Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Юмор
Чехов Антон Павлович
Месть

Был день бенефиса нашей ingenue*.

_______________

* инженю (франц.).

В десятом часу утра у ее двери стоял комик. Он прислушивался и стучал по обеим половинкам двери своими большими кулаками.  Ему  необходимо  было видеть ingenue. Она должна была вылезть из-под своего одеяла во что бы  то ни стало, как бы ей ни хотелось спать...

- Отворите же, чёрт возьми! Долго ли еще  мне  придется  коченеть  на этом сквозном ветру? Если б  вы  знали,  что  в  вашем  коридоре  двадцать градусов мороза, вы не заставили бы меня ждать так долго! Или, быть может, у вас нет сердца?

В четверть одиннадцатого комик услышал  глубокий  вздох.  За  вздохом последовал скачок с кровати, а за скачком шлепанье туфель.

- Что вам угодно? Кто вы?

- Это я...

Комику не нужно было называть себя. Его легко можно  было  узнать  по голосу, шипящему и дребезжащему, как у больного дифтеритом.

- Подождите, я оденусь...

Через три минуты его впустили. Он вошел, поцеловал у ingenue  руку  и сел на кровать.

- Я к вам по делу, - начал он, закуривая сигару. -  Я  хожу  к  людям только по делу, ходить же в гости я предоставляю господам бездельникам. Но к делу... Сегодня я играю в вашей пьесе графа... Вы, конечно, это знаете?

- Да.

- Старого графа. Во втором действии я появляюсь на  сцену  в  халате. Вы, надеюсь, и это знаете... Знаете?

- Да.

- Отлично. Если я буду не в халате, то я согрешу  против  истины.  На сцене же, как и везде, прежде всего -  истина!  Впрочем,  mademoiselle,  к чему я говорю это? Ведь, в сущности говоря,  человек  и  создан  для  того только, чтобы стремиться к истине...

- Да, это правда...

- Итак, после всего сказанного вы видите, что халат мне необходим. Но у меня нет халата, приличного графу.  Если  я  покажусь  публике  в  своем ситцевом халате, то вы много потеряете. На  вашем  бенефисе  будет  лежать пятно.

- Я вам могу помочь?

- Да. После  в а ш е г о  у вас остался прекрасный  голубой  халат  с бархатным воротником и красными кистями. Прекрасный, чудный халат!

Наша  ingenue  вспыхнула...  Глазки   ее   покраснели,   замигали   и заискрились, как стеклянные бусы, вынесенные на солнце.

- Вы мне одолжите этот халат на сегодняшний спектакль...

Ingenue  заходила  по   комнате.   Нечесаные   волосы   ее   попадали беспорядочно на лицо и плечи... Она зашевелила губами и пальцами...

- Нет, не могу! - сказала она...

- Это странно... Гм... Можно узнать почему?

- Почему? Ах, боже мой, да ведь это так понятно! Могу  ли  я?  Нет!.. нет! Никогда!  О н  нехорошо поступил со мной, он неправ... Это правда! Он поступил со мной,  как последний негодяй...  Я согласна с этим!  Он бросил меня только потому, что я получаю мало жалованья и не умею обирать мужчин! Он хотел,  чтобы я брала у этих господ деньги и носила эти подлые деньги к нему, - он хотел этого! Подло, гадко! На подобные притязания способны одни только бессовестные пошляки!

Ingenue повалилась  в  кресло,  на  котором  лежала  свежевыглаженная сорочка, и закрыла руками лицо. Сквозь ее маленькие пальчики комик  увидел блестящие точки: то окно отражалось в слезинках...

- Он ограбил меня! - продолжала она всхлипывая. - Грабь, если хочешь, но зачем же бросать? Зачем? Что я ему сделала? Что я тебе сделала? Что?

Комик встал и подошел к ней.

- Не будем плакать, - сказал он. - Слезы есть малодушие. И к тому  же мы можем найти утешение во всякую минуту... Утешьтесь!.. Искусство - самый радикальный утешитель!

Но ничего не поделал радикальный утешитель.

За всхлипыванием последовала истерика.

- Это пройдет! - сказал комик. - Я подожду.

Он в ожидании, пока она придет к себя, походил по комнате,  зевнул  и лег на кровать. Ее постель женская, но она не так мягка, как  те  постели, на которых  спят  ingenues  порядочных  театров.  Комика  заколола  в  бок какая-то пружина, и его  лысину  зачесали  перья,  кончики  которых  робко выглядывали из  подушки,  сквозь  розовую  наволочку.  Края  кровати  были холодны, как лед. Но всё это не  мешало  нахалу  сладко  потянуться.  Чёрт возьми, от этих бабьих кроватей так хорошо пахнет!

Он лежал и потягивался, а плечи ingenue прыгали, из груди ее вылетали отрывистые стоны, пальцы корчились и рвали на груди фланелевую кофточку... Комик напомнил  ей  самую  несчастную  страницу  одного  из  несчастнейших романов! Истерика продолжалась минут десять. Очнувшись,  ingenue  откинула назад волосы, обвела комнату глазами и продолжала говорить.

Когда дама говорит с вами,  неловко  лежать  на  кровати.  Вежливость прежде всего. Комик крякнул, поднялся и сел.

- Он поступил со мной нечестно, - продолжала она, - но  из  этого  не следует, что я должна отдавать вам халат. Несмотря на его подлый поступок, я еще продолжаю любить его, и халат единственная вещь, оставшаяся  у  меня после него! Когда я вижу халат, я думаю о нем и... плачу...

- Я ничего не имею против этих похвальных чувств, -  сказал  комик, - напротив, в наш реальный, чертовски  практический  век  приятно  встретить человека с таким сердцем и с такой душой. Если вы дадите мне на один вечер халат, то вы принесете жертву,  согласен...  Но,  подумайте,  как  приятно жертвовать для искусства!

И, подумав немного, комик вздохнул и прибавил:

- Тем более, что я вам завтра же возвращу его...

- Ни за что!

- Но почему же? Ведь я же не съем его, возвращу! Какая вы, право...

- Нет, нет! Ни за что!

Ingenue забегала по комнате и замахала руками.

- Ни за что! Вы хотите лишить  меня  единственной  дорогой  для  меня вещи! Я скорей умру, но не отдам! Я еще люблю этого человека!

- Вполне понимаю, но не постигаю только одного, сударыня: как  можете вы менять халат на искусство?.. Вы - артистка!

- Ни за что! И не говорите!

Комик покраснел и поцарапал себя по лысине.  Он  помолчал  немного  и спросил:

- Не дадите?

- Ни за что!

- Гм...  Тэкссс...  Это  по-товарищески...   Так   поступают   только товарищи!

Комик вздохнул и продолжал:

- Жалко, чёрт возьми! Очень жаль, что мы товарищи только на словах, а не на деле. Впрочем, несогласие слова с делом очень характерно для  нашего времени. Взгляните, например, на литературу! Очень жаль!  В  частности  же нас, артистов, губит отсутствие  солидарности,  истинного  товарищества... Ах, как нас губит это! Впрочем, нет! Это  только  показывает,  что  мы  не артисты, не художники! Мы лакеи, а не артисты! Сцена дана нам  только  для того, чтобы показывать публике свои голые локти и  плечи...  чтобы  глазки делать... щекотать инстинкты райка... Не дадите?

- Ни за какие деньги!

- Это последнее слово?

- Да...

- Прелестно...

Комик надел шапку, церемонно раскланялся и вышел из комнаты  ingenue. Красный как рак, дрожащий от гнева, шипящий ругательствами,  пошел  он  по улице, прямо к театру. Он шел и стучал палкой по мерзлой мостовой. С каким наслаждением нанизал бы он своих подлых товарищей на эту сучковатую палку! Еще лучше, если бы он мог проколоть этой артистической палкой насквозь всю землю! Будь он астрономом, он сумел бы доказать, что это худшая из планет!

Театр стоит на конце улицы, в трехстах шагах от острога. Он  выкрашен в краску кирпичного цвета.  Краска  всё  замазала,  кроме  зияющих  щелей, показывающих, что театр деревянный. Когда-то театр был амбаром, в  котором складывались кули с мукой. Амбар был произведен в театры не за  какие-либо заслуги, а за то, что он самый высокий сарай в городе.

Комик пошел в кассу. Там, за грязным липовым столом, сидел его друг и приятель, кассир Штамм, немец,  выдававший  себя  за  англичанина.  Кассир подслеповат, глуп и глух, но всё это, однако,  не  мешает  ему  с  должным вниманием выслушивать своих товарищей.

Комик вошел в кассу, нахмурил брови и остановился  перед  кассиром  в позе боксера, скрестившего на груди руки.  Он  помолчал  немного,  покачал головой и воскликнул:

- Как прикажете назвать этих людей, мистер Штамм?!

Комик стукнул кулаком по столу и, негодующий, опустился на деревянную скамью. Не поток, а океан ядовитых, отчаянных, бешеных слов полился из его рта, окруженного давно уже не бритым  пространством.  Пусть  посочувствует ему хоть кассир! Девчонка, сентиментальная кислятина, не  уважила  просьбы того, без которого рухнул бы этот дрянный сарай! Не сделать одолжения  (не говорю уж, оказать услугу) первому комику, которого десять лет тому  назад приглашали в столичный театр! Возмутительно!

Но, однако, в этом бедняжке-театре  более  чем  холодно.  В  собачьей конуре не холодней. Старый кассир умно делает, что сидит в шубе и  валяных калошах. На окне - лед, а по полу гуляет ветер,  которому  позавидовал  бы даже Северный полюс. Дверь плохо притворяется, и края  ее  белы  от  инея. Чёрт знает что! И сердиться даже холодно.

- Она будет меня помнить! - закончил свою филиппику комик.

Он положил свои ноги  на  скамью  и  прикрыл  их  полой  своей  шубы, оставшейся  ему  в  наследство  двенадцать  лет  тому  назад   от   одного приятеля-актера, умершего от чахотки. Он плотнее завернулся в шубу,  умолк и начал дышать в шубу себе на грудь.

Язык молчал, но зато действовали мозги.  Эти  мозги  искали  способа. Нужно же отмстить этой дерзкой, неуважительной девчонке!

Комик не завернул глаз в шубу, а  пустил  их  на  волю:  гляди,  коли хочешь... Они же, кстати, и не мерзнут. В кассе нет ничего интересного для глаз. У деревянной перегородки стол,  перед  столом  скамья,  на  скамье - старый кассир в собачьей шубе и валенках. Всё  серо,  обыденно,  старо.  И грязь даже старая. На столе лежит еще не початая книга билетов. Покупатели не идут. Они начнут ходить во время обеда. Кроме стола, скамьи, билетов  и кучи бумаг в углу - больше ничего нет. Ужасная бедность и ужасная скука!

Впрочем, виноват: в кассе есть один  предмет  роскоши.  Этот  предмет валяется под столом вместе с ненужной бумагой,  которую  не  выметают  вон только потому, что холодно. Да и веник куда-то запропал.

Под столом валяется большой картонный лист, запыленный и  оборванный. Кассир топчет его своими валенками и плюет на него без  всякой  церемонии. Этот-то лист и есть предмет роскоши. На нем крупными буквами написано: "На сегодняшний спектакль все билеты распроданы".  Ему  за  всё  время  своего существования ни разу еще не приходилось висеть над окошком кассы, и никто из публики не может похвастать тем, что видел  его.  Хороший,  но  ехидный лист! Жаль, что он не находит себе употребления. Публика не любит его,  но зато в него влюблены все артисты!

Глаза комика, гулявшие по стенам и по полу, не могли не  натолкнуться на эту драгоценность. Комик не  мастер  соображать,  но  на  этот  раз  он сообразил. Увидев картонный лист, он ударил себя по лбу и воскликнул:

- Идея! Прелестно!

Он нагнулся и потянул к себе повесть о распроданных билетах.

- Прекрасно! Бесподобно! Это обойдется ей дороже  голубого  халата  с красными кистями!

Через десять минут картонный лист первый и последний раз за всё время своего существования висел над окошечком и... лгал.

Он лгал, но ему поверили. Вечером наша ingenue лежала у себя в номере и рыдала на всю гостиницу.

- Меня не любит публика! - говорила она.

Один только ветер взял на себя  труд  посочувствовать  ей.  Он,  этот добрый ветер, плакал в трубе и в вентиляциях, плакал на разные  голоса  и, вероятно, искренно. Вечером же в портерной сидел комик  и  пил  пиво.  Пил пиво и - больше ничего.

Число просмотров текста: 924; в день: 0.41

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0