Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Мистика
Варлаков Георгий
Двадцать ударов

Вжик... Свист...

   - Раз, - монотонно бубнит маленький щуплый человечек.

   Одна из нитей осталась в ране. Интересно, что будет, когда материальная оболочка окончательно порвется? Язык не поворачивается назвать это телом. Язык? Смешно.

   - Два...

   Второй след налаживается на первый. Крест, с острыми и тупыми углами, неправильный, но все же крест. Как много это говорит мне, может, поэтому третий удар выходит не таким сильным. След еле виден, ложится почти параллельно первому.

   - Три...

   Двадцать ударов прописал князь рабыне, молоденькой, очень красивой девушке. Ее тело почти обнажено, напрягается от боли, дергается.

   "Расслабься, - хочется сказать ему. - Будет легче".

   Я не умею говорить.

   - Четыре...

   Не выдержит она двадцати ударов, я, столько лет бывший палачом у прадеда нынешнего князя и плетью у всех остальных, могу поклясться в этом на святом писании. Умрет. Ее душа, светлая, как заря, и чистая, как вода в кринице, вознесется над телом, вздохнет и заплачет, а потом улетит куда-то. Сколько раз доводилось наблюдать, это - мое проклятье.

   - Пять...

   "Будь ты проклят!" - кричал старик, умирая под плетью, так же, как сейчас девушка. Под моей плетью, а маленький человечек, очень похожий на нынешнего, отсчитывал удары.

   Двадцать, отчетливо помню, столько же, сколько и сейчас.

   - Шесть...

   "Нет! - старик смеялся, смеялся истязаемый. - Тебе не гореть в Аду, я позабочусь. Останешься здесь навеки, будешь убивать до самой гибели миров. Раньше пересохнет океан хаоса, прежде чем ты обретешь спасение".

   - Семь...

   Безумный старик, подумал я тогда. Почему проклял меня, а не князя, пославшего его на мучительную смерть? Позже понял. Не князь убил, а я, только я. Во мне жила жажда крови, я мечтал увидеть расчерченную на кровавые линии спину, услышать последний вздох жертвы. А какое наслаждение вскинуть мертвеца на спину, отнести во двор и швырнуть на повозку могильщика.

   - Восемь...

   Спина девушки - кровавое месиво, отдельных полос и не видно. Кажется, разум несчастной помутнел, или, может, она свыклась с болью? Стонет и дергается скорее по привычке, а не из-за моего удара.

   Моего, или того парня, что держит в руке плеть, есть ли какая-нибудь разница?

   - Девять...

   Раньше вид этой спины привел бы меня в трепет. Стоны и крики заставляли бить сильнее и обязательно добить. Ведь я знал, что потом сделаю с трупом, особенно таким женственным. А с окровавленными лоскутами кожи он становился особенно привлекательным. Я развлекался потом с ними.

   - Десять...

   Меня убили месяц спустя. В одной захудалой таверне. Родственник одной из жертв, даже не знаю, какой именно. Подкрался сзади и ударил ножом в сердце. Я только и успел, что крепче сжать плеть.

   Когда очнулся, рядом стояли княжеские дружинники. Убийцу поймали, но мне что с того?

   - Одиннадцать...

   Шок. Паника. Ужас. Безумие.

   Я вопил, но меня никто не слышал. Хохотал одни сутки и выл вторые. Проклинал небеса, богов. Молился, просил, угрожал.

   Все напрасно.

   - Двенадцать...

   Меня подобрали в таверне и отнесли в княжеский замок. Повесили на стену среди клещей, щипцов и прочего бездушного инструмента. Зачем так заботиться о простой плети?

   - Тринадцать...

   Свято место пусто не бывает. Вскоре у князя появился новый палач, более жестокий и кровожадный, чем я. Он не насиловал трупы, а делал кое-что похуже. Поедал их. Разумеется, не полностью, отрезал куски плоти и прямо здесь готовил на жаровне.

   От стойкого запаха ужасной еды у меня мутился рассудок, кружилась голова. Голова? Смех сквозь слезы.

   - Четырнадцать...

   Почему я? Почему не это чудовище с подпиленными зубами? Чем я хуже? Тем, что служил больше и на моем счету больше жертв?

   И тут я увидел того самого старика, вернее, его дух. Не знаю, зачем он спустился с небес, неужели только ради своего убийцы?

   "Меня послали дать тебе последнюю возможность, - сам старик в гневе, ясно, что не по своей воле стал помогать. - Тогда только ты обретешь спасение, когда хозяин твой никого не убьет с помощью твоей ".

   - Пятнадцать...

   Что-то девушка затихла. Умерла? Я бью слишком сильно? Слава богу, стонет, жива еще... Пока жива.

   - Шестнадцать...

   С каннибалом было не на что рассчитывать. Я очень обрадовался, когда он просто исчез, надеюсь, его убили, так же, как и меня.

   Новый палач. Настоящий мастер своего дела, он прослужил долго, долго никого не убивал. Я на него очень надеялся. Увы! Виноват князь, сто ударов. Такого не выдержит никто. Князь хотел, чтобы жертву убили, сам следил за казнью.

   Я проклял тот день.

   - Семнадцать...

   То князья попадались кровожадные, то палачи не слишком умелые. Или слишком жестокие. Не знали заповедей. Я опять нервно смеюсь, и удар получается очень сильным. А ведь надо постараться, надо постараться, во что бы то ни стало.

   Не убить.

   - Восемнадцать...

   Дышит девушка или нет? Выживет она, или нет? Я вижу ее душу, она готова сорваться с последним выдохом. Казалось, такая слабая, а продержалась восемнадцать ударов.

   Мне жаль ее, жаль убивать молодость. Пусть живет, дарит миру счастье своей улыбкой, влюбляется, рожает детей, воспитывает внуков, умирает в дряхлой старости.

   Пусть живет, пусть живет, а я...

   - Девятнадцать...

   Нет жертв у нынешнего хозяина. Простоватым деревенским увальнем он пришел сюда двадцать лет назад. И за все это время так ни разу и не убил. Вот эта девушка только...

   Она могла бы стать моим спасением, если б продержалась двадцать ударов. Палача меняют, этот стал слишком старым, чтобы исполнять все, как следует. Сегодня - он последний раз держит в руках плеть.

   Ему осталось нанести последний удар.

   Господи, если ты есть, не дай ей умереть!

   Жаль, не все зависит от плети, еще есть палач.

   Резко замахивается, наверное, хочет завершить карьеру с блеском, или просто по привычке. И у меня последний удар был самым сильным.

   - Двадцать...

Число просмотров текста: 3751; в день: 0.66

Средняя оценка: Никак
Голосовало: 12 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками:

Генератор sitemap

0