Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Поэзия и песни
Майков Аполлон Николаевич
Карамзин

 

Посв. Мих. Петр. Погодину

 
 Вхожу ли в старый Кремль, откуда глаз привольно
 Покоится на всей Москве первопрестольной,
 В соборы ль древние с гробницами царей,
 Первосвятителей; когда кругом читаю
 На деках их имена, и возле их внимаю
 Молитвы шепоту притекших к ним людей, -
 А там иконостас, и пресвятые лики,
 И место царское, и патриарший трон;
 А между тем гудит, гудит Иван Великий,
 Как бы из глубины веков идущий звон, -
 Благоговением душа моя объята,
 И всё мне говорит: "Сне есть место свято!
 Смотри: когда кругом лишь бор густой шумел,
 А на горе снял лишь храм святого Спаса
 Да княжий теремок, где бедный князь сидел, -
 Беседа вещая таинственно велася
 Здесь меж святителем и князем, Здесь его,
 Как древний Самуил, благословил владыка
 На собирание народа своего -
 Святителя завет исполнился великой!
 Помалу собралась вкруг белого Кремля,
 Как под надежный щит, вся Русская земля,
 И каждый град ее свою здесь церковь ставил.
 И высилась Москва! И Чингисханов род,
 Кончаясь, Азию в наследье ей оставил,
 А там от Балтики и до Эгейских вод
 Славяне подняли с надеждою к ней очи,
 И со священного Афона глас пророчий,
 Призвав святую Русь для доблестной борьбы,
 Востока древнего ей передал судьбы".
 
 Так говорит нам Кремль. Но поколенья были,
 Что здесь как пришлецы чужие проходили.
 Вельможи русские являлися сюда
 С иными вкусами. Ломали без следа
 Святыни старины. Ни память Иоаннов
 Не удержала их, ни прах святых гробов, -
 Ломали здание, что строил Годунов,
 Ломали здание, где избран был Романов.
 Весь этот старый Кремль, с соборами, с дворцом,
 С резными башнями, назначен был на слом.
 И вместо их уже, питомец муз эллинских,
 Художник созидал классическим умом
 Ряд портиков, колонн и арок исполинских...
 Скажи ему тогда: ужель, о вдндал, нет
 В тебе присущей здесь святыни пониманья -
 Ведь что ни камень здесь, то крови отчей след,
 Что столб - то памятник, что церковь - то сказанье, -
 Сердечный этот вопль в пустыне б прозвучал,
 Художник злобился б, вельможа хохотал...
 То были граждане совсем другого мира!
 Давно уж Франция купалася в крови.
 К вам отклики неслись неведомого пира,
 Неслиса возгласы свободы и любви...
 То тронов падавших летели к нам обломки,
 То дребезги трибун выкидывал волкам -
 Всё поглощала Русь, - и вот пройдох всех стран
 Явилися у нас питомцы и питомки.
 Кто набожно вздыхал по чуждом короле,
 Кто, новым Цезарем восхищенный, мечтами
 Носился за его победными орлами,
 Кто бредил равенством и братством на земле,
 И при воззвании "всемирная свобода"
 Вселенский гражданин отрекся от народа!
 Об человечестве здесь каждый помышлял,
 Но человечестве во образе француза...
 Кто в демагогии судеб его искал,
 Кто в темной мистике священного союза.
 В России ж видели удобный матерьял,
 В котором каждый мог кроить себе свободно -
 На всякий образец и что кому угодно -
 Парламент с лордами или республик ряд,
 Аркадских пастухов иль пахотных солдат.
 
 Один из этого ушел водоворота.
 Один почувствовал, что нет под ним оплота,
 Что эти странные адепты тайных лож,
 Вся эта детская блистательная ложь,
 Весь этот маскарад с своею пестротою
 Стоит как облако над Русскою землею...
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
 То был великий муж... Один он видел ясно,
 Что силы родины теряются напрасно,
 Что лучшие умы, как бедные цветы,
 Со стебля сбитые грозой, кружат в пустыне
 Чужие у себя, чужие на чужбине...
 Но пусть свершаются над ними их судьбы!
 Есть русской крепости незримые столбы,
 Есть царства русского основы вековые...
 Во всем величии судеб своих Россия
 Ему являлася из сумрака времен...
 Там исцеление! Там правда! - верил он,
 И, этой веры поди, сошел во мрак архивов -
 И там, как в сказочной стране чудес и дивов,
 Увидел образы князей - бойцов лихих;
 Князей - ходатаев за Русь у грозных ханов,
 Там умирающих в пути среди буранов...
 Явились образы подвижников святых,
 Строителей в лесных пустынях общежитья,
 И образ земского великого царя,
 Пред коим все равны с вельможи до псаря
 И к коему от всех доступны челобитья;
 И образ целого народа, что пронес
 Сквозь всяческих невзгод им созданное царство
 И всем, всем жертвовал во имя государства,
 Жива бо церковь в нем, а в ней господь Христос...
 
 И, эти образы вместив в душе всецело,
 Он словно отлил их из меди в речи смелой.
 И вдруг свою скрыжаль воздвиг, как Моисей,
 На поучение народов и царей...
 Очнулся русский дух... Туман заколебался...
 
 1865
 
 

Число просмотров текста: 1107; в день: 0.33

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками:

Генератор sitemap

0