог!), у меня были бы собственные причины предпочесть Каир.

Брак под дулом пистолета, подумала я, смакуя про себя эту отвратительную фразу. Видно, отец Мэри не промах. Но ему все равно никогда бы не припереть к стенке такого мастера уверток, как Джон, если бы у того не было своих резонов надеть на себя брачное ярмо. Спелый, сочный плод манго, который я ела, вдруг приобрел вкус песка, когда в голове моей защелкал счетчик: должно пройти не менее шести недель, чтобы удостовериться в беременности, может быть, даже больше, еще несколько недель - на подготовку свадьбы...

Месяцы! Это должно длиться уже несколько месяцев, тех самых, в течение которых он... навещал меня. А я между тем сидела и, как надоедливая идиотка из кантри-баллады, "хранила верность своему мужчине".

С громким горловым звуком я проглотила противный кусок манго. Шмидт всполошился:

- Что такое? Вас тошнит? Вас не может сейчас тошнить, мы...

- Да не тошнит меня, черт возьми! Не суетитесь, Шмидт. Пойдемте лучше паковать вещи.

Моя изящно обставленная каюта и симпатичный маленький балкончик никогда еще не казались мне такими привлекательными. Недолго пришлось наслаждаться шикарным туром, впрочем, у меня и не было возможности им насладиться. Мама всегда говорила, что если предложение кажется неправдоподобно заманчивым, возможно, так оно и есть.

Несколько утешало приглашение Лэрри погостить у него. (Это, несомненно, произвело бы впечатление на мою маму.) Я видела в каком-то журнале фотографии его луксорского дома, это был не просто дом, а целая усадьба с прекрасными садами, бассейном и прочими штучками, которые богатые люди почитают необходимыми для счастья.

К тому же я буду далеко-далеко от Джона и его беременной жены.

Я вообще не умею аккуратно укладывать чемоданы, а в тот день и вовсе не была расположена к порядку и методичности, поэтому просто рассовала вещи по сумкам как попало и выставила багаж у двери. Еще раз проверив гардероб и выдвинув ящики стола, чтобы убедиться, что ничего не забыла, я открыла сейф.

Пленки исчезли.

Я приседала перед сейфом, шарила внутри рукой в надежде найти хоть что-нибудь - оружие, записку, коробку конфет - что угодно, лишь бы это свидетельствовало о внимании ко мне, когда зазвонил телефон. Я схватила трубку и закричала:

- Что вам надо, Шмидт?

- Боюсь, это всего-навсего я, - извиняющимся тоном тихо произнес мужской голос.

- Лэрри?

- Да. Надеюсь, вы примете мое приглашение? Я хотел подтвердить его лично, но вы ушли из ресторана прежде, чем я успел поговорить с вами.

Значит, он не шутил. Легкая дрожь пробежала у меня по спине: я испытала некую смесь удовольствия, облегчения и новой тревоги. Ситуация, должно быть, и впрямь стала серьезной, раз он спешит перевезти меня в безопасное место.

- Это очень любезно с вашей стороны. Вы уверены, что я не стесню вас?

- Я уверен, что для вас это лучшее из всех возможных мест.

Ему не понадобилось меня уговаривать.

- Хорошо, - сказала я, - спасибо. А как насчет Шмидта?

- Я уже поговорил с ним. Он сказал, что примет приглашение, если его примете вы. Следовательно, вопрос можно считать решенным. Встречаемся в холле, скажем, через полчаса.

Мне нечего было делать в своей каюте, поэтому я отправилась в салон, где ожидала встретить Шмидта, поскольку Хамид сообщил, что там будет работать бар для тех, кто пожелает воспользоваться его услугами, - прощальный привет "Царицы Нила". Шмидт не пожелал в отличие от некоторых других, в частности Элис и Фейсала, что-то серьезно обсуждавших. Я подошла к ним.

- Итак, что будет с вами, друзья?

- Все друзья рано или поздно расстаются, - сказал Фейсал с театральным вздохом. - Мы расстанемся раньше, чем я надеялся, но еще несколько дней у нас есть. Здесь, в Луксоре, я буду по-прежнему сопровождать группу.

- А потом?

Его улыбка сделалась особенно ослепительной:

- Потом произойдет нечто хорошее, по крайней мере для меня. Я пока не имею права говорить об этом. Вы пойдете со мной сегодня в Луксорский храм?

Я покачала головой, и Фейсал окинул меня снисходительным мужским взглядом:

- Будете наряжаться к приему? Ладно, пока. Он посмотрел на часы и встал.

- Я не буду жить в отеле. Лэрри пригласил меня погостить у него.

Элис испуганно глянула на меня, потом рассмеялась:

- Поздравляю. Вы первая за много лет одинокая женщина, удостоившаяся этой чести.

- У Лэрри будет достойный соперник, - пояснила я, - Шмидт тоже приглашен.

Фейсал снова широко улыбнулся, он определенно был в превосходном настроении:

- Лэрри не из тех, кто женится, как вы выражаетесь. И он для вас слишком стар. Вы не забыли, что обещали позволить мне показать вам ночную жизнь Луксора?

- Буду рада. Спасибо, Фейсал.

- Тогда до вечера. - Он ушел, подхватив по дороге Сьюзи. Я слышала ее возбужденный, притворно протестующий голос, когда он повел ее к выходу.

- Вы действительно будете жить у Лэрри? - Элис не стала ждать ответа, а задумчиво продолжила: - Тогда с вами все будет в порядке. Его крепость может выдержать любую осаду.

- А как же вы?

- Я выбываю из игры. - Элис даже не старалась скрыть своего облегчения. - Меня попросили сопровождать группу, едущую в Асуан.

- Значит, вы с... кем-то разговаривали?

Салон постепенно пустел, но я все равно предпочла не называть имен.

- Еще нет. Я должна встретиться с... кем-то сегодня после обеда в Луксорском храме. Но не думаю, что в моих услугах будут нуждаться и дальше. Люди, которые... имеют отношение к делу, в Асуан не поедут. - Она сняла очки и поднялась. - Так или иначе, я с этим собираюсь покончить. Я слишком стара для подобных эскапад. До встречи.

Я подождала, пока она отойдет подальше, затем тоже двинулась к выходу. Безусловно, она права. Пассажиры, едущие в Асуан, отношения к делу не имеют. Наблюдать следует за теми, кто собирается в Каир.

Выйдя в холл, я увидела, что последние из собравшихся сойти на берег покидают теплоход, в холле ожидал лишь мой эскорт: Шмидт, Лэрри и неизменный Эд. Из открытых дверей трап был перекинут на стоявший рядом, борт к борту, другой теплоход. Чтобы попасть на пристань, нужно было пройти через него. Лэрри сказал, что иногда у пристани стоят борт к борту до пяти судов.

Ожидавший нас автомобиль был из тех, что строят по спецзаказам для шейхов; я не сомневалась, что тонированные стекла в нем пуленепробиваемые. Эд сел впереди с шофером, мы втроем оказались сзади в приятном уединении. Места здесь хватило бы для четырех законных жен шейха и пары наложниц.

Вдоль берега тянулся хорошо известный Шари эль-Бахр-эль-Нил. Это красивый бульвар с тремя прогулочными аллеями, по другую сторону которого разместился длинный ряд домов. Древние храмы изящно сочетаются с современными отелями и сувенирными магазинами. Мы проехали мимо "Уинтер пэлэс", где предстояло разместиться нашим спутникам, и приблизительно через милю свернули на боковую узкую дорогу. Впереди показались стены, и впрямь похожие на крепостные. Поверху тянулись зловещие кольца колючей проволоки, а въездные ворота, похоже, были стальными. При приближении автомобиля они медленно раздвинулись.

Я толкнула Шмидта в бок:

- Знаете, Шмидт, кажется, мы уже не в Канзасе.

Ощущение было такое, словно черно-белое изображение на экране внезапно сменилось яркими красками пленки "Техноколор". Последнюю милю мы ехали мимо многоэтажных отелей и каменных фасадов, украшенных яркими надписями на арабском и полудюжине других языков. За зловещими стенами крепости Лэрри открылись зеленые лужайки и разноцветные клумбы. К строениям, крыши которых просвечивали сквозь листву, вели продуваемые ветром дорожки, проложенные меж тенистых деревьев. Главный дом оказался невысоким сооружением из светлого кирпича, без всяких претензий. Это двухэтажное здание было покрыто красной черепицей, вдоль верхнего этажа тянулись балконы.

Шмидт ничего не ответил на мое замечание. В детском восторге он широко открыл рот от изумления.

Когда мы вышли из машины, на нас налетела целая куча райсов [45]. Два человека понесли мои вещи наверх, в отведенную мне комнату, где уже ждала седовласая горничная, готовая разобрать их. Она энергично возражала против моих попыток помочь ей, но я не желала, чтобы она увидела, в каком состоянии находится моя одежда. Мне удалось избавиться от служанки, лишь вручив ей охапку вещей, которые следовало погладить.

На столе стояли хрустальный графин с минеральной водой, корзина с фруктами и, конечно же, ваза со свежими цветами. Я плохо пообедала, поэтому взяла яблоко (разве в Египте растут яблоки? Или Лэрри их доставляют самолетом?) и, жуя его, вышла на балкон.

Уродливых стен отсюда видно не было, их скрывали аккуратные посадки кустов и деревьев. Жаждущую траву орошали фонтанчики, далеко распылявшие воду, в их брызгах играли маленькие радуги. Я смогла бы привыкнуть к жизни в такой роскоши. Безо всякого усилия над собой.

Глянув на свои исцарапанные босоножки и измятую юбку, я скептически усмехнулась. Сомневаюсь, что у Лэрри были честные намерения - или даже нечестные в определенном смысле слова. Он просто делал дело, но меня устраивало и это.

Лэрри сообщил, что некоторое время будет занят, и попросил чувствовать себя как дома - осмотреть жилище и сад, искупаться в бассейне, полистать книги в библиотеке. Прислуга будет выполнять любые наши желания.

Я прилегла на кровать, всего лишь минут на пять.

Меня разбудили раскаты грома. Моргая спросонья, я увидела, что пол расчерчен золотыми полосками солнечного света, и сообразила, что это был не гром. Кто-то стучал в дверь. Кто же, если не Шмидт? Хорошо обученные слуги, как знаем мы, искушенные в шикарной жизни люди, в дверь не колотят.

- Входите! - крикнула я, потягиваясь, как кошка. Он вошел. Или это был еще один райе? Длинная галабея в зеленую и пурпурную полосу скрывала его пухлые формы. Розовые пальчики торчали из сандалий.

- Как вы можете тратить время на сон! - воскликнул он. - Я уже осмотрел дом. Вы должны это увидеть, Вики, у Лэрри есть чудесные предметы антиквариата. Я их видел, то есть, понимаете, это не совсем антиквариат, это произведения исламского прикладного искусства и мебель. Но сейчас нет времени. Мы пьем коктейли возле бассейна. Быстренько надевайте свое бикини.

Идея мне понравилась. Я выудила из ящика купальник - я женщина скромная, бикини не ношу, - и удалилась в ванную комнату. Шмидт потянулся за мандарином.

- О, вы выглядите очень мило, - одобрительно сказал он, когда я вышла из ванной. - Нет-нет, не надо больше ничего надевать. У вас же нет такого живота, как у меня, вам не нужно...

- Заткнитесь, Шмидт, - сказала я любезно и накинула купальный халат.

Он безошибочно вывел меня на лестницу и потащил по затененному коридору, выходившему во дворик, окруженный высокими внутренними стенами. Гибискусы и розы цвели здесь во всем своем тропическом великолепии, жасмин сплетался с перголой, а голубая вода в огромном бассейне неопределенной формы сверкала на солнце. Лэрри встал со стула, стоявшего в тени цветущего куста, и поспешил мне навстречу.

На нем были черные плавки, и мне показалось, что он старается втягивать живот. Вообще-то он выглядел намного моложе, чем большинство мужчин в его возрасте, но, боюсь, я не отдала должного его внешнему виду. Нечто другое, вернее, некто другой привлек мое внимание.

На противоположном конце бассейна в стартовой позе - подняв руки и немного согнув ноги в коленях - застыл на трамплине для ныряния человек. Он не смотрел в мою сторону, но я знала, что он видит меня; его поза была призвана продемонстрировать загар и гибкость линий сильного тела, он держал ее чуточку дольше, чем нужно, перед тем как подпрыгнуть и нырнуть, пролетев в воздухе и пронзив воду, словно водяная змея.

Я повернулась к Лэрри:

- Какого черта!..

Я была в такой ярости, что забыла о Шмидте. Лэрри предупреждающе поднял руку, и это образумило меня. Шмидт удалялся по направлению к кусту перголы, но если бы я продолжала на той же ноте, он бы меня услышал.

- Отсюда так же трудно выбраться, как и попасть сюда, - тихо сказал Лэрри. - Предпочитаю, чтобы он оставался у меня на глазах, чем свободно разгуливал по Луксору.

- Он не такой дурак, чтобы допустить здесь какую-нибудь оплошность, - упорствовала я. - Он знает, что находится под подозрением.

- Не дурак, о нет. - Лэрри пристально смотрел на Джона, вылезшего из воды и сидевшего на краю бассейна. Шмидт мелкими шажками, покачивая в руке стакан, подошел к нему и радостно его поприветствовал. Улыбнувшись в ответ, Джон лег на спину и подложил руки под голову, при этом мускулы у него на груди напряглись и обозначились ребра и ключицы. Он немного похудел, самую малость: ему никогда не нужно было сбрасывать много веса, но теперь изящные кости были видны лучше.

- Не дурак, - повторил Лэрри. - А вот заносчив - да. И если мы протянем ему кончик веревочки подлиннее...

"Он прекрасно подходил для виселицы" - такую эпитафию я когда-то придумала для Джона. Интересно, в Египте существует казнь через повешение?

- Мне нужно выпить, - сказала я.

Джон снова соскользнул в воду. Шмидт снял халат, швырнул его на землю со щегольством Арнольда Шварценеггера (на которого, прямо скажем, ничуть не был похож) и, зажав нос двумя толстыми пальцами, прыгнул в бассейн. Фонтан брызг поднялся к небу. Отведя взгляд от этого зрелища, я последовала за Лэрри к зарослям перголы. Мэри была там. Она растянулась в шезлонге, полуприкрытая веточками жасмина и почти ничем более. Ее купальный костюм был очень французским - пара лоскуточков и несколько бретелек. Она выглядела в нем скорее мило, чем сексуально. Ее формы были столь же изящными, сколь детскими. Ни единой выпуклости. Я заставила себя прекратить этот мысленный комментарий. Чувствуя себя на ее фоне большой белой коровой, я неуклюже протопала по направлению к кустам и уселась на стул рядом с Мэри, а Лэрри занялся напитками и льдом. Обстановка была уютной и неофициальной, никаких слуг, просто маленькая дружеская компания.

- Здесь восхитительно, не правда ли? - сказала Мэри. - Как любезно со стороны Лэрри пригласить нас.

- Угу.

С дальнего конца бассейна донеслись два голоса, слившиеся, если позволительно столь вольно толковать это слово, в песне. Очевидно, певцы далеко углубились в историю музыки кантри, ибо то, что они исполняли, было действительно старьем: "Были бы у меня крылья, как у ангела, пролетел бы над стенами этой тюрьмы..."

"Черта с два! - подумала я. - На этот раз будешь сидеть как миленький. И никто не заслуживает этого больше, чем ты".

II

Вернувшись к себе в комнату, я увидела, что мои вещи, тщательно отглаженные, висят в шкафу. От них чуть пахло жасмином.

Это был не простой, а позолоченный и изукрашенный резьбой необъятный стенной шкаф, служивший хранилищем одежды. Мой жалкий гардероб занимал меньше половины его обширных недр. Дверь шкафа, инкрустированная пластинами сандалового дерева, как и вся мебель в комнате, была старинной, красивой и, вероятно, очень ценной. Я со знанием дела осмотрела инкрустации, пожалев, что не являюсь в средневековом исламском искусстве тем экспертом, за которого себя выдавала. Как и ортодоксальный иудаизм, ислам запрещает изображать человеческие фигуры в произведениях искусства. Орнамент на дверях воспроизводил цветы и куфические письмена. Узор на витиеватой позолоченной решетке был вырезан так умело, что отверстия в ней составляли детали единого рисунка. К тому же решетка занимала всю верхнюю часть двери, что было очень разумно: в жарком климате это создавало столь нужную циркуляцию воздуха между вещами, висящими внутри.

В отличие от комнаты примыкавшая к ней ванная была абсолютно современной. В ней имелся даже встроенный фен, за который я мысленно особо поблагодарила Лэрри, когда пыталась привести в порядок свои непослушные мокрые волосы. Я, конечно, сделала глупость, отрастив их: они у меня густые и тяжелые, и сушить их приходится целую вечность. Я пообещала себе подстричься, как только вернусь домой.

Семейный ужин с хозяином был назначен на пятнадцать минут восьмого. Прием начинался в девять. Понимая, что буду выглядеть, мягко выражаясь, экстравагантно, я все же могла надеть лишь свое старое доброе обтягивающее черное платье для коктейля и как раз натягивала его, когда Шмидт забарабанил в дверь.

Он пришел на десять минут раньше. Я толкнула дверь затянутой в чулок ногой, дверь распахнулась. Шмидт был разочарован: он всегда старается застать меня неглиже.

- Вы уже готовы, - печально сказал он.

- Ни чуточки. Садитесь, Шмидт. Я буду причесываться.

- Но ваши волосы так мило падают на плечи, оставьте так.

- Они лезут мне в рот, когда я ем.

В белом фраке и белом галстуке Шмидт выглядел, как пухленький пингвинчик. Подойдя к зеркалу, он стал перекалывать булавку, поправляя галстук и ленту, по диагонали пересекавшую его грудь. Лента была пурпурной. Мы вместе ее покупали. Счастье, что мне удалось отговорить его от покупки медали, которую он собирался приколоть к ленте.

Я увешала себя фальшивыми драгоценностями, включая медальон, но исключая эмалевую розочку. Медальон никогда еще не выглядел так безвкусно. Увидев это, Шмидт открыл было рот, но решил воздержаться от комментариев. Он много раз делал попытки купить мне ювелирные украшения и, надо признать, в этой области, как и во всем, что касается искусства, обладал отменным вкусом. Кроме того, у него больше денег, чем он может истратить, как бы ни изощрялся. Почему в таком случае я не принимала его даров? Не потому, что подозревала его в каком-то тайном умысле - Шмидт любит меня как дочь и друга. Просто не хотела, чтобы наша дружба была омрачена дорогими и односторонними отношениями.

Порой я бываю страшной дурой.

Возле лестницы Шмидт предложил мне руку, и мы стали спускаться по ней с неторопливым достоинством. Уверена, мысленно он видел нас не как толстого коротышку и долговязую неуклюжую тетку, а как короля Рудольфа и принцессу Флавию, спускающихся в бальную залу меж двух рядов куртуазных придворных. Во внезапном порыве нежности я сжала его руку. Он ответил таким же пожатием, но не взглянул на меня. Он улыбался с царственной снисходительностью и вышагивал в такт, видимо, звучавшему у него в голове королевскому гимну Руритании.

Не могу сказать, что дружеский ужин доставил мне большое удовольствие. Уитбред и Шредер отсутствовали. Я решила, что они заняты последними приготовлениями к приему. Шмидт все свое внимание сосредоточил на Мэри, чьи тонкие руки и ключицы не скрывало платье из голубого шифона с глубоким декольте. Это платье вполне можно было бы покрыть изображениями долларовых купюр, что соответствовало бы его стоимости. На ней был сет, состоявший из серег, колье и браслета, - сапфиры с бриллиантами. Тяжелый браслет отягощал тонкое запястье.

На этот раз Джон говорил очень мало. Он выглядел озабоченным; пару раз Мэри пришлось повторять вопрос или замечание, чтобы оно до него дошло.

Наконец Лэрри взглянул на часы:

- Пора идти. Скоро начнут съезжаться гости.

Парадный зал занимал пол-этажа. У меня нет слов, чтобы описать его. (Слов не хватает, видимо, потому, что не хватает знаний по исламской архитектуре.) Внешняя стена, обращенная в сад, представляла собой великолепное сооружение из витражей и замысловато вырезанных деревянных панелей. Арки и колонны, обрамлявшие окна, были облицованы старинными сине-зелеными и коралловыми изразцами.

Предметы искусства, расположенные в нишах двух внутренних стен, имели не исламское, а древнеегипетское происхождение - голова фараона в двойной короне в натуральную величину, сделанная из песчаника, маленькая раскрашенная статуэтка стройной девочки, несущей на голове корзину, деревянная панель от косметической шкатулки с изображением ибиса, припавшего к земле, распластавшегося, или как там это у них, у ибисов, называется. Для человека со вкусом и деньгами Лэрри коллекция казалась скромной. Все это были хорошие вещи, но ни одну из них я не назвала бы выдающейся.

Впрочем, я не успела рассмотреть их в подробностях: Лэрри потащил меня к дверям, где следующие полчаса мне предстояло рядом с ним приветствовать прибывающих гостей. Наверняка это было кульминацией моей светской карьеры. Пожимая руку министру внутренних дел или позволяя главе Египетского департамента древностей поцеловать кончики моих пальцев, я не переставала повторять про себя: ах, если бы все это видела моя мама! Даже лучшие из нас, к коим я себя причисляю, подвержены снобизму.

Наши спутники приехали в числе последних. Сьюзи сверкнула на Лэрри своими ослепительными зубами, а меня заключила в объятия. На моей груди остались следы от ее бриллиантов. Лэрри подвел ее к министру чего-то. Я поприветствовала Свита и его молчаливого компаньона, заметила, что Луизины покрывала несколько опали, и продолжила пожимать руки остальным. Среди них был и Фей-сал, совершенно неотразимый в черном смокинге и темном галстуке. Он поцеловал мне руку и подмигнул.

- Ну все, - сказал Лэрри, когда прошел последний из гостей. - Пойдите выпейте шампанского, вы заслужили.

Почти в тот же миг его захватил какой-то сановник, и я ретировалась в относительно тихий уголок. Потягивая шампанское - с осторожностью, поскольку оно действует на меня пагубно, - я осматривала зал. Наши столпились вместе, кроме Сьюзи, которая уже подцепила себе генерала. А может быть, полковника, я не разбираюсь в знаках различия. У него на груди красовалось несколько акров орденских ленточек, и казалось, что он так же очарован Сьюзен, как она им. Заметила я и Эда, занявшего стратегическую позицию у окон, выходящих на лужайку: он неотступно следил за толпой гостей. Его смокинг был сшит у хорошего портного, но в нескольких местах под ним что-то топорщилось. Поначалу я не нашла Шмидта, но потом увидела, что он направляется ко мне в сопровождении молодого человека с широким, открытым лицом, которое вызвало во мне внезапный приступ ностальгии. В моем родном городке полно таких лиц. Должно быть, этот человек из Миннесоты.

Оказалось, что он из Далласа, но это выяснилось позже. Шмидт представил мне его как доктора Пола Уитни, директора "Чикаго-хаус", луксорского отделения Института восточных культур.

- Без титулов, пожалуйста, - сказал Пол с широкой улыбкой. (О, эти чудесные, крупные зубы! Только в Миннесоте...) - Это место просто кишит докторами. Впрочем, повод подходящий, не так ли?

- Не знаю, что это за повод, - призналась я. - Лэрри говорил о каком-то сюрпризе...

- Не такой уж это сюрприз. Мы здесь, в Луксоре, все безнадежные сплетники. Лэрри передает этот дом в распоряжение Департамента древностей и учреждает здесь исследовательский институт, который будет специализироваться на проблемах консервации памятников.

Он взял бокал с подноса, предложенного официантом. Я тоже. Какого черта! Два бокала не причинят мне вреда.

- В высшей степени благородное и щедрое деяние, - сказал Шмидт. - Надеюсь, мой юный друг Пол, для вас это не поражение?

Полу понадобилось несколько секунд, чтобы понять, о чем говорил Шмидт. Потом он засмеялся:

- Здешняя обстановка производит, конечно, гораздо большее впечатление, чем наша. Эпиграфический институт основан в двадцатые годы, и хоть мы стараемся не отставать от времени, не так-то легко изыскивать средства. В археологии появилось много новых технологий, а оборудование стоит кучу денег. Здесь все - на уровне искусства: от компьютеров до оснащения специальных лабораторий. Но нет, мы не признаем себя побежденными. Напротив. Мы тоже занимаемся проблемами консервации - регистрируем памятники, прежде чем они разрушатся окончательно.

Шмидт задал ему несколько вопросов о храме Медине Хабу, с которым был связан один из главных проектов Эпиграфического института и который интересовал меня лишь в общих чертах, а вернее сказать, не интересовал вовсе. Заметив мой блуждающий взгляд, Пол любезно сменил тему:

- Если у вас будет время, Вики, мы были бы рады принять вас в нашем скромном заведении. У нас - одна из лучших в стране библиотек, не хотите ли поработать в ней?

Я выразила признательность, но добавила, что Фейсал, Элис и Пэрри успели по горло напичкать меня информацией, которая, боюсь, выветрится у меня из головы уже через две недели.

- Они все - первоклассные специалисты, - согласился Пол. - Для такого изысканного тура, как ваш, лучших не сыскать. Да, кстати, это мне напомнило... Среди вас есть человек, с которым мне очень хотелось бы познакомиться. Вы оба, я уверен, знаете мистера Тригарта. Можете мне его показать?

- Мы сделаем лучше! - воскликнул Шмидт. - Мы вас представим. Он наш... э-э, гм-м... Мы подружились с ним во время этого путешествия. Так где же... Ага, вот он, беседует с министром внутренних дел.

Если требовалось что-то еще, чтобы окончательно деморализовать меня, то эта последняя фраза завершила дело. Помимо всего прочего, министр внутренних дел отвечает за сохранность национального достояния.

Когда мы подошли, коренастый, с кофейной кожей господин, с которым беседовал Джон, дружески похлопал его по спине и удалился. Джон увидел, что мы идем к нему, и выжидательно поднял бровь, изобразив вежливый интерес.

Пол представился сам, он не мог дождаться, пока это сделает Шмидт.

- Для меня такое удовольствие, мистер Тригарт, познакомиться с вами. Директор уже писал вам, но я счастлив лично выразить свою благодарность.

- Благодарность, - повторил кто-то. Да я же и повторила.

Джон скромно опустил глаза, но я успела заметить злорадный блеск, вспыхнувший в них.

- Благодаря мистеру Тригарту Институту восточных культур был возвращен украденный ранее предмет древнего искусства, - растолковал нам Пол. - Один из служащих мистера Тригарта приобрел его по подложным документам, представленным продавцом. Но, увидев покупку, мистер Тригарт распознал в ней оригинал и тут же связался с нами.

- И сколько он с вас за это взял? - поинтересовалась я. Видимо, двух бокалов шампанского мне все же было многовато.

Лицо Джона выразило благородное негодование, но зловещий огонек в глазах не погас и предназначался по-прежнему мне. Пол, шокированный, ответил:

- Только то, что заплатил за этот предмет - очень немного. Он отказался даже от вознаграждения, причитающегося нашедшему украденное.

- Пустяки, - скромно сказал Джон, - любой на моем месте поступил бы так же.

От дальнейшего развития этой драмы меня избавил Лэрри, попросивший тишины, чтобы сделать сообщение. Оно было кратким и скромным, но бюрократы ведь ничего не делают в простоте: каждый, кто хоть что-нибудь собой представлял, счел необходимым выступить с речью, а некоторые стали обнимать Лэрри, что его, совершенно очевидно, смутило. В заключение он представил нового директора нового Института, приземистого бородатого молодого швейцарца по имени Жан Луи Мазарэн. Я уже раньше обратила внимание на то, как он накачивался шампанским. Ну что ж, у него был повод праздновать. В археологии трудно получить хорошую работу, а такое место - мечта для любого ученого. Это лишь надлежащий знак признательности, как объяснил Лэрри, так как доктор Мазарэн прекрасно провел работы по восстановлению гробницы Тетисери.

Надлежащий - может быть, подумала я, но не особенно тактичный. Меня удивило, что директором назначен не египтянин.

Однако еще больше удивили меня благодарности, в которых рассыпался перед Джоном Пол. Что двигало Джоном на сей раз? Должен же существовать какой-то скрытый мотив, у Джона без этого не обходится. Самым очевидным объяснением было то, что Институт восточных культур приобрел скорее всего очень искусно выполненную подделку. Заставить же его еще и заплатить за это - весьма пикантный штрих.

Вечеринка была в полном разгаре, когда Лэрри подошел ко мне и пригласил познакомиться с его коллекцией гравюр. Это были эскизы, точнее, оригинальные, вручную раскрашенные рисунки с видами Египта 1830-х, выполненные художником по имени Дэвид Робертс. Я видела их бесчисленные копии на открытках и в альбомах. И даже оттиски с них продавались на аукционах за сотни долларов.

Главный интерес, однако, представляли не рисунки, а человек - невысокий, подтянутый, с прямой осанкой. Когда мы с Лэрри вошли в кабинет, он встал, и хоть на нем была цивильная одежда, невидимый мундир словно бы просвечивал сквозь нее. Он прервал попытку Лэрри представить его.

- Вполне достаточно только имени, - сказал он. Взгляд его напряженно-внимательных глаз не предназначался никому персонально. - Называйте меня просто Ахмет.

- Так и хочется назвать вас еще и по-другому, - сболтнул мой развязанный шампанским язык. - Что это была за идиотская идея оставить меня на холоде одну, не снабдив даже теплым шарфом?

- Присядьте, пожалуйста, - сказал Ахмет.

Я села. Догадываюсь, что, когда велит Ахмет, большинство людей садятся беспрекословно.

- Мне очень жаль, что вы испытываете подобные чувства, - продолжал он. - Нельзя не признать, что наши планы несколько... расстроены.

- В отношении Али они оказались даже слишком расстроены, вам так не кажется?

Он поджал губы.

- Да, его убили. Но больше вам беспокоиться не о чем, доктор Блисс. Ваше участие в этом деле подошло к концу. Тригарт - единственный, кого вы узнали? Вам не удалось идентифицировать кого-нибудь из его сообщников?

- Да. Нет. В порядке поступления ваших вопросов, - коротко ответила я.

- Тогда вам больше нечего делать. - Он сел и широко развел руками. - Отныне Тригарт будет под нашим неусыпным наблюдением. Желаю вам приятно провести оставшееся время визита в нашу страну и забудьте обо всем, что случилось.

- Еще одну минуточку, - сказала я, когда он уже вставал, - у меня тоже есть к вам несколько вопросов.

- Чем меньше вы будете знать, тем лучше для вас.

- Ах, этот старый, любимый рефрен! Но я любопытна. Что, если Тригарт не пойдет напролом? Он знает меня. Он знает...

- Что находится под подозрением? - Ахмет подергал свой аккуратный черный ус. - Думаю, так оно и есть.

Вашего присутствия в этом круизе оказалось достаточно, чтобы насторожить его.

- Я говорила это Буркхардту с самого начала. Ахмет пожал плечами.

- Это не имеет значения. Если он не откажется от своих планов, а мы уверены, что не откажется, у него нет шансов уйти.

- А что потом? - спросила я. - Надеюсь, вам, как и мне, приходило в голову, что музей может быть лишь отвлекающим маневром? Пока вы будете усиливать охрану музея, он может совершить что-то в другом месте.

- Разумеется, мы об этом подумали. - Ахмет был уже на полпути к двери. Я определенно раздражала его. Он обернулся, чтобы сказать последнее слово: - Я ведь сказал, чтобы вы забыли обо всем, доктор Блисс. Держитесь подальше от Тригарта, от музея, а пуще всего - от офицеров государственной безопасности.

- Все это хорошо, просто прекрасно. А что, если они не будут держаться подальше от меня?

Ахмет начинал выходить из себя. Во всяком случае, так я истолковала его нахмуренный вид. Казалось, его лицо вообще не было способно принимать более приветливое выражение, чем выражение крайнего раздражения.

- Зачем вы им нужны? Вы передали лишь ту единственную информацию, которой располагали. Перестаньте совать нос в дела, которые вас больше не касаются, и будете в полной безопасности.

Я вернула ему злобный взгляд и заметила:

- Но ведь именно вы, друзья мои, попросили меня сунуть нос в это дело!

- Да, верно. Мы вам очень благодарны за помощь. Это была самая неискренняя благодарность, какую мне когда-либо доводилось получать, включая и несколько, выраженных Джоном.

Остаток вечера я помню смутно. Меня усиленно угощали шампанским, и я не видела больше причин отказываться. Я поболтала с Элис, которая выглядела очень элегантно в шифоновом платье с блестками; оказывается, ей сказали то же, что и мне: вы выходите из игры, забудьте обо всем. Неотчетливо помню, что поздравляла Жана Луи, нового директора, но совершенно не помню, о чем мы с ним беседовали и как я добралась до постели.

Проснулась я со страшной головной болью. И поделом мне.

Открытие гробницы Тетисери оказалось еще одним пышным торжеством. Я ожидала, что будут присутствовать несколько министров, но не могла себе представить, что набежит столько репортеров и будут приняты такие меры безопасности. Наш маленький караван сопровождал вооруженный эскорт. Когда мы добрались до места, я увидела, что, кроме нас, ни одного туриста вокруг не было, повсюду взгляд натыкался лишь на людей в форме с ружьями.

Гробница Тетисери не расположена ни в Долине царей, ни в Долине цариц. Королевские особы и родовитые вельможи ее династии погребены на склонах холма, носящего название Дира Абу эль-Нага. Сама Тетисери была одной из последних представительниц рода, похороненных в этом месте. Ее предшественники заняли лучшие и более легкодоступные места на пологих склонах. То, что ее могила оказалась так высоко на отвесном заднем склоне, вероятно, и уберегло ее от разграбления.

Мы поднимались по современной лестнице, облегчавшей доступ к захоронению тем, кто работал здесь более трех лет.

Лэрри вручил огромный ключ министру, тот отпер железные ворота, закрывающие вход. Все присутствующие разразились аплодисментами, и Лэрри повел внутрь первую партию. Она вся состояла из правительственных чиновников. Нам, простым смертным, пришлось притормозить.

В ожидании своей очереди я беседовала с Полом Уитни. На открытие пригласили лишь нескольких археологов, и, по словам Пола, многие чувствовали себя обойденными.

- Мы все жалуемся на то, что большой поток посетителей наносит ущерб гробницам, - заметил он с сухой усмешкой, - но себя, разумеется, из этого потока исключаем.

- Значит, вы намерены отклонить приглашение? - спросила я.

- Вы, конечно, шутите.

- Конечно.

Я ничуть не волновалась по поводу своей клаустрофобии. В отличие от более поздних, сложно построенных усыпальниц, эта была маленькой и простой: один лестничный марш, один короткий коридор и всего две комнаты. Одновременно внутрь допускалось не более десяти человек, но впечатление создавалось такое, будто там - толпа, ибо все стояли, тесно прижавшись друг к другу плечами, посредине: нас предупредили, что прикасаться к росписям запрещено.

Очень осторожно я все же приблизилась к стене и, прищурившись, стала рассматривать рисунки с близкого расстояния. Прежде чем расписывать стены, древние мастера покрыли их слоем грунтовки; к тому времени, как к работе приступили нанятые Лэрри художники, из-за влаги и образования кристаллов соли большие участки грунтовки отошли от скалы. Эти фрагменты были осторожно отделены и подвешены на специальных штативах, затем скальная основа тщательно очищена и лишь после этого отставшие фрагменты грунтовки водворили на место, закрепив с помощью клейкого вещества, не подверженного ни шелушению, ни отсыреванию, ни усадке, как старые материалы. Собственно реставрация началась только после того, как этот процесс был завершен. Счищался слой въевшейся в рисунки за последние десятилетия грязи, крошечные чешуйки осыпавшейся краски собирались с пола и из просветов, образовавшихся между скалой и грунтовкой. Это потребовало из ряда вон выходящего терпения и умения.

По выходе из пещеры я нашла подходящий валун и уселась на него, прикрыв глаза шляпой. Должно быть, я уже привыкла к местному климату. Мне не было тяжело дышать горячим, сухим воздухом. Да, ей-богу, я сделаю именно так, как советовал старина Ахмет: забуду все тревоги и буду наслаждаться путешествием.

Может, удастся уговорить Шмидта поехать в Асуан? Будет очень приятно путешествовать без всяких осложнений. А в Луксор мы сможем вернуться потом, когда...

Начиная с этой минуты они будут наблюдать за каждым его движением, станут стеречь его, как кошка стережет мышь у входа в норку, пока он не совершит чего-нибудь, что позволит упрятать его в тюрьму или поместить в более тесное и вечное пристанище. Ведь иногда тех, кто оказывает сопротивление при аресте, убивают.

В поле моего зрения вдвинулась пара обутых в грубые ботинки ног. Подняв голову, я увидела Жана Луи. Мне не было жалко, что кто-то прервал поток моих невеселых мыслей.

- У вас есть сигареты? - бесцеремонно спросил Жан Луи.

- К сожалению, я... - Но тут я вспомнила, что "курю", полезла в сумочку и достала пачку сигарет, почти полную, но весьма измятую. - Возьмите все, - щедро предложила я.

- Очень любезно.

Это вовсе не было любезностью, но я не стала возражать. Он, похоже, был курильщиком, прикуривающим одну сигарету от другой. Земля вокруг того места, где он стоял, была усеяна окурками.

- Ну как, понравились вам росписи? - спросил он.

- Я потрясена. Вы проделали великолепную работу. Mes hommages [46].

Лицо его трудно было рассмотреть между копной густых волос и бородой, но все же я заметила, что он не ответил на мою улыбку.

- Это лишь малая часть того, что нужно сделать. В этом и будет состоять работа нашего института - консервация. Достойная задача, вы так не считаете?

- Безусловно. Как я уже сказала...

- Задача, которая стоит жертв.

Казалось, что он разговаривал сам с собой. Не пьян ли он, подумалось мне. Но не в такой же ранний час! Когда он прикуривал очередную сигарету от окурка предыдущей, руки его дрожали.

Я почувствовала, как что-то внутри меня щелкнуло и включилось некое реле. Не знаю, каким образом общество вырабатывает у женщин ощущение обязанности утешать, приободрять и льстить мужчинам-меланхоликам. Всю свою сознательную жизнь я старалась преодолеть в себе этот инстинкт, но полностью мне это так и не удалось. Я подумала, что Жан Луи - из тех, кто из-за дырки не видит бублика. Конечно, завела я известную песню, он лелеет великую мечту и сомневается в своей способности осуществить ее. Эта работа не имеет конца, во всяком случае, в пределах одной человеческой жизни, слишком многое еще надо сделать. Это относится, впрочем, и ко многим другим вещам, в том числе - к достижению справедливого миропорядка, всеобщему миру и построению общества, в котором не будет голодных детей. Но это вовсе не значит, что и работать не стоит.

Все это я проговорила, сопроводив свою патетическую речь множеством комплиментов, и лицо его постепенно оттаяло.

- Это правда, - задумчиво произнес он. - Я один из немногих, кто может успешно работать в этой области.

- Конечно, - подтвердила я.

Он продолжал рассказывать, какой он мастер в области реставрации, а я продолжала сожалеть о своем непобедимом женском инстинкте утешительницы. Мой блуждающий взгляд встретился со взглядом Лэрри, который наблюдал за нами и откликнулся на мою безмолвную мольбу о помощи.

- А теперь, Жан Луи, вам следует оказать внимание присутствующим, - сказал он, подходя.

- Мне тоже, - подхватила я, вставая. - У меня еще не было возможности поговорить с моими бывшими спутниками.

Лэрри пошел со мной.

- Угрюмый молодой человек, не так ли? - сказала я, когда мы отошли достаточно далеко, чтобы Жан Луи не услышал.

Лэрри нахмурился:

- Сейчас у него нет причин быть угрюмым. Что он вам говорил?

- Да я не очень прислушивалась.

- Он долго с вами разговаривал. На него не похоже, вообще-то он не слишком общителен.

- Напрашивался на комплименты, - ответила я. - И получил их предостаточно.

Мои спутники встретили нас с распростертыми объятиями. Свит, который явно оправился после приступа болезни, лукаво заметил:

- А мы уж испугались, что вы нас совсем покинули, Вики.

- Я бы тоже вас с удовольствием покинула, если бы имела возможность, - вставила Сьюзи, широко улыбаясь. - Как насчет того, чтобы и мне по блату устроить приглашение, Вики?

- Меня саму пригласили только из-за... Шмидта, - нашлась я. - Они с Лэрри давние приятели.

- А как же Тригарты? - спросила Сьюзи. - Они ведь Лэрри не приятели.

- Понятия не имею, почему он их пригласил, - ответила я.

- Тригарт - большой мастер пролезать повсюду, в том числе и туда, где его вовсе не ждут, - подхватил подошедший Пэрри.

- Я никому не могу устроить приглашение, - твердо отвергла я все поползновения, - и не буду даже пытаться, это невежливо.

- Ну а какие у вас планы? - поинтересовался Свит. - Поедете с нами послезавтра в Асуан?

Я ответила, что пока не знаю. Кто-то еще колебался, но большинство решили продолжить круиз. В том числе Свит и Брайт. Стало очевидно, что на их счет я ошиблась. Но мне все еще было непонятно, зачем Брайт скрывал свое происхождение.

- Так или иначе, но еще день-другой мы можем приятно провести вместе, - бодро заявил Свит. - Вы сегодня поедете с нами в Карнак, Вики?

Компания начала расходиться. Фейсал подтягивал свою группу к автобусу, а я вернулась к "своему" длинному лимузину, договорившись предварительно встретиться с остальными после обеда, и сделала это только затем, чтобы не показаться невежливой. Мне не хотелось, чтобы они подумали, будто я настолько зазналась, что общаюсь теперь только с миллиардерами.

Если не считать шофера, в машине нас было пятеро, но там не казалось бы тесно, если бы не Джон. Слава Богу, хоть сидела я не рядом с ним. Я забралась в машину вслед за Шмидтом, а Лэрри сел с другой стороны. Откинувшись на спинку, он облегченно вздохнул и ослабил узел галстука.

- Вы, наверное, рады, что все кончилось? - спросила я.

Лэрри взглянул на меня и застенчиво улыбнулся:

- Ненавижу всякие церемонии и длинные речи. Я рад, что эта часть дела сделана, но уехать из Египта будет нелегко.

Я решила, что выполнила свой женский долг сочувствия, тем более что не могла испытывать большого сострадания к человеку, владевшему, если я правильно помню газетные сообщения, еще шестью резиденциями, включая замок в долине Луары.

- Вы всегда можете построить другой дом, - предположила я.

- У меня и так слишком много этих чертовых домов, - возразил Лэрри бесхитростно, словно прочел мои мысли. - Нет, я больше не хочу жить в Египте.

- Не сомневаюсь, что в дареном Институте всегда найдется свободная комната для гостя, - заметил Джон.

Он намекал на противную старуху, тетушку Норрис из "Мэнсфилд-парка" Джейн Остин, - у той всегда имелась свободная комната, потому что она никогда никого к себе не приглашала. Но никто, кажется, не уловил намека.

Шмидт довольно крякнул:

- Для вас, Лэрри, свободная комната найдется в Египте везде. Вы сослужили стране большую службу. Когда вы уезжаете, mein Freund? Вы должны сказать, когда нам выметаться. Как я понимаю, египетское турагентство располагает очень хорошим отелем, и мы можем переехать туда в любой момент.

Лэрри заверил нас, что мы можем оставаться у него, сколько пожелаем.

- Упаковщики и грузчики придут только завтра, и им понадобится кое-какое время, чтобы упаковать керамику и мебель, поскольку все это вещи старинные и хрупкие, так что нет никакой спешки. Вы уже решили, что будете делать дальше?

Он взглянул на Джона, Джон, по обыкновению подняв бровь, - на меня.

Я вспомнила, что говорил Ахмет. Момент казался подходящим, чтобы продемонстрировать мою полную незаинтересованность в Джоне Тригарте, он же Смит, и всех его делах. Поэтому я сказала:

- Я поеду в Асуан.

- Но, Вики... - начал было Шмидт.

- Вы вовсе не обязаны меня сопровождать, Шмидт.

- Я поеду туда же, куда и вы, - ответил он, как я и надеялась. В противном случае мне пришлось бы выкрасть его и утащить силой.

Итак, после обеда мы отправились в Карнакский храм. Джон и Мэри решили поехать с нами. Я их не приглашала. Шмидт пригласил. Лэрри отказался, сказав, что у него есть дела, а храм он видел десятки раз.

У входа нам пришлось несколько минут подождать остальную группу. Наблюдая за толпой, заполняющей аллею между двумя рядами сфинксов с бараньими головами, я сказала:

- Не представляю, что здесь творится в разгар сезона, посмотрите на всех этих людей.

- Здесь нападений на туристов не случается, - поспешил заверить нас Шмидт, ободряюще подмигнув Мэри.

Преданного мужа Мэри не так заботили ее чувства. Слегка нахмурившись, он возразил:

- Не совсем так, Шмидт, пару лет назад здесь взорвали бомбу, а еще одну попытку предприняли уже в этом году, чуть раньше.

- Но эти действия были направлены против того, что фундаменталисты называют поклонением языческим богам, - пояснил Шмидт. - Кое-кто из этих людей, - он указал пальцем на группу неопрятно одетых посетителей с "конскими хвостиками", в джинсах с оторванными штанинами, - ньюэйджеры, как вы их называете, совершают в храме свои ритуалы. А мы ведь никому не поклоняемся.

- Мы - конечно, нет, - согласилась я. Джон радостно мне улыбнулся. Избегая его взгляда, я продолжала: - А насчет этой компании вы совершенно правы, Шмидт, они все увешаны амулетами, кристаллами, серьгами и прочей ерундой. Почему им нравится ходить такими пугалами?

- Их духовное сознание парит над земными желаниями, - ответил Джон голосом, который я хорошо знала. - Я думал, вы это одобрите, Вики, вы ведь ненавидите грубый материализм и вульгарное стяжательство, не так ли?

От необходимости отвечать ему меня избавило прибытие наших спутников. Догнав Фейсала, я заметила:

- У вас очень довольный вид, Фейсал. Не сообщите ли вы мне те хорошие новости, на которые намекали, или это все еще тайна?

- Теперь уже нет. - Фейсал остановился, повернулся ко мне лицом и гордо ткнул себя пальцем в грудь. - Поприветствуйте с подобающим почтением заместителя директора Института.

Я схватила его за руку и яростно затрясла ее:

- Поздравляю! Я в восторге!

Когда мы двинулись дальше, Фейсал взял меня под руку.

- Может быть, отпразднуете со мной это событие? Я ведь обещал показать вам ночную жизнь Луксора.

- Это будет замечательно! Но ведь вам теперь незачем сопровождать эту группу?

- Я не сачок, как вы, американцы, говорите. Как только посажу остатки группы на самолет в Каире, вернусь и займу свою новую должность. А до тех пор буду выполнять свой долг, как стойкий оловянный солдатик. Итак, друзья, собирайтесь вокруг меня! Карнакский храм - это не один храм, а целый храмовый комплекс, возводившийся в течение многих веков. Аллея сфинксов...

По мере продвижения вперед люди отходили на время то в одну, то в другую сторону, кто-то - чтобы постоять и отдохнуть, кто-то - чтобы получше рассмотреть те или иные детали. Мы со Шмидтом остановились у обелиска, и он прочел мне лекцию о карьере Хатшепсут - "одной из первых феминисток, Вики, вам это должно быть интересно". И тут я заметила знакомое лицо, не принадлежавшее к нашей группе, вернее, знакомую бороду.

- Я вас повсюду ищу, - раздраженно сказал Жан Луи.

- Зачем? - поинтересовалась я. Он не был похож на мужчину, нашедшего наконец девушку своей мечты.

- Чтобы показать вам храм, разумеется. Разве вы меня об этом не просили?

- Мы, конечно же, очень рады, что вы пришли! - воскликнул Шмидт раньше, чем я успела ответить. И хорошо сделал, потому что я готова была сказать, что не просила. Впрочем, я знала, что некоторые люди имеют обыкновение верить в собственные фантазии. Видимо, я произвела впечатление на Жана Луи. Это послужит мне уроком - впредь не буду изливать сочувствие на всех и каждого.

Прежде чем принять приглашение Лэрри, Жан Луи работал на реставрации храма Атона, поэтому Карнак знал так же, как я знаю свою квартиру. Нам с трудом удалось оттащить его от этой части храмового комплекса и уговорить показать скучную, с его точки зрения, ерунду для невежественных туристов вроде Гипостильного зала. "Впечатляюще" - затасканное слово, но именно оно приходит на ум при виде скопления этих мамонтоподобных колонн-колоссов. Единственное, что портит впечатление, - это туристы. Одна группа сидела на корточках в кружок, я узнала в них тех самых искателей высшей истины, которых мы видели чуть раньше при входе в храм. Они что-то бормотали про себя и делали волнообразные движения руками. До меня донеслось что-то насчет ауры и космоса.

- Кретины! - в сердцах воскликнул Жан Луи.

- Они не делают никому ничего дурного, - примирительно заметил Шмидт.

Наконец я решила, что для одного дня с меня достаточно информации, и прервала Жана Луи, переводившего анналы Тутмеса III, посреди фразы. Он читал иероглифы, высеченные на камне, что называется, "с листа". Демонстрация была напрасной: откуда мне знать, правильно ли он их читает?

Жан Луи сверился с часами:

- Да, пора идти. Мистер Бленкайрон прислал за нами автомобиль, должно быть, он уже ждет.

Проходя через Гипостильный зал, я заметила Сьюзи. Она помахала мне, я помахала ей в ответ, но Жан Луи не остановился. Я поняла, что мы опаздываем. Когда мы появились из-за последнего (или первого, зависит от того, в каком направлении двигаться) пилона и вышли на Аллею сфинксов, Джон и Мэри уже поджидали нас. Она выглядела совершенно изнуренной, и я ее не осуждала: мы осмотрели большую часть огромного комплекса. Правда, это все равно была лишь часть его.

Вот тут-то все и случилось... Взрывная волна сбила меня с ног, или, может, это Шмидт бросил меня на землю? Когда я снова обрела способность дышать и соображать, он лежал, навалившись на меня сверху.

Чуть пошевелившись, я решила, что, кажется, все же жива. Хотелось бы иметь такую же уверенность насчет Шмидта. Пухлая розовая ручка, покоившаяся рядом с моим лицом, была неподвижной и безжизненной. Я попробовала выбраться из-под него. Люди вокруг кричали, и раздавались какие-то звуки, напоминавшие треск фейерверка.

Тяжесть на моей спине заворочалась. Я встала на четвереньки, потом на колени. Джон, склонившись над Шмидтом, тряс его. Голова Шмидта падала то вперед, то назад, потом он открыл глаза и издал вопль невыразимого страдания:

- Вики? Вики, wo bist du? Bist du verletzt? Ach, Gott... [47]

- Хватит, Шмидт, - сказал Джон, отступая. - Кончайте вопить, она невредима.

- Говорите о себе. - Мои ноги и руки болели от ушибов, полученных при падении. Из небольшой ссадины сочилась кровь. - Что случилось?

Шмидт подполз ко мне и обнял меня.

- Это была бомба, Вики. Террористы взорвали бомбу и подняли стрельбу. Слава Богу, вы не ранены!

Поверх его плеча я видела еще не рассеявшееся после взрыва облако пыли. Повсюду на земле лежали люди, но, похоже, никто серьезно не пострадал, потому что все шевелились и сыпали проклятиями. Все, кроме одного. Кровавое месиво, образовавшееся на месте, где прежде было лицо, обрамляли торчащие клочья волос.

Глава девятая

Мэри съежилась на земле словно комок легкой зеленой ткани и спутанных темных волос. Джон рывком поставил ее на ноги:

- Давай убираться отсюда!

- Разве мы не подождем, пока приедет полиция? - проквакала я сдавленным голосом, сдерживая тошноту.

Джон не потрудился ответить. Волоча за собой спотыкающуюся жену, он уже удалялся, как всегда, возглавляя побег. Шмидт дернул меня:

- Он прав, стрельба может возобновиться. Пошли, здесь мы уже ничем не поможем.

Кажется, с этим были согласны все. Крича и толкаясь, люди хлынули к выходу. Истинное количество их ошеломило даже стражей, которые, впрочем, выглядели не менее потрясенными, чем посетители. Они беспорядочно размахивали винтовками, а один палил в воздух - надеюсь, что в воздух. Если они хотели остановить паническое бегство, то нисколько в этом не преуспели; услышав выстрелы, люди обезумели еще больше. Толпа вырвалась на автостоянку, нас вынесло вместе с ней.

Джон материализовался из пустоты, схватил Шмидта за воротник и закричал:

- Сюда!

Эд стоял возле машины. Увидев нас, он открыл заднюю дверцу и энергично замахал большим, тяжелым, смертоносным предметом, который держал в правой руке:

- В машину! Поехали!

Джон, все еще держа Шмидта за воротник, приподнял его над землей и буквально вбросил в машину, затем пинками погнал туда же меня, наступая на пятки. Запихнув вышеозначенные пятки вместе с ногами, которым они принадлежали, в салон автомобиля, он прыгнул туда сам. Дверца с треском захлопнулась, и машина рванула с места.

В конце концов мы кое-как разобрались с нашими руками и ногами. Эд сидел впереди, рядом с шофером. Пистолета больше видно не было. Мэри скорчилась в уголке; глаза ее были широко открыты, но взгляд оставался неподвижным, словно остекленевшим. Ее прелестное платье измялось и покрылось пылью. Пристроившись на откидном сиденье напротив нас, Джон пальцами расчесал взъерошенную шевелюру. На нем не было ни царапинки, так же, впрочем, как и на Шмидте, благоразумно сумевшем упасть на меня. Я же испачкала кровью всю дорогую бархатную обивку автомобиля Лэрри.

Я ожидала, что последует визит, если не реприманд, со стороны полиции. Но мне следовало бы догадаться, что по отношению к такой персоне, как Лэрри, подобная вульгарность здесь недопустима. Шмидт сидел в моей комнате и умолял позволить ему намотать ярды бинта на мои израненные ноги и руки, когда слуга постучал в дверь и, войдя, сообщил, что хозяин ждет нас на террасе, где приготовлены напитки.

Все остальные уже собрались там. Мэри переоделась. Теперь она была в белом - и с греческими сережками. Лэрри засуетился, увидев мои ссадины, но я пресекла поток его сочувствий:

- Это всего лишь царапины и ушибы. Со мной все в порядке, чего не скажешь о бедном Жане Луи. Это ведь был он, правда? Я не... не совсем уверена.

- Так мне сообщили. На нем, разумеется, была представительская карточка.

Оставаясь в любых обстоятельствах безупречным хозяином, Лэрри, прежде чем сесть в кресло, подал мне стакан, а затем прикрыл ладонью глаза:

- Содрогаюсь при мысли, что придется сообщить об этом его родителям. Они так гордились им.

По щеке Шмидта скатилась слеза.

- Furchtbar [48], ужасно, страшно. И именно в тот момент, когда сбылась его заветная мечта. Что вы теперь будете делать с Институтом, Лэрри?

Одетый с иголочки, вальяжно развалившийся в кресле Джон произнес, растягивая слова:

- Говорят, у каждого облака есть свой серебряный ореол. Кажется, нынешний ореол - для Фейсала. Или вы собираетесь назначить директором кого-нибудь другого?

Даже Лэрри с трудом удалось сохранить любезное выражение лица при этих жестоких словах. Он лишь коротко ответил:

- Фейсал, разумеется, займет эту должность. Сейчас он будет здесь. Нам нужно обсудить множество дел, поэтому я оставлю вас, когда он придет, заранее прошу меня извинить.

- А террористов поймали? - спросила я.

- Еще нет. Там была большая неразбериха. Полиция произвела облаву и арестовала...

- Наиболее вероятных подозреваемых, - тихо сказала я. Из того, что я знала о следственных органах госбезопасности, можно было заключить, что ничего хорошего "наиболее вероятных подозреваемых" не ждет.

Джон поставил стакан на стол и встал:

- Пожалуй, пойду поплаваю. Кто-нибудь со мной?

Мэри отрицательно покачала головой. Шмидт с сомнением произнес:

- Мне кажется, это не совсем уместно.

Заложив руки в карманы и насвистывая, Джон неторопливой походкой направился в дом. Слух у него безукоризненный. Я узнала мелодию "Смерти на шоссе". Сегодня он превзошел самого себя по части бестактности. В отличие от того, о чем поется в этой песне, в нашем происшествии виски не было, зато было много крови. И я не слышала, чтобы кто-то молился.

Лэрри попытался освободить Шмидта от угрызений совести:

- В конце концов вы едва знали беднягу...

Но Шмидт не пошевелился. Я не хотела бы, чтобы у кого-то создалось впечатление, будто он недостаточно чувствителен, но, подозреваю, что им руководили не только соображения приличий. Видимо, желание поесть, выпить и получить побольше информации было еще сильнее. Отдавая должное закускам, он засыпал Лэрри вопросами. Ранен ли кто-нибудь? Установлено ли, с какой целью совершена террористическая акция? Где была заложена бомба и как приведена в действие?.. Бленкайрон не знал ответов. Наконец слуга сообщил, что Фейсал ждет Лэрри в кабинете, и тот, извинившись, вышел. Шмидт решил, что теперь не грех и искупаться. Поскольку я не могла решить, что лучше: вести задушевную беседу с беременной женой или любоваться великолепными мускулами мужа беременной жены, то удалилась к себе в комнату.

Я тоже не знала ответов на вопросы, которые Шмидт задавал Лэрри, зато мои, надо признать, неотчетливые воспоминания о случившемся подсказывали еще несколько, не пришедших в голову Шмидту. Я видела огромную воронку в земле и клубы пыли, но ни одна колонна не упала и ни на одном сфинксе не осталось ни царапины. Я видела множество лежавших на земле тел, но лишь одно из них было безусловно мертвым. Убийство иностранца, к тому же иностранного археолога, наделает много шума. "Наиболее вероятные подозреваемые" всегда имеются на всякий пожарный случай, но в данном случае им, боюсь, была предназначена роль козлов отпущения. Истинные же преступники, чья вина может быть доказана в судебном порядке, найдены не будут. (Прошу обратить внимание на терминологию. Мы, известные сыщики-любители, обожаем выражаться, как профессионалы.)

Не могу сказать, что в тот момент я ощущала себя таким уж профессионалом. То, что я чувствовала, можно было назвать страхом, от которого во рту становится сухо. Обрывки и осколки некой гипотезы расползались в голове, словно изворотливые жучки со множеством ножек, и каждый раз, когда я пыталась прихлопнуть хоть одного, бросались в укрытие за твердыню моей глупости. Весь план, казалось, настолько противоречил здравому смыслу, что я бы умерла от смеха, окажись его автором кто-то другой, кроме Джона.

Тем не менее одно обстоятельство представлялось мне ясным и очевидным, и за ужином я старалась придумать предлог, чтобы поговорить о нем, но так, чтобы не усугубить дела. Лэрри не ужинал с нами. Он передал свои извинения и сообщил, что будет занят весь вечер. Сам Бог посылал мне возможность что-то предпринять.

- Мне очень неловко злоупотреблять гостеприимством Лэрри, - заметила я, ковыряя ложкой в восхитительном фруктовом салате. - Он слишком благовоспитан, чтобы сказать это, но, уверена, мы осложняем ему эти дни. Дело не только в том, что он готовится к отъезду, но и в том, что в связи со смертью Жана Луи у него возникло множество новых административных проблем. Как вы отнесетесь к тому, чтобы переехать в отель, Шмидт?

Обычно Шмидт согласен на все, лишь бы быть вместе со мной, но тут вдруг проявил непокорность:

- Но, оставшись, мы сможем помочь и утешить нашего бедного друга...

- Сомневаюсь, что вы можете оказать ему ту помощь, какая требуется, - сухо сказал Джон. - Думаю, Вики пришла в голову очень правильная мысль. Мы, разумеется, будем скучать по вас, когда вы нас покинете. Оба.

Если это был не намек, значит, я ничего не смыслю в намеках. По тому, как Джон поднял бровь, я также догадалась, что это была цитата из какой-то обожаемой Шмидтом кантри-баллады. Среди них есть множество, посвященных тоске по ушедшим, причем в большинстве случаев слово "покидать" означает в них не просто временный уход со сцены.

Ужин тянулся мучительно долго, главным образом из-за того, что Шмидт сполна отдавал должное каждому блюду. Похоже, у остальных особого аппетита не было. Когда мы перешли на террасу, чтобы выпить кофе, слуга отвел меня в сторону: "Один джентльмен хочет видеть вас, мисс", - тихо сказал он.

Он ждал в холле. Сначала я его не узнала. Видимо, он оделся для похорон: черный пиджак, темный галстук. Лицо его производило такое же похоронное впечатление, как и костюм.

- Фейсал? - удивилась я.

Попытка улыбнуться ему явно не удалась.

- Я был у мистера Бленкайрона и подумал... надеялся уговорить вас пойти со мной в кафе.

У меня было много причин счесть эту идею неудачной.

- Не думаю, Фейсал, не сегодня.

Он переложил свой кейс в другую руку, правой крепко схватил меня за локоть и понизил голос почти до шепота:

- Вики, прошу вас. Совсем ненадолго. Это не то, что вы думаете. Неужели вы полагаете, что у меня сейчас есть настроение что-то праздновать? Мне просто нужно с вами поговорить.

С моей стороны было множество причин счесть эту идею не такой уж неудачной. Он видел, что я начинаю сдаваться, и тем же хриплым шепотом продолжил:

- Мы пойдем в отель турагентства или в "Уинтер пэлэс" - туда, где вы будете чувствовать себя уютно. Ну пожалуйста.

- Ну-у-у...

Он чуть ли не силой потащил меня к дверям. Я сделала слабую попытку воспротивиться под предлогом того, что мне нужно привести себя в порядок и взять сумочку, но он пресек ее: я и так прекрасно выгляжу, а сумочка не понадобится, потому что он сам привезет меня домой.

Что касается последнего, то так оно и случилось, хоть и несколько не соответствовало моим ожиданиям.

Я почувствовала облегчение, увидев такси, а не лимузин-мастодонт Лэрри, и даже еще большее облегчение, услышав в распоряжении (в целом мне непонятном), которое отдавал водителю Фейсал, слова "Уинтер пэлэс". Мы не пошли в отель, а уселись на веранде, заполненной народом. Я заказала кофе и сразу перешла к делу:

- Давайте не будем терять времени. Что стряслось?

- Можете задавать вопросы.

- Я только что задала. Это имеет отношение к смерти доктора Мазарэна? Неплохой трамплин для вас.

На его лицо легла необычная коричневато-серая тень:

- Надеюсь, вы не думаете, что я к этому причастен?

- Если бы думала, не сидела бы здесь. Но вы - член одной из... э-э-э... революционных организаций, не так ли?

Лицо Фейсала посерело еще больше.

- Если хотите, чтобы меня прямо отсюда уволокли в тюремную камеру, откуда я никогда больше не выйду, говорите, пожалуйста, чуточку погромче.

- Простите.

Фейсал выпил свой кофе и заказал еще.

- Забудьте о политике, она не имеет никакого отношения к тому, что происходит. Думаю, вы и сами это понимаете.

Он замолчал, выжидательно глядя на меня.

Не много же он сообщил, но и этого было достаточно, чтобы укрепить мои подозрения. Однако, как бы я ни умирала от желания (читать: "очень хотела") узнать побольше, я не собиралась обсуждать свои предположения с тем, кого подозревала.

- Продолжайте, пожалуйста, - сказала я. Фейсал достал платок и вытер лоб.

- Я, конечно, использовал неподходящий случай в качестве предлога для этой встречи, но не мог уйти просто так и оставить вас в очень рискованной ситуации. Я собираюсь на время скрыться, и вы должны сделать то же самое. Могу отвезти вас в одно место, где вы будете в безопасности.

Я застонала:

- Зачем, ну зачем я все это делаю?! Казалось бы, должна была уже кое-чему научиться! Нет, Фейсал, спасибо. - Я осмотрелась вокруг. - Если позволите, пройдусь между столиками с протянутой рукой и соберу несколько долларов, чтобы нанять такси...

- И вернуться в логово льва?

- А вы предпочитаете отправить меня прямо на раскаленную сковороду? То, что вы предлагаете, означает из огня да в полымя.

- Я же сказал вам...

- Вы мне ничего не сказали! Я услышала лишь о каких-то смутных опасностях. Доверьтесь моей способности здраво мыслить, Фейсал, назовите хоть две - черт, согласна и на одну причину, по которой я должна принять ваше предложение.

Теперь застонал Фейсал. Видимо, со стороны мы напоминали двух больных собак.

- Мне велели показать вам вот это, - он открыл кейс и достал листок бумаги.

На нем ничего не было написано. Это был пустой лист черной бумаги величиной приблизительно в восемь квадратных дюймов.

Я почувствовала, как кровь медленно уходит из моих головных сосудов - сначала застыл мозг, потом голосовые связки. В течение нескольких минут из моего горла вырвалось лишь нечленораздельное бульканье. Наконец я снова обрела дар речи:

- Кто вам это дал? Лэрри? Макс?

- Кто такой Макс? - Либо он действительно был озадачен, либо мог давать уроки сценического мастерства самому Лоренсу Оливье.

- Он вырезает силуэты, - пробормотала я, не отрывая глаз от черного листа. - Это его хобби. Другие увлечения - мошенничество, воровство и убийство. Произведения искусства и антиквариат - его специальность. Я думала, он в тюрьме. Как, черт побери, он...

Я отодвинула стул и встала:

- Мне нужно увезти отсюда Шмидта. Если Макс - один из них... О Господи, конечно! Это должен быть Макс! Он тщательно избегал встреч со мной, но мне следовало догадаться, что в тот раз, когда мы увиделись впервые, он мог носить парик...

Некоторое время я шарила рукой под столом в поисках сумочки, потом вспомнила, что у меня ее с собой нет. Когда, ничего не видя перед собой, я направилась на улицу, Фейсал крепко схватил меня за руку:

- Подождите минуточку. У вас нет денег на такси.

- Я попрошу водителя подождать. Ровно столько, сколько понадобится, чтобы взять Шмидта и мою сумочку.

- Я еду с вами. Подождите секундочку.

Он швырнул на стол несколько банкнот и подхватил свой кейс, не выпуская при этом моей руки. Когда я все же оторвалась от него, он сказал:

- Думаю, теперь вы убедились, что опасность реальна? Поедемте в то место, о котором я вам говорил.

- Без Шмидта - никуда!

Перед отелем выстроились в ряд несколько обшарпанных машин. Я открыла дверцу первой, полагая, что это такси, и влезла внутрь. Фейсал - за мной.

- Я вернусь за Шмидтом после того, как отвезу вас...

- Нет, нет! Шофер!

Фейсал сгреб меня и прижал так, что чуть не сломал ребра, одновременно объясняя водителю дорогу. Я не поняла ни слова, но была уверена, что он назвал не тот адрес, какой назвала бы я. Я попыталась освободиться:

- Отпустите меня, черт бы вас побрал!

- Разумеется, - сказал Фейсал, разнимая руки. Я упала на спинку сиденья, и он врезал мне по челюсти.

Должно быть, он сделал мне какой-то укол, потому что проснулась я только утром. Очень ранним утром: нежно-розовые лучи восходящего солнца прелестно окрашивали пол... пол чего? Я не стала осматривать помещение, где очутилась, а сразу же бросилась к двери. Меня не удивило, что она оказалась заперта. Единственное окно в комнате было забрано декоративной железной решеткой, скорее всего старой - на черном металле виднелись полоски ржавчины, но функцию свою она выполняла исправно, как я могла убедиться, подергав ее. Интересно, решетку вставили, чтобы люди не могли проникать сюда или отсюда? Впрочем, каково бы ни было ее предназначение, она вполне пригодна, чтобы удержать меня здесь.

Уровень адреналина в крови снизился, и меня охватила дрожь и слабость. Шатаясь, я вернулась к кровати и присела на край.

Оглядев комнату, я вынуждена была признать, что мне случалось бывать запертой и в худших местах. Мебель выглядела так, словно ее только что привезли из местного магазина для покупателей с низким достатком, но была чистой и абсолютно новой. Кроме кровати, из удобств имелись стол, лампа и два стула с прямыми спинками. На столе стояли кувшин (пластмассовый), полный воды, стакан (пластмассовый), таз (вы уже догадались), лежали кусок мыла, полотенце и роман в мягкой обложке, впрочем, обложка отсутствовала. Я взяла книгу в руки. Это был роман Валери Вандин. Я швырнула его через всю комнату.

Дверь была только одна. Кое-какой опыт у меня имелся, ведь я выросла на ферме, поэтому нашла то, что искала, - оно было целомудренно спрятано под кроватью.

Обойдя комнату раз сорок или пятьдесят, я подняла брошенную книгу и начала читать.

Чувственная Мадлен де Монморанси уже второй раз отбивалась от злодея, когда я услышала за дверью какой-то звук. Книга и мои ступни соприкоснулись с полом одновременно. В комнате не было ничего, что могло бы послужить оружием, поэтому полагаться приходилось на ловкость, хитрость и голые руки, что ставило меня, следует признать, в невыгодное положение.

Но когда я увидела фигуру, возникшую в дверном проеме, кулаки мои сами собой опустились. Сколь угодно причудливая игра моего воображения не могла бы породить подобного видения.

Росту в ней было фута три, а лет - около ста, и ни единого зуба во рту. Черные одежды закрывали все, кроме лица и кистей рук, - обычный наряд правоверной мусульманки. У себя дома, где нет никого, кроме женщин, паранджу надевать не обязательно. Показав мне свои десны, что, может быть, и не означало улыбки, она бочком протиснулась в комнату и поставила на стол поднос.

Там, откуда я прибыла, бить старых дам кулаком не принято. Мой изумленный взгляд, вероятно, ободрил ее. Выпрямившись, отчего рост ее увеличился дюймов на шесть, она указала на дверь, а потом сделала вращательное движение своей костлявой кистью - один раз, второй, третий. Я поняла: три двери, три замка отделяют меня от воли.

Я уж было подумала, не пренебречь ли условностью насчет того, что старых дам бить нельзя, и не пнуть ли ее - не сильно, разумеется, так, чуть-чуть, как вдруг она проворно отпрыгнула назад, словно египетский сверчок. (Они черные, очень большие и не летают, а перемещаются с места на место прыжками, как кузнечики.) Прежде чем я успела сдвинуться с места, старушка была уже за дверью, которая с грохотом захлопнулась, и я услышала, как поворачивается ключ в замке.

Я даже не выругалась: была слишком ошарашена, чтобы сердиться. Что же это за чертова тюрьма? Где, черт возьми, я нахожусь? Кто, будь он неладен, все это устроил?

К тому времени, когда я выпила кофе и сжевала кусочек плоского пресного хлеба, я отлично знала ответ на последний свой вопрос, больно уж очевидно вся ситуация, включая и бабушку-Моисея, носила характер некой фантасмагории. Интересно, откуда он ее выкопал? Вот почему, пятьюдесятью страницами позже, услышав, что ключ в замке снова поворачивается, я не стала даже утруждать себя, становясь в атакующую позу. Там, где замешан Джон, с голыми руками делать нечего. Против него требуется водяная пушка.

Мужчина, который вошел, имел такой же самодовольный вид и так же снисходительно ухмылялся, но это был не Джон. Это был Фейсал.

- А у вас нет чего-нибудь из Барбары Майклз или Шарлотты Маклеод? - спросила я, помахав книгой. - Не выношу Валери.

Фейсал удобно устроился на стуле.

- Неверная реплика. Вам полагалось бы сказать нечто вроде: "Как вы посмели!" или "Что вам от меня нужно?" - а я должен был бы посмотреть на вас с вожделением.

- Не будем жонглировать словами, - сказала я. - Кто эта старая дама?

- Моя бабушка.

- Вы, низкий негодяй! Постыдились бы втягивать в свои сомнительные дела невинную старушку! Невинную?

- О, абсолютно. Она думает, что у меня к вам личный интерес.

- Так, постойте. - Я не поверила ему, но на всякий случай решила встать с постели и, пододвинув стул, уселась напротив. - Значит, милая старомодная мусульманская бабушка поощряет похищение и насилие?

- Конечно, нет! - Фейсал был шокирован. - Просто она знает, что я неотразим для женщин, и думает, что вы пока ломаетесь. Однако не волнуйтесь, - продолжал он, пока я подыскивала слова, чтобы выразить свое негодование, - как бы мне ни хотелось победить вашу девичью стыдливость, вам не грозят никакие посягательства с моей стороны.

- Это почему же? Фейсал вздохнул:

- Думаю, сказываются годы, проведенные в Оксфорде. Когда долго носишь личину, она прирастает намертво. Кроме того, мне сообщили, сколько квадратных дюймов кожи с меня спустят, если я хоть взгляну на вас не так. Думаю, он имел в виду "Венецианского купца".

- Да, он любит цитировать Шекспира, - согласилась я. - Как благородно с его стороны позаботиться о моей девичьей стыдливости! Или он бережет меня на будущее?

Фейсал сложил руки на груди:

- Вики, пожалуйста, отнеситесь к этому серьезно. Здесь вы в полной безопасности. Возможно, это единственное место в Луксоре, где вы действительно в безопасности. Я снабжу вас дополнительными материалами для чтения, если хотите, только посидите несколько дней тихо.

Чтобы показать, что хладнокровна не менее, чем он, я тоже сложила руки на груди и вытянула ноги:

- А что случится через несколько дней?

- Я не спрашиваю, насколько вы осведомлены... - начал Фейсал.

- Вероятно, больше, чем думаю. Интересно, что за ключи к разгадке тайны я видела, но не распознала? Ведь именно поэтому вы предприняли этот поспешный шаг?

Фейсал сдвинул красивые черные брови, но заговорил скорее озадаченно, чем сердито:

- Удивительно. Вы действительно не знаете, что это за ключик?

- Не понимаю.

- Похоже, действительно не понимаете. Тогда почему бы вам не расслабиться и не предоставить дело нам?

- Вы имеете в виду себя и Джона? Надежная опора, нечего сказать.

Мне так и не удалось узнать, почему у многих египтян такие прелестные, длинные и густые ресницы. У Фейсала они были пушистые, как зубная щетка. Он прикрыл ими глаза и сказал:

- Он втравил меня в это дело. Он же обещал и вытащить.

- Ах вы, бедный, милый, доверчивый человек! - сказала я с искренним сочувствием.

Хладнокровие начинало покидать Фейсала. Он грозно посмотрел на меня:

- С вами и впрямь слишком много хлопот. Я пытаюсь спасти вам жизнь, рискуя собственной, а вы... Если о моей роли в этом деле станет известно, я умру медленной и ужасной смертью.

- Где Шмидт? - спросила я, игнорируя эту мелодраматическую реплику. Правду он сказал или нет, в тот момент мне было наплевать.

- Он в безопасности.

И тут я поняла: сейчас или никогда. Пользуясь присутствием в доме большого, сильного мужчины, бабуля, быть может, ослабила бдительность и оставила незапертой хотя бы одну из трех дверей. Под влиянием той же иллюзии мужского превосходства и Фейсал мог пренебречь запорами на остальных дверях. Я вздохнула, улыбнулась, пожала плечами, откинулась назад, резко выбросила ноги в сторону стула, на котором сидел Фейсал, подцепила пальцами перекладину под сиденьем и дернула изо всех сил.

Стул вместе с Фейсалом весьма впечатляюще грохнулся. Как я надеялась и рассчитывала, затылок Фейсала вошел в выразительное соприкосновение с голыми досками пола. Его крик я услышала уже за дверью. Слова были арабские, но интонация вполне понятная и не владеющему этим языком.

Я возбужденно бегала по кругу, не зная, куда выскочить. В обоих концах коридора было по двери. Шанс - пятьдесят на пятьдесят, и я ринулась в левую.

Ошиблась. Дверь вела не на улицу, а на кухню. Я поняла это, как только открыла ее: плита, стол, мойка и бабушка.

Хотела бы я иметь такую реакцию, когда мне будет сто лет. Беззубо ворча, она отпрыгнула назад и схватила какой-то предмет со стола, где их лежало и стояло несколько: горшок, связка лука, длинный нож. Я не стала терять время, чтобы разглядеть, какой именно оказался у нее в руке, а толкнула старушку - настолько мягко, насколько позволяли обстоятельства, - и устремилась к другой двери. Вслед мне неслись визги и проклятия. Последние выкрикивал Фейсал, чьи шаги раздавались уже в коридоре.

Дверь номер три тоже не была заперта! Однако мое торжество сильно померкло, когда я очутилась не на улице, а в замкнутом, огороженном стенами дворе. Двор был немощенным, повсюду торчали сорняки, а может, лук, и несколько кур безучастно выклевывали что-то из земли. Они в панике бросились врассыпную, когда я рванулась к воротам. Их он тоже не запер - весьма самонадеянно.

Я тем более не потрудилась закрыть их за собой, не стала также раздумывать, в какую сторону бежать. Любая была предпочтительнее той, что оставалась позади. Я повернула направо и помчалась, как сумасшедшая. Мой бег сопровождался возобновившимся протестующим кудахтаньем кур и потоком нехороших слов, выкрикиваемых Фейсалом.

У меня дома это называют проулком: узкая, утоптанная дорожка между высокими стенами, ограждающими такие же внутренние дворики, как тот, из которого я только что вырвалась. Вокруг не было ни души, даже куриной, но впереди я увидела людей, автомашины и другие обнадеживающие признаки жизни.

Не знаю, как далеко позади я оставила Фейсала, когда выскочила из проулка на улицу. Он больше не преследовал меня, как я и рассчитывала: не тащить же ему назад вопящую и сопротивляющуюся беглянку на глазах у людей!

Я понятия не имела, где нахожусь. Это, конечно, был Луксор, но совершенно не известный мне район. Он скорее напоминал те провинциальные городки, через которые мы проезжали, следуя на экскурсии, - одноэтажные магазинчики, вынесенные прямо на улицу прилавки, неровные тротуары и разбросанный повсюду мусор. Я шла вперед, игнорируя любопытные взгляды прохожих. Это явно не был район, популярный среди туристов. Кроме меня, иностранцев здесь не наблюдалось.

Лишь когда я прошла еще пару кварталов, дыхание мое наконец успокоилось. Никаких признаков реки. Солнце тоже не помогало сориентироваться - оно стояло слишком высоко. Придется у кого-нибудь спросить дорогу. Луксор - довольно большой город, сама я могла часами бродить без толку по кругу, а время поджимало. Наконец я увидела нечто, напоминавшее заправку, вернее, две бензоколонки и какую-то хибару, покрытую ржавым железом. Несколько мужчин в майках и джинсах праздно стояли, прислонившись к колонкам.

Я робко приблизилась и с надеждой спросила:

- Набережная Нила?

Вместо ответа я увидела указующий перст и услышала поток арабских слов, в котором выудила более или менее полезную информацию. Поблагодарив, я направилась к улице, на которую указывал перст. Мне пришлось еще дважды обращаться за помощью, прежде чем впереди замаячило открытое пространство и поблескивающая вода.

Итак, я нашла реку, а невдалеке просматривалось и нагромождение пилонов и колонн Карнака. Но отсюда еще очень далеко до места моего назначения, а я устала, хотела пить и не имела в кармане ни пиастра.

Я обратилась к первым попавшимся мне туристам - супружеской паре средних лет, обвешанной фотоаппаратами, биноклями и прочими аксессуарами, безошибочно указывающими на принадлежность к этому вездесущему племени. На нем были прогулочные шорты и рубашка со сфинксами и пальмами, она читала Бедекера [49].

Нет лучшего способа заставить человека раскошелиться, чем воззвать к его предубеждениям. Туристы, путешествующие по странам третьего мира, всегда опасаются нападений, хотя, судя по тому, что я слышала, это гораздо чаще случается в Нью-Йорке и Вашингтоне, чем в Каире, а тем более в Луксоре. Мой внешний вид правдоподобно иллюстрировал драматическую историю, которую я им поведала.

Она советовали мне обратиться в полицию, но я, прижимая к глазам носовой платок, любезно предложенный мне дамой, ответила:

- Нет, нет! Я этого не вынесу! Мне нужно как можно скорее добраться до отеля, мой муж сходит с ума, мы должны были встретиться с ним еще час назад. Ах, ведь он предупредил меня, чтобы я не бродила одна... Какой-то мужчина...

Я села в такси, имея в кармане десять фунтов и визитную карточку своего нового знакомого, полная решимости вернуть деньги. Я бы так и поступила, если бы не потеряла карточку.

Я попросила таксиста высадить меня, не доезжая до дома. Расплатившись, снова осталась без гроша; подозреваю, он взял с меня лишку, но не хотелось с ним спорить. Река блестела на солнце, а небо было ясным и голубым. Я шла медленно, пытаясь сообразить, каким должен быть мой следующий шаг.

Перевезли ли они, или точнее, умыкнули ли и Шмидта в "безопасное место"? Если моего босса в доме не окажется, я понятия не имела, где его искать, однако разумно предположить, что его они сочли безвредным и не стали изолировать. Не сомневаюсь, они состряпали и некое объяснение тому, что я не вернулась домой накануне вечером. Однако мой побег спутал им карты. Фейсал имел достаточно времени, чтобы доложить о моем побеге, и они, конечно, ждут моего появления. Джон знает, что я не брошу Шмидта в беде.

Все это проносилось у меня в голове одновременно, мысли путались. Я устала, проголодалась, хотела пить и страшно беспокоилась за Шмидта. И даже если бы в тот момент знала то, что мне предстояло вскоре узнать, не уверена, что поступила бы как-то иначе. Главным для меня все равно оставалось спасение Шмидта.

Проблема проникновения в дом - через ворота или через стену - представлялась не столь трудной. Лучше попробовать вариант с воротами - у меня не было ни времени, ни соответствующих приспособлений, чтобы перелезать через стену, по верху которой пропущена колючая проволока и натыкано битое стекло. Я и мысли не допускала, что удастся пройти внутрь неузнанной. Мой план, если это можно назвать планом, был чрезвычайно прост: войти. После этого... У меня не было ни малейшего представления о том, что я буду делать после. А, будь что будет, подумала я. Фортуна благоволит смелым, и смиренный унаследует землю, а кроме того, что гораздо важнее, в моей сумочке лежал хорошенький, маленький пистолетик. Может быть, даже придется пустить в ход эту проклятую игрушку, если, конечно, она все еще в шкафу, где я оставила сумочку, и если удастся заполучить ее прежде, чем меня схватят.

У входа меня ждала первая удача - да и пора уж ей было появиться. Возле ворот стояли два больших автофургона и крытый грузовик. Дверцы фургонов оказались запертыми, а вот задняя стенка кузова грузовика - откинутой. В кузове было полно людей, судя по одежде, местных, наверное, упаковщиков. Одни сидели, другие стояли, прислонившись к бортам.

Они встретили меня очень приветливо и, главное, не задавали никаких вопросов, то есть, возможно, они их и задавали, но, разумеется, не получили ответов. Я широко улыбнулась, чтобы расположить их к себе, и протянула вверх руки. Навстречу тоже протянулась дюжина смуглых-смуглых рук, которые помогли мне взобраться в кузов, а два любезных молодых человека освободили место, когда я дала понять, что хочу сесть. Ах, как это верно, что для дружбы нет языковых барьеров! К тому времени, когда грузовик подъехал к дому, мы уже были лучшими, близкими друзьями. Очень близкими. Мне пришлось даже отстранить от себя несколько пар дружеских рук, прежде чем удалось выбраться наружу, но мои новые приятели приняли расставание с улыбками и горячими выражениями симпатии.

Стараясь сохранить как можно более непринужденный вид, я прошмыгнула мимо упаковщиков и вошла в дом, а здесь сразу же сосредоточилась и побежала по коридору, потом по первому лестничному пролету. Если я и могла на что-то рассчитывать, то только на быстроту собственной реакции. Слуги, вероятно, не были в курсе дела, но если меня увидит кто-нибудь другой, мне конец.

Я добежала до двери комнаты Шмидта незамеченной, то есть я надеялась, что меня не заметили, - и, повернув ручку, обнаружила, что дверь заперта. Соображала я не лучшим образом. Единственная пришедшая в голову мысль: Шмидта заперли изнутри, и он - их пленник. Несколько драгоценных секунд ушло на то, чтобы заметить ключ, торчавший в замке, и еще несколько столь же жизненно важных мгновений - чтобы дрожащими пальцами повернуть его.

Комната была пуста. В ней не было не только Шмидта, но и его вещей. Я проверила гардероб, но могла этого и не делать: стоило Шмидту провести в комнате всего пять минут, все поверхности в ней оказывались заваленными его пожитками.

Дверные петли были хорошо смазаны, и если бы я не стояла лицом к двери, то не услышала бы, что она снова открывается. Я схватила первый попавшийся предмет - им оказалась бронзовая ваза, искусно украшенная эмалью и серебром.

Джон проскользнул внутрь через узкую щель и тихо закрыл за собой дверь. Выглядел он не так безупречно, как обычно, - рубашка в пыли, а волосы спутаны.

- Поставь это на место, - мягко сказал он. Я угрожающе подняла вазу над головой:

- Что вы сделали со Шмидтом? Если ему причинили вред...

- Он уехал. - Джон не сводил настороженного взгляда с моего импровизированного орудия. - По собственной воле и своим ходом.

- Что его здесь нет, я уже выяснила.

- В самом деле?

- Да. И ты думал, что такой трюк...

Ему стоило немалых усилий держать себя в руках. Я прекрасно знала эти не предвещающие ничего хорошего признаки - согнутые в локтях руки и играющие желваки. Когда он заговорил, голос его дрожал от ярости, но это был все тот же едва слышный шепот:

- Ради всего святого, Вики, ты когда-нибудь чему-нибудь научишься? Не знаю, как ты сюда проникла...

- Неужели не знаешь? Ты же ждал меня.

- В ванной комнате на той стороне холла, если быть точным. Мне сообщили о твоем побеге, и хоть поначалу у меня была слабая надежда, что ты не решишься на это, дурное предчувствие, что нечто в этом роде ты все же предпримешь, взяло верх. А теперь убирайся отсюда к чертовой матери, если сможешь.

Я смотрела на него с той же яростью, с какой он смотрел на меня. Зубы у меня были стиснуты так крепко, что даже челюсти заболели. Я не собиралась выходить через дверь, если Джон будет стоять возле нее, и вообще поворачиваться к ней спиной даже на мгновение. Через несколько секунд, видимо, поняв это, он опустил руки и пожал плечами:

- Ну, если ты так хочешь, - сказал он псам повернулся ко мне спиной.

Он не мог слышать меня - на мне были мягкие туфли, а под ногами - толстый ковер. Он не мог видеть меня - в комнате не имелось ни одной отражающей поверхности. Он просто знал. Его взметнувшаяся рука скрестилась в воздухе с моей так резко, что от неожиданности я выронила вазу. Она со стуком упала на пол, а я отскочила назад, пытаясь увернуться от этих проворных, неотвратимых рук. И ведь знала, что все усилия напрасны, но продолжала извиваться и сопротивляться даже после того, как он сковал мои руки и тяжелой ладонью зажал мне рот. Остатки самообладания покинули его: лицо пылало, а руки причиняли мне сильную боль, ногти впились в мою щеку. Я почувствовала, как от боли и ярости слезы хлынули у меня из глаз.

Он убрал руку с моего рта и немного ослабил хватку, но не настолько, чтобы я попыталась освободиться.

- Тупое, неблагодарное существо! Я пытаюсь вытащить тебя из этой истории. Если будешь визжать, сверну тебе шею!

Поскольку его пальцы лежали теперь у меня на горле, я не сомневалась, что он сможет - и захочет - привести угрозу в исполнение. Я глубоко вдохнула и заставила себя расслабиться, безвольно прильнув к нему. Краска гнева схлынула с его лица, и кончики губ чуть-чуть приподнялись.

- И думать не смей, - тихо предупредил он.

А я и не думала. Его ладонь скользнула с моего горла на щеку, потом длинные пальцы утонули в моих волосах, он запрокинул мне голову.

Отвратительно вспомнить, как я, должно быть, выглядела: полураскрытый рот, полузакрытые глаза... Однако, к счастью, они не были закрыты совсем, и я могла видеть дверь. Внезапная перемена выражения моего лица - от неохотного согласия к смущению и ужасу - послужила для него сигналом тревоги. Он отпустил меня и резко обернулся.

На ней были темные брюки и широкий льняной жакет, делавший ее похожей на маленькую девочку, надевшую вещи своего брата. Волосы связаны на затылке янтарно-золотистым шарфом под цвет широко раскрытых, немигающих глаз.

- А, это вы, Вики, - сказала она, - очень рада, что вы вернулись.

"Если я когда-нибудь видел глаза убийцы..." Бог знает сколько раз я читала эту избитую фразу в Бог знает скольких триллерах и вспомнила ее лишь как фигуру речи. Но сейчас это не было фигурой речи - я видела эти глаза перед собой.

Он метнулся так быстро, что я едва успела обеими руками схватить его поднятую руку:

- Ради Бога, Джон!

Он стряхнул меня резким движением, как человек, прогоняющий змею или ядовитое насекомое. Я отшатнулась назад, поскользнулась и упала с глухим стуком. Я не слышала выстрела, но услышала, как закричал Джон, и увидела, как тело его, скорчившись от боли, осело на пол.

Так вот, значит, как выглядит глушитель, подумала я, не в силах отвести взгляда от пистолета в изящной ручке Мэри. Почему-то мне казалось, что глушитель должен быть больше.

Она раскрыла рот, и из него извергся поток непристойностей, шокировавших меня не меньше, чем ее поступок. Если обращаться к литературным реминисценциям, это было все равно, как если бы кроткая героиня старинного романа обрушилась с ругательствами на почтенных дядюшку и тетушку. Алый ротик Мэри уже не казался миленьким, он искривился, как у греческой фурии, а глаза стали темными, как кофейная карамель.

- А, пропади ты пропадом! Какого черта он вмешался! - Она глянула на меня потемневшими желто-карими глазами, и это был такой взгляд, что я невольно съежилась и отступила, чем доставила ей явное удовольствие. - Ладно, не важно, по крайней мере какое-то время не будет путаться под ногами. Вы, конечно, не оставите его, не правда ли? Посмотрите, может, ему стоит помочь. Совсем не хочется, чтобы он загнулся. У меня есть план относительно вас, Вики, но его осуществление доставит мне гораздо меньше удовольствия, если он не увидит, что я с вами сделаю.

Дверь за ней закрылась. Ключ повернулся в замке. Джон сел.

- Промахнулась, - с удовлетворением сказал он.

- Промахнулась?! - сдавленно произнесла я, глядя на расплывшееся на его рукаве красное пятно.

- У нее были более серьезные намерения.

Дальнейших объяснений не потребовалось. Она наверняка знала, что единственный способ остановить его - это всадить пулю в одного из нас, вероятно, ей даже было не столь важно, в кого именно. Если бы он не отбросил меня...

А если бы я ему не помешала, он сам мог бы остановить ее прежде, чем она прицелилась и выстрелила.

Из всех вопросов, теснившихся в моем воспаленном мозгу, я выудила самый незначительный:

- Так она беременна?

- Если да, то не от меня. - Джон не поднял головы, он пытался закатать рукав, но это ему плохо удавалось.

- Ты хочешь сказать, что ты не... вы не...

- Как ты имела возможность убедиться, мои принципы не слишком строги, но есть границы, которых и я не преступаю. Если даже отбросить все остальное... - он взглянул на меня из-под густых ресниц, - если даже отбросить все остальное, я скорее положил бы к себе в постель "черную вдову" [50]. Если не веришь, а ты наверняка не веришь, могу представить доказательства. Макс и Уитбред ночевали по очереди у нас в каюте. Маленькая предосторожность... Ты не поможешь мне с этим рукавом? Она скоро вернется, и когда это случится, нам обоим лучше бы оказаться подальше отсюда.

В этом был резон. Я заставила себя подняться и пошла посмотреть, что есть в аптечке. Она была отлично оснащена, можно подумать, что они готовились к небольшой войне.

Я наложила марлю на кровавую борозду, оставленную пулей, и прилепила ее пластырем.

- Как ты собираешься выбраться отсюда? - спросила я. - Дверь ведь заперта.

- С помощью вот этих удобных маленьких приспособлений, которые ты предусмотрительно принесла с собой. - Джон попытался вынуть шпильку из моих волос.

- Так вот почему ты... Ой, это заколка с застежкой, она зацепилась.

- Это - одна из причин. - Он с невыразимой нежностью провел пальцами по моей щеке. Я даже представить себе не могла, что он на такое способен. - Расстегни сама. Я не очень умею с ними обращаться, поскольку обычно не закалываю свои космы. Спасибо.

Он опустился перед дверью на колени и стал ковырять заколкой в замке.

- Может быть, стоит подумать о том, куда идти, когда мы выберемся отсюда, - неуверенно предложила я.

- Ключевые слова, любовь моя, - "когда выберемся", я бы даже сказал - "если выберемся". - Похоже, что-то у него не получалось, может быть, он плохо себя чувствовал, потому что, несмотря на приятную прохладу в комнате, весь покрылся испариной. - Мэри будет недовольна, обнаружив, что мы ушли, и так этого не оставит.

- Она в тебя влюблена?

- Проклятие! - сквозь зубы произнес Джон. - Держи свои скверные предположения при себе, хорошо? Если бы я в это поверил, мне оставалось бы только перерезать себе горло и покончить с этим. Нет... - В замке что-то щелкнуло, и он крепче сжал заколку. - Ее мотивы гораздо проще. Она считает меня виновным - надо признать, не без оснований - в смерти своих братьев.

- Ее брать...

- Братья. Двое. - После краткой паузы он обреченно добавил: - Дело сделано, так что могу быть откровенным. Или, может быть, сама догадаешься? Два брата, непреодолимая, наследственная мания убийства, эти лихорадочно блестящие, пустые глаза...

И правда. Я знала только одного человека с глазами такого же золотисто-карего цвета. Впервые встретив его в Стокгольме, я подумала: вот великолепный образец нордической мужественности; сложен, как викинг, и высок, действительно высок. Трудно встретить мужчину, который был бы на шесть дюймов выше меня. Я даже готова была закрыть глаза на тот факт, что у Лифа практически отсутствовало чувство юмора. Но когда узнала, что он - босс Макса и член шайки, мой девичий энтузиазм быстро угас.

Да, Джон убил Лифа, но в этом случае мое неприятие убийства отступало перед лицом того факта, что сам Лиф пытался убить меня, и, не вмешайся Джон, ему бы это удалось.

- Но ведь Георга ты не убивал, - сказала я, наблюдая, как Джон пытается заколкой нащупать затвор замка. - Или убил?

- Нет. Его убил, притом весьма гнусно, сокамерник в прошлом году. Но поскольку я отчасти приложил руку к тому, чтобы отправить его за решетку, у Мэри есть некоторые основания... А, наконец!

Он вернул мне заколку.

- Ну, и куда мы теперь? - спросила я. - Понимаю, надо сначала выбраться. Но как?

- Есть идеи? - Джон, чуть приоткрыв дверь, осторожно выглянул в коридор.

- В мою комнату. Я хочу взять сумочку.

- Если мы отсюда не выберемся, сумочка тебе не понадобится, - последовал безрадостный ответ.

- В моей комнате есть балкон. Если пойдем через дом, нас наверняка кто-нибудь заметит.

- Резонно. Тогда пошли.

Моя дверь тоже была заперта. Отворив ее, Джон оставил ключ в замке.

Я предложила закрыть изнутри на "собачку":

- Если они увидят, что дверь по-прежнему заперта, они, может быть, не станут сюда заглядывать.

- Как только они обнаружат, что мы сбежали, то заглянут повсюду. - Он направился к балкону, а затем, обернувшись ко мне, сказал: - Нужно было предупредить, что отсюда тридцать футов до земли.

- Я думала, ты знаешь. - Мы оба говорили шепотом. Кто-то, не остановившись, прошел мимо двери, но у меня было предчувствие, что этот кто-то скоро вернется. - Свяжи вместе несколько простыней.

- Банально, но стоит попробовать. Какого черта ты там делаешь?

- Ищу сумочку. Может быть, я положила ее в гардероб?

Я надеялась, что сумочка там, и стала судорожно рыться в шкафу. В этот момент началось - раздался нечленораздельный, непонятно кому принадлежащий крик ярости, едва приглушаемый тяжелой дверью. Ответ тоже был хорошо слышен:

- Вы, двое, перекройте дверь! Они не могли выйти из дома!

Я узнала этот голос, хотя прошло уже несколько лет с тех пор, как слышала его в последний раз, и застыла, сжимая ручки сумки. Джон сгреб меня в охапку, чтобы, как я подумала, подтолкнуть к балкону. Но вместе этого он приподнял меня, забросил в гардероб и закрыл дверцу.

И запер ее. Не понимаю, как он это сделал: я не видела ни ключа, ни замочной скважины, но когда попыталась нажать на проклятую дверь изнутри, она не поддалась. Потом я перестала нажимать на нее. Я даже дышать перестала, потому что услышала, что распахнулась дверь комнаты.

Наверное, сначала они заглянули под кровать. Гардероб должен быть следующим местом, которое они проверят, ведь больше в комнате спрятаться негде, а наши преследователи производили впечатление основательных, дотошных ребят. И пока они будут искать и найдут меня, Джон успеет...

Он успел бы. Он был проворен, как кошка, и мог бы спрыгнуть с балкона, рискуя лишь парой ребер. Я бы на его месте рискнула. Он не стал. Я стояла в темноте, дрожа, кусая костяшки пальцев и обзывая себя последними словами, но одновременно прислушиваясь. Схватка продолжалась недолго. Силы были неравны - три к одному.

И одним из троих был Ханс, длинный, тупой напарник Макса. Я разглядела его после того, как поняла, что тьма внутри гардероба не такая уж кромешная: через просветы в решетке проникал свет. А некоторые были достаточно велики, чтобы видеть, что происходит в комнате.

К счастью, у меня перехватило дыхание, а то бы я крикнула, увидев Макса, стоявшего на расстоянии двух футов от моего приникшего к решетке широко раскрытого голубого глаза. Его лысина блестела, словно отполированная. Очки в массивной роговой оправе изменили его внешность - прежде он, наверное, носил контактные линзы, - но присмотрись я к нему поближе и повнимательнее, то, конечно, узнала бы его раньше. "Мистер Шредер", секретарь Лэрри, не зря сторонился меня.

Своей ручищей с ляжку толщиной Ханс обхватил левую руку Джона. Человек, державший Джона за другую руку, тоже был мне известен. Руди всегда выглядел так, словно хотел кого-нибудь убить, и в его облике по-прежнему ничего не изменилось. На сей раз, заключила я, он хочет убить Джона. Одну руку Руди прижимал к животу и судорожно ловил ртом воздух, но все же нашел в себе силы заломить руку Джона назад и кверху. Джон, конечно, взревел от боли. Стоицизм не числится среди качеств, которые он в себе культивирует.

- Полегче, - мягко сказал Макс, - это же правая рука, Руди. Она нам еще понадобится.

По подбородку у Макса сочилась кровь. (Я не удержалась и отметила, что Ханс совершенно невредим. Джон предпочитает поднимать руку на тех, кто ниже ростом.) Макс достал носовой платок, вытер подбородок, с отвращением изучил оставшееся на платке кровавое пятно и бросил платок на пол.

- Где она? - спросил он.

Джон открыл глаза как можно шире:

- Кто?

Руди к этому времени отдышался и дернул вверх заломленную руку Джона. Тот снова громко вскрикнул.

- Прекрати, - сказал Макс, хотя твердости в его голосе не слышалось. - Думаю, улизнула через балкон, пока вы вели здесь доблестную борьбу, чтобы предотвратить преследование, - предположил он. - Или была другая причина? Трудно поверить, что вы стали бы рисковать собой, даже ради нее.

- Я сам был потрясен, - признался Джон. - Несомненно, у меня есть другой мотив. Интересно, какой? Вы такой знаток человеческой натуры, Макс, может, догадаетесь...

- Уведите его отсюда, - коротко приказал Макс.

- А как же быть с женщиной? - спросил Руди, обшаривая комнату взглядом.

- Единственная женщина в доме - моя жена-девочка, - не дав Максу ответить, быстро сказал Джон. - На твоем месте, старина Руди, я не стал бы ее беспокоить, она, наверное, точит ножи, или расчленяет ребенка, или...

Я знала, что Макс взорвется, если Джон будет продолжать в том же духе. Джону тоже следовало это помнить. Максов свинг слева был нацелен ему в губы, что и понятно. Удар оказался достаточно тяжелым: голова у Джона откинулась назад, а сам он обмяк в руках двух поддерживающих его мужчин.

- Свяжите его, - велел Макс.

- Но герр Макс... - начал было Руди.

- И заткните рот кляпом. Если он снова станет умничать, боюсь, не смогу сдержаться.

Я не хотела этого видеть, но стояла словно завороженная, продолжая кусать костяшки пальцев и внимательно глядя на то, что последовало, сухими, неморгающими глазами. Они связали ему руки и ноги и заткнули рот брошенным платком Макса. Когда они закончили, на платке было уже не одно кровавое пятно.

Макс тоже наблюдал за происходящим. Стоя ко мне спиной, он холодно произнес:

- Унесите его. Я останусь и обыщу комнату, на всякий случай.

Глава десятая

Наверное, сердце у меня остановилось или кровь застыла в жилах, потому что я ничего не чувствовала, кроме неотчетливого первобытного желания наброситься на Макса.

Когда все ушли, он закрыл дверь, затем посмотрел в сторону гардероба и тихо сказал:

- Мне очень жаль, доктор Блисс, что вам пришлось на все это смотреть.

- Мне тоже. - Его реплика была столь неожиданной, чтобы не сказать больше, что я ответила не задумываясь. Почему бы и нет? Он знал, что я здесь. Будет ли он теперь извиняться за то, что собирается вытащить меня отсюда и передать в руки Ханса и Руди? И Мэри?

- У вас есть часы?

В этот момент я думала о Мэри, вспоминая ее взгляд и слова о том, что у нее есть план относительно меня.

- Что? А, да.

- Подождите пятнадцать минут. К этому времени большинство из нас покинут дом. Если вы примете надлежащие меры предосторожности - я имею в виду прыжок с балкона, - то сможете уйти незамеченной. Умоляю вас не совершать геройских и глупых поступков. Это кончится лишь тем, что вас поймают.

- Куда вы его увозите?

Макс цокнул языком:

- Чем спрашивать, доктор Блисс, вы бы лучше...

- Макс! Умоляю, вы когда-то сказали, что считаете себя моим должником...

- Вот я и плачу долг. У меня будут большие неприятности, если станет известно, что я помог вам бежать. Садитесь на первый же самолет в Каир и улетайте из страны как можно скорее.

- Вы знаете, что я этого не сделаю. - Разумная женщина не стала бы терять время на споры с ним. Вики Блисс вопреки здравому смыслу продолжала говорить: - Когда-то вы задали мне вопрос, помните? Тогда я не знала ответа на него. Теперь знаю. Я люблю его, Макс. Пожалуйста...

Макс сделал шаг в сторону гардероба.

- Вы плачете? - подозрительно спросил он.

- Заплакала бы, если бы знала, что это поможет, - ответила я, шмыгнув носом.

- Не поможет. Честно признаться, не могу понять, почему такая умная женшина, как вы, ведет себя столь неразумно. Вам бы следовало поблагодарить меня за то, что... А ну, прекратите!

- Не могу, - хлюпала я. Стороннему наблюдателю разговор между галантным бандитом и платяным шкафом мог бы показаться забавным. Но я не была сторонним наблюдателем, и Макс явно чувствовал себя неуютно. Я не могла понять его. Никогда не могла. Ведь это только в книгах встречаются хладнокровные негодяи с одной чувствительной стрункой в сердце, высеченном из камня. Но если он на самом деле не хотел дать мне уйти, зачем отослал Руди и Ханса?

- Пятнадцать минут, - повторил Макс. - Не пытайтесь их догнать, это бессмысленно, они уже покинули дом. А вот она еще здесь, и ничто не доставит ей большего удовольствия, чем общение с вами. Кстати, и ему не будет никакой пользы, если вас снова схватят.

Он считал себя таким умным! В промежутках между всхлипами я выговорила:

- Не могу выйти, он меня запер.

- Но здесь нет ключа. - Макс подошел к гардеробу. - А, понятно. Очень хорошо, это задержит вас здесь как раз столько, сколько нужно. Auf Wiedersehen, вернее, прощайте, доктор Блисс.

Пока он шел к двери, я всхлипнула еще несколько раз. Макс передернул плечами, но не остановился и не обернулся.

Я подождала несколько минут, на всякий случай, потом снова попыталась открыть дверь - она растворилась без труда. Запор, оказывается, был частью декоративного орнамента, совершенно незаметной, если не искать специально. Я бы могла и выбить его, навалившись на дверцу посильнее, но Макс облегчил мне задачу - жалко было портить такую прекрасную старинную вещь.

Прежде чем его схватили, Джон успел сорвать покрывало с постели. Если я еще не сказала об этом, то надо заметить, что простыни здесь были льняные, но тонкие, словно шелк. Они легко связывались. Я вытащила импровизированную веревку на балкон. Мои окна выходили в сад. Я слышала шум на заднем дворе - видимо, там работали упаковщики и грузчики. Со стороны сада не было никого, даже садовника, тем не менее, привязывая конец простыни к кованым перилам, я смотрела в оба. Прежде чем перелезть через балконный парапет и схватиться за самодельную веревку, я повесила сумочку себе на шею.

Я немного занималась скалолазанием и была весьма высокого мнения о своих способностях плавно спускаться по дымоходам и отвесным склонам скал, однако теперь поняла, что веревка из простыней - вовсе не то, что настоящая веревка, к тому же фиксированная блоками. Мускулы ног работали совсем не так, как нужно, простыни вытягивались, а сумочка без конца била меня по груди. Однако я не могла отбросить ее. Быть беглянкой и так нелегко, быть ею без денег, паспорта и других полезных вещиц обременительно вдвойне.

Последние десять футов мне пришлось пролететь - не потому, что порвались простыни, а потому, что в ногах не осталось силы. Поднявшись - не без труда - на ноги, я крадучись двинулась вдоль стены, ныряя под окна, пока не добралась до угла.

Два садовника ухаживали за цветами, обрамлявшими аллею. Стоя на коленях спиной ко мне и к дому, они, кажется, пропалывали клумбы. Их запыленные комбинезоны сливались с затененной листвой, а белые головные платки напоминали вилки цветной капусты. На дорожке не было никаких машин, и ворота в дальнем ее конце были заперты, как и калитка рядом с ними. Ее я прежде вообще не замечала, догадывалась, что она должна быть - для посетителей, которые приходят пешком, но не видела.

У меня имелось две возможности. То есть на самом деле возможностей было больше, но меня не привлекала перспектива возвратиться в дом, а равно и перелезть через стену высотой футов в десять с колючей проволокой и битым стеклом наверху. Можно либо удирать, либо попытаться выбраться отсюда хитростью. Я остановилась на втором варианте. От садовников никуда не деться, они все равно меня увидят, в этом я отдавала себе полный отчет. В таком случае им скорее придет в голову остановить в панике бегущего, чем спокойно прогуливающегося человека.

Сколько могла, я прижималась к кустам, но в десяти футах от ворот пришлось выйти на открытое пространство. Держа одну руку в кармане, другую - в сумочке, я бодро направилась к воротам. Один из половших сорняки мужчин, сидя на корточках, с любопытством посмотрел на меня, когда я проходила мимо. Я приветливо кивнула ему и с трудом удержалась, чтобы не побежать. Я чувствовала себя так, словно на моей спине нет не только одежды, но и кожи. Мускулы на шее напряглись до боли - так велико было искушение оглянуться.

Калитка оказалась заперта. Я ожидала этого, но надеялась, что запор окажется простым - задвижкой или крючком. Черта с два! В двери не было даже замочной скважины. Проклятая калитка, наверное, контролировалась, как и ворота, электронной системой защиты. Я услышала, что садовник что-то крикнул, по интонации можно было предположить, что он спрашивал нечто вроде "Разве вы не знаете, что следует рассчитаться, прежде чем уезжать, невежа вы этакая?" или "Что это вы там, черт вас побери, делаете, мадам?".

Я продолжала идти вперед, не отвечая. Но следующий знак внимания был слишком выразителен, чтобы его проигнорировать. Пуля с характерным звоном ударилась о стальные ворота. Кажется, пора было кончать притворяться. Я выхватила пистолет из сумочки, прижала ствол к металлической коробке у основания ближайшего столба и несколько раз нажала на курок. Позиция у меня была неустойчивая, ноги дрожали так же, как и руки, поэтому отдача при выстрелах опрокинула меня на землю. Следующая пуля просвистела именно там, где находилась бы моя голова, если бы я не упала. Наверное, сукин сын стрелял из винтовки, ни из одного пистолета на таком расстоянии не выстрелишь с подобной точностью.

Приборный ящик превратился в кучу развороченного металла, окутанного дымом, и ворота раздвинулись. Пока неплохо, но это мне ничего не дает, если не предотвратить погони. Я оглянулась: человек с винтовкой перестал стрелять и побежал ко мне. Он был еще довольно далеко, а вот садовник близко, я видела белки его глаз. И тогда я встала и направила на него пистолет. Садовник героем не был: он с громким воплем нырнул в ближайший куст. С таким же воплем, начиная терять свое хваленое самообладание, я выскочила за ворота и... попала прямо в чьи-то объятия.

В глазах туман, в ушах звон, состояние на грани истерики - ошалевшая, ничего не разбирая перед собой, я изо всех сил ткнула поймавшего меня человека в живот. Кулак упруго ударился о поверхность, словно пляжный мячик. Человек повалился навзничь, увлекая меня за собой, и мы оба упали на заднее сиденье ожидавшего у ворот автомобиля, который рванул с места, огласив окрестности визгом шин и отравив воздух запахом паленой резины. Дверца бешено захлопнулась, прежде чем кто-нибудь успел ее закрыть.

Он снова упал на меня сверху. Я уставилась на лицо, оказавшееся в интимной близости от моего собственного, и разрыдалась:

- Шмидт! О, Шмидт, да благословит вас Бог, что вы здесь делаете?

Глаза Шмидта тоже наполнились слезами, но, как он не преминул объяснить, потому лишь, что я ударила его прямо в солнечное сплетение. Как только мы распутали свои руки и ноги, он обнял меня и прижал к животу.

- Положите голову мне на плечо, моя девочка, - ласково сказал он, - все будет хорошо. Папа Шмидт обо всем позаботится.

Я снова разразилась рыданиями, так что Шмидту пришлось дать мне свой носовой платок и велеть высморкаться, как хорошей девочке. Такси со скрежетом свернуло на аллею, не шире той, по которой мне пришлось убегать чуть раньше в тот же день, и, задевая за стены то справа, то слева, загромыхало вперед.

- Что он делает? - воскликнула я в ужасе, прижимаясь к Шмидту.

- Уходит от погони. - Рот Шмидта растянулся в счастливой улыбке от уха до уха и от усов до двойного подбородка. Перегнувшись через спинку переднего сиденья, он швырнул на него пригоршню смятых банкнот и что-то крикнул шоферу по-арабски. Шофер гикнул, и машина с ревом пронеслась через перекресток, забитый машинами. Я закрыла глаза.

- Шмидт! - Мне пришлось повысить голос, чтобы он услышал меня сквозь рев мотора и разгневанные крики водителей, но я старалась сохранять спокойный тон. - Шмидт, мне кажется, они уже отстали. Не будем ли мы выглядеть менее подозрительно, если поедем с обычной скоростью?

- Может быть, - неохотно согласился Шмидт. Еще одна пригоршня денег и новая пространная речь произвели желаемый эффект. - Я велел ему повозить нас по городу, - сказал он, откидываясь назад. - Теперь мы можем поговорить, да? Что случилось?

Я ему рассказала. Когда мой голос замер, он произнес:

- Стало быть, он у них в руках.

- Или мертв.

Шмидт так яростно затряс головой, что заколыхались все его подбородки:

- Они его не убьют. Пока. Вики, вы многого не понимаете. Да, знаю, знаю: ваши чувства борются с разумом, ваше сердце разрывается от боли, и вы готовы ринуться на помощь человеку, которого вы...

- Заткнитесь, Шмидт. - Я прикусила губу. - Простите, я не хотела вас обидеть.

- Ха, - усмехнулся он. - Итак, я не знал того, что вы мне рассказали о молодой даме. Это проливает свет на одно обстоятельство, которое меня смущало. Теперь слушайте внимательно. Все гораздо серьезнее, чем я думал. Действовать надо немедленно. Вчера поздно вечером сэр Джон...

- Это не его имя.

- Знаю, но я к нему привык. И оно ему подходит. Вчера поздно вечером он пришел ко мне в комнату, сказал, что отправил вас из дома для вашей же безопасности и что мне тоже следует уходить. По его совету я сегодня утром объявил, что хочу переехать в отель. Лэрри возражал чисто символически. Он выглядел расстроенным.

- Уверена, он и был расстроен. Он никак не прокомментировал моего исчезновения накануне вечером?

- Да, он выразил сожаление и спросил, не знаю ли я, где вы. Но я сообразил, - сказал Шмидт, раздуваясь от самодовольства, - я сказал ему, что вы - взрослая женщина и уже не в первый раз убегаете с красивым молодым мужчиной.

- Премного благодарна.

- Но важно не то, что он в это поверил, а то, что поверил, будто в это верю я, - сказал Шмидт и, ухмыльнувшись, добавил: - Маска наивности, которую я ношу, бывает очень полезна. Никто не препятствовал моему отъезду. Ха, но они очень пожалеют, когда узнают, как недооценили...

- Шмидт, - процедила я сквозь зубы, - когда-нибудь, при других обстоятельствах, я потрачу целый день на то, чтобы выслушать, как вы умны и хитры. Но сейчас я немного тороплюсь. Не отвлекайтесь. Как вам удалось в нужный момент оказаться в нужном месте?

- Это не было случайностью.

- Догадываюсь, что так оно и есть. - Теперь мои зубы были уже не стиснуты, а оскалены. Шмидт поспешно продолжил:

- Да-да, сейчас расскажу, если вы не будете меня перебивать. Как я уже сказал, я поехал в "Уинтер пэлэс", зарегистрировался и сидел в ресторане, когда официант позвал меня к телефону. Это был Фейсал. Он сказал, что звонит по поручению нашего общего друга, что вы сделали глупость и сбежали от него, от Фейсала, и что он, наш общий друг, боится, как бы вы не возвратились в дом Бленкайрона. Он, друг, очень рекомендует, чтобы я ради своего и вашего спасения незаметно поболтался у ворот дома и постарался вас перехватить.

Безумное видение вдруг предстало перед моим мысленным взором: Шмидт, парящий над домом, словно надувной резиновый толстячок фирмы "Гудийар" или как упитанный ангел. Небеса не были бы для Шмидта небесами, если бы сытная еда не извергалась там на него как из рога изобилия.

- Но вы для меня слишком проворны, - хмурясь, продолжал Шмидт. - Я надеялся перехватить вас на входе, но услышал за воротами стрельбу и понял, что стреляют, вероятно, в вас или в сэ-э-э... в Джона. Тогда я выскочил из машины, велел шоферу быть готовым немедленно рвануть с места, и уже собрался ломать ворота, когда появились вы.

- Ломать ворота?! - повторила я. - Как же это вы собрались... Впрочем, не важно. Вы герой, Шмидт. Если бы не вы, мне бы от них не уйти.

- Вам бы от них не уйти, если бы не предусмотрительность и благородная жертва со стороны Джона, - поправил меня Шмидт. - Поэтому теперь наша очередь спасать его, так ведь? Вы знаете, куда они его увезли?

- Они его никуда не увозили. - Я уставилась на свою руку: костяшки пальцев были искусаны. - Джону удалось обмануть остальных - они не слишком умны, - но не Макса. Макс понял, что я не успела уйти, и догадался, что прячусь где-то в той же комнате. Самым вероятным местом был гардероб. Велев связать Джона, он хотел ввести меня в заблуждение, чтобы я подумала, будто они собираются его куда-то перевезти. Руди даже хотел уточнить приказ, но Макс его перебил. Джон все еще там. А поэтому мне надо туда вернуться.

- Aber naturlich, - сказал Шмидт.

- Мне пришлось оставить его там, Шмидт. Нужно было убедить Макса в том, что я поверила в его выдумку, а всех остальных - в том, что я действительно убежала. Мое отбытие, правда, привлекло больше внимания, чем бы мне хотелось, - признала я, - но теперь они ослабили бдительность и не ожидают моего возвращения. Если я покручусь поблизости...

- Хватит, Вики. - Шмидт заткнул фонтан моей речи носовым платком. Пока я сморкалась и вытирала лицо, он продолжал: - Вам незачем убеждать меня. Поступить иначе было бы непорядочно.

- Простите, - пробормотала я, - просто я нервничаю, когда в меня стреляют.

- Ха, - хмыкнул Шмидт. - Теперь сидите тихо, я кое-что вам расскажу. Неужели вы думаете, что я настолько глуп, что не понял, чем вы тут занимаетесь? Я знал все с самого начала, знал больше, чем вы, мисс Всезнайка. Я ведь говорил вам, что у меня очень хорошая память на лица. Как только я увидел секретаря мистера Бленкайрона, то узнал в нем преступника - мастера вырезать силуэты.

- Но как вы могли его узнать? - недоверчиво спросила я. - Вы ведь никогда с ним не виделись. Он же сидел в тюрьме.

- В тюрьме-то я его и видел. Я любопытен, - сознался Шмидт. - Меня интересует психология преступника, а судя по тому, что вы мне рассказывали, я понял, что это личность незаурядная. На теплоходе он держался подальше от вас, но не ожидал, что его вспомнит кто-то еще. Узнав его, я тут же понял, что назревают неприятности, о чем, собственно, подозревал и раньше, поскольку увидел на борту сэра Джона. То, что вы тоже оказались на теплоходе, случайность? Помилуйте, для меня оскорбительно даже предположение, что я могу в это поверить.

- Но вы притворились, будто верите.

- Ну конечно! Вы глубоко ранили мое сердце недоверием, но я вас простил. - Шмидт сказал это с благородным великодушием. - Ибо, узнав этого ужасного преступника, понял, что ситуация отчаянная. Единственное, чего я не знал, - кто такая эта молодая дама, однако прекрасно понимал, что их брак с Джоном - брак по некоторому расчету, а сердце его по-прежнему принадлежит вам.

Я хотела было сказать что-то саркастическое, но передумала. Даже если его сердце мне и не принадлежит, он и ради дружбы сделал для меня очень много.

- Из чего это вы заключили? - кротко спросила я.

- Из того, как он не смотрел на вас, когда думал, что это могут увидеть другие, и как, наоборот, смотрел, когда думал, что никто этого не видит. Вы, - справедливо признал Шмидт, - скрывали свои чувства более искусно. Если бы я не знал вас лучше, то подумал бы, что вы и вправду противники, а не...

- Да, ну ладно. Джон сказал вам, что они замышляют?

- Ему и не нужно было ничего говорить. Я сам знал.

- Но откуда?.. А, черт, впрочем, сейчас это не важно. - Я посмотрела в окно. Мимо проносились пальмовые деревья, цветочные клумбы, сверкала на солнце рябь нильской воды... - Сначала о главном. Вы выписались из отеля, Шмидт?

- Нет. Видите ли...

- О, Шмидт, ради Бога! Они знают, что вы там, и будут вас искать!

Шмидт буквально зарычал. При всей его претензии на полную невозмутимость, нервы у него были не в лучшем состоянии, чем мои.

- Вы отказываете мне в элементарном здравомыслии, Вики! Если бы я выписался из отеля, они искали бы меня где угодно, только не там. А теперь, наоборот, будут сидеть и терпеливо ждать именно в отеле. Я же оставил в номере багаж. Но взял с собой все, что нам может понадобиться. - Он указал на кейс, лежавший на сиденье рядом с ним.

- Вы правы, а я - дура, - смиренно признала я.

- Нет, вы не дура, просто страшитесь за жизнь и безопасность человека, которого вы...

Мне не хотелось кричать на него, но я знала, что не удержусь, если он это скажет, поэтому перебила его:

- Со мной тоже все необходимое, но от этой бирюзово-золотистой туристической сумки нужно избавиться. Она слишком бросается в глаза.

- Вот теперь вы рассуждаете здраво, - одобрил Шмидт. Он перегнулся вперед и назвал водителю адрес.

- Не знала, что вы говорите по-арабски.

- Я говорю на всех языках, - Шмидт франтовато подкрутил ус, - но мой арабский весьма плох, так, несколько фраз.

Следуя, полагаю, указаниям Шмидта, шофер остановил такси у одного из уличных базаров, и Шмидт выскочил из машины. Он вернулся, нагруженный сувенирами, среди которых была и новая сумка - черная, с головкой Нефертити на одной стороне и рядами иероглифов на другой. На доброй половине всех египетских сувениров изображена Нефертити.

- Куда теперь? - спросила я, перекладывая паспорт, кошелек и прочие мелочи в новую сумку.

- В отель турагентства, - ответил Шмидт. - Хорошо, что у вас при себе паспорт, паспорта понадобятся нам при регистрации.

- Под собственными именами?

- Ну если у вас нет с собой еще и фальшивого паспорта, другого выхода я не вижу, - с оправданным сарказмом произнес Шмидт. - Вы ведь знаете правила для туристов. И не говорите мне, что следовало бы выбрать отель подешевле. Когда они начнут нас искать, то в первую очередь прочешут именно дешевые гостиницы, полагая, что вы не столь глупы, чтобы поселиться в таком шикарном отеле. Это то, что называется двойной хитростью, - добавил он, весьма довольный собой.

Мне очень не хотелось выходить из такси. Среди арабов я бросалась в глаза, как красный сигнал светофора. Однако здесь, в дорогом отеле, среди других туристок-блондинок, была не так заметна, как на окраине Луксора. Шмидту пришла в голову еще одна блестящая идея: по его предложению, я осталась в вестибюле, листая проспекты, а он пошел регистрироваться. Определенно старина Шмидт был сегодня в ударе, а я нет. Если его выследят, он всегда сможет придумать уважительную причину своего переезда в другой отель, а моего имени в списках постояльцев не будет. Проходя мимо меня вслед за коридорным, он громко переспросил:

- Так вы сказали - четвертый этаж?

Я выждала несколько минут, потом поднялась за ним. Шмидт встретил меня на четвертом этаже у лифта и повел в свою комнату. Это был очень милый номер с балконом и двумя сдвинутыми кроватями. Я не собиралась спать.

- Отлично все сделано, Шмидт, - похвалила я, - а теперь нам нужно...

- Вызвать посыльного, - сказал он, сопровождая слово делом. - Когда он придет, спрячьтесь в ванной. Нет, Вики, закройте рот, когда вы так кривите губы, он становится уродливым. Знаю, какие боль и тревога вас снедают, как безумно вам хочется тут же броситься на помощь человеку, которого вы...

- Нет, - перебила я его, - думаю, не знаете, Шмидт.

- Но очень важно подготовиться, а не бросаться очертя голову навстречу опасности и неминуемому поражению. Когда вы ели в последний раз?

Я села на край кровати:

- Не помню.

- Нам предстоит бегать, стрелять и тратить массу энергии, - сказал Шмидт, явно предвкушая удовольствие, - нам понадобится много сил и хитрости. Нужно раздобыть кое-что для маскировки. И оружие. И деньги, много денег - на подкуп, на...

- Вы не пойдете со мной, Шмидт.

- Но, Вики...

- Идите сюда, Шмидт. - Я похлопала по кровати, показывая, чтобы он сел рядом. Надувшись, как ребенок, Шмидт сел. Я обвила его руками, насколько позволял его объем, и сказала:

- Вы мой любимый мужчина, Шмидт. И вы в тысячу раз умнее всех, кого я знаю, включая меня. Особенно меня. Я поем, надену для маскировки все, что вы мне велите, и буду действовать с величайшей осторожностью и предусмотрительностью. Но у одного человека больше шансов проникнуть в дом, чем у двоих. - Особенно если один из них имеет такие габариты, как Шмидт, подумала я, но скорее откусила бы себе язык, чем произнесла бы это вслух. - И один из нас должен быть дублером, запасным. Если мне ничего не удастся, вам придется выйти мне на замену. Это, - быстро добавила я, - всего лишь футбольная терминология, а не конкретное предложение. Я хочу сказать, что...

- Я знаю, что такое футбол. - Шмидт засопел. Поскольку свой платок он отдал мне, ему пришлось вытирать глаза тыльной стороной ладони. - Вы хотите сказать, что я должен буду пойти в полицию? А почему бы нам не сделать этого прямо сейчас?

- Могу привести вам минимум две... - Стук в дверь прервал меня. Я проковыляла в ванную и стала плескать в лицо водой, ожидая, пока уйдет посыльный. Моему лицу требовалось гораздо больше, чем просто вода, но видимый слой грязи я успела смыть до того, как Шмидт позвал меня обратно.

- Я тоже знаю эти причины, - продолжил он прерванный разговор, одновременно усаживая меня в кресло. - Будет трудно убедить полицию вторгнуться в дом такого знаменитого человека, как мистер Бленкайрон. У вас есть хоть какие-нибудь доказательства того, что они задумали, Вики?

- Нет. - Я клала еду в рот и жевала, но глотать было трудно. Однако я заставляла себя. - Это одна причина. Другая...

- Да, я тоже об этом подумал. - Впервые в жизни Шмидт, кажется, ел без удовольствия.

Ни один из нас не хотел произнести это вслух. Даже если допустить, что полицейских удастся уговорить обыскать дом, они могут ничего не найти. Мертвое тело спрятать легче, чем живого человека. Джон точно знал, что они затеяли. Для выполнения определенной части их плана - я очень хорошо знала, какой именно, - он был им нужен, но они скорее пренебрегут этим обстоятельством, чем позволят ему живым предстать перед властями.

- Меня еще кое-что беспокоит, - сказал Шмидт, тактично меняя тему разговора. - Как вы думаете, может ли быть, что не все служащие полиции честны?

- Абсолютно уверена, что так оно и есть. В любой секретной службе любой страны существуют люди, которых можно купить. - Я отложила вилку и мрачно посмотрела на своего босса. - Но здесь есть маленькая загвоздка, Шмидт: сомневаюсь, чтобы даже Джон знал, кому Бленкайрон платит в полиции. Если мы нарвемся не на того человека...

- Ешьте, ешьте, - сказал Шмидт. - Не унывайте. Мы не нарвемся не на того человека, потому что обратимся на самый верх - к моему старому приятелю доктору Рамадану, директору Каирского музея, к моему дорогому другу министру внутренних дел и к милейшему человеку, с которым я встретился на конференции...

- Все это предоставляю вам, Шмидт, - сказала я. Я не могла есть, не могла думать, не могла больше ни минуты сидеть спокойно. В тот момент я испытывала огромную симпатию к людям, которые выступают за введение цензуры в кино, требуя прекратить показ насилия на экране. Очевидно, я насмотрелась слишком много таких фильмов; цветные картинки, снятые на пленке "Техниколор", вспыхивали в моей голове, как на экране. - Помогите мне придумать, как снова пробраться в дом.

Главные ворота не подходят. Их охраняют очень тщательно, тем более после того, как я вывела из строя электронную систему. Если как-нибудь попасть во двор, то там был шанс смешаться с упаковщиками и проникнуть в дом. Конечно, при условии, что упаковщики еще работают и что я смогу взобраться на проклятую стену, и что с меня не свалится головной платок...

- Ладно, оставьте это, - сказала я Шмидту, забирая у него длинную белую тряпку, которую он пытался навьючить мне на голову и которая уже в третий раз падала мне на уши, - все равно я смогу надеть это только после того, как выйду из отеля. А тогда я пришпилю это заколками.

Шмидт совершил бросок по магазинам. Вдоль набережной расположены дюжины сувенирных лавок и открытых прилавков. Самым трудным оказалось найти простую галабею без блесток, вышивки и яркой тесьмы. В конце концов ему удалось купить скромную серую галабею. После того как я долго мяла и топтала ее, а потом поваляла в балконных ящиках для цветов, она приняла нужный вид. Белой тряпкой был хлопчатобумажный шарф с дурацким рисунком, рассчитанным на туристов; мое благородное загорелое лицо, обрамленное им, выглядывало, казалось, из какой-то бутылки, на нем нарисованной.

- Что тут у вас еще? - спросила я с любопытством, пересиливающим клокочущее нетерпение, пока Шмидт засовывал "бутылку" в кейс.

- Контактные линзы, - сказал он. - Черные и светло-коричневые. Ножницы, они всегда могут пригодиться. Краска для волос.

Красить волосы я отказалась наотрез. Во-первых, это займет слишком много времени, во-вторых, если это та же пакость, которой Шмидт красил усы, краска может потечь.

- Дорожные чеки, - продолжал Шмидт. - И деньги. Возьмите, они могут вам понадобиться. Я попозже обменяю еще несколько дорожных чеков. И возьмите вот это.

Я положила деньги в карман. Другим предметом, предложенным Шмидтом, оказался нож.

- Где вы это взяли? - спросила я. Все остальное он мог привезти с собой и из Мюнхена, но нож никогда не пропустили бы на таможне. У ножа была истертая деревянная рукоять и лезвие длиной дюймов восемь. Края лезвия блестели.

- У таксиста, - спокойно ответил Шмидт. - Пистолета у него не оказалось, а вот...

- Спасибо. - Я была не в том состоянии, чтобы рассыпаться в благодарностях. Пожалела лишь, что таксист не запасся автоматом "узи".

Новая красивая сумка не понадобится. Я набила в карманы столько предметов, сколько они смогли вместить, и заколола их для надежности английскими булавками. Шмидт продолжал говорить - что-то о Каире, но я прервала его:

- Пошли!

Свой маскарадный костюм я надевала в такси. Водитель наблюдал за этим процессом в зеркало заднего вида с таким интересом, что чуть не сбил велосипедиста и двух шведских туристов. Шмидт сочинил ему какую-то историю - полагаю, неприличную, потому что шофер зашелся от смеха, а сам Шмидт покраснел, когда я спросила, что же он такое рассказал.

Он высадил меня из машины, я помахала ему на прощание рукой, и такси, развернувшись, поехало обратно по набережной. Приготовления отняли больше времени, чем хотелось бы. Солнце садилось за скалы на западном берегу, и в реке отражался густо-красный закат. Вероятно, разумнее было бы дождаться темноты, но я об этом и думать не желала, заглушив голос разума.

С хозяйственной сумкой в руке я зашаркала вдоль разбитого тротуара своими кожаными шлепанцами без задников. На этот раз я благодарила Бога за то, что ноги у меня большие, как у мужчины. Женские шлепанцы здесь делают разноцветными, с загнутыми носами и золотой окантовкой. Через какую-нибудь сотню ярдов моя обувь стала пыльной и исцарапанной, как у всех остальных прохожих.

То, что я увидела у входа в Институт, заставило меня немедленно нырнуть в одну из улиц, отходящих в сторону от набережной. Я ожидала присутствия стражников, но не ожидала, что они будут в черной форме. Наши со Шмидтом опасения подтверждались самым мрачным образом. Видимо, Лэрри убедил полицию в том, что его дом нуждается в усиленной охране. Если ее выставили по всему периметру стены, дела мои плохи.

К тому времени, когда я оказалась у задней части усадьбы, начали сгущаться синие тени и нервы мои готовы были лопнуть. Парень в форме, с винтовкой отогнал меня от стены, а через улицу напротив стоял лишь многоквартирный дом - спрятаться было негде. Но в конце концов я нашла место, где прямо у стены начинался пустырь, поросший сорной травой и заваленный битыми кирпичами. Основание стены уже погрузилось в густую тень, штукатурка на нем осыпалась, обнажив расщелины между каменными блоками. Вокруг ни души. Теперь или никогда, подумала я. К тому времени состояние мое накалилось до такой степени, что я была готова выхватить пистолет и застрелить любого, кто попытался бы мне помешать. Конечно, в том случае, если в пистолете остались патроны. Я не помнила, сколько выстрелов сделала. Несколько.

Никогда и никуда я не взбиралась так быстро, как на эту стену. Каждую секунду я ожидала услышать окрик или звук выстрела. Зацепившись пальцами ног и одной рукой, я достала из хозяйственной сумки, висевшей у меня на плече, подушку, которую прихватила с кровати Шмидта. Она немного помогла, но колючая проволока порвалатаки подол моей галабеи, когда я закидывала ногу, чтобы перелезть через стену. Голени моей тоже не поздоровилось. Карабкаться вниз я даже не пыталась, а просто упала.

Падение с высоты в десять футов вышибло из меня способность дышать, а в кустарнике, куда я рухнула, оказалось полно шипов. Тем не менее это был старый густой кустарник, и я благословила садовника-декоратора Лэрри за то, что он посадил его здесь, чтобы замаскировать уродливую стену.

Сумку с Нефертити я оставила у Шмидта, а под галабеей на мне была моя собственная одежда. Собрав мелочи, выпавшие из карманов, я посмотрела сквозь кусты, чтобы сориентироваться. Помог бассейн, вернее, окружавший его забор. Я пришпилила к волосам платок и направилась в дом, крадучись, где можно, в кустах и опрометью пускаясь через открытые пространства, когда спрятаться было негде. Скоро стемнеет, но если носильщики и упаковщики на сегодня еще не закончили... Вот садовники, очевидно, как раз заканчивали работу. Я увидела, как двое из них направились к сараю с граблями и лопатами на плечах. Кое-кого из моих знакомых, тех, с кем мне особенно не хотелось встречаться, должно быть, не было дома. Они отправились не в другое убежище, как пытался внушить мне Макс, а охотиться за мной, несчастной. Я была им нужна. Но не сама по себе, конечно, а как средство заставить Джона выполнить свою часть работы.

А мне был нужен Джон. Тоже не сам по себе, вернее, не только, но еще и для того, чтобы получить ответы на некоторые существенные вопросы. Насколько широко распространилась коррупция в полиции? Сколько человек участвуют в этом деле? Одной из причин, по которым я не хотела обращаться в полицию и спецслужбы, было то, что я подозревала некоторых знакомых в причастности к афере. Человек, с которым я разговаривала в кабинете Бленкайрона и который настаивал, чтобы его называли явно вымышленным именем Ахмет, наверняка был подкуплен Лэрри. Теперь мне стало ясно, зачем он встречался со мной: им нужно было устранить меня, убедив больше ни с кем не вступать в контакт.

Не опознав Макса, я не была уверена, что Лэрри во всем этом замешан. Преступники могли действовать и без его ведома, хоть это оказалось бы затруднительно. Но Лэрри солгал, сказав, что Макс работает у него уже два года. На самом деле Макс еще год назад сидел в шведской тюрьме. Лэрри дергает за ниточки, а сам, когда придет время, легко выйдет сухим из воды. Кошмар! Какую же все-таки силу имеют деньги! Влияние и богатство Лэрри сделали гораздо более легким осуществление всех сложных аспектов плана. Вероятно, он был владельцем "Царицы Нила", вместе с ее командой, капитаном и инженером, исполнительно разрушившим холодильную систему на теплоходе. И Жан Луи с Фейсалом тоже были его людьми. Это несправедливо. Все оказывались на стороне Лэрри. Кроме Джона, который, как всегда, был на своей собственной стороне. Впрочем, не совсем, уже не только на своей. Я не смела думать о том, что заставило его бросить вызов остальным и какую цену ему, вероятно, придется за это заплатить. О многом я не смела думать, чтобы не рухнули защитные стены, которые я годами возводила вокруг себя, - сейчас нельзя было позволить себе подобной слабости.

Приблизившись к боковому входу, я услышала голоса. Носильщики все еще работали, несмотря на поздний час, но даже беглый осмотр позволил мне убедиться в том, что второй раз идея смешаться с ними, чтобы проникнуть в дом, не пройдет. Человек, стоявший у двери и внимательно следивший за тем, как они входят и выходят, был в европейском костюме. Хотя полная темнота еще не наступила, прожекторы уже освещали вход, что позволяло ему хорошо видеть лица шныряющих туда-сюда рабочих. Мне же это позволило рассмотреть самого человека в европейском платье - я знала его под именем Брайт, хотя уже давно подозревала, что это не настоящее его имя.

Прожекторы оказались полезны еще и потому, что отчасти слепили его, мешая видеть то, что происходило в неосвещенной зоне. Я проскользнула через кусты к террасе. Когда под сомнительным прикрытием низенькой стены я на четвереньках ползла по земле, один из шлепанцев свалился с ноги. Вместо того чтобы подобрать его, я сбросила и второй: в доме босиком двигаться тише и быстрее, чем в этой шлепающей обуви.

Я готовилась при необходимости выдавить стекло, у меня был навязанный Шмидтом рулон пластыря, который в этом случае мог бы очень пригодиться. Однако французские двери оказались незаперты. В вестибюле горел свет, но там никого не было. Закрыв за собой дверь, я немного расслабилась, хотя понимала, что считать, будто теперь я в большей безопасности, - значит выдавать желаемое за действительное. Здесь было где спрятаться - за шторами, за мебелью, хотя кое-какие предметы, которые я видела раньше, уже унесли. Очевидно, их погрузили в один из фургонов.

Хотелось бы получше знать план дома. Я чувствовала, что где-то должны быть комнаты, недоступные постороннему взгляду, а также хорошо бы знать, где находятся кухня и служебные помещения. Но если тайники скрыты, как положено, под землей и оснащены всеми возможными средствами охранной сигнализации, добраться до них будет нелегко. Для начала я решила обследовать спальни. Мой платок размотался, а руки слишком дрожали, чтобы справиться с проклятым маскировочным головным убором, поэтому я просто повязала его вокруг шеи аккуратным галстучком, как у девочки-скаута, и неслышным шагом направилась к парадной лестнице.

Если бы мужчина, спускавшийся по ней, был бос, я бы налетела прямо на него. К счастью, он был в ботинках и ступал уверенно и твердо. Я услышала, как он приближается, и нырнула обратно в вестибюль, моля Бога, чтобы местом его назначения было какое-нибудь другое помещение. Он действительно направился в другую сторону, в кабинет Лэрри, и открыл дверь. Прежде чем она снова затворилась, я услышала голоса.

Очевидно, там происходило деловое совещание. Голосов раздавалось несколько, в том числе и женское сопрано, звучавшее сейчас гораздо громче и резче, чем было привычно для меня, - куда подевались мягкие интонации этого голоса? Я не решилась выглянуть, чтобы узнать, кто вошел в кабинет последним - Макс? Лэрри? - но там было не меньше четырех человек.

Подобрав подол, я побежала вверх по лестнице. Все двери вдоль коридора были заперты; лампочки в старинных бронзовых канделябрах горели ярко.

Если искать методично, следовало открывать каждую дверь, что, однако, небезопасно. Предположить, что все находятся сейчас в кабинете Лэрри, было бы слишком самонадеянно. Если бы какая-то комната оказалась пустой, мои поиски закончились бы тут же на месте. Сначала я заглянула в бывшую спальню Шмидта, затем в собственную. В обеих было темно. Пришлось включить свет, чтобы убедиться, что там никого нет. Не слишком умно, но что делать? Я забыла захватить фонарик. Я много чего забыла.

Время поджимало. Совещание могло окончиться в любую минуту. Я подумала, что следовало бы присмотреть местечко, где можно спрятаться, если кто-то станет подниматься по лестнице. Если я не найду Джона сейчас, если он находится в другой части дома, придется ждать, пока все улягутся спать, чтобы возобновить поиски. А что, если удастся подслушать обрывок разговора, что-нибудь вроде: "Пойдем-ка в подвал, что под лестницей рядом с кухней, посмотрим, как поживает наш гость (издевательский смех)"?

Это было бы слишком хорошо, а я достаточно долго общалась со Шмидтом, чтобы поверить в такую удачу.

Похоже, Джон действительно в подвале (если здесь есть подвал) или в другом здании. Осмотр спален скорее всего был пустой тратой времени, но проверить их надо, и сейчас для этого самый подходящий момент - пока публика, занимавшая дом, не начала отходить ко сну. Однако прежде следует найти себе временное убежище. Узкая простая дверь в неглубокой нише в конце коридора, возможно, вела в кладовку для веников или в бельевую, туда я для начала и направилась. Внутри никого быть не должно. Но там кто-то был!

Комнатка оказалась крохотной - всего восемь - десять квадратных футов, с единственным окошком. Полки вдоль стен указывали на то, что изначально она действительно служила кладовкой для белья или иных хозяйственных принадлежностей. Мебель состояла из койки, стола и нескольких стульев.

Они не сочли нужным даже запереть дверь. Голова его упала на грудь, а тело бессильно обвисло на веревках, которыми его привязали к стулу. Я, конечно, и думать не смела, что найду его абсолютно невредимым. Я даже была готова к виду крови - небольшой. Но то, что увидела, не могло мне присниться даже в самом страшном сне. Ржавые и алые пятна покрывали его рубашку каким-то жутким узором, некоторые были еще влажными и яркими, другие высохли и приобрели отвратительный коричневатый оттенок.

Звук, который вырвался у меня из груди, был скорее похож на птичий клекот, чем на человеческую речь, но Джон, видимо, узнал мой голос, тревожно вскинул голову, и на лице его появилось грозное выражение.

- Опять ты, - сказал он безо всякой радости.

- Что?.. - На лице ссадин не было, только губы распухли. Я прочистила горло и попробовала еще раз: - Что они с тобой сделали?

- Это у них называется "Смерть от тысячи и одного ножа" или что-то в этом роде, столь же образное. Для убеждения и наведения дисциплины применяется более низкая процентная норма. - Выражение его лица стало еще суровее. - Основная цель допроса состояла в том, чтобы выяснить твое местонахождение. Я сказал, чтобы они не беспокоились, очень скоро ты сама объявишься. Боже милостивый, Вики, разве тебе недостаточно одной встречи с этой ужасной женщиной? Я два дня старался удалить тебя отсюда, а ты возвращаешься, как... как проклятый бумеранг!

- Ты самый несносный, самый неблагодарный негодяй, какого я когда-нибудь... - начала я.

- Если собираешься кричать, закрой по крайней мере дверь!

- О! - Я закрыла.

- Могу ли льстить себя надеждой, что на сей раз ты явилась за мной? - ядовито-вежливо поинтересовался Джон. - Очень мило с твоей стороны. Ну ладно, давай опять попробуем потихоньку выбраться. Если поупражняемся еще немного, в один прекрасный день, может быть, и получится. Надеюсь, тебе пришло в голову захватить с собой оружие? Может быть, даже нож? Если нет, там на столе лежит один.

Я уже заметила его и старалась больше туда не смотреть. На лезвии виднелись темные пятна и сгустки крови. Подняв подол галабеи, я вынула из кармана свой нож, его лезвие было обернуто тряпкой.

Грозная гримаса на лице Джона сменилась выражением благодарности, когда я, шатаясь, подошла ближе.

- Пожалуйста, повнимательней: в конечностях проходят жизненно важные артерии, а твои познания в области анатомии...

- Не так обширны, как у нее. - У меня не было ни малейших сомнений по поводу того, кто орудовал тем страшным ножом. Рубашка на груди у Джона была распахнута, и я увидела аккуратный, словно вышивка крестом, узор из надрезов.

Мне удалось освободить ему щиколотки, не прорезав артерий. Затем я проползла к спинке стула. Когда нож коснулся его обнаженной руки, у него сорвалось грубое слово, тут уж и я не выдержала:

- Если ты не перестанешь дергаться и ругаться, я пропорю тебе артерию, и ты сам, черт возьми, будешь виноват.

Когда веревки упали, Джон быстро вскочил на ноги и тут же упал на колени. Инстинктивно я протянула к нему руки. Он уклонился от них.

- Нет. Просто... дай мне минуту, чтобы прийти в себя.

Я стояла и беспомощно смотрела, как он с трудом пытался восстановить дыхание. Его волосы потемнели от пота, а на запястьях образовались "браслеты" содранной кожи.

- Джон, - прошептала я, - я... я...

- Да? - Он не поднял головы, но плечи его напряглись в ожидании.

- Я... я очень сожалею.

- Ты сожалеешь? - повторил он.

- То есть... э-э-э... это было очень мило с твоей стороны запереть меня в платяном шкафу и... и все остальное. Конечно, если бы ты позаботился о том, чтобы раньше сообщить мне, что Мэри - из банды и что она садистка, мучающая людей в кладовках, ничего этого могло бы и не быть.

- О, все в порядке, - сказал Джон, - а то уж я подумал, что Вики, та Вики, которую я знаю и люблю, расчувствовалась. - Он пошарил в кармане брюк. Руки все еще плохо слушались его, ему удалось достать маленькую коробочку, но когда он попытался открыть ее, она выскользнула из пальцев.

- Давай помогу, - я подняла коробочку, - хотя, думаю, тебе нужно что-нибудь посильнее аспирина.

- Это и есть посильнее аспирина. Одну белую и две желтые, пожалуйста.

Мне не понравился вид этих таблеток. Они явно были если не запрещенными, то уж, во всяком случае, вредными. А может быть, и то, и другое. Впрочем, момент казался неподходящим для лекции о вреде наркотиков.

- Ты сможешь проглотить их без воды?

- А у меня есть другой выход?

После того как он с трудом проглотил таблетки, я сказала:

- Может быть, пора двигаться?

- В высшей степени согласен. Но сначала, наверное, следует обсудить план побега, который у тебя, конечно же, есть? Бьюсь об заклад, у тебя есть такой план.

- Так далеко я не заглядывала, - призналась я.

- Неужели?

Мы оба стояли на коленях. Когда он повернулся ко мне, наши глаза оказались на одном уровне.

Мгновение мы оба молчали. Потом он сказал:

- Если ты не собиралась взять меня под мышку и прорваться силой, придется подождать... скажем, минут десять, пока начнут действовать таблетки. До тех пор я смогу разве что медленно ползти.

- Они сказали, когда вернутся?

- Нет, они не были настолько любезны. Ты все это время находилась здесь? Ну, не обязательно в платяном шкафу, конечно.

- Нет, я убежала. Благодаря Максу. Он знал, что я в шкафу.

Это его страшно встревожило:

- Что?! Откуда ты знаешь?

- Мы с ним долго беседовали, после того как он отослал Ханса и Руди. Совершенно очевидно, он хотел, чтобы я убежала, но отказался сообщить, куда они собираются перевезти тебя, даже после того, как я... я... ну...

- Кажется, у тебя затруднения с речью, - заметил Джон. - Что "ну"?

- Ты уже готов?

- Нет. Что ты сказала доброму старине Максу? Расплакалась? Сказала ему... О Господи Иисусе, - тихо произнес он вдруг, прочитав на моем лице все, как это умел делать только он. - Не может быть! Ты ведь не поведала Максу - кому! самому Максу! - старую сказку про Ромео и Джульетту? Не пригрозила выпить яд на моей могиле? Не поклялась, что последуешь за ним на край света и, прежде чем броситься с крепостной стены, заколешь его кинжалом, словно Тоска? Я несказанно тронут тем, что ты готова была стать ради меня клятвопреступницей, дорогая, но мое мнение о твоих умственных способностях несколько пошатнулось. Тебе следовало бы найти более подходящий способ разжалобить эту гремучую змею, чем хладнокровно рассказывать ему...

Дверь открылась ровно настолько, чтобы пропустить человека, и тут же тихо затворилась вновь. Человеком был Макс.

- А, - мягко сказал он, - так я и думал, что найду вас здесь.

Я стояла коленями на подоле галабеи, поэтому мне пришлось встать, чтобы задрать его и достать пистолет. Макс с интересом наблюдал, как я шарю по карманам. У Джона ни один мускул на лице не дрогнул. Рот у него остался открыт, а глаза были по-прежнему затуманены. Наконец я все же достала пистолет и направила его на Макса.

- Не вздумайте звать на помощь, - сказала я.

- Моя дорогая доктор Блисс, я бы успел прочитать целый сонет, пока вы искали свое оружие, - ответил он. - Что-нибудь из Шекспира или из миссис Браунинг, например. Я не так хорошо знаю ваших английских поэтов, как хотел бы.

Джон закрыл рот и откашлялся, но говорить все еще не мог. Снова заговорила я:

- Повернитесь кругом, Макс.

- Чтобы вы могли ударить меня по голове рукояткой своего пистолета? Не нужно, доктор Блисс. Мне будет больно, а вы добьетесь лишь обратного эффекта.

Джон неуверенно поднялся на ноги и забрал у меня пистолет. Он искоса взглянул на него и засунул за пояс.

- Давайте все обсудим, Макс, - предложил он.

- Хочу, чтобы мои намерения были вам абсолютно ясны, - сказал Макс. - Я собираюсь помочь вам бежать.

Глава одиннадцатая

К счастью, Джон все еще находился в некотором оцепенении и не мог спорить и произносить длинные саркастические речи. Время не ждало. Совещание закончилось, участники его расходились, чтобы переодеться к ужину и по разным другим делам.

Макс ждал Мэри в коридоре. Он уже объяснил нам, что делать, но не ответил на мой прямой вопрос, сославшись на отсутствие времени. Услышав за дверью пронзительный, надменный голос, я поняла, как прав он был. Он так и думал: прежде чем идти переодеваться, Мэри захочется немного поразвлечься.

- С дороги, Макс! - услышали мы за дверью.

- Нет, я запрещаю. Вы и так уже наделали много дел.

- Вы не можете мне запрещать и приказывать!

- Тогда я обращусь к тому, кто может. - Голос его стал тверже. - Он не позволит вам поставить под угрозу все предприятие.

Она изрыгнула поток существительных и прилагательных. Я было подумала, что они адресованы Максу, но тот сухо ответил:

- Я тоже не испытываю нежных чувств к Тригарту, но дело важнее личных антипатий. Мы не сможем заставить его выполнить свою часть работы, если будем рассчитывать, что, держа взаперти, добьемся его согласия. И он физически не сможет ее выполнить, если вы продолжите играть с ним в свои маленькие игры. Я запер дверь и унесу ключ с собой, так что не трудитесь возвращаться, когда я уйду.

Она бушевала, употребляя выражения, которые леди не пристали, и колотила в дверь так, что та содрогалась. Макс удалился, не сказав больше ни слова. Он уже дал нам все указания, и я не могла винить его за то, что он не желал рисковать еще больше. Возможно, они ублажали Мэри тем, что давали ей поиграть с предателями и другими обреченными на смерть субъектами, прежде чем избавиться от них. Ее брат тоже обожал ножи.

Выходя из комнаты, Макс дал мне ключ и велел запереть дверь изнутри. Теперь я так сжимала его в руке, что Джону пришлось один за другим разжимать мне пальцы.

- Что ты делаешь? - спросила я хриплым шепотом. - Ведь он сказал, чтобы мы оставались здесь.

- Он велел нам не покидать дома в течение ближайшего часа, - поправил Джон. - Я предпочитаю подождать в другом месте. Не разделяю твоей слепой веры в Макса.

- Но зачем бы ему тогда это делать?

- Бог его знает. Но будь уверена - не потому, что ты тронула его, взывая к чувствам, которых у него просто нет. Может, он считает тебя талисманом, приносящим удачу? Он страшно суеверен - посмотри на его ужасные силуэты. Это уже не хобби, это одержимость. - Джон отпер дверь и, обернувшись, спросил: - Хочешь, чтобы я вернул тебе пистолет?

- Нет.

- Тогда возьми нож. Ты оставила его на полу возле стула. И не клади в карман, держи в руке. Не отставай от меня. Если нас заметят и я прикажу тебе бежать, беги без долгих споров, которые ты так любишь, и не оглядываясь. Ясно?

Я кивнула. Его распоряжения действительно были предельно ясны, другой вопрос - последую ли я им.

- Тогда пошли.

То ли он исследовал дом более методично, чем имела возможность это сделать я, то ли бывал в нем прежде. Вместо того чтобы идти к главной лестнице, он повернул в противоположную сторону. Нам пришлось красться мимо нескольких спален, в том числе и спальни Мэри, и если бы к тому моменту я уже не впала в полный эмоциональный паралич, то рухнула бы без чувств прямо на месте, когда услышала грохот и нечленораздельный вопль, донесшийся из-за ее двери. То был крик бессильной ярости. Должно быть, она давала волю чувствам, круша лампы, вазы и прочие хрупкие предметы.

Джон продолжал идти широкими, ровными шагами, разве что они стали немного легче. Конец коридора тонул во мраке, никаких ниш в стенах видно не было. Но то, что я приняла за тупик, оказалось дверью, выкрашенной в такую же нейтрального цвета краску, как и стены. Когда Джон открыл ее, я увидела лестничную площадку и ступеньки без ковровых дорожек: один пролет вел вверх, другой - вниз. Лестницу освещала только голая лампочка под потолком. Конечно, я же знала, что где-то есть черный ход для слуг! Правда, мне это знание не сильно помогло. В этой части дома тоже, наверное, были люди.

Я почувствовала некоторое облегчение, когда Джон закрыл за нами дверь, но когда он уселся на ступеньку, нервно спросила:

- Чего ты ждешь? Сейчас появится кто-нибудь из слуг.

- Не появится. Во всяком случае, не сейчас. - Откинувшись назад и упершись локтями, он продолжал тем же приглушенным голосом: - Сразу видно, что ты никогда всерьез не задумывалась о карьере преступницы. Если задумаешься, помни: очень важно внимательно изучать распорядок дня. Людям свойственны привычки, и чем старше они становятся, тем последовательней их придерживаются. Бленкайрон всегда ужинает в семь пятнадцать. Слуги будут подавать ужин гостям и ужинать сами; они не пойдут разбирать постели, пока гости не перейдут в...

- Джон, если ты не перестанешь читать лекцию и не начнешь отвечать на вопросы, я закричу.

- Тогда задавай разумные вопросы.

- Как ты оказался замешанным в...

- Нет-нет. Признаю, вопрос разумный, но в нынешних обстоятельствах он менее важен, чем многие другие, к тому же ответ на него потребует долгих объяснений, в которые ты, вероятно, все равно не поверишь. Попробуй спросить что-нибудь другое, памятуя, что в настоящий момент наша главная забота...

- Хорошо! Ты собираешься сидеть здесь до восьми часов?

- Который теперь час?

- Пятнадцать минут восьмого.

- Как летит время, когда наслаждаешься жизнью! - проворковал Джон. - Еще с полчаса здесь будет безопаснее всего. Мне кое-что нужно сделать, прежде чем мы покинем это убежище. Подожди здесь, пока я...

- Нет!

- Но может оказаться трудновато...

- Нет! Я тебя больше из виду не выпущу.

Джон изучающе посмотрел на меня, явно что-то замышляя. Я резко отшатнулась, чтобы он не мог до меня дотронуться:

- О, нет, не надо. Не надо больше бить меня в челюсть даже для моей собственной пользы.

- Соблазнительная идея, но в нынешних условиях принесет больше вреда, чем пользы. Кроме того, ты еще того и гляди сдачи дашь. Ну ладно, пошли вместе. И не забывай, что я тебе говорил.

Ступеньки заканчивались перед другой закрытой дверью. Когда Джон ее тихонечко приоткрыл, я насторожилась: голоса были слышны так, словно говорящие находились всего в нескольких футах. Так оно и было. Комната слева оказалась кухней, я ощутила запахи еды и услышала звон посуды.

Джон двинулся в другую строну, бесшумно, будто тоже был босиком. Я не бывала в этой части дома, понятия не имела, где мы и куда направляемся, поэтому шла, почти прижимаясь к нему. А вот когда он открыл следующую дверь, я поняла, где мы находимся, и в голове моей снова всплыло присловье насчет адского огня и раскаленной сковороды. Перед нами был главный вестибюль, словно сцена, освещенный лампочками в бронзовых канделябрах и дюжиной софитов. Арка справа от меня вела в прихожую. Оттуда тоже лился яркий свет. Через какие-то сорок минут (плюс-минус пять) сюда войдут Лэрри и его "гости". Слева от меня была лестница. Я бы предпочла остаться в тени этого массивного сооружения - хоть в иллюзорной безопасности, но Джон не остановился. Ни на что не обращая внимания, он прошел мимо основания лестницы и вошел в коридор, ведущий в библиотеку и кабинет Лэрри.

Кажется, он был прав насчет домашнего распорядка: мы никого не встретили. Прежде чем повернуть дверную ручку, Джон щелкнул каким-то рычажком и нажал кнопку - то и другое таилось в резном косяке. Значит, он не впервые пользуется гостеприимством Лэрри, подумала я. Джон был одной из самых удачливых ищеек в мире, но даже он не мог бы разведать столько полезных подробностей всего за два дня.

Однако в этот момент теория Джона рухнула. Полагаю, то, что Лэрри предусмотрительно оставил охрану у себя в кабинете, можно расценивать как своего рода комплимент в мой адрес. Или своего рода оскорбление, если посмотреть на дело с другой стороны. Значит, он верил, что я настолько безрассудна, чтобы вернуться? Что ж, он не ошибся. И если уж я искала доказательств его вины, то начинать, как выяснилось несколько минут спустя, нужно было отсюда.

Караульным оказался человек, которого я знала как Свита. Он ел свой ужин с подноса и, вероятно, поначалу решил, что вошел кто-то из своих, кто знал, как отключается сигнализация. Этот момент, сколь короток он ни был, спас нас. Уронив вилку, Свит потянулся к висевшей под мышкой кобуре, но ему не хватило резвости - Джон опередил его.

- Возьми у него пистолет, - велел он мне. - Зайди сзади. Держись от него подальше. Прошу прощения, что даю банальные советы.

Грозное выражение, которое Свит пытался придать своему лицу, ему явно не давалось. Немигающие, как у рептилии, глаза следили за мной по мере того, как я обходила его, стараясь держаться на расстоянии: я вовсе не мечтала о том, чтобы Свит до меня дотянулся, впрочем, предосторожность была излишней. Как только я достигла точки, которую Свит мог видеть, лишь повернув голову назад, Джон ударил его, не пистолетом, а левым кулаком.

- Не знала, что ты одинаково хорошо владеешь обеими руками, - сказала я, развязывая свой скаутский галстук и связывая им запястья Свита.

- А я и не владею. Гад проклятый! Как больно!

- Кончай жаловаться и помоги мне. Нужна какая-нибудь веревка.

- Прошу прощения, придется разоблачаться. - Расстегнув ремень, он вынул его из брюк и связал им щиколотки Свита.

- Нужен кляп. Где прелестный, чистый, белоснежный носовой платок, который всегда при себе у истинного джентльмена?

- Кляп не нужен. - Джон подошел к камину и начал шарить рукой по стенной панели рядом с ним. - Который час?

- Двадцать пять восьмого.

- Времени осталось не так уж много. Надеюсь, даст Бог, я не забыл... А, вот оно!

Он на что-то нажал, и панель сдвинулась в сторону. Внутри зажегся свет. Должно быть, он зажигался автоматически, когда открывалась дверь.

- Иди сюда, - сказал Джон, - захватим лишний груз.

- А Лэрри - романтик, не так ли? - заметила я, осматривая лестницу, открывшуюся за сдвинутой панелью. - Повсюду - потайные ходы.

- В таком романтизме есть здравый и полезный смысл. - Джон подтолкнул "Свита" носком туфли. Я вообще-то человек сердобольный, но даже не вздрогнула, услышав, как его голова громко стукается о каждую ступеньку.

В конце лестницы не было двери, ступеньки заканчивались прямо в большой комнате без окон.

Ничего удивительного, что виденная раньше коллекция Лэрри не произвела на меня особого впечатления. Настоящая коллекция была здесь - его собственная, личная коллекция, спрятанная от посторонних глаз, предназначенная только для него самого. Мягкий свет освещал комнату, пол покрывал ковер. Было прохладно: температура и влажность строго контролировались, чтобы поддерживать оптимальные условия хранения ценностей. Они покоились в футлярах с бархатной обивкой, расположенных вдоль стен. Футляры были открыты, чтобы он мог, когда пожелает, касаться своих сокровищ руками и ласкать их. Мой взгляд изумленно скользил от одного шедевра к другому, и я не верила своим глазам. Прелестная статуэтка Тетисери в Британском музее, конечно же, была подделкой, потому что оригинал - вот он. То же и с бюстом Нефертити - я уж не говорю о раскрашенном бюсте, хранящемся в Берлине, но и другой, даже более прекрасный, тот, что хранится в Каирском музее, был - наверняка был - подделкой.

Так ошиблась ли я в итоге относительно окончательных намерений Лэрри? Коллекция, которую мы видели перед собой, являлась величайшим собранием похищенных музейных ценностей за всю историю краж произведений искусства. Но выкрасть их из музеев и поместить в эту комнату было лишь половиной дела. Теперь Лэрри проводил заключительный этап операции - пытался вывезти сокровища из Египта. Упакованные вместе с домашней утварью и мебелью, они спокойно пройдут через таможню, ни у кого не вызвав подозрений. Вряд ли найдется невежа, который захочет проверить багаж великого филантропа, только что подарившего Египту многомиллионный институт. Но ограничивались ли этим планы Лэрри?

Нет. У меня оставались кое-какие дополнительные соображения, пусть неясные и пока неподтвержденные. Вовремя подоспевшая поломка на "Царице Нила", насильственная смерть только что назначенного директора Института спустя несколько часов после того, как он нашел в моем лице сочувствующего и любознательного собеседника, точный выбор времени для окончательного отъезда Лэрри из Египта, его странная одержимость... Коллекция, которую я созерцала, служила убедительным доказательством этой одержимости. Почти каждый предмет в комнате изображал какую-нибудь древнюю царицу или царевну либо принадлежал одной из них.

Многие футляры были уже пусты, их содержимое перекочевало в деревянные ящики, которые громоздились повсюду, портя вид комнаты. Но многое еще осталось. Маленькая головка принцессы из Амарны, диадема из крученых золотых нитей, украшенная маленькими бирюзовыми цветочками...

Джон слышал, как судорожно я вздохнула.

- Мне было интересно, заметишь ли ты ее, - сказал он, оттаскивая "Свита" в угол и прикрывая его пустым перевернутым ящиком.

Диадема была найдена в усыпальнице одной из принцесс Среднего царства. Я видела ее эскиз в мастерской златокузнеца, изготавливавшего поддельные драгоценности для римской банды. Оригинал хранился в Каирском музее, а не в "Метрополитен", как я по невежеству думала прежде. Очевидно, теперь его там нет.

- Ты... - начала я, - ты... Ты начал заниматься этим так давно?

- Чтобы собрать такую коллекцию, нужно немало времени, - холодно заметил Джон. Он подошел ко мне и тоже со знанием дела стал изучать прелестную вещицу. Затем с сожалением покачал головой: - Нет, она слишком велика и слишком хрупка. Думаю, вот это будет не хуже. - И он затолкал в карман нагрудное украшение, на котором доминирующей деталью сложного рисунка был огромный скарабей из ляпис-лазурита. Украшение принадлежало Тутанхамону.

Джон взял мою обмякшую руку и повел меня наверх.

- Время? - спросил он, сдвигая на место панель, служившую дверью тайника.

- Э-э... без двадцати восемь.

- Мы как раз успеем вернуться на исходную позицию.

- Ты знаешь, что задумал Макс?

- Да, у меня есть кое-какие предположения. Только не говори, что и ты не догадываешься о его намерениях. Они собираются использовать тебя, чтобы осуществить свою операцию по вывозу сокровищ из страны.

Я сердито посмотрела на него. Созерцание этой великолепной коллекции - немалая часть которой, вероятно, попала к Лэрри через Джона, - заставило меня вспомнить, кем он был на самом деле, и его вид - блестящие глаза и возбужденное состояние, в котором он парил, словно воздушный змей на мартовском ветру, нисколько не умалил моих опасений. На последних курсах университет! мое знакомство с амфетамином и другими широко употребляемыми наркотиками было отнюдь не шапочным. Рано или поздно Джон свалится и, судя по тому, как быстро подействовали на него таблетки, отключится полностью и надолго. Кое-где из порезов у него еще сочилась кровь. На фоне застаревших пятен эти, алые, напоминали цветы.

Увидев, что я смотрю на его рубашку, и неверно истолковав выражение моего лица, он попросил:

- Дай мне этот свой эксцентричный наряд.

- Зачем?

- Ради Бога, Вики, соберись и перестань задавать глупые вопросы. Все равно эта галабея никого не обманет - при такой-то копне светлых волос, сияющих, как сигнальный огонь. К тому же без нее ты, может быть, сможешь бежать быстрее. Если, как я надеюсь, но не смею рассчитывать, нам удастся добраться до набережной, придется ловить такси. Даже луксорскому таксисту не захочется брать пассажира, который выглядит так, словно только что покинул поле боя.

- Особенно в эти дни, - проворчала я, стаскивая с себя галабею.

Она, разумеется, была ему мала, но кровавые раны прикрывала.

Макс велел нам быть готовыми без десяти восемь. Если он начнет действовать, каким бы это действие ни было, мы можем рассчитывать минут на пять, может, даже меньше, сказал он. Если к этому времени он ничего не предпримет, нам оставалось полагаться только на себя, и тогда да поможет нам, как он выразился, наше британское счастье.

То ли он переоценил аппетит своих сообщников, то ли мои часы отставали. Мы открыто пересекали холл, просматриваемый по крайней мере с четырех сторон, когда я услышала, что они выходят из столовой. Бешено рванув в укрытие, которое лишь условно можно было назвать надежным, я почти налетела на Джона, шедшего впереди. Когда я ныряла под лестницу, первый из них уже входил в холл.

Не успела я дух перевести, как Макс начал действовать. Только потом я поняла, что он сделал, а в тот момент была слишком ошарашена, чтобы услышать что-либо, кроме разноголосого хора нечленораздельных выкриков и громких проклятий на нескольких языках. Люди бежали в разных направлениях: кто - в холл, кто - через французские двери на террасу. Мэри была в первых рядах. Я лишь мельком увидела ее лицо, когда она проносилась мимо. Но и этого мимолетного видения оказалось достаточно. Такому лицу очень пошел бы раздувшийся капюшон кобры.

Лэрри бежал прямо за ней. Но вместо того, чтобы тоже последовать вверх по лестнице, он ринулся в свой кабинет. Забавно, как в критические моменты над людьми берет верх основной инстинкт. Иногда это бывает некстати. Я не знала, как Мэри собирается проникнуть в кладовку через запертую дверь, но хитрости малышки не недооценивала; увидев, что пропала ее любимая игрушка, она вернется. И Лэрри вернется, как только обнаружит "Свита". А мы все еще в доме, и входная дверь скорее всего заперта или возле нее стоит стражник, а может быть, и то, и другое. Интересно, будет ли поколеблена моя детская доверчивость в отношении Макса?

Точнехонько в тот момент, когда меня посетило это неблагородное сомнение, я услышала, что дверь открывается. Наверное, на часах возле нее стоял Ханс, потому что Макс крикнул по-немецки: "Быстрее! Они побежали туда! За ними!"

Ханс ринулся за Максом. Когда я, подталкиваемая Джоном, выскочила в холл, он был пуст, а входная дверь распахнута.

Как-то даже слишком просто, мелькнуло у меня в голове. Макс направил погоню в заднюю часть дома: казалось естественным, что беглецы отправятся именно туда - там мало света, а во дворе почти нет кустов. Сейчас там даже было темнее, чем обычно, потому что Макс немного пострелял по лампам. Я думаю, это сделал Макс, едва ли кто-то другой совершил бы столь полезное для нас деяние.

Один верный страж, однако, оставался на посту. Его черная форма была почти неразличима в темноте. Если бы он не направился к воротам, движимый любопытством, мы бы не заметили его вовремя. Из дула его винтовки вырвалась тусклая вспышка.

Мы замерли в тени дома, понимая, что малейшее движение выдаст нас: между нами и стражником не было даже хилого кусточка.

- Дай сюда нож, - почти беззвучно прошептал Джон прямо мне в ухо.

Я не спросила, зачем он ему. Я боялась даже представить себе, что он собирается с ним делать. Парень стоял футах в десяти - пятнадцати от нас, и никакой возможности подползти к нему незамеченным не было. Он снял с плеча винтовку и держал наготове.

Джон резко отвел руку назад, одновременно ударив меня ногой под коленки, в результате чего я растянулась на земле и пуля просвистела над моей головой. Когда я вскочила с похвальным проворством, страж неподвижно лежал ничком.

- Он мертв? - задыхаясь, спросила я.

Джон распрямился, винтовка уже была у него в руке:

- Если только не потерял сознания от ужаса. Я не слишком хорошо бросаю нож в цель - хотел просто отвлечь его. Вики, мне страшно неловко, но, может быть, ты все же согласишься отложить этот разговор и мы побежим? Они, знаешь ли, наверняка слышали выстрелы.

Бежать босиком по грубой, неровной поверхности - удовольствие не из приятных. Когда я споткнулась в первый раз, Джон отбросил винтовку и взял меня за руку. Каждый раз, когда я спотыкалась, а я делала это через каждые два или три шага, он дергал меня, заставляя двигаться вперед короткими стремительными перебежками. Я уже не прислушивалась к звукам погони, не думала о том, будет ли на улице нас ждать еще один стражник, а могла думать только о своих бедных ногах.

Когда, не встретив больше препятствий, мы очутились на ярко освещенной набережной, я по-прежнему была сосредоточена только на горящих от боли ступнях.

- Помедленнее, - я попыталась вырваться, - все уже позади.

- Еще нет. - Он остановился и поднял руку. - Моли Бога и Святого Иуду, чтобы подъехало такси. Надеюсь, у тебя есть деньги, а то мне надоело причинять людям неприятности.

Шофер, может быть, и подумал бы, прежде чем взять таких пассажиров, как мы, но Джон не дал ему такой возможности. Когда машина рванулась с места, он посмотрел в заднее стекло и что-то пробормотал себе под нос. Я поняла, что Святой Иуда, покровитель безнадежных предприятий, решил больше не делать нам подарков - кто-то видел, как мы садились в такси.

Сказав шоферу, куда ехать, Джон не проронил больше ни слова, только потребовал у меня деньги тоном, свойственным грабителям банков. Я передала ему часть скомканных Шмидтовых купюр и стала холить свои израненные ноги. Мне хотелось знать, где мы, но не было сил спрашивать. Проехав Луксорский храм, машина повернула в сторону реки, проехала по окраинным улицам и наконец остановилась.

- Ты сможешь пройти еще немного? - спросил Джон, помогая мне выйти.

- А что же делать? - Я встала на одну ногу, так по крайней мере чувствовалась только половина боли. - Еще немного проползу, конечно.

Он обхватил меня за талию и приподнимал всякий раз, когда на дороге встречалась выбоина. А тротуар, надо сказать, был сплошь разбит и завален мусором. Я слишком сосредоточенно смотрела под ноги, чтобы озираться по сторонам, поэтому не поняла, куда мы приехали, а когда Джон постучал в калитку, просто обрадовалась, что наконец-то куда-то прибыли. Долго никто не открывал, и я уже было подумала, что хозяев нет дома, но тут раздалось звяканье задвижек и крючков с той стороны. Калитка приоткрылась, потом стала закрываться снова. Джон сунул в щель ногу.

- Сезам, откройся, - сказал он.

Подействовала нога, а не просьба. Калитка открылась - на пороге стояла она, закрыв лицо концом платка, так что виднелись лишь маленькие черные глазки-бусинки. Но я все равно узнала ее.

- Привет, бабуля, - сказала я. - Я вернулась. Вы рады меня видеть?

Фейсал тоже не был рад нас видеть. Но после продолжительных и, очевидно, не слишком вежливых препирательств по-арабски он поднял руки, неохотно сказал:

- Входите, - и открыл дверь в дом. Мы очутились в маленькой бабушкиной гостиной, элегантно обставленной мягкой мебелью. Здесь еще стоял телевизор, пол был покрыт ковром с рисунком из ярких роз. Бабуля протестующе заворчала. Нельзя винить ее за то, что она не желала впускать в свою чистенькую, аккуратненькую гостиную двух покрытых пылью с головы до ног бродяг. Но мои проклятые ноги сплошь расцвели кровавыми бутонами, словно розы на ковре.

Я рухнула в ближайшее кресло и вытянула их. Увидев мои ноги, Фейсал изменился в лице:

- Что случилось?

- Много чего случилось, - ответил Джон.

Бабуля выскользнула из комнаты. Когда она вернулась, головной платок был заколот как положено. Она принесла таз с водой и поставила его у моих ног. В воде плавала дохлая муха, я безжалостно выкинула мертвое тело из таза кончиком пальца ноги и опустила ступни в теплую воду. Какое это было блаженство! Я улыбнулась и благодарно кивнула старой даме. Она опустила голову и что-то залепетала по-арабски.

- Она просит у вас прощения, - перевел Фейсал. - Она думает, что вы поранили ноги, убегая от нее, и говорит, что не хотела вас пугать.

Я наклонилась вперед и тронула сутулое бабушкино плечо.

- Шукран [51], - сказала я. - Фейсал, это единственное арабское слово, которое мне известно. Скажите ей, что это я должна просить у нее прощения и что я ей очень благодарна.

- Она - не единственная, у кого ты должна просить прощения, - сказал Джон, которого этот трогательный обмен репликами ничуть не тронул. - Если бы ты, как было задумано, осталась здесь...

- Я уже перед тобой извинилась. Ты сам виноват. Если бы не морочил людям голову и, вместо того чтобы сохранять этот несносно надменный вид, потрудился объяснить, почему ты делаешь то, что делаешь, люди бы...

- Хватит! - воскликнул Фейсал. - У нас нет времени для взаимных упреков. Джонни, ты обещал вытащить меня из этой передряги...

- Джонни?! - повторила я. - Какая прелесть! Почему ты никогда не позволял мне называть тебя Джонни?

- Ему я тоже никогда этого не позволял. Это просто неуклюжая попытка разжалобить меня напоминанием о нашей студенческой дружбе.

- Тогда я могу называть тебя "мои Голубые Глаза".

Я думала, он не поймет намека, но, оказывается, опека Шмидта распространилась куда дальше, чем я предполагала. Непосредственный, беспечный взрыв хохота так преобразил его лицо, что в крепостных стенах, которые я возводила вокруг себя, появилось еще несколько трещин. Нечасто мне доводилось видеть его таким.

- Я никогда не забуду удовольствий, которые нам выпало пережить вместе, - заверил он меня.

- Ради Бога, о чем это вы?.. - начал Фейсал.

- Тебе незачем знать. Факт в том, старина, что я не могу вытащить тебя, не вытащив себя самого, а единственный способ сделать это - перейти на сторону противника и стать в ряды стражей закона и порядка. До тех пор, пока наши бывшие сообщники не будут благополучно упрятаны в самую надежную тюрьму, никто из нас не сможет чувствовать себя свободным. - Он вздохнул: - Забавно, не правда ли? Под давлением обстоятельств, увы, мне неподвластных, стать честным человеком...

- Пусть это тебя не слишком гнетет, - посоветовала я, - утешайся тем, что не моральные соображения, а чувство самосохранения вынудило тебя принять это болезненное решение. Восстановить доброе имя, правда, будет несколько труднее. Что ты теперь собираешься делать?

- Хороший вопрос. - Джон потер лоб. - Фейсал, сколько жандармов состоит на службе у Бленкайрона?

- Слишком много, - последовал неутешительный ответ. - У него достаточно денег, чтобы купить несколько стран средних размеров. На то, чтобы купить нескольких бедняг, пытающихся содержать семьи на жалкую зарплату, требуется куда меньше. Есть там и честные люди, но я их не знаю, к тому же они считают деятельность Бленкайрона величайшим событием для Египта со времен открытия гробницы Тутанхамона. Наше слово против слова Бленкайрона не будет ничего стоить.

- У меня есть кое-что, помимо слов, - тихо сказал Джон, - но, думаю, это нужно отвезти в Каир - прямо в министерство и американо-египетскую ассоциацию археологов.

- Они установят наблюдение за аэропортами и вокзалами, - трезво возразил Фейсал. - Полагаю, они уже знают, что ты на свободе?

- Правильно полагаешь. Надо ехать на машине.

- У меня нет машины, - сказал Фейсал, - и не надейся, что я стану красть ее для тебя. У меня и так полно неприятностей.

- Сколько у нас денег? - спросил Джон.

У меня оказалось больше, чем я думала. Поджав губы, но без возражений Фейсал выложил свои сбережения, накопленные тяжким трудом, - несколько сот египетских фунтов. У Джона в бумажнике нашлось всего лишь несколько фунтов. Это его избитый прием: когда нужно платить, у него не оказывается ни гроша, но на сей раз я удержалась от язвительного замечания - у Джона действительно не было возможности прихватить свой багаж, когда мы убегали.

- У Шмидта будут деньги, - сказала я. - Он собирался обменять дорожные чеки.

Джон начал было что-то говорить, но я пресекла все его возражения:

- Без Шмидта я никуда не поеду. Мы должны заехать за ним.

- Разумеется. - Джон поднял бровь. - Ты ведь не думала, что я брошу Шмидта на растерзание волкам? И прежде чем обрушивать на меня страстные и несправедливые обвинения, вспомни, пожалуйста, что это я вытащил его из проклятого бленкайроновского дома и перевел в... черт, надеюсь, он уже не в "Уинтер пэлэс"?

- Нет. Он...

- Держи. - Джон вручил Фейсалу пачку денег. - Ты должен нанять машину.

- Но меня они тоже будут искать, - запротестовал тот.

- Не так усердно, как нас. Постарайся раздобыть какую-нибудь колымагу с четырьмя колесами и остатками тормозов, если сможешь. И не трать времени попусту.

Фейсал вышел, качая головой. Бабуля, да благословит Господь ее доброе сердце, желая загладить свою вину передо мной, шмыгала туда-сюда с подносами и бутылками.

- Итак, - сказал Джон, протягивая руку за банкой пива, - расскажи, что случилось после того, как Максик отпустил тебя.

- Ты собираешься употреблять алкоголь?

- Я определенно не собираюсь употреблять местную воду. Пожалуйста, дорогая, постарайся сосредоточиться на существенном. У нас мало времени, а мне нужно знать, как все происходило. Где ты наткнулась на Шмидта? Теперь уже очевидно, что он сумел тебя перехватить.

- Не сумел. Но ждал меня на выходе. - Я сделала краткий обзор событый, который он выслушал с ироничным и возмутительно бесстрастным интересом.

- Добрый старина Шмидт. Мы должны позаботиться, чтобы кто-нибудь наградил его медалью, и расцеловать в обе щеки. Ему это понравится.

- С меня было бы достаточно, если бы мы просто вытащили его из беды. Джон, я не верю, что он будет сидеть сложа руки. Если я не вернусь в ближайшее время, с него станет отправиться на поиски. Он попытается проникнуть в Институт, прикинувшись Джеймсом Бондом или...

- Едва ли даже Шмидт предпримет что-либо столь бесполезное. Он понимает, что лучший способ помочь тебе - это привлечь внимание к Бленкайрону. Что ему известно?

- Ну...

Джон проворчал себе под нос что-то явно неодобрительное.

- Черт возьми, - сказала я в свою защиту, - у нас не было времени на праздные разговоры. Он сказал о том, что, как он думает, известно ему, я поведала то, что известно мне, а потом... Ну...

- А что, по-твоему, ты знаешь? - очень мягко и вкрадчиво спросил Джон.

- Ну... Я думаю, Лэрри использует "Царицу Нила" для перевозки своей добычи. Ему нужно было избавиться от туристской группы, чтобы плыть быстро, без остановок. Причина изменения программы действительно связана с уровнем воды, он спешил пройти через шлюзы до...

- Никаких изменений не было. Все так и было задумано с самого начала.

- Ты знал?..

- Нет, не знал. Не важно, это мелочи. Пока ты излагаешь все правильно. Как только теплоход прибудет в Каир, добыча - как удачно ты нашла слово! - будет перевезена в аэропорт. Думаю, излишне говорить, что Бленкайрон владеет одной или двумя авиакомпаниями.

- И что луксорский аэропорт слишком мал для больших грузовых лайнеров.

- Умница.

- Сколько ему понадобится времени, чтобы... Какой-то звук за дверью заставил меня мгновенно замолчать. Это был Фейсал.

- Один мой друг пошел за машиной, - объявил он. - Приведет ее примерно через час.

- К тому времени как он приедет, мы должны быть готовы, - сказал Джон.

Он через голову стянул галабею. У Фейсала дыхание перехватило.

- Нужно вызвать доктора. Или отвезти тебя в больницу.

- О, да, - ответил Джон, - могу себе представить, как я объясню врачу, что по рассеянности упал на ломтерезку. Что мне нужно, так это чистая рубашка.

Старая рубашка пристала к коже в тех местах, где кровь засохла. На сей раз Джон подавил в себе искушение изобразить нечто театральное, он просто рывком снял ее с себя, издав лишь несколько сдержанных мужских стонов. Картина, которую во всей ее ужасной полноте я тоже видела сейчас впервые, была сама по себе настолько устрашающей, что никаких театральных эффектов не требовалось. Фейсал в испуге отшатнулся и закрыл глаза. Он, конечно, человек сострадательный, но меня посетила догадка, что, кроме этого, он представил себя на месте Джона. Подозреваю, и Джон неспроста обнажился перед своим невольным союзником: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

Я не вызывалась оказывать первую помощь, меня назначили. Мне не впервой было ставить заплатки на Джоне после несчастных случаев, связанных с его работой. Иногда требовалась помощь и посерьезнее, но здесь было совсем другое - не случайные раны, а последствия предумышленного садизма. Чем меньше говорить об этом, тем лучше. Джон был достаточно любезен, чтобы стонать и орать как можно больше, - так мне было немного легче. Немного.

- Итак, что теперь? - спросила я, бросая на кровать рулон пластыря и ножницы. - Ведь у вас, Фейсал, наверняка нет париков, накладных усов и прочих карнавальных аксессуаров?

Джон, продолжавший невнятно бормотать проклятия не мог упустить возможности просветить невежду:

- Искусство изменения облика... - начал он.

- Я не желаю выслушивать твою лекцию об искусстве изменения внешности.

- Я тоже, - поддержал меня Фейсал. - Но в том, что сказала Вики, есть резон. Я выйду и куплю...

- Нет времени, - оборвал его Джон. - Как я уже заметил, искусство изменения внешности основывается скорее на умении держаться, на манерах, а не на примитивном использовании аксессуаров. Давайте посмотрим, что имеется под рукой.

Найти подходящую одежду для Джона оказалось нетрудно: они с Фейсалом были приблизительно одной комплекции. Фейсал энергично запротестовал, когда Джон выбрал для себя его лучший, сшитый в Каире на заказ костюм, но бунт был тут же подавлен:

- Я должен выглядеть как респектабельный бизнесмен, когда пойду в отель за Шмидтом. Или, может быть, ты сам хочешь предпринять эту маленькую экспедицию?

- Нет, - не колеблясь ни секунды, твердо ответил Фейсал.

- Мудрое решение. Они сейчас как раз прочесывают отели, если еще не закончили. Я хочу как можно меньше бросаться в глаза.

- Тогда придется покрасить волосы, - сказал Фейсал. После того как Джон наглядно продемонстрировал, что может случиться и с ним, Фейсал помогал от всего сердца, даже счастлив был помочь. - И брови, - добавил он.

- У тебя, наверное, нет гуталина?

- Я не чищу ботинки сам, - сказал Фейсал с чувством оскорбленного достоинства.

- О, прости, - спохватился Джон, - я не имел в виду, что ты сам занимаешься подобными вульгарными вещами. Тогда навьючь мне на голову аккуратненький тюрбанчик. А у твоей достопочтенной бабушки наверняка найдется сурьма или какая-нибудь другая краска для век.

Нужно сказать, что наблюдать за тем, как он работал, было весьма поучительно. Черной краской - не знаю уж, что это было, - он лишь слегка подкрасил брови и свои длинные ресницы и так же умеренно наложил тон на лицо - я видела египтян с такой же светлой кожей. А когда он по-арабски замотал платок на голове, внешность его разительно переменилась. Отчасти благодаря выражению лица - плотно сжатые губы, выпяченный подбородок, сдвинутые брови.

- А что же нам делать с твоими расчудесными голубыми глазами? - спросила я.

Ответ вырвался у него автоматически:

- "Уж больше никогда не полюблю я карих глаз..." - и сопровождался коротким смешком. - Правдивее не скажешь. Что касается моих чудесных голубых глаз, то я нигде не собираюсь задерживаться настолько долго, чтобы у кого-то возникло желание глубоко в них заглянуть. А теперь что нам делать с тобой?

- Может быть, бабушка одолжит мне галабею и покрывало?

Джон покачал головой:

- Не годится, ты слишком высокая, чтобы сойти за египтянку. Боюсь, тебе больше подойдет мужской наряд. Твои чудные голубые глаза - за пределами возможностей моего скромного гримерского искусства...

- "Я слышала больше твоих лживых слов, чем звезд сияет на небе..." Извини. Не принимай на свой счет. В кантри-песнях без голубых глаз не обходится, правда?

Фейсал глазел на нас, как на сумасшедших. Быть может, он был прав. В присутствии Джона в голове у меня действительно происходил какой-то сдвиг.

- Пока счет равный, - объявил Джон. - Как я уже говорил, нужно что-то сделать с твоими волосами.

- Острижем их, - сказала я, потянувшись за ножницами, - тогда Фейсал и мне сможет повязать на голове платок по-арабски.

Джон взял ножницы:

- Садись. Я тебя постригу.

- Не знала, что среди множества навыков, которыми ты так искусно владеешь, числится и мастерство парикмахера.

Его руки медленно двигались от моей макушки к затылку, расчесывая спутанные волосы и собирая их в пряди. После долгой паузы он сказал:

- У меня есть идея получше. Сеанс космического очищения тебе не повредит.

- О чем это ты? - я попыталась обернуться, но он сомкнул пальцы вокруг моих собранных в "конский хвостик" волос и сильно дернул.

- Контакт со Вселенной, пробуждение коллективного сознания мира, - нараспев продекламировал Джон. - Правда, для ньюэйджера ты недостаточно грязна, но это легко исправить.

Когда процесс "исправления" был завершен, я представляла собой чумазого блондина с длинным тонким "конским хвостиком" и недвусмысленными кругами под глазами. Грязь и "борода" получилась благодаря земле из сада, золотая серьга в одном ухе была подарком бабушки, а рубашка с длинными рукавами и без воротника принадлежала Фейсалу. Войдя в роль, я потребовала магический кристалл и пару оборванных выше колен джинсов.

- Найдем какой-нибудь мистический амулет на базаре по дороге, - пообещал Джон. - Эти типы обожают скарабеев, анки [52] и прочую белиберду. От шорт придется отказаться: у тебя недостаточно шишковатые колени, чтобы сойти за мужские.

- Можно было бы выразиться и более комплиментарно, - укоризненно сказала я.

- Твои ноги, дорогая, - шедевр пластического изящества, - нарочито угодливо произнес Джон. - Эти отростки могли бы сделать честь Афродите или юной Диане. Никогда и никто не поверит, что такие восхитительные, стройные, округлые прелести принадлежат мужчине. Формы твои, если быть кратким, редкостны и божественны.

- Крючкотвор, - оценила я его речь.

- Очко в твою пользу.

Друг Фейсала оказался скромным, застенчивым парнем. Как только, услышав звук клаксона, мы вышли из дома, он незаметно соскользнул с водительского места и удалился, не оглядываясь. Если он хотел остаться инкогнито для нас с Джоном, ему это удалось.

Что же касается машины, то мне доводилось видеть нечто в подобном роде на пунктах сбора металлолома или на пустырях. Будь эта колымага в хорошем состоянии, она представляла бы собой образчик стиля ретро; подобные модели вышли из моды лет тридцать назад.

- Боже милостивый! - воскликнул Джон, увидев ее. - А получше он ничего не смог найти? Мы в этой развалюхе и двадцати миль не проедем.

- Надеюсь, ты не сочтешь грубостью, - заметил с достоинством Фейсал, - если я напомню, что в твоем положении не пристало быть таким привередливым, ты ведешь себя как типичный богатый капризный турист. Мы, малоимущие жители "третьего мира", не можем позволить себе каждый год менять машину, поэтому нам приходится поддерживать на ходу старые автомобили.

- Туше, - признал свое поражение Джон. - Очередное, после тебя, Вики.

Он передал мне корзину, которую бабушка заставила нас взять с собой. Это был весь наш багаж, если не считать костюма Фейсала. Фейсал сел за руль.

- Куда? - спросил он.

- В отель турагентства.

- О, чудесно придумано - в больших туристских отелях они будут искать нас в первую очередь.

- Твое дело - баранку крутить, - отрезал Джон. Шмидт дал мне свой ключ, "на всякий случай". Я тогда не спросила его, на какой именно, голова моя была занята другим, но, пересекая вестибюль и стараясь выглядеть погруженной в состояние магического транса, словно меня вовсе не интересуют потенциальные похитители людей, пожалела об этом. Шмидту не было нужды выходить из номера, разве что обменять дорожные чеки, но это делается очень быстро, и, напротив, у него имелись все основания не высовывать носа наружу. Даже если бы они определили его местонахождение, они не смогли бы схватить его, пока он не откроет им дверь, а Шмидт, разумеется, не настолько глуп, чтобы впустить кого бы то ни было, кроме... Кроме коридорного или кого-то, кто сымитирует мой голос.

Джон пошел вперед. Когда я вышла из лифта, он уже ждал в коридоре.

- Что-то не так? - спросил он.

Я не спрашивала, откуда он знает, он всегда знал.

- У меня дурное предчувствие, - призналась я.

- Всегда лучше рассчитывать на худшее. - Он взял у меня ключ. - Отойди подальше.

Джон резко распахнул дверь ногой и замер, словно перед прыжком.

- Как в кино, - сказал он, выпрямляясь. - Да, глупо думать, что в наши дни преступники всегда пускают в ход автоматическое оружие. Впрочем, полагаю, по их мнению, это выглядит...

- Его здесь нет. Проклятый старый идиот, куда его черт понес?

Двери в туалет и ванную комнату были открыты. Значение этого факта дошло до меня лишь после того, как мы обшарили все места, где бы он мог прятаться; мое болезненное воображение настраивало меня лишь на то, что мы найдем скорченный труп Шмидта в ванне или под кроватью.

- Похоже, он ушел своим ходом, никаких следов борьбы нет, - сказала я наконец. - Если он отправился в дом Лэрри искать меня, я его убью.

- Он туда не отправился, - возразил Джон.

- Что? - Я резко обернулась к нему. Он склонился над столом. - Откуда ты знаешь?

- Он оставил тебе записку.

Бумага была смята и снова разглажена, к тому же так испачкана чем-то коричневым и липким, что буквы различались с трудом.

"Моя дорогая Вики, - начиналась записка (я перевожу, Шмидт писал по-немецки). - Теперь у меня есть необходимые доказательства. Я оставлю это в вашем отеле и поеду на свидание, которое мы..."

- Что за чушь? - воскликнула я. - Какие доказательства? Он ничего мне не говорил. И что за отель? Что за свидание?

- Успокойся. - Джон сел за стол. - Давай попробуем разобраться, что он имел в виду.

- А может, лучше не разбираться, а убираться отсюда?

- Спешить некуда, они здесь уже побывали.

- Откуда... - Я осеклась. Ему очень хотелось произвести впечатление: полуулыбка и холодно-насмешливый взгляд были столь выразительны, что мне не оставалось ничего другого, как изобразить глупенькую болтушку, чтобы он мог терпеливо и снисходительно мне все разъяснить. - Где была эта записка?

Джон милостиво кивнул, словно учитель тупому ученику, наконец начавшему хоть что-то соображать:

- На столе. Кто-то поднял и разгладил бумажку.

- Значит, Шмидт выбросил ее в корзину или на пол, предварительно опрокинув на нее что-то съестное?

- Опрокинув намеренно, - уточнил Джон, поощряя мои умозаключения.

- Хотел заставить кого-то поверить, что он выбросил записку потому, что она мокрая, липкая, на ней ничего невозможно разобрать, и написал другую, - начала я, вышагивая по комнате. - Он знал, что рано или поздно его найдут. Меня не было уже... - я взглянула на часы, - более пяти часов, а они начали искать нас сразу после полудня, то есть у них было достаточно времени, чтобы обшарить все гостиницы в Луксоре. Шмидт зарегистрировался под собственным именем...

- Если бы у него хватило ума, а я должен признать, что в уме ему не откажешь, он покинул отель вскоре после твоего ухода. Загримировавшись и переодевшись, насколько я знаю нашего дорогого Шмидта. Давай-ка посмотрим. Что бы я сделал потом? Околачивался бы в вестибюле в надежде, что ты вернешься раньше, чем они засекут его местонахождение, и был бы готов незаметно исчезнуть, если они придут первыми. К тому времени он уже обменял чеки и забрал из регистратуры паспорт.

- И они появились первыми.

- И обнаружили выброшенную записку. - Любопытство в глазах Джона по мере этих рассуждений сменялось восхищением. - Понимаешь, что придумал наш эльф? Этой запиской он не только ввел их в заблуждение, но и попытался спасти тебя в том случае, если тебя схватили. Пока улики против них в руках Шмидта, им незачем причинять тебе вред. Более того, у них есть все резоны содержать тебя в целости и сохранности, чтобы попытаться вступить в сделку со Шмидтом: молчание или хотя бы отсрочка в обмен на тебя. - Он сделал паузу и выдал любимый номер своего репертуара: - Я и сам бы лучше не придумал!

- Значит, ты считаешь, что он не вернулся в дом Лэрри?

- Только не наш Шмидт. Сбежала ли ты или в плену, он принесет тебе больше пользы, оставаясь на свободе. - Джон вернулся к изучению записки. - Кажется, больше ничего, но я нисколько не удивился бы, если бы... Секундочку. А это что?

- Ну, та липкая пакость разбрызгалась, - объяснила я, наблюдая, как он разглядывает на свет неисписанную часть листа.

- Однако брызги подозрительно складываются в определенный рисунок, - пробормотал Джон.

- Попробуй соединить точки, - саркастически посоветовала я.

Джон испустил победный клич:

- Именно! Взгляни-ка.

Взяв ручку, он начал чертить, но не соединительные, а параллельные линии - пять параллелей. Это прояснило смысл странных брызг: они оказались нотами.

- Ключ не обозначен, - задумчиво сказал Джон. - Предположим, тональность до-мажор, и отдельных знаков нет, их и впрямь было бы трудно изобразить... - Он начал насвистывать. - Ну как, задевает чувствительную струнку?

- Пожалуйста, постарайся обойтись без колкостей, - критически заметила я. - Нет, мне эта мелодия незнакома.

- А если так? - Он чуть-чуть изменил мотив, добавив, видимо, несколько диезов и/или бемолей.

- Пустая трата времени, - проворчала я. - Быть может, Шмидт и умник, но если это одна из его любимых песен, ты никогда не догадаешься, какая именно, потому что во всем его дурацком репертуаре не более трех-четырех мелодий, и все кантри-песни он исполняет на эти мотивы.

Джон тяжело опустился в кресло:

- Боже мой, мне следовало догадаться раньше.

- Что? Что?

Он попытался объяснить, но расхохотался и никак не мог остановиться.

- Если египтяне не наградят его медалью, я сделаю это сам. И расцелую в обе щеки. Он сел на ночной поезд в Мемфис.

Глава двенадцатая

Комната была очищена от всех личных вещей то ли самим Шмидтом, то ли гипотетическими субъектами, о которых говорил Джон и которых я не могла толком для себя идентифицировать. "Они", однако, перестали быть такими уж гипотетическими, когда мы провели свой собственный обыск. Сделано все было очень аккуратно. Сомневаюсь, чтобы Шмидт сам зачем-то снял с кровати матрас, а потом положил его обратно и застелил постель. Обыскивали комнату, вероятнее всего, мужчины: они не потрудились подоткнуть простыни.

- А в Мемфис ходит ночной поезд? - поинтересовалась я, обследуя ящики прикроватной тумбочки.

- Есть один, каирский. Скоро отходит, - сказал Джон, выходя из ванной. - Здесь ничего. А что в комоде?

- Только сувениры, которые он сегодня купил. - Сумка с Нефертити лежала сверху, я вывернула ее наизнанку и вытрясла. - Он забрал даже какие-то мелочи - косметику, солнечные очки...

- Шоколадки, яблоки и имбирное печенье?

Я не хотела вспоминать о ночи, проведенной в заброшенной церкви, где мы ели всякую ерунду, завалявшуюся в моей сумке. Когда-нибудь придется что-то делать с трещинами, образовавшимися в моих крепостных стенах, но не сейчас, когда до безопасного места четыреста миль и Шмидт Бог знает где и что делает, и Мэри полна решимости найти старых знакомых.

- Мог бы оставить нам немного денег, - заметила я.

- Не мог. Он не мог оставлять здесь ничего ценного. Смысл записки - убедить их в том, что ни он, ни ты сюда не вернетесь.

- Да, наверное, - согласилась я.

- Ну, тогда все. Кроме нескольких туристических проспектов, больше ничего нет. Я пойду первым, а ты вызовешь лифт снова. Буду ждать в машине.

Но когда я вышла из лифта в вестибюле, он стоял неподалеку, поглядывая на часы, будто ждал кого-то, кто опаздывал. Незаметным кивком он обратил мое внимание на стойку администратора. Сначала я увидела Фоггингтон-Смита, который стоял с непокрытой головой и, озабоченно хмурясь, разговаривал с администратором. Администратор отрицательно качал головой. Он смотрел не на Пэрри, а на его спутницу. Со спины я видела лишь что-то белое - меховое манто, длинное вечернее платье и крашеные белые волосы.

Я спряталась за ближайшую колонну. Джон не спеша направился ко мне и остановился, чтобы прикурить.

- Твои? - спросил он.

- Нет, не думаю. Может быть, твои?

- В данной ситуации мы должны считать, что все, кто не с нами, против нас. Иди к ближайшему выходу, только не беги.

Больше ничего и не оставалось: прячась в этом сомнительном убежище за колонной, я вызвала бы больше подозрений. Проходя через вестибюль, я чувствовала себя так, словно на меня наведен мощный прожектор, поэтому, когда кто-то возник на моем пути, я чуть не выскочила из Фейсаловых сандалий, которые были мне велики.

- Извините, юный друг.

Я дико зыркнула назад, но потом поняла, что "юный друг" - это я сама. Говоривший оказался седовласым американцем в красной феске. Он хотел узнать, где я купил свою рубашку. По наивности я поняла, что это не единственное, чего он хотел, лишь после того, как он предложил вместе выпить и договориться.

Я уже готова была объяснить ему, куда он должен идти вместе со своей выпивкой и феской, как проходивший мимо нас Джон больно ударил меня кейсом по ноге. Это было, как выражаются поэты, знаком свыше. Я нечленораздельно прорычала что-то своему поклоннику и ринулась за Джоном.

Машины я достигла уже бегом, и мотор уже работал. Джон втащил меня внутрь.

- Полоумная баба! - сердито рявкнул он. - Зачем ты остановилась? Фоггингтон-Смит мог тебя заметить.

- Что же делать, если я в любом облике неотразима для мужчин, - запыхавшись, ответила я, падая ему на колени. Фейсал заложил крутой и, несомненно, запрещенный в этом месте вираж, развернув машину в обратном направлении.

Джон посадил меня прямо.

- Мне лично не составляет труда противиться влечению, пока ты в этом костюме.

- Я снова сокрушена.

- А я начинаю понимать, почему вы раздражаете стольких людей, - донеслось с переднего сиденья. - Где герр директор? Куда мы едем? Что?..

- Вопросы по очереди, пожалуйста, не все сразу, - остановил его Джон. - Прежде всего предлагаю свернуть с набережной. Насколько возможно, держись боковых улиц...

- Но сначала нам нужно проехать мимо вокзала, - вставила я.

- Нет, не нужно.

- Нет, нужно! Я хочу убедиться, что Шмидт...

- Мы не будем этого делать.

- Прекратите! - истерически закричал Фейсал.

- Правильно, - спокойно сказал Джон. - Кто здесь в конце концов главный?

- В любом случае я не собираюсь плутать по окраинам, - объявил Фейсал. - Чем раньше мы выберемся из Луксора, тем лучше.

- Это был самый бесполезный вопрос, какой я когда-либо задавал, - сокрушенно констатировал Джон. - Вики, нет смысла искать Шмидта на вокзале. Я... э-э-э... был с тобой не совсем откровенен.

- Не может быть! - воскликнула я. - Ты?! Не совсем откровенен?! Не могу поверить! И какую же крохотную, незначительную деталь ты от меня утаил? Нет, не говори, дай я сама догадаюсь. Нет никакого ночного поезда в Мемфис? Да?

- Вообще нет никакого поезда в Мемфис, будь он проклят! Точка. Конец предложения! - закричал он и оборвал себя на полуслове. В наступившей тишине слышалось его прерывистое дыхание. - Это я тебе уже сказал, - продолжал он, понизив голос на несколько децибелов. - Чего не сказал, так это то, что есть несколько ночных поездов в Каир. Хочешь выслушать мои соображения относительно того, на который из них скорее всего сел Шмидт, или предпочитаешь продолжать этот бессмысленный обмен оскорблениями?

- Ненавижу, когда ты так разговариваешь, - тихо сказала я. - Продолжай.

- В Египте существует несколько типов поездов, - начал Джон, еще больше растягивая слова и произнося их с еще большей нарочитой четкостью, что еще больше меня бесило. - Во-первых, два ночных экспресса со спальными вагонами, которые следуют от Луксора до Каира. Начальный пункт их маршрута, правда, Асуан, но это нам не важно. Один уходит из Луксора в семь тридцать, другой - в десять тридцать. Едва ли нужно уточнять, что время отбытия приблизительное.

- Едва ли. Откуда ты знаешь расписание?

- Если не ошибаюсь, я уже имел честь говорить, что внимание к разного рода распорядкам и расписаниям - непременное условие для того, кто хочет преуспеть в моей профессии. Это правило особенно важно, когда речь идет о транспорте. Нет, правда, - задумчиво перебил себя Джон, - когда-нибудь мне нужно будет написать небольшое руководство. Правило номер один: прибыв на место, выясни, как можно покинуть его в случае срочной необходимости.

- Перестань, Джон, - ласково-угрожающе попросила я.

- А ты перестань отвлекать меня дурацкими вопросами. Итак, большинство состоятельных туристов, путешествующих по железной дороге, предпочитают именно эти поезда. А это, моя дорогая, достаточное основание для того, чтобы Шмидт, если я правильно понимаю ход его мыслей, не сел ни в один из них. Дополнительное неудобство состоит в том, что эти поезда не имеют остановок между Луксором и Гизой, а это уже пригород Каира. Сесть в такой поезд - значит не иметь возможности сойти с него в течение десяти или одиннадцати часов. Если ожидаешь погони, лучше иметь больше возможностей для маневра.

- Разумно, - признала я. - Какова же альтернатива?

- Я рад, что ты спросила. Другие ночные поезда делают несколько остановок, но только в одном из них есть вагоны первого класса. Первый класс здесь весьма комфортабелен, даже по вашим чрезмерным американским запросам. Второй и третий классы - отнюдь, и даже если Шмидт готов смириться с неудобствами - теснотой и духотой, у него вряд ли есть шанс сойти за студента-иностранца или египтянина.

- Значит...

- Значит, он, полагаю, сядет на одиннадцатичасовой поезд, который останавливается в Сохе, Асьюте и Эль-Минье. Если он хочет запутать следы, то возьмет билет до Каира, но сойдет на одной из этих станций.

- Это последний поезд?

- После полуночи есть и другие, но, надо думать, он имел в виду не просто "ночной" поезд, но поезд, отправляющийся сегодня ночью. На записке стояла сегодняшняя дата.

- Логично, но уж больно неопределенно, - сказала я. Центр города остался позади, и теперь единственным освещением служил свет фар встречных машин. Джон отодвинулся в противоположный угол сиденья. Он не ответил на мое замечание, но я слышала, как прерывисто он дышит, и это мне совсем не понравилось.

- С тобой все в порядке? - спросила я.

- Абсолютно.

- Может быть, тебе принять еще одну из твоих...

- Только что принял. - Он колебался несколько мгновений, потом сказал: - Если я засну, разбуди меня, когда подъедем к Нагхаммади. Там нужно будет уточнить нашу стратегию.

- Какую стратегию? - спросила я. - Если у тебя есть план, я хочу, чтобы ты меня в него посвятил. Мы собираемся перехватить Шмидта в одном из тех мест, которые ты упомянул, или ты хочешь ехать прямо в Каир, если допустить, что этот металлолом может проделать столь длинный путь, или...

Фейсал прервал меня темпераментным пассажем, произнесенным по-арабски. Я перегнулась через спинку переднего сиденья:

- Что вы сказали?

- Лучше я не буду переводить буквально, но у англичан тоже существуют пословицы насчет женщин, которые любят командовать.

Я услышала, что Джон издал приглушенный довольный смешок:

- Ну, ребятишки, не ругайтесь. Главное шоссе север - юг идет параллельно железной дороге, оно пересекает Нил возле Нагхаммади. Если готовится засада, она наверняка будет устроена именно в этом месте. Прежде чем въехать на мост, придется сделать рекогносцировку, а пока нам делать нечего, поэтому прекратите ссориться и дайте мне поспать.

Я не могла придумать, как бы ответить так, чтобы ответ не показался слишком грубым, детским или неуместным, поэтому промолчала.

Мы не проехали и мили, как Джон, судя по невнятному бормотанию, заснул, и я стащила его на сиденье, обняв за плечи, чтобы он смог немного вытянуться, а голову его положила себе на колени. Фейсал выжал газ до отказа, машина тревожно вздрогнула, но мотор заработал на удивление спокойно.

Движение на шоссе было весьма оживленным. У египетских водителей есть неприятная привычка включать дальний свет, вместо того чтобы переключать его на ближний, видя встречную машину. Я старалась не корчиться от страха всякий раз, когда это происходило, но у меня ничего не получалось. Каждая встречная машина освещала салон короткой ослепительной вспышкой. Я держала на согнутой руке изящно вылепленную голову; глазницы у Джона резко обозначились, кожа на скулах и висках натянулась. Кроме приоткрытых губ, на лице не было ни одной округлости.

- Он спит? - едва слышно спросил Фейсал.

Я легонько тронула Джона за руку. Он не ответил, не послышалось даже недовольного сонного бормотания. Правда, это еще ни о чем не говорило. Притворяться спящим или потерявшим сознание было одним из его любимых приемов. Как-то, во время очередной лекции по криминалистике, он на полном серьезе объяснил мне: "Если сочтут, что ты этого не чувствуешь, бить перестанут".

- Думаю, спит. - Я провела рукой по его щеке.

- Простите, что был груб с вами, но, признайтесь, и вы с ним были резковаты.

- Он тоже был со мной не слишком ласков.

- Ласков? С вами?! - Фейсал повысил голос. - Да если бы не вы, его бы здесь вообще не было. Он и не собирался участвовать в этом деле. И меня пытался отговорить. Если бы вы не свалились с неба...

- Одну минуточку, - перебила его я. - Давайте выясним. Вы намекаете, что...

Он не намекал, он говорил прямо и откровенно. В тот момент Фейсал не испытывал ко мне особой симпатии, как и я к нему.

- Этот план начал осуществляться более трех лет назад, - начал он, - до того Джонни успешно провернул для Бленкайрона несколько дел, но нынешнее оказалось куда сложнее, поэтому Бленкайрон нанял банду, которую представляет человек, называющий себя Максом. Когда реставрация гробницы была завершена и в дело вступил Макс, Бленкайрон связался с Джонни. Джонни сказал нет он выбывает из игры. Думаю, они бы ему это позволили, поскольку донести на них, не выдав при этом и себя, он бы не смог, но кому-то пришла в голову блестящая идея, чтобы Джон ограбил музей в то самое время, когда Бленкайрон будет грузить в самолет свои сокровища. Не важно, окажется ограбление успешным или нет, но оно удачно отвлечет на себя внимание.

- Очень удачно, - усмехнулась я. - Кому принадлежит эта блестящая идея?

- Не догадываетесь? Макс - деловой человек, у него нет времени на бесполезные эмоции вроде чувства мести, которое как раз и навело на мысль того человека, который предложил привлечь Джонни к ограблению музея. Идея была, надо признать, остроумной, но имела ряд уязвимых мест, в частности, такого ловкого черта, как Джонни, трудно заставить сделать то, чего он делать не хочет. Макс прекрасно отдавал себе в этом отчет и был бы более чем счастлив обойтись без Джона, но, к сожалению, в его банде, как и во многих подобных ей преступных организациях, очень важную роль играют родственные узы, а единственным оставшимся в живых членом семьи, входившим в нее... Ну, словом, вы сами видели эту женщину. Как вы думаете, легко ли было Джону день за днем, ночь за ночью проводить вместе с этой сумасшедшей, выслушивая угрозы и непристойности и зная, что она отыграется на вас, тронь он ее хоть пальцем?

У меня было такое ощущение, словно я выслушиваю враждебную сторону на затянувшемся бракоразводном процессе. События, которые кажутся ясными и очевидными после того, как выслушаешь одного, предстают в совершенно ином свете, когда слушаешь другого.

- Это они подстроили, чтобы вы оказались в этом круизе, - продолжал Фейсал. - Подбросили в карман убитому агенту какое-то фальшивое донесение, что ли, подробностей я не знаю. Когда Джонни сообразил, в какую историю влип, он прекратил с вами всякие контакты. У них был для него и другой "крючок": Джен опасность грозила уже потому, что они знали, кто она и где ее найти. Если бы он не взял мать с собой, ее бы похитили или того хуже. Джонни рассчитывал потом под каким-нибудь предлогом ссадить Джен с теплохода во время одной из стоянок. Когда она будет в безопасности, он сможет позаботиться и о себе. Ему и в голову не приходило, что они найдут еще одну заложницу. Можете ли себе представить, что он испытал в тот день в Гизе, когда увидел вас?

Я могла. Я видела тогда его лицо.

Джону удалось вырвать Джен из их рук, очень ловко сымпровизировав отравление: безопасно для Джен и не вызвав никаких сомнений у окружающих. Он сделал это на следующий день после моего появления. Но тут возник Шмидт, и заложников снова стало двое. Я помню, какой ужас звучал в голосе Джона, когда он увидел Шмидта в Амарне, и как улыбалась при этом Мэри. Для нее это была неожиданная удача, она наверняка знала, кто такой Шмидт. Вероятно, помнила все перипетии моей биографии, особенно те, что были связаны с ее братьями.

- Почему он мне всего этого не сказал?

- Они позаботились о том, чтобы у него не было возможности поговорить с вами, вы оба были под неусыпным наблюдением - днем и ночью. Она как любящая молодая жена имела идеальный предлог липнуть к нему постоянно, как репей, а когда ее не оказывалось рядом с ним, Бленкайрон или кто-то из его людей был с вами.

Его слова впивались в меня, словно змеиные зубы, мне вдвойне было больно осознавать, что я даже не заподозрила ничего подобного, хотя могла бы. Но мне предстояло узнать кое-что похуже. Впрочем, я уже и сама догадалась, прежде чем Фейсал произнес вслух:

- Но не это главное. Я присутствовал при разговоре, когда они во всех подробностях объяснили ему, что именно с вами сделают, если вы - от него или любым иным способом - узнаете правду.

- Ладно, все понятно, - хрипло сказала я, - вам незачем...

- Тем не менее я скажу. Вы понимаете, не так ли, что пока теплоход шел по реке, вы были отрезаны от внешнего мира и находились полностью в их власти. Так называемые изменения в программе - никакие не изменения, о них заранее было известно всем нам, кроме Джонни. Его держали в неведении, чтобы он не мог подготовить свой или ваш побег. Бленкайрон контролировал теплоход, команду и половину дееспособных пассажиров. И врача. Если бы вы что-нибудь узнали или хотя бы заподозрили, тот накачал бы вас наркотиками и вас заперли бы в каюте, повесив на дверь табличку "Карантин". Там бы вы и остались, беспомощная, в полной изоляции, пока...

- Пока они не выбросили бы меня за борт, - тихо произнесла я, - или предполагалось нечто более... более изобретательное?

- Гораздо более изобретательное. - Голос Фейсала немного смягчился, но он еще не был готов простить меня. - И длительное. Они и со Шмидтом готовы были сделать то же самое, если бы он стал им мешать. Люди имеют обыкновение болеть, ни у кого не возникло бы вопросов, если бы вы оба заболели некой болезнью и в конце концов скончались. Единственный шанс сохранить вам жизнь заключался в том, чтобы вы оставались в неведении, а этого можно было добиться, лишь направив всю вашу подозрительность и враждебность против Джонни. Ему пообещали, что если он согласится работать на них, вас вместе с другими пассажирами отпустят в Луксоре.

- И он поверил?

- Разумеется, нет. Он готов был землю перевернуть, лишь бы укрыть вас в каком-нибудь безопасном месте, не выдав при этом никакой информации, которая еще больше осложнила бы ваше положение, поэтому ему приходилось бороться и с Бленкайроном, и с вами.

Выругавшись себе под нос, Фейсал резко свернул, видимо, объезжая какое-то неожиданно появившееся на дороге препятствие. Машина несколько ярдов тряслась по обочине, пока ему не удалось снова вырулить на шоссе. Я придержала голову Джонни.

- Сколько еще до Нагхаммади?

- Километров тридцать - сорок. Хотите сменить тему?

- Да.

- А ведь совсем недавно у вас было столько вопросов! Теперь вы имеете шанс получить некоторые ответы, которых никогда не добьетесь от него.

Я ничего не ответила. События прошедшей недели разворачивались в моей памяти, словно зарубежный фильм, который я уже разок посмотрела, не зная языка. Теперь Фейсал снабдил его для меня титрами, и я все увидела в новом свете.

Джон отлично играл свою роль на публике, но мне следовало бы заметить, что он, например, никогда не называл ее ласковыми именами и не прикасался к ней - разве что не было другого выхода. Наедине... Зная Мэри, как знала ее теперь я, можно с уверенностью сказать, что она получала удовольствие, провоцируя его на опасные и бессмысленные вспышки гнева. Синяки на ее руке были наглядным свидетельством по крайней мере одного такого случая. И она отомстила, немедленно и эффективно. Если громкие причитания Шмидта по поводу моей клаустрофобии и не насторожили ее, то я сама выдала себя своим поведением.

Тот инцидент, вероятно, был совместным проектом: Лэрри должен заманить меня в гробницу, а Мэри или кто-то другой - вырубить электричество. Джон, видимо, заподозрил что-то неладное, но был бессилен предотвратить опасность. Единственное, что он мог, - это оказаться рядом со мной.

Не в первый раз ему удавалось найти предлог не выпускать меня из виду, когда он боялся, что я могу попасть в беду. Появление Макса-Шредера на террасе для отдыха насторожило Джона, и он вызвался участвовать в прогулке из Долины царей в Дейр аль-Бахари; он не хотел оставлять нас со Шмидтом наедине с Лэрри и Эдом и сделал так, чтобы Мэри не пошла с нами. Не только потому, что она создавала для меня дополнительную угрозу, но и потому... Потому что избавление от нее любым способом, хоть ненадолго, было для него тем же, чем является глоток свежего воздуха для человека, запертого в клоаке.

Но воспоминанием, которое терзало меня больнее всего, было воспоминание о той ночи, когда он вышел за мной на палубу, пока Мэри танцевала со Шмидтом. К тому моменту он находился, должно быть, в состоянии, близком к безумию, из-за постоянной тревоги, бессилия, отвращения и необходимости все время скрывать свои истинные чувства. Неудивительно, что он утратил контроль над собой. Но лишь на несколько мгновений. Осознав, что нас видят, он нарочно вызвал меня на действие, которое должно было продемонстрировать, что мы по-прежнему на ножах. К тому же мне после этого пришлось убраться в относительную безопасность своей каюты.

На самом деле в ту ночь и пару раз потом у него была возможность перекинуться со мной несколькими словами, не предназначенными для чужих ушей: "Да, кстати, Вики, а я ведь не женат на этой сучке, это заговор, а ты - в отчаянной опасности, так что, как только дам тебе сигнал, беги, спрячься где-нибудь и сиди тихо. И прихвати с собой Шмидта".

Конечно, я бы послушалась, без вопросов и споров. И Шмидт тоже.

Ну ладно, вру.

Фейсал сбавил скорость, съехал с дороги и обернулся, положив руку на спинку переднего сиденья.

- Что случилось, Фейсал? - спросила я.

- Ничего не случилось. Надеюсь. Скоро мы будем подъезжать к мосту, а я не хочу его пока будить. Боюсь, он ни одной ночи не спал нормально с тех самых пор, как...

- Перестаньте, Фейсал.

- Есть одно обстоятельство, о котором я все же хотел бы сказать. Когда Джон был вынужден согласиться на предложение Бленкайрона, никаких гарантий ему самому не давали. Об этом и речи не шло. Он торговался только за вашу жизнь, не за свою, предпочитая при этом, чтобы вы продолжали думать о нем дурно, если это гарантирует вашу безопасность. Я не возлагаю на вас всю вину за то, что вы в нем усомнились, но если я правильно понимаю намеки, то знаю от самых разных людей, что он и прежде неоднократно совал ради вас голову в петлю. Неужели вам хоть раз не пришло в голову поделиться с ним своими сомнениями?

Тактика Фейсала сработала, как сокрушительный таран. Стены рухнули, и я оказалась распростертой ниц на руинах. У меня было ощущение, что если я когда-нибудь смогу поднять голову, то увижу нечто, ради чего стоило пережить этот удар, но в ту минуту я ненавидела Фейсала. Когда ползешь на животе, как змея, предпочтительно, чтобы рядом была такая же ядовитая особь.

- А что вы сделали в последнее время для друга своей юности? - невеликодушно поинтересовалась я. - Если бы смерть Жана Луи не посеяла у вас в голове некоторые сомнения относительно вашей собственной жизни, вы бы продолжали сотрудничать с Бленкайроном. Бедолага Жан Луи ничегошеньки мне не сказал; они убили его просто из предосторожности, словно уничтожили осиное гнездо над крыльцом.

- Джонни уже указал мне на это, - сухо ответил Фей-сал. - И признаю, что только после этого я согласился спрятать вас. Сам он никак не мог этого сделать, они следили за ним, как стая стервятников, приводя его в отчаяние. Я не претендую на то, чтобы казаться благороднее любого заурядного человека, Вики. Несколько дней назад Джон уговорил меня снабдить вас оружием. Хамид был с нами заодно, так что мне не составило труда завладеть ключом. Однако...

- Однако, - произнес глухой голос, - у вас будут большие неприятности, если вы немедленно не тронетесь дальше. Почему мы остановились?

Фейсал включил зажигание и выехал на дорогу:

- Я думал, тебе нужно...

- Если мне что и нужно, так это попить. И кончай пустые сплетни о вещах, которые тебя, черт возьми, не касаются.

- Что ты слышал? - спросила я, радуясь, что никто не видит в темноте моего лица.

- Достаточно, - ответил Джон.

- Ты лжешь?

- Конечно, я ведь всегда лгу, разве не так?

Я была не в том состоянии, чтобы продолжать беседу на эту тему.

- Если поднимешься с моих колен, дам тебе попить.

- Сельская идиллия, леди? - Он не мог удержаться от еще одной песенной реминисценции. На нас с грохотом несся грузовик, на мгновение контраст яркого света и глубоких теней придал лицу Джона под взъерошенной шевелюрой сходство с головой огородного пугала, но я была слишком хорошо знакома с разнообразными каденциями этого голоса, чтобы понять намек. Он сел и зевнул. Я услышала шуршание ткани под шарившими в кармане пальцами и тихий щелчок. Время снова принимать две маленькие желтые таблеточки? Интересно, сколько он еще сможет выпить их, прежде чем начнет лезть на стенку?

Я наклонилась и стала рыться в бабушкиной корзинке. Наверное, старушка опорожнила всю свою кладовку. Еды было человек на двенадцать - хлеб, вареные яйца, фрукты, упаковка из шести банок содовой. Я открыла банку и передала Джону.

- Не знаю, что это... - начала я.

- Я тоже. Похоже на кислоту для аккумуляторных батарей, но не важно - главное, что оно жидкое. Где мы находимся?

- В четверти часа от Нагхаммади, - ответил Фейсал. - Надеюсь, опасения насчет засады - лишь плод твоей мрачной фантазии? Если мы не переедем реку здесь...

- Дальше на север есть и другие мосты. И, если не ошибаюсь, вдоль восточного берега тоже тянется какая-никакая дорога?

- Все верно, но ты не ответил на мой вопрос. Почему ты думаешь, что они ждут нас в Нагхаммади?

- Фоггингтон-Смит видел, как Вики выходила из отеля.

- Почему ты мне раньше об этом не сказал?

- А зачем? Это не точно, то ли видел, то ли нет. Если видел и если верны многие другие, столь же неприятные предположения, они будут поджидать нас в Нагхаммади.

- Но сейчас... - начала было я.

- О Господи, неужели все надо говорить? Пораскинь мозгами. Ты не хуже меня можешь сообразить, что захочет и сможет сделать Бленкайрон, возможности у него весьма обширные. Всегда опасайся худшего, помнишь?

Он отодвинулся от меня и сидел прямо, словно аршин проглотил, глядя вперед. Десять минут, вспомнила я. Надо дать ему по крайней мере эти десять минут.

- Что мы соби... - начал Фейсал.

Я склонилась к нему:

- Вы хорошо знаете местные дороги? Последовала заметная пауза, прежде чем он ответил:

- Это смотря какие дороги вы имеете в виду. Главное шоссе север - юг пересекает реку у Нагхаммади и тянется по западному берегу отсюда до самого Каира. Вдоль восточного тоже идет дорога, но второстепенная, к тому же на некоторых участках она еще не достроена.

- А где есть мосты?

Я старалась отвлечь Фейсала, чтобы дать Джону еще немного времени, но, по мере того как Фейсал разворачивал передо мной географические и топографические подробности, начала тревожиться: а откуда Шмидту-то все это станет известно? Но, черт возьми, я ведь так хорошо знала старину Шмидта, лучше, чем Джон, и могла воссоздать ход его мыслей.

- Значит, следующий мост после Нагхаммади - в Сохе? Поезд, в который сел или мог сесть Шмидт, там останавливается, так?

- Правильно. Это милях в пятидесяти от Нагхаммади.

- А следующий мост - в Асьюте?

- Тоже правильно.

- И Асьют - это вторая остановка в маршруте следования поезда. После него до Каира будет еще только одна.

- Эль-Минья, - подтвердил Фейсал.

- И именно там Шмидт провел ночь перед тем, как присоединился к круизу, - задумчиво произнесла я.

Джон откашлялся:

- Ты полагаешь, он оставил там часть своего багажа? Мои теории, быть может, и скудноваты, но...

- Нет, послушай. - Чем больше я думала, тем правдоподобнее казалась мне моя догадка. - Шмидт еще в Мюнхене начитался шпионских романов. У него с собой были даже контактные линзы разных цветов. И он подозревал, что этот круиз - не просто увеселительная прогулка. Кто лучше Шмидта знает, что я не стала бы строить из себя эксперта в деле, в котором являюсь профаном, не будь у меня для этого веских причин? Бьюсь об заклад, он все распланировал заранее, начиная с приезда в Египет. Ему это наверняка доставляло удовольствие. Он сразу же опознал Макса, и это подтвердило его...

- Силы небесные! - воскликнул Джон. - Ты хочешь сказать, что все это время наш эльф был в курсе дела? Почему ты мне раньше не сказала?

- Времени не было, - ответила я.

- Шмидт и один способен доставить кучу хлопот, - с горечью продолжал Джон, - а когда вас двое... Фейсал, останови эту проклятую колымагу. Нет, не посреди этой проклятой дороги, сверни, как только будет подходящее место. Итак, Вики, может быть, ты все-таки соберешься и сообщишь мне точно, что именно сказал тебе Шмидт и что сказала ему ты, прежде чем отправиться вызволять меня. У тебя, надеюсь, хватило ума составить хоть отчасти продуманный план побега: что ты собиралась делать, если тебя схватят или если Шмидту придется покинуть номер в отеле?

Лекарство прочистило его мозги, но явно не улучшило настроения. Я поняла - и это меня не слишком удивило, - что мы вернулись на круги своя в наших взаимоотношениях. Ничего и впрямь не изменилось, кроме того, что я стала лучше понимать его. Он был все тем же: не святым - не грешником; не героем - не негодяем, все это смешивалось в нем раздражающим и обескураживающим образом. Другими словами, он был просто человеком. Как и я. Мы с ним похожи друг на друга больше, чем хотелось бы признать: оба саркастичные, колючие, постоянно настороже, страшащиеся чувств и не желающие их выказывать. Мое второе "я", мой черный ангел, мой дорогой, заклятый друг, мой...

- Ты, конечно, можешь располагать временем, как пожелаешь, - прервал мои размышления Джон с явной насмешкой в голосе, - нам ведь спешить некуда.

- Черт возьми, да как мы могли что-нибудь планировать наперед, когда я не знала, сколько времени мне понадобится, чтобы проникнуть в дом, не знала, где тебя искать! Может быть, у меня целая ночь ушла бы только на то, чтобы выяснить, где они тебя прячут.

- Целая ночь?!

Фейсал свернул на проселочную дорогу, тянувшуюся вдоль ирригационного канала. Я увидела мерцание темной воды внизу. На другой стороне дороги ничего не было видно из-за каких-то высокорослых растений - то ли сахарного тростника, то ли камышей.

Я и без Джона хорошо понимала, что это безумие - полагать, будто мне удастся часами бродить по дому никем не замеченной. Я и была безумна в тот момент. Но поскольку никакое разумное объяснение мне в голову не пришло, я промолчала.

- Ну ладно, - сказал Джон. Мне показалось, что он задыхается. - Может быть, момент действительно неподходящий, чтобы задерживаться на этой теме. Нам нужно решить, куда ехать дальше. Видит Бог, я ни за что не стал бы следовать за Шмидтом по хаотическим дорогам его воображения, если бы еще больше не опасался тех ужасных последствий, которые может повлечь за собой его самостоятельное и бесконтрольное блуждание по Египту.

- Пока он действовал успешнее, чем мы, - возмущенно заметила я. - Эта выдумка с оставленной запиской просто гениальна.

- Хочешь сказать, что он действовал успешнее, чем ты, - последовал нелюбезный ответ. - К тому же он так изощрялся в своей гениальности, что теперь у меня возникло ощущение: кроме записки, он каким-то образом пытался сообщить нам кое-что еще.

- Джонни, - перебил его Фейсал, - никто не восхищается твоим риторическим даром больше, чем я, но не согласишься ли ты в данной ситуации выражаться конкретнее?

- Я думаю о тех туристических проспектах, которые Шмидт оставил в номере, - сказал Джон. - Он не решился бы что-нибудь в них подчеркнуть или обвести, но та брошюра, что лежала сверху, была открыта и согнута пополам. На сгибе оказался Средний Египет: Бени-Хасан, Амарна...

- Нефертити! - закричала я. - Сумка, которую он купил на базаре, сумка с изображением Нефертити тоже лежала сверху...

- Амарна... - пробормотал Джон. - Не вижу связи... Не мог же он...

- Джонни... - начал Фейсал.

- Да, нам нужна дополнительная информация, прежде чем мы решим, куда ехать дальше. Полагаю, это чудо автомобильной инженерии не оснащено радиоприемником? Нет, конечно, было бы чересчур требовать от него еще и этого. Остановись у первого же кафе или лучше у бензозаправки.

Когда мы остановились неподалеку от съезда на боковое шоссе, ведущее к мосту, я забилась в самый темный угол и закрыла голову платком, а Фейсал вышел из машины, чтобы по-мужски поболтать с заправщиком и парнями, околачивавшимися у колонок.

Отсутствовал он недолго, но когда вернулся, по его виду можно было понять, что услышал он нечто неприятное.

Джон дождался, пока Фейсал свернет на боковое шоссе, потом спросил:

- Ну?

- Я делаю стремительную криминальную карьеру, - мрачно пошутил Фейсал. - Похоже, теперь я похититель людей, равно как и известный террорист.

- А кого вы похитили? - с любопытством спросила я.

- Вас, конечно. - Фейсал сделал еще один резкий поворот. - Впереди, на этой стороне реки, - блокпост. Могу поспорить, что там ждут именно нас. - Он снова крутанул руль, машина с визгом свернула в узкий проход между глухими стенами и стала продвигаться вперед, ударяясь о них то правым, то левым крылом. - Нам нужно проехать еще пару миль по этому берегу. - Вдруг он коротко вскрикнул и резко ударил по тормозам. Сидевший на ослике путник зыркнул на него через плечо и сделал непристойный жест. Догадываюсь, что непристойный.

- Не повезло, однокашник, - неискренне посочувствовал Джон. - Я надеялся, что на тебя выйдут не так скоро, но в принципе это было неизбежно: ведь мы все исчезли в одно и то же время.

- Значит, Фоггингтон-Смиту Лэрри тоже платит? - спросила я.

- Не обязательно. Он мог совершенно невинно упомянуть, что видел тебя или кого-то похожего на тебя в отеле.

- Но ведь я была загримирована, - возразила я.

- А он видел тебя с тыла, - гадко пошутил Джон. - Я ведь предупреждал, что эти джинсы тебя слишком обтягивают. Кстати, позволительно ли мне будет поинтересоваться, откуда Фоггингтон-Смиту так хорошо знакомы контуры твоей... О Господи! Фейсал, смотри вперед!

Сухой треск возвестил о крушении небольшого сарайчика.

- Не отвлекай меня, - процедил Фейсал сквозь зубы.

Последние несколько сот ярдов объездной дороги шли вдоль насыпи, параллельной оросительному ручью. Мне кажется, что на всем этом отрезке пути наш автомобиль ни разу не коснулся земли всеми четырьмя колесами одновременно. Зато нам удалось разъехаться с велосипедистом.

Когда мы вернулись на шоссе, Джон прочистил горло и тактично предложил:

- Может быть, теперь я немного порулю?

Я тоже была готова предложить свои услуги. Вести машину в Египте в ночное время ни один здравомыслящий турист не посмеет, но, думаю, в тот момент даже у меня получилось бы лучше, чем у Фейсала. У него, наверное, глаза совсем закрывались.

Фейсал резко нажал на педаль тормоза:

- У нас есть что попить?

Я передала ему банку с содовой. Он передвинулся на пассажирское место, а Джон сел за руль.

- Итак, что новенького? - спросил он, снова выезжая на шоссе.

- Номера нашей машины они не знают, но описание ее у них есть. Им неизвестны мотивы, по которым я похитил Вики, - вожделение, политика или...

- Похищения американской туристки по любым мотивам достаточно, чтобы всех поднять на ноги, - задумчиво сказал Джон. - А меня ты тоже похитил?

- Они знают - или догадываются, - что мы вместе, если ты это хотел узнать. Кстати, сейчас, когда ты спросил, я понял, что твоя роль в этом деле им не очень ясна. О происшествии сообщили все радиостанции. Правительство шокировано и пребывает в смятении и ужасе. Оно будет с особым вниманием следить за поиском преступника и покарает его... - он судорожно сглотнул, - с должной суровостью.

- Ага, понятно, - сказал Джон, - обвинив тебя в похищении, наши "друзья" заручились содействием всех честных офицеров полиции и всех дееспособных граждан страны. К тому же они поставили вопрос о том, не являюсь ли и я тайным террористом.

- Но это безумие! - воскликнула я. - Я ведь могу сказать им, что...

- Случая может не представиться, - вернул меня к реальности Джон.

Некоторое время мы ехали в мрачном молчании, потом с переднего сиденья до меня донесся обрывок песенки: "Есть девчонка в Миннесоте, она длинная и высокая..."

Я наклонилась вперед:

- По-моему, она была из Бирмингема.

- Ошибаешься, из Теннесси. По крайней мере моя.

- Я хорошо помню эту песню, - настаивала я, - уж во всяком случае, "она" была не девчонкой, а поездом.

- Пол-очка в твою пользу. Почему бы тебе не поспать? Ты ведь, наверное, устала. Героические побеги отнимают у девушек столько сил!

- Черта с два! Я не собираюсь спать, пока вы - большие, сильные, умные мужчины будете принимать за меня все решения! Куда мы едем?

Фейсал фыркнул:

- А в ней есть какой-то своеобразный шарм, правда? Я начинаю понимать, почему ты...

- Вижу, она тебе все больше нравится, - заметил Джон. - Что же до того, куда мы едем, так это до некоторой степени зависит от того, что нам встретится по дороге. Но, думаю, мы должны ехать в Эль-Минью. Похоже, Шмидт именно на нее намекал своими загадочными знаками: ведь это ближайшая к Амарне станция. Поезд прибудет туда не раньше семи утра, к тому же может опоздать. Если доберемся вовремя, встретим Шмидта на вокзале. Если упустим его, будем искать по гостиницам.

- А как ты собираешься переехать на тот берег? - спросил Фейсал.

- Я намерен избегать мостов. На них блокпосты наиболее вероятны. До самой Амарны поедем по восточному берегу, а там сядем на паром. В таком плане есть масса преимуществ: они ожидают, что мы поедем по главной дороге, но всегда лучше делать то, чего противник не ожидает.

- Постарайся обойтись без лекций по криминалистике, ладно? - мрачно попросил Фейсал. - Твой план хорош, Джонни, если бы не одна небольшая загвоздка. Мы не можем доехать отсюда до Амарны.

- Но дорога...

- Кончается в нескольких километрах к северу от Асьюта, - перебил его Фейсал. - Ее строительство еще не закончено.

- Но какой-нибудь проселок наверняка есть?

- Есть. Несколько троп для ослов и верблюдов. Если мы поедем вдоль реки, в одном месте скалы подходят прямо к воде. Машина сквозь них, знаешь ли, никак не пробьется.

- Гм-м-м. Тогда нужно придумать что-то другое, какой-нибудь другой путь, не так ли?

- Сдается мне, что другого пути может просто не существовать, - заметила я. - Придется все же переезжать Нил у Асьюта, несмотря на блокпосты, как бы рискованно это ни было.

- Фейсал скромничает, - вкрадчиво сказал вдруг Джон. - Я уверен, он может предложить кое-что другое. У него повсюду друзья. Хорошо осведомленные друзья. Правда, приятель?

- Пошел ты к черту, Джонни! Я не имею с этой публикой ничего общего уже много лет. То было лишь юношеским увлечением.

- Прекрасно понимаю, - сказал Джон тем же тихим и очень неприятным голосом. - Ни один блестящий, идеалистически настроенный юноша (или девушка) не может противиться соблазну революции. Но все равно...

С переднего сиденья не донеслось ни звука. Однако Джона это, кажется, вполне устроило.

Не знаю, сколько я проспала, но, проснувшись, почувствовала, что окоченела от холода. Машина стояла. Вид из окна был прекрасен. На несколько мгновений я даже забыла о том, что момент для любования природой неподходящий.

Луна взошла, но пока невысоко: она висела над самыми скалами словно серебряный шар. В ее холодном, сверкающем свете склоны напоминали ледники, а пустыня - поле, покрытое только что выпавшим снегом. И я никогда еще не видела столько звезд на небе.

Мое окно было поднято, но переднее со стороны пассажирского места приоткрыто, так что я ясно различала голоса.

- Это тебе не понадобится, - говорил Фейсал.

- Надеюсь, что нет. Но хочу, чтобы ты и твой друг знали, что я воспользуюсь им в случае необходимости.

Я слегка подвинулась, чтобы лучше видеть. Фейсал стоял, опершись о переднее крыло, засунув руки в карманы и поеживаясь - ночной воздух был холодным. Джон стоял лицом к нему на расстоянии нескольких футов. Лунный свет был таким ярким, что я отчетливо различала каждую деталь.

- Ни минуты не сомневаюсь, - сказал Фейсал. Интонация его была скорее довольной, чем встревоженной. - Удивительно. Кто бы мог подумать, что я доживу до того дня, когда... А теперь спокойно, Джонни. Я возражаю не против цели, а только против метода ее достижения. Прошло пять лет с тех пор, как я окончательно отошел от них, и не знаю, удастся ли мне уговорить, запугать или подкупить Амра, чтобы он отдал нам свой джип. У нас осталось не так уж много денег. Но знаю точно: угрожать ему оружием было бы серьезнейшей ошибкой с нашей стороны. Убери пистолет, Джонни, ладно?

- Отдай ему это. - Джон расстегнул браслет своих шикарных часов.

Фейсал взял часы:

- Ладно, попробую.

Они вернулись в машину. Джон оглянулся и спросил:

- Проснулась?

- Да. Где мы?

- В нескольких милях к северу от Асьюта. Еще вопросы?

- Как...

- Прибереги их на потом. И не вмешивайся, что бы дальше ни происходило. В этих краях царят консервативные нравы, и здесь не одобряют женщин, которые любят командовать.

Беспорядочное скопление приземистых строений с плоскими крышами, к которому мы подъехали через несколько миль, лишь с большой натяжкой можно было назвать деревней. Ни в одном окне не светилось ни огонька. Было здесь кафе - кафе есть везде, но даже оно оказалось погружено во тьму.

Следует отдать мне должное (надо признаться, я склонна делать это всегда), я была уверена, что знаю ответы на большинство вопросов, которые могла задать. Субъект в доме, куда постучался Фейсал, наверняка член организации, к которой когда-то принадлежал и он сам. Даже эксперты по ближневосточной политике с трудом разбираются в многочисленных революционных группах, их задачах и методах борьбы. Я тем более не была знакома с их сетью, но знала, что многие студенты примыкали к ним, привлеченные обещаниями покончить с несостоятельностью и коррупцией в правительственных кругах.

Обещать-то они обещали, но благородные революционные цели рано или поздно претерпевают решительные изменения, будь то на Ближнем Востоке, в Ирландии или Штатах. Насилие порождает ответное насилие, и зачастую в этой борьбе больше всех страдают бедолаги, на роль защитников которых претендуют обе сражающиеся стороны. Репрессивные меры, предпринимаемые силами государственной безопасности, склоняют к революционной деятельности многих колеблющихся - просто из чувства протеста, и я не удивилась бы, узнав, что в этой деревне все втайне сочувствуют революционным идеям. Мы находились в Среднем Египте, город Асьют на том берегу реки прежде был (а возможно, остается и теперь) одним из мятежных центров страны - или террористических, зависит от точки зрения.

Дверь наконец открылась, и Фейсал вошел внутрь. Джон вылез из машины и стоял, прислонившись к дверце, засунув руки в карманы. Я никогда прежде не видела, чтобы он носил при себе оружие. Интересно, он действительно сам собирался пустить его в ход или тот человек внутри дома все-таки должен выстрелить для этого первым?

Фейсал отсутствовал минут десять. Вернулся он в сопровождении своего... друга? Тот казался, впрочем, не слишком дружелюбным. Шея и голова у него были замотаны шерстяным шарфом, но в лунном свете я отчетливо видела его лицо.

- Все в порядке, - сказал Фейсал, не сводя глаз с правого кармана Джона. - Он согласен. Не скажу, что счастлив, но согласен.

- Хорошо. - Джон вынул руку из кармана и открыл дверцу машины:

- Выходи, Вики.

Мой вид радости другу Фейсала не добавил. Он разразился долгой тирадой на арабском языке, размахивая при этом руками. Я на всякий случай одарила его обворожительной улыбкой и спросила:

- Что это ему так не понравилось?

- Все, - ответил Фейсал, - и я его не осуждаю. Ситуация ухудшается, если это в принципе возможно. Они разворачивают блокпосты уже на этом берегу. И вдоль шоссе, ведущего к Красному морю.

- Это обнадеживает, - холодно констатировал Джон. - Значит, они не знают, по какой дороге мы поехали.

- Скоро узнают, если вы не двинетесь дальше. Сюда, за мной.

Мы последовали за нашим не слишком гостеприимным хозяином на задний двор его дома, где был припаркован джип, вернее, ржавый остов джипа. Дверцы держались на веревочках. Я залезла в кузов через борт, отметив по ходу дела, что от рессор кое-что все же осталось. Одна уж во всяком случае.

Фейсал побросал на меня наш скудный багаж и повернулся к Джону:

- Сколько у нас денег?

- Пара сотен фунтов, а что?

- Нам нужно кое-чем запастись: водой, одеялами, бензином. Нет, Джонни, не спорь, просто слушай. Луна скоро зайдет, ехать по такой дороге в полной темноте я не решусь. Нам придется залезть в какую-нибудь нору и просидеть там остаток ночи, а может быть, и весь следующий день. Полагаю, ты не хочешь приехать на место при свете дня?

- Но речь всего о каких-то тридцати - сорока милях...

- Если лететь, как оса. Ты здесь не ездил, а я ездил. Ты не знаешь местности, а я знаю.

В лунном свете лицо Джона казалось лишенным всяких красок, словно вытравленная кость. В порыве сочувствия я сказала:

- Джон, тебе нужно отдохнуть перед тем, что нам предстоит.

Он обернулся ко мне:

- Я же сказал, чтобы ты вела себя тихо.

- Сам веди себя тихо. Фейсал, сколько еще... Фейсал отмахнулся:

- Не спрашивайте. Не задавайте больше никаких вопросов, вы оба. Предоставьте теперь решать мне.

Наш вынужденный пособник все откровеннее показывал, как не нравится ему происходящее, но в обмен на оставшиеся у нас деньги, ворча, снабдил нас несколькими канистрами бензина, парой одеял, судя по запаху, снятых с ослов, несколькими бутылками воды и упаковкой из шести банок чего-то, что оказалось газированной содовой с лимонным привкусом. Я хотела было поблагодарить, но мужчина лишь покачал головой и устало побрел прочь.

После нескольких неудачных попыток мотор все же удалось завести. Грохот был устрашающим. Если к тому времени кто-то в деревне еще не проснулся, то теперь уж наверняка бодрствовали все, но нигде не зажглось ни огонька.

Пока Фейсал набирал скорость, я открыла банку воды, половина ее выплеснулась мне на лицо. Подпрыгивая, машина двинулась через равнину; наверное, это была наезженная дорога, но я бы этого не сказала. Я стиснула зубы, чтобы не прикусить язык, и воздерживалась от комментариев, так как понимала, почему Фейсал гонит машину, причиняя пассажирам подобные неудобства. Нам нужно было поскорее отъехать как можно дальше от деревни и найти убежище, чтобы отсидеться там до утра. Меня не покидало неприятное ощущение, что я знаю и другое - почему Фейсал не хочет ехать в темноте. Мои подозрения оправдались, когда я увидела, что мы направляемся прямо к скалам, которые отвесно возвышались впереди, преграждая нам путь.

В этих местах их называют "вади" - каньоны, прорезанные водой в каменных массивах пустыни. В результате наводнений и естественной эрозии вся поверхность земли здесь оказалась усеяна камнями разных размеров - от гальки до огромных валунов. Вади, в которое, не сбавляя скорости, въехал Фейсал, поначалу было достаточно широким и посередине пролегала какая-никакая колея, а камни не превышали размеров небольшой сырной головки. Мы ударялись о каждый из них, и я все же прикусила язык.

Очень скоро лунный свет начал бледнеть, а каньон - сужаться, скалы подступали все ближе с обеих сторон. Фейсал включил фары, но от них было мало толку: одна перегорела, другая тоже вот-вот собиралась погаснуть. Проехав еще немного, Фейсал резко остановился, при этом я заскрежетала зубами. Он выключил свет и зажигание.

- Ну все, - сказал он, - дальше дорога будет еще хуже, я не хочу сломать ось в темноте.

- Еще хуже?! - сдавленно воскликнула я.

Наши голоса отзывались в тишине жутковатым эхом. Было так темно, что я не различала даже силуэтов, только услышала, как застонали рессоры, когда Джон изменил позу.

- Сколько нам еще ехать? - спросил он усталым, безразличным голосом.

- Какая разница? - так же устало ответил Фейсал. - Все равно сейчас мы никуда не можем двигаться. Давайте отдохнем. Вики, дайте-ка пару одеял, а сами можете свернуться на заднем сиденье.

- Свернуться - это хорошо, - ответила я, - однако предпочитаю спать на камнях.

Фейсал расчистил самый большой валун, освободив ровно столько места, сколько требовалось, чтобы мы могли улечься втроем, прижавшись друг к другу, - так теплее. Я ожидала, что Джон отпустит по этому поводу какую-нибудь скабрезную шуточку, но он вообще не разговаривал. Думаю, стиснул зубы, чтобы не стучать ими. Мы все дрожали: воздух был холодным, а тонкие одеяла никого не могли согреть. Не сговариваясь, мы с Фейсалом положили Джона в середину. Он заснул мгновенно. Ни жесткая постель, ни ослиный дух, ни холод не могли и мне помешать уснуть. В полудреме я успела лишь с тоской подумать о просторном белом меховом манто Сьюзи.

Несмотря на все тревоги последних дней, я проспала более шести часов и проснулась от жары. От жары и ощущения какого-то неудобства. Разлепив спекшиеся веки, я поняла, что во сне изменила позу: теперь голова Джона покоилась у меня на плече, а левая рука, которой я обнимала его за плечи, онемела. Джон был похож на неплохо сохранившуюся мумию: кожа на скулах и висках натянулась, глаза запали, и резко обозначились глазницы, губы потрескались.

Я услышала булькающий звук, подняла голову и сквозь распустившиеся и упавшие на лицо волосы увидела Фей-сала, стоявшего надо мной. Он выглядел немногим лучше Джона - и, догадываюсь, меня. Вытирая рот рукавом, он предложил мне бутылку воды. Я сглотнула, вернее, попыталась сглотнуть - горло у меня пересохло, как песок в пустыне, - но покачала головой.

Джон проспал еще с полчаса. Когда он открыл глаза, я бодро крякнула: "Доброе утро!" Освободившись от моего вялого объятия, он сел и уткнулся головой в колени.

- Не помню, говорил ли я тебе, что одна из наименее привлекательных черт твоего характера - это то, что ты так отвратительно бодра с утра пораньше.

- Ты сам бываешь достаточно отвратительно бодр и прыток с утра.

Джон поднял голову:

- В том случае, на который ты намекаешь, у меня были весьма веские причины, чтобы...

- Прекратите, - приказал Фейсал. - Давайте позавтракаем, чем богаты.

Мы были богаты зачерствевшим хлебом, апельсинами и яйцами, сваренными вкрутую. Даже если бы у нас были чай или кофе, мы не имели никакой возможности вскипятить воду, но их у нас и не было. Пережевывая черствый хлеб, я изучала окрестности: под ногами - каменная пустыня, вокруг - поднимающиеся уступами скалы. Ни травинки, ни деревца, даже высохшего. Белый известняк утеса напротив сверкал, как сахарная головка, в солнечных лучах.

- Ну, хоть дождя нет, и то хорошо, - пошутила я. Джон окинул меня взглядом, в котором смешались насмешка и раздражение. А вот Фейсал ничуть не веселился.

- Молите Бога, чтобы дождя и не было, - сказал он. - Дожди здесь идут нечасто, но уж если идут, то такие ливни, что все эти вади заполняются водой, а такой потоп означал бы для нас конец.

- Скажите что-нибудь приятное, - попросила я.

- Стараюсь изо всех сил, - угрюмо ответил Фейсал. - Ладно, давайте определим, где мы находимся. - Расчистив и разровняв ладонью площадку на песке, он достал из кармана ручку и ее обратным концом начертил приблизительную карту. - Вот река, вот вади, в котором мы находимся. А вот - то, к которому нам предстоит ехать. Оно тянется вдоль Хатнабских каменоломен и выходит прямо на равнину близ Амарны, возле южных гробниц.

Я с сомнением изучала карту:

- Но эти два вади не соединены дорогой.

- Согласно официальным картам - нет, но в принципе есть возможность проехать на машине из одного в другое, - сказал Фейсал, поскребывая свой заросший подбородок. - Во всяком случае, пять лет назад была. Я не могу объяснить подробнее, потому что это трудно описать словами, но если со мной что-то случится...

- То же самое случится и со всеми нами, - ровным голосом перебил его Джон. - На данном этапе ты - наименее бесполезный член экспедиции. Ты для нас дороже сокровищ, дороже...

- Злата, - подхватила я. - Очко в мою пользу.

Джон широко улыбнулся, вернее, попытался улыбнуться. Фейсал закатил глаза:

- Я бы сказал, вы друг друга стоите. Можете вы наконец сосредоточиться на существенном?

Смех - одна из двух вещей, делающих жизнь стоящей. Это была сентенция, которую Джон изрек в то утро, когда продемонстрировал всю важность другой жизненной ценности и сбежал. Он был абсолютно прав в обоих случаях. Бывают обстоятельства, когда приходится смеяться, чтобы не закричать, и если я попадаю в такие обстоятельства, то предпочитаю иметь рядом человека, который шутит даже неудачно, а не устраивает драматические сцены.

- Если что-нибудь случится, - повторил Фейсал, - двигайтесь строго на запад.

Джон стер карту с песка:

- Не думай об этом. Мы сможем туда добраться сегодня?

- У нас нет другого выхода, - отрывисто сказал Фейсал. - Если повезет, мы будем там во второй половине дня. И здесь возникает следующий вопрос. Мы ведь не хотим предстать перед толпами туристов, гидов и охранников средь бела дня, правда?

- Нет, - согласился Джон. - Давайте назначим расчетное время прибытия на девять часов вечера, когда все будут ужинать или смотреть телевизор.

- Но мы упустим Шмидта, - сказала я.

Мой голос вроде бы звучал спокойно, но Джон неожиданно ласково произнес:

- Не беспокойся о нем, Вики. У меня ощущение, что мы оба сильно недооцениваем старика. И даже если его поймают, ему не причинят вреда, пока мы на свободе.

- Надеюсь, что ты прав.

- Я всегда прав, - убежденно ответил Джон. - В любом случае нельзя говорить о том, что мы его упустим, пока мы не знаем, где он и что собирается делать. Моли Бога, чтобы он отправился прямо в Каир. Если ему удастся убедить кого-нибудь из влиятельных лиц обыскать корабль, мы будем вне подозрений.

- Но корабля там еще не будет, не так ли? - сказала я, промокая рукавом вспотевшее лицо.

- Наверное, нет. Но будь уверена, Бленкайрон поторопится. Он погрузит добычу и отправится в путь как можно скорее, а "Царица Нила" способна развивать весьма приличную скорость. Если они будут плыть днем и ночью, а Бленкайрон использует все свое влияние, чтобы их без задержки пропустили через шлюзы, она может дойти до Каира за несколько дней. Мы или Шмидт должны оказаться там до ее прибытия.

Он небрежно засунул руку в карман и извлек из него нагрудное украшение Тутанхамона. Тускло отсвечивая золотом, бирюзой и кораллами, оно лежало у него на ладони, покрывая всю ее поверхность. Огромный голубой скарабей в центре композиции держал в вытянутых клешнях сердоликовый солнечный диск.

У Фейсала перехватило дыхание:

- Это из коллекции Бленкайрона? Очень предусмотрительно, Джонни. Этого будет достаточно, чтобы...

Джон потряс взлохмаченной шевелюрой:

- Этого, разумеется, будет достаточно, чтобы привлечь внимание музейных властей, именно поэтому я... э-э-э... позаимствовал его. Но если Бленкайрону удастся выехать из страны и вывезти коллекцию, я едва ли смогу доказать, где именно это взял. Допустим даже, что обнаружится подделка некоторых других музейных экспонатов, но в этой части мира дела делаются долго, да и в любой его части бюрократы не любят ничего предпринимать. А пока они будут обсуждать, согласовывать, препираться и раздумывать, нам придется прозябать в тюремной камере. Это, конечно, в лучшем случае.

- Мне больше нравится, когда ты шутишь фривольно.

- А мне нет. - Фейсал встал. - Пора ехать.

Даже зная, какие здесь дороги, я не верила, что понадобится шесть часов, чтобы преодолеть менее тридцати миль. Думаю, все еще обошлось хорошо: никого не укусили ни скорпион, ни кобра, и джип не развалился, если не считать потери одной дверцы, которую Фейсал, впрочем, привязал снова. У нас облысели только две покрышки. По всему пути следования от основного каньона ответвлялись маленькие "аппендиксы", и порой было очень трудно отличить главное направление от тупика. Один раз мы проехали по такому боковому каньону около мили, прежде чем Фейсал понял, что ошибся. Пришлось выбираться назад. По мере того как солнце поднималось все выше, его лучи все больше проникали в каньон, и жара становилась все сильнее. Мы все взмокли, пот катил с нас градом. Когда же добрались до конца первого вади, то обнаружили перед собой крутой склон, полностью заваленный камнями.

- Здесь есть какой-нибудь объезд? - спросила я.

Мои спутники повернулись и молча выразительно посмотрели на меня. Фейсал снял рубашку; пот стекал у него по лицу и застаивался в углублениях над ключицами. Жаль, что я слишком изнемогала от жары и усталости, чтобы по достоинству оценить открывшуюся картину: у Фейсала действительно была великолепная фигура. Джон предпочел свою не обнажать.

- Нет, моя дорогая, - подчеркнуто сдержанно ответил на мой вопрос Фейсал, оскалившись всеми своими восхитительными белыми зубами. - Это и есть дорога. Единственная. Должно быть, после того как я был здесь в последний раз, произошло землетрясение или наводнение.

Он обошел машину и стал рыться в ржавых инструментах, кучей наваленных под задним сиденьем. Я больше не задавала вопросов. Выбор был ясен даже для меня: либо мы бросаем джип и идем дальше пешком, либо расчищаем проезд, достаточный для того, чтобы в него могла протиснуться машина.

Работа была бы нелегкой, даже если бы у нас имелись необходимые приспособления, а погода не была столь изнуряющей, но имея лишь гаечный ключ в качестве рычага, температуру воздуха под сто градусов [53] и катастрофически уменьшающийся запас воды... Помню, я с глубоким сочувствием подумала о Сизифе, том бедном парне, которого, согласно греческой легенде, боги обрекли вечно толкать в гору огромные валуны. Причем, как только он достигал вершины, камень снова скатывался вниз.

Когда мы остановились немного передохнуть, Фейсал вытер лоб грязной тряпкой, некогда бывшей белоснежным носовым платком. Теперь солнце чуть сдвинулось к западу и появилась крохотная полоска тени. Мы, передавая друг другу бутылку с водой, отдуваясь, устроились в этой тени. Даже Джон слишком устал, чтобы шутить. Его рубашка промокла насквозь, причем пропиталась она не только потом. Наверное, снова открылась огнестрельная рана. Он почувствовал на себе мой взгляд, поднял голову и тяжело посмотрел на меня, словно запрещая говорить на эту тему. Я промолчала.

Спустя несколько минут Фейсал сказал:

- Еще немного, и будет достаточно.

- Вы действительно так думаете? - с надеждой спросила я.

- Действительно. - Он взял мою руку и оглядел сначала изодранную ладонь, потом сломанные ногти, из-под которых сочилась кровь.

- Да, это не руки леди, - вздохнула я. - Боюсь, меня не пригласят на обед во дворец.

- В моем списке вы будете первой, - проникновенно сказал Фейсал и поднес мои кровоточащие пальцы к губам.

Джон встал:

- Мне очень неловко прерывать эту нежную сцену, но не пора ли продолжить?

Когда Фейсал объявил, что работа окончена, на склоне оставалась еще масса камней. Мы все забрались в джип. Фейсал дал задний ход, чтобы разогнаться, и нажал на газ. Я закрыла глаза и не открывала их, пока джип не перескочил через камни, в которые упирался, когда стоял на месте, и не начал спускаться. Спуск был не таким крутым, как подъем, но не менее тряским. Когда мы очутились на сравнительно ровной поверхности, Фейсал увеличил скорость, и я открыла глаза.

Он наблюдал за мной в треснувшее зеркало заднего вида.

- Худшее позади! - прокричал он. - Теперь осталось недолго.

- Не смотрите на меня! - прокричала я в ответ. - Не отвлекайтесь от, извините за выражение, дороги.

Я приобрела новый жизненный опыт: больше нигде и никогда не стану жаловаться на плохие дороги. По сравнению с той, что мы преодолели, нынешняя казалась мне гладкой и мягкой, как кусок пирога. Только теперь я по-настоящему ощутила невыносимую жару. Воздух был немыслимо сух, я чувствовала, как моя кожа натягивается и даже потрескивает. Примерно час спустя Фейсал заглушил мотор.

- Мы почти на месте. Сюда уже забредают люди, поэтому нам лучше залечь до темноты.

Растянувшись на твердой земле, мы допили остатки воды. Я была совершенно измочалена, но спать не хотелось. Дождавшись, когда Джон заснет или отключится, что обычно случалось с ним раньше, я сказала:

- Он долго не выдержит.

- Знаю. Но сейчас мы ничего не можем для него сделать. Отдохните, Вики. Вы сегодня героически потрудились.

- А что будет, когда мы доберемся до Амарны?

- Он что-то задумал, но не спрашивайте меня, что именно. Мне он дал распоряжения только относительно того, куда я должен пойти и что сказать, но не соизволил объяснить остальное. - Фейсал потянулся и глубоко, прочувствованно вздохнул. - По крайней мере мы можем быть уверены, что нас никто не видел. Только идиот мог решиться ехать по этой дороге. Не волнуйтесь, дорогая, мы подкупим или запугаем кого-нибудь, чтобы заставить нам помочь.

- Но у нас больше нет денег.

Длинные, пушистые ресницы Фейсала уже начали опускаться, но тут он снова открыл глаза и лукаво мне улыбнулся:

- А мы что-нибудь продадим. Например, вас. За женщину, которая умеет так работать, дадут хорошую цену.

Я оставила его в покое, чтобы он поспал. Сама я тоже пыталась уснуть, но безуспешно, поэтому просто лежала, прислушиваясь к дыханию Джона и наблюдая за тем, как темнело небо и в нем зажигались звезды.

Наконец Фейсал пошевелился:

- Мы всю воду прикончили?

- Есть немного лимонада. Я припрятала.

- Правильно сделали. Ну ладно, начнем, Джонни?

- Я же говорил тебе, чтобы ты меня так не называл, - послышался из темноты раздраженный голос.

- Наверное, ты предпочитаешь, чтобы тебя называли "Голубыми Глазами"? Может быть, когда-нибудь один из вас разъяснит мне смысл этого эзотерического выражения?

- Может быть. Как-нибудь холодным ненастным вечером в аду, - ответил Джон.

Когда мы выехали из расширявшегося устья вади, луна мерцающим светом заливала долину Амарны. Между рядами темных деревьев, протянувшихся вдоль Нила, сверкала вода.

Кажется, никто нас, слава Богу, не встречал. Пока.

- Езжай на север, - сказал Джон. - Советую как можно дольше держаться вблизи скал - меньше вероятности, что нас заметят.

- Если люди еще не знают, что мы здесь, значит, они глухие, - вставила я.

- Вижу, ты снова в форме, - ответил Джон. - Может быть, предпочитаешь идти пешком? Это всего каких-нибудь шесть-семь миль.

Я прикусила язык.

Фейсал медленно двинулся с места, и если бы ничто не омрачало моих дум, я бы восхитилась представшей перед моим взором картиной. Скалы, окружавшие долину, в зловещем свете луны казались ледяными; там, где каньоны прорезали их и нависали уступами, они были словно расчерчены причудливыми узорами теней. Одна, самая глубокая и темная полоса, должно быть, была входом в царское вади, где мы в свое время побывали. После того, как мы пересекли дорогу, ведущую от смотровой площадки к гробницам, Фейсал остановил машину и выключил мотор.

- Деревня - вон там. - Он указал на несколько огоньков вдали у реки.

Джон не пошевелился:

- Мы будем ждать здесь.

- Что ты задумал? - спросил Фейсал.

- Принять необходимые меры предосторожности, ничего более. Три человека вызовут больше подозрений, чем один, особенно если двое из них явно иностранцы. Нас могли услышать. Посмотри вокруг, если что заметишь, возвращайся. Дом, который тебе нужен, находится на северо-восточном краю деревни. С одной стороны там кирпичный завод, а...

- Знаю, ты уже говорил. - Фейсал вышел из машины и размялся. - Я дам сигнал, если все спокойно, и буду ждать вас на краю поля. Шесть вспышек подряд и еще две с интервалом.

Он двинулся в путь. Джон несколько минут следил за ним, потом перелез через борт джипа.

- Вылезай! - скомандовал он.

- Зачем?

- Хотел бы я дожить до того дня, когда на разумное предложение ты не ответишь вопросом "Зачем?". Тебе полезно поразмяться.

Я встала и выпрямилась:

- О Боже, если человек вот так чувствует себя в восемьдесят лет, я не хочу доживать до такого возраста.

- Не сомневаюсь, - заметил Джон, поддерживая меня, пока я перелезала через борт, словно подагрическая старуха.

Мы уселись у подножия небольшой скалы в нескольких сотнях ярдов от машины.

- Не слишком удобно, - пожаловалась я, ерзая в надежде найти клочок поверхности, не усеянный острыми камешками.

- Место плоское и укромное, что тебе еще надо? О Господи, ну на вот! - Он снял пиджак Фейсала и расстелил его на земле.

- А тебе не холодно?

- Нет.

- У тебя нет температуры?

Он отстранился от моей потянувшейся к его лбу руки и сел, прислонившись к скале в нескольких футах от меня.

- Она, безусловно, поднимется, если ты не прекратишь задавать бессмысленные вопросы.

- А как насчет осмысленных? - спросила я, протягивая ему банку содовой.

- Например?

- Ты действительно собираешься ограбить Каирский музей?

- Боже милосердный, нет! Я уже дважды грабил этот проклятый музей, зачем мне делать это снова? Всегда ведь нужно стремиться к большему, ты так не считаешь?

- В этом смысле украсть целую гробницу - достойная цель.

- Твое сочувственное понимание невыразимо трогает меня. - Он открыл банку и долго пил, потом заговорил снова: - Но не надо преувеличивать, это не целая гробница, а лишь несколько избранных стен.

- Мне все же трудно понять, как он надеялся удрать с этим...

- О, удерет, не волнуйся, - спокойно сказал Джон, - если мы его не остановим. Мне по-своему даже жаль. Это могло стать вершиной моей выдающейся карьеры. Ты понимаешь, почему эта идея так привлекала меня?

- Когда она начала тебя привлекать? Джон устроился поудобнее.

- Моя первая встреча с Бленкайроном связана с диадемой Амарнской принцессы. Ты, вероятно, поняла, в чем особенность этого экспоната по сравнению с другими, когда встречалась с моими друзьями в Риме. Все остальные украшения, которые мы... э-э-э... подменили, относились к эпохе Ренессанса и более поздним эпохам, и все они находились в частных собраниях. Диадема же принадлежала Каирскому музею, и только фанатик-коллекционер мог захотеть обладать вещью, которую он никогда не сможет выставить. Ты могла бы вычислить Бленкайрона хотя бы потому, что он человек неприлично богатый и абсолютно беспринципный.

- Не поддевай меня, Джон. Я изо всех сил стараюсь быть вежливой.

- В самом деле? Извини, не заметил. Как я уже сказал, прелесть моего соглашения с Бленкайроном состояла в том, что я должен был лишь вызволить интересующие его предметы из музея. Они оставались в стране, поэтому никаких нервозных встреч с таможенниками не предвиделось. Единственное исключение - статуэтка Тетисери. Он так помешан на ней, что желал повсюду возить с собой.

Однако контрабандно провезти антикварную вещь в Египет не так трудно, как вывезти.

- Значит, та, что стоит в Британском музее, - подделка?

Джон цокнул языком:

- Довольно забавно, но та, что у Бленкайрона, возможно, тоже. Не только анализ красок вызывает сомнения по поводу статуэтки, которую я изъял из Британского музея, но и изучение иероглифов на ней. Я бы не удивился, узнав, что первая была изготовлена прапрадедушкой того старого мастера из Гурнаха, который сделал для меня вторую. Там существует давняя традиция изготовления подделок.

- Как ты его нашел?

- Это долгая история, - ответил Джон, - уходящая корнями в туманное прошлое и изобилующая деталями, которые Шмидт, несомненно, счел бы романтичными.

- Тогда сейчас не рассказывай. Британский музей, наверное, был истинной проверкой твоего мастерства? Охрана там поставлена недурно.

- Я не куплюсь на твои грубые приманки, дорогая, пожалуйста, не трудись допытываться, как мне это удалось. Профессиональная тайна, знаешь ли. Однако замечу, что драматические сюжеты, сочиняемые писателями и продюсерами триллеров, здесь совершенно ни при чем, особенно те, которые требуют сложных постановочных средств. Чем мудреней техническая новинка, тем больше вероятности, что она подведет в решающий момент.

Он сделал паузу, еще попил, потом продолжил:

- Идея похищения гробницы Тетисери пришла Бленкайрону в голову вскоре после того, как Гетти начал реставрацию гробницы другой царицы - Нефертити. Идея действительно была остроумной. Реставрация рельефов - именно то филантропическое деяние, которого ждали от Бленкайрона. В то же время она давала ему прекрасную возможность скопировать рельефы. Он задумал также соорудить макет гробницы, чтобы удовлетворять любознательность туристов, но не подвергать опасности оригинал. И даже если бы в какой-то момент его засекли, он всегда мог правдоподобно объяснить свою деятельность - готовил, мол, приятный сюрприз своим друзьям в министерстве культуры Египта. Это была, разумеется, колоссальная работа, но, как справедливо отметил Фейсал, Бленкайрон достаточно богат, чтобы оплатить сколь угодно квалифицированную команду специалистов.

- И купить нужных специалистов, - вздохнула я. - Бедный Жан Луи.

- Надо сказать, что это один из самых трудных аспектов дела, - признался Джон. - Ты бы удивилась, узнав, сколько на свете честных ученых. К ним нужно подходить с большой осторожностью. Однако сейчас в раскопах ведется не так уж много работ, а высочайше образованных бедолаг вроде Мазарэна или Фейсала, которые не могут найти работу, полно. Я бы Мазарэна не выбрал. Вместо того чтобы признать собственную продажность, он убедил себя, что руководствуется высшими соображениями. Такие люди опасны, совесть у них всегда неспокойна, и под нажимом они легко раскалываются. Я говорил это Бленкайрону, но он проигнорировал мой совет, и теперь понятно почему: он с самого начала намеревался в конце избавиться от неудобных свидетелей.

- Поэтому ты решил выйти из игры?

- Это, разумеется, сыграло свою роль. Однако гораздо более важной причиной оказалось появление Макса. Если помнишь, уже во время нашей встречи в Швеции я начал его раздражать. Он слишком близко к сердцу принял мое нежелание работать вместе с ним. Такой, знаешь ли, чувствительный человек.

- Как он узнал твое настоящее имя?

Я застала его врасплох. Пустая банка скрипнула в его руке.

- Это не...

- До сих пор ты задавал тон нашей беседе. Теперь настала моя очередь. Как они тебя нашли? Макс ведь не знал, кто ты на самом деле, но продолжал называть тебя Смитом.

Джон не ответил. Я поняла, что он испытывает своего рода раскаяние, иначе легко солгал бы. Конечно, я бы не поверила, потому что знала ответ.

- Через меня, не так ли? Макс знал, что ты не умер. И он знал, кто я. Она узнала это от него и, пустившись в погоню за тобой, начала с меня. Они, должно быть, месяцами наблюдали за мной в надежде, ну, скажем, рассчитывая, что ты у меня объявишься. И тогда им нужно было всего-навсего проследить твой путь домой.

Джон смял и отбросил банку.

- Это было проклятой последней каплей... Посмотри: там не вспышка?

Я попыталась встать, но Джон схватил меня за руку.

- Конечно, это сигнальная вспышка, одна из нескольких. Оставайся на месте.

- Ты думаешь, это не Фейсал?

- Фейсал не успел бы еще дойти до Эль-Тилля, а тем более осмотреться вокруг. Они идут сюда. О Боже, Боже, - сказал Джон, - всегда жду худшего, но ненавижу, когда оно случается.

Глава тринадцатая

- Они его схватили, - прошептала я.

- Или он нас заложил?

- Он бы не сделал этого, ведь правда?

- Конечно, хочется верить. - Джон говорил так тихо, что я едва его слышала. - Но, полагаю, есть и другие варианты...

- К черту другие варианты! Нужно рассчитывать на худшее, как ты любишь говорить. Что нам теперь делать?

- Ты можешь делать, что хочешь, - ответил Джон, - а я собираюсь... э-э-э... лечь.

Так он и сделал, хотя правильнее было бы сказать, что он не лег, а опрокинулся на спину.

Выглядел он весьма мирно: лежал, подложив под голову согнутую в локте руку, но когда я тронула его за щеку, не шелохнулся. Он весь горел.

В каком-то смысле так было даже легче: выбора не осталось. Я укрыла его пиджаком и отвела волосы со лба.

- Прощай, Джон, - прошептала я, - я люблю тебя. - И встала.

Его рука крепко ухватила меня за щиколотку и рванула так, что я в одно мгновение растянулась на земле.

- Куда это, черт возьми, ты собралась?

Песок гораздо тверже, чем кажется, а в этой части пустыни он еще и усеян камнями. Когда ко мне вернулось дыхание, вырываться было уже поздно: он перевернул меня на спину и прижал сверху.

- Подлый негодяй! - прошипела я. - Ты сделал это нарочно!

- Разве так разговаривают с любимым мужчиной? - Голос его звучал нормально, но по некоторым признакам я поняла, что он сдерживает смех. - Мне глубоко оскорбительно то, что ты подумала, будто я способен на такой мальчишеский мелодраматический трюк.

- Джон, ты в своем уме? Эти люди идут сюда...

- У нас еще полно времени. Так ты действительно хотела увести охотников от меня, рискуя быть пойманной? И готова была на участь худшую, чем смерть?

Его губы были сухими и горячими. Сначала. Я оторвалась от него.

- Ты не сумасшедший, ты бредишь. Пусти меня. Это сейчас единственный разумный выход.

- Нет.

- Да! Перестань.

- Нет. Почему я должен перестать?

- Потому что... - Я потеряла контроль над собственной речью, не говоря уж о ситуации вообще. - Посмотри...

- Не могу. Я занят.

- Они мне ничего не сделают, - сказала я, хихикая, как дурочка. Со мной такое случается в особо волнующие моменты, к тому же его ресницы щекотали меня. - Я скажу им...

- Не очень удачная идея, - возразил Джон, - потому что это, возможно, не полиция. А если нет, и если тебя схватят те, другие, придется идти выручать тебя, и все это порядком надоевшее мне представление начнется сначала.

- А ты пойдешь?

- Я же говорил, чтобы ты не задавала глупых вопросов. Скажи еще раз.

- Я люблю тебя.

- Значит, не послышалось. - Он поднялся на локтях и отпустил мои руки. Я обвила ими его голову и притянула к себе. Однако в этот момент что-то отвлекло меня - не только неестественный жар его лица, но и какой-то отдаленный звук. Повернув голову в ту сторону, откуда он доносился, я сказала:

- Подожди, не сейчас.

- Осторожность диктует продуманный образ действий. - Не двигаясь с места, он поцеловал меня в уголок рта. - Вики, я не мог сказать тебе правду. Не мог даже допустить, чтобы ты начала о чем-то догадываться. Они так зажали меня...

- Я знаю, Фейсал мне рассказал.

- Наверное, эту часть его рассказа я пропустил. Надеюсь, он представил меня в благоприятном свете?

- Ты вышел у него просто благородным сэром Галаха-дом, а я - гадом ползучим... О Боже, Джон!..

- Прости. Я сделал тебе больно?

- Да. Сделай еще. Нет! Нет, не надо, мы должны...

- Я действительно сделал тебе больно - в ту ночь, после того как ты танцевала с Фейсалом. Пока ты смеялась и бросала на него томные взгляды, она, прижавшись к моему плечу, наблюдала за тобой и с улыбочкой, тихо-тихо говорила такие гадости!.. Шмидт подоспел как раз вовремя, долго я бы сдерживаться не смог. А потом, когда увидел тебя, ты была так холодна и равнодушна... Я подумал, что безразличен тебе и... Но это все равно меня не оправдывает. Ты можешь?..

- Джон, - в отчаянии сказала я, - это не собака?

- Возможно. Они здесь бродят дюжинами и воют на... О! - Он поднял голову и прислушался. - Ты хочешь сказать, что это собака, а не собаки вообще? Будь я проклят, если ты не права. Это меняет дело. Человеческую погоню отвести можно, но когда в игру вступает лучший друг человека... Я начинаю ненавидеть этих проклятых животных. Сначала твой пес-дьявол...

- Сейчас же вставай! Огни были теперь гораздо ближе. Отдельные вспышки - скорее всего ручные фонарики, подумала я. Значит, это не полиция. Полицейские были бы оснащены посерьезнее и шума наделали бы побольше.

- Откуда они узнали, что мы направляемся именно сюда? - спросила я.

- Хороший вопрос. - Джон вскочил на ноги. Пустыня огласилась новым пассажем собачьего комментария, Джон отозвался на него сдержанным ругательством. - Кажется, мозги у меня совсем расстроились. Нам лучше спрятаться. Возможно, это излишняя предосторожность, но...

Мои мозги были не в лучшем состоянии, чем его. Как любое преследуемое существо, я руководствовалась в тот момент самым примитивным инстинктом: "Спрятаться! Где?"

- Знаю я одно место. Надеялся, правда, что оно не понадобится, поскольку известно, как ты боишься подобных мест...

- О нет! Только не в гробнице! Я не могу, Джон, действительно не могу!

- Не в гробнице. В гробницу мы не смогли бы проникнуть, даже если бы захотели, - они все запираются на ночь. Пошли!

Песок и камни у нас под ногами хрустели и шуршали при каждом шаге. Тень была недостаточно густой, а гряда скал между нами и преследователями - недостаточно плотной. Если бы Джон не тащил меня за собой, я бы села на землю и обреченно ждала своей участи, как загнанный кролик. В каком-то смысле мне было даже хуже, чем кролику, потому что я точно знала, что меня ждет, если меня схватят. Я видела, на что способна Мэри забавы ради, теперь же она разозлилась по-настоящему.

Скала была неровной, вся в уступах, я заметила в ней по меньшей мере дюжину небольших пещер, в которых можно было укрыться, но всякий раз, когда я направлялась к подобному убежищу, Джон тащил меня дальше. Казалось, он знал, куда шел. Откуда? Этот вопрос, как и множество других, пронесся у меня в голове и вылетел столь молниеносно, что не возникло даже намека на ответ.

Обогнув длинную гряду скал, Джон направился к отверстию пещеры. Луна уже садилась, но невероятно яркие звезды отбрасывали достаточно света, чтобы я могла видеть, насколько темной была пещера. По-настоящему темной. Очень, очень темной. Ему пришлось силой втащить меня туда. Здесь не было никакого света, чего нельзя сказать о звуках. Что-то пищало и хлопало, и тьма вокруг словно бы шевелилась.

Я бросилась к Джону и впилась ногтями ему в грудь, причем сделала это не слишком деликатно, так что, не стой он, прижавшись спиной к стене, мы бы оба повалились на землю. Он издал звук, который разнесся бы очень далеко, если бы плотно стиснутые губы не заглушили его. Потом его руки сомкнулись вокруг меня, и он прошептал мне прямо в ухо:

- Держись за меня, дорогая, это просто пещера, а в ней несколько безобидных летучих мышей - маленьких ленивых существ, которые наверняка уже вылетели.

- О Господи, - заскулила я. - Прости меня. Мне так стыдно. Я сделала тебе больно.

- Нет, ничего подобного. - Даже если бы мне никогда никто раньше не лгал, я бы поняла, что это ложь, а Джон столько раз лгал мне. - Послушай, Вики, не думаю, что они знают это место, но собака может их сюда привести. Если это случится, здесь есть другой выход, тоннель.

- Я не могу...

- Можешь. - Нам обоим приходилось шептать, теперь он, прижав губы прямо к моему уху, едва слышно выдыхал в него слова. - Постой секунду. Переведи дыхание.

Я попробовала отстраниться, чтобы не давить ему на грудь, но он сильнее прижал меня к себе. Его губы скользнули по моей щеке.

- Покажи, где этот тоннель, - пролепетала я.

- Через минуту.

Мне показалось, что это длилось гораздо больше минуты. Потом он ласково сказал:

- Вот здесь, - и повлек меня в глубину пещеры. - Вот, видишь?

- Ничего я не вижу!

- Тогда нащупай. - Он направил мою руку.

- Нащупала. Откуда ты знаешь про это место?

- Есть одна старая семья...

Ему не пришлось предупреждать меня, чтобы я замолчала: звук далеко разносится по ночной пустыне. Шаги слышались, правда, еще в некотором отдалении, но приближались.

Он взял меня за плечи и подтолкнул. Я воспротивилась - это было нетрудно.

- Ты первый, - сказала я.

- Я - следом за тобой.

Еще одна ложь. Поднявшийся в организме уровень адреналина и других гормонов временно придал ему силы, но я сомневалась, что он смог бы держаться вертикально, если бы не прислонялся к скале.

Иногда мои инстинкты срабатывают быстрее и лучше, чем мои так называемые мозги. Тот, что овладел мною теперь, вытеснил страх и даже инстинкт самосохранения. Мои руки были холодны, как лед, но не дрожали; о его руках нельзя было сказать ни того, ни другого. Пока он шарил в поисках моего запястья, я достала у него из кармана пистолет.

Собака была уже у входа в пещеру. Я услышала ее учащенное, возбужденное дыхание, затем из-под чьих-то ног покатился камешек и послышалось приглушенное ругательство. Неотчетливые очертания входа в пещеру осветились.

Я положила палец на курок и прицелилась, поддерживая кисть другой рукой.

Собака резко и повелительно гавкнула. Человек, вошедший вслед за ней, откашлялся:

- Э-э... доктор Блисс? Мистер Тригарт? Вы здесь? Это был не голос Макса. Этого голоса я вообще никогда прежде не слышала - неторопливый и неуверенный, с приятным южным акцентом.

Рука Джона нашла наконец мое запястье, он опустил мою руку, державшую пистолет. Незнакомец продолжал:

- Э-э... я не имел удовольствия познакомиться с вами, доктор Блисс, но э-э... если вы здесь, вы и... Черт возьми, Фидо, ты уверен, что привел нас куда надо? Глупый пес...

Фидо (Фидо!) возмущенно залаял.

- Ну ладно, ладно, - примирительно сказал человек, - я чувствую себя полным болваном, но если ты говоришь, что... Гм, мистер Тригарт, вы помните меня? Я Кейт Кендрик из Калифорнийского университета. Э-э... здравствуйте.

Я начала хохотать.

- Входите, пожалуйста, - пригласил Джон, - и извините доктора Блисс, с ней это иногда случается на нервной почве.

Автоматически продолжая хихикать, я загородилась рукой от света, ударившего в лицо. Фонарик держал высокий худой человек с рыжеватыми волосами и смущенной улыбкой. Собака, сидевшая у его ног, была похожа на тех дворняг, что ошиваются возле деревень, но на ней был ошейник и она бешено виляла хвостом.

Джон прочистил горло:

- Доктор Блисс, позвольте представить вам доктора Кендрика.

- Вики, - выдавила я, - рада познакомиться.

- Зовите меня Кейтом.

Я сделала над собой усилие и наконец перестала смеяться:

- Откуда вы узнали, что мы здесь?

- Он мне сказал, разумеется. Он вас ждал.

- Фейсал? - с сомнением спросила я.

- Нет, не Фейсал, - тихо пробормотал себе под нос Джон, - боюсь, это был не Фейсал. Боюсь... Нет, я этого не вынесу.

- Мы не встретились с Фейсалом, пока искали вас, - сказал Кендрик. - А он ожидал вас раньше и уже начал волноваться, поэтому мы сами пошли...

- Он?! - Я замахала руками. - Я тоже этого не вынесу. Кто - он?

Кендрик робко глянул на мою руку. Я и забыла, что все еще держу пистолет.

- Э-э... доктор Блисс, если вы будете так любезны убрать это... Он уже идет. Не волнуйтесь. Кажется, я слышу его шаги.

Никакое "кажется" тут не требовалось. Он мчался на всех парах, спотыкаясь и натыкаясь на все подряд. Ворвавшись в пещеру, он задыхался так, что не мог говорить, поэтому молча сгреб меня и повис на мне, громко сопя.

- Шмидт! - выдохнула я. - Шмидт, это вы? Слава Богу, с вами все в порядке. Что вы здесь делаете?

- А почему вы удивляетесь? - Шмидт отпустил меня. - Я же сообщил вам, что буду здесь. Guten Abend [54], сэр... Джон, я так рад снова видеть вас!

Он бросился к Джону, схватил его за руку и начал трясти ее. Джон озадаченно улыбнулся.

- Амарна... - пробормотал он. - Вы ведь оставили нам эти путеводные ниточки: проспекты и...

- Да, да, и сумку! Я знал, что вы достаточно сообразительны, чтобы догадаться. Что же еще они могли означать?

- Амарна, - повторил Джон, - ну, конечно! Очень хитро.

- Шмидт, хватит трепаться, - сказала я, - он плохо себя чувствует.

- Ах, мой бедный друг! У вас жар, да? Мы сейчас же возвращаемся в дом. Вот так, я поддержу вас. - Он закинул руку Джона себе на шею.

Это было уж слишком для бедного Джона. Не знаю, дрожал он от озноба или от смеха, но ему кое-как удалось забраться в джип, где уже ждал Фейсал, однако после этого он повалился навзничь.

Наше возвращение в дом Кейта прошло не так незаметно, как хотелось бы. Кейту с Фейсалом пришлось нести Джона на руках, а Шмидт не умолкал ни на минуту. Но никто не вышел из соседних домов, чтобы поинтересоваться, что происходит. Иногда бывает безопаснее об этом не знать.

В доме было только две комнаты. Та, куда привел нас Кейт, вероятно, служила спальней. В ней стояли походная кровать, несколько ящиков, стол, стул, заваленные разными предметами мужского туалета, и лампа.

- Я бы не мог позволить себе столь комфортабельного жилья, если бы не щедрость мистера Тригарта, - сказал Кейт. - Надеюсь, его болезнь не слишком серьезна? Чем я могу помочь?

На мой взгляд, жилище вовсе не было комфортабельным. Мне оно не казалось даже гигиеничным. Но все равно это было гораздо лучше, чем любой ночлег, на который мы смели рассчитывать. Я попросила воды и с удовлетворением отметила, что благодаря щедрости Джона у Кейта было множество бутылок на выбор. Фейсал снаружи возился с джипом, Кейт пошел принести воды, а Шмидт присел на корточки рядом со мной, наблюдая, как я расстегиваю на Джоне рубашку и отклеиваю пластырь.

- Он ранен? - Шмидт был искренне огорчен, но я распознала в его голосе нотки удовольствия. Раны - это ведь так романтично. В любом чтиве Шмидта герои обычно получают раны в руку или плечо, кусая губы, сдавленно произносят: "Пустяки, просто царапина", после чего с голыми руками возвращаются к поединку с четырьмя или пятью вооруженными противниками.

- Можно сказать и так, - ответила я, снимая с Джона рубашку.

- Lieber Gott [55], - прошептал Шмидт. - Кто это сделал?

- Потом расскажу. На самом деле это не так страшно, как кажется, Шмидт, - добавила я, поскольку по загорелым щекам Шмидта уже покатились слезы. - Жар у него от чего-то другого. Может быть... Может быть, он нуждается лишь в спокойном глубоком сне.

Джон открыл один глаз.

- Это был?.. - Глаз скосился в сторону Шмидта, потом снова закрылся. - Да, он! А я уж думал, мне померещилось. Я надеялся, что мне померещилось. Шмидт, что вы...

- Ruhig sein [56], мой бедный друг, - сказал Шмидт, - значит, все в порядке. Здесь вы в безопасности.

- Все вовсе не в порядке. - Джон приподнялся на локте. - Что вы...

- Поспите и отдохните, - настаивал Шмидт, пытаясь снова уложить Джона.

- Нет, лучше попей, ты, наверное, обезвожен, - я оттолкнула Шмидта и поднесла стакан с водой к губам Джона.

- Да, может быть, это действительно лучше, - согласился Шмидт.

- О Господи, да перестаньте же грызться надо мной, как собаки над костью! Я предамся вашим адским заботам, как только Шмидт скажет мне, что за дикую историю он поведал Кендрику.

- "Ты снова прежний Ричард!" - продекламировала я.

- Ричарду еще черт знает как далеко до того, чтобы стать прежним. К счастью для вас. Шмидт...

- А что? Я, разумеется, сказал ему правду.

- Боже, смилуйся надо мной! - Джон рухнул на твердую подушку.

- Я сказал, что вы разоблачили заговор с целью ограбления музея и направляетесь в Каир, чтобы довести свои сведения до властей, и что негодяи гонятся за вами по пятам, - продолжал Шмидт.

- Надеюсь, именно в этих выражениях? - Джон облегченно вздохнул, когда я начала протирать ему лицо мокрым полотенцем. - Что ж, могло быть и хуже. Вы не вдавались в подробности?

- Я не сказал ему ничего более, - возмущенно ответил Шмидт. - Уж мне ли не знать старого шпионского правила: выдавать неполную информацию. К тому же, расскажи я ему всю правду, он счел бы меня verrtickt [57]. А теперь вам нужно отдохнуть. Может быть, таблетку снотворного? У меня есть...

- Никаких таблеток, - твердо сказала я. - Он их и так уже слишком много принял.

В этот момент вернулись Фейсал с Кейтом.

- Ну как он? - спросил Кейт, склоняясь над постелью. - Боже всемогущий! Как это его угораздило...

- Случайно. Мелкая неприятность, - перебил его Джон. - Я вообще имею обыкновение натыкаться на них, особенно когда нахожусь в обществе определенных лиц.

- Ну, раз ворчит, значит, снова в нормальном состоянии, - сказал Фейсал, сбросил со стула кучу наваленной на него одежды и сел.

- Похоже, вам всем нужно выпить, - предложил Кейт. - У меня есть бутылка бурбона.

- И пиво, - подхватил Шмидт. - Я привез с собой.

- Ну разумеется, - заметила я, - где Шмидт, там и пиво. Простите, друзья, но вечеринка отменяется. Все - вон. Ему нужно отдохнуть.

- Только... еще одно. - Краткий прилив сил был у Джона на исходе. Он с трудом открыл глаза. - Шмидт, как вы сюда попали?

- Как? На поезде, конечно. Мое конспиративное послание вам...

- Мы получили и расшифровали, - угрюмо подтвердил Джон. - На каком поезде?

- Он вышел из Луксора в шесть часов вечера. Сердце мое разрывалось. Вики, оттого, что покидал вас, не узнав, успешной ли была ваша отважная вылазка, но я чувствовал, что вы справитесь. Ну а если это было не так, я все равно оказался бы вам полезнее, как можно скорее отправившись за помощью. Поэтому...

- Вы покинули отель вскоре после моего ухода. - Я начинала понимать, о чем подумал Джон, и полностью разделяла неодолимое любопытство, которое не давало ему забыться. - Полагаю, вы... замаскировались?

- Aber nattirlich! Они ведь могли искать нас и на вокзале. Хотите посмотреть, как я выглядел?

- Умираю от нетерпения, - с трудом ворочая языком, проговорил Джон.

Шмидт порылся в брошенных на стол вещах. Он был слишком доволен собой, чтобы ограничиться лишь показом своего конспиративного костюма, он надел его - длинная, запыленная черная галабея, того же цвета головной платок, непрозрачное покрывало, которым он закрыл лицо от кончика носа до самого подбородка.

- А еще я надел контактные линзы, - сказала маленькая пухленькая египтянка приглушенным голосом. - У меня от них страшно слезились глаза, потому что окна в вагоне были открыты и в них летели пыль и песок. Очень подходящий костюм, правда? Мне даже не пришлось сбривать усы, хотя я бы сделал это, Вики, если бы... Что случилось?

- Он потерял сознание, и я его понимаю, - ответила я.

Температура у Джона начала падать после того, как я обтерла его мокрым полотенцем. Обморок перешел в нормальный сон. Вымыв те части своего тела, которые не прикрывала одежда, а также некоторые, которые она прикрывала, я пошла в соседнюю комнату, где вечеринка была в полном разгаре.

Шмидт вскочил с единственного имевшегося в наличии стула:

- Пиво или бурбон, Вики?

- Ничего. Я... А впрочем, какого черта! Бурбон.

- Вам тоже следует отдохнуть, - сказал Шмидт, усаживая меня на стул и похлопывая по спине.

- Я отдохну. После того как мы решим, что делать дальше.

- В настоящий момент выбор у нас невелик, - сухо заметил Фейсал. Он сидел на полу, скрестив ноги, в грязной, запыленной одежде, с суточной щетиной на шеках. Никто не узнал бы в нем сейчас хорошо воспитанного, блестящего молодого профессионала с "Царицы Нила". - Нам придется оставаться здесь, пока Джонни снова не обретет форму. Как вы думаете, когда он...

- Откуда мне знать, черт возьми? - вспылила я, глотнула из стакана, вздрогнула и отпила еще. - Извините, Фейсал, мне не следовало набрасываться на вас. Если ему не станет лучше - намного лучше - к завтрашнему дню, я отвезу его к врачу. Вас я попрошу мне помочь: будучи в сознании, он добровольно никогда не согласится. После этого вы со Шмидтом поедете дальше без нас. Вам лучше будет разделиться, у каждого в отдельности больше шансов добраться до места, чем у двоих.

Фейсал странно посмотрел на меня и кивнул, не говоря ни слова. Шмидт, конечно, сказал:

- Но, Вики...

- Заткнитесь, Шмидт, - по привычке выпалила я. Бурбон все же сильная штука. Мозги мои просто искрились, я чувствовала себя Эйнштейном и супершпионом одновременно и была готова ко всему. - Здесь мы не можем долго оставаться. Во-первых, Кейт может попасть в беду, если полиция узнает, что он нас прятал.

- Когда правда выйдет наружу, он попадет в герои, - восторженно вставил Шмидт, подкручивая ус, - как и все мы.

- Если правда выйдет наружу. Пожалуйста, Шмидт, не спорьте, думаю, я буду в форме еще минут десять, и хоть я умираю от желания узнать подробности вашего железнодорожного рейда, а также чем Кейт обязан Джону и как мы все оказались там, где никто из нас быть не собирался, все это подождет. Должно быть, всей деревне уже известно, что мы здесь. Рано или поздно нас кто-нибудь выдаст. В каждом людском собрании найдется несколько потенциальных доносчиков. Я предпочитаю иметь дело с полицией, а не с... с кем-нибудь другим. Но если эти другие найдут нас первыми...

Я поднесла стакан к губам. Он оказался пуст. Ничего удивительного, что мое самочувствие было немного странным.

- Я не пьяна, - строго сказала я и стала медленно, с достоинством менять вертикальное положение на горизонтальное. Подхватил меня, кажется, Фейсал.

В течение того, что можно было назвать ночью, если бы я легла в постель в должное время, я просыпалась дважды. В обоих случаях комната была освещена. В обоих случаях я оказывалась на коленях возле кровати и гладила Джона по лицу. Потом я окончательно проснулась. В первый раз он весь горел, и я снова обтерла его влажной губкой, получив вместо благодарности лишь раздраженное бурчание. Во второй раз его бил озноб, поэтому я укрыла его одеялом и, пообещав себе, что отдохну только несколько минут, вернулась на коврик, который какая-то добрая душа постелила на полу возле кровати.

Когда я проснулась в последний раз, в комнате было уже градусов сорок. Одежда взмокла и прилипла ко мне, а ощущение во рту было такое, словно это пустыня, по которой прошел караван верблюдов. Кейт стоял в дверях с подносом в руках.

- О, простите, - сказал он, - я приготовил кофе мистеру Тригарту.

Джон сидел, стараясь выглядеть элегантно, хотя это нелегкая задача для мужчины, когда он небрит, грязен, полураздет да еще и находится в чужой постели. Но, не могу не признать, ему это почти удалось.

- У тебя очень соблазнительный вид, - заметил он. - Если хорошенько попросишь, готов даже угостить тебя своим кофе.

Я подняла голову, села и только тут обнаружила, что прилипшая ко мне одежда - это белое платье с золотой вышивкой. Шмидт, судя по всему, по дороге на вокзал заезжал в магазины. Хорошо еще, если это он меня переодел.

- Я... я принесу еще одну чашку. - Кейт удалился.

- Деликатный парень, - сказал Джон. - Ты не хочешь сесть рядом и погладить мое разгоряченное чело?

Я подползла к кровати и потрогала его лоб.

- Горячий.

Его рука скользнула в мой рукав:

- Как и ты. И климат Верхнего Египта.

- Ты выглядишь ужасно.

Его пальцы сжались, и он притянул меня к себе:

- Любовь видит не глазами, а сердцем.

- Это не имеет отношения к сердцу, - сухо сказала я.

- Если бы я был так же плохо воспитан, как некоторые, - язвительно заметил мой возлюбленный, - то сказал бы, что ты сейчас тоже не в лучшем виде. Но ты моя любимая, мое солнышко, и я не перестану любить тебя, даже когда голову твою посеребрит седина. Ну, чем ответишь?

- Нечестно. Это по крайней мере две разные песни.

- Ты не ответила на мой вопрос.

- На какой вопрос?

Я не надеялась, что нас надолго оставят одних, и даже могла точно предсказать, кто будет следующим посетителем. Джон отпустил меня, и я снова села на пятки.

- А, - с довольным видом в комнату вошел Шмидт, - вижу, вы чувствуете себя лучше.

- Надеюсь, это не войдет у вас в привычку, Шмидт? - недовольно спросил Джон.

- Нет-нет, не обращайте на меня внимания. Продолжайте...

- Шмидт, дайте мне кофе, - велела я. Шмидт выполнил повеление и уселся:

- Если вы больше не собираетесь миловаться, может быть, поговорим? Да, так будет лучше. Вам нужно беречь силы, мой друг. А любовь ослабляет даже человека, находящегося в добром здравии. Заниматься же любовью с такой женщиной, как Вики...

- Гм... ладно, - прервал его Джон. - Если не возражаете, Шмидт, давайте обратимся к вещам более существенным, чем мои жизненные силы. Что происходит в большом внешнем мире? Я, кажется, понапрасну потерял в ленивой дреме целый день?

- Он не потерян, - заверил его Шмидт. - Вам необходимо было восстановить силы. Возможно, завтра утром мы сможем снова отправиться в путь. При условии, конечно, что вы с Вики не...

- Заткнитесь, Шмидт, - автоматически сказала я.

Я была бы рада помочь Джону привести себя в порядок (не допуская никакой расслабляющей активности, о которой говорил Шмидт), но единственным способом удалить Шмидта из комнаты было вывести его, что я и сделала.

Идея Шмидта казалась здравой: Джону требуется еще одна ночь отдыха, а нам нужны одежда, продовольствие и, главное, дополнительная информация, чтобы решить, как продолжить свой путь.

Фейсал отправился на разведку. Кейт готовил что-то на двухконфорочной плите. Он спросил, не голодна ли я, я ответила, что подожду остальных, и добавила:

- Извините, мы так неожиданно свалились на вас. Постараемся вам не мешать.

Кейт выключил плиту и присел рядом со мной на корточки. Теперь я вспомнила, где видела его, - в день приезда Шмидта тот разговаривал с ним во время экскурсии в Амарну. Шмидт, разумеется, счел ту мимолетную встречу началом крепкой дружбы. А зачем нужны друзья, если не для того, чтобы помогать друзьям в чрезвычайных обстоятельствах? Может быть, этот случай отвратит Кейта от привычки разговаривать с незнакомцами.

- Честно признаться, я думал, что у доктора Шмидта крыша поехала, когда он объявился здесь со своей дикой историей об ограблении Каирского музея. - Кейт взглянул на Шмидта, сидевшего на полу возле подстилки, на которой лежала собака. Собака барабанила хвостом от удовольствия, а Шмидт беседовал с ней по-немецки. - Но когда он упомянул о том, что будет ждать здесь мистера Тригарта, я понял, что все правда. Надеюсь, я не обидел мистера Тригарта, проговорившись о его щедрости? Он просил, чтобы это осталось между нами, когда предложил субсидировать мою работу еще в течение месяца.

- Он очень скромный человек, - подтвердила я. - А когда это было?

- Недель шесть назад. Я получил разрешение работать здесь, но средств хватило бы только на один месяц даже при строгой экономии. Теперь же я смогу закончить свои изыскания.

Я позволила ему подробно поведать об этих изысканиях, кивая и улыбаясь в нужных местах. Не верю в совпадения, и было приятно еще раз убедиться в своей правоте. "Щедрость" Джона не имела никакого отношения к совпадениям. Узнав о планах Бленкайрона, он понял, что ему понадобится столько союзников, сколько удастся найти. Получение разрешения на работу в таком месте, как долина Амарны, требует слишком много времени и усилий, поэтому он нашел человека, который уже имел такое разрешение от министерства культуры. Видимо, он планировал сойти с теплохода в Амарне и, несомненно, приготовил правдоподобную небылицу, чтобы обеспечить себе сотрудничество Кейта. Мое появление спутало его планы. Когда мы были здесь на экскурсии, он даже не подошел к Кейту. Но к нему подошел Шмидт, и милый опрометчивый человек, очевидно, рассказал моему боссу о своем щедром патроне. Вот почему Шмидт решил, что если он при помощи своих конспиративных приемчиков укажет нам на Амарну, то Джон направится именно к Кейту.

Так и случилось. Пока Шмидт намного нас опережал: он точно знал, что делает. В отличие от меня. Я до сих пор весьма смутно представляла себе характер своей деятельности.

Устав от ласк Шмидта, собака приковыляла ко мне. Это было неописуемое существо, похожее на всех здешних жалких бродяг, с той лишь разницей, что у этого не выпирали ребра и оно не боялось людей.

- А что с ним будет, когда вы уедете? - спросила я, почесывая Фидо за ухом.

- Он не мой. Его года два назад приютил один из членов Египетского археологического исследовательского общества - они выезжают сюда на раскопки каждую зиму на несколько месяцев. А пока их нет, за ним присматривает местный сторож. Но, похоже, теперь он предпочитает рису бостонские печеные бобы, потому что, с тех пор как я здесь, все время вертится вокруг меня. Боюсь, и нашим главным блюдом сегодня будут бобы, - добавил он с улыбкой. - Мои продовольственные запасы не слишком разнообразны.

Я заверила его, что разделяю страсть Фидо к печеным бобам.

- Ну, тогда вернусь к ним, - сказал Кейт, распрямляясь. - Фейсал придет с минуты на минуту. Надеюсь, мистеру Тригарту лучше? Никогда не видел таких ран. Похоже, будто кто-то намеренно...

- Думаю, вам лучше этого не знать, - сказала я мягко. - Не потому, разумеется, что мы вам не доверяем.

- Конечно. Чем меньше знаешь, и так далее. А вот и Фейсал, - добавил он. - И бобы поспевают.

Шмидт бросился навстречу Фейсалу:

- Sehr Gut, mein Freund [58], вы благополучно вернулись. Что происходит снаружи?

- Могло быть и хуже, - признался Фейсал. - Разумеется, вся чертова деревня уже знает, что мы здесь.

- Как вы объяснили им наше присутствие? - спросила я. Знаю маленькие городки: сплетни здесь - любимый вид спорта, и задавать личные вопросы вовсе не считается неприличным - просто проявлением дружелюбия.

Фейсал провел рукой по запыленной шевелюре и присел на корточки:

- Я сказал, что меня наняли проводником к археологам, которые приехали погостить у Кейта несколько дней, это его друзья. Никто больше ни о чем меня не расспрашивал, но чем скорее мы отсюда уберемся, тем лучше. Как Джонни?

При этих словах Джонни сам появился на пороге комнаты.

- Еще что-нибудь интересное? - спросил он.

- Ничего существенного. Я не хотел задавать им вопросы насчет похищения американских туристов, и меня никто об этом не спрашивал. Вы же знаете деревенских жителей, их гораздо больше занимают местные скандалы, чем дела государственной важности. Кендрик, включите радио, может быть, будут передавать новости.

Мы уже обедали - Кендрик открыл еще пару банок говяжьей тушенки в нашу честь, - когда начались новости. Шли они, разумеется, по-арабски, поэтому мне пришлось ждать перевода, но по тому, как вытягивалось лицо у Фейсала, я поняла, что хорошими для нас они не были.

- Уже известно, что мы сменили машину, - сказал Фейсал, выключая радио. - Амр заявил об угоне джипа в полицию, черт бы его побрал!

- Его нельзя винить. Он хочет защитить себя, своих друзей, свою семью, - сказал Джон. - Значит, они знают, что мы на этом берегу.

- Похоже, они потеряли след, - все еще сердито сказал Фейсал. - Наверное, стараясь обогнуть блокпосты, мы где-то возвращались по собственным следам, это сбило их с толку еще до того, как они узнали про джип. А может, они потеряли нас, когда мы направились в пустыню. Но пользоваться джипом больше нельзя, они знают номер и у них есть описание машины.

- А мы можем купить другую машину? - спросила я.

Джон бросил на меня взгляд. Он ничего не сказал, но я знала этот взгляд, и еще раз убедилась, что он всегда просчитывает на один ход дальше меня. Если он собирался сойти здесь с теплохода, значит, заранее позаботился и о средстве передвижения.

После короткой паузы - надо отдать должное нашему хозяину, пауза была действительно недолгой - Кейт прочистил горло и сказал:

- Вы можете взять мой "лендровер". Полагаю, это наименьшее, что я могу для вас сделать, поскольку машина арендована на ваши деньги, мистер Тригарт.

Неуловимая улыбка сошла с лица Джона, и он резко сказал:

- Вы слишком умны, Кейт, чтобы уже не догадаться, что все было подстроено. Я не ожидал, что события будут разворачиваться так, как они разворачиваются, и мне очень жаль, поверьте, что пришлось вас использовать, но не настолько жаль, чтобы отказаться от вашей помощи. Не думаю, что у вас из-за этого будут серьезные неприятности. Но если кто-нибудь - полиция или кто-то другой - узнает, что мы здесь были, не вздумайте строить из себя героя или пытаться их обмануть. Скажите, что мы вас ограбили, наврали вам, угрожали оружием - придумывайте что хотите. Мы вас поддержим.

- Будем надеяться, что до этого не дойдет, - сказал Кейт. - Я ни черта не понимаю, что происходит, но, как говаривала моя бабушка, когда-нибудь кому-нибудь надо верить. Вы дадите мне знать, что будет дальше?

- Вы услышите об этом по радио, - сказал Джон. - Что-нибудь да услышите. Ну ладно, выезжаем завтра утром. Фейсал, вы со Шмидтом возьмете "лендровер". Вы будете выглядеть совершенно невинно со своей дорогой старушкой матерью на заднем сиденье. Мы с Вики направимся в Эль-Минью и...

Фейсал покачал головой:

- Не пойдет, Джонни.

- Но у нас будет больше шансов...

- Согласен, разделиться надо, но ни один из вас не говорит по-арабски. А Шмидт говорит.

- Его знаний хватает на то, чтобы выругаться да скабрезно пошутить, - вставила я.

Шмидт покраснел, а Фейсал сказал:

- Этого может оказаться достаточно. Нет, Джонни, мне очень жаль, но Вики поедет со мной или со Шмидтом.

Лучше со мной. Тогда в каждой группе будет по одному дееспособному мужчине.

- Послушайте вы, мужской шовинист... - начала я. Шмидт был возмущен не меньше моего:

- Ха! Вы считаете, что я не смогу защитить себя и Вики? Да я лучший в Европе фехтовальщик!

Я похлопала Шмидта по руке и промурлыкала что-то утешительное, но смотрела при этом на Джона и видела, как он изменился в лице, встретив неподвижный взгляд Фейсала.

- Фейсал прав, - сказал он медленно. - Так будет лучше. Он знает дороги, а если Вики забьется в угол на заднем сиденье, наденет арабскую одежду, которая так удачно скрывает фигуру, и будет скромно молчать... Надеюсь, Вики, это не будет слишком тяжелым испытанием?

- Иди к черту! - сердито заорала я. - Если ты думаешь, что я не знаю, почему Фейсал это предложил, ты горько ошибаешься. Женщин и детей в спасательную шлюпку сажают первыми, да? Они будут обшаривать все вокзалы, а ты нужен Лэрри прежде всего, к тому же ты сам сейчас недееспособен и...

Шмидт взял обе мои руки в свои, сжал их и сказал ласково, но твердо:

- Они оба правы, Вики, думайте головой, а не сердцем, и не усложняйте положение еще больше.

Джону или Шмидту принять такое решение было не легче, чем мне, я это понимала. Они будут так же тревожиться обо мне, как я - мучиться страхами за них. Но они были правы, черт бы их побрал. Я нужна Лэрри так же, как Джон. Если я попаду к ним в руки, он придет выручать меня, он сам это сказал. Так же поступит и Шмидт, мой маленький герой.

Мое молчание они приняли за знак согласия. Фейсал встал.

- Базар еще работает, - сказал он, - что нам может понадобиться?

Шмидт обменял свои дорожные чеки, так что денег у нас теперь было столько, что мы могли делать из них костры. Фейсал удалился со списком в руке, а мы остались его ждать. Кейт отклонил мое предложение помыть посуду, и я села на пол рядом с Джоном, а Шмидт начал петь собаке песни.

Не спрашивайте меня зачем. Вероятно, пение успокаивает ему нервы. Собаке это понравилось. Джону тоже.

- Давайте споем "Объезд на пути к небесам", Шмидт, - предложил он.

Третий куплет - "Если ты когда-нибудь сойдешь со скоростной дороги..." - так понравился Кейту, что он присел на корточки возле собаки и попросил его повторить. Под завывания Шмидта (и собаки) я тихо сказала:

- Ты подлый обманщик. Значит, ты знал все эти песни.

- Я знаком со всем спектром западной музыки, - скромно ответил Джон. Он обнял меня, а я склонила голову ему на плечо.

- Зачем же ты притворялся, что никогда их не слышал?

- Я не притворялся. Просто в исполнении Шмидта я их не сразу узнал. Всю жизнь мечтал услышать, как он поет "Ангелов притона создал не Бог".

Шмидт просвещал Кейта насчет дорожных песен:

- В разных песнях используются одни и те же мелодии. В той, что я только что спел, та же мелодия, что и в нежных любовных песнях.

"Сегодня ночью я думаю о Моих Голубых Глазах..."

- Шмидт, только не эту, - взмолилась я.

- Да, нашу не надо, - согласился Джон. Он радовался, как ребенок. - Давайте "Большую пеструю птицу", Шмидт.

- Да, да, очень хорошо. Вы знаете эту песню, Кейт? "Большая пестрая птица" - это церковь, понимаете? А другие птицы, хлопая крыльями, вьются вокруг нее.

Лицо Джона озарилось каким-то адским ликованием:

- Я подарю ему гитару. Нет - гармонику!

Я зарылась лицом в его плечо. Я смеялась. Смеялась до слез.

Мы с Фейсалом отбыли на рассвете. Шмидту и Джону предстояло сесть на пассажирский паром позже, когда соберется побольше народа. Шмидт был самым сообразительным маленьким шейхом на свете. Поскольку на него возлагались обязанности, связанные с необходимостью говорить, он надел мужскую одежду, а поскольку его акцент оказался весьма силен, было решено, что он выдаст себя за туриста из какой-нибудь другой арабской страны. Конечно, он плакал при расставании, простер руки мне навстречу, и я сердечно его обняла.

- Увидимся в Каире, Шмидт. Берегите себя.

- Да, да, - Шмидт распрямил плечи и утер слезы. - Не бойтесь, Вики. Я защищу вашего возлюбленного, если...

- Заткнитесь, Шмидт! - Я поцеловала его и повернулась к Джону.

Шмидтова краска была не столь высококачественной, как та, которой пользуются мои приятельницы. Волосы Джона стали прямыми и тусклыми. На загорелом лице глаза выглядели и вовсе уж неправдоподобно голубыми.

Прошлой ночью я не отнимала у Джона жизненных сил, честно говоря, мы и наедине-то были считанные минуты. Слишком многое предстояло сделать, и по настоянию Шмидта Джон все же принял какое-то снотворное.

- Береги себя, - сказала я.

- Ты тоже.

Мы пожали друг другу руки, что, догадываюсь, выглядело абсурдно, но в присутствии Шмидта и Фейсала и при том, что черные одежды прикрывали меня сплошь, включая и большую часть лица, любые другие проявления чувств произвели бы еще более комичное впечатление. Фейсал расплылся в улыбке, потряс головой и что-то тихо произнес по-арабски. Шмидт только подозрительно часто моргал.

Поскольку на восточном берегу участок дороги к северу от Амарны еще не был закончен, нам пришлось погрузиться на автомобильный паром. (Когда Джон спросил, не существует ли здесь какой-нибудь объездной дороги вроде той, по которой мы приехали в Амарну, Фейсал побледнел, и Джон деликатно оставил эту тему). Доехав до Эль-Миньи, мы должны были переправиться обратно на восточный берег, где меньше городов и не такое интенсивное движение, ехать здесь можно быстрее.

Когда Фейсал вышел на палубу поболтать и покурить с другими ранними пташками, я забилась в угол и притворилась слабоумной старухой. Переправа длилась всего минут пять, так что никто со мной не заговорил.

Мысли у меня были невеселые. Все ли мы предусмотрели? Не забыли ли о каких-нибудь необходимых мерах предосторожности? Насколько можно было судить, не имея градусника, температура у Джона сегодня утром была нормальная, но он еще отнюдь не поправился и некоторые раны упорно не заживали. Поскольку Шмидт был шейхом с кучей нефтедолларов в карманах, они могли путешествовать по крайней мере с комфортом. Предполагалось, что Джон исполнит роль секретаря, компаньона или кого-нибудь в этом же роде (когда Фейсал предложил еще один вариант, Шмидт побагровел от смущения и гнева). Джон надел единственную белую сорочку бедного Кейта и его лучший костюм, разговаривать он должен был только по-немецки, что не составляло для него никакого труда, - он владел этим языком свободно.

Но их путь, я это знала, был опаснее нашего. Если удастся переправиться на другой берег, им придется арендовать машину или взять такси до Эль-Миньи, чтобы успеть на поезд; к тому же были все основания полагать, что полиция взяла под наблюдение вокзал. При условии, что все пройдет хорошо - их не схватят, не вынудят искать другой путь и ничто не задержит их в дороге, - они могут добраться до Каира еще до полудня.

Если ни одна из вышеперечисленных неприятностей не произойдет и с нами, то, по расчетам Фейсала, нам для этого понадобится не менее шести часов.

Мы наметили встретиться на площади перед Центральным вокзалом, где стоит гигантская статуя Рамзеса II. Тамошнее оживленное движение машин и людей позволит нам потеряться в толпе. Первое контрольное время было назначено на пять часов, после этого следовало приходить на условленное место каждые два часа, пока мы не встретимся, или... или не произойдет что-нибудь другое.

Если кто-то из нас доберется до Каира раньше, остальных ждать не следовало. Распоряжения Джона на этот счет были ясными и твердыми:

- Чем раньше мы уведомим власти, тем больше можем рассчитывать на собственную безопасность. Шмидт свяжется со своими друзьями в Американо-египетской ассоциации и министерстве культуры. Вики...

- А я постараюсь дозвониться Карлу Федеру, пропади он пропадом. Он втравил меня в это дело, пусть сам и вытаскивает.

- Хорошо. Если тебе не удастся связаться с ним или вообще что-то будет не так, поезжай прямо в американское посольство, - сказал Джон.

С первой маленькой проблемой мы с Фейсалом столкнулись на подъезде к мосту близ Эль-Миньи. Здесь образовалась пробка приблизительно на полмили. Фейсал, сбавляя скорость, монотонно ругался себе под нос. Когда я наклонилась вперед, он прервал свой монолог, но ровно на столько времени, сколько понадобилось, чтобы сказать:

- Заткнитесь и закройте лицо. И молитесь.

Фейсал прокричал что-то человеку, стоявшему впереди возле своего пикапа. Я не поняла, что тот ответил (равно как не поняла и вопроса), но догадалась, что происходит.

Машины двигались очень медленно, далеко впереди виднелись вооруженные винтовками люди в черной форме.

Я снова забилась в угол, стараясь выглядеть дюймов на семь короче, чем есть на самом деле. Попадая в экстремальные ситуации, я обычно вспоминаю лишь одну молитву - почему-то "На сон грядущий", которая, как я благочестиво полагала, к этим случаям не подходит. Поэтому я низко склонила голову и сосредоточилась на подсчете собственных вдохов и выдохов.

Чтобы преодолеть эти полмили, понадобилось не менее двадцати минут. Я знала, что голову лучше не поднимать ни при каких обстоятельствах, и не сделала этого, даже когда машина остановилась и я скорее почувствовала, чем увидела, какого-то мужчину, оказавшегося рядом. Спустя несколько мгновений, в течение которых продолжался краткий обмен репликами по-арабски, "лендровер" двинулся дальше.

Проехав миль десять - пятнадцать, Фейсал съехал с шоссе. Положив правую руку на спинку сиденья, он обернулся ко мне и хриплым голосом спросил:

- Как насчет воды?

Я пошарила в корзинке, стоявшей у меня в ногах, достала бутылку содовой и протянула ее Фейсалу со словами:

- Если придется пройти через это еще раз, я умру. Фейсал опорожнил бутылку и выбросил ее.

- Думаю, пока они все еще ищут джип. У меня не спросили даже документов. Если в ближайшее время не обнаружится, что мы поменяли машину, тогда порядок. Расслабьтесь и полюбуйтесь видом из окна.

- Ха, - только и смогла вымолвить я. Когда-нибудь я надеюсь снова проехать по этой дороге, чтобы, будучи в нормальном душевном состоянии, оценить красоту пейзажа. В тот день я не заметила бы даже Великих пирамид Гизы, разве что если бы они встали посреди дороги. Фейсал мчался, как человек, спасающийся от правосудия. Правда, манера езды других участников дорожного движения позволяла предположить, что и они не без греха. Мне пришлось обеими руками придерживать свои развевающиеся одежды, чтобы они не полоскались в потоке воздуха, врывающегося в открытые окна. Поскольку я сидела сзади, разговаривать было невозможно, так что я вцепилась в свои тряпки и закрыла глаза. Дважды нам пришлось резко сбрасывать скорость и почти ползти из-за ремонтных работ на шоссе, трижды - из-за аварий. Все три, правда, оказались незначительными, задержки были связаны лишь с тем, что дорогу преграждали кучки людей, которые, оживленно жестикулируя, обсуждали происшествия.

Мне не удалось выспаться накануне, поэтому я задремала. Проснувшись, с удивлением обнаружила, что мы едем по широкой улице, кишащей машинами, первые этажи зданий по обеим сторонам занимали магазины. Прямо впереди к небу поднимались две изящные, покрытые искусной резьбой башни.

Я наклонилась вперед и тронула Фейсала за плечо:

- Где мы? Это мечеть, там, впереди?

- Нет, это одни из городских ворот. Построены в одиннадцатом веке. Я поехал окольным путем. - Голос у него стал каким-то надтреснутым. - Нам удалось! Слава Богу, нам удалось!

- Да уж, благодарить нужно только Бога, - угрюмо согласилась я. - Который час?

- Половина двенадцатого. Хотите поесть?

- Хочу освободиться от этого покрывала, - проворчала я, - хочу принять душ, выпить что-нибудь со льдом и переодеться. Но вместо всего этого я согласна остаться здесь, в машине.

- Вы можете освободиться от своего арабского одеяния, если уверены, что сделаете это элегантно и незаметно, - сказал Фейсал. - Здесь вы не будете бросаться в глаза в европейском платье. Я найду кафе, мы перекусим и обсудим наши дальнейшие действия.

Я отупела от жары, дремоты и знала, что спорить бесполезно, но когда мы остановились и я - надеюсь, незаметно - сняла свой маскировочный костюм, кое-какие мыслишки все же зашевелились в моей голове. Мы находились в самом центре города, вокруг было много молодежи, в том числе иностранцев. Я сообразила, что Фейсал остановился в университетском районе.

- Нам не следует терять времени, - начала возражать я, в то время как Фейсал помогал мне выйти из машины. - Мне нужно позвонить Карлу Федеру.

- В Мюнхене сейчас, если не ошибаюсь, время обеда. Федера скорее всего нет в офисе. - Фейсал повел меня через дверь, задрапированную занавесью из шнурков с нанизанными на них бусинками, и нашел столик. В помещении было жарко, темно, шумно и полно мух; на фоне популярной египетской музыки, доносившейся из радиоприемника, слышалась разноязыкая речь. - Что будете есть?

- Мне все равно. Что угодно, лишь бы со льдом.

- Здешний лед не годится, он приготавливается из местной воды.

Фейсал по-арабски сделал заказ, потом сказал:

- Пойду позвоню отцу.

- Вы уверены, что это хорошая идея?

- Моя мать сходит с ума, - просто ответил Фейсал. - Хочу, чтобы она знала, что я жив и не виновен в тех грехах, в которых меня обвиняют.

Если бы он привел какие-то другие доводы, я, может быть, и возразила бы, но этот глубоко тронул меня.

Я знала, что такое ждать час за часом, день за днем известий о судьбе дорогого человека, предполагая самое плохое.

О Боже, мне ли было не знать!

- А ведь и моя мать, наверное, не в восторге, - виновато заметила я. - Полагаю, уже всему миру известно, что меня похитили?

- Будем уповать на это, - сказал Фейсал, состроив гримасу.

- Да, репортеры любят подобные истории. Черт! Мой отец, вероятно, уже летит в Каир. Тем не менее моим родителям придется подождать еще несколько часов, я не могу заказывать международный разговор из общественного места.

Принесли еду - крупные куски мяса со сладким перцем и луком на маленьких деревянных вертелах.

- Это не займет много времени, я скоро вернусь, - сказал Фейсал.

Было два часа. Ждать оставалось еще три. По меньшей мере. Если в пять их не будет в условленном месте... Я старалась об этом не думать.

Фейсал вернулся, улыбаясь. Только теперь я поняла, как он устал, - даже выглядел постаревшим.

- Все в порядке, - объявил он, усаживаясь за столик. - Отец хочет с нами встретиться.

- Ваш отец?

- Начал он, конечно, с того, что велел мне добровольно сдаться. Но когда я все ему объяснил и сообщил, что вы со мной и можете подтвердить мой рассказ, он сказал, что с интересом послушает.

- Очень мило с его стороны. Знаете, Фейсал, я не уверена...

- Все в порядке, уверяю вас. Один его сослуживец сейчас в командировке, у отца ключи от его квартиры, которая находится неподалеку от вокзала. Мы можем укрыться там на время, и вы позвоните оттуда в Мюнхен, вашим родителям и, если хотите, в посольство. Это гораздо безопаснее, чем звонить с центрального телеграфа. И душ сможете принять, и даже, наверное, выпить чего-нибудь со льдом.

- Где он хочет встретиться?

- В парке "Избекия". Это рядом с его офисом. Отец не хочет, чтобы мы появлялись у него на работе или у нас дома.

- Да, полиция, вероятно, следит за этими местами.

- Именно на это намекнул отец. Вы закончили?

На сей раз я села впереди, рядом с Фейсалом. Он был в отличном расположении духа, напряжение больше не сковывало его, он улыбался и показывал мне достопримечательности: мечети, музеи, парки. Уличное движение вселяло ужас, а припарковаться можно было лишь при большом везении. Мне место, которое выбрал Фейсал, показалось совсем неподходящим - между тележкой торговца, груженной цветной капустой, и маленькой старушкой со всеми ее пожитками, видимо, устроившей себе официальное жилье на краю тротуара, но Фейсал отмел мои возражения:

- Даст Бог, нам не придется возвращаться к этой проклятой машине. Пару кварталов нужно пройти пешком.

- Хорошо.

- Вики...

- Да?

- На тот случай... - Он колебался. - Уверен, что все будет в порядке, но держитесь футах в ста позади меня. Я переговорю с отцом, возьму ключи от квартиры, а вы ждите, пока я помашу вам или позову. До той поры к нам не подходите.

Он не дал мне возможности ответить и зашагал вперед.

Я пошла за ним, не отставая, чтобы все время держать его в поле зрения, но и не приближаясь. То, что он придумал, казалось разумной предосторожностью: за его отцом могли следить, а от слежки не каждому удается избавиться.

Переходить каирские улицы - значит каждый раз бросать вызов смерти, а улица, идущая вдоль западной оконечности парка "Избекия", широкая, оживленная, и я потеряла Фейсала из виду в те несколько секунд, когда пыталась избежать столкновения с такси, автобусами и грузовиками. Добравшись до тротуара целой и невредимой, но запыхавшись, я увидела, что он стоит у маленького киоска. Парк был огромный, и, видимо, они договорились встретиться именно в этом месте. Держась поодаль согласно инструкции, я заметила высокого красивого седовласого мужчину, который подошел к Фейсалу. Он был одет в европейский костюм, и даже издали я увидела, что они похожи друг на друга. Какое-то время они стояли и разговаривали; затем мужчина обнял Фейсала.

Любой отец обнял бы возвратившегося блудного сына, а на Ближнем Востоке мужчины не стесняются в проявлениях подобных чувств на людях, поэтому никто на них не глазел. До тех пор, пока люди не начали разбегаться, как куры, когда на птичий двор забредает лиса. Только тогда я поняла, что происходит. Фейсал тоже увидел "лисиц" - мудрено было не заметить четверых мужчин с автоматами. Фейсал выскользнул из отцовских объятий, оттолкнул отца так, что тот, спотыкаясь, отлетел назад, и закричал:

- Бегите, Вики, бегите!!!

Сам он не пытался бежать. Он старался лишь предупредить меня, неподвижно стоя на месте, а потом рухнул, как подкошенный. Я услышала треск автоматных очередей, его крик и увидела, как он упал. Вслед за этим раздался другой душераздирающий мужской крик. Наверное, это кричал отец Фейсала.

Люди вокруг визжали и разбегались кто куда, я тоже побежала, ничего не различая перед собой. От гнева, ужаса и горя у меня перехватило дыхание. Какой же отец выдаст собственного сына? Я надеялась, что душераздирающе кричал именно тот пожилой господин. Я надеялась, что он страдает. Может быть, он ожидал, что они будут стрелять лишь в воздух? Но он ведь должен знать своего сына, доверять ему, дать ему шанс оправдаться...

Я бросилась наперерез такси, с трудом оторвалась от его капота и рванула дверцу.

- В американское посольство! - задыхаясь, крикнула я. – Шари [59] Латин Америка.

Я - патриотка, как всякий американец, но вид американского флага никогда еще не вызывал во мне такую бурю чувств, как в тот момент. Чем дальше от дома находишься, тем милее кажется это звездно-полосатое полотнище. Я проследовала к воротам с гордо поднятой головой и потребовала, чтобы меня впустили.

Приятно быть знаменитостью. Как только я назвала свое имя, меня тут же повели от одного чинуши к другому, пока не доставили в кабинет, который не многим туристам удается повидать. Здесь тоже стоял национальный флаг, а над большим письменным столом красного дерева висел портрет президента. Я голосовала за него, и мне всегда казалось, что у него приятная приветливая улыбка, но такой приветливой она еще никогда не была.

- Доктор Блисс? Доктор Виктория Блисс! Слава Богу! Вы представить себе не можете, какое облегчение для меня видеть вас. - Человек, который поспешил мне навстречу, не совсем отвечал моим представлениям о том, как должен выглядеть посол: слишком молод, и волосы не седые. Однако он искренне был рад меня видеть: предложил называть его Томом, долго тряс мои руки и, не переставая, рассказывал, какая гора свалилась у него с плеч теперь, когда я нашлась.

- Посол сейчас в Штатах, я остался за него "на хозяйстве", так сказать, а кошмарнее похищения соотечественника для дипломата ничего быть не может.

- Фу ты! Как я оплошала, мне страшно жаль, что доставила вам столько неприятностей, - притворно огорчилась я.

Он вспыхнул и мысленно наверняка дал мне пинка. Я становилась похожей на Джона и начинала валять дурака, v вместо того чтобы постараться расположить к себе Тома и заставить его все выслушать. Мне, совершенно очевидно, следовало успокоиться. Если я выйду из себя и сорвусь, он примет меня за истеричку, и тогда уж мне точно не убедить его, что моя невероятная история достоверна.

- Простите, - сказал он с очаровательной улыбкой, которая, вероятно, является одним из условий для поступления на дипломатическую службу. - Мы, разумеется, прежде всего беспокоились о вашей безопасности. Присядьте. Нет-нет, я настаиваю. Не стану больше задавать вам вопросов, пока вы не придете в себя.

Он отправился к столу и начал нажимать на разные кнопки.

- Джоанн, зайдите, пожалуйста. Джоанн - моя помощница, - пояснил он мне. - Она о вас позаботится.

- Но я хочу, чтобы вы задавали мне вопросы! Произошла ошибка. Никто меня не...

Джоанн, судя по всему, ожидала вызова. К тому времени уже все посольство знало о моем появлении, и все сгорали от любопытства. Джоанн была старше своего шефа: как женщина она, разумеется, медленнее продвигалась по служебной лестнице.

- Вы должны меня выслушать! Джоанн мягко обняла меня за плечи:

- Ну конечно же, мы вас выслушаем, дорогая. Ни о чем не тревожьтесь. Пойдемте со мной, уверена, что вы хотите освежиться.

Если бы не седые волосы и не морщинки на матерински добром лице, я, может быть, и воспротивилась бы. Но меня искренне тронуло это милое лицо и неподдельное участие. К тому же я поняла, сколь ужасно выгляжу, а также вдруг обнаружила, что мне нужно в туалет. (Знаю, это совсем не "романтично", но так уж случилось.)

- Хорошо, - согласилась я, - пять минут. А потом я вернусь, Том, никуда не уходите.

Джоанн была очень добра. Она даже предложила мне воспользоваться ее косметикой. Увидев физиономию, уставившуюся на меня из зеркала, я приняла предложение. Я бы тоже не стала выслушивать такое пугало.

Джоанн задала мне только один вопрос:

- Он не сделал вам ничего дурного, милая? Он не...

Это был самый неудачный вопрос. Я вспомнила Фей-сала - как он шутит, как беспокоится о своей матери, увидела, как он падает, услышала, как кричит, стараясь предупредить меня, хотя то, быть может, был его последний, предсмертный крик. Поэтому я повернулась к Джоанн, словно фурия:

- Дурного?! Он был... - Моя реакция тоже была неудачной. Я гневно швырнула ей ее помаду. - Черт возьми, что это я стою здесь и по-дурацки подмалевываю свое дурацкое лицо! Может быть, он еще жив. Может быть, он умирает, его пытают и...

- Успокойтесь, милая.

- И не смейте называть меня "милая"!

Мне казалось, что я веду себя логично и оправданно, пока Джоанн не препроводила меня в маленькую комнатку, которая явно представляла собой медицинский изолятор. Другая седовласая женщина в кофте поверх белого халата поднялась нам навстречу.

- Значит, это и есть та молодая дама? Добро пожаловать домой, дорогая. Для всех нас огромное облегчение видеть вас.

Ощущение было такое, словно меня погружают в сахарный сироп. Они сомкнули ряды, зажав меня с обеих сторон, а подоспевший Том преградил дорогу к двери.

- Ну как она, Фрэнсис? - поинтересовался он, потирая руки и улыбаясь. Он думал, что худшее позади, хотя у меня мог быть нервный шок.

- Я еще не успела ее осмотреть. Если вы присядете, мисс Блисс.

Я начала спорить. А затем, с опозданием, поняла, что я наделала. Я совершила ошибку, защищая Фейсала. Жертвы похищений порой кончают тем, что присоединяются к похитителю, а если еще похититель молод и хорош собой, а жертва похищения женщина... Я сделала последнее усилие, чтобы взять себя в руки, но теперь, с дистанции времени, понимаю, что мне это плохо удалось.

- Что вы собираетесь делать? - спросила я, отступая от медсестры. - Не позволю никаких уколов, ненавижу уколы.

- Мы только померяем давление и пощупаем пульс, - сказала медсестра голосом, каким разговаривают с ребенком. - Никаких противных уколов, обещаю.

- Хорошо. - Я позволила ей усадить меня на стул и следила за Томом взглядом, который считала твердым и совсем не истеричным. На самом деле он, видимо, напоминал взгляд разъяренной дикой кошки. - Стойте там и слушайте меня, - сказала я ему.

- Поверьте мне, доктор Блисс, есть много людей, которые ничего не желают больше, чем выслушать вас. Но, - впервые в его голосе послышались нотки благожелательного понимания, - но будь я проклят, если допущу их к вам прежде, чем буду уверен, что вы в полном порядке. Я позвонил вашему... э-э-э... другу. Он уже едет.

- Моему другу? - Безумная надежда затеплилась во мне: неужели Шмидт и Джон добрались до Каира? Если они успели на десятичасовой поезд...

- Да, - улыбнулся Том. - Он звонил каждый час.

- Нормальное, - объявила медсестра, снимая манжету тонометра с моей руки. Она казалась разочарованной.

- Я уже вам говорила. Теперь...

- Откройте рот пошире.

Она надавила мне на язык шпателем и заглянула в горло.

Я подумала: пусть, какая разница, речь идет всего лишь о нескольких минутах. Ах, если бы я успела до того задать всего один вопрос!

Я забыла, что была не единственной важной американской персоной в Каире. Забыла, что самолет летит из Луксора в Каир всего шестьдесят минут. Его проводили прямо в медицинский кабинет. А разве вы не проводили бы безутешного миллионера к невесте, которую он потерял и снова обрел?

Увидев его, я вскочила, выбив из рук медсестры стакан, который она как раз поднесла к моим губам, и маленькие белые пилюли, которые она уговаривала меня принять. Бежать было некуда. В комнате имелась только одна дверь. Когда он схватил меня в свои крепкие объятия, я попыталась высвободиться.

- Дорогая, все в порядке, - воскликнул он, удерживая меня стальной хваткой. - О, Вики, я так волновался! Ничего не говори, дорогая, позволь мне просто обнять тебя.

Спокойствие и разумное поведение могут меня спасти, хоть и не наверняка, подумала я, но ничего не могла с собой поделать. Его прикосновение было невыносимо. Не дорогой лосьон и чистейшее белье, которыми он благоухал, а пот, кровь били мне в нос. Не гладковыбритое лицо, выражавшее высшую степень благовоспитанности, а зияющую дыру на месте, где до того было лицо Жана Луи, я видела. И падающего на землю Фейсала, и Джона, чья кожа изрезана на кровавые лоскуты нанятыми этим человеком садистами. Я вырывалась, кричала и пыталась кусаться. Кто бы упрекнул их за то, что они сочли все это тем самым эмоциональным срывом, которого ожидали? Чтобы сделать мне укол, руку пришлось держать двоим. Последнее, что я слышала, был голос Лэрри:

- Моя бедная девочка! Да благословит вас всех Господь. Теперь я сам о ней позабочусь.

Глава четырнадцатая

Итак, все началось сначала.

Так подумала я, когда, проснувшись, обнаружила, что нахожусь в большой комнате, обставленной старинной мебелью. Я чувствовала себя спокойной и расслабленной. Это единственный положительный эффект транквилизаторов. Они делают человека невозмутимым.

Но где-то в глубине моего фармацевтического спокойствия оставался крохотный участок мозга, взывавший к бдительности. Думай! - словно бы кричал он. Делай что-нибудь. Не лежи, как бревно, постарайся выбраться отсюда.

У Лэрри было время, чтобы отвезти меня обратно в Луксор, - уже наступила ночь, за окнами царила непроглядная тьма. Но я понимала, что нахожусь не в его лук-сорском доме: мебель хоть и была старинной, но не такой ухоженной, как у него, - позолота стерлась, а матрас, на котором я лежала, попахивал сыростью. То ли у Лэрри есть временная квартира в Каире, то ли он остановился у друга. (У него ведь столько друзей!) Не походила комната и на гостиничный номер: я не видела ни телевизора, ни прейскуранта обслуживания, ни телефона.

И на двери изнутри не было ни ручки, ни цепочки. Дверь запиралась снаружи. Удивило ли меня это? Нет.

Я ощущала лишь легкое раздражение из-за того, что отчаянный внутренний голос старался вывести меня из состояния успокоительного оцепенения.

Окна были не заперты. Они выходили на маленький балкончик, где я постояла несколько минут, подставив лицо освежающему ночному ветерку. Только несколько огоньков мерцало сквозь кроны деревьев, верхушки которых дотягивались до балкона, но, как я с сожалением отметила, отстояли от него слишком далеко, чтобы рассматривать их как возможность для побега.

Земля виднелась далеко внизу. Я не заметила ни единой опознаваемой приметы - ни башен, ни высоких отелей, ни даже пирамид. Дом скорее всего находился в отдаленном пригороде.

Примыкавшая к комнате ванная когда-то, видимо, была роскошной, но теперь плитка обвалилась, а мрамор потускнел. Вода из крана потекла ржавая.

Когда она немного очистилась, я сполоснула лицо и руки, потом вернулась в комнату и села. Выбор был невелик.

К этому времени оцепенение прошло, и теперь я пребывала в состоянии унизительной, отвратительной паники. Предыдущие часы спокойными не назовешь: я испытала смертельный страх, порой теряла самообладание и способность трезво мыслить, но теперешнее положение оказалось гораздо хуже - словно именно в тот момент, когда я решила, что могу наконец присесть и расслабиться, из-под меня выбили стул. Справедливости ради следует сказать, что горло у меня пересохло и руки дрожали не только из-за мыслей о планах, которые Мэри лелеяла в отношении меня самой. Джон и Шмидт могли находиться где-нибудь в соседней комнате, и Мэри, вероятно, трудилась над одним из них или над обоими. А Фейсал, возможно, уже мертв.

Не храбрость, а отчаяние заставило меня встать. Я обязана все выяснить. А что, если правда не так страшна, как картины, которые рисует мне воображение? Во всяком случае, хуже она быть не может.

Я заколотила в дверь и спустя несколько мгновений услышала, как ключ поворачивается в замочной скважине. Дверь открылась. Страж не наводил на меня дуло пистолета, в этом не было необходимости, потому что стражем оказался Ханс, мой старый знакомый, человек с лицом, похожим на морду гигантского барана, и сложением великана. Абзац.

Мышцы у Ханса есть, по-моему, даже на ушах, а росту в нем - почти семь футов.

Египетское солнце потрудилось над его светлой кожей: щеки обгорели и шелушились.

- Guten Abend, Fraulein Doktor, - вежливо сказал он. - Also, Sie sind aufgewacht [60]. Пойду доложу.

Прошло десять бесконечных, изматывающих душу минут, прежде чем дверь открылась снова. Когда я увидела Лэрри, мышцы мои расслабились. Не то чтобы вид его был мне приятен, но я определенно предпочитала его общество обществу известной дамы. За Лэрри следовал Эд с подносом. Официант из него получился никудышный.

- Испытываете недостаток в прислуге? - поинтересовалась я, когда Эд неловко поставил поднос на стол и ретировался к двери, где встал со скучающим видом, скрестив руки на груди. Похоже, именно в этом состояли все его обязанности.

- Вы сильно расстроили мои планы, не скрою, - признался Лэрри, - но лишь на время. Хотите попить?

Бутылка минеральной воды на подносе была непочатой и крышка казалась нетронутой. Лэрри с нескрываемым удовольствием наблюдал, как я исследую ее.

- У вас все равно нет выбора, - любезно заметил он, - вы можете объявить голодовку, но без воды в здешнем климате не обойтись.

Учтивый, как обычно, он не стал добавлять, что существуют и иные, менее безболезненные способы воздействия.

- Ну и каковы же ваши планы? - спросила я.

Лэрри откинулся на спинку стула и оглядел меня с довольной улыбкой.

- Вы незаурядная женщина, Вики. Вы, верно, удивитесь, но, сообщая в посольство о том, что мы помолвлены, я вдруг счел идею не столь уж и абсурдной.

- Лучше останемся друзьями, - съязвила я. Лэрри рассмеялся.

- Ваше сердце принадлежит другому? И все же подумайте, Вики, это неплохой выход из создавшейся затруднительной ситуации.

- Где он?

Лэрри не спросил, кого я имею в виду.

- А разве вы не знаете?

- Мы разделились сегодня утром. - Это я могла ему сообщить, ничем не рискуя, он наверняка сам уже знал, что мы с Фейсалом ехали вместе, и мог легко догадаться, что Джон со Шмидтом составили другую пару.

- Я думал, вы знаете. Конечно же, место встречи назначено в Каире? Не беспокойтесь, я не прошу вас сообщить, что это за место. Мы уже предприняли необходимые меры, чтобы проинформировать его о том, что вы гостите у меня. Он будет здесь с минуты на минуту.

Значит, они его не схватили. На моем лице отразилось облегчение. Лэрри покачал головой:

- Не питайте напрасных иллюзий, Вики. Под вашим балконом стоит стража, а за каждой дверью ведется наблюдение.

Следовательно, они рассчитывают на обмен - во всяком случае, собираются его предложить. Джон наверняка об этом догадывается.

- Как вы связались с ним?

- Дорогая моя, сегодня вечером ваше милое личико не сходило с телеэкранов по всем каналам. А я сам выступил с пресс-релизом. Не сомневаюсь, он все это видел, он ведь внимательно следит за новостями. Вы пережили шок и теперь страдаете от физического и нервного истощения на вилле президента Американо-египетской торговой компании. Сам президент большую часть времени проводит в Штатах, но был счастлив предоставить свой дом в полное распоряжение вам и вашему заботливому жениху.

А если я ненароком упаду с балкона или взрежу себе вены, мой заботливый жених скажет, что это самоубийство, совершенное в состоянии нервной депрессии. И я вслед за Фейсалом пополню список жертв.

- Что с Фейсалом? - Я заставила себя задать этот вопрос, очень боясь услышать страшный ответ.

Лэрри махнул рукой, показывая, сколь мало занимает его жизнь Фейсала:

- Забудьте о нем, он свою роль отыграл. Шмидт и Тригарт - вот кто меня интересует, и вас должны интересовать именно они, потому что лично вам ничто не угрожает, если они согласятся сотрудничать с нами. Нет, не перебивайте, дайте мне закончить. Зачем мне причинять вам вред? Как только я покину страну, вы ничего не сможете доказать, без этого нагрудного украшения вам не на что будет опереться.

Мое смятенное молчание он истолковал как готовность воспринять его доводы. Наклонившись вперед и пристально глядя на меня, он продолжал:

- Чтобы остановить меня, вы взвалили на себя массу хлопот, подвергали себя опасностям, страдали. Это, несомненно, достойно восхищения, но глупо. К чему рисковать жизнью, чтобы предотвратить столь безобидное деяние? Древности, которые я приобрел, будут у меня в большей сохранности, чем в их естественной среде. То, что я делаю, есть акт спасения, а не осквернения.

Эти аргументы были мне хорошо знакомы. Грабители, воры да и иные археологи приводят их испокон веков и, к сожалению, порой встречают понимание. Метопы Парфенона, мол, неизбежно погибли бы, если бы не были перенесены в музеи. Я не согласна с такой точкой зрения, но у меня не было настроения вести с Лэрри теоретическую дискуссию.

Такой взгляд, как сейчас у него, я однажды уже видела - у жалкого, робкого маленького человечка, который пытался разбить статую Дианы в нашем музее. Охране удалось предотвратить акт вандализма, а я побеседовала со злоумышленником потом, когда он сидел под замком в полицейском участке. Он был безупречно вежлив, охотно объяснил мне, что Бог велел ему разрушать языческие идолы, и никак не мог взять в толк, почему мы не понимаем его побуждений.

У них с Лэрри были разные цели, но одинаковый склад ума - своего рода мозговой запор, да простится мне столь грубая метафора; сквозь стену их убежденности в собственной правоте никакие контраргументы не проникали.

Когда дверь открылась, Лэрри недовольно нахмурился и оглянулся: мы так мило беседовали, он был уверен, что я вот-вот с ним соглашусь.

Волосы у нее были связаны на затылке шарфом в тон светло-голубого платья совершенно детского фасона: с широкими бретельками на плечах и большими накладными карманами на присборенной юбке. На вид ей можно было дать лет шестнадцать. Греческие сережки сияли на фоне копны темных волос.

- Оно у нее? - спросила Мэри жестко, вовсе не по-детски.

- Об этом мы еще не говорили, - ответил Лэрри, - но я сомневаюсь. Пожалуйста, уйдите.

- Вы обещали мне...

- Нет, не обещал. Выйдите и оставьте нас одних.

Она злобно посмотрела на меня, потом на него и выскользнула за дверь.

- Эта женщина начинает доставлять чертовски много неприятностей, - негромко сказал Лэрри. - По-моему, она не совсем нормальна.

- Знаете, Лэрри, в этом что-то есть. Почему бы вам не уволить ее? Вы ведь ее наняли.

- Нет, ее я не нанимал. Я договаривался с ее братом, очень компетентным человеком.

"Компетентный" Лиф, это он-то нормальный? Я вспомнила нашу с ним последнюю встречу. Нож, которым он полосовал меня, так и остался у него в руке, когда Джон погрузил его в ледяную воду.

Лоб Лэрри разгладился.

- Как бы то ни было, терпеть осталось недолго. Я, разумеется, порву с этой компанией, как только все закончится. Мне бы этого не хотелось, потому что в прошлом они прекрасно поработали на меня и даже она поначалу действовала весьма эффективно. Некоторые ее идеи были просто великолепны - например, идея подложить убитому агенту ложное "донесение", чтобы заполучить вас на борт теплохода и тем самым заставить Тригарта хорошо вести себя.

- О, - только и произнесла я. Лэрри, похоже, ожидал большего, но похвалить Мэри за блестящую идею, о которой он поведал, было выше моих сил.

- Ее организация совсем неплохо справлялась с задачей, - продолжал Лэрри. - Однако в последние несколько недель Мэри стала вести себя странно, и мириться с этим я не собираюсь. Это уже неэффективная работа.

- Правильно, - я с трудом сглотнула слюну.

- Вики, мне нужно нагрудное украшение Тутанхамона, - сказал Лэрри. - Оно у вас?

- Что? А-а, - как завороженная, следуя за ходом мыслей Лэрри, рожденных его воображением, населенным призрачными монстрами, я почти забыла о Тутанхамоновой подвеске. - Нет, у меня его нет. Вы же обыскали меня.

Лэрри явно стало неловко:

- Согласитесь, самым деликатным образом, - заметил он. - Мэри хотела... Но я этого, разумеется, не позволил.

- От всей души благодарю вас, - сказала я, и действительно была ему благодарна. У меня мурашки бегали по коже, когда я представляла себе, как эти маленькие ручки прикасаются ко мне.

- Подвеска - очень крупный предмет, - продолжал Лэрри, - не верится, что я сам мог потерять ее. Впрочем, я и не думал, что Тригарт доверит ее вам. Он ведь не доверил, нет?

- Если только он не более скрытен, чем я предполагаю, к настоящему времени она уже спрятана в надежном месте.

- Ну вот и хорошо. - Лэрри встал. - Он вернет ее нам в обмен на вас. Так что видите, Вики, вам совершенно не о чем беспокоиться. Могу ли я что-нибудь сделать, чтобы вы чувствовали себя уютнее?

Этому, безусловно, способствовал бы его уход, но было бы бестактно делать подобные замечания, поэтому я лишь отрицательно покачала головой.

- Отдохните немного, - заботливо предложил Лэрри. - Я дам вам знать, как только он объявится.

Мэри была не единственной, кто за эти последние дни преступил черту. Или Лэрри всегда было свойственно решительно не замечать пагубных последствий, к которым ведут его "безобидные" планы? Может быть, они все такие - президенты, председатели и генералы, которые сидят в своих кабинетах, варятся в мирке своих фантазий и отдают приказы "поразить цель" или "немедленно завершить операцию"? Они ведь никогда не видят корчащихся от боли, истекающих кровью людей, ставших жертвами их приказов.

Я не легла отдыхать и не прикоснулась к еде, стоявшей на подносе. Она выглядела не слишком аппетитно - сухие бутерброды и давно увядший салат, в котором, вероятно, гнездились колонии здоровеньких тифозных бактерий. Видимо, в доме либо мало, либо вовсе нет прислуги. Должно быть, Лэрри не прихватил с собой всю свою команду - кому-то ведь следовало оставаться на теплоходе. Поскольку Мэри и Ханс были здесь, Макс и Руди скорее всего тоже где-то поблизости. Сколько еще народу в доме?

Впрочем, какая, к дьяволу, разница! Все равно мне отсюда не выбраться, а Джону не проникнуть сюда незамеченным.

Я вышла на балкон. Внизу - далеко внизу - увидела мощеную террасу. Смягчить падение мог лишь один жалкий кустик, торчавший посередине. Там, внизу, стоял Руди, во всяком случае, гибкая, словно кунья, фигура в тени напоминала его. И в довершение всех бед балконные перила зашатались, когда я оперлась о них. Значит, не стоило и пытаться использовать банальный способ побега при помощи связанных простыней. Даже если бы Руди не устроил засаду под балконом, эти перила не выдержали бы веса здоровой женщины в шесть футов ростом.

Я обшаривала ванную в поисках старого лезвия или пилочки для ногтей, когда дверь в спальню отворилась.

- Он уже едет, звонил несколько минут назад.

Ее глаза возбужденно блестели. Маленькие крапинки застыли в радужной оболочке зрачков словно мертвые насекомые в кусочке янтаря. Сердце мое не просто упало, оно пыталось выскочить наружу сквозь пятки.

- Итак, - оживленно продолжала Мэри, - мы должны подготовиться к его приходу, не так ли? Садитесь на стул. Нет, не в большое и удобное кресло, а вот сюда.

Стул с прямой спинкой был обит вытертой парчой.

- Благодарю, - гавкнула я в ответ, - лучше я постою.

- Ну, как хотите, если вам так удобней... - Она повернулась к двери: - Ханс! Иди сюда!

Лицо Ханса не способно выражать тонких эмоций, но мне показалось, даже он заподозрил, что с малышкой Мэри не все в порядке.

- Aber gnadige Frau, Herr Max hat mir gesagt... [61]

- Чьи приказы ты обязан выполнять? Я не собираюсь причинять ей вреда, - неубедительно заявила она. Во всяком случае, меня ее заявление не убедило. Бедный озадаченный Ханс пожал плечами, и передвижная глыба мускулов направилась ко мне.

Увидев это, я схватила со стола вазу и замахнулась. Удивительно, но удар пришелся Хансу прямо в грудь. Совершенно неудивительно, что это даже не замедлило его продвижения.

Итак, я села на стул, и Ханс стал привязывать мои запястья и щиколотки веревкой, которую Мэри предусмотрительно принесла с собой. Работал он без вдохновения: узлы не были болезненно тугими. Ханс не получал удовольствия, причиняя людям боль, он просто убивал их.

- Лэрри это не понравится, - заметил он.

- Лэрри знает, что я здесь. - Мэри выпроводила Ханса за дверь и заперла ее. - Я говорила Лэрри, что мой дорогой супруг - очень изобретательная свинья и глупо рассчитывать на какие-то призрачные возможности.

- А вы на самом деле женаты?

- По всем законам Божьим и человеческим. - Мэри стояла, засунув руки в карманы и прислонившись к столу. - Однако браку нашему осталось длиться недолго, - охотно сообщила она, - по-своему меня это даже огорчает: ненавижу черный цвет, он мне не идет. И постель с ним была весьма интересным опытом.

- Ах, оставьте, Мэри, - сказала я, - меня вам не обмануть. Джон с трудом выносил даже ваше случайное прикосновение. Это вы вечно висели на нем, вместо того чтобы...

Никогда бы не поверила, что у такой мягкой маленькой ручки может быть такой тяжелый удар. Когда у меня перестало звенеть в ушах, я спросила:

- Лэрри санкционировал мое избиение?

- Он отобрал у меня нож, - Мэри понизила голос, и золотистые глаза ее зловеще замерцали, - но против этого не возражал. Несколько синяков на вашем лице сделают Джона более сговорчивым. Вы его выдрессировали словно павловскую собаку. Не понимаю, как вам удалось...

Она с любопытством оглядела меня с головы до ног и обратно. Я понимала, что ее удивляет: как может нормальный мужчина предпочесть амазонку в шесть футов ростом с язвительным язычком и характером, как у ежа, миниатюрной красотке? Признаться, меня это тоже удивляло - не то, что Джон устоял перед маленькой мисс Мэри Потрошительницей, а то, что он так долго встречался со мной.

Резким движением она выдернула из ушей очаровательные греческие сережки и швырнула ими в меня:

- Они предназначались вам, вы не знали? Я заставила его отдать их мне. Вам нравилось видеть меня в этих сережках?

- Ах, вот в чем дело! То-то я удивлялась: это же не ваш стиль.

- Зато они были знаком любви, не правда ли? Нечто совершенно особенное, с любовью выбранное для женщины, которая способна оценить такую вещь. - Большим пальцем она ласково поглаживала гигантский бриллиант на своем кольце.

Я догадывалась, что она намеревается сделать, и вздохнула с облегчением, когда Мэри решила сначала попробовать интеллектуальную пытку:

- Хотите узнать, как поживают остальные ваши друзья?

Я пожала плечами:

- Шмидта не поймали, иначе вы бы сказали мне об этом. Фейсал... Боюсь, что Фейсал мертв.

- О нет, - ласково сказала Мэри, - еще жив. Правда, он никогда больше не смог бы ходить, но это его не слишком огорчит, поскольку он скоро узнает, что будет повешен за предательство. - Кончик маленького розового язычка высунулся из приоткрытых губ. Она получала такое удовольствие, что даже не услышала голосов, раздавшихся снаружи.

Есть стихотворение о разбойнике, который скакал, скакал, скакал на лошади, пока не прискакал к дверям старой гостиницы. Солдаты схватили его возлюбленную и хотели использовать ее в качестве приманки, они привязали ее к стулу и держали на мушке. Но когда она услышала цокот копыт его лошади, то умудрилась дотянуться до курка направленной на нее винтовки и нажать на него. "И смертью своей отвела от него беду..."

Я всегда удивлялась, почему она просто не закричала?

Ах да, наверное, крика он бы не услышал из-за цокота копыт. Или такой вариант не укладывался в стихотворный размер? В меня никто не целился, да Джон и сам знал, что здесь солдаты, поэтому я просто запрокинула голову и истошно завопила. Но вырвалось у меня имя не моего возлюбленного.

- Макс! Эй, Макс! - закричала я.

Джон ворвался в комнату первым, но Макс следовал за ним по пятам. Только позже я поняла значение такой очередности.

Павловский условный рефлекс оказался не таким сильным, как полагала Мэри. Сделав несколько шагов, Джон остановился. Он лишь скользнул взглядом по мне и вперил его в Мэри.

- Опять мелодрама, - раздраженно сказал Макс. - Как мне это надоело! Вам запретили входить сюда, Мэри. Мистер Тригарт готов договориться с нами. Он будет только раздражаться, если вы не прекратите делать глупости.

- Я уже достаточно раздражен, - заявил Джон и, покосившись на меня, спросил: - Ты...

- В порядке, в порядке, - поспешила заверить я, растягивая губы в некое подобие улыбки: у меня болела щека. - Надеюсь, ты припрятал пару тузов в рукаве? Если нет, идея прийти сюда была не самой плодотворной.

На нем все еще был костюм Кейта, но дешевую краску с волос он смыл. Стараясь не встречаться со мной взглядом, он сказал, обращаясь к комнате вообще:

- Она всегда лепечет ерунду, когда нервничает, а Мэри нервирует людей. Пусть она уйдет.

Теперь в комнату вошел Бленкайрон.

- Черт! - воскликнул он. - Мэри, я же говорил вам... Она презрительно рассмеялась:

- Какая у вас избирательная память, Лэрри.

- Да, но уж, во всяком случае, я не позволял вам... - Он не мог даже выговорить таких ужасных слов. - Мне очень жаль, Вики. Я действительно разрешил ей побыть с вами, но не санкционировал...

- Молодец, - перебила его я. - Как насчет того, чтобы меня развязать?

Никто не обратил внимания на мое наивное предложение. Мэри отступила на несколько шагов, а Макс с плохо скрываемой злостью сказал:

- Мы можем теперь разумно обсудить ситуацию? Нагрудное украшение при вас, мистер Тригарт?

- Вы прекрасно знаете, что нет, - ответил Джон, - вы же видели, как Руди обыскал меня.

- Где оно?

- Не ваше собачье дело. Ну-ну, Макси, сохраняйте спокойствие. Это украшение - мой туз в рукаве. Ведь вы не рассчитывали, что я смиренно отдам его вам, ничего не получив взамен?

- Нужно ли спрашивать, что именно вы хотите взамен?

- Разумеется, нет. И пожалуйста, не принимайте меня за дурака и не предлагайте вернуть Вики после того, как я предъявлю товар. Я требую, чтобы ее освободили сейчас же и дали возможность благополучно добраться до посольства. Как только она позвонит и скажет, что все в порядке, а посол это подтвердит, я доставлю вам то, что вас интересует.

- Мы могли бы заставить вас сказать, где вы прячете подвеску, - возразил Макс.

- Вы, разумеется, могли бы попытаться это сделать, - приветливо ответил Джон. Прислонившись к комоду и засунув руки в карманы, он недурно изображал беспечную самонадеянность, но нервы у него были натянуты до предела, по крайней мере от меня это не укрылось. Он изо всех сил старался не смотреть в мою сторону. - Но для вас это не самый плодотворный способ добиться желаемого, - продолжал он. - Вы меня хорошо знаете, Макси, так неужели думаете, что мне не наплевать на музей, на гробницу и на все проклятые древности на земле? Я даже готов совершить ограбление музея, если вам это так уж необходимо.

- Готовы? - оживился Бленкайрон. - Но вы же говорили...

Джон поднял бровь:

- Я не возражал против ограбления музея. Отказаться меня заставило смутное подозрение, что живым мне из этой аферы не выйти. Я охотно померяюсь силами с обычной системой охраны, но не желаю быть пристреленным или получить нож в спину от своих предполагаемых помощников.

Макс казался немного смущенным.

- Я был против, - сказал он. - Я не сомневался, что вы заподозрите нечто в этом роде, и на самом деле не было необходимости...

Джон оборвал его. Он смотрел на Макса, но я знала, что он контролирует каждое движение, каждый вздох Мэри. Она была самым ненадежным и непредсказуемым звеном в схеме взаимных интересов, которую он выстраивал с такой мучительной скрупулезностью. Я боялась пошевелиться или произнести хоть слово, чтобы не испортить ему все дело, и знала, почему он не смотрит на меня.

- Да, необходимости в этом не было, - согласился Джон. - Вы - деловой человек, Макс, а единственная забота мистера Бленкайрона - улизнуть с милыми его сердцу игрушками. Моя же единственная забота - это собственная жизнь и жизнь Вики. Мое предложение позволяет всем получить желаемое, но принимать решение вам придется немедленно. У герра Шмидта встреча с директором музея через... - он взглянул на дешевые часы, которые надел взамен старых, - через час с четвертью. Если я не свяжусь с ним до того, как он на нее отправится, он захватит подвеску с собой, и тогда, извините за клише, жребий будет брошен. Если Вики не уйдет отсюда в течение ближайших пяти минут, я едва ли успею предотвратить такой ход событий.

Глаза Макса сузились:

- Мы должны все обсудить. Это требует консультаций.

- Кто же виноват, что вы выбрали в качестве убежища столь удаленное место? - сказал Джон. - В Каире, как вы знаете, улицы запружены транспортом днем и ночью.

Может быть, какие-то космические силы и впрямь принимали участие в этом деле. Я почти увидела, как некие линии напряжения скрестились в воздухе, словно разноцветные веревочки в детской игре в "корзиночку". Напряженное манипулирование этими нитями начинало сказываться на Джоне: его небрежная поза не переменилась, но лицо покрылось испариной.

- Звучит логично, - медленно произнес Бленкайрон. - Пока Тригарт в наших руках, остальные не решатся...

- Идиоты! - вдруг вмешалась Мэри. - Разве вы не видите, что он делает?

Она стояла спокойно, скрестив руки и слегка наклонив голову, в своей обычной позе покорности и смирения, и мужчины, да благословит Господь их мужской шовинизм, не принимали ее всерьез. Но я испугалась того, что могло произойти, и Джон тоже. Он выпрямился, вынув руки из карманов, однако, прежде чем он успел что-либо произнести, Бленкайрон сердито сказал:

- Стойте смирно. Вы и так наделали много глупостей, Мэри.

- Сентиментальный кретин! - Она шагнула вперед. В руках у нее ничего не было, но пальцы сжались в кулаки. - Вы слишком рафинированны для того, чтобы ударить женщину, не так ли? А ты, Макс, ты тоже размяк? Боюсь, я не смогу отметить в отчете, что ты действовал эффективно. Неужели вы на самом деле так глупы, что позволили ему загипнотизировать вас и готовы отдать единственное, что способно заставить его работать на нас? Я покажу вам, как добиваться того, чего хочешь. Держи его, Макс!

Она не потрудилась удостовериться, что Макс исполнил ее приказ, ей и в голову не пришло, что он может ослушаться.

Кому нужен нож, когда есть бриллианты? Они ведь тверже стали. Она повернула кольцо бриллиантом внутрь и ударила меня по щеке. Камень прорезал длинную жгучую рану.

Когда я открыла глаза, Джон держал ее за горло. Я видела, как она хватает ртом воздух и как темнеют ее щеки.

Макс не шелохнулся.

Джон мог бы сломать ей шею одним движением своих длинных умелых рук, но когда он отпустил ее и тело словно мешок рухнуло на пол, Мэри была жива: я слышала хрип, с которым она втягивала в себя воздух. Руки у Джона повисли вдоль туловища словно плети. Я не видела его лица, он стоял ко мне спиной.

Макс вздохнул:

- Вы удивляете меня, мистер Тригарт. Мистер Бленкайрон, думаю, вам нужно уходить.

Лицо Лэрри исказила гримаса отвращения и ужаса.

- Да, да, - пробормотал он, - так будет лучше. Корабль скоро причалит, я поеду к пристани и... Вы здесь... э-э... все устроите, Макс?

- Не беспокойтесь, мистер Бленкайрон. Я все сделаю.

- Вы очень компетентный человек, Макс, предоставляю вам действовать самостоятельно. Вики, я... э-э... с вами все будет в порядке. Надеюсь, мы увидимся снова при более... э-э... приятных обстоятельствах.

Дверь за ним закрылась.

Джон повернулся. У него был нехороший цвет лица, по щекам стекал пот, но голос звучал хладнокровно и иронично:

- Жаль, что мы не предложили ему стакан воды, чтобы он успокоился. Макс, не делайте ничего, о чем можете потом пожалеть. Вы ведь понимаете, что все кончено?

Он отступил назад, поближе ко мне, потому что Макс двинулся вперед.

- Понимаю, - спокойно ответил Макс. Наклонившись, он поднял потерявшую сознание Мэри и понес, как я думала, к кровати, но вместо того, чтобы положить ее, проследовал дальше, на балкон. Когда он вернулся, в руках у него ничего не было.

Все произошло так спокойно и быстро, что я даже не поняла, что случилось, пока Джон отчаянно не рванулся к балкону, но тут же резко остановился.

- С этим покончено, - сказал Макс. - Я, честно говоря, надеялся, что вы сделаете это за меня, но, очевидно, переоценил вас. Не важно, бремя ответственности все равно падет на меня. Если вы оба посидите тут - ну, скажем, часок, этого будет достаточно. Потом можете спокойно выходить из дома. Уитбред ушел вместе с Бленкай-роном, а Руди и Ханс уйдут со мной, так что вас никто не остановит.

Джон откашлялся:

- Хотите сказать, что вы...

- Я профессионал, мистер Тригарт, и не недооцениваю вашего ума. Когда я узнал, что вы с герром Шмидтом невредимы и добрались до Каира, то понял, что мы проиграли. Герр Шмидт, разумеется, должен был сразу же поставить власти в известность. Авторитет у него столь высок, что они обязаны будут его выслушать и принять соответствующие меры, как бы им это ни претило. Они бы уже колотили в эту дверь, если бы не надеялись, что вам удастся освободить доктора Блисс мирно.

Он подождал подтверждения. Джон молча кивнул.

- Поэтому, - продолжал Макс, - я попросил мистера Бленкайрона оплатить наш весьма солидный счет и заказал билеты на самолет. У него нет моего опыта; боюсь, несчастный так и не понял, что на пристани его корабль уже поджидают. - Макс глянул на часы. - Мне действительно пора. О, простите, доктор Блисс, думаю, мистеру Тригарту будет легче освободить вас, если я верну ему его карманный нож.

Джон достаточно пришел в себя, чтобы поймать брошенный Максом нож, хотя движения его были лишены обычной плавности.

- Благодарю вас. Надеюсь, бремя ответственности не будет возложено и на меня?

- Только до тех пор, пока это не коснется моих нанимателей. - Джон попытался возразить, но Макс мягко продолжил: - Вы должны понять - признав свою ответственность, я навлеку на себя как минимум упрек, а я горжусь своим послужным списком и не желаю пятнать свою репутацию. Вы вольны сказать полиции, что захотите. И не беспокойтесь о воздаянии: с финансовой точки зрения дело было выгодным, а на взаимные упреки у нас с вами нет времени. Мы не станем беспокоить вас, если вы будете держаться от нас подальше.

- Смею вас уверить, это самое горячее мое желание, - сказал Джон. Он разрезал веревки, которыми были привязаны к стулу мои ноги, и теперь, зайдя сзади, освободил руки. Я осталась сидеть. Разговор, происходящий между ними, лишил меня дара остроумия.

- И мое тоже, - ответил Макс. - Я вас не люблю, мистер Тригарт, и надеюсь никогда больше не увидеть. Прощайте. Прощайте, доктор Блисс.

- Прощайте, Макс, - ответила я. - Не могу заставить себя поблагодарить вас, но...

- Вы мне ничем не обязаны. - Он мгновение колебался, потом легкая улыбка коснулась его тонких губ. - Желаю вам удачи. Если вы получите то, чего явно желаете, она вам пригодится.

В глубине души я надеялась, что теперь, когда мы остались одни, мой герой, мужчина, который рисковал всем ради моего спасения, заключит меня в объятия, поднимет и, тесно прижимая к себе, станет бессвязно шептать нежные слова, как это принято в романтических повествованиях. Но Джон стоял неподвижно, с отсутствующим видом глядя на закрывшуюся дверь. Пришлось встать самой. Ноги у меня, кажется, действовали нормально, и я даже полагала, что вполне отдаю себе отчет в собственных действиях, пока не обнаружила, что слепо бреду по направлению к балкону.

Джон поймал меня за руку:

- Нет, Вики.

- Но, может быть, она...

- Нет.

Он прикоснулся к моей щеке. Я уже забыла о порезе, но он кончиками пальцев осторожно провел по нему от скулы к подбородку. Не знаю, кто из нас первым сделал движение навстречу. Сильные руки обхватили меня так, что стало больно, но его трясло от макушки до ступней, и он не сопротивлялся, когда я положила его голову себе на плечо.

- Вот это уже больше похоже на то, что я себе представляла, - пролепетала я. - Не надо, Джон, не упрекай себя. Ты не сумел бы ему помешать. Он сделал все, что мог, чтобы заставить тебя сделать это за него.

- Ему почти удалось. Боже! Это было так близко. Слишком близко...

- Поцелуй меня.

- Что? А, да.

- Теперь лучше? - спросила я через какое-то время не слишком твердым голосом.

О его голосе этого сказать было нельзя.

- Да, спасибо, я испытываю временное облегчение. Быть может, отложим дальнейшую терапию? Не могу больше находиться в этом мерзком доме.

- Думаешь, уже можно идти?

- Да, я так думаю. Макси - человек слова, когда ему выгодно его держать.

- А мы не собираемся сдержать свое и дать ему час времени?

- Я не давал ему никакого слова. Однако сердить Макса было бы неразумно с моей стороны. Я не намерен доносить на него, но не вижу причин, по которым мы обязаны провести этот час именно здесь.

- Хорошо. Подожди минутку.

На сложном узоре ковра было трудно отыскать сережки. Но я в конце концов нашла обе. На одной оказалось сломано ушко.

- Это можно починить, - сказал Джон, заглядывая мне через плечо. - Хотя не думаю, что после всего ты захочешь оставить их у себя.

- Шутишь? Это самая прекрасная вещь, какую я когда-либо видела.

- Откуда ты знаешь, что они предназначались тебе?

- Она сказала. От этого я еще сильнее захотела завладеть ими.

- Ты - мстительное маленькое существо.

- Мстительное - да, но не маленькое.

Свет мягко струился по крохотным золотым головкам. Я крепко зажала сережки в кулаке:

- За двадцать минувших веков они, вероятно, побывали и в худших руках. И ушах.

В доме было тихо и жутко, как в мрачном мавзолее. Пыльные чехлы, словно саваны, покрывали мебель, наши шаги эхом отдавались в тишине. Я не могла поверить, что там действительно никого нет, мне казалось, что из укрытия в одной из огромных, гулких комнат с высокими потолками на нас вот-вот кто-нибудь выскочит. Когда, никого не встретив, мы добрались до входной двери, Джон вздохнул с облегчением.

- Весь дом окружен телеоператорами и газетными репортерами, - сказал он. - Можно было бы вынести тебя на руках словно в полуобморочном состоянии, но взывать к милосердию прессы скорее всего менее плодотворная идея, чем попытаться прорваться бегом сквозь толпу журналистов.

- Значит, будем прорываться, - решила я. - Видишь, я даже не спрашиваю, куда.

- Обнадеживающий знак. Держись рядом. Он обхватил меня рукой и открыл дверь.

Лимузин был большой, черный и длинный. Как только мы бросились к нему, преследуемые оравой корреспондентов, дверца распахнулась. Джон ложным движением обманул нагнавшего было нас журналиста и толкнул меня прямо в ожидавшие внутри объятия.

- Привет, Шмидт, - сказала я. - Чувствовала, что вы где-то рядом.

Когда я проснулась на следующее утро, было уже совсем не утро. Я лежала на боку лицом к окну, спиной к Джону. По его дыханию можно было понять, что он еще спит, поэтому я продолжала лежать неподвижно, наслаждаясь... наслаждаясь тем, что слышу, как он дышит, и дышу сама.

Вид из окна был, однако, недурен. Не много найдется в мире отелей, которые могут похвастать таким видом: позолоченные лучами близящегося к закату солнца Великие пирамиды Гизы, казалось, стояли прямо за окном. Спасибо Шмидту, который сумел добыть для нас троих самый лучший сдвоенный номер из самых изысканных отелей страны почти в разгар туристского сезона и без предварительного заказа.

Мы приехали в "Мина-хаус" только в четыре утра. Первую остановку, по настоянию Джона, сделали в больнице. Судебный процесс, который снимет с Фейсала все обвинения, мог потребовать определенного времени, и самое большее, что мы могли в тот момент сделать для него и его семьи, это как можно раньше сообщить им, что следствие уже началось и что мы дадим все нужные показания.

Чтобы нас допустили к Фейсалу, у дверей палаты которого все еще стояла охрана, пришлось звонить министру. Когда я увидела отца Фейсала, мне стало так жаль его, что я устыдилась своих подозрений и перестала сердиться. Мать тоже была там; они сидели рядышком в коридоре на жесткой скамейке, она - обхватив рукой свои согбенные плечи. Когда Шмидт сообщил им утешительную весть, они оба не выдержали и разрыдались, и вообще все, кроме Джона Невозмутимого, разумеется, плакали и обнимались. Фейсал находился под действием успокоительных лекарств, но когда я поцеловала его и прошептала несколько слов на ухо, мне кажется, он услышал меня.

Это Джон предложил, чтобы я тоже навестила Фейсала ("Если кто и может поднять его дух, так это женщина"). Когда же я предложила Джону воспользоваться тем, что мы очутились в больнице, и показаться доктору, он сверкнул на меня глазами и сделал многозначительное замечание насчет "других видов терапии". Но с помощью Шмидта мне все же удалось его заставить. Для "других видов терапии" еще будет время. К тому же я хотела убедиться, что они ему не противопоказаны в его нынешнем состоянии.

После этого пришлось побеседовать со множеством людей, которые хотели получить от нас ответы на свои многочисленные вопросы. Но поскольку мы еще не успели договориться, как на них отвечать, я изобразила полное изнеможение, чтобы нас временно отпустили. А потом... Он вырубился, как только голова его коснулась подушки. Вот благодарность за работу.

Я повернулась к нему, стараясь сделать это как можно тише. Его лицо было обращено в другую сторону, я могла видеть лишь профиль и изгиб подбородка. Мне всегда очень нравилась линия его скул, но теперь она показалась мне слишком резкой, и лицо, несмотря на ровное дыхание и расслабленные мышцы, было искажено гримасой даже во сне. От суеверного ужаса мурашки побежали у меня по спине.

Единственный видимый мне глаз открылся. Он выражал умеренный интерес.

- А, проснулся? - бодро сказала я.

- Теперь проснулся: ты дышала мне прямо в лицо.

- Мне очень жаль.

- Да? А мне нет. - Он повернулся и обнял меня.

- Доктор не сказал тебе, что...

- Об этом вообще речи не было. Я тщательно избегал этой темы.

Его губы скользнули от моего виска к уху. Когда они последовали дальше на юг, я попробовала возразить:

- Не думаю, что это такая уж удачная идея. Ты ужасно выглядишь, ты слишком слаб и...

Его губы коснулись моих, и, отбросив все сомнения, я ответила на его поцелуй так горячо, что Джон невольно вскрикнул.

- Знаю-знаю, ты не владеешь собой, - ворчливо сказал он. - В нашем роду все мужчины славились своей неотразимостью для женщин. Ну, кроме моего отца; по всем отзывам, особенно по словам моей матери, он был во всех отношениях унылым занудой. Зато дед был в свое время парень что надо, а прадед стал своего рода...

- Не желаю слушать байки про твоего прадедушку. Я люблю - тебя. Кстати, я уже говорила тебе об этом?

- Готов послушать еще раз. - Но он уже отпустил меня и больше не улыбался. - Тебе понадобилось довольно много времени, чтобы выдавить наконец из себя эти слова. Чего ты боялась?

На этот вопрос существовало слишком много ответов - одни очевидные, другие - нет. Большинство ответов он знал сам.

Я попыталась увильнуть:

- Ну, ты же знаешь меня - я независима, упряма...

- И одержима ночными кошмарами.

- О Господи! Я что, опять? - Да, похоже, это снова ко мне вернулось. - Прости, Джон.

- Ну что ты! Как только я обнял тебя, ты сразу же прекратила плакать и бредить. Это был старый кошмар?

- Да. Или - нет. Не тот же самый.

- Я так и подумал. Ты говорила, как леди Макбет.

- "Кровь и... розы"? Да, теперь я вспомнила. Значит, вот почему я никак не могла проснуться. Какая незадача. Мое подсознание оказалось жутко неоригинальным.

- Приятно обнаружить несколько незначительных недостатков в женщине, столь совершенной во всех других отношениях.

- Ты уверен, что готов... Черт возьми, перестань смеяться! Я это сделала не нарочно.

- Надеюсь. Но банально и вульгарно.

Я не замечала его колкостей. Не замечала ничего, кроме прикосновения его рук и губ, но он вдруг поднял голову и в отчаянии застонал:

- О Иисус! Это не?..

Конечно, кто же еще это мог быть? Шмидт гудел какую-то песенку без слов, будто пьяный шмель. Правда, я не узнавала мотива. Да и кто бы узнал?

- Все в порядке, - нежно прошептала я, - не волнуйся, дверь заперта.

- Не могу, - капризно, словно нервная девственница, заявил Джон. - Пока Шмидт за стеной, не могу! Я еще не опомнился после случая, когда он сломал дверь в тот самый момент, когда...

- Но тогда он сделал это потому, что был введен в заблуждение. - Я снова притянула голову Джона к себе на грудь. - Эту дверь он ломать не станет. Он ведь так романтичен.

- Тогда он будет подслушивать у замочной скважины, - буркнул Джон себе под нос. - Я очень полюбил этого дьяволенка, но сие не значит, что соглашусь доставлять ему фривольные радости.

- Постарайся быть выше этого, - предложила я.

- Но он делает это нарочно! Впрочем, если ты меня должным образом подбодришь...

- Вот так?

- Это, несомненно, шаг в нужном направлении. Продолжай.

- "Дороже сокровищ, дороже злата", - промурлыкала я. - Джон, если ты не прекратишь смеяться, Шмидт подумает, что мы рассказываем друг другу анекдоты, и тогда уж точно захочет к нам присоединиться.

Я решила, что мы можем рассчитывать на полчаса Шмидтова терпения. Мне казалось, что они еще не прошли, но когда голос Шмидта достиг уровня, который не могла игнорировать даже я, оказалось, что минуло сорок минут.

Следует отдать должное вкусу Шмидта: он выбрал для нас в качестве серенады подходящую песню - о хладнокровном громиле по прозвищу Миляга Флойд. Фольклор, как и Шмидт, романтизирует бандитов. Согласно тексту исполняемой Шмидтом баллады. Миляга оказался убийцей по ошибке и во искупление грехов устраивал рождественские обеды для семей погибших.

- Пойду оторву ему голову, - заявила я, отодвигаясь от Джона и вставая с постели, чтобы привести угрозу в исполнение. - Оставайся здесь и отдыхай.

- Я не нуждаюсь в отдыхе. Я только начал разогреваться. Ты собираешься надеть на себя что-нибудь или решила вознаградить Шмидта за то, что он не стал выламывать дверь, а ограничился лишь пением?

- Мне нечего надеть, - огорченно призналась я, - если не считать тех засаленных, измятых, омерзительных шмоток, которые я носила, не снимая, несколько дней. Я к ним больше ни за что не прикоснусь и собираюсь при первом же удобном случае сжечь их на костре, исполняя вокруг него ритуальный танец.

- Против движения солнца, - посоветовал Джон. - Тогда замотайся в простыню. Ты ведь не хочешь, чтобы старик перевозбудился.

Джон с интересом наблюдал, как я заворачиваюсь в простыню и пытаюсь сообразить, как бы ее закрепить.

- Боюсь, ты не оставила свободного конца. Не хочешь подойти ко мне? Я покажу, как это делается.

- В другой раз.

- Звучит многообещающе.

Шмидт не отказал себе в удовольствии воспользоваться "обслуживанием в номерах". Я никогда не видела столь обширного меню. Все - от кондитерских изделий до салатов и от кофе до шампанского было на столе. И, разумеется, пиво.

- Я не знал, что вы предпочитаете: завтрак или обед, - объяснил он, пододвигая стул, - поэтому заказал и то, и другое. Как сэр Джон? Как чувствуете себя вы? Хорошо ли провели время?

- Да, спасибо.

- Выглядите вы восхитительно.

Я убрала с лица спутанные волосы:

- Выгляжу ужасно. У меня нет даже расчески. Мне нужны зубная щетка, одежда, косметика...

- Да, дел по горло, - согласился Шмидт, набивая рот паштетом. - Мы должны все привести в порядок.

- Что нового произошло с прошлого вечера?

- Расскажу, когда выйдет сэр Джон. Может быть, мне пойти...

- Нет! - Я усадила Шмидта обратно. - Он сам выйдет через минуту.

Зная Шмидта, Джон так и сделал. Причесан он был лучше меня, хотя одежда его выглядела весьма неопрятно. Лишь слегка поморщившись от неумеренных объятий Шмидта, он сел за стол.

- Ешьте, ешьте, - с чувством промурлыкал Шмидт, - я расскажу вам новости.

"Царица Нила" пришвартовалась в полночь. После беглого досмотра власти приказали опечатать все помещения на корабле, арестовать команду, включая моих друзей Свита и Брайта, и увели протестующего Лэрри.

- Впрочем, не в тюрьму, - добавил Шмидт. - Для всех, кому пришлось заниматься этим делом, вышла большая неприятность. Ведь Лэрри не просто американский подданный, он очень влиятельный человек и у него масса друзей. Не знаю, что с ним сделают.

- Ничего, - цинично заявил Джон. - В худшем случае он попадет в дорогой частный санаторий, где будет какое-то время приходить в себя после внезапного приступа безумия. Тот факт, что "приступ" длился десять лет, деликатно проигнорируют. Что с остальными?

- Вот это мы и должны обсудить, - лицо Шмидта стало необычно серьезным, - потому что вы, мой друг, и есть один из "остальных", и даже опасность, которой вы себя подвергли, чтобы искупить свою... э-э-э... изначальную ошибку, не спасет вас, если правда выйдет наружу. С Фейсала тоже еще предстоит снять обвинения. Мы все трое - разумные люди и, думаю, сможем придумать сценарий, который позволит нам выйти сухими из воды.

Если бы ситуация не была настолько серьезной, я бы получила удовольствие, наблюдая, как эти двое плетут заговор. Даже великие сочинители литературных сюжетов не могли бы придумать лучше. Годы чтения приключенческой литературы обогатили и без того изобретательное воображение Шмидта, а Джон всегда был величайшим в мире лжецом.

Легче всего оказалось снять с крючка Фейсала. Он не участвовал в реставрации гробницы и имел все основания утверждать, что ни о чем не догадывался вплоть до смерти Жана Луи. А его дальнейшие действия заслуживали не тюрьмы, а медали. Если мы все вчетвером будем говорить одно и то же и твердо стоять на своем, будет трудно доказать, что мы лжем.

- А Лэрри?

- Посмотрим, что будет стоить его слово против наших четырех, - сказал Шмидт.

Джон покачал головой:

- Забудьте о Бленкайроне. Самое мудрое, что он может предпринять в этой ситуации, это ничего не говорить и ни в чем не признаваться. Он разовьет закулисную деятельность, чтобы уладить собственные неприятности. Египет получит обратно свои сокровища и с должной благодарностью примет в дар Институт археологических исследований, а вину взвалят на Макса, его команду и на меня.

- Нет, нет, - энергично запротестовал Шмидт, - я все обдумал, вот увидите.

Макс со своими мальчиками улизнул. Трех мужчин, по описанию напоминавших эту компанию, видели садящимися на цюрихский самолет незадолго до полуночи. Теперь они уже где-нибудь в Европе, а это весьма обширная территория.

- На сей раз их не схватят, - сказал Шмидт, - и это к лучшему: они ничего не сообщат о вас, Джон. А Бленкайрон не может обвинить вас, не признав и собственной вины, чего он делать, разумеется, не собирается. Вы с Вики, как всем известно, познакомились только в этом круизе. Ни у одного из вас не было оснований сомневаться в добрых намерениях мистера Бленкайрона до тех пор, пока я не поведал вам о своих подозрениях...

- Ах, значит, вы хотите присвоить себе лавры разоблачителя? - догадалась я.

- Но я действительно разоблачил заговор, - не моргнув глазом ответил Шмидт.

- Неужели? - Я перехватила взгляд Джона и снисходительно улыбнулась Шмидту. - Кстати, Шмидт, я так и не спросила у вас, что же вы знали на самом деле. Я считала...

- Вы считали, что я глупый старик, - спокойно перебил меня Шмидт. - А не спрашивали потому, что безумно боялись за человека, которого вы...

- Думаю, этот вопрос уже достаточно освещен, - сказала я. - Ну расскажите хотя бы теперь, ладно?

- Это результат одного из самых блестящих логических рассуждений, - скромно начал Шмидт, подкручивая ус. - Хотя, должен признать, вся картина не была для меня ясна до тех пор, пока Джон не сообщил, что Бленкайрон преступник и мне следует поскорее убраться из его дома. Обратите внимание, он сказал мне только это. В отеле за обедом я сложил мозаику воедино. Преступление, заключил я, скорее всего - кража, ибо чего ради стал бы Бленкайрон нанимать человека вроде... э-э-э... Макса. И что же это такое, чего не может купить и вынужден поэтому красть столь богатый господин, как мистер Бленкайрон? Последнюю ниточку дала мне смерть Мазарэна, который умер, как я догадался, не от взрыва, а от пули. Совпадение ли, что единственным погибшим оказался человек, который руководил реставрационными работами в гробнице? Не похоже. А когда я вспомнил, как велась реставрация, как внезапно прервалось наше путешествие на теплоходе и другие подозрительные обстоятельства... Вуаля! Эврика! Как видите, получается рождественская сказка: мы - герои, и все станут жить долго и счастливо и умрут в один день. Frohliche Weihnachten [62]!

Выдохшись от этого творческого усилия, Шмидт сделал паузу, чтобы съесть круассан.

- Отлично, Шмидт, - похвалил Джон, - но вы забыли одну маленькую деталь. Вики добросовестно проинформировала своих загадочных боссов - а следовательно, не сомневаюсь, это известно уже и Интерполу, и каждому полицейскому департаменту в Европе, - что я тот самый удалой Робин Гуд преступного мира, за которым они так долго и тщетно охотятся.

Шмидт подавился и закашлялся, обсыпав нас вылетевшими изо рта крошками:

- Вики! Неужели вы это сделали?! Как вы могли?! Джон покровительственно улыбнулся мне:

- Я не держу на тебя зла, дорогая. Ты ведь дождешься меня? От семи до десяти лет, если будет принято решение о поглощении одного срока наказания другим, в противном случае тебе придется встречать меня у ворот тюрьмы с инвалидной коляской наготове.

- Нет, я найму Макса и Ханса, чтобы устроить тебе побег. Всегда мечтала стать любовницей гангстера.

- Кем? - удивился Шмидт.

- Любовницей гангстера, - рассеянно повторила я, - как в "Бонни и Клайде".

- Это не смешно, - проворчал Шмидт, - как вы можете шутить по поводу таких несчастий, таких трагедий...

- Заткнитесь, Шмидт. Дайте подумать. Я сказала... Да, я сказала о Джоне Свиту и Брайту. Они и так знали, но они - члены банды, им никто не поверит... И Лэрри Бленкайрону.

- И? - Джон замер.

- И все. О черт! Пленки. У них мои пленки. Но ты не сказал там ничего такого, что...

- У них нет пленок. Фейсал вынул их из сейфа и передал Лэрри. Я сам видел, как тот их уничтожил. Ты уверена, что больше никому обо мне не говорила?

- Элис я ничего не сказала. Она была единственной, кто открылся мне. Я по сей день не знаю, кто был вторым агентом на борту, если он вообще существовал. Я что, великий шпион, что ли?

- В это трудно поверить, - заметил Джон. - Получается слишком просто. Должно быть что-то еще, что мы упустили.

- Очень хорошо, - сказал Шмидт и улыбнулся, показывая, что прощает меня. - Я знал, что в борьбе между любовью и долгом победу одержит ваше сердце, а не...

- Заткнитесь, Шмидт.

- Итак, что мы имеем? - Шмидт вгрызся в пирожное и в раздумье принялся жевать. - Я вижу еще только одну трудность. Джон, вы готовы исполнить роль безутешного вдовца? Ибо если станет известна роль Мэри, это будет ниточкой, потянув за которую, можно распутать весь клубок истины.

- Очень книжно, Шмидт, - сказала я. - Не знаю, что означает эта витиеватая фраза, но звучит красиво.

- Смысл ее очевиден, - возмутился Шмидт. - Брак по принуждению, осведомленность Джона в заговоре, а равно и ваше знакомство с Джоном. Пострадает ваша репутация, моя дорогая Вики.

- Думаете, я дорожу своей репутацией?

- Я дорожу, - твердо сказал Джон. - Честно говоря, Вики, я начинаю за тебя беспокоиться. Так или иначе, Шмидт прав: вся наша невероятная история держится на ее невиновности. Разве что... Может быть, сказать, что, женясь, я не знал о ее преступных связях? Их ведь не афишируют.

- Но как вы могли не узнать о них после свадьбы? - Шмидту эта версия явно не нравилась, он видел, куда она ведет, но никому не желал уступать лавры человека, раскрывшего громкое преступление.

Джон весело ему улыбнулся:

- Так вот в чем дело, Шмидт, я правильно вас понял? Не волнуйтесь, все награды и почести оставляю вам. Уверен к тому же, что Макс и его компания оценят наше благородство, если мы не станем вытаскивать на поверхность ее имя. Это еще один аргумент в вашу пользу. Значит, прошлым вечером, придя в тот дом, я надеялся освободить не только Вики, но и ее?

- Да, да, именно, - радостно подхватил Шмидт. - Но негодяи подло убили ее. Вы оба это видели.

- Нет, - возразил Джон. - Когда я пришел, она уже была мертва. И Вики ничего не видела.

- Да, так лучше, - согласился Шмидт. - Чем меньше ты якобы знаешь, тем легче запомнить, как надо врать. Вы видите еще какие-нибудь изъяны в нашем плане?

- Пока нет, - сказала я. Мне тоже трудно было поверить, что их нет.

- Отлично. Тогда пойдем по магазинам. - Шмидт стряхнул крошки с усов и вскочил. - Вы идти не можете, Вики, - не завернутой же в простыню появляться на улице. Значит, я сам подберу для вас гардероб.

- О Господи. Послушайте, Шмидт...

- Я тоже пойду, - вызвался Джон. - И буду контролировать Шмидта. Правда, не уверен, что имею адекватное представление о твоих размерах.

Он улыбался так, словно у него в жизни не было никаких забот. Но он почти не ел и ни разу не произнес ее имени.

Глава пятнадцатая

I

Последующие дни прошли словно в тумане. Большую часть времени мы провели, спасаясь от прессы, а остальное - в беседах со всякими официальными лицами. Порой я мельком видела то мечеть, то базар, а однажды наш лимузин проехал даже мимо ворот Каирского музея.

Пока Джон со Шмидтом ходили по магазинам, я позвонила маме и отцу и сказала, что сообщения о моем нервном срыве сильно преувеличены, но все же не настолько, насколько преувеличены рассказы о моем похищении и обручении. Несмотря на общее облегчение, которое при этом испытала мама, она была немного разочарована тем, что я, как оказалось, не помолвлена с миллионером. Однако она проявила такт и ничего не сказала вслух. Мне удалось отговорить отца от поездки в Каир. Мой звонок застал его почти в дверях: он собирался в аэропорт.

Эти дни оказались также весьма нервозными. И не только потому, что приходилось постоянно отбиваться от вурдалаков с фотоаппаратами и микрофонами, которые повсюду преследовали нас, выкрикивая разные вопросы. Худшими вопросами были те, что касались тяжелой утраты Джона. Если бы он действительно страдал, они казались бы жестокими и неуместными. В сложившихся же обстоятельствах они действовали ему на нервы, казались оскорбительными, и я удивлялась, что ему удавалось сохранять самообладание. Сама я была на грани срыва.

Но еще более нервозной процедурой оказалась серия официальных опросов. Кто только, казалось, не желал побеседовать с нами: от агентов ЦРУ до представителей Интерпола, Агентства по исследованию Солнечной системы и Армии спасения. Это напоминало хождение даже не по канату, а по паутине, натянутой над бассейном, кишащим пираньями. У меня голова раскалывалась от необходимости держать в ней все детали придуманного сюжета.

Одна такая встреча стоит у меня перед глазами до сих пор.

По совету Шмидта я согласилась, чтобы меня опрашивали только в помещении посольства и только в его присутствии. В тот день Джон тоже оказался там. Всем было понятно наше желание держаться вместе - во всяком случае, им казалось, они это понимают. Клише, старые, добрые клише - мы вместе страдали, вместе выжили и так далее в том же духе.

Этой встречи я ждала с особым чувством и заранее готовилась держать себя в руках, поэтому, когда Буркхардт встал мне навстречу, я не ударила его, не плюнула ему в лицо и даже ничем в него не запустила.

- Вы сукин сын, - сказала я, сильно ударив по его протянутой ладони. - У вас еще хватает наглости смотреть мне в глаза после того, что вы заварили...

Джон и Шмидт, тихо мурлыча что-то успокаивающее, усадили меня в кресло.

- Нет, не буду молчать! - заорала я. - Я еще только начала! Будьте вы прокляты, Буркхардт, если это ваше настоящее имя, в чем я сильно сомневаюсь, вместе с вашими мерами предосторожности, и вашим самодовольным высокомерием, и вашим абсолютным пренебрежением элементарными нормами порядочности. Из-за всего этого я чуть не погибла. Более того...

Я не собиралась всего этого говорить, но мой взрыв оказался самым пристойным выражением чувств, которые всколыхнулись во мне при виде Буркхардта. К тому моменту, когда я сообщила ему все, что о нем думала, он дошел до весьма нервозного состояния и уже плохо соображал.

- К настоящему времени нам известно, - сказал он, когда я наконец дала ему возможность говорить, - что лицо, о котором шла речь в сообщении, - это человек, с которым вы встречались в Швеции.

- Макс, - выпалила я. - Я знала его под этим именем. Но я не узнала его. Он все время избегал меня и выглядел совсем не так, как в прошлую нашу встречу. Остальных - Ханса и Руди - на теплоходе не было.

Буркхардт сверился со своими записями:

- Дейкин и Гурк...

- Кто? Ну говорите же, Буркхардт, я по горло сыта глупыми вопросами.

- Гм, вы их знали как Свита и Брайта.

- А, да. Их я прежде никогда не видела и думала, что это ваши люди, - добавила я, чтобы он понял наконец, как я на него сердита. - А все вы с вашей проклятой одержимостью конспирацией! Неудивительно, что весь наш несчастный г... мир находится в том состоянии, в каком он находится: чего еще ждать, если за сценой политикой манипулируют такие люди, как вы!

- Ну, Вики... - начал Шмидт.

- Заткнитесь, Шмидт! И вы тоже, Буркхардт! Я уже пятьдесят раз отвечала на подобные вопросы и больше делать этого не собираюсь. А Карлу Федеру можете передать, что когда я до него доберусь...

- Да, да, - быстро сказал Буркхардт. - Не хотите ли... э-э... стакан воды?

- У меня не истерика! - снова заорала я. - У меня... Я ухожу! Да, ухожу! Сейчас же.

- Надеюсь, больше вопросов нет? - поспешно вступил Том Дипломат, старавшийся казаться невозмутимым профессионалом.

Зря он напомнил мне о себе.

- Да, кстати, о вас, - набросилась я на него. - Предполагается, что вы должны стоять на страже моих прав.

- Я стою, стою, - быстро заверил Том. - Герр... э-э... Буркхардт, думаю, не стоит продолжать. По крайней мере не теперь.

- Не теперь и никогда потом. Вообще никогда! - заявила я ему. Я начинала себе нравиться. - Я ухожу. Но прежде чем уйти, хотела бы, в свою очередь, задать вопрос Буркхардту, так, из праздного любопытства: кто тот безмозглый болван, который, как предполагалось, должен был меня охранять?

- Это не ее вина, - пролепетал Буркхардт. - Она выполняла приказ, а ей было приказано не...

- Ей?

- Хотите с ней поговорить? Она просила дать ей возможность лично принести вам свои извинения, но я не счел это целесообразным.

- Еще бы! - Черт знает как мне хотелось поскорее убраться оттуда, но любопытство взяло верх: - Где она?

Она, разумеется, оказалась в соседней комнате. Именно там всегда живут подобные люди, в соседней комнате, подглядывая в замочные скважины и нечаянно подслушивая чужие разговоры.

С первого взгляда я ее не узнала. Не узнала и со второго. Гладко зачесанные рыжеватые волосы, сшитый на заказ строгий костюм... Сумерки рассеялись лишь тогда, когда она сверкнула на меня широкой белозубой улыбкой.

- Сьюзи?

Она не подошла ближе.

- Я хотела лично выразить свое сожаление, доктор Блисс. Я подвела вас и очень этим огорчена. Ни у кого из нас не было ни малейших подозрений в отношении мистера Бленкайрона, поэтому я считала, что когда вы с ним, вы в безопасности.

Голос у нее был резче, чем у Сьюзи, и говорила она быстрее, со свойственной жителям Среднего Запада гнусавостью, а вовсе не с южной тягучестью.

- О Господи! - От удивления я словно оцепенела. Потом кое-что вспомнила: - Вы были тогда вечером в отеле - с Пэрри?

Она утвердительно кивнула, больше не улыбаясь.

- Я искала вас с герром Шмидтом. Фоггингтон-Смит ничего не знал о моей истинной роли, я взяла его в качестве камуфляжа. Вы меня видели?

- Я-то вас видела. Но поскольку не знала, на чьей вы стороне, убежала. И бежала всю дорогу вниз вдоль чертова Нила! - Меня снова стал душить гнев. - Ужасное, знаете ли, путешествие - безумный страх, постоянная тревога, жажда и изнеможение, лихорадка, Фейсал с изрешеченными ногами в этой проклятой больнице... С дороги! Я убью его!

Буркхардт предусмотрительно ретировался за стол, а Джон поймал меня за руку:

- Извините нас, леди и джентльмены. Это у нее пройдет, но не скоро.

Они со Шмидтом поволокли меня к двери. Сьюзи бросилась открывать ее. Она стояла спиной к Буркхардту и, перехватив мой взгляд, завращала глазами и скорчила выразительную гримасу.

Потом... Потом она медленно и многозначительно перевела взгляд с меня на Джона. Он держал меня под руку и гладил мои пальцы другой ладонью. Он никогда не делал этого на людях, да я бы и не позволила, но такие вещи порой случаются непроизвольно. Трудно все время быть начеку.

Невольно я начала выдергивать руку. Его пальцы крепко сомкнулись у меня на запястье, словно он хотел предупредить, чтобы я не дергалась; но Сьюзи заметила и то, и другое движение. Она слегка подняла голову, глаза ее расширились, и она снова стала прежней Сьюзи. Она не сказала этого вслух, но я точно знала, что ей вспомнился в ту минуту разговор, произошедший между мной и Лэрри в Саккаре. "Не так уж он и молод", - сказала я тогда, не подумав, а Лэрри спросил, была ли я знакома с Джоном прежде.

Сьюзи посмотрела мне прямо в глаза и улыбнулась:

- До свидания, доктор Блисс. До свидания, мистер Тригарт. Удачи вам обоим.

Забавно, как все желают мне удачи.

Я начинала верить, что все обойдется. Шли настойчивые слухи о церемонии чествования и разных медалях. Фейсал, как говорили, займет пост директора Института, и я ни минуты не сомневалась, что, вступая в должность, он будет крепко стоять на обеих ногах. Он поправлялся намного быстрее, чем ожидали врачи; когда мы навещали его в последний раз и я, прощаясь, склонилась, чтобы поцеловать его, он притянул меня к себе и обнял так, что Джону пришлось отрывать меня от него.

- Вы ведь приедете еще, правда? - спросил Фейсал. - И уж тогда позвольте мне показать вам Египет без всяких осложнений.

- Надеюсь, - к собственному удивлению, совершенно искренне ответила я.

В целом наши дела улучшались. Я, правда, почти не спала. А Джон спал.

Он всегда успокаивается, как только я коснусь его. Но в ночь накануне отъезда я не спешила прерывать его тяжелый сон, а наблюдала, как он мечется и стонет. Можно было разобрать даже несколько слов, произносимых в бреду. Он бы сказал, быть может, что-нибудь еще, но я больше не выдержала и положила руку ему на плечо. Он сразу очнулся.

Джон тихо лежал у меня на плече, пока дыхание его снова не стало ровным, потом сказал:

- Возможно, у тебя возникло одно заблуждение, которое мне хотелось бы развеять. Я не принадлежу к тем чувствительным, сверхблаговоспитанным аристократам, которые терзаются сознанием вины из-за того, что какой-то антиобщественный элемент по их милости получил по заслугам.

- Подозреваю, что такие существуют только в книгах, - сказала я, стараясь выражаться так же ясно и беспристрастно, как он.

- Совершенно верно. Нет людей столь же эгоистичных и жестоких, как эти твои сверхблаговоспитанные аристократы. Ты, безусловно, заметила это.

- Джон...

- Прости, что разбудил тебя. Больше такого не случится.

Вскоре он снова заснул. А я - нет.

На следующее утро мы попрощались в аэропорту. Мы со Шмидтом улетали первыми; самолет Джона уходил часом позже. Рука у него была на перевязи, главным образом чтобы произвести должное впечатление на окружающих, но следовало с огорчением признать, что та случайная огнестрельная рана действительно заживала не так быстро, как ожидалось, и мне показалось, что у него снова поднялась температура. Я повторяла себе, что беспокоиться не о чем: Джен будет пилить его, пока он не пойдет к врачу. На левый рукав он надел траурную повязку под стать перевязи. Костюм стал ему немного свободен, но был отлично сшит, и Джон представлял собой образец английского джентльмена, мужественно скрывающего личное горе. К радости репортеров, он галантно припал к моей руке и позволил Шмидту похлопать себя по спине. "Трое друзей, случайно встретившихся, но спаянных пережитой вместе трагедией" - что-то в этом роде я позже прочла в какой-то газете. Все статьи о нас были слащаво-сентиментальными, особенно те, что печатались в бульварных изданиях.

Я поклялась, что не оглянусь, и, конечно же, оглянулась. Он поднял руку, улыбнулся и зашагал прочь.

- Не плачьте, дитя мое, - сказал Шмидт, - вы скоро снова увидитесь.

- Я не плачу. - Я и не плакала, две слезинки - это еще не плач, хотя и знала, что, вероятно, мы больше никогда не увидимся.

II

Спустя пару недель мы со Шмидтом гуляли вдоль Изара. Шел дождь. Идея принадлежала Шмидту - он находит прогулки под дождем романтичными. Я не разделяю его мнения и вспоминала ясные жаркие египетские дни с ностальгией, которой от себя даже не ожидала. Под свинцовым небом река выглядела серо-стальной. Кучи мокрых опавших листьев хлюпали и скользили под ногами. Мои насквозь промокшие волосы тонкими прядями липли к лицу и шее. Я ведь собиралась их остричь, почему же до сих пор этого не сделала? Я знала, почему.

- Дурацкая была идея, - проворчала я. - Мне холодно, я промокла и хочу вернуться к работе.

- За последнюю неделю вы не проработали и пяти минут, - заметил Шмидт. - Просто сидите в кабинете, уставившись в бумаги, словно заточенная в башню, и ничего не делаете. Вот глупышка. Почему вы ему не позвоните? Номер есть в телефонной книге.

- Шмидт, вы дьявол-искуситель. - Я поскользнулась и схватилась за его руку, чтобы не упасть. Он радостно улыбнулся и поддержал меня. - Вы-то ему не звонили, нет?

- Нет, за кого вы меня принимаете!

- За назойливого, любопытного...

- Я позвонил лишь в английскую справочную и узнал номер, - примирительно сказал Шмидт. - С вашей стороны будет просто знаком вежливости осведомиться о его здоровье.

- С ним все в порядке. - Я пнула ногой комок мокрых листьев. - Вы же знаете. Вам ведь Джен тоже звонила.

- О да, очень трогательно с ее стороны, - шмыгнув носом, сказал Шмидт. - Милая старушка благодарила нас за доброту, которую мы проявили к ее сыночку. Господи Боже мой, когда она начала говорить о его тяжелой утрате и достоинствах этой ужасной женщины, я едва сдержался, чтобы чего-нибудь не ляпнуть.

Это действительно было крайне неприятно. Джен вообще была со мной не слишком любезна. Она все говорила правильно, но у меня осталось ощущение, что кое-что из газетных сплетен ей не понравилось. Ни один из репортеров, правда, не опустился до того, чтобы прямо обнародовать свои непристойные подозрения, но встречались намеки на "красивую молодую блондинку" (в подобных статьях все женщины предстают красавицами) и на нежное участие, которое принимал в ней Джон.

Как-то раз он сказал, что я не нравлюсь его матери.

- Джон, наверное, очень устает от ее опеки, - заметил Шмидт.

- Он мирится с ней только постольку, поскольку сам того желает. Шмидт, давайте возвращаться назад. - Я чихнула.

- Нет. Мы еще не сказали того, что должно быть сказано. Но я не хочу, чтобы вы простудились. Пойдем в кафе и выпьем кофе. Со сливками, - радостно добавил Шмидт.

Взбитые сливки были у него на кофе, на двойной порции шоколадного торта, а когда он все съел и выпил, и на его усах. Кафе оказалось маленьким, теплым, уютным, чему способствовал, вероятно, и низкий потолок. За запотевшими окнами, к счастью, не была видна мерзкая погода, царившая снаружи. Шмидт вытер усы и наклонился ко мне, упершись локтями в стол.

- Ну а теперь, Вики, скажите, что происходит? Когда человек страдает, ему нужно выговориться, а кто выслушает вас лучше, чем папа Шмидт, а?

У него на усах осталась капелька взбитых сливок. То ли это придало ему какой-то совсем домашний вид, то ли обстановка в кафе была очень уютной, даже интимной, но я вдруг поняла, что буду говорить сейчас до хрипоты.

- Я вас люблю, Шмидт, - призналась я.

- Что ж, мне это давно известно, - самодовольно ответил Шмидт. - Но так приятно услышать это от вас. Вам хватило смелости то же самое сказать и ему?

- Угу.

- Надеюсь, с большим воодушевлением, чем сейчас. Он тоже вас любит. Так чего же вы боитесь?

- Забавно, - глухо отозвалась я, - он задал мне тот же вопрос.

- И что вы ответили?

- Наверное, сморозила какую-то глупость. Но это глупый вопрос, Шмидт! Любить - значит приговорить себя к пожизненному страху. Начинаешь болезненно осознавать, сколь уязвим человек - костяк хрупких костей, покрытых ранимой плотью, пристанище для миллиардов смертельно опасных бактерий и ужасных болезней. А любить такого человека, как Джон, - все равно что играть в русскую рулетку. И он никогда не станет другим, не сможет измениться, а его образ жизни не сулит долгих счастливых отношений, не правда ли? Я очень долго боролась со своими чувствами. Гораздо дольше, чем хотела бы в том признаться, потому что знала: если дам им волю, это будет навсегда, бесповоротно и безоговорочно. Такая уж я есть. А он... Это не просто физическое влечение... Вы смеетесь, Шмидт? Господи, помоги мне, если вы смеетесь надо мной...

- Ну кто бы тут удержался от смеха? Вы, обычно такая чопорная и строгая... Вики, я не всегда был стариком и еще не забыл, что значит чувствовать то, что чувствуете вы. Но все равно не понимаю, что вас сдерживает.

- Дело не во мне, Шмидт, а в Джоне, черт возьми! Когда я вижу, как он вдруг перестает быть сентиментальным, благородным, даже жертвенным по отношению ко мне, то надеюсь, что ошиблась, потому что не могу никогда взять в толк, что заставляет его так меняться, становиться высокомерным и упрямым. Вот и сейчас: если бы он хотел, то позвонил бы мне, ведь прошло уже почти две недели. Но ведь он заставил мать позвонить вместо себя - верный знак того, что...

Шмидт достал носовой платок.

- Поплачьте, Вики, моя дорогая, - сказал он. - Расслабьтесь, вам станет легче.

- Спасибо, наверное, вы правы.

Он придвинул свой стул поближе и обнял меня за плечи. Он был уютным и мягким, как огромная подушка, да еще и теплым. Кончив хлюпать носом, я увидела перед собой еще одну чашку кофе с двойной порцией взбитых сливок. Представления Шмидта об утешении зиждутся на взбитых сливках и шоколаде.

- Итак, - сказал он деловым тоном, - теперь вам будет лучше и мы сможем серьезно обсудить проблему. Я доверяю вашим выводам относительно его чувств, поскольку вам лучше знать. Но можете ли вы объяснить, почему он так себя ведет? Ведь сейчас ваше положение безопаснее, чем когда бы то ни было: полиция его не подозревает, и у вас появилась официальная возможность не скрывать своего знакомства.

- Да, Джона Тригарта полиция не ищет, это точно. Но сэра Джона Смита и дюжины две других субъектов, которых он представляет под другими именами, ищет не только полиция. Макс уверял, что у него нет никаких претензий, но Джон, совершенно очевидно, не поверил ему, а сколько еще людей, подобных Максу, шныряет вокруг? Вот что его беспокоит, Шмидт. Не просто беспокоит - приводит в ужас. До последней ночи, проведенной в Египте, я думала, что его снедает чувство вины из-за нее... но, оказывается, это меня он видит в своих ночных кошмарах. В ту ночь он вновь пережил во сне жуткий час, проведенный несколькими днями раньше в обществе Макса и компании, и по тому, что я смогла разобрать из его болезненного бреда, поняла, что его страшило не то, что случится с ним, а то, что может случиться со мной, если он этого не предотвратит. Он все повторял: "Это было так близко!" - при этом имея в виду вовсе не приближение собственной смерти, он имел в виду... О проклятие! Понимаете, о чем я говорю?

- Да, конечно, понимаю, - нахмурившись, ответил Шмидт. - Это очень...

- Если вы скажете, что это романтично, я вас ударю.

- Я хотел сказать "трогательно". Более чем трогательно. Прекрасно! Да, да, это именно то поведение, какого я ожидал от такого человека, как Джон. Он страшится подвергнуть вас опасности и потому избегает. А вы этого хотите?

Я отказалась от длинной поэтической тирады. Прямой вопрос подвиг меня на правдивый ответ: "Нет!"

- Но он, быть может, не так уж и не прав, - сказал Шмидт. - Он больше вас знает о грозящих ему опасностях.

- Он не имеет права принимать решение за меня. Черт бы побрал вас всех, "истинных мачо"! Вы всегда прибегаете к этому трюку, причем вовсе не из рыцарских побуждений, а из чистого эгоизма: запрятать маленькую, слабую женщину в укромный уголок, чтобы вам не нужно было беспокоиться о ней. А как насчет того, что мы тоже беспокоимся о вас? Не знаю, способны ли вы понять меня?

- О да, разумеется, - ответил Шмидт, - я-то как раз очень хорошо это понимаю.

Я опустила глаза:

- Туше, Шмидт. Признаю, я точно так же вела себя по отношению к вам. Но в этом случае - в обоих этих случаях - ущерб уже причинен. Если вам кто-то небезразличен, вы становитесь жутко уязвимым, и тогда худшее, что может быть, это неизвестность. Ведь что-то страшное может произойти с вашим любимым человеком в любой момент, вероятно, это происходит именно сейчас, а вы не узнаете об этом еще много дней, а то и недель... Знаете, чем я занималась вчера? Я купила проклятую английскую газету и читала в ней проклятые некрологи! Я не могу так жить, Шмидт, и он не имеет права ожидать этого от меня. Нет, не буду ему звонить, потому что это его проблема и ему придется решать ее самому, а если он не может примириться с очевидным, бесспорным фактом, что...

Я не могла продолжать, мне не хватало воздуха. Шмидт кивал, улыбался, и в его глазах-бусинках появилось характерное сметливое выражение.

- Шмидт, - сказала я, - я уже обязана вам так, что едва ли смогу когда-нибудь достойно отплатить, и я благодарна вам за то, что вы терпели эту эмоциональную оргию, даже если мои слезливые излияния доставили вам удовольствие. Но если вы позвоните ему и передадите наш разговор, я вас убью.

- Ну что вы, Вики! Разве я способен на это? - Он достал бумажник. - Ну ладно, пора возвращаться в музей. Работа, работа, да? Надеюсь, впредь ваш труд станет более производительным.

Дождь продолжался. День за днем. Три дня подряд, чтобы быть точной. Мне было безразлично. В сложившейся ситуации я бы даже восприняла появление солнца на небе как личное оскорбление. В плохую погоду хоть было чем заняться: уборки за Цезарем хватило бы на полный рабочий день.

Они с Кларой обрадовались моему возвращению. Клара, конечно, не преминула выразить свое неудовольствие и демонстрировала его целый день. Она вошла в комнату, но села ко мне спиной, лишь изредка поворачивая голову и бросая на меня беглый взгляд, чтобы убедиться, что мне небезразличен ее демарш. К тому же она разговаривала. Нет существа более шумного, чем раздраженная сиамская кошка. Но в конце концов она снизошла до того, чтобы прыгнуть мне на колени, после чего избавиться от нее было уже невозможно. Я натыкалась на нее каждый раз, поднимаясь по лестнице, и спала она у меня не в ногах, а на голове, и хвост вечно залезал мне в рот.

Цезарь более непосредственно выразил свой восторг по поводу моего появления. Благодаря непрекращающемуся дождю он мог теперь всласть вываляться в грязи с головы до ног и считал своим долгом разделить удовольствие с той, которую любил больше всех. Если бы не он и не Шмидт...

Но в тот мрачный вечер, в четверг, настроение у меня было еще более убийственным, чем обычно. Путь домой сквозь дождь и туман, в сплошных уличных пробках, под скрежет крыльев и бамперов, то и дело задевающих друг за друга, был сплошным кошмаром. Цезарь, выпущенный в палисад на прогулку, нашел там какую-то падаль и вывалялся в ней. Клара решила, что ей больше не нравится тот сорт кошачьей еды, которым я кормила ее целую неделю, и я только что закупила целую упаковку.

Я была слишком подавлена, чтобы снимать мокрую одежду и грязные туфли, - так и уселась на кушетку, упершись локтями в колени и положив подбородок на ладони. Мокрые волосы свисали на лицо. В этот момент раздался звонок в дверь.

Шмидт напоминал Деда Мороза - в руках он держал кучу свертков, а двойной подбородок утопал в красном шарфе. Из одного пакета торчала бутылка шампанского.

- Пришли подбодрить меня? - кисло поинтересовалась я.

- Не грубите, вы сами знаете, что рады мне.

- Да, рада. Привет, Шмидт.

- Griiss Gott, - официально произнес Шмидт. - Помогите-ка разобрать все это. Мы собираемся устроить вечеринку.

- Надеюсь, "мы" - это вы и я? - Я последовала за ним на кухню. Цезарь и Клара, разумеется, тоже. Они знали Шмидта. Когда он стал распаковывать свертки, я поняла, что закупки сделаны в "Дельмайере" - знаменитом мюнхенском магазине деликатесов. - Мне больше никого не хотелось бы сегодня видеть.

- Я пригласил еще одного гостя, - признался Шмидт. Он безуспешно сдерживал улыбку, но я уже догадалась, что скажет дальше: - Однако, думаю, ему вы тоже будете рады.

Я медленно потащилась за Шмидтом обратно в комнату и там остановилась как вкопанная - полагаю, это подходящее выражение, - потому что в коридор вошел он. Думала ли я в тот краткий момент о том, как жутко выгляжу? Разумеется. Я не раз представляла себе эту встречу. В мечтах я видела себя в белых одеждах из тончайшей ткани; волосы (только что вымытые и тщательно расчесанные) ниспадали мне на плечи. По милости Шмидта на самом деле я выглядела, как поденщица, возвращающаяся с работы.

Но мне, в сущности, было все равно.

Я сумела удержаться и не броситься ему на шею, когда он вошел в комнату. Волосы у него были влажные и длинноватые, они слегка завивались над ушами. Я громко сглотнула и с привычной снисходительностью сказала:

- Ты не был обязан приходить.

- Я старался держаться от тебя подальше, - ответил Джон, - но лишь ради тебя самой, дорогая; я не достоин тебя, но образ твой вечно хранит мое сердце. Ты не хочешь прервать меня, пока я не нанес еще какого-нибудь оскорбления английской словесности?

Он улыбался, но улыбка была странной - вымученной, и, если бы это слово настолько не вязалось с обликом Джона, я бы даже сказала, что он выглядел оробевшим.

- Я не собираюсь делать и говорить ничего до тех пор, пока Шмидт не выйдет из комнаты, - промямлила я.

- Почему бы и нет? - ответил Шмидт, сгорая от любопытства.

- Действительно, почему бы и нет, - согласилась я. - Чертовски хороший вопрос, Шмидт.

Комнатка у меня маленькая - ему пришлось сделать всего один шаг.

- Sehr gut, - послышался голос Шмидта откуда-то из розовых облаков. (Противно упоминать об этих розовых облаках, но я ведь уже вынуждена была признать, что мое воображение склоняется к разного рода штампам.) - Пойду пока открою шампанское.

- С тебя сняли все повязки, - прошептала я, - ты действительно здоров?

- Зачем пересчитывать мне ребра? Грудь у меня еще немного побаливает, так что, если не возражаешь...

- Ты так похудел. Шмидт все-таки позвонил тебе, хоть я и обещала убить его, если он...

- Ты тоже немного похудела, правда? Вот здесь и, кажется, здесь...

- Значит, он тебе позвонил.

- Когда он позвонил, я уже два часа сидел, уставившись на телефонный аппарат и сдерживаясь, чтобы не позвонить тебе. Ты на него сердишься?

- Нет. Что он тебе сказал?

- У меня до сих пор горят уши, - неохотно признался Джон. - Даже грозные инвективы дорогой старушки матушки никогда не достигали такого хирургически точного уровня исследования моего поведения. Вики... - он положил руки мне на плечи и немного отстранился, - мы должны все решить, пока Шмидт не вернулся и не разбил нам головы той бутылкой шампанского, которую сейчас открывает. Мне казалось, что ты больше никогда не захочешь даже взглянуть на меня.

- Я ведь сказала, что люблю тебя.

- Да, но...

- Разве я не убедительно продемонстрировала тебе это?

- Разумеется. Но у тебя не было другого выхода, ты была бессильна передо мной. Я ведь говорил, что перед моим прадедом дамы падали словно кегли. Дорогая, сейчас же прекрати и постарайся хоть раз в жизни быть серьезной.

- Это я-то должна быть серьезной?! - Я "сейчас же" прекратила.

- Да, ты права, но ты сама виновата. Ни с кем, кроме тебя, я не веду себя так по-идиотски. - Он взял мое лицо в ладони. - Серьезно, Вики. Я старался избегать тебя. Если ты не...

- Ты женишься на мне?

Его глаза расширились от ужаса:

- Конечно, нет! Ты с ума сошла?

- Что в таком случае делать бедной девушке? Если ты не попросишь меня...

- Надеюсь, ты не думаешь, что я настолько низко ценю твои умственные способности, что предложу тебе связать со мной жизнь? - возмущенно сказал Джон.

- Тогда как насчет опасной связи?

Я выбрала неудачное определение. Глаза его потемнели и пальцы впились в мои виски.

- У меня не хватит мужества, Вики, пройти через нечто подобное снова. Если я выживу, а ты - нет, я застрелюсь.

- Мне говорили, что смерть от пьянства гораздо веселей.

- О Господи! Почему ты не даешь мне ни минуты побыть в жанре высокой драмы?

- За тобой должок - ты испортил мне великолепную сцену в Амарне.

- Ты неисправима. - Он притянул меня к себе. - И неотразима. Хорошо, тогда...

- Любимый! Ты делаешь меня самой счастливой женщиной на...

- А я бы и не женился на тебе, если бы ты была самой несчастной женщиной на свете, - сказал Джон. - Ну что ж, сделаем еще одно подношение Святому Иуде. Моя дорогая, ты уверена, что действительно хочешь этого? Возможно, пройдут годы, прежде чем я смогу...

Дверь из кухни распахнулась, и появилась голова Шмидта:

- Не обращайте на меня внимания, друзья мои. Шмидт продолжает работать над решением проблемы.

Голова снова исчезла, вслед за чем послышался глухой стук, поток ругательств и отчаянный визг Цезаря. Ему Шмидт успел преградить дорогу, а вот маленького пушистого существа он просто не заметил. Джон завопил и схватился за лодыжку:

- Проклятая чертовка!

Я посмотрела вниз: Клара укусила его за ногу.

- Восемь лет, - сказал Шмидт. Его простодушное лицо омрачилось. - Если это не мелкая кража...

- В моей деятельности нет ничего мелкого, - с достоинством заметил Джон. - Давайте-ка вспоминать... Италия.

Мы сидели, уютно, по-домашнему устроившись в моей комнате. Шмидт - за столом. Перед ним были разложены бумаги, он занес над ними перо. Чтобы работать эффективнее, он снял пиджак и остался в рубашке с короткими рукавами. В очках, сидящих на кончике носа, с сосредоточенно сморщенным лицом, он напоминал добросовестного бухгалтера. Звучали старые записи Роя Акаффа. Когда доходило до одной из любимых песен Шмидта, он начинал подпевать. Его исполнение "Плача заключенного" было особенно задушевным.

Чуть раньше, чтобы дать мне возможность переодеться, Шмидт деликатно удалился на кухню. Я уже говорила, что мой гардероб не поднимается до таких высот, как прозрачные платья, но я сделала все, что могла, и даже завязала волосы красной лентой. Как я и ожидала, лента произвела на Джона подобающее впечатление. Глаза у него расширились, но он сказал лишь - успел сказать до возвращения Шмидта:

- Надеюсь, раз решила, не передумаешь?

Цезарь, положив голову Шмидту на ноги, всхрапывал под столом. Клара сидела на кухне. Я задобрила ее экстравагантными объедками Шмидтова пира, но она все равно была недовольна. Всякий раз, когда она мяукала, Джона передергивало.

Он развалился на кушетке, сняв пиджак и галстук и расстегнув ворот рубашки, - ни дать ни взять утомленный муж в конце тяжелой трудовой недели. Я сидела на полу у его ног. То, что я приняла эту мизансцену, даже не задумавшись о ее подтексте, достаточно красноречиво свидетельствует о моем душевном состоянии. Время от времени рука Джона скользила по моим волосам так легко, что никто, кроме женщины, пребывающей в состоянии эйфории, этого даже и не заметил бы. У меня же любое его прикосновение вызывало электрический разряд в каждом нерве.

- Италия, - задумчиво повторил Джон. - Вот уже почти три года, как у меня не было никаких дел в Италии.

- Ach, sehr gut! - воскликнул Шмидт. И сделал пометку в бумагах.

Я подняла голову и посмотрела на Джона:

- Рим?

- Правильно. Ну и память у тебя.

- Теперь, - Шмидт перелистал записи, - что дальше? В Норвегии у нас ничего нет. Швеция. Ваше последнее... э-э-э, га... приключение в Швеции - это то самое, в котором участвовала Вики?

- Не имеет значения, - сказал Джон, удобно вытягиваясь на кушетке. - Им никогда не удастся ничего на меня навесить.

- А Лиф? - вспомнила я.

- Ты всегда умеешь найти что-нибудь приятное. - Джон накрутил на палец мой локон и легонько дернул. - Невозможно доказать, что это сделал я. И в любом случае это была самооборона.

- Очень хорошо, очень хорошо, - обрадовался Шмидт. - В Соединенном Королевстве вы ведь не совершали никаких... э-э-э... действий?

- Ничего такого, о чем стоило бы беспокоиться, - несколько уклончиво ответил Джон. - Есть такая пословица - только худая птица в своем гнезде гадит.

- А в Штатах?

- Нет.

- А что насчет археологической ценности, которую Институт восточных культур, как он глубоко убежден, обрел снова благодаря тебе? - спросила я.

Джон был шокирован:

- Это оригинал! Как ты могла заподозрить меня в подлоге!

Шмидт сверился со своими записями.

- Итак, мы имеем... Германию, Италию, Францию, Египет, Турцию и Грецию. М-м-м-да. Но за два последних года - нигде и ничего?

- Я был занят, - оправдался Джон.

Я поднялась на колени и внимательно посмотрела ему в глаза:

- Два года? Стало быть, прошлой зимой, когда ты кормил меня, как мне казалось, сказками о замечательной, честной работе и о том, что ты стал респектабельным... Значит, это было правдой?!

Джон застенчиво улыбнулся:

- Понимаю, в это трудно поверить. Но о загородном доме я тебе тоже не лгал. Правда, сейчас пока не могу себе его позволить. Все ушло на магазин. Знаешь, в наши дни так трудно начинать новое честное дело: налоги, бесконечные формальности, масса ограничений...

- О, Джон! - Я взяла его руку и приложила к щеке. - Ты это сделал ради меня? Я сейчас заплачу.

- Ужасная женщина. Как ты смеешь насмехаться надо мной!

- Но почему ты мне ничего не сказал?

Он выглядел таким смущенным, будто его уличили в двоеженстве. Я опять села на пятки.

- Ты не хотел влиять на мое решение? Джон, если ты не перестанешь проявлять такое благородство, я тебя брошу и найду себе кавалера поинтересней.

Джон ухмыльнулся, а Шмидт искренне забеспокоился:

- Вики, вы не должны шутить такими вещами. Подведем итог: ждать осталось не так уж долго - каких-нибудь шесть лет, может, даже пять.

Но на самом деле все было далеко не так просто. Срок давности, когда речь идет о кражах предметов искусства, колеблется в зависимости от страны и даже от судьи, рассматривающего дело. К тому же он все время меняется. Кроме того, в первую очередь Джона беспокоила даже не полиция. Шмидту это было понятно так же, как и мне. Он просто пытался ободрить нас, благослови его Господь.

- Думаю, кое-что я мог бы вернуть, - сказал Джон тоном, каким капризный мальчик предлагает вернуть шоколадку, которую он свистнул в кондитерской на углу. Но я заметила огонек, вспыхнувший в глубине его глаз, и когда Шмидт радостно подхватил:

- Это было бы wunderbar [63], - твердо сказал он.

- Но только в том случае, если для этого не нужно снова красть эти вещи. Мало тебе неприятностей? Честное слово, Джон, мне иногда кажется, что тебе доставляет удовольствие сам процесс, не знаю уж почему.

Незаметно для Шмидта, который размышлял над этим новым предположением, Джон прихватил меня за ухо.

- Исправиться никогда не поздно, поэтому можно и повременить, - бодро сказал он. - В последнее время я был что-то слишком уж добродетелен. Заборы чинил, можно сказать. Институт восточных культур не единственное учреждение, которое высоко меня ценит. Бесчисленное количество милых старушек обещали поминать меня в своих молитвах и несколько умиравших с голоду сирот...

- Уже поздно, - сказала я, затаив дыхание. - Вы наверняка устали, Шмидт?

- Устал? Ничего подобного! Мы же празднуем, не так ли? - На проклятой пленке в этот момент зазвучала новая песня, Шмидт вскочил на цыпочки: - Потанцуем, Вики, nicht?

- Это не полька, Шмидт.

- Вы что же думаете, я не могу отличить польку от вальса? Я прекрасно вальсирую, а равно танцую польку, и самбу, и румбу.

Он протянул мне руку и помог встать с пола. Я сердечно улыбнулась ему - в тот момент я была готова на все, чего бы ни захотел этот милый коротышка, даже если и после этого он не уйдет домой. И потом все-таки это была не самба.

Шмидт заключил меня в объятия, и мы заплясали именно так, как я ожидала: раз, два, три - скок, раз, два, три - скок... Я не смогла удержаться от смеха и все пыталась понять, что за невероятные па выделывает Шмидт. Наконец от остановился, отступил на шаг и лучезарно улыбнулся. Джон подхватил мою руку, крутанул меня и обвил мою талию.

Сколько же существует такого, чего мы никогда еще не делали вместе! Не ходили по магазинам, не гуляли под дождем... Не гуляли. Абзац. Мы всегда только бегали от кого-нибудь. Не сажали нарциссов, не играли в карты, не ходили в оперу, не мыли посуду...

Меня не удивило, что он оказался великолепным танцором - легким, с отличным чувством ритма. Мне казалось, что я и сама недурно танцую, пока нежный голос не проворковал мне в ухо: "Перестань, не пытайся вести меня".

Смех расслабил мои мышцы, и Джон закружил меня в экстравагантном пируэте, приговаривая:

- Ну вот и хорошо, хотя бы на этот раз. Остальные случаи будем обсуждать по мере возникновения необходимости.

Нет более слащавого, душещипательно-сентиментального музыкального произведения, чем "Теннессийский вальс". Положив голову Джону на плечо, я смутно видела, как Шмидт улыбается, довольно кивает головой и кружится более или менее в такт музыке. Потом я перестала видеть его, так как закрыла глаза и оставила попытки вести Джона.

Когда пленка закончилась и я открыла глаза, Шмидта уже не было. Я лишь услышала, как тихо закрылась входная дверь.

Джон опасливо оглядел комнату.

- Она на кухне, - успокоила его я. - Может быть, поиграем в карты?

Он всегда знал, о чем я думаю.

- Завтра. После того, как выгуляем собаку и вымоем посуду. Я даже попытаюсь заключить перемирие с твоей кошкой-людоедкой. Но сейчас...

- Можешь вести...

- Это я и собираюсь сделать. На сей раз. Он развязал ленту, стягивавшую мои волосы. Надеюсь, что будет и другой раз. По крайней мере завтра. Согласна и на это. В конце концов каждый из нас есть лишь то, на что он может рассчитывать.

Примечания

[1]  Автор пользуется английской системой мер, в соответствии с которой:

1 фут = 0,3048 м

1 дюйм = 0,0254 м

1 ярд = 0,914 м

1 миля = 1,609 км

1 фунт = 0,454 кг

1 пинта = 0,473 л.

Здесь и далее, кроме особо оговоренных случаев, примеч. перев.

[2]  Здесь: простите? (нем.).

[3]  До свидания (нем.).

[4]  Роман "В долгу у ночи". - Примеч. автора.

[5]  Роман "Силуэт в багряном". - Примеч. автора.

[6]  Роман "Троянское золото". - Примеч. автора.

[7]  В естественном виде, здесь: в чем мать родила (фр.).

[8]  Нет (нем.).

[9]  Традиционная египетская одежда - длинное платье в форме рубашки, которую носят и мужчины, и женщины.

[10]  Образ действий (лат.).

[11]  Воинственное имя (фр.), здесь: имя, которое принимает герой, выходя на "тропу войны".

[12]  Фальшивый, ложный (фр.).

[13]  Sweet - сладкий, милый (англ.).

[14]  Bright - светлый, яркий, блестящий (англ.).

[15]  Bliss - блаженство, счастье (англ.).

[16]  Супружеская жизнь втроем (фр.).

[17]  Этим словом египтологи обозначают врезанные или выступающие плоские изображения на ровной поверхности камня.

[18]  Основное блюдо (фр.).

[19]  Рименшнейдер Тильман (ок. 1460-1531) - немецкий скульптор эпохи Возрождения.

[20]  Мастаба - дословно: широкая скамья (арабск.). Мастабы - наземные гробницы, в которых саркофаги по форме напоминают такие скамьи.

[21]  Элемент готической архитектуры - рыльце водосточной трубы в виде фантастической фигуры, нередко со злобным выражением лица.

[22]  Так стали называть египтян-христиан после завоевания Египта Византией.

[23]  Улица дорогих модных магазинов в Лондоне.

[24]  Здесь: У каждого на свой лад (фр.).

[25]  Сладкой жизнью (ит.).

[26]  Сухие долины в пустынях Аравии и Северной Африки, дно которых периодически, после сильных ливней, наполняется водой.

[27]  Слава Богу (нем.). В северных областях Германии это выражение употребляется в качестве приветствия при встрече.

[28]  Нет, нет (нем.).

[29]  Добро пожаловать (нем.).

[30]  Фрэнки и Джонни были любовниками. Мой Бог, что они понимали в любви (нем.).

[31]  Большое спасибо, до свидания (нем.).

[32]  Ну естественно! (нем.).

[33]  В Египте так называют уличный базар.

[34]  Мой друг (нем.).

[35]  Вы поступили правильно, мой друг (нем.).

[36]  Ах, да! (нем.).

[37]  Ах, огромное спасибо (нем.).

[38]  Ах ты, дорогой (нем.).

[39]  Очень хорошо! (нем.).

[40]  Сокращенно от Тутанхамона.

[41]  Спите спокойно (нем.).

[42]  Подаяние (арабск.).

[43]  Что ты сказала? (нем.).

[44]  Правильно (нем.).

[45]  Так в Египте называют прислугу мужского пола.

[46]  Свидетельствую свое почтение, отдаю вам должное (фр.).

[47]  Где ты? Ты ранена? Ах, Боже... (нем.).

[48]  Страшно, ужасно (нем.).

[49]  Название известных во всем мире путеводителей по разным странам, выпускаемых одноименным немецким издательством.

[50]  Название самки ядовитого паука семейства каракуртов, укус которой может быть смертельным.

[51]  Спасибо (арабск.).

[52]  Анк - священный крест, символизировавший жизнь в Древнем Египте.

[53]  По Фаренгейту, что равно приблизительно 38 градусам по Цельсию.

[54]  Добрый вечер (нем.).

[55]  Боже милостивый (нем.).

[56]  Ты сердишься (нем.) - вероятно, намек на изречение "Юпитер, ты сердишься, значит, ты не прав".

[57]  Лжец (нем.).

[58]  Очень хорошо, мой друг (нем.).

[59]  Улица (арабск.).

[60]  Добрый вечер, фройляйн доктор. А мы уж заждались (нем.).

[61]  Но, милостивая фрау, герр Макс мне сказал... (нем.).

[62]  Веселого Рождества! (нем.).

[63]  Чудесно (нем.).

"Night Train to Memphis" 1994, перевод И. Дорониной

Число просмотров текста: 11449; в день: 2.6

Средняя оценка: Отлично
Голосовало: 4 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0